Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

В среднем в Британии люди вдвое чаще получают увечья из-за брюк, нежели из-за неосторожного обращения с бензопилой.

Еще   [X]

 0 

Страна сказок 392-395 (Барсуков Александр)

Иногда сказки этого маститого автора написаны по мотивам. Чеки Джан – это мотив Джеки Чана, Кондом Хлимен – прототип известного компьютерного героя Гордона Фримена, Херлок Шолмс – Шерлок Холмс, д, Ратаньян – д, Артаньян, Штиблиц – Штирлиц. Ещё сказочник пишет про своё детство, про дачный посёлок Кратово, там такой мальчик Витя. Он прообраз автора в его понимании сейчас. Конечно, таким маститый автор не был тогда. Вот такие сказки он и предлагает Вашему вниманию. Это, типа, приключения. Но бесконечно добрые и зовущие к свету.

Год издания: 2015

Цена: 69.9 руб.



С книгой «Страна сказок 392-395» также читают:

Предпросмотр книги «Страна сказок 392-395»

Страна сказок 392-395

   Иногда сказки этого маститого автора написаны по мотивам. Чеки Джан – это мотив Джеки Чана, Кондом Хлимен – прототип известного компьютерного героя Гордона Фримена, Херлок Шолмс – Шерлок Холмс, д, Ратаньян – д, Артаньян, Штиблиц – Штирлиц. Ещё сказочник пишет про своё детство, про дачный посёлок Кратово, там такой мальчик Витя. Он прообраз автора в его понимании сейчас. Конечно, таким маститый автор не был тогда. Вот такие сказки он и предлагает Вашему вниманию. Это, типа, приключения. Но бесконечно добрые и зовущие к свету.


Александр Барсуков Страна сказок 392-395

   www.napisanoperom.ru
   Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.
   © А.Барсуков, 2015
   © ООО «Написано пером», 2015

Страна сказок-392

Письмо в никуда-3911,5-3914

   Итак, теперь просто Гора. И ничего больше. Летают зяблики и колибри. Стоит домик.
   “Тук-тук!” – вежливо постучался Чеки Джан. – “Кто-кто в домике живёт?”
   “А вам кого надо?” – спрашивают.
   “Мне нужен Самый Добрый в Мире Карсон!” – сказал Чеки.
   “Пошёл нафиг!” – говорят.
   “О! Узнаю Доброго Карсона!” – сказал Чеки и отворил дверь.
   За дверью оказался Карсон в окружении карсоньеток. То есть, летающих сирен с моторчиками, как и у него.
   “Ты думал: это девушки? Где я тебе нормальных девушек найду? Это карсоньетки! Кыш пошли!” – сказал Карсон и выгнал кикимор.
   “Дружище Карсон! Дай, я расцелую тебя! Сколько лет, сколько зим!” – сказал Чеки.
   “Ах, оставь эти телячьи нежности! Скажи лучше, зачем пришёл? Опять надо чего-то добыть? 12 золотых унитазов Будды? Талисман, превращающий дерьмо в конфетки? Смокинг, превращающий резиновых женщин в живых проституток? Говори!” – сказал многоопытный Карсон.
   “Да нет, понимаешь, якудзы снова похитили у меня…” – начал Чеки.
   “Я так и знал! 12 унитазов! Дашь попользоваться одним, когда вернём? Говорят: незабываемое впечатление! Как только что родился! Кожа как у младенца!” – сказал Карсон.
   “Да нет, при чём тут унитазы? Дело гораздо серьёзнее! Гораздо!” – сказал Чеки.
   “Мой бедный друг! У тебя прорвало канализацию!” – сказал Карсон.
   “Да нет же! При чём здесь вообще канализация? Я говорю о возвышенном! Я сам, лично сам написал стихи! Долго думал: изгрыз три карандаша, мусолил-мусолил и родил: “Я, мнэ-э, помню чудное мгновенье! Передо мной явился ты!”
   “Кто, кто явился?” – спросил Карсон.
   “Ты! Дальше пока я не придумал! И тут эти коварные якудзы всунули в форточку пылесос и высосали мой шедевр из окна! Больше я его не видел! Такой стих пропал!” – сказал Чеки.
   “Я мыслю: наверное, тебе явился Он, глюк! Он всем является после бутылки сакэ!” – сказал Карсон.
   “Да нет, какой там глюк! Я мыслю: дело гораздо серьёзнее! Мне явился мой Конец!”
   “И что он тебе сказал?”
   “Он сказал: “Иди ищи бабу! Бабу буду!” – сокрушённо сказал Чеки.
   “Да ну! Бабу? Не мужика? Не козла? Не редиску? Не отряд спецназа? А именно бабу?” – спросил Карсон. – “Да, тяжёлый случай!”
   “И вот я до сих пор и иду ищу!” – сказал Чеки. – “Что характерно: якудзы за последнее время у меня ничего из бабья не крали! Кстати, анекдот: что видно, когда женщина поднимает ногу? Из 5 букв, первая П, последняя А! Это ПЯТКА! Понял? Каждый думает в меру своей испорченности!”
   Но Карсон вообще не думал над загадкой. Он налил чай и сказал:
   “Я забегал к твоим! И сказал, что симпозиум продлили на 2 недели!”
   “Какой ещё симпозиум?”
   “Ну, конференцию! Там, где мужик стоит в пальто!” – сказал Карсон. Чеки было уже подумал, что Карсон перепил сакэ и несёт чушь, но могло быть и так, что Карсон внезапно обнаружил, что их прослушивают якудзы и нёс разную хрень.
   “Бездоказательно, дорогой Карсон! Бездоказательно!” – сказал громко Чеки и резко распахнул дверь! За дверью никого не было.
   “Бездоказательно!” – продолжал бубнить Чеки в трубку от душа. – “Кстати, есть горячий, есть стоячий, есть висячий, в середине буква “У”! ДУШ!”
   “Зря стараешься!” – сказал Карсон. – “Прослушки здесь нет и никогда не было! Это технически невозможно! Не нашёлся ещё якудза, который бы сюда долез!”
   “Да? А как же это?” – спросил Чеки, показывая Штандарт Якудз, на котором была изображена женская штучка. Якудзы были извращенцы и ляпали эту штучку, куда попало.
   “Это мой флаг!” – сказал Карсон. – “Сам придумал! Гораздо лучше разных “пукалок”!”
   “Понятно!” – сказал Чеки. – “Ну так что, дружище Карсон, поможешь ты мне в раскрытии этого сложного дела?”
   “А что от меня-то требуется?” – спросил Карсон.
   “Ну как что? Напряги мозги! Ты переодеваешься в Самое Симпатишное Привидение и крадёшь стих из лап якудз! Точнее, из их пылесоса! Всё гармонично!” – сказал Чеки.
   “А если он не отдаст?”
   “Он дохлый!”
   “Тогда ладно! Смотри: перевоплощение самого Милого Карсона на свете!” – сказал Карсон и надел платье в горошек, туфельки, намазался помадой и тенями. – “Кто сказал, что Привидение не может быть женщиной? Знавал я одну, так та постоянно махала руками и ногами! Я сказал, что она была приклеена? Или пришита к забору? Её надо было и отодрать, и отпороть! Ха-ха!”
   “Мне всё равно, какие методы ты используешь!” – сказал Чеки. – “Главное: верни мне мой маленький стих!”
   “Живым или мёртвым?”
   “Что за вопрос? Конечно, мёртвым!” – сказал Чеки.
   И они оба вышли из домика. Неподалёку паслись овцы и говорили: “Бе-бе-е!”
   “Ага! Овцы! Я нутром чую засаду!” – сказал Карсон и принялся бегать и гонять овец: “Расступитесь! Разойдитесь!!”
   Проснулся товарищ Чабан.
   “Ага! Чабан! Похоже, он из якудз! Может, даже из высшего командного эшелона!” – подумал Чеки и подошёл погутарить с Чабаном. – “Приехали издалека? Нравится Вам у нас? Пьёте масло?” “Да пусть пьёт хоть мочу, мало ли, какие бывают извращенцы!” – подумал Чеки и продолжал:
   “Тумбарбия! Киргуду!”
   “Вы отсидели мне весь зад!” – сказал Чабан.
   “Ой, простите! Как я мог? Как я мог? А скажите, не наступил ли я вам случайно на мошонку? Тогда я сойду! Мой девиз: главное – вовремя сойти с мошонки!” – сказал Чеки, а сам подумал: “Хитрая бестия! Наверняка из командования! Отсидел я, видите ли, ему зад! Да я, может, не из таких! Может, я к его заду и не притронулся!”
   Но Чабан продолжал блеять:
   “О, мои бедные овечки! На кого ж, вы, сиротинушки, останетесь?”
   “Да харе блеять!” – сказал Чеки и дал Чабану пощёчину. – “Скажи лучше, проходил ли тут лысый в пальто? Я говорю: Лысый В Пальто?! Это самый нахальный из якудз! Ему ничего не стоит побить все стёкла на шестом этаже или всосать пылесосом бессмертные творения!”
   “Лысый? Не проходил! Проходил один только мистер Бублик!” – сказал Чабан.
   “Это – одно и то же! Бублик может надеть фуфайку и лыжи, чтобы выдать себя за фуфлыжника! Ну или надеть парик! Но я тебе точно говорю: это тот самый Лысый! Самый страшный якудза!” – сказал Чеки.
   Между тем Карсону надоело гонять попусту овечек, и он тоже подошёл.
   “О, какая женщина! Какая женщина! Мне б такую!” – сказал Чабан.
   “Он не знает, что ты не женщина! Этим надо воспользоваться! Вотрись к нему в доверие!” – сказал Чеки. – “И узнай всё, что он помнит про мистера Бублика!”
   “Это будет не легко, так как его память затуманена сакэ!” – сказал Карсон. – “Но я попробую! Я думаю, ночь любви воскресит воспоминания!”
   “Мне фиолетовы ваши методы!” – снова сказал Чеки.
   И вот между Карсоном и Чабаном происходит таинство Любви! Чеки сидит около палатки и смотрит на монитор, на который поступает сигнал из мозгов, затуманенных сакэ, Чабана.
   Сначала ничего не видно. Такое же поле, те же овечки, ничего. Но вдруг на поле растут подсолнухи! И причём не простые, а зеркальные, которые могут отражать всё. “Ладно, ладно…” – подумал Чеки.
   И вот и мистер Бублик! Как есть, с неприкрытой личиной, лысый и в пальто! Он ломает подсолнухи и разбивает зеркала!
   “Ах, ты!..” – думает Чеки. – “Каждое зеркало стоит 97 рублей 35 копеек! Откуда у него ТАКИЕ деньги?!”
   “Оттуда!” – говорит Бублик, и изображение пропадает! Начинаются опять изображения женских частей, как это бывает при сексе. Чеки отключил монитор и сказал Карсону:
   “Всё! Хватит! Хватит, я говорю!”
   “Но эти чабаны меня так заводят!” – говорит Карсон. Он немного обалдел и забыл, что он – “под прикрытием” и не женщина в полном смысле этого слова.
   “А знаешь, Чеки, – говорит Карсон, – дались тебе эти стихи? Напиши ещё: “Я, мнэ-э, памятник себе воздвиг нерукотворный!”
   “Это, конечно, можно! Но сейчас я работаю над более гениальной поэмой в стихах: “На башке моей горшок, а в кармане – пирожок!” Или даже так: “Цыплёнок пареный, цыплёнок жареный пошёл на речку погулять!” Мне кажется это более возвышенным и гениальным!” – сказал Чеки. Как кажется, он уже перестал убиваться из-за украденных манускриптов.
   И тут на дороге показался мистер Бублик! Это было сильно и неожиданно! Бублик подошёл к Чеки и сунул ему под нос его писанину про мгновенье:
   “Ты написал?!”
   “Никак нет!” – сказал Чеки.
   “Тогда ты?” – спросил Бублик Карсона.
   “Не я!”
   “Тогда кто? Ведь его ждёт Награждение Шнобелевской Премией в области литературы! Такие гениальные строки! “Передо мной явился ты!” Ты! Наверное, сам Глава Якудзы! А Глава Якудзы кто? Это я, мистер Бублик!” – захохотал неуловимый Бублик, так как он нахрен никому не сдался его ловить.
   “Да! Это написал я!” – признался Чеки, видя, что Бублик в благодушном настроении. – “Могу и ещё: “Наверху черное, внутри красное, засунул и прекрасно!”
   “Про что это?” – тупо спросил Бублик.
   “Про галоши!”
   “Ага! Но я пришёл сюда не для того, чтобы выслушивать про галоши! Я пришёл, чтобы убить вас! А ком ту килл ю!” – сказал Бублик.
   “Мне кажется, что этот Бублик – не настоящий! Это мираж!” – шепнул Карсон Чеки. – “Если по нему треснуть, то он разобьётся, как те зеркала за 97 рублей!”
   “Можно попробовать!” – сказал Чеки и встал на мошонку мистера Бублика! Потому что это у него была такая “фишка” вставать туда.
   “Что ты делаешь?! Хулиган! Сойди немедленно!” – сказал Бублик.
   “Он – настоящий!” – печально сказал Чеки Карсону.
   “Тогда остаётся одно!” – сказал Карсон. – “Я вотрусь к нему в доверие и кастрирую его!”
   “Дорогой друг! Мне кажется, это не выход! Выходом бы было перевербовать Бублика!” – сказал Чеки.
   “В ряды вас, ботаников-очкариков, в попе шариков?” – спросил Карсон.
   “Да нет! Так далеко я не замахивался бы. Хотя бы в ряды полиции Гон-Конга!” – сказал Чеки.
   “Учтите: я просто так не дамся!” – сказал Бублик.
   “Дорогой Бублик! У тебя мама-папа был?” – спросил Чеки.
   “Не был!” – сказал Бублик.
   “А жаль, жаль!.. Тогда бы мы выяснили, почему ты такой злой, как собака! Но перейдём ко второму пункту, Главному: ты хочешь бабу?” – спросил Чеки.
   “Конечно, хочу! А кто ж её не хочет?”
   “А с бабами в Якудзе напряжёнка, да?” – спросил Чеки.
   “Почему это напряжёнка? Полно разных баб! Блондинок, шатенок, брюнеток, рыжих!” – сказал Бублик.
   Чеки начал терять надежду:
   “Но тебе хочется же чего-нибудь экстравагантного? Чёрного жирного африканского бабца!”
   “Да полно в Якудзе и такого!” – сказал Бублик.
   “Ну ладно!” – надежда снова возродилась в Чеки, и вот, почему. – “А не хотелось ли тебе летающего бабца с моторчиком, который ещё за дорого может быть мужиком?” И Чеки подмигнул Карсону. Карсон в это время мирно опылял цветы на цветистой лужайке.
   “Нет!” – отрезал Бублик. – “У нас такого бабца просто завались! Больше, чем любого другого!”
   Чеки начал подозревать, что Бублик врёт и не хочет перевербовываться.
   И тут в вышине застрекотал вертолёт! Пока было ещё не ясно, вертолёт это якудз или полиции.
   “Сюда! Сюда! Я свой! Я свой!” – закричал Бублик и побежал по полю.
   Ну и его прошила пулемётная очередь!
   “Наверное, это вертолёт очень тупых якудз! Тупой и ещё тупее!” – сказал Карсону Чеки, когда они спрятались в расщелине скалы. Вместе с овечками, которые были вне себя от страха. Чабан остался лежать под кустом, наверное, был пьян или смотрел сон.
   Овечки сказали:
   “60 лет живём, но такого беспредела ещё не видели! Вы видели? Ты видел? Летающая тарелка! Во-от такая!”
   “Не слушай их, Карсон! Они – маньячки-поджигательницы! Они ничего не видели!” – сказал Чеки. – “Это не тарелка! Это вертолёт!”
   “А! Понятно! А то мы с мужиками думаем: что это такое? А так оно понятно!” – сказали овечки.
   Между тем вертолёт завис над ущельем, и с него стали спрыгивать десантники.
   “Похоже, я знаю, что это за десантники!” – сказал Чеки. – “Их всех потом убьют! Кроме меня!”
   “Но почему?” – спросили овечки.
   “А потому! Военная Тайна!” – сказал Чеки.
   Между тем первый из десантников влез в ущелье:
   “Вы здесь? Как хорошо, что я вас нашёл! Будет, что вспомнить!” И он навёл на овечек и Чеки с Карсоном автомат.
   “Опомнись, брат! Ты всё равно умрёшь!” – сказал Чеки. – “И никогда не познаешь всей гениальности стихотворения: “У меня в башке горшок, а в кармане – пирожок!”
   “Но у меня в кармане Приказ убить всех и каждого!” – засомневался десантник.
   И тогда Чеки снова принялся перевербовывать:
   “А не хотелось ли тебе натурального африканского жирного чёрного бабца?”
   “Если честно? Если честно, то нет!” – сказал Солдат.
   “Тьфу, чёрт! Ну всё ты испортил! Конечно, нет! Я понимаю, никому не хочется! Всем хочется европейского белого бабца! Ладно! Меняю тактику вербовки! Хочется белого?” – спросил Чеки.
   “Не хочется! У меня жена есть!” – сказал Десантник.
   “Ну жена-то белая?”
   “Не знаю! Я её не разглядывал! Похожа на пугало медведя в прихожей!” – сказал Десантник.
   “Вот потому-то такой народ и невозможно победить!” – сказал Чеки. – “Я имею в виду китайцев!”
   “Но я не китаец!” – сказал Солдат.
   “Не путай меня! Лучше насладись загадкой: маленькая, сморщенная, есть в каждой женщине! Изюминка, балда!”
   Короче, так перевербовать Солдата Чеки и не удалось, что не удивительно, так как Чеки не шпион, а Борец с Якудзами. Сказке конец. Вполне эпическая, триллер. К.

Письмо в никуда-3914-3916,5

   Херлок встал и подошёл к зеркалу. Моргал-моргал, вопрос в глазах остаётся. “Может, массовое отравление овсянкой? Что, мол, все обитатели померли от неё? Нет, это слишком чудовищно. Хотя, почему так уж чудовищно? Овсянка на вкус как коровья лепёшка. Может, это она и есть!”
   “Бэримор!” – крикнул он. – “Овсянки!”
   “Овсянка кончилась, мосье Шолмс! Остался этот, кумыс!” – ответил дворецкий.
   “Так! Заведём Дело на кумыс! Что у нас на букву “К” в картотеке? “Чмошники”, “Мозгоправы”, “Дибилы”… Почему у меня все буквы перепутаны? Надо навести порядок!” – подумал Херлок и позвал доктора Катсона.
   Пришёл Катсон с помадой на щеке и воротнике и в неразберихе в одежде. Явно, что он провёл незабываемую романтическую ночь. С кем? “С Собакой-трансвеститкой? Нет. С миссис Бэримор? Тоже, похоже, нет. Тогда с самим собой!”
   “Вы извращенец, Катсон!” – сказал Шолмс.
   “Но как вы догадались, Шолмс?” – спросил потрясённый Катсон.
   “Нет, явно не с самим собой. Сам себя бы он не смог поцеловать в засос туда! Это как однажды я раскрыл безнадёжное Дело о самоубийстве, когда труп нанёс себе 17 ударов в спину!” – подумал Херлок и сказал:
   “Во! Видали! Обыкновенный чайник! Но на нём есть тепловые точки! Если приложить руку, то обожжётесь! И эти тепловые точки говорят мне, что чайник недавно кипятили!”
   “Гениально!” – сказал Катсон. – “А этот ненормальный опять тут!”
   “Какой ненормальный?” – резонно спросил Херлок.
   “Ну тот, из Турции, где он в дерьмо-то весь день и нырял! С тех пор не в себе!” – сказал Катсон.
   “Запускайте!”
   Вошёл Ненормальный. Он сел и сказал:
   “И мы сажаем Вас в тюрьму!”
   “Простите, а вы, собственно, кто?” – спросил Херлок.
   “Я кто? Я – инспектор Лейстред, который всех сажает в тюрьму! Ведь гениально! Родная мать не отличит, где они, а где Вы!” – сказал Ненормальный.
   “Видно, вам здорово досталось в Турции!” – сказал Херлок. – “Дело о ночном горшке Македонского мы закрыли в прошлом году!”
   “Правда?” – расстроился Лейстред. – “А я-то думал: самый гениальный в Мире Лейстред в полном расцвете сил, может ещё осчастливить какой-нибудь ночной горшок Македонского! А теперь всё пропало и не имеет смысла!”
   “Ну почему не имеет? Можете расследовать Дело об овсянке! Или о кумысе! Кто-то переодически пожирает овсянку, и она имеет обыкновение кончаться! Этот кто-то пострашнее Собаки-трансвеститки, а Дело это покрупнее Уолтергейста! Идите, Лейстред, идите! А мне надо поиграть на скрипе! На скрипке!” – сказал Херлок.
   Инспектор ушёл.
   “Наконец-то!” – сказал Херлок. – “Такая вонь! Его носки так воняют! Видно, бедняга провалился в болота!”
   “Да, Херлок, а как же Дело о Танцующих Человечках?” – спросил Катсон.
   “Никакого Дела нет! Они танцуют, им хорошо, они, можно сказать, зажигают, тусят! Потом все пететрахаются, и Дело закрыто!” – сказал Херлок.
   “Но говорят, поговаривают, что танцуют они неправильные танцы! Твист! Когда одной ногой они давят одну сигарету, а потом обе сигареты они давят вместе! Это не наши танцы!” – сказал Катсон.
   “Нет, это наши танцы. Вот если бы “Хала-навила-хала!”, то это не совсем наши танцы, но тоже хорошие. Все танцы хороши! Когда Человечки танцуют, они не могут воровать или разбойничать. Пусть себе тешатся. Я уж вообще молчу о том, когда они занимаются любовью с другими Человечками.”
   “Но, Херлок, когда они танцевали, как вы это называете, любовью занимались, то горизонт закуклился, и у всего населения пропали золотые коронки, штаны, валенки, автомашина “москвич” последней модели!” – сказал Катсон.
   “Ну это легко объяснить! Человечки-то вылезли из автоклава, они – исполины потребления! После Любви все предметы возвращены на место?”
   “Кроме “москвича”! Его нигде не нашли!” – сказал Катсон.
   “Эх, Катсон! Нет в вас романтики! Это же езда, погоня, скорость! Вероятно, один из Человечков в пьяном состоянии (потому что все зачатия у них в пьяном состоянии, так как в трезвом у них не стоит совсем) уселся в машину и врубил газ! И вот неукротимый, как дикий зверь, неудержимый “москвич” понёсся по болотам! Вполне очевидно, чем это могло кончится! “Москвич” провалился в полынью, а Человечек потоп! Но я уверен, что при жизни он собирал собачье дерьмо, и его нисколечки не жалко. Они, Человечки, все такие. Все его собирают по-маленьку. Итак, новое Дело закрыто!”
   “Да нет, не совсем! “Москвич”-то нашли! Он оказался припаркован у домика Собаки Бакервилей!” – сказал Катсон.
   “Ну конечно! Человечек подумал спьяну: “Возьму девочек!” И поехал к Собаке, единственной девочке на этих болотах. Но она была в сортире.
   “Кто там?” – спросила она.
   “Это я! Ипполит!” – заорал Человечек.
   “Ой! Я в душе! Я голая!” – сказала Собака.
   И тут мы подходим к действительно важному Делу о профессоре Мориати, который переодически каждое лето отключает горячую воду на болотах! И вот вода отключается! И голая Собака подает в объятия Ипполита!
   “Вы кто?!” – в ужасе спрашивает Собака.
   “Это вы кто?” – спрашивает Ипполит, который намеревался поиметь смазливую девочку из варьете Сэра Генри. Там были смазливые экземпляры. Но по случаю лета все девочки с Сэром Генри уехали отдыхать в Африку.
   “Я – есмь Собака! Примат из отряда молокососущих! То есть, теплокровная тварь из подотряда млекопитающихся! А вот ты кто?” – снова спросила Собака.
   “Я – алкоголик из отряда Человечков! Я трахаю всё, что движется! А что не движется – разгоняю! Но твоя рожа даже мне не понравилась! Фу! Женщина с усами!” – сказал Ипполит.
   Но у Собаки уже возникли другие мысли:
   “А как ты относишься к щеночкам?”
   “Люблю!” И этим он заронил в душу Собаки много надежд, так как та мечтала о щеночках.
   “Ну тогда я пойду надену что-то более соблазнительное!” – сказала Собака и пошла надевать уже известный нам лифчик миссис Бэримор. Ипполит лихорадочно соображал, как ему отсюда смотаться, так как он помнил притчу, чем похож человек на горной высоте и мужик, которому делает минет старуха! Главное – не смотреть вниз! Тут же вообще намечалось нечто ужасное! Зоофилия!” (Это всё рассказал Херлок. А потом появился лично.)
   Но тут дверца избушки раскрылась и показался бравый Херлок Шолмс в шапочке с торчащими в разные стороны ушками и доктор Катсон!
   Херлок сказал Собаке:
   “Милейшая Собака! У меня для вас есть Спецзадание! Вы берёте пистолет (незаряженный, не боевой, вообще не пистолет, а пукалку) и идёте в отель “Атлантика”, он же – замок Сэра Генри! Так как Сэра нет там и не предвидится (это проверено: Сэр в Африке, охотится на носорогов), то вы приходите к жене Бэримора и говорите: “А зачем нам тот халатик? Этот почти такой же!”
   “Но зачем?” – спросила Собака.
   “Этого я тебе сказать не могу! Может, тебя даже наградят! Посмертно!” – сказал Херлок.
   “Только и знаешь каркать!” – сказала Собака и засунула пистолет в авоську.
   “А-а!..” – вытащила из авоськи и положила в шапку.
   “Что у тебя там?”
   “Деньги!” – сказала Собака.
   “Деньги – утром, стулья – днём, днём деньги – стулья – вечером! Вечером деньги…” – начал Херлок, но Собака вдруг обнаглела и сказала:
   “Стулья? В пропасть? Вдребезги? Да я тебя за них!..”
   “Но-но, агент Клаус-Собака! Не забывайтесь!” – сказал Херлок. – “Помните вашу версию: шла, упала, очнулась – опухоль мозга!”
   “Но почему опухоль мозга?” – стала спорить настырная Собака.
   “Хочешь рак яичка?” – спросил Херлок. И Собака согласилась на опухоль.
   “Но как нам это помо…” – спросил Катсон.
   “Элементарно! Собака скажет: “Я – бедная инвалидка! Мозги болят!” И Бэримор преисполнится состраданием. А от сострадания до любви один шаг! И вот когда Бэримор нежно (заметьте, Катсон, нежно!) поцелует Собаку в промежность, вбегаем мы и снимаем эту сцену на синематограф! А потом показываем…”
   “Бэримору?” – спросил наивный Катсон.
   “Почему Бэримору? Сэру Генри! Он обожает жесткач по синематографу! Порно! И он кайфует! О, я с тобой кайфую! Бэримору ни в коем случае нельзя это показывать! А то он разведётся с женой, балбес! И порно больше не будет! Кстати, те варьетки, которые щас с Генри в Африке, тоже обожают порно!” – сказал Херлок.
   И тут в собачье помещение вползла Леди “Н”! Она всё время вползала в нужные и ненужные моменты во время самых сложных Дел. Была она, как обычно, прикрыта одним лишь смущением.
   “Леди “Н”!” – сказал Херлок. – “Но ведь вы тоже с Сэром Генри в Африке!”
   “Да задолбал меня этот ваш Генри! И задолбала Африка!” – сказала Леди “Н”. – “Совершенно невозможно походить голенькой! Малярийный комар! Охоты на привадах! Макаки! Ка-ак прыгнут! А знаете, сколько в Бразилии этих обезьян? И не пересчитаешь!”
   “Успокойтесь, Леди!” – сказал Херлок. – “Тут на вас если кто и прыгнет, то доктор Катсон! Я не могу! У меня – дефективный метод! При прыжке на вас этот метод саморассеится!”
   “Но мистер Шолмс, я хочу, я мечтаю, чтобы на меня прыгнули именно вы!” – сказала Леди “Н”.
   Херлок тут же заткнул ей рот пирожком, который лежал на столе у Собаки и сказал:
   “Это семейное дело! Обсудим его дома! Кстати, новое Дело! Семейное! Как коварная Леди “Н” напрыгивает на ничего не подозревающего Шолмса и душит его в объятиях! А на заду Леди тюремная наколка: “Люби меня как я тебя!” Это может стать хитом сезона!”
   Короче, наши искатели приключений, если можно так сказать, вышли из избушки Собаки и пошли в замок Сэра Генри. Светила тревожная Луна!
   “Откуда здесь Луна?” – спросил Катсон.
   “Элементарно! День кончился, началась ночь! Не отвлекайте меня глупыми вопросами!” – сказал Шолмс, и Катсон умолк. Он даже ничего не спросил, когда они чуть не вляпались в дерьмо. Но Херлок сам сказал:
   “Дерьмо на болотах – обычное дело! О! Опять Дело! Дело о Дерьме на Болотах! Да тут полно этих, сусликов, тушканов, ситечек! И все гадят, как из пистолета! Кстати, Собака, вы не потеряли пистолет? Он один на весь Скотланд-Ярд!”
   “Всё в порядке!” – сказала Собака и стала целиться в задницу Леди “Н”.
   “Хорошо, что он не заряженный!” – сказал Херлок. – “Или всё же заряженный? Ну-ка, мон шер Собака, нажмите на спуск!”
   Собака нажала, послышался щелчок.
   Херлок вздохнул облегчённо:
   “У меня амнезия, а не слабоумие! Вот если бы слабоумие, тогда, оно, конечно, Леди “Н” пришла бы щас крышка!”
   “Расскажите, Херлок, а в чём заключается ваша амнезия? Это так романтично!” – сказала Леди “Н”.
   “Понимаешь ли, Леди!” – сказал Херлок. – “Всё началось в той же Африке! Я с отрядом таких же, как я, отморозков-сыщиков был сброшен Королевой Англии в джунгли Замбези! Где один день – это узуку! Где три дня – много или куча узуку! Нашей миссией было внедриться в местное население и проповедовать им буддизм! Зачем это было надо Королеве, не понятно. Я подозреваю, что нашей Сверхзадачей был не буддизм, а тайно, тихо узнать, сколько у зулусов танков, самолётов, пулемётов, и сколько в каждом полку служит солдат!
   Когда Королеву спросят:
   “А на фига нам это?”
   Она ответит:
   “Посольство грабить будем!” Совсем рехнулась старушка.
   Итак, нас сбросили с парашютами. Я первым делом ударился обо что-то твёрдое!
   “Наверное, это танк зулусов!” – подумал я и спросил пробегавшего с обручем парнишку:
   “Мальчик, а, мальчик! Это – танк?”
   “Нет, дядя! Это засохшее коровье дерьмо!” – сказал он.
   “А как зовут тебя, отпрыск?” – спросил я.
   “Сынишка Хювяринена!” – сказал малыш и пошёл пешком по воде, сжимая в руке палку с мокрыми своими трусами.
   “Эй! Ты свой обруч забыл!” – крикнул я.
   “Обруч – тлен! Надо думать о Вечном!” – сказал малыш.
   “Наверное, какой-нибудь местный божок!” – подумал я. – “Но мне пора считать танки и пулемёты!”
   Я вошёл в овин, надеясь, что там, несомненно, укрыта рота пулемётчиков. Но там было полно коров и весёлых молочниц-доярок.
   “О! Мужчина! Подои меня!” – закричали они. Я понял, что пока пулемёты считать мне не удастся.
   “Цыц вы, летите! Воды не мутите!” – сказал я.
   Бабы обступили меня и принялись лапать за титьки:
   “А он даст хороший надой!”
   “Женщины Востока!” – сказал я им. – “Я пришёл освободить вас! Я ваш временный муж Херлок Шолмс!”
   И они сразу потеряли ко мне всякий интерес:
   “Муж! У нас этих мужей у каждой по 10 человек!”
   У меня возникла надежда:
   “10 человек в роте? И у каждого пулемёт?”
   И вот тут-то и произошло событие, от которого у меня амнезия: в овин вошёл белобрысый детина с двумя пулемётами в руках! Тёлки сразу бросились к нему. И тут только я вспомнил, что это – Ганс, мой коллега из ГДР, тоже миссионер. Я тоже подбежал к нему, но он отстранил меня:
   “Не сейчас, детка! Тут есть и покрасивей тебя!”
   “Да куда уж красивей? Это же всё чёрный бабец!” – сказал я. – “Кстати, в роте у них по 10 человек!”
   “Ты, противный расист! Мне по барабану, белый или чёрный бабец!” – сказал Ганс. Короче, я точно не помню, с какого именно момента у меня началась эта амнезия. И именно в этом она и заключается, что не помню.” Так рассказал Херлок Шолмс про свою авантюру в Замбези. На этом и сказке конец. Вполне эпическая. Про Херлока мне удаются, это замечено. К.

Письмо в никуда-3916,5-3919

   22 октября 2014 года. Сказка о перемещении во времени. Для этого есть парочка телепортов: “очко” в Кратово и ещё одно экзотическое. Если есть зелёные человечки, то один влезает в задницу другого и телепортируется. Я уж щас точно не помню, не скажу, каким именно образом однажды всемдавалка Алёнушка у меня оказалась в будущем однажды. Или вообще это была не Алёнушка, а Страус Злой. Но, помнится, дерьмо там успешно перерабатывали в конфетки “Голд Стар”, совершенно несъедобные. Зато красивые.
   Итак, идёт Алёнушка по Рижскому взморью, где воздух свеж, и все люди без одежд. И все на неё как-то странно посматривают. Мало того, что она одна тут одета, так одета она в красные трусы с серпом и молотом, которые видны за версту!
   И подходит к ней товарищ без трусов:
   “Некрасиво себя ведёте!”
   “Но я не местная! Туристка! Помогите мне! Скажите, как надо?” – Алёнушка.
   “Надо так!” – сказал товарищ и сорвал с неё трусы! И пошёл себе прочь, волоча свой конец по песку.
   “Нахал! Извращенец!” – подумала Алёнушка, и ей в голову пришёл анекдот: “2 женщины: “У меня без конца болит голова!” “А я без конца жить не могу!” “Тоже две извращенки!” – подумала Алёнушка. – “Я без конца отлично проживу!” И легла загорать.
   И видит чудеса: встаёт утопленник весь в тине и говорит:
   “Я – ваш муж! Пролежал две недели! Но меня никто не заметил, так как загар такой!”
   “Не нужен мне вонючий муж!” – говорит Алёнушка. – “Честер! Честер! (Позвала она Спасателя.) Освободи один лежак: убей кого-нибудь!”
   “Но у нас так не принято, мадам!” – сказал Честер.
   “Всё приходится делать самой!” – сказала Алёнушка и стала выкручивать руки девушке, которая пила масло.
   “Вы отсидели мне весь зад! И выпили всё моё масло!” – сказала та.
   “Дрянь порядочная! Как ты её пьёшь?” – спросила Алёнушка. Видя, что со своими повадками в чужой пляж не влезешь и никого не убьёшь, Алёнушка стала собираться в город.
   Но тут на пляжу показался романтический молодой человек! Алёна узнала его! Это был Ипполит! Он романтически, движимый порывом сердца, подошёл к бару. Этот порыв тоже был знаком: юноша хотел выпить.
   “Два масла!” – сказал он бармену.
   “Что, нос повесил?” – спросил Бармен.
   “Да не клеится у меня с Пенелопой!” – сказал Ипполит.
   Алёнушкины уши так и завяли и скрутились в трубочку! Её Ипполит любит не её! А Пенелопу!
   “А расскажи мне о Пенелопе!” – сказала хитрая Алёнушка, пользуясь тем, что Ипполит её не признал.
   “О! Пенелопа! От неё поднимается дым! Смок!” – сказал Ипполит.
   “Смок?” – не поняли Алёна и Бармен.
   “Да! Когда надо действовать решительно!” А так как Алёне было известно, что Ипполит такой нерешительный, что решительно никогда не действует, то становилось ясно, что от Пенелопы всегда идёт дым.
   “Это что, кукла, которую ты зажарил в микроволновке?” – спросила Алёна.
   “Да! Но какая кукла! Прекрасные каштановые волосы! Формы! Были!..” – сказал Ипполит.
   “Похоже, этот неудачник безнадёжен!” – сказала Алёна Бармену. – “Налейте ему ещё, он очень быстро доходит до свинского состояния. Я должна побывать у него дома!” Так как в будущем дома у неё не было.
   И вот она потащила пьяного Ипполита с гармошкой по авеню. Ипполит растягивал гармошку и пел:
   “Как ведущего “Чудес” затащили девки в лес! Где же ты желанная, пауза рекламная?”
   Алёна подумала: “Сладко заливает, сволочь! Но я мыслю, в номерах выяснится, что у него так же мал, как и в туманном прошлом!” Так как не сомневалась, что Ипполит жил в номерах.
   Около парочки остановилось воздушное такси.
   “Нет-нет, не надо! Но мани!” – сказала девушка.
   “Мне не нужны ваши мани! Я остановился облегчиться!” – сказал шофёр и сделал около Алёны лужу. И улетел.
   “Калифорния!” – только и подумала Алёна. – “Или Жмеринка? Куда я, нахрен, попала?” Она стала тормошить Ипполита, а потом поднесла к нему будильник! Ипполит открыл соловелые глазки и сказал:
   “Ты в Африке, детка!”
   “Да какая Африка? В Африке гориллы, львы и крокодилы! А тут шоссе и летают такси!” – сказала Алёна.
   “А в Африке теперь всегда шоссе, родная! Воздуха нет ни фига!” – сказал Ипполит и снова потерял сознание.
   “Ну попала!” – подумала девушка. – “Нужно автостопить такси! Для этого я приподниму юбку покороче! Авось, остановится Брюс Уллис!” Но не в каждом такси был благородный Брюс.
   Остановилось такси, в котором сидел извращенец Чикатилкин!
   “Товарищ Чикатилкин! До Бостона довезёте? А ещё лучше – до Москвы!” – сказала Алёна.
   “А что мне за это будет?” – спросил гад.
   “Я дам отрезать у себя одну грудь и язык! И дам его пожевать!” – пообещала Алёна и втащила Ипполита в такси.
   “Мне этого мало!” – сказал Чикатилкин.
   “Ну, дам трахнуть этого бомжа!” – сказала Алёна про Ипполита. Тот как раз снова очнулся и стал блевать на сиденье такси. Но Чикатилкин не обиделся, так как его такси называлось: “Одной ногой в Рай!” Отблевавшись, Ипполит запел песню:
   “У меня на это 5 причин! Первую причину не скажу, а вторую вам не надо знать, третья причина просто смех: я вчера пожрал устриц!” Немного не в листил.
   “Я понимаю, для чего ты жрал устриц!” – сказала Алёна. – “Чтобы повысить потенцию! Чтобы у вас с этой… самой… всё получилось! У тебя же вечные осечки!”
   “Это у меня с тобой были вечные осечки!” – сказал Ипполит. – “А с этой… с Пенелопой у меня из штанов шёл дым!”
   “Дым?” – не понял Чикатилкин. – “Даже я до такого извращения не доходил!”
   “Теперь дойдёшь!” – сказала Алёна и врезала Чикатилкину по шарам ногой в туфле! Но тот только рассмеялся:
   “Люблю жетскач!”
   “Я всех мужиков лупила!” – подумала Алёна. – “А этот попался мазохист!” Наверное, и Ипполит стал таким не сам, а из-за Алёны. Она и его лупила сковородой.
   “Расскажи, как ты попал в будущее?” – спросила Алёна его и приготовилась вместе с Чикатилкиным слушать.
   “Ну как? Обычно, как! Пошёл я выносить мусор в одних трусах!” – стал рассказывать Ипполит. А так как он был известное чмо, то всегда возвращался пьяный после выброски мусора, а в комнате его висели грязные носки. Ну что возьмёшь: чмо и есть чмо.
   “Ну вот! Открываю я мусоропровод, а оттуда такой Голос:
   “Ипполит!!”
   Испугался я, бросил туда мусор и тиканул в квартиру! Сел на унитаз: Голос снова:
   “Ипполит! Ты меня не дослушал! Я – Золотая Вобла! Я могу исполнить Три Желания! Превратить тебя в женщину не могу, женщину превратить в тебя не могу, могу переместить тебя в Светлое Будущее, а Африку!”
   У меня так всё и оборвалось в груди:
   “Меня в женщину не можешь?”
   “Нет!”
   “Ну давай в Африку!” – говорю.
   “Но тебе понадобится пробковый шлем и чёрные очки!” – говорит. Одел я очки и стал круче яйца!
   “Куда идти-то?” – спрашиваю. А он молчит. Пошёл я вниз:
   “Марья Дмитревна, дай 3 рубля на метро: я в Африку еду!”
   “Опять нажрался, алкоголик проклятый!” – сказала Марья.
   Но тут снова возник Голос:
   “Не слушай её! К этому времени построят метро до Африки!”
   И вот я еду в метро в Африку. Вокруг полно прекрасных тёлок с буферами и ногами. Но я думаю: “Нет, тёлки! Врёте, не возьмёте! В Африке у меня будет тысяча дев!”
   Наконец, доехал до Тульской:
   “Просьба всем освободить вагоны!”
   Голос мне говорит:
   “Ты сиди!”
   Сижу.
   Входит вагоновожатый:
   “Тебе чего, особое предложение надо?”
   Голос говорит:
   “Бей его в морду!”
   “Прям так?” – спрашиваю.
   “Прям так!” Пришлось ударить невинного человека в морду!
   “Беги в первый вагон!” – говорит Голос. Я побежал и забежал в кабину машинистов!
   “Ну а теперь – в Африку!! Какой русский не любит быстрой езды!” – сказал Голос.
   Я говорю в микрофон:
   “Осторожно! Двери закрываются! Кто не успел, я не виноват! Следующая остановка – Африка! Северная её часть!”
   Но этот великолепный План не был осуществлён. Так как человечество ещё не дозрело. Меня выволокли и потащили в психушку. Ну, там обычная история. Там меня все знают. Подлечили меня и выпустили на Свободу!
   “Я иду по Африке, и этому рад! Все девчонки смеются, и нет мне преград! Ляйф из кайф!” – пою.
   Тут подходит ко мне какой-то подозрительный гражданин:
   “Бушь?”
   “Чего бушь?” – спрашиваю.
   “Третьим будешь?” – говорит. Меня впервые кто-то пригласил. Я говорю:
   “Не, я только в Африке! Парень с трезвой рожей я! Парень чернокожий! У меня Глас был!”
   “У всех Глас был! Дай 50 рублей!” – говорит. Ну, я дал и пошёл домой. И только дома меня осенило, что это был не бухарик! Это был Терминатор! У которого тоже Глас был! Из будущего! Но искать его было бессмысленно. Мы навсегда разошлись в пространственно-временном континиуме!
   Ну а дома ты, Алёна, сидишь и начинаешь “пилить”:
   “Ты – чмо! Какое же ты чмо! Подруги на Багамах, а ты – чмо!”
   Я спрашиваю у Голоса:
   “Замочить её, что ли?”
   “Ещё рано!” – говорит.” Так сказал пока Ипполит.
   “Ах, вот ты как? Замочить?” – возмутилась Алёна.
   А Чикатилкин сказал:
   “Это нормально, это вполне нормально!”
   “Но ты так и не рассказал, как очутился здесь!” – сказала Алёна.
   “А сама-то ты как тут очутилась? Вот и я так же!” – сказал Ипполит. Алёне не хотелось рассказывать, как именно, так как это был Телепорт Второго Рода, когда надо было влезть в зад зелёного человечка. То, что это был Чужой, Алёна не подозревала. Она думала, что это просто брат приехал из Африки. Ну или, на худой конец, негр, с которым она познакомилась на дискотеке. Ведь она же хочет! Она тоже хочет! А это чмо Ипполит её не удовлетворяет. Вот она и ходила по дискотекам. Иногда белые подвернуться. Если нет белых – негры! Рыболову выбирать не приходится. Он зависит от рыбы. Клюёт мелкая – ловит мелкую, клюёт крупная – крупную. В данном случае если заменить “рыболов” на “мужелов”, а “рыбу” на “мужиков”, то случай Алёнин.
   И вот подвернулся Негр! Он был весь из себя такой загадочный, что Алёна подумала сначала, не Агент ли он “007”.
   “Можно закурить?” – таинственно спросил он.
   “Можно, кури!” – сказала Алёна.
   “А можно…”
   “Только после свадьбы!” – сказала она.
   “Я имел в виду выпить и снять носки?” – спросил Негр.
   “Да снимай!”
   “А кто это?” – спросил загадочный Негр про Ипполита. – “Он будет третьим?”
   “Нет, он – чмо!” – и Алёна представила мужчин: “Чмо – брат из Замбези, брат из Замбези – чмо! Теперь брат будет жить с нами, а ты, Ипполит, устроишься на вторую работу, чтобы нас кормить!”
   Даже Негр, даже этот брат понял, как унижает Алёна Ипполита. И брат решил помочь брату! То есть, чмошнику. Негр отозвал Ипполита на кухню и тихо сказал:
   “Могу избавить от такой жизни всего за 17 баксов!”
   “Нету у меня таких бабок!” – сказал Ипполит. – “И никогда не было! Отродясь валюты в руках не держал!”
   “Ладно! Для тебя скидка! Акция! Ты мне даёшь каменную кружку и варежку, а я тебя телепортирую в будущее всего за 300 рублей!” – сказал Негр. Зачем ему варежка, так и не ясно.
   Ну а как Алёнушка оказалась в будущем, в общем, понятно! Они с братом утешались утехами, и она нечаянно влезла ему в задницу! Последствия были катастрофическими! Зато совершенно бесплатно! И не раззорительно для семейного бюджета.
   “Но как же нам вернуться в прошлое?” – спросила безутешная девушка.
   “А это так необходимо?” – спросил Чикатилкин. – “Здесь легче дышать, здесь чище вода! Нетрудно найти дорогу сюда! Но тот, кто пришёл, останется здесь навсегда! Ха-ха! Я ещё упомянул про толстый слой озона?”
   “Нет, мне милей центральные, милей одноэтажные! От их названий ласковых становится теплей! Пройду по Абрикосовой, сверну на Виноградную…” – сказала Алёна.
   “Нет больше Виноградной! Снесли! Уже 100 лет как! Ха-ха!” – сказал Чикатилкин.
   “Я знаю, что нам делать! Вези нас в Центр доктора Пистолетова! Во все времена, во всех странах есть такие Центры! Их во Вселенной, как грязи! Раньше они назывались Центры Маршака, где Маршак пересаживал волосики со своего черепа на череп пациента. А в женском случае волосы пересаживались с низа Варвары, лаборантки Маршака. Но щас-то и Варвары давно нет. А Пистолетов есть! Пистолетов не то, что ваш Маршак! Пистолетов всех переживёт!” – сказал Ипполит.
   И вот такси тормознуло около фешенебельного Центра! Чикатилкин плату брать не стал, махнул только рукой: связываться с этими ботаниками! И отчалил.
   Центр впечатлял. Он был высотой 500 этажей.
   “Именно на этой цифре покойный Маршак сбился со счёта, считая пересаженные волосики, и ему пришлось считать по-новой!” – вдалась в воспоминания Алёнушка.
   “Цыц!” – прервал её Ипполит. – “Скажем правду! Конечно, можно солгать, и это поможет, но не сейчас!”
   И они честно сказали Пистолетову всю правду. Что они гости из прошлого. Пистолетов в задумчивости ерошил им волосы на головах, а потом сказал:
   “Можно пересадить 250 волосьев! Щас Акция! Всем гостям из прошлого скидка! Или желаете интимную эпиляцию?”
   “Доктор! Нам бы вернуться домой в Москву!” – сказала Алёнушка.
   “В Москву? В этот мерзкий город, где почти все – лысые? Исключено! Вот в Африке не бывает лысых! Тут все курчавые! Потому что Солнце! Пляж! Песок! Весёлые девушки, ищущие острых ощущений! Нет, я бы вам рекомендовал остаться!” – сказал Пистолетов, который, как видно, продолжал дело Маршака и боролся с облысением.
   “Вот скажите, доктор, – спросил Ипполит, – неужели с облысением ещё не покончено?”
   “Почти покончено! Есть ещё пара женщин в африканских селеньях, которые совершенно лысые, но мы с этим покончим!” – сказал эскулап. К.

Письмо в никуда-3919-3921,5

   И приехал грузовик на ранчо. И хозяин говорит:
   “У меня только одна комната на ночлег!” Ну, калеки загрузились и спать.
   А в это время приходят три студента. И тоже хотят спать. Ну и их запустили.
   Потом приходят три ковбоя.
   А потом приходит шикарная блондинка красивая! И тоже в эту комнату спать! Хозяин думает: “Как она там наедине с 9 мужиками?”
   Наутро выходят калеки и заказывают себе Колу. Выходят студенты – Колу. Выходят ковбои – Колу. Выходит блондинка, ещё красивее, чем была, и заказывает виски. Вывод: в США 9 из 10 пьют Колу. Сюжет, конечно, убогий. Но у меня все сюжеты убогие.
   Едут калеки дальше. Слепой говорит:
   “А что это было?”
   “Это были ноги – к счастью две дороги!” – говорит Безногий.
   Безрукий говорит:
   “Нет! Это была грудь!”
   “Не может быть!” – говорит Слепой.
   “Может! Грудь присуствовала, но в ничтожном количестве!”
   “А что это были за чмордяи?” – спрашивает Слепой. – “Которые пыхтели, потели и отпихивали меня в сторону?”
   “Это были Салли с ралли! С ранчо! Это были нехристи, нелюди: студенты и ковбои!” – сказал Безногий.
   “И их звали Салли?”
   “Нет, это её звали Салли! Она была с ралли! Какой ты тупой! Всё приходится объяснять!” – сказал Безрукий. – “Но грудь я всё-таки обнаружил!”
   “Балда! Это была грудь одного из студентов!” – сказал Безногий.
   “А может, это была студентка? Ну, знаете, Оно? Что пришло в юбке? Пришло, значит, в юбке, и я её ТОГО!” – сказал Безрукий.
   “Нет, брат, – печально положил руку Безногий на Безрукого, – это был Он! Ты ТОГО студента! Какой позор! Какой позор!”
   “Никакой не позор! У меня ничего не получилось по молодости лет!”
   “А сколько тебе лет?”
   “Вторник!”
   “Идиот! Сколько лет?”
   “Среда? А! Один, так, два, так, три…” – ответил Безрукий.
   “Я так и думал!” – сказал Слепой. – “Ему не место в Начальной школе! Ему место в детском саду! А вот и он!”
   И грузовик резко затормозил перед зданием детского интерната, где спали ничего не подозревающим сном детишки трёх лет.
   “Выгрузим его здесь!” – сказал Слепой и всунул в руку Безрукого плюшевого мишку.
   “Нет! Грабить детсад!” – сказал Безногий и побежал было звонить лейтенанту Славину в милицию.
   “Да подожди ты!” – сказал Слепой. – “Видишь: мы не грабим! Мы наоборот! Пополняем! Мы сдадим нашего Безрукого в интернат и получим 3 копейки, потому что положить человека стоит 3 копейки!”
   И вот три тёмные мрачные фигуры, у одной из которых в руке плюшевый мишка, открыли отмычкой дверь интерната и проникли внутрь! Первой, кто заверещал, была дежурная сестра Божена!
   “Не ори! Здесь тебе не тюрьма, а детсад! Есть разница и огромная!” – сказал Слепой.
   Но Божена продолжала орать благим матом!
   “Надо посадить её в морозильник!” – высказал теорию Безногий.
   “И что мы получим?”
   “Как так что? Окорок! Замороженный! Детишки потом смогут её сожрать!” – сказал Безногий.
   “Но у меня появилась в отношении неё другая идея!” – сказал Безрукий. – “У неё тоже есть ноги! К счастью две дороги! Надо сначала оторвать ей ноги и положить в другой морозильник! Тогда детишкам будет, что есть зимою, в лютые морозы!” Как видим, наши сердобольные друзья вовсю пеклись о благополучии детишек.
   Крик Божены стал ультраписком! Пришлось Безрукому заткнуть рукой её пасть:
   “Не ори! Здесь дети спят!”
   “О, как это эротично! Ты бы заткнул мне своей рукой не только рот!” – сказала Божена.
   “Дура! У меня нет руки!” – сказал Безрукий.
   “Ну я и говорю: эротично! Никогда я не любила ТАКОГО парня!” – продолжала гнуть своё Божена.
   “Слушай меня, женщина!” – сказал Слепой и приблизил свои слепые глаза к глазам Божены. – “Видишь ты меня?”
   “Да!”
   “А я тебя не очень! Короче: мы пришли привести к вам нового питомца! Безрукого! Он вам каждую ночь будет делать эротический массаж! Понятно?”
   “О! Это так неожиданно! Такое неожиданное счастье!” – сказала Божена. – “Но если оформить его как ребёнка, ночью он будет спать!”
   “Да оформляйте его хоть как садовника Герасима!” – сказал Безногий.
   “Я не согласен!” – сказал Безрукий. – “Подстригать розы в саду я не хочу и не могу!”
   “А! Понятно! Он – не садовник и не Герасим! Он – дофин! Который всех протыкает напильниками!” – сказал Слепой.
   “Напильниками?” – спросила Божена. – “А у него ТАМ напильник?”
   “Да нет! У него там, что надо! А напильники это хобби! Знаете, который приходит каждое воскресенье! Приходит ли к нему какой-то там Хобби? Не скажу точно за Хобби, но каждое воскресенье после пол-литры к нему приходит Белочка!” – сказал Безногий.
   “По-моему, он нам подходит!” – сказала Божена. – “Нам как раз необходим сантехник-ассенизатор! С Высшим Образованием! Бушь?”
   “Я буду!” – сказал Безрукий. – “Но учтите: я – ужасный человек! Да-а!.. Каждую субботу я буду бузить и бить посуду в овине! Уберите детей из овина!”
   “Но ЭТО-ТО ты можешь?” – спросила Божена.
   “Иногда могу, иногда не могу!” – сказал Сантехник-Ассенизатор Безрукий.
   И тут только до детей в спальне дошло, что им хотят навязать нового собрата! Они ка-ак заорут!!
   “Тихо, дети, тихо! Это дядя Безрукий! Он – наш новый пионервожатый!” – успокаивала детей Божена.
   “Ну что ж, – сказал Слепой, – кажется, мы его благоустроили! Теперь время подумать о нас самих!”
   И они вышли из интерната на улицу и сели в грузовик.
   “Ничего на Свете лучше нету…” – затянул Слепой.
   “Чем бродить друзьям по белу Свету!” – докончил Безногий. – “Нам будет его не хватать! Его горячих дружеских объятий! Его сильных рук!”
   “Боюсь, ему тоже их будет не хватать, он же Безрукий!” – сказал Слепой.
   “И может, где-то в интернате он встретится со своей старой рукой! Или обеими!” – сказал Безногий и нажал на газ. Грузовик медленно поехал прочь от интерната.
   “Стойте! Стойте!” – раздалось вдруг! Это был их друг, их кровиночка Безрукий!
   “Тебе чего?”
   “Я не хочу быть сантехником! Всю свою жизнь я мечтал быть художником! И я верю: моя мечта осуществится! Но осуществиться она может только в вашей компании, где вообще нет ничего невозможного!” – сказал Безрукий. Итак, он не остался в детском домике!
   И приключения продолжались.
   Была ночь. Где-то в лесу, понимаешь, в захолустье, грузовик остановился около какого-то подозрительного дома!
   “Я останусь спать в кабине!” – сказал Слепой. – “Это – явный Дом с Привидениями, но разглядеть их мне не суждено.”
   И вот Безрукий и Безногий пошли внутрь. Безрукий сразу пошёл в клозет. И там ему из-под унитаза зелёная рука подсовывает рулон бумаги.
   “Спасибо, дорогой друг!” – сказал ей Безрукий. – “Ты, наверное, из Общества Помощи Безруким? Знаешь, каково это? Быть безруким?”
   “Конечно, знаю!” – сказала Зелёная Рука и сплюнула: “Сытый голодного не разумеет!”
   “Ты что-то сказал, Дорогой Друг? Дай, пожму твою руку!” – сказал Безрукий и потащил Зелёную Руку прочь из-под унитаза.
   “Да подожди ты!” – сказала Рука. – “Сегодня у нас праздник! К нам приедет шикарная блондинка и останется ночевать одна в комнате с 9-ми нами!”
   “Придётся обломать вам весь кайф!” – сказал Безрукий и вздохнул, так как ему было жалко ломать этот кайф. – “Она останется ночевать не с вами, а с нами!”
   “С кем это с вами?!”
   “С нами! С бюджетниками, студентами и ковбоями!” – сказал Безрукий.
   “Ха-ха!” – сказала Рука. – “Вот мне щас пришло в голову: ни с кем она ночевать не будет! Слыхал про летающий скелет старухи, которая летает и хохочет? Так вот это ваша блондинка и есть! Собака на сене! Ни вашим, ни нашим!”
   “Да что ты понимаешь! Она не такая! У неё – ноги! Две дороги к Счастью! И наблюдается грудь в ничтожном количестве, хотя это тоже спорно! Хотя грудь для женщины не самое важное!” – сказал Безрукий.
   “А что, что самое важное?” – спросила Рука, как будто сама не знала.
   “Самое важное – это наличие прекрасных белых волосатых обнажённых ручек!” – сказал Безрукий.
   “А я говорю: у женщины, главное, должна расти третья Зелёная Рука внизу!” – стала спорить Зелёная Рука.
   “Я знаю, кто нас рассудит!” – сказал Безрукий. – “Пошли к Привидениям, которые играют в покер!” И он взял подмышку Руку и потащил её в другую комнату.
   Там сидели и ржали Привидения.
   “Чего вы ржёте?” – спросила Рука.
   “Этот Безногий рассказывает нам смешную историю: “Подошёл сзади, всунул два раза и пошёл дальше! Это тапочки!”
   “Да! Я такой, детки!” – сказал Безногий.
   “Ладно! Раз Привидения нас не рассудят, то ты нас рассуди! Что важнее всего у женщины?” – спросил Безрукий.
   “Чтобы она давала!” – сказал Безногий.
   “Да нет! Я имею в виду её части!”
   “А, части! Ноги! Конечно, ноги! Прекрасные, длинные и стройные! Особенно ляжки!” – сказал Безногий.
   “Хорошо ещё, что среди нас нет Безгрудого!” – сказал Безрукий.
   Но тут поднялось Привидение:
   “Я – Безгрудый! Самое прекрасное в женщине – это её задница!”
   “Чего-то ты гонишь, дорогой!” – сказал Безрукий. – “Ты должен прославлять грудь женщины! А есть ещё среди вас Бескискины?”
   “Конечно, есть!” – сказали Призраки. – “Но они пошли помочиться. Они – тройняшки! Если они придут, и вы скажете: “Вы – двойняшки!”, то они скажут: “Мы – тройняшки и ходили пописать!”
   “Вы мне голову не морочьте! Как Бескискины могут мочиться?!” – разозлился Безрукий.
   “А так! Через палец! Как мы все!” – сказали Призраки и помочились через палец.
   “Понятно! Понятно! Не понятна-а одно: такой большой дом, и только один туалет!” – сказал Безногий.
   “Братан! Ты ещё не всё видел! Ты не видел латрину на 100 “очков”, которая располагается на первом этаже! Потому что среди нас ходит Легенда, что приедут 33 студента, 33 ковбоя и 33 бюджетника, а потом – одна Блондинка! И она переспит с ними в одной комнате! Ну вот для всей этой братии и латрина!” – сказал Бескискин.
   “Ничего не выйдет! Во-первых, эту девку видели в Суссексе, а во-вторых, у вас в баре нет виски, чтобы потом она его выпила! Я уж не говорю о Коле! Которую я бы и щас с удовольствием выпил!” – сказал Безрукий.
   “Да на, пей! Алтайская самогоночка она крепкая! На медвежьем дерьме настоянная!” – сказал Безгрудый.
   “Вы такое дерьмо не пьёте, и мы пить не будем!” – сказал Безрукий, но ему уже вливали в горло: “Пей до дна! Пей до дна! К нам приехал, к нам приехал… как тебя? Наш Безрукий дорогой! Занюхай портянкой!”
   “Что это за дерьмо? А я просил Колу!” – сказал Безрукий.
   И тут вошла ЭТА Блондинка:
   “Хватит насиловать парня! Этим я занимаюсь, а не вы!”
   “О, мадам Крюшо!” – залебезили Привидения. – “А говорили, что вы в Суссексе!”
   “Деревня! Скукотища! Невозможно ходить голенькой!” – сказала Крюшо. – “Ну, где тут у вас ЭТА комната, в которой мне предстоит спать сегодня?”
   “Мадам! У нас не только ЭТА комната, у нас все удобства!” – сказали Привидения и повалили в комнату.
   Безрукого и Безногого так и не пустили внутрь. Они вышли из дома, чертыхаясь:
   “Что за хрень? Даже Колы не выпили!”
   “А я это предвидел!” – сказал из грузовика Слепой. – “В прошлую ночь вы были недостаточно привлекательны как мужчины!” И они завалились спать.
   Разбудили их первые петухи. Мадам Крюшо вышла из Дома Привидений, нюхая портянку:
   “Чёртовы привидения! У них нет виски! Только самогон!”
   “Мадам! У нас есть Кола! Натуральная! Алтайская! На медвежьем дерьме!” – сказал галантный Слепой.
   “Нет, это всё не то!” – сказала Крюшо.
   “А вас подвезти?”
   “Да!” И она села в кабину, положив свои прекрасные обнажённые ноги на ноги Безногому, а руки – на руки к Безрукому.
   “Жаль, что ты не можешь положить на меня своих прекрасных глазок!” – сказал Слепой. И он стал указывать дорогу.
   На обочине стояла какая-то скучающая девочка в Красной Шапочке и, видимо, очень скучала.
   “Возьмём попутчицу!” – сказал Безрукий.
   “Не положено! Инструкция!” – сказал Слепой.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →