Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Ирландский поэт Брендан Биэн (1923–1964) стал алкоголиком в восемь лет.

Еще   [X]

 0 

Желтый туман (Волков Александр)

автор: Волков Александр категория: Сказки

Желая захватить Волшебную страну и ее жителей, злая волшебница Арахна напустила на них густой Желтый Туман. Страшиле и Железному Дровосеку нелегко было справиться с колдовством, и тогда на помощь снова пришли их верные друзья – Элли, Тим и моряк Чарли Блек.

Год издания: 1974

Цена: 89.9 руб.



С книгой «Желтый туман» также читают:

Предпросмотр книги «Желтый туман»

Желтый туман

   Желая захватить Волшебную страну и ее жителей, злая волшебница Арахна напустила на них густой Желтый Туман. Страшиле и Железному Дровосеку нелегко было справиться с колдовством, и тогда на помощь снова пришли их верные друзья – Элли, Тим и моряк Чарли Блек.


Александр Мелентьевич Волков Желтый туман

Вступление
Сон длиной в пять тысячелетий

   Сон её был необычен: он продолжался десятки веков. Кто же сумел справиться с этой великаншей, кто и за какие злодеяния навеял на неё очарованный сон?
   Это Гуррикап отгородил Волшебную страну от остального мира Великой пустыней и Кругосветными горами, это он дал животным и птицам, её населявшим, дар человеческой речи, он заставил круглый год сиять над её лесами и полями жаркое летнее солнце.
   Много добра сделал Гуррикап для Волшебной страны, и обитавшие в ней племена маленьких людей жили весело и счастливо, в спокойном, мирном труде.
   Но вот прошла тысяча, а может быть, и две тысячи лет, и на жителей Волшебной страны начали то и дело сваливаться неожиданные бедствия. То при ясном небе налетит на людское поселение ураган и повалит дома, убивая и калеча тех, кто не успевал вовремя оставить жилище; то наводнение затопит прибрежную деревню; то на домашний скот нападёт повальная болезнь, коровы и овцы гибнут десятками.
   Посмотрев в свои магические книги, Гуррикап узнал, что в Волшебную страну явилась из Большого мира колдунья Арахна. Ростом она была Гуррикапу только по пояс, но у доброго волшебника голова приходилась вровень с верхушками самых высоких деревьев. Поэтому и Арахна была великаншей, но ниже, всего-навсего локтей в тридцать.
   Арахна была очень злая колдунья. Если в какой-нибудь день ей не удавалось никому навредить, она считала этот день пропащим. Зато, причинив кому-нибудь беду, она хохотала так громко, что деревья в ближней роще качались и с них падали плоды.
   Только к одному из людских племён Арахна относилась снисходительно – к немногочисленному племени гномов, которых она привела в Волшебную страну из-за гор. Гномы служили ей верно и преданно, их прадеды дали в этом великую клятву. Но если бы чародейка обидела своих подданных, то гномы разбежались бы по всей стране, и тогда попробуй найди их в густых лесах и высоких луговых травах: ростом они были с локоток и умели удивительно ловко прятаться.
   Крохотные старички с длинными седыми бородами и опрятные старушки в белых чепчиках заботились обо всех нуждах своей повелительницы с величайшим старанием. Они жарили ей быков и баранов; гномы разводили их на богатых горных пастбищах. Они пекли пышные булки из пшеницы, которую выращивали на плодородной почве своей уединённой долины. Из маленьких луков подстреливали жирных фазанов и куропаток; ткали материю и окрашивали её в синий цвет, а потом шили новую мантию, когда одежда волшебницы изнашивалась.
   За эти неоценимые услуги Арахна не оставляла гномов своим покровительством: заклинания Арахны продлевали их жизнь до ста пятидесяти лет, их дети вырастали, не зная болезней, их стрелы били дичь без промаха, а в сети попадала крупная рыба.
   Но Арахна делала добро с величайшей неохотой и вознаграждала себя тем, что остальным людским племенам устраивала всевозможные пакости. И вот, когда об этом проведал Гуррикап, он решил обезвредить злую волшебницу. Однако как это сделать? Проще всего, казалось, убить колдунью, стукнув её по голове многопудовым кулаком. Но волшебник был так добр, что никогда никого не убивал. Даже шагая по лугу, он нарочно шумел и шаркал ногами, и всякие лягушки, букашки, таракашки успевали убраться из-под его огромных сапог.
   Гуррикапу оставалось одно: надолго усыпить Арахну. Он порылся в книге заклинаний и нашёл, что самый долгий срок очарованного сна, в который он может погрузить злую волшебницу, – пять тысяч лет.
   – Ну что ж, срок подходящий, – задумчиво пробормотал Гуррикап. – Быть может, за это время она отвыкнет делать зло… Но тут написано, что для успеха волшебства я должен собрать всю силу воли, а самое главное, мне нужно находиться рядом с Арахной, когда я буду говорить заклинание, иначе оно не подействует. И вот это труднее всего…
   От своих разведчиков – зверей и птиц – Гуррикап знал, что колдунью Арахну застать врасплох невозможно. Вокруг неё постоянно шныряли гномы, они предупреждали свою госпожу о любой опасности. И кроме того, чародейка умела принимать любой вид, какой только захочет. Она могла прикинуться лисицей или филином, цветущей яблоней или сухим пнём. Изловить её было делом чрезвычайно хитрым.
   Гуррикап основательно подготовился к выполнению своего замысла. Он выучил длинное и страшное заклинание наизусть, чтобы в нужный момент не отвлекаться и не шарить глазами по строчкам магической книги. А затем он призвал на помощь всех лесных зверей и птиц. Звери и птицы охотно откликнулись на зов волшебника: Арахна достаточно всем насолила, и они рады были отделаться от злой феи.
   В назначенный день и час долину, где находилось убежище Арахны, окружили бесчисленные стада всякого зверья. Пришли бизоны и туры, львы и тигры, гиены, шакалы, волки, барсуки и зайцы, мыши и крысы, по ветвям деревьев прыгали опоссумы, куницы и белки. В воздухе реяли стаи орлов, кондоров, ястребов, стрекотали сороки, каркали вороны, резали воздух быстрыми крыльями ласточки…
   Страшный гвалт и гомон наполнили окрестность. И всё это неисчислимое воинство грозно надвигалось на убежище Арахны, окружая его со всех сторон. Вёл это воинство великан с развевающимися седыми кудрями, с очами, пылающими гневом. Трубным голосом, покрывшим шум его разноголосой армии, Гуррикап объявил:
   – Выходи, Арахна! Пришла тебе пора держать ответ за все твои злодейства!
   Сердце колдуньи затрепетало от страха. Сначала она думала отсидеться в пещере, но поняла, что тут её захватить легче всего. И вмиг из пещеры вылетел орёл и попытался затеряться в орлиной стае. Напрасно! Орлы были начеку и угостили незваного пришельца такими полновесными ударами когтей и крыльев, что фальшивый орёл мгновенно прикинулся ласточкой, которая замешалась в гущу проворных птичек.
   Но те тоже не зевали и мигом распознали обманщицу.
   Арахна не сдавалась. Среди мышиного полчища, густым ковром покрывавшего землю, появилась ещё одна, быть может, стотысячная по счёту мышь, но и её сразу обнаружили. Дикая кошка крепко схватила её когтями и промяукала задыхающимся от радости голосом:
   – Она здесь! Я держу её, повелитель!
   Не теряя ни секунды, Гуррикап опустился на колени среди отпрянувших в стороны мышей и быстро-быстро прочитал неотразимое заклинание.
   И, о чудо! На земле во весь свой гигантский рост распростёрлась колдунья Арахна. Она заснула глубоким сном, которым ей отныне было суждено проспать пятьдесят веков!
   Волшебник поблагодарил зверей и птиц за дружескую помощь, и те быстро рассеялись по лесам и полям. Гуррикап в задумчивости стоял над спящей феей, и вдруг до его слуха донёсся слабый голос. Присмотревшись, волшебник разглядел гнома, вскарабкавшегося на грудь чародейки. Седобородый Антрено обращался к Гуррикапу:
   – Могучий повелитель! Ты усыпил нашу госпожу, и мы не смеем оспаривать твою волю: Арахна действительно делала много зла. Но она была добра к нам, и мы не хотим, чтобы шакалы и гиены растаскали по кусочкам её тело. Разреши нам отвезти его в пещеру и там караулить, пока не придёт назначенный ей срок пробуждения!
   Гуррикап улыбнулся:
   – Вы – добрые маленькие человечки, и я хвалю вас за вашу заботу. Делайте с вашей госпожой что хотите, у меня не было намерения убить её, я лишь постарался помешать ей творить зло.
   Гуррикап отправился к себе в замок, а гномы под руководством Антрено принялись за работу. Несмотря на маленький рост, они были искусные мастера. Одни из них сколотили длинную колесницу, а другие привели в порядок каменное ложе, находившееся в дальнем, самом тёплом и укромном углу пещеры, и устлали его толстым слоем свежего мха.
   Потом сотни гномов, как муравьи, облепили гигантское тело спящей повелительницы, с помощью блоков и рычагов взвалили его на колесницу, отвезли в пещеру и с превеликим трудом уложили на постель.
   Гномы не знали, сколько времени суждено проспать Арахне, и потому устроили так, что всё готово было к её пробуждению в любой момент.
   У изголовья стояла бочка с водой, которую часто меняли, чтобы она не портилась. Через каждые три дня на вертелах зажаривалась пара быков: ведь повелительница проснётся голодной. Но так как мясо долго храниться не может, гномы съедали его сами и тотчас готовили замену. В печи всегда были свежие булки.
   Словом, когда бы ни проснулась колдунья, она не могла бы пожаловаться на нерадивость своих слуг.
   Но поколения гномов сменялись одни за другими, а злая волшебница всё лежала в очарованном сне: Гуррикап не пускал заклинания на ветер.
   Раз в сотню лет, когда синяя мантия Арахны истлевала, старушки пряли пряжу, ткали материю, шили новую мантию, и гномы с трудом надевали её на бесчувственное тело чародейки.
   А как следили неусыпные стражи за чистотой пещеры! Пол, потолок и стены обметались ежедневно, а раз в неделю мылись. Комары, мухи и пауки, пробравшиеся в помещение, уничтожались беспощадно, а мыши и крысы изгонялись с позором. Над головой спящей волшебницы было установлено опахало, и круглые сутки дежурный страж приводил его в движение, так что воздух вокруг Арахны никогда не застаивался. И не от этих ли забот преданных гномов длинная вереница веков бесследно пролетала над Арахной, а она лежала на мягкой постели всё такая же румяная и свежая, как в тот момент, когда усыпил её Гуррикап?
   В продолжение столетий гномы забыли обстоятельства, при которых была усыплена фея, и им казалось, что она вечно спит в своей пещере чудесным сном и будет спать до конца мира. Но уход за ней превратился в религиозный обряд и соблюдался весьма строго. Малейшее отступление от него считалось грехом и беспощадно каралось старейшинами.
   Время в тёмной пещере точно остановилось, но не стояло оно в Большом мире за Кругосветными горами. Человечество от каменных орудий перешло к бронзовым, а потом к железным. Поплыли по морям парусные корабли. Отгремели греко-персидские войны. Сметая всё на своём пути, прошли по устрашённой Европе римские легионы. Началась и кончилась эпоха средневекового варварства. Колумб открыл Америку, а соратники Магеллана первыми из мореплавателей совершили кругосветное путешествие. Поднялись в небо воздушные шары, первый пароход забил по воде колёсами, первый неуклюжий паровоз потащил по стальным рельсам смешные коробочки-вагоны… А колдунья всё спала очарованным сном.
   Что происходило в Волшебной стране? История и тут шагала своей медлительной поступью. Племена маленьких людей сменялись одни другими, возникали и распадались крохотные государства, гордо считавшие себя центром мира, королевские династии следовали одна за другой. И за всем этим бдительно наблюдали гномы, подданные спящей Арахны.
   Невидимками шныряли они по стране, все выглядывали, подслушивали, запоминали. И так как заботливый Гуррикап открыл народам Волшебной страны секрет изобретённой им письменности задолго до того, как он стал известен в Большом мире, то гномы вели летопись. Разведчики, возвращаясь в родную пещеру, рассказывали очередному летописцу новости, а тот старательно записывал их на пергаментные свитки, которые маленький народец искусно выделывал из телячьей кожи.
   И такие пергаментные свитки копились и копились, они уже наполнили целый шкаф в пещере, составляя правдивую повесть о всех событиях, случившихся в Волшебной стране за тысячелетия очарованного сна Арахны.
   Гномы относились к летописи, как к величайшей святыне, и после того, как законченный свиток ложился на полку, никто не осмеливался к нему прикоснуться. Так и лежали свитки бесполезной грудой десятки веков.

Колдунья Арахна

Пробуждение

   Гномы, находившиеся в долине, со всех ног бросились к пещере, а им навстречу спешила перепуганная стража. Все с удивлением спрашивали друг друга:
   – Ты слышал?! Что это такое? Уж не наступает ли конец света?!
   И только мудрый Кастальо, старейшина гномов и их летописец, догадался, что случилось. Он поднял палец и торжественно провозгласил:
   – Это просыпается госпожа!
   Кастальо был прав. Странный звук оказался зевком пробуждающейся волшебницы. За ним последовали другие, не менее мощные, они погасили все остальные светильники, переломали мебель – маленькие столики, стульчики и кроватки гномов, заставили зловеще затрещать стены пещеры…
   И вот Арахна пришла в себя. Спящий человек не замечает течения времени, и колдунье показалось, что она какую-нибудь минуту назад спасалась от звериной рати, которую натравил на неё могучий Гуррикап. Непонятно только было, куда девались звери и птицы, и почему она, Арахна, лежит у себя в пещере, на постели. Волшебница позвала:
   – Эй, кто там? Идите сюда!
   В пещеру робко вошли гномы, пробираясь среди обломков и освещая себе путь факелами. Шествие возглавлял Кастальо.
   – Позовите Антрено! – приказала колдунья. – Пусть он объяснит, что здесь случилось.
   – У нас нет такого человека, госпожа, – осмелился доложить Кастальо. – В нашем племени давным-давно никого не называли таким именем.
   – Так значит, я очень долго спала? – недоверчиво спросила Арахна.
   – На памяти людской ты почивала много веков, повелительница, – сказал старый гном. – Мы не знаем, когда и как ты заснула, и почему этот сон был таким долгим. Но мы всегда помнили свои обязанности и хорошо охраняли твой покой.
   – Благодарю вас за верную службу, – небрежно молвила Арахна. – Я надеюсь, вы меня накормите: я зверски голодна.
   Обеденным столом Арахны был высокий камень с плоской верхушкой, находившийся невдалеке от входа в пещеру; он сохранился с древних времён. Гномы поднимались на него по длинным лестницам, а чтобы доставлять туда очередные блюда, они приспособили остроумную систему блоков: всё это веками оберегали гномы.
   Колдунья съела всё, что было в запасе, и потребовала добавки. Она уплела четырёх жареных быков и трёх баранов, семнадцать фазанов и шестьдесят четыре куропатки, закусила двумя десятками булок и выпила полную бочку воды. Потом, поглаживая живот, разнеженно сказала:
   – После такого обеда не мешало бы вздремнуть.
   Но волшебница тут же сообразила, что и так проспала слишком долго, и решила заняться делами.
   – Всё-таки надо разузнать, – пробурчала она, – сколько времени продолжался сон, который навеял на меня Гуррикап.
   Она расспросила Кастальо о великом волшебнике. Колдунья испытала злое удовлетворение, узнав, что в течение многих поколений никто в этих краях слыхом не слыхивал о чародее с таким именем.
   – Что, просчитался, голубчик, – ядовито усмехнулась Арахна, – тебя давно на свете нет, а я живу, и теперь никто не помешает мне распоряжаться в этой стране, как я хочу.
   Кастальо рассказал волшебнице, что в шкафу хранится множество рукописей – летопись Волшебной страны. Прежде чем приступать к решительным действиям против обитателей этого затерянного мирка, Арахна надумала познакомиться с его историей. Вдруг за протекшие века здесь вновь появился какой-нибудь могучий чародей, которого нужно остерегаться.

Летопись гномов

   Повествование о древних временах Арахна просматривала невнимательно. Только рассказ летописца о том, как её, Арахну, усыпил Гуррикап, она изучила с большим старанием. Она узнала, что добрый волшебник разрешил гномам перетащить её бесчувственное тело в пещеру и ухаживать за ним, чтобы сохранить на долгие века. Когда она прочитала, с какими предосторожностями подданные охраняли её от губительного влияния времени, даже в её жестокой душе шевельнулось что-то вроде благодарности.
   – Надо вознаградить гномов, – сказала сама себе колдунья. – Я разрешу им бить в моих лесах столько дичи и ловить в моих реках столько рыбы, сколько они хотят…
   Истории древних королевств и империй Арахна пропускала не читая.
   – Королевство Феома… Империя Балланагар… Могучий завоеватель Агранат… Кому какое дело до этих призраков, давно ушедших в мир теней?
   Сыновняя неблагодарность не удивила злую женщину. Ведь и она обокрала свою мать, стащив у неё все принадлежности колдовского ремесла. Мало того: она увела её подданных гномов из Большого мира в Волшебную страну, оставив беспомощную старуху одиноко доживать век.
   Арахна с интересом читала, как Бофаро и его сторонники, изгнанные на вечное поселение в мрачную Подземную страну, устраивались там на житье. Они стали добывать металлы, и за это их прозвали подземными рудокопами. Волшебница с любопытством прочитала, как первый король Пещеры Бофаро, будучи не в силах выбрать кого-либо из семи сыновей, назначил их всех наследниками престола, и они стали царствовать поочерёдно, каждый по месяцу. Когда летописец рассказал, какая неразбериха и путаница из этого получилась, колдунья пришла в восхищение.
   Семь королей! И у каждого своя свита придворных, свое войско, свои законы, устанавливаемые только на месяц, свои налоги, собираемые с народа…
   Арахна хохотала так громко, что свод пещеры чуть не обрушился на неё, и колдунье пришлось поспешно выскочить на улицу. А гномы, вскарабкавшись на лестницы, принялись цементировать потолок.
   – Ай да Бофаро, ай да молодец! – в восторге орала чародейка. – Весёлую жизнь устроил своим подданным, нечего сказать!
   Колдунья утихомирилась, когда вычитала в летописи, что после нескольких столетий трудной жизни в лабиринте, окружавшем пещеру, был случайно найден источник Усыпительной воды. Выпив этой воды, человек надолго засыпал и просыпался неприспособленным к жизни, как новорождённый младенец. Его всему приходилось учить заново. Правда, обучение отнимало всего лишь несколько дней.
   Мудрый Хранитель времени Беллино придумал усыплять жадные оравы придворных, солдат и шпионов, а заодно и самих королей с семьями на то время, когда они не царствовали. Жизнь королей превратилась в сплошной праздник, прерываемый шестимесячными периодами очарованного сна, пролетавшими, как одна минута.
   Перебирая свитки, колдунья отбрасывала их, не находя в них ничего интересного. Но вот одно давнее событие приковало к себе её внимание. За Кругосветными горами, за Великой пустыней в разных концах громадного материка жили две добрые и две злые волшебницы. Добрых волшебниц звали Виллина и Стелла, а злых Гингема и Бастинда. Людские поселения всё ближе придвигались к убежищам волшебниц, они посмотрели в свои магические книги, и всем им по душе пришлась Волшебная страна.
   Четыре феи пустились в путь в одно и то же время и неприятно удивились, столкнувшись в новом месте жительства лицом к лицу. Они немножко повздорили, но воевать не решились и поделили Волшебную страну.
   – Попробовали бы эти балаболки заняться дележкой при мне! – сердито воскликнула Арахна. – Они бы у меня света не взвидели!
   Подданные добрых волшебниц продолжали вести счастливую мирную жизнь, зато горькая доля выпала Жевунам, подвластным Гингеме, и Мигунам, которыми стала править Бастинда.

Дела недавних дней

   Ещё протекли медленные века. Арахна спала очарованным сном, четыре волшебницы худо ли, хорошо ли правили своими народами. Но вот лет за сорок до пробуждения колдуньи произошло удивительное событие. Однажды во время урагана в центре Волшебной страны из-под облаков спустился огромный шар; под шаром болталась корзина, и из неё на землю спрыгнул человек в пёстром костюме и странной шапке на голове. Удивительный пришелец назвался Гудвином, и обитатели тех мест приняли его за Великого Волшебника: ведь он снизошёл с неба и, по его словам, был близким другом Солнца.[3]
   – Здравствуйте, ещё один чародей появился, – проворчала недовольная фея, читая летопись. – Лезут сюда, как мухи на мед.
   Арахна совершенно забыла, что и сама явилась в Волшебную страну незваная-непрошеная.
   Гудвин сделался повелителем Центральной страны. Под его руководством был построен прекрасный город, названный Изумрудным: он весь сверкал изумрудами, вделанными в городские стены, в кровли домов и даже в щели мостовых. Гудвин стал именовать себя Великим и Ужасным Волшебником Изумрудного города.
   Чтение захватывало колдунью всё больше, она просиживала над летописью целыми днями и даже забывала вовремя пообедать, что при её аппетите было удивительно.
   Новые необычайные события произошли в Волшебной стране. Ураган, накликанный колдуньей Гингемой, принёс из-за гор домик-фургон, в котором находились девочка Элли и её пёсик Тотошка. Домик обрушился на злую Гингему и раздавил её. Пёсик нашёл в пещере Гингемы волшебные серебряные башмачки и отдал их своей маленькой хозяйке.
   На место происшествия явилась добрая фея Виллина. Она сказала, что если Элли добьётся исполнения заветных желаний трёх существ, то Великий Гудвин вернёт её на родину, в Канзас. И Элли, надев серебряные башмачки, храбро зашагала в Изумрудный город по дороге, вымощенной жёлтым кирпичом. Её сопровождал весёлый Тотошка.
   Элли недолго пришлось дожидаться встречи с тремя существами, имевшими заветные желания. В пшеничном поле она сняла с кола соломенное чучело по прозванию Страшила. Страшила объявил, что у него есть заветное желание получить мозги.
   Далее новые друзья увидели в лесу Железного Дровосека: он стоял там целый год и ржавел от дождей и непогоды. Когда его смазали и он смог заговорить, Дровосек признался, что самое его заветное желание – получить любящее сердце.
   Третьим существом с заветным желанием оказался Трусливый Лев. Он был так робок, что боялся даже мелких зверушек, и больше всего на свете хотел получить смелость.
   Эта странная компания, преодолев по дороге множество препятствий, добралась до Изумрудного города и рассказала Гудвину свои желания. Великий и Ужасный объявил просителям, что их желания будут исполнены лишь в том случае, если они победят коварную Бастинду и лишат её волшебной силы.
   Это была трудная задача, и всё же они справились с ней. Бастинде суждена была смерть от воды, она пятьсот лет не умывалась и не чистила зубов. А Элли во время ссоры облила её ведром воды, и колдунья растаяла, как кусок сахара в стакане чая.
   Когда Элли и её смешные и милые друзья вернулись с победой и потребовали у Гудвина исполнения их желаний, Великий и Ужасный признался, что никакой он не волшебник, а просто обманщик, морочивший людям головы. Он скрывался в своём дворце от настоящих волшебниц, потому что ужасно их боялся.
   – Я с самого начала предполагала тут что-то неладное, – самодовольно заметила Арахна. – Этот самозваный друг Солнца сразу показался мне подозрительным. Тем лучше, одним врагом меньше.
   Впрочем, хотя Гудвин и был фальшивым волшебником, у него нашлось достаточно сообразительности, чтобы дать Страшиле умные мозги из отрубей, смешанных с иголками и булавками. Дровосеку Гудвин подвесил в грудную клетку тряпичное сердце, набитое опилками. А Льву дал выпить смелость из золотого блюда, где она шипела и пенилась. Три друга стали горды и счастливы, их заветные желания исполнились.
   Гудвину надоело прятаться от людей, и он вернулся в Канзас на том самом шаре, на котором прилетел в Волшебную страну. Вместо себя он назначил правителем Изумрудного города Страшилу Мудрого. Железный Дровосек возвратился к Мигунам и стал правителем Фиолетовой страны. А Смелого Льва избрали своим царём звери.
   – Смотри-ка ты, как оно любопытно получилось! – удивилась Арахна, узнав, чем кончились приключения друзей Элли. – Все стали знатными особами, правителями и царями. Ну а девчонка? Что сталось с девчонкой?
   Читая далее свиток, колдунья узнала, что Элли вернулась домой: её перенесли в Канзас волшебные башмачки Гингемы.
   Подозвав Кастальо – он и был последним летописцем, – Арахна строго спросила:
   – Послушай, ты, малыш, всё, что тут написано про Элли и её приятелей, правда или выдумка? Уж очень всё это похоже на сказку!
   – Всё это чистая правда, госпожа, клянусь жизнью моих внуков! – заверил летописец. – Да это что, читайте дальше, там вы найдёте ещё более удивительные вещи.
   Арахна, съев трёх быков и парочку баранов, с новым интересом взялась за летопись. Из последующего свитка она узнала, что колдунье Гингеме до её гибели прислуживал злой и завистливый столяр Урфин Джюс. Когда Гингему раздавил домик Элли, Урфин ушёл в лес и жил там одиноко, никого не любя и никем не любимый.[4]
   Однажды буря принесла в его огород семена удивительного растения, обладавшего необычайной жизненной силой. Они проросли у него на грядках, и когда Урфин выдергал их, измельчил и высушил на железных противнях, то получился живительный порошок.
   Урфин сделал армию мощных деревянных солдат и назвал их дуболомами.
   Оживив дуболомов, Джюс с их помощью сделался повелителем Жевунов и Мигунов и королём Изумрудной страны.
   Попав в плен к Урфину, Страшила и Железный Дровосек не захотели признать власть захватчика. Они ухитрились написать послание к Элли, и ворона Кагги-Карр, совершив долгий путь в Канзас, разыскала девочку.
   Когда Элли узнала, что её друзья в беде, она отправилась к ним на выручку, но не одна. Её сопровождал дядя, одноногий моряк Чарли Блек, мастер на все руки. Моряк и девочка пересекли Великую пустыню на сухопутном корабле на колёсах. Они перешли Кругосветные горы и оказались в Волшебной стране.
   Борьба с Урфином и его деревянными солдатами была долгой и трудной, но закончилась победой Элли и её друзей. Урфина Джюса присудили к изгнанию, а дуболомам по предложению Страшилы вместо свирепых рож вырезали весёлые, улыбающиеся физиономии, и деревянные люди превратились в услужливых, трудолюбивых работников.
   Покончив с владычеством Урфина, Элли и её дядя вернулись на родину.
   Узнав о бесславном конце блестящей карьеры Урфина Джюса, Арахна пожалела столяра: его злой и завистливый нрав пришёлся колдунье по душе.
   – Надо взять на заметку этого предприимчивого человечка, – сказала колдунья.
   Арахну заинтересовала и судьба Руфа Билана, главного государственного распорядителя при короле Урфине Первом. На эту высокую должность Урфин назначил Руфа Билана за измену: тот предал родной город и тайком открыл врагам городские ворота. Когда власть Урфина пала, Руф Билан не стал дожидаться кары за свои преступления и сбежал в Подземелье. Спасаясь от преследователей, Руф Билан заблудился в лабиринте и попал к источнику Усыпительной воды. Случайно найденной киркой изменник стал прорубать проход сквозь каменную стенку, окружавшую бассейн, прервал течение водяной струи, и вода ушла в землю.[5]
   За этот тяжкий проступок царствовавший в то время король разжаловал бывшего министра в лакеи, а в Подземной стране исчезновение Усыпительной воды нарушило порядок, существовавший там в течение столетий. Короли, которые кончали царствовать и должны были уснуть на полгода, теперь слонялись по дворцу со своими семьями в каком-то оцепенении. Не засыпали придворные, лакеи, солдаты, шпионы…
   Всю эту прожорливую ораву приходилось кормить трудовому люду, а продуктов на всех не хватало, в стране наступил голод. И тут неожиданно в Подземной стране появилась Элли. Прочитав об этом, Арахна фыркнула от удовольствия.
   – Ну и девчонка – хват! По всему видать – фея! Чую, придётся мне с ней воевать, станет она на моём пути!..
   Элли и её троюродный брат Фред Каннинг приплыли в Пещеру семи королей в лодке по подземной реке. Руф Билан налгал, что Элли может восстановить источник Усыпительной воды, исчезновение которого причинило тяжкие беды Подземной стране. Короли объявили, что Элли и её брат останутся в плену до тех пор, пока Священный источник не начнет действовать.
   Пришлось посылать гонца за Страшилой, Дровосеком, Львом и другими друзьями Элли. Искусный механик Лестар привёл с собой бригаду дуболомов, а те принесли насосы, буравы и прочий необходимый инструмент.
   Мастера пробурили глубокую скважину, спустили в неё трубы и добрались до ушедших в землю водоносных слоев. Когда снова забил фонтан Усыпительной воды, королям было объявлено, что это совершилось по волшебству Элли.
   – Да так, наверно, оно и было, – пробурчала недоверчивая Арахна.
   Когда в Подземной стране вновь появилась Усыпительная вода, мудрый Страшила придумал ловкий трюк. Всех семерых королей усыпили сразу, ни одного не оставили царствовать. А когда они проснулись, невинные, как новорождённые младенцы, им внушили, что один из них раньше был ткачом, другой – кузнецом, третий – хлебопашцем… И они повели скромную трудовую жизнь.
   Так было покончено с владычеством семи королей, и страна стала свободной. Подземные рудокопы переселились наверх, под благодатное солнце Волшебной страны. Они построили деревни по соседству с Жевунами и занялись земледелием и скотоводством.
   Дочитав до этого места, Арахна язвительно усмехнулась:
   – Свободными стали, голубчики, а? Ну ничего, вот я до вас доберусь, ещё пожалеете о своих семи королях!
   В последние дни пребывания у рудокопов Элли повидалась с Раминой, королевой полевых мышей. И королева предсказала девочке, что та больше не вернётся в Волшебную страну. Страшила и остальные друзья Элли очень огорчились, узнав об этом предсказании, и обещали навсегда сохранить благодарную память о маленькой девочке из Большого мира, сделавшей так много добра для народов Волшебной страны.
   Элли и Фреда усадили в беседку, укреплённую на спине ручного дракона Ойххо, и тот отнёс их на родину, в Канзас.
   Колдунья спросила летописца:
   – Скажи мне, Кастальо, Рамина была права, и Элли действительно не вернулась в Волшебную страну?
   – Читайте дальше, – уклончиво ответил гном. – Читайте и всё узнаете.

Огненный бог Марранов

   Десять лет копался Урфин в своём огороде, и вдруг судьба его круто изменилась. Близ его жилища упал гигантский орёл Карфакс, раненный в битве с другими орлами. Бывший король вылечил Карфакса, и между ними завязалась дружба. Хитрый Урфин уверил благородную птицу, что у него в мыслях только одно: осчастливить других людей. Хорошо бы ему сделаться королём отсталого народа, живущего в нужде и невежестве. Этот народ под правлением Урфина заживёт на славу.
   Самым тёмным народом в Волшебной стране были Прыгуны, населявшие уединённую долину среди гор. Прыгуны, называвшие себя Марранами, настолько отстали от других племён, что даже не знали употребления огня. Этим и воспользовался ловкий Джюс. Он прилетел в страну Марранов ночью, на спине гигантского орла, в пурпурном одеянии, с горящим факелом в руке. Джюс объявил себя огненным богом, спустившимся с неба, и легковерные Марраны подчинились его владычеству.
   Урфин начал с того, что привлёк на свою сторону князя и старейшин. Вместо шалашей, в которых они жили, для них были построены тёплые, уютные дома. Джюс научил знатных Марранов готовить на огне вкусные блюда, приучил их к роскоши и пирам, и они стояли за Урфина горой: он принёс им лёгкую, привольную жизнь за счёт простых людей.
   Простонародье готово было взбунтоваться, но Урфин ловко направил их гнев на соседние племена.
   – Ваше счастье не здесь! – сказал Марранам Урфин. – Из вашей скудной, неплодородной земли я поведу вас на завоевание богатых равнин с фруктовыми рощами, со стадами жирных овец. Мы захватим удобные жилища Мигунов и Жевунов, завладеем богатствами Изумрудного города.
   Воинственные Марраны с восторгом отозвались на призыв Урфина. Собралась сильная армия. Джюс взял в плен Железного Дровосека, покорил Мигунов и повёл солдат на Изумрудную страну. К тому времени Изумрудный город превратился в остров, дуболомы под руководством Страшилы окружили его широким каналом.
   Солдаты Урфина навели мост через канал, городские укрепления пали под натиском врага. Страшила, Железный Дровосек, Длиннобородый Солдат Дин Гиор и Страж Ворот Фарамант снова оказались в плену у дерзкого захватчика. И опять на помощь к ним пришли девочка и мальчик из Большого мира.
   Дочитав до этого места, Арахна торжествующе воскликнула:
   – Ага, я так и знала, что Рамина ошиблась! Всё-таки Элли снова появилась в Волшебной стране.
   Но вскоре колдунья приумолкла. Девочка оказалась младшей сестрой Элли, и звали её Энни. Энни была на десять лет моложе сестры. Наслушавшись рассказов Элли о её чудесных приключениях, Энни и её друг Тим О'Келли стали мечтать о путешествии в Волшебную страну, и их мечты сбылись. Они пересекли Великую пустыню и Кругосветные горы на удивительных животных, называемых мулами. Что это были за животные, гномы толком не разузнали, но им стало известно, что мулы питаются солнечным светом. Энни и Тим побывали в лисьем государстве, оказали важную услугу лисьему королю Тонконюху XVI, и тот в благодарность подарил девочке серебряный обруч, делающий невидимкой каждого, кто его надевал.
   Этот магический обруч да ещё волшебный всевидящий ящик, полученный Страшилой в подарок от доброй феи Стеллы, очень помогли Энни и Тиму в их борьбе с коварным Урфином. Освободив из заточения Дровосека и остальных пленников, Энни и Тим перебрались вместе с ними в Фиолетовую страну, которая уже свергла владычество Марранов.
   Урфин повёл своё войско в поход против Энни и её друзей. Случилось так, что, когда армия Урфина подходила к Фиолетовому дворцу, у Мигунов две команды проводили заключительный матч на первенство страны по волейболу. (Играть в волейбол Мигунов научил Тим О'Келли.) Марраны шли на врагов в самом воинственном настроении. Они горели жаждой мести: Джюс выдумал, что их родные и друзья, оставленные в Фиолетовой стране для поддержания порядка, перебиты Мигунами, а трупы изрезаны на куски и скормлены свиньям.
   И вот Марраны, спешившие на смертельный бой, заметили среди игроков и болельщиков своих друзей и братьев, тех самых, которые, по словам Урфина, были зверски убиты. Эти «убитые» смеялись, шутили с Мигунами и весело перекидывали мяч.
   Марраны поняли, что их одурачили, что Огненный бог – обманщик, который натравливал народы друг на друга с единственной целью – господствовать над ними. Власть Урфина пала в одно мгновение, и низверженный бог бежал с позором. Его честолюбивые надежды снова рухнули.
   – Эх, как же не везло бедняге, – сочувственно вздохнула Арахна. – Планы у него были большие, да вот уменья не хватило…
   Дальше колдунья прочитала, как воины обеих армий побратались и принялись играть в волейбол, составив смешанные команды. А Тим и Энни на своих солнечных мулах отправились на родину.
   Случилось это около года назад.

Искушения Урфина Джюса

   – Эх, если бы я не дрыхнула, как самая распоследняя дура, я бы показала всем этим правителям, – вздыхала колдунья. – Они бы у меня узнали, кто такая Арахна!
   Честолюбивой волшебнице мерещилась пурпурная императорская мантия или на худой конец королевская корона. Она воображала себя повелительницей Волшебной страны и в мыслях отдавала приказы не только своим покорным наместникам Страшиле и Железному Дровосеку, но и этим заносчивым феям Виллине и Стелле.
   Несколько послушных гномов во главе со старейшиной Кастальо отправились разыскивать Урфина Джюса с целью привести его в пещеру Арахны. Удалось ли им исполнить это поручение и согласился ли бывший король пойти на службу к злой колдунье?
   Чтобы это узнать, вернёмся на год назад и посмотрим, как перенёс низвергнутый властитель свое новое падение.
   Ни Марраны, ни Мигуны не хотели смерти обманщика, они просто прогнали бывшего Огненного бога со свистом, с криком, с насмешками. Верный Топотун покинул своего повелителя, преданный Урфину деревянный клоун Эот Линг затерялся в суматохе, и с Джюсом остался только филин Гуамоко.
   Сидя на плече Урфина, филин шептал ему на ухо:
   – Ничего, не падай духом. Держись!.. Ещё придёт наше время, мы им покажем, этим насмешникам…
   Урфин понимал, что это пустые слова, что они говорятся только для его ободрения, но был благодарен филину за его утешительные речи.
   Невыносимый стыд жёг душу Урфина. Он вспоминал прошлое. Всего несколько месяцев назад, при необычной обстановке, в мантии огненного цвета, с горящим факелом в руке, появился он перед Прыгунами на спине гигантского орла, и эти простаки легко признали его божеством, отдали в его руки свою судьбу.
   И что же он совершил для них хорошего? Он сделал богатых ещё богаче, бедных беднее, он вселил в их сердца жадность к чужому добру, повёл воевать с соседями. И вот какой бедой всё это для него кончилось…
   Что было ему делать? Ни одного человека в Волшебной стране не мог Урфин назвать своим другом, нигде не было у него пристанища. Даже свой скромный домик близ деревеньки Когиды он сжёг, когда на спине Карфакса отправился к Марранам. Теперь он шёл навстречу неизвестности с пустыми руками, с пустыми карманами. Всё его имущество осталось у Прыгунов в армейском обозе: постель, тёплая одежда, оружие, инструменты…
   Вернуться и просить? Великодушные Марраны, конечно, отдадут его вещи, но слышать их насмешки или, ещё того хуже, сожаления?. Нет, этого он не перенесёт! И Урфин, мрачно стиснув зубы, нахмурившись, быстро зашагал прочь от Фиолетового дворца.
   «Никто ещё не умирал от голода в Волшебной стране, – думал Джюс. – На деревьях достаточно плодов, а сучьев для шалаша, чтобы ночевать в лесу, я и руками наломаю…»
   Немного успокоившись, Урфин вспомнил, что в бывшей его усадьбе, в стране Жевунов, на дворе есть погреб, а в погребе хранится запасный набор столярных инструментов: топор, пилы, рубанки, долота и свёрла. Если дом сгорел, то погреб, конечно, цел, а значит, целы и инструменты. Честные Жевуны ничего не тронули, он в этом был уверен.
   «Что ж, – с кривой усмешкой подумал Урфин, – дважды в жизни я был столяром, дважды королём. Придётся в третий, теперь уж последний раз…»
   Своими намерениями Джюс поделился с филином, единственным своим советчиком, и Гуамоко эти намерения одобрил.
   – Нам не остаётся ничего другого, повелитель, – молвил филин. – Вернёмся на твою усадьбу, построим дом и будем жить, пока опять что-нибудь не подвернётся.
   – Ах, Гуамоко, Гуамоко, – вздохнул Урфин, – напрасно ты тешишь меня пустыми надеждами. Я уже не молод, и ждать десять лет нового чуда у меня не хватит сил. И, пожалуйста, не зови меня повелителем. Какой я теперь повелитель, кем повелеваю? Называй меня просто хозяином!
   – Слушаю, хозяин, – покорно отозвался Гуамоко.
   И Урфин решительно зашагал на запад.
   Трудным оказался путь Урфина Джюса в Голубую страну. Путник ночевал в лесу, зарываясь от ночной прохлады в сухие листья или строя немудреный шалаш. Разводить костры он не мог: его знаменитая зажигалка тоже осталась в обозе у Марранов. Питался он фруктами и пшеничными колосьями, сорванными в поле. Филин не раз приносил ему пойманных куропаток, но Урфин не мог есть их сырыми и со вздохом возвращал Гуамоко.
   Странник сильно отощал, его смуглые щёки ввалились, большой нос, казалось, сделался ещё больше и торчал, как башня, над впалым ртом. Лицо Урфина обросло клочковатой щетинистой бородой, а побриться было нечем.
   Неотвязные мысли о прошлом всё время лезли в голову Урфина. Был ли он счастлив, когда повелевал Волшебной страной?
   «Нет, не был, – признавался сам себе бывший король. – Я захватывал власть силой, лишал людей свободы, и меня все ненавидели. Даже мои придворные, которым я дал высокие должности, и то только притворялись, что любят меня. Льстецы и подхалимы восхваляли меня во время пиров, но лишь для того, чтобы получить от меня орден или иную милость. Я разорил Изумрудный город, снял с домов и башен драгоценные камни, и в меня летели кирпичи, когда я ходил по улицам. Так зачем же я стремился к власти? Зачем?..»
   И Урфин не находил на этот вопрос ответа.
   Через Большую реку Урфин переправился на кое-как связанном плотике, и тут, совсем некстати, пришло к нему воспоминание, как его деревянная армия очутилась в воде во время похода на Изумрудный город.
   «Лучше бы река унесла её совсем… Проклятый живительный порошок! Зачем он попал мне в руки? Ведь с него всё и началось…»
   Легче стало Урфину, когда он наконец добрался до дороги, вымощенной жёлтым кирпичом. Она приветливо светлела перед ним, точно приглашая идти всё вперёд и вперёд. Приближались родные места, и даже воздух здесь казался Джюсу более свежим и ароматным, чем на чужбине. Да и мягкосердечные Жевуны, встречавшиеся на дороге, относились к бывшему королю совсем неплохо.
   Маленькие люди, одетые в голубое, в голубых остроконечных шляпах с колокольчиками, не раз приглашали усталого путника в свои голубые домики за голубыми изгородями. На столике, покрытом голубой скатертью, в голубых тарелках появлялись вкусные кушанья, и улыбающаяся хозяйка усердно угощала изголодавшегося гостя. А два-три раза Урфин даже переночевал в уютных голубых домиках…
   И суровая душа Урфина Джюса начала понемногу оттаивать.
   «Как же это так?! – с поздним раскаянием думал он. – Я столько зла причинил этим добрым людям, я мечтал лишь о том, чтобы властвовать над ними, угнетать их, а они забыли всё плохое, что я им сделал, и так приветливо обращаются со мной… Да, видно, не так я прожил свою жизнь, как надо было…»
   Но с хитрым, коварным филином Джюс не решался делиться этими новыми мыслями и чувствами, он понимал, что злая птица не одобрит их.
   И вот в один прекрасный полдень странник оказался на родном пепелище. От дома остались только размытые дождями угли, но Урфин с радостью увидел, что погреб цел и замок на его двери никем не тронут. А когда Джюс выдернул кольцо и открыл дверь, он убедился, что и весь его богатый набор инструментов цел. По заросшей щеке Урфина пробежала слеза…
   – Жевуны, Жевуны, – прошептал он со вздохом. – Только теперь я начинаю понимать, какие вы хорошие люди… И как я перед вами виноват!
   Ещё в пути Урфин решил избрать себе новое место жительства где-нибудь подальше от Когиды и поближе к Кругосветным горам.
   «Пусть люди забудут о моих злодеяниях, – думал бывший повелитель Волшебной страны. – Это случится скорее, если я не буду торчать у них на глазах, а уберусь куда-нибудь подальше…»
   Прежде чем покинуть родную усадьбу, Урфин вздумал пройтись по всем её уголкам, попрощаться с грядками, которые он так долго и заботливо возделывал.
   Пройдя на пустырь, отделённый от огорода забором, Урфин ахнул и схватился за сердце. В дальнем углу поднималась поросль ярко-зелёных растений с продолговатыми мясистыми листьями, с колючими стеблями.
   – Они!!! – глухо воскликнул Урфин.
   Да, это были они, те самые удивительные растения, из которых он много лет назад получил живительный порошок. Проснулись ли от долгого оцепенения их семена, попавшие глубоко в землю? Нет, их скорее всего опять принёс ветер. Урфин вспомнил, что два дня назад случилась сильная буря с дождём и градом, от которой ему пришлось укрыться в лесной чаще под развесистым деревом.
   – Да, конечно, это опять проделка урагана, – сказал Урфин, а филин Гуамоко радостно заухал.
   Великое искушение охватило Урфина Джюса. Вот оно, то самое чудо, о котором говорил Гуамоко по дороге на родину. И его не придётся ждать десять лет, оно здесь, перед глазами. Урфин протянул руку к одному из стеблей и отдёрнул, уколовшись об острый шип.
   Итак, у него появилась возможность начать всё снова. И теперь, когда у него уже большой опыт, он не повторит прежних ошибок. Он может наготовить пятьсот… нет, тысячу сильных, послушных дуболомов. Да и не только дуболомов: можно сделать неуязвимых летающих чудовищ, деревянных драконов! Они будут быстро носиться по воздуху и обрушиваться на голову испуганным людям нежданной грозой! Все эти мысли мгновенно пронеслись в уме Урфина. Он весело взглянул на филина.
   – Ну, что скажешь, Гуамоко, об этом новом подарке судьбы?
   – Что скажу, повелитель? Готовь побольше живительного порошка – и за дело! Мы им теперь покажем, этим насмешникам!
   Но долгие размышления во время пути на родину не прошли для Урфина даром. Что-то изменилось в его душе. И вновь открывшаяся перед ним блестящая перспектива его не увлекла. Он присел на пенёк и долго думал, внимательно рассматривая каплю крови, расплывшуюся на пальце после укола шипом.
   – Кровь… – шептал он. – Опять кровь, людские слёзы, страдания. Нет, надо покончить с этим раз и навсегда!
   Он принёс из погреба лопату и выкопал все растения с корнем.
   – Знаю я вас, – бормотал он сердито. – Оставь вас тут, вы заполоните всю округу, а потом кто-нибудь догадается о вашей волшебной силе и наделает глупостей. Довольно и одного раза!..
   Филин пришёл в отчаяние от этого неожиданного решения хозяина и долго умолял его не отказываться от счастья, снова выпавшего на его долю.
   – Ну, хоть горсточку порошка наготовь на всякий случай, – гудел он сердито. – Мало ли что может случиться?
   Урфин отверг и эту просьбу. Сушить растения на противнях было долго, и Джюс сжёг их на костре. Когда от чудесных стеблей осталась одна зола, Урфин закопал её глубоко в землю. Потом сделал тачку, погрузил на неё имущество, сохранившееся в погребе, и двинулся в путь. Рассерженный Гуамоко остался на усадьбе.
   Но часа через два Урфин услышал хлопанье крыльев: филин догнал его.
   – Знаешь, хозяин, – смущённо признался Гуамоко, – ты, пожалуй, прав! Ничего хорошего не принёс нам живительный порошок, и ты верно сделал, когда отказался начинать снова всю эту историю.
   Гуамоко, конечно, хитрил: не мог он так легко и быстро перестроиться на хороший лад. Просто за свою долгую жизнь он привык жить с людьми, и ему скучно пришлось бы в лесу одному. Урфин это прекрасно понимал, но всё равно был доволен: ведь и ему трудно было бы проводить время в одиночестве.
   Несколько дней человек и филин держали путь к горам. И когда до них оставалось уже недалеко, Урфину попалась очаровательная поляна, через которую протекала прозрачная речка, а по берегам её росли деревья с ветвями, усеянными плодами.
   – Вот хорошее место для жилья, – сказал Урфин, и филин с ним согласился.
   Здесь Урфин Джюс построил себе хижину и развёл огород. В трудах и заботах проходили его дни, и тяжёлые воспоминания о прошлом начали стираться из памяти изгнанника.
   И здесь год спустя нашли Урфина Джюса посланцы Арахны. Нелёгкое это получилось дело. Гномы были крошечные, ножки у них коротенькие, и как они ни спешили, не могли пройти в день больше двух-трёх миль. Да и разыскать новое жилище Урфина оказалось непросто. Сначала Кастальо и его спутники пришли в Голубую страну, и там Жевуны рассказали им, что Джюс покинул родные места.
   Пришлось расспрашивать птиц и зверей, и вот после долгого и утомительного пути, отнявшего целый месяц, обрадованные гномы добрались наконец до прекрасной поляны, где стояла новая хижина Урфина.
   Джюс очень удивился, увидев у своих ног маленьких человечков с седыми бородами. Он сорок лет прожил в Волшебной стране, но никогда не слыхал о существовании гномов. Впрочем, он знал, что чудеса Волшебной страны неисчерпаемы, поэтому вежливо приветствовал нежданных посетителей и осведомился, какое у них к нему дело.
   Кастальо только открыл рот, чтобы заговорить, но вдруг в изнеможении опустился на землю. То же случилось и с другими гномами.
   Урфин Джюс хлопнул себя по лбу.
   – Эх я, глупец! Вы устали, вы голодны, а я сразу завёл разговор о делах. Прошу меня простить, живя в уединении, я совсем одичал…
   После обильного угощения и отдыха Кастальо поведал Урфину о цели своего прихода. Он рассказал о том, кто такая Арахна и за что усыпил её в незапамятные времена могучий волшебник Гуррикап. Он не скрыл и того, что колдунья намерена стать повелительницей Волшебной страны и рассчитывает на помощь Урфина Джюса, которому дважды удалось завоёвывать Изумрудный город. Посылая гномов к Урфину, Арахна намекнула, что щедро вознаградит своих помощников, сделает их правителями и наместниками покорённых стран.
   Урфин Джюс долго молчал. Судьба опять ввела его в большое искушение. Достаточно пойти на службу к злой волшебнице, и он снова станет повелителем Изумрудного города или страны Марранов и с лихвой расплатится за унижения, которым его подвергли. Но вот вопрос – стоит ли? Опять он придёт к власти силой, и опять угнетённый народ станет его ненавидеть…
   Год, прожитый в одиночестве, когда так много было передумано, не прошёл даром. Урфин поднял голову и, взглянув в глаза Кастальо, твёрдо сказал:
   – Нет! Я не пойду на службу к вашей госпоже!
   Кастальо не удивился, услышав такой ответ, но попросил:
   – Почтенный Урфин, ты, может быть, сам скажешь это нашей повелительнице?
   – А зачем это? – поинтересовался Джюс. – Разве вы не сумеете передать ей мои слова?
   – Видите ли, в чем вопрос, – объяснил гном. – Госпожа сказала нам, что, если мы не приведём тебя к ней, значит, мы плохие, нерадивые слуги. И за невыполнение её поручения она лишит нас на целый месяц права бить дичь в лесах и ловить рыбу в её ручьях. Ну что же, подтянем потуже пояса и как-нибудь перебьёмся со своими запасами.
   Урфин усмехнулся:
   – А разве вы не можете ловить рыбу и добывать дичь тайком от своей госпожи? Вы такие маленькие и проворные, она вас не выследит.
   Глаза Кастальо и других гномов расширились от ужаса.
   – Воровать дичь и рыбу?! – воскликнул Кастальо дрожащим голосом. – Почтенный Урфин, ты не знаешь племени гномов! Оно существует тысячи лет, но никогда ни один из нас не нарушил данного слова, никогда никого не обманул. Мы скорее умрем от голода…
   Растроганный Урфин подхватил Кастальо в свои крепкие объятия, прижал старика к груди.
   – Милые маленькие человечки! – любовно сказал он. – Чтобы не накликать на вас беду, я отправлюсь с вами и сам объяснюсь с Арахной. Надеюсь, она не покарает вас за мой отказ стать её помощником?
   – За твоё поведение мы не ответчики, – с достоинством объяснил Кастальо.
   – Мы отправимся в путь завтра, – сказал Урфин. – Сегодня вы должны хорошенько отдохнуть.
   Чтобы развлечь гостей, Урфин вынес из хижины кучу игрушек и разложил перед гномами. Это были деревянные куклы, клоуны, фигурки зверей. Мастер раскрасил их в светлые тона, лица кукол и клоунов улыбались, олени, серны были такими лёгкими, воздушными, что казалось – вот-вот они побегут. Как поразительно отличались эти весёлые солнечные игрушки от тех угрюмых и мрачных, которые когда-то делал Урфин, чтобы напугать ребят!
   – Этим я занимался на досуге, – скромно пояснил Урфин.
   – О, какая прелесть! – вскричали гномы.
   Они разобрали кукол и зверушек, нежно прижимали к груди, гладили. Видно было, что чудесные игрушки страшно понравились им. Один старичок сел на деревянного оленя, другой начал плясать с игрушечным мишкой. Лица гостей сияли блаженством, хотя, надо признаться, по их росту игрушки были порядком великоваты.
   Видя радость гномов, Урфин сказал:
   – Эти игрушки ваши! Несите их в свою страну, и пусть ими тешатся дети.
   Восторг гномов был неописуемым, они не знали, как и благодарить Урфина:
   На следующий день компания двинулась в путь. После первой же сотни шагов Джюс почувствовал, что дело неладно. Гномы вообще не были хорошими ходоками, а нагруженные игрушками чуть не с них ростом, они пыхтели, сопели, еле плелись, но расставаться с подарками никак не хотели. На то расстояние, которое Урфин проходил за две минуты, им требовалось двадцать. Посмотрев на запыхавшихся, потных гномов, Урфин рассмеялся:
   – Нет, милые старички, у нас так дело не пойдёт! Сколько времени вы потратили на дорогу ко мне?
   – Месяц, – ответил Кастальо.
   – А теперь будем идти год.
   Урфин вернулся на усадьбу, выкатил из сарая тачку, усадил туда человечков с подарками и зашагал лёгким, пружинистым шагом, катя перед собой тачку. Гномы были на верху блаженства.
   Дорога до пещеры Арахны отняла у Джюса всего три дня.
   В ожидании, пока к ней явятся Урфин Джюс и Руф Билан, Арахна решила проверить свои колдовские способности. Ведь прежде чем начать борьбу с народами Волшебной страны, следовало убедиться, все ли её чары сохранили свою злую силу.
   Читатели, конечно, помнят, что Арахна обладала волшебным уменьем превращаться в любое животное, птицу, дерево… Для победы над врагами это было первейшее средство. И вот Арахна убедилась, что этим волшебством она уже не владеет. Для неё это было великим горем.
   Как это могло случиться? Дело в том, что заклинание было очень сложным и длинным и таким секретным, что Арахна побоялась записать его, чтобы оно не попало врагам. И вот во время сна она это заклинание позабыла! Что вы хотите – проспать пять тысяч лет, это не то, что вздремнуть после обеда. Тут можно забыть даже собственное имя.
   Да, теперь Арахна в битве с неприятелями уже не могла превратиться в белку или льва, в могучий дуб или быструю ласточку. Отныне колдунья могла рассчитывать только на свой гигантский рост и силу.
   Оказалось, что Арахна утратила и ещё кой-какие колдовские чары, но у неё осталось достаточно возможностей вредить людям. Она не разучилась, например, вызывать землетрясения, ураганы и другие стихийные бедствия.
   – Ничего, мы ещё повоюем, – сказала себе успокоенная волшебница, когда по её приказу с вершины горы обрушилась скала и разбилась на тысячу кусков.
   Да, грозным противником была злая чародейка Арахна, и худо придётся тому, кто осмелится выступить против неё!
   А тем временем в долину Арахны пришли Урфин Джюс и катившаяся в тачке весёлая стайка гномов. Указав Урфину вход в пещеру, крохотные старички со всех ног побежали к своим домикам, скрытым в кустах и под большими камнями, и вызвали совсем уж крохотных ребятишек, чтобы отдать им подарки доброго дяди Урфина…
   Здесь автор откладывает перо, так как восторг малышей описать невозможно. За тысячи лет существования племени гномов никогда ещё их дети не видели таких прекрасных игрушек…
   Урфин Джюс вошёл в пещеру Арахны неторопливым шагом, с достоинством поклонился волшебнице.
   – Что угодно госпоже? – спросил Джюс.
   Он обещал гномам сделать вид, что совершенно не знает, зачем его призвала Арахна. И он совсем не испугался при виде гигантской фигуры злой феи и её грозно нахмуренных густых бровей.
   – Ты знаешь, кто я такая?
   – Почтенный гном Кастальо рассказал мне о вас.
   – Значит, тебе известно, что я проспала пять тысяч лет и горю желанием действовать! Моё первое намерение – захватить власть над Волшебной страной, а потом я, быть может, переберусь и за горы.
   Джюс с сомнением покачал седеющей головой.
   – Я два раза пытался стать повелителем Волшебной страны, и вы знаете, чем это кончилось, – спокойно сказал Урфин.
   – Ты – жалкий червяк по сравнению со мной! – надменно воскликнула колдунья и выпрямилась так, что её голова уперлась в потолок.
   – Простите, госпожа, – твёрдо возразил Джюс, – я поступал не так уж необдуманно. В первый раз у меня была мощная армия послушных деревянных солдат, а во второй – войско в две тысячи ловких, сильных Марранов. И оба раза я потерпел неудачу. Госпожа, я много думал за последний год и понял, что не так-то легко повергнуть к своим ногам свободные народы…
   – Вот как, ты ещё осмеливаешься читать мне нравоучения? – презрительно усмехнулась Арахна. – Из твоих слов как будто вытекает, что ты не одобряешь моих намерений и отказываешься мне служить.
   – Да, не одобряю и отказываюсь! Жизнь меня многому научила, и я хочу жить в одиночестве до тех пор, пока со мною не примирятся люди, которых я обидел.
   – Иди, жалкий человек, и забудь о нашем разговоре! – гневно приказала волшебница. – Ты ещё пожалеешь о своём отказе. Ведь я могла так возвысить тебя!..
   Урфин с поклоном удалился. На пороге он обернулся и сказал:
   – Боюсь, что по дороге войны вы пойдёте навстречу своей гибели!..
   Арахна насмешливо улыбалась, но у неё шевельнулось невольное уважение к этому маленькому человеку, который не испугался её, могучей чародейки.
   «А ведь я осыпала бы этого упрямца почестями, если бы он согласился служить мне, – подумала колдунья. – Чувствуется, что этот человек может твёрдо идти к намеченной цели…»
   На поляне перед пещерой Урфин встретил Руфа Билана, за которым другая партия гномов ходила в Подземелье. Бывший король с презрением отвернулся от своего бывшего первого министра.
   «Уж этот не откажется от соблазнительных предложений Арахны», – подумал Урфин.
   Он не ошибся.

Искушение Руфа Билана

   Руф Билан вполз в пещеру чуть не на коленях, его румяное лицо побледнело от страха, он едва осмелился поднять глаза на волшебницу и тотчас боязливо опустил их.
   – Это ты Руф Билан? – спросила колдунья.
   – Да, госпожа, подземный рудокоп говорил, что меня именно так зовут, – отвечал дрожащим голосом Билан. – Но я ничего не помню о том, кем я был и что я делал в прежней жизни…
   И он действительно всё забыл о своём прошлом. Когда гномы разыскали Билана в Подземелье, он всего за два дня перед тем очнулся от долгого сна. К тому времени он только-только выучился ходить и говорить и по развитию напоминал пятилетнего ребёнка. Рудокоп, его воспитатель, ещё не успел внушить Билану, что такое добро и что такое зло.
   Улучив момент, когда воспитатель Руфа отлучился, хитрые гномы выманили это большое дитя из пещеры, соблазнив его принесёнными с собой лакомствами. Дорогой спутники Билана на вопросы, куда его ведут и что с ним будет, не отвечали.
   Вид великанши привёл Руфа в трепет, и он с ужасом смотрел на грозную фею.
   – Значит, от тебя скрыли, что ты когда-то занимал очень высокое положение в родной стране? – с коварной усмешкой спросила волшебница.
   – Я ничего не знаю об этом, госпожа, – смиренно сказал Руф Билан, но в глазах его блеснуло странное чувство, похожее на гордость.
   Проницательная Арахна заметила, какое впечатление произвели её слова, и тотчас же наметила план действий.
   – Кастальо, ты отведи этого человека к себе, научи его грамоте, и пусть он прочитает в летописи всё, что там говорится о его жизни и делах, – приказала колдунья. – И когда Билан вспомнит своё прошлое, ты снова приведёшь его ко мне.
   Летописец отлично понял, куда клонит его повелительница.
   Кастальо привёл Билана к волшебнице через две недели.
   Выражение лица и осанка бывшего государственного распорядителя совершенно изменились. Он держался прямо, ступал твёрдо. Руф Билан до мельчайших подробностей вспомнил всё, что с ним было. Он решил начать всё сначала, если представится возможность. И он уже не был тем слабым, беспомощным ребёнком, каким гномы вывели его из пещеры. Перед Арахной стоял взрослый человек, интриган и честолюбец, способный на любое предательство. Хитрый поступок Арахны воскресил в Руфе Билане все его худшие качества.
   Слегка кивнув головой в ответ на поклон Билана, колдунья молвила:
   – Ты, без сомнения, хочешь знать, зачем я призвала тебя сюда?
   – Да, госпожа, но прежде разрешите задать один вопрос?
   – Говори!
   – Кто был человек, которого я встретил в ваших владениях две недели назад?
   – Это Урфин Джюс, бывший король Изумрудной страны.
   – А, значит, вот почему его лицо показалось мне таким знакомым! Это при нём я был первым человеком в государстве! – Билан гордо выпрямился.
   – Да, и ты можешь снова подняться очень высоко, если пойдёшь на службу ко мне! Мои силы неизмеримо больше, чем у Джюса, хотя его смелость мне нравится. Жаль, что неудачи сломили его и он смирился перед судьбой.
   И Арахна посвятила Руфа в свои планы, рассказала, что намерена стать императрицей Волшебной страны.
   – Хочешь стать моим соратником? – спросила колдунья.
   – Милостивая госпожа, я готов служить вам по мере моих сил! – с восторгом воскликнул Билан.
   – И ты считаешь, что моё желание сбудется?
   – В этом нет никаких сомнений! Народы Волшебной страны сочтут за счастье покориться такой могучей повелительнице, как вы!
   – Ты в этом уверен? – с сомнением спросила волшебница.
   – Жизнь готов отдать!
   – А твой бывший король думает по-иному.
   – Он ошибается, милостивая повелительница! Он ошибается, и вы скоро в этом убедитесь.
   – Хорошо, Руф Билан, я принимаю тебя на службу. Ты будешь моим послом по важным поручениям, и, если отличишься, я тебя ещё возвышу!
   Лицо Руфа загорелось радостью, и он снова начал уверять Арахну в своей преданности.
   – Иди! – кивнула ему колдунья, и Руф Билан выбрался из пещеры, пятясь и непрестанно кланяясь.
   – Ну и человечишка! – презрительно молвила фея. – Плесень! Он при первом удобном случае так же легко изменит мне, как легко согласился служить. Но, к несчастью, у меня нет выбора…

Первый блин комом

   Приступая к осуществлению своих замыслов, Арахна решила облететь по порядку все области Волшебной страны, посмотреть, как там обстоят дела, и потребовать признания её верховной власти.
   Арахна разостлала ковер перед входом в пещеру, уселась посередине и посадила рядом Руфа Билана, которого брала, чтобы он вёл от её имени переговоры.
   – Ковёр, неси меня в Розовую страну, к волшебнице Стелле, – приказала колдунья.
   Ковёр тотчас поднялся и быстро понёсся над землёй. Лицо Билана побелело от ужаса, и он громко застонал.
   – Что с тобой? – сухо спросила Арахна.
   – Милостивая госпожа, заклинаю вас во имя всего святого, не вступайте в борьбу с волшебницей Стеллой!
   – Это почему же? Ты думаешь, она сильнее меня?
   – Я не сомневаюсь в вашей силе, госпожа, но знайте, что Стелле известен секрет вечной юности.
   – А какое до этого дело мне, мне – которая насчитывает уж не помню сколько тысяч лет от роду? – гордо возразила Арахна.
   – Хорошо, госпожа, не будем говорить о возрасте, – согласился Руф Билан. – Но у госпожи Стеллы прекрасные отношения с могущественным племенем Летучих Обезьян. Это – страшные звери, и если их стая набросится на вас, я не ручаюсь за нашу победу, несмотря на всю вашу силу и мужество.
   Волшебница призадумалась, велела ковру остановиться, и тот неподвижно повис в воздухе.
   – Да, я кое-что слыхала в былое время о Летучих Обезьянах. Пожалуй, с этими созданиями лучше не связываться, – согласилась Арахна. – А что ты скажешь насчёт того, чтобы навестить Виллину и потребовать от неё покорности?
   – Ну что вам дались эти феи? – взмолился Билан. – Вы сами – фея и, простите за откровенность, отлично знаете, что это за пренеприятный народ! Госпожа Виллина, правда, стара, но у неё есть волшебное свойство мгновенно переноситься с места на место. Сейчас она здесь, а через секунду за тысячу миль отсюда. Как вы можете победить такого неуловимого врага?
   – Кажется, ты прав, – неохотно признала Арахна. – Оставим фей в покое. Ведь и кроме них в Волшебной стране достаточно земель и народов. Я читала в летописи Кастальо о Марранах. Это самый тёмный и отсталый народ в здешних краях. Не начать ли нам с Марранов, Билан?
   – Начнём с Марранов, госпожа, – обрадовался Билан, хотя, проспав последние десять лет в пещере, ровно ничего не знал о событиях, которые развернулись в их стране; а те главы летописи, которые об этом рассказывали, он прочитать не успел.
   И Арахна приказала ковру-самолету доставить её в долину Марранов. Через несколько часов полёта ковёр опустился на одной из гор, кольцом окружавших эту страну.
   Большие изменения произошли в долине Марранов с тех пор, как её жители прогнали Огненного бога Урфина Джюса. Разделавшись с самозванцем, Прыгуны устроили настоящую революцию: они свергли власть аристократов и перестали работать на них. Вместо прежних жалких соломенных шалашей, где обитало простонародье, в опрятных деревеньках стояли вдоль прямых улиц небольшие, но тёплые и уютные домики. Из труб поднимался дымок, свидетельствуя о том, что Марраны забыли старинный страх перед огнём и научились им пользоваться.
   Плохо возделанные пшеничные поля они заменили прекрасными фруктовыми рощами, где деревья были усыпаны спелыми плодами. По склонам гор под надзором весёлых мальчишек паслись стада коров и овец. И около каждой деревни обязательно виднелась волейбольная площадка – волейбол, наследие Тима О'Келли, сделался национальным спортом Прыгунов.
   Когда гигантская чёрная фигура Арахны, стоявшей на горе, обрисовалась на голубом фоне неба, в деревнях Марранов поднялась тревога. Женщины и дети попрятались в домах, а мужчины возбуждённо переговаривались.
   Вскоре на дороге, ведущей к центральному поселению Прыгунов, показалась фигурка Руфа Билана; напыжившись от гордости, он шёл послом от злой феи. Ему навстречу поспешили Харт, Бойс и Клем, выборные старейшины Марранов. В руках у них на всякий случай были увесистые дубинки, и Руф Билан оробел. Вместо того чтобы заговорить громко и внушительно, он, дрожа, пролепетал, что пришёл от великой волшебницы Арахны с требованием к ним, Марранам, признать её своей императрицей и платить ей ежегодную дань.
   Старейшины переглянулись, и Бойс сказал:
   – Передай своей госпоже, что мы просим полчаса на размышление, а потом явимся к ней с ответом.
   Билан сразу приободрился и спесиво зашагал назад, считая, что дело сделано.
   – Конечно, эти простаки до смерти испугались, когда я очень сурово передал им ваше требование, госпожа, – доложил он колдунье. – Они скоро явятся к вам с изъявлением покорности, и речь, очевидно, пойдёт только о том, чтобы вы наложили на них не слишком большую дань.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →