Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Богиня любви Венера предпочитала, чтобы посвященное ей кольцо носили на безымянном пальце.

Еще   [X]

 0 

Приоритетные национальные проекты: идеология прорыва в будущее (Казанцев Вадим)

Приоритетные национальные проекты, без всякого преувеличения, стали важным явлением в жизни Российской Федерации. В 2006 году в их реализацию включились не только институты федеральной, региональной, местной власти, но и значительная часть общества. Масштаб и многогранность национальных проектов позволяют говорить о том, что сама их идея выходит далеко за рамки отдельных, пусть даже очень крупных государственных программ. Речь идет об изменениях, которые отражаются и будут отражаться на социально-экономической, психологической, общественной и, в конечном счете, политической сферах развития страны.

Год издания: 2007

Цена: 44.95 руб.



С книгой «Приоритетные национальные проекты: идеология прорыва в будущее» также читают:

Предпросмотр книги «Приоритетные национальные проекты: идеология прорыва в будущее»

Приоритетные национальные проекты: идеология прорыва в будущее

   Приоритетные национальные проекты, без всякого преувеличения, стали важным явлением в жизни Российской Федерации. В 2006 году в их реализацию включились не только институты федеральной, региональной, местной власти, но и значительная часть общества. Масштаб и многогранность национальных проектов позволяют говорить о том, что сама их идея выходит далеко за рамки отдельных, пусть даже очень крупных государственных программ. Речь идет об изменениях, которые отражаются и будут отражаться на социально-экономической, психологической, общественной и, в конечном счете, политической сферах развития страны.
   В предлагаемом сборнике рассматриваются некоторые аспекты реализации приоритетных национальных проектов, их взаимосвязи с новой социально-экономической политикой и стратегией опережающего развития России.


А. И. Иванов, В. О. Казанцев, М. Б. Карпенко, М. М. Мейер Приоритетные национальные проекты – идеология прорыва в будущее.

ПРЕДИСЛОВИЕ

   Приоритетные национальные проекты, без всякого преувеличения, стали важным явлением в жизни Российской Федерации. В 2006 году в их реализацию включились не только институты федеральной, региональной, местной власти, но и значительная часть общества.
   Масштаб и многогранность национальных проектов позволяют говорить о том, что сама их идея выходит далеко за рамки отдельных, пусть даже очень крупных государственных программ. Речь идет об изменениях, которые отражаются и будут отражаться на социально-экономической, психологической, общественной и, в конечном счете, политической сферах развития страны. Эти результаты являются никак не менее важными, чем достижение плановых отметок по всем приоритетам. И в этом необходимо отдавать себе отчет.
   В предлагаемом сборнике рассматриваются некоторые аспекты реализации приоритетных национальных проектов, их взаимосвязи с новой социально-экономической политикой и стратегией опережающего развития России.

ДРУГАЯ СТРАНА

   Сама возможность реализации приоритетных национальных проектов появилась благодаря формированию качественно новых условий развития. Россия к 2006 году стала другой страной. За время, прошедшее после финансового кризиса 1998 года, удалось решить наиболее острые проблемы обеспечения безопасности и национального суверенитета. Было укреплено внешнеполитическое положение, достигнута внутриполитическая стабильность, существенно улучшилась макроэкономическая ситуация. Впервые за последние десятилетия появились и ресурсы для развития. Естественно – не сразу и не столько, сколько хотелось бы. Но летом 2006 года произошло знаковое событие: Россия превратилась из страныдолжника в страну-кредитора. Из страны, получающей займы, в страну, кредитующую другие государства. Безудержное падение экономики 90-х годов было остановлено, последствия кризиса во многом преодолены.
   2006 год стал, на мой взгляд, годом качественного перехода. Общество и власть обсуждали, осмысливали, решали уже не столько проблемы стабилизации, сколько задачи развития. Приведу один весьма типичный пример. Рост производства стройматериалов за 2006 год превысил 14%. Это, однако, не позволяло ему поспевать за ростом строительства, создавая проблему дефицита некоторых строительных материалов. Проблема? Да. Но уже вопрос роста, а не проблема деградации отрасли. Как инвестировать, а не бессмысленно тратить? Какие методы и технологии будут у нас работать, а какие – нет? Что делать в первую очередь, а что – потом? Идея национальных проектов появилась как один из ответов на эти и другие злободневные вопросы. Стало очевидно: нельзя упустить время для модернизации России, без которой ей не сохранить себя в жесткой мировой конкуренции.
   Из международного, да и отечественного опыта следует: только вложения в человека способны помочь уйти от экономики «ресурсной и индустриальной» к экономике знаний, к экономике «ежедневной технологической революции», которая создается личными усилиями активных, здоровых, образованных граждан. А развитие потенциала личности напрямую зависит от доступности и качества образования, здравоохранения, информации, коммуникаций и т. д. Понимание подобных задач и стремление найти наиболее эффективную форму для их решения привело к идее проектного подхода.
   Сама по себе идея была взята, строго говоря, из бизнесопыта. И доказала свою жизнеспособность на деле. Благодаря этой методологии часто удавалось резко сократить сроки от принятия решений до их реализации. В том числе и в нормотворческой работе. Весь 2006 год проблемы образования, здравоохранения, агропромышленного комплекса и строительства жилья постоянно, в прямом смысле ежедневно, находились в центре внимания государства на всех его уровнях. Наши усилия были подкреплены серьезными ресурсами – политическими, административными и финансовыми. Это – крайне важно. Только дополнительные выплаты врачам и учителям привели к росту доходов около 1,5 млн. семей. Сочетание двух факторов – политического приоритета и проектной формы организации работы – позволило добиться эффективного взаимодействия на федеральном, региональном и местном уровнях. В целом правильно были спрогнозированы проблемы и трудности, возникающие в процессе реализации ПНП.
   Работа над проектами приводит и будет приводить к самым разнообразным позитивным результатам. Но уже нельзя не заметить: благодаря приоритетным национальным проектам наша большая страна пришла в движение. Во всех регионах, где довелось побывать (за год – более сорока), руководители субъектов очень серьезно занимаются приоритетными проектами. Собственно, они и раньше работали по этим направлениям, но не чувствовали поддержки. А сейчас они видят, что решение подготовлено. Что это даже не вопрос желаний или личной инициативы. Это требование жизни, требование времени. Если раньше точки социального развития были в небольшом количестве регионов, то теперь в приоритетные национальные проекты включилась вся страна. Есть еще один важный результат. Вырос рейтинг социального оптимизма. Только за период с октября 2005 по октябрь 2006 года число граждан, считающих, что в будущем они будут жить хуже, впервые за последние годы сократилось до 12%, а число оптимистов стало стабильно превышать 30%. И этим надо очень дорожить.

ПЕРВИЧНОЕ ЗВЕНО

   В проекте «Здравоохранение» – это вложения в первичную медицинскую помощь. Именно участковая служба должна обеспечивать профилактику, своевременную диагностику и лечение заболеваний на ранних стадиях. Но кадровое обеспечение участковых служб совсем недавно было одной из самых проблемных зон нашего здравоохранения. Однако ситуацию удалось переломить: число участковых врачей выросло примерно на 3,5 тыс. человек. Работать на участки пошла молодежь – выпускники медвузов и медучилищ.
   Вместе с проблемой набора кадров решалась и задача повышения квалификации. В 2006 году ее прошли более 13,5 тыс. врачей участковой службы, что вдвое выше запланированного. Дополнительно к первоначальным планам была повышена оплата труда 160 тыс. медицинских работников фельдшерско-акушерских пунктов и скорой помощи.
   В рамках проекта за год новое диагностическое оборудование и санитарный автотранспорт получили более 5,5 тыс. учреждений здравоохранения. Закуплено более 6,7 тыс. машин, оснащенных всем необходимым медицинским оборудованием, в том числе для оказания помощи детям. Ничего подобного не было на протяжении десятилетий. И уже виден результат – срок ожидания диагностических исследований сократился в среднем с десяти до семи дней, а прибытия «скорой» приходится ждать в среднем на десять минут меньше, чем год назад. Для многих людей эти десять минут – вопрос жизни и смерти.
   Первичное звено образования – школы и учителя. Учебно-наглядными пособиями и оборудованием по физике, химии, биологии оснащены 8 тыс. школ, приобретено 3,5 тыс. школьных автобусов. И это кроме грантов, которые получили 3 тыс. инновационных школ и 10 тыс. лучших учителей. Безусловно, для повышения престижа учительского труда предстоит сделать еще очень многое. Дополнительное ежемесячное вознаграждение за классное руководство, которое получали в 2006 году почти 900 тыс. учителей, – только первый шаг.
   Проект в области АПК дал толчок развитию малых форм хозяйствования. По итогам года общий объем заимствований – 36,5 млрд. рублей (за весь 2005 год – 3,4 млрд. рублей). Выдано более 100 тыс. кредитов (за весь 2005 год – 2,5 тыс.). Особенно заметно вырос спрос со стороны личных подсобных хозяйств. Традиционно фермерские хозяйства и личные подворья играют значительную роль в отрасли. Только по овощной продукции на их долю приходится более 87% от общего производства.
   В рамках приоритетного проекта предусмотрена поддержка потребительских кооперативов, которые смогут расширить возможности реализации произведенной продукции. В 2006 году было создано около 970 кооперативов – вдвое больше запланированного.
   И конечно, здесь нельзя не учитывать социального аспекта. Залог благополучия села – возможность каждому достойно зарабатывать: и работнику крупного сельхозпредприятия, и фермеру, и человеку, ведущему личное хозяйство. Нет сомнения в том, что малые формы хозяйствования должны быть предметом большой заботы государства.

ПРЕОДОЛЕНИЕ ДИСПРОПОРЦИЙ

   Одной из острых проблем, стоящих сегодня перед Россией, остается преодоление диспропорций в развитии отдельных регионов. По оценкам экспертов, разрыв по душевому региональному доходу между регионами составляет десятки раз, по уровню потребления – 20-30 раз, а по инвестициям – сотни! Такие диспропорции уже не только экономическая и социальная проблема. Это – проблема национальной безопасности. При сохранении подобных перепадов экономического ландшафта рвется ткань страны. Найдите еще развитое государство с такими перепадами в экономической географии! Именно поэтому приоритетные проекты рассматривались и в качестве инструмента регионального развития, нивелирования социально-экономических проблем.
   Чтобы добиться подобного результата, приходится одновременно решать две задачи. С одной стороны, усиливать внимание федерального центра к ситуации на местах (без перераспределения властных полномочий). А с другой стороны, принципиально важно стимулировать активность региональных властей, дать им возможность проявить инициативу. То есть необходимо было усилить все элементы госуправления. Что в целом удалось.
   Как следствие в большинстве регионов был получен активный отклик на усилия Центра. Например, в Уральском федеральном округе в 2006 году на реализацию национальных проектов из федерального бюджета было потрачено 2,8 млрд. рублей, а из бюджетов субъектов Федерации – 15,5 млрд., то есть в пять с лишним раз больше. Почти сравнялись с федеральными источниками финансирования масштабы расходов из местных бюджетов – 2,5 млрд. рублей. Более того, из внебюджетных источников было привлечено еще около миллиарда.
   В Красноярском крае приняты краевые национальные проекты, названные «4Д+К» (Дом. Деревня. Демография. Дети + Культура). В Челябинской области выделение дополнительных средств из бюджета на реализацию проекта «Образование» привело к началу массового ремонта и оснащения школ, системной переподготовки кадров. Что позволило решить не только социальные проблемы, но и добавило оживления в экономическую жизнь всей области.

ЭКОНОМИКА ЗНАНИЙ

   Как я уже писал выше, в основе создания новой экономики и нового общества лежит развитие потенциала личности. Этот потенциал, в свою очередь, является производным от уровня доступности и качества образования, здравоохранения, информации и коммуникаций, достижений науки и культуры.
   От успеха отдельного человека, от его возможности реализовать свой талант зависит и успех страны. Но чтобы человек смог раскрыть и развить свой творческий потенциал, государство должно обеспечить условия для такой самореализации. А это не только вопрос денежных вливаний или моментальных поворотов неких политических рукояток. Это длительный и сложный процесс, в нашем случае отягощенный очень неоднозначным национальным опытом. Нельзя в один момент поменять психологию народа, который вполне сознательно отучали от личной активности, самостоятельности, предприимчивости. Надежда на госпатернализм вовсе не умерла вместе с крахом коммунистической идеологии. Ее корни, по сути, – еще в крепостной общине.
   В развитых государствах вложения в образование, науку, культуру, здравоохранение примерно в разы превышают вложения в машины, оборудование, здания, сооружения. Соответственно и основной прирост национального богатства определяется сегодня прежде всего качеством жизни и условиями, созданными для раскрытия человеческого потенциала. Эта логика прослеживается в федеральном бюджете на 2007 год, который предусматривает значительный рост расходов на реализацию ПНП. В принципе вся структура расходов имеет значительно большую, чем прежде, социальную направленность.
   Но создание экономики знаний не ограничивается решением проблемы инвестиций. Здесь требуются институциональные преобразования – и в экономике, и в обществе в целом. Необходимо развернуть весь огромный экономический и социальный организм России в сторону инновационного пути.
   В рамках проектов принимаются системные меры для повышения активности граждан, общественных организаций, для структурирования их усилий. В этой связи уместно напомнить о принятом в конце прошлого года законе об «эндаументах» – целевом частном капитале, направляемом на финансирование приоритетных социальных задач. Уверен, этот закон будет иметь большое значение. До последнего момента у бизнеса не было прозрачного, ясного механизма вложения средств в образование, науку, некоммерческие и благотворительные организации. С принятием закона такой инструмент появился, что позволит некоммерческим организациям получить финансовую устойчивость и независимость.
   Бизнес же получит возможность проявлять себя в самых разных социальных начинаниях. Это гармонизирует отношения между предпринимателями и их социальными партнерами. Не менее важно и то, что во многих областях государство неэффективно, а быстро повзрослевший, социально ответственный российский бизнес может проявить себя. Как, например, в создании двух бизнес-школ для подготовки менеджеров высшего класса.

СТАВКА НА ЛИДЕРОВ

   Важнейшая задача проекта «Образование» – стимулировать наиболее способных учеников и учителей, ускорять внедрение инновационных методов обучения. 10 тыс. лучших учителей России, отобранных по конкурсу, стали обладателями президентских премий по 100 тыс. рублей. Коллективы 3 тыс. школ, активно работающих по инновационным образовательным программам, получили по 1 млн. рублей. Присуждено 5350 премий победителям и призерам международных и российских олимпиад. А 17 лучшим инновационным университетам России были предоставлены гранты в сумме 5 млрд. рублей.
   Важно, что эти 17 вузов были выбраны из более чем 200 учебных заведений. Еще важнее то, что в 2007 году в конкурсе планируют участвовать уже порядка 400 высших учебных заведений. В процесс соревнования включается все большее число субъектов. В Южном и Сибирском федеральных округах в результате объединения нескольких вузов созданы два национальных университета. Цель этого – не сложить, а умножить потенциал учебных заведений. Создать фундаментальный вуз XXI века, который обеспечит регион современными специалистами.
   Завоеванные в соревнованиях деньги помогут лидерам сделать еще несколько шагов вперед. В то же время они должны стать стимулом для других: уравниловки больше не будет. Господдержку получит только лучший.
   В проекте «Доступное и комфортное жилье – гражданам России» поддержку получают прежде всего те муниципалитеты и субъекты Российской Федерации, кто готов инвестировать в решение задач и свои ресурсы. Именно отсюда – акцент на ипотечное кредитование. При плановом значении в 108 млрд. по итогам года ожидается привлечение кредитов на сумму около 200 млрд. рублей. Снижается и ставка по таким кредитам, требования к первоначальному взносу. Сегодня, например, можно получить кредит под 11% годовых, что в среднем на 2-4% ниже, чем год назад.
   Другие направления: софинансирование приобретения жилья молодыми семьями; субсидии на подготовку инженерной инфраструктуры для новых участков под жилищное строительство, в особенности под масштабную малоэтажную застройку.
   К примеру, в Екатеринбурге будет построено более 9 млн. квадратных метров жилья для 325 тыс. жителей. Крупные проекты реализуются в Московской области в Красногорске и Домодедове, готовится массовая современная малоэтажная застройка под Петербургом. По сути, будут построены новые города. Будет развиваться не просто жилищное строительство, будет формироваться новая среда проживания миллионов наших граждан.
   В проекте «Развитие АПК» льготное кредитование строительства крупных животноводческих комплексов – это поддержка в первую очередь тех, кто готов к долгосрочным инвестициям. По итогам 2006 года выдано около 50 млрд. рублей восьмилетних кредитов (на 20% больше, чем было запланировано). За счет кредитных ресурсов идет строительство и реконструкция более 1240 животноводческих комплексов. По лизингу поставлено более 50 тыс. голов высокопродуктивного племенного скота и оборудование для содержания 185 тыс. голов скота.
   Надо сказать, что изменения, которые происходят в животноводческих комплексах в результате реконструкции, впечатляют. Это принципиально новые технологии и производительность. Это, если хотите, иная культура труда, другая философия жизни на селе.

СИСТЕМНЫЙ ЭФФЕКТ

   Реализация приоритетных проектов привела к форсированному переходу к долгосрочному планированию и бюджетированию, что крайне важно для устойчивого экономического развития. Еще более значимо то, что в процессе бюджетного планирования получает логическое развитие стратегия эффективных инвестиций в человека, в рост качества жизни.
   Работа в рамках ПНП потребовала долгосрочных отраслевых и межотраслевых стратегий, что необходимо и для всей экономики страны. Важным аспектом является и то, что реализация приоритетных национальных проектов приводит к внедрению современных технологий. Оснащение за два года всех российских школ широкополосным доступом в Интернет открывает принципиально новые возможности. Дистанционные уроки и консультации можно будет проводить даже в самых отдаленных регионах. С другой стороны, школьный Интернет в деревне будет полезен и местному доктору, и специалистам в разных областях сельского хозяйства. Развитие самых совершенных коммуникационных сетей в конце концов повысит инвестиционную привлекательность регионов, поможет им привлечь средства, решить социальные вопросы и т. д.
   Новые подходы и технологии требуют более совершенного управления. Это неизбежно. И на примере многих регионов мы уже видим, как начинают внедряться современные эффективные методы управления, взаимодействия и контроля.
   О контроле надо сказать особо. С самого начала было решено работать максимально открыто. Отчеты министерств и ведомств принципиально должны были носить публичный характер. В этой связи интересен опыт Минсвязи. В подтверждение подключения школы к Интернету министерство требует предоставления цифровых фотографий с номером школы и изображением самого компьютерного класса. Эти фотографии размещаются на общедоступном сайте. Если в школе нет компьютеров, если деньги не дошли до адресата, то можно попытаться подделать почти любые документы. Но добиться, чтобы кто-то из школьников или их родителей не возмутился, увидев несоответствие представленной информации в Интернете, невозможно. Это и называется общественным контролем. Подобные методы вместе со специальными электронными системами мониторинга национальных проектов приведут и к большей открытости, которая так ненавистна недобросовестным бюрократам. Приведут и к социальной активности граждан, без которой развитие любого общества невозможно.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

   Приоритетные проекты задали хороший темп системному развитию отраслей социальной сферы. Этот темп не должен быть потерян. В здравоохранении с 2007 года начинается реализация пилотных проектов в 17 регионах страны. Мы планируем выработать наиболее эффективные организационно-экономические механизмы, в том числе перейти к одноканальной модели финансирования здравоохранения. Предстоит разработать отраслевую систему оплаты труда, учитывающую результаты деятельности медработников.
   С 2007 года будет оказываться государственная поддержка субъектам Российской Федерации, внедряющим комплексные проекты модернизации образования. Первоначально таких экспериментальных регионов будет 20. На их территории заработает новая система финансирования, когда средства следуют за учеником с учетом качества образования.
   Продолжится и поддержка лидеров в образовании. Инновационные школы во всех регионах России станут центрами для повышения квалификации учителей. Будет уделено серьезное внимание учреждениям начального и среднего профессионального образования.
   Отмечу, что директорами и учителями инновационных школ уже проведена экспертиза государственных образовательных стандартов, результаты которой анализируются наукой. В семи регионах оборудованы автоматизированные рабочие места для педагогов, победивших в конкурсе на звание лучшего учителя. Используя современные интерактивные технологии, они смогут проводить консультации для других учителей, принимать участие в разработке дистанционных программ.
   Проработан вопрос совершенствования условий и порядка предоставления в 2007 году субсидий и государственных гарантий для обеспечения земельных участков коммунальной инфраструктурой. В частности, они будут предоставляться застройщикам и предприятиям коммунального комплекса. Особый акцент – на развитие малоэтажного домостроения.
   Должна начаться работа органов местного самоуправления по передаче в залог земельных участков, предназначенных для жилищного строительства. Цель – облегчить привлечение кредитов для создания коммунальной инфраструктуры. Будут поддержаны крупные региональные проекты комплексного освоения земельных участков для строительства жилья.
   Есть ли проблемы в реализации национальных проектов? Есть, причем немалые. Здесь и несовершенство механизмов проектной работы, и диспропорции при оказании поддержки отдельным категориям работников или направлениям деятельности при недостаточном внимании к другим. Есть чисто управленческие, административные проблемы. Они должны найти свое решение в 2007 году, не сдерживая реализацию существующих планов. Останавливаться нельзя.
   Главное, мы должны сохранить и развить конструктивное и творческое начало в нашей работе, сберечь доверие и заинтересованное отношение профессионалов, всего общества.
   В заключение хотел бы привести пример, который очень хорошо показывает масштаб и системность работы, за которую мы взялись. На еженедельном совещании президента с членами правительства я докладывал о решении проблемы со школьными автобусами. Выслушав меня, президент сказал одну простую вещь, суть которой в следующем: автобусы – это хорошо, но мы их не напасемся, если не будем заниматься дорогами.
   Из этого посыла вытекает все ранее сказанное. И системность подхода, и кумулятивный эффект, и соединение поддержки первичного звена с более масштабными переменами. И наше видение будущего. И дороги, которые всем нам вместе придется строить, если мы хотим идти дальше.
   Опыт работы всех уровней власти «на результат», опыт взаимодействия с бизнесом, профессиональными сообществами, обществом в целом может и должен использоваться для решения широкого круга задач в экономике и социальной сфере. Тем самым обеспечивая общую эффективную работу в интересах каждого человека. В целях развития и процветания России. В интересах каждого из нас.

   Дмитрий Медведев,
   первый заместитель Председателя Правительства РФ,
   Председатель Президиума Совета при Президенте РФ по реализации приоритетных национальных проектов

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ ДЛЯ РОССИИ

   XXI век предполагает радикальную смену алгоритмов экономического и социального развития, связанных с появлением новых факторов, определяющих качество и темпы развития государства, общества и экономики. Прежде всего речь идет о стремительном, даже взрывообразном росте такого фактора, как человеческий потенциал.
   Тема реализации потенциала человеческой личности к 2006 году стала популярной в публичной риторике политической элиты и правящего класса России, что отнюдь не означало существования механизмов ее реализации[1]. От постановки проблемы до ее решения дистанция оказалась огромной. Поэтому приоритетные национальные проекты (ПНП) в определенной мере стали пилотным проектом в поиске, более того, создании таких механизмов, которые в разной степени оказались успешными уже к середине 2006 года. Опыт их реализации в прошлом году имеет огромное значение.

ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ ИДЕИ ПНП

   К 2005—2006 годам сложились базовые – идеологические, политические, экономические – предпосылки для дальнейшей корректировки политического курса страны. Может быть, неосознанно, но правящий режим основательно пересмотрел свою идеологию развития страны. Взаимосвязь интенсификации экономического развития и социального благополучия становилась все более очевидной. Уже в 2005 году в докладе о развитии человеческого потенциала в России говорилось: «Инновационно-активный сценарий базируется на интенсивных структурных сдвигах в пользу высокотехнологичного и информационного секторов экономики и соответственно ослаблении зависимости от нефтегазового и сырьевого экспорта». Прогнозные показатели доходной обеспеченности в данном сценарии мало отличаются от существующего инерционного варианта: в первом случае, например, реальная заработная плата к 2008 году должна вырасти до 138,4% от уровня 2004 года, а во втором – до 145%. Темпы прироста реальных доходов в этот период характеризуются следующими соотношениями: в инерционном сценарии – 133,9%, в инновационно-активном – 140,4%. В результате к 2008 году согласно правительственным прогнозным оценкам ожидается снижение бедности до 10,2%. Это, конечно же, не отражает российских реалий, потому что значительная часть граждан (более 30%), которые не попадают в эту категорию, фактически относятся к ней. И не только по уровню душевого дохода, но и по иным показателям.
   Инновационно-активный сценарий базируется на интенсивных структурных сдвигах в пользу высокотехнологичного и информационного секторов экономики и соответственно ослаблении зависимости от нефтегазового и сырьевого экспорта.
Из доклада о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации
   И далее в докладе делается вывод: «Таким образом, при ориентации на инновационно-активный сценарий развития и внедрении системы гарантированного минимального уровня доходов для беднейших в России в области сокращения бедности могут быть достигнуты следующие результаты:
   – сокращение уровня и глубины бедности в два раза;
   – ликвидация форм экстремальной бедности».
   Роль ПНП в этих условиях очевидна: выводить из категории бедных все новые слои граждан. Идея нацпроектов стала не только последовательным развитием идеи опережающего роста ВВП в условиях макроэкономической стабилизации, но и новым механизмом в развитии общества, усиления акцентов в социальной политике.
   Создание новой экономики без нового общества невозможно. Идея ПНП предполагает апробацию новых механизмов в отношениях властей и общества: объективные и субъективные проблемы, возникающие в связи с реализацией ПНП, – весомый повод внести коррективы как в отношения между властью и обществом, так и в механизмы самой власти.
   Не случайно куратор ПНП Дмитрий Медведев в 2005—2006 годах неоднократно обращался к этой теме, то говоря о «растревоженном бюрократическом улье» в связи с невозможностью быстрого землеотвода под строительство, то в связи с взаимоотношениями с властями регионов.
   Характерно и другое: реализация ПНП показала, что в отношениях между властью и профессиональным сообществом (особенно в области здравоохранения, образования, культуры) скопились серьезные проблемы: принимаемые решения властью нередко ставятся под сомнение именно представителями профессиональных сообществ. Как заявил авторитетный режиссер Юрий Соломин, «меня возмущает то, что с профессионалами не советуются. Какой-то человек, который занимает какую-то должность, который не очень хорошо работает… говорит: „Я делаю то, что считаю нужным“[2].
   Примерно так же формулируют отношение к чиновникам, их деятельности и представители медицины, науки, образования. Все это – индикатор того, что в отношениях власти и интеллигенции назрел определенный кризис из-за «менеджерского», «технологического» подхода куправлению этими областями. Это отчетливо проявилось в процессе реализации ПНП, а также в смежных областях, например в области реорганизации деятельности Российской академии наук.
   Понятно, что реформы в политике и экономике последних 15 лет, практически не затронувшие области гуманитарного и социального поля деятельности общества, не могут не привести к изменениям и в этих областях, долго находившихся вне фокуса внимания власти. Вопрос, однако, в том, что если области науки, культуры, образования и медицины будут реформировать так же, как экономику и политическую систему в последние 15 лет, то есть неэффективно, непоследовательно и, в конечном счете, ущербно, то отношение профессиональных сообществ к таким реформам будет очевидно негативным.
   Исключительно «менеджерский» подход к назревшим реформам, не учитывающий мнения профессиональных сообществ, ведет к кризису во взаимоотношениях между властью и интеллигенцией, которая хотя и пострадала и игнорировалась властью в предыдущие годы, но не находилась от нее в непосредственной материальной и имущественной зависимости.
   Неизбежная реформа в социальной области (по мнению Людмилы Швецовой, даже революция) усиливается сознательным выбором власти в пользу социальных приоритетов, а также появлением определенных, пусть не очень значительных ресурсов.
   Таким образом, к 2005—2006 годам назревшие реформы в гуманитарной области совпали с позицией власти и новыми экономическими возможностями. Это может – если удастся найти эффективные способы реализации таких реформ – быстро продвинуть Россию по пути гуманитарного развития, но может (если власти предпримут неуклюжие действия) и привести к кризису во взаимоотношениях между властью и интеллигенцией.
   Сохранение социальных приоритетов Владимир Путин еще раз подтвердил в своем послании Федеральному Собранию в 2006 году, однако главной задачей поставил изменение структуры экономики за счет массового внедрения в передовые традиционные отрасли промышленности наукоемких технологий. Идея развития человеческого потенциала отнюдь не исчезла, но получила «демографическое» измерение.
   Была сохранена и предыдущая логика: макроэкономическая стабилизация – экономический рост – новые возможности – социальная направленность. Следствием реализации сформулированных ранее приоритетов – макроэкономической стабилизации и ускоренного роста ВВП – стали возросшие экономические возможности, которые «позволили направить дополнительные инвестиции в социальную сферу[3], а «по сути, – подчеркнул президент, – в рост благосостояния людей, в завтрашний день России».
   Количественно дополнительные средства, выделенные на ПНП, были оценены Президентом России в 5-7% от всего объема государственного финансирования этих отраслей (т. е. образования, здравоохранения, жилья, сельского хозяйства). При этом в послании 2006 года президент подчеркнуто перенес акцент в финансировании на региональные и местные власти.
   Неизбежный и важный аспект проблемы появления свободных ресурсов – направление их использования. Это связано прежде всего с растущим Стабилизационным фондом страны, золотовалютными (ЗВР) и другими резервами. Во многом, считает Сергей Глазьев, эта проблема надуманная – есть острая потребность и необходимость инвестировать эти средства: «Стабилизационный фонд, который накапливается у нас в стране на основе профицита бюджета, является во многом липовым. Липовым не в том смысле, что там нет денег, а в том, что липовым является ощущение избытка денег в федеральном бюджете. Если мы сопоставим структуры расходов нашего бюджета с общемировыми стандартами, то увидим, что государство чудовищным образом недофинансирует социальную сферу».
   Действительно, если бы структура российского бюджета была сопоставлена с общемировыми стандартами в развитых странах, то нам пришлось бы на образование и здравоохранение потратить как минимум в 2-3 раза больше, чем мы тратим сегодня, в 3 раза поднять ассигнования на науку, в 4 раза – на культуру. Тогда профицита бы не было, денег бы просто не хватало.
   Вторая составляющая этого профицита, по мнению Сергея Глазьева, заключается в дефиците бюджетов регионов. На регионы возложена основная ответственность за обеспечение социальных гарантий, поэтому им денег очевидно не хватает. Если бы регионы имели достаточно денег, чтобы выполнить все социальные обязательства, которые им передало федеральное правительство, то они сегодня не сталкивались бы с такой острой нехваткой средств на выполнение социальных обязательств.
   Известные объяснения монетаристских властей по поводу сдерживания инфляции на самом деле сводятся к одному – стремлению любыми способами (прежде всего за счет развития) сдержать рост денежной массы, нарастающей из-за потоков нефтедолларов. Алексей Кудрин прямо говорит: «Причина инфляции – чрезмерное предложение денег экономике»[4]. Действительно, за первую половину 2006 года ЗВР России выросли в 4 раза по сравнению с тем же периодом прошлого года – с 20 млрд. долларов до 83 млрд. долларов. Но это только часть правды. Другая заключается в том, что, вопервых, сам по себе объем этих средств относительно небольшой (точнее, просто маленький) и жесткая финансовая политика отнюдь не является обязательной. Во-вторых, инфляция – это не просто избыток средств (по Кудрину), а еще и недостаток произведенных товаров и услуг.
   Таким образом, рост производства отечественных товаров и услуг (на те же несчастные 80 млрд. долларов) вполне обеспечил бы не только задачи ускорения промышленного роста, но и уменьшения инфляции.
   Другая сторона проблемы – социальная. Правительство РФ борется с инфляцией в основном за счет определенной категории граждан (нищих и бедных), которые составляют большинство населения, за счет сознательной и искусственной политики ограничения зарплаты. В том, что говорит Сергей Глазьев, много правды. Этой же позиции, кстати, придерживаются и некоторые представители правительства, его аппарата и науки. С их точки зрения, финансовые «излишки» – следствие сознательного многолетнего недофинансирования социальных областей.
   Таким образом, образовавшиеся «излишки», «нависающие над экономикой», таковыми совсем не являются. Они стали следствием явного недофинансирования приоритетных областей, прежде всего социальных, с 1990 года. Об этом свидетельствует, например, структура расходов России по сравнению с развитыми странами[5].
   Из сопоставления видно, что на социальные цели Россия тратит в среднем в 2 раза меньше, чем Германия, и почти на 70% меньше, чем США. Остается, правда, значительная доля, которая до 2007 года шла на выплату огромного внешнего долга, оставшегося Владимиру Путину в наследство от Михаила Горбачева и Бориса Ельцина. Но после его выплаты Парижскому клубу в августе 2006 года неизбежно встает вопрос об изменении структуры бюджета страны, придании ей социальной направленности. Это означает, что доля социальных статей должна постепенно приблизиться к 50-60% всего бюджета, то есть быть на уровне США – Германии. По отношению к бюджету 2006 года это означало бы рост в 2-2,5 раза.
СТРУКТУРА БЮДЖЕТНЫХ РАСХОДОВ РОССИИ, США И ГЕРМАНИИ
   Однако настораживает то обстоятельство, что в бюджетных планах правительства на 2007—2010 годы эта линия не просматривается. Данные свидетельствуют о том, что бюджеты будущих лет не претерпят структурных изменений в пользу социальных статей. Похоже, что инерционность характерна для всех российских бюджетов последних лет, а заявленные Владимиром Путиным социальные приоритеты не находят отражения в реальной бюджетной политике.
   Провозглашение ПНП, таким образом, принципиально ситуацию не изменило: заявленные приоритеты стали скорее декларацией о намерениях в области социальной политики, сигналом власти обществу о том, что она видит и понимает проблему, что готова начинать действовать. Именно так следует рассматривать инициативу Владимира Путина на встрече с членами правительства, руководством Федерального Собрания и членами президиума Государственного совета 5 сентября 2005 года, когда Президент России публично выдвинул идею национальных проектов в области образования, здравоохранения, жилья, а позже – сельского хозяйства. Это был прежде всего отчетливый политический сигнал, послание, декларация, но не смена курса.
   Идея нацпроектов имела свою ясную политическую логику:
   – провозглашаемая цель всей деятельности власти – «существенное повышение качества жизни граждан»;
   – национальные проекты – это прежде всего поиск новых механизмов достижения этой цели;
   – появившиеся новые возможности у государства необходимо использовать для целей развития, для будущего, прежде всего для повышения качества жизни;
   – национальные проекты направлены на конкретный социальный результат, ибо «цифры экономического роста, – по мнению Владимира Путина, – для очень многих людей остаются абстрактными».
   Соответственно этой логике выбор четырех приоритетных проектов президент обосновал 5 сентября 2005 года следующим образом[6]: «Во-первых, именно эти сферы определяют качество жизни людей и социальное самочувствие общества. И, во-вторых, в конечном счете решение именно этих вопросов прямо влияет на демографическую ситуацию в стране и, что крайне важно, создает необходимые стартовые условия для развития так называемого человеческого капитала».
   Эти три аргумента по своей сути не только социально направлены, но и выделяют три острейшие российские проблемы и угрозы – низкое качество жизни, ухудшающаяся демография, задержка с переходом к современному этапу в развитии государства.
   Но был еще и четвертый аргумент, не высказанный публично 5 сентября. Этот аргумент – социально-психологический, связанный с исправлением ситуации, когда социальный пессимизм в России превысил всякие нормы. Позже, в июне 2006 года, Дмитрий Медведев признает: «Национальные проекты это не только материальное измерение, но и изменение в сознании людей»[7].
   Таким образом, 5 сентября 2005 года Путин сделал попытку провозгласить, по сути, новый курс, новую идеологию, придав ей четкую логику действий. Вместе с тем, сознательно или нет, но это не вызвало реальной смены финансово-экономической политики государства. Это стало скорее декларацией о политических намерениях, подтверждением понимания актуальности этих проблем, решение которых оставалось следствием старой финансовой политики «макроэкономической стабилизации». Не случайно в июле 2006 года на заседании Совбеза Владимир Путин уже стал говорить о завершении «эпохи латания дыр» и переходе к формированию стратегии развития. Иными словами, ПНП стали пробным шагом, попыткой выйти на один из вариантов развития.
   Национальные проекты – это не только материальное измерение, но и изменение в сознании людей.
Дмитрий Медведев
   Обращает на себя внимание незавершенность в формировании нацпроектов. Так, «выпадение» из перечня приоритетов культуры и науки вызывает сильное недоумение: будущее общество и экономика будут зависеть от развития именно этих областей, которые, как и образование, превращаются в ведущие экономические отрасли и основные структурные элементы нового общества. Понятно, что наука и культура неизбежно должны будут войти в число национальных приоритетов. Однако задержка с включением в перечень ПНП в 2005—2006 годах этих областей уже негативно сказывается на их состоянии. Так, руководитель Союза театральных деятелей Александр Калягин следующим образом охарактеризовал положение в области театрального искусства весной 2006 года: «Творческая жизнь театров угодила под колеса жестких финансовых правил, а это оказывается губительнее идеологической цензуры. Набрала силу порочная практика, когда законы, мешающие творчеству, проходят с лету…»[8].
   Похожая ситуация наблюдается и в науке: за последние годы РФ по своему вкладу в фундаментальную науку в мире опустилась со второго места на девятое. По итогам десяти лет Россия заняла восьмое место в мире по числу опубликованных научных работ и 18-е место – по индексу их цитирования. Уже и Китай обогнал Россию по цитируемости. В среднем каждую статью российского ученого цитируют 3 раза, американского – 13 раз. Приходится признать, что качество нашего научного продукта не слишком высокое.
   Объяснение, конечно же, прежде всего материальное: на одного ученого Россия расходует в 20 раз меньше средств, чем США, в 10 раз меньше, чем Европа. Бюджет всей российской науки составляет 2 млрд. долларов, а в Китае – уже 28 млрд. долларов. Налицо явное недофинансирование, даже если признать всю критику в адрес российской науки справедливой.
   Но проблема, конечно, не только в недофинансировании. Главное не только в том, что на науку у нас выделяют мало средств (это неразумно и глупо), но и в том, что наш научный продукт страшно далек от внедрения и коммерциализации. Россия регистрирует в 10 раз меньше патентов, чем Япония, в 6 раз меньше, чем США, в 2 раза меньше, чем маленькая Корея. И из этих немногих изобретений в России внедряется только 0,5%. Иными словами, экономика России невосприимчива к инновациям. Доля инновационных предприятий в России настолько мала, что любые сопоставления с другими странами просто недопустимы. За все годы, включая советский период, в стране не было создано благоприятного инновационного климата. Это привело к ситуации, когда результаты научной работы ученых, нередко соответствующие мировому уровню, не только не использовались, но и не были вообще востребованы в качестве экспортного потенциала. Только виновата ли в этом российская наука?
   Трудно согласиться, что результативность науки вычисляется как сальдо экспорта-импорта технологии, но приходится признать: у России этот показатель «-361», у США – «+24 844», хотя по численности научных работников мы по-прежнему остаемся на первом месте[9]. Такое отрицательное сальдо лучше, чем сальдо внешнеторговой деятельности, говорит о самой острой проблеме России – технологическом и инновационном отставании.
   Игнорировать такое соотношение невозможно. Вот почему очевидно, что два приоритета, где Россия обладает конкурентными преимуществами – культура и наука, – безусловно, следующие в очереди приоритетных национальных программ.
   Проект бюджета на 2007 год отчасти подтверждает это. Впервые за последние годы в структуре бюджета наметились современные изменения, прежде всего в образовании и здравоохранении. Заметен рост расходов и на культуру[10].
СТРУКТУРА РАСХОДОВ ФЕДЕРАЛЬНОГО БЮДЖЕТА (МЛРД. РУБЛЕЙ)Минфин.
   Источник:

   Вместе с тем расходы на науку и культуру остаются попрежнему неестественно низкими. Совершенно недопустимо, что при 20-летнем недофинансировании и сегодня эти области не находятся среди реальных приоритетов. В США и Германии общие расходы на науку превышают 2% ВВП, а в России – 1,17%, то есть фактически в два раза меньше. В абсолютном же значении эта разница составляет десятки раз![11] При этом роль науки в ближайшем будущем, а тем более в среднесрочной перспективе, будет возрастать. По оценкам РЭНО, вытекающим из доклада «Глобальная технологическая революция-2020», подготовленного в 2006 году, «сегодня мы находимся в самом центре глобальной технологической революции… в целом ряде отраслей был осуществлен серьезный прорыв, благодаря которому в скором времени могут произойти радикальные изменения во всех сферах человеческой жизнедеятельности»[12]. Авторы доклада выделили 16 критически важных технологий, а также провели сопоставление среди стран – претендентов на лидерство.
   Нетрудно догадаться, что лидерами оказались экономически развитые государства: США, Япония, страны ЕС, Канада, Тайвань, Австралия. Что же касается России, ее научно-технологический потенциал был определен авторами как «достаточно высокий» (хотя оценен несколько ниже, чем, скажем, у Китая – примерно на уровне Индии и Польши). Хуже, впрочем, другое: по мнению авторов доклада, «число барьеров технологического развития в России будет несколько превышать число стимулов инновационного роста, и этот дисбаланс затруднит эффективное внедрение и развитие в ней передовых технологий в полном объеме»[13].
   Работа над национальными проектами была начата задолго до выступления президента и носила вполне системный характер. Это был отнюдь не экспромт, тем более не PR-акция, а долгосрочный политический курс на решение социальных и экономических задач нового уровня, заложенный публично еще в 2000—2004 годах. На ранних этапах (в основном по причинам организационного характера) такие области, как наука и культура, на какое-то время были сознательно «отложены» в сторону.
   Не случайно по мере развития социально-экономических программ происходило их «расширение», границы раздвигались на смежные области. Устанавливались новые взаимосвязи, в том числе и на более высоком уровне управления. Например, появилась тема демографии, что стало следующим шагом в развитии политической логики нацпроектов уже через несколько месяцев после выступления 5 сентября 2005 года.
   Для того чтобы говорить о потенциале личности, нужна прежде всего сама физическая личность. Вот почему в основу роста качества личности необходимо положить демографический фактор, то есть наличие физического субъекта. Таким образом, «вписывание» России в современные тенденции глобализации предполагает, с одной стороны, осознанное стремительное усиление структурных элементов информационного общества. Это стремление должно формализоваться в новый алгоритм развития государства в условиях глобализации, конечной целью государственной политики должен стать человек, развитие его возможностей и прав, то есть потенциала. А с другой стороны, все качественные характеристики личности могут развиваться только при физическом наличии самого субъекта, в данном случае гражданина. Вот почему параллельно с задачами развития информационного общества России предстоит решать демографические задачи сохранения нации.
   Мотив «качества жизни граждан» был ведущим в 2004—2006 годах в любых крупных публичных заявлениях президента и других руководителей страны. При этом проблема качества жизни для России в 2006 году имела совершенно определенный социально-экономический аспект, когда значительная часть граждан находилась на уровне бедности и нищеты. Само определение этих уровней требует специального разъяснения.
   Недостаточно просто обеспечить выживаемость человека для развития личности и ее потенциала. В условиях, когда этот потенциал определяет темпы роста экономики и развития общества, этого становится уже мало. Поэтому такие критерии, как бедность или нищета, должны быть пересмотрены в новых условиях, ибо они не предполагают развития. Пока же остаются старые непригодные для нового этапа развития общества критерии. Так, в докладе экспертов ООН о развитии человеческого потенциала в России «Россия в 2005 году: цели и приоритеты развития»[14] указывается: «Наиболее информативным является душевой дефицит дохода, выраженный в процентах от величины прожиточного минимума».
УРОВЕНЬ БЕДНОСТИ В 2003 ГОДУ, %
   * Официальная оценка уровня бедности.
   ** ОБДХ – обследование бюджетов домохозяйств, проводимое ежеквартально Росстатом.

   На основании такого подхода авторы доклада ООН делают два вывода: во-первых, что «в данном случае к бедным отнесено 26,0% домашних хозяйств, в которых проживает 33,4% населения, а во-вторых, „данный результат дает основания утверждать, что российская бедность неглубока. Для большинства бедных семей дефицит дохода не превышает 20% от величины прожиточного минимума, и только у 8,5% он выше 60%“.
   С этими выводами, пожалуй, трудно согласиться, так как величина прожиточного минимума в России определена искусственно. Даже с учетом его постоянного повышения он составляет недопустимо низкий уровень. Так, для москвичей вариант потребительской корзины (на основе которой рассчитывается прожиточный минимум) в 2006 году составил 4591 рубль по сравнению с 4171 рублем пять лет назад, хотя, как известно, за эти годы инфляция в разы повысила реальную стоимость товаров и услуг. Представление о потребительской корзине дает следующая таблица[15].
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →