Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

В 2010 году Би-би-си потратила почти 230 000 фунтов на чай, но всего 2000 фунтов – на печенье.

Еще   [X]

 0 

«Я сегодня в моде…» 100 ответов на вопросы о моде и о себе (Васильев Александр)

Четвертое, дополненное издание книги известного историка моды, дизайнера, коллекционера Александра Васильева «Я сегодня в моде» – о моде и стиле, о людях и о себе, о великих кутюрье и начинающих дизайнерах, о красавицах и иконах стиля. Александр Васильев отвечает на распространенные и неожиданные, интеллектуальные и забавные, провокационные и личные вопросы о себе и о моде. Что такое вульгарность? Как правильно одеваться? Как правильно подобрать аксессуары? Можно ли привить вкус или с ним надо родиться? На что обратить внимание россиянам, а главное – россиянкам?

Год издания: 2011

Цена: 249.9 руб.



С книгой ««Я сегодня в моде…» 100 ответов на вопросы о моде и о себе» также читают:

Предпросмотр книги ««Я сегодня в моде…» 100 ответов на вопросы о моде и о себе»

«Я сегодня в моде…» 100 ответов на вопросы о моде и о себе

   Четвертое, дополненное издание книги известного историка моды, дизайнера, коллекционера Александра Васильева «Я сегодня в моде» – о моде и стиле, о людях и о себе, о великих кутюрье и начинающих дизайнерах, о красавицах и иконах стиля. Александр Васильев отвечает на распространенные и неожиданные, интеллектуальные и забавные, провокационные и личные вопросы о себе и о моде. Что такое вульгарность? Как правильно одеваться? Как правильно подобрать аксессуары? Можно ли привить вкус или с ним надо родиться? На что обратить внимание россиянам, а главное – россиянкам?
   Ответы на эти и многие другие вопросы в уникальной книге от уникального человека.


Александр Александрович Васильев «Я сегодня в моде…» 100 ответов на вопросы о моде и о себе

   © А. А. Васильев, 2011
   © А. А. Васильев, фотографии из личного архива, 2011
   © ООО «Издательство «Этерна», оформление, 2011

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   Посвящается любимой сестре Наталье Толкуновой

Мода смотрит в забвение, стиль – в вечность
Как быть стильным


   Фото – Джеймса Хилла
   Удивительное дело! Александр Васильев не артист, не политик, не музыкант, но его знают все. И при этом не путают со знаменитыми однофамильцами. Завидная участь человека, чья профессия по сей день звучит довольно экзотично – историк моды. Впрочем, дело, наверное, не в роде занятий, а в настроении, с которым он им отдается.
АиФ – Суперзвезды
   Что такое вульгарность в вашем понимании?
   Вульгарность – это чрезмерная искусственность. Вульгарно, когда у вас искусственные ногти, губы, грудь, глаза и цвет волос, вульгарно, когда женщина одевается не по возрасту, ведь всему свое время. Но с вульгарностью можно бороться, а хороший вкус прививается.
   Вульгарность – синоним общедоступности. Это когда мода становится не изысканной приманкой, порой недоступной для части общества, а когда она выходит в ларьки. Она становится вульгарной в тот момент, когда вы можете ее купить в переходе метро.

   Есть ли рецепт того, как правильно одеваться?
   Во-первых, всегда важно помнить о том, что не надо смешивать больше трех цветов в одном наряде. Четвертый цвет всегда лишний. Второе правило: женщине всегда следует думать о том, что нужно снять, а не что нужно добавить. Третье правило: помните о том, что следить за модой смешно, а не следить – глупо. Умение почувствовать эту тонкую грань и есть чувство стиля. Это умение каждый должен в себе развивать. Это не значит, что нужно стремиться стать иконой моды, это не каждому дано, но научиться быть элегантной – можно.
   Лучше быть стильным, чем модным. Еще мне кажется важным (это совет женщинам старшего возраста) не стараться выглядеть девочкой. Лучше быть гламурной старушкой, чем старой девочкой. Многие в своем стремлении омолодиться выглядят смешно и патетично. И последнее: избегайте одежды с нашитыми лейблами – когда женщина выглядит как реклама модных домов, это пошло. Когда вы идете по Елисейским Полям или по Бонд-стрит, вы всегда можете опознать россиянку именно по количеству выставленных напоказ брендов.

   Каким должен быть имидж делового человека?
   Все зависит от дела. Деловой человек может работать в разных сферах, никакого униформизма в этом смысле быть не может. Кто-то работает в банке, кто-то в торговле, кто-то в антрепризе театра или со звездами эстрады. Деловой человек должен одеваться соответственно тому социальному коду, который царит в его профессиональной области. А какой-то формы в виде покроя пиджака или еще чего-то – нет.
   Например, я идентифицирую себя как художественную личность, но являюсь и деловым человеком, потому что нужно и деньги еще зарабатывать. Но одеваюсь так, как одеваюсь, и никаких стереотипов в моей одежде вы не найдете.
   Вот, например, Билл Гейтс давно ходит в старых джинсах и в одном свитере, ему все равно, что скажут его коллеги, потому что он самый богатый человек мира. Здесь важную роль играет статус в бизнесе.
   Часто можно услышать: у нас дресс-код, вам нельзя войти в этот клуб в этих джинсах. А охраннику перечат: вон, к примеру, Васильев пришел, одет просто. Вам ответят: так это же Васильев! Так что жизненный статус, который позволяет человеку вольно и оригинально одеваться, нужно еще заслужить.


   Презентация книги, Москва, 2006

   Время меняет моду. Как вы относитесь к современной мебели, бесконечному пластику, пластиковой посуде?
   Я вам открою тайну – я на пластике не сижу.
   Я сижу на красном дереве. У меня, конечно, не много домов – пять. Но мне очень нравится старинный интерьер, и дома я обставил старинной мебелью. Я ем из фарфоровых тарелок, у меня хорошее столовое серебро, и я люблю добротность, уют – это очень важно для меня – и атмосферу.


   Париж, 1985

   Конечно, не все могут себе это позволить, но надо тянуться. Я ведь, когда приехал в Париж, начинал с нуля, я себе даже табуретку не мог купить. Я пошел на улицу и нашел ее на помойке. Помыл – она была засижена тараканами, – почистил, и она оказалась вполне приятна. Надо научиться довольствоваться малым. Всегда можно придумать, если есть вкус.
   А вкус надо развивать. Ходите в музеи и на выставки!

   Бывает ли прирожденный вкус или его можно привить любому человеку?
   Вкус, как и слух, это, конечно, врожденное. Люди со вкусом рождаются у людей со вкусом, у которых были бабушки и дедушки со вкусом. Когда человек выходит из среды, где вкус был неразвит по тем или иным социально-политическим или геополитическим причинам, вкуса от него ждать не надо. Он получается, конечно, дурным.
   Что считать дурным, а что хорошим в XXI веке – очень трудно определить.

   Стиль жизни складывается из стиля общения, умения одеваться. На что стоит обратить внимание россиянам?
   В первую очередь следите за своей речью, расширяйте свой словарный запас, чтобы из вашего лексикона исчезли выражения типа: «Ой, блин». И уж совсем не стильно пить пиво из горлышка: нужно стараться все-таки быть немножко выше. При этом нельзя допустить, чтобы стильными были только женщины, а мужчины продолжали есть чипсы, смотреть футбол и пить пиво.
   Я бы очень хотел, чтобы общество, особенно на постсоветском пространстве, научилось быть толерантным. А самое важное – научить толерантности детей. Ко мне этот высший дар терпимости перешел от родителей, с опытом, с годами, проведенными во Франции. Я очень толерантный человек и позволяю жить людям так, как они хотят. Никогда не осуждаю ни одного человека. Мне любопытно и вместе с тем глубоко безразлично, как другие живут, потому что это их личная свобода. Это не значит, что я со всеми готов дружить. Общаться с тем или иным человеком – мой выбор, но переделывать человека, заставлять его жить как-то иначе, пересматривать свое мировоззрение – неблагодарное дело. Каждый человек должен жить так, как он хочет. И я не вправе судить ни ваши страсти, ни вашу профессию, ни манеру одеваться.
   Нетолерантность имеет и внешнее выражение, особенно у мужчин. У нас в России очень нетолерантные мужчины. Бульвары полны очаровательных женщин разного возраста, и вместе с тем – абсолютно неухоженная толпа мужчин. Я даже не знаю, как эти женщины с ними живут, что они в них находят?

   Вы узнаете российских туристов за границей? Чем они выделяются на фоне европейцев?
   Конечно, их сразу видно. По манере одеваться, по тому, что они приобретают то, что диктует мода, – как будто это рецепт приготовления пищи. И это так забавно иногда выглядит! Они безусловно повторяют то, что опубликовано в журнале, – и грим, и прическу, не фантазируя, не пытаясь применить веяния моды как-то иначе. К сожалению, они не индивидуализируют моду, у них не хватает собственного «я», собственного стиля.
   В некотором роде это происходит из-за того, что в России нет лидеров вкуса, россиянам не на кого равняться. Всю русскую аристократию – носителей и ценителей высокой моды – еще в начале XX века повесили, расстреляли и извели на корню. А те же парижанки, например, постигают моду через родителей, через маму и бабушку.

   Как найти собственный стиль?
   Первое – надо купить себе большое зеркало и адекватно оценить свой внешний вид, вес и возраст. Определите цвет своих глаз и оттенок своей кожи. Выберите гамму цветов, которая сочетается с этими оттенками. Выберите крой одежды, который подходит вашему телосложению, вашей фигуре. Если вы полная, не носите ничего обтягивающего – ни когда! Иначе вы будете выглядеть как колбасное изделие фабрики Микояна. Не носите обувь на тонких каблуках, если вы слишком грузная. Не открывайте одновременно грудь и ноги – выбирайте что-нибудь одно. Следите за цветом ваших волос – избегайте ярких оттенков. Не изображайте из себя пепельную блондинку, если у вас вылезают черные корни. Тщательно подбирайте парфюм и макияж и не забывайте о чувстве меры.
   Цветовая гамма в одежде подбирается под цвет глаз и волос. Широкие вещи более элегантны, чем обтягивающие. А черное платье и нитка белого жемчуга – это костюм на все случаи жизни.
   Я больше люблю классический стиль одежды.
   Не люблю мини. Мне кажется, это вульгарно. Для развития вкуса я бы рекомендовал листать глянцевые журналы и смотреть фэшн-каналы ТВ.
   В выборе одежды надо исходить из того, что вам идет, а не из того, что модно. И адекватно оценивать свои внешние данные. Воспитанный человек всегда скажет: моя фигура не позволяет надеть эту вещь, хотя она очень модная. Тем более, что сегодня нет диктата моды, а существует как минимум десять направлений в одежде, из которых вы можете выбрать.
   Следите за тем, как вы себя ведете. Стиль – это не только внешняя, но и внутренняя красота. Это то, как вы ходите, сидите, говорите. Вы можете купить самые наимоднейшие вещи в дорогом бутике, но если откроете рот и гаркнете бранное слово… Ну что тут скажешь?
   Никогда не носите бриллианты днем, их можно носить только вечером после 17 часов. Выбирайте самоцветы в цвет ваших глаз. Подбирайте камни, которые соответствуют вашей комплекции.
   И еще – не обращайте серьезного внимания на тенденции. Они рождаются раз в шесть месяцев и долго не удерживаются. Мода создана для того, чтобы выйти из моды. Мода – для богатых бездельников, она направлена на забвение. А стиль – вечен!
   Константин Сергеевич Станиславский сказал очень мудрую фразу: «Наша мода так ужасна, что ее надо постоянно менять». Я с ним согласен. У Бернарда Шоу тоже есть хорошее высказывание:
   «Следить за модой смешно, а не следить – глупо». Выбирайте среднее между этими двумя грехами.

   Что характеризует индивидуальный стиль Александра Васильева?
   Мне не нравится все новое, я люблю и живу среди антиквариата. Мне нравятся только старинные вещи: одежда, картины, фарфор. Одеваюсь в современные вещи, но на свой манер. У меня есть стиль, безусловно. Не знаю, как его назвать, может быть, «от Васильева». Мне нравится повязать шарфик или приколоть камею, надеть шапочку, в которой я буду выглядеть не очень смешно, но при этом будет создан какой-то образ. И конечно, важно при этом не очень «выпасть» из цветовой гаммы. Например, я никогда не надену розовую шапочку и зеленый пиджак.


   Татьяна Ильинична Гулевич, мама Александра Васильева, в роли Николь в спектакле «Мещанин во дворянстве», ЦДТ, 1949


   Александр Павлович Васильев, отец Александра Васильева, 1990

   Кто повлиял на формирование вашего вкуса?
   Мои родители и жизнь во Франции. Я жил во Франции 25 лет. Париж воспитывает чувство стиля. Ведь французы говорят детям: «Красиво, не красиво», – тогда как русские: «Хорошо или плохо». Человек рождается с чувством стиля и моды, если родители и родители его родителей были модными людьми со вкусом. Мои дедушки с двух сторон были офицерами царской армии, стало быть, дворяне. Моя бабушка с папиной стороны – актриса и просто элегантная женщина, мама – тоже актриса, дядя – режиссер, папа художник, кузен – актер…

   Кого бы вы могли назвать самыми стильными женщинами России?
   Ренату Литвинову, Илзе Лиепа и Майю Плисецкую.

   На подиумах одни субтильные барышни. А как быть полненьким женщинам?
   Мода не для всех, она для богатых, для бездельников и для молодой хорошей фигуры. Остальным попросту нужен свой стиль и качественная одежда. Если у вас расплывчатые формы, значит, зря вы кушали всё подряд. Не надо гнаться за модой – все равно не угонитесь. Под модную одежду нужно иметь модную машину, модную квартиру, отдых на модном курорте, модную собаку. И модного мужа, который бы все это оплачивал. Так что мода предназначена для людей с неограниченными возможностями. Конечно, можно модничать и в секонд-хэнде, ведь винтаж тоже в моде.

   Можно ли по тому, как человек одет, составить о нем представление?
   Только в общих чертах. Для того чтобы узнать человека, я иду к нему домой. Человек может нарядиться, приукрасить себя – это, в общем-то, нетрудно. А вот когда я прихожу домой, узнаю его настоящее лицо. Я вижу, какая мебель, какие книжки стоят на полках, какие диски лежат, что на стенках висит, какие картины, фотографии, какие цветы, запахи, атмосфера интерьера – ведь это зеркало души!

   Как должна выглядеть современная идеальная женщина?
   Она должна быть независимой, иметь компанейский характер, быть мужчине другом, а не соперницей в обществе, профессии. Она должна ценить себя и обладать стилем и вкусом.

   Справедливо ли применять к поп-звездам выражение «икона стиля»?
   Да, это модное выражение. Но те, к кому его применяют… Анджелина Джоли – вовсе не икона стиля, она икона пластических операций. Очень плохая актриса, но красивая, все, что она умеет делать, – складывать губки бантиком. Но большего от нее и не требуется. Если бы меня спросили, я бы назвал из западных актрис красивыми и стильными Изабель Аджани, Фанни Ардан, Кристину Скотт-Томас, Мерил Стрип. В России – Ренату Литвинову, Алену Свиридову, Илзе Лиепа. Кстати, Мерил Стрип сыграла в фильме «Дьявол носит Prada», в котором очень правдиво показан мир моды. Он коварен и жесток, полон интриг. Ничего замечательного там нет. Но блестки манят… Ох, как завораживающе манят…

   Как правильно подобрать аксессуары к одежде?
   При выборе аксессуаров нужно всегда ориентироваться на цвет глаз человека, на оттенок румянца и губ. Модницам также немаловажно учитывать свой возраст и даже социальное положение. Помнить о чувстве меры…

   В чем отличие моды от стиля?
   Модное и стильное – понятия совершенно разные. Если мода подвержена забвению, то стиль смотрит в вечность. Не всякая модная женщина является стильной, а стильная – модной. Мода – это всегда очень дорого, а стиль – нет. Можно быть самой стильной – и ничего не потратить ради этого. А можно скупить все, что продается в модных галереях, и остаться безвкусной и вульгарной. Чтобы быть стильной, нужно иметь вкус, а он передается по наследству. Если у вас была бабушка со вкусом, он будет и у вас. А в тридцать пять лет появления вкуса ждать уже не приходится. Может быть, в этом и есть доля снобизма, но нельзя забывать, что не все можно купить за деньги.
   Я считаю, что одеваться стильно можно без денег, но одеваться модно без денег нельзя. Сейчас в моде марки, и если вы хотите модничать, а у вас нет сумочки от Louis Vuitton, нет плащика от Hermes, нет джинсов Dolce & Gabbana, кофточки Chanel, духов Dior, вы не попадаете в этот разряд.
   Шанель сказала, что мода выходит из моды, а стиль – это константа. Стиль – манера говорить, питаться, жить в определенном доме, стране, климате, стиль виден даже в цвете, тканях, силуэтах. Мода – более быстротечное понятие. Глупы те, кто думает, что мода – это длина юбки, форма носка обуви. Мода – это манера ходить, танцевать, принимать те или иные лекарства, заводить тех или иных собак, поливать те или иные цветочки, жить в том или ином интерьере, слушать определенную музыку, носить мобильничек на шее… Все, что мы делаем в этой жизни, зависит от моды. Безусловно, мода и стиль могут иногда соприкасаться, но чаще всего – нет.

   Раньше тон в моде задавали звезды кино. А сегодня?
   Если говорить о явлениях, которые сегодня формируют массовый вкус, я бы отметил спорт. Он пробуждает желание быть вечно молодым, подтянутым, обладать хорошей фигурой.
   Другая тенденция в современной моде – я ее называю «порношик» – особенно популярна у нас. Женщина всегда выходит на улицу в полной боевой готовности, потому что хочет познакомиться с мужчиной. Много раз я наблюдал за славянками в аэропортах. Они надевают высоченные шпильки, красят ногти, красят волосы, оголяют живот и еще наряжаются в ажурную кофточку во-о-от с таким декольте. Хотя существует более подходящий для этого случая стиль одежды для путешествий.

   Что нужно изменить в образе современных звезд, но не на сцене, не в кино, а в жизни?
   К сожалению, такого статуса, как звезда, больше нет, и актеры в основном одеваются как попало. Во-первых, у них практически нет причесок. Самый главный минус. Ни у кого нет по-настоящему хороших украшений и очень банальная, рядовая одежда. Даже на открытии фестивалей, особенно в Америке, меня редко кто радует своими нарядами. Много длинных открытых нарядов от Versace, D&G, Dior, это они любят… Дело в том, что у них хорошие фигуры, потому что в Америке очень серьезно за этим следят. У них это национальная слабость – если дома нет тренажера, человек считает себя неполноценным. Так что их актрисы – эффектные женщины, хотя тот гламур, который мы видели у Авы Гарднер или у Софи Лорен, уже ушел. Потому что тайна ушла. Сейчас никто особенно не интересуется жизнью кинозвезд, как в прошлом. Все знают, что они простые люди, живут, растят детей, женятся, разводятся, и это уже никому не интересно. А если говорить про одежду, то снимаются они неизвестно в чем, подают себя как простых девчонок и ребят. Тайна гламура – как это было при Грете Гарбо или Одри Хепберн – ушла из кинопроцесса.

   Кто из известных людей может рассматриваться как эталон моды и стиля?
   Есть много примеров, когда эталоном моды и стиля становились первые леди государства. Вспомним хотя бы Эвиту Перон, Жаклин Кеннеди, леди Ди. Да и у нас были яркие представительницы среди политической элиты: министр культуры Екатерина Фурцева, Раиса Горбачева.
   Кто теперь? Юлия Тимошенко – первая женщина-политик из СНГ, фото которой напечатали на обложке журнала Elle. Не в насмешку, а с почтением. Она ввела в моду косу, стала носить кружева и приталенные юбки с подъюбниками.


   С Людмилой Гурченко, 2005

   Насколько я знаю, образ колоритной панночки ей помогла найти дизайнер Айна Гасе, бывшая, кстати, одно время моей ученицей. Из старшего поколения очень элегантно одевается певица Нани Брегвадзе. Всегда модна, всегда лучшей марки, всегда элегантна, образ пожилой дамы, которая не боится выглядеть пожилой. До сих пор очень эффектна Людмила Гурченко, хотя я бы назвал ее манеру одеваться трофейным стилем. Из мужчин со вкусом одевается Максим Галкин. Он носит очень хорошие костюмы.


   Со знаменитой певицей и иконой стиля Нани Брегвадзе на презентации серии «Carte Postale», 2006

   С какой цикличностью повторяются модные тенденции?
   Самоотверженность моды в том, что она должна ниспровергнуть всех былых идолов, все те силуэты и расцветки, которые она сама превозносила в прошлом сезоне. Поэтому всем модникам и модницам я желаю так же самоотверженно относиться к своему гардеробу, раздавать вышедшие из употребления вещи, расставаться без всякого сожаления с ненужной, вышедшей из моды обувью и не захламлять свой гардероб огромным количеством старых вещей в надежде на то, что мода на них вернется. Действительно, мода циклична, она возвращается, но возвращается лишь частично, репликами. Не надо уходить и в другую крайность и накупать вороха одежды и аксессуаров. Большая проблема россиянок в том, что им «нечего носить» и «нет места в гардеробе».
   Если у вас слишком много денег и вы не знаете, куда их деть, потратьте их на благотворительность, отдайте в церковь, в детский дом, в больницу. Множество людей нуждается. Не стоит необдуманно бросаться деньгами. Но и делать из них фетиш тоже не стоит. Это ведь только бумага, пусть даже и с напечатанными на ней водяными знаками. Единственные ценности, которые могут остаться с вами, – ваши ювелирные украшения, картины, скульптуры, мебель. В это действительно стоит вложить и деньги, и время. Так что повышайте культуру, образовывайтесь, думайте о будущем, стройте верные планы, вкладывайте деньги туда, куда нужно, а не в ерунду и думайте о красоте и о высоком, потому что низкое само вас догонит.

   Поможет ли в поиске индивидуального стиля стремление носить одежду только известных марок?
   Если вы обрядились в одежду известных марок, это означает лишь то, что вы стали обеспеченной, витриной богатства мужа или любовника. Вкус – это как музыкальный слух, либо есть, либо нет, но его можно прививать. Однако ребенок, которому развивают слух, все равно не станет солистом, он будет хорошо петь в хоре, но Давидом Ойстрахом или Марией Каллас не станет. Рассчитывать на то, что вот, дескать, почитаю книги, прослушаю лекции и стану иконой стиля, – очень наивно. Так мыслят нувориши. Можно быть стильным, не будучи богатым? О, конечно! Есть много людей, которые одеваются очень стильно с блошиного рынка.

   Как вы относитесь к разговорам о том, что богатый человек не может быть духовно развит?
   Это абсолютно неверно! Был ли духовно нищ Третьяков? Или купец Бахрушин, собравший Театральный музей – один из лучших музеев России? Или Поль Гетти? Репин был богатым, востребован всю жизнь…
   Глубоким духом может быть и бедный, и богатый. Душа и деньги не связаны. Нельзя думать, что все богатые бездушны, а бедняки духовны. Я видел массу бедняков, пустых и неинтересных, которые бедны из-за своей лени и глупости, алкоголизма, безрукости, нежелания работать. Конечно, в России многие богатеи не слишком образованны и живут бездуховно. Но их внуки и правнуки будут гораздо лучше. Просто мы уничтожили одну элиту и сейчас наблюдаем, как рождается новая. Старой России понадобилась тысяча лет, чтобы огранить свою аристократию, сегодня, думаю, уйдет около трехсот.

   Что модно носить сегодня?
   Хорошо, что вы не спрашиваете о том, что сейчас модно. Обычно отвечаю: для женщин – ходить с голым животом, носить накладные ногти и высокие каблуки, краситься в блондинку и выглядеть вульгарно. Для мужчин – иметь пивной живот, пить пиво, ходить в сауну, изменять жене.
   А если серьезно, поменьше вульгарности – голого живота, силикона в груди и губах… Сегодня в моде ретро, обращение к 30-, 50-, 60– и 70-м и даже уже 80-м годам. Обязательна цветастость. Модные сочетания: бирюзово-голубой, фисташково-зеленый, блекло-розовый, бирюзово-коралловый.
   Стиль хиппи. Брюки клеш. Перманент и рыжий цвет волос, прическа а-ля Анджела Дэвис. Округлые носки обуви. Африканская мода в украшениях. Много кожи рептилий: крокодил, питон, ящерица. Снова накладные плечи. Потрясите мамин и бабушкин сундуки – будете самыми модными.

   Что надо иметь в гардеробе, чтобы независимо от моды выглядеть хорошо?
   Шанель посоветовала всем маленькое черное платьице. Хорошая идея! Такое платье спасает любую женщину в любой ситуации. Белая блузка – тоже потрясающее спасение. Вообще белый верх, черный низ – это чудное решение проблемы. Сейчас я всем советую работать над индивидуальностью. Стиль вырабатывается годами и ценится больше всего. Почаще смотрите на себя в зеркало – на цвет своих глаз, волос, румянца. Это самые главные цвета, которые вы должны носить. Исходите от природных данных, и вы не погрешите против вкуса.

   Если постоянно следить за модой, придется целиком и полностью стать ее рабом?
   Абсолютно точно! Чтобы следить за модой, надо стать ее жертвой! Такие люди не работают, они посвящают свою жизнь следованию моде, могут проводить по три часа в день перед зеркалом. Они придумывают новые формы, прически, макияж, аксессуары, детали, походки – это очень сложное занятие. В Москве таких людей очень мало, но много в Париже, Токио, Милане, Лондоне – там, где модная жизнь бурлит. У нас же люди берут только внешнюю «скорлупу»: купили джинсы со стразами и решили, что они модные, при этом едят что попало, сидят на немодных стульях, на стенах в их комнате немодные обои. Себя я не причисляю к модникам ни в коей мере.

   Почему же у нас в России не бурлит модная жизнь?
   Она и не может тут бурлить. Россияне консоматоры (потребители. – Ред.) моды, а не ее генераторы. Для того чтобы создавать моду, надо иметь некий культурный «бульон»: кафе, выставки, театры, концерты… Надо иметь развитой художественный вкус! Вы знаете, я был сегодня в музее – там ни души!

   Каковы принципы элегантности от Александра Васильева?
   Не увлекаться обтягивающей одеждой. Широкая одежда выглядит элегантнее, чем обтягивающая.
   Не открывайте одновременно грудь и ноги.
   Не смешивать больше трех цветов. Четвертый цвет в вашем костюме обязательно будет лишним.
   Доверять своему зеркалу. Лучше убрать, чем добавить. Посмотрите, что в вашем наряде лишнее.
   Выбирайте только матовые ткани. Блестящая ткань толстит и старит.
   Носите жемчуг, он никогда не выходит из моды.
   Дамы, не худейте! Вы барочные красавицы, просто родились не в то время.
   Чтобы произвести впечатление, важен голос: говорите на полтона ниже. Иные, полагая, что мужчинам нравятся инфантилки, напротив, начинают разговаривать детским голосом. Повторяю: на полтона ниже! Начинаем репетировать!
   Чтобы сохранить свою иконописность, никогда, если вам говорят, как хороню вы выглядите, не говорите: «Я знаю». Скажите: «Спасибо». И ни в коем случае: «Что вы, я эту кофточку вчера достала с антресолей». Все, образ разрушен…
   Соблюдайте дистанцию! Стоит глянуть в рот, уши, на корни волос – нет иконы!
   Никогда не соглашайтесь на мелочь и алмазную крошку: все должно быть соизмеримо. Если муж подарил вам маленький бриллиант, заметьте: «Милый, теперь я вижу, как сильно ты меня любишь!» Масштаб нужен во всем!

Мода и Sex



   В Париж надо ездить только с любовником, пожалуйста, поступайте как все нормальные женщины!
Александр Васильев
   Как взаимосвязаны сексуальность и мода?
   Сексуальность всегда будет двигателем моды, особенно в России. Мы живем в бабьем царстве, ничего не поделаешь – 60 % населения женщины. Войны и концлагеря, как известно, сильно обеднили наш генофонд. Русская женщина всегда будет ярче и сексуальнее европейской, потому что она хочет внимания. Даже замужняя женщина у нас будет следить за модой… на всякий случай.
   В некоторых регионах на шесть работающих женщин приходится один работающий мужчина…

   С чем связана современная тенденция обнажения в одежде?
   Античность была эпохой теплого климата, поэтому нагота Древнего Египта, нагота Древнего Крита, Древней Греции, Древнего Рима – это все же та форма и состояние человека, когда кругом тепло.
   С другой стороны, дохристианское общество относилось к чувству стыда совсем по-особому. Христианская мораль как раз запретила все возможные обнажения надолго, до Крестовых походов. И конечно, главным поводом для обнажения женщин и мужчин всегда являются войны. Чаще всего, повод для обнажения женщин – когда мужчин мало, когда они уходят на фронт. Поэтому именно в эпоху Средневековья появились первые корсеты, которые помогли женщинам поднять грудь и утянуть талию, то есть иллюзорно сформировать фигуру более привлекательную. С другой стороны, открытие тела в эпоху Ренессанса позволило всем узнать каноны классической красоты Древней Греции, Древнего Рима. В первую очередь Древнего Рима, потому что Ренессанс начался в Италии и мода на обнажение груди у женщин и гульфика у мужчин началась именно в эту эпоху. В XVI веке появилась эта срамная, на наш взгляд, мода – шить гульфики в форме мужского фаллоса и набивать их конским волосом, песком и травой. Откуда в русском языке осталось знаменитое выражение – «песок сыпется», что значит – мужчина вовсе не так молод, как бы ему хотелось, он даже старик, и у него из щелей его гульфика мирным образом высыпается содержимое. Поэтому, конечно, главным соблазнительным местом у мужчины, как правило, является его детородный орган, который подчеркивался всю эпоху Ренессанса. А затем прятался, но при этом обнажались часто ноги благодаря моде на коротенькие панталоны, кюлоты и чулки. Например, Людовик XIV, король Франции, который обладал тощими ногами, ввел моду на искусственные икры, сделанные из конского волоса и ваты, которые он подкладывал внутри своих чулок, для того чтобы нога выглядела более мускулистой и более привлекательной для женщин. Или, скажем, мода на гусарские псевдоклассические белые лосины, куда мужчины смелости ради подкладывали сухую кроличью лапку, для того чтобы женщины могли помечтать. Как говорили тогда, «колеса-колеса, а ехать не на чем».
   Еще у мужчины считался красивым торс. Но отношение к нему было различным. Например, в XIX веке и в начале XX века считалось неприличным иметь волосы на груди, поэтому мужчины всегда эпилировали их, пользовались горячим воском, который они разливали на груди, а затем удаляли всю растительность, потому что мужчины с растительностью были похожи на зверей. Поэтому и мужские купальные костюмы были всегда с верхом. Только в 30-е годы появились купальные трусики без верха, без маечки. Мужчины тоже были достаточно соблазнительны и провокационны.
   Но главные моменты соблазнения, конечно, связаны с наполеоновскими войнами, когда очень много мужчин было убито, и женщины перешли к муслиновым прозрачным платьям. Первая мировая война – рубеж, когда женщины сняли корсет, остригли коротко волосы и укоротили юбки, впервые открыли голую спину. Как правило, женщины подчеркивали талию – это самая главная константа, но она «ездила» очень высоко и очень низко.
   В 20-е годы – совсем на бедрах, в эпоху ампира – совсем под грудью. Все 20-е годы, послевоенное время, когда борьба за место под солнцем среди женщин была особенно явной, в моде наблюдаются низкая талия, прямой силуэт, обнажение рук, спины, ног. И конечно же, Вторая мировая война, которая подарила нам new look Кристиана Диора в 1947 году как реакцию на отсутствие мужчин: высоко поставленная грудь, осиная талия, как у Гурченко в «Карнавальной ночи». Очень сексуальный вид благодаря декольте а-ля Джина Лоллобриджида, Софи Лорен, Брижит Бардо, Мэрилин Монро – все это героини очень сексуальной эпохи беби-бума, когда мужчины хотели увидеть в женщине возможную мать их детей. Именно этот стиль важен в середине прошлого века.
   Сегодня в России в моде стиль порношик, и женщины готовы раздеваться постоянно. Если сравнивать мужчин и женщин в России в период репродуктивной активности, на каждого мужчину приходится 2,7 женщины. Так что мы живем в полном бабьем царстве, где не хватает объективно 20 миллионов мужчин, чтобы создать равновесие. Мода всегда была зеркалом истории, мода сегодняшнего дня точно так же отражает историю. Женщин в России оказалось слишком много, они физически красивы, здоровы, голубоглазые блондинки с красивой грудью, тонкой талией, длинными ногами, каблучками и красивыми волосами – однако на них нет спроса. В России сексуальность женщины – это возможность изменить свою жизнь, встретившись с богатым человеком. С браком или без брака, с детьми или без них – совершенно неважно. Главное – судьбоносная встреча, способная превратить Золушку в принцессу. Это возможность пожить той жизнью, которая большинству россиян недоступна. Поездить на дорогой машине, поесть в хорошем ресторане. «Смотрите, какая я сладкая» – об этом говорит женщина на языке тела. Она хочет, чтобы ею соблазнились. На одну ночь или на всю жизнь – совершенно неважно.

   Кто первый произнес со сцены слово «секс»?
   Вы знаете, как порой встречала журналистов голливудская звезда Мэй Вест? «Господи, – внимательно оглядывая пришедшего, спрашивала актриса, – у вас револьвер в кармане или вы просто рады меня видеть?» Ее шутки до сих пор считаются классикой американского юмора. По сравнению с ней, первой произнесшей со сцены слово «секс», Мадонна – просто дитя. А ведь это была одна из ее самых невинных шуток.

   Почему бандиты часто считаются сексуально привлекательными?
   Во Франции очень модны мужчины-интеллектуалы, которые могут не только обеспечить семью, но и быть хорошим собеседником, другом. В России даже сейчас очень модны бандиты. Теперь их называют бизнесменами. В нашей стране очень популярны накачанные спортивные фигуры, потому что многие сейчас живут телесными, а не умственными удовольствиями. Им кажется, что они получат с таким мужчиной горячий секс. А горячий секс не длится долго, он остывает, как ванна. Когда вы в нее входите, она сначала горячая, потом теплая, потом комнатной температуры, а потом холодная, и вы уже думаете, как из нее выбраться. Это суть человеческих отношений в постели. Как говорят немцы, влюбляться надо в душу, а не в тело.


   Халинка Дорсувна, звезда «Фоли Бержер», Париж, 1928

   Мы сейчас развратнее, чем были наши предки?
   С тех пор как существует человек, люди хотели нравиться. Главным фактором развития моды во все времена всегда было, есть и будет половое влечение. И если вы думаете, что в древности и Средневековье все были ханжами, то глубоко ошибаетесь. Чего стоит такой аксессуар эпохи Возрождения, как гульфик (или брегет), который наполнялся песком и конским волосом. Брегет всячески украшался, а порой даже выделялся контрастным цветом по отношению ко всему костюму. Так что женщина в первую очередь обращала внимание именно на эту часть мужского костюма.
   И в те времена это вовсе не считалось чем-то непристойным. А могли бы вы сейчас представить себе, к примеру, какого-нибудь известного политика в подобном одеянии? То-то! Так что не стоит себя считать такими уж развратными. На самом деле у нас в этом отношении довольно-таки узкий кругозор.

   Откуда пошло выражение «Чтобы красивыми стать, нужно страдать»?
   Мужчины, как известно, чаще реагируют на блондинок, так как им кажется, что они более покорны. Брюнетки же в восприятии мужчин взбалмошны и своенравны. Иными словами, спрос на блондинок в Древнем мире также существовал. Однако перекиси водорода в те времена еще не было, поэтому все блондинки тогда были «лимонными» (они вытравливали свои волосы при помощи лимонного сока). Кроме того, самым древним средством для осветления волос был детский понос. Поэтому все модницы Древней Греции ходили на базар и закупали этот детский жидкий стул.
   Ведь чтобы быть красивым, как известно, надо родиться красивым, а чтобы им стать – нужно страдать. Мужчины также немало пострадали из-за красоты. К примеру, вплоть до XX века волосатые мужчины были не в почете – они считались настоящими исчадиями ада. Так что от лишней растительности им приходилось избавляться с помощью горячего воска. Однако женщины в своем стремлении очаровать партнера доходили порой до крайностей. Так, еще в XIX веке многие представительницы прекрасного пола, чтобы уменьшить талию до заветных 36 сантиметров, ложились под нож хирурга и убирали по паре ребер. Кстати, анестезии и наркоза в те времена еще не было, так что модницам приходилось обходиться двумя стаканами чистого спирта.

   «Хочешь продать – раздевайся!» Это в действительности эффективный маркетинговый прием?
   Сегодня секс и мода неразлучны как никогда. Дело в том, что без секса в современном мире нет продаж. Однако теперь, чтобы зацепить внимание потенциальных покупателей, его необходимо сфокусировать вовсе не на обнаженной женщине, как это было раньше, а на полуголом мужчине. Ведь большинство современных покупательниц – это женщины. Ну а современные мужчины пусть соблазняются футболом и семечками.
   Так, к примеру, чтобы продать обычные кроссовки, теперь необходимо раздеть мужчину и поставить его в самую неудобную позу. Ну а всем известная реклама Lacoste? Помните, где мужчина бегает абсолютно голым по квартире? Думаю, она заставила побежать в магазин не одну женщину.
   В модных рекламах сейчас превалирует тип мужчины-жиголо – чуть-чуть араб, очень волосатый, наглый и самоуверенный. Именно такие, наверно, и нравятся большинству современных женщин. Да и война в Ираке сыграла здесь не последнюю роль. Некоторые марки, такие как Dior и Sisley, прибегают в своей рекламе к лесбийской любви, наверное, надеясь на то, что две девчонки вместе побегут в магазин и купят в два раза больше. Тоже удар ниже пояса…

   История о том, как Ив Монтан, приехав в конце 50-х годов в Москву, скупил лифчики и панталоны и выставил их в Париже, – правда?
   Так было. Они действительно были очень смешные и асексуальные. Но проблема эротики и секса не стояла в советской действительности как таковая. Партия воспитывала тружеников, а не развратников. Это не ирония, а констатация факта. Я очень люблю факты, и, несмотря на то что многие находят в моих статьях сарказм, что присуще мне, как человеку достаточно ироничному, тем не менее я стараюсь найти хорошее в каждом периоде, если такое хорошее было.

   Как связана история развития моды с древности до наших дней с изменением отношения общества к сексу?
   Стремление женщин и мужчин выделить свою сексуальность прежде всего обусловлено социальными факторами. К примеру, войны всегда порождали асексуальный стиль. Женщины стремились спрятать свои прелести, стремились быть похожими на бесполых существ (теперь это называется унисексом). После войн обычно наступали периоды расцвета сексуальности. И это понятно – мужчин становилось мало. Поэтому, чтобы их привлечь, женщинам приходилось прибегать к агрессивной сексуальности: носить одежду, подчеркивающую грудь, бедра, талию. Это происходило всегда.
   И всегда существовал баланс мужского и женского. Однако в XXI веке этот баланс нарушается. Развитие технологий привело к тому, что у человека стало меньше времени для интимной жизни.
   Все вынуждены много работать и мало заниматься личной жизнью. Появился даже секс по Интернету. Люди оказались все больше разобщены. На этом этапе возникло движение метросексуалов. Мужчины стали ухоженными, стали пользоваться косметикой. Процесс стирания половых различий активизировался в результате достижений современной медицины.

   Когда Том Форд[1] бравирует тем, что не носит нижнего белья, это как объяснить?
   Это скорее желание найти нового бойфренда. Уверен, что тут есть сексуальный подтекст. Сейчас культ тела доминирует над культом одежды. Сексуальность, благодаря пластическим операциям, стала показной, открытой. Это уже не одежда, это раздежда. Практически весь мир, за редкими исключениями, кроме каких-то определенных европейских стран, разделся. А во Франции, к примеру, ярко одеваются исключительно женщины легкого поведения, которые ищут клиента. Вчера в Москве на Никитских Воротах я видел девушку, которая была одета в черные ботфорты на платформе, неприличные шорты, она демонстрировала голый живот, едва прикрытый маленьким топом и радикально высветленные волосы.
   В Париже это униформа проститутки. Но эта россиянка – точно не жрица любви. Она с серьезным видом шла по улице с каким-то вполне деловым портфелем. Это полное несоблюдение дресс-кода! Как так можно? Это же безвкусие!
   В России теперь достойные дамы и женщины легкого поведения одеваются одинаково, в Европе же сразу можно отличить: приличная девушка или гулящая…

О коллекции и коллекционировании



   Когда есть люди, которые не просто могут показать костюм, но еще и что-то рассказать, это очень интересно. Я бывал дома в Париже у Александра Васильева, где хранится основная коллекция. Когда он рассказывает о какой-то детали, будто приоткрываешь дверь в историю.
Николай Цискаридзе
   С чего началось ваше увлечение коллекционированием?
   Коллекционерами не становятся – ими рождаются. Я всегда любил вещи – предметы, диковинки, формы. Это передалось мне от родителей, так как у нас в семье каждый был по-своему заражен «вещизмом». Для папы это были разнообразные предметы странных форм и назначений, которыми он украшал свою мастерскую художника в Москве. Он коллекционировал изразцы XVIII века, фотографии и дагерротипы XIX века. Для мамы – сохранение всех ее платьев и аксессуаров, которые собрались у нее за долгие годы жизни актрисы.
   Я же увлекся коллекционированием очень рано.
   В 10–12-летнем возрасте начал собирать коробки со спичками из разных стран, собрал их около 3 тысяч из более полусотни государств мира. А любовь к старине и вещам из прошлого пришла ко мне сама собой и наверняка была формой эскапизма из некрасивой и безрадостной советской действительности. Мой интерес к старине позволил мне слегка зашторить советскую действительность. Поразительно, но я еще в школе смог проследить свою родословную вплоть до XVII века. Я рос без бабушек и дедушек, они все умерли до моего рождения. Но в Саратове жила тетка моего отца, то есть моя двоюродная бабушка Ольга Петровна Васильева, которая родилась в 1886 году, она встретила революцию взрослой женщиной. И она продолжала жить как будто до 1917 года. Я к ней приезжал в Саратов, и она рассказывала, рассказывала… Наверное, это было моей внутренней эмиграцией.
   Мое увлечение стариной началось еще в раннем детстве. Первый блошиный рынок, который я увидел, был в Вильнюсе. Там были ряды поношенных вещей, польских мод, но был там и антикварный ряд, где продавались самовары, подсвечники, щипцы для сахара, подносы. На этом Кальварийском рынке я и сделал свои первые покупки. Мне тогда было шесть лет. Меня отвела туда кузина мамы Халинка Гулевич-Пекарская.
   В Москве в то время блошиных рынков не было. Самый знаменитый Сухаревский рынок был разрушен большевиками вместе с Сухаревской башней. Но на московских помойках можно было найти все то, что в нормальных условиях надо было бы купить на блошином рынке: старинные альбомы, шляпы, зонты, шкатулки, угольные утюги, даже иконы. Эти вещи я собирал, будучи учеником второго класса английской спецшколы школы № 29, расположенной на улице Кропоткинской, теперь Пречистенке, как и раньше. В нашей стране я, конечно, самый редкий приверженец этого увлечения, потому что почти все антиквары, которых я знаю сейчас в России, пришли к этому в зрелом возрасте.
   Коллекция моя началась с того, что я в возрасте 8 лет после уроков нашел во дворе дома, где жил Юрий Никулин, в Нащокинском переулке в Москве икону Николая Чудотворца XVIII века. Она была большой, стояла образом к стенке и на ней сохла половая тряпка. С нее-то все и началось!


   Саня Васильев, 1964

   Ежедневно после уроков я прохаживался по помойкам дворов дворянской Москвы, так как школа моя находилась на Пречистенке, а 8-й автобус, который довозил меня до дому, ходил по Остоженке. В школе меня так и называли – «помоечником». Тогда, как и сейчас, Москву уже нещадно рушили. Особняки и даже доходные дома выселялись, и жители коммунальных квартир, переезжая в малогабаритные «хрущобы» выбрасывали на свалку старые вещи.
   Время действия – конец 1960-х – начало 1970-х годов, когда на всю Москву было лишь три антикварных магазина – один, специализировавшийся на мебели, находился на Фрунзенской набережной, другой – продававший живопись, находился на Смоленской набережной, и на Якиманке большой магазин торговал бронзой, фарфором и стеклом. Текстиль и кружева тогда ни в один из магазинов не принимали, к старинным альбомам и фотографиям относились брезгливо, а предметы быта или модные аксессуары – шляпы, зонты, сумочки – можно было продать только по объявлениям из театра или киностудии. Скажу честно, денег за них давали так мало – от одного до 10 рублей за вещь, что часто с ними расставались легко и бездумно, просто-напросто вынося на помойку.
   Тогда ведь выбрасывалось все то, что нынче продают в антикварных магазинах, – жестяные коробки из-под конфет, утюги, зонтики, веера, альбомы. Людям казалось, что это просто старый хлам, а я был тут как тут – подбирал, чистил, реставрировал. В то время можно даже было найти на помойке гарнитур из карельской березы. Все выбрасывали или жгли, потому что в русском человеке спрятана страшная генетическая сила разрушения. Мы всегда готовы сломать храм, а потом, даст Бог, отстроить его заново. Большевики многое испортили, но вы вспомните, сколько усадеб было сожжено крестьянами еще в царское время только потому, что все это было чужое, чуждое… Вместо того чтоб хотя бы украсть и иметь, жгли книги, дырявили картины, рубили мебель…
   Мне было пятнадцать лет, когда обо мне сняли документальные фильмы для болгарского телевидения о странном мальчике, который собирает старинные вещи в Москве. Все считали удивительным, что я хожу по Москве в цилиндре, перчатках и с тросточкой, собираю старинные фотографии, вышивки, бисерные кошельки, мебель из карельской березы.
   Впоследствии мое увлечение развилось в большую страсть. Меня спонсировали родители, которые были очень щедры к моей страсти. В советскую эпоху папа дважды дарил мне по пять тысяч рублей, что составляло сумму двух дач. Я мог покупать все, что хотел, и потратил все деньги на антиквариат. Собрал все чеки и предоставил отцу отчет. Он был рад! Так зародилась моя коллекция.


   Саша Васильев, 12 лет

   Отразилось ли ваше необычное увлечение на учебе? Кстати, комсомольцем вы были?
   Да, главный смысл жизни составляли каждодневные походы «в поисках утраченного». Я собирал старую мебель, утварь, одежду, фотографии, рыскал по помойкам, обходил старушек по объявлениям. Мой интерес был направлен на материальную культуру, и об этом знали, даже писали про меня статьи. Когда я учился на втором курсе, в журнале «Юность», который издавался тогда многомиллионным тиражом, появилась большая статья Анны Малышевой «Никуда не деться от Сани Васильева». В статье я был представлен как положительный герой, хотя пример с меня брать было нельзя: в английской спецшколе я учился так плохо, что меня перевели в 127-ю так называемую школу рабочей молодежи, что в Дегтярном переулке. Там со мной в то же время учились Антон Табаков, Лена Ульянова, Алеша Аксенов, сын Василия Аксенова, дети крупных советских дипломатов. Там была очень свободная атмосфера.
   Иных девушек привозили в школу на «мерседесах», это в 1976 году! Учителя единственное, о чем нас просили, – не курить у доски. Для некоторых моих сверстников свобода эта очень плохо закончилась – алкоголизм, самоубийства. Меня тоже причисляли к «золотой молодежи», но я не просиживал часы и дни в ресторане ВТО или ЦДЛ, у меня были другие увлечения – помойки. Мое юношеское эстетство даром не прошло, и в комсомол меня принимать не хотели. А ведь тогда нельзя было в престижный вуз поступить, если вы не комсомолец. Меня Костя Райкин спас, дал мне рекомендацию вместе со Стасиком Садальским, когда я работал в театре «Современник» бутафором, чтобы пройти в институт по графе «пролетариат»… И вот ведут меня в райком, там какая-то дама в очках говорит: «Я знаю, вы член нашей большой рабочей семьи. Как юный рабочий-бутафор вы должны высоко нести знамя Ленинского комсомола. У меня к вам вопрос: сколько орденов на знамени комсомола?» Я спрашиваю: «Может, шесть?» Она говорит: «Неправильно, восемь».
   И тут же ведет меня коридорами в какую-то комнату, а там сидит комиссия молодых комсомольских боссов, она им что-то шепчет, они обращаются ко мне: «Товарищ Васильев, вы как член нашей большой рабочей семьи хорошо подготовились?»
   Я говорю, что хорошо. «Сколько орденов на знамени комсомола?» Я кричу: «Восемь!» Они: «Правильно! Блестящий ответ!» И мне выдали билет, где было написано, что я вступил в комсомол в 1958 году, – они перепутали дату вступления с датой моего рождения.

   Как собиралась ваша знаменитая коллекция костюмов?
   Мое первое платье в коллекцию из сиреневого фая 1886 года из приданого калужской купчихи я купил за 10 рублей. Мне нашла его моя тетка, пианистка Ирина Павловна Васильева, знавшая хорошо о моей страсти и помогавшая мне, чем могла. Рядом с нашим домом жила театральная художница Валентина Измайловна Лалевич, у которой тоже были старинные пальто и кружева, и она мне их с радостью подарила. Мой интерес к собирательству старинных костюмов привлек внимание еще одной знаменитой художницы по костюмам в кино – Лидии Ивановны Наумовой, которая очень дружила с моим отцом. Во время работы над фильмом Эйзенштейна «Иван Грозный» на нужды костюмерной были пущены запасники Оружейной палаты в Кремле, и у нее хранилось много кусков очень старинной парчи, вышивок речным жемчугом, платков и накидок, часть из которых она подарила мне.
   По линии своей тетки, Екатерины Петровны Васильевой-Нестеровой, Платья 1880-х годов мой папа был племянником знаменитого художника М. В. Нестерова, вот почему внучка Нестерова, Ирина Владимировна Шретер, подарила мне несколько вышивок и предметов туалета, принадлежавших знаменитой «амазонке» – Ольге Шретер.


   Платья 1880-х годов из коллекции автора

   Многие подруги моей мамы тоже делились – много любопытных старинных аксессуаров подарила мне сопрано Светлана Довиденко, и замечательные кружева и накидки перешли в мою коллекцию от художницы Гагман. Так как семейные узы мамы были связаны с Польшей и Литвой, то я в детстве обожал проводить лето в Вильнюсе. Там сохранился загородный дом нашей семьи постройки начала века, и с какой радостью я рылся на чердаке и в пивнице, где стояли сундуки со всякой старинной утварью и предметами быта.
   Если честно, я всегда думал, что стану тем, кем я стал. Я всегда хотел стать Александром Васильевым и делал для этого все возможное. Я безвылазно сидел в театральной библиотеке в Москве, я изучал старинные фотографии, я ходил по помойкам, я искал зонты, альбомы, ридикюли, скупал платья, давал объявления на водосточных трубах, что я хочу купить старинные кружева, лорнеты, сонетки и бисерные кошельки. И делал это с финансовой помощью моего отца, который субсидировал мои покупки. Таким образом, находясь в полной гармонии с желаемым и с финансовыми средствами, которыми меня снабжала моя семья, я смог начать собирать ту коллекцию, которая выросла в настоящий частный музей, в котором я сейчас живу.

   Ваша коллекция русского костюма и аксессуаров самая большая в мире?
   Я уверен, что коллекции Исторического музея в Москве, Музея этнографии в Санкт-Петербурге намного превосходят мои. Но среди частных коллекционеров я своей коллекцией в 10 тысяч предметов, конечно, могу гордиться. Ее очень трудно содержать, она занимает много места, пылится, выгорает, она боится моли, боится влаги, света. Поэтому ее надо держать в темном, сухом месте, при определенной температуре, держать меха в холодильнике, масса всяких интересных трудностей хранения.
   Сегодня моя коллекция содержит около 3000 платьев XVIII–XIX веков, больше семи тысяч аксессуаров – обуви, шляп, зонтов, вееров, сумок.
   К тому же я собираю фотографии по истории моды, особенно XIX века, у меня их больше трех тысяч, и портреты, связанные с модой XVIII–XIX веков. Их у меня больше пятидесяти, и ценны они не столько с точки зрения живописи или имени художника, сколько в историческом смысле. Для частной коллекции это много. Для музея – крайне мало. Для сравнения: в Парижском музее моды только платьев 42 тысячи.

   Как пополняется ваша коллекция сегодня?
   Основная часть коллекции была сформирована, когда я пребывал за границей. Каждую вещь в ней я не просто держал в руках, а искал, размышлял, сравнивал и обдумывал возможность приобретения того или иного экспоната для своей коллекции. Иногда мог ожидать встречи с понравившимся платьем долгие месяцы, порой за несколько минут покупал по Интернету настоящий шедевр. Я представляю свою коллекцию в окружении той предметной среды, которая органична каждому из исторических периодов: тщательно подбираю произведения живописи, графики, предметы обстановки, фотографии. Развитие моды в костюме нельзя объективно оценить, изучая лишь изменение тех или иных фасонов. Только в контексте художественного стиля эпохи, исторических событий и социально-экономических перемен можно представить с достаточной долей вероятности цельную картину феномена моды.
   Сейчас в моей коллекции около 10 тысяч единиц: что-то покупаю, многое мне дарят – приносят пакет с платьями, букет цветов и записку:
   «От поклонницы»…
   Покупаю на аукционах и блошиных рынках. В Париже я живу не так далеко от подобного местечка – «Ванв». Этот рынок, хотя и небольшой по размеру, но для меня очень ценный. Я бываю там почти каждую субботу-воскресенье с утра и до часу дня, знаю всех продавцов, они в свою очередь знают мой вкус и приберегают для меня самое интересное. Покупаю всегда. В Лондоне я давно облюбовал рынок «Портобелло», вещи викторианской эпохи лучше покупать именно в Англии, потому что там они сохранились лучше, чем, скажем, во Франции.
   В Буэнос-Айресе хожу на рынок «Сан Тельмо», в Брюсселе – на брюссельский, в Мадриде есть блошиный рынок «Растро», но он ужасен.
   В Шотландии часто бываю на «Баррасе», в Глазго, в Стамбуле – на «Хор-Хоре».
   Во Франции самые лучшие блошиные рынки. Все остальные могут пойти переодеться и переменить туфли. На втором месте, конечно, английские рынки, где более жесткий отбор вещей.
   Франция не разорила себя, как Россия. Найти старинные вещи в России очень трудно, а старинные вещи во Франции – запросто. И цены выигрывают в сторону Франции. Сейчас в России купить масляный портрет начала XIX века очень сложно. Мы должны приготовиться к трате в размере 10 000 долларов. Во Франции он будет стоить 200 евро. Это несоизмеримые цены. Большинство платьев я покупаю во Франции и в Англии или в Южной Америке. Я покупаю их даже на аукционах в Австралии. Мне очень интересно это делать. Сейчас я часто делаю покупки в США через Интернет. Потому что налетаться в Штаты у меня нет ни сил, ни денег.

   Коллекционирование – увлечение дорогостоящее. Вы, должно быть, богаты?
   Я собираю художественные вещи эпохи романтизма и вещи конца XVIII и первой трети XIX века до 1840-х годов. Хотя в истории моды я явно предпочитаю XVI век, эпоху Ренессанса, которая мне ближе всего. Но я не могу себе позволить покупки, которыми мог гордиться Рудольф Нуреев, который действительно покупал вещи эпохи Ренессанса и портреты XVI века. Увы, сегодня мне это еще недоступно. Все мои доходы – от постановок спектаклей, я поставил их уже более 120 по всему миру, от выставок, продаж моих рисунков.


   На персональной выставке в Гонконге, 1992

   Еще я сдаю коллекции в аренду музеям, публикую книги, снимаю сериалы, читаю лекции. Интерьеры, которыми я занимаюсь в Москве, тоже мой хлеб. Мои клиенты – люди интеллектуальные, они мечтают домашние интерьеры сделать зеркалом своей души.

   Государственный музей театрального искусства им. А. А. Бахрушина в Москве купил 14 ваших эскизов. Это единственный случай, когда произведения искусства покупали не вы, а у вас?
   В России – единственный, но зато покупали работы различные европейские музеи, американские и японские. К сожалению, отношение здесь ко мне до сих пор двоякое. Многие из тех, кто охотно слушает мои лекции, предпочли бы услышать, что у меня на Западе ничего не вышло и я живу под мостом, – тогда бы все были спокойны. Хотя я не могу причислить себя к разряду богатых людей, тем более миллионеров. Просто живу так, как мне хотелось бы жить.

   Кто вам помогал и помогает собирать эту бесценную коллекцию?
   Со мной всегда были люди, которые хотели мне помочь и в реставрации, и в консервации, и в том, чтобы ее пополнять. Скажем, граф и графиня Апраксины: графиня Апраксина, у которой я довольно продолжительное время жил в их особняке в Брюсселе, передала мне в свое время вещи для коллекции. Щедрая Майя Плисецкая отдала хорошую часть своего гардероба от Chanel и Pierre Cardin, и эти вещи сейчас находятся в моем музее.
   Знаменитая советская кинозвезда Наталья Фатеева передала мне недавно 22 платья из своей коллекции. Многие вещи мне были просто переданы для хранения, для того чтобы расширить мою коллекцию. Совсем недавно в Париже знаменитая голливудская кинозвезда французского происхождения 50-х годов Лесли Карон подарила мне свое золотое, кутюрное, вышитое блестками коктейльное платье работы Ива Сен-Лорана за 1967 год.
   Я очень рад, что могу расширять коллекцию, постоянно пополнять ее. Например, недавно мне удалось приобрести во Флоренции бальное платье из коллекции графини Алигьери, праправнучки знаменитого Данте Алигьери. Владелицей его была графиня Строганова, урожденная княжна Щербатова. Антикварное платье сохранилось с 1892 года только благодаря тому, что попало во дворец Строгановых в Риме и поэтому не было уничтожено большевиками. А в Брюсселе я купил коллекцию русского Дома моды «Итеб» – 93 платья из рук «мадемуазель “Итеб”», дочери хозяйки Дома моды. Иногда что-то и дарят. Но не часто.

   В гардеробе Клары Лучко, который передала в вашу коллекцию ее дочь Оксана Лукьянова, были наряды от-кутюр?
   Нет, Клара Степановна одевалась в прет-а-порте де люкс. Ее дочь (когда Оксану в детстве спрашивали о любимом занятии мамы, девочка отвечала: «Она любит мерить») вышла замуж за югослава и эмигрировала с ним в Канаду, где стала хозяйкой магазина готовой одежды. Она одевала маму как куколку – Карл Лагерфельд, Прада… Эти наряды Оксана передала мне вместе к красным драпированным платьем, в котором Лучко – «самые красивые ноги Советского Союза» – поехала на Каннский фестиваль, когда там представляли фильм «Возвращение Василия Бортникова». Теперь я обещал Оксане Лукьяновой, что в ближайшее время заеду за обувью и шляпками ее мамы. Кстати, Клара Степановна рассказывала мне, почему не сохранился гардероб Орловой, с которой они вместе были в Каннах и жили в одном отеле. Войдя в номер Любови Петровны, Клара увидела у нее на коленях кружевные юбку и блузку, которые звезда шила на живую нитку. Оказывается, Орлова многократно распарывала и перешивала свои наряды, а такие вещи долго не живут.


   С Кларой Лучко, 2003

   Действительно вам Жак Ширак подарил квартиру в Париже для хранения коллекции?
   Подарком это назвать очень трудно. Это трехкомнатная квартира, которую мне выделил город Париж на левой стороне Сены для хранения моей уникальной коллекции костюмов. Не такие огромные апартаменты, которые сейчас можно увидеть в домах новых русских, но все же это мне очень сильно помогло, спасло мое положение. Коллекция уже выселила меня из моей недвижимости, потому что она прибавляется каждый день. А все экспонаты нужно где-то хранить. И места уже катастрофически не хватает.
   А сейчас я держу свою коллекцию, недавно оцененную в два миллиона евро, в специальном хранилище в окрестностях Парижа, где текстилю и коже не страшны перепады температуры, влажности, пыль и личинки моли. Хранилище занимает огромный объем – тридцать семь метров в длину, тридцать семь в ширину и столько же в высоту.

   Жилищное пространство человека все же ограниченно. Не вытесняют ли любимые вещи своего хозяина?
   Я начал коллекционировать рано, места не хватало, и я многое потерял. Чемоданами отвозил в комиссионный магазин, о чем теперь жалею. И в начале 1980-х, когда я жил в Париже в мансарде, мне негде было все хранить, и пришлось ликвидировать часть коллекции. Сейчас бы я так не поступил, в 45 лет ко мне пришла мудрость, которой в молодости нет. Более ста вещей я безвозмездно отдал в Национальный исторический музей Чили в Сантьяго, многое – в галерею костюма во Флоренции, в Метрополитен-музей в Нью-Йорке, в Лондонский музей, в парижский Дворец Галлиера, в Московский государственный Исторический музей, в челябинский «Музей моды». Но себе оставлял лучшее.

   Вы, вероятно, содержите целый штат специалистов, чтобы поддерживать коллекцию в нормальном состоянии?
   У меня нет возможности содержать большой штат, потому что я не нефтяной магнат. Я себя не причисляю к бедным людям, но я и не миллионер, в смысле наличности, хотя моя коллекция и оценена в несколько миллионов долларов. Но я все же привлекаю людей, которые занимаются постоянной реставрацией костюмов, реставрацией вышивок бисером, блестками, стеклярусом, реставрацией самой ткани. Это замечательная группа реставраторов. Ведь хранение коллекции – это тяжелый труд. Костюмы боятся влаги, света и насекомых. Наших три главных врага. Поэтому каждый экспонат коллекции тщательно заворачивается в папиросную бумагу и убирается в железные сундуки французского и австралийского производства. Мы работаем с уникальными иглами, нитками. Все это финансово затратно и занимает много времени. Но я рад, что могу оживить очень многие вещи, чтобы донести их красоту следующим поколениям. Это моя цель – создание Музея моды.

   Ваша коллекция посвящена русскому костюму?
   Я собрал несколько тысяч экземпляров одежды и аксессуаров, изучил историю моды не только Европы и Востока, но даже Австралии. Большая ее часть – русская коллекция, которой я могу гордиться. Это самое родное и ценное в ней.

   Почему вы не позволили оскароносной Николь Кидман сняться в вашем платье в фильме «Леди из Шанхая»?
   Простите за такую физиологическую подробность, но ведь все актрисы потеют, платье могло пострадать. Никогда в жизни! Как я могу дать такие ценности, исторические оригиналы какой-то актрисе, слава которой быстротечна. Они должны остаться потомкам. Иногда я ношу броши, перстни из своей коллекции, но не текстиль. Платья, как мотыльки, живут так мало, зачем убивать старину? Свои платья я не позволил бы примерять никому. Ни Одри Хепберн, ни Вивьен Ли, хотя мы с моим соседом – известным балетным танцовщиком Николаем Цискаридзе – питаем страсть к фильмам с их участием. Даже коронованной особе не позволено их надеть (как невозможно сейчас отобедать на фарфоре из Эрмитажа). К тому же копия гораздо удобнее оригинала, ее можно сделать в нужном размере – женщины прошлого имели столь хрупкое телосложение…

   Правда, что фотографии интерьера вашей парижской квартиры в стиле XIX века печатались в престижных журналах?
   Неоднократно. Интерьер, конечно, часть моей коллекции, именно в решении интерьера я выразил себя как декоратор и оформил квартиру как пьесу – ведь это должно соответствовать и моему образу жизни. Мне приятно, что крупнейшие мировые журналы интерьеров «Architectural Digest», «The World of Interiors», «House and Garden» напечатали статьи о моих коллекциях. До меня они интересовались квартирами лишь двух русских – Нуреева и Макаровой. Я живу в интерьере XIX века эпохи романтизма, ближе к «Тургеневскому стилю». Почти вся мебель из красного дерева, я привез ее из Южной Америки: этот стиль более других напоминает почти не сохранившуюся русскую мебель. Почти все мои интерьеры собраны из вещей, которые я в тот или иной момент моей жизни купил на блошином рынке в разных странах. Например, в Париже одна из комнат обставлена мебелью из красного дерева, которую я купил в Чили на блошином рынке.


   Платья из коллекции А. Васильева

   Русские коллекционеры в Париже знакомы между собой?
   Да, конечно. В Париже, думаю, ведущим русским коллекционером являлся русский дирижер и музыкант Мстислав Ростропович. И замечательнейший, тончайший коллекционер и знаток, не поверхностный, а глубокий знаток искусства, Галина Павловна Вишневская. Кроме этого, крупным коллекционером в Париже является господин Царенков, не так давно приехавший из России. Существует несколько частных коллекций, которые основаны, как правило, на материалах, архивах и вещах из собрания художников первой русской эмиграции. Например, замечательная коллекция художницы Зинаиды Серебряковой, которая до сих пор хранится в Париже. Коллекция Мстислава Добужинского, которая также хранится в Париже. То есть ряд таких редчайших собраний все еще здесь существует.

   Чем современные женщины отличаются от их прапрабабушек?
   Раньше женщины не участвовали так активно в общественной жизни. Они сидели дома, вышивали, воспитывали детей. Спортом, конечно, не занимались, поэтому талии были гораздо тоньше. Вы не поверите, но в моей коллекции есть платье с талией 38 см! Объясняется это и ношением корсетов. Плечи у женщин были более покатыми и грудь в корсаже выше. Фигуры очень изменились…


   Парижская модель «Haute Couture», 1900

   Вы коллекционируете еще и винтажные фотографии. Часть их представлена в серии книг Carte Postale по истории моды издательства «Этерна». Случалось ли вам, что называется, охотиться за какими-то редкими экспонатами?
   Случалось, и нередко. Порой мне гораздо легче было найти фотографию XIX и первой половины XX века, нежели снимки послевоенного периода, потому что живущие и здравствующие наследники часто не хотели расставаться со своими родственниками. Бывало очень непросто найти подход к этим архивам, и в конце концов некоторые фотографии пришли ко мне только в пересъемках.
   Коллекция фотографий, собранных мною, свидетельствует не только о переменах в моде, но и о колоссальных сдвигах, происходивших на протяжении нескольких эпох в духовной сфере, – о смене идей, вкусов, нравственных и эстетических ориентиров.
   Эту коллекцию снимков я начал собирать еще в детстве. Многие ценные изображения нашел у букинистов.

   Выставляется ли ваша уникальная коллекция костюмов и аксессуаров в России?
   Привезти коллекцию пока не позволяют хитрые и сложные таможенные правила – привезти-то я ее привезу, а вот как я ее буду обратно вывозить – под большим вопросом.
   В итоге моя коллекция путешествует по всему свету, но в России я ее целиком ни разу не показывал. Виртуально ее можно увидеть в Интернете на моем сайте: www.vassiliev.com.
   И конечно, мне очень приятно, что о ней много пишут в средствах массовой информации, ее снимают и многие знаменитые люди дарят часть своих гардеробов, чтобы ее пополнить.


   Афиша выставки Александра Васильева «Русская мода. 200 лет стиля» в Австралии, 2002

   Если в России когда-нибудь в будущем появится музей моды, каким вы его видите?
   В будущем я мечтаю создать музей истории моды. Но не такой, где будет показано, что в 1930-е все было длинно, а в 1940-е появились плечи. Это смешно и примитивно. Интересно сделать музей, который, детально разбирая работы каждого дома моды, каждого модельера, красоту каждой манекенщицы, отдельно взятые моменты, сложил бы из всего этого общую картину, показав и социально-исторические факторы, которые повлекли за собой создание той или иной моды. Меня интересует даже не столько история, сколько социология моды – наука, которой еще мало занимаются в мире. Пока я не выбрал страну, где бы этот проект можно было осуществить. Идея открыть частный музей моды наталкивается на множество административных барьеров. Здесь должна быть заинтересованность очень многих ответственных лиц. Это удивительно, но у нас, в России, нет пока ни одного специализированного музея моды. И если в советские времена это можно было объяснить идеологическими соображениями, то в наши дни этот факт совершенно непонятен. Во всех государствах, имеющих богатое культурное наследие, есть такой музей. Потому что костюм и мода – это частицы нашей жизни. Искусство уже не сводится к живописи и рисунку, как раньше. Инсталляции, видеоматериалы, работа со звуком, лазером, водой – новые формы искусства, которые нельзя отбросить. А мы верим только картине с золотой рамой. Так же и с модой. Верим только в платье с кринолином, отделанное кружевом, – вот это искусство. А мини-юбка, сапоги-чулки и майка «кока-кола» – уже не мода. Но это не так! Если рассматривать моду как стиль жизни, то манера ходить, сидеть, слушать музыку, питаться, отдыхать – все подвержено моде. Я за то, чтобы в России был организован не только музей моды, но и научно-исследовательский институт теории и истории моды. Я думаю, что в конце концов моя коллекция все же найдет свое достойное место и музей будет открыт. Подобную коллекцию нельзя показывать в обычном выставочном зале без особых специальных подиумов и витрин, не оборудованных манекенами и музейным освещением.
   Но я не тороплюсь. Рассчитываю на себя, с протянутой рукой не хожу, не хочу ни от кого зависеть. Для меня важно популяризовать это и в России, и за рубежом. Ведь очень важно, какое впечатление мы производим. Во Франции говорят: первое впечатление нельзя произвести дважды. А что касается создания музея моды, это не только проблема помещения. Главное – наличие квалифицированных научных сотрудников, которых мы еще не подготовили.
   Так что, боюсь, открытие моего музея произойдет не в России. А жаль…

   В Париже есть музей моды?
   В Париже есть два музея моды – муниципальный Дворец Галлиера и очень интересное собрание в Национальном музее искусства моды. Я уже выставлял много моделей из моей коллекции во Дворце Галлиера во время выставки, которая называлась «Московские воспоминания». Я мечтаю создать Фонд Александра Васильева, чтобы после меня остался целостный музей и большой архив, потому что я не хотел бы, чтобы это все разлетелось по миру. Мечтаю, чтобы мои ученики и последователи смогли бы учиться воспринимать и делать очень интересные вещи. Мне нравится преподавать, нравится, что моя работа служит просветительским целям.

   Есть ли у вашей коллекции предел роста?
   Можно ли однажды сказать так про коллекцию музея Метрополитен, про Лувр или центр Помпиду? Тем более что моя коллекция не ограничивается временными рамками. Если бы речь шла только об историческом костюме, но я собираю и современность – например, модельер Алена Ахмадуллина подарила мне пару сапог из коллекции 2004/2005 года, которые я с удовольствием включу в свое собрание. Денис Симачев, Кирилл Гасилин, Татьяна Парфенова, Андрей Бартенев и Татьяна Котегова подарили мне свои модели. Процесс никогда не останавливается, очень многие молодые модельеры в разных странах дарят мне свои новые произведения. Я получаю дары и совершаю покупки практически каждый день.

   Приобретение какой коллекционной вещи вам особенно запомнилось?
   Не так давно я купил в Константинополе акварельный портрет 1839 года австро-венгерской художницы. Четыре года ходил к антиквару и смотрел на мужчину, который похож на гоголевский персонаж. Рыжий, с бакенбардами, в васильковом сюртуке, клетчатом жилете, со странным водянистым взглядом – достаточно наивным и реалистичным одновременно. Я никак не мог купить его. Когда же появилась такая возможность, я пришел в магазин, и оказалось, что в нем поменялись хозяева. Первым делом я спросил про портрет. Новая хозяйка продала мне его за треть цены. Портрет как будто меня ждал.


   Старинные вещи, говорят, имеют свою особую энергетику. Вы ее ощущаете?
   Я отношусь к тем людям, кого эта энергетика старины поддерживает. Знаю, что некоторые боятся старинных зеркал, потому что в них уже кто-то смотрелся, или старинных стульев, на которых люди сидели несколько веков. У меня четыре дома, все наполнены антиквариатом, а я с удовольствием имел бы и пять, и шесть домов. Дело не в стяжательстве. В каждом создаю музей, который собираюсь оставить в той стране, где он находится.