Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Все ожидали Испанскую инквизицию – по закону она была обязана уведомлять о своем визите за 30 дней.

Еще   [X]

 0 

Скандинавская ходьба и джоггинг против болезней. Практический курс естественного движения (Линдберг Александр)

Скандинавская ходьба и джоггинг – это не только способы избежать опасных последствий гиподинамии, но и эффективный метод реабилитации. Польза этих видов естественного движения огромна. Доказано, что скандинавская ходьба уменьшает давление на колени и суставы, улучшает работу сердца и легких, очень эффективна для лечения проблем шеи, плеч и осанки.

В этой книге представлена вся необходимая информация: о пользе и ограничениях методов естественного движения; как подготовиться к самостоятельным занятиям; как правильно подобрать экипировку; каковы тренировочные приемы и законы; тренировочные курсы для улучшения формы ног, для похудения; курс скандинавской ходьбы при сердечно-сосудистых патологиях; курс скандинавской ходьбы для диабетиков.

Адресована широкой читательской аудитории.

Рекомендовано читателям старше 12 лет.



Год издания: 2014

Цена: 79.99 руб.



С книгой «Скандинавская ходьба и джоггинг против болезней. Практический курс естественного движения» также читают:

Предпросмотр книги «Скандинавская ходьба и джоггинг против болезней. Практический курс естественного движения»

Скандинавская ходьба и джоггинг против болезней. Практический курс естественного движения

   Скандинавская ходьба и джоггинг – это не только способы избежать опасных последствий гиподинамии, но и эффективный метод реабилитации. Польза этих видов естественного движения огромна. Доказано, что скандинавская ходьба уменьшает давление на колени и суставы, улучшает работу сердца и легких, очень эффективна для лечения проблем шеи, плеч и осанки.
   В этой книге представлена вся необходимая информация: о пользе и ограничениях методов естественного движения; как подготовиться к самостоятельным занятиям; как правильно подобрать экипировку; каковы тренировочные приемы и законы; тренировочные курсы для улучшения формы ног, для похудения; курс скандинавской ходьбы при сердечно-сосудистых патологиях; курс скандинавской ходьбы для диабетиков.
   Адресована широкой читательской аудитории.
   Рекомендовано читателям старше 12 лет.
   Иллюстрации предоставлены автором


А. Н. Линдберг Скандинавская ходьба и джоггинг против болезней. Практический курс естественного движения

   Данная книга не является учебником по медицине. Все рекомендации должны быть согласованы с лечащим врачом.
   Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.
   © Линдберг А. Н., 2014
   © «Вектор», 2014

Скандинавская ходьба как физиологичный вид движения

   Как мы все знаем, у жизненного уклада каждой эпохи были свои особенности. Научные открытия, технические новинки, общий уровень развития общества меняли жизнь каждого из нас постепенно, но, как казалось до некоторого момента, в лучшую сторону. Бытовое обслуживание становилось все менее хлопотным и трудоемким благодаря стиральным машинам, новым моющим средствам, строительным технологиям. Пища начала храниться дольше и в более подходящих для этого условиях, поскольку на каждой кухне появился холодильник, специальная упаковка для промышленного и домашнего употребления. Наши города и дома стали гигиеничнее благодаря открытию и началу массового производства антибиотиков. Наш труд стал легче благодаря компьютеру. Наконец, производимой на основе новых технологий пищи начало хватать на всех, потому что она подешевела и начала производиться в большом избытке.
   Да, мир сильно изменился, а мы – вслед за ним. И по мере углубления этих изменений мы стали замечать, что ничто, как всегда, не идеально. Что у каждой медали есть обратная сторона и что, так сказать, медаль нашего нынешнего образа жизни тоже не без изъяна. В частности, высокие технологии забрали из жизни нашего тела очень важную для его нормального функционирования часть – физическую активность. С другой стороны, у идущего дальше общества запросы и потребности все растут. А значит, растет и число задач, которые нам нужно сделать за час, за день, за всю жизнь. И сейчас уже даже «облегченная» высокими технологиями работа отнимает у нас все больше не рабочего – личного времени. А стало быть, у нас, помимо необходимости, постепенно сокращаются и возможности. Возможности вернуть организму в более цивилизованном, более организованном виде хотя бы часть подвижности, которая ему нужна.
   Да, будь мы заняты хоть немного меньше, мы бы наверняка реже ленились пробежаться поутру, сходить дважды в неделю на тренировку, начать питаться пищей более здоровой, но и требующей больше времени на приготовление… Если бы для каждой такой «акции» нам не требовалось сокращать время, выделенное для других, не менее важных, дел, физически здоровых среди нас сразу бы стало больше. Мы часто сожалеем, что со здоровьем и физическим развитием нельзя поступить так же, как с грязным бельем. То есть сложить в барабан, нажать «Пуск» и идти заниматься другими делами, пока технологии сделают все за нас.
   Конечно, наука и медицина тоже чувствуют, чего мы ждем и хотим от них. Они настойчиво ищут то ли эликсир вечной молодости, то ли медицинский философский камень – лекарство ото всех болезней… Но пока ни то ни другое не найдено, мы остаемся со своей проблемой наедине. И вынуждены решать ее сами, без надежды получить путный совет хоть от кого-нибудь. На этой почве и вырастают мифы о вреде одного, пользе другого, недопустимости третьего… То нам поваренная соль не угодила, то клещи в подушке завелись. Мы виним в распространении ожирения и сахарного диабета и пищу, и наследственность, и лекарства, хотя ни одно из этих обвинений правильным не является.
   В попытке примирить вечный дефицит времени с необходимостью двигаться чаще и активнее мы пытаемся придумать какой-нибудь такой вариант активности, чтобы «приобщить» к ней как можно большее число мышц. И чтобы, одновременно, это не требовало от нас ничего. То есть ни особых условий (спортклуба), ни особых навыков (техники, пластики движений), ни особых приспособлений (тренажеров, ковриков, гантелей). Конечно, мы были бы не против «блеснуть», если бы что-то из этого случайно оказалось представлено у нас, что называется, в лучшем виде. Но, увы, наше тщеславие (в данном случае – небесполезное) каждый раз сталкивается с непреодолимым препятствием – лимитом времени. И мы, разумеется, вновь и вновь откладываем поход куда-либо, кроме магазина, потому что в спортзал пока соберешься, пока доберешься, пока выберешься из него…
   К нашему счастью, спорт в основе своей – вещь довольно простая и достаточно гибкая. Очень многие престижные его атрибуты были выдуманы именно из соображений престижа. И хотя четкую грань здесь провести непросто, с течением лет все мы начинаем понимать: самая дорогая одежда, самый модный в мире аксессуар и самый престижный атрибут для любого человека – это здоровье. А когда приходит это понимание, требования имиджа довольно быстро отходят на задний план. И мы охотно соглашаемся заниматься понемногу, но каждый день ради простой возможности делать это чаще, когда есть время и желание. Тогда-то мы и убеждаемся, что здоровье вовсе не требует готовиться к появлению в спортзале как к выходу на подиум. И что речь идет действительно об экономии на том, что нам не по карману. Только не по карману нам в данном случае не некоторые дорогостоящие атрибуты и услуги, а время – то, чего нам отпущено и так много и, как мы уже понимаем, так мало.
   Все это прекрасно, но решение заниматься самостоятельно для новичка чревато многими последствиями. Ведь мы можем разобраться лишь в том, чем занимались ранее. А свою физическую активность мы никогда прежде наверняка не планировали. На этом пути возможно множество ошибок, иные из которых влекут за собой последствия по-настоящему печальные. А совета, как и было сказано, нам спросить не у кого. Таким образом, нам придется освоить новое тоже самим, не полагаясь ни на кого. Но на сей раз нам повезло – ведь мы не намерены сравнивать свои показатели с чьими-то, как это бывает при занятиях в группе. Да и активность, на которую мы нацелились, достаточно проста, чтобы не привести к травме.

Какие движения для нас естественны, а какие – нет

   Чуть выше мы несколько раз повторили доселе незнакомое нам слово – «физиологичный». Интуитивно мы догадываемся, что оно может значить, – вероятно, «естественный», «оптимальный для организма». Однако когда мы говорим о более и менее естественных видах движения или спорта, возникает необходимость в некоторых пояснениях. Хотя бы в том смысле, что двигаться вообще для человека нормально. Так какое же движение может быть противоестественным?..

Физиологичные движения против обменных патологий

   В действительности, наше тело приспособлено и к движению, и к физическим нагрузкам очень хорошо. Настолько хорошо, что, как мы уже, возможно, заметили, некоторые его внутренние механизмы попросту отказывают у каждого, кто вознамерится «поберечь себя». То есть попробовать провести большую часть жизни в каком-нибудь кресле – автомобильном, у камина, у телевизора… Говоря еще проще, в нашем организме имеется ряд систем (звеньев, входящих в обмен веществ), которые существуют и нормально функционируют только при одном условии и ради одной цели. Это условие и, одновременно, цель их существования – обеспечить телу повышенные затраты поступивших ресурсов. То есть обеспечить все расходы, которые оно понесет в период повышенных физических нагрузок. И все восстановительные меры, которые оно предпримет после них. А механизмы, о которых мы говорим, – это холестериновый обмен, тесно с ним связанный пуриновый (азотистый) обмен, обмен глюкозы.
   Самое распространенное нарушение первого – это атеросклероз. Атеросклероз и его прямые следствия (инфаркт миокарда, инсульт) возникают потому, что холестерин по неким причинам начинает откладываться на стенках кровеносных сосудов в виде бляшек. Со временем бляшки твердеют, пропитываясь солями кальция, а их слой растет, сужая просвет сосуда. Рано или поздно либо «задеревеневший» сосуд лопается под напором крови сам, либо одно из телец в кровотоке рвется, зацепившись за нарост одной из бляшек.
   Тогда возникает тромб большего или меньшего размера. А куда он направится, остается лишь гадать. Девяносто девять случаев атеросклероза заканчивается попаданием тромба либо в сосуды, снабжающие кровью само сердце (инфаркт), либо головной мозг (инсульт). Оба состояния иногда можно устранить, а иногда – нет. Это зависит от многих особенностей данного конкретного случая. Оттого атеросклероз является патологией с высоким числом летальных исходов при первом же осложнении. Что до второго такого же или похожего эпизода (повторный инфаркт или инсульт), то он будет смертельным почти наверняка. Скажем прямо, более трех инфарктов не пережил еще ни один пациент кардиологии.
   Последствием второго расстройства является подагра. Что это такое, мы тоже знаем – наверняка впервые мы услышали о ней еще в детстве, от бабушки или дедушки, которые списывали на нее каждый хруст в костях. Подагрой называется отложение мочевой кислоты (продукта пуринового обмена) в суставах, в мочевыводящих путях и, нередко, в других органах. В норме мочевая кислота принадлежит к трем основным продуктам, которые должны фильтровать и выводить из крови почки, – к продуктам азотистого обмена. Эти продукты – креатинин, мочевина и собственно мочевая кислота. Образуются они в двух случаях – когда мы съели белок животного происхождения (мясо, рыба, яйца, субпродукты) или когда наши мышцы «поработали на славу». То есть когда мы занялись ручным трудом так активно, что наутро не можем пошевелить ни рукой, ни ногой.
   Иными словами, продукты азотистого обмена образуются всегда, когда у нас в организме происходит распад белка. В данном случае не важно, где это происходит и по какой именно причине. Главные условия здесь – чтобы этого белка оказалось слишком много для усвоения тканями. Или чтобы он был уже «отработанным» – подлежащим только выведению, но не усвоению. Если в нашем организме имеет место первое, наша подагра связана с перееданием – с тем, что мы едим белка вдесятеро больше, чем нужно организму. А если второе, у нашей подагры причин может быть много. Возможно, мы неосторожно «сели» на уж слишком жесткую диету. Возможно, у нас имеется злокачественная опухоль или мы подверглись обширной травме, боремся с серьезной инфекцией, перенесли операцию, у нас просто отказывают почки
   Ну а третье нарушение – это, конечно, сахарный диабет. Быть может, мы наконец встретили заболевание, о котором слышим впервые? Не тут-то было – о диабете нам известно так же много, как и о предыдущих двух патологиях. Суть сахарного диабета в том, что при нем сахар, выделяющийся в кишечнике из пищи и попадающий в кровь, перестает усваиваться клетками тела. Чтобы клетки могли усвоить и расщепить глюкозу, необходим своего рода катализатор – гормон поджелудочной железы инсулин. Иногда инсулин перестает вырабатываться из-за унаследованного или приобретенного заболевания поджелудочной. Иногда (скажем, при раке поджелудочной) ее просто приходится удалить, и после этого наступает тот же диабет. Но более половины случаев сахарного диабета связаны с тем, что пациент годами ел пищу в количестве, которое не было оправдано расходом сахара в его теле даже на треть. Поджелудочная, все это время отчаянно пытавшаяся, что называется, куда-то деть поступающий в избытке сахар, просто износилась значительно раньше срока…
   Как видим, три основные обменные патологии, возникающие при гиподинамии (сниженной физической активности), – и все три хорошо нам знакомы. Их названия постоянно у нас на слуху, продукты, предназначенные для употребления именно такими больными, имеются в любом супермаркете, каждый врач считает своим долгом напомнить нам о вероятности заболеть какой-то из них. И все потому, что число заболевших ими увеличивается год от года, в геометрической прогрессии.
   Атеросклероз, сахарный диабет, подагра и рак – такова «четверка» лидеров в списке основных причин смерти наших современников. Безусловно, сами по себе эти патологии смертельными могут и не считаться. Допустим, диабет компенсируют инъекциями очищенного или вовсе искусственного инсулина десятками лет. Да и с подагрой можно прожить вполне себе долгую, счастливую жизнь. Смертельны рак и атеросклероз, но не диабет. Однако это если говорить о самой патологии и ее ближайших последствиях. Не забудем, что, если у нее имеются и долгосрочные, медицина уже не станет включать ее в список летальных. Ведь какая же она смертельная, если после постановки диагноза пациент проживет еще не менее 10 лет?..
   Просто особенности медицинской статистики – это одно. А тот факт, что каждая из них в среднем сокращает жизнь больного на 15 лет, – это совсем другое. И потом, оставшееся даже долгое время мы проживем лишь с большим или меньшим комфортом. Говоря откровенно, наша жизнь может ничем не отличаться от жизни здорового индивида лишь внешне – для тех, кто не посвящен в тонкости нашего личного времяпрепровождения. Но различия непременно будут, и довольно существенные, – в быту их не заметить будет невозможно.
   Это не повод отказываться от оптимистических аргументов вообще – это повод оценить реальность трезво, не впадая в крайности. Если пока у нас есть выбор между здоровьем и болезнью, нам явно следовало бы опасаться различных патологий ровно в такой степени, в которой они того стоят. Пока мы не больны сахарным диабетом, его нужно бояться, как огня, а не отмахиваться от этой угрозы с мыслью «Сейчас диабет уже не проблема, а образ жизни!». Да, во многом это правда, но во многом – и ложь. Ложь во благо, форма самоутешения для тех, у кого выбора уже нет. Если у нас он еще есть, к чему нам заранее гадать, хороша ли патология или плоха и какая в какой степени. Ведь здоровье в любом случае лучше!

Какое движение «правильное», а какое – нет?

   Итак, мы повторили то, что и так знали – давно, едва ли не с первых лет жизни. А именно, что в нашем теле существуют механизмы, которые без подвижности и сами нормально существовать не смогут, и нам не дадут. К сожалению, в общем ходе развития медицинской мысли была такая эпоха – эпоха, в которой предполагалось, что наше тело стареет потому, что вроде бы изнашивается. То есть что старость и скорость ее наступления тесно связана с количеством выполненной телом физической работы.
   Это предположение в свое время было крайне популярно. И ничего удивительного: позади остались столетия непосильного, изматывающего труда в окружении неуклюжих и громоздких механизмов. Столетия быта и работы, которые удерживали среднестатистические показатели жизни в пределах 50 лет, и никто ничего не мог с ними сделать. Но вдруг в распоряжении человека оказались новые, умные и не требующие ухода машины – множество приспособлений, сделавших жизнь в их окружении и легкой, и приятной. Само собой разумеется, что с приходом новых технологий человечество захотело отдохнуть с комфортом, а медицина – посмотреть, что из этого выйдет.
   Да, в прежние времена полей для применения своих физических сил и ресурсов у каждого человека было хоть отбавляй. Во всяком случае, у каждого, кто не принадлежал к высшему сословию – дворянству рангом выше среднего. Быт был столь тяжел, что тогда на него списывалось все. Например, рак в свое время считался следствием полученной когда-то травмы (как правило, удара). И это мнение было распространено вплоть до середины XX в. Патологии сердца сплошь относились к «рабочим». Причем считалось, что им подвержены как легковесные бегуны (гонцы, пажи и пр.), так и люди с большой мышечной массой в сочетании с лишним весом – грузчики, кабатчики, рабочие и пр. То есть, как видим, люди с разным обменом веществ, условиями труда, рационом и способом расхода всего съеденного. Аналогично, тяжелому труду приписывали вину за частые случаи чахотки. Считалось, что ей подвержены все, кто более или менее часто дышит испарениями веществ, пылью, загрязненным иными элементами воздухом. К примеру, работники текстильных, литейных фабрик, кузниц и пр. А в действительности чахоткой назывался туберкулез легких – инфекционное заболевание, вызываемое палочкой Коха и ничем иным…
   Сейчас позади долгий период совсем иной жизни – в комфортном кресле, у монитора, под кондиционером и при правильно распределенном освещении. Всю работу за нас делает компьютер, а наше дело – лишь клацать клавишами, направляя его, так сказать, усилия в нужное русло. У современного человека в течение дня работают глаза (нагрузка на них приходится нешуточная) и головной мозг (правда, его активность одинакова не всегда). И кроме того, работает та часть мышц, которая отвечает за осанку.
   Мы часто ошибаемся, полагая, что теперь уже вообще не испытываем никакой нагрузки ни на одну группу мышц. Это не так – сам позвоночник не займет и не сохранит ни стоячее положение, ни сидячее. Для этого требуются мышечные усилия – хоть и незаметные нам. В данном случае – всех мышц спины, шеи, ягодиц, а также бицепсов бедра. То же, что мы думаем, верно по отношению только ко всем прочим группам – мышцам ног, помимо бицепсов бедра, рукам, передней части туловища (грудные, верхний и нижний пресс, косые мышцы живота). Кроме того, на спине тоже есть мышцы, не имеющие отношения к осанке. Мы говорим, конечно, о широчайших, придающих развитой спине атлета V-образные очертания.
   Как видим, мышц, которые при нынешнем образе жизни не задействуются годами, в теле действительно больше. Но это не значит, что у нас вовсе не напрягается ни один мускул. Напротив, положение, в которое мы поставили свое тело, куда сложнее, чем кажется. Часть нашего тела вообще не выполняет никакой работы, кроме самой косвенной и легкой. А вторую мы «нагрузили» обязанностями весьма унылыми – однообразными во всех смыслах. Утром, по звонку будильника, они занимают вместе с нами «рабочее положение» – сокращенное, неизменное в течение часов, не минут. А расслабляются при этом позже нас самих, поскольку мы еще проводим некоторое время дома перед тем, как лечь спать. Естественно, в период праздности мы тоже лежим далеко не всегда – сидим почти в той же позе, что и на работе, только уже перед другим монитором.
   Итак, в течение дня одни мышцы у нас постоянно расслаблены, другие – напряжены и нередко напряжены до предела. Ну, мы-то полагаем, что мышцы тела – ткань достаточно универсальная, чтобы выдержать любую работу, какую бы мы им ни задали. В целом мы думаем правильно – разово они справятся с тем и этим одинаково успешно. Но дело как раз в том, что в жизни мы задаем им всегда один тип работы. Один и тот же, на долгие часы, изо дня в день, годами. Это, согласимся, несколько иные условия существования – своего рода перебор, который явно не обойдется без «побочных эффектов».
   Что это за эффекты, нам известно – ноющая боль в спине по вечерам, постепенно нарастающие хронические проблемы с суставами, которые обслуживают всегда больные мышцы. Это постоянный спазм и застой крови в напряженном волокне, который временами переходит в острую стадию. Впрочем, мы, как правило, принимаем это явление за растяжение, обострение радикулита, результат местного переохлаждения.
   Ни одна из типичных версий в таких случаях неверна. Если мы обратимся с таким «просквозило» и «потянул спину» к массажисту, через несколько минут после сеанса к нам придет быстрое и полное облегчение. А через несколько часов в области самых сильных болей мы обнаружим огромную гематому – из крови, которая «застряла» в напряженном волокне, и сейчас высвободилась, поскольку спазм был снят массажем.
   Нужно сказать, что даже если в нашей жизни статичная работа мышц чередуется с динамичной, у каждой из них есть свои особенности. Они не всегда так хороши, как хотелось бы. Потому не стоит думать, будто одно настолько уж лучше другого. Если мы, прочтя все сказанное еще раз, впредь станем избегать статичных поз любой ценой и «наляжем» на наклоны с приседаниями, мы быстро получим не самое приятное разнообразие былым спазмам. В частности, жгучие боли вместо ноющих, покраснение кожи над постоянно сокращающимся волокном, дурноту, головокружение, приступы тошноты.
   Не нужно думать при этом, что у нас что-то с желудком, – эти явления будут тесно взаимосвязаны с нашим новым способом ежедневной эксплуатации мышц. В конце концов, у нас могут отказать почки и система обмена сахара, поскольку мышцы при каждом сокращении сжигают его в огромных количествах, и выделяют взамен в кровь такое же количество продуктов распада.
   Так что все хорошо в меру. Статичные нагрузки обладают меньшим числом преимуществ, чем динамичные. Но это – только если брать в целом, подразумевая желание развить свои мышцы и систему взаимного координирования их усилий. Или, скажем, поднять их тонус, улучшить пластику и пр. В свою очередь, динамичное сокращение – сжатие мышц улучшает и ускоряет кровообращение на этом участке, облегчает работу сердцу и повышает тонус сосудов, проходящих внутри волокна.
   Кардиологи часто называют развитые, упругие мышцы вторым сердцем, и нисколько не преувеличивают. Ведь непосредственно сердце у нас – одно на десятки метров протяженности сосудов. Причем сосудов, образующих сетку разветвленную, со множеством причудливых изгибов русла и других затрудняющих кровоток элементов. Само сердце от природы не в состоянии обеспечить качественный кровоток на всех участках «вверенной» ему системы сосудов. И это совершенно не зависит от возраста организма, скорости обмена веществ в нем, количества холестерина на стенках артерий… Вторую половину необходимой для здоровья сосудов работы либо выполнят мышцы, либо выполнить ее будет некому. И данное правило верно для всех возрастов – не только среднего и старшего.
   Оттого ничего удивительного в наших возрастных проблемах с сердцем и сосудами нет. Тем более логично, что число страдающих ими в условиях современной гиподинамии все растет, течение имеющихся заболеваний становится все более тяжелым, да и формируются они все раньше. Ведь 30–35 лет – это еще вовсе не старость и даже, во многих отношениях, не зрелые годы. В любом случае запомним, что динамические нагрузки всегда действуют, и очень сильно, на целый ряд механизмов, общих для всего тела – не только одной или нескольких мышц. А статические могут обеспечить положительный эффект только отдельно взятым мышцам и их группам. В то же время их воздействие на системы, связывающие эту группу с остальным телом, положительным не бывает или бывает крайне редко, при весьма умелом использовании. Что мы имеем в виду? Сейчас поясним.
   Как мы уже поняли, любые виды нагрузок при определенных обстоятельствах могут проявить и положительное, и отрицательное действие. Сплошной «негатив» одинаково легко получить как с тем, так и с другим. Организовать правильное чередование одного и другого, получить максимум положительного эффекта при минимуме отрицательного куда сложнее. Этим, собственно, и заняты большую часть времени все, кто разрабатывает оптимальные виды, графики тренировок, оборудование и экипировку для различных видов спорта. Факт тот, что статичные нагрузки на мышцу повышают, как и было сказано, скорость и силу ее сокращения. Как они влияют на кровообращение в этой мышце?
   Конечно, в момент сжатия кровоток замедляется потому, что упругое волокно стискиваетсосуды, в нем проходящие. На некоторое время эта ситуация сохраняется, затем волокно расслабляется и норма кровообращения восстанавливается. Одновременно мышца забирает из крови некоторое количество сахара. Ее собственный запас глюкозы (в мышцах он присутствует в виде гликогена) только что был израсходован на это усилие. И она, конечно, тут же постарается пополнить его из крови. Взамен в кровь будут выделены продукты клеточного дыхания – все, что образовалось, когда мышца сжалась по нашему приказу и задержалась в этом положении на некоторое время.
   Какие здесь могут быть важные моменты? На самом деле их немного – всего один, зато принципиальный. Если мы все поняли правильно (а это именно так), статичная нагрузка изменила состав нашей крови не слишком заметно, зато резко, внезапно. Ведь когда мы напрягли мышцу до предела и оставили в таком положении, от кровотока здесь ничего не зависело. Собственно, он в тот же миг сошел почти на нет и восстановился только после того, как мышца разжалась. Сама логика такой работы означает, что в промежутке между сокращением и расслаблением мышца просто не может получить что-либо из крови – она работает полностью на имеющемся в ее волокнах ресурсе. А начинает пополнять израсходованные запасы только уже в покое, когда вся работа выполнена.
   Иными словами, и нужный ей сахар из крови был «взят» сразу, одной порцией, и результаты ее работы (продукты распада) выделились в нее единой порцией, все. Это не может не создавать известные «скачки» состава крови, пропорций различных компонентов, в ней имеющихся. Да, если речь идет об одной мышце или одном недолгом сокращении, существенных изменений состав крови не претерпит. Ну а если мы задействуем более обширную группу мышц, да еще крупных, да еще надолго? Очевидно, что масштабный скачок такого рода может оказаться куда более чувствительным для других органов. Например, тех, которые должны выводить из крови продукты распада, или тех, которые нуждаются в сахаре ничуть не меньше мышц. И согласимся, что в такой ситуации в нем едва ли можно найти много положительного, не правда ли?
   Поэтому скачкообразные колебания состава крови, возникающие при статичной нагрузке, относятся к эффектам не локальным, а общим. Однако положительными их не назовешь – разве что в особых случаях, когда, скажем, сахар в крови необходимо понизить быстро и сильно. Такое желание может возникнуть, скажем, у больного сахарным диабетом – при ошибке в порции инсулина.
   Динамичная работа мышц, естественно, снижает сахар крови и повышает концентрацию азотистых оснований более плавно. Однако при ней текущие потребности мышц полностью обеспечиваются кровотоком. Иными словами, результат, который мы с ними получим, напрямую зависит не только от состояния мышцы, которая сокращается, но и от состояния сердца, сосудов, обеспечивающих это сокращение.
   С одной стороны, это – то, что надо. Ведь, как и было сказано, здоровые, развитые мышцы очень помогают сердцу выполнять его работу – обеспечивают здоровье сердца и сосудов. Стало быть, поддерживая в форме одно, мы почти без труда сможем продлить молодость другого на пару десятков лет. И это, согласимся, приятно. Особенно если учесть, что мышцы тренировать, конечно, не столь уж просто, но явно проще, чем восстанавливать работу сердца или сосудов.
   Говоря откровенно, сердечно-сосудистая система устроена так, что ее восстановление и в наше время возможно лишь до совместимого с жизнью минимума – не больше. Лучших результатов медицине пока добиться не удалось, несмотря на все новейшие разработки в сфере кардиологии. И мы можем не сомневаться, что работа данной системы после серьезного сбоя будет не просто оставлять лучшего – ее и работой можно будет назвать с большой натяжкой. К тому же в подавляющем большинстве случаев такие эпизоды повторяются в течение трех – пяти ближайших лет, если не раньше. И если первый эпизод отказа сердца либо сосудов заканчивается смертью лишь в трети случаев, уже второй летален чуть ли не при любых обстоятельствах. Как уже было сказано, выжившие после третьего инфаркта или инсульта больные – это большая медицинская редкость, восьмое чудо света.
   То ли дело мышцы, способные восстановиться после самых масштабных травм, обладающие почти неограниченным ресурсом к росту, способные поглотить за несколько минут без остатка столько сахара, сколько содержится в суточном рационе не склонного к перееданию индивида! Эта ткань весьма податлива к тренингу, ее можно моделировать и развивать, как душа пожелает. Если мы ждем от мышц лишь помощи в поддержании здоровья всего тела, они нам ее окажут, и будет она очень весомой. А потребуют они в обмен на свою, так сказать, поддержку, совсем немного – час внимания к ним в день, и то внимания отнюдь не запредельного. Сравним: лечение сердца, если уж оно понадобится, займет у нас добрую половину каждого последующего дня жизни. Независимо от того, сколько нам будет еще отпущено, это время мы только и будем, что отдыхать после пустяковой активности, постоянно следить за ритмом, пульсом, графиком приема лекарств…
   Ну а в чем здесь сложность, мы понимаем: даже при вполне работоспособных мышцах нашим занятиям может помешать банальное плохое состояние сердца или сосудов. Притом не обязательно прилегающих к мышце – здесь будет довольно и коронарных артерий, забитых холестерином, или ведущей, что называется, в эту сторону ветви, «скованной» участком тромбоза. Например, если у нас имеется хотя бы варикозное расширение вен, мы уже сильно рискуем. Особенно если создаем нагрузку именно на волокна, окружающие участок с узлами. Когда от одного такого узла оторвется даже небольшой сгусток, в свободном «плавании» он быстро вырастет до размеров эмбола – плавучего тромба, способного перекрыть любую вену или артерию тела. В том числе одну из жизненно важных – легочную (мгновенная смерть), коронарную (мгновенная смерть), сердечную (инфаркт миокарда), мозговую (инсульт с различными последствиями).
   Иными словами, для занятий динамическими нагрузками нам обязательно нужно значительно лучшее состояние сердечно-сосудистой системы. Значительно лучшее, чем мы даже ожидаем – не то что имеем. Если мы таковым не обладаем, к ним нужно подходить с большой осторожностью – они могут плохо кончиться. И в этом ракурсе не требующие столь активного участия сердца статичные упражнения, согласимся, выглядят более привлекательными.

Какие виды движения наиболее органичны для нас?

   Ну, частично мы уже дали ответ на этот вопрос. Если выбирать между статической и динамической нагрузкой, то, конечно, для нас органичнее динамика. Ведь как мы помним, в природе видов деятельности, требующих статичного напряжения мышц, очень мало – все похожие виды тренинга или работы изобрело человеческое общество. Что же касается самих видов подвижности, то с момента, когда человек выпрямил спину, превратившись из четвероногого в двуногое, у него в этом смысле выбора не осталось.
   Самым распространенным видом физической активности, которому мы все еще вынуждены предаваться чаще, чем любому другому, всегда была и остается ходьба и ее варианты – быстрая ходьба, бег. Не приходится сомневаться, что от быстроты ног жизнь древнего человека зависела куда больше, чем от его смекалки. Это правило действительно и по сей день. Правда, сейчас речь идет именно о жизни все реже – как правило, утрата способности ходить создает массу бытовых проблем, но угрозы для жизни уже не представляет.
   В любом случае мы можем не иметь ни малейшего представления о том, как выглядит современное оборудование для спортзала. Мы можем себе позволить за всю жизнь ни разу не поднять предмета весом более 15 кг. Однако что такое ходьба, бег и как их используют для поддержания хорошей формы, сейчас, как и в прошлом, знает каждый. А потому первое, что приходит нам на ум при упоминании слова «спорт», – это пробежка в ближайшем парке поутру. Вариантами могут выступать беговая дорожка и, кто еще о них помнит, упражнения из очень популярной в советское время утренней зарядки.
   Хорошо, что мы вспомнили про пробежку. Но ее недостатки очевидны даже для стороннего взгляда – их легко заметить до того, как мы начнем бегать сами. Во-первых, да, по отношению к любому шагу быстрее прогулочного следует применять все, что мы сказали выше об особенностях динамических нагрузок. Не стоит думать, что если ходьба и бег для нас естественны, то они и дадутся нам так уж легко. Со спиной и ногами у нас к этому моменту могут быть проблемы весьма серьезные, способные превратить каждый наш шаг в пытку.
   Во-вторых, разве, как и было сказано выше, мы сейчас проводим на ногах недостаточно времени? До сих пор его, как мы заметили, вполне хватало для появления варикозного расширения, хронических мышечных спазмов и отеков, остеохондроза, мозолей и прочих сомнительных «радостей» прямохождения. А значит, очевидно, что точно такая же, только более высокая нагрузка на те же мышцы здоровья может и не прибавить.
   В-третьих, не забудем, что речь идет о довольно значительной, высокой нагрузке на сердечно-сосудистую систему. К примеру, при ишемической болезни сердца и после перенесенных инфаркта, инсульта бег пациентам не рекомендован раз и навсегда – максимум, длительные прогулки. Он не исключен вовсе – в частности, для бывших спортсменов, обладателей (несмотря на печальный эпизод) тренированных мышц и/или сердечно-сосудистой системы. У таких людей к быстрому развитию ишемии и ее последствий приводит как раз внезапное уменьшение подвижности, а не ее увеличение. Потому такому пациенту кардиолог наверняка посоветует вернуться к прежнему графику тренировок как можно скорее. Но если спортивное прошлое – это не про нас, нам уже точно не бегать, а ходить, и ходить не спеша.
   Наконец, в-четвертых, ходьба и бег как один из видов динамической нагрузки обладает своим собственным, частным недостатком. А именно, тем, что он создает крайне неравномерную нагрузку на различные группы мышц. Мы можем сколько угодно раз повторить вслед за физиологами, что в ходьбе и беге участвуют все мышцы тела. Вообще, это действительно так. Но в то же время и не так, как мы представляем себе смысл этого оборота. Физиология имеет в виду, что ходьба или бег являются процессом сложным – в особенности с точки зрения координации. Иными словами, что такое простое и привычное с виду движение «на своих двоих» требует от коры нашего головного мозга работы куда более напряженной, чем самая «заковыристая» головоломка на свете.
   Для сохранения равновесия тела вообще при любом движении кора традиционно использует силу мышц. Те из них, которые совершают само движение, становятся основными – на них приходится наибольшее усилие, на них сильнее всего действуют законы гравитации, сопротивления воздуха и пр. И для того, чтобы все эти противоположные векторы не потянули за собой все наше тело (как в невесомости), их влияние компенсирует ряд других мышц – компенсаторов. На мышцы, компенсирующие законы физики, приходится лишь часть работы – по крайней мере, на них не давит вес предмета, который мы перемещаем в пространстве. Прилагаемое ими усилие составляет в среднем около трети усилия, приложенного основными мышцами.
   Оттого технически физиология права – положение нашего тела в пространстве, взаимную координацию его частей, способность принимать сложные позы может обеспечить только слаженная работа всех мышц туловища. Но на все мышцы туловища при этом не опирается вес тела вместе с одеждой – только инерция, гравитация, сопротивление воздуха вокруг. А вот мышцы поясницы и ног получают при ходьбе и беге «по полной программе», включая необходимость частично амортизировать толчки, которые испытывают скелетные кости.
   Потому тот факт, что при беге мы размахиваем руками, еще не означает, что руки при этом получат хотя бы четверть нагрузки, выполненной ногами. В сумме же это означает то, что мы и сказали: ходьба и бег относятся к числу нагрузок динамических, но достаточно однобоких, создающих для различных мышечных групп неравные условия. А значит, ожидать от таких занятий более или менее равномерного развития различных мышечных групп тоже не приходится.

Скандинавская ходьба – усовершенствованный вид движения

   Итак, выше мы установили несколько очень важных истин. Во-первых, что разные виды активности влияют на наш организм и проходящие в нем химические реакции по-разному. Во-вторых, что они создают и разные эффекты для самих подвергаемых тренингу мышц. В-третьих, что у каждого вида активности есть свои положительные и отрицательные моменты – есть обязательно, независимо ни от чего. В-четвертых, что нам, по возможности, следует научиться максимально уменьшать вероятность отрицательных последствий, увеличивая вероятность положительных. То есть что между статичными и динамичными нагрузками нам, в идеале, хорошо бы держать баланс и не стремиться стать приверженцами только одних или других. И что, в-пятых, если нам все это удастся, мы получим одновременно как раз ту «органичность» и «физиологичность», которую искали с самого начала.
   Ну, как и было сказано, части статических нагрузок на определенные группы мышц нам все равно не избежать – по крайней мере, до тех пор, пока мы можем и должны подолгу сохранять вертикальное положение туловища. Эта статика в нашей жизни неизбежна. И хотя страдают от нее не все мышцы тела, те, которые страдают, «попадают под раздачу» прямохождения весьма основательно. Само собой, все это ни в коем случае не является поводом наотрез отказываться от прогулок или пробежек. В целом именно бег является одной из наиболее универсальных форм динамических нагрузок, именуемых еще аэробными, поскольку при них, напомним, скорость кровотока успевает снабжать ткани кислородом. Правда, им обычно рекомендуют предварять более, так сказать, предметную тренировку – статичную, силовую, называемую также анаэробной, поскольку при ней мышца сокращается на собственных ресурсах, без участия кровотока.
   Считается (как видим, не без оснований), что именно таково оптимальное сочетание, позволяющее избежать некоторых «шероховатостей», заложенных в самом беге. Но бывают и другие случаи. Например, когда аэробика в наши планы входит, а тяжелый тренинг на наращивание мышечной массы – нет. Иными словами, когда мы хотим просто поддержать хорошую форму и быстрый обмен веществ, но вовсе не намерены превращаться ради этого в «гору мяса».
   Причин отказаться от анаэробных нагрузок раз и навсегда у нас может быть немало, и все они, как правило, разнятся. Они могут быть нам противопоказаны – при наличии патологии почек, расстройстве координации, системных поражениях суставов, например. Мы можем просто как бы не видеть себя в образе тяжелоатлета. Нам может быть поздно делать такие попытки – скажем, если мы находимся в возрасте старше 50 лет. В любом из этих случаев нам придется поискать другие способы задать работу всем мышцам тела, не прибегая к помощи тренажеров.

Что это за спорт – скандинавская ходьба?

   Вообще, ее изобрели вовсе не жители региона, указанного в названии нового вида спорта, – не только они. Хотя, как мы понимаем, жителям северных стран и Заполярья действительно приходится прибегать к особым техникам передвижения в пространстве довольно часто. Факт тот, что скандинавской ходьбой (ее называют также финской и северной) изначально занимались профессиональные лыжники всего мира. Она выросла из способа поддержания лыжником/биатлонистом/альпинистом хорошей физической формы в межсезонье – в периоды, когда не проводятся ни международные, ни местные соревнования.
   Спортсмен остается спортсменом. И ему всегда необходимо тренироваться по методу, максимально приближенному к особенностям его вида спорта. То есть лыжник вполне может пробежаться в обычных кроссовках и без палок. Но сделать это хотя бы с палками с его стороны будет все же куда разумнее. Ведь движения тела бегуна очень мало похожи на движения, которые производит тело лыжника, несущегося по склону. Безусловно, в данном случае чем спортсмен ближе к своей, так сказать, стихии, тем лучше.
   И вот, в периоды, когда эта самая стихия была им относительно труднодоступна, лыжники – выходцы из стран с любым климатом, кроме холодного, придумали новый метод тренировок. А именно, ходьбу по асфальту и в обычной обуви, но с лыжными палками в руках. Точнее, с этого все начиналось на заре XX века, и тогда этот вид спорта выглядел в точности так, как мы и описали. То есть как более или менее быстрая ходьба (по возможностям пациента), но при активном участии лыжных палок. Наибольшую популярность метод получил именно в Финляндии – отсюда и его основное название.
   Впрочем, в других странах мира различные варианты ходьбы с опорой и одновременно отягощением для рук традиционно использовались в реабилитационных центрах. Например, советские программы по восстановлению после инсульта часто включали терренкур – ходьбу с лыжными палками вместо ходунков, костылей, трости. В самом деле – чем нам пара костылей не те же самые палки для ходьбы?.. В такой восстановительной физкультуре нуждались пациенты с повреждениями позвоночника и головного мозга, с нарушенной функциональностью конечностей или те, кто вовсе их потерял. Так что в известном смысле лыжники лишь совместили довольно древнюю практику использования опоры как тренировочного снаряда, «подогнав» ее под особенности своего вида спорта.
   Так или иначе, к середине XX столетия в Финляндии ходьбой с палками уже увлекалась довольно значительная часть населения. Иными словами, людей, не имевших отношения ни к лыжному, ни зачастую вообще ни к какому спорту. Появились первые систематизированные описания этой ходьбы для непрофессионалов, стали развиваться отдельные техники, предназначенные для различных целей и отдельных возрастных групп. Первую попытку рассказать всему миру о зарождающемся виде спорта предприняло одно американское издание, и было это еще в конце 80-х. А к концу 90-х финская компания, занимавшаяся производством промышленных материалов, разработала и выпустила первые отдельные палки для скандинавской ходьбы. Именно проведенная ею масштабная рекламная кампания, призванная сделать новую экипировку популярной, окончательно закрепила в Западной Европе название «северная ходьба». При этом оказалось, что американское представление о новом виде спорта существенно отличается от финского и европейского.

Виды скандинавской ходьбы в настоящее время

   Теперь скандинавская ходьба является самостоятельным направлением, которое иные считают разновидностью фитнеса, иные – разновидностью спортивной ходьбы. Что позволило ей стать столь популярной среди непрофессионалов? Ответ на этот вопрос – лыжные палки. Как уже было сказано, у ходьбы или бега есть общая способность создавать серьезную нагрузку на мышцы ног, почти никак не затрагивая при этом верхнюю половину туловища. В определенном смысле это составляет проблему для каждого, кто хочет развивать свое тело равномерно, чтобы не выглядеть обычным или даже дистрофичным туловищем, «поставленным» на ноги настоящего древнегреческого титана. Скандинавская ходьба, благодаря участию палок, в значительной степени уменьшает эту разницу, снижает нагрузку на ноги и позвоночный столб во время ходьбы, сообщает более значительную, чем обычно, нагрузку и мышцам рук. В особенности если мы выбрали тяжелые палки или привнесли что-нибудь свое. К примеру, надели для прогулки утяжелители, обычно применяемые для занятий фитнесом.
   Потенциал новой техники давать лучший результат по равномерности развития и участия мышц и сделал его таким популярным. Хотя, справедливости ради, отметим, что моделирующий пропорции тела потенциал у скандинавской ходьбы все равно заметно сужен. Тем более если сравнивать с отдельными видами фитнеса или, скажем, бодибилдингом.
   Основные нагрузки, которые получает тело занимающегося скандинавской ходьбой, все равно остаются нагрузками от ходьбы. Мы переносим на них часть веса при шаге – в определенной точке его амплитуды. Безусловно, «помощь» палок здесь требует заметного участия предплечий, плеч и их мышц. Но в ней по-прежнему не участвуют мышцы грудной клетки, того же пресса живота или, скажем, середины спины.
   Более того, как раз мышцы середины спины и косые мышцы живота (они образуют наш бок на промежутке между окончанием ребер и бедренным суставом) в обычной ходьбе задействуются полнее, чем в ходьбе с палками. Ведь их прямое назначение – осуществлять наклоны верхней части туловища вбок, а также (если мы не наклоняемся) поддерживать его ровное положение при ходьбе и беге. Разумеется, в случае со скандинавской ходьбой верхняя половина туловища балансирует без их, так сказать, вмешательства, поскольку с каждого бока у нас появляется добавочная опора на палку.
   Нужно сказать, что американский вариант этого вида спорта и сейчас выглядит иначе, чем в других странах мира. Во всяком случае, во всем, что касается взгляда на экипировку. В Соединенных Штатах Америки на скандинавскую ходьбу сильнее повлиял не столько лыжный спорт, сколько альпинизм. И это очень заметно, если сравнить американский подход с европейским. Например, палки, выпускаемые американскими компаниями, традиционно тяжелее, толще, прочнее и лыжных, и используемых в стране происхождения скандинавской ходьбы. Финская экипировка более схожа с оригинальными лыжными палками – более легкими, иногда не имеющими даже ремня для фиксации на руке. Естественно, из-за более легкого веса им не требуются и такие широкие рукояти.
   Помимо прочего, для США типично предъявлять более высокие требования к скорости ходьбы, графику тренировок, начальной физической форме занимающегося. А также к ряду других элементов техники, заметно влияющих на скорость, с которой начинающий спортсмен сможет улучшить свою физическую форму. То есть в самом общем виде, американский вариант, оставаясь доступным каждому, проявляет явную тенденцию к увеличению нагрузок и, следовательно, улучшению результатов. Если еще проще, в этой стране скандинавская ходьба изначально оказалась более похожей на профессиональный спорт, чем на любительское развлечение или реабилитационную технику.

Какое направление предпочесть?

   Какой путь выбрать лично нам, вопрос хороший. Но праздным он точно не является, ведь от него будет зависеть и процесс тренировок, и тем более их итог. В нашу страну пришел западноевропейский – финский вариант ходьбы. Однако палки мы, конечно, можем купить любые – как потяжелее, так и полегче, как складные, так и с фиксированной высотой. В этом нас никто не ограничивает – в особенности если мы намерены заниматься сами, без участия инструктора. Разумеется, представитель определенной школы постарается преподать нам тот способ, которому обучен сам. Но истинный профи наверняка не станет настаивать слишком строго, даже если мы предпочтем другое направление. Тем более на начальном этапе. Ведь наше мнение в конечном счете всегда остается решающим.
   Профессионалы всех видов спорта, включая фитнес и бодибилдинг, наверняка посоветовали бы нам ориентироваться на состояние нашего здоровья к моменту начала тренировок. Кстати, нельзя не отметить, что истинное положение дел в организме вообще разумнее всего выяснить до начала систематических занятий чем-либо, а не в их процессе. Даже если субъективно мы не замечаем за собой никаких тревожных симптомов, нам нужно понимать, что мы можем ошибаться.
   Во-первых, многие патологии сами по себе протекают долгое время бессимптомно или с минимальными, почти незаметными проявлениями. Во-вторых, даже при наличии беспокоящих нас признаков мы явно не обладаем достаточным запасом медицинских знаний, чтобы заниматься самодиагностикой. В лучшем случае наша догадка будет близкой к диагнозу, который поставит и врач. Это, конечно, сделает честь нашей наблюдательности. Однако не стоит забывать, что даже в таком случае мы не сможем самостоятельно определить, в какой стадии развития находится наша патология, какие ее осложнения у нас уже имеются и насколько они выражены. Для ответа на эти вопросы всегда требуется длительное, подробное, точное обследование. То есть обследование с участием высокотехнологичного оборудования и, естественно, специалиста, способного правильно читать полученные результаты. Ни того ни другого у нас в домашних условиях наверняка не найдется – эту технику после не получится сложить в кладовую за ненадобностью.
   В-третьих, в подавляющем большинстве случаев мы субъективно чувствуем совсем не то, что есть на самом деле. Почему так, не может объяснить ни один врач – для медицины данный феномен находится за гранью понимания уже сколько веков подряд. Скорее всего, мы не обращаем внимания на многие весьма значимые детали, проводим не те параллели, не видим массы взаимосвязей, принимаем за случайность слишком много закономерностей. Да, а также обладаем просто патологической склонностью «глушить» самые диагностически важные признаки с помощью временно облегчающих наше состояние лекарств…
   Словом, мы не обладаем не только знаниями, но и зачастую личными качествами, необходимыми для убедительного исполнения обязанностей врача. А между тем неадекватное представление о состоянии собственного здоровья (оно нам весьма свойственно) в случае смены образа жизни может кончиться плохо. У любых перемен имеется общее свойство заострять и усугублять имеющиеся у нас проблемы со здоровьем – притом как душевным, так и физическим. Стресс на то и стресс, чтобы сделать малозаметное явным, заставить скрытую (иногда – скрытую очень тщательно) проблему выплыть наружу. Положим, имеющиеся у каждого незначительные или душевные сложности это даже помогает решить. Ведь организм в необычных обстоятельствах вообще склонен мобилизовать все внутренние ресурсы для выполнения новых задач. Но тут все зависит от того, является ли то, что мы приняли за «неурядицу», действительно единичным нарушением, или за ним стоит нечто более масштабное.
   Собственно, таков корень большинства положительных эффектов, которые мы получаем, побывав в турпоходе, в кратковременном отпуске, сменив место жительства или условия проживания… У коры нашего головного мозга есть свойство вырабатывать типичные реакции на привычные события и постоянство окружающих условий. Когда что-то из этого меняется (в особенности меняется заметно и быстро), она, образно говоря, теряется – не знает, чего ей ожидать дальше. Основной задачей коры является обеспечить выживание организма в любых ситуациях, какие бы ни наступили. Потому она при таких переменах всегда стремится предусмотреть самые разные варианты дальнейших событий. И конечно, активизирует с этой целью все имеющиеся в организме защитные ресурсы. Этим объясняется как исчезновение наших мелких недомоганий на некоторое время после произошедшего сдвига, так и их постепенное возвращение по мере того, как он уходит все дальше в прошлое.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →