Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Платон (424/423 до н. э. – 348/347 до н. э.) полагал, что мельчайшие частицы вещества – малюсенькие прямоугольные треугольнички.

Еще   [X]

 0 

Подхватившие щит (Андреев Александр)

Книга Александра Андреева о героях XIV века – митрополите Алексии, князьях Владимире Храбром, Дмитрии Боброке-Волынском, Олеге Рязанском. Дается описание жизнедеятельности Ивана Калиты, Симеона Гордого, Джанибека, Тохтамыша, Эдигея, Ольгерда.

Год издания: 1999

Цена: 59.9 руб.



С книгой «Подхватившие щит» также читают:

Предпросмотр книги «Подхватившие щит»

Подхватившие щит

   Книга Александра Андреева о героях XIV века – митрополите Алексии, князьях Владимире Храбром, Дмитрии Боброке-Волынском, Олеге Рязанском. Дается описание жизнедеятельности Ивана Калиты, Симеона Гордого, Джанибека, Тохтамыша, Эдигея, Ольгерда.


Александр Радьевич Андреев Подхватившие щит

   Доводы человеческого разума не должны решать там, где речь идет о верности Богу.
Святые отцы
   Когда приходите, дети, в церковь, то имеете со всеми мир и любовь. А входя в церковь, вострепещи душею и телом: ибо не в простую храмину входишь.
Митрополит Московский и Всея Руси Алексий
   Каждый, кто начинает без времени – приносит себе беду!
Князь Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский
   Да, были люди в наше время!
М. Лермонтов
   Документальные жизнеописания героев XIV века. Митрополит Московский и Всея Руси Алексий. Князь Владимир Андреевич Серпуховской-Храбрый. Князь Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский. Князь Олег Иванович Рязанский.

От автора

   Дети и внуки Владимира Святого разделили территорию Киевской Руси на отдельные княжества и уделы, переместив центр нового славянского государства на владимиро-суздальские земли. В середине XIII века раздробленные русские княжества были завоеваны татаро-монгольскими войсками хана Батыя, которые не остались на захваченных территориях, а создали в степных районах Средней и Нижней Волги свое государство со столицей в Сарае – Золотую Орду. С волжских берегов и управлялась Северо-Восточная Русь, платившая дань татаро-монголам и терпевшая от них, в случае неповиновения, карательные набеги.
   Воспользовавшись татаро-монгольским нашествием, западные соседи Северо-Восточной Руси попытались захватить единственные не пострадавшие от татаро-монголов новгородские земли. Захват шведами и немецкими рыцарями последнего оплота русской земли предотвратили победы князя Александра Невского 1240 и 1242 годов у Невы и Чудского озера. Однако в XIV веке земли западных русских княжеств попали в зависимость от крепнущего Великого княжества Литовского.
   Московское княжество, выделившееся в конце XIII века из состава Владимиро-Суздальского княжества, объединило большую часть прилегающих к нему русских земель. В 1380 году в битве на Куликовом поле войска русских княжеств разгромили войска золотоордынского хана Мамая, а в 1480 году Великое княжество Московское стало независимым от Золотой Орды, вскоре распавшейся на несколько отдельных ханств.
   В настоящей работе, а также в следующей моей книге – «Первый государь всея Руси Иван III Васильевич» – рассказано, как это происходило.

   Александр Андреев.

Документы и материалы

   1. Выгодное географическое положение – вдали от сильных внешних врагов.
   2. Великорусская народность, отличающаяся смышленым, предприимчивым и упругим характером.
   3. Усердное содействие духовной власти и боярского сословия.
   4. Целый ряд даровитых личностей на московском столе; их искусная, настойчивая политика и расчетливая хозяйственная деятельность.
   5. Покровительство и помощь Золотой Орды.
   6. Малочисленность княжеской фамилии и отсутствие внутренних междоусобий до времен Василия Темного.
   7. Утверждение нового порядка престолонаследия от отца к сыну (или старшинство племянника над дядею) и сочувствие населения этому новому порядку.
   8. Раздробление и слабость соседних княжеств, неустройства и разъединение вечевых общин Северной Руси».
Д.И. Иловайский. Очерки отечественной истории.
   «АЛЕКСИЙ, святой, митрополит всероссийский и чудотворец, родился в 1292 году или 1300 году, преставился 12 февраля 1378 года. Во времена князя Даниила Александровича из разоренного Черниговского княжества переселился в Москву боярин Феодор Бяконт, которого в Москве, как и других выходцев, приняли ласково. Старший сын боярина Феодора назывался Елевферий и воспринят был от купели сыном князя Даниила, Иоанном. На двадцатом году жизни Елевферий поступил в московский Богоявленский монастырь и принял иночество с именем Алексия. Поступив здесь под руководство опытного в духовной жизни старца Геронтия, молодой инок Алексий проводил все свое время, кроме молитв общественных и келейных, в чтении и изучении священного писания и святоотеческих творений. Чрез двадцать лет монастырского искуса и книжной подготовки, инок Алексей вступил на общественное поприще. Тогдашний митрополит Феогност взял Алексея, вероятно, по указанию друга его Стефана, брата преподобного Сергия и духовника князя, к себе на святительский двор и поручил ему заведовать судебными делами церкви, что продолжалось двенадцать лет. 6 декабря 1352 года Феогност посвятил Алексия во епископа Владимирского. В следующем же 1353 году скончались митрополит Феогност и великий князь Симеон, которые перед смертью заповедали, чтобы епископ Алексей наследовал и митрополичью кафедру. Но прежде чем утвердиться на митрополичьем престоле, святителю Алексию пришлось вынести немалую борьбу с другими кандидатами на митрополию: Феодоритом, рукоположенным в этот сан болгарским патриархом, и Романом, посвященным в Константинополе по проискам и интригам некоторых удельных князей, не желавших возвышения Москвы. Вследствие этого митрополиту Алексию пришлось два раза ездить в Константинополь, последствием чего было утверждение его патриархом Каллистом «архиепископом Киева и великой России с титлом всечесного митрополита и экзарха». Устроив в России церковные дела, пришедшие, вследствие бывшей тогда моровой язвы и распрей удельных князей, в крайнее запустение, для чего понадобилось даже низложить сарского епископа Афанасия, митрополит Алексей принял горячее участие в политическом благоустройстве своей родины, непосильно страдавшей как от татарского ига, так и от усобиц княжеских родов. С этой целью он, подвергая опасности свою жизнь, дважды ездил в Золотую Орду, причем в первый раз в августе 1357 года, излечил слепую Тайдулу – жену хана Чанибека, а во второй раз – в следующем году, причем находился в Орде в то время, когда прежний добрый хан Чанибек скончался, а его место занял свирепый Бердибек, убивший при воцарении двенадцать своих братьев. При таких неблагоприятных обстоятельствах печальнику земли русской – святителю Алексею удалось не только умилостивить свирепого хана Бердибека, собиравшегося снова опустошить Россию, но и выхлопотать от него ярлык для охраны и освобождения русского духовенства от всяких сборов и налогов. С января 1358 по июнь 1360 года святитель Алексей прожил в разоренном Киеве, занимаясь восстановлением церквей и монастырей. С 1359 года, со смертью великого князя Иоанна, святитель сделался опекуном несовершеннолетнего сына его Димитрия, которому помог получить в 1362 году ярлык на великое княжение, вместо суздальского князя Дмитрия Константиновича, три года величавшегося великим князем. Трудами святителя росла и крепла власть великого князя московского Димитрия, а строптивость удельных князей смирялась решительными мерами, доходившими иногда до закрытия церквей, как это сделал преподобный Сергий Радонежский, согласно воле святителя Алексея в Нижнем Новгороде. Вместе с тем митрополит усердно занимался и построеньем монастырей. Так, в 1361 году он основал в Москве женский Алексеевский монастырь; в том же году, на берегу Яузы, обетный монастырь во имя нерукотворного образа Спасителя – Спасоандрониевский; в 1362 году основан святителем Владычный монастырь в трех верстах от города Серпухова; в 1365 году восстановлены им два древних монастыря Благовещенский в Нижнем Новгороде и Константино-Еленский во Владимире. В том же году основана в самом кремле обитель в честь чуда архангела Михаила на месте, подаренном царицей Тайдулою в благодарность за исцеление ее. Пробыв на митрополичьей кафедре двадцать четыре года и посвятив свыше двадцати епископов русской церкви, первосвятитель Алексей погребен был, согласно его завещанию, в Чудовом монастыре. Нетленные мощи святителя Алексия почивают в Московском кафедральном Богоявленском соборе».
Русский биографический словарь.
   «Самый цельный образ епископа-правителя, епископа-политика на Руси мы находим в святом Алексии, втором русском по национальности митрополите на Москве. Как раз о его церковной деятельности, кроме основания им монастырей, мы менее всего и знаем. Древнейшее его житие (Питиримово) составлено лет через 70 по его кончине. Зато современные летописи полны его государственных деяний. Свои блестящие дарования митрополит посвятил работе над созданием московского государства и сделал для него больше, чем кто-либо из князей, потомков Калиты. Хотя святитель Алексей в ранней юности стал монахом по призванию и прошел строгую аскетическую школу в Богоявленском монастыре, но недаром он был сыном служилого боярина и крестником Калиты. Из монастыря извлек его сначала митрополит Феогност, который сделал его своим наместником, то есть главою церковного суда. Здесь Алексий приобрел свой административный опыт, который предназначал его в правители государства. В то время, служа греку-митрополиту, Алексий прекрасно изучил греческий язык (один из немногих на Руси). Памятником его научных греческих штудий явился им самим исполненный перевод Евангелия, с поправками против древнего кирилло-мефодиевского текста, который был использован в XVII веке московскими справщиками для печатного, современного текста Нового Завета.
   Намеченный Феогностом в преемники, будущий митрополит должен был лично в Константинополе в течение двух лет отстаивать свое избрание против южнорусских кандидатов, и, конечно, это не осталось без влияния на его дипломатическую выучку. Вернувшись на Русь, он сразу был поставлен во главе не только церкви, но и государства. Только что черная смерть (чума) унесла в могилу князя Симеона Ивановича Гордого. При слабом Иване Ивановиче и в малолетство Дмитрия Донского Алексий был в сущности регентом-правителем. Умирая, князь Симеон завещал своим братьям «слушаться во всем отца их и владыку Алексия».
   Основы политики Алексия были традиционны: мир с Востоком, борьба с Западом, концентрация национальных сил вокруг Москвы.
   Святитель, исцеливший ханшу Тайдулу, пользовался большим личным влиянием в Орде. Ему удалось отвратить опасность татарского набега при Бердибеке, получить новый ярлык с подтверждением прав и свобод Русской церкви. С Запада опасность грозила от Ольерда Литовского, который осаждал самый Московский кремль. За союз с Литвой митрополит не усумнился подвергнуть церковному отлучению князей Тверского и Смоленского. В этом акте он был поддержан Патриархом Константинопольским. Впрочем, раз он сам подвергся осуждению Патриарха, который стоял на точке зрения равенства пред лицом церкви всех князей и государственных образований на русской территории. Патриарх требовал у Алексия примирения с тверским князем Михаилом Александровичем.
   Куликовская битва через два года после смерти святого Алексия подвела итоги его государственному делу. Возвышение Москвы оказалось общерусским делом».
Г. Федотов. Святые Древней Руси.
   АЛЕКСЕЙ, Алексий (в миру Елевферий), (около 1293, Москва – 12.2.1378, Москва), митрополит Киевский и всея Руси (с 1354 года), писатель. Из семьи боярина Федора Бяконта, выходца из Чернигова. Крестник великого князя Московского Ивана I Калиты. Постригся в монахи (ок. 1313 года) в Московском Богоявленском монастыре. Около 1333 года по настоянию великого князя и митрополита Феогноста, переселился в митрополичью резиденцию. В 1340 году митрополичий наместник в г. Владимире. В 1352 году возведен митрополитом Феогностом в сан епископа Владимирского. По завещанию великого князя Семена Гордого стал советником его братьев – князей Ивана и Андрея. Прожил около года в Константинополе; утвержден митрополитом всея Руси. В ходе борьбы с другими претендентами на русскую митрополию около 1355–1356 годов вновь посетил Константинополь. В 1357 году излечил в Орде ханшу Тайдуллу от болезни глаз. Получил ярлык от хана Бердибека об освобождении русской церкви от княжеских даней. Назначен великим князем московским Иваном II Красным регентом при малолетнем князе Дмитрии. Выступал против притязаний великих князей Литовских на создание отдельной митрополии в Киеве. В 1359 году был ограблен и заключен под стражу в Киеве великим князем литовским Ольгердом. В 1365 году заложил в Москве каменную церковь Архангела Михаила, основал Андроников, Чудов, Алексеевский монастыри. Поддерживая князя Нижегородского Дмитрия Константиновича, лишил кафедры в Нижнем Новгороде и Городце епископа Суздальского Алексея. Был на стороне великого князя Дмитрия Ивановича в борьбе с Тверью (1366–1370 годы). Поставил архимандрита Дионисия епископом Суздаля, Нижнего Новгорода и Городца. Безуспешно уговаривал Сергия Радонежского быть своим преемником. Автор поучений, послания (грамоты); составил Духовную грамоту, переписал т. н. Чудовский Новый Завет. Канонизирован Русской православной церковью.
Отечественная история. Энциклопедия.
   ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ (12.10.1350, Москва, 19.5.1389, Москва), великий князь московский (с 1359) и владимирский (с 1362, с перерывами). Сын князя Ивана II Красного и его второй жены Александры. В годы малолетства Дмитрия боярское правительство возглавлял митрополит Алексий. Дмитрию с боярами приходилось решать сложные внутри– и внешнеполитические задачи, важнейшими из которых были укрепление и расширение Московского великого княжества, борьба за владимирское великое княжение с великим князем нижегородским Дмитрием Константиновичем, с великим князем тверским Михаилом Александровичем, отражение экспансии Великого княжества Литовского, сопротивление Золотой Орде.
   В 1362 правительство Дмитрия добилось от князя нижегородского Дмитрия Константиновича уступки полученного в Орде ярлыка на владимирский великокняжеский стол, а в 1363 Дмитрий Константинович был вынужден отказаться от ярлыка в пользу великого князя московского. В 1366 Дмитрий женился на дочери Дмитрия Константиновича Евдокии Дмитриевне. В 1367–1368 в условиях постоянной военной угрозы начал постройку в Москве белокаменного Кремля. В 1368 Дмитрий, вмешавшись в спор тверских князей о наследстве князя дорогобужского Семена Константиновича, пригласил князя тверского Михаила Александровича с боярами в Москву, посадил их по стражу и добился отказа от Городка и от части наследства князя Семена. С приближением ордынских послов был вынужден отпустить Михаила в Тверь, заключив с ним мирное соглашение. Осенью 1368 напал на Тверь, побудив тем самым Михаила бежать в Литву к своему родственнику великому князю литовскому Ольгерду. В том же году Дмитрий выдержал осаду в Московском Кремле от войск Ольгерда, а затем вернул Михаилу Городок и часть наследства князя дорогобужского Семена. Новую войну с князем тверским Михаилом Дмитрий начал в 1370, Михаил вновь бежал в Литву, а Дмитрий, вступив в Тверскую землю, захватил Микулин и сжег Зубцов. В декабре 1370 был осажден в Москве Ольгердом. В 1371 не пустил во Владимир князя тверского Михаила, получившего в Орде ярлык на великое владимирское княжение. В том же году, во время пребывания Дмитрия в Орде, митрополит Алексий заключил мирный договор с Ольгердом.
   Сложными были отношения Дмитрия и с великим князем рязанским Олегом Ивановичем. Попытка Дмитрия признать независимость от Рязани Пронского удела обострила их отношения. В 1371 войско, посланное Дмитрием против Олега, разбило рязанцев под Скорнищевом. По-видимому, в 70-х годах XIV века начал чеканить в Москве монеты.
   Получив в Орде (1371) ярлык на владимирское великое княжение, Дмитрий был вынужден заплатить значительный выкуп, а затем отражать вторжения войск князя тверского Михаила в пограничные московские земли (конец 1371 – весна 1372). Встретившись летом 1372 под Любутском, Дмитрий и Михаил уклонились от боя и заключили мир. Поводом к новой московско-тверской войне послужил отъезд из Москвы в Тверь (1374) сына московского тысяцкого И.В. Вельяминова и гостя Некомата Сурожанина. Готовясь к войне, Дмитрий заключил договор с Новгородом. После объявления Михаилом в конце июля 1375 войны Московскому княжеству Дмитрий двинулся к Твери, поддержанный князьями серпуховско-боровским, суздальскими, ярославскими, ростовскими, стародубским, белозерским, можайским, тарусским, новосильским, оболенским, брянским, смоленским, и другими; получил также войско из Новгорода. 5.8.1375 начал осаду Твери. После сдачи города (3.9.1375) князь тверской Михаил и Дмитрий заключили мирный договор, значительно урезавший самостоятельность Тверского великого княжества.
   В 70-х годах XIV века он усилил сопротивление Орде. Вначале московские полки потерпели поражение от ордынцев на реке Пьяна (1377). Однако 11.8.1378 Дмитрий разбил и обратил в бегство ордынское войско под началом Бегича на реке Вожа (правый приток реки Ока). Наступление правителя Орды Мамая на Русь летом 1380 заставило Дмитрия обратиться с призывом к союзным князьям о сборе ратей и срочно начать формирование московского войска. В Куликовской битве 1380 Дмитрий проявил полководческий талант, нанес сокрушительное поражение Мамаю, за что стал именоваться «Донской». Использовал для защиты Москвы огнестрельное оружие («тюфяки» и «пушки»). В 1382 Дмитрия Донского постигла серьезная неудача – захват и сожжение Москвы ханом Тохтамышем. Вернувшись из Северного Поволжья, где собирал в это время войско, Дмитрий Донской начал восстановление Москвы.
   В 1385 при посредничестве Сергия Радонежского между Дмитрием Донским и Олегом Рязанским заключен мир, скрепленный затем женитьбой Федора – сына Олега на дочери Дмитрия Донского – Софье.
   В 1389 Дмитрий Донской установил новый (территориальный) принцип формирования военных сил в противоположность старому (служилому). Если ранее землевладельцы сражались под «стягом» того князя, которому служили, независимо от места расположения своих вотчин, то по реформе Дмитрия Донского они должны были подчиняться в походе воеводам только тех князей, в землях которых были расположены их вотчины.
   Во время правления Дмитрий Донской расширил границы Московского великого княжества в ростовских землях, присоединил часть Мещеры, Смоленской земли, приокских земель, старший из белозерских уделов, Галич, Дмитров, территорию Владимирского великого княжества, которую завещал сыну Василию I как свою «вотчину» – впервые без санкции Золотой Орды.
Отечественная история. Энциклопедия.
   ВЛАДИМИР АНДРЕЕВИЧ ХРАБРЫЙ (15.7.1353–1410), удельный князь Серпуховской и Боровский. Внук великого князя московского Ивана Калиты. В 1372 году женился на дочери великого князя литовского Ольгерда – Елене. Выступал на стороне Москвы в борьбе с правителями Твери (1375), Рязани (1385), Новгорода (1392) и Великого княжества Литовского (1370, 1379). В Куликовской битве 1380 года, сражаясь под знаменами великого князя Московского Дмитрия Донского, совместно с князем Д.М. Боброком-Волынским командовал засадным (запасным) полком, решившим исход боя в пользу русских, за что был прозван Храбрым. В 1382 году способствовал изгнанию из пределов Руси хана Тохтамыша (сражение у Волока), готовил отпор полчищам Тимура (1398), руководил обороной Москвы во время набега хана Едигея (1408).
Отечественная история. Энциклопедия.
   ДМИТРИЙ МИХАЙЛОВИЧ БОБРОК-ВОЛЫНСКИЙ (до 1356-после 1389), сын литовского князя на Волыни Кориата-Михаила Гедиминовича, один из ближайших бояр великого князя Дмитрия Донского, на сестре которого Анне был женат (1376). Выехал из Волыни в Москву вероятно, между 1366–1368. Помогал великому князю в борьбе за создание сильного Московского княжества. Участвовал в походах на Рязань (1371), против волжских булгар (1376) и Великого княжества Литовского (1379). В Куликовской битве 1380 вместе с князем серпуховским Владимиром Андреевичем Храбрым командовал засадным полком, который благодаря выдержке и военному искусству Боброка-Волынского своевременным ударом решил исход битвы в пользу русских.
Отечественная история. Энциклопедия.
   ОЛЕГ ИВАНОВИЧ (1350–1402), великий князь Рязанский. Стремясь к усилению Рязанского княжества, добивался подчинения Рязани удельных княжений. Проводил активную политику в отношении Золотой Орды, Литвы и Москвы. В 1365 году вместе с зависимыми от него князьями муромским, пронским и козельским Олег Иванович разгромил войско хана Тагая. Отношения Рязани с Москвой неоднократно менялись от союзных к враждебным. В 1370 году рязанская рать помогала Москве в отражении войск литовского князя Ольгерда, а в 1371 году воевода Московского князя Боброк-Волынский разбил Олега Ивановича у Переславля-Рязанского. В 1378 году московские и рязанские войска разгромили на р. Воже татарское войско Бегича. После Куликовской битвы 1380 года, в которой Олег Иванович не принял участия, отношения Рязани с Москвой обострились. Вероятно, это обострение было связано с территориальными спорами. В 1382 году московские войска разгромили Рязанскую землю. Но в 1385 году рязанские войска нанесли ряд поражений москвичам и в 1386 году в результате дипломатической миссии Сергия Радонежского между Москвой и Рязанью было заключено соглашение, положившее конец усобицам. Последние годы жизни Олег Иванович вел борьбу за предотвращение перехода под власть Литвы Смоленска и других русских земель.
Советская историческая энциклопедия.
   «Никак не уменьшая героизма русских на Куликовом поле, заметим, что немаловажным для победы оказалось отсутствие в битве восьмидесятитысячного литовского войска. Ягайло опоздал к битве всего на один дневной переход. И это было не случайно. Оказывается, Олег Рязанский, которого обвиняли в измене и предательстве, с пятитысячным отрядом сумел, искусно маневрируя, задержать литовцев. Когда же литовцы отогнали Олега, битва уже закончилась».
Л.Н. Гумилев. От Руси к России.
   «В лето 1353 тое же зимы месяца декабря 6 на память святого отца Николы, пресвященный Феогност митрополит постави наместника своего в епископы Алексея владыку в Володимер, а по своем животе благослови его в свое место на митрополию, и потом, погадав с сыном своим с князем Семеном и с братьею с князем Иваном и Андреем, и с бояры и с велможами, и послаша послы в Царьгород, от великого князя Дементии Давыдовичя да Юрьи Воробьев, а от митрополита Артемии Коробьин да Михайло Счербатый Гречин. Тое же лета прставися князь великий Семен Иванович, того же лета преставися митрополит Феогност, того же лета преставися князь Андрей Иванович, того же лета седе на великом княжении князь Иван Иванович.
   В лето 1354 приидоша из Царяграда послове, послании князем Семеном великим и Феогностом митрополитом и принесоша грамоты царевы и грамоты патриаршии: повелено бысть владыце Алексею ити в Царьгород на митрополию, на свершение святительства, прияти поставление от тоя самыя единоя соборныя апостольскиа церкви, от святого патриарха и вселенского собора. Того же лета поиде Алексеи владыка в Царьгород на митрополью.
   Того же лета в Петрово говенье месяца июня в 22 день взяша рязанци Лопасну; князь великии олег, еще тогда млад, был со своими рязанци; и Лопастну взяша и наместника изнимаша Михаила Александровичя, и поведоша его на Рязань и биша его, и многы пакости створиша ему, и потом едва выкупили его. Тое же зимы по Крещении выиде из орды князь Иван Иванович, и вси князи Рустии были тогда в орде. Тое же зимы князь Иван Иванович седе на великом княжении в Володимери месяца марта в 25 день.
   В лето 1355 Алексеи владыка поставлен бысть митрополитом на всю Русскую землю, а на осень ту выиде из Царягорода.
   В лето 1356 осени Алексеи, митрополит всеа Руссии, ходил в другие в Царьгород, тое же осени море перешел, а на Русь прииде.
   В лето 1357 прииде из орды посол от царици Таидулы к пресвященному Алексею митрополиту звать его в орду да посетит ее на здравие, и поиде митрополит в орду месяца августа в 18. Того же дни зажглася свеча сама по себе в церкви святыя Богородица на Москве; митрополит же Алексеи, пев молебен с всем клиросом и свечу ту раздробив, и роздасть народу на благословение, а сам поиде в орду. Милостию же Божиею вборзе из орды отпущен бысть, занеже замятня ся доспела в орде. Того же лета Бердибек царь в орде седе на царство.
   В лето 1358 зимой по Крещении пресвященный Алексеи митрополит поехал в Киев.
   В лето 1359 преставися князь Иван Иванович. Того же лета ходили все князи в Орду.
   В лето 1360 убиша царя Навруза и по нем седе Ходирь и да княжение великое Дмитрию Суздальскому. Тое же лета приеха ис Киева на Москву пресвященный Алексеи митрополит.
   В лето 1361 убиша царя Ходыря.
   В лето 1362 ходиша князи Московские Дмитрии Иванович, Иван Иванович, Володимир Ондреевич на Галицкого князя Дмитрия, и прогнаша и а княгиню полониша. Тое же зимы князь Дмитрий Иванович сгони с Переяславля Дмитрия князя Суздальского, а сам седе на великом княжении.
   В лето 1363 князь Дмитреи Иванович ходи ратью на Суждаль.
   В лето 1365 пресвященныи Алексеи, митрополит всеа Русии, заложи церковь камену во имя святого архангела Михаила, единого лета и почата и кончана и священа бысть.
   Того же лета Тагаи, князь ординский, из Наручади прииде ратью Татарскою на Рязанскую землю и пожже град Переяславль. Князь же великий Олег Рязанский с своею братью с Володимером Пронским и Титом Козельским, собрав силу свою, и иде вслед его, и постиже его на месте, нарицаемем под Шишевским лесом, на Воине, и бысть им бой, брань зело люта и сеча зла, и поможе Бог великому князю Олгу, и братии его Пронскому и Козельскому, а Тагаи в мале дружине едва убежал.
   В лето 1368 князь Андреи Полоцкий воева Хорвань да Родие, а князь Володимер Андреевич прише ратью взял Ржеву.
   Того же лета князь великии Дмитреи Иванович Московский и Алексеи митрополит князя великого Михаила Александровича Тверского зазвавши его любовия на Москву, и бысть им суд на третеи день на миру, а в правде, да его изымали, а что было бояре его около его, тех всех поимали, разно разведоша, и быша вси в нятьи, и держаша их в истоме, а князь Михайло тогды сидел на Гавшине дворе. И потом не за долго время внезапу приидоша от орды Татарове Корач; они же подумавше и тако попускаша их в свояси. Князь же Михайло сжалися вельми и о том негодоваше, и не любо ему бысть, и положи то в измену; и про то имеаше розмирие к великому князю, пачеже на митрополита жаловашеся, к нему же веру имел паче всех, яко по истине святителю. Того же лета князь великий Дмитреи Иванович собра вои многы и посылал рать на князя великого Михаила Александровича Тверского. Князь же великии побежа в Литву к князю Олгерду, зятю своему, прося помощи себе и обороны.
   Тое же осени месяца декабря Ольгерд князь Литовский и брат его Кестетеи, приходили ратью к Москве и заставу Московскую побили на Тростне, а у града у Москвы стояше три дни, и во своясы возвратившеся.
   А на те ж зиме князь Володимер Ондреевич Московскый ходил в Новгород Великии Плесковичем на помощь.
   В лето 1370 прииде в другий ряд Ольгерд князь Литовский в силе тяжце к Москве и стоял у города 10 ден, загородеь пожже, а города не взял. Князь же великий Дмитреи Иванович затворися во граде, а Олексеи митрополит тогды был в Нижнем Новгороде, а князь Володимер Андреевич, собрався с силою, стояше в Перемышле ополчився, а еще же и к тому же приспел князь Володимер Дмитреевич Пронский, а с ним рать князя Олга Рязанского. То же слышав Олгерд и убояся и начат мира просити и всхоче дати дщерь свою за князя Володимера Андреевича, еже и бысть.
   В лето 1371 выиде из Орды князь Михайло Александрович на великое княжение и восхоте сести на столе в Володимери и не прияша его, а рекучи так – взял еси лжею великое княжение; того же лета князь великыи Дмитреи Иванович поиде в Орду. В то же время за князя Володимера Андреевича обручиша Олгердову дчерь именем Олену. Тою же осень князь великий Дмитреи Иванович выиде из Орды; на ту же зиму князь великий Дмитреи Иванович посла рать на Рязань на князя на Ольга и воеводу с ними посла князя Дмитрея Михаиловича Волынского. Князь же Олег собра воя многы, изыде против их и стретошася на Скорнищеве. Рязанци же, сурови суще, друг к другу рекоша: «не имлите с собою доспехов, ни щитов, ни копья, ниже коего иного оружиа, но токмо емлите с собою едины ужища каждо вас, имже вязати начнете москвичь, понеже суть слабы и страшливы и не крепци». И бысть им брань люта и сеча велика перед Рожеством Христовым и поможе Бог князю великому Дмитрею, а князь Олег убежал в мале дружине, и седе тогда на княженьи на Рязанском князь Володимер Пронский.
   Тою же зимы князь Володимер Андреевич Московский оженяся у великого князя у Ольгерда Гедиминовича Литовского.
   В лето 1372 князь Олег Рязанский приде ратью на Рязань на князя Володимера Пронского и согна его, а сам седе на княжении на великом.
   В лето 1373 Ольгерд князь Литовский поиде ратью к Москве, слышав же князь великии Дмитреи Иванович поиде противу и стретошася у града у Лубудска, и взяша мир и розидоша.
   В лето 1374 благородныи и христолюбивыи князь Володимер Андреевич заложи град Серпухов в своей отчине и повеле его снарядити и срубити дубов, а людем приходящим и гражаном живущим в нем, и человеком тржествующим и куплю творящим и промышляющим подаст великую волю и ослабу и многую лготу; приказа наместничество держати града Якову Юрьевичу, нарицаемому Носильцу, околничему своему. Того же лета пакы тот же христолюбивыи князь Володимер Андреевич помысли в собе мысль благу, яже о святеи церкви Божии, и яже о монастырском устроении. Всхоте взградити себе монастырь в Серпохове на Высоком и всхотев создати богомолью, бяше бо князь любяи монастыри и честь велику вздая мнишскому чину.
   В лето 1376 князь великии Дмитреи Иванович посылал брата своего князя Володимера Андреевича ко Ржеве и стоя у града, а града не взя.
   Тое же зимы приехаша из Царяграда от патриарха Филофея некоторая два протодиакона, сановника суща, един ею именем Георгий, а другии Иван, к Алексею, митрополиту всеа Русии.
   Тое же зимы князь великий Дмитреи Иванович посла князя Дмитрея Михаиловича Волынского ратью на безбожные Болгары.
   В лето 1377 промежу говении, месяца февраля 12, на память святого отца Мелетиа, епископа Мелетииского, в день 5-й, а заутренюю годину, преставися пресвященныи Алексии, митрополит всея Руси, в старости глубоце, честне, быв в митрополитех лет 24, и положен бысть на Москве в церкви святого архангела Михаила, иже сам сзда общии монастырь. Сии убо преподобныи отец наш Алексеи митрополит беаше родом болярин, славных и нарочитых бояр Литовскых, от страны Русскыя, и от области Московскыя, благоверну и благородну родителю сын, отца, нарицаемого Феодора, и от матери, именем Мариа. Родижеся в княжение великое в Тверское Михаилово Ярославичя, при митрополите Максиме, до убиениа Акинфа Тверского, старее сыи князя великого Семена 17 лет; крести же его, еще младенца суща, князь Иван Данилович, еще сыи не в великом княжении; бе же преже в святом урещении наречено бысть имя ему Симеон, и еще детищем быв изучися всеи грамоте, и в юности сый всем книгам извыче, из млада Бога взлюбив и оставле родителя своя и женитву, и яже по плоти ужики и ближники, и всяко мирское пристрастие взненавиде, Богу едину работати вжеле, и видимому верстою, яко двадесяти лет сыи, изыде из мира и в едином от манастыреи постризается, и Алексеи преименование в мнишеском чину приемлет. Сеи добре подвизася на добродетель и всяко благоизволение иноческого житиа исправль и всяко писание ветхого и нового Завета проиде, и пребысть в черничестве даже до 40 лет, и добродетельного ради житиа его честенбысть и славим всеми, и любим мноземи; паче и сам князь великий Семен Иванович, купно же и Феогност митрополит зело взлюбиша его, и таино некако назнаменоваша его, и таковые благодати достоина бывши, и за премногую его добродетель избраша его и нужею взведоша его на стареишиньство, яко быти ему наместнику и наследнику по Феогносте митрополитом в Руси, еже и бысть. Того бо ради пресвященныи Феогност митрополит, еще сыи при своем животе, сам постави его епископа своима руками с прочимы епископами; и тако Алексеи пребысть епископом три лета иили четыре, деиствуя епископская и святительская, дондеже преставися Феогност митрополит, и потом по преставлении Феогноста митрополита, общим советом и думою всех людеи и избранием князя великого Ивана Ивановича, боле же рещи изволением Божиим, понужен и отпущен бысть к Царюграду на поставление митрополиа. И Божиим поспешением в малых днех путное шествие преходит, елико по суху без пакости преиде, елико по водам без беды плытье, морскую пучину преплавая, вскоре устремився постигает Царьграда, в нем же и митрополитом на Русь поставляется рукама Божиа святителя, святеишаго и блаженного архиепископа Костянтинаграда, Нового Рима, и вселенского патриарха Филофиа и елико с ним служивших тогда пресвященных митрополит и боголюбивых епископ и всех священник, бывших тогда в честнем том сборе, и не долговременно по поставлении пребыв, отпущается Царяграда благословением патриарха Филофиа и всего честного его собора, и незамедленно приходит на свою митрополию, на Русскую землю, и пребысть в святительстве и в учительстве долгоденствуя многа лета, уча слову Божию, по благочестии побарая, правя слово истинны православныя веры, поставляя епископы и священники, попы, диаконы. Бяху же епископы ставлениа его: первыи Игнатии, епископ Ростовскыи, Василеи, епископ Рязанский, Феофилакт, епискоа Смоленский, Иван Сараискыи, Парфении Смоленскии, Ыилимон Коломенскии, Петр Ростовскии, Феодор Тверскии, Нафанаил Брянскии, Афанасии Рязанскии, Алексеи Суждальскии, Алексеи Новогородскии, Василеи Тверскии, Данило Суждальскии, Матфеи Сараискыи, Арсении Ростовскии, Еуфимии Тверскии, Герасим Коломенскыи, Григореи Черниговскии, Данило Смоленскии. Поставил же есть и церковь камену во имя святого архангела Михаила, юже украсил подписью и иконами и книгами, и златыми сосуды священными. Сзда же себе таковыи монастырь за дванадесять лет до своего си преставления. Самого себе в том монастыри повеле положити преставльшася, идеже есть и до ныне гроб его входя в церковь одесную олтаря. В чернци пострижеся двадесяти лет, а в чернечестве поживе 40 лет, а в митрополиты поставлен бысть 60 лет, а пребысть в митрополитех 24 лета и бысть всех днеи житья его лет 85.
   В лето 1379 князь великии Дмитреи Иванович собра вои многи, и посла с ними брата своего князя Володимера Андреевичя, да князя Андрея Олгердовичя Полотского, да князя Дмитриа Михаиловичя Волынского, и иныя воеводы и велможи и бояре многые, и отпусти я месяца декабря в 9 день, в пяток, отрусти их ратью на Литовскыя городы и волости воевати. Они же сшедшеся взяша город Трубческыи и Стародуб и ины многы страны и волости и села тяжко плениша, и вси наши ыои, Рустии полци, цели бывше, приидоша в домы своя с многыми гостьмы.
   В лето 1380 месяца июня в 15 день в неделю, священа бысть церкви соборная во имя святыя Троица в граде Серпохове, юже сзда христолюбивыи князь Володимер Андреевич.
   В лето 1380 ордынский царь Мамай собрав вои многи поиде на великого князя Дмитрея Ивановича; то же слышав князь великий собра вои многи и поиде противу и стретошася за Доном на устье Непрядвы и бысть сеча зла, ака же не бывала в Руси и поможе Бог князю великому Дмитрею Ивановичу.
   И тут убиени были князь Федор Романович Белозерский, сын его князь Иван, Семен Михайлович, Микула Васильевич, Михайло Иванович, Андрей Серкизов, Тимофей Волкй, Михайло Бренков, Лев Морозов, Семен Мелик, Александр и инии многие. Князь же великии Дмитрии Иванович с прочими князи русскими и воеводами став на косте и похвалив Бога и Богородицу возвратися в свою отчину победив свои враги.
   В лето 1382 царь Токтамыш собрав вои многы, подвижася к Волзе с всею силою своею и с всеми своими безбожными полкы Татарскыми, и перевезся Волгу, поиде изгоном на великого князя Дмитриа Ивановичя и на всю землю Русскую. Татарове же, вземше Москву град, товар же имениа вся пограбиша, и по сем огнем пожгоша, град убо огню предаша, а людеи мечя предаша, и тако вскоре взяша град. А иную силу царь рвспусти по земли воевати, а иныя ходиша к Звенигороду, а иныи к Волоку и к Можайску, а иные к Дмитрову, а иную рать посла на Переяславль; и те, тамо жедше, взяша град Переяславль и огнем пожгоша.
   А князь Володимер Андреевич, собрав воя многы около себе, и стояше ополчившеся близ Волока. И тамо неции татарове наехаша на нь; он же прогна их от себе. Они же прибегоша к Тактамышю царю пострашены и биты. Царь же, слышав, что князь великии на Костроме, а князь Володимер у Волока, поблюдашеся, чяя на себе наезда; того ради не много днии стояше у Москвы, но взем Москву, скоро отъиде. Царь же перевезеся за реку Оку и взять всю Разанскую землю, и огнем пожже, и люди посече, аполон поведе в орду множество безчисленное.
   В лето 1385 месяца марта в 25, на Благовещанье святой Богородицы князь Олег Рязанскы взял град Коломну изгоном. Того же лета князь великии Дмитреи Иванович, сбрав соя многы, посла с ними брата своего князя Володимера Андреевичя на князя Олга и на Рязанскую землю. Тое же осени в Филипово говенье игумен Сергии, преподобныи старец, сам ездил на Рязань к великому князю Олгу о мире. Преже бо того мнози ездили к нему и не возмогоша утолити его. Преподобныи же старец кроткыми словесы и тихими речми и благоуветливыми глаголы, благодатию, вданною ему, много беседовал с ним о ползе души и о мире и о любви. Князь же Олег преложи свирепство свое на кротость и покорися и уеротися и умилися велми душею, устыде бо ся толь свята мужа и взял с князем с великим мир вечныи.
   В лето 1387 князь великии Дмитреи Иванович отда дщерь свою княжну Софью на Рязань за князя Феодора Олговича. Тое же зимы того же мясоеда бысть розмирие князю великому Дмитрию Ивановичу с князем Володимером Андреевичем; поимани быша бояре стареишии княжи Володимеровы и розведени быша вси по городом, и седеша в нятьи. Тое же весны месяца марта в 25, в честныи праздник Благовещениа святыя Богородица, князь великий Дмитреи Иванович взя мир и прощение и любовь с князем с Володимером Андреевичем.
   В лето 1389 месяца маиа в 19, преставися благоверныи и христолюбивыи и благородныи князь великий Дмитрии Иванович Московскии. Того же лета месяца августа в 15 князь Василеи Дмитриевич седе на княжении на великом в граде в Володимери на столе отца своего и деда и прадеда, а посажен бысть царевым послом Шихматом. Того же лета князю великому Василию Дмитриевичу бысть розмирие с князем с Володимером Андреевичем. Князь же Володимер с сыном своим с князем Иваном и с бояры стареишими поеха в свои град Серпохов и оттуду в Торжок, и тамо пребысть неколико время в Теребенском, дондеже умиришася. Тое же зимы по Крещении князь великии Василеи Дмитриевич взя мир и любовь с князем Володимером Андреевичем и удели ему неколико городов, вда ему Волок да Ржеву.
   В лето 1392 сложи князь великии Василеи Дмитриевич целование к новогородцам и посла дядю своего князя Володимера Андреевича да князя Юрья Дмитреевича, брата своего в Торжек, и повоеваша волости новогородстии, и много зла христианом створиша.
   В лето 1400 месяца августа князь Юрьи Святославич да князь Олег Рязанскыи приидоша к городу к Смоленску, а в Смоленске бысть в то время мятеж и крамола. Овии хотяху Витовта, а друзии отчича своего. Князь же Юрьи сслася с горожаны, а они не можаху терпети насильства от поганых ляхов, и предашася князю Юрью, отвориша ему град, а в граде седел тогда от Витовта князь Роман Михаилович Дебрянски, и наместницы Витовтовы поимаша, князя же Романа убиша. И тако князь Юрьи взя Смоленск и седе в своей отчине.
   В лето 1402 июля в 5 преставися князь Олег Рязанскыи, нареченный в святом крещении Иаков, а в мнишском чину Иоаким и положен бысть на Солодше в монастыри.
   В лето 1410 великии князь Светригаило Олгердович отъеха с Москвы в Литву и еда взял град Серпохов.
   Того же лета о Троицине дни преставися князь Володимер Андреевич».
Лаврентьевская и Симеоновская летописи. М, 1998.
   «Текст Московского великокняжеского свода XIV века («Летописец великий русский») прямо до нас не сохранился. Лучше всего он представлен как источник в том большом общерусском своде, который кончал свое изложение 1408 годом и был известен Карамзину под название харатейной Троицкой летописи. Эта Троицкая летопись сгорела в пожарах Москвы 1812 года вместе с библиотекою и делами Общества Истории и Древностей при Московском Университете.
   Первым общерусским митрополичьим сводом, составленным в 1408 году, была летопись, названная Н. Карамзиным «Троицкою» и сохранившаяся для нас в составе Симеоновской летописи от 1177 до 1389 года в достаточно полном виде, а с 1390 по 1408 год перебитая тверскою переработкою и несколько сокращенная. Желая создать общерусский свод, митрополит Киприан, видимо, озаботился привлечением всех имевшихся тогда местных летописных памятников. Одним из них был семейный летописец князя Владимира Андреевича Серпуховского, двоюродного брата Дмитрия Донского, но в своем летописце упорно титулуемого не серпуховским, а московским. При наличии слияния в своде 1408 года серпуховского летописца с Московским великокняжеским сводом 1389 года исследователь испытывает затруднение в попытке представить себе со всею отчетливостью этот серпуховской источник, т. к. известия о князе Владимире Андреевиче, несомненно, читались и в великокняжеском московском летописце. Однако, ряд бесспорно серпуховских записей (6879, 6882, 6888, 6896, 6897 и 6909 годы), все же достаточно рисует нам облик этого источника как серпуховского семейно-княжеского летописца, весьма замкнутого и, можно сказать, провинциального, но литературно не совершенно заурядного.
   К числу весьма полных и обильных источников свода 1408 года нужно отнести три великокняжеских летописных свода: Тверской, Суздальский и Летописец Великий русский 1389 года, т. е. Московский».
М.Д. Приселков. История русского летописания XI–XV веков. Л, 1940.

Житие митрополита Московского Алексия

   Святый Алексий, чудотворец Московский, происходил из боярского рода. Родился в Москве при великом князе Данииле Александровиче. Отец его черниговский боярин Феодор Бяконт, а восприемником во святом крещении был сын великого князя Иван Данилович. При крещении отрок был назван Елевферием. Когда ему было двенадцать лет, случилось с ним чудесное происшествие. Расставлял он в поле сети для ловли птиц и вдруг внезапно уснул и слышит голос: «Зачем, Алексий, напрасно трудишься? Я сделаю тебя ловцом людей». Пробудился отрок, но вокруг никого не увидел и сильно дивился. С тех пор стал отрок Елевферия размышлять о том, что означал этот призыв. С юных лет любил он Бога и вот принял решение – оставить родителей, отказаться от жизни в миру, постричься в монахи, чтобы служить одному Богу. Пришел в Богоявленский монастырь в Москве и принял там постриг. И дали ему при пострижении имя Алексий. Игуменом был тогда святой Стефан, брат великого чудотворца Сергия Радонежского. Он сам постриг во иноки Елевферия Алексия, а тому было тогда девятнадцать лет.
   Двадцать лет провел святой Алексий в посте и трудах, усердно молился и совершал монашеские подвиги. Многие дивились его усердию и ревности. Он снискал всеобщее уважение и почитание своей богоугодной жизнью. Великий князь Симеон Иванович и митрополит Феогност его любили и почитали. И был он поставлен епископом города Владимира.
   После смерти митрополита Феогноста по соборному постановлению избран был митрополитом епископ Алексий. Это было при великом князе Иоанне Иоанновиче. И послан был святой Алексий в Константинополь к патриарху Филофею для поставления в митрополиты. И поставил патриарх Филофей Алексия митрополитом Киевским и всея Руси. Вернувшись из Царьграда, принял святитель Алексий правление Русской Церковью, и усугубил свои иноческие подвиги, и был светильником для всех, и всем был примером – словом, и делом, и жизнью, и верой, и духом, и любовию.
   Слава о святителе Алексии широко распространилась, и даже язычники, не знающие Христа, почитали его как чудотворца. Татарский хан Джанибек, слыша, что Бог творит чудеса по молитвам святого Алексия, обратился с просьбой к великому князю Московскому прислать ему человека Божия, чтобы он помолился о царице Тайдуле, три года назад ослепшей. В противном случае грозил Джанибек войной и разорением. Святый Алексий исполнился скорби, ибо не думал он, что ему по силам такое дело. Но по просьбе великого князя он все-таки поехал к хану Джанибеку. Перед отъездом совершил молебен в Успенском соборе со всем духовенством. Во время молебствования свеча у гроба святого чудотворца Петра зажглась сама собой, и все видели это чудо. И было это добрым знамением святому Алексию – что Господь благоволит ему и благословляет его на путь.
   Взял с собой святитель Алексий немного воска от той свечи, изготовил малую свечку. И отправился в путь со всем клиром, уповая на милость Божью. Еще до прибытия блаженного Алексия в ханскую столицу царица Тайдула видела сон – увидела они святителя Алексия в архиерейском облачении в сопровождении иереев. И повелела царица приготовить для святого Алексия и священников драгоценные облачения. Вышел хан Джанибек навстречу святителю, встретил его с великой честью. И начал святитель Алексий молебствование, зажегши малую свечку свою от гроба святого Петра, а после продолжительных молитв окропил освященной водой царицу Тайдулу, и она тотчас прозрела. Все дивились славному и дивному чуду и восхваляли Бога. Хан Джанибек с великой честью и щедрыми дарами проводил святителя Алексия и его спутников на родину.
   Через некоторое время снова пришлось митрополиту Алексию идти в Орду. После смерти Джанибека власть захватил его сын Бердибек, жестокий и кровожадный. Он убил двенадцать братьев, чтобы захватить власть, и готовился идти на Русь. И тогда, по просьбе великого князя Московского, отправился в Орду митрополит Алексий и кроткой и мудрой беседой укротил ханскую ярость.
   Вскоре скончался великий князь Иван Иванович, и унаследовал власть его девятилетний сын Дмитрий Иванович. Все заботы о малолетнем князе взял на себя святитель Алексий. В то время великое княжение перешло к суздальскому князю Дмитрию Константиновичу, который сумел выпросить себе в Орде ярлык на великое княжение. Митрополит Алексий, несмотря на желание великого князя Дмитрия Константиновича, не стал жить во Владимире, а остался в Москве при молодом князе Дмитрии Ивановиче. В Орде в это время была великая междоусобица, ханы убивали друг друга, борясь за власть. В 1362 году ярлык на великое княжение получил снова московский князь Дмитрий Иванович, молитвами и трудами святителя Алексия. Мудрость его, дипломатический талант и неустанная молитва много способствовали процветанию Московского княжества. Он был истинной опорой молодому князю Дмитрию Ивановичу.
   Труды и заботы о благе Отечества, помощь князю в управлении государством все это не заслонило от внимания святителя главного его дела – окормления Церкви Российской. Многое попечение имел он о жизни иноческой, о строительстве монастырей и храмов. Построил на берегу реки Яузы храм во имя Нерукотворного образа Христова, а при храме устроил монастырь с общежительным уставом и вручил игуменство в нем преподобному Андронику, ученику святого Сергия Радонежского. А другой монастырь – в честь чуда святителя святого архистратига Михаила в Хонех – построил он в Москве; в Чудовом монастыре завещал святитель Алексий положить свое тело. И другие церкви и монастыри построил святитель, и много дел славных совершил он во славу Божию, и был добрым пастырем духовных своих овец до самой кончины своей.
   Святитель Алексий отошел ко Господу 12 февраля 1378 года. Время своей кончины он предвидел; совершив Божественную литургию и причастившись Святых Тайн, мирно простился с людьми и предал Господу свою душу. Тело его с великой честью было погребено в созданном им храме архистратига Михаила. Всех лет жизни его было 85, а на святительском престоле пребывал он 24 года.
   Спустя много лет обретены были нетленными его святые мощи. Даже ризы на нем были совершенно целы. Мощи были перенесены в церковь, построенную в честь великого угодника Божия. От них источаются многие исцеления и подается помощь всем, с верою припадающим к ним, по великому милосердию Божию».
Дмитрий Ростовский. Из книги «Жития всех святых». XVII век.
   «Как библиографическая история жития митрополита Алексия, так и его фактическое содержание представляет много темных, едва ли даже разъяснимых пунктов. Над обработкой этого жития трудился ряд писателей, начинающийся Питиримом в половине XV века и оканчивающийся чудовским иноком во второй половине XVII века. Пахомий только наиболее известный автор из этого ряда. (Серб Пахомий имел громкое имя между древнерусским книжниками; пришел на Русь с Афонской горы примерно в 1460 году в Новгород, потом в 1470 году переехал в Троицу. Есть список Жития митрополита Алексия 1459 года, составленный Пахомием, с заметкой, что оно написано по поручению митрополита Ионы и Собора святых отцов).
   История Жития тесно связана с судьбою мощей святого Алексия и начинается с их обретения. Сказание о нем было обработано в нескольких редакциях. Две из них встречаются в списках Пахомиева жития Алексия, одна краткая, другая распространенная, обе с 8 или 9 чудесами. Третья есть переделка пространной статьи Пахомиевского жития. Наконец, 4-я редакция, с витиеватым предисловием, имеет характер церковной беседы на праздник обретения мощей: это другая переделка Пахомиева сказания, составленная в Чудовом монастыре в XVII веке при митрополите Макарии, с новыми фактическими подробностями и с прибавлением повести о вторичном перенесении мощей Алексия после 1483 года. Она ничего не говорит о вторичном перенесении, которое было незадолго до 1501 года, когда построенную еще при Алексии церковь Чуда, из перенесены были мощи, разобрали, чтобы выстроить новую.
   В XVII веке еще раз переработано было Житие митрополита Алексия. В литературном отношении эта редакция один из лучших древнерусских памятников этого рода по грамотности изложения, искусству рассказа и стремлению отрешиться от условных форм и общих мест жития. Менее удовлетворительно ее фактическое содержание. Биограф старался изучить жизнь святителя по всем доступным ему источникам: кроме Пахомиевой и Макарьевских редакций Жития он пользовался летописями и грамотами XIV века, предпослал Житию краткий и не совсем точный очерк истории Московского княжества и сообщил 2–3 биографические черты, которых нет в прежних редакциях. Но и он не мог устранить неточностей и противоречий в этих редакциях. Житие оканчивается известием о перенесении мощей в 1686 году и составлено при патриархе Адриане (1690–1700) монахом Чудова монастыря».
В.О. Ключевский. Древнерусские Жития святых как исторический источник.

Часть I. Московское государство, Тверь, Суздаль, Новгород, Золотая Орда, Рязанское княжество и Литва до середины XIV века

Глава 1. Москва, Тверь, Суздаль, Новгород, Золотая Орда, Рязань и Литва. Конец XIII века – 1341 год

   В конце XIII века в Северо-Восточной Руси существовало три главных княжества, претендовавшие на главенствующую роль в русских землях – Тверское {1}, Суздальско-Нижегородское {2} и Московское {3}. На севере главенствовала Новгородская республика {4}, с Запада от Великого Литовского княжества {5} Русь прикрывал Смоленск[1], а Рязань {6} почти всегда принимала на себя первые удары татар Золотой Орды {7}, уже более полувека после разгрома Руси в 1238–1240 годах получавшей дань от русских княжеств. Тверское, Суздальско-Нижегородское и Московское княжества выделились из Великого Владимирского княжества {8}, созданного в XII веке Юрием Долгоруким, Андреем Боголюбским и Всеволодом Большое гнездо, и являвшегося политическим центром Северо-Восточной Руси. Именно получавший от золотоордынских ханов ярлык на княжение в «русском улусе» великий князь владимирским считался главным князем на северо-восточных русских землях, собирая ежегодную дань для Золотой Орды. С.Ф. Платонов писал в «Лекциях по русской истории»: «Удельные князья неизменно враждовали с утвержденным татарами великим князем и старались, в одиночку или все сообща, ослабить его. Александр Невский враждовал с великим князем Ярославом Тверским, Дмитрий Александрович[2] – с великим князем Василием Костромским, Андрей Александрович[3] – с великим князем Дмитрием Александровичем и так далее. Татары видели все эти свары и усобицы и не думали, что их существование подрывает на Руси значение татарской власти; напротив, не следуя никакому определенному принципу в этом деле, они смотрели на ссоры князей как на лишний источник дохода и цинично говорили князю: будешь великим, «оже ты даси выход (т. е. дань), больши», то есть если будешь платить больше соперника».

   Московское княжество, основанное младшим сыном Александра Невского Даниилом {9}, вобрав с себя Переяславское княжество, захватив Коломну и Можайск, в начале XIV века стало одним из самых авторитетных и влиятельных русских княжеств.
   К. Бестужев-Рюмин писал в «Русской истории», вышедшей в Санкт-Петербурге в 1872 году: «Хотя мы мало знаем об образе жизни князей {10} той эпохи, но из всего известного нам видно, что они во многом не похожи были на предшественников своих, князей дружинников: приобретение становится для них на первый план и заменяет собою удел прежних времен. Есть упоминания о продолжительных пирах, об охотах, но удалых походов уже не встречается. Князья больше сидели дома и копили доходы, как хорошие домохозяева. Доходы московских князей состояли из даней, из разного рода пошлин таможенных, судебных (винавира, поличное, беззадщина, татин рубль, пересуд, новоженная куница – пошлина с браков), доходов с их сел, и кроме того московские князья занимались торговлею. Доходною статьею было звероловство и охота. Образ жизни князей был очень прост: это видно из того, как тщательно передают они в духовных разные вещи: бармы, цепи, шубы, кубки, каждая вещь была знакома и имела свою историю. Князья жили в деревянных хоромах, которые нередко подвергались пожарам. Во главе хозяйственного управления княжеского двора а вместе с тем и во главе всего финансового управления стояли дворские, за ними следуют: казначеи, ключники и дьяки. Административные обязанности в волостях и городах отправляли посельские и наместники, получавшие так называемое кормление. С половины XIV века счет на гривны заменяется счетом на рубли. Рубли не чеканились, но это была единица весовая: обрубок серебра около 46 золотников (1 золотник = 3,5 граммам. – А.А.) весу; а чеканились «денги», различные весом, в московском рубле было 100 денег, счет велся еще на алтыны (6 денег).
   Во главе церкви Русской стоял митрополит {11}, который поставлялся в Константинополе. Власть митрополита была двоякая: с одной стороны он был главою Русской церкви, с другой он имел свою отдельную епархию. Он избирал и рукополагал епископов, вместе с епископами он судил епископов. Как глава Русской церкви, митрополит председательствовал на соборах Русского духовенства. Всех епархий в начале XV века считается 18 (в середине XIV века немного меньше. – А.А.). Всех монастырей восстановлено и вновь устроено во время татарское более 180. Право основать монастырь ничем не было стеснено в эту эпоху, потому они так легко и возникали.
   Митрополит и епископы с духовною властию соединяли в древней Руси значительную долю власти светской: кафедры обладали большими недвижимыми имуществами, оттого около духовных властей рано образуется «двор» из лиц светских. В ряду этих домовых людей выделяются бояре, частию поступившие на службу митрополита, частию получившие от него землю в пожизненное владение, или купившие на таких же условиях. По волостям и селам назначались митрополитом волостели и посельские. Казну архиерейскую сохранял казначей или эконом.
   «Русская митрополия была самой обширной митрополией константинопольского патриархата, она даже превосходила по своим размерам самый патриархат. Во главе ее стоял митрополит. Власть его была весьма обширна. Ближайшее управление церковью митрополит ведал вместе с собором епископов, которых он призывал для совещания к себе. Митрополит являлся главным начальником епархиальных архиереев. Ко времени монгольского нашествия было 15 епархий: черниговская, ростовская, владимиро-волынская, новгородская, туровская, полоцкая, тмутараканская, белгородская, переяславская и юрьевская, смоленская, галичская, рязанская, владимирская, перемышльская и угровская. Власть епископа по отношению к подчиненному ему духовенству имеет такое же значение и такую же силу по каноническим правилам, как и власть митрополита над епископом. Подобно тому, как митрополит правил церковью с помощью собора епископов, так и каждый владыка управлял епархией с помощью коллегии из местных священников. Эта коллегия называлась клиросом. В нее входили все соборные священники, имевшие также и свои приходские церкви.
   Древнерусская церковь, обладая обширными правами, огромными материальными средствами, в делах политических весьма умеренно пользовалась своим влиянием, употребляя его преимущественно для поддержания мира» (23).
   Права и преимущества русского духовенства в светском отношении определяются в эту эпоху ханскими ярлыками и льготными жалованными грамотами {12} русских князей. Ярлыками запрещается нарушать права духовенства, отымать что-либо у духовных лиц и вообще и вообще вступаться в церковные дела под страхом смертной казни. Духовенство, на основании ярлыков, управляется и судится по своим уставам, свободно от всех податей и повинностей; люди, живущие на землях церковных и монастырских, свободны от всех даней и повинностей» (8).

   В 1299 году русский митрополит Максим перенес митрополичью кафедру во Владимир. Примерно тогда же в Москве родился будущий первый русский митрополит Алексий – создатель Московского государства. Историк русской церкви Е. Голубинский писал: «Отец Алексия, черниговский боярин Федор Бяконт, приехал в Москву до 1293 года и был принят на службу князем Даниилом Александровичем «в число самых первых бояр. Старший сын Федора Бяконта родился в период между 1293–1298 годами, получив при крещении имена Симеона-Елефверия. О почетном месте, занимаемом боярином Федором при московском княжеском дворе, говорит то, что крестным отцом будущего митрополита стал второй сын князя Даниила Иван, будущий Калита. У Елевферия было четыре младших брата, давших начала боярским родам Игнальевых, Жеребцовых, Фоминых, Плещеевых.
   В двадцатилетнем возрасте Елевферий, получивший отличное образование, постригся в монахи с именем Алексия в московском Богоявленском монастыре, в котором провел почти 30 лет» (19).

   Политическая обстановка в начале XIII века в русских землях была сложной. В 1301 году войска Даниила Александровича Московского разбили рязанские войска, разорили Рязанское княжество и взяли в плен князя Константина Романовича Рязанского. К Московскому княжеству была присоединена Коломна[4]. Через три года великим владимирским князем стал Михаил Тверской, а еще через три года, в 1308 году, великий рязанский князь Василий Константинович был убит в Золотой Орде, а татары разграбили Рязанское княжество. Рязанским князем стал двоюродный брат Василия Константиновича Иван Ярославич Пронский, в 1320 году воевавший с Юрием Московским. (Через семь лет Иван Пронский был убит в 1327 году в Орде по приказу Узбека. Рязанским князем стал его сын Иван Коротопол. – А.А.).
   В 1312 году ханом Золотой Орды стал Узбек[5].
   «На грани XIII и XIV веков Улус Джучи распался на Кок-Орду (Золотая Орда) и Ак-Орду (бассейн Сырдарьи и Аральского моря. – А.А.), каждая из которых имела свою собственную династию из потомков старшего сына Чингиз-хана Джучи.
   Высшей точкой военного могущества Золотой Орды было время Узбек-хана (1312–1342). Его власть была одинаково авторитетна на всех землях его обширных владений. Согласно Ибн-Арабшаху, арабскому историку XV века, караваны из Хорезма проходили на телегах совершенно спокойно, «без страха и опаски», до самого Крыма в течение трех месяцев» (20).
   В 1316 году литовский великий стол занял Гедимин {13} – третий великий князь литовский из жмудской династии. Великими князьями литовскими до Гедимина были Миндовг, Тройнат, Войшелк, Шварн Данилович (умер в 1268 году), Тройден Ромунтович (1270–1282), первый жмудский князь Лютаур (умер в 1295 году) и Витень (1295–1316). «Гедимин, как и его предшественники, держался завоевательной политики. Историческая критика может указать на некоторые земли, присоединенные Гедимином к Литве: Киевскую, Полоцкую, Минскую, Туровскую, Пинскую и Витебскую. Литовское княжество приобрело значение сильного центра, около которого группировались более слабые русские области. Московское государство находилось в таком же положении; политика как московских, так и литовских князей была одинакова: те и другие стремились стягивать более слабые русские области вокруг сильного политического центра» (57). Гедимином были построены знаменитые два замка в Вильно, два – в Троках, Кревский, Меднинский и Лидский замки.
   В 1318 в Золотой Орде убит Михаил Тверской – великим владимирским князем стал Юрий Московский, не удержавший великий стол. Его сменил Александр Михайлович Тверской, в 1325 году убивший в Орде Юрия и через год казненный там же по приказу Узбека. За год до этого, в 1324 году литовцы Гедимина захватили Киев и Волынь[6], Польша и Венгрия – Галицию {14}.

   В 1325 году митрополит Петр переехал из Владимира в Москву. Петр и до этого часто бывавший в столице княжества, основал там Успенский собор, в котором и был похоронен. О важности того, в каком городе находилась митрополичья кафедра, говорят возможности русских митрополитов сохранять русскую государственность и душу русского народа в условиях подчинения монголо-татарам. Сохранился «Ярлык хана Узбека митрополиту Петру»:
   «А се аз ярлык Язбека царя Петру митрополиту, всея Руси чудотворцу.
   Вышняго и бессмертного Бога силою и волею и величеством и милостию его многою Язбяково слово. Всем нашим князем, великим и средним и нижним, и сильным воеводам и вельможам, и князем нашим удельным, и даругам славным, и польским князем высоким и нижним, и книжником, уставодержальником, и учительным людским повестником и сбирателем и баскаком, и послом нашим и гонцом, и данщиком, и писцом, и мимоездящим послом, и ловцом нашим, и сокольником, и пардусником, и всем людем высоким и нижним, малым и великим, нашего царства, по всем нашим странам, по всем нашим улусам, где наша, Бога бессмертного силою, власть держит и слово наше владеет.
   Да никто же не обидит на Руси соборную церковь митрополита Петра, и его людей и церковных его, да никто не взимает ни стяжаний, ни имений, ни людей. А знает Петр митрополит в правду, и право судит, и управляет люди своя в правду, в чем ни будь: и в разбои, и в поличном, и в татьбе, и во всяких делах ведает сам Петр митрополит един, или кому прикажет. Да вси покоряются и повинуются митрополиту, все его церковные причты, по первым изначала законом их, и по первым грамотам нашим, первых царей великих грамотам и дефтерем. Да не вступаются в церковное и митрополиче никто же, занеже то Божие все суть; а кто вступится, а наш ярлык и наше слово переслушает, тот есть Богу повинен, и гнев на себя от него приимет, а от нас казнь ему будет смертная…
   А нам в то не вступатися ни во что, ни детемнашим, ни всим нашим князем нашего царства и всех наших стран, и всех наших улусов; да не вступаются никто же ни чем, в церковные и митрополичи, ни в волости их, и в села их, ни во всякие ловли их, ни в борти их, ни в земли их, ни в улуси их, ни в леси их, ни во ограды, ни в волостные места их, ни винограды их, ни в мельницы их, ни в зимовища их, ни в стада их конные, ни во всякие скотские стада; но во все стяжания и имения их церковные и люди их, и все причты их, и все законы их уложенные старые от начала их – то все ведает митрополит, или кому прикажет. Да не будет ничтоже перечинено, или порушено, или кем изобижено; да пребывает митрополит в ихом и кротком житии безо всякие голки; да правым сердцем и правою мыслию молит Бога за нас, и за наши жены, и за наши дети, и за наше имя. И мы бо такоже управляем и жалуем, якоже и прежние цари ярлыки им давали и жаловали их; а мы по тому ж пути, темиж ярлыки жалуем их; да Бог нас пожалует, заступит; а мы Божия бережем и даного Богу не взимаем; а кто взимает Божие, и тот будет Богу повинен, а гнев Божий на него же будет, а от нас будет казнен смертною казнью; да то видя, и иные в боязни будут…
   Дань ли на нас емлют, или иное что ни буди: тамга ли, поплужское ли, ям ли, мыт ли, мостовщина ли, воина ли, ловитва ли коя ни буди наша; ил егда на службв нашу с наших улусов повелим рать сбирати, где восхотим воевати – а от соборныя церквы и от Петра митрополита никто же да не взимает, и Бога молят, и нас блюдут, и наше воинство укрепляют.
   А что закон их, и в законе их церкви, и монастыри, и часовни их, ничем да не вредят их, ни хулят, а кто учнет веру хулити или осуждати, и тот человек не извиинится ни чим же и умрет злою смертью.
   Так ярлык дан. Так молвя, слово наше учинено. Таковою крепостию утвердило. Заячьего лета, осеннего первого месяца 4 ветха.
   На полиих писан и дан» (32).

   В мае 1328 года на Русь приехал новый митрополит – грек Феогност. В этот же год великим владимирским князем стал сын Даниила Александровича московский князь Иван Калита {15}. «С Иваном Даниловичем Калитой на великокняжеском столе села такая сильная и крупная власть, которой до сих пор не знала еще северо-восточная Русь» (41). Русский историк С.Ф. Платонов писал:
   «О деятельности великого князя Ивана Даниловича Калиты известно немного. Но то, что известно, говорит о его уме и таланте. Сел он на великом княжении и, по словам летописца, «бысть оттоле тишина велика по всей Русской земле на сорок лет и престаше татарове воевати Русскую землю». Тишина и порядок во владениях Калиты привлекали туда население: к Калите приходили на службу и на житье как простые люди, так и знатные бояре с толпами своей челяди. Самым же главным политическим успехом Калиты было привлечение в Москву русского митрополита.
   С упадком Киева, когда его покинули старшие князья, должен был возникнуть вопрос и о том, где быть митрополиту всея Руси: оставаться ли ему в заглохшем Киеве или искать нового места жительства? Около 1300 года митрополит Максим решил этот вопрос, переселившись во Владимир-на-Клязьме после одного из татарских погромов в Киеве. После смерти Максима цареградский патриарх поставил на Русь митрополитом игумена Петра, волынца родом; а Петр, осмотревшись в Киеве, поступил так же, как Максим, и переехал на север. Официальным местопребыванием его стал стольный город Владимир; но так как в этом городе великие князья уже не жили, и за Владимир спорили Москва с Тверью, то Петр решительно склонился в пользу Москвы, во всем поддерживал московского князя Ивана Калиту, подолгу живал у него в Москве и основал там знаменитый Успенский собор. В этом соборе он и был погребен, когда кончина застигла его в Москве. Его преемник, грек Феогност, уже окончательно утвердился в Москве, и таким образом Москва стала столицей всей Русской земли. Ясна вся важность этого события: в одно и то же время в Москве образовалось средоточие и политической, и церковной власти и, таким образом, прежде малый город Москва стал центром «всея Руси».
   Иван Калита в течение многих лет сумел сохранить в неприкосновенности земли своего княжества. «Именно при Иване Калите началось прямое противостояние между Литвой (военных столкновений не было. – А.А.), и московско-владимирским политическим миром, за спиной которого стояла Орда. Борьба с Москвой толкала Литву к унии с Польшей, Москву – к сохранению вассальных отношений с Ордой. Больше всего Иван Калита опасался того, что литовцы, соединившись с поляками и примирившись с Орденом, двинутся на восток (Смоленск и Москву), либо на северо-восток (Псков и Новгород). И тогда первые слабые ростки московской государственности могли погибнуть под копытами литовских полчищ или «дружественных» татарских орд» (9). Зимой 1333 года наследник Ивана Симеон Гордый женился на дочери Гедимина Айгусте.
   Иван Калита умер 31 марта 1340 года. Историк В.В. Мавродин писал в своей работе «Образование единого Русского государства», опубликованной в 1951 году в Москве:
   «Большое значение в возвышении Московского княжества имело то обстоятельство, что Москва лежала на очень удобных и важных торговых путях. Москва прежде всего была центром междуречья Волги и Оки, узлом, связывающим самые отдаленные княжества и области друг с другом. Река Истра, приток Москвы, подходит к Ламе, притоку Шоши, впадающей в Волгу, и образует путь, соединяющий верхнюю Волгу со средней Окой через волок Ламский. Пути в запада на восток, проходящие через Москву, шли по Яузе и Клязьме. Через Кучково поле пролегала шедшая от Москвы «великая дорога Владимирская». Из Лопасны на Москву шла дорога, соединявшая Черниговскую и Киевскую земли с Переяславлем, Ростовом, Владимиром. Эти старинные дороги были торговыми путями, по которым двигались купеческие караваны – где в ладьях, где волоком, где на колесах и полозьях. Купцы южной Руси, черниговцы, киевляне, плыли по Десне до Брянска, оттуда волоком попадали на Оку и Окой добирались в ладьях до Москвы-реки. Здесь некоторые из них продолжали плыть дальше до Неглинной, оттуда уже сухим путем попадали в Ростов, другие же плыли до Яузы, затем волоком шли до верховьев Клязьмы, а по ней уже – до Владимира.
   Новгородское купечество торговало с «низом» тоже через Москву. Новгородцы везли немецкие товары по Волге, Шоше, затем волоком у Ламы попадали на Истру, по ней добирались до Москвы и, наконец, перебирались на Оку и Волгу. Из Москвы и «низовских» городов в свою очередь в Новгород шел хлеб и некоторые другие товары. Через Москву проходили торговые пути, связывающие Литву, Польшу и западные русские княжества – Смоленск и Полоцк, с востоком. Товары из Литвы, Польши, Риги, Полоцка сухопутными дорогами, Западной Двиной и Днепром шли к Смоленску и дальше на Можайск, крайний восточный удел Смоленского княжества, а оттуда по Москву-реке через Москву и Клязьму и далее на Оку и Рязань. По Оке добирались до Нижнего Новгорода, а из него Волгой до Сарая. В XIV веке большую роль стала играть «сурожская торговля» – торговля с Сурожем (Судаком)генуэзской колонией в Крыму. Купцы съезжались в Москву, плыли Москвой-рекой, Окой и Осетром до верхнего Дона и по Дону спускались до Азовского моря. Были и сухопутные дороги, шедшие на юг и восток через степи.
   Увеличение торговых оборотов, с развитием которых росли разные сборы с торговли, обогащало княжескую казну, что стало особенно ощутительным со второй половины XIV века; растущие города укрепляли княжество как политическую единицу; московское купечество приобретало все большее значение в русской торговле, становилось все более и более богатым и влиятельным. Но торговые пути, шедшие через Москву, были транзитными путями, конечные пункты которых были в руках других князей, зачастую враждебных московскому. Огромной значимости транзитная торговля, имевшая своим центром своеобразный узел путей – Москву, находилась, таким образом, в зависимости от политической конъюнктуры, от княжеских взаимоотношений, усобиц. Естественно стремление московского купечества захватить в свои руки все русские торговые пути на всем их протяжении. Отсюда и вытекает энергичная поддержка купечеством московских князей, стремившихся к объединению под своей властью всей Русской земли.
   Известное значение имело и то обстоятельство, что в Московском княжестве княжеская династия не разрасталась до тех размеров, какие мы наблюдаем в других княжествах. Чаще всего отцу наследовал сын, причем дядей, младших братьев отца, тогда уже не было в живых; таким образом сами условия наследования княжеской власти способствовали укреплению «единодержавия» княжеской власти в Москве, а это несомненно сыграло некоторую роль в ее возвышении, выгодно отличая Московское княжество от княжеств-соперников. Москва почти не знала «нестроения» и феодальных войн».

Глава 2. Митрополичий наместник Алексий. Симеон Гордый, Феогност, Джанибек и Ольгерд. 1341–1353 годы

   В 1340 году умер великий князь литовский Гедимин, а через год Узбек и Иван Калита. Новые правители – Джанибек {16} Ольгерд {17} и Симеон Гордый[7] – стали решать судьбы русской земли. Тогда же, в конце 1340 года, инок Алексий был назначен наместником митрополита Феогноста (митрополичьим судьей. – А.А.).
   П.Д. Брянцев писал в «Истории Литовского государства», вышедшей в Вильне в 1889 году: «Гедимин три раза был женат. Первая жена его была литвинка и принадлежала к языческой религии, а остальные две – Ольга и Ева – были русские и православные. От этих трех жен Гедимин имел 7 сыновей и 5 дочерей. Из 7 сыновей Гедимина двое – Монвид (самый старший) и Кейстут (третий по старшинству, сын Ольги) были язычники, а следующие пять: Ольгерд (первый после Монвида, тоже сын Ольги), Наримунт, Любарт, Кариат (отец Дмитрия Боброка-Волынского. – А.А.), и Явнут (самый младший, сын Евы) были православные. Из 5 дочерей Гедимина четыре были православные, одна – католичка.
   По свидетельству русско-литовских летописцев и польского историка Длугоша, Гедимин, незадолго до смерти, разделил свое государство на несколько уделов и раздал их сыновьям {18}: Монвид получил от отца города Кернов и Слоним в Черной Руси; Ольгерд (в православии Андрей, в схиме Алексей) Крево и Витебское княжество; Кейстут – Берестье (Брест), Гродну и Жмудь; Наримунт (в православии Глеб) – Пинск, Туров и Минск; Любарт (в православии Феодор) – Волынь; Кариат-Михаил – всю Черную Русь без Слонима (столица Новгород Литовский – Новогрудек); Явнут – сидел в Вильне. Брат Гедимина Войн при жизни Гедимина владел Полоцком, и по смерти брата он оставался владетелем того же удела».
   В 1345 году великим литовским князем стал Ольгерд Гедиминович, разделивший свою власть с братом Кейстутом {19}. Все его братья остались на своих уделах, Явнут вместо отобранной Вильны получил город Заславль. В том же году, приняв верховную власть в Литве, Ольгерд попытался захватить Можайск – опустошил окрестности, осадил, но города взять не смог.
   «В 1349 году Ольгерд отправил брата своего Кориада (отец Дмитрия Боброка-Волынского. – А.А.) к хану возбуждать его против Симеона Московского. Последний, узнав об этом, тотчас послал сказать хану: «Олгерд опустошил твои улусы и вывел их в плен; теперь то же хочет сделать и с нами, твоим верным улусом, после чего, усилившись непомерно, восстанет и на тебя самого». Хан был настолько умен, что понял всю справедливость слов Симеоновых, задержал Кориада и выдал его князю московскому. Ольгерд присмирел на время и отправил послов в Москву с дарами и челобитьем, прося освободить брата: Симеон исполнил просьбу» (72).
   В 1350 году московский князь Симеон Гордый и митрополит Феогност послали посольство в Константинополь к императору и патриарху с просьбой поставить, в случае смерти Феогноста, на русскую митрополию того кандидата, который будет прислан из Москвы. 6 декабря 1352 года Алексий стал владимирским епископом – митрополичьим викарием (заместителем. – А.А.). В этом же году по просьбе Ольгерда в Константинополе был поставлен в митрополиты Литвы и Малой Руси Роман, бывший тверской боярин.

Часть II. Первый русский митрополит Алексий. 1353–1360 годы

Глава 1. Великий князь Иван II Иванович. Серпуховской удел. Рязань. Алексий в Константинополе. 1353–1357 годы

   В начале 1353 года на земли Московского княжества пришла чума. В.А. Кучкин писал в своей работе «Сподвижник Дмитрия Донского», опубликованной в 1979 году в журнале «Вопросы истории»: «11 марта от неизвестной болезни скончался митрополит Феогност, а через несколько дней умерли два малолетних сына великого князя Симеона Гордого. 26 апреля похоронили самого великого князя Симеона Гордого. А 40 дней спустя, (5 июля. – А.А.) не дожив четырех недель до своего 27-летия, умер его младший брат, третий сын Ивана Калиты, московский удельный князь Андрей Иванович {20}. После него остались жена и маленький сын Иван. У вдовы князя Андрея Марии, дочери галицкого (Галича Мерского) князя Ивана Федоровича, вот-вот на свет должен был появиться ребенок. 15 июля 1554 года у нее родился сын. Его назвали Владимиром {21}. (Кучкин считает 1353 год ошибочной датой и принимает 1354 год. Некоторые историки считают, что Андрей Иванович, живший постоянно в московском кремле, на дворе, который стоял между Архангельским собором и двором князей Мстиславских, был женат на Марии Кейстутовне, основавшей в 1386 году в Москве у реки Неглинки Рождественский монастырь, и именно внучка Гедимина была матерью будущего князя-героя. – А.А.)
   Время рождения Владимира Андреевича совпало с периодом серьезных испытаний для Московского княжества. В середине XIV оно занимало территорию от верховьев Клязьмы на севере до реки Оки на юге, от реки Гжати на западе до левого притока Оки реки Цны на востоке. По современным представлениям, размер его был довольно скромным (он уступал, например, и довольно значительно, территории нынешней Московской области), но полтысячи лет назад Московское княжество считалось немалым. Его западная часть, именно земли по левым притокам Оки – Лопасне и Наре, по правым притокам Пахры – Моче и Рожае, составляла удел Андрея Ивановича.
   И без того непростые отношения между членами московской княжеской фамилии усложнились после вступления в силу завещания Симеона Гордого. Потеряв в марте 1354 года обоих сыновей-наследников, Симеон очень надеялся, что супруга родит ему сына. В предвидении такой возможности великий князь решился на шаг, который не имел прецедента и не повторялся московскими правителями позднее: весь свой великокняжеский удел он завещал жене Марии Александровне, по происхождению тверской княжне. Братьев же Ивана и Андрея Симеон заставил скрепить собственными печатями текст своей необычной духовной грамоты. Но Мария Тверская так и не принесла наследника, а через некоторое время после Симеона умер и Андрей. Положение изменилось. Московский княжеский дом стал по преимуществу домом вдовых княгинь. Единственным взрослым представителем мужского потомства Ивана Калиты оказался его второй сын Иван Красный {22}. Но в его руках был небольшой по размерам звенигородский удел, выделенный ему еще отцом. Основными волостями Московского княжества распоряжалась вдова Симеона Гордого Мария. Значительные территории были за вдовой Ивана Калиты великой княгиней Ульяной и под управлением вдовы Андрея княгини Марии Ивановны. В этой ситуации при поддержке части крупного московского боярства звенигородский князь действовал весьма решительно. Он занял великокняжеский московский стол и отобрал у Марии Тверской главные объекты ее владений: Коломну, а также Можайск с относившимися к нему волостями. Изменилось и положение удела Андрея Ивановича, который должен был принадлежать его сыну Ивану и ждавшей ребенка вдове Марии Ивановне.
   22 июня 1354 года на Московское княжество напали рязанцы. «В то самое время, когда Иван Иванович Красный был в Орде, рязанцы во главе со своим малолетним великим князем Олегом Ивановичем взяли Лопасню, захватили московского наместника Михаила Александровича и увели его в Рязань, где держали в «великом томлении». Дело о Лопасне перешло на разрешение хана, который в 1358 году послал царевича Мамат-Хожу для установления границ между Москвой и Рязанью. Мамат-Хожа явился в Рязань, много зла понаделал в Рязанской земле и отсюда пошел в Москву к великому князю Ивану «о разъезде земли Рязанской». Но великий князь не впустил его в свою вотчину, прослышав, что он доброхотствует рязанскому князю и хочет отдать ему Лопасню и другие волости. Мамат-Хожа вскоре был отозван в Орду по обвинению в убийстве ханского фаворита и был там убит. Спор о Лопасне до поры до времени остался нерешенным, но Москва, по всем данным, компенсировала себя занятием некоторых мест по левой стороне Оки, по соглашению с рязанским князем» (41).
   Причиной нападения явились захваты во времена Симеона Гордого московскими князьями и боярами пограничных рязанских земель (Еще в 1301 году к Московскому княжеству была присоединена Коломна, принадлежащая Рязани). Когда Симеона не стало, рязанцы решили воспользоваться этим. По наущению своих бояр малолетний рязанский князь Олег Иванович {23} захватил Лопасню, которая входила в состав удела князя Андрея и граничила с территорией Рязанского княжества (очевидно, что после смерти князя Андрея его серпуховской удел контролировал Иван Красный, ставший 24 марта, через год борьбы с Константином Васильевичем Нижегородским за ханский ярлык, великим князем Владимирским. – А.А.)»
   В июле 1353 года Алексий прибыл в Константинополь для проставления в митрополиты, где пробыл почти год – константинопольские император Иоанн Контакузин и патриарх Каллист не спешили. В апреле 1354 года патриархом стал Филофей, в июне возведший Алексия в «митрополиты Киевские и всея Руси» «Хотя подобное дело совершенно необычно и небезопасно для церкви, однако ради достоверных и похвальных свидетельств о Алексие и ради добродетельной и богоугодной его жизни, мы судили этому быть, но это относительно одного только кир Алексия и отнюдь не дозволяем и не допускаем, чтобы на будущее время сделался митрополитом русским кто-нибудь другой оттуда; из сего богопрославленного, боговозвеличенного и благоденствующего Константинополя должны быть поставляемы митрополиты русские» (32).
   Осенью 1354 года митрополит Киевский и всея Руси Алексий вернулся домой, в Москву. «В ризнице Чудова монастыря сохраняется рукописное славянское Евангелие, письмо и самый текст которого принадлежат по приданию святому Алексию. Рукопись Евангелия – пергаменная, в восьмую долю листа, писанная в два столбца весьма мелким, очень хорошим полууставом, содержит в себе четвероевангелие в порядке и полном виде евангелистов, деяния и послания апостольские, апокалипсис и краткий месяцеслов, всех листов в рукописи 170. По исследованию специалистов, текст Нового Завета, содержащегося в рукописи, отличается многими особыми вариантами и многими особенностями или разновидностями перевода, которые дают видеть в нем, по мнению специалистов, новый перевод или новую редакцию, сделанный в 1355 году. Относительно своего характера и качества перевод святого Алексия отличается буквальною близостью к греческому подлиннику» (19).
   В 1356 году литовский ставленник Роман поехал в Константинополь просить передать в его церковное подчинение Киев. Туда был вызван и Алексий, выигравший «спор велик» – Киев Роману не передали. (В 1361 году Роман умер, новых митрополитов для Литвы Константинополь ставить пока не стал. – А.А.)
   «Алексий достиг митрополии, как ставленник великокняжеской власти, судьба сделала его фактическим правителем великорусского великого княжества. И в этой роли он опирается на свой церковный авторитет в политических делах, сливает в одно целое свою церковно-политическую деятельность с руководством общей политикой великого княжества всея Руси.
   Митрополит Алексий формально закрепил связь митрополии с великорусским великим княжеством, выхлопотав постановление о перенесении резиденции митрополита из Киева во Владимир. Русская митрополия осталась при этом «Киевской и всея Руси», так как за Киевом сохранено значение собственно престола и первой кафедры архиерейской, а Владимирская епископия признана второй кафедрой, резиденцией и местом упокоения митрополитов. И такое решение вопроса о митрополии всецело отвечало существенным интересам как митрополита, так и великокняжеской власти. Интересы эти настоятельно требовали сохранения за русской митрополией характера «Киевской», несмотря на перенесение митрополичьей резиденции на север. Утрата киевского центра грозила не только потерей самого Киева и юго-западных епархий, но и Твери, и Новгорода, и Пскова, не говоря уже о Смоленске, и как только им представится возможность потянуть в церковном отношении к иному, не московскому центру» (61).

Глава 2. Джанибек и Тайдула. Киев и Ольгерд. 1357–1360 годы

   В августе 1357 года в Москву прибыло посольство из Золотой Орды с требованием Алексию вылечить заболевшую Тайдулу. Хан Золотой Орды Джанибек писал великому московскому князю Ивану Красному: «Мы слышали, что у вас есть служитель Божий Алексий, которого Бог слушает, когда он о чем просит. Отпустите его к нам; если исцелеет моя царица, то дарую вам мир; если же не отпустите его, пойду опустошать вашу землю». «Жены золотоордынских ханов, нисколько не будучи гаремными затворницами, имели при них не меньшее значение, чем жены европейских государей при своих мужьях. Тайдула – женщина выдающаяся из обыкновенного ряда, имела исключительно большое влияние на дела государства и была настоящей соправительницей хана Джанибека – своего мужа». Знаменитый русский город Тула[8] принадлежал именно Тайдуле. Алексий вылечил любимую жену хана.
   «Из семи ярлыков[9], выданных на имя русских митрополитов и сохранившихся в переводах, три ярлыка связаны с именем Тайдулы: «А се другой ярлык дала Тайдула царица Иоанну (? – А.А.) митрополиту в лето 6870», «А се четвертый ярлык Ченибекова царица Тайдула дала Феогносту митрополиту, в лето 6851» (? – А.А.). Особенно характерными являются следующие строки: «По Ченибекову ярлыку, Тайдулино слово татарским улусным и ратным князем и волостным и городным и селным дорогам и таможенником и побережником и мимохожим послом, или кто на каково дело пойдет, ко всем…» (20)
   «Сохранилось два ярлыка, данных Алексию от ханши Тайдулы и от хана Бердибека (оба – в 1357 году. – А.А.).
   «А се ярлык дала тому ж Алексею Митрополиту Киевскому и всея Руси чудотворцу Тайдула царица Зенебекова, коли ему случится итти к Царю городу. По Зенебекову ярлыку Тайдулино слово к Темным и Тысячным князем; и сотником, и десятником, и волостелем, и городным Дорогам (сборщикам налогов. – А.А.), и князем, и мимохожим послом, и ко многим людем, и всем приказником. Сей Алексей Митрополит, коли пойдет ко царю граду, и зде кто ни будет, чтоб его не замали, ни силы б над ним не учинили ни какие, или где ему случится постояти, чтоб его никто не двигнул, ни коней его не имали, занеже за Зенебека Царя, и за детей его, и за нас молитву творит, так есмя молвили. А кто паки силу учинит, и он на великой пошлине перемолвит сам, так молвя, нашеиную грамоту дали есмя. Ентя году, Арама месяца, во 2 Ветха. Орда кочевала на Гулистане. Написано. Семир Ходча жалобу положил».
   «А се ярлык дал Бердебек Царь Алексею Митрополиту Киевскому и всея Руси чудотворцу.
   Бессмертного Бога силою и величеством, из дед и прадед, Бердебеково слово. Татарским улусным и ратным князем, Муалбугиною мыслию, волостным самым Дорогам, и Князем, и писцом, и таможенником, и побережником, и мимихожим послом, и сокольником, и пардусником, и бураложником, и заставщиком, и лодейщиком, и заказником, и всем пошлинником, или кто на каково дело не поедет, и всем многим людем. Чингиз чарь и первые цари, отцы наши, жаловали церковных людей, кои за них молилися, молебники, и весь чин поповский. Так молвя, написали есмя: какова дань ни будет, или пошлина, ино того тем ни видити, ни слышати не надобе, чтобы во упокое Бога молили, и молитву воздавали, так молвя, ярлвки подавали. И мы ныне, первых ярлыков не изышачивая, и думав, потомуж есмя Алексея Митрополита пожаловали. Как сядет на своем столе, и молитву воздает к Богу за нас и за наше племя, так есмя молвили. Какова дань ни буди, или пошлина, и того тем ни видати, ни слышати не надобе. Да не емлют у них, ни подвод, ни корму, ни питья, ни запросов ни почести не дают. Или что церковные земли и воды, домы, огороды, винограды, мельницы, того у них никто ничего не замают, ни насилуют над ними, а кто будет что взял, и он отдаст безпосульно. А в церковных домех никтоже не ставится, ни рушити их; а кто ся в них имеет ставити, или рушити их учнет, и тот в гресех да будет, и умрет злою смертью. И ты, Алексей Митрополит и весь ваш поповский чин возмолвише, что есте пожалованы. И церковным домом, и землям, и водам, огородам и виноградом, или кто над церковными людьми учинит через пошлину, ино то на вас; или кто разбоем и татьбою и ложью лихое дело учинит каково, а неиметь того смотрити, и ты сам ведаешь, что будет тебе от Бога. А о нас Богу молися, зане же ты преже, а мы о том не молвим ничего, так рекше и ярлык, с алою тамгою дали есмя на утверждение вам. Тегигуя лета, десятого месяца, в 10 Нова; Альгота месяца в семьсот восьмое. Орда кочевала на Каонге. Написано. У вас Бога, Усяин, Сераи, Ягашляи, Кутлубуга – и те головные князи жалобу клали Сеунч, Темир, Мюрбакшеи писали» (21).
   Тогда же в Орде умер или был убит Джанибек – началась великая замятня. «Убийство Джанибек-хана имело огромные последствия в дальнейшей жизни Улуса Джучи. Кандидатура Бердибека (его сына и возможного убийцы. – А.А.) была поддержана далеко не всеми близкими к двору эмирами. В Золотой Орде началась междоусобица, а вместе с ней и распад совсем недавно, казалось, такого прочного государства. Недовольство Бердибеком в среде военной золотоордынской знати было очень велико, и он был убит Кульной (через три года. – А.А.) одним из претендентов на ханский престол. Кульна был убит Наврузом, также своим братом. Убийство Кульны только усилило междоусобную борьбу в Золотой Орде. В течение двадцати лет – с 1360 по 1380 год, т. е. по год прихода к власти в Золотой Орде Тохтамыша, там перебывало более 25 борюшихся между собой ханов» (20).

   В январе 1358 года Алексий поехал в Киев, где чудом остался жив. Вернулся митрополит в Москву только через год – Ольгерд «изымал его обманом, заключил под стражу, отнял у него многоценную утварь и может быть убил бы его, если бы он, при содействии некоторых, не убежал тайно и таким образом не избавился от опасности».
   Во время отсутствия Алексия в Москве, в 1359 году, умер великий князь Иван Иванович. Историк русской церкви Е.Е. Голубинский писал:
   «Мы имеем положительные и ясные свидетельства, что Иван Иванович перед своею смертью (ноябрь 1359. – А.А.) оставил Алексия формальным и настоящим регентом государства при своем малолетнем сыне Дмитрии, – в актах греческих (см. Соборное деяние 1380 года – «великий князь Иван Иванович перед своею смертью не только передал на попечение митрополиту Алексею своего сына, но и вручил ему опекунское заведывание всею властью, не доверяя никому другому.
   Таким образом, святой Алексий был и митрополитом и главою государственного управления – это в нашей истории единственный случай.
   Он был ревностным охранителем владений и власти московских князей против внешних врагов» (19).

Часть III. Путь к Куликову полю. 1360–1377 годы

Глава 1. Глава Москвы. Великокняжеский стол. Шишовский лес. Мамай. 1360–1366 годы

   Иван Иванович оставил малолетнего наследника – девятилетнего Дмитрия «Смерть Ивана Ивановича вновь обострила проблему владимирского стола. За ярлыком на великое княжение в Орду отправился старший сын Ивана Красного Дмитрий. Но захвативший в начале 1360 года власть в орде хан Ноуруз, памятуя непокорство Ивана Красного ордынским послам и видя московского князя «юна суща и млада возрастом», отдал ярлык нижегородскому князю Дмитрию Константиновичу» {24} (38).
   «Суздальский князь Дмитрий Константинович захотел использовать момент, поспешил в Орду и успел получить ярлык на великое княжение. Москве грозила опасность потерять свое политическое значение. В этих трудных для Москвы обстоятельствах пришел на выручку московский митрополит Алексий. С тремя мальчиками (Дмитрий и Иван Ивановичи и Владимир Андреевич. – А.А.) и несколькими боярами он явился в Орду в тот момент, когда в Орде происходили не менее сложные события.
   Тот хан, который дал великое княжение князю суздальскому, был убит, его сменил другой. Орда разделилась между двумя ханами – Абдулом, именем которого правил сильный темник Мамай {25}, и Мюридом. Трудно было угадать, кто из двух ханов сильнее. Москвичи обратились к Мюриду, который дал ярлык малолетнему князю Дмитрию Ивановичу. Абдул поддерживал Дмитрия Суздальского» (20).
   Летом 1362 года золотоордынский хан Мюрид выдал ярлык на великое княжение Дмитрию Ивановичу. Дмитрий Константинович не уступал владимирского стола и зимой 1362 года московское войско во главе с двенадцатилетним Дмитрием Ивановичем и восьмилетним Владимиром Андреевичем выбило нижегородского князя из Переяславля – Дмитрий Московский стал великим владимирским князем.
   «Малолетний князь Владимир Андреевич не мог, разумеется, в полной мере осуществлять свои владельческие права. Ставший великим князем сын Ивана Ивановича Дмитрий (он вошел в историю как Донской) также был мальчиком. От их имени правили бояре, а правительство фактически возглавлял митрополит Алексий, добившийся в 1362 году ханского ярлыка на великое княжение владимирское для молодого Дмитрия Ивановича.
   Взаимоотношения великого князя со своим двоюродным братом – владельцем Серпухова регулировались духовной Ивана Ивановича. По договору 1367 года Владимир Андреевич является удельным правителем, подчиненным более могущественному московскому князю. Он признает себя «братом молодшим», а Дмитрия – «братом старейшим», обязуется извещать великого князя о намерениях общих врагов, платить дань в Орду через московского князя. Военные отряды серпуховского князя подчинялись московскому. Урегулировались также отношения князей в вопросах управления своей администрацией.
   Владимир Андреевич был вторым лицом в Московском княжестве» (87).
   В 1363 году Владимир с братьями участвовал в походе на Галич Мерский княжество было присоединено к Москве.

   В 1365 году на Переяславль-Рязанский из мордовских земель неожиданно напал мурза Тагай. Город был взят, разграблен и сожжен. При возврате Тагая домой его войска были настигнуты дружинами Олега Рязанского, Владимира Пронского и Тита Козельского и в кровопролитнейшей битве разгромлены наголову. Уйти смог лишь сам Тагай с небольшим отрядом.

   В этом же, 1365 году, в Москве было закончено строительство Чудова монастыря[10] – поставленному, по преданию, на месте, на котором стояла ханская конюшня, и которое было подарено святому Алексию ханшею Тайдуллою. «До митрополита Алексия было в Москве четыре монастыря – Данилов, Спасский, Богоявленский и Петровский. Он построил три монастыря сам – Чудов, Спасский-Андроников[11] (обетный монастырь, построенный в 1360 году на берегу реки Яузы – за спасение Алексия в 1355 в буре на Черном море по дороге в Константинополь; первым настоятелем был ученик Сергия Радонежского Андроник. – А.А.) и Алексеевский (первый женский монастырь в Москве, построенный в 1361 году для двух сестер Алексия. – А.А.); и благословил построить четвертый» (Симонов монастырь, построенный племянником Сергия Радонежского Федором. – А.А.) (19). Три монастыря Алексием были построены и в Подмосковье Серпуховской Владычный {26}, Цареконстантиновский у Владимира (1365) и Благовещенский (1365) в Нижнем Новгороде.
   «Многоплодно и величественно было служение святого Алексия не смотря на то, что совершалось при чрезвычайно неблагоприятных обстоятельствах.
   Святой Алексий в своих поучениях говорил:
   «К церковной службе будьте поспешны, не говорите: отпоем себе дома. Такая молитва не может иметь никакого успеха без церковной молитвы. Как храмина без огня, от одного дыма не может согреться, так и та молитва без церковной. Ибо церковь именуется земным небом, а в ней заключается Агнец – Сын и слово Божие для очищения грехов всего мира в ней проповедывается евангелие царства Божия и писания святых апостолов, в ней престол славы Божией, невидимо осеняемой херувимами; в ней руками священническими приемлется тело и кровь Божественная, и преподается верным на спасение души и тела. Когда приходите, дети в церковь, то имеете со всеми мир и любовь. А входя в церковь, вострепещи душею и телом: ибо не в простую храмину входишь. В церкви же когда стоите, помышляите о своих прегрешениях. И не смейте, дети, прогневлять Бога своими разговорами в церкви» (18).
   Сохранилась написанная около 1360 года грамота митрополита Алексия «На Червленый Яр о принадлежности тамошнего края к рязанской епархии.
   Благословенье Алексиа митрополита всеа Руси, к всем крестьянам, обретающимся в пределе Червленого Яру и по караулом возле Хопор, до Дону, попом и дьяконом, и к баскаком, и к сотником, и к бояром. Молюся Богови и святой Богородици, да будете душею и телом все добри, здорови, да исполнивали бы есте заповеди Божьи, глаголет бо Христос: «имея заповеди моя, и сблюдет я, той есть любяй мя». Да возлюблени будете от Христа и исполнивайте заповеди его: имейте веру праву к святой и единосущной Троици, в ню же креститеся, любовь и мир друг к другу, правду, целомудрие, милостыню, исповеданье грехов своих. Ибо Господь Бог наш Исус Христос так рек своим учеником и апостолом: «шедше в весь мир, проповедуйте Евангелие всей твари; иже веру имет и крестится, спасен будет, а не веруяй осудится». И паки тут благодать дал им и власть: «елико аще свяжете на земли (грех ради человеческих), связани будут на небесех, елико аще разрешите на земли, будут разрешены на небесех». И паки таки глаголет: «слушая вас, мене слушают, а отметаяся вас, мене ся отметает». Ту же благодать Пресвятого Духа приял и яз грешный от пресвященного патриарха вселенского и от святого собора и приехал есмь к святой Софьи в митрополию всей Руси в Киеве, и к всем крестьяном, обретающимся в всей русской земли, пастух и учитель, и имею великую тягость на собе, что ми молвити и учити всех на вся душеполезная и спасеная. И того ради многажды и Феогност митрополит писал к вам, к детем своим, елико есть на пользу душам вашим.
   Вы же, как то и время являет, что моих слов и много поученья не слушаете, но исполнивайте волю телесную и дела темные, а слова моего не слушаите. Не ведаете ли, что все русское земли владыки под моею властью суть и в моеи воли? И яз их ставляю от благодати Пресвятого Духа. Такоже и подана власть владыце вашему: вы пак как его слов не приимаете, но странных пастухов приимаете, и как то видится, несте от паствы истинного пастуха Христа, но противного духа: ибо овца словесныя Христовы гласа Христова слушают и последуют слова нашего. Мы бо Христовы есмы и Хростове слова глаголем, кий же есть Христов, слушает нас и сотворяет, елико пишу; кий же не слушает нас, не есть Божий, ибо истинный хрестьянин и верный от дел своих является, якоже и Апостол глаголет: «вера без дел мертва есть, тако же и дела без веры». Того ради, дети, створяйте дела светла; всяка бо злоба и горесть и ярость и гнев блуд и прелюбодейство, обида и зависть, убийство и пьянство да отъимется от вас, зане Апостол глаголет: «братья, не прельщайтеся: ни блудници, ни прелюбодейцы, ни идолослужители, ни творяще блуд рукою, ни мужеложници, ни лихоимци, ни татеве, ни грабители царства Божьего не наследят». Си слышате, возлюблении, от святых, всегда покайтеся и обратитеся к Богу, поучитеся благая сотворити и стерезите себе. Поминайте всегда смерть и воскресенье и суда оного страшного и судью оного великого и страшного, сведый сердца человеческая и помышленья и деянья, а праведным вечный покой, а грешным вечную муку. Вся та аще имете поминати, николи не согрешите, не ослушиваите имете нас, иже постави Дух святый пастухов и учителев ко всем христьанам. К церквам всегда прибегайте, с женами и с детми, и что имеете в руках, приносите к церквам и к святым. А священников и мнихов любите и просите молитвы их; вдовиц и сирот, и полонянников, и странных милуйте и призирайте, иже в темницах, посетите да сподобитеся блаженного оного святого гласа истинного Христа, глаголюща: «приидете благословении Отца моего, и наследуйте уготованное вам царство от сложенья мира: алчен бех, накормисте мя, и жаден, напоисте мя, странен бех, и введосте мя, болен и в тесмнице, посетисте мя, а злая створяше и беззаконная и немилостивии, не жалостивии, поити им в тьму кромешнюю. Иже имете исполнивати се, спасени будете, и не тяжко есть се.
   О том же переделе, по Великую Ворону, возле Хопор, до Дону, по караулом, церкви, что тот передел, как то пишут грамоты брата моего Максима митрополита, и Петра, и Феогноста, что собором створили на Костроме, и владыка Сафоний дал грамоты из уст своих, что ему от тех мест, по тем грамотам, не лзе вступатися в тот передел чюжий, и явно есть и вси ведают, что тот передел не сарайский. Ныне же пак владыка Афанасий сарайский уведав то, видов грамот тех, и за вину его покажнен от митрополита, писаньем отступился того передела; и от сих мест владыце Афанасию сарайскому несть власти в том переделе, но власть рязанская, попы и дьяконы поставляющего владыки и власть дающаго. И ныне послал есмь к вам владыку рязанского Василья с грамотою своею: и вы поминайте его, а пошлину церковную дайте ему по обычаю. Аже исполните, как то пишу к вам, душеполезная и спасеная, а грамоты послушаите, да и пошлину церковную даите, милость Божия и святой Богородицы и мое благословение да будет с вами и с женами вашими и с детми, и со всеми хрестьяны.
   Алексий, милостью Божию митрополит всея Руси.
   И печать у грамоты привешена, на единой стороне образ пречистыя Богородицы, на второй стране тоежде подписание по гречески изваяно имущая». (53).
   Также сохранилось написанное в 1365 году
   «Поучение смиренного Алексия, Митрополита всея Руси, игуменном и попам и диаконом и всем правоверным христианом, христоименитом людям, пребывающим в правоверии, всей области Нижегородской и Городецкой.
   Благодать вам и мир от Бога свыше. Милостью Божиею и благодатию Святого Духа, данного мне от Бога, хотя и не по достоинству моему, но по великой милости Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа я сподоблен святительства. И потому, дети, я должен вам всегда вспоминать душеполезное и спасительное, дабы вы не сказали в страшный день суда Спасова; мы не слыхали поучения о спасении душ наших от Митрополита Алексия, всея Руси. Для сего, дети, пишу вам и побуждаю вас на благое, игуменом, священником, диаконом и всех правоверных христиан, дабы вы последовали Спасову Евангелию, апостольской проповеди, святых отец установлению. Ибо Христос сказал апостолам: «вы есте соль земли, вы есте свет мира, да видевше человецы добрая дела ваша, да просветится свет ваш пред человеки, и прославят Отца вашего, иже есть на небесех. Так и великий Апостол Павел пишет к своему ученику тимофею: «чадо Тимофее, научи, умоли, запрети благовременне и безвременне. Таким же образом и вы, дети, игумены, иереи учите своих детей духовных страху Божию», исповеданию грехов и милостыни, по силе, не убойтеся лица сильных и запрещайте им, да не обидят меньших. Пойчайте, чтобы христиане имели между собой мир, любоаь и правду, не устами и не языком, но сердцем чистым и душею правою. Смотрите, дети, какой мятеж у вас восстал в сие время! От чего нам все это приключается? от вашей неисправности пред богом, как пишет великий Григорий Богослов: «от чего бывают удары на города, то есть казни или неприятельские нашествия, голод, мор или пожары? Все это бывает по нашему прегрешению пред Богом. Ныне, дети, сколько возможно по силе вашей, как сами живите в страхе Божием и чистоте, так и детей своих духовных учите страху Божию и чистоте. Имейте, дети, всегда пред очами память смерти и воскресение и суд Спасов и воздаяние каждому по делам его. Поучайте детей своих, дабы они были причастниками телу и крови Христовой, с чистотою телесной и душевной, и со страхом Божиим, по слову Спасителя, как он сказал в своем Евангелии: «ядый мою плоть и пияй мою кровь имать живот вечный, на суд не приидет, но прейдет от смерти в живот». Еще, дети, пишу вам и о том, чтобы все отсекли от себя корень зла, возбуждающий всякое беззаконие, то есть пьянство: оно во-первых погубляет душу, отнимает зрение очей, тело делает бессильным, сокращает жизнь телесную, истребляет в человеке страх Божии, отдаляет его от Бога и доводит его до нищеты духовной и телесной. СМотрите же, дети, сколько зла в пьянстве! Знайте, дети, игумены и священники, вожди слепых, наставники заблуждающих, врачи болящих, что если кто не ведает закона Божия, того наводите на путь закона, наставляйте его на всякую истину, врачуйте болящих душею и будьте подобны соли. Ибо свойство соли таково, что она очертвевшее умягчает, а слабое укрепляет; так и вы, если кто будет упруг к поучению, такового умягчайте словом Божиим законным, как пишет светлый наш учитель Апостол Павел: «Да будет слово ваше солию растворено. Пасите словесные овцы стада Христова со страхом и боязнию, чтобы оне не заблудили по горам и по пустыням, то есть, не блуждали бы без закона Божия, и не сделались бы пищею волков, то есть добычею диавола. Помните слово Спасителя, которое он сказал к верховному своему Апостолу Петру: аще Петр, любиши мя, паси овцы Моя, и это сказал ему не однажды, но трижды. И Петр Апостол, как обещался, так и сделал, и душу свою положил за овцы Христовы. Смотрите ж, дети, сколь велико подлежит вам иметь попечение о словесных овцах стада Христова. Впрочем я пишу сие не одним игуменам и иереям, но и князьям и боярам и мужам и женам, и всем правоверным христианам, чтобы вы, дети, имели почтение, покорность и послушание к отцам вашим духовным, поколику они учат вас душеполезному и спасительному. Наконец, дети, живите в мире и здравии душевном и телесном. Также, дети, поминайте в молитвах своих и наше смирение, дабы Христос Бог нас соблюл от неприязни в сем веке, а в будущем бы сподобил нас Христос стать пред лицом Его и сказать с дерзновением: Господи, се аз и дети мои, я же ми дал еси. И если вы, дети, так исполните то, что я вам писал душеполезное и спасительное, для вашего спасения, то Бог мира да будет с вами и милость святой Богородицы и молитва святых Отец и нашего смирения благословение.
   Богу нашему слава вовеки. Аминь» (47).

Глава 2. Дмитрий Боброк-Волынский и Владимир Серпуховской. Михаил Тверской и Ольгерд. Рязань и Золотая Орда. 1366–1377 годы

   В 1366 году в Москву пришел служить внук Гедимина и сын Кориата Гедиминовича Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский {27}. На Волыни постоянно воевали уже несколько десятков лет, воевали и все Кориатовичи, и возможно именно это явилось причиной его приезда {28}.
   М.К. Любавский писал в «Очерках истории Литовско-русского государства», вышедших в 1915 году в Москве:
   «Во второй половине XIV столетия в Галицко-Волынской земле перевелись князья из рода Даниила Романовича, и она стала ареною домогательств соседних государей и происходивших отсюда внутренних политических смут. Первоначально в ней утвердился было Мазовецкий князь Болеслав Тройденович, внук по матери Галицкого князя Юрия Львовича (Даниловича). Болеслав погиб в 1340 году от поднесенной ему отравы. Польский король Казимир сейчас же вступился в его наследие, но на первых порах не имел успеха. Налегке он вторгся в Галицкую землю, овладел Львовом и другими городами, но вскоре потерял все это. Один из сильных галицких бояр Детко и князь Острожский Даниил, призвав татар, вытеснили польские гарнизоны из галицкой земли и заняли ее на литовского князя Любарта Гедиминовича, который, как зять одного из последних волынских князей, утвердился тем временем на Волыни. Литве, впрочем, не удалось удержать за собою Галицкую землю. В 1349 Казимир, воспользовавшись, поражением литовских князей на реке Страве от крестоносцев, снова вторгся в Галицкую землю и на этот раз овладел ей уже окончательно. Он много раз пытался отбить у Литвы и Волынскую землю, и по временам имел в этом частичный успех. Но в конце концов по договору 1366 года он должен был уступить Волынь литовским князьям: Бельз и Холм – Юрию Наримунтовичу, Владимир и Кременец – Александру Кориатовичу, Луцк – Любарту Гедиминовичу, причем Юрий Наримунтович и Александр Кориатович признали себа вассалами Казимира (возможно по новому договору Дмитрию Боброку не хватило волынских земель, а возможно он не захотел кланяться Казимиру. – А.А.). Любарт Гедиминович заключил с Казимиром особый договор, в силу которого он обязался быть нейтральным в столкновениях короля с братьями Любарта, но помогать ему против других недругов. По смерти Казимира в 1370 году Любарт в союзе с братом Кейстутом отнял у Александра Кориатовича (у племянника. – А.А.) Владимир и присоединил его к своим владениям, а по смерти Людовика Венгерского, преемника Казимирова на польском престоле, в 1382 году присоединил и Кременец, занятый перед тем венграми. Таким образом, вся Волынь за исключением Холма и Бельза, утвердилась за Любартом, примкнувшим к великому княжеству Литовскому» (41).
   Возможно у Дмитрия Боброка были земли на Подолье – землях, лежащих по верхнему течению Южного Буга и Днестра, по реке Роси – притоку Днепра, а также часть волынских и киевских земель. Земли эти в 60-х годах XIV века отошли к Польше[12]. Ни на Волыни ни на Подолье лишних владений не было. Были они в Московском княжестве, получившем выдающего военного деятеля.

   В 1367 году было начало строительства белокаменного Кремля – «Тое ж зимы князь великый Дмитрей Иванович, погадав с братом своим с князем Володимером Андреевичем и с всеми бояры старейшими и сдумаша ставити город камен Москву, да еже умыслиша, то и створиша. Тое же зимы повезоша камение к городу».
   Историк П.А. Раппопорт писал в своей работе «Древние русские крепости», вышедшей в Москве в 1966 году:
   «Крепости XIV века в Северо-Восточной Руси построены были так, чтобы успешно отражать штурм, поддерживаемый камнеметами.
   Крепости построены были так, что большая часть их периметра прикрывалась естественными преградами – реками, широкими оврагами, крутыми склонами. С этих сторон противнику не удавалось установить камнеметные машины, и здесь можно было не опасаться штурма. Ту сторону, где такие естественные препятствия отсутствовали, защищали мощными валами, рвами и деревянными стенами. С напольной стороны ставились и башни. Крепости обеспечивали фланкирующий обстрел напольных участков стен, который являлся наиболее действенным средством отражения штурма. Во-вторых сооружение таких укреплений требовало меньших затрат».
   Через год, весной 1368 года, полки Владимира Андреевича отбили захваченную литовцами Ржеву. Тогда же начался конфликт Москвы и Твери – после захвата в Москве Михаила Тверского[13], он ушел в Литву за помощью. В декабре 1368 войска Ольгерда три дня простояли под Кремлем, в котором были Дмитрий и Владимир. Москва не сдалась и Ольгерд ушел домой.
   В 1369 году рыцари ливонского ордена напали на Изборск, но взять крепость не смогли и были с помощью новогородцев прогнаны. В ту же зиму на помощь псковичам пришел князь Владимир Андреевич, живший в Пскове около полугода.
   В декабре 1370 года объединенные войска Ольгерда, Кейстута и Михаила Тверского со смолянами двинулись на Москву. 6 декабря Ольгерд осадил столицу. Владимиру Андреевичу, находившемуся вне Москвы, помогали полки Владимира Дмитриевича Пронского и Олега Рязанского, прикрывшие Москву со стороны Перемышля. Узнав о том, что его могут окружить, Ольгерд предложил «вечный мир». Москвичи согласились на перемирие, а великий князь разрешил Владимиру жениться на Елене Ольгердовне. «Зимою 1370 года в Филиппов пост явился Ольгерд с литовскою ратью, тверскою и смоленскою к Волоку, но города не взял. Простояв три дня под Волоком, он отправился на Москву и в Николин день (в декабре) явился под городом, пожег посады, но города не взял. Узнав, что в Переславле стоит с войском князь Владимир Андреевич, и что идет к нему на помощь князь Василий Дмитреевич Пронский, Ольгерд вступил в переговоры и заключил перемирие. То же самое сделал и Михаил Александрович, который отправился затем снова в Орду» (41).
   В 1371 году Михаил Тверской купил в Орде ярлык на великое владимирское княжение. «Весною 1371 года он вышел из Орды с ярлыком на великое княжение и с ханским послом Сарыхожею, который должен был посадить его на великое княжение. Сарыхожа отправил послов к Дмитрию, зовя его во Владимир к ярлыку, но Димитрий заявил: «к ярлыку не еду, в землю на княжение владимирское не пущу, а тебе послу путь чист» (41). Князья Дмитрий и Владимир с полками встали у Переяславля и не пустили Михаила Тверского в владимирские земли. Осенью Дмитрий вернул ханский ярлык.

   В декабре 1371 года московские войска во главе с Дмитрием Михайловичем Боброк-Волынским разгромили у Скорнищева дружины Олега Рязанского, который едва спасся. «В 1370 году рязанский и пронский полки ходили на помощь московским войскам против Ольгерда, вторгнувшегося тогда в пределы московского княжества. Очевидно, Рязань соединила с Москвою общая опасность со стороны великого князя Литовского, постепенно забиравшего волости по верхней Оке и подчинившего себе тамошних князей Черниговского рода. Но в конце 1371 года великий князь Дмитрий Иванович уже отправил большую рать под начальством Дмитрия Михайловича Волынского против Олега Рязанского. Судя по бранчливому заявлению летописца по адресу рязанцев, которых он называет «полоумными людищами, аки чудовищами», зачинщиками столкновения были рязанцы, желавшие, по-видимому, воспользоваться борьбой Москвы с Тверью для возвращения рязанских земель (Коломна и пр. – А.А.). В битве под Скорнищевом рязанские полки потерпели полное поражение. Олег едва спасся бегством «в мале дружине». На великое княжение в Рязани сел Владимир Дмитриевич Пронский, зять Олега. Но Олег скоро согнал его, взял в плен и привел в свою волю; вместе с тем он помирился и с великим князем Дмитрием Ивановичем и снова стал на его стороне. В договоре Дмитрия Ивановича с Ольгердом 1371 года великий князь Олег и князь Владимир Пронский обозначены состоящими в любви и докончаньи[14] с Дмитрием Ивановичем Донским» (41).

   В 1372 году Владимир женился на дочери Ольгерда Елене. По договору Дмитрия и Владимира 1372 года Дмитрий отдал в удел Владимира Дмитров, Галич и другие земли на юго-западе Московского княжества, Владимир еще раз признал Дмитрия старшим князем, и как и прежде обязывался на претендовать на земли великого княжения, оказывая помощь Дмитрию.
   «Заключение договора было связано с «пожалованием» князю Владимиру Андреевичу великим князем Дмитрием Галича и Дмитрова «с волостьми и с селы» и с установлением новых условий о размерах и взаимоотношениях княжого владения. Изменения в составе владений князя Владимира ставили его владельческое положение на новые основания. Крепнет и определяется представление о двух вотчинах в составе Московского княжества: потомков великого князя Ивана Ивановича и его брата Андрея. Владея своей вотчиной, князь Владимир получил долю – «удел» в новых приобретениях великого князя, прецедент которого долго не забывали младшие князья московского княжеского дома. А великий князь Дмитрий владеет, кроме великого княжения, своей московской вотчиной и уделом, причем последний термин означает в этой грамоте, по-видимому, ту долю новых приобретений, которая осталась в руке великого князя за выделом князю Владимиру пожалованного ему удела. Владея каждый своею вотчиной, князья поделились по уделам новыми приобретениями. Договор определяет отношения не только двух князей, но и двух линий княжеского дома, так как содержит взаимную потомственную гарантию владений.
   Так во втором поколении потомков Калиты получила дальнейшее развитие раздельность владения по уделам, установленная в договоре великого князя Симеона Ивановича с братьями. Обособление вотчины Владимира Андреевича получило наглядное выражение и в быту княжеском. Городские центры уделов старшего поколения – Можайск, Коломна, Звенигород, Серпухов – не были стольными городами. А князь Владимир Андреевич подлинно серпуховской князь». (61).
   В 1372 году состоялся третий поход Ольгерда на Москву – литовцы были остановлены на подступах к стольному городу. «В июне 1372 года войска Михаила Александровича и Ольгерда соединились у Любутска на Оке, куда навстречу врагам пошел и Димитрий. Простояв много дней друг против друга, противники заключили мир и разошлись. В следующем 1373 году помирился с Дмитрием и Михаил Александрович, причем Димитрий отпустил в Тверь его сына Ивана (выкупленного им в 1371 году «из долгов» в Орде)» (41).

   В 1373 году отражению набега татар на Рязань помогали князь Дмитрий из Москвы, а князь Владимир из Новгорода.
   «Летом 1373 года Мамай обрушился на Рязань. Причиной, видимо, послужило то обстоятельство, что Олег Рязанский захватил некоторые пограничные ордынские владения. Это было первое военное нападение Мамая на русские земли. Олег Рязанский был союзником Москвы. Поэтому Дмитрий Иванович, собрав большое войско («всю силу княжения великого»), расположился на левом берегу реки Оки. Здесь его и застал Владимир Андреевич. Дмитрий не решился помочь Олегу, а Мамай не решился развить свой успех. Нападение Орды на Рязань показало русским князьям агрессивность намерений Мамая и пагубность разъединенных действий.
   В 1374 году, обеспечив себе нейтралитет тверского князя, дружественную поддержку Новгорода и Нижнего Новгорода, а возможно и других княжеств Северо-Восточной Руси, Дмитрий Иванович, воспользовавшись ослаблением Мамая, потерпевшего в то время поражение от Хаджи-Черкеса и потерявшего Сарай, разорвал с ним отношения – «А князю великому Дмитрию Московскому бышет розмирие с татары, и с Мамаем». Одним из следствий от этого «розмирия» было, несомненно, прекращение выплаты дани Орде. Теперь надо было готовиться к отражению более решительного натиска Орды. Не случайно поэтому, что именно в 1374 году князь Владимир Андреевич возводит город Серпухов и сооружает близ него Высоцкий монастырь» (35).
   В 1374 году Владимир Андреевич начал строительство города Серпухова {29}. Причин было несколько. «С именем сына Калиты и брата Симеона Гордого – Ивана Ивановича, связаны два текста духовного завещания. По завещанию Ивана Ивановича 1358 года города Коломну и Можайск, вопреки завещанию Семена, Иван II передает своему старшему сыну Дмитрию, свой звенигородский удел – второму сыну Ивану. Удел своего младшего брата Андрея (третьего сына Калиты) Иван II оставил за его сыном и наследником Владимиром Андреевичем. Москва были «приказана» двум сыновьям Ивана II – Дмитрию и Ивану. К племяннику великого князя Владимиру Андреевичу переходит только доля его отца Андрея: «на Москве в наместничестве треть, и в тамзе, и в мытех, и в пошлинах городских треть, что потягло к городу» (84). «Будущее не сулило Владимиру Андреевичу особо радужных надежд. В землях его отца распоряжался великий князь Иван. Сам Владимир был вторым сыном в семье. Старше его был брат Иван, которому со временем и при согласии великого князя должна была отойти большая часть отцовского удела. Владимира ждала участь мелкоземельного князька. Но в 1358 году умер его брат Иван. А 13 ноября 1359 года скончался Иван Иванович Красный. Положение Владимира изменилось. В написанном перед смертью завещании великий князь, стремясь сохранить политическое «единачество» московских князей, признал Владимира единственным наследником владений его отца. Взамен разгарбленной Лопасни Иван Красный передал Владимиру Новый городок в устье Протвы» (38). «Духовная великого князя Ивана Ивановича и договоры великого князя Дмитрия Ивановича с князем Владимиром Андреевичем показывают, как новое разветвление княжеской семьи усилило раздельность владения московской отчиной по уделам. Великий князь Иван сохраняет за племянником долю его отца: «на Москве в наместничестве треть, в тамзе, в мытех и в пошлинах городских треть и треть меду оброчного», но Москву он приказывает только двум сыновьям своим, князю Дмитрию и князю Ивану. Старшему назначен можайско-коломенский удел, младшему – звенигородский, а князь Владимир «ведает уезд отца своего». По смерти великого князя Ивана Ивановича на московском княжении остались три малолетних князя – Дмитрий и Иван Ивановичи и Владимир Андреевич. Первый же договор, определявший взаимные отношения старшего Дмитрия с «молодшим» Владимиром, устанавливает понятие двух отчин в составе московского княжения: «тобе знати своя отчина, а мне знати своя отчина». Владения князя Владимира Андреевича – уже не удел общей отчины, а особая отчина» (61).
   Название «Серпухов» впервые упоминается в духовной грамоте Ивана Калиты 1328 (36?) года: «А се дал есмь сыну своему Андрею: Лопастну, Серпухов, Темну; а се села: Талежское, Серпоховское, Нарское…» Слово «Серпухов» обозначало не город, а волость, селение – стояло на холме, омываемое с юга рекой Нарой, с запада – рекой Мешалкой и с северо-востока – рекой Серпейкой, по имени которой и получило свое название.
   Владимир Андреевич начал строить город Серпухов в 1373 с Высоцкого монастыря. «Владимир Храбрый решает создать свой собственный монастырь и обращается за помощью и благословением к настоятелю Троицкого монастыря Сергию Радонежскому. Об этих событиях гласила надпись, некогда находившаяся по обеим сторонам входных дверей церкви во имя преподобных Сергия Радонежского и Афанасия Афонского:
   «Серпуховской князь Владимир Андреевич, управлявший и городом Радонежем, на земле которого стоял монастырь преподобного Сергия, пожелал украсить свой стольный город возграждением монастыря и послал к преподобному Сергию, приглашая его прибыть к нему для благословления и совета на устройство в Серпухове обители и просил его взять с собой в начальники обители своего ученика, знакомого князю – подвижника и сотрудника – Афанасия. Жаль было Сергию отпустить от себя одного из любимых учеников, но, исполняя желание боголюбивого князя, он отправился с Афанасием в пределы Серпуховские: путь совершили пешком. С великою радостию встретил Владимир святых пришельцев, и после обозрения местности, избрали они место для будущей обители в версте от города, на одном возвышении, которое носило название «Высокое» и стояло на берегу реки Нары. Святой Сергий стал на колени, воздел руки к небу и произнес молитву: «Господи, призри на место сие благодать твою, пошли помощь свыше и благословение и сотвори оное в прибежище любящем Тя, и обучение монашеское в нем». Окончив молитву, преподобный Сергий обратился к Афанасию со следующими словами: «Дело это возлагается на тебя по всей справедливости; благоверный князь Владимир просит тебя о том и желает, чтобы ты потрудился здесь во имя Господне». «Через 8 лет внутри монастырских стен уже поднялись первые каменные храмы (в честь Куликовской победы. – А.А.). Ими стали Зачатьевский собор и теплая Покровская церковь с трапезной палатой. Освящением из руководил лично митрополит Киприан» (44).
   Ф. Разумовский писал в своей книге «Художественное наследие серпуховской земли, изданной в Москве в 1992 году:
   «Для новопостроенного храма настоятель монастыря Афанасий присылает из Константинополя семь знаменитых икон деисусного чина, получившего название Высоцкого (иконы этого чина хранятся в Третьяковской галерее и Русском музее). Деисусный чин, состоящий из икон: «Спаситель», «Богоматерь», архангелы «Михамил» и «Гавриил», «Иоанн Предтеча», апостолы «Петр» и «Павел», имел длину 6,85 метра, что в какой-то мере определяет ширину этого небольшого храма. Высоцкий чин, принадлежащий к позднепалеологовскому времени, оставил значительный след в русской культуре» (65).
   Вскоре Владимир Андреевич в новом городе стал чеканить серебряную монету – в Серпуховском музее из 4 монет Серпуховского княжества 2 вычеканены во время его княжения. В палатах Владимира Андреевича Феофан Грек написал вид Москвы, красоте которого не могли надивиться современники. Зимой Владимир Андреевич жил в Кремле, летом – в подмосковном селе Ясенево.

   В конце 1374 – начале 1375 года в Переяславле прошли два княжеских съезда, в которых участвовали все, кроме тверских владетелей. Говорили о Орде и Твери. В июле начался объединенный поход на Тверь в котором участвовали более 20 князей – в результате осады 3 сентября 1775 года город сдался, а Михаил отказался от каких-либо притязаний на великое владимирское княжение.
   «14 июля 1375 года татарский посол Ачихожа привез Михаилу Тверскому ярлык на великое княжение владимирское. Михаил пошел на Углече Поле с ратью, а в Торжок – своих наместников. Великий князь Димитрий Иванович, с своей стороны, собрался с своею силою и отправился к Волоку. Туда пришли к нему все русские князья: тесть его великий князь Суздальский Дмитрий Константинович с сыном Семеном и братьями Борисом Константиновичем Городецким и Дмитрием Константиновичем Ногтем Суздальским, двоюродный брат Владимир Андреевич Серпуховской, князь Андрей Федорович Ростовский и князья Василий и Александр Константиновичи Ростовские, князь Иван Васильевич Смоленский, князья Ярославские Василий и Роман, князь Федор Романович Белозерский, князь Василий Михайлович Кашинский, Федор Михайлович Моложский, Роман Семенович Новосильский, Семен Константинович Оболенский и брат его Иван Константинович Тарусский и другие князья со всеми своими силами. Союз Михаила с Литвою и татарами взбудоражил всех князей, которые, по словам летописца, негодовали на великого князя Тверского Михаила Александровича и говорили: «сколько раз он приводил зятя своего великого князя Литовского Ольгерда, и много зла натворил христианам, а ныне сложился с Мамаем и с царем его и со всею ордою Мамаевою, а Мамай этот яростью дышет на всех нас и, если допустим, то сложившись с ним, победит всех нас» (41).
   После 1375 года и разгрома Москвой Твери при затруднениях в смесном суде дела москвичей и тверичей положено было отдавать на решение великого рязанского князя Олега.

   В 1376 году состоялся поход московских войск под началом князя Дмитрия Боброка-Волынского на Булгарию {30}.
   «В начале 1377 года великий князь послал Дмитрия Михайловича Волынского ратью на город Булгар. Вместе с Волынским в походе приняли участие нижегородские полки во главе с сыновьями Дмитрия Нижегородского Василием и Иваном. Одним из булгарских князей с 1370 года был ставленник Мамая. В случае войны с Дмитрием Мамай мог использовать его для организации похода на восточные земли Руси. Поэтому нападение в 1377 году на Булгарию, оторванную от основных владений Мамая, преследовало стратегическую цель обезопасить Нижегородское и соседние с ним княжества от возможного флангового удара в случае решительного столкновения с Ордой. 16 марта 1377 года русская рать подошла к Булгару. Из города выступило монголо-татарское войско для встречи в открытом бою. Несмотря на то, что в его составе были боевые верблюды, необычный вид которых пугал коней русских ратников, несмотря на военную новинку – огонь из крепостных пушек («из града гром пущаху»), полки Дмитрия Волынского и нижегородских князей успешно атаковали защитников города, которые, потеряв 70 человек убитыми, бежали в крепость. Булгарские князья Асян и Мухаммед Султан запросили мира. Русские князья согласились. В результате переговоров монголо-татары уплатили 5000 рублей контрибуции и вынуждены были принять у себя русских чиновников – даругу и таможенника» (35).

   В 1377 году умер Ольгерд Гедиминович. Великим князем литовским стал его сын Ягайло[15].

Часть IV. «Не ходите на Русь. Там живет ордынская смерть». Сражение на Дону. 1377–1380 годы

Глава 1. От Вожи до Непрядвы. 1377–1380 годы

   Через несколько месяцев, 12 февраля 1378 года, в Москве скончался митрополит Московский и всея Руси Алексий {31} – созданное им Московское княжество твердо стояло на ногах, готовое стать объединительным центром Руси.

   В августе 1378 года остатки татарской орды Бегича, разгромленной москвичами на реке Воже, разграбили Рязанское княжество и сожгли стольный город. «Сражение на Воже произошло 11–12 августа недалеко от Переяславля-Рязанского. В Вожском сражении участвовал князь Даниил Пронский со своим полком. А известие о движении Бегича было послано в Москву скорее всего Олегом Рязанским или при его содействии. Во всяком случае, этот князь явно был причастен к победе на реке Воже. Когда к Мамаю прибежали остатки войск Бегича, он «разгневался зело и взъярися злобою», собрал новую рать и осенью 1378 года «вборзе без вести изгоном» напал на Рязанское княжество. Это нападение Мамая на Рязанское княжество можно объяснить только тем, что Олег, не участвуя прямо в сражении против Бегича, скрытно помогал Дмитрию Московскому» (35).

   В конце 1379 московские войска под началом князей Владимира Андреевича и Дмитрия Боброка-Волынского ходили в поход на литовские земли – были взяты города Трубчевск и Стародуб-Северский. Тогда же на службу к Дмитрию Ивановичу перешел Дмитрий Ольгердович Брянский, получивший в кормление Переяславль. «Зимой 1379–1380 года московские войска совершили глубокий рейд на территории Великого Княжества Литовского, о чем имеется следующая летописная запись: «Тое же зимы князь великий Дмитрей Иванович, собрав воя многы и посла с ними брата своего князя Володемера Андреевича да князя Андрея Ольгердовича Полотского да князя Дмитрия Михайловича Волынского и иныя воеводы и велможи и бояры многы… отпусти их ратию на Литовские города и волости воевати. Они же сшедшеся взяша город трубческ и Стародуб и ины многы страны и волости и села тяжко плениша и вси наши вои, русстии полци, цели быша, приидоша в домы своя со многими гостьми». Летописец особо подчеркнул то обстоятельство, что «князь Трубчевский Дмитрий Ольгердович не стал на бои, ни поднял рукы противу князя великого и не бияся, но выиде из града с княгинею своею и с детми и с бояры своими и приеха на Москву в ряд к князю великому Дмитрею Ивановичу, бив челом и рядися у него». Таким образом, вслед за бежавшим в Псков Андреем Полоцким (согнанным с полоцкого стола в 1377 Ягайлом. – А.А.), отношения с московским великим князем специальным договором-рядом оформил и черниговско-северский князь» (86).

   В 1380 году начался большой карательный поход Мамая на Русь.
   «Сколько Мамай не старался подчинить всю Золотую Орду, ему это не удалось. Поволжьем он так и не овладел и только весьма короткое время был хозяином Астрахани и Булгар. В основном богатое Поволжье оставалось за соперничавшими ханами, по большей части из ак-ордынской ветви Джучидской династии. Эти ханы не удерживались на престоле свыше трех лет, враждовали между собой – и все-таки были сильны настолько, чтобы не отдать Поволжья Мамаю. Так последний и не объединил Улуса Джучи под своей властью. В этом смысле московский князь Димитрий Иванович, в смысле завоевания морального авторитета в общерусском масштабе, преуспел больше. А между тем Мамай прекрасно понимал, что неуклонный рост Москвы и ее удельного веса в общерусских делах приведет к решительному столкновению с татарами, ибо на его глазах русские князья уменьшали дань, которую они выплачивали в Орду. Ведь он не мог не видеть, как сильно сократились ее размеры по сравнению с тем, что выплачивалось при ханах Узбеке и Джанибеке, каких-нибудь тридцать-сорок лет назад. Не мог Мамай не понимать и того, что Москва сделает попытку если не совсем свергнуть татарщину, то, по крайней мере, значительно облегчить узы своей зависимости. Принимая все это во внимание, станет понятным, что Мамай стал готовиться к походу на Русь не в плане простого грабительского набега, как это сделал в 1377 году Арабшах, а с целью решительного ослабления и нового подчинения Руси» (20).
   Войска Мамая и его союзника великого литовского князя Ягайло должны были соединиться 1 сентября 1380 года.
   «В кратком рассказе, восходящем к летописному своду 1408 года, говорится, что Мамай стоял в «поле» за Доном, «ждуща к себе Ягайла на помощь, рати Литовские», то есть очевидно, между Литвой и Ордой Мамая было соглашение об объединении сил для нападения на Москву с юга. Союзники должны были встретиться на Оке в «Семенов день» – 1 сентября 1380 года. Если еще 8 сентября, в момент битвы, Орда находилась к югу от Дона, то это произошло скорее всего потому, что Мамай ждал сведений о движении литовских войск и не имел их.
   Представляется, что вряд ли Мамай пошел бы на немедленное сражение, если бы литовские войска находились так близко от поля битвы, как об этом говорится в «Летописной повести». Очевидно, что Ягайло вовсе не торопился на соединение с Мамаем, а пытался использовать создавшуюся ситуацию прежде всего для укрепления литовского влияния в землях бассейна верхней Оки.
   Основную массу войска Ягайла составляли рати, выставленные Полоцкой и Витебской землями, войска, приведенные Ольгердовичами, сидевшими на княжениях в Киевщине и Черниговщине, и войска Гедиминовичей, сидевших на Волыни (из-за междоусобицы Кейстут не дал Ягайле свои чисто литовские полки из Жемайтии, Аукшайтии и Подляшья. – А.А.). Курс на открытое сотрудничество с Ордой прямо противоречил интересам феодалов Волыни, Киевщины и Черниговщины, в прошлом жестоко страдавших от монголо-татар и кровно заинтересованных в ликвидации еще сохранявшейся зависимости своих земель от Орды. Если же прибавить, что белорусских и украинских дружинников в составе литовского войска объединяло с московской ратью, выступившей против монголо-татар, сознание принадлежности к одному и тому же древнерусскому народу, то станет ясно, что повести эти войска вместе с монголо-татарами против Москвы оказалось неразрешимой задачей» (35).
   

notes

Примечания (Брокгауз и Ефрон. Энциклопедический словарь. Большая советская энциклопедия. Советская историческая энциклопедия. Энциклопедия «Отечественная история»)

1

2

   ДМИТРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ (до 1259–1294, близ Волока Ламского), великий князь владимирский (1277–1281, 1283–1293), второй сын Александра Невского. Княжил в Новгороде (1259–1264). Участвовал в походе на Дерпт (1262). В связи с вокняжением во Владимире Ярослава Ярославича, перешел в Переяславль-Залесский, завещанный ему отцом. Сражался с крестоносцами в Прибалтике при Раковоре (Везенберге) в 1268. После смерти дяди Василия Ярославича (1277) стал великим князем владимирским. Был изгнан братом Андреем, захватившим с помощью ордынцев Владимир и Переяславль. Добившись поддержки темника Ногая, Дмитрий Александрович вернул великое княжение, но не удержал его и в 1293 бежал от Андрея в Псков.

3

   АНДРЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ (до 1261 – 27.7.1304, Владимир), великий князь владимирский (1281–1283, 1293–1294, 1296, 1297, 1303–1304). Третий сын Александра Невского. Получил от отца Городецкое княжество. В 1281 с помощью ордынцев изгнал брата Дмитрия Александровича из Владимира, но в 1283 помирился с ним, отказавшись от великого княжения. В 1293 при поддержке хана Тохты вновь занял великокняжеский стол и, несмотря на сопротивление Новгорода, Твери и Москвы, удерживал (с перерывами) до своей смерти.

4

   КОЛОМНА, город в 113 километрах к юго-востоку от Москвы. Возник на месте древнего городища на высоком правом берегу р. Москва, вблизи ее устья и при впадении в нее р. Коломенки. Впервые упоминается в Лаврентьевской летописи в 1177 году как пограничный город Рязанского княжества и торгово-ремесленный центр. В 1304 году присоединен к Московскому княжеству. В 1359 году Коломна перешла к князю Дмитрию Донскому, который собирал здесь войско перед битвой на Куликовом поле. В XIII – первой четверти XVI веков неоднократно разорялась татаро-монголами.

5

6

   ВЛАДИМИРО-ВОЛЫНСКОЕ КНЯЖЕСТВО (Волынь – «холмистая страна»), возникло на западе Древнерусского государства во второй половине X века на территории, населенной бужанами и волынянами. Столица – Владимир-Волынский, древнерусский город на правом берегу реки Луга (приток реки Западный Буг). Возглавлялось потомками князей Владимира I Святославича и Ярослава Мудрого. В 1199 году объединено князем Романом Мстиславичем с Галицким княжеством.

7

   СИМЕОН ИВАНОВИЧ ГОРДЫЙ (1316-27.04.1353), великий князь московский и владимирский, старший сын Ивана Калиты. Заняв московский великокняжеский стол (1340), Симеон Гордый получил в Орде ярлык на великое княжение владимирское (1341). Во внешней политике Симеон Гордый ориентировался на Орду (поездки к хану в 1341, 1342, 1344, 1351) и вел борьбу с Литвой (поход на Смоленск 1351). Поход на Торжок в 1341 способствовал укреплению властью Симеона Гордого в Новгороде Великом.

8

   ТУЛА, город в 193 км к югу от Москвы. Расположен на реке Упа (приток Оби). Впервые упоминается в Никоновской летописи под 1146. В 1382 упоминается в договорной грамоте московского князя Дмитрия Донского и рязанского князя Олега Ивановича, из которой следует, что в I половине XIV века Тула принадлежала золотоордынской царице Тайдуле, жене хана Джанибека. Позднее была захвачена рязанским князем и только к началу XVI века перешла к Московскому государству.

9

10

11

   АНДРОНИКОВ МОНАСТЫРЬ, Спасо-Андроников, мужской, в Москве, на левом берегу реки Яуза. Основан около 1360 митрополитом Алексием. Назван по имени первого игумена Андроника (ученика Сергия Радонежского). Во второй половине XIV века в монастыре построен Спасский собор (первоначально деревянный, в 1420–1427 белокаменный). В интерьере собора сохранились фрагменты фресок, выполненных под руководством Андрея Рублева (провел последние годы и похоронен в Андрониковом монастыре) и Даниила Черного. В XIV–XVII веках Андроников монастырь – один из центров переписки книг.

12

   «Подолье принадлежало к числу тех южнорусских населенных местностей, которыми непосредственно владели татары. Ольгерд разгромил наместников татарских в битве на Синей Воде (при Днепробугском лимане). После этого с соизволенья Ольгерда на Подолье отправились его племянники, сыновья Кориата Гедиминовича, и заняли Подолье, войдя в приязнь с местными атаманами. Впрочем, Подолье на первых порах не удержалось за Литвою. Кориатовичи сочли более выгодным для себя примкнуть к Польше и стали в зависимое отношение к польскому королю. Это дало возможность Польше овладеть Подольем и распоряжаться им, как леном короны» (41).

13

   МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ (1333-26.8.1399), тверской князь, четвертый сын князя Александра Михайловича. Родился во время изгнания отца в Псков, воспитывался в Новгороде. В 1368 окончательно утвердился на тверском столе. С помощью Литвы вел непрерывную, но безуспешную борьбу с Москвой. Михаил Александрович – последний князь Твери, оспаривавший у московского князя великое княжение владимирское. В 1370, 1371, 1375 он получал у Орды великокняжеские ярлыки, но не смог утвердиться на великом княжении во Владимире.

14

   «А князю великому Олгерду, и князю Кестутью, и князю великому Святославу, кто будет с князем с великим с Дмитрием Ивановичем и с его братом, со князем с Володимером Андреевичем, в любви и в докончаньи, князь великии Олег, князь великии Роман, князь великии Володимер Пронский, и иные князи, кто будет в нашем имени, тех князии князю великому Олгерду, и брату его, князю Кестутью, и князю великому Святославу, и их детем тех князии не воевати, очины их, ни их людии».

15

1

   ТВЕРЬ, в 167 км к северо-западу от Москвы. Расположена на верхней Волге, при впадении в нее реки Тверца. Возникла в XII веке из ремесленно-торговых поселений близ монастыря недалеко от устья Тверцы (отсюда название Твери), впервые упоминается в исторических источниках под 1164. Первоначально принадлежала Новгороду, с 1209 – Владимиро-Суздальскому княжеству. В 1238 разорена отрядами хана Батыя. С 40-х годов XIII века – столица Великого Тверского княжества, один из политических и культурных центров Руси, главный соперник Москвы в борьбе за объединение русских земель. // ТВЕРСКОЕ КНЯЖЕСТВО занимало территорию по верхнему течению реки Волги и ее притокам Тверце, Ламе, Кашинке. Города – Тверь, Кашин, Кснятин, Зубцов, Старица, Микулин, Дорогобуж, Холм, Клин, Калязин, Телятево. Великий князь Владимирский Ярослав Всеволодович в конце 30-х годов XIII века выделил Тверское княжество из состава Переяславско-Залесского княжества своему сыну Александру Невскому. В 1247 оно было передано другому сыну Ярослава Ярославу Ярославичу, и с тех пор удерживалось в руках его потомков. Возвышение Тверского княжества вызвало опасение у ханов Золотой Орды. Хан Узбек поддерживал московских князей, соперников Твери. В Орде были казнены тверские князья Михаил Ярославич (1318), затем его сын Дмитрий (1326), а в 1339 Александр Михайлович с сыном Федором. В 1-й половине XIII века Тверское княжество возглавило сопротивление татаро-монгольским завоевателям (Бартеневская битва 1317, восстание 1327). Орда жестоко подавила восстание. Тверь была разграблена и сожжена. От этого удара Тверское княжество не смогло отправиться и больше никогда не играло такой роли, как во 2-й половине XIII и 1-й четверти XIV века. В 70-х годах XIV века тверской князь Михаил Александрович с помощью Орды и Литвы пытался соперничать с Москвой, но безуспешно. В XIV–XV веках Тверь – важный экономический и торговый центр Северо-Восточной Руси. В 1485 при Иване III Тверь была присоединена к Московскому княжеству.

2

   НИЖНИЙ НОВГОРОД, в 439 км к востоку от Москвы. Расположен у слияния Оки и Волги. Основан в 1221 владимирским князем Юрием Всеволодовичем как крепость. С 1350 – столица созданного в 1341 Нижегородско-Суздальского княжества. Благодаря выгодному географическому положению Нижний Новгород приобрел значение крупного торгового и культурного центра; в Печерском монастыре (осн. в 1328–1330) велись летописные записи. // СУЗДАЛЬСКО-НИЖЕГОРОДСКОЕ КНЯЖЕСТВО, занимало территорию по среднему течению реки Нерли Клязьминской, бассейн реки Тезы, среднего и нижнего течения реки Суры. Основными его центрами были Суздаль, Нижний Новгород, Гороховец, Городец, Курмыш. Образовалось в 1328, когда монголо-татары разделили русские земли между Иваном Калитой и Александром Васильевичем Суздальским, передав последнему Владимир и Поволжье. После смерти Александра эти земли перешли под власть Ивана Калиты; брат Александра Константин сохранил лишь Суздаль. В 1341 Поволжье вновь было отдано Ордой суздальскому князю. Развитие торговли, поддержка Орды и Новгорода Великого позволили князьям Суздальско-Нижегородского княжества вести борьбу с московскими князьями за великое княжение владимирское. Дмитрию Константиновичу удалось в 1360 и 1363 захватить великое княжение, но ненадолго. В 1392 московское войско захватило Нижний Новгород.

3

   МОСКВА, столица России. В конце XI века Москва была небольшим городком у устья реки Неглинная с укрепленным центром на Боровицком холме и ремесленно-торговым посадом. Впервые Москва упоминается в Ипатьевской летописи в 1147 как владение суздальского князя Юрия Долгорукого; Тверская летопись относит постройку новой, более обширной деревянно-земляной крепости к 1156. На рубеже XII–XIII веков Москва была уже значительным городом Владимиро-Суздальской Руси, в I половине XIII века стала центром удела. С конца XIII века Москва центр самостоятельного княжества. Родоначальником династии ее князей был сын Александра Невского Даниил Александрович (около 1276 получил Москву в удел от брата, великого князя владимирского Дмитрия; княжил до 1303). Рост и возвышение Москвы в значительной степени были связаны с ее расположением на пересечении торговых путей. // В XIV–XV веках Москва (в остром соперничестве с Тверью) стала центром объединения Руси в единое государство. Князья Юрий Данилович (княжил в 1303–1325) и его брат Иван I Данилович Калита (княжил в 1325–1340) получили от ханов Золотой Орды ярлыки на право владения владимирским великокняжеским престолом, с 1328 прочно удерживаемым московскими князьями. При Иване Калите митрополит Петр перенес резиденцию митрополитов Русской православной церкви из Владимира в Москву (около 1326). // Главенствующее положение в русских землях Москва утвердила в княжение (1359–1389) Дмитрия Ивановича Донского. В 1368 и 1370 его войска отразили нападения на Москву литовского князя Ольгерда, в 1380 московское ополчение составило ядро русской рати, разгромившей на Куликом поле войска татарского темника Мамая. // А.А. Горский в своей книге «Русские земли в XIII–XIV веках, изданной в Москве в 1976 году, писал: // «В XIV веке в Северо-Восточной Руси, помимо великого княжения владимирского, появляются еще 3 великих княжения – Московское, Тверское и Нижегородское. При это статус владимирского великого княжения остается более высоким – складывается как бы двухступенчатая иерархия великих княжений. Владимирским столом владеет один из великих князей трех названных княжеств. // Первое упоминание тверского князя с титулом «великий» относится к 1338 году. Нижегородское великое княжение было учреждено ханом Узбеком в 1341 году. // Московские князья с 1328 года почти все время занимали одновременно владимирский стол (исключая 1360–1362 годы). // Со времени великого княжения Дмитрия Донского территория великого княжения Владимирского сливается с территорией Московского княжества. В московско-литовском (1372 год) и московско-тверском (1375 год) договорах великое княжение признается «отчиной» Дмитрия Ивановича, в своем завещании (1389 год) он передал его сыну Василию как «отчину» без санкции Орды. Уже с начала (и особенно – с середины) XIV столетия московские князья начали стремиться распространить свой сюзеренитет, помимо Новгородской земли, на Смоленскую и Черниговскую земли (в борьбе с великим княжеством Литовским). // В целом в XIV веке в Северо-Восточной Руси сочетались 2 процесса: центростремительный, связанный в первую очередь с Тверским и Московским княжествами, и процесс углубления феодального дробления, протекавший в основном в мелких княжествах. // Со второй половины столетия процесс консолидации северо-восточных русских земель с центром в Москве начинает брать верх и становиться необратимым. В течение XIV века в территорию Великого княжества были включены (помимо выморочных Переяславского и Юрьевского) удельные княжества: в конце 20-х или начале 30-х годов – Углицкое, в конце 50-х – начале 60-х – Галицкое и Дмитровское, в 80-х – Белозерское, в 1392 – Нижегородское. К концу XIV столетия в большей или меньшей степени самостоятельными княжествами в Северо-Восточной Руси оставались Тверское, Ростовское, Ярославское, Моложское и Стародубское. // После монголо-татарского нашествия судьбы русских земель существенно расходятся. Из четырех сильнейших в первой половине XIII века княжеств три (Черниговское, Галицко-Волынское и Смоленские) в XIV веке прекращают свое существование в качестве суверенных государств, их территории оказываются в составе иноэтнических в основе государственных образований. На территории четвертого – Владимиро-Суздальского – начинает складываться новое единое Русское государство».

4

   НОВГОРОДСКАЯ РЕСПУБЛИКА, государство Руси XII–XV веков. Столица Новгород. Высшим органом власти являлось вече, на которое могло собираться как городское, так и свободное сельское население. Оно избирало посадника, тысяцкого и даже архиепископа (с 1156). Во главе исполнительной власти стоял архиепископ; в его ведении находилась казна, внешние сношения Новгородской республики, право суда и некоторые другие вопросы. Из бояр выбирались лица на должности посадника и тысяцкого. В политических делах участвовало торгово-ремесленное население Великого Новгорода, которое имело свои объединения кончан (жителей «концов» города), уличан (жителей улиц), сотен, в т. ч. купеческих. Новгородский князь приглашался из других княжеств вечем, которое с ним заключало договор (ряд). Функции князя в Новгороде были ограничены руководством войском.

5

   ВЕЛИКОЕ КНЯЖЕСТВО ЛИТОВСКОЕ, государство в XIV–XVI веках на территории современной Литвы, Белоруссии, части Украины, Западной России. Столицы города Тракай, Вильно (Вильнюс). Образование у литовцев государства и объединение основных литовских земель в Великом княжестве Литовском произошло под властью Миндовга (правил с конца 30-х годов XIII века до 1263), захватившего также Черную Русь. В XIV веке в княжение Гедимина (правил в 1316–1341), Ольгерда (правил в 1345–1377) и Кейстута (правил в 1345–1377, 13811382) Великое княжество Литовское значительно расширило свои владения. // Ученые считают, что слово «Литва» происходит от названия небольшой речки Летаука, а первоначальная Литва – это небольшой район между реками Нерис, Вилия и Неман. // В XI веке литовцы, впервые упомянутые в летописях в 1009 году, состояли из нескольких племен – литвинов, жмудинов, ятвягов, галиндов, живших в собственно Литве, Жемайтии и Ятвягии. Пруссы жили над Вислою и Неманом, жмудины – в устье Немана, собственно литовцы – в бассейне Вилии, земгола или жемгола – на левом берегу Двины, куроны – на полуострове между Балтийским морем и Рижским заливом, летгола-латыши – на южном побережье Двины, ятвяги между Западным Бугом и верховьями Немана. У литовцев почти не было городов, единственный город Городна (Гродно), основанный русскими на окраине литовских земель, впервые упоминается в летописи за 1128 год. Петр Дуйсбургский в своей хронике, написанной в конце XIII века, писал о литовцах тех времен: «Если случаются у них убийства, то не может быть никакой сделки, пока родственники убитого не убьют убийцу или его родственников». // Объединение литовских племен началось в конце XII века. К 1190 году сформировались племенные территории – Аукштайтия, состоявшая из собственно Литвы, Нальшеная, Дельтувы и Упите, и Жемайтия, включавшая Цеклис, Коршуву, Медининкай, Саулу и Кнетуву. В 1215–1219 годах был создан союз литовских земель, включавший Аукштайтию, Жемайтию, Дзукию и Ятвягию. Первый договор Новгорода с литовцами был заключен в 1213 году, когда князь Даугеруте с подарками прибыл «к великому королю новгородскому и заключил с ним мирный союз». На обратном пути литовский князь был захвачен крестоносцами и отправлен в тюрьму Венденской крепости, где и умер. // Великое княжество Литовское было создано аукшайтским князем Миндовгом в 1236–1242 годах. Волынская летопись впервые упоминает о литовском князе Миндовге-Миндаугасе в 1219 году: «Бяху же имена литовских князей: се старейший Живинбуд, Давьят, Довспрунк, брат его Миндог, брат Давьялов Виликаил, и жемайтские князи: Ердивил, Выконт, а Ружевичев: Кинтибуд, Вонибут, Бутовит, Вижелк и сын его Вишлий, Китеней, Пликосова; а се Булевичи: Вишимут, его же уби Миндовг и жену его поял и братью его побих, Едивила, Спудейка; а се князи из Дяволтвы: Юдька, Пукеик, Бикши, Ликиик. Сии же вси мир даша князю Даниилову и Васильку – и бе земля покойна». Волынская и ипатьевские летописи так упоминают о Миндовге в начале 30-х годов XIII века: «Бысть княжащу ему в земли Литовской и нача избивати братью свою и сыновце свои, и другие выгна из земли и нача княжити один во всей земле Литовской», «Княжичи в литовской земле начал Миндовг избивать свою братию, а других выгнал из земли и начал княжить над всею литовскою землею, и, очень загордившись, никого не считал равным себе». Около 1235 года князь Аукшайтии Миндовг захватил город Новгородок-Новогродек, стоявший на окраине западных белорусских земель, заселенных предками белорусов – кривичами, и назвал его Новгород-Литовский. В 1238 году Миндовг уже великий литовский князь со стольным городом Керновом в «литовской области» на реке Вилие. В течение 1250-х годов литовцы захватили Гродно, Волковыск и Слоним, в Полоцке и Витебске стали княжить племянники Миндовга. Пинские земли вдоль реки Припять также были подконтрольны Миндовгу. Из этих земель Черной Руси и было создано государство Миндовга, образовавшееся путем соглашения с русскими местными князьями, опасавшимися, как и Миндовг, немецкой экспансии. В первой половине XIV века при князьях Витене (1293–1316 годы) и Гедимине (1316–1341 годы), Великое княжество Литовское вобрало в себя земли на востоке – Полоцк, Минск, Витебск, Друцк, Оршу, Берестье, Пинск, Туров. При Гедимине киевские князья признали верховную власть великого князя литовского. В начале двадцатых годов XIV века в источниках впервые упоминается город Вильно (Вильнюс), будущая столица Великого княжества Литовского, являвшегося, по сути, литовско-русским. Литовской письменности тогда еще не существовало и официальным являлся русский язык. В XIV веке при Гедиминовичах Ольгерде, правившем до 1377 года, и Кейстуте были захвачены Торопец, Ржев, Чернигов и Брянск, Новгород-Северский и Владимир-Волынский. В 1362 году Ольгерд захватил Киев, сменив ордынских наместников на своего сына Владимира. После разгрома войска татар в битве у Синих Вод в состав Литвы в 1364 году вошла Подольская земля. Сам Ольгерд три раза ходил на Москву в 1368, 1370 и 1372 году. // В 1385 году был создан первый польско-литовский союз, направленный, в первую очередь, против Тевтонского ордена. // Поляки – западные славяне, жили между реками Одером и Вислой. Их территорией являлись: Великая Польша с главным городом Гнезно – по реке Варте, правому притоку Одера; Мазовия – по среднему притоку Вислы; Малая Польша с городом Краковом – на юг от Мазовии, по верхней Висле; Силезия – на юг от Великой Польши, по верхнему Одеру. Начало Польши как государства можно отнести к половине IX века, когда у полян – предков поляков уже были свои князья-правители из рода Пястов. Во второй половине X века Мешко I (Мечислав), один из князей рода Пястов, принял крещение. Первым польским государем был Болеслав I Храбрый (992-1025 годы), при котором польскими стали: на севере – славянское Поморье (Померания), на юго-западе – Моравия, а на юго-востоке – города Червоной Руси, отнятые у сыновей великого князя Киевской Руси Владимира Святославича. До начала XIV века в Польше проходил период смут и раздробленности, страна была разделена на уделы. В начале XIV века Польшу объединил король Владислав Локоток. Последний король из рода Пястов Казимир III на востоке завоевал королевство Галицкое. // Сын Ольгерда Ягайло, женившись на польской королеве Ядвиге, младшей дочери венгерского и польского короля Людовика Великого, в 1386 году стал польским королем Владиславом II. Литовское княжество находилось под суверенитетом Польши, но практически еще оставалось самостоятельным и независимым. В 1404 году войска великого князя литовского Витовта захватили Смоленск, входивший в состав Литвы 110 лет – до 1514 года, да и потом еще не раз переходивший из рук в руки. При Витовте нечеткая, призрачная граница Литвы и Московского княжества проходила в районе Можайска и верховьев реки Оки. В середине XV века краковский каноник и дипломат Ян Длугош в труде «Хорография государства польского» составил первое обстоятельное описание страны – Польша составляла обширную часть Европы, от Одера до Днепра, по бассейнам семи рек – пяти главным и двум крупным притокам Одера и Вислы Варты и Западного Буга.

6

   РЯЗАНСКОЕ КНЯЖЕСТВО. Славянские племена жили на рязанской земле с VI века. Подробных данных по этому историческому периоду нет. Муромо-Рязанское княжество впервые упоминается в «Повести временных лет» под 862 годом. Уже через сто лет Муром был далеко известным торговым центром, входящим в состав Черниговского княжества и Киевской Руси. Город Рязань впервые упоминается в летописи под 1096 годом, также как город Черниговского княжества, входившего в состав Киевской Руси. Достоверно известно, что при разделе наследства Великого киевского князя Ярослава Мудрого в 1054 году Чернигов, Муром, Рязань и другие северские города получил в управление его сын Святослав. В это время начало обосабливаться Муромо-Рязанское княжество, находившееся достаточно далеко от стольного города Чернигова. После княжеского съезда в Любиче 1097 года Муромо-Рязанским княжеством стал владеть Ярослав Святославич. После его смерти в 1129 году княжество полностью обособилось от Чернигова. Сыновья Ярослава Юрий, Святослав и Ростислав стали княжить в Муроме, а сын Ростислава Глеб стал первым удельным рязанским князем, во владении которого кроме стольного города Рязани входили города Пронск, Ижеславль, Переяславль-Рязанский, Ростиславль. // Пронск впервые упоминается в Суздальской летописи в 1186 году, а в Никоновской летописи – со второй четверти XII века. Тогда же было образовано и самостоятельное Пронское княжество, первым удельным князем которого стал сын рязанского князя Глеба Ростиславича Всеволод, с которого и началась долголетняя упорная борьба Пронска и Рязани, не хотевшей независимости Пронского княжества. Пронск часто сливался с Рязанским княжеством и окончательно вошел в состав Великого Рязанского княжества во второй половине XV века. // Владимиро-суздальский князь Юрий Долгорукий в результате междоусобицы выгнал из княжества Ростислава и Глеба и поставил в Рязани князем своего сына Андрея Боголюбского. Ростислав и Глеб с половецкой помощью выгнали из Рязани сына Долгорукого, а в 1177 году войско Глеба Ростиславича захватило и сожгло города Владимиро-Суздальского княжества Боголюбово и Москву, но было разгромлено дружинами Всеволода Большое Гнездо, сам князь Глеб взят в плен и умер в порубе. В 1207 году Всеволод захватил шестерых рязанских князей, а в Рязани стал княжить его сын Ярослав. В городе вспыхнул мятеж, об ожесточенности которого говорит то, что суздальцы, прибывшие с Ярославом, были закопаны рязанцами в землю живыми. В 1208 году Всеволод захватил Рязань, жителей вывел и город сжег. Рязанское княжество до 1212 года стало зависимым от Владимира. // В 1217 году рязанский князь Глеб Владимирович в борьбе за власть перебил почти всех своих братьев, но на столе не удержался и вынужден был бежать. В Рязани стал княжить Ингварь Игоревич. В декабре 1237 года Рязанское княжество было разгромлено монголо-татарами. // МУРОМ, город в 113 километрах к юго-востоку от Владимира. Древний город, возникший как славянское поселение на территории финно-угорского племени мурома. Впервые упоминается в Лаврентьевской летописи под 862 годом. С 1097 года столица Муромо-Рязанского княжества, с середины XII века до начала XV века – Муромского княжества. В 1088 году подвергся разорению волжско-камскими булгарами. В 1239, 1281, 1293 годах – монголо-татарами. В 1293 году запустел, возобновлен в 1351 году. В начале XV века вошел в состав Московского княжества и в течение многих лет был восточным форпостом Русского государства. // РЯЗАНЬ («топкое место») – центр Рязанской области, в 196 километрах к юго-востоку от Москвы. Расположен на Среднерусской возвышенности, на правом берегу р. Ока, при впадении в нее р. Трубеж. // Возник как торговый и оборонительный пункт Рязанского княжества под название Переяславль Рязанский. Впервые упоминается в 1301 году. После разгрома столицы княжества Резани (ныне – городище Старая Рязань) Переяславль служил княжеской резиденцией, с конца XIII века – столицей княжества. В 1301 году город осаждали войска московского князя Даниила, в 1342 году князя Ярослава Пронского, в 1365 и 1379 годах был сожжен монголо-татарами, но восстановлен. При князе Олеге Ивановиче (1350–1402 гг.) город сильно укреплен, развивался как торговый и ремесленный центр, играл значительную роль в транзитной торговле Северо-Восточной Руси и Востока. // В 1521 году присоединен к Московскому государству (до середины XVII века входил в Засечную черту и сохранил свои военно-оборонительные функции). В 1708 году включен в состав Московской губернии, с 1719 года – главный город Переяславль-Рязанской провинции. В 1778 году официально переименован в Рязань (в письменных источниках упоминался под этим названием с XVI века.) // ПРОНСК, город в 69 километрах к югу от Рязани. Расположен на р. Проня. Впервые упомянут в летописи под 1186 годом. Был центром удельного княжества, в 1237 году разорен монголо-татарами. В 60-70-х годах XV века присоединен к Рязанскому княжеству, вместе с которым вошел в состав Московского государства в первой четверти XVI века. В 1541 году выдержал осаду войск Крымского ханства.

7

   ЗОЛОТАЯ ОРДА. Племена степняков-кочевников, называемых монголами, с I века расселились в Забайкалье и в Монголии севернее реки Керулен. Татарами назывался небольшой народ, делившийся на белых, черных и диких татар, уже в VIII веке кочевавший южнее реки Керулен в Монголии и к XII веку широко расселившийся в азиатских степях. // Великий курилтай (собрание) 1206 года закрепил за объединением племен название «монголы» и утвердил ханом объединителя племен Тэмуджина с титулом Чингизид, народ-войско которого с тринадцати тысяч вырос до ста десяти тысяч человек. Дальнейшие удачные для монголо-татар войны в Китае, Средней Азии, Иране и Половецкой степи сделали их хозяевами Центральной Азии. // Тюркоязычное племя меркитов, не захотевшее объединяться с монголами Чингизхана, было вытеснено на Алтай. Соединившись с половцами, в 1216 году они начали очередную войну с монголами, в ходе которой были разгромлены войском сына Чингизхана Джучи, и в ходе отступления на запад практически уничтожены. Чтобы расправиться с союзниками меркитов половцами монголы, следуя закону Чингизхана – «война кончается с разгромом врага», с боями пройдя через русские земли, разгромили их и дошли до Карпатских гор. // Внук Чингизхана и сын Джучи Бату получил в наследство юрт-улус из урало-каспийской степи и земель Хорезийского султаната, который значительно расширил за счет территории Руси и половецкой степи. Это царство Бату-хана, образованное в 1236–1242, впоследствии получило название Золотая Орда. «Русский улус» Орды был на особом положении: сохранял автономию, старые княжеские династии и христианство («Завоеванные татарским войском русские земли не вошли непосредственно в состав Золотой Орды. Золотоордынские ханы рассматривали русские земли как политически автономные, имеющие свою собственную власть, но находящиеся в зависимости от ханов и обязанные платить им дань – «выход». Русские княжества стали в вассальные отношения к хану. Зависимость от ханов выражалась в том, что русский великий князь садился на своем столе «пожалованием царевым», то есть ханским. Посаженный на стол от имени хана князь ставился в то же время под контроль ханской власти. Это относится уже не только к великому князю, а и к другим князьям. Контроль этот осуществляли баскаки. Но уже с конца XIII века, точнее – с первой половины XIV века, татарские баскаки исчезают. Сбор татарской дани возлагается на русских князей под ответственностью великого князя. Власть хана по отношению к этим вассальным князьям формально выражалась еще в том, что эти князья утверждались на своих княжеских столах ханами через вручение им ярлыков. Старший среди князей, или великий князь, тоже получал особый ярлык на великое княжение. Татарский «выход» должны были платить все» – Греков и Якубовский). При хане Менгу-Тимуре (1266–1282) Золотая орда стала самостоятельной. Ханы начали чеканить монеты со своим именем или родовой тамгой (важнейший признак суверенитета). Золотая Орда делилась на два крыла: левое (позднейшее название «Кок-орда») в нижнем течении Сырдарьи, с центром в Сыгнаке, и правое («Акорда») – все остальные земли, с центром в Сарае, построенной Батыем, а затем в Новом Сарае, сооруженном ханом Узбеком. Это деление возникло при детях Джучи. Улусы Батыя, Берке, Шибана составили правое крыло, улусы хана Орду левое крыло. Первые ханы Золотой Орды отличались религиозной терпимостью. При хане Берке (1256–1266) в Золотую Орду стало проникать мусульманство. В конце XIII века образовалось два политических центра в составе правого крыла: на Западе, в Молдавии, правил Ногай (ум. 1300), на Востоке, в Поволжье – хан Тохта (1291–1313). Противостояние этих двух центров кончилось на рубеже XIII–XIV веков победой Тохты. При Узбеке (1313–1341) Золотая Орда достигла своего расцвета. Получил официальное распространение ислам. При Джанибеке (1342–1357) продолжался экономический и политический подъем Золотой Орды. В 1360–1370 Золотую Орду охватила междоусобная борьба претендентов на ханский престол. В 1380 темник Мамай, правивший от лица номинальных правителей Золотой Орды ханов Абдуллаха (1362–1369) и Мухаммеда-Булака (1369–1380), потерпел поражение от русских войск на Куликовом поле. Золотая Орда была объединена ханом Тохтамышем (1380–1396). «Русский улус» приведен к покорности взятием Москвы в 1382 Тохтамышем. Против Тохтамыша выступил его покровитель эмир Тимур, так как Золотая Орда стала его главным конкурентом на путях международной торговли и препятствием в объединении Средней Азии. В 1391 Тимур совершил поход в Золотую Орду и у Волги нанес поражение войскам Тохтамыша. Второй удар был нанесен Тохтамышу в 1395 на Тереке, где его армия была разгромлена, и войска Тимура разорили золотоордынские земли и города в Восточной Европе. В первом десятилетии XV века Золотая Орда была вновь объединена темником Едигеем, правившим от лица ханов Шадибека (1399–1407) и Пулада (1407–1411). Едигей в 1408 совершил набег в Северо-Восточную Русь, который не достиг цели – Москва выстояла и после месячной осады Едигей отступил. // В середине – второй половине XV века Золотая Орда распалась на несколько больших государств – Казанское, Крымское, Астраханское, Сибирское ханства, государство кочевых узбеков, Большую орду, Ногайскую орду. В 1480 от власти Золотой Орды окончательно освободилась Русь. // Русский исследователь В.Л. Егоров в книге «Историческая география Золотой Орды в XIII–XIV веках», вышедшей в Москве в 1985 году, писал: // «Рассмотрение русских летописей показывает, что первоначально на Руси новое монгольское государство не имело какого-либо специального названия, его заменяло этническое определение «татары». В 80–90 годы XIII века на смену ему приходит наименование «Орда», прочно утвердившееся во всех русских официальных документах и летописях в XIV веке. Что же касается привычного теперь названия «Золотая Орда», то оно стало употребляться в то время, когда от основанного Бату государства не осталось и следа. В русских письменных источниках это словосочетание фиксируется со второй половины XVI века. // Гуюк в письме, датированном 1246 годом, называет свою империю «Великим монгольским улусом», а себя «великим ханом» (кааном). Каждый из правящих золотоордынских ханов называет свое государство просто «улус», т. е. народ, данный в удел, владение (подразумевалось, что распределение улусов в свое время провел Чингизхан). // Начальный период существования Золотой Орды (при ханах Бату и Берке) характеризуется довольно значительным ограничением возможностей осуществления различных государственных суверенных прерогатив. Это было вызвано тем, что владения Джучидов, как и других монгольских царевичей, юридически составляли единую империю с центральным правительством в Каракоруме. Именно из метрополии присылались «численники» для установления размеров собираемой дани, что было своеобразной мерой экономического контроля. Именно в Каракорум должны были ездить русские князья для получения и утверждения инвеститур. В этот период золотоордынские ханы были лишены также права вести какие-либо переговоры с другими государствами и принимать у себя их дипломатических представителей. Наиболее характерным примером в этом отношении можно считать миссии Карпини и Рубрука. Ознакомившись с целями их приезда и верительными грамотами, Бату не принял никакого решения, а направил обоих послов к каану в Монголию. Сидевшие на ханском престоле Джучиды были лишены одной из политически важных прерогатив суверенного правителя: права чеканить свое имя на выпускавшихся монетах. Имевшие в этот период хождение в Золотой Орде монеты чеканились с именами каанов Мунке и Ариг-Буги. Наконец, каану принадлежало право утверждать на престоле новых ханов в улусах. Только после 1266 года Золотая Орда обрела полную самостоятельность в решении различных вопросов внешнеполитического и внутреннего характера. // Основой административно-территориального деления Золотоордынского государства была улусная система. Сущность ее составляло право феодалов на получение от хана определенного удела – улуса, за что владелец его принимал на себя определенные военные и экономические обязательства. При этом за ханом сохранялось право (по крайней мере в XIII веке) замены одного улуса другим или даже полного лишения владельца всяких прав на него. Каждый из улусов подразделялся в свою очередь на более мелкие, во главе которых стояли кочевые феодалы соответствующих рангов. Для непосредственного руководства армией и всеми внутренними делами государства в Золотой Орде были учреждены две высшие государственные должности: Беклярибек (бек над беками) и везир».

8

   ВЕЛИКОЕ ВЛАДИМИРСКОЕ КНЯЖЕСТВО, в междуречье Оки и Волги в XII–XIV веках. Образовалось в 1157 в связи с переносом великим князем Андреем Боголюбским столицы Ростово-Суздальского княжества из города Суздаль в город Владимир на Клязьме. При великом князе Андрее территория Владимирского великого княжества расширилась. После смерти его брата великого князя Всеволода Большое Гнездо (1212) от Владимирского великого княжества отделились Ростовское княжество, Переяславское княжество, Юрьевское княжество, Стародубское княжество, Ярославское княжество. Великий князь владимирский был старшим в Северо-Восточной Руси. Он руководил внешней политикой и войсками всех Всеволодовичей, к нему отходили все выморочные княжества. При великом князе Александре Невском сложилась практика, согласно которой в Новгород приглашались только владимирские князья. Во Владимирском великом княжестве не было династического правления, но при этом до начала XIV века великие князья владимирские старались передавать часть территории Владимирского великого княжества своим сыновьям. В условиях монголо-татарского ига великий князь владимирский отвечал за сбор ордынского выхода. В 1328 после антиордынского тверского восстания 1327 хан Узбек поделил территорию Владимирского великого княжества между московскими и суздальскими князьями, а в 1341 отделил от Владимирского великого княжества Нижегородское княжества. В 1362 великий князь московский захватил Владимирский великокняжеский стол и объявил Владимирское великое княжество своей «отчиной» (наследственным владением), объединив его в одно целое с Московским великим княжеством. // ВЛАДИМИР, в 190 км к северо-востоку от Москвы. Расположен на высоком левом берегу реки Клязьма. Основан в 1108 как крепость князем Владимиром Мономахом для защиты Ростово-Суздальской земли с юго-востока. В середине XII века – вотчинное владение князя Андрея Боголюбского, который в 1157 перенес сюда столицу Владимиро-Суздальского княжества и пытался сделать Владимир общерусским центром. Экономическое и политическое влияние Владимира было подорвано в 1238 монголо-татарским нашествием. В 1299 Владимир стал резиденцией русских митрополитов. До середины XIV века – административный, культурный и религиозный центр Северо-Восточной Руси. Во Владимире проводились общерусские съезды князей, составлялся общерусский летописный свод.

9

   ДАНИИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ (1261–1303), великий князь московский, младший сын князя Александра Ярославича Невского. В малолетстве Даниила Московское княжество (1263–1271) управлялось наместниками (тиунами) великого князя владимирского и тверского Ярослава Ярославича, дяди Даниила. Даниил Александрович был активным участником борьбы своих братьев князей Дмитрия Переяславского и Андрея Городецкого за Владимирское великое княжение и за право княжить в Новгороде. С начала 80-х годов он стал играть крупную политическую роль в Северо-Восточной Руси. В 1282 вместе с тверским князем Святославом Ярославичем выступал против князя Дмитрия. С 1283 действовал уже на стороне Дмитрия, ставшего великим князем владимирским, в 1288 к ним был вынужден примкнуть тверской князь Михаил Ярославич. Эта коалиция при поддержке темника Ногая боролась против претендовавшего на Владимир князя Андрея и его сторонников, опиравшихся на ханов Золотой Орды. После смерти Дмитрия (1294) Даниил Александрович возглавил московско-переяславско-тверской союз против князя Андрея, что свидетельствовало о росте влияния Московского княжества. Позиции Даниила Александровича были ослаблены после поражения Ногая от хана Тохты в 1300. После смерти своего племянника князя Ивана Дмитриевича Переяславского (1302) Даниил Александрович воскняжился в Переяславле, удержанном его потомками в составе Московского княжества. Даниил Александрович укрепил Москву, основал Данилов монастырь, где была учреждена первая в Московском княжестве архимандрия. Канонизирован Русской православной церковью.

10

   КНЯЗЬ – вождь племени, союза племен, глава государства у славян, литовцев. Князь у славян был выборным, а затем наследственным правителем, выполнял военные, административные, религиозные и другие обязанности. Князья проводили важнейшие государственные реформы, упорядочивали сборы дани. В связи с увеличением числа полусамостоятельных княжеств в XI веке князья стремились закрепить за собой их наследственное владение. В процессе распада Древнерусского государства в XII веке наряду с институтом великого киевского княжения формировалась система власти Владимирского великого княжества. В XIII веке титул князя приняли правители Великого княжества Литовского. По мере включения русских земель в состав Великого княжества Литовского многие русские князья Рюриковичи становились вассалами великих князей литовских. До начала XIV века великие князья Владимирские старались передать часть территории Великого княжества Владимирского своим сыновьям. Создавались владения великокняжеских семей (уделы) внутри Московского, Тверского, Рязанского и других княжеств. В Северо-Восточной Руси в XIII–XV веках сформировалась сложная система взаимоотношений великих и удельных князей. // ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ – «с середины XI века носитель верховной власти, назывался «великим князем». Великий – значит старший» (1). Титул, первоначально принадлежавший феодальному сюзерену всех князей (Великий князь Киевский), в XII–XIV веках – главы княжеств, включавших удельные княжества (великие княжества Владимирское, Московское, Тверское, Рязанское, Нижегородское). С конца XV века принадлежал только великим князьям Московским; с 1547 вошел в царский, а с 1721 в императорский титулы. // «Князья, управлявшие Русскою землею в период удельный, все принадлежали к одному роду Рюрикову. Каждый член княжеского рода считал себя потому самому имеющим право на часть в Русской земле и если не получал этой части по соглашению с другими, то добивался ее своим оружием. Многие так и погибали, не достигнув своей цели, но цели не оставляли до самой смерти. // Князья были старшие и младшие, и столы распределялись сообразно с этим их положением; старшие сидели в старших городах, младшие переводились в старшие города, когда почему-либо очищалось место. // Правильное вступление на стол является только идеалом, а в действительности было много других путей, которыми добывались столы: иногда князья распоряжаются столом после своей смерти по завещанию, иногда сильный князь сажал на стол другого, иногда князья соглашались между собою кому быть старшим, иногда горожане приглашали себе князя. Внутри своей волости каждый князь был вполне независим от других; они также поступали, как независимые владельцы: вели войны, заключали миры». // «Князья принадлежали к следующим трем разрядам: // 1) к потомкам великого князя Рюрика; // 2) к потомкам великого князя литовского Гедимина; // 3) к разным иноплеменникам, преимущественно к мордве или татарам. К 1700 году, несмотря на пресечение многих удельно-княжеских семейств, происшедших от них княжеских родов считалось 47. Затем большинство как существовавших в 1700 году, так и ныне существующих (середина XIX века. – А.А.) княжеских родов – татарского, мордовского и грузинского происхождения – в общей сложности своей они, по крайней мере, в десять раз превышают по своей численности роды русского происхождения. // До Петра Великого пожалования княжеских и вообще каких либо почетных титулов у нас не происходило; заметим при этом, что у нас на Руси, как это, впрочем, было и во всей Западной Европе, древность дворянского рода считалась выше нового почетного титула. Это проистекало от мысли, что титул может получить каждый простолюдин, тогда как дать «благородных» предков лицу, не имеющему их по рождению не в состоянии никакая власть, как бы могущественна она не была». // ДРУЖИНА, сообщество, товарищество, вооруженный конный отряд, приближенные древнерусского князя. Источники указывают на бытование у восточных славян дружин, возглавляемых племенными князьями, состоявших из опытных воинов (мужи) и молодых дружинников (отроки, детские). Князь выступал в них первых (по крови) среди равных (по доблести). Дружина великого князя киевского и других князей Рюрикова дома делилась обычно на «старейшую» («большую», «переднюю»), состоявшую из княжеских мужей; и «младшую», включавшую отроков и детских. Эти два слоя отличались один от другого возрастом, знатностью, богатством, а соответственно и влиянием на князя. В источниках упоминаются также бояре и гриди (высшие и низшие категории дружины). Князя, получая свой стол (престол), обычно соединяли собственную дружину с дружинами своих предшественников (главным образом отца, брата и т. д.). Вступление в дружину, вероятно, сопровождалось ритуалами. Дружина разделяла с князем все житейские тяготы. Связанные взаимными обязательствами князь и дружина составляли основу древнерусской государственности. Князь совещался («думал») с дружиной и принимал решения о походах, сборе дани, строительстве городов и других делах; старшие дружинники занимали наиболее ответственные должности (воевод, тысяцких и других). Выполняя свои обязательства перед дружиной, князь содержал ее («кормил») на свои средства. Дружина существовала за счет добычи от завоевательных походов, отчислений от дани, судебных сборов, с XII века – от доходов с волости. Старшая дружина постепенно обзаводилась землей, собственным хозяйством и ослабляла свои связи с княжеским двором. Младшая дружина по прежнему находилась при князе. Многие дружинники в XI–XII веках становились слугами при дворе и в княжеском хозяйстве (тиуны), сборщиками налогов, писцами и т. п. Весь обиход князя от дворца до границ княжества находился под контролем дружинной администрации, обязанной одновременно защищать с оружием в руках интересы своего князя. Растворение значительной части дружины в хозяйственных и административных обязанностях, а соответственно и ослабление ее боеспособности требовали привлечения на военную службу профессионалов – вольных наемных слуг, поступавших на полное обеспечение князя. В конце XII века на смену дружинной организации в княжествах Северо-Восточной Руси пришел так называемый «государев двор» со штатом военных слуг; началось образование дворянства. // БОЯРЕ, высший слой общества в России (наряду с великими и удельными князьями) X–XVII веков; занимали ведущее место после великого князя в государственном управлении. Возникновение боярства относилось ко времени распада славянских родо-племенных союзов в VI–IX веках, когда создавались предпосылки образования государства. По мнению большинства ученых, боярство в X–XI веках разделилось на 2 слоя: княжеских бояр – «княжих мужей» и так называемых земских бояр («старцы градские») – потомков родоплеменной знати. Бояре были вассалами князя, обязанными служить в его войске, но пользовались правом отъезда к другому сюзерену и являлись полными господами (сеньорами) в своих вотчинах (право иммунитета), имели вассалов. В период XII–XV веков с ослаблением княжеской власти усилилась экономическая мощь боярства (бурный рост боярского землевладения за счет захвата земель с крестьянами). Возросло их политическое значение в государственном управлении. Усиление великокняжеской власти со 2-й половины XIV века привело к появлению «бояр путных», которые управляли отдельными территориями в княжеском хозяйстве, отдававшимися им в кормление (конюший, сокольничий, чашничий и другие). В XIV–XV веках по мере складывания Русского централизованного государства имущественные и политические права бояр ограничивались, происходили изменения в социальном составе. С XV века «боярин» – также высший чин среди «служилых людей по отечеству». Звание боярина давало право участвовать в заседаниях Боярской Думы, было высшим думским чином. Во 2-й половине XVI–XVII веке состав бояр сильно изменился, многие знатные боярские роды пострадали в годы опричнины, и послеопричные годы, другие вымерли, третьи экономически ослабли. В XVI веке и особенно в XVII веке места бояр в высшем государственном аппарате постепенно занимали представители неродовитого дворянства, многие из которых получали боярские чины, в первую очередь «бояре по кике», т. е. возведенные в боярские чины родственники цариц (Стрешневы, Милославские, Нарышкины и др.). В XVII веке большое значение приобрели нетитулованные бояре (А.Л. Ордин-Нащекин, А.С. Матвеев и другие), выслужившие боярство. Благодаря этому происходило стирание различий между боярством и другими группами дворян, чему способствовала тенденция к слиянию поместного и вотчинного землевладений, юридически оформленная в 1714 году. Отмена в 1682 году местничества окончательно подорвала влияние боярства. Звание «боярин» было отменено Петром I в начале XVIII века. // ВЕЧЕ (от «вещать» – говорить, в летописи впервые упоминается под 997 годом), народное собрание в древней и средневековой Руси для обсуждения и решения важных общих дел. Ведению веча подлежали вопросы войны и мира, призвания и изгнания князей, выборы и смещение представителей администрации, судебного и военного управления (посадников, тысяцких и др.), заключение договоров с другими землями и княжествами, наделение землей и привилегиями, принятие законов. Вечевые собрания созывались обычно по звону вечевого колокола по инициативе представителей власти или самого населения, они не имели определенной периодичности. Решения принимались без голосования, путем одобрения того или иного предложения всех присутствующих криком. Вече имело постоянное место сбора. К началу XVI века вече было повсюду упразднено. // ВОЕВОДА, славянский термин, обозначавший военачальника, правителя. В качестве начальника княжеской дружины или главы народного ополчения воеводы упоминаются в русских летописях с X века. В XV–XVII веках каждый полк русской войска имел своего воеводу. С середины XVI века появилась должность городовых воевод, возглавлявших военное и гражданское управление городом с уездом. С начала XVII века были введены во всех городах России; заменили наместников и городовых приказчиков. В 1775 должность воеводы была ликвидирована. // ВОИ, «войска при первых князьях русских, сверх дружины, собираемые на случай войны под начальством воеводы» (31). // ВОЙСКО. Войска русских княжеств начального периода нашей истории подробно исследованы российскими историками. А.Н. Кирпичников писал в своей работе «Факты, гипотезы и заблуждения в изучении русской военной истории XIII–XIV веков», опубликованной в 1960 году в Москве: // «В период зрелого средневековья русско-московское войско собиралось и организовывалось по феодально-иерархическому и территориальному принципам. Сюзерен в случае военной необходимости созывал под свое знамя живших на его земле вассалов и их слуг. Набор людей на военную службу осуществлялся по княжествам, вотчинам, городам. Воины подчинялись своим командирам, строились под местные знамена, носили, возможно, различные по цвету одежды или знаки различия. // Войско того времени состояло из феодальных отрядов, всключавших в свой состав дворян, детей боярских, вольных слуг, городских ополченцев, бояр и князей. Руководящее положение занимали крупные и средние феодалы. Мнение, что ополчение, состоящее из горожан и смердов, было снаряжено хуже кочевников, в том числе и монголов, и рисующее во всех случаях плохо вооруженную и обученную толпу, неверно. К примеру, ополченцы-пехотинцы западнорусского галицкого войска своими самострелами страшили ордынцев, а черные люди северо-восточных и северо-западных городов, судя по письменным источникам, ходили в доспехах и умели строиться в полки. // По своей организационной структуре русское войско эпохи зрелого феодализма состояло из разновеликих подразделений. Самыми мелкими ячейками войска были «копья», включавшие командира с несколькими комбатантами. Деление войска на «копья» отмечено летописью 1169 года. «Копья» были слишком малы, чтобы выполнять сколько-нибудь значительное боевое задание, поэтому они по владельческому и территориальному принципу группировались в более крупные отряды – «стяги», находившиеся под командованием бояр, мелких князей, городской старшины. «Стяги» в качестве обозначения тактических единиц едва ли не впервые отмечены в летописном известии под 1153 годом. Здесь упомянуты стяги, на которые, по всей вероятности, членилось ополчение галичан. Стяг не однозначен с полком. Судя по записи под 1195 годом, в полку был не один стяг. Наконец в сообщении о Липецкой битве 1216 года совершенно определенно указано, что в одном из полков было 13, а в другом 17 стягов. // Самым крупным тактическим подразделением являлись полки». // ВОЛОСТЕЛЬ, должностное лицо в России XI–XVI веков, управлявшее волостью от имени князя и ведавшее административными и судебными делами. Вспомогательным персоналом при волостеле были тиуны, доводчики, праведчики. Должность волостеля ликвидирована в 1555 и заменена земскими выборными органами. // ВОЛОСТЬ, административно-территориальная единица в России XI-начала XX веков. В Древнерусском государстве слово «волость» как княжеское владение соответствовало понятиям «земля», «страна», «область»; позднее волость небольшая административно-территориальная единица, возникшая на основе крестьянской общины. В XIII–XVI веках волости были в черных, дворцовых, боярских, монастырских землях. Отдавались князьями в кормление волостелям. В Русском централизованном государстве волости включались в состав уезда, превращавшегося с середины XVI века в основную административно-территориальную единицу и находившуюся под воеводским правлением. В XVII–XVIII веках волость существовала наряду с другими мелкими административно-территориальными единицами (стан, погост, пригород). // ВОЛЬНЫЕ СЛУГИ, «в древней Руси служилые люди, пользовавшиеся правом отъезда; лучшие из них обыкновенно назывались боярами. Право отъезда заключалось в праве свободного перехода со службы одного князя на службу другого. В договоры между князьями включались статьи, которыми признавались неприкосновенность имуществ отъезжавших слуг. Поступление на службу к князю не обязывало, однако, вольных слуг постоянно находиться при особе князя; вольные слуги не придворные люди и обыкновенно жили в своих имениях. Размер вольной службы зависел от усмотрения слуги» (31). // ВОРОТНИКИ, «в древней Руси княжеская стража у ворот, обязанная открывать, закрывать и хранить городские ворота» (31). // ВОТЧИНА, вид феодально-земельной собственности. Возникла в Древнерусском государстве в X–XI веках как наследственное семейное или корпоративное владение («отчина»). Владельцами вотчин были князья, бояре, церковь. В XIII–XV веках вотчина была основным видом землевладения, пополнявшегося в процессе освоения новых территорий, а также за счет захвата общинных черных земель, пожалований, купли, обмена. // ГРИДИ, ОТРОКИ, ДЕТСКИЕ, члены младшей княжеской дружины в X–XI веках, принимали участие в походах и сборе дани, ведали княжеским хозяйством и находились в личном услужении у князей, лица низшей княжеской администрации, осуществлявшей суд, сбор пошлин, взимание налогов. // ДВОРСКИЕ, на Руси до XV века лица, управлявшие княжеским хозяйством. Дворские находились в городах, центрах уездов, где имелись княжеские дворцовые земли. Дворские ведали свободными людьми и холопами – «слугами под дворским». В начале XVI века дворские были заменены дворецкими. // КМЕТИ, «боевые люди, как принадлежавшие к дружине князя, так и выходившие из простого населения» (1). // НАМЕСТНИК, в России до середины XVI века должностное лицо, возглавлявшее вместе с волостелями местное управление. Наместники назначались в города великими и удельными князьями, ведали вопросами местного управления, судом, сбором пошлин. Имели административный персонал и военные отряды для местной обороны. Вознаграждались за службу путем кормлений. В конце XVIII века наместник – глава местного управления, назначался из числа высших сановников, был ответственен лишь перед императором, имел войска, расположенные на территории наместничества. Должность наместника была упразднена Павлом I в 1796. // ПОСАД, предградье, предместье, торгово-промышленная часть русских городов. // ПОСАДНИК, наместник князя в землях, входивших в состав Древнерусского государства, а также высшая должность в Новгороде и Пскове. В начале XVI века институт посредничества был ликвидирован. // ПОСАДСКИЕ ЛЮДИ, торгово-промышленное население русских городов и части поселений городского типа (посадов, слобод). // СМЕРДЫ, «все свободное сельское население, государственные крестьяне, жившие на княжеской, государственной земле» (31). // ТИУН (от древнескандинавского pjonn – слуга) – привилегированный княжеский слуга, участвующий в управлении княжеским хозяйством. Часть из них была несвободной. // ТЫСЯЦКИЙ – военачальник, возглавлявший древнерусское городское ополчение («тысячу»). Выбирался вечем или назначался князем из числа знатных бояр. Тысяцких стали заменять наместники и к середине XV века должность тысяцкого постепенно исчезает. // УДЕЛ, УЕЗД. «Уделами назывались те княжества, на которые распалась Северо-Восточная Русь с XIII века, за исключением княжества Владимирского, что значит – были княжества младших князей. Удел в значении княжества подразделялся на уезды. Уезд – административно-судебный округ, тянувший к известному административному центру. Впоследствии уездом стал называться административный округ города, а округ сельский удержал старые названия волости в Центральной Руси и погоста в Руси Северной. Этимология этого термина («уезд») объясняется одним административно-судебным отправлением: полюдьем или ездом; древний администратор сам собирал корм с управляемого округа, объезжая его, совершая полюдья обыкновенно 2 раза в год: на петров день и на рождество; округ, в пределах которого ездил администратор для получения корма, и получил название уезда» (31). // ХОЛОПЫ, категория феодально-зависимых людей в Русском государстве. По правовому положению приближались к рабам. Холопами становились в результате пленения, самопродажи, продажи за долги или преступления, женитьбы на холопке. // «Последний класс в составе древнего русского общества XI–XII веков, лично зависящие крепостные, рабы. Русская Правда не признает холопа лицом, она оберегает его только как собственность, а не как лицо» (31).

11

   МИТРОПОЛИТ (греч. metropolites – человек из главного города), священнослужитель высшей (третей) степени христианской церковной иерархии. С IV века титул митрополита присваивается епископам главных городов метрополий. Духовная власть митрополита распространялась на церковный округ (митрополию), объединявший христианские общины метрополии и прилегающей области. Митрополит мог иметь наместников (заместителей) в лице викарных епископов. Со времени введения христианства на Руси в качестве государственной религии и вплоть до XIV века Русь в церковном отношении представляла собой одну митрополию, находившуюся в юрисдикции Константинопольского патриархата. Митрополиты на Руси поставлялись Константинопольским патриархом, как правило, греки. Первым митрополитом из русских был Иларион (1051–1062 годы). Главным городом метрополии последовательно были Киев, Владимир, Москва. В 1448 году собор русских епископов провозгласил русскую церковь автокефальной (независимой). И с этого времени глава церкви – митрополит всея Руси стал избираться без всякого участия Константинопольского патриарха. В 1458 году русская митрополия окончательно разделилась на две – Киевскую и Московскую. В 1589 году в России было учреждено патриаршество. // ПАТРИАРХ (от греческого «отец, управляю»), высший титул главы самостоятельной (афтокефальной) православной христианской церкви в ряде стран. Титул патриарха установлен Халкидонским церковным собором (451 года). После разделения христианской церкви на западную (католическую) и восточную (православную) он закрепляется за иерархами восточной церкви. В Византийской империи православную церковь возглавляли 4 патриарха (Константинопольский, Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский). С возникновением самостоятельных славянских государств (Болгария, Сербия) во главе их церквей также становились патриархи. В России патриарх был избран собором русских церковных иерархов в 1589. Петр I с 1721 ликвидировал звание патриарха. Руководство церковными делами стал осуществлять Синод. Титул патриарха был восстановлен на соборе русской православной церкви 1917–1918. Помимо русского, имеются патриарх константинопольский, александрийский, антиохийский, Иерусалимский, грузинский, армянский, сербский, болгарский и румынский.

12

   «ЖАЛОВАННАЯ ГРАМОТА рязанского великого князя Олега Иоанновича Ольгову монастырю на село Арестовское, с подтверждением права на владение погостами, землями и другими угодьями, данными обители от предков его и бояр (1356–1387). // Милосердием божиим, и молитвою святое Богородицы, и молитвою отца своего князя Великого Ивана Александровича и благословением Епискупа Рязанского и Муромского Василья, яз князь Великий Олег Иванович, сгадав есмь с своим отцем с Владыкою с Васильем и с своими бояры (а бояры со мною были: Софоний Алтыкулачевич, Семен Федорович, Микита Андреевич, Тимошь Олександрович, манасея дядько, Юрьи околничий, Юрьи чашник, Семен Микитич с братьею, Павел Соробич), дал есмь отцю своему Арсению монастырь Святое Богородици, на Ольгове, в свободе, до его живота, а по своем животе волен кого вонь благословить на игуменьство; а дал еси Святой богородици Арестовское село, с винами, и с поличьным, и с рязанькою, и с шестьюдесять и со всеми пошлинами, и с бортники и с бортными землями, и с поземом, и с озеры, и с бобры и с перевесищи. А возрев есмь в даный грамоты, с отцем своим с Владыкою с Васильем и с бояры: коли ставили по первых прадеды наши Святую Богородицю, князь великий Ингварь, князь Олег, князь Юрьи, а с ними бояр 300, а мужей 600, тогда дали Святой Богородице дому 9 земель бортных, и 5 погостов, Песочна, а в ней 300 семей, Холохольна, а в ней полтораста семей, Заячины, а в ней 200 семей, Веприя 200 семей, Заячкой 100 и 60 семей; а си вси погосты с землями с бортными, и с паземом, и с озеры, и с бобры, и с перевесищи, с резанками и с шестьдесят, и с винами, и с поличным, и со всеми пошлинами. А хто даных людий прадеды нашими Святой Богодицы дому, где имуть седети, или бортници, или слободичь, в моей отчине, ать знають дом Святой Богородицы, а волостели мои ать не вступаются в них ни о котором же деле. А Головчин дал Федор Борисович, а Мордовский дал Климент по Данилов двор, а Еремей великий с Глебом села свои подавали Госпоже Богородице, а мужи Олговскую околицю, купивше у муромских князий, давше 300 гривень, и дали святой Богородици. А яз князь Великий Олег Иванович, што есмь дал Арестовское село Святой Богородице дому, и што прадеды наши подавали которая места и люди, и што бояре подавали дому Святой Богородици, того хочю боронити, а не обидети ничим дому Святой Богородици, а волостели, и даньицы, и ямщики ать не занимают Богородицких людей ни про што же; а кто изобидит дом Святой Богородици, или князь, или Владыка, или волостель, или кто иний, тот даст ответ перед богом Святой Госпожи Богородици. А коли есмь выехал из отчины ис своеи, ис Переяславля, то где есмь обет учинил, к Святой Госпожи Богородици придал есмь рязанское мыто и побережьное, аже ми дает, в отчине своей в Переяславли. // Подлинник писан крупным уставным почерком, на пергаментном листе, длиною 14, шириною 8,5 вершков. Внизу грамоты сохранился остаток шелкового малинового снурка, на котором висела княжеская печать» (2).

13

   ГЕДИМИН, Гедиминас (? – 1341), великий князь литовский (с 1316), брат и преемник великого князя литовского Витеня, основатель княжеского рода и династии Гедиминовичей. Родом из Аукшайтии. При нем впервые упоминается Вильно (1323), ставший столицей государства. Правил совместно с совещательным органом – советом бояр (около 20 человек). Отражал вторжения немецких рыцарей на западной границе (по реке Неман) Великого княжества Литовского. Укреплял связи с Польшей, подготавливая союз против Ордена. Продолжал подчинение западнорусских и южно-русских земель. Под власть Гедимина перешли Полоцк (1307), Гродно и Брест (1315), Витебск (1320), Минск (1326), Туров и Пинск (1336); его вассалами стали также лукомский, друцкий, драгичинский и другие князья. При этом сохранял социальную структуру этих земель и не преследовал православных, не препятствовал 5 из 7 своих сыновей принять православие. Соперничая с польскими феодалами за власть над Южной Русью, закрепил за Великим княжеством Литовским Волынь, где поставил князем сына Любарта (1340). Соперничая с великим князем московским Иваном I Калитой, оказывал влияние на политику Пскова, Новгорода, Смоленска, Киева. Заключил союз с Тверью, скрепив его браком дочери Марии с великим князем тверским Дмитрием Михайловичем (1320). При Гедимине Великое княжество Литовское достигло значительного могущества. Убит при осаде немецкой крепости Баербург.

14

   ГАЛИЦКОЕ КНЯЖЕСТВО, древнерусское княжество XII века в восточном Прикарпатье. Столица – город Галич. Возглавлялось потомками князя Владимира Ярославича. Княжение Ярослава Осмомысла – период рассвета Галицкого княжества, территория которого простиралась с севера на юг от города Червена до устья Дуная, с запада на восток от верховьев реки Вислока до истока Южного Буга. // ГАЛИЦКО-ВОЛЫНСКОЕ КНЯЖЕСТВО, древнерусское княжество, образовавшееся в 1199 году в результате объединения князем Романом Мстиславичем Галицкого княжества и Владимиро-Волынского княжества. Столица – города Галич, Холм, Львов. Расцвет княжества наступил при князе Данииле Романовиче (1205–1264). В конце XIII века в Галицко-Волынском княжестве насчитывалось свыше 80 городов. При преемниках Даниила Романовича начался распад княжества, завершившийся захватом Галицкой и Волынской земель литовскими, польскими и венгерскими феодалами.

15

   ИВАН I КАЛИТА, (до 1296-31.3.1340, Москва), великий князь московский (с 1325) и великий князь владимирский (с 1328). Второй сын князя Даниила Александровича. В правление своего старшего брата Юрия Даниловича владел, по-видимому, Коломенским уделом. Оказав помощь Орде в подавлении Тверского восстания (1327), получил (1328) от хана Узбека ярлык на часть территории (Кострома) Владимирского великого княжества и право княжить в Новгороде. В 1332 под власть Ивана I Калиты от князя Александра Васильевича (князя суздальского (с 1309) и великого князя владимирского (назначенного ханом Узбеком в 1328) после его смерти перешла основная часть территории великого княжества (Владимир, Боголюбово, Ярополч, Нижний Новгород, Городец-Радилов), а также великокняжеские владения в Вологде, Торжке, Волоке-Ламском. Стремясь закрепиться на территории великого княжества, купил и обменял там более 10 сел. Временно возглавлял Белозерское, Угличское и Галицкое княжества. Значительно пополнил свою казну (отсюда прозвище Калита – «кошель», «сумка», «мешок». Добился с помощью Узбека устранения своих соперников, в том числе великого князя тверского Александра Михайловича. Однако Орда не вполне доверяла Ивану I Калите и препятствовала закреплению за ним ряда территорий (Белозерское княжество, Нижний Новгород и др.) Усилению влияния Ивана I Калиты в русских землях способствовал переезд в Москву из Владимира митрополита Петра (1325). О заинтересованности и поддержке церкви свидетельствуют и вклады Ивана I Калиты в центры всех русских епархий, предусмотренные в его завещаниях (1336 и 1339). Построил дубовый Кремль (1339) и каменные Успенский и Архангельский соборы, ряд других церквей в Москве. Приобретая в собственность села вне Московского княжества, распространяя власть (хотя и без права передачи сыновьям) на другие русские княжества, Иван I Калита создавал экономические и юридические предпосылки для роста Московского великого княжества, его первенствующего положения среди других русских княжеств.

16

   ДЖАНИБЕК (? – 1357), хан Золотой Орды (с 1341), сын хана Узбека. Овладел престолом, убив законного наследника, своего старшего брата Тинибека. В управлении государством участвовали ханша Тайдула и беклярибек (главный военачальник) Маглубей. Продолжая политику отца по отношению к княжествам Северо-Восточной Руси, поддерживал московских князей Семена Гордого и Ивана II Красного в их притязаниях на великое княжество Владимирское, а также в их борьбе с великим князем литовским Ольгердом и другими. В 1352 совершил поход в Белую Орду, посадив на трон своего союзника хана Чимтая. Способствовал распространению ислама, не препятствуя при этом Тайдуле поддерживать православное духовенство. При Джанибеке возрос сепаратизм местных правителей. Воспользовавшись распадом государства Хулагуидов, в союзе с ширваншахом Кавусом в 1356–1357 завоевал территорию Азербайджана. При возвращении умер; по некоторым сведениям, убит сыном Бердибеком.

17

   ОЛЬГЕРД (Альгирдас), великий князь литовский (1345–1377), сын Гедимина. Действовал в тесном союзе с братом Кейстутом. Ольгерд вел упорную и в значительной мере успешную борьбу за расширение Великого княжества Литовского. Участвовал в битвах при реке Стреве к западу от Трокай (1348) и при Рудаве (1370), в которых были разбиты войска Тевтонского ордена. В 1363 разбил у Синих Вод (недалеко от реки Буг) войско татар. Захватил ряд чернигово-северских уделов, земли в бассейнах рек Днестра и Днепра, Киевскую, Подольскую и Волынскую земли. Подчинил Литве Смоленское княжество. Ольгерд пытался также распространить свое влияние на Псков и Новгород, но не добился существенных успехов. Закончилась неудачей попытка Ольгерда заключить в 1349 антимосковский союз с ханом Джанибеком. В 1368–1372 Ольгерд поддерживал Тверь против Москвы и совершил три неудачных похода на Москву (1368, 1370, 1372).

18

   ГЕДИМИНОВИЧИ, принятое в русских источниках и научной литературе название великих князей литовских и их потомков. Родоначальник – великий князь Литовский Гедимин (правил в 1316–1341). Княжеский титул в Великом княжестве Литовском имели только Гедиминовичи и Рюриковичи, жившие в Киевской, Смоленской, Черниговской и других землях. Внук Гедимина – Ягайло, женившийся в 1386 году на наследнице польского престола королеве Ядвиге, стал королем Польши. Великий князь Литовский Ольгерд Гедиминович женился (1350) на дочери великого князя тверского Александра Михайловича Ульяне. Гедиминовичей приглашали на служилое княжение (преимущественно командовать войсками) в Новгород и Псков. Среди княжеских фамилий из Гедиминовичей в России и Речи Посполитой в XVI–XVIII веках наиболее известны Бельские, Вишневецкие, Голицины, Ижеславские, Корецкие, Куракины, Мстиславские, Пинские, Сангушки, Слуцкие, Трубецкие, Хованские, Чарторыйские, Щенятевы.

19

   КЕЙСТУТ, Кестутис (? – после 1382), великий князь литовский. Сын Гедимина. При жизни отца владел Тракаем, Гродно, Жемайтией. В 1345 вместе с Ольгердом выступил против брата Явнута (Яунутиса), занявшего великокняжеский стол. Признав великим князем литовским Ольгерда, фактически поделил с ним власть, боролся с агрессией Тевтонского ордена. 2.2.1348 совместно с Ольгердом разбил тевтонских рыцарей у реки Страва. В союзе с другими литовскими князьями воевал с крестоносцами в Прусской земле. В 1370 одержал победу над войском ордена у деревни Рудава под Кенигсбергом. Участвовал в конце 60-х – начале 70-х годов XIV века в походах Ольгерда против Москвы. После смерти Ольгерда (1377) признал его сына Ягайло великим князем литовским. В сентябре 1379 совместно с Ягайло заключил перемирие с Тевтонским орденом на 10 лет. Узнав о сепаратных договорах Ягайло с орденом (1380), в ноябре 1380 занял Вильно. В июне 1382 захвачен в плен Ягайло и по его приказу задушен в Краевском замке.

20

   «АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ (1327–1353), первый удельный князь серпуховский, младший из четверых сыновей Ивана Калиты, родился 4 июля 1327 года. В первый раз вообще и в роли общественного деятеля в частности, если можно так говорить о двенадцатилетнем отроке, Андрей Иванович выступает на сцену в 1339, когда отец его, находясь в борьбе с Александром Михайловичем тверским, отправлялся в орду со старшими сыновьями, Семеном и Иваном, а его послал в Новогород, с которым Калита находился не в ладах. Готовя гибель тверскому князю, Иван Данилович, вероятно, хотел сойтись с новгородцами, чтобы не иметь лишнего бремени на плечах при преследовании главной цели. Притом же, Новгород мог выручить его в денежном отношении. Вероятно, более с этой последней целью Андрей и был отправлен в Новгород: возвратившись из орды, куда затем отправился и Александр Михайлович тверский, Иван Данилович получил из Новгорода выход, доставленный ему новгородскими послами. Но в том же году, чрез своих послов, он обратился к Новгороду опять за выходом, говоря: «еще дайте ми запрос царев». Калите нужны были деньги для орды, куда нельзя было ходить с пустыми руками. Вскоре после этого он отправил, – конечно, по делам тверского князя, – в орду всех троих сыновей, без сомнения, с большими дарами, почему хан и отпустил их (уже по убиении тверского князя) «с любовью». // Затем летописи упоминают об Андрее Ивановиче только по случаю трех поездок его в орду вместе с братом его, великим князем Семеном и об участии его в походе на Смоленск. В первый раз Андрей ездил в орду с Семеном в 1341, по смерти отца когда к хану должны были явиться и все другие князья, чтобы выслушать волю повелителя касательно замещения великокняжеского стола. Семен Иванович объявлен был великим князем. К этому времени, кажется, надобно отнести договор его с младшими братьями. Этот первый из дошедших до нас договоров между близкими родичами московского княжеского дома составляет как бы образчик всех последующих договоров между князьями того дома. «Целовали есмы меже собе крест у отня гроба, говорится в договоре: были ны за один до живота, а брата своего старейшего имети ны и чтити в отцево место»; друзья и враги у братьев должны быть общие; старший без младших и последние без первого не заключают договоров; кто что примыслил или прикупил к своим волостям, примыслит или прикупит впоследствии, то все блюсти и не обидеть обоюдно. Между прочим младшие братья в договоре называют старшего: «Господин великий князь». Во второй раз Андрей Иванович ездил с старшим братом в орду в 1344, когда ездили почему-то и все другие князья. Наконец, они ездили в орду в 1347 и возвратились «со многою честию и с пожалованием» уже в 1348. Участие Андрея Ивановича в походе Семена на Смоленск в 1351 известно нам только по Никоновской летописи. // Андрей Иванович скончался 6 июня 1353, слишком месяц спустя по смерти старшего брата, великого князя Семена, кажется, от той же «черной смерти», от которой умер и старший брат и которая свирепствовала тогда в юго-восточных частях Руси, и «не взирая на сана светлость, на всех вынизала многоядные свои зубы». // Он был женат, с 1345, на Марии (в иночестве Марфа), известной нам только по имени, от брака с которой известны нам сыновья: Иван и знаменитый Владимир Храбрый. // Серпуховской удел, по смерти Андрея Ивановича, всецело перешел к его сыну Ивану, так как Владимир родился в «сорочины» смерти отца. Год рождения Ивана Андреевича неизвестен; о нем дошло до нас одно только известие, а именно, что он скончался в 1358, следовательно, будучи младенцем или отроком, так как отец его женился в 1345» (88). // Серпуховский историк В.В. Шилов писал в книге «Серпухов», изданной в 1989 году в Москве: // «По духовной грамоте Ивана Калиты старший его сын, Семен, получил титул великого князя Владимирского и большую часть Московского княжества с двумя важнейшими опорными пунктами – Можайском и Коломной. Второй сын, Иван, наследовал Звенигород, Рузу и другие владения. Третьему своему сыну, Андрею, Калита выделил «Лопастну, Северьску, Нарунижьское, Серпохов (волость Серпохов называлась по имени реки Серпейки – это территория Окологородного стана Серпуховского района. – А.А.), Нивну, Темну, Галичичи, Щитов, Перемышль, Ростовец, Тухачев. А се села: село Талежьское, село Серпоховское (ставшее городом Серпуховом. – А.А.), село Колбасиньское, село Нарьское, село Труфановское, село Ясиновское, село Коломниньское, село Нагатинское». Так из владений младшего сына Калиты образовалось одно из первых удельных княжеств во владениях московских князей – Серпуховское. Главный город княжества Москва оставалась в совместном владении братьев Ивановичей «по третям», что должно было обеспечить их союз. // Серпуховское городище находилось на левом берегу реки Нары, притока Оки, и занимало оконечность южного мыса между Нарой и рекой Серпейкой, по имени которой и был назван возникший на этом городище в XIV веке город. // В начале XIV века в результате военного столкновения между Московским и Рязанским княжествами левобережье Оки от Коломны на востоке до устья Протвы на западе почти полностью было присоединено к Москве. Московские князья оценили важное военное положение Серпуховского городища, что сыграло решающую роль в судьбе города. Он стал порубежным укреплением в юго-западном углу московских владений. Находясь в 3 километрах от Оки и в 8 километрах от устья Протвы, Серпухов защищал Москву с запада от нападений литовцев и с юга от рязанцев» (87).

21

   «ВЛАДИМИР АНДРЕЕВИЧ (1353–1410), родился 15 июля 1353 года, в «сорочины», как замечено в летописи, смерти своего отца. По смерти старшего брата своего Ивана, он один с матерью остался на отцовском уделе, к которому, по завещанию великого князя Ивана Ивановича, в 1359 году прибавилась еще московская треть. «Приказываю отчину свою Москву сыном своим, князю Дмитрию и князю Ивану, а братаничу моему, князю Володимеру, на Москве в наместничестве треть, и в тамзе в мытех и в пошлинах городских треть, что потягло к городу». То же самое впоследствии подтвердил Дмитрий Донской. Состав волостей удела менялся довольно часто. Выше уже замечено было, что при великом князе Иване Ивановиче из Серпуховского удела отошла к Рязани, а вместо нее Владимиру дан был Новый Городок на устье реки Поротли; вследствие завещания Ивана Калиты при Дмитрии Донском Владимир получил треть из волостей княгини Ульяны, второй жены Ивана Даниловича; Дмитрий Донской дал Владимиру, который обращался к нему через митрополита, Лужу и Боровск, а преемник Донского – Волок и Ржеву с волостями. Впоследствии Василий Димитриевич по особому договору: взял эти города назад, а вместо них дал Владимиру Городец и Углич. Наконец, ему даны были: Козельск, Гоголь, Алексин и Лисин с куплей Пересветовой. Кроме того, есть некоторое основание думать, что Владимир непродолжительное время владел Галичем и Дмитровом. // Общественная деятельность Владимира Андреевича началась весьма рано. В 1362 году, когда ему было 9 лет, он принимал участие в походе великого князя Димитрия Ивановича к Переяславлю против Димитрия Константиновича суздальского, добивавшегося великокняжеского стола, и против Димитрия галицкого, тогда же выгнанного из Галицкого удела. Года через четыре (в 1366) двоюродные братья задумывают «поставити город Москву камен» и задуманное приводят в исполнение. // Конечно, всеми этими действиями руководили бояре-советники великого князя, а не сами малолетние дети; но важно и то, что эти дети привыкали действовать в известном направлении. Тем же советникам принадлежит, вероятно, и мысль определить отношения двоюродных братьев договором. Младший брат Владимир обязывается, по этому договору, держать под старейшим братом великое княжение честно и грозно; старейший – держать младшего в братстве; у обоих общие друзья и враги; оба обязуются не ссылаться ни с кем без обоюдного согласия; не вмешиваться одному в управление уделом другого; ордынскую тягость и протор младший дает старейшему брату по давним сверткам; этот договор состоялся в 1364 году. // В 1368 году литовцы начинают враждебные набеги на Русь: они занимают Ржеву. Но Владимир Андреевич выгнал литовцев из Ржевы. Наконец, побуждаемый Михаилом тверским, сам Ольгерд двинулся на Москву; Владимир Андреевич сидел вместе с великим князем в Москве, в осаде. Конец того же года и начало следующего 1369 года Владимир Андреевич по воле великого князя провел в Новгороде для защиты Пскова от нападений ливонских рыцарей. // Владимир Андреевич большею частью вызываем был к деятельности теми или другими отношениями великого князя к соседям. // Дмитрий Иванович вмешивался в дела тверского и кашинского князей, стараясь поставить первого по отношению к себе в положение молодшего брата. Противовес этим стремлениям князь тверской находил в зяте своем Ольгерде, великом князе литовском. Мы видели, что Ольгерд уже набегал на Москву. Дмитрий, однако, продолжал действовать по отношению к Твери по-прежнему. Тверский князь в ответ на притеснения со стороны Москвы выхлопотал себе ярлык на великое княжение. Но в Москве не обратили внимания на ярлык, и Михаил, преследуемый с его ярлыком великим князем и Владимиром Андреевичем, вынужден был бежать в Литву и просить помощи у Ольгерда. Этот последний с Кейстутом, сыном его Витовтом и другими литовскими князьями выступили в поход; с ними соединились Святослав смоленский и Михаил тверский. В самом начале декабря соединенные князья подступили к Москве. Димитрий затворился в городе. Но на этот раз Ольгерд сам поторопился предложить вечный мир. Конечно, такой оборот дела надобно приписать тому обстоятельству, что Владимир Андреевич собрал сильную рать около Перемышля; кроме того, на помощь к нему пришел Владимир Димитриевич пронский. Перемышль (на реке Угре в Калужской губернии) – такой пункт, с которого можно было угрожать Ольгерду как во время стоянки его под Москвой, так и во время его отступления. Поэтому-то, конечно, хитрый литвин и предложил мир. Но Димитрий Иванович давал только перемирие до Петрова дня. Ольгерд настойчиво просил мира и предлагал руку своей дочери Елены Владимиру Андреевичу. Великий князь изъявил, наконец, согласие. В следующем 1371 году, когда великий князь по тверским делам был в орде, в Москву прибыли литовские послы «и докончаша мир»; тогда же состоялось и обручение Владимира Андреевича с Еленой Ольгердовной, а в конце года, когда великий князь уже возвратился из орды, Владимир Андреевич сыграл свою свадьбу. // Между тем, как великий князь усиленно занят был делами тверскими и литовскими, Владимир Андреевич конец 1372 и начало 1373 года провел в Новгороде, конечно, вследствие договора 1372 года между великим князем и Новгородом. По этому договору, который новгородцы заключили с великим князем, будучи устрашены попыткой Михаила тверского захватить Торжек, первые обязывались «всести на конь» с великим князем и его братом Владимиром, если у них будет война с Литвою или Тверью. В свою очередь великий князь и брат его клялись помогать Новгороду, если последнему будет угрожать опасность со стороны Твери, Литвы или немцев, не только войском, но и личным присутствием. // Удел Андрея Ивановича не имел определенного названия по главному центру его долгое время, так как этого центра не могло, в первое время образования удела, резко обозначиться по незначительности городов удела. Этот недостаток решился устранить Владимир Андреевич. В 1374 году он «заложи град Серпохов в своей отчине и повеле в едином дубу срубити его». И в религиозном отношении нужно было придать более значения городу, почему Владимир Андреевич задумал основать монастырь. За советом по этому делу он обратился к другу своему, известному уже тогда святостию жизни, игумену Сергию, жившему в основанной им обители близ Радонежа, принадлежавшего к уделу Владимира Андреевича. Сергий сам пешком пришел в Серпухов, выбрал приличное для монастыря место и собственноручно положил основание храму, который освящен был только в 1380 году. Игуменом в этот Высоцкий монастырь преподобный назначил любимого ученика своего Афанасия. // Между тем отношения между Москвой и Тверью в высшей степени обострились после бегства из Москвы в Тверь Ивана Вельяминова (сына последнего тысяцкого) и сурожанина Некомата. Димитрий Иванович задумал нанести решительный удар тверскому князю: он собрал под свои стяги всех князей древней Ростовосуздальской области и в августе 1375 года так опустошил Тверскую землю, что она долго после того не могла оправиться, и Михаил тверский смирился. В этом походе принимал участие и Владимир Андреевич. // В следующем 1376 году со стороны Москвы начались враждебные действия против Литвы. В 1373 году (после третьего набега Ольгерда на Москву) московский и литовский князья заключили перемирие, но только месяца на три. Великий князь, однако, года три воздерживался от враждебных столкновений с Литвой, вероятно, потому, что был занят делами татарскими (убийство Сарайки в Нижнем) и тверскими. Но в 1376 году он послал на Ржев Владимира Андреевича, который, однако, города взять не мог, и ограничился только сожжением посада. Впрочем, это был только косвенный вызов, брошенный литовскому князю, так как Ржев принадлежал не Ольгерду, а покровительствуемому им Михаилу тверскому. // В 1377 году Ольгерд умер, и в Литве поднялись смуты, от которых, между прочим, бежал Андрей Ольгердович, князь полоцкий, сначала в Псков, а потом в Москву. Димитрий Иванович, пользуясь благоприятными обстоятельствами, отправил, 9 декабря 1379 года, в Литовскую землю сильную рать под начальством князей: Владимира Андреевича, Андрея Ольгердовича и зятя своего, князя Дмитрия Михайловича Волынского. Князья взяли Трубчевск и Стародуб и повоевали многие другие волости. В Требчевске княжил брат Андрея, Дмитрий Ольгердович, который с честью встретил князей и охотно перешел в службу великого князя московского. // Эти успехи русского оружия в Литовской земле должны были приостановиться в виду грозной тучи, надвигавшейся на Русь с юго-востока. Мы разумеем нашествие Мамая и происшедшую 8 сентября 1380 года, знаменитую Куликовскую битву. Владимир Андреевич за эту победу, как и великий князь, получил прозвание Донской. // В 1382 году новый хан Золотой Орды Тохтамыш неожиданно устремился к Москве, где оказалась рознь между князьями при решении вопроса о средствах к обороне: все жаловались на умаление ратных людей. Великий князь должен был оставить Москву и удалиться в Кострому. Владимир Андреевич так же нашел необходимым отправить свое семейство в Торжок, но сам с ополчением стал в Волоколамске. Тохтамыш, взяв Москву, распустил отряды татар по разным направлениям – пустошить Московскую землю. Один из таких отрядов наткнулся на Владимира Андреевича, который храбро ударил со своим ополчением на незваных гостей. Татары бежали в беспорядке и принесли Тохтамышу весть о своем поражении. Хан мог предположить, что князья оправились от неожиданного набега его и собрались с силами, а потому и поспешил удалиться из Московской земли. // В 1388 году «розмирие бысть» у великого князя с братом его. Следствием или причиной этого розмирья было то, что старейшие бояре Владимира Андреевича по приказу великого князя были перехватаны и разосланы по тюрьмам в разные города, где содержались под надзором жестоких приставов. Розмирье это было непродолжительно: 25 марта, в день Благовещания, великий князь «взя мир и прощение и любовь» с Владимиром Андреевичем. // В следующем 1389 году 18 мая великий князь скончался; у Владимира Андреевича произошло розмирье с новым великим князем. Оскорбленный дядя уехал сначала в свой Серпухов, а потом в Новгородскую землю, в Торжок. Вскоре, впрочем, дядя и племянник примирились. // В 1392 году новгородцы поссорились с великим князем из-за черного бора и митрополичьего суда. В феврале 1393 года великий князь отправил Владимира Андреевича и брата своего Юрия на Торжок. Князья повоевали новгородские волости и, наделав много зла, воротились домой. Через два года, в 1395 году, Москве угрожало нашествие Тамерлана. Великий князь вышел с войсками на берег Оки, а блюсти Москву оставил Владимира Андреевича. // В 1408 году на Москву было новое нашествие татар. Едигей неожиданно устремился на Русь, так что в Москве не успели собрать полков: Василий, с семейством бежал в Кострому, оставив в Москве, для защиты ее, Владимира Андреевича. 30 ноября татары показались около Москвы, а 1 декабря подошел сам Едигей. Три недели Владимир ждал приступа и, конечно, должен был удивиться, когда Едигей попросил только окупа, в чем и был удовлетворен. // Это был последний подвиг Храброго на пользу Москвы: в первой половине мая 1410 года он скончался и погребен в Архангельскои соборе. // Владимир Андреевич от брака с Еленой Ольгердовной (в иночестве Евпраксия, умерла в 1437) имел семерых сыновей: Ивана, Семена, Андрея большого, Ярослава-Афанасия, Федора, Андрея меньшого и Василия. // По смерти Владимира Андреевича Серпуховский удел раздробился на пять уделов: Серпуховский, Боровский, Малоярославский, Радонежский и Перемышльский» (88).

22

   ИВАН II КРАСНЫЙ (30.3.1326, Москва – 13.11.1359, Москва), великий князь московский и владимирский (с 1354). Сын князя Ивана I Калиты. В 1340, по духовной своего отца, получил г. Звенигород и часть доходов с Московского княжества. В 1341 женился на Феодосии, дочери князя брянского Дмитрия. После ее смерти (1342) женился вторично на дочери московского тысяцкого Василия Васильевича Вельяминова; от этого брака были рождены старший сын – Дмитрий Донской и дочь Анна, бывшая замужем за князем Д.М. Боброком-Волынским. После смерти от чумы (1353) братьев – великого князя московского Семена Гордого и князя Андрея, получил в Орде ярлык на Владимирское великое княжение. Желая сохранить мир в русских землях, не выступил против великого князя рязанского Олега Ивановича, захватившего часть московских земель и пленившего московских наместников. В 1357 возглавил судебное разбирательство между тверскими князьями. В том же году получил в Орде подтверждение хана Бердибека на великое княжение. По возвращении в Москву улаживал конфликт придворных боярских группировок в связи с убийством тысяцкого А.П. Хвоста и отъездом части бояр в Рязань. В 1358 не допустил хана Мамат-Хожу размежевать границы Московского и Рязанского княжеств. При нем началось утверждение на Руси авторитета митрополита Киевского и всея Руси Алексия. Избегал военных конфликтов, выступал третейским судьей среди русских князей, за что, видимо, получил прозвище Кроткий, другое прозвище – Красный (красивый).

23

   Родословная князя Олега Ивановича Рязанского // Рюрик // | // Игорь Рюрикович // | // Святослав Игоревич (945–972 годы) // | // Владимир Святославич (972-1015 годы) // | // Ярослав Мудрый Владимирович (1015–1054 годы) // | // Святослав Ярославич (1027–1076 годы), князь Черниговский (1054–1073 годы), великий князь Киевский (1073–1076 годы) // | // Ярослав Святославич (ум. в 1129 году), князь Черниговский (до 1127 года), князь Рязанский и Муромский // | // Ростислав Ярославич (ум. в 1155 году), удельный князь Рязанский и Муромский // | // Глеб Ростиславич, первый удельный Рязанский князь // | // Игорь Глебович, (ум. в 1195 году), удельный князь Рязанский // | // Ингварь Игоревич (ум. в 1222 году), удельный князь Рязанский с 1195 года // | // Олег Ингваревич Красный (ум. в 1258 году), удельный князь Рязанский с 1252 года // | // Роман Ольгович (ум. в 1270 году), удельный князь Рязанский с 1258 года // | // Ярослав Романович (ум. в 1299 году), князь Рязанский // | // Михаил Ярославич, князь Рязанский // | // Александр Михайлович, Великий князь Рязанский // | // Иван Александрович, Князь Рязанский // | // Олег Иванович (ум. в 1402 году), Великий князь Рязанский с 1350 года по 1402 год (жена Ефросинья) // | // Федор Олегович (ум. в 1427 году), Великий князь Рязанский, с 1387 года женат на дочери Дмитрия Донского Софье // | // Иван Федорович (ум. в 1456 году), Великий князь Рязанский с 1409 года // | // Василий Иванович (1448–1483 годы), Великий князь Рязанский с 1464 года, женат на дочери Василия Темного Анне // | // Иван Васильевич (1467–1500 годы), Великий князь Рязанский с 1483 года // | // Иван Иванович (ум. в 1533 году). Последний Великий князь Рязанский, с 1500 года // // В 1340 году рязанский князь Иван Коротопол убил своего двоюродного брата Александра Михайловича Пронского, а в 1343 году был убит и сам. // Надежные сведения о великокняжеском титуле у рязанских князей имеются только начиная с Олега Ивановича. Он именуется «великим» в грамотах своего времени. В московско-литовском договоре 1372 года «великим князем» назван и пронский князь Владимир, умерший в 1372 году. Это титул носил и его сын Иван. // «В начале второй половины XIV века в орде происходили кровавые смуты: ханы истребляли друг друга, – военачальники возводят на ханский трон своих креатур и держат все в своих руках; некоторые из татарских князей сами стали считать себя самостоятельными; один из таких князей, Тагай из Наровчата, внезапно набежав в 1365 году на Рязанскую землю, взял и сжег Переяславль, разграбил окрестные селения и с большим полоном ушел «в поле». Олег Иванович с князьями-родичами, Владимиром пронским и Титом козельским, бросились в погоню за татарами и настигли их под Шишевским лесом на урочище Воинове, где и произошел бой: с обеих сторон пало много людей, но рязанцы взяли верх, и Тагай с небольшим остатком людей бежал. // В 1370 году рязанские войска во главе с Владимиром Ярославичем пронским пришли на посошь московскому князю при втором нашествии на Москву Ольгерда. Но уже в следующем 1371 году Димитрий Иванович московский, по неизвестным причинам, поднимает рать против Рязани: 14 декабря великий князь московский послал свою рать на рязанского князя под начальством известного воеводы, князя Димитрия Михайловича Волынского; московские и рязанские рати сошлись на Скорнищеве, не далеко от Переяславля; москвичи одержали победу, и Олег с небольшим остатком войска бежал. Рязанский великокняжеский стол занял Владимир пронский, но зимой того же 1371 года Олег Иванович согнал Владимира с великого княжения и привел его в свою волю. // В 1373 году Рязанская земля значительно пострадала от нашествия Мамаевых татар: они пожгли города и перебили и пленили многих жителей. Осенью 1377 года было подобное же нападение: на Рязанскую землю «изгоном» набежал царевич Арапша и взял Переяславль; сам Олег, как передает летописец, из рук убежал, будучи весь изстрелян. В следующем 1378 году татары побиты были московскими войсками в пределах Рязанской земли в известной битве на берегах реки Вожи. Летописи ничего не говорят об участии в этой битве Олега, но упоминают князя Даниила пронского. Мамай не замедлил отомстить за это поражение татар рязанскому князю: в сентябре 1379 года татары изгоном налетели на Рязанскую землю, пожгли города: Дубок, Переяславль и другие, не говоря уже о селениях, и с большим полоном ушли домой. После этого набега, по сказанию летописца, Рязанскую землю приходилось заселять как бы вновь, потому что татары «пусту сотвориша» ее. // Наступил знаменитый в истории Руси 1380 год. Мамай с огромными полчищами двинулся в поход на московского князя; с ним должен был соединиться и великий князь литовский. // Если бы Олег открыто примкнул к Димитрию, первые удары татарских полчищ пали бы, прежде всего, на Рязанскую землю и, во всяком случае, принесли бы ей вреда более, чем Московской земле, более отдаленной и имевшей, со стороны нападения татар, довольно надежную естественную преграду, как река Ока. Олег оказался, так сказать, между двух огней. Кончилась знаменитая Куликовская битва, в которой не участвовали ни Олег, ни Ягайло. Здесь представляется несколько странным то обстоятельство, что обвинение против Олега приводится, так сказать, задним числом; особенно странным кажется летописный рассказ о том, что Олег приказал разметать на реках мосты к тому времени, когда московским войскам нужно было проходить с Дону через Рязанскую землю: в таком случае московский князь мог бы мстить Олегу тогда, когда проходил по Рязанской земле. // В 1381 году Олег заключил с Димитрием Донским унизительный для себя договор: в силу этого договора Олег считается по отношению к московскому князю младшим братом и в старшинстве приравнивается к Владимиру Андреевичу Храброму; далее, строго определены границы между княжествами, причем от Рязани отделены к Москве Талица, Выползов, Такасов; Олег не должен вступаться в Мещеру, куплю великого князя московского; места, отнятые у татар, остаются за тем, кто их отнял; и так далее; всему прочему – «погреб до Спасова Преображенья дни за четыре дни». Олег, по обстоятельствам, вынужден был принять эти невыгодные и унизительные для него статьи договора. Впрочем, надобно иметь в виду и то, что наши князья не очень стеснялись условиями договоров и при первом же удобном случае, добровольно или по необходимости, нарушали их. // В 1382 году новый хан Тохтамыш предпринял поход на Москву через Рязанскую землю. Олег опять оказывается между двух огней и опять старается отвратить татарский меч от своей земли. // Вечный мир между Москвой и Рязанью состоялся в 1386 году (после нескольких военных конфликтов и посольства к Олегу игумена Сергия Радонежского. – А.А.), а в следующем 1387 году мир скреплен был узами свойства: сын Олега Федор женился на Софье Дмитриевне, дочери московского князя. С этих пор до конца жизни Олега и при его преемниках мы не замечаем ссор между рязанскими и московскими князьями. Внимание первых теперь обращено исключительно на татар и Литву. // Были набеги татар на Рязанскую землю в 1387, 1388, 1389 и 1390 годах; в последнем – два раза; при набеге в 1394 году татары были побиты Олегом. Под тем же 1394 году летопись отмечает поход Олега на Любутск, откуда он возвратился с большим полоном. // В 1396 году Олег Иванович с зятем своим Юрием, князьями пронскими, козельским и муромским, ходил воевать Литву; еще не успел он воротиться домой, как Витовт вторгся в Рязанскую землю. Услышав об этом, Олег оставил в каком-то месте полон, чтобы налегке поспешить в свою землю, напал на литовцев и разбил их: Витовт бежал из пределов Рязанской земли. В следующем 1397 году Олег во второй раз ходил к Любутску и с большим полоном воротился домой, а в 1398 году на Рязанскую землю набежал Витовт и зверски расправился с рязанцами: «люди улицами секли», замечает летописец. // В 1400 году мы видим Олега с князьями пронскими, муроиским и козельским у Червленого Яра, где они избивают множество татар, берут в плен царевича Мамат-султана и многих ордынских князей. // Олег скончался 5 июля 1402 года, названный в крещении Иаковом, в схиме Иоакимом, и погребен был в основанной им Солотчинской обители, в 18-ти верстах от Рязани. // Олег Иванович был женат на неизвестной нам по происхождению Евфросинии (в иночестве Евпраксии, умершей в 1405 году), от брака с которой имел или оставил двух сыновей, Федора и Родослава, и двух неизвестных по именам дочерей, из которых одна была с 1377 года за Иваном Титовичем козельским, а другая – за князем Юрием Святославичем смоленским. // Обзор княжения Олега Ивановича показывает, что он, благодаря личным своим качествам, сумел поставить Рязанское княжество на возможную высоту и внушить уважение к себе, несмотря на частые неприязненные столкновения, не только в татарах, но и в князьях московском и литовском. Удельных князей своей земли, во вторую половину своего княжения, он или умел привязать к себе или просто держал в повиновении: пронские и муромские князья участвовали во многих его походах; и не только князья Рязанской земли, но и соседние мелкие князья, как козельские и елецкие, происходившие, как и князья рязанские, от черниговских, повиновались ему, участвовали в некоторых походах его; козельские были даже в родстве с ним. // Преемники Олега, даже ближайшие к нему, уже не отличаются его энергией и силой характера, и история их, скудная фактами, показывает нам только постепенный ход ослабления Рязани и, наконец, совершенное поглощение ее Москвой» (88).

24

   ДМИТРИЙ КОНСТАНТИНОВИЧ (1323 – 5.7.1383, Нижний Новгород), великий князь владимирский (1360–1363), великий князь нижегородский (с 1364). Сын князя Константина Васильевича. После смерти отца (1355) унаследовал Суздальское княжество. В конце 1350-х – начале 1360-х годов оспаривал у московских князей Переяславское княжество. Получив ярлык у хана Науруза, занял владимирский стол (22.6.1360). Пользовался поддержкой своего старшего брата князя нижегородского Андрея, князя ростовского Константина Васильевича, Новгородской республики. В ходе борьбы с великим князем московским Дмитрием Ивановичем утратил великокняжеский стол по ярлыку хана Мюрида (Амурата) в 1362, но пытался остаться во Владимире. Выбитый оттуда московскими войсками, ушел в Суздаль. Весной или летом 1363 с помощью ордынских войск неделю владел владимирским столом. Вновь изгнанный Дмитрием Ивановичем, заключил с ним мир. В ходе борьбы с братом Борисом с помощью великого князя московского получил Нижний Новгород. В 1366 выдал за Дмитрия Ивановича свою дочь. В 1367, 1370, 1374 и 1377 вместе с братьями нанес ряд поражений ордынцам, несколько расширив границы Нижегородского княжества на восток и усилив свое влияние на Булгар. В то же время в 1375 не сумел отразить вторжение войск Мамая, в 1377 вместе с московским князем потерпел поражение от Орды на реке Пьяна и сдал ордынцам Нижний Новгород. Осенью того же года не сумел организовать отпор царевичу Синей Орду Арапше (Араб-шаху), разорившему восточные и южные окраины княжества. Летом 1378 вновь не удержал Нижний Новгород от захвата Мамаем. Для участия в Куликовской битве 1380 выделил Дмитрию Ивановичу суздальские полки, не послав, однако, нижегородские и городецкие отряды.

25

   МАМАЙ, Султан Мухаммед (? – 1380), татарский темник при хане Бердибеке (11357-1361). Будучи женат на дочери Бердибека стал фактическим правителем в Золотой Орде. Не являясь чингизидом, он правил через подставных ханов. Мамай стремился помешать консолидации русских земель. Ему удалось нанести тяжелый урон Рязанскому (1373, 1378) и Нижегородскому (1378) княжествам. Но при попытке вторгнутся в пределы Московского княжества его отряд был разбит на реке Воже (1378), а в Куликовской битве 1380 было разгромлено все войско Мамая. Вскоре после этого Мамай был разбит Тохтамышем, бежал в Кафу, где и был убит. // После очередной междоусобной резни в шестидесятых годах XIV века Золотая Орда разделилась на две части – восточную и западную, где в Северном Причерноморье и Крыму в 1367 году пришел к власти темник Мамай, опиравшийся на местные половецкие племена, получившие название татары. Мамай, происходивший из рода Кийян, враждебного Чингизхану, женатый на дочери золотоордынского хана Бердибека, сына Джанибека, сумел создать подчиненное лично ему причерноморское ханство, в которое входили антиордынские улусы с населявшими их половцами, ясами и касогами. (Вернувшиеся в 1242 году из похода на Польшу и Венгрию монголо-татары прочно осели в Крыму, который стал улусом-провинцией Золотой Орды и управлялся наместником великого хана. После возвращения татаро-монгольских войск из Европы Бату-хан по монгольскому обычаю разделил завоеванные земли между своими братьями на четырнадцать самостоятельных улусов. Крымский полуостров и степи между Днепром и Днестром получил брат Батыя Мавал, дед темника Ногая. Примерно в это же время торговые пути из Западной Европы на Восток, шедшие через приморские города Сирии и Палестины, начинают проходить через Крымский полуостров и Дон. Основными портами международного значения стали Судак и позднее Феодосия. // Крымский наместник – улусный эмир, имевший в подчинении тысячников, сотников и десятников, наделенных земельными владениями на Крымском полуострове и Северном Причерноморье, получал свой улус от хана Золотой Орды за службу в качестве временного феодального владения и мог быть сменен ханом). // Мамай вел гибкую внешнюю политику вместе со своим союзником Генуей, имевшей колонии по всему южному побережью Крымского полуострова. // ГЕНУЯ, торговый город-порт на берегу Лигурийского моря в Северной Италии, после участия в I крестовом походе 1096–1099 годов стала крупной морской державой, торговавшей с Южной Италией, Сицилией, Испанией, Африкой. Генуэзское независимое государство управлялось коллегией сменных консулов, избираемых из числа горожан, а с 1339 года – пожизненно избираемыми дожами. В связи с отсутствием большого количества земельных угодий основной деятельностью Генуэзской республики стала морская торговля, в том числе с прибрежными средиземноморскими и черноморскими городами. В результате ожесточенного соперничества с Венецианской республикой, в начале XII века основавшей колонии в виде торговых факторий на южном побережье Крымского полуострова, Генуя стала монопольным хозяином морских торговых путей, проходящих вдоль крымского побережья. В 1169 году византийский император Мануил I Комнин заключил договор с Генуей, в 1192 году подтвержденный новым императором Исааком Ангелом, по которому генуэзцы получали в Черном море исключительные права. Венеция потеряла свои владения в Крыму, лишь в Судаке сохранив своего консула. В середине XIII века золотоордынский улусный эмир Крыма Мангуп-хан передал во владение генуэзцам небольшой прибрежный поселок Феодосию, основанный еще в VI веке до н. э. античными греками. Генуэзцы назвали город Каффой и превратили его в торговую факторию. В 1261 году генуэзцы заключили договор и с прежней хозяйкой южного берега Крыма – Византийской империей, возрождающейся после крестовых походов и нуждающейся в помощи. По этому договору часть крымского побережья с центром в Каффе стало генуэзским владением, а сами генуэзцы получили право исключительной торговли на берегах Черного моря. // В 1292 году началась семилетняя война за сферы влияния между Венецией и Генуей, в которой Венецианская республика потерпела поражение. В 1299 году итальянские государства заключили «вечный мир». Генуэзцы стали единственными хозяевами морских коммуникаций Северного Причерноморья и Крымского полуострова. В 1344–1345 годах отряды хана Золотой Орды Джанибека пытались захватить Каффу, но неудачно. В 1347 году Джанибек заключил с генуэзцами мир, подтвердив наличие земель Генуи в Крыму. Венецианцы в 1347 году также сумели договориться с Джанибеком и получили право торговли в Солхате и других степных городах Крыма, где и торговали до 1356 года. В 1358 году наместник Крыма отдал венецианцам Солдаью-Судак, правда ненадолго. Из Крыма-Солхата в Каффинский порт везли шелка, кожи, меха, дорогие ткани, красители, золото. В Солхат приходило много хорезмийских товаров. Восстановился старинный хорезмийский караванный путь, занимавший три месяца пути. // В середине XIV века центральная власть Золотой Орды ослабела, в столице Сарае происходит частая смена ханов, в русских летописях получившая название «великой замятни». Воспользовавшись этим, в 1357 году генуэзцы захватили Балаклаву, а в июле 1365 – крупнейший центр международной торговли Солдайю-Судак, уничтожив таким образом своего единственного торгового конкурента в Крыму. Поскольку серьезного сопротивления им оказано не было, в дальнейшем в руках Генуи оказалось все крымское побережье от Черкио до Чембало – от Керчи до Балаклавской бухты под Севастополем. На южном берегу Крыма генуэзцами были основаны и новые укрепленные пункты, в частности Воспоро, построенный на месте бывшего тмутараканского города Корчева – античного Пантикапея. В 1380 году крымский хан Тохтамыш заключил с генуэзцами мирный договор, в котором признал все их территориальные захваты в Крыму. Генуэзцы закрепили за собой Судак с восемнадцатью деревнями и побережье от Каффы до Балаклавы, получившее у них название «капитанство Готии». Оно состояло из Фори-Фороса, Лупико-Алупки, Музахори-Мисхора, Орианды, Ялты, Сикиты-Никиты, Горзоуиума-Гурзуфа, Партените-Партенита и Лусты-Алушты. // Золотая Орда нуждалась в торговых посредниках, которым можно было постоянно сбывать захваченных рабов и все то награбленное, что монголо-татары привозили из своих походов. Генуэзские колонии в Крыму стали такими посредниками. А продавать было что и было куда. Через Крым проходили многие сухопутные караванные пути из Европы, Московского государства и Приуралья. Морские пути соединяли Крымский полуостров с Италией, Ближним Востоком, Сирией и Египтом, с Дальним Востоком и Китаем. Генуэзцы покупали и перепродавали сукно, ткани и льняной холст, оружие, женские украшения, ювелирные изделия, драгоценные камни, пряности, ладан, меха, кожи, мед, воск, соль, зерно, лес, рыбу, икру, оливковое масло и вино. Торговые пути Крыма XIV века шли в Константинополь и Иран. Из Индии в Северное Причерноморье плыли по реке Инду, через Кандагар, Бухару, Астрахань, дальше по Волге и Дону и через Азов в Каффу. Второй индийский торговый путь проходил по Аму-Дарье и Каспийскому морю на Тифлис и по Риони к Черному морю. Товары возили и в Китай, начиная десятимесячный купеческий поход от Каффы и дальше по Дону и Волге к Астрахани и Сараю, через Сарайчик на реке Урал, Ургенч, Бухару, Кашгар, Хотан, Каучу, Лопу, Гоби до Пекина. Существовал очень оживленный путь, проходивший через Каффу, Крымский полуостров, Белгород-Днестровский, Яссы, Сучаву, Серет, Черновцы, Коломыю, Галич и Львов в Центральную и Западную Европу. Путь от Каффы до Москвы занимал пятьдесят дней и проходил по Черному и Азовскому морям, по Дону, через Рязань и Коломну. Генуэзские корабли-навы не имели весел и управлялись только парусами, были очень прочны и имели большую грузоподъемность. Навы имели длину до тридцати метров, ширину – до двенадцати, осадку – шесть метров и брали на борт до 500 тонн груза. // Несмотря на заключенные договоры генуэзские колонии часто подвергались нападениям монголо-татар. В 1299 году орды Ногая разграбили и сожгли Каффу, Судак и Керчь. Тогда же был основательно разрушен Херсонес, значительно ослабленный генуэзской монополией на торговлю в Черном море. Каффа и другие колонии генуэзцев разрушались и сжигались войсками Тохты в 1307 году, Тимура в 1395 году, Эдигея – в 1399 году. Однако огромные прибыли от торговли позволяли генуэзцам снова и снова отстраивать свои крымские колонии. Каффа, центр генуэзских владений в Крыму, в конце XIV века насчитывал более 70000 жителей. Город был обнесен двенадцатиметровыми стенами с 26-ю боевыми башнями. В Солдайе-Судаке была построена мощная крепость, в которой находился генузэский консул, управляющий округой. На Керченском полуострове в конце XIII века была построена крепость в Воспоро, а потом и в Чембало (Балаклаве).

26

   «О построении этой обители в монастырской летописи сохранилось следующее сказание: Однажды, когда святитель Алексий Митрополит совершал свое молитвенное правило и когда был прочитан акафист Божией Матери, то вдруг необыкновенный чудный свет озарил его келию, при чем был слышан голос от иконы говорящий: «Алексий, подобает тебе поставить монастырь имени Моему». Когда святитель продолжал свое молитвенное правило, тот же голос повторился снова и святитель спросил, где устроить обитель. «В пределах города Серпухова», было ответом, – «тамо бо возлюбих место на спасение многим душам человеческим». Когда кончилось видение, святитель Алексий положил твердое намерение исполнить повеление божией Матери и послал ученика своего Варлаама в Серпухов, дабы отыскать то место, которое указано было в видении. Когда Валаам нашел избранное Божией Матерью место, то возвестил об этом святого Алексия, который и благословил устроить здесь монастырь. В 1360 году положено было основание колонны церкви в честь Введения во храм пресвятой Богородици, а потом сооружена была обитель, в которой первым игуменом был поставлен Варлаам» (64).

27

   ГЕДИМИН (Гедиминас), умер в 1341 году. Великий князь Литовский (1316–1341), из литовско-жемайтских князей, брат Витеня, великого князя Литовского (1295–1315). При нем Литва стала одной из сильнейших держав Восточной Европы. Погиб при осаде крепости Баэрбург. // Дети – Монвид, Мария, Наримунт-Глеб, Альдона-Анна, Явнут, Ольгерд, Кейстут, Данмила, Офка, Айгуста, Любарт, Кориат-Михаил (отец Дмитрия Боброка). // Кориат-Михаил (умер до 1360 года), князь Новогрудский. В 1349 году вместе с князем Семеном Свислоцким был послан в Золотую Орду к хану Джанибеку просить помощь против Семена Гордого. Московский князь через своих агентов узнал про это посольство. Его посольство во главе с боярином Федором Глебовичем добилось ареста литовских послов, которые с ханским эмиссаром Татуем были высланы в Москву. Ольгерд должен был помириться с Семеном Гордым, отпустившим литовское посольство. // Кориатовичи: // Константин (умер до 1374). В 1363 году возглавлял одну из дружин Ольгерда в битве на Синих Водах (р. Синюха, приток Южного Буга). Победа в этой битве позволила Кориатовичам получить Подолье, где Константин стал первым князем. // Юрий (умер до 1374). Уже в 1352 году принимал участие в войне с поляками как вассал своего дяди Любарта. Получил от Любарта удел на Волыни. В 1363 году участвовал в битве на Синих Водах. По смерти Константина стал князем Подольским. Погиб в борьбе за молдавский стол. // Александр (умер до 1386). Участвовал в битве на Синих Водах. Князь Подольский с 1374 года. // Дмитрий Боброк. Возможно, вместе с братом Юрием помогал Любарту и получил от него небольшой удел на Волыни – на Львовщине, на реке Боброк, известной с 1211 года. Возможно, что этот удел после мира 1366 года отошел к Польше и Боброк искал счастья на Северщине. С 1371 года Боброк стал главным московским воеводой, совершив в том же году поход на Рязань. Б. Рыбаков допускал, что именно Боброк привез в Москву «Слово о полку Игореве». В 1376 году – поход на Булгарию, в 1378 году – битва с татарами. Герой Куликовской битвы. Некоторые исследователи считают, что вместе с ним в битве принимали участие несколько тысяч волынян. Засадный полк – самый большой конный полк в армии – возглавляли Владимир Серпуховской и Дмитрий Боброк-Волынский, а также брянский князь Роман Михайлович, кашинский князь Василий Михайлович, новосильский князь Роман Семенович. // Федор (умер в 1414). После смерти Александра стал князем Подольским, потерял княжество в 1393 году в борьбе с Витовтом. // Глеб и Семен – погибли в битве на Ворскле 12.08.1399. // Анна и Мария (умерли в 1416) (16).

28

   «Даниил Галицкий скончался в 1264 году, оставив после себя сильное и благоустроенное государство. Галиция, Холмская Русь и часть западной Волыни по смерти Даниила достались в удел его сыновьям: Роману, Льву I, Мстиславу и Шварну, а остальная часть Западной Волыни и средняя часть приблизительно до реки Случи, с городами Владимиром, Луцком и другими, оставались во владении его брата Василька. // Старший сын Лев I (1264–1301) получил город Львов; построенный Даниилом в 1241 году и названный так в честь сына Льва, и город Перемышль; Роман (ум. 1288) – Галич; Шварн (ум. 1269) – Холм, Бельз, Дрогичин, Мельник и, кроме того, владел Литовою; Мстислав (ум. 1300) – Теребовль, кроме того, получил от Василька Берестье и на Волыни – Дубно и Луцк. После смерти Василька (1271) основная часть Волыни с главным городом Владимиром-Волынским досталась сыну его Владимиру-Иоанну, а после его смерти (1289), перешла по его завещанию к Мстиславу Даниловичу. По смерти Шварна и Романа их уделы, кроме Литвы, достались Льву I, который сделался таким образом одним из сильнейших государей на западе России. Лев I сохранил за собой титул короля. // Галицко-Волынская земля в царствование Льва I подверглась страшному опустошению от татар, напомнившему времена Батыя. Татарский хан Телебуга в 1283 году, во время похода на Польшу и Венгрию, разорил Волынь и Холмскую землю, а на обратном пути и Галицию. // Сын Льва I король Юрий, царствовавший с 1301 по 1316 год, объединил Волынь, Холмскую Русь и Голицию и принял титул: «Король Русский, великий князь киевский, Владимиро-Волынский, Галицкий, Луцкий и Дорогичинский». Юрий I не отличался дальновидностью в своей внешней политике: он вступил в союз с тевтонскими рыцарями против Литвы и напал на Новгород-Литовский (Новогрудок), чем возбудил против себя литовского князя Гедимина, который в 1315 году занял Берестейскую область, а в 1316 году подступил к Владимиру-Волынскому, при защите которого и пал Юрий I. // Юрий I известен попыткой образовать особую Южно-Русскую митрополию, сделав таким образом южно-русскую церковь независимой от московско-киевских митрополитов. По его желанию некий Нифонт был посвящен в митрополита Галицкого, но его преемник святой Петр, бывший до того игуменом Ратского монастыря на Волыни, был посвящен в митрополита всея Руси и жил большей частью в Москве. // После Юрию I Галицко-Волынское королевство разделилось на две части между его сыновьями: Андрей Юрьевич владел Галицко-Владимирским и Холмско-Белзским княжествами, а Лев II Юрьевич – Луцким княжеством. Оба они пали в борьбе с Гедимином в 1323 году. // После них в Луцком княжестве стал княжить сын Гедимина Любарт-Дмитрий, женатый на дочери Льва II – Буше (по другим сведениям, Буша была сестрой Юрия II, сына Галицкого князя Андрея), а в Галицко-Владимирском и Холмско-Белзском княжестве воцарился Юрий II Андреевич. «Вследствие брака Люберта Гедиминовича на наследнице одного из волынских князей приобретено им было право на Волынь – «А Люборта принял Володимерский князь, к дочце, в Володимер, и в Луческ, и во всю землю Волынскую», – которое, впрочем он мог заявить только около 1340 года, после прекращения рода Галицко-Володимерских князей» (Антонович). // По смерти Юрия II (1336) прекратилась старшая линия Даниила Романовича Галицкого, но был жив внук Мстислава Даниловича, юный князь Юрий Данилович, воспитывавшийся при дворе Юрия II Андреевича. Он и наследовал после смерти Юрия II; но у него явились сильные противники: с одной стороны – князь Любарт Луцкий, захвативший Владимир, а с другой – князь Болеслав Тройденович Мазовецкий, племянник Юрия II по матери своей Марии Андреевне, который, чтобы утвердиться в Галицких владениях, принял православие, и, действительно, будучи избран галичанами, сделался князем галицким, а Юрий Данилович остался только Холмско-Белзским князем. // В 1340 году Болеслав Тройденович был отравлен галичанами за то, что он по совету своего деда, польского короля Владислава Локотка, возвратился в католичество, стал переселять в Галицию поляков, покровительствовать католичеству, притеснять православие и угнетать галичан тяжкими налогами – и со смертью его в Галиции совсем прекратилась династия Даниила Галицкого, а вместе с этим и самостоятельное политическое существование Галиции. (В 1388 и Холмско-Белзская земля вошла в состав Польши). // Когда в Галиции был отравлен Болеслав Тройденович, то сильный в то время король польский Казимир III Великий в 1340 году овладел Галицией и частью Волыни с городом Кременцом. Но против Казимира, как ярого католика, восстали галицкие бояре, с помощью Любарта и татар изгнали из Галиции поляков и пригласили острожского князя Даниила Дмитриевича, который и был королем Галиции с 1340 по 1346 год. После него Галицией завладел Любарт Гедиминович, поддержанный князем Юрием Даниловичем Холмским, и объявил себя Владимиро-Галицким князем. // В 1349 году Казимир вновь напал на русские земли, захватил города: Холм, Белз, Галич, Перемышль, Львов, Владимир, Берестье, Кременец, Луцк и другие. Но в следующем году Любарт соединился с братьями Ольгердом и Кейстутом и с Юрием Холмским и предпринял поход против Казимира, дошел до Галича и заключил в 1354 году с Казимиром мир, по которому за Казимиром осталась Галиция с городами Львовом, Галичем, Перемышлем и Люблинская земля, а остальные земли отошли к Литве, причем в Холмско-Белзской земле продолжал княжить Юрий Данилович под главенством Любарта. // Берестейская земля поступила непосредственно во владения Кейстута, а Волынская земля поступила непосредственно во владение Любарта под общим главенством великого князя Литовского Ольгерда. // Юрий Холмский не хотел примириться с потерей Галиции и в союзе с Любартом вновь начал с Казимиром войну, продолжавшуюся до 1366 года. Казимир захватил Холм, Бельз, Шебрешин, а также Берестье и Луцк, но последние города он должен был очистить, и их заняли Кейстут и Любарт, а князь Юрий должен был признать зависимость от Казимира. В 1370 году Казимир Великий скончался, и на польский престол вступил венгерский король Людовик, племянник его, сын сестры Казимира Елизаветы. Он отдал Галицкую землю в удел родственнику своему Владиславу Ополинскому. // Юрий Холмский в 1376 году в союзе с Ольгердом, Любартом и Кейстутом вторглись в Галицию и заняли там несколько городов. По миру 1377 года, заключенному Ольгердом и Людовиком, Галиция, Холмско-Белзский удел и юго-западная часть Волыни (Кременец, Олеск, Лопатин, Городло, Перемышль, Снятин) отходят к Польше, причем от Холмщины было отделено Подляшье, отошедшее к Литве, за которой остались и прежние ее приобретения: Володимирская, Луцкая и Берестейская области». // С.М. Каретников. Холмская губерния. Лубны. 1913.

29

   СЕРПУХОВ, в Московской области, в 99 километрах к югу от Москвы. Расположен на реке Нара, вблизи впадения ее в реку Ока. «Книга Большого чертежу», составленная в 1625 году упоминает Серпухов: «А на реке на Наре, от устья с верху на левом берегу, город Серпухов, от Оки с версту. А ниже Серпухова на Наре монастырь Высоцкий под бором. А на другой стороне реки на Наре, ниже Серпухова, под другим бором, монастырь Владычень». // Впервые упоминается в 1328 (36?) году в завещании московского князя Ивана Калиты, название – от небольшой речки Серпейка, впадающей в реку Нара). В 1341–1456 годах – центр Серпуховского удельного княжества, затем – в составе Московского княжества. Во второй половине XIV века на подступах к Серпухову были сооружены Владычный (1360) и Высоцкий (1374) форпосты-монастыри, заложен деревянный кремль. В 1380 году серпуховской князь Владимир Андреевич с дружиной участвовал в Куликовской битве и получил прозвище Храбрый. Серпухов неоднократно подвергался нападениям и осаде (войсками Тохтамыша в 1382 году, Едигея в 1408 году, Свидригайло в 1410 году). // СЕРПУХОВСКО-БОРОВСКОЕ КНЯЖЕСТВО. Столица – город Серпухов. Выделилось из состава Московского княжества в 1341 году по духовному завещанию Ивана Калиты, доставшись в количестве около 23 сел и местечек его сыну Андрею, умершему в 1353 году. Княжество при его первом владетеле и его преемнике Иване, умершем в 1358 году, не имело столицы и получило ее при третьем князе, наиболее замечательном, Владимире Андреевиче Храбром (1358–1410), построившем в 1374 город Серпухов. Он сумел значительно расширить границы княжества, находившегося тогда в бассейне Нары и Протвы; укрепил Серпухов, украсил его, построил собор и подле города основал Высоцкий монастырь. В 1378 году Владимир Андреевич получил от Дмитрия Донского город Боровск с волостями. Кроме того, серпуховские князья владели по договору с великим князем и третью Москвы. // В 1410 году Владимир Храбрый разделил серпуховской удел между пятью сыновьями, дав им в уделы Малоярославец, Боровск, Радонеж, Перемышль, причем собственно ссерпуховской удел, составленный из 7 волостей и 7 слободок, достался Ивану Владимировичу (умер в 1445 году). // БОРОВСК. Районный центр в Калужской области, в 106 километрах к северу от Калуги и в 80 километрах к юго-западу от Москвы. Расположен на холмистой равнине, на реке Протва (приток Оки). // Впервые упоминается в духовной грамоте великого князя Ивана II от 1356 года. Первоначально принадлежал черниговским наместникам, позднее отошел к Рязанскому княжеству. В 1382 году по договору великого князя Московского Дмитрия Донского с рязанским князем Олегом вошел в Московское княжество, в 1386 году был отдан серпуховскому князю Владимиру Андреевичу Храброму и до 1453 года оставался центром самостоятельного удельного Серпуховского-Боровского княжества. С XV века становится одним из звеньев оборонного кольца вокруг Москвы; этому способствовало основание в 1444 году близ Б. Боровского Пафнутьева монастыря.

30

   БУЛГАРИЯ ВОЛЖСКО-КАМСКАЯ, государство в Среднем Поволжье и Прикамье. Образовалось в X веке. Столицы – города Булгар, Биляр. Булгарию населяли финно-угорские и пришедшие после распада Великой Болгарии во второй половине VII века в Среднее Поволжье из Приазовья тюрко-язычные болгарские племена. К X веку кочевники-булгары перешли к оседлому образу жизни. Основой хозяйства стало плужное земледелие. До 965 Булгария была подчинена Хазарскому каганату. В начале X века хан Альмас начал объединение булгарских племен. В борьбе с Хазарией он опирался на Арабский халифат, которому подчинялся номинально и принял ислам. К концу X века города превратились в крупные торговые и ремесленные центры. Булгария находилась на одном из важнейших водных путей, связывавших Восточную и Северную Европу с Востоком. Она торговала с Арабским халифатом, Византией, Киевской Русью. Русские князья в X–XII веках совершали походы на Волско-Камскую Булгарию. В 20-40-х годах XIII века Булгария подверглась монгольским завоеваниям и после упорной борьбы, сохранив некоторую автономию, включена в состав Золотой Орды. Булгарские князья расширяли свою территорию главным образом, в районах рек Вятка и Кама. Внутри Булгарии выделились Булгарское и Жукотинское княжества. Экономический и политический подъем Булгарии в XIV веке был приостановлен набегами ханов Золотой Орды, походами русских князей (1360), нашествием Тимура (вероятно в середине 90-х годов XIV века), нападениями ушкуйников. В 1438 на территории Волжско-Камской Булгарии образовалось Казанской ханство.

31

   «В лето 6939 (1431) в княжение великого князя Василия Васильевича, при святейшем Фотии, митрополите Киевском и всея Руси, обвалися верх церковны; и тако тоя церкви место очистивше и начаша копати, хотяще основати новую церковь каменну; и копающе обретоша священное тело Алексия митрополита Киевского и всеа Русии, сице же и ризы его целы, месяца майа в 20 день». // Никоновская летопись. // Позднее митрополит Алексий был канонизирован. // «КАНОНИЗАЦИЯ, от греческого «список, каталог» и от латинского canonizatio – «внесение в список, каталог» – есть причтение церковью к лику святых какого либо усопшего подвижника благочестия. // Основанием для причисления усопших подвижников благочестия к лику святых служило прославление подвижников даром чудотворений или еще при жизни, примеры чего имеем, или же, как это было наибольшею частью, по смерти. Это прославление даром чудотворений составляло единственное общее основание для причисления к святым. // В отношении к обширности территории чествования причитавшиеся к лику святых подвижники разделялись на местных, которым назначалось празднование в одной своей епархии; и на общих, или общецерковных, которым назначалось празднование во всей Русской церкви. // Право местной канонизации принадлежало епархиальному архиерею; общецерковной – главе Русской церкви, каковою был митрополит, позднее патриарх. // Производство дела о причтении к лику святых состояло в том, что подлежащей власти, если она не была очевидицей чудес, совершавшихся при гробе какого-либо подвижника благочестия, доносимо было о сих последних и что власть так или иначе удостоверялась в справедливости донесения. // Самое причтение к лику святых состояло в том, что в день успения святого или в день открытия его мощей или же в оба дни назначалось ежегодное церковное празднование его памяти. // Для празднования памяти святого нужна была служба ему, а равно требовалось, чтобы написано было (существовало) его житие. // Тридцатым святым Русской церкви был Митрополит Алексий, скончавшийся 12 февраля 1378 года, в пятницу. Тело святого Алексия погребено было в приделе Архангельской церкви Чудова монастыря, посвященном Благовещению Богородицы. Мощи его обретены были неизвестным образом, между 1431 и 1438 годами, по случаю копания рвов для новой церкви, после того как обрушилась церковь, построенная им и в которой он был погребен. В 1483–1485 была построена в монастыре трапезная церковь, посвященная ему самому, в которую и были перенесены его мощи. // Общецерковное празднование его памяти было установлено митрополитом Ионою в конце 1448 года непосредственно вслед за восшествием его на митрополичью кафедру, быв самым первым деянием его как митрополита. Празднование памяти святого Алексия совершается трижды в году: 12 февраля, в день преставления; 20 мая, в день обретения мощей; и 5 октября, в день четырех святителей московских. // В 1531 году великий князь Василий Иванович повелел сделать для мощей святого Алексия новую серебряную раку с позолоченном на верхней доске ее образом святителя; в эту новую раку мощи святого Алексия переложены были 11 февраля 1535 года». // Е. Голубинский. История канонизации святых в Русской церкви.

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →