Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

В 1951 году более 200 членов Британского парламента получили более 50 \% голосов избирателей. В 2001 году – ни один.

Еще   [X]

 0 

Акиль (Денисенко Александр)

Акиль – девушка-инвалид – остаётся одна в пустой, заставленной картинами квартире. Игра на пианино и сочинение поздравительных открыток – всё, чем она может себя занять в эти скучные, осенние, переходящие в зимние дни. За девушкой приглядывает молодой сосед, пока родители в отпуске. Он пытается найти с ней общий язык, но всё тщетно до определённого момента…

Год издания: 0000

Цена: 50 руб.



С книгой «Акиль» также читают:

Предпросмотр книги «Акиль»

Акиль

   Акиль – девушка-инвалид – остаётся одна в пустой, заставленной картинами квартире. Игра на пианино и сочинение поздравительных открыток – всё, чем она может себя занять в эти скучные, осенние, переходящие в зимние дни. За девушкой приглядывает молодой сосед, пока родители в отпуске. Он пытается найти с ней общий язык, но всё тщетно до определённого момента…


Акиль Александр Денисенко

   © Александр Денисенко, 2015

   Редактор Юлия Казанцева
   Редактор Александр Денисенко

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru
Станиславу Соболеву посвящается

Пролог
История из прошлого

   что переживёт тебя.
Форбс
   «Нет большего мучения, чем вынашивать в себе нерассказанную историю».1 Именно такими словами мне хотелось бы начать, потому, как именно это чувство закралось ко мне внутрь – на самое дно разума.
   За окном зима продолжает наказывать нас суровыми тридцатиградусными морозами. Она навеяла мне и моему лучшему другу – Станиславу Соболеву эту историю, что совсем скоро будет изложена ниже.
   Может она будет на две, а может и на три сотни страниц… Всё зависит от фантазии, от неё можно ожидать всего что угодно.
   На самом деле, эта идея пришла мне в голову примерно полтора года тому назад, или чуть позже. Правда, изначально она была сыровата; тогда, спустя одиннадцать из восемнадцати месяцев, я взялся за идею другого романа, что был у меня в запасе.
   Сейчас же я с полной уверенностью могу сказать, что окончательно созрел для истории из прошлого; она буквально крутилась у меня в голове на протяжении этих полутора лет, так и в данный момент продолжает крутиться.
   Многие из тех заведений и фирм, описанных в романе, на самом деле не существуют, или проезжают мимо с некоторым дополнением. Раскрывать все карты перед вами мы не будем. Думаю, вам будет интересней приняться за поглощение истории, так сказать: самостоятельное ознакомление, нежели за её краткое описание в экспозиции. Поэтому приятного всем чтения!

1
Сближающая пристань

   Пианино досталось Акилине по наследству, от покойной бабушки Насти.
   Под её кроватью была спрятана целая коллекция комиксов. Начиналась она с первого номера: «Приключения Спайди» для самых маленьких за две тысячи третий, а заканчивалась номером: «Новые истории людей Икс» за тринадцатый года с разъярённым героем – Росомахой на глянцевой обложке подарочного выпуска.
   Акилина получила этот комикс чуть более трёх месяцев тому назад. Купила билет на ярмарку на последние деньги, заработанные редакцией подарочных открыток; каждому гостю ярмарки при входе в Дом Культуры выдавали цветные пластиковые карточки с индивидуальным номером. Желающие могли поучаствовать в розыгрыше комиксов, плакатов и статуэток героев из любимых мультфильмов. Седьмой номер был выигрышным; он-то и попался Акиль (так её звали друзья и родители) на оборотной стороне розовой карточки, которую ей дали при входе.
   Девушка, окрылённая вдохновением, продолжала играть ещё пятнадцать минут, после чего, закрыла нотную тетрадь, стоящую на пюпитре и направилась на кухню по пушистому ковру.
   Мама пила чай за кухонным столом.
   – О чём задумалась, мам?
   – Да не о чём, просто нам надо поговорить! – сказала рыжеволосая женщина лет сорока.
   – Да? – прищурилась Акилина. – Это уже интересно, не терпится начать, – девушка на секунду посерьёзнела.
   Она подъехала к кухонному гарнитуру, заварила мятный чай и вернулась обратно к столу.
   – И что за разговор?
   – На этих выходных у нас с отцом начнётся месячный отпуск, и мы с ним хотели бы провести его на Кипре. Как ты смотришь на то, чтобы, тебе периодически помогал Кирилл? Он живёт по-соседству, переехал сюда из Ростова-на-Дону…
   – Что? Мне не нужна нянька! – заявила Акилина.
   Она нахмурилась:
   – Тем более… тем более Кирилл! Я… я его даже не знаю толком, знакомы мы с ним всего неделю…
   Женщина, сидящая напротив, выпучила из орбит голубые глаза и поставила на стол кружку.
   – Имей в виду, мам: я, конечно, люблю вас с отцом и все такое, но против вашей идеи! Если поедете, то я справлюсь и одна, мне никто не нужен! – девушка продолжала держать серьёзную гримасу и, повернувшись, укатила к себе, захлопнув за собой дверь.
   Когда дверь комнаты неслась к косяку, можно было заметить, как за окнами покрытыми изморозью, облачное небо посылало на землю хлопья снега.
   Прошло десять минут. Акилина поняла, что зря накричала на маму. Слезы начали непроизвольно стекать по её щекам.
   Сейчас играть у девушки не было никакого желания. Она дотянулась до дверной ручки. Появление в ней ключа зачастило в последнее время; в основном это было, когда между ней и родителями разгорались конфликты, а случалось это чуть ли не каждый день. Причин для ругани было достаточно: раньше – из-за пробелов в учёбе, сейчас – из-за недопонимания, подобного тому, что случилось недавно.
   Она вернулась обратно на кухню.
   – Мам, прости, я не хотела обидеть тебя, просто пойми, что я хочу хоть немножечко свободы и чуть-чуть независимости, ничего большего я не прошу! – Акилина взяла в свою руку, полураскрытую ладонь мамы.
   – Да всё я понимаю, но тебе необходим уход. Вот скажи мне, что будет, когда еда или лекарства закончатся?
   – Не знаю…
   Разговор матери с дочкой прервал звонок в дверь.
   – Вытирай слёзы и пей чай, он уже наверно остыл… А я пойду, открою отцу.
   Девушка успокоилась и тыльной стороной ладони вытерла слёзы.
   На порог коридора сначала зашла рамка, укутанная в бежевую ткань, а затем высокий мужчина. Он держал вещь в руках, спрятавшихся от холода под кожаными перчатками.
   – Замёрз, дорогой? – спросила жена.
   – Брр, эт-т-то ещё мягко сказано, Алён! – ответил мужчина с покрасневшими щеками, стянув шапку. Наружу выглянула залысина.
   – Раздевайся, Андрей, сейчас согреешься! Чайник вскипел совсем недавно.
   Он осторожно поставил рамку у входа, поцеловал Алёну, разулся и вместе с женой, прошёл на кухню.
   – Привет, Килька моя! – улыбнулся Андрей, обнял сидящую за столом дочку, и, вытащив из-под стола табуретку-треногу, разместился рядом.
   – Привет, пап, – Акилина допила остывший чай. – Новая картина? – она взглянула в коридор.
   – Что? – Андрей посмотрел на оставленную рамку у входа. – Да, работал полторы недели.
   Он, было, подорвался к рамке, как тут же его остановила жена:
   – Так, – серьезно взглянула Алёна, – Андрей, пока ты не выпьешь горячий чай и не согреешься, из-за стола ни шагу!
   Андрей поднял руки, подобно пойманному разбойнику:
   – Тут вы хозяйки, девочки! Так что налей-ка зелёного чаю, Алён, – он сложил, поднятые руки на стол.
   Они пили чай, обсуждали семейные дела, Акилина поинтересовалась у отца, что он нарисовал. Андрей решил не рассказывать, он лишь сказал, что они с мамой всё скоро узнают сами.
   – Теперь можешь идти, – сказала Алёна.
   Андрей отправился в коридор. Он осторожно нёс на кухню крупную прямоугольную вещь. Алёна помогла снять бежевую, в некоторых местах измазанную всеми цветами радуги, ткань. Затем, Андрей попытался разрезать ножом пластиковый пакет и изъять оттуда рамку, выполненную на заказ Леонидом – приятелем по рабочему цеху художественной корпорации под названием «Тинки Pictures».
   Не успело полотно выглянуть из серого непроницаемого пакета, как глаза Акилины стали в два больше.
   – Это… это так классно, папуль! – восхитилась девушка.
   Полотно отображало разлитые по небу бордовые разводы, оставшиеся от заходящего летнего солнца, которое совсем недавно прогревало воздух. Пузырящуюся пену морских волн и песочный пляж. Но особенное внимание жены и дочери обратила на себя – пристань. Вдоль левого и правого её краёв протянулись свисающие над деревянным покрытием, электрические светлячки ночных фонарей.
   Абсолютно все линии, прорисованные кистью на полотне, время от времени, заставляли сердце каждого из членов семьи вздрогнуть хотя бы раз; они словно погружали в навеянную воображением автора среду. Андрей был её автором. Наверное, поэтому его сердце билось чаще, чем у жены и дочери, которые сидели рядом.
   – Действительно, очень красивое местечко! Правда, жалко, что не хватило свободного места для домика, где можно было бы отдохнуть. – Прокомментировала Алёна.
   – Ничего-ничего, – начал Андрей. – Ещё полгодика и наша корпорация встанет на ноги, меня может, повысят, и мы обязательно сможем позволить себе домик на подобном пляже! – улыбнулся он. – А сейчас я повешу эту «Сближающую пристань» в зал. Думаю, выйдет неплохо…
   – «Сближающая пристань»? Но почему именно «Сближающая», пап? – поинтересовалась Акилина.
   – А ты думаешь, я не заметил, что между тобой и мамой напряжённое общение?
   Акилина замолчала, её глаза разбегались в разные стороны от растерянности. Точно тоже чувство охватило и Алёну напротив.
   – Но думаю, что всё решилось миром? – подмигнул он.
   Андрей развернул рамку оборотной стороной. В правом верхнем углу, красивым почерком, было подписано чёрной пастой авторучки: «Моим любимым девочкам: дочурке Акиль и жене Алёне!»

2
Давай договоримся

   Девушка сняла наушники и положила их вместе с плеером под кровать.
   – Ма-а-а-ам, па-а-ап, что вы там делаете? – окликнула родителей она.
   Шум резко прекратился, спустя пару секунд дверь открыла мама.
   – Доброе утро, дочь. Мы просто решили собраться пораньше, чтобы не опоздать на свой рейс. – Ответила Алёна.
   – Может, вам помочь?
   – Нет, мы уже все собрали и через несколько часов выезжаем до автовокзала. Скоро вызовем такси.
   – Мам, может быть, вы всё-таки передумаете?
   – По-моему, мы всё вчера решили, не будь такой эгоисткой, тебе не идёт подобное амплуа! К тому же, мы с папой давно мечтали куда-нибудь съездить, ты же знаешь, что мы бы взяли тебя, но…
   – Ну и пожалуйста, не больно-то и хотелось! – возмутилась Акилина, отвернувшись к стене и накрывшись одеялом.
   – Не переживай, все будет хорошо, мы тебе будем звонить по «скайпу». Ты даже не заметишь, как пронесутся эти дни.
   Алёна подошла к кровати, присев на край, положила ладонь дочке на плечо, в надежде успокоить.
   – Не заметишь, как же… – пробубнила себе под нос Акилина.
   Дверь комнаты распахнулась, в проёме показался Андрей.
   – Девчонки, пошлите-ка, посидим на дорогу и попьем чаю, – позвал он.
   – Я смотрю, Дюничка, ты уже собрал все вещи?
   – Да, чтоб потом второпях ничего не забыть, да и тебе меньше мороки. Идёмте уже за стол, у меня для вас подарочек.
   – Хорошо, хорошо, любимый. Мы уже идем, – повторила Алёна.
   Мать с дочкой остались наедине за закрытой дверью.
   – Мама, подкати коляску.
   – Хорошо…
   Опираясь о подлокотники коляски, Акилина пересела, нарядилась в домашнюю одежду: бирюзовые шорты и жёлтую маячку с неглубоким вырезом, спереди на ней был изображён череп с окровавленным язычком, очень длинным и страшным.
   Алёна, взялась за ручки коляски, и повезла дочурку на кухню, где отец их уже заждался.
   – Смотри, что папа для нас купил.
   – То-о-о-ртик!!! – воскликнула девушка.
   – Садитесь за стол девочки, сейчас я за вами поухаживаю! – сказал Андрей.
   – Любимый, это так мило с твоей стороны, – улыбнулась Алёна.
   Покрытые шоколадной глазурью коржи были поделены между каждым членом семьи. Чуть больше половины торта «Мистер Шокки» отправилось в холодильник.
   – Сегодня «Шокки» выдался на славу! – отметила Акилина, облизав уголок рта, измазанный в глазури.
   – Согласен, – поддержал дочку Андрей. – Очень вкусно!
   – Спасибо, Дюничка, торт очень вкусный! – Поблагодарила мужа Алёна. – У тебя глазурь осталась на губах, – она потянулась, и нежно поцеловала мужа.
   – Не за что, мои дорогие, за такие поцелуи я могу хоть каждый день печь вам торты! – заявил Андрей.
   – Ага, пап, но тебе не кажется, что мы разоримся, на таких вкусных тортах?
   – Ради поцелуев твоей мамы, я готов пойти и на это.
   – Перестань, Андрюш… – Алёна покраснела от смущения.
   Андрей посмотрел на наручные часы, оставшиеся на память со службы на морском флоте. Как раз там-то он – капитан первого ранга Сафронов, и научился готовить такие вот прелести как «Мистер Шокки», заглядывая на кухню судна в свободное от своих основных обязанностей время. Сначала просто наблюдал за работой кока, чуть позже лично обратился к нему с просьбой научить.
   Сегодня он зашёл в кондитерскую лавку и купил этот торт специально, чтобы узнать состав, входящий в десерт и готовить самостоятельно.
   – Итак, девочки, всё это хорошо, но всё хорошее когда-то должно закончиться…
   Андрей убрал за собой и женой пустые кружки, прошёл в зал и выкатил в коридор два чемодана на колесиках: чёрный, испещрённый серыми линиями, эллипсами и квадратами, а также тёмно-алый с надписью и номером корпорации, где он работал:
   «Тинки Pictures», звоните в любое время: 5—68—51».
   – Доченька, пока нас не будет, старайся быть на связи и держи мобильник рядом с собой, хорошо? – попросила Алёна.
   – Мам, я уже не маленькая, хватит меня поучать!
   Алёна встала из-за стола, последовала в коридор за одеждой, где Андрей уже был собран.
   «Шевроле» зелёного цвета от компании «Автоэкспресс» уже ожидала внизу.
   Акилина поехала вслед за мамой, чтобы проводить.
   – Всё дорогая, нам пора, и пожалуйста, будь повежливее с Кириллом.
   – Я сама разберусь, хватит, я сказала! – огрызнулась девушка.
   – В самом деле, Алён, наша дочь уже достаточно взрослая. Всё будет отлично!
   – Помни, что мы тебя очень любим, и будем скучать. Пока, дорогая!
   Отец и мама потянулись к девушке, поцеловали её на прощание. Губы Алёны оставили на левой щеке дочурки отпечаток от золотистой помады, пахло от неё мёдом или чем-то вроде этого.
   Проводив родителей, Акилина вернулась на кухню, допила чай и поставила кружку к остальной немытой посуде в раковине.
   Приняв тёплую ванну, расчесав тёмно-русые волосы, шатенка забрала их в хвостик светло-синей резинкой. Не успела девушка одеть маячку, как в дверь позвонили.
   «Наверняка, предки что-то забыли опять и развернули машину обратно», – подумала Акилина. Она оделась, взяла пульт со стиральной машинки и отключила центр, стоящий на книжной полке в её комнате.
   На пороге, перед девушкой стоял высокий блондин, точно похожий на Женю Мильковского – солиста из её любимой рок-группы «Нервы».3 В треклисте её плеера были абсолютно все их альбомы.
   Парень был одет в кожаную тёмную куртку с откинутым назад капюшоном. На голову была водружена ярко – салатовая шапка, согнутая сзади немного внутрь. На ней красовалась, словно модель на подиуме – короткая надпись, вышитая белыми нитями: «GG».
   – Мобильник… Ну да, конечно, если бы родители забыли что-то, то обязательно позвонили мне… – произнесла вслух девушка.
   – Эм… – переминаясь с ноги на ногу, произнёс Кирилл. – Что, извини?
   – Ничего, – с отвращением ответила Акилина.
   – И тебе привет, тут… твоя мама передала мне рецепт на необходимые лекарства. – Кирилл покрутил пакетом с названием аптеки «Живика+». – Всё необходимое здесь…
   – Ага, привет. Так, давай договоримся, Кирилл. Цитирую то, что уже сказала маме: мне никто не нужен, я справлюсь со всем сама!
   – О'кей, Акилин, как тебе будет угодно… Давай так, я обещал твоей маме, что присмотрю за тобой, так что не вредничай, а впусти! – настаивал он.
   – Как скажешь… Коли ты уже пообещал моим родителям, так и быть, проходи… – сказала она занудным, злым голосом.
   – Ну вот, так-то лучше.– Кирилл зашел и запер за собой дверь на засов. Он скинул курточку да зимние найковские кроссовки.
   Молча, не произнеся ни слова, Акилина снова отправилась в ванную комнату, чтобы завершить свои дела.
   Парень прошёл в зал. Здесь его встретила «Пристань». Он засмотрелся на картину, так и не выгрузив пакета.
   – Ты собираешься целый день пялиться на неё, или всё-таки займешься своими делами? – нарушила, сложившуюся идиллию девушка за его спиной.
   Кирилл оторвался от картины и обернулся:
   – Что? Да, сейчас… сейчас я всё сделаю! Просто засмотрелся.
   Девушка с безмятежным лицом, промолчав в ответ, укатила в свою комнату. Заперлась на ключ.
   Пакет, полный необходимых лекарств, таких как: Кетостерил, Курантил, Хафитол… зашуршал. Всё содержимое, Кирилл поставил на полку под новеньким ЖК—телевизором.
   На полке выше лежали всякие безделушки: цветной кубик-рубик, набор канцелярских товаров в органайзере, так же здесь, будто притаившись на охоте, лежал, отрастивший густую рыжую гриву Симба – герой уолтдиснеевского мультфильма «Король лев».
   Пройдя немного левее, парень наткнулся на фоторамку зелёного цвета. Под её стеклом стоял снимок, на котором Акиль в жёлтой бейсболке с надписью: «Горный лагерь – „Бейсужок“».
   Её волосы были светлее и убраны внутрь, сама ещё девочкой лет четырнадцати она была одета в перламутровый спортивный костюм. Здесь она улыбалась, была более жизнерадостной. Светлые эмоции так и били фонтаном сквозь фото, сделанное, по меньшей мере, три с половиной года назад, где девочка ещё стояла на ногах, на фоне поросших сочной зеленью гор.
   «Интересно, где бы это могло быть?», – прокрутил вопрос в голове парень.
   Чуть повыше, тоже в рамке, но уже под пластиковой прозрачной панелью красовались пять листов формата А4 с печатным текстом, среди них такие названия: «Благодарность за участие в литературном конкурсе: «Война».
   – За стихотворение: «Белая шинель» Акилине Сафроновой присуждается третье место. – Вслух прочёл Кирилл.
   Дальше на себя обратило внимание стихотворение под названием: «Никотин». За это произведение Акилина получила второе место, по крайней мере, об этом свидетельствовала очередная грамота.
   Ещё здесь были три семейные фотографии. На той, что больше среди остальных, изображены родители в красивых костюмах: Алёна в свободном, чуть приталенном платье из шёлка изумрудного цвета, для придания эстетичности на ней были очки, в них она выглядела шикарно. Андрей сидел напротив в своём служебном кителе и фуражке. На коленях у отца, ещё совсем малышкой, сидела в голубом платьице Акилина, на её ножки одеты джинсы и туфельки на маленьких каблучках, они свисали с колен Андрея.
   На двух остальных фотографиях, уже девушкой, Акиль сидела в инвалидном кресле, не в состоянии передвигаться самостоятельно. С каждой фотографией было видно, как она становится более женственной.
   – Да уж… чувствую, здесь будет очень весело… – иронично прошептал Кирилл.
   Он понял, что находиться здесь сейчас бессмысленно. Он отправился к себе в квартиру.

3
Утренние сопли

   Вниз страницами 164—165 под одеялом, на груди девушки распласталась новая история от Короля Ужасов – «Страна радости».4 Утром, в одиннадцатом часу родители уехали, им на замену пришёл Кирилл, а она была не в настроении даже после кусочка «Шокки». Решила прочесть очередную порцию мистического романа, смешанного с детективчиком, и получилось так, что проглотив, тридцать пять страничек, девушка умудрилась уснуть. Проспала около трёх часов. За окном бледное ещё осеннее солнце исчезло под пасмурной облачной плёнкой – настал день.
   Чтобы не намочить слезами книжку, девушка запомнила страницу, на которой главный герой вместе с приятелем по работе готовил на зиму аттракционы. Захлопнув её, положила на прикроватный шкафчик. Она потянулась к ручке нижнего ящика того же шкафчика, взяла первую попавшуюся пачку салфеток.
   В комнате раздался стук.
   – Во-войди-те – выдавила сквозь комок в горле Акилина.
   Дверь распахнулась, показался Кирилл. Ровно через секунду, он изменился в лице.
   – Акилина, что случилось? Почему ты плачешь?..
   – Не-не важно, Кирилл! Я дума-аю, что тебе лучше уйти… – нос девушки был забит, это было ясно по интонации, с которой она пыталась выдавливать более-менее внятные словосочетания.
   – Но… но почему? – недоумевал парень.
   – Потому что, я хочу побыть одна, Кирилл! – объяснила девушка.
   – Может… может, я всё-таки зайду? – попытался настоять парень.
   – Я СКАЗАЛА: УХОДИ!!! – сорвалась девушка.
   Не исключено, что будь рядом тяжёлая стеклянная ваза с цветами или графин с соком, то она тот же час метнула его в парня.
   – Хорошо, извини… – ноги Кирилла на мгновенье стали ватными, дверь с той стороны захлопнулась.
   Акилина вытерла последние слёзы, закинула почти пустую пачку салфеток обратно в нижний ящик. Мобильник, лежащий под подушкой, непроницаемой для каких либо звуков завибрировал.
   – Мама, – прочла на высветившемся экране Акилина. – Алло? – ответила на вызов она.
   – Алло, доченька привет, ну что, как у вас дела?
   – У нас… у нас всё хорошо. Как вы? Уже добрались до аэропорта?
   – Нет, Акиль, автобус будет в Екатеринбурге только через два с половиной часа. – Ответила Алёна
   – Передавай привет папочке.
   – Хорошо. Как там Кирилл?
   На секунду Акилина оторвалась от разговора, прижав телефон к груди, но голос мамы был слышен даже тогда, правда очень глухо. Она взглянула на дверь.
   – Доченька, доченька, – слышно было Алёну. – Что случилось?
   – А? Что мам? Ты что-то спросила? – вернулась к разговору Акиль.
   – Я спросила, как там Кирилл?
   – Всё хорошо, мам, не переживай, он заходил утром, сейчас пошёл за продуктами в магазин.
   – Хорошо, постараемся не волноваться, просто мы уже соскучились по тебе, а не видели всего-то три часа. Даже не знаю… как мы будем без тебя этот месяц.
   – Мам, ну хватит уже, всё будет в порядке, я обещаю!
   – Мы постараемся позвонить позже, перед посадкой на самолёт. Целуем.
   – И я вас.
   По ту сторону связь прекратилась, её сменили короткие гудки.
   Акилина немного приободрилась, внутри стало значительно больше положительных эмоций.
   Небо снаружи стало ещё на тон темнее, ночные фонари дали о себе знать и ничем не отличались от тех, что были изображены на картине в зале.
   Девушку, словно пчелиное жало, пронзило одиночество. Она положила рядом с книжкой свой цвета лайма, мобильный телефон марки «Nokia 3200» и попыталась уснуть, укрывшись тёплым ватным одеялом, с растущими из клумбы орхидеями.
   Не успела девушка закрыть глаза, как в её голове пронеслись слова мамы: «Акиль, постарайся не спать днём… это влияет на здоровье». Тем более на улице сейчас чуть больше четырёх часов вечера – не самое удачное время для сна.
   Свет в комнате загорелся тепло и ярко. Акиль добралась до ноутбука. На этой неделе её ожидало несколько заказов по открыткам. Бывшая одноклассница, а так же нынешняя коллега по работе в фирме «В кругу друзей» Светка заболела, поэтому скинула на мыло просьбу сделать дизайн и поздравление за неё.
   Акиль, не смотря на вредность, была неправдоподобно доброй девушкой и согласилась. Правда, отложила все эти заботы на выходные.
   Сегодня ей как раз было нечем заняться, поэтому, просидев в «Adobe Photoshop» почти полтора часа, девушке удалось изготовить достаточно сносный дизайн для открыток. Дело осталось за сочинением поздравлений, которое обычно занимало у девушки минут пятнадцать—тридцать.
   Для полной мозаики, в животе порхающей бабочкой пролетело нещадное урчание. Кусочка тортика наутро было естественно мало, девушке было необходимо употреблять пищи минимум раза три в день, так же плюсом ко всему шёл ряд необходимых таблеток, которые пить нужно было не меньше, чем вышеупомянутое принятие еды.
   Акиль взглянула в холодильник, но там кроме торта и супа, приготовленного мамой, ничего не было, ей хотелось чего-нибудь типа греческого салата.
   – Придется позвонить Кириллу и послать его в магазин за продуктами – произнесла вслух Акиль.
   Проехав обратно в комнату, девушка достала телефон из-под подушки, в списке контактов нашёлся Кирилл.
   – Алло, Кирилл, сходи в магазин за продуктами, я дам список, что нужно купить. – Приказала Акиль
   – Кха-кха, могу, прямо сейчас? – поперхнувшись от грубости Акиль, спросил Кирилл.
   – Ну конечно сейчас, не завтра же…
   – Хорошо, хорошо, не ёрничай.
   – Я еще и не начинала… – осадила Акиль.
   – Я сейчас зайду.
   Связь резко прервалась…
   – Тряпка! – пафосно произнесла Акиль.
   В дверь постучались.
   – Кто там? – спросила Акиль.
   – Это Кирилл.
   Она открыла дверь
   – А, это ты, проходи-проходи, сейчас принесу список и деньги.
   – Ладно, жду…
   Девушка вернулась с деньгами и списком.
   – Держи, сходи в магазин, он напротив, не заблудишься, купи продуктов и как придёшь, приготовь мне что-нибудь.
   Кирилл взял деньги со списком и молча, ушел.
   Вернувшись, он прошёл на кухню, начал готовить, не обращая внимания на Акиль.
   – Что молчишь?
   А в ответ тишина…
   Она ответила взаимным молчанием и уехала к себе в комнату, решила подождать, пока он закончит.
   Постучавшись, Кирилл открыл дверь, позвал девушку на кухню:
   – Иди, ешь, все готово, я пошел, мне пора…
   Акиль взглянула на телефон и решила, что дважды за день была слишком грубой с парнем. Она взяла мобильник и в списке контактов нашла имя няньки.
   – Да? – ответил мужской голос.
   – Кирилл?
   – Да, Акилин, что-то случилось?
   – Ты меня извини, я была очень вредной утром, сама не своя… да и днём…
   – Ничего страшного, я понимаю тебя, – оборвал парень. – Тебе что-нибудь нужно?
   – Нет… то есть да… я очень голодна, в холодильнике шаром покати.
   – Ничего страшного, я как раз готовлю, но пока не знаю что… Дело в том, что у меня тоже не очень богатый ассортимент продуктов.
   – Значит, это будет для меня сюрпризом?
   – Надеюсь, ты ешь после шести? Я думаю, что закончу только к этому времени.
   – За это уж точно не переживай, сейчас я бы и от поджаренных телячьих рёбрышек не отказалась.
   – Это, конечно не такое вкусное яство, как рёбрышки, но тоже кое-что…
   – Признаю, заинтриговал!
   – Кстати, ты приняла таблетки?
   – Не начинай а. Выпью после сюрприза.
   – Всегда удивлялся женскому полу, хитрые вы, продуманные.
   – Хитрые-хитрые. В общем, мне нужна твоя помощь, так что приходи скорее, а то я умру с голода! И ещё, зови меня Акиль, мне так больше нравится! Меня так все зовут.
   – О'кей, держись, не умирай, буду к шести, – с долей иронии в голосе сказал Кирилл.
   К восемнадцати часам, девушка разобралась со всеми делами, касающимися работы. Воздушные цветные шарики, маленькие коробочки и собачки с кошечками выглядели как настоящие. Конечно, сочинением поздравлений занималась она редко, но получалось у неё это более чем удачно. По русскому языку у неё ещё со школы было всё тип-топ. К тому же деньги за дополнительную работу с дизайном были не лишними.
   Музыкальный центр продолжал играть, но теперь в половину громкости. Группа Limp – Bizkit уже заканчивала последние две строчки из песни «Behind blue eyes». Она успокаивала.
   В квартиру ворвался звонок, затем ещё два – на всякий случай. Акилина доехала до двери.
   На пороге стоял Кирилл и снова с пакетом. Он не был в куртке, был одет в тёплый светлый, вязаный свитер. Надпись белыми буквами, спереди гласила: «Я меломан, если ты такой же – обними!»
   Акиль, едва заметно улыбнулась, прочтя её.
   – Кирилл? Ты извини… извини меня за то, что я сегодня утром была с тобой на игноре… и потом крикнула на тебя… Я не специально, просто была сама не своя. В общем, извини меня за эти утренние сопли.
   – Ладно, понимаю. Это всё из-за отъезда предков, ничего страшного. Может, я всё-таки пройду в квартиру, если ты не против?
   – Да, конечно проходи.
   – Спасибо, – парень прошёл в коридор. – Держи. – Он передал девушке пакет.
   – Ух-ты, тяжеловат! – удивилась Акиль.
   От улыбки у девушки проступили неглубокие ямочки в уголках губ.
   – Нет, на самом деле, там не так уж много еды, как может показаться на первый взгляд.
   Кирилл снял кроссовки.
   – Разворачивайся, сейчас поедем на кухню разбирать вкусности, которые я за эти пару часов успел тебе приготовить.
   Парень повёз Акиль на кухню.
   Тёплый зеленоватый свет энергосберегающей лампы окутал кухню своей невидимой материей.
   Девушка вытащила из пакета малиновые сливки, свежую сочно-красную клубнику в коробочке.
   – Мм, – девушка облизнула губы. – Тут и сладенькое имеется?
   – Точно, но это на десерт! Хорошо?
   Акиль обиженно закатила нижнюю губу.
   – Ну… о'кей, что там есть ещё?
   – Та-а-ак, – устало протянул Кирилл. – Здесь есть парочка салатов, и… – настала пауза, тишину нарушал лишь шелест, опустошенного пакета. – И коробка гранатового сока.
   – Правда? – в изумлении Акиль взглянула на парня. – Это мой любимый, ты как будто зна-а-а-ал…
   – Я, правда, угадал? Всё, теперь буду знать!
   Кирилл вытащил на стол две миски с салатами, а пустой пакет убрал на подоконник.
   – Тебя что-то напрягает? Ты уверена, что я должен был прийти?
   – Уверена! – ответила девушка. – Просто…
   – Просто, что?
   – Просто, я чувствую какую-то вину. Перед отъездом родителей я препиралась с мамой и сейчас… сейчас как-то неудобно, понимаешь?
   – Понимаю, и очень хорошо…
   – Правда?
   – Да! Не парься, Акиль, когда я был в точно таком же возрасте, как ты, то решил уйти из дома и жить самостоятельно, разговор выдался не из приятных, особенно с отцом.
   – Из-за чего? – изумилась девушка.
   Кирилл сел на стул, что был под столом и продолжил:
   – По большему счёту, из-за чтения мне мамой и отцом нотаций на счёт моего отсутствия дома. В скором времени мне это осточертело, по старым знакомым связям я решил пробить себе апартаменты, стал жить отдельно от своей семьи, устроившись после обучения в колледже на приличную работу дизайнером обложек для журналов и книг в издательство «Айсберг».
   – Но, если это издательство было таким хорошим, как ты говоришь, то почему тогда ты переехал из Ростова-на-Дону, сюда в Краснотурьинск?
   – Всё просто: я просматривал в Интернете информацию, которая мне была тогда необходима, а потом, совершенно случайно наткнулся на небольшой баннер с объявлениями, одно из них гласило, что в вашем городе открывается новая фирма по изготовлению журналов, книг и картин.
   – И ты бросил всё, приехал сюда?! – удивленно взглянула девушка.
   – Ну конечно, нет! – ответил Кирилл. – Я выделил себе неделю, чтобы всё взвесить, и чаша с несвоевременно выплаченной зарплатой поставила точку в моём решении.
   – А сейчас ты жалеешь, что ушёл тогда из дома?
   – Нет. Стыдно лишь за то, что кричал на маму и чуть не подрался с отцом, когда он пытался удержать меня.
   – Знаешь, моя покойная бабушка как то сказала: «Дети поймут, чем обязаны родителям, только когда сами станут родителями».
   – Мудрая у тебя была бабушка!
   – Это точно!
   Акиль потянулась к стеклянной банке с вилками, ложками и совсем недавно заточенными отцом ножами. Но доносящийся из комнаты телефонный звонок, остановил её.
   – Я на минутку, наверное, родители звонят. Похоже, что уже добрались до Екатеринбурга… – предположила она.
   – Хорошо, хорошо, я пока положу нам салата. Тебе из жёлтой или синей миски?
   Девушка бросила взгляд на еду.
   В синей миске доверху был наложен салат из морепродуктов. В жёлтой миске были более дешёвые продукты: кукуруза, и нашинкованные крабовые палочки, заправленные оливковым майонезом.
   – Здесь столько всего. Думаю, будет неплохо, если ты положишь мне и того, и другого понемногу, хорошо?
   – Без проблем! – подмигнул парень.
   Пока девушка отсутствовала, Кирилл разлил по стаканам сок.
   – Привет, доченька, – начал Андрей.
   – Папуль, привет ещё раз, как вы? Так понимаю, уже добрались?
   – Точно, Килька!
   – Что делаете сейчас?
   – Сидим в аэропорте, ждём самолёт.
   – Ну, значит всё отлично, но я всё равно буду волноваться!
   – Чем занимаешься? – поинтересовался отец.
   – Совсем недавно закончила все дела по работе, а сейчас мы с Кириллом собираемся кушать.
   – Как я понимаю – уже подружились, и встреча прошла без эксцессов?
   – Верно, поцелуй от меня маму!
   – Договорились, милая, тем более нам уже пора на посадку. Целую. Буду скучать!

4
Бейсужок. Синие паруса

   – Ну да, а что тут такого?
   – Нет, ничего, просто я думал, что восемнадцатилетним девушкам малоинтересны такие комиксы и тому подобные вещи.
   – Не знаю, мне всегда нравились такие вещички, – улыбнулась Акиль.
   Кирилл взял стакан с соком, девушка последовала его примеру.
   – Это конечно не вино, но тост я всё-таки произнесу.
   – Давай, – кротко ответила Акилина.
   – Я хочу выпить за наше с тобой знакомство, пусть и сначала оно задалось, мягко говоря: не очень.
   Они чокнулись стаканами.
   – Кстати, – продолжил Кирилл. – Когда я зашёл в комнату, у тебя на шкафчике лежала книжка, о чём она?
   – Это совсем недавно вышедшая история от Стивена Кинга. Она повествует о том, как двадцатиоднолетний студент устраивается по счастливой случайности на подработку в парк развлечений под названием «Страна радости».
   – Стоп. Ты сказала – Кинг?
   – Да, а что?
   – Просто я тоже люблю его творчество, и, как я понимаю в этой книге, будет очень много моментов, от которых ты ещё долго не сможешь спать с отключённым светом.
   – Готова поспорить на этот счёт с тобой, Кирилл! – возразила девушка, на мгновенье зловеще улыбнувшись.
   – Почему это?
   – Потому. Если верить рецензиям, то можно сделать вывод: книга эта более добрая, нежели остальные его истории, от которых действительно в жилах кровь застывает!
   Девушка принялась за салат, тщательно прожевав, она изумилась, и свободной рукой изобразила в воздухе жест: класс.
   – Ну как? – немного волнуясь, поинтересовался парень.
   – Вкусняшка, спасибо, Кирилл.
   Парень улыбнулся, убедившись, что всё сделано как надо. Но всё-таки попытался уточнить:
   – Что, правда удались салаты?
   – Да конечно, ты сам попробуй, – девушка улыбнулась и взглядом показала на его тарелку.
   Кирилл принялся уплетать собственную стряпню, но больше всего ему хотелось угодить напротив сидящей девушке.
   – Действительно, получилось недурно! – отметил парень.
   – А какую ты любишь слушать музыку? – поинтересовалась девушка, взглянув на свисающие с воротника сиреневые наушники-капли.
   – Правда? Наслышана. Прикольная группа, но мне больше из музыкальных групп нравятся «Нервы». У них в декабре выходит свежий альбомчик: «Я живой». Они объявили тур по городам России. Как раз на моё день рождение, четырнадцатого декабря в Екатеринбурге будет концерт.
   Кирилл запил салат соком и заинтересованный продолжил беседу, не собираясь ни в коем случае нарушать, сложившуюся идиллию.
   – Хм, думаю, сегодня ночью я не буду спать, это уж точно!
   – Это ещё почему?
   – Ну, во-первых, буду ждать, пока мой треклист пополнится темками ещё одной группы, – парень подмигнул Акиль. – А во-вторых, думаю, что эта вкуснятина ещё надолго засядет у меня внутри! И не скоро переварится.
   Кирилл легко справился с парочкой тарелок. Но оставил местечко для десерта. Прошло немного времени, и его догнала Акиль.
   Вмиг, полуторалитровая коробка сока опустела.
   Щелчок, только что вскипевшего чайника, прервал разговор ребят.
   – О, вот и пришло время для десерта! – воскликнула Акиль, потерев ладонями.
   Другой реакции со стороны девушки и быть не могло, ведь сейчас они примутся за сливки.
   – Так, – начал парень, накинув на голову капюшон своего свитера, – сейчас я за тобой поухаживаю, ты, надеюсь, не будешь против?
   – Эмм… нет, конечно, не буду, Кирилл… Моя кружка вон там, – пальцем девушка указала на застеклённый кухонный шкафчик, – кролик.
   – Пасхальный? – удивился парень, взглянув на символ апрельского праздника, держащий в своих пушистых лапах крашеные яйца. – Прикол.
   – Ну да, вроде того…
   – Акиль, а какую кружку взять мне?
   – Возьми кружку моего отца, она стоит рядом с моим кроликом.
   – Хорошо, – Кирилл открыл дверцу и вынул обе кружки.
   – Кстати, тебе очень идёт капюшон!
   – Правда? Спасибо, а у тебя футболка прикольная!
   – Спасибо, я люблю этот мультфильм: «Монстр Лейджа».
   – Извини, можно задать один вопрос?
   Кирилл заварил чай им обоим. Он вернулся за стол, снова составил компанию девушке, которая успела во время разговора украсить сливки сочно красной клубникой.
   – Задавай.
   – Когда я сегодня зашёл в комнату, ты плакала… можешь рассказать почему?
   – Думаю, это не лучшая идея.
   – Акиль, я понимаю, что мы знакомы всего-навсего каких-то несколько дней, но поверь: мне ты можешь сказать, что произошло. Я привык по жизни держать язык за зубами.
   – Ну… – девушка задумчиво вглядывалась в парня, сидящего напротив и наконец, решилась, – …наверное, ты уже успел заметить, что в общей комнате есть мои фотографии, и на одной из них я стою на фоне гор…
   – Да, красивая фотография. – прервал её Кирилл.
   – Так вот, – продолжила девушка, – это республика – Адыгея, город – Майкоп: отличное место для отдыха! Я ездила туда на летних каникулах со своим классом.
   – Но как твои слёзы связаны с этим местом – Бейсужок? Если я не ошибаюсь… – уточнил Кирилл, отпил немного чая, а затем положил в рот тающие сливки с долькой клубники.
   – Я всё расскажу, только давай договоримся: не перебивай, – прищурив глаза, попросила Акиль.
   – Хорошо, хорошо – на мгновенье парень поднял руки вверх.
   – Это случилось летом. Всем нам было тогда по четырнадцать, от силы – пятнадцать лет, но это был пик. По приезду всем выдали жёлтые и оранжевые бейсболки с названием лагеря.
   Не мешая Акилине рассказывать, Кирилл кратко и понимающе кивнул.
   – … парни, недолго думая начали помогать Данилу Васильевичу расставлять палатки. Как мы потом поняли: они с Екатериной Михайловной – нашим классным руководителем были мужем и женой.
   Девочки помогали Екатерине Михайловне разбирать большие мешки с едой, которой нам должно было хватить на пять дней.
   Меня назначили ответственной по утренней зарядке. Каждый день мы вставали под громкий гимн, который чуть ли не разрывал колонки, а засыпали, едва закончив вечернюю дискотеку. Так же у нас было много интересного на протяжении дня.
   – Например? – поинтересовался парень.
   – Ну, например, наш физрук Данил Васильевич водил нас на горный ключ. Ещё неподалёку, если идти вниз по восточной стороне зелёной горы, можно было наткнуться на наикрасивейший, завораживающий своим видом водопад. Правда, прошло четыре года и точного его названия я не помню. Но больше всего мне понравилась река – Бейсуг, вода ледяная-ледяная! – девушка так увлеклась собственным рассказом, что закрыла глаза и с наслажденьем вдохнула в себя побольше воздуха, представив свежесть тех кавказских гор, на которых, когда-то ей удалось побывать.
   – Извини, я немного отвлеклась от рассказа.
   – Ничего страшного! – улыбнулся Кирилл, увлечённый историей.
   – Так вот, ближе к делу. На третий день нашего пребывания в горах, во время очередной дискотеки мне стало очень плохо: я спустилась к реке, и пока не стемнело, а розовый закат не перестал освещать рябь Бейсуга, начала пускать блины. Спустя минут двадцать-тридцать я резко рухнула на щебень дорожки. Резкая боль внизу спины начала острыми волнами растекаться ниже, а потом… я помню только свой крик и потерю сознания…
   А сегодня мне приснился сон, где всё это произошло со мной снова, собственно, поэтому я и плакала.
   – Акиль, – осторожно начал Кирилл. – Я думаю, тебе не стоит переживать и зацикливаться на этом моменте. Всё, что задумано – должно было случиться, мысли позитивно.
   Девушка заметила синий треугольник на шее парня, выглядывающий из-под воротника свитера.
   – Кирилл, а что это? – девушка показала взглядом на татуировку.
   – Ты про что? А это… эту татушку я сделал ещё лет в шестнадцать, когда отдыхал в санатории «Синие паруса». У нас там было очень уютно. В одном номере со мной жил парень, который очень красиво рисовал, особенно хорошо у него это получалось, когда он возвращался с завтрака, обеда или ужина обратно в номер раньше всех.
   Однажды его вызвали на процедуры, а большая тетрадка в твёрдом переплёте осталась на столе у окна. Мне стало интересно, что там, но сначала я подумал: ненужно, я лезу в его личное. В конце концов, любопытство взяло верх над разумом, и я не упустил момент взглянуть на его эскизы. Благо он не уличил меня в этом.
   В тетрадке этой были самые разнообразные картинки: мультгерои, персонажи ныне вообще не существовавшие, по-видимому, взятые им из собственного воображения. Но самым последним был этот символ нашего санатория, что находится совсем неподалёку от моего, отчего дома.
   Как сейчас помню: у нас был дартс и каждый вечер мы соревновались на булочки или другую еду. Кто больше набирал очков, тому всё и доставалось.
   Как-то раз меня навестили родители, чтобы было не так скучно, привезли мне машинку: красный кабриолет на пульте управления. Вместе с этим пареньком мы на протяжении всего отдыха обменивались вещами. Стали хорошими друзьями.
   – Красиво, даже очень! – с восхищением сказала Акиль. – А как звали этого парня, который набил тебе этот парус? Или это был не он?
   Сделав задумчивый вид, парень с лёгкой ухмылкой ответил:
   – Нет, почему же, он. Я всё-таки признался ему, что пока его не было, я поглядел в его тетрадку. Ромка Гунаев его звали, хороший парень… даже не знаю где он сейчас.
   – И как он отреагировал?
   – Да довольно не обычно, улыбнулся, а потом предложил сделать мне татуировку прямо там в санатории. Я согласился.
   – Теперь всё стало ясно.
   – Надеюсь, ты наелась? Я помогу всё убрать! – парень достал из кармана джинс свой плеер. – Ух-ты уже одиннадцатый час, заговорились мы с тобой, Акиль.
   – Ага, время пролетело незаметно! – согласилась девушка. В её глазах читалось что-то похожее на это: «Жаль, что уже уходишь…»
   Не прошло и двадцати минут, как Кирилл ушёл к себе. Акилине на секунду показалось, что парень ей приглянулся, она осталась довольной от общения с ним.

5
Интересная прогулка

Станислав Соболев
   Внутренний её голос просил музыки, но не той, что обычно лилась из центра, сейчас же ей хотелось позаниматься на пианино. Тишина – сестра вдохновения, помогла девушке настроиться на нужный лад и начать творить.
   С раннего детства, когда семья Сафроновых была в гостях у бабушки, отец усаживал Кильку рядом с собой и начинал играть, перебирая клавишу за клавишей. Превращал разные несвязные звуки в единый музыкальный коктейль. Андрей пытался привить дочери любовь к музыке, мечтал вырастить из неё отличную пианистку, а-ля Моника Аз. В целом: трудно было не признать, что играет Акилина больше, чем просто хорошо.
   В своё время Андрей и сам хранил пластинки с записями любимых артистов, таких, как: Маргет Вебер, Даниель Вайенберг, группа «Калифорния» и остальных в этом же духе. Он окончил школу и поступил в лицей искусств, но вместо музыкального факультета он выбрал художественный. Там же, в лицее, познакомился с Алёной – будущей матерью его дочери. В свою очередь, она выбрала литературное русло и двигалась исключительно в этом направлении.
   Подобно отцу, Акилина начала лёгкий спринт по чёрно-белой дорожке из клавиш. Телом сидела она, конечно же, в коляске, чего явно нельзя было сказать про душу; та парила в четырёх стенах, и их ей вполне хватало.
   Мобильник разрядился и нуждался в подзарядке.
   – Что уже? – изумилась Акилина.
   За ночь ей удалось разрядить и зарядить телефон два раза, не меньше! Она поставила его на зарядку.
   Телефон завибрировал. Звонил Кирилл.
   – Да, я слушаю?
   – Акиль, я сейчас мчусь домой, ты не против, если забегу к тебе ближе к вечеру? – прозвучал голос Кирилла
   – Что? Нет конечно, буду рада видеть тебя! – на лице девушки заиграла, будто солнце – тёплая улыбка.
   – Ну, всё, договорились! Как ты себя чувствуешь? Приняла лекарства?
   – Не переживай. Только собираюсь. Так что всё в порядке, нянька.
   – Нет.
   – Что нет? – переспросила девушка.
   – Нет. Я не нянька тебе, Акиль!
   – Да? А кто же тогда, раз не нянька?
   Повисло длительное молчание. Наконец, Кирилл дал о себе знать.
   – Давай не будем об этом, мы же можем быть друзьями?
   – Не знаю, не знаю, насколько мне известно: дружбы между девушкой и парнем не существует… – холодно бросила Акиль. – Дружба между парнем и девушкой – вещь невозможная; между ними может быть: страсть, вражда, обожание, любовь, но только не дружба!
   – А ты точно в этом уверена? – осведомился Кирилл. Он был немного напряжён.
   – Чувствую: ты покраснел, как помидор?
   – Да… нет, нет, всё в полном порядке! – растерянным голосом попытался убедить парень.
   – Точно? Допустим, что это так. Заходи, жду!
   – До встречи.
   Акилина отключилась первой. Она убрала мобильник под свою подушку, продолжила играть на пианино, закрыв глаза. Может быть со стороны многим это может показаться странным, но именно так она занималась музыкой. Поток вдохновения приходил к ней с двойной, а то и тройной силой в эти минуты.
   Звонок в дверь нарушил музыкальную паузу в квартире Сафроновых.
   Акилина, полная удивления поторопилась взять телефон. Она заметно изменилась в лице.
   «Шесть часов, а казалось, что вот недавно я ставила на зарядку мобильник, и почти мгновенье назад звонил Кирилл…» – подумала про себя Акиль.
   Девушка закинула под подушку мобильник, убедившись, что тот, всё ещё нуждается в зарядке и направилась к двери.
   Парень, одетый в брюки, ботинки и тёплую куртку зашёл в коридор.
   – Привет ещё раз! Ну что, как себя чувствуешь?
   – Привет, привет, всё было хорошо, играла себе на пианино, поймала волну…
   – Да. Слышал, находясь в подъезде, а я так понимаю – всё испортил? – уточнил Кирилл.
   В её глазах читалось именно это, но ответ был отрицательным:
   – Нет. Всё в порядке, мы же договорились о встрече утром. Помнишь?
   – Если бы не помнил, то я наверно позвонил бы только сейчас, логично?
   – Ага, – коротко ответила девушка. – Ладно, чего при входе встал? Разувайся и проходи, будем чай пить. Ну, если поставишь естественно, а я сейчас приеду, о'кей?
   – О'кей! – Кирилл принялся раздеваться.
   Акилина скрылась за дверью своей комнаты.
   Чайник вскипел. Девушка заехала на кухню. Кирилл успел найти новую тему для разговора.
   – Может, сходим погулять? Ты как на это смотришь?
   – Когда? Сейчас?
   – Да, как только выйдем из-за стола, а что? – спросил Кирилл.
   – Нет, ничего… просто, как ты мог заметить, в нашем подъезде нет пандуса, по которому ты мог бы меня спускать вниз. Обычно меня спускал отец…
   – Ну и что? – оборвал Кирилл. – Я ничем не хуже! Если ты думаешь, что мне будет тяжело, то очень сильно ошибаешься.
   Девушка разглядывала парня. Из-под коротких рукавов его клетчатой рубашки выпирали объёмные мышцы, и были они ещё далеко не напряжены!
   – Ну…
   Поразмыслив, она дала окончательный ответ:
   – Да, я не против, пойдем, подышим свежим воздухом, но попозже, хорошо?
   – Ладно, но почему?
   – Просто ночью звонили родители, обещали позвонить по скайпу. Вот только что врубила ноут.
   – Ну, тогда замётано! Как они добрались?
   – Без происшествий! Спасибо, что спросил. Их, как и всех остальных туристов встретили по прибытии с самолёта и отвезли на автобусе до отеля у моря.
   – Да не за что… просто интересно, как они…
   – Понятно.
   – Может, тебе помочь?
   – Сиди уже! – пробурчала Акиль. – Я сама, ты как-никак мой гость…
   Несмотря на то, что Акиль отказалась от помощи, Кирилл решил не сидеть на месте, а вымыть посуду вместе с ней.
   – У тебя есть полотенце, чтобы вытереть руки?
   – Возьми вон-то, – Акиль бросила взгляд на цветное полотенце в полоску, свисающее с батареи.
   Девушка взглянула в окно, выходящее на зимнюю картину, и сказала:
   – Раз мы собрались на улицу, то подожди меня, пожалуйста, сейчас я оденусь, и отправимся, хорошо?
   – Без проблем.
   Акиль выехала из кухни. Кирилл сел на мягкий диван, он и сам не заметил, как погрузился в сон.
   Спустя минут восемь-десять Акиль вернулась на кухню. Перед выходом на прогулку девушка надела тёплый белый свитер с названием рок-группы «Психо-арт», разместившейся на груди.
   – Кирилл, вставай! Встава-ай! Уснул, что ли? – подёргала она за колено паря.
   – Что… что уже всё? – вернулся с глубины на поверхность Кирилл.
   – Всё! Давай вставай, засоня… с чего это ты? Я даже успела поговорить с родителями, но не стала будить тебя, ты так сладко спал…
   – Да, это частенько у меня бывает. Не обращай внимания! – сказал Кирилл, поднявшись с нагретого места.
   – Как скажешь, ты уверен, что хочешь гулять?
   – Не переживай, возвращу тебя обратно в прежнем состоянии! – заверил Кирилл. – Ну что, как они? – поинтересовался он.
   – Супер, впрочем, с утра мало что изменилось.
   Акилина отъехала немного назад, дала возможность Кириллу выйти из кухни в коридор.
   – Возьми ключи от квартиры, они на этажерке лежат, и курточку мою захвати.
   – Хорошо, – первым делом парень потянулся к яркому розовому пуховику, – Держи…
   Затем обулся в кроссовки, накинул на себя куртку, надел на голову капюшон. Он открыл входную дверь, помог выехать Акиль в коридор подъезда; потом вставил ключ в замочную скважину и запер квартиру.
   – Забери ключ себе, у меня нет подходящих для него карманов. – Девушка указала на свои брюки, она всунула в оба кармана свои ладони, демонстрируя, что места там очень мало:
   – Вот видишь?
   – Вижу, вижу, всё будет нормально с твоим ключом. – Сказал Кирилл, забросив железку в нагрудный карман. – Ну что, пойдём?
   – Ага.
   – Поехали.
   – Тебе что, совсем не сложно меня спускать?
   – Нет, а должно?
   – Ну, ну даже… не знаю, просто обычно у людей, после нагрузок начинается отдышка, а тебе хоть бы что…
   – Перестань. Ты не такая уж и тяжёлая.
   – Ага, прям пушинка, – с иронией произнесла девушка.
   – Хм, а почему бы и нет?
   – Ну… – на лице Акиль, до ушей образовалась красивая, скромная улыбка, – тебе виднее! – она налилось краской.
   – Это точно.
   Акилина, оказавшись на улице, набрала в себя свежего, нежно морозного воздуха.
   – Может, пойдём в парк? Он недалеко от площади находится.
   – Хорошо, двинулись, только уговор…
   – И что же это за уговор? – откинув голову немного вверх, Акиль взглянула на Кирилла.
   – Так как я здесь живу чуть больше недели и ещё не успел полностью изучить город, то будь другом подскажи мне, если я запутаюсь, ладно?
   – Я так понимаю, ты просишь меня побыть на время твоим гидом?
   – Точно! – кивнул парень, когда они пересекли арку, выходящую на перекрёсток.
   – Договорились. Смотри, сейчас мы на улице «Ленинского Комсомола». Нам нужно добраться до улицы «Молодёжная».
   – А дальше?
   – А дальше сориентируешься, не бойся, – ответила Акиль. – Сейчас нам всё время ехать прямо, по улице: «8 марта».
   По широкой, заледенелой дороге ехали три автомобиля; два из них: чёрный «Мерседес» и синий джип «Тайота» направлялись вверх. Навстречу к ним мчалась серая «Волга».
   – Поехали Кирилл, а не то вообще не выедем отсюда.
   – Момент, – парень поставил коляску на большие задние колёса и, как можно быстрее переправил девушку на противоположную сторону.
   – Ну вот, – улыбнулась девушка, надев варежки из чёрной пряди с белыми узорами, – теперь я точно не замёрзну!
   – А мне и без рукавиц тепло, когда я собирался к тебе, на термометре минус восемь было.
   – Да? Странно… – удивилась девушка, и немного недоверчиво взглянула на пасмурное небо. – Мне кажется намного ниже…
   – Ладно, не будем гадать, лучше поторопимся в парк. Кстати, а почему именно туда?
   – Не знаю, просто захотелось в парк, это место с детства стало моим любимым.
   – Ну, раз так, то всё ясно! – ответил Кирилл.
   – Чем занимался сегодня, перед тем, как решил прийти ко мне?
   – Я? Да ничем таким не занимался… просто, решил прогуляться после работы.
   – И что? Как тебе у нас?
   – Неплохо, пока больше всего понравилась набережная, которая чуть ниже Дома Культуры.
   – Можешь не объяснять, у нас одна набережная в городе, – остановила девушка.
   – Хорошо, – ответил Кирилл.
   – Смотри, – девушка повернулась вправо, – это детский дом, иногда малыши бегают там, – Акиль взглянула на забор, за которым находилась площадка.
   Детский дом был обнесён этим самым забором с трёх сторон, сзади его закрывали деревья.
   – Сейчас, уже не выйдут?
   Акиль достала из кармана свой мобильник, чтобы узнать время.
   – Нет. К сожалению уже нет, последний раз их выпускали гулять в четыре часа.
   – Понятно, – Кирилл на пару секунд остановился, взялся поудобнее за ручки коляски и продолжил везти девушку.
   – Ты чего? Устал? Так отдохни, – сочувственно сказала Акилина.
   – Нет, нет, просто руки затекли, ничего страшного.
   – Уже недалеко.
   Ребята выехали на улицу «Молодёжная».
   – Ну что, куда теперь?
   – Через дорогу и снова прямо.
   Дорога, протянувшаяся от площади к кинотеатру, была пуста.
   – Акиль, смотри, а что это за страшное здание?
   Девушка взглянула на близлежащее, оранжевое, обветшалое двухэтажное сооружение. Каждый пустой оконный проём с его первого по второй этажи был занят железными решётками
   – Да, я согласна с тобой, выглядит немного жутковато, но когда-то давно это здание считалось детским садом.
   – Детским садом? Нет… не верю…
   – Понимаю, но как ни крути – это детский садик, по крайней мере, был им… – прошептала Акиль.
   – Смотри, а снегопад, однако красит его.
   Акиль снова обратила внимание на двухэтажное здание.
   – И, правда, прикольно! – согласилась она. – Ладно, пошли в парк, он в двух шагах отсюда.
   Они пересекли заснеженную тропу; перебрались через поребрик и примостились у голубого фонтана-восьмиугольника, который вот уже десять лет, а то и больше, перестал радовать детишек их ближайших домов-муравейников своими картинками из брызг.
   – Очень красиво здесь, правда жалко, что сейчас не лето и фонтан не работает.
   – Думаю, что и в летний сезон ты не застал бы его в работе
   – Да? Почему же? – поинтересовался парень.
   – Дело в том, что последний раз я видела его в работе, когда была совсем маленькой девочкой, лет так четырёх… может пяти.
   – А потом? – прошептал он.
   – Ну что потом? Просто… позже местная шпана исковеркала его… это уже не важно, несмотря на это, я считаю, что проведённое мной здесь детство – самое счастливое!
   Кирилл скинул с головы капюшон, вобрал в себя холодный воздух, затем изо рта наружу вылился необычайно красивыми волнами – пар. Он взлетал вверх, а ветви нагих деревьев разрезали его клубы надвое.
   – Ностальгия. Понимаю тебя, я тоже скучаю по своему детству, тогда мы все беззаботные, и можно просто делать всё что захочется: прыгать с крыш гаражей, играть в прятки всем двором… вообще, когда мы дети с нами происходят довольно необычные, часто даже необъяснимые вещи.
   – В которые порой и поверить-то невозможно, – понимающе подхватила Акиль.
   – Точно! – подмигнул Кирилл.
   – Маленькой, я бегала здесь с остальными ребятами, моими ровесниками; они жили и, наверное, живут до сих пор в этих пятиэтажках. Мне здесь очень нравилось, нравится и сейчас, особенно летом, когда деревья одеваются в зелень, а парк полон детского духа…
   – Да и сейчас здесь неплохо, правда, почти пусто…
   Кирилл окинул взором тех людей, которые находились помимо них в этом уютном местечке. Двое мужчин выгуливали своих собак. Один был хозяином шпица белого цвета с большим чёрным пятном, распластавшимся на левом боку. Второй же был обладателем немецкой чёрно-рыжей овчарки; её левое ухо было загнуто немного вправо, а правое заостренно, стремилось вверх. На противоположной стороне, на скамейке сидели и общались две довольно симпатичные девушки: шатенка и брюнетка того же возраста, что и Акиль.
   Девушка тоже взглянула в сторону этих людей.
   – Ну да, может и так.
   – Да точно! – без капли сомнения ответил Кирилл.
   – Давай поговорим, о чём-нибудь другом…
   Акилина обратила внимание на дома, окна которых, начинали поочерёдно озаряться светом, то сверху вниз, то с низу вверх.
   – Знаешь что? Ты не будешь возражать, если мы с тобой потихоньку пойдём до дома, а то уже темно?
   Девушка снова оглядела парк: двое мужчин друг за другом начали возвращаться по домам, заводить своих домашних питомцев в тёплые гнёздышка, а девушки продолжали сидеть, сложив ногу на ногу, и судя по эмоциям общаться на довольно весёлые темы.
   – Конечно, нет.
   – Ну, тогда поехали.
   – Поехали.
   Ребята пустились к дому той же дорогой, что и пришли сюда пару часов назад.
   Они проезжали мимо заброшенного садика, едва заметного под светом голубых звёзд, и ненадолго остановились.
   – В третьем классе мы с ребятами после уроков приходили сюда; нам всегда казалось, что здесь творится что-то странное…
   – Странное? Что именно? – удивился парень.
   – Например, здесь, со второго этажа до нас доносились звуки, очень похожие на человеческие голоса; при этом в одном из окон, как сейчас помню: с другой стороны садика горел свет, был слышен шум льющейся воды. Ты же слышал когда набирается ванна?
   – Да, слышал, – кивнул Кирилл.
   – Вот, значит, понимаешь, о чём речь.
   – А ты точно уверена, что там внутри вообще кто-то был… – Кирилл недоверчиво взглянул на девушку.
   – Да! Однажды, парни разбили три окна: одно сверху и два на первом этаже. Так вот тогда-то вышли мужчина и женщина с криками. Но нам всем удалось убежать. С того момента мы обходили стороной это здание.
   – Хм, да действительно странно… Может, пойдём домой? Думаю здесь нам с тобой ловить нечего.
   – Да, тем более заметно похолодало, не считаешь?
   На самом деле на улице было как раз тепло, гораздо теплее, чем днём, но парень решил поддержать Акиль, поэтому он просто согласно кивнул.
   – Всё, мы добрались, – Кирилл пересадил девушку с подоконника обратно в коляску.
   – Фуф, спасибо, а то на улице ужасный холод, да и темно уже очень.
   Акилина взглянула на часы сотового телефона.
   – Может, зайдёшь ко мне? Составишь компанию. Сейчас всего-навсего половина десятого.
   Недолго думая, парень согласился. Он покатил коляску до квартиры.

6
Переходный этап

   «Что случилось?», – подумал он.
   Из комнаты снова раздался протяжный визг:
   – Бо-о-ольно… МАМОЧКА…
   Вынырнув из постели, парень, одетый лишь в брюки, ринулся к Акилине.
   Вчера в двенадцатом часу Акиль попросила его остаться на ночь. Сказала, что ей страшно одной в пустой квартире. Парень вошёл в её положение, остался, чтобы девушке было спокойней.
   Дверь была приоткрыта. Кирилл без проблем оказался в комнате.
   – Акиль, всё в порядке? Что, опять сны из прошлого беспокоят?
   Но, когда он увидел, что на самом деле происходило с девушкой, то вопрос был исчерпан сам собой.
   Она мучилась… плакала и смотрела в потолок не в силах поднять голову с подушки. А руки… точнее пальцы, покрытые каплями крови, слипались друг с другом за счёт кровавых сгустков…
   – Кирилл, приподними меня немного, прошу…
   – Акиль… что? Что с тобой? – повторил он свой вопрос.
   – Это обычный этап, пе-пере-ход-ный этап… – растерянным голосом повторяла она.
   – Месячные?
   – Да! – ответила Акиль. – Так мы – девушки достигаем половой зрелости.
   – И долго… долго это продолжается? Дня два-три, да?
   – Наивный. Не всё так просто, это очень длительный, непредсказуемый процесс. Сама менструация, от трёх до семи дней. А вот менструальный цикл, обычно больше двадцати дней! А точнее, даже целых двадцать восемь. Такова природа…
   – Можно вопрос?
   – Да, спрашивай.
   – Что вы чувствуете, когда у вас эти… месячные?
   – У каждой девушки по-разному. – Лично у меня такое ощущение, будто внизу живота всё как бы ноет. Болит поясница. Как-то так…
   Кириллу стало не по себе. Он почувствовал лёгкое отвращение, когда представил как тяжело сейчас Акиль.
   – Думаешь, жуть? А у нас менструация начинается примерно с двенадцати лет.
   – Думаю, мне лучше признать этот факт бесспорным!
   Кирилл взял мобильник девушки с прикроватного шкафчика:
   – Сколько сейчас времени?
   – Что, опоздал на работу?
   – Нет. Но если через полчаса я не появлюсь, то точно опоздаю!
   – У тебя, наверное, из-за меня будут проблемы? – мягким голосом предположила девушка. – Тебе лучше поторопиться.
   Кирилл оглядел девушку: её русые волосы подобно пальцам под одеялом – слипались, возможно, она испачкала их, когда убирала длинные локоны назад; одеяло было усеяно бесчисленным количеством больших и маленьких пятен крови…
   – Не будет никаких проблем! – заявил он. – Позвоню, постараюсь уговорить приятеля подменить меня. Сейчас же, мы с тобой пойдём и примем ванну.
   – Я приму ванну, ты просто увези меня, хорошо? – поправила Акиль.
   – Хорошо! Зачем всё усложнять? – парень откинул окровавленное одеяло, взял на руки худенькую девушку и понёс её в ванну.
   Пока нёс по коридору, старался не смотреть на её почти нагое тело, прикрытое лишь лиловым бюстгальтером, также заляпанным кровавыми пальцами. Он ловко распахнул приоткрытую дверь ногой. Коснувшись носом выключателя, включил свет в ванной комнате.
   – Спасибо, ты настоящий друг, Кир! Можно я тебя так буду называть?
   – Я не против! – ответил Кирилл и мигом вышел, чтобы не стеснять девушку своим присутствием.
   – Кир… – донеслось из ванной.
   Молодой человек сидел в кухне. Как и собирался, он дозвонился до приятеля, договорился насчёт работы и поэтому в скором времени подошёл к двери ванной, за которой был слышен звук включённого душа.
   – Да, Акиль? Всё хорошо?
   Душ был отключен.
   – Всё в порядке! Кир, принеси мой халат, если не сложно, он висит в шкафу, в моей комнате.
   – Сейчас.
   Кирилл нашёл то, что нужно. Прежде, чем войти он постучался.
   – Ты что, забыл? Дверь открыта!
   Кирилл передал халат Акиль, протиснув руку в проём приоткрытой двери.
   – Спасибо, подожди минуту.
   Пока Акилина одевалась, Кирилл рассказал, что ему удалось договориться, и сегодня весь день он проведёт вместе с ней.
   – Правда? Ты уверен, что сможешь остаться?
   – Если ты не против. Хочешь, я могу уйти?
   – Нет, нет, останься, всё хорошо! Можешь войти!
   Кирилл, распахнув дверь зашёл в ванную; Акиль сидела в ванне уже в халате.
   – Отнеси меня обратно в комнату.
   – Пойдём.
   – Хочешь, я тебе сыграю? – поинтересовалась Акиль, взглянув на парня.
   – Почему бы и нет, с удовольствием послушаю!
   – Кир, только прошу: не суди меня строго, я начала заниматься самостоятельно не так-то давно…
   – Не буду! – оборвал парень. – Наоборот, постараюсь поддержать!
   Девушка добралась до инструмента, открыла его крышку. Нашла одну из тетрадок и начала играть.
   Усевшись немного позади неё, на табурете, Кирилл старался не отрываться от игры девушки.
   Акиль надеялась произвести впечатление на молодого человека, который, несмотря на все её выходки, не опустил руки и согласился послушать, как она играет на пианино.
   Она закончила.
   – Ну что, как тебе, Кир, очень плохо? – поинтересовалась Акиль.
   – Почему сразу плохо? Это было очень даже круто! – Кирилл сжал ладонь в кулак с оттопыренным большим пальцем.
   – Издеваешься?
   Он отрицательно помотал головой.
   – Нет. А, если к твоей музыке ещё добавить стихи, то вообще супер-хит получится.
   – Сомневаюсь, у меня не было планов записывать песни. Я лишь написала немного стихотворений, но сомневаюсь, что они подойдут по формату современных станций. – Она опустила взгляд в пол.
   Кирилл поднялся с табурета. Сел на кровать девушки. Попытался её поддержать
   – Ничего страшного! Мне очень понравилась твоя музыка! Более того, я думаю, что в тебе прячется большой талант великой пианистки. Если хочешь, я могу вместе с тобой полазать в Интернете, поискать видеоуроки. Верю, что у тебя всё получится! – Он прищурился, – И знаешь, что ещё я думаю?
   – Интересно, что же? – спросила она.
   – Я думаю, что со стихами у тебя такая же история!
   – Неожиданно…
   – Ладно, я выйду ненадолго, пообещай только одно…
   – Что, Кир? – спросила она.
   – Ты сыграешь мне ещё что-нибудь, договорились?
   – Конечно! С удовольствием.
   – Сыграй что-нибудь, что больше всего тебе нравится. – Подмигнул Кирилл.
   – Договорились. Но подожди минутку, куда ты собрался? Ты подменился на работе, ведь так? – уточнила Акиль. Она бросила на Кирилла сверлящий взгляд.
   – Верно, я быстро, не нужно вопросов! Тебя же можно оставить одну на некоторое время?
   – Не переживай. Думаю, пока тебя не будет, ничего со мной не случится.
   – Если это повторится, ну, ты понимаешь… то постарайся дать знать мне. – Он перевёл лёгкий взволнованный взгляд на мобильник, лежащий на краю прикроватного шкафчика.
   – Иди уже! – повысила голос девушка.
   – Хорошо, Акиль. От тебя требуется лишь название любого фрукта.
   – Фрукта? – растерянно произнесла она. – Ну, о'кей – виноград.
   – Я тебя услышал, жди! – улыбнулся он. – Я быстро! Одна нога здесь, другая там. Не запирай дверь!
   Кирилл уже стоял в коридоре, когда договорил.
   Пока парня не было, Акиль успела переодеться: сменила тёплый домашний халатик на футболочку без рисунка и надела джинсовые шорты.
   – Я уже пришёл! – раздался мужской голос из коридора.
   – Да, я уже поняла это, хлопай дверью тише в следующий раз. Хорошо? – донёсся голос из комнаты.
   «Похоже, лопухнулся…», – подумал Кирилл.
   – А у меня кое-что есть, кое-что, что вполне в силах поднять тебе настроение!
   – Интересно, что же это кое-что? Проходи уже… не испытывай моё любопытство, Кир.
   Он держал руки за спиной, войдя в комнату.
   – В какой руке? Угадаешь – узнаешь что. – Произнёс он – Смотрите-ка, какой гадёныш мне попался, – ухмыльнулась она.
   После недолгой паузы, девушка всё-таки решила попытать фортуну:
   – Ну, так и быть – в левой!
   Шелест за спиной парня нарушил тишину.
   – Сейчас посмотрим… – Кирилл вынул из-за спины руку.
   – Молодец, как ты и просила виноградный, – улыбнулся Кирилл.
   – О-о-о, фруктовый лёд!
   – Как видишь, – кивнул он.
   Акилина изменилась в лице:
   – Ой, только боюсь, что надо как следует позавтракать. Так не хочется.
   – Хочется, не хочется, а позавтракать стоит. Так что, извини, но мороженое отправляется в холодильник!
   – Не-е-ет, мороженка… – она потянула руки к мороженому, снова оказавшемуся в руках Кирилла.
   – Кир…
   – Что, Акиль? – откликнулся Кирилл, он стоял в дверном проёме комнаты.
   – Ты в курсе, что ты изверг?
   – Конечно! Но это ненадолго-о-о – с долей иронии согласился он и скрылся из поля зрения девушки.
   Позавтракав, Акиль приняла все необходимые лекарства, хотя ей и не очень этого хотелось. Очевидно, у Кирилла нашёлся достаточно серьёзный довод, раз ему удалось затушить непрошибаемое никем и ничем – упрямство девушки.
   – Ну что, сыграешь мне ещё?
   – Кто-то говорил, что этот корабль непотопляем. Но, увы, как мы все знаем, всё оказалось наоборот, – намекнула Акиль. – Поэтому, слушай… – девушка подъехала снова к своему пианино, начала музицировать.
   Конечно, Кирилл понял сразу, о каком корабле вела речь Акиль. В своё время он наделал шумихи во всех уголках мира. Акиль точь-в-точь удалось воспроизвести мелодию одного из самых известных фильмов в истории.
   – Я смотрел этот фильм в детстве. Мне понравилось! Джеймс Кэмерон поставил очень интересную картину. Если не ошибаюсь, названа она: «Титаник»?
   – Да он. Для меня было бы полной неожиданностью, если бы ты сказал, что не знаешь, откуда этот саундтрек.
   – Есть ещё не менее интересные фильмы, если за, то можем как-нибудь посмотреть, – предложил он.
   – Назови хотя бы пять… может, какие-то я уже и видела.
   – Ну, хорошо, например: «Застрял в любви» – фильм показывает, как отец – писатель в одиночку растит двух подростков. Девушка и парень стремятся достичь того же, что и папа – освоить писательское ремесло. Но между братом и сестрой возникает конфликт…
   – Из-за чего? – поинтересовалась Акиль.
   – Не стану раскрывать перед тобой всех карт, – улыбнулся он.
   – Ну-у-у, так совсем не прикольно… – закапризничала она
   – В этом и весь смысл моей цели!
   – А какая у тебя цель, Кир? – переспросила девушка.
   – Как что? Заинтересовать тебя, – он улыбнулся.
   Кириллу не нужно было иметь семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что он свою задачу выполнил.
   – Признаю, у тебя получилось. Мне не довелось ещё его посмотреть. Какие ещё фильмы ты можешь назвать?
   – Хорошо. Есть такой фильм, называется «1+1», думаю, что он тебе понравится.
   Парень остановился на долю секунды, а затем продолжил:
   – Да! Однозначно, эта картина не оставит тебя равнодушной. Уверен: ты поймёшь её лучше меня!
   – Ну не знаю, увидим…
   Виноградный лёд выскользнул из руки девушки, упал на пол. Акиль схватилась за низ живота.
   Парень почувствовал, что Акилине снова стало хуже; он поднялся с табурета и в одно мгновение приблизился к ней, чтобы помочь.
   – Акиль… Акиль, с тобой всё в порядке?..
   Он увидел, как в некоторых местах, на её шортах образовались тёмно-красные пятна.
   – Оп-пят-ть началось…
   – Подожди, я сейчас, – Кирилл побежал в ванную комнату.
   Тотчас же он вернулся обратно. В руках у него была пара полотенец. Парень приложил их на места, где была кровь
   – Ничего, сейчас пройдёт… – говорила Акиль.
   Разговор о фильмах пришлось отложить. Девушке пришлось принять ванну. После чего она снова переоделась в халат. Решила, что так будет удобнее в случае следующего приступа. Внутри у неё всё разрывалось, но стиснув зубы и сжав кулаки, девушка попыталась перетерпеть. У неё получилось.
   На протяжении всего остального дня подобных казусов за Акиль не наблюдалось. Конечно, она чувствовала некоторый дискомфорт: побаливала поясница, присутствовала усталость, но в остальном всё было в порядке.
   Алёна чуть ли не на стену полезла, когда, у её дочери начались первые месячные. Но она поняла дочку по-женски, постаралась поговорить с ней на эту тему.
   К вечеру позвонили родители по «Скайпу». Рассказали, что не успели они въехать в номер, как уже сделали свыше полусотни фотографий. Они уже были загружены и отправлены Акиль.
   Первые семь или восемь фотографий изображали стены невысоких зданий, разрисованные разными картинками. В основном, это были молодые девушки, маленькие девочки и мальчики, наверняка, их детишки.
   По отдельности, на фотографиях Алёна и Андрей получились неплохо
   На двух фотографиях из этих семи-восьми они были уже вместе, стояли друг с другом в обнимку; Алёна – в суконной шляпе с широкими полями, спасающими от жаркого раскалённого солнца, в облегчённой блузке фиолетового оттенка. Андрей – в майке, шортах и сланцах, на нос его были водружены солнцезащитные очки.
   В итоге, Акиль получила примерно семьдесят фотографий, так что ребятам было чем занять свой вечерок…

7
Обсуждение

   – Мне понравилось твоё описание фильма… как же его… – девушка, недолго поколебавшись, вспомнила название, – Ах, да, вспомнила – «Воображариум».
   – «Воображариум» так «Воображариум», у тебя хороший вкус. Но не забывай, и о тех картинах, которых я тебе говорил ранее. Хорошо?
   Девушка кивнула.
   – О'кей, я обязательно посмотрю их, когда ты будешь на работе… – она сделала короткую паузу – или на выходных, точно! В субботу и в воскресенье, отлично проведём время, Кир! – с энтузиазмом сказала она.
   – Отлично! Тогда пойдём смотреть фильм? – предложил он.
   – Ага, пойдём, только через минутку, я сейчас, – Акиль заехала в ванную с просьбой прикрыть за ней дверь.
   За окном ночь окутала собой город. Фонари освещали улицы. Снег ложился на землю.
   – Сейчас найдём… – Кирилл взял ноут, стоящий на шкафчике
   Он зашёл на проверенный сайт, где все фильмы и сериалы воспроизводились в отличном качестве; ввёл название фильма, в течение долей секунды сайт отыскал соответствующие имени, видеоролики. Но ребятам нужен был пятый с самого начала списка.
   – «Pro-film» – прочла Акиль название сайта, – нужно запомнить, на всякий случай, вдруг захочется, что-нибудь поглядеть.
   На экране ноутбука эффектно появлялись названия известных студий; ребята окончили диалог, они застыли перед цветными картинками – плодами компьютерной графики.
   После полуторачасового просмотра, Кирилл, взглянул на девушку, находящуюся рядом:
   – Рассказывай, как тебе? Понравилось.
   – Снеговик классный, несмотря на то, что злодей.
   – Как думаешь, чему учит фильм?
   – Ну… Мне всё-таки кажется, что он учит ценить время, стараться не быть эгоистом. Наверное, так…
   Кирилл одобрительно кивнул, вышел с сайта и решил, что неплохо было бы и покурить.
   – У вас на балконе можно покурить? – спросил он.
   – Да, можно, только закрой дверь…
   – Боишься простудиться, так зря на улице не так уж холодно.
   – Нет. Не в этом дело, просто я с детства не переношу табачного дыма.
   – Хорошо, как скажешь, закрою, не переживай.
   – Спасибо, Кир!
   Парень, как и обещал, закрыл за собой дверцу балкона, курил потихоньку, растягивая никотиновое удовольствие.
   Акиль забрала ноутбук и отправилась с ним в свою комнату. Пока парень курил, она решила отправить готовый заказ Светке.
   – Сейчас отправим! – кликом беспроводной мыши, она скинула почтой обложки и поздравления подруге.
   Девушка вернулась обратно, не стала оставлять парня в одиночестве. Он уже зашёл на кухню.
   – И что, разве нравится тебе курить? Это же вредно! Сколько людей умирает от рака лёгких…
   – Да ладно тебе, скурил-то одну за последние три дня. Ничего страшного не случится. Знаешь, сейчас ты напомнила мне мою маму; она, то же самое говорила отцу, когда тот выходил на террасу нашей дачи, чтобы закурить сигарету.
   – Да? Ну, вот видишь, Кир. Мы просто пытаемся лишний раз заботиться о вас, а вы мужчины этого не цените… – сказала она чуть обиженным тоном. – Мой отец тоже раньше выкуривал по пачке две в день, после чего начал кашлять одним утром. Мама у меня по первому образованию медик, она сразу заподозрила неладное.
   – Ну не преувеличивай, – он замолчал, ехидно взглянул на Акиль. – Подожди, подожди… ты видимо хочешь попробовать?
   – Что? Конечно же, нет…
   – Да ладно тебе, попробуй, – парень снова достал синюю пачку, но уже свежую.
   – Нет, я сказала, что не вдохну в себя эту гадость. Предупреждаю: ещё раз предложишь мне сигарету, – расскажу отцу, понял?
   – Хорошо, хорошо, больше не буду. Я просто пошутил, всё?
   – Смотри, я повторять не стану.
   – Нет, конечно, не станешь! – иронично произнёс парень, вскинув руки в воздух.
   – Не иронизируй, я говорю на полном серьёзе! – нахмурилась девушка.
   – Так и быть, забыли!
   – А какое ещё образование у твоей мамы?
   – Она учитель русского языка и литературы. Преподаёт в старших классах.
   – Всё ясно.
   Внизу живота, время от времени напоминала о себе режущая боль.
   – М-м-м… как же неприятно… – девушка стонала от боли, пригнувшись ближе к ногам. – Кир, отвези меня, пожалуйста, в ванную.
   Парень убрал пачку сигарет обратно в карман, взялся за ручки коляски:
   – Конечно, Акиль, только потерпи…
   – Мне ли не знать, что следует делать… – пробубнила девушка в той же позе.
   Спустя мгновенье Акилина была уже в ванной. Она взяла с раковины пачку тампонов, вынула один и положила её на место.
   Девушка разбавила своим присутствием одиночество Кирилла. Он встревожено сидел на диване, словно на иголках.
   – Испугался?
   – Естественно, а как ты думала? – на лбу парня проступила испарина.
   – Да не переживай ты так, Кир. Это абсолютно нормальное явление.
   – Легко тебе говорить, а я вот думаю, перебираю варианты: что делать, да как быть?
   – Ничего не надо делать, если что я сама справлюсь… на крайний случай, ты ведь будешь рядом – она убрала волосы назад, за спину.
   – Я постараюсь.
   Он поднялся с дивана, закинул очередную сигарету в уголок рта, вышел на балкон, захлопнув за собой дверь.
   Если приглядеться, то можно было разглядеть через стекло, что дымок сигареты за счёт фонарных лучей, светящихся в зимней ночи пылал ярким оранжевым светом.
   Неизвестно, замечал ли это Кирилл? Нет, он потихоньку отходил от овладевшего им шока. Как известно: сигарета – лучший способ сбежать от внутренних переживаний и мелочных проблем, наподобие расставания двух влюблённых, что в наше время стало обыденным действом.
   Акилина считала, что сигарета не есть решение проблемы, а всего лишь самовнушение, ничего больше.
   – Больше никогда меня не пугай так! Договорились? – спокойным размеренным голосом спросил Кирилл.
   – Понимаешь, – начала Акиль. – Я не могу тебе этого обещать, потому что менструальный цикл не может подстроиться под меня. Так что, думаю: не время тебе расслабляться. – Она пожала плечами. – Ты сможешь остаться сегодня? Ещё десять часов, сможем посмотреть ещё что-нибудь или сыграть в карты?
   – Вряд ли, – покачал головой Кирилл. – Много работы дома, извини… увидимся завтра. Если получится, перекинемся парой-тройкой конов.
   – Поймала на слове! – подмигнула Акиль.
   – Ладно, я пойду, разбираться с материалом… ночка будет ещё та!
   – Ладно, если что на связи, я же могу позвонить тебе, если что-нибудь случится?
   – Глупо об этом спрашивать, Акиль, можешь, на меня положится! Не забывай, я рядом!
   Кирилл прошёл в коридор, попрощался с девушкой, что отправилась вслед за ним, и отправился к себе.
   Настенная лампа, обтянутая зелёным абажуром откидывала на потолок полукруглые тени; Акиль дочитывала последние страницы «Страны радости» где дело подходило к счастливому концу.
   Девушка лежала, глядя в мрачный потолок, слушала музыку в наушниках и переваривала сюжет, только что, прочтённого мистического триллера. Она была вдохновлена концовкой книжки и планировала с утра снова начать играть, если конечно самочувствие ей того позволит.
   Акиль чувствовала, как её глаза медленно слипаются. Поэтому, она отключила плеер на двадцать третьем треке группы «Нигатив», зарекомендованной когда-то Кириллом, и подобно альпинисту, оступившемуся с края вершины, провалилась в глубокий сон.

8
Игра с бесконечностью

   – Начнём, начнём, так и не терпится меня вздуть, да? – Кирилл перевёл взгляд с карт на Акиль. – Наверняка, уже придумала какое-нибудь пошлое желание?
   – Ага, конечно, размечтался. Не дождёшься, небось, у самого в голове далеко не святые мысли?
   Парень ухмыльнулся.
   – Не знаю, не знаю, подруга…
   Девушка решила перевести тему:
   – Хватит болтать, есть козыри?
   Он взглянул на колоду, оставшуюся в стороне, червовая восьмёрка сказала всё сама за себя.
   – Да.
   Карта за картой били друг друга, а затем отправлялись в сторону и становились битой. Кто-то отдавал, кто-то не в состоянии отбиться забирал их себе, приумножая количество, тем самым усугубляя ситуацию.
   – Похоже, скоро кто-то продует, – протяжным шёпотом сказал Кирилл.
   – Убавь, убавь свою уверенность, хорошо? Не забывай, игра только началась, так что мы ещё поглядим кто кого.
   – Конечно, конечно, успокаивай себя, если от этого тебе легче.
   – Какой же ты злой, Кир, нет бы, поддержать девушку, так ты только и делаешь, что пытаешься выбить из колеи… – произнесла она.
   – Привыкай, ты должна понимать: в этой жизни всё просто: каждый человек сам за себя!
   – Абсолютно? Ты действительно так думаешь? – Акиль побила крестового короля тузом.
   – Да, конечно! – он замолчал на секунду, дождался очередной карты и продолжил:
   – Ну, за исключением той хитроумной молодёжи, что возлагает надежды на связи, на социальное положение своих родных. Чаще всего этим людям предначертано кататься, словно сыр в масле! Но не все родные мирятся с этим; большинству время от времени просто напросто надоедает и они решают приструнить отпрысков, обделяя их деньгами и всем остальным. Они просто тем самым хотят намекнуть детям, что необходимо в жизни быть самостоятельным человеком, который в состоянии зарабатывать, держаться на плаву.
   – Хорошо, я это учту.
   – Беру! – он взял две карты.
   – Советую тебе приберечь козыри, думаю, тебе они ещё пригодятся! – девушка улыбнулась.
   Кирилл продолжал играть, он следил за следующим возможным ходом Акиль. Парень находился в плачевном состоянии и очень хорошо это понимал. В десятке карт лишь один козырь и то шестёрка. Вдобавок ко всему колода полностью прохудилась. Повезёт, если в конце игры девушка подкинет туз, тогда можно будет его побить, но шансов подобного исхода не так уж много.
   У Акилины же дело в третьем кону обстояло немного иначе, она будто притягивала к себе удачные карты, в этот раз ей попалась восьмёрка.
   – Твой ход решающий…
   Кирилл бросил червовую шестёрку, которую ожидало честное поражение в честной схватке.
   Девушка не стала биться, ей было достаточно показать парню свою карту, чтобы он признал, что продул во второй раз.
   Кирилл в недоумении смотрел на её карту, не мог поверить, что проиграл снова; он был уверен, что победа стопроцентно в его руках.
   – Как… как… во второй раз…
   – Не переживай, подумаешь, всего два желания, у тебя ещё много времени, чтобы отыграться! – Акиль похлопала парня по плечу.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →