Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Наше Солнце может быть гигантским, но оно по-прежнему продолжает теряет 360 миллионов тонн материальных каждый день.

Еще   [X]

 0 

Параллельные дневники Виталика Туманова (Набат Александр)

Со времен удивительных приключений Виталика Туманова в параллельном мире Эон минул почти год, и, казалось бы, он зажил спокойной жизнью: окончил школу, поступил в МГУ, причем сразу на два факультета. Правда иногда, исключительно ради добрых намерений и во благо человечества, Вит корректирует реальность с помощью своих уникальных способностей.

Но что делать, если в Москву все чаще стали проникать страшные чудовища через аномальные порталы, нанося непоправимый урон архитектуре города, жизнедеятельности и психике его жителей, однокурсники считают тебя вруном и обманщиком, за тобой по крышам гоняются настырные сотрудники ФСБ, а в отношениях с любимой девушкой происходит нечто совсем непонятное? Конечно же, отправляться в увлекательные потусторонние путешествия, чтобы попытаться исправить ошибки Вселенной…

Новая история со старыми полюбившимися уже читателям героями, оригинальный сюжет со сложными переплетениями, безупречный юмор и своеобразный язык – все это вы найдете в новом фантастическом романе Александра Набата «Параллельные дневники Виталика Туманова».

Год издания: 2015

Цена: 79.9 руб.



С книгой «Параллельные дневники Виталика Туманова» также читают:

Предпросмотр книги «Параллельные дневники Виталика Туманова»

Параллельные дневники Виталика Туманова

   Со времен удивительных приключений Виталика Туманова в параллельном мире Эон минул почти год, и, казалось бы, он зажил спокойной жизнью: окончил школу, поступил в МГУ, причем сразу на два факультета. Правда иногда, исключительно ради добрых намерений и во благо человечества, Вит корректирует реальность с помощью своих уникальных способностей.
   Но что делать, если в Москву все чаще стали проникать страшные чудовища через аномальные порталы, нанося непоправимый урон архитектуре города, жизнедеятельности и психике его жителей, однокурсники считают тебя вруном и обманщиком, за тобой по крышам гоняются настырные сотрудники ФСБ, а в отношениях с любимой девушкой происходит нечто совсем непонятное? Конечно же, отправляться в увлекательные потусторонние путешествия, чтобы попытаться исправить ошибки Вселенной…
   Новая история со старыми полюбившимися уже читателям героями, оригинальный сюжет со сложными переплетениями, безупречный юмор и своеобразный язык – все это вы найдете в новом фантастическом романе Александра Набата «Параллельные дневники Виталика Туманова».


Александр Набат Параллельные дневники Виталика Туманова

   © А. Набат, 2015
   © ООО «Написано пером», 2015

Пролог

   – А ты, любезный Эльмар, голову тогда крепче держи, умник блин! – его худощавый напарник в бордовом с серебром камзоле принимается было деловито орудовать веревкой-паутинкой, но тут же поспешно отскакивает. – Ай! Ну, я же просил! Нет, ты только посмотри, даже перчатку прокусила, вот зараза!
   – Эй, заткнулись оба! – нетерпеливо вмешивается третий, доселе не принимающий активного участия в столь вопиющем действе, – тьма вас задери, да чего вы с ней возитесь так долго?!
   – Так мы ж только начали… – пытается оправдаться Эльмар.
   – Заканчивайте уже быстрее! Пора убираться отсюда, не ровен час, нарвемся на рейдерский отряд орков, то-то они обрадуются нашим скальпам!
   – Так может, давай просто зарежем ее, всего-то делов! Да и жалко ее, все-таки принцесса как ни крути…
   – Сдурел совсем?! Приказано же было: долго и мучительно, проверять ведь будут! Хочешь – сам ее пытай-мучай, только мы тебя ждать не станем! Шевелитесь, ну!
   – Тьфу, пропасть, ну как же у нас все любят покомандовать! – Наэльдар, стянув толстую кирзовую перчатку, огорченно потирает укушенную руку, – нет бы, помочь добрым товарищам эту проклятую полукровку взнуздать!
   – Я же тяжело ранен, не забыли?! – третий злодей, демонстрируя тугую, окровавленную повязку, наспех сделанную из белоснежного шелкового шарфика, яростно вращает глазами. – Эта дрянь мне весь бок разворотила! Теперь еще шрам останется…
   – Да не переживай ты так, заживет твоя драгоценная шкура! – Эльмар, изловчившись, под яростное сопение худосочной пленницы все же затягивает сыромятный ремешок-кляп. – А шрамы, как известно, украшают настоящего мужчину. Хм, мужчину… Да.
   – Но магическую блокаду можешь же помочь навести, – не унимается, всерьез надувшийся, Наэльдар, – или тебе голову тоже зацепило, а, Калазар?!
   – Много чести для этого отродья! Рот ей заткнули, руки-ноги связали, и хватит, – третий, названный Калазаром, встревоженно, оглядывается по сторонам, – эта мерзкая грязнокровка, хвала небесной матери, только первый круг обучения успела закончить, нечего на нее редкие амулеты изводить! Да и любую серьезную волшбу орочьи шаманы, здесь, в приграничье, вмиг учуют, не отмашемся! Поторопитесь!
   – Так, господа эльфы! Время! – неожиданно, из лесного сумрака, стремительно выныривает четвертый лиходей, в коротком пятнистом плаще разведчика и синей фетровой шляпе с белым пером. – Пора сваливать! Большой отряд орков на подходе. Будьте так любезны, не забудьте, пожалуйста, тело бедного Ридана! По возвращении нам предстоят нелегкие объяснения с его уважаемой матушкой!
   Оставив израненную и связанную девушку жестоко прикрученной к старой корявой сосне, четверка, изрядно потрепанных, эльфов поспешно отступает. Но, прежде чем покинуть залитую ярким солнечным светом мирную опушку, злопамятный Калазар со всего маху зашвыривает в зловещую нору на противоположном краю поляны мелкую склянку с какой-то мутной жидкостью.
   – Надеюсь, он тебя не сразу сожрет, моя дорогая, – зло шипит сквозь зубы благородный эльф, щедро выдает беззащитной пленнице на прощание могучего пинка обратным пыром, и тут же отбывает в неизвестном направлении.
   Несчастная принцесса, с трудом восстановив дыхание, с нескрываемым ужасом смотрит в темнеющий провал зловещего лесного логова. Тем временем, из норы уже вовсю валит редкий сизый дымок, доносятся невнятные приглушенные звуки и даже намечается некая подозрительная суета. Вскоре из подземной тьмы робко показались передние лапы и жуткие жвала огромного черного арахнида. Старый, матерый паучище, оказывается, на редкость труслив и не торопится вылезать на свет божий весь целиком. Видимо, опасается коварной ловушки со стороны злых эльфов, которые недавно устроили форменный бедлам на его любимой полянке, да еще все жилье ему провоняли какой-то редкой алхимической гадостью. Вот все говорят, мол, злых эльфов не бывает! Ну почему же, если как следует разозлить, то вполне, вполне…
   Только через пару долгих минут реликтовое чудовище, наверняка помнящее этот дремучий лес еще совсем молодой рощицей, как следует оглядевшись и принюхавшись, наконец-то решает покинуть свое убежище и проверить источник такого соблазнительного, вкусного страха – неожиданно свалившуюся прямо к нему в лапы загадочную жертву. Даже ловить и связывать не надо, – ее уже заботливо упаковали и выложили под деревом, в тенечке, только что бирку поздравительную позабыли нацепить.
   Обреченная девушка судорожно дергается, в отчаянии вертит головой в робкой надежде на спасение, от безысходности даже пытается применить особо секретную технику бесконтактного гипноза, которую ей еще в детстве опрометчиво раскрыл двоюродный дед по отцовской линии. Но, увы, у таких древних чудовищ развивается достаточно устойчивый ментальный иммунитет, и она, несомненно, обречена. Ей даже не удается хоть сколько-нибудь смутить или хотя бы как следует напугать мерзкого монстра, который, кстати, уже с нескрываемым любопытством осторожно пробует лапой ее замшевые сапожки.
   Совершенно очевидно, что не в меру осмелевшая, волосатая тварь буквально упивается диким страхом горемычной принцессы. Гадкое страшилище, не удержавшись, даже несколько раз устрашающе обегает сосну кругом, чтобы как следует насладиться мучениями и ужасом беспомощно мечущейся в путах пленницы: чтобы она полностью осознала, что всё серьезно, без всяких иллюзий. На последнем витке коварная тварь неожиданно спотыкается о безобидную корягу и, неловко вспахав плотный подлесок, влетает в густые колючки можжевельника. Резво вскочив, злобно зашипев и застрекотав от досады, паук решает немедленно закончить всякие ритуальные пляски и поскорее оприходовать «халявную» добычу. Благо, аппетит он уже успел нагулять преизрядный. Потешно подволакивая и потирая ушибленную заднюю конечность, он решительно нависает над панически зажмурившейся и отчаянно мычащей жертвой. Липкая зловонная слюна капает на изорванную и окровавленную одежду девушки. Рубиновые гроздья фасетчатых глаз горят холодным огнем древней ярости и неутолимого голода.
   Всего только один маленький предупредительный укус, и… Вдруг жалобно пискнув, чрезмерно озадаченный паук, совершенно без видимой причины, резко отлетает от своей законной добычи, аж лапки беспомощно разметались и взбрыкнулись в воздухе. Смачно приложившись о замшелый, базальтовый валун у входа в свое логово, и, обильно изойдя гнусной слизью, мерзкий арахнид благополучно испускает дух.
   Так и не дождавшись, казалось бы, неизбежного трагического продолжения, истерзанная, измученная полуэльфийка решает-таки раскрыть глаза, и изумленно взирает на хладный труп безжалостно искомканного паука. От немого созерцания сюрреалистичной картины маслом ее отвлекает стремительно приближающийся легкий шорох уверенных шагов. В поле зрения появляется долговязый, белобрысый пацан, лет шестнадцати – семнадцати.
   – М-дя, весело тут у вас… – я с интересом разглядываю растрепанную, но в целом симпатичную девушку. – Привет, меня зовут Вит. Не переживай, сейчас мы тебя отвяжем-перевяжем, и все будет хорошо!

Глава 1. Dangerous Dungeons

   Например, в голову сразу же лезут воспоминания о моем триумфальном возвращении домой после таких шикарных летних каникул. Сказать, что мои родители и близкие сначала пребывали в наиглубочайшем, эмоциональном шоке, а затем практически без переходных стадий были цинично низвергнуты в ласковые объятия жесточайшего экстаза, – значит изрядно приукрасить приснопамятные события годовалой давности. Да, конечно, тогда буквально вся родня стояла на ушах, но особого ажиотажа, как ни странно, не наблюдалось. Но надо также признать, первые дни объясняться мне приходилось по восемь-девять раз на дню, причем не только по телефону. Я так «запарился» повторяться, что всерьез подумывал слепить исчерпывающий интерактивный видеоролик, выложить его где-нибудь на YouTube, а особо страждущим просто выдавать секретный линк на мои чистосердечные покаяния. Благо, что «официальная» версия для широкого круга публики ничем «криминальным» и не примечательна вовсе. Нет, там, конечно, хватало душещипательных подробностей: про силы Зла, мировой заговор, втайне формируемую интернациональную команду зомбированных футболистов, грядущий небывалый Суперкубок, мой героический побег из сверхсекретной лаборатории и прочая… Но, увы, моей складной и такой убедительной побасенкой даже в ФСБ не заинтересовались. Видимо, сочли это банальным подростковым переходным периодом, а то и на кризис среднего возраста сразу же все списали. В путешествия в параллельные миры немедленно и безоговорочно поверили только братья-электроники, – непосредственные очевидцы и частично соучастники тех занимательных летних событий. Иным, заинтересованным, я и доказывать ничего не стал, хотя некоторые возможности имелись. Обидно, конечно, что мать с отцом меня сразу к знакомому психотерапевту потащили…
   В общем, со временем все благополучно «уграфинилось». Забылись прошлые разногласия и конфликты. Только мамаша время от времени осторожно напоминала мне, что я клятвенно обещал больше не убегать из дому, а просто поговорить с ней в случае возникновения неких «проблемных моментов», да на папаню все ворчала, мол, это я в их бунтарскую породу пошел, такой неуравновешенный и скрытный. Ну и ладно. Все к лучшему…
   – Осторожно, двери закрываются, следующая станция – «Проспект Мира», – сердито бубнит в охрипший интерком усталый машинист. Видимо, аппаратура у него частенько выходит из строя. Совсем замаялся, горемычный, собственнолично станции объявлять…
   – Слышь, пацан, закурить есть? – опаньки, а я и не заметил, что в вагоне завелась пара замызганных гопников. – А если найду?!
   – Ну, чо уставился, н-на? – продолжает развлекаться, тот, что покрупнее.
   – Не боись, малой, только самое ценное «отожмем»! – хрипло ржет мелкий, потирая грязный кулачок, по всему видать местный заводила, и вообще «надмозг».
   – Парни, в вагоне не курят, – выслушивать скучные вариации, на тему их запредельной «сверхкрутости» и моей жалкой ничтожности, настроения нет, потому сразу беру их неокрепшие умишки под полный контроль, – кстати, вам на следующей остановке выходить, чтоб вы знали. Рекомендую обратиться за помощью к дежурному по станции. Он охотно примет и оформит вас, благо «на кармане» у вас полно всего, ранее «отжатого».
   – Слушаюсь, товарищ флаг-адмирал! – слитным хором рапортуют обе падшие личности бодро, вытянувшись во фрунт. Хе-хе, ну не удержался я, добавил в навязанный им мотивационный сценарий поведения сюжетно-ролевую переменную, ну чтоб правдоподобнее вышло. – Разрешите идти?!
   – Разрешаю, выполняйте.
   Беспрекословно, промаршировав преувеличенно «деревянным» шагом к ближайшим дверям, парочка несостоявшихся «джентльменов удачи» тупо пялится на известную трафаретную надпись на стекле. Отстраненно раздумываю на предмет: а не усилить ли меры пресечения? Но изгаляться над беспомощными низшими существами сегодня отчего-то совершенно лень. Решаю ограничиться уже принятыми.
   На станции, проводив удивленным взглядом жалких неудачников, в вагон входит симпатичная девчонка в бежевом кашемировом пальто и белых сапожках. Ну, надо же, фактически топ-модель, – высокая, стройная и даже весьма симпатичная, да еще натуральная блондинка! Вот кого только в метро нынче не встретишь! Деликатно отсканировав «претендентку», прихожу к неутешительному выводу: успешно познакомиться с ней не выйдет. Она вся предельно собрана и сосредоточена на неких перманентных трудностях в жизни, учебе и работе. То-то у нее такой отрешенный и возвышенный взгляд, прямо ангел внеземной, хоть и без крыльев. Нет, серьезно, славная девушка, в Гнесинке учится по классу фортепьяно, по вечерам подрабатывает по специальности, матери больной помогает, сестренку младшую, по мере сил, тянет-воспитывает… Вообще, на своей «волне», такая вся из себя светлая, строгая и правильная. Нет, в этом что-то есть, притягивающее и восхищающее, но вот познакомиться с ней так запросто, в общественном транспорте, – не выйдет, а прибегать к спецсредствам я не буду в любом случае. Спецсредства, они на то и «спец», чтоб их в особых ситуациях применяли. Жалко, конечно…
   Равнодушно взглянув на меня как на пустое место, великолепная мадам демонстративно уходит в начало вагона. Я не против, уже все понял и трезво оценил свои шансы. Нет, везет мне с блондинками. Вот с полгода назад крайний раз созванивался с Алиной из Одессы. Так, она тогда умудрилась еще и на свою свадьбу меня заманить. Я, конечно, особо ни на что сверхъестественное и не надеялся, все-таки разные у нас с ней ценности, страны пребывания (хотя это как раз не проблема), и самое главное, – возрастные категории… А ладно, съездил ненадолго, отметился, как следует, выдал подарок от всего сердца, да и был таков. Зато на Киев посмотрел, – они отчего-то решили свадьбу в столице отмечать. В целом, хорошо погуляли, но неприкрытый национализм со стороны немногочисленных родственничков жениха так и сквозил, хотя, может, они что-то такое и подозревали… Да и за газ Украина опять России должна неприлично астрономическую сумму… Неважно, главное, что теперь я совершенно точно абсолютно свободен от любых обязательств.
   Жесткий, могучий удар, неожиданно накрывший весь поезд, бесцеремонно вырывает меня из невеселой полудремоты грустных воспоминаний, и коварно, со всего богатырского маху, швыряет на стальные поручни. Ы-ы-ы… тьма, хорошо, что я весь целиком «антиударный» с недавних пор, а то бы убился на фиг! Кругом жуткий грохот, треск раздираемого металла, пылища, и стремительно навалившаяся тьма. Блин, электричество вырубили, – не иначе кто-то удачно об контактный рельс заземлился. Хотя и банальный разрыв электромагистрали возможен, вон как передний вагон вздыбился и раскурочился. Мы как раз только начали выезжать из тоннеля, прибывали на платформу «Сухаревская» (и как только так быстро доехать успели?), когда на состав обрушился сокрушающий, неопознанный удар. Судя по данным экспресс-анализа, мы благополучно «вляпались» в стабилизированный, а, значит, долгоиграющий пространственный прокол. Точнее, в печальный результат его «фунициклирования», – внушительный кусок гранитного базальта, безжалостно вырванный потусторонними силами из чужого мира, к нам на посиделки. Причем наш состав припарковался настолько удачно, что бедный машинист, никак не ожидавший таких откровенных подстав от проказницы-судьбы, видимо, сразу погиб. Да и всему первому вагону, мягко говоря, не поздоровилось, хорошо хоть пассажиров там совсем не было. Эх, ведь случилось же у меня нынче нехорошее предчувствие: с самого утра грезилось, что сегодня должно приключиться нечто важное, судьбоносное, но я слишком рано расслабился, потерял бдительность, отыгравшись на бедных гопниках. Черт, а ведь прорыв-то «работает» уже приличное количество времени – никак не меньше четверти часа. Надо же, какой затяжной…
   Так. Для начала стоит проверить, как там поживает моя прекрасная спутница. Женщины, конечно, покрепче и выносливее мужчин, это если рассматривать среднестатистические, репрезентативные пары. Но у нас-то явно нетривиальный случай… С некоторым трудом, протискиваюсь, сквозь густую пыль и зверски раскуроченный металл, в начало вагона, к бесчувственной девушке. Ранена тяжело, но жить будет. Это просто супер! Я, честно говоря, морально готовился к худшему… Сосредоточившись и наскоро подлатав «неслабую» дырку в голове (ну да, теперь она настоящая блондинка), поправив с дюжину-другую переломов и ушибов, удивленно прислушиваюсь к непонятным и даже неприятным звукам, доносящимся с перрона. Вроде на спасателей не похоже. Прямо скажем, доблестные бойцы МЧС действуют более тактично. Вообще странно как-то. Все, ранее попадавшиеся мне, аномалии начисто глушили любые звуки на всей прилегающей территории, а тут прям целая какофония, не иначе новый вид какой-то приключился…
   Попутно меня спонтанно накрывает сразу двумя, отчего-то участившимися в последнее время, интуитивно-вероятностными прогнозами-видениями. Первое: в результате перенесенной аварии и моего умелого оперативного вмешательства, мою невольную пациентку после полного выздоровления ждет невероятно приятный сюрприз. Благополучно сохранив все свои многочисленные природные таланты и абсолютный музыкальный слух, она (кстати, ее зовут Катя) станет величайшим композитором всех времен и народов. Вот так вот, я не шучу, мозг – очень тонкая и капризная штука, мне повезло, что в свое время Юки вкачала в меня мегагипертерабайты, совершенно разной, информации. Вот конкретно сейчас я не только умудрился буквально в полевых условиях совершить невероятное по меркам нашего мира действо – успешную операцию на открытом, сильно травмированном мозге, но и еще, совершенно непредумышленно, то есть абсолютно нечаянно, слегка усовершенствовать творение самой матери-природы (или всевышнего, кому что больше нравится). Хм, круто, сам не ожидал…
   – Блин! Ну и что за на фиг?! – озадаченно выглядываю в чудом уцелевшее окошко.
   Так, а вот это уже страшное подтверждение второго пророческого, блин, видения! В вязкой, густой тьме, изредка нарушаемой редкими и несильно яркими всполохами полудохлых ламп стационарного освещения, творится вообще черт знает что! Меня-то смутило всего лишь непонятное чавканье и смачный хруст, слишком отчетливо доносившийся из зловещих глубин разгромленной станции. Недобитый, часто мигающий свет, надо сказать, вносит свою лепту в сложившуюся жуткую, психоделическую картину происшествия. По всей платформе, в живописном беспорядке, обильно разбросаны жестоко растерзанные тела десятка-другого припозднившихся, как и я, пассажиров и работников метро. Кругом полно кровищи и самых разных фрагментов тел несчастных, даже колонны густо перемазаны багровыми разводами и жуткими ошметками.
   Как выяснилось, вместе с иномировым булыжником в наш мир благополучно прибыло до полусотни мелких, диких, но потрясающе кровожадных тварей. Они немедленно устроили беспощадную резню на станции метро и в близлежащих окрестностях. Ужас! Ну а так аппетитно похрустывает косточками бедных москвичей и гостей столицы одна из опоздавших, или самая ленивая, тварь. Ее из-за дальней колонны даже почти и не видно, только слышно слишком хорошо. Блин, как бы ни вывернуло меня от таких акустических подробностей…
   Надежно пристроив, уже вовсю идущую на поправку, Катю в развалинах нашего вагончика, я тихонько, стараясь не привлекать внимания, выбираюсь на платформу. Битое стекло, и прочий мусор заставляют вытворять чудеса акробатики, но мне все еще везет, несмотря на неминуемо поднятый мной шум. Мерзкая тварь пока не чует живых и продолжает увлеченно пожирать мертвых. А у меня, как назло, из оружия с собой только пара разноцветных авторучек, и старенький талмуд по сопромату. Да, я совсем забыл рассказать между делом: раньше графика, экстерном, успешно выпустился из школы и даже успел поступить в МГУ имени Ломоносова на физмат, во! Ага, а мое любимое мобильное пространственное хранилище (МПХ) пришлось временно свернуть, ибо батарейки нужно экономить. И про энергетический, существенный кризис я тоже забыл похвалиться, вот ведь засада… Так что отбиваться от пришельцев из космоса, тьфу ты, из иного измерения, придется по старинке, врукопашную. Хотя, нет, зачем же так сложно, вон из-за ближайшей колонны торчит нога и вообще почти целая нижняя часть туловища, судя по изорванной форме милиционера. У него должно быть что-нибудь огнестрельное. Надеюсь.
   Мои надежды оправдались даже больше желаемого: рядом с телом, жестоко растерзанного, старлея (не помог даже табельный бронежилет) нахожу целехонький АКСУ! Правда, в запасе имеем всего только четыре патрона. Маловато, черт возьми! Я, конечно, стрелок заправский, только блин, больше в теории поднаторел. Практического опыта маловато. Ну, куда ж деваться? Придется воевать с тем, что есть, и так, как сумею. Ох, чую, навоюем…
   Рука погибшего при исполнении долга офицера намертво вцепилась в густо пропитанный кровью брезентовый ремень автомата, видимо, из последних сил подтягивал к себе выбитое хищником оружие. Невольно проникаюсь искренним уважением к невероятной выдержке и несгибаемой силе духа совсем молодого, в общем-то, паренька! Благополучно избавившись от досадной помехи, поднимаю «калаш», перевожу флажок предохранителя в режим огня «одиночными». Так. Оставшимся пулькам не помешает добавить дополнительных поражающих свойств, и подкинуть трохи кинетической энергии тоже не повредит. Готово! Экстренно перехожу на «ночное зрение», а то боец из меня, скажем так, малоопытный, прохлопаю еще чего-нибудь важное. Энергоресурс тает, не так быстро, конечно, но все равно нервирует. А-а, плевать на кпд, начинаю усиленно тянуть энергию, откуда только получается. Про причины скоропостижного энергокризиса потом как-нибудь расскажу, некогда сейчас. Черт, гнусная тварь все же почуяла мою осторожную активность! Эффект неожиданности безвозвратно утерян, блин!
   Тихонько выглядываю из-за монументального массива арочной колонны. Покосившийся сине-красный информационный столбик над жестоко растерзанными телами смотрится мемориальным обелиском. Вместо привычного тупичка и противоположной платформы с трудом угадываются смутные очертания какой-то гигантской пещеры, и даже берег темного подземного озера присутствует. Чужой, неизведанный мир одним словом. Все потусторонние запахи успешно забивает нестерпимая вонь недавней бойни. Но это все сильно далеко и почти неправда. А вот метрах в тридцати… Серо-стальной окрас густой шерсти, неопрятно перепачканной кровью, «неслабое» количество крупных зубов в пасти на полголовы, три ярко-алых глаза, зловеще горящих в густом неверном полумраке, мощные когти с палец длиной. Да уж и этого хватило бы за глаза, но у твари еще и пара острых витых рогов на массивной башне имеется! Ну и страшилище! Даром, что ростом всего-то метр в горбатой холке, так еще и на меня оценивающе так таращится, облизывается! Не лопнешь, дружок?
   Явно страдающий хронической булимией хищник, неожиданно мелодично мурлыкнув, грациозно переступает через женский недоеденный труп. Потрясающе плавно, медленно стелется по обильно заляпанному, серому граниту пола. Движения становятся завораживающими и стремительными. Смертоносная красота, по-другому и не скажешь. Вскинув автомат, и покрепче прижав приклад к плечу, даю первый выстрел, – есть, попадание в корпус, но как-то совсем не впечатляет. Тварь, недоуменно рыкнув в ре-бемоль минор, резко набирает непростительно опасную скорость. На принятие решения и обеспечение адекватного противодействия, – считаные доли секунды. К счастью, аналитика не заставила себя долго ждать: экстренно доработав оставшиеся боеприпасы, одну за другой укладываю все три пули прямо в роговой отсек твари, аккурат в три алых глаза, полыхающие нешуточной ненавистью ко всему живому, иномирового чудовища. Проехав мягким, мохнатым пузом по окровавленному полу, уже стабильно дохлая тварь благополучно утыкается клыкастой мордой в руку погибшего милиционера, все еще сжимающую автоматный ремень. Так, эта тварь готова. Но, по непроверенным данным, на территории, где-то не сильно далеко, бегает целая стая похожих рогатых кисок. А вот патронов больше нет, и по-быстрому наколдовать, увы, не получится. Снижаю общий уровень энергопотребления. Нейтрализация черепно-мозговой травмы, да скоротечное боестолкновение и так уже успешно ополовинили мои, и без того скромные, запасы. А вечер между тем обещает быть томным…
   Легко взвалив крепко спящую Катюшу на плечо, неторопливо поднимаюсь по застывшему, обесточенному эскалатору. Подъем предстоит весьма долгий. Кругом – гробовая тишина. Но ближе к поверхности все отчетливей слышен заунывный вой многочисленных сирен и отборная ругань в «матюгальники». Выходит, чрезвычайная ситуация уже под контролем? Будем надеяться, я пристрелил последнего незваного пришельца! Упругим воздушным толчком в спину отзывается, наконец-то сколлапсировавшая, гадкая аномалия. Ну, надо же, а я и позабыл про нее совсем…
   Задержавшись на самом верху эскалатора, аккуратно выглядываю в верхний вестибюль станции. Ни души. Впрочем, трупов тоже не наблюдается. Только, напротив, из опустевшего отделения милиции, доносится еле внятная пьяная ругань вперемежку с надсадным кашлем. Мельком заглянув в настежь распахнутую дверь, и отметив про себя, что одинокому замурзанному пьянчужке, запертому в обезьяннике, несказанно повезло, – решетки крепкие, жив остался, решаю прямиком двигать на выход. Не стоит тут задерживаться.
   Мое эффектное появление на публике потом долго, по телику, крутили бы, если бы рядом оказался хоть один живой журналист с камерой, а то всю оперативную съемку потом строго засекретили настолько, что даже за немалые деньги СМИшникам не удалось добыть вообще ничего. Любительских записей, и тех отчего-то не смогли разыскать.
   Нарядная церковь Живоначальной Троицы, заваленная отборным мусором и хладнокровно расчлененными телами Сретенка, и даже часть Сухаревской площади, опрокинутые киоски, разгромленные кафешки и магазинчики, притихшие, наполовину эвакуированные дома, – жуть, как впечатляет. Место боевых действий со всех сторон наглухо блокировано импровизированными баррикадами из каких-то ящиков, скамеек, перевернутых автомобилей и немногочисленной подоспевшей бронетехникой. Оборону худо-бедно держат человек семьдесят разномастной, но вооруженной до зубов, пехоты, от ППСников и окрестных охотников-любителей до спецназа ФНС, который удачно оказался поблизости. На ночь глядя, они ехали всего лишь потрошить местный офис одной из крупных риэлтерских контор, да удачно заскочили на огонек внезапно разразившейся, ожесточенной перестрелки. Между вооруженными людьми и зловещими парными выходами из метро все пространство обильно усеяно трупами, причем не все принадлежат людям. Подбитых кошечек тоже хватает. И тут, посреди всего этого фантасмагоричного кавардака, во внезапно повисшей тишине, из смертоносных подземелий московского метрополитена неспешно появляется тощий, угловатый подросток, с прекрасной, бездыханной девушкой на плече и разряженным автоматом в руках.
   И как это они меня только не расстреляли в порыве искреннего энтузиазма? Нет, ну положим, со мной бы у них ничего такого и не получилось, но вот спящую Катю задеть вполне могло бы, а она, как-никак, теперь очень сверхценное достояние нации.
   Победоносно окинув скромным взглядом немую мизансцену, аккуратно спускаюсь со скользкой ступеньки. По-прежнему не делая резких движений, аккуратно лавирую между тушами благополучно отстреленных тварей и погибших людей. Из рядов доблестных защитников и отважных ополченцев, наконец, вырываются санитары и добровольцы, от ближайшей «скорой» уже вовсю тащат носилки. Вообще-то, тут недалеко, буквально через дорогу, целый «Склиф» обосновался, плюс отдельная станция скорой помощи имени товарища Пучкова, на пару с московским Центром медицины катастроф, но им виднее. У современных эскулапов свои процедуры и ритуальные пляски, даже эвакуационный вертолет вызывать не стали. Я бережно укладываю спасенную девушку на белую простыню. Неожиданно она приходит в себя, приподнимает голову и удивленно озирается.
   – Где я? – ее прекрасные растерянные глаза сияют чистой бирюзой. – Что со мной?
   – Не волнуйся, – я кладу рядом с ней ее сумочку, – теперь все будет хорошо.

Глава 2. Опрометчивый Поступок

   В коридоре приливной волной нарастает веселый шум-гам-тарарам. Пара закончилась. Но в нашей аудитории по-прежнему царят глубинная тишина и вселенский покой. Иосиф Соломонович, профессор по матанализу, терпеть не может праздной суеты. По непроверенным слухам он обладает феноменально эффективной тактикой запугивания оппонентов: и после того, как коварный профессор однажды просто слегка побеседовал с некоторыми избранными торопыгами, самые слабовольные из них неожиданно практически полностью отказались от приема пищи, и теперь ведут фактически вегетативный образ жизни. Потому никто из студентов и не рискует самовольно сняться с места, все благоразумно ждут заветной команды. Блин, а мне ведь еще на внеочередное занятие по английскому языку сегодня непременно нужно успеть: контрольные сочинения разбирать будут, а у меня, как назло, еще с самого утра очередное странное предчувствие приключилось, пополам с отвратительным настроением, будь они трижды неладны.
   – На сегодня все, – хладнокровно выдержав внушительную паузу, невысокий и весь такой кругленький старикан с роскошными седыми баками не спеша выруливает из-за кафедры, – к семинару советую освежить весь материал с начала года, проведем перекрестный блиц-опрос. Можете быть свободны.
   Оно бы, может, и не проблема, – мелкое застревание после лекции. Но вся фишка в том, что мне теперь срочно нужно успеть на Моховую улицу, в центр. То есть, от «Университета» на «Библиотеку имени Ленина»! За какие-то жалкие десять минут! Не фиговый объездной маршрут и норматив по времени, должен сказать! Спрашиваете, а на кой черт мне туда переться приспичило? Все очень просто: английский язык у меня запланирован на журфаке МГУ, но расписания разнесенных в пространстве факультетов не стыкуются совершенно, даже с учетом длинных перемен; соответственно, я уже катастрофически опаздываю. Совсем как тот белый кролик из сказки одного именитого английского математика с ярко выраженным писательским уклоном. Хм… а судьбе не чужда ирония в некотором смысле.
   Итак, по порядку. Терять вхолостую время в школе мне особо не хотелось: увы, по совокупному объему знаний я ее благополучно перерос, впрочем, не только школу, но не будем об этом. Короче, мы, вместе с верными братьями-электрониками, экстерном сдали ЕГЭ, правда, для этого мне пришлось их немного «прокачать», и на целый год раньше покинули родные пенаты. Ребята дружно решили двинуть на юрфак, в РУДН, я же незамедлительно поступил в МГУ. Причем сразу на два факультета – физмат и журналистику. К чему такая эксцентричность? Все предельно просто. Я решил всенепременно причинить беспрецедентную пользу и нанести массированное, неоспоримое добро моей горячо любимой Родине. Для этого и выбрал физмат. Ну, а для общего развития, самообразования, чтоб не сказать, самосовершенствования, жизненного опыта, новых знакомств, возможностей, в частности для частых загранпоездок я поступил еще и на журфак. Стану учиться «глаголом жечь сердца людей».
   С недавних пор я отчего-то очень сильно невзлюбил подземку. Вроде бы с того небольшого приключения со стрельбой на Сухаревской минула уже пара недель, но все равно неприятно. Кстати, я тогда «под шумок» благополучно свинтил из эпицентра этих загадочных событий, успешно избегнув нежелательного внимания и худо-бедно сохранив инкогнито. Такой вот я, скромный и застенчивый, да и для Катюши и ее нового дара так даже лучше будет. Она уже давно из больницы выписалась, проверял. А я вот все никак не могу забороть постыдную робость перед зловещими подземельями, ладно, хоть пресловутых драконов не боюсь совсем… Нет, ну пользуюсь, конечно, метрополитеном потихоньку, куда ж деваться. Но приходится постоянно прикладывать определенные усилия, в том числе и воли. А водительские права официально я только через год смогу получить, если, конечно, не прибегать к известным спецсредствам и не злоупотреблять секретными приемчиками.
   На марш-бросок до метро у меня уходит всего тридцать секунд, – новый мировой рекорд, но я не спешу его регистрировать. Допинг-контроль я, скорее всего, смогу пройти не без применения все тех же пресловутых спецсредств, естественно. Но вот цели и приоритеты я себе немного иные выставил, так что не до спортивных достижений теперь. Даже футбольную карьеру пришлось безжалостно оборвать, можно сказать, на взлете. Заслуженный тренер, Иван Иванович, до сих пор в шоке, названивает с бесполезными уговорами вернуться, чуть ли не по три раза на день, хоть номер меняй. Зато уже сейчас, в середине семестра, я плотно участвую в разработке сразу девяти революционных проектов в сферах ядерной и квантовой физики, правда, опять в режиме полного инкогнито, но зато какой феноменальный прорыв совсем скоро намечается, мама не горюй. Ох, грядут фундаментальные перемены, аж страшно. Будем надеяться, наше нынешнее правительство сможет должным образом распорядиться новейшими технологиями, не американцам же сливать эдакое счастье! Они же опять тупо и банально все без исключения полезные ноу-хау в оружие массового поражения перепрофилируют. Нет, ну наши тоже не забудут новых «убивалок» всяких разных навыдумывать, но и в мирных целях тоже станут широко использовать, уж я об этом позаботился.
   От станции метро до финишной аудитории, через парадный и местный атриум наперекосяк, опять же за неполных тридцать секунд уложился! Стабильность – признак мастерства истинного профессионала. Но я все равно опоздал на целых семь минут, вот черт! Терки неизбежны.
   – Извините, Татьяна Валерьевна, в метро нынче такие пробки, такие пробки…
   – Ну да, конечно, – откровенно ехидничает Наташка Харина, наш неизменный чемпион по развернутым язвительным комментам, и просто отборная стерва. – Ты еще скажи, что метротоннель ради кортежа Путина перекрывали на целый час!
   – Хм, а вот воспитанный человек сказал бы «вы»…
   – Достаточно, дети, – звонко прихлопнув ладошкой, англичанка с неприкрытой иронией смотрит на нас. – Виталий, пожалуйста, займите свое место.
   – Ну, если вы так настаиваете, – я старательно протискиваюсь на второй ряд, к окну, – я что-нибудь интересное пропустил?
   – Нет, вы успели как раз вовремя, сейчас мы приступим к разбору вашего замечательного сочинения. Нет, не подумайте ничего плохого. Как всегда, виртуозное исполнение, и ваш фирменный стиль полностью соблюден. Ваша работа чрезвычайно богата на уникальные идиомы, утонченные метафоры и красочные яркие образы. Проделанная вами работа просто впечатляет: наверное, не раз в словарь заглянули, столько новых, незнакомых слов…
   – Вообще-то, словарь у меня в голове! – хм, интересно, это какие же из девяноста пяти тысяч слов ей непонятны, вроде старался писать доступно, адаптировал, как мог, для усредненного обывателя, включая все последние официальные обновления…
   – Тема сочинения у нас была простая «Как я провел конец света», ой, пардон, то есть «лета», но вы, как обычно, не ищете легких путей и предпочли несколько иную сюжетную линию, ну, а уж жанр повествования выбрали, э-э-э…
   – Он что, опять бредил про свои параллельные миры? – О, неужто у нашей «мисс а капелла номер два» голосок прорезался. – Запарил уже, болтун фигов…
   – Новикова, а ты завидуй молча, – интересно, чего это сегодня меня все так сильно раздражает, чтоб не сказать, бесит? Может опять на солнце внеплановый выброс какой случился. – Я же не лезу комментировать твои выдающиеся вирши.
   – Больно надо…
   – Юлька, ты права, – опять Наташка лезет, куда не просят, – кому-то уже давно пора повзрослеть.
   – Извините, а можно отключить второй микрофон? – честно говоря, достал уже это бабский коллектив, Валерка не в счет, он у нас вылитый метросексуал, а это почти что гей, но только еще окончательно не определившийся с ориентацией. Короче, поддержки от него ждать совершенно бесполезно. – Господин Жириновский в юбке сегодня опять не в духе, как бы внеочередное заседание не сорвал…
   – Наташа, Юля, не стоит переходить на личности, – Татьяна Валерьевна, как всегда, излишне гуманна и не в меру тактична, – ну а вам, мой дорогой Виталий, стоит хоть иногда прислушиваться к мнению окружающих, тем более товарищей.
   – Ой, только не говорите, что никому из вас фантастика не нравится! – блин, ну как же охота иной раз плюнуть на все нормы приличия и сослать их куда-нибудь подальше, в Эон, например. – Ее же все любят!
   – Так, то – фантастика, а не твои жалкие потуги, графоман блин…
   – Наташа! – англичанка тоже уже начинает откровенно сердиться, ох не к добру. – Виталий! Немедленно прекратите ссору!
   – Нет, ну что за свинство! Буквально никто мне не верит, черт возьми, – так, кажется, я постепенно начинаю злиться, и это не есть «гут». Когда я жлюкаюсь, то начинаю немножко, слишком сильно, поспешничать, что, в свою очередь, чревато скоропостижными, необдуманными поступками, – еще и оскорбить норовят через одного по очереди. Обидно, ну честное слово!
   – Смирись, балбес! – влезает до кучи еще и Маринка, наша староста, – тебе и журналистом хорошим ни за что не стать!
   – Ох, лучше не гневите меня, фрау-мадам. Как бы чего не вышло…
   – Сакраментальное – слабо?
   – Ну, все! С меня хватит! Вы меня достали! Опала!!! В смысле, ссылка!
   – Ай, уже боюсь-боюсь…
   – Значит, всенепременно реальных доказательств желаете получить, так?!
   – Неплохо было бы…
   – Ага, а потом не пожалеете? – внутри меня уже яростно кипит и клокочет пара Везувиев вперемешку с дюжиной Фудзи и Ключевских сопок. – Поздно ведь будет пить минералку с томатным соком…
   – Это вряд ли, – под едкие мадамские смешки Наташка продолжает откровенно и цинично издеваться. – Жалеть мы тебя не станем, верно, девчонки?
   – Вот и славно, стало быть совесть моя останется чиста…
   – Дети, дети! – Татьяна Валерьевна безуспешно пытается вразумить не на шутку разбушевавшегося беса. – Виталий! Немедленно прекратите…
   – И что, ты отправишь нас в иной мир? Всех? Вот прямо сейчас, не сходя с места? – эх, если бы только Наташка хоть немного попридержала свое помело. – Ой, как страшно! Ну, давай, Морфиус, не стесняйся, покажи нам свое зазеркалье!
   – Да легко, блин! Готовьтесь, – черт, не замечал раньше за собой такой ярко выраженной, легко детонирующей вспыльчивости. – Прямо сейчас и дунем, по холодку! Сами напросились, блин…
   – Постойте, Виталий, вы же упоминали в своем выдающемся эссе, якобы переход между параллельными мирами требует одновременного сосредоточения очень большого количества энергии и невероятно сложных математических расчетов, – наивная англичанка все еще искренне надеется хоть как-то повлиять на сложившуюся взрывоопасную ситуацию. – У вас что, в кармане совершенно случайно завалялась портативная Бурейская ГЭС?
   – Да это я так, для красного словца ввернул на счет повышенной энергоемкости. На самом деле за последние полгода я сильно оптимизировал и отработал процесс перехода, да еще наконец-то научился использовать для этого структурные каналы межреальности…
   – А нам не придется слишком долго ожидать желаемого эффекта? – продолжает непедагогично хитрить, как она полагает, Татьяна Валерьевна.
   – Нууу, если примерно – то всего лишь Вечность! – скромно уверяю я.
   – М-дя, маразм крепчал, – недалекая Наташа и не думает успокаиваться. – Ну, Татьяна Валерьевна! Долго еще мы будем терпеть весь этот абсурдный фарс?
   – Да уж потерпи чуточку, милая, – я решительно встаю с места, – недолго осталось! Совсем.
   Стремительно подхожу к двери, но, против всех ожиданий прекрасной половины нашей группы, лишь плотно захлопываю и запираю ее.
   – Виталий, позвольте узнать, а что это вы такое задумали?
   – Ха, не иначе, как наш грозный писатель-фантаст планирует банальное массовое похищение с отягчающим взятием заложников, – это уже пытается острить слегка насторожившаяся Юля, верная Наташкина подпевала, – Виталька, ну признайся же, ты ведь у нас еще и серийный маньяк? Что, осеннее обострение прихватило, да?
   – Ты себе и представить не можешь, насколько ты близка к истине.
   Все, блин, критическая точка невозврата благополучно пройдена. Теперь идти на попятную, – себя не уважать, однозначно! Я решительно шагаю прямо по партам к единственному окну и тоже тщательно запираю и герметизирую его, так портал легче открывать. Затем возвращаюсь в центр тесной аудитории, окидываю лютым взглядом отчего-то притихших «посетителей». Двенадцать разнокалиберных девиц, взволнованная англичанка и меланхолично взирающий на всю поднятую мирскую суету Валерка. Ему абсолютно и глубоко индифферентно, чем же вся эта жалкая трагикомедия закончится, главное – ежедневный бассейн с авторским педикюром не пропустить.
   – Вообще, сама по себе процедура перехода между мирами достаточно проста и совершенно незатейлива, – я неторопливо отступаю спиной к доске, – но вам ведь всенепременно навороченные спецэффекты нужны, не так ли?
   – Ну да, желательно с трехмерной компьютерной графикой, – Наташка наивно полагает, что успешно загнала меня в угол. – А симфоническое музыкальное сопровождение будет?
   – Ну что ж, извольте, – под слитный изумленный вздох я ловко сажусь в позицию лотоса, причем, непринужденно левитируя в метре от пола закручиваю пальцы рук особо хитрыми «фигушками», для пущего впечатления подсвечиваю глаза нестерпимым, кипельно-белым сиянием. – Внимание! Рекомендация дня – советую всем встать!
   И-и-и раз! Пронзительный морозный ветер в один миг выдувает все тепло из дружно плюхнувшихся в глубокий снег, непослушных студентов. Ранний рассвет заливает величественные громады древних гор нежным розовым светом. Зябко кутаюсь в длинный черный плащ, я его для усиления эффекта наколдовал.
   – Добро пожаловать в Средиземье, мир Арды. Сейчас мы находимся на перевале, близ пика Карадрас, в Туманных Горах, – я насмешливо смотрю на, беспомощно барахтающихся в рыхлом снегу, горе-путешественников. – И это вам уже ни фига не фантастика, блин!
   Ответом мне служат самые разные изумленные возгласы, робкие жалобы, и растерянное блеяние враз растерявших всю свою спесь капризных барышень. Сжалившись, великодушно выдаю незадачливым туристкам свеженаколдованные пуховики, шапки и фуфайки с валенками от кутюр, небрежно адаптированные по местной моде. Воздержавшихся, как ни странно, нет. Не спешу с пылкими комментариями, даю возможность новоиспеченным «попаданцам» как следует осмотреться и оценить толком всю глубину и важность происходящего.
   – Але, граждане отдыхающие! – ненавязчиво привлекаю внимание чрезмерно увлекшихся отстраненным созерцанием, наверняка с трудом верящих в жгучую реальность всего произошедшего, растерянных студентов. – Уже хорош загорать! Теперь слушайте меня внимательно, повторять не стану.
   – Какого черта? – несколько обалделая Наташка вяло пытается стряхнуть вязкое оцепенение. – Что все это значит?
   – А ну, цыц, сейчас я говорю…
   – Туманов, ты…
   – Блин, молчи, женщина! Ты за сегодня и так уже наговорила на девять с половиной пожизненных. Итак, как вы уже, несомненно, успели заметить, нора кролика оказалась не только чрезвычайно глубокой, но еще и вполне себе такой реальной и до ужаса неотвратимой.
   – Виталька, постой! Мы, что, и правда, в настоящем Средиземье очутились? – ну надо же, Валерка соизволил-таки включиться в стремительно набирающую ход круговерть событий – В самом настоящем?!
   – В самом-самом, поверь мне, сам обалдел, когда этим летом занесла сюда нелегкая. Короче, раз наши капризные дамочки пребывают в жестоком криогенном шоке, общаться мы будем с тобой, а то еще не запомнят важных ключевых моментов, потом отвечай за вас! Итак, внемли мне, Сонк…
   – Ну, Туманов, ты за это ответишь! – не менее вялая попытка номер два. – Ты хоть представляешь, что мой папа с тобой с делает?
   – И это при условии, что он тебе вот так сразу поверит!
   – Да он…
   – И вообще, для того, чтобы он со мной ну хоть что-то смог сделать, вам еще нужно как минимум успешно вернуться домой и суметь наябедничать ему, не так ли? Кстати, а чем это вы так недовольны, интересно? Ну что за капризы, ё-моё! Я же всего лишь старательно выполнил ваше недвусмысленное волеизъявление! Какие проблемы вообще?
   – Это же похищение…
   – Ша, я сказал! Ну что за люди, ей богу?! Дайте закончить инструктаж, а то пропадете, блин, а мне потом к новым одногруппникам привыкай! Значит так, все очень просто. У вас есть целых одиннадцать недель, чтобы как следует проникнуться духом истинного Средиземья. Даже вернуться домой успеете, к Рождеству. Но имейте в виду, это ваш первый, дебютный выход в иной мир. Будете себя хорошо вести, может статься, и не последний. Вы уж постарайтесь!
   – Так ты с нами здесь не останешься? – Валерка сегодня на редкость прозорлив. – Я тебя правильно понял?
   – В точку! Понимаешь, у меня и без вас разных хлопот навалом, зашиваюсь. Так что ваша экскурсия состоится в режиме полного самообслуживания, так сказать. Вы же заранее не предупреждали. Оттого имеем типичный, эконом-вариант. Гидов и сопровождающих, увы, не предусмотрено…
   – Но как же мы тогда вернемся домой?
   – Слушай, молодец, правильно мыслишь! Вот о том и речь. Ровно через одиннадцать недель, то есть через семьдесят семь дней, я буду ждать вас в трактире «Удар Копытом по…», тьфу, черт, в «Гарцующем Пони». Адрес контрольной точки продиктовать или сами разберетесь? Сами? Ну и отлично. Задерживаться строго не советую, но так уж и быть, даю вам вилку по времени в три дня, а там уж как хотите. Опаздуны и опазданцы навеки останутся в сказке. Насовсем. Впрочем, Средиземье – не самый плохой мир для ПМЖ.
   – Виталька, а сам профессор Толкиен, он что, получается, тоже тут побывал?
   – Ну, всех животрепещущих подробностей не ведаю, лень тогда было разбираться, но вот одно точно скажу, – Война Кольца закончилась что-то около восьмидесяти местных лет назад. Делайте выводы.
   – Послушай, Туманов, – ого, статуя заговорила! Точнее Жанна, ректорская племянница, снизошла с высот своего Олимпа и даже соизволила заметить всего лишь простых смертных, – ты сам-то тогда кто такой будешь, раз так спокойно между мирами шастаешь?
   – Хороший вопрос! Я и сам еще не до конца разобрался. Но пусть это вас пока не беспокоит. Мало проблем что ли на повестке дня?
   Быстренько, разобравшись с основными, организационными вопросами и выдав подопечным, от вящих щедрот, пару полноценных малых наборов туриста, не попрощавшись, торжественно отбываю на Землю. В аудитории пусто и скучно, забираю свои нехитрые пожитки и отваливаю домой. Да уж, задался денек…
   Некоторые малодушные сомнения все же не спешат покидать меня. Правильно ли я поступил? Ну, погорячился мало-мало, конечно, но все же искренне надеюсь, что подавляющему большинству пребывание на свежем воздухе пойдет на пользу. В Средиземье нынче тихо, никаких тебе военных конфликтов или иных явных бесчинств. Аварийными комплектами для выживания я их снабдил, даже всеобщий язык им в бошки закачал, пока они на местные красоты старательно втыкали. И это в жестких условиях затяжного энергокризиса! Оперативный синтез примитивных вещей не особо энерегозатратный, но и эти крохи следует беречь. Вообще, знаю очень многих людей, которые за меньшее, открытое проявление неуважения к себе, запросто все лишние конечности поотрывали бы с корнем. А еще знаю намного большее количество ярых фанатов и фанаток, готовых, буквально, на что угодно ради заветной путевки в легендарное Средиземье, хоть турагентство открывай. Кстати, отличная идея! Может, на пенсии и займусь подобным малым бизнесом. Так что, для спокойствия души станем полагать, что мои дорогие одногруппники еще легко отделались!
   Выйдя из метро, незамедлительно ввергаю в легкий ступор разнополую парочку случайных прохожих, разношерстной же чернокожей и афроамериканской масти. На их глазах легкомысленно закупаю ванильно-сливочный стаканчик, две штуки. Эх, понимаешь, люблю мороженное. Подумаешь – первые заморозки! Бывает. Неспешно рулю в сторону отчего дома, размышляю на самые разные, отвлеченные темы. Гигантскую, стабильную аномалию замечаю только тогда, когда из обезображенной коварным прорывом шестнадцатиэтажки (а у дома начисто отсутствует вся средняя секция), из оголенной квартиры с верхнего этажа выпадает зазевавшийся, отчаянно, но беззвучно, вопящий пенсионер. Вот блин, опять я слишком рано расслабился, предчувствие свое утреннее толком не смог постичь. В самый последний момент успеваю-таки благополучно задемпфировать свободное падение обреченного старика. Еще бы валидольчику ему подкинуть, вообще бы красота была…
   Так, Вит, не зевай! Из гадкой аномалии, а нынче попадаются исключительно титанического калибра, уже вовсю нагло прет многочисленный, отборный прайд тварей, по сравнению с которыми хищники с Сухаревской, – сущие котята, милые и пушистые! Нужно отметить, с подобной дрянью я уже когда-то сталкивался, еще в Эоне. Ту, единственную, копытно-рогатую тварь мы втроем с Тилком и Рамином еле-как смогли ушатать. Причем, в те стародавние времена я благополучно пребывал на самом пике своей непревзойденной сверхкрутости, не то, что нынче. А вот теперь, в свете насущного энергодефицита, даже и не знаю, куда бежать и кого на помощь звать! Не в милицию же звонить, в самом деле! Бронетанковую дивизию экстренно перебросить не успеют, а иными силами, боюсь, справиться с такой толпой обезумевшей, откровенно злобной нечисти не выйдет! Вот засада, а позади меня, хм, в буквальном смысле, Москва! Если даже не брать в таких смелых масштабах, то на пути следования взбесившихся от лютого голода тварей лежит детский садик, а там как раз микро-школота карапузая на прогулку выбралась полным составом, погодка-то шепчет. Блин, прохожие уже начали оборачиваться, сейчас же массовая паника начнется! Что делать-то?!
   Единственно приемлемое решение приходит буквально в последнюю секунду, за краткий миг до огневого контакта. Торопливо, влет, меняю некоторые специфические параметры аномалии, усиливаю полярность и добавляю новые энергоконтуры в исходный пространственный прокол. Все, теперь он не стабилен ни фига. Могучим пинком зафутболиваю в обширное пятно контакта ближайший, мусорный контейнер. Есть коллапс! От грандиозного воздушного цунами облетает последняя пожухлая листва с окрестных деревьев. Немногочисленные, случайные свидетели окончательно падают в обморок. Еще бы, такие безумные «глюки» словить посреди бела дня! На рядовое ОРЗ уже так просто не спишешь, и банальным диагнозом «белочка» не отделаешься…
   Фу-у-ф, насилу отбились. Даже представить страшно, что могли бы натворить эти ненасытные чудовища, дорвись они до наших тучных пастбищ. Кстати, а чего это аномалии так подозрительно зачастили? Да еще по Московскому округу исключительно! Если мне не изменяет память, программа «Роза Миров», разработанная Накашимой-старшим, исходила из статистики в один прорыв на полгода линейного времени! Непорядок. Нужно срочно разобраться: чую, перемены настанут намного раньше, чем я ждал, и не совсем такие, на которые рассчитывал.
   – Слышь, милок, а что ж это было такое, ась? – о, пенсионер-экстремал оклемался после зачетного бейсджампа. – Мне показалось, или взаправду, вот тут какие-то коровки бегали?
   – Ну что вы, – помогаю отважному дедушке благополучно забыть лишнее, а то еще «кондратий» прихватит, чего доброго. – Вы просто задремали тут, на скамеечке.
   – Хм, странно, – недоверчивый старикан озадаченно чешет блестючую лысину, – не помню я, чтобы куда-то выходил сегодня…
   – Вы же за хлебом ходили. Кстати, вот ваш пакет, – вручаю озадаченному старичку свежий батон в нарезке и половинку ржаного, – Вы уж другой раз до дому старайтесь добраться. Холодно теперь на улице, того и гляди снег зарядит.
   – Спасибо, внучок, пойду я, – бодрый дедок решительно подтягивает раритетные треники, – бабка, наверное, заждалась совсем.
   – Всего вам доброго, – задумчиво смотрю в след удаляющемуся, босоногому пенсионеру, – будем надеяться, что все будет по-прежнему хорошо…

Глава 3. И Снова Неприятности

   Сегодня выпал первый снег. За ночь беспокойный мегаполис весь уютно укутался пушистым белоснежным покрывалом. Окружающая действительность практически напрочь лишилась депрессивного, серого уныния и обрела сказочное, монохромное очарование. Город стал весь какой-то, совершенно нарядный, и почти праздничный. Почему почти? Да потому что многокилометровые пробки по всем стратегическим направлениям отнюдь не украшают, а даже совсем наоборот, совершенно портят всю идиллическую картину. Зима, как это у нее принято, пришла совершенно неожиданно. Вот кто бы мог подумать, что в конце ноября, сразу после длительной, аномально теплой погоды, может резко случиться такой коварный затяжной снегопад? Само собой, что девяносто девять процентов автолюбителей оказались ну совершенно не готовы к такому вселенскому свинству. Ай, ладно, мне до любимого университета от метро можно и пешком прогуляться. Благо, сегодня, я, совершенно никуда, не опаздываю. Как это, оказывается, здорово, – никуда не спешить, и всюду успевать! Прямо как Великое безначальное и бесконечное ДАО или знаменитый профессор Преображенский, изложивший данный занимательный принцип бытия.
   По причине таинственного и скоропостижного исчезновения сразу всей моей группы с журфака, мне пришлось тоже немножко потеряться, дабы не вызывать ненужных подозрений. Так что у меня образовалось достаточно свободного времени. И я незамедлительно решил поплотнее заняться квантовой физикой, и квантовой же теорией поля.
   Ровно сегодня я неторопливо поспешаю на очень важный и судьбоносный эксперимент. Будем ставить пробный пилотный опыт по выявлению такой элементарной частицы, как тахион. Точнее, «биотахион»! Я вполне серьезно сейчас, тахионы – живые частицы! Поэтому ученым до сих пор не удавалось, как следует, обнаружить данный феномен природы. Драгоценные частицы бесследно гибли в грубых руках неотесанных светил науки. Но сегодня все кардинально изменится. Вообще, по-хорошему, мне бы на биофак с такими исследованиями, но уж больно там народ упертый сидит, сплошные и отборные ретрограды, понимаешь. В такие простые и очевидные гипотезы не верят ни грамма, просто жуть. Пришлось пойти окольным путем, через физиков и всякие там теории поля. Зато серии сложных опытов запланировали намного быстрее, не без моего вмешательства, конечно. Даже на экспериментальный реактор нового поколения замахнулись. Хоть и сильно лень мне было со всем этим возиться, но деваться некуда. Нельзя же так сразу, без надлежащей подготовки, выдать госкомиссии готовые чертежи и расчеты новейшей биотахионной технологии. Да и мне следует уточнить кое-что важное. Огромные, фундаментальные познания, коими меня легкомысленно наделила коварная ИМПа, отнюдь не способствуют их практическому применению, в отрыве, так сказать, от бортового компьютера. Что толку от обширных, теоретических познаний, если я элементарно не могу самостоятельно перезарядить свой МБТР (мобильный биотахионный реактор). Исходные частицы просто так из окружающего пространства отчего-то совершенно не желают выделяться. Нужна сложная в исполнении технология и заводские условия, ну или хотя бы лабораторные. А мне для перезагрузки своей энергоустановки нужно как минимум полкило готового, активного вещества. В общем, без помощи Юки я очень скоро останусь вообще на сухпайке и стану по-старинке восстанавливать свой энергобаланс с помощью обильной высококалорийной пищи и редких подключений к энергосистеме города. КПД последнего метода крайне удручающ, а неминуемые последствия несанкционированного доступа к промышленным магистралям, – строго нежелательны. Увы.
   – Куда прешь! – остервенело сигналит и витиевато машет руками излишне нервный водила маршрутной газели. – Очкарик хренов!
   Блин, так замечтался, что чуть маршрутку не помял. Черт, нужно быть повнимательнее, а то я нынче стал какой-то весь рассеянный… Опять же в последнее время слишком часто пророческие видения-прогнозы стали одолевать без счета. Да и энергоголодание тоже не пошло на пользу моему молодому, растущему организму. Спросите, как же это я умудрился «посадить» свой, такой навороченный и мегаультрасовременный, МБТР? Да все очень просто! Если не считать разных «бытовых» неотложных нужд, тому имеются сразу две веские причины. Во-первых, я вот уже битый год безуспешно пытаюсь разыскать Мисато! Она, благополучно вернувшись на родину после спасения братишки, незамедлительно отбыла обратно в Эон на мои же поиски! Не найдя меня там, отправилась себе дальше покорять и исследовать иные миры, меня, горемычного, искать, да добра наживать. Будем надеяться. Вот только по горячим следам я ее не смог обнаружить, хоть и обшарил от полюса до полюса с пару дюжин миров, в которых только и смог засечь ее следы. Ладно, хоть физически не пришлось топтать-утюжить такую немереную кучу неисследованных земель! Достаточно было найти место прибытия искомого объекта, затем пару часиков плотно помедитировать в укромном местечке, а потом быстренько прогуляться до точки выхода из данной локации. Но зато энергии как раз все эти реверансы и пляски с бубном отняли – вот уж точно, большую половину, и след я в итоге, как ни старался, но потерял! Ужасно грустно… Хм, странно, а ну-ка, что тут у нас? Навострим-ка немножко слуховой аппарат.
   – Старший лейтенант Громыхайло, – плотный, коренастый гаишник только что, умело, тормознул не в меру наглую, но зато породистую и лакировано-черную иномарку-внедорожник, – зачем нарушаете? Документики попрошу…
   – Слюший, камандыр, какой такой дакументики? – за рулем вальяжно развалился типичный представитель незамутненных осознанием детей гор. – Ай, нэ выдищь, карощий льюди спэшат па дылам? Атпусты, дарагой, мамай кланус, болши нэ буду…
   – Не сегодня, дарагой! – довольный гаишник, весь в предвкушении скорой и легкой поживы, демонстративно заложив руки за спину, старательно «виляет» полосатым хвостиком-палочкой. – Двойное пересечение сплошной с грубым выездом на встречную, и несанкционированный проезд на красный, запрещающий свет! Меру пресечения вам назначит суд, а пока попрошу выйти из машины…
   – Э-э, брат, зачэм так сльожна, – водитель джипа отчего-то явно не хочет долгих разборов полетов. – Давай на мэстэ штраф заплачу, да?
   – За данные, тяжкие нарушения ПДД штрафом не отделаетесь… – эх, вот она, извечная борьба добра с баблом, во всей своей неприглядной красе!
   – Вах, толкы нэ нада мозг парыть, уважаымый. – а ведь дело нечисто совсем, иначе с чего бы гордому джигиту так явно нервничать, и сразу предлагать щедрые отступные, – скажы, дарагой, сколкы я тэбэ должын за бэспакойства? Вот сматры, тут в корачка сто баксыв лэжыт…
   – Да вы что, это же чистой воды взятка при исполнении, – вот и доблестный блюститель порядка явно что-то учуял, у них на такие дела просто поразительная интуиция, чтоб не сказать, врожденное чутье, но ведь и денег «трохи заработать» тоже хочется, – нужно начальству доложить…
   – А-а, ну так бы сразу и сказал, дарагой, – сообразительный водила достает еще одну зеленую купюру. – Вот, уважаымый, дакладывай наздаровый! Сматры, туда жэ кладу. На, дэржы! Правыряй дакументики и я поехал, да?
   Черт, а ведь у него полна машина тяжелой наркоты! Плюс до дюжины незарегистрированных стволов и еще пара гранат, и это если не считать пояс шахида на шахидке и трех единиц ваххабитской пехоты! Не-е, братцы, так дело не пойдет! Срочно делаю анонимный звонок от имени некоего флаг-адмирала ГРУ непосредственно дежурном по городу. Даю условную команду «фас» и исчерпывающую привязку на местности. Заодно совсем немного озорничаю с продвинутой бортовой начинкой вражеского внедорожника. Тут нужно отметить: «гремлины» в электронных системах современных автомобилей, – самая пакостная и непредсказуемая штука, конечно, если не считать женскую организацию мышления и логики. Естественно, водитель черного джипа даже сам был безмерно и искренне удивлен, когда его верный «вороной», издав могучий рык всем своим битурбированным двенадцатицилиндровым двигателем и самовольно снявшись с электронного стояночного тормоза, ну совершенно самостоятельно, резво рванул вдоль по Ломоносовскому проспекту.
   – Эй, куда?! Стой!!! – гневно возликовал стойкий сотрудник ДПС, доселе мучительно и безуспешно боровшийся с бренными останками совести. – Ну, держись, птица божья! Вася, заводи!
   У доблестных офицеров милиции явно взыграла профессиональная гордость. Вдвоем с напарником, мгновенно вскочив в новенький служебный форд и, совершив красивый разворот на сто восемьдесят градусов, они в пять секунд настигают благополучно заглохший на ближайшем же перекрестке джип с преступниками. Благо пробки еще никто не отменял и дальше они бы все равно не смогли прорваться. Ни одна из смертоносных «убивалок» вражеского арсенала, на удивление, не сработала. Каюсь, опять я позволил себе самую маленькую шалость в их адрес. В общем, к всеобщей радости, неравного боестолкновения не состоялось. Под дулами двух автоматов коварные гости столицы покорно укладываются сильно озадаченными физиономиями в ближайший, свежий сугроб, носами норы старательно сверлят. А тут и тяжелая пехота в виде ОМОНа подоспела, на вертолете что ли примчались? Дальше, думаю, и без меня разберутся, ну а мне в универ давно пора!
   Благополучно добравшись до факультета физики, а у нас целое собственное здание с немаленькой пристройкой в полном распоряжении, направляюсь на второй этаж, в одну из основных лекционных аудиторий. Непосредственно запланированному на сегодня судьбоносному опыту предшествует нудная теоретическая часть. Своего рода расширенный семинар и бурные дебаты на пару с углубленным мозговым штурмом. Наши уже почти все собрались, только куратора от Министерства энергетики не хватает, но он частенько цинично прогуливает наши узкоспециализированные посиделки, скучно ему, видите ли.
   Меня, как самого молодого и опоздавшего, точнее, пришедшего самым крайним, тут же отрядили сгонять за вечно отсутствующим мелом, а то, понимаешь, научный процесс встал из-за данного незначительного, но досадного пустяка. Безрезультатно побродив по окрестным аудиториям и иным сусекам, нехотя топаю на ближайшую кафедру, мел нынче в страшном дефиците, и находится под строжайшей ответственностью завхоза, Вована Петровича. В целом, он мужик нормальный, но уж больно занудливый и ворчливый, через это к нему в каморку народ старается не заходить вообще, даже за жизненно необходимыми припасами. В итоге чуть не десять минут теряю на вынужденные выслушивания самых разных и непременно душещипательных инсинуаций на тему нынешней, никуда не годной молодежи, и былых, исключительно сказочных времен. Можно подумать, я мел у него прошу исключительно для своих личных нужд и сезонного авитаминоза! Наконец, с большим трудом отвязавшись от докучливого и въедливого старикана, торжественно возвращаюсь в аудиторию.
   – А, вот и вы, Виталий, – наш ведущий профессор растерянно протирает очки и как-то виновато, близоруко смотрит на меня, – хорошо, что зашли. А тут вот граждане вами очень интересуются…
   Тут же, совершенно без предупреждения, на меня с боков шасть, сразу двое огромных, резких верзил в штатском. Оба ростом метра под два с половиной и мышцами явно перегружены сверх всякой меры. Аккуратно так, бережно берут меня под белы ручки, авторитетно советуют не трепыхаться.
   – Виталий Фогов, так понимаю? – вопрошающий худощавый гражданин хоть и одет исключительно во все светско-гражданское, но от него самого и парочки его же монументальных спутников за версту совершенно отчетливо разит душными и даже зловещими подземельями Лубянки. – Меня зовут Вячеславом Жигаловым. Вам придется пройти с нами.
   – А в чем, собственно, дело? – так, ну это уже никуда не годится, – кто вы?
   – ФСБ, семьдесят третий отдел, – Жигалов многозначительно и выжидающе смотрит на меня, – не волнуйтесь, молодой человек, разберемся: кто, как и зачем в Кремль спам подозрительный шлет, и тут же вас отпустим…
   Черт, а я-то наивный думал, что все ранее засланное мною по указанному адресу тупо проигнорировали! Спецом, полгода, систематически и старательно, транслировал по особым закрытым каналам многочисленные секреты самых разных, новейших технологий, хотел ультрасовременные Плазменные Щит и Меч Сдерживания любимой Родине подарить. Все какой-нибудь вразумительной реакции ждал. Не дождавшись вообще ничего, решил действовать иначе, через МГУ и местные фундаментальные исследования. Выходит, русские и впрямь долго запрягают, главное, чтоб на счет «тормозят страшно» не сбылось…
   Нет, ну здорово, конечно, что мои непомерные труды не пропали даром, а важная информация дошла-таки до нужного адресата. Но вот попадать под влияние известных органов в мои планы совершенно не входит. Резко даю заднюю скорость и легко выворачиваюсь из цепких лап рано расслабившихся оперативников. Выход из помещения надежно блокирован. С разбегу рыбкой ввинчиваюсь в закрытую форточку. Добротная дюралевая рама устояла, а стекло мелкой крошкой сыплется вниз. Высоты всего два этажа, но отчего-то за мной никто не спешит выпрыгивать в окно. Еще успеваю заметить, как все трое фээсбешников поспешно начинают что-то наговаривать, кто в манжету, кто в лацкан пиджака. Надеюсь, они весь студенческий городок полностью блокировать не догадались, а то придется идти на решительный прорыв, что не желательно вовсе.
   Так, в сторону метро соваться смысла нет, в первую очередь отработают. Попытаться скрыться в окружающей МГУ «зеленке» бессмысленно: не сезон, прямо скажем, да и милиции там нынче что-то многовато развелось. Пока вроде следов глобального оцепления района не наблюдается, но что-то подсказывает – это ненадолго. Несколько запоздало, так, на всякий случай, даю в эфир серию широкодиапазонных помех. Эх, хорошо бы в сложившейся неразберихе меня никто не отследил. Стараясь не привлекать внимания, быстро ухожу в сторону Мичуринского проспекта, будем надеяться, они меня совсем потеряли. Мне бы только без свидетелей засветившуюся, очкастую личину скинуть, а там ищи ветра в поле. Кстати, вот вам и глобальная причина энергокризиса, номер два. Слишком частые смены внешнего облика, прочая необходимая маскировка и тщательное соблюдение режима инкогнито, истощили мои скромные ресурсы не меньше оголтелых метаний по иным мирам!
   Хорошо, куртку снять не успел, как за мелом послали, а то выглядел бы сейчас слишком подозрительно и приметно. Зима же наступила, наконец-то! С учетом оставшихся жалких крох энергии нечего и думать о режиме «стелс» да прочих необдуманных действиях! Так, а вот и знаменитый жилой комплекс бизнес-класса. Заскакиваю в первый попавшийся подъезд.
   – Позвольте, а вы к кому, молодой человек? – бдительная бабулька-консьерж подозрительно смотрит через бронированное стекло своей будки.
   – Здравствуйте, я к Федотовым, в пятьдесят четвертую, – находчиво сочиняю я на лету, хорошо, что ментальный сканер давно уже отладил, не поленился, – курьерская доставка. Я им новый мобильный телефон привез.
   – Так их же дома нет никого!
   – Быть этого не может, – продолжаю самоуверенно гнуть свою версию, – Я десять минут назад созванивался с Ольгой Дмитриевной, когда из метро выходил!
   – А вот мы сейчас ей позвоним и проверим! – решает не в меру дотошная бабка, – Минуточку…
   – Да сколько угодно, – наивная пенсионерка, она даже не представляет, кого хочет «обставить в шашки», уж с телефонами-то я умею обращаться, даром, что на том конце автоответчик уже сработал, – это мой последний адрес на сегодня, я не тороплюсь особо.
   – Странно, занято у нее… Может, вернулась, когда я в уборную выходила, – обескураженная консьержка виновато смотрит на меня, – ну проходи, коли приехал. Только смотри мне! Не сори и вообще веди себя культурно, тут знаешь, какие люди живут важные!
   – Слушаюсь, товарищ флаг-адмирал! – бодро козыряю хмурой старушке, – Разрешите идти?
   – Но-но, поговори мне тут еще, – грозит сухоньким кулачком строгая бабка.
   Итак, что мы имеем? Камеры слежения при входе в подъезд, в холле, аж две шутки, и на каждом этаже энное количество. Плюс не в меру любопытная и навязчивая бабулька. Значит, опостылевшую личину будем менять на крыше, все равно уходить стану через другой подъезд. Решено, валим на верхний этаж. Новенький, весь сверкающий надраенным хромом, лифт меньше чем за минуту возносит меня прямиком на технический этаж, подобрать коды к простенькому электронному блоку управления – детские шалости. Выхожу на крышу: холодно, ветрено, и особо не уютно, ни фига. Но зато, какой же замечательный вид имеем отсюда! Не удержавшись, несколько минут любуюсь на пасмурные городские пейзажи. Нет, ну почему фотоаппарата вечно под рукой нет, когда надо. Столько роскошных шедевров упустил, блин! Эх! Ладно, пора уже решительно перевернуть последнюю страницу данного раздела в моей жизни. Примерившись, ловко спрыгиваю на соседнюю крышу, тут перепад всего-то в два этажа, корпуса расположены одним единым, хитро выгнутым блоком, ничего сложного. Неторопливо иду к массивной железной двери, ведущей вниз.
   – Стоять!
   Громкий хлопок одиночного выстрела и противный визг близко срикошетившей пули грубо возвращают меня к суровой действительности бытия. Это кто же там по мне палит так самоуверенно, да еще на сверхоживленной крыше? Аккуратно, не делая резких движений, дабы не спровоцировать слишком нервного стрелка, медленно оборачиваюсь.
   – Черт, вот дура! Ты что, совсем с катушек съехала? – сердито ору на растрепанную и запыхавшуюся, у-у-у, черт, очередную румяную блондинку, да еще в ярко-красном пуховике. – А если бы попала случайно? Тебе разве не говорили, что я невероятно ценный объект??!
   – Не переживай, милый, я очень-очень хорошо стреляю, – надменно усмехается очаровательная девушка, совсем молодая, тридцати точно нет, – по той же причине не рекомендую убегать, пулевые ранения в мягкие ткани очень болезненны и заживают долго!
   – А ты почем знаешь? – блин, вот откуда она на мою голову свалилась, видать не все поверили, что я к метро дунул. – Ветеран ВДВ, что ли?
   – Представь себе. Черт, связи так и нет, – девушка с досадой срывает миниатюрную гарнитуру рации и небрежно убирает в карман. – Вот что, давай-ка руки в гору, поворачивайся спиной и опустись на колени. Вот так. Умница!
   Покорно жду вооруженную красотку, стоя на коленях, продолжать разговор мы с ней станем в более предпочтительном партере, все равно нужно что-то с ней поделать, просто так ведь не отвяжется! Хорошо хоть ложную личину до сих пор скинуть не успел, вот бы «опарафинился» тогда, полный атас! Неожиданно сзади раздается подозрительный, «жестяной» грохот вперемешку с возмущенно-отчаянным воплем в исполнении, понятно чьем. Странно, чего это она там такое вытворяет, затейница, блин? Рискую обернуться и проверить тылы.
   Оригинально! Наши тылы совершенно свободны, от каких бы то ни было интервентов. На покатой металлической окантовке широких кирпичных перил верхней крыши заметны отчетливые следы неумелого падения – весь снег умудрилась смести в прыжке, да еще шарфик беленький легкомысленно оставила зацепившимся за острый уголок, как только не удавилась, блин. Ну да, по ровному, гладкому железу свежий снег очень даже замечательно скользит, а чего она хотела? Я вот, например, как заправский ниндзя, совершенно без разбегу, с места перепрыгивал ту же высокую и неудобную преграду, а она чего-то совсем сплоховала. Нет, ну надо же так было глупо навернуться…
   – Эй, там, наверху, – хм, глас вопиющего в пустыне… сердитый вопль возмущенной красавицы доносится откуда-то снизу, но не сильно из прекрасного далека, – ты долго еще собираешься тормозить?
   – Ась? – осторожно перегнувшись через перила, немедленно натыкаюсь на колючий, излишне пронзительный взгляд красивых, ярко-изумрудных выразительных очей. – А я подумал, ты летать умеешь…
   – Скорее уж СЛЕТАТЬ, – натужно бормочет девушка себе под нос. – Ну что, так и будешь смотреть или все-таки поможешь?!
   Она, оказывается, в падении умудрилась-таки вцепиться в узкий кирпичный карниз на глухой стене, но самостоятельно выбраться никуда уже не сможет: до края крыши слишком высоко, а ближайший балкон застеклен и находится под неудобным углом атаки, по диагонали, да еще метра на четыре ниже. М-да, ситуевина! Эх, ладно, не бросать же такую красотулю в беде, долго ведь не провисит, да и вряд ли ее кто-то скоро хватится…
   Блин, на местных балконах толковой бельевой веревкой вряд ли разживусь, да и времени совсем нет по квартирам шарить, свалится ведь вот-вот, Балда Ивановна этакая! Ладно, поступим иначе. Ловко сняв вовсю развевающийся на пронзительном ветру легкомысленный шифоновый шарфик, мастерски удлиняю и укрепляю его: должно хватить, дамочка вроде как не сильно упитанная. Для пущего поражающего эффекта завязываю толстые узлы по краям.
   – Держи, – бросаю девушке один конец шарфа, второй предварительно намертво привязав к вмурованной в бетон трубе, – давай, цепляйся, я вытяну.
   – Издеваешься?! – блондинка в отчаянии аж зажмурилась, причем сразу на оба глаза, – он же порвется! Не выдержит!
   – Еще как выдержит, не бойся! Доверься мне, – даю излишне беспокойной пациентке легкое оптимистичное внушение, а то до вечера провожусь тут с ней, – не тяни зря время, руки судорогой сведет!
   Отчаянная девчонка, тихонько взвизгнув, судорожно виснет на хлипком с виду шарфике. Начинаю аккуратно выбирать свободную длину, быстро подтягивая ее наверх, к солнышку. Еще пара секунд, и, перегнувшись, хватаю ее за широкий кожаный ремень в джинсах, втягиваю через перила на крышу.
   – Ну вот, а ты боялась! – девушка, с трудом разжав побелевшие пальцы, выпускает спасательный шарфик и медленно сползает по стеночке, прямо на истоптанный снег. – Надеюсь, теперь кусаться не станешь?
   – Угу, – ее заметно подколбашивает, голос, руки, и даже колени предательски дрожат от недавно пережитого эмоционального стресса, – постараюсь…
   – Слушай, а как ты вообще умудрилась меня выследить? – аккуратно, бочком присаживаюсь рядом с ней.
   – Да чего там, – скромно машет ухоженной лапкой застенчивая фээсбэшница, – когда по общему каналу прошло сообщение, что объект самовольно покинул здание факультета, я как раз из вашей новой библиотеки выходила, компьютеры проверяла, с которых научно-популярный «спам» рассылали. А тут ты, собственной персоной, проспект перебегаешь… Правда, вот не отстать от тебя – это та еще задачка была! Ох, ну и здоровый же ты лось, хоть и тюфяк такой рыхлый с виду. На крыше только и смогла нагнать!
   – М-дя, понятно. Так ты не из оперативников, что ли? – пистолет она свой благополучно обронила во время исполнения сложной воздушной акробатики, другого оружия у нее при себе вроде как нет, надеюсь, в рукопашную не полезет. – Чего по крышам так легкомысленно скачешь?
   – Я специалист по защите информации, – девушка устало потягивается и трогательно греет дыханием озябшие ладошки, – если бы связь не вырубилась, стала бы я за тобой бегать, очень надо! Для этого наружка есть, ее прерогатива ловить всяких беглецов отвязных.
   – Понятно, – умело подавив на несколько секунд ее нервную систему, спокойно достаю у нее же с пояса тактические наручники и пристегиваю ее правую руку к ее же левой лодыжке, ключики заветные отбрасываю метров на пятнадцать, к противоположному бортику. – Ты уж извини, другой бы раз с радостью пообщался с тобой, но мне пора. Надеюсь, не увидимся больше…
   – Все равно тебя поймают, – девушка огорченно смотрит мне вслед, – рано или поздно. Чего силы и время зазря тратить? Подумай! Никто обижать тебя не собирается. Просто работать будешь под присмотром, вот и все.
   – Сильно сомневаюсь, – машу ей на прощание ладошкой, – наши силовики пока слишком далеки от гуманизма и деликатности в отношении к собственному народу. Каким бы он лояльным ни был. Прощай.
   Спускаюсь на крайний этаж, по черной лестнице стремительно выбираюсь на улицу, удостоверившись, что меня никто и ничто не фиксирует визуально, быстренько меняю внешность и одежду. Прощай, Виталик Фогов, свою задачу ты выполнил хорошо, насколько позволили сложившиеся обстоятельства. Дальше отечественной науке суждено уже без нашей скромной помощи расти и развиваться. Благо пендаля мы ей отвесили знатного – надолго кинетической инерции хватит!
   Не успел я и пары шагов пройти, как мимо меня по проспекту в сторону метро с душераздирающим воем лихо промчалась плотная стая черных уазиков «G» – класса, вся в ярком блеске красно-синих огней, все как полагается, не иначе как по мою душу. Впредь стоит быть повнимательнее, а то такой знатный шухер подняли из – за моей скромной персоны, даже как – то неудобно. О, мой мобильник затрезвонил! Надо же, связь наконец-то отвисла, а я уж всерьез переживать начал, что своими помехами сжег на фиг всю местную электронику, вместе с ретрансляторами. Судя по веселенькой мелодии рингтона, братья-электроники на связи. Чего-то им от меня опять надо…
   – Виталька, привет, – радостно орет в трубку, кажется Пашка, – ну ты щас где? Слыхал, чего у вас там, в универе, творится?! Это не тебя часом ловят?!
   – Меня-меня, кого ж еще? Только где им? – устало, вздыхаю я. – Ты же знаешь, нас не догонят. Да и ловят они жалкую тень дырки от бублика. Я же признанный эксперт с мировым именем по части профессиональной конспирации и прикладной маскировки.
   – Ну да, что есть, то есть, – радостно хохочет в трубку Электроник, – Так ты теперь в глухое подполье уйдешь?
   – Ну, зачем же сразу в подполье? Вот и метро, чего-то, и в самом деле, милиции многовато, оцепление густо выставили, явно ждут кого-то. Говорю же вам, ищут-ловят, но не меня. В смысле, совсем другого парня, а моя, типично славянская рожа, тут особого ажиотажа не вызывает.
   – Ага, значит, срочная квалифицированная помощь пока не требуется?
   – Не-а, спасибо, сам управлюсь.
   – Ясненько…
   – Так ты только за этим звонил что ли?
   – Нет, еще кое-что. Слушай, мы завтра вечерком заскочим к тебе, тема есть важная, обсудить хотим.
   – Лады, уже начинаю ждать. Слушай, сейчас связь опять уйдет, я в метро спускаюсь.
   – Ну, давай, звони, если что!
   – Ага, думаю, теперь все будет хорошо. Счастливо!

Глава 4. Неожиданное Открытие

   Сегодня, по телику, на одном из развлекательных каналов, с большой помпой и красочными, шаманскими плясками, прошла одна необычная передача. Оно бы и не удивительно вовсе, на том канале регулярно всякую разную чепуху околомистическую кажут. Если бы не один тревожный фактик. Тема, деликатно затронутая в данной передаче, имеет самое непосредственное отношение ко всем последним событиям, так удачно приключившимся со мной за последние полтора года. Если честно, я не сразу и понял, о чем вообще идет речь. Уж больно завуалировано, сбивчиво и непонятно вещали на предмет главной темы различные эксперты, уфологии, астрологи и прочие мистики с агностиками. То глобальный конец света авторитетно предрекали, то скорый переход на совершенно иную стадию эволюции туманно пророчили. Некоторые, особо продвинутые, аколиты даже косвенно намекали на близкий и неотвратимый контакт с могучими, внеземными цивилизациями. Этим довольно убедительно пугали смутными, но обязательно грандиозными и неизбежными изменениями всего сложившегося мироустройства и порядка.
   Ну да, что-то такое подобное непременно должно скоро случиться, если не принять срочных упреждающих мер. Все дело в том, что количество и частота пространственных аномалий-проколов достигла-таки тех немалых показателей, когда скрывать от любознательной общественности данные трагические события не представляется возможным. Слишком уж много случайных свидетелей, невинно пострадавших, и их озабоченных родственников накопилось по всему миру. Молва благополучно пошла в народ, а с помощью «сарафанного» радио байки разносятся, как известно, с досветовой скоростью. Пока официальные представители, правительства и иные ответственные лица благополучно отмалчиваются. Но долго так продолжаться не может. Рано или поздно, но держать ответ перед народом придется.
   А меры принимать нужно, совершенно очевидно. Уж больно тревожные и совершенно неоднозначные видения-пророчества пополам с неутешительными прогнозами стали мне являться по утрам и вечерам. Что характерно, с пугающей регулярностью. Спать спокойно не могу, блин. Причем затягивать с этим точно не стоит. И, судя по всему, опять мне придется за всех отдуваться. Нет, сначала я, опрометчиво и малодушно, решил было всю накопившуюся информацию о природе и механике пространственных аномалий, перемещений между мирами просто слить куда надо, мол, нехай взрослые и умные заборют сложившуюся кризисную ситуацию. Но, поразмыслив немного, на предмет неизбежных последствий от столь безответственного поступка с моей стороны, решил, что наше человечество еще не созрело для подобных, шикарных бонусов. Рано пока нам ломиться в иные миры. Слишком сильна среди людей неутолимая жажда наживы и личного обогащения, причем частенько за счет ближнего и слабого! Особенно среди власть имущих. Мы даже до уровня приснопамятных Дронов пока еще не докатились, хоть и мало чем от них отличаемся в этом плане. Нет, конечно, новой «колонизации Америки», скорее всего не повторилось бы, по крайней мере, по шаблону шестисотлетней давности. Но вот отчего-то совсем не хочется рисковать и всецело полагаться на благоразумие некоторых, отдельно взятых, разносчиков демократии. Уж больно наш собственный мир несовершенен, чтобы лезть со своим уставом в чужой. Да и опять же, чтобы разобраться как следует в той немалой куче специфической «инфы», даже с моей ненавязчивой помощью, светилам науки будет ой как нелегко и долго. И это при условии, что все мне поверят немедленно и безоговорочно. Ну, а уж необходимые технологии наладить-отладить, в промышленных масштабах выпуск обеспечить да применить единственно верно и, безусловно, правильно, тут уж банально запоздать с контрмерами запросто можно.
   В общем, я единолично и под свою ответственность решил сор из избы не выносить, до времени. Попробуем сами разобраться в происходящем, вселенском кавардаке. На самый худой конец обратимся за посильной помощью к тем же Смотрителям, у них всяко побольше опыта, знаний и возможностей забороть разбушевавшийся, межмировой катаклизм! Хотя с их теорией и практическими методами я тоже не очень-то согласен. Не одобряю я, мягко говоря, такое циничное отношение к тем, на чью помощь они рассчитывают.
   Итак, достойная цель есть. Вполне себе благородная и довольно масштабная. Времени свободного, как у дурака махорки, то есть более, чем достаточно, даром, что вся моя учеба в МГУ успешно свернута по всем направлениям, до лучших времен. Заодно серьезно настраиваю себя уже разыскать, наконец, пропавшую без вести Накашиму-младшую! А то, за всеми этими хлопотами и радениями во имя Отчизны, как-то совсем уже позабыл о своей ненаглядной и любимой девушке! А ведь скучаю, причем сильно! Короче, неодолимое желание действовать обратно в наличии! Но есть одно маленькое, крохотульное «но». Уже порядком надоевший энергокризис, будь он неладен, вносит известный дисбаланс в такой удачный расклад. И ведь без необходимых ресурсов не повоюешь, блин! Точнее, много не навоюешь! У меня запасов осталось всего на пару толковых переходов в любое из ранее посещенных мест. А ведь мне еще и опальных одногруппников, через месяц с небольшим, обратно забирать, взад-назад. Нет, ну можно, конечно, в Эон смотаться, через тамошнюю энергосистему подзарядиться, но времени уйдет слишком много. Да и как тамошние Смотрители отнесутся к моему возвращению, пока не ясно. Короче, застарелую кризисную ситуацию нужно решать кардинально, без сомнительных полумер, а то что-то слишком часто в последнее время на нашенское «авось» находится бескомпромиссное иномировое «ни фига»! Что ж, значит, сперва надо как следует решить проблему личной гигиены, тьфу ты, энергетики. Иначе никак!
   Только я собрался приступить к глубинной медитации по методу Туманова В. А., с четкой целью незамедлительно найти исчерпывающие ответы на некоторые вопросы организационного характера, как во входную дверь начинают нахально трезвонить и барабанить одновременно. А, ну да, должно быть, это братья-электроники пожаловали, мы же уговаривались потолковать на некую секретную тему, вчера еще. Вот так всегда, только соберешься, мир спасать, как тут же тебя все норовят отвлечь, да палки в колеса самозабвенно суют. Нет, ну что за народ!
   – Виталька, привет, – на пороге стоит только один Пашка, – не помешал?
   – Да ладно, проходи, – выдаю гостю дежурные тапки, – Серега гд е?
   – К бате на работу экстренно умчался, – Пашка вешает куртку, и мы оба чапаем на кухню, – папаня отличился сегодня, всю засекреченную документацию дома оставил, а у них годовое совещание через час, вот Серега в гонцы и записался!
   – Это нормально, важные документы подростку доверять? – ставлю кипятиться чайник и достаю фирменную заварку на алтайских травах, маманя у меня искренняя почитательница, все знают. – Чай будешь?
   – А то, конечно, и варенье с плюшками тоже, про глюконат дури не забудь! – вообще, Электроники, оба два, отпетые сладкоежки, но Пашка среди них вообще талант. – По поводу доков, да чего им будет?! Ты себе даже не представляешь, какие в мировой истории занимательные казусы случались и с более важными бумажками! Кто их только не перевозил. А тут – всего лишь какие-то жалкие сметы, по оборонному заказу на будущий год. На Гоголевский отвезти. Поверь, кому надо, уже давно в курсе всех последних событий и тенденций со всеми вытекающими подробностями…
   – Ну, оно вам виднее, – щедро сыпанув в заварочник эксклюзивной травяной смеси, тут же заливаю почти закипевшей водой, – ну давай, не тяни. Колись, чего удумали на пару с братом. Что за тема-то?
   – Понимаешь, мы с Серегой решили перепрофилироваться, – доверительно выдает хитрец Пашка, – надоела эта юриспруденция, сил нет! Не наше это все!
   – Хм, радикально, да еще к концу семестра! – разливаю душистый чай по специальным, толстеньким кружкам. – И куда лыжи навострили, если не секрет?
   – В МГИМО! – радостно сообщает Электроник. – Дипломатами хотим стать, представляешь?!
   – Круто, вы прям как в той сказке, мол, не хочу быть владычицей морскою, – вообще – то на юрфак ребята сами поступили, практически совершенно без моего оперативного вмешательства. – А от меня тогда чего требуется?
   – Понимаешь, батя уже договорился с кем надо, нас переведут без потери года, но нужно кое-что досдать из профильных предметов. В частности, иностранные языки, желательно два! А у нас в этом плане не комильфо совсем, вот. Ты ж у нас профи, помоги, будь другом.
   – Всего-то? Не проблема! Английский, немецкий, французский, испанский, шведский, хинди, китайский, корейский, японский – на выбор. Легко и непринужденно! Что ж, отчего бы не помочь добрым людям. – Можно и все сразу, вот вас тогда зауважают! Да и с распределением будет намного легче – практически полный географический охват обеспечим, выбирай не хочу!
   – Нет, чо, правда?! – радости Пашкиной нет предела. – Вот здорово! А что для этого нужно?! А долго заливать будешь?! А акцент будет, или можешь без него сделать?! И Сереге тоже!
   – Тихо-тихо! Спокойнее, Павел, спокойнее! – во, энтузиаст, блин. – Будет вам сразу полный пакет, без акцента и придыханий. Желаете, прямо сейчас – делов на пять минут, хочешь – позже с братишкой заходите, обоим бесплатную промывку мозга обеспечу, по высшему стандарту, технология отработанная, с гарантией!
   – Класс, давай тогда Сережку дождемся, дуплетом жахнешь, – и все дела, а то еще разобидится курьер наш!
   – Как скажешь, – неторопливо прихлебываю чай, грызу печеньку, – а чего это вы вдруг так резко галсы меняете? Вам же вроде нравилось.
   – Не поверишь, скукотища неимоверная, – Пашка беззаботно машет лапкой, тоже на чай налегает, – одна сплошная зубрежка, причем пожизненная, никакого творческого процесса, понимаешь…
   – Считаешь, дипломатом проще быть?
   – Дело не в проще или сложнее, – авторитетно заявляет Электроник. – Мы же не с бухты-барахты так сорвались вдруг. Просто профессор один толковый попался, практик, он нам доходчиво, на пальцах разъяснил, чему мы собирались посвятить всю свою жизнь. Полагаешь, сильно охота до самой пенсии по всяким СИЗО, Централам и прочим Крестам мотаться, да общаться плотно с всякими ментами и прочими криминальными элементами? Я уже не говорю о регулярных сделках с совестью.
   – Так вас именно уголовным правом вроде никто и не заставлял заниматься…
   – А остальное нам тоже не шибко понравилось. Короче, удручающие перспективы… В любом случае, уже решено. Прощай РУДН, идем в МГИМО!
   – Даже так? – ты смотри, как заговорил, молодец, растет. – Знаешь, международники тоже те еще кадры, как бы опять не пожалели…
   – Знаем-знаем, международная политика тоже дело не совсем чистое и опрятное, но там хоть во благо Родины будем стараться!
   – М-да, и каким же вы местом только раньше думали, спрашивается? Все ж вроде очевидно и прозрачно.
   – Ох, не говори, вот и батя нас отговаривал в свое время. Кто ж знал… Ну, ничего, где только наша не пропадала, разберемся потихоньку!
   – Кто бы сомневался…
   – Спасибо большущее за чай, вкусный очень. Мозги хорошо прочищает!
   – Причем заметь, вообще без никакой химии, ибо вся фарминдустрия – от лукавого и мастдай!
   – Это точно! Ладно, побегу я. Пока Сереги нет, погуляю с Бимом. Потом сразу к тебе, идет?
   – Угу, но не раньше, чем через пару часиков, мне тут кое-какие неотложные дела поделать срочно нужно. Короче, рекомендую перед визитом контрольный звонок произвести.
   – Договорились!
   Заперев за отбывшим восвояси гостем дверь, приступаю к неотложным делам. Параллельно отстраненно размышляю на темы, напрямую не связанные с главной задачей самой процедуры познания окружающего. Ну да, с некоторых пор я научился делить потоки сознания и стал весь из себя такой многозадачный, аж первое время сильно путался в элементарных вещах. Особенно в простых повседневных действиях. Однажды даже умудрился назначить свидания сразу трем девушкам, причем одновременно, ох, и влетело же мне тогда! Но позже, успешно отладив, старательно оптимизировав и синхронизировав относительно линейного времени, все первостепенные процессы, успешно создал высокоэффективную, гибкую систему непреложных приоритетов. Через это радикально повысил свой личный уровень умственной производительности. Касательно параллельных размышлизмов: отчего-то вдруг нахлынули воспоминания на тему, для чего это мне вообще понадобилось столько земных языков освоить.
   Дело в том, что примерно год назад, сразу после возвращения из Осаки, несколько обескураженный и опечаленный неожиданно продлившейся разлукой с Мисато, я совершенно не знал, чем себя занять. Учеба в школе особо не напрягала, хоть и перебрался в выпускной класс, но до ЕГЭ оставалось чуть не полгода, материал был уже давно и надежно усвоен. Просто так тупить и убивать время я не привык. Уже тогда в воздухе витала навязчивая идея о безвозмездной помощи отечественной науке. Но я все никак не мог придумать надежный, простой и удобный в исполнении способ, позволивший бы мне успешно передать бесценный груз знаний, доставшийся в наследство от гадкой ИМПы. Да еще так ловко, чтобы одновременно уберечься от неизбежного, но крайне нежелательного, внимания со стороны многих и многих кровно заинтересованных личностей и даже целых структур.
   От нечего делать я решил начать с малого. А именно: избавить мир, ну или хотя бы территорию России, от вполне серьезной напасти. В общем, было решено разобраться раз и навсегда с клещами, а точнее с заразой, ими разносимой. Я об энцефалите и болезни Лайма. Увы, в столь благородном начинании я особо не преуспел. Уж слишком много этой нечисти развелось у нас. Но повеселился я тогда знатно. Слоняясь фактически от Калининграда до Владивостока, и самозабвенно распугивая геологов, туристов, медведей, тигров и прочую живность, я упорно пытался модифицировать отечественную популяцию клещей, настойчиво внедряя в этих, на редкость бесполезных паукообразных, вместо смертоносной инфекции информационную вирус-посылку. Кстати, в вынужденных перерывах между сложнейшими генетическими опытами, я упорно не оставлял бесплодных попыток разыскать Мисато в иных мирах. Даже до незабвенного Средиземья совершенно случайно добрался, но это уже крайне отдельная история, требующая неспешного и вдумчивого изложения, иначе многочисленные, преданные фанаты не простят мне столь вольного обращения со святыней и, вообще, иконой жанра! Еще, чего доброго, трансконтинентальный Джихад объявят! Так что об этом лучше в другой раз как-нибудь поведаю, не сегодня…
   Ну, а с клещами я провозился практически все лето, только под конец полевого сезона сдался, да и начало первого учебного года в МГУ было уже на носу, так что волей-неволей пришлось забросить дальнейшие, бестолковые опыты. Но мне все равно удалось достичь определенных успехов в данном фундаментальном экологическом проекте. До тридцати процентов обработанных мною кровопийц в первом же поколении стабильно успешно передавали укушенному человеку исчерпывающие знания одного из девяти, выбранных мною для эксперимента, земных языков. Но уже во втором поколении количество полезных клещей уменьшалось до жалких восьми процентов. Плюс, у вновь укушенных реципиентов неожиданно выявился досадный, сложно устранимый, побочный эффект, в виде ярко выраженного, рязанского акцента. Поэтому, я решил больше не искушать судьбу, и быстренько свернул всякую подобную, непрофессиональную деятельность. Нечего дилетантам лезть не в свое дело. Может, конечно, я и достиг неких сомнительных, незначительных результатов, и где-нибудь за Уралом еще осталось энное количество «полезных» кровососов, но вот рисковать с инновационной клещетерапией никому строго не рекомендую, та еще лотерея!
   Быстренько уладив все насущные, неотложные дела, залив как следует Электроникам в их светлые головы внушительные информационные массивы с иностранными языками, и кое-как успокоив «престарелых родителей», решительно двигаю в мое горячо нелюбимое «Шереметьево-2». Нынче мне предстоит долгий, утомительный, трансатлантический перелет, причем еще и со стыковочной пересадкой в Париже. А путь я теперь стану держать в Доминиканскую Республику. Жаль, конечно, что на прямой рейс от российских перевозчиков билета на нужную дату не нашлось, самый разгар туристического сезона! Ладно, хоть что-то приличное вообще смог раздобыть! Так что путешествовать теперь придется французскими авиалиниями. Ну, и черт бы с ними, потерпим!
   Главное, что наконец-то наметился яркий свет в конце тоннеля – порядком запарившего уже энергокризиса! Вся фишка в том, что посредством длинной серии недавних буллитов-медитаций по фирменной методике, мне неожиданно удалось обнаружить некий непознанный летающий источник так необходимого для МБТР чистого активного вещества, да еще в нешуточных количествах и редкой, «усиленной» валентности! Этот соблазнительный источник изобилия пребывает в перманентном движении-дрейфе вдоль семьдесят седьмого меридиана в западном полушарии. Причем уже очень давно дрейфует, траекторию не меняет. По непроверенным, косвенным данным этот таинственный объект не что иное, как четвертый, пропавший без вести, парящий город ватанов – Тат! Собственно, на его оперативный перехват я и выдвигаюсь в ближайшую, удобную точку оптимального сближения! Уж не знаю, какими судьбами его занесло к нам, почему до сих пор никто его не обнаружил, видимо, маскирующая магия ватанов и в нашем мире успешно фунициклирует! Одно мне удалось выяснить совершенно точно: двадцать восьмого января одна тысяча девятьсот восемьдесят шестого года Тат послужил истинной причиной гибели американского шаттла «Челленджер»! Вот такие пироги с ватанами! Интересно, а в самом Тате есть выжившие? Скоро все как следует, выясним, ну а пока стоит запастись ангельским терпением, ибо расчетная дата перехвата намечена на первое декабря! То есть в моем распоряжении почти целая неделя незапланированных, но от того не менее приятных, тропических каникул! Класс!
   Благополучно прибыв в международный аэропорт имени Шарля де Голля, от нечего делать брожу по тесной и неопрятной транзитной зоне. Местные дьютифри особо меня не интересуют: стандартный набор из косметики, парфюмерии и всевозможного алкоголя мне абсолютно ни к чему. Очень жаль скучно и абсолютно бездарно потраченного времени. Буквально все французы, попавшиеся мне сегодня на пути, вне зависимости от истинного этнического происхождения и социального статуса, отличались завидной надменностью и нездоровым снобизмом, неинтеллектуальным ни фига! Даже незамедлительно продемонстрированное, безупречное владение местным языком данного, удручающего положения особо заметно не переменило, и ожидаемых улучшений в отношении к моей, «крайне важной» персоне, увы, не наступило. Ы-ы-ы, насилу дождался объявления посадки на борт основного рейса. Ночной перелет через Атлантику ничем особо примечательным не запомнился, – плавали, знаем. Большую часть полета я беззастенчиво продрых. За пару часов до прибытия в конечный пункт назначения был цинично разбужен весьма симпатичной, но чрезвычайно навязчивой бортпроводницей-латинос. Видите ли, завтракать положено по расписанию, хоть ты тресни. Эх, следующий раз нужно будет наклейку «не беспокоить» все-таки присобачить на свой табельный плед, не зря же они в прилагаемом наборе валяются… Кстати, чего у французов из достоинств действительно не отнять, так это самых разнообразных, но вкусных сыров и выпечки. Это да – могут!
   – Эгей, люди! – выйдя на верхушку неспешно поданного трапа, озадаченно озираюсь кругом, даже лютую влажность воздуха не сразу заприметил. – Вы куда это меня завезли, спрашивается?! Это чего за хижины такие тростниковые? А аэропорт где?!
   – Месье, не извольте сомневаться, – сам капитан корабля вышел на мои возмущенные вопли, – точка прибытия – аэропорт Пунта – Кана, просто не обращайте внимания на местную, колоритную архитектуру. Это такой хитрый рекламный ход! Внутри все вполне современно, даже кондиционеры есть!
   – Хм, будем надеяться. А то что-то мне уже жарко! – да уж, жуткая влажность делает местный зной просто невыносимым. На редкость «приятное» сочетание, должен вам сказать. Ладно, не будем торопиться со скоропостижными выводами.
   Как и обещал наш капитан, просторные внутренности аэропорта сильно контрастируют с экзотической, показушно-тростниковой внешностью. Все более чем цивильно и удобно. Быстренько проскочив сонный паспортный контроль, благо визовый режим тут упрощен дальше некуда, а из багажа у меня с собой только ручная кладь в виде легкого спортивного рюкзака, одним из первых пассажиров выбираюсь под ласковое тропическое солнышко. Нет, все-таки придется потратить немного такой дефицитной нынче энергии на личный климат-контроль, а то эта выдающаяся влажность меня уже здорово раздражает! Скорее бы в океан окунуться, что ли!
   Проводив удивленным взглядом проезжающий мимо старенький, американский пикап, излишне перегруженный усталыми чернокожими «невольниками» с окрестных плантаций сахарного тростника, я уже совсем было вознамерился отловить такси посвежее, и поскорее умчаться в забронированный отель. Вдруг мое, скромное, внимание привлекает одна очень милая девушка, одиноко сидящая в густой тени ярких, рекламных щитов, на темно-вишневом, пластиковом чемоданчике. Белые шорты, красные майка и сандалики на длинных, красиво очерченных, загорелых ножках, фу-у-уф, хоть не очередная блондинка! Рыжая, блин! Огненно рыжая, с насыщенным медным отливом! Роскошная грива натуральных кудряшек аккуратно забрана в толстенный хвост и небрежно заброшена на точеное плечико. Огромные, на полголовы, солнцезащитные очки не позволяют разглядеть глаз прелестного создания, но я абсолютно уверен, они небесно-синие и торжественно печальные. Вообще, девица, несмотря на довольно юный возраст и великолепную физическую форму, находится в крайне тяжелом, предынфарктном состоянии пополам с острой, быстро прогрессирующей, депрессией. Странно…
   – Здорово, Светило! – еле узнал старую знакомую. – Какими судьбами?!
   – Виталька, это ты?! – искреннему удивлению вздрогнувшей девушки просто нет предела, впрочем, как и моему. – Не может быть! Я, наверное, сплю…
   – Ну, это вряд ли, тут скорее тепловой удар словить можно, – откровенно любуюсь естественной, фактически без косметики, красотой Светки, – хочешь, могу ущипнуть по-дружески! Только ты не дерись потом!
   – Хм, шуточки точно твои, – озадачено тянет она, поднимаясь во весь свой немалый для девушки рост, – значит, ты мне не снишься?
   – Ну что ты, я же тебе не крейсер «Аврора»!
   – Странно, – девушка, живописно сдвинув очки на самую макушку, все еще изумленно взирает на меня, – а почему я тогда тебя на нашем рейсе не видела? Ты что, первым классом летел?!
   – Хм, ну да, первым. Угадала, – не люблю хвастаться, особенно перед девчонками, впрочем, и ненужного вранья так же стараюсь по возможности избегать, ибо чревато, – просто я совсем другим рейсом прибыл. Ты ведь с Трансаэро, верно?
   – Ага, почти час уже тут… загораю…
   – Ясно, а я вот окольными путями сюда добирался, через Европу. Ладно, не суть важно. Ты чего такая печальная да тоскливая сидишь тут, да еще в гордом одиночестве? Что, встретить забыли?
   – Эх! Если бы…
   – Ну, так не грусти! – вообще-то, странно, Светка по жизни закоренелый оптимист-сангвиник, а тут что-то явно нечисто. – А то нос не будет расти!
   – Эх, Виталька… Долгая это история и невеселая ни разу… – глубокая печаль и вселенская усталость просто сочатся и обильно капают с каждого тяжкого слова, – ты лучше скажи, чего это ты тут делаешь? Для внеочередных сборов далековато вроде. Да и один ты, как погляжу, налегке, без команды и тренера.
   – А ты разве не в курсе? Я с футболом завязал наглухо, – чего это она тему разговора меняет так откровенно, с ментальным сканером обождем, не люблю я друзей «препарировать», – а в Доминикану на внеплановый отдых примчался, позагорать малость, от сурового Московского климата отдохнуть. Ты вот лучше скажи, не увиливай, чего такая смурная и тоскливая вся? Могу чем-то помочь?
   – Насчет футбола извини, правда не знала, – девушка как-то пристально смотрит прямо в глаза, оценивающе, я бы сказал, – помощь и в самом деле не помешала бы… Видишь ли, я на мели, совсем. Можешь меня домой отправить? Чем быстрее, тем лучше…
   – Даже так?! Но ты же только что прилетела! – вот это номер, блин. – Нет, так не пойдет, от друзей беды не утаишь! И даже не пытайся! А ну давай колись, чего такое приключилось с тобой?!
   – Говорю же, излишне долго, слишком занудно и неинтересно совсем. Если, и правда, можешь, только без напряга, купи мне, пожалуйста, билет до Москвы. – В таких прекрасных глазах плещутся синие-пресиние целые океаны слез, вот-вот прорвутся, – и, если можно, без всяких расспросов…
   – Хм, сурово, – по всему видать, откровенничать пациентка пока совершенно не готова, ладно, оставим пока. – ну что ж, вон пригородные кассы дальнего следования, давай попробуем вернуть тебя на Родину…
   Торопливо подходим к ближайшему, свободному продажному менеджеру. Светка неуверенно топчется за спиной, грустно вздыхает. Как здорово, что я в совершенстве владею испанским диалектом! Впрочем, с кассиршей долго объясняться не пришлось, но вот ее категоричный ответ на редкость удручает своим неприкрытым, вопиющим безразличием к нуждам особо страждущих. Ближайший, свободный билет, да еще на «кривой» рейс с пересадкой в Нью-Йорке, – аж на двенадцатое декабря! Без вариантов! Вот уж точно, горячий сезон…
   – Ну что скажешь, Семицветик? – пытаюсь заразительно улыбаться, но шокированную Светку ободрять пока совершенно бесполезно. – Первый класс, с усиленным питанием, как ты и хотела, берем?
   – Черт, почти целых три недели… Я же не потяну, даже на самую дешевую лачугу не хватит… Про хлеб насущный вообще молчу. Пожалуйста, уточни еще раз, может все-таки есть какой-нибудь чартер, пораньше?
   – Не-а, бесполезно! У них, видите ли, крупнейший партнер-авиаперевозчик спонтанно самообанкротился. Крупного скандала как-то умудрились избежать, но фактически все забронированные резервы успешно распроданы до конца декабря, этот-то билет кто-то буквально пять минут назад обменял на более поздний вылет, – безрадостно выдаю неутешительный вердикт после недолгих препирательств, уже со старшим менеджером смены. – Слушай, а чего ты паришься? У меня отель проплачен до четырнадцатого числа, первая линия, пять звезд, все как полагается. Номер просто огромный, не потеснишь, и не старайся! Гостевой диванчик в твоем полном распоряжении. Так что буду рад тебя пригласить!
   – Виталька, да пойми же ты, – несчастная девушка с трудом сдерживает клокочущие, требующие немедленного выхода, эмоции, – я же говорю, у меня фактически нет денег! Даже на такси не хватит…
   – Футы-нуты, а кто здесь о деньгах говорит?! – блин, вот ведь скромная барышня попалась, еще и вернуть все потраченное захочет, чего доброго. – ВСЕ дополнительные расходы на мне, и никаких обязательств, даже скрытых, с твоей стороны! Обещаю, приставать с непонятными намерениями не буду! С понятными тоже, слово офицера! Ну что, решайся уже давай! Берем билетик?
   – Все равно, столько хлопот из-за меня, – ы-ы-ы, вот ведь какая нерешительная Фам-Фаталь, ее еще и уговаривать долго надо, – неудобно как-то…
   – Неудобно спать на потолке, одеяло все время падает, – с превеликим трудом удерживаюсь от простенького, ментального вмешательства, а то так и привыкнуть недолго. – Слушай, Светило, не тяни время, а то сейчас и этот последний шанс пропадет, тогда вообще будешь у меня гостить до Нового Года! Впрочем, я-то как раз не против абсолютно! Итак?
   – Да! – в ее дивных очах сверкает предательская влага. – Берем!
   – Ну вот, совсем другой разговор, а то заладила…
   – Виталька, спасибо тебе огромное-преогромное! – горючие слезы таки нашли секретную лазейку в монументальном Светкином самообладании. – Просто слов нет! Спасибо!
   – Да ладно тебе! – скромно шаркаю ножкой, если честно, и сам рад безмерно такому нежданному, приятному обороту событий, одному бы явно скучно было на курорте бездельничать. – Всегда рад помочь.
   – Блин, аж не верится никак…
   – А-а, чего там. Вот, забирай, – торжественно вручаю взволнованной девушке вожделенные проездные документы и ее же загранпаспорт. – Итак, минус проблема. Плюс – радость неземная. Ну что, погнали в номера потихоньку?
   – Виталька, я никогда этого не забуду! – ну вот, так гораздо лучше, из прекрасных девичьих глаз наконец – то ушел проливной тропический циклон, опять ярко солнышко сияет, небушко блестит. – Как же здорово, когда есть настоящие друзья!
   – Это факт! – галантно подхватив общий багаж, стремительно увлекаю заметно повеселевшую девушку в сторону стоянки такси. – Ну, уж теперь-то точно все будет хорошо! Вперед!

Глава 5. Тат: подготовка

   Благополучно уладив все необходимые бюрократические дрязги на фронтдеск, наконец-то добираемся до вожделенного, кондиционированного номера. Вполне уютно и в меру просторно. Оценив по достоинству роскошный вид на безмятежную Атлантику, с нашего балкона на третьем этаже, ополоснувшись и переодевшись с долгой дороги, отправляемся обедать. В главном ресторане народу навалом, но нам без особых проблем удается занять удобный столик, подальше от шумной, ажиотажной суеты вокруг буквально ломящихся от разнообразной еды и напитков выставочных прилавков. Дождавшись официанта и скромно заказав простой водички и столовые приборы, ибо последние отчего-то отсутствовали на нашем столике, направляемся добывать пропитание. Потратив несколько минут на беглое изучение богатого ассортимента представленных нынче блюд, не мудрствуя лукаво, набираю две полные тарелки с горкой пряного жареного мяса без гарнира, плюс ананасовый фреш без ограничений и пару крупных кисло-сладких яблок. Будем по мере сил восполнять фактически исчерпанные личные ресурсы.
   – Ого! Неужели ты все это съешь?! – блин, переживаю легкий приступ острого дежавю. – Виталька, лопнешь же!
   – Как же, не дождешься! – ну, Светка, пожалуйста, только не надо всяких необдуманных пари предлагать. – Проголодался просто слегка. Ты вон тоже с горкой навалила!
   – Так у меня одни овощи, и ничего не с горкой! – девушка неуверенно улыбается, – Ну пара рыбок еще, но ведь маленькие же…
   – Так а я же шучу совсем! – все-таки она моя почетная гостья и родная сестра одного моего хорошего приятеля по футбольному клубу, следует быть предельно вежливым и ненавязчиво гостеприимным. – Приятного аппетита, Светило!
   После легкого обеда неторопливо дефилируем на вожделенный пляж, искупаться да позагорать. Незатейливая, в общем-то, процедура неожиданно становится для меня серьезным испытанием. Дело в том, что Света, даже в более, чем скромном, купальнике строгого, черного цвета выглядит настолько потрясающе, что мне приходится срочно мобилизовать все, разом разбежавшиеся по самым дальним, укромным уголкам острова остатки здравого рассудка, силы и воли. Дабы банально не уподобиться большинству местных, изголодавшихся по женской ласке, мужиков, откровенно пускающих густую липкую слюну при виде моей сногсшибательной спутницы. Я хоть пялился на ее выдающиеся, шикарные прелести не так откровенно, через раз даже взгляд удавалось отвести, чуть шею не вывихнул, блин! Да и слово я ей дал несколько опрометчиво, конечно. Эх, вот к чему приводит неоправданно долгая разлука с любимой! Черт, имеем дополнительный, увесистый стимул поскорее разыскать ненаглядную Мисато.
   Сосредоточиться на предстоящем визите в Тат просто нереально! Еле-как усмирив излишне разбушевавшиеся гормоны с феромонами, старательно втыкаю на окружающие живописные тропические красоты, старательно медитирую понемножку.
   Песочек беленький, водичка чистенькая, пальмы высокие, – благодать! Опять же, туристки разные, кругом деловито снуют в условно целомудренных бикини, через одну топлес, худо-бедно внимание от Светкиной роскошной фигуры отвлекают. Вовремя сориентировавшись, торопливо начинаю активный забор высококалорийной, солнечной энергии, которой кругом богато и совершенно бесплатно. Перед решительным марш-броском в неизвестность хоть как-то выправим никудышный энергобаланс.
   – Виталька, не обгоришь? – чего-то я слишком увлекся внутренним созерцанием, не задремать бы. – Уйди с солнцепека!
   – Не-а, нормально, – отрицательно машу короткой гривой, – у меня шкура чрезвычайно жаростойкая, проверено! Да и изначальная тонировка уже присутствует…
   – Слушай, ну обуглишься же! – заботливая Светка роется в полосатой пляжной сумке, достает какой-то яркий тюбик. – Ты уже час на пузе лежишь. Давай я тебя хоть кремом намажу!
   – Да все путем, Семицветик, не переживай! – нехотя меняю базовую позицию, а то, чего доброго, и правда намажет, так я ж тогда точно не сдержусь, блин, да и КПД поглощения солнечной энергии ощутимо упадет, – Через такую облачность злой ультрафиолет не опасен ни фига!
   – Ошибаешься! Как раз в такую обманчивую погоду больше всего и обгорают всякие разные упрямцы и иные неверующие туристы! До волдырей!
   – Ничего, не облезу, – с приложением известных, немалых усилий скромно смотрю ей в глаза, – ты сама будь поосторожнее: солнце тут дикое, не воспитанное, симпатичных девчонок больше всего не любит! Конопушками изойдешь вся…
   – Ага, а привлекательных молодых людей так вообще бешено ненавидит! – похоже, от ее депрессивной тоски не осталось и следа, вот такой она мне больше нравится. – Хватит уже бока отлеживать! Пошли купаться!
   Незаметно, исподволь, на мягких кошачьих лапках, тихонько подкрался знойный, томный вечер. Вообще, в тропиках темнеет довольно рано и на редкость быстро. Коварная проказница-ночь стремительно наваливается откуда-то сверху, с огромных раскидистых крон высоченных пальм, в один, могучий, глоток выпивая печальные остатки солнечного света, и заполняя все пространство вокруг густой патокой непроглядной тьмы. Если бы не обильная комплексная подсветка, на трехкилометровом, обезлюдевшем пляже нашего отеля можно было бы запросто потеряться и даже поиграть в «робинзонов», ну или во что-то более романтичное, кому чего по душе и настроению. Сегодня весь день было довольно пасмурно, но сейчас легкий устойчивый бриз умудрился разогнать низкие кучевые облака. Высокое иссиня-черное небо густо усеяно сверкающими драгоценностями многочисленных звезд. Восход громадной, бледной луны буквально завораживает, серебристая дорожка на мерно вздымающейся глади обманчиво спокойного океана. Она настойчиво манит в таинственные пучины древней бездны, таящей в своих глубинах равно как животворящее начало, так и безжалостную смерть.
   Нарезвившись и назагоравшись за целый день, лениво бредем по самой кромке прибоя. Ласковые пенные волны ненавязчиво щекочут босые пятки. Откуда-то со стороны бара отчетливо доносится зажигательная, веселая сальса, часто перемежаясь с не менее яркой, стремительной бачатой, меренге и прочими задорными, латиноамериканскими стилями-ритмами. Решаем немного покачаться в широком плетеном гамаке. Морально готовлюсь к нелегким тактильным испытаниям. Метрах в двухстах от берега, неторопливо, как во сне, проплывает белоснежный, весь в огнях и танцевальной музыке, большущий, круизный катамаран. Палубная публика старательно веселится и гуляет, не желая отставать от сухопутной братии.
   – Вот никогда бы не подумала, что когда-нибудь окажусь в таком волшебном месте… – девушка, совершенно очевидно, пребывает в нежных объятьях прекрасной Афродиты на пару с озорником-Амуром, хм, многообещающее начало, то ли еще будет… – Виталька, скажи, только честно. Почему ты решил мне помочь?
   – Хм, странный вопрос, – блин, понеслась душа по кочкам, теперь только держись, – я-то, олух наивный, думал, что все более чем очевидно и особых, специальных комментариев не требуется…
   – И все-таки… – у-у-у, какой же у нее взгляд красноречивый!
   – Думаешь, стоит раскрывать все карты, вот так, в лоб? – лежим в глубоком, уютном ковше гамака фактически в обнимку, Светкины кудряшки коварно щекочут уязвимые щеку и шею. – Может, сохраним интригу?
   – Думаешь, я не заметила, как ты на меня сегодня смотрел?
   – Э-э, каюсь, виновен, – хм, и не поспоришь, блин. – Хотя, признайся, ты та еще вероломная провокаторша! И то, что половина взрослого населения пляжа так же беззастенчиво любовалась твоей неземной красотой, это тебя особо не смущает, да?
   – На всех этих раскормленных и двуличных туристов мне глубоко начхать, – прижав колени к груди, Светка усаживается в пол-оборота ко мне, чтобы было удобнее контролировать мои психофизиологические и кожно-гальванические реакции. – Для меня сейчас предельно важно лишь твое личное отношение и скрытая мотивация…
   – Ну что тут можно сказать? Ты мне нравишься! О да, и еще как нравишься, причем давно, еще с самых первых дней нашей самой первой встречи. Тогда, на дне рождения у Андрюхи, ты меня буквально сразила наповал, до сих пор как тяжелоконтуженный в твоем присутствии…
   – Ну да, а по тебе и не скажешь, – странно, но в ее дрогнувшем голосе и смутных обрывках сбивчивых эмоций сквозит явное разочарование пополам с некоторой досадой. – Я, конечно, догадывалась, что нечто такое подобное, волнительное оказываю на всех друзей своего младшего братишки… С девчонками еще прикалывались… Да чего там, вся ваша команда поголовно, причем полностью, включая второй состав, была в той или иной степени, но по уши влюблена в меня, буквально по пятам косяками ходили, под балконом ночи напролет серенады распевали! Про тренеров и прочий околоклубный персонал вообще молчу! Я из-за этого с Андреем фактически перестала общаться, блин…
   – Эх, Светка-Светик-Семицветик! Ну кто ж виноват, что Всевышний так щедро наградил тебя столь вопиющими внешними данными? – робко пытаюсь пошутить в присутствии своего давнего предмета воздыханий. – По идее радоваться нужно…
   – Ага, порадуешься тут…
   – Вот щас не понял, – действительно не понял, – извини, ты что, и в самом деле расстроилась в этой связи?
   – Расстроилась? – успешно зарабатываю очередной многозначительный, но ни фига не понятный, пылкий взгляд обворожительной девчонки. – О нет, это только часть эмоций!
   – Объясни!
   – Нет, не спорю, конечно, жутко приятно быть «вселенским» центром обожания и слепого поклонения для толпы трогательных подростков с фонтанирующими гормонами. Но лишь до той поры, пока данное повальное увлечение не переходит некие разумные рамки границ! Ведь только одними пылкими признаниями и искренними предложениями руки, сердца и прочих, не менее важных, органов дело не всегда оканчивалось…
   – Хм, ты это на что сейчас намекаешь? – так, кажется, начинает кое-что проясняться. – Постой-ка, выходит, давешнее твое непростое, затруднительное положение прямое следствие подобных, слегка зашкаливших, чюйств?
   – Ну да, – от неприкрытой горечи в ее голосе аж злобные пупырчатые мурашки продирают вдоль, по всей шкуре, – помнишь папашу Славки Василевского?
   – Ну да, такой с залысинами, глазки еще такие водянистые. Мутный мужик…
   – Вот-вот. Мутный, это ты точно сказал. Мало того, что сам Славтяй в последнее время мне просто проходу не давал. Так еще и его отец туда же, козел похотливый! Я, разумеется, как смогла, предельно вежливо послала обоих сразу. Так, представляешь, они сговорились на пару и решили мне жестоко отомстить. Это я только сегодня утром узнала, кому я обязана настолько оригинальным розыгрышем… Короче, развели меня, как распоследнюю лохушку… Аж руки трясутся, как вспомню!
   – Погоди, я все равно не догнал, – эвон как оно все у них не просто да коварно. – Так каким образом они тебе решили насолить-то?
   – Да-а, банальная непруха. Со мной резко приключилась досадная череда сплошных неудач и разочарований. А кое-кто этим вероломно воспользовался…
   – Ну, ты рассказывай, рассказывай, чего уж.
   – Короче, сначала с парнем своим, Кириллом, разругалась в дымину, через это хорошей работы лишилась. Это ведь он меня на радио устроил. График удобный, платили нормально, да и сама работа интересная, мне нравилось… А потом все как-то навалилось разом, еще и сессию чуть не завалила, едва вытянула, а мне еще дипломную писать давно пора…
   – А на другие станции устроиться не пробовала? А на телевидение? У тебя же опыт такой…
   – Да у них там своя мафия. Кир, мерзавец, меня в какой-то их особый черный список внес, так что на Казакова, 16 мне дорога заказана, не говоря уже про Останкино…
   – М-да, ужасно грустно, – исправившееся было Светкино настроение, опять стремительно низвергается в заполярные регионы хандры и уныния. – А дальше?
   – А дальше и того веселее, когда начали финансы поджимать, стала я по всем возможным собеседованиям и интервью ходить, да все без толку, – Светка, трогательно обняв коленки, отрешенно смотрит в некую загоризонтную точку. – Директора да прочие руководители с заместителями, только завидев, фактически с ходу открыто и цинично предлагали в любовницы записаться. Ты себе представить не можешь, сколько мерзости и дряни водится среди офисного «планктона»…
   – Да уж, у нас народ такой, – дай только до власти и денег дорваться, сразу из себя таких бояр вперемешку со столбовыми дворянами корчить начинают… И забавы у них тоже барские-боярские, поистине с мещанским размахом, блин.
   – Это точно, – опять Светило загрустило, сидит, носом шмыгает. – Короче, на днях звонит одна моя «хорошая» подруга и говорит, мол, слышала, тебе бабки срочно нужны. И предлагает такую «вкусную замануху»: якобы она сейчас находится тут, в Доминикане, на засекреченном кастинге одной невероятно именитой и солидной транснациональной корпорации, регулярно обновляющей свой громадный штат фотомоделей. А у меня реально же кризис, впору официанткой в какой-нибудь фастфуд наниматься… Мне даже ноутбук пришлось продать, чтобы на билет наскрести. Вика, дрянь такая продажная, наобещала золотые горы, персональный лимузин в аэропорт, дорогие виллы с яхтами и съемки нон-стоп в условиях, приближенных к эталонам Баунти… В общем, в уши умело въехала, я до самого последнего момента и не заподозрила ничего. Звоню ей уже из Пунта-Каны, а трубу Славкин папаша берет и глумиться начинает… Меня реально чуть на псих не пробило. Здесь ведь даже консульства российского нет. Ну, думала, все, бомжевать буду… Пока Андрюха или родители не заберут отсюда, черт, стыдно-то как…
   – Ладно тебе, не расстраивайся так, все же обошлось вроде, правда, вот с работой у тебя пока все равно туго, – да уж, ничего себе интрижка с далеко идущими последствиями. – Но ничего, и эту неприятность одолеем, придумаем чего-нибудь…
   – Спасибо тебе, Виталька, – опять сквозит явная напряженность в позе, интонации и общем эмоциональном фоне «пациентки», – здорово выручил, сейчас вот сидишь, мои жалобные хныканья слушаешь, утешаешь еще…
   – Ну да, знаешь, только одного пока постичь не могу, – пристально смотрю в обворожительные и печальные «эти глаза напротив», – чего ты так напряглась-то? Из-за моего, более чем скромного внимания, к твоим неоспоримым, выдающимся достоинствам? Неужто всерьез опасаешься, что я успешно повторю бесславный «подвиг» Славтяя и его недостойного родителя?!
   – Прости, – Светка виновато смотрит на меня. – Наверное, я слишком плохо о людях сужу… Очень уж часто обжигалась, вот и не верю через это никому…
   – Я же тебе слово дал, – эх, вот ведь дурында кудрявая. – Светило, да, ты мне очень-очень нравишься! Даже более того, ты верно сказала, я был безнадежно влюблен в тебя. Так и что с того? Все проходят через подобные юношеские испытания первой, часто недосягаемой и неразделенной любви. Теперь мы вполне себе взрослые люди, чтобы, сохранив теплоту отношений, просто оставаться хорошими друзьями. Друзья на то и друзья, чтобы в трудную минуту помочь, причем заметь, абсолютно бескорыстно! Короче, хватить себе и мне мозги выносить по подобным, ерундовым пустякам. Кстати, вот чтоб ты знала: у меня уже давно есть любимая девушка. Правда, мы сейчас переживаем нелегкое испытание длительной разлукой, но это совершенно не повод накидываться на первую попавшуюся, сногсшибательную рыжую красотку, или безуспешно пытаться реанимировать прошлые, односторонние отношения!
   – А ведь и в самом деле повзрослел, – опять ни фига не пойму я этих непоследовательных женщин. – Жалко, что у нас с тобой такая большая разница в возрасте… С тобой бы у нас, пожалуй, могло бы что-то получиться… серьезное…
   После неизбежных, душещипательных выяснений отношений и незамедлительно последовавшей затем расстановки надлежащих точек над «ё» нам, наконец, удалось достичь того сомнительного баланса в общении между разнополыми партнерами, которое опрометчиво называют дружбой между мужчиной и женщиной. Худо-бедно, но нейтралитет соблюсти удалось.
   Между тем время на заслуженном отдыхе летит совершенно незаметно. Регулярные обильные солнечные подзарядки и усиленное питание самым благотворным образом повлияли на состояние внутренней энергетики. Да и Тат уже настолько близко, что я его совершенно четко ощущаю уже без всяких медитаций. До момента встречи с прекрасным остаются считаные дни, а я все еще не выдумал толкового способа попасть на борт парящего города. Не знаю, какими выдающимися идеями руководствовались хранители города, но загнали они свой парящий остров на такую высоту, до которой не всякая птичка допорхнет. Семь тысяч метров – это вам не шуточки. Там и дышать-то без спецсредств затруднительно…
   Вчера мы в составе российской группы туристов, в рамках познавательной экскурсии, посетили стольный град Санто-Доминго. Довольно интересно, но очень утомительно, из всего предложенного к осмотру только маяк имени товарища Колумба и запомнился. Сегодня же у нас запланирована водная прогулка по Карибскому морю. Прибыв в назначенный порт и погрузившись на прогулочный катамаран, неспешно идем вдоль юго-западного побережья. Очень живописно и даже романтично. Говорят, если как следует понаблюдать за морем, то можно насчитать аж целых шестьдесят четыре оттенка цвета морской воды. На деле проверять не стал, и без того было, на что посмотреть в те недолгие минуты, когда Светки рядом не было. Купальники у нее все как один скромные и даже несколько старомодные, но вот тело ее прекрасное ни фига не укрыть от окружающих, разве что плотной паранджой навыпуск! Так что истинное количество оттенков карибских волн осталось для меня так и непознанным.
   После многочисленных остановок с целью искупаться в самых живописных местах, наловить на обед разнообразной морской нечисти в виде морских звезд, лангустов и прочего непотребства, прибываем в одну очень необычную и крайне интересную географическую точку. Здесь официально встречаются Атлантический океан и Карибское море. А на самом их перестыке, в стародавние времена, образовалась естественная отмель площадью под два-три футбольных поля. Воды там в самом глубоком месте по колено взрослому, но зато вокруг этого вопиющего безобразия – натуральные бездонные пучины, таинственные и завораживающие. До ближайшего настоящего островка – с пару десятков кабельтовых, то есть что-то около двух морских миль. Оригинально!
   Стоя лицом на юг, всматриваюсь в безбрежную, подернутую легкой дымкой, голубую даль. Где-то там, уже совсем близко, на высоте приличного горного пика, неспешно дрейфует невероятная каменная громада, таящая в своем чреве бесчисленные загадки, а, возможно, и очень важные ответы. Одно ясно, совершенно точно. В самом сердце древнего города теплится колоссальный источник, так необходимой мне жизненной энергии. Ну да, ватаны же слывут большими специалистами и признанными мастерами по части природной магии. Не удивительно, что они самостоятельно смогли освоить и успешно применяют сложную, «биотахионную» технологию, конечно, на свой, исконно ватанский манер.
   – На что это ты так пристально смотришь? – беспечная Светка с любопытством выглядывает у меня из-за плеча. – Там же нет ничего! Только море до самого горизонта…
   – Не море, а океан…
   – Э-э, ну да, Атлантика, – слегка смутившись, Светка, неожиданно крепко обхватив меня, приникает всем телом, – А ну давай колись, я за тобой уже давно заметила. Ты вот так часто иной раз как задумаешься, и лицо еще такое серьезное, даже меня не замечаешь, бессовестный. Признавайся, чего удумал?!
   – Ты хоть понимаешь, что я теперь ни о чем ином, кроме твоих волнительных упругостей и выпуклостей, думать не смогу? – нет, ну что за коварство такое, зачем она меня постоянно провоцирует. – Ты о чем только что спрашивала?
   – Нет, так не пойдет! Не увиливай от ответа! – коварная Светило продолжает цинично совращать малолетних излишне плотными тактильными контактами. – Давай уже, рассказывай!
   – Пока рано, я еще не все нюансы продумал…
   – Так хоть общую концепцию объясни!
   – Хм, ну только если общую… – нет, все-таки не буду ей весь расклад выдавать. Даже если и поверит, не отмашешься от нее потом, еще чего доброго за мной увяжется. – Понимаешь, Семицветик, как это ни грустно, но довольно скоро мне придется тебя покинуть. Резко планы поменялись. Завтра вечером, ну или под утро следующего – это самый край. Но ты особо не переживай, наш номер полностью оплачен, обратный билет у тебя на руках и денег я тебе оставлю, чтоб не скучала…
   На удивление, Светка восприняла данную весть относительно спокойно, без особых истерик и томных придыханий. Просто безапелляционно заявила, что отправится со мной, куда бы я ни собрался, ибо чует ее женское сердце, что мне помощь потребуется. Долгие пылкие уговоры, красноречивые взывания к совести и даже низкий шантаж, увы, не помогли ни разу. Потому, скрепя сердце, пришлось-таки прибегнуть к точечной ментальной коррекции мотивационной матрицы поведения. Попутно, совершенно случайно, выявилась одна довольно неприятная вещь. Насчет сильно озабоченного Славки и его распутного родителя скромная Света, мягко говоря, немножко преувеличила. Из всего, поведанного ею ранее, душещипательного, истиной оказался лишь ее затяжной финансовый кризис, да определенные сложности в трудоустройстве. Ну а с настоящей целью посещения Доминиканской Республики все не так однозначно. Оказывается, у нее был устный уговор с неким иностранным коммерсантом на счет оказания эскорт услуг, в том числе и интимного характера. Правда, «кидалово» получилось вполне себе настоящим. Причем без вероломных подстав со стороны некоторых Светкиных подруг тоже не обошлось, ну и подружки у нее – полный «ахтунг»! Но это уже незначительные частности пополам с грустными нюансами. Вот и верь, блин, после этого женщинам! Черт возьми, да я же теперь на всю жизнь в них разочаруюсь…
   Вечером, благополучно вернувшись в отель сразу после плотного ужина, начинаю потихоньку собираться в дальнюю путь-дорогу. Сердитая Светка, уютно обосновавшись на балконе, отчего-то дуется на весь белый свет и активно на красное вино налегает, да еще обильно запивает его «Махитос», гурманка блин! Как бы через это непристойность какая-нибудь не приключилась. Еще раз возиться с ментальным сканером откровенно «влом». После сегодняшнего, досадного казуса у меня что-то окончательно пропала охота копаться в «дружественных» мозгах, так и до ярко выраженного параноидального синдрома докатиться недолго. Видимо, стоит ввести дополнительный, строгий мораторий на данную аморальную процедуру…
   Богатый список предлагаемых на фронтдеск экскурсий навел меня на одну здравую мысль касательно покорения заоблачных вершин, точнее, посещения «незалежного» Тата. Простая получасовая вертолетная прогулка вдоль побережья может достаточно легко превратиться в увеселительную поездку в парящий город ватанов. Вот только имеется одна мелкая загвоздка: полетный потолок широко представленных, гражданских моделей геликоптеров не позволяет осуществить данную задумку. Имеем недвусмысленное ограничение по высоте в четыре тысячи метров. Мягко говоря, некоторый недолет выходит. Одновременно контролировать пилота и оперативно добавить кинетики тяжелому летательному аппарату – достаточно затруднительно и опасно, можно банально перестараться и не долететь до места назначения. Я уже не говорю, что придется обратно соблюдать строгий режим «стелс» пополам с «инкогнито». Угон целого вертолета, даже в сугубо мирных целях, терроризмом попахивает, однако…
   Черт, видимо, ничего лучше, чем банальное похищение вертушки, все равно не выдумаю, да и времени уже фактически нет. Тат на подлете. Попробовал было «прозвонить» городскую систему транспортных лучей, которой обладает каждый парящий остров ватанов, но совершенно безрезультатно – она заблокирована или вообще полностью выведена из строя. Другие, имеющиеся под рукой, летательные средства еще менее эффективны и малопригодны для десантирования на Тат, чем окрестные вертолеты. Эх, ну вот не хотел я с вояками связываться, да видно никуда не деться, придется посетить какую-нибудь местную военную авиабазу. Боевые вертушки, они покрепче и понадежнее будут. Будем надеяться: через местное раздолбайство, вопиющую халатность и полное пренебрежение уставом, добыть вожделенное транспортное средство не составит особого труда. Еще бы раскапризничавшаяся Светка не хандрила так откровенно, вот бы совсем красота вышла полнейшая.
   Весь следующий день старательно отдыхаю, набираюсь сил и морально готовлюсь к нелегкому восхождению на семитысячник. Чтобы ночью судорожно не метаться в тщетных поисках подопытного пилота, и не снимать впопыхах профессиональную летную матрицу, оперативно посещаю ближайшую гражданскую площадку. За неполных полчаса обзавожусь обширными, исчерпывающими познаниями в области вертолетовождения. Так, ну теперь вроде совсем готов к ночным приключениям. Осталось только, как следует, с Семицветиком распрощаться, и дальше только вперед, на абордаж!
   

notes

Примечания

1

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →