Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Каждый палец человека за время жизни сгибается примерно 25 миллионов раз.

Еще   [X]

 0 

Прага. Короли, алхимики, привидения и… пиво! (Розенберг Александр)

Прага – город с великолепной панорамой и огромным количеством живописных мест и уголков, город легенд: о святых и королях, мастерах и алхимиках, исчезающих улицах и таинственных домах, о глиняном Големе и многочисленных пражских привидениях. А чешская пивная может поразить воображение необычностью интерьера, а подчас и шокировать не слишком-то пуританскими картинами и текстами на стенах. Впрочем, в Праге есть пивные на все вкусы: для студентов и для людей старшего возраста, для сексуальных меньшинств и для поклонников Толкиена, для диджеев или художников; есть такие, где собираются только поляки или только итальянцы.

Год издания: 2013

Цена: 89.9 руб.



С книгой «Прага. Короли, алхимики, привидения и… пиво!» также читают:

Предпросмотр книги «Прага. Короли, алхимики, привидения и… пиво!»

Прага. Короли, алхимики, привидения и… пиво!

   Прага – город с великолепной панорамой и огромным количеством живописных мест и уголков, город легенд: о святых и королях, мастерах и алхимиках, исчезающих улицах и таинственных домах, о глиняном Големе и многочисленных пражских привидениях. А чешская пивная может поразить воображение необычностью интерьера, а подчас и шокировать не слишком-то пуританскими картинами и текстами на стенах. Впрочем, в Праге есть пивные на все вкусы: для студентов и для людей старшего возраста, для сексуальных меньшинств и для поклонников Толкиена, для диджеев или художников; есть такие, где собираются только поляки или только итальянцы.
   Эта книга – не просто путеводитель с указанием того, как добраться до той или иной достопримечательности или «места проживания» знаменитого привидения. Эта книга позволит окунуться в истинную атмосферу Праги, таинственную и причудливую…
   Адресована широкому кругу читателей.


Александр Розенберг Прага: короли, алхимики, привидения и… пиво!

Жемчужина в сердце Европы

   Удивительно сохранившееся богатство исторических памятников города создает неповторимую, чисто пражскую атмосферу и особый колорит исторической столицы, где прошлое переплетается с настоящим, фантастическое – с реальным, красота – с причудливостью. На улицах Праги каждый чувствует, что здесь и по сей день присутствует ее genius loci – дух, или гений места, чего, увы, уже нельзя сказать ни об одной из остальных столиц Европы.
   Чехи пришли в Прагу не первыми – со II века до н. э. там уже побывало кельтское племя, называемое бои. Потому Чехия и звалась Богемией. Спустя 400 лет кельтов-боев оттеснили на север. Слово «прага», по некоторым версиям, тоже связано с кельтами. Кельтские друиды совершали жертвоприношения, сжигая жертвенных животных на ритуальных кострах. «Пражить» в переводе – «предавать огню». Есть и другая версия – река Влтава, пересекающая Прагу, обильна бурными порогами (по-чешски prah).
   Совсем неподалеку от Пражского Града, возле исторического центра города, одна из экспедиций нашла кельтские дольмены и мегалиты с кельтскими символами. На окраине Праги обнаружилось самое крупное кельтское поселение под названием Зависть. К настоящему времени от него остался лишь круг, выложенный из камней.
   Сведения о кельтах и их жрецах-друидах очень скудны и в то же время внушают страх, особенно когда речь идет о магии и жертвоприношениях – не всегда в них участвовали жертвенные животные. Друиды поклонялись камням, Луне, дубу и омеле и верили в бессмертие души. Кроме того, они предсказывали будущее. В баварско-чешском пространстве кельты возвели около 300 культовых и жертвенных сооружений. Конечно, кельты занимались не только колдовством: искусные металлурги, ремесленники, горняки, они завершили в Средней Европе древнейший период развития цивилизации.
   Конец их истории известен: легионы Цезаря уничтожили 800 городов, по новейшим подсчетам французских ученых, легионеры истребили или взяли в рабство примерно два миллиона человек. Кельтские племена на западе Европы сошли с исторической сцены.
   Кто пришел в Чехию после кельтов? Славянская легенда рассказывает о трех братьях, вождях трех славянских племен, их звали Чех, Лях и Рус. Однажды они решили найти для своих племен новое обиталище, и втроем отправились в долгий путь через всю Европу. Через несколько дней путешествия Рус нашел себе местность по вкусу и воскликнул: «Мне и моему племени это вполне подойдет». Они остались – и стали называться русскими, а их территория – Россией.
   Двое других братьев продолжили путь, пока не забрались высоко в горы, называемые Ржипскими. Сверху открывался прекрасный вид, и Чех вскричал: «Вот она, земля молока и меда! Я и мое племя остаемся здесь!» Видимо, его племя осталось очень довольно выбором, потому что с тех пор стало в честь вождя называться чехами. А Лях со своим племенем продолжил путешествие, пока не добрался до местности, ставшей впоследствии Польшей.
   После смерти Чеха его племя выбрало нового вождя по имени Крок. У него было три дочери, младшая из которых, Либуше, стала править чехами после смерти отца. Она возвела на берегу Влтавы крепость под названием Вышеград и сделала ее своей резиденцией. Совмещая обязанности правительницы и пророчицы, Либуше время от времени делала судьбоносные предсказания. Поскольку некоторые из ее подданных-мужчин то и дело изрекали что-нибудь вроде «Курица – не птица», «Волос долог, а ум короток», Либуше сочла, что пришло время правителя-мужчины, и сделала предсказание на этот счет. Она отправила группу людей на поиски подходящего кандидата. В ее видении он должен был обитать в долине и пахать землю. Все так и вышло – люди Либуше обнаружили в поле Пршемысла-пахаря, который, женившись на ней, стал первым чешским князем. От него пошла династия чешских Пршемысловичей.
   Когда посланцы отправились искать будущего правителя, Либуше сделала еще одно предсказание. Она вышла на Вышеградскую скалу, вгляделась в прекрасную долину и изрекла знаменитое пророчество о Праге: «Вижу город великий, что славою вознесется до небес…»
   Новый город должен быть заложен «на скале именем Петршин, неподалеку от потока Бруснице», там, где сейчас находится пражский район Градчаны. Туда и было послано Либушино посольство. Город должны были назвать тем словом, которое скажет посланцам в долине первый встреченный ими человек (мероприятие, согласитесь, довольно рискованное). Тем не менее все обошлось благополучно – первым оказался домовитый хозяин, тесавший деревянный порог своего дома, и на вопрос: «Что ты делаешь?» – он ответил «Порог». То есть prah.
   На этом месте чехи основали Пражский Град, ставший резиденцией Пршемысловичей и положивший начало строительству Праги. Вскоре ее слава действительно «вознеслась до небес». Так рассказывается об основании Праги в знаменитой «Чешской хронике» Козьмы Пражского (до 1125 г.)
   Либуше выбрала для Праги очень удачное место. Она находится не только в центре Западной Европы, но и прямо посередине исторических чешских земель. К тому же это место издавна было точкой пересечения важнейших торговых путей – с востока (Киева и Польши) на запад и с юга (Италии, Византии) на север.
   По мнению ученых, история Праги складывалась не совсем так, как рассказывают летописи. Она началась с момента основания Пражского Града между 880 и 890 годами князем Борживоем из рода Пршемысловичей. В первой половине X века на противоположном берегу Влтавы возникла вторая крепость Пршемысловичей – Вышеград. Вокруг крепостей постепенно разрастались поселения – из хроники летописца Козьмы Пражского известно о пригородах Вышеграда и Пражского Града, о селениях немецких, романских и еврейских купцов, расположенных на этой территории.
   К XII веку из двух крепостей вырос большой город, в котором четко обозначились: Пражское Место (позднее – Старое Место), чуть позже – Новое Место (с XIV века названное Меньшим Местом, или Малой Страной). На XIII век приходится и расцвет еврейского гетто.
   При короле и императоре Карле IV (1346–1378) Прага превращается в столицу средневековой Римской империи. При нем строятся первый в городе заальпийский университет, Новое Место пражское, знаменитый Карлов мост с мостовыми башнями, здание Староместской ратуши, монастырь на Слованех (Эмаусы) и другие шедевры архитектуры. Прага периода правления Карла IV превратилась в блестящую столицу, выстроенную в стиле высокой готики, в один из крупнейших городов Европы того времени.
   В XV веке Прагу сотрясали Реформация, революция и гуситские войны. Но город продолжал расти – достраивался собор Девы Марии перед Тыном, выросла Пороховая башня, к Староместской ратуше пристроили новый фасад со знаменитыми астрономическими часами.
   Привилегированное положение Праги пошатнулось в 1526 году, после вступления на чешский престол первых Габсбургов. В 1547 году король Фердинанд I сильно потеснил пражан, лишив их хозяйственного и политического влияния. Но, несмотря на репрессии, Прага продолжала развиваться и строиться, но уже в ренессансном стиле. В Прагу стекались торговцы, банкиры и строители из Италии. После того, как в 1541 году на левом берегу Влтавы случился большой пожар, в городе один за другим стали появляться дворцы аристократов.
   В 1583–1612 годах Пражский Град стал резиденцией Рудольфа II – мецената, ученого, проявлявшего большой интерес к алхимии и другим тайным знаниям. Ко двору стекались художники и ученые со всех концов Европы. В Праге в ту пору жили и работали астрономы и математики Тихо Браге и Иоганн Кеплер, скульпторы и художники Адриен де Врис, Ганс ван Аахен, Джузеппе Арчимбольдо и Бартоломей Спрангер, алхимики Джон Ди и Эдвард Келли, а также ученые-каббалисты, в числе которых был раввин Лёв – создатель легендарного Голема. После 1600 года Прага императора Рудольфа превратилась в крупный, полный блеска город с 60 000 жителей.
   Но все хорошее когда-нибудь кончается. В 1620 году чешские сословия вновь восстали против Габсбургов. После решающей битвы на Белой горе, где восставшие были разбиты, пражские города подверглись новым репрессиям и насильственной рекатолизации. Протестанты покидали Прагу, а вскоре ее оставил и императорский двор, переместившись в Вену. Но Прага, превратившаяся из столицы в провинцию, продолжала расти – на сей раз в стиле барокко.
   После декрета Иосифа II от 12 февраля 1784 года четыре самостоятельных пражских города – Старое Место, Новое Место, Малая Страна и Градчаны – объединились в единый город – Прагу, снова ставшую центром культуры и чешского национального возрождения. В 1787 году в Ностицком (Ставовском, т. е. Сословном: от stav – «сословие») театре впервые была поставлена опера В. А. Моцарта «Дон Жуан». В этом же театре давал концерты Бетховен.
   В XIX веке Прагу стали модернизировать по образцу крупных западноевропейских городов. Вместе с чешской культурой развивалась и немецко-еврейская: в Праге жили и творили Кафка, Рильке, Верфель, Мейринк, Киш и другие. Не обошли вниманием Прагу Эйнштейн, Малер, Эрнст Мах.
   В 1918 году Прага стала столицей независимой Чехословацкой республики. И продолжала расти. Этот период обогатил городскую архитектуру чешским модерном (сецессион), кубизмом и другими авангардными течениями 1920-1930-х годов.
   Период строительства в 1939 году закончился периодом разрушений – после вторжения немецких войск. Во время войны было уничтожено или повреждено множество исторических памятников.
   За время коммунистического правления, о котором чехи не любят вспоминать до сих пор, город тем не менее обогатился тремя линиями метро, двумя новыми мостами (Нусельским и Баррандовским), большими универмагами, да и с реставрацией памятников все было в порядке. «Бархатная революция» в ноябре 1989 года принесла политические и экономические перемены, а заодно способствовала превращению Праги в мировой туристический центр.
   Сегодня Прага – вполне современный город и в то же время город вневременной. Это и порог, и перекресток всех эпох, которые она пережила. Словно они не исчезали одна за другой, а продолжали жить в узких улочках и величественных храмах, в старых камнях булыжных мостовых и астрономических курантах, в скульптурах Карлова моста и надгробиях еврейского кладбища. За эту особенность Прага очень любима киношниками всех стран – в ней снимаются исторические фильмы, время действия которых – Средние века, эпоха Возрождения, XVII–XIX века, а место действия совершенно не имеет значения. Это может быть и Лондон, и Париж, и все, что угодно. Реальность Праги – это реальность детского сна: даже в первый приезд вас не оставляет ощущение однажды (или не однажды) виденного… во сне. Недаром фантастические «Хроники Нарнии» тоже снимались именно здесь.
   Прага давала щедрую пишу всем видам искусства – еще в начале XX века в ней начали снимать кино. Легенды Праги наиболее активно переносили на экран немцы и австрийцы, то есть те, кому эти легенды, при всей их близости к германской культуре, все же представлялись необычными и странными. Немецкий режиссер Пауль Вегенер снял здесь фильмы «Пражский студент» и «Голем», вошедшие в историю мирового кинематографа. Прага в них – не фон, а главное действующее лицо.
   В Праге родились и жили знаменитые режиссеры Милош Форман и Иван Ройтман («Охотники за привидениями»). Форман снимал в Праге своего «Амадеуса», в котором Том Хальс в роли Моцарта нетвердой походкой передвигается по узкой улочке Thunovska на Малой Стране. Выбор Праги в качестве места съемок был несомненной удачей – поскольку премьера оперы Моцарта «Дон Жуан» состоялась в пражском Сословном (Ставовском) театре.
   В 1988 году был экранизирован мрачноватый роман другого знаменитого пражанина, Милана Кундеры, – «Невыносимая легкость бытия», и действие, и съемки которого тоже проходили в Праге. Главные роли сыграли Жюльетт Бинош и Дэниэл Дэй Льюис.
   В фильме «Из ада» о Джеке Потрошителе, снятом братьями Хьюз, Прага играет роль Лондона, в «Отверженных» – роль Парижа (роль парижских катакомб исполняют канализационные трубы Градчанской площади). В «Идентификации Борна» Прага (улицы Йиндржижка и Панска) изображает Цюрих.
   Прага в качестве Праги снята в боевиках «Миссия невыполнима» (съемки происходили на острове Кампа, на Староместской площади в воздух эффектно взлетали рестораны, а роскошный прием в начальных кадрах триллера снимался в интерьере Национального музея) и «Снайпер» с Дольфом Лундгреном в главной роли. В сцене преследования он совершает прыжок с одного из зданий Пражского Града и фантастическим образом приземляется за несколько километров, на крыше Национального театра. Впрочем, в Праге возможно все.
   Сочетания средневековья и современности иногда очень забавны. На острове Кампа есть самая узкая пражская улочка, специально оборудованная светофором, чтобы на нее не выходили одновременно с противоположных концов – в этом случае прохожие разойдутся, только если один будет пятиться задом. Если спуститься по ней до конца, на небольшой площадке можно обнаружить престранную скульптуру двух писающих мужчин, смотрящих друг на друга. Говорят, струйки управляются при помощи SMS, отправленных на специальный компьютер. Тогда струйки по заказу могут выписать любое изречение. Это творение хулиганствующего скульптора Давида Черного.
   Современную Прагу любят не только пражане. Клинтон, Ширак, Брюс Уиллис, Джонни Депп давно нашли себе излюбленные местечки, где можно послушать музыку (в случае с Клинтоном – поиграть на саксофоне), спокойно посидеть за кружкой пива или насладиться прекрасным видом.
   Но что там актеры и политики! Прагу обожал Моцарт. В нее была влюблена Марина Цветаева (возможно, ее жизнь сложилась бы иначе, найди она в себе силы остаться в любимом ею городе). В Прагу на время приехал Мейринк – и остался в ней навсегда. Здесь в эмиграции жил Аркадий Аверченко – и сохранил незабываемые впечатления.
   Легендам Праги – религиозным, мистическим, политическим, литературным – посвящается эта книга.

Легендарные соборы и церкви

   Прагу отличает огромное количество древних монастырей, соборов и церквей – шедевров архитектуры, с уникальными реликвиями, которых больше нет нигде в мире. Древние монашеские ордена, когда-то, на заре католичества, основавшие здесь центры своего влияния, дожили до наших дней – тоже явление уникальное. Как и тот факт, что чехи, особенно пражане, совершенно не религиозны: по данным социологических опросов, 95 % населения не считают нужным ходить в храмы, венчаться, крестить детей, не говоря уже о регулярном посещении служб. Что тому причиной – трудно сказать. То ли славное языческое прошлое чехов, то ли кельтские друиды что-то наколдовали, а может, всему виной кровавые религиозные распри, когда-то сотрясавшие страну. В Праге во всем многообразии представлены направления христианской веры – возможно, это и затрудняет выбор. А возможно, что религиозность чехов никак не связана с посещениями храмов. Пражане и так живут в их окружении, зачем же заходить внутрь?
   Их любимый герой – Ян Гус, ректор Пражского университета, сожженный католиками на костре, предтеча Реформации, который говорил с амвона о зле, причиняемом церковью. Шестого июля Чехия отмечает День сожжения Яна Гуса. В Чехии его считают почти святым. Однако Папа Римский до сих пор отказывается причислить Яна Гуса к лику святых, хотя и выражает свое уважение. Но ведь Гус – не безбожник, он лишь прокладывал собственный путь к Богу: это можно считать национальной чешской чертой. У поляков ничего подобного не наблюдается – они ревностные и истовые католики.
   Сейчас в Чехии возрождаются мужские монашеские ордена. Впрочем, многие из них никуда и не исчезали – просто ждали лучших времен. Кармелиты, доминиканцы, бенедиктинцы, премонстранты – все они поддерживаются католической церковью.
   В XII веке в Праге появляется большое количество рыцарских орденов, связанных с Крестовыми походами, а параллельно с ними и орденов крестоносцев. Рыцари заняли важное место в большинстве развивающихся городов, а священники, принадлежавшие к рыцарским орденам, взяли на себя руководство приходскими управлениями. Один из таких пражских монашеско-рыцарских орденов, сохранившийся до наших дней, – орден госпитальеров, сыгравший большую роль при основании городских госпиталей.
   Обитали в Праге и тамплиеры. Во время правления короля Вацлава I (1203–1253) в городе были построены небольшой костел и монастырь Святого Лаврентия, принадлежащие тамплиерам (нет на Прагу Дэна Брауна!). Орден тамплиеров был распущен в 1313 году во время правления Яна Люксембургского, а их монастырь достался ордену иоаннитов, которые в том же 1313 году продали здания монахиням-доминиканкам. Интересно, почему иоаннитам там не жилось? К монастырю постепенно пристроили готический костел Святой Анны и немногие дополнительные помещения для монахинь.
   Костел Святого Лаврентия расположился на горе Петржин, признанной некогда язычниками местом святейшего огня. Таинственная Петржин когда-то считалась обиталищем духов и служила местом поклонения богу Перуну.
   Археологические находки, сделанные на месте костела Святого Лаврентия, свидетельствуют о том, что здесь существовало небольшое и довольно примитивное производство железа. Возможно, именно поэтому храм был посвящен святому Лаврентию – по легенде, он погиб мученической смертью, заживо поджаренный на железной решетке.
   Тамплиеры вынесли из Крестовых походов не только материальные ценности, но и тайные знания (в том числе связанные с производством металлов) и странные восточные традиции, что в итоге и вызвало гнев католической церкви, распустившей орден.
   Кстати, здание бывшего тамплиерского монастыря оказалось одним из немногих в Праге, уцелевших во время гуситских войн в середине XV века. По легенде, это произошло благодаря тому, что у одного из предводителей гуситов, Яна Жижки, среди монашек оказалась родственница, – а может, хорошо замаскированные тамплиеры и гуситы были союзниками в борьбе с католической церковью?
   В Праге есть и другие следы, оставленные тамплиерами, – так называемые Черные Мадонны, или Черные Богоматери. На красивейшем доме «У Черной Богоматери», построенном в 1911–1912 годах, где сейчас разместился Музей чешского современного искусства, есть домовой знак XVII века, давший название дому, – Богоматерь и Младенец с черными лицами.
   Такие статуи есть по всей Европе. Большая их часть находится во Франции, где их более 300. В Испании осталось примерно 50 Черных Мадонн, в Германии – 19, в Италии – 30. В Шартрском соборе находится «Подземная Богородица», в польском городе Ченстохове – «Матка Боска Ченстоховска».
   Культ Черной Мадонны процветал в Европе в Средние века – именно тогда и были созданы статуи, вырезанные из черного дерева или покрашенные в черный цвет. Иногда они высекались из камня или отливались из свинца. Черных Мадонн также изображали на картинах, фресках и иконах. Таким изображениям приписывалась чудодейственная сила, особенно в том, что касалось женщин, их проблем и женских болезней. Несмотря на то что Черные Мадонны популярны и теперь, церковь не слишком приветствует поклонение им.
   Почему Богоматери с Младенцами черные? Когда-то считалось, что их лица почернели из-за многовековой копоти от возжигаемых свечей. Но никто не знает, откуда взялась традиция намеренно красить их в черный цвет или вырезать из черного дерева. По другой теории, статуи были привезены в Европу крестоносцами из далеких стран, где обитали чернокожие люди. Сейчас доказано, что все статуи делались в Европе и не имели никакого отношения к народам Африки или Ближнего Востока.
   А вот связь с древними языческими богинями более очевидна. Египетскую Исиду, ближневосточную Кибелу и древнеримскую Диану в то или иное время изображали с черными ликами, а множество храмов Черных Мадонн образовалось на месте бывших языческих капищ этих богинь. Когда христианская традиция стала отвергать древние языческие верования, образ Исиды трансформировался в образ Девы Марии. Исида также ассоциируется с Марией Магдалиной, которую почитают наравне с Черной Мадонной. В различных уголках Средиземноморья существует не менее 50 культовых центров Марии Магдалины, включающих и храмы, где находятся изображения Черной Мадонны. Черных Мадонн особо почитали тамплиеры.
   Среди первых распространителей западного христианства на территории Чехии были ордена монахов-бенедиктинцев. В 993 году они основали старейший Бржевновский монастырь. Участие в этом принял пражский епископ – святой Войтех, один из самых известных чешских святых.
   В 2004 году мне довелось посетить Бржевнов. Монастырь был обнесен каменной оградой, часть которой занимали огромные рекламные щиты, грубо разрисованные от руки чудовищами, девицами в мини-юбках, машинами, качелями и каруселями. Оказалось, что часть своих земельных угодий монастырь на лето сдает Луна-парку, а вырученные средства вкладывает в реставрацию зданий, в которых каждый камень действительно дышит древностью. Никакого противоречия в соседстве монастыря I века и Луна-парка ни посетители, ни монахи, ни монастырское начальство не видят, и ничего кощунственного – тоже.
   Другой бенедиктинский монастырь – Сазавский, построенный в XI веке и ставший центром славянской письменности. Был основан святым Прокопом в 1032 году. Он связывал кирилло-мефодиевские, восточные, традиции и латинское христианство. Расцвет бенедиктинских монастырей в Чехии совпал со временем культурного расцвета Киевской Руси при Ярославе Мудром.
   Приход других орденов в чешские земли связан с новыми идеями римской церкви, с ее программой освобождения церкви от влияния светских феодалов. Для этой цели были созданы монашеские ордена премонстратов и цистерцианцев. В чешских землях в этом процессе значительную роль сыграл оломоуцкий епископ Индржих Здик, который основал первый премонстратский монастырь в Праге на Страхове. В XII веке монастыри основывают не только монархи, но и представители дворянства.
   Наибольший расцвет монашеских орденов в Праге приходится на XIII век. Для этого времени типично образование монашеских общин и в чешских городах. Целью их было распространять церковное учение среди городских жителей и следить за чистотой веры. Минориты и доминиканцы выбирают для своих храмов и монастырей оживленные городские улицы – для близости к народу. Доминиканцы и францисканцы заботятся о больных.
   Кроме того, в XIII веке в Праге возникли другие нищенствующие ордены, идеалом которых был аскетический образ жизни. Сначала это были августинианцы – отшельники, в XIV веке – босоногие кармелиты (есть они и сейчас), сервиты и павликиане (павлины).
   Мирное существование множества орденов и их святынь нарушили гуситские войны, в результате которых было уничтожено около 170 монастырей. При короле Йиржи из Подебрад монашеская жизнь вновь было оживилась, но ненадолго – до протестантской Реформации. Католическая церковь оказалась в меньшинстве и должна была бороться за свое существование. Положение в пользу католиков изменилось лишь после Тридцатилетней войны.
   Общие принципы рекатолизации были разработаны церковью на Тридентском соборе в 1545 и 1553 годах. В чешских землях наиболее значительными орденами, которые принимали участие в политике контрреформации, в борьбе католичества с протестантством, были ордена иезуитов и пиаристов. С 1600 года и в течение всего XVII века активное участие в этом принимал также нищенствующий орден капуцинов.
   Развитие церковных орденов и конгрегаций требовало соответствующей духовной организации. У большинства орденов были свои так называемые новициаты – школы и институты для подготовки послушников ордена. Важной частью самых больших монастырей были библиотеки, которые начали создаваться уже в Средневековье. Однако после времени расцвета католических орденов вновь пришло время упадка.
   В конце XVIII века, во время правления Иосифа II, была прекращена деятельность многих орденов на территории Чехии. Однако далеко не всех – деятельность некоторых была продолжена, в первую очередь Милосердных братьев и Крестоносцев красной звезды, существующих и в настоящее время.
   Следующий удар по орденам в частности и по религиозной жизни вообще был нанесен в 1950 году, когда был инсценирован процесс над орденскими главами. Многие мужские и женские монастыри были закрыты, ряд священнослужителей привлечены к суду и обвинены в государственной измене. Но духовная жизнь поистине неистребима. В настоящее время действуют не только официальные церкви и всевозможные католические ордена, но и масонские ложи. Их членами в свое время были Вольфганг Амадей Моцарт, Густав Мейринк, первый президент Чехословакии Томаш Гарриг Масарик и его сын Ян Масарик…
   Католичество, протестантизм, православие, монашеские и рыцарские ордена, тайные общества – казалось бы, трудно внести какие-то новые веяния в духовную ткань чешской жизни. Однако не так давно популярность стал набирать буддизм – еще на страницах «Швейка» повар-оккультист Юрайда рассуждал о карме и перевоплощениях. Сейчас в Чешской республике всерьез проявляют большой интерес к тибетскому буддизму. Экс-президент страны Вацлав Гавел имеет личные контакты с Далай-ламой XIV, который уже несколько раз посещал Чехию. В чешском городе Либерец в 2002 году состоялось торжественное открытие Тибетского буддийского центра.
   Первый пражский буддийский центр был основан в 1994 году под патронажем общества «Алмазный путь». В 2005 году новый центр буддизма открылся в районе Винограды. Увеличение количества сторонников учения Будды в самой атеистической стране Европы, возможно, объясняется тем, что в буддизме нет никаких догм…
   Но вернемся к легендарным соборам и церквям. Охватить их все совершенно невозможно, остановимся лишь на самых известных.

Собор Святого Вита

   Адрес: Прага 1, Градчаны, Пражский Град, Третий двор.
   Как добраться: метро Hradcanska, Malostranska. Трамваи 22, 23 до остановки «Prazsky Hrad».

   Этот готический шедевр, поражающий своим величием и красотой как снаружи, так и внутри, знаменит еще и тем, что строился почти 600 лет. Начало было положено в 1344 году, а окончательный вид собор приобрел лишь в 1929-м. Примечательно и то, что первоначально на месте собора было капище языческого божества по имени Свентовит. В жертву ему приносили черных петухов, калачи и вино. По старой традиции, в день святого Вита некоторые чешские христиане до сих пор кладут у собора вино и калачи – любимые лакомства древнего бога. Правда, черный петух канул в Лету.
   В житии святого упоминается, что Вит страдал эпилепсией, во время приступов которой («пляска святого Вита») и изрекал свои пророчества. Язычники бросили святого в клетку со львами, но львы проявили себя куда лучше людей, ласкаясь к Виту, как огромные котята. Язычников чудо не впечатлило – на святого Вита вылили кипящее масло. Тогда вмешались ангелы – подняли его и унесли в горы, где святой умер от ожогов.
   В 929 году чешский князь Вацлав заложил на месте языческого капища первый собор в виде ротонды. Когда германский король Генрих I передал Вацлаву руку святого Вита, собор стал местом ее хранения. Слава собора росла, и в XI веке поток паломников к мощам святого настолько возрос, что небольшое здание уже не могло вместить всех верующих, и храм начал постепенно расширяться. Его перестроили в базилику – прямоугольное здание из трех продольных частей, отделенных друг от друга колоннадой. Строительство закончилось в 1096 году.
   В 1344 году Прага обрела статус архиепископской епархии, и базилика Святого Вита должна была стать готическим собором. Начало этому положили Ян Люксембургский и его сыновья – Карл (ставший позднее чешским королем Карлом IV) и Ян Йиндржих. Они и заложили первый камень будущего чуда готики.
   К возведению Кафедрального собора приступил архитектор Матье из Арраса, под его руководством за период с 1344 по 1352 год было выстроено восемь капелл. В скором времени мастер умер.
   В 1355 году Карл IV был коронован в Риме как император Священной Римской империи. Собор должен был служить доказательством могущества – императора, империи и ее столицы. Храм был задуман как символ тройственности метрополии: Прага – как главный город Чехии; Град – как основа Праги; собор Св. Вита – как главный храм Града. После смерти Матье Карл VI нанял одаренного архитектора из Швабии Петра Парлержа. Императора не испугал совсем юный возраст Парлержа – его так потряс эскиз будущего собора, сделанный молодым архитектором, что Карл не задумываясь доверил ему строительство – и Парлерж строил собор до конца своей жизни. Он успел построить остаток капелл хора, трифорий и перекрыть сводами хор. Начал строить трансепт и башню, но закончить не успел. Впервые в Центральной Европе использовал сетчатые своды.
   Сыновья Парлержа Ян, Вацлав и Петр доделывали главную башню, пока не начались гуситские войны. На троне в это время был Вацлав IV, получивший пророчество «погибнуть перед башней святовитской». Предсказание было двусмысленным. Чего касалось это «перед» – времени или места? Убьют ли его прямо перед башней или перед тем, как она будет закончена? Напуганный Вацлав велел снести башню, но приказ не успели привести в исполнение – начались гуситские восстания, и короля хватил удар. Башня не была снесена, но войны и смута в стране надолго отложили ее завершение. Архитекторы Вольмут и Тироль закончили ее лишь в 1562 году, украсив галереей в стиле Возрождения и луковичной крышей. В 1770 году к башне приложил руку архитектор Пакасси, которому она обязана своим барочным обликом, сохранившимся до наших дней.
   С 1877 по 1929 год строился западный фасад собора, и с 1929 года все пока осталось как есть.
   С крыши собора взирают всевозможные чудовища, демоны, горгульи, химеры. Считается, что своим ужасным видом они отгоняют злых духов – если демон вдруг увидит свое собственное изображение, он в страхе улетит. Помимо отпугивания демонов химеры служат для стока воды. Очень хорошо, что готическое искусство в этих целях не применяло, скажем, зеркала, как это делали китайцы. Горгульи и химеры святого Вита сделаны с такой фантазией и представлены в таком многообразии, что от них невозможно оторвать взгляд.
   В соборе Святого Вита покоятся мощи покровителя Чехии – святого Вацлава. Они хранятся в капелле Святого Вацлава – самой священной части храма, богато отделанной золотом и драгоценными камнями – аметистами, яшмой и халцедоном. Стены капеллы сплошь покрыты фресками XV века на сюжеты Страстей Христовых и легенды о святом Вацлаве. Здесь же находится маленькая дверца, запертая на семь замков. Ключи от этих замков выданы семи должностным лицам, по одному ключу каждому. Лишь собравшись все вместе, они могут отпереть дверь, ведущую в сокровищницу, где хранятся коронационные регалии. В северном портале капеллы находятся железные двери, сделанные во второй половине XIV века. В двери вставлено бронзовое романское кольцо. Как гласит легенда, это кольцо с дверей церкви Святых Козьмы и Дамиана, за которое схватился Святой Вацлав в последнее мгновение своей жизни.
   Главное достояние сокровищницы – Святовацлавская корона, сделанная по заказу самого Карла IV. В процессе ее создания принимала участие и его первая жена, французская королева Бланш де Валуа, правнучка Людовика Святого. Корона выполнена по французскому образцу. Корона увенчана четырьмя лилиями, украшенными драгоценными камнями, посредине возвышается золотой крест, внутрь которого вложен сапфировый крестик с выгравированным распятием. В гравировку вложена щепка с короны Христа, хранившейся у французских королей. Корона святого Вацлава использовалась для коронации чешских королей, после чего возвращалась обратно – в собор Святого Вита. С тех пор как Чехия перестала существовать в качестве монархии, корона больше не использовалась. На всеобщее обозрение ее выставляли только раз – к тысячелетию святого Вацлава.
   Существует легенда, что каждый, кто не по праву завладеет короной или хотя бы ее примерит, будет навеки проклят и умрет, не прожив и года. Дважды проклятие сбывалось – корону во время оккупации Чехословакии примеряли нацисты: протектор Чехии и Моравии Рейнхард Гейдрих и его заместитель К. Г. Франк. Гейдрих через несколько месяцев после примерки погиб от рук чешских патриотов. Франк в конце войны спрятал корону и надеялся, что она спасет ему жизнь – ведь только он знал, где находится тайник. Но он закончил жизнь на виселице, а корону нашли без его помощи.
   Внутри собора гармонично сосуществуют художественные стили всех эпох, в течение которых он возводился. Готические сводчатые потолки и стрельчатые арки переплелись с модернистскими витражами невероятной красоты. Автор одного из витражей – знаменитый чешский художник Альфонс Муха. Нет пророка в своем отечестве – молодого Муху не приняли в Пражскую академию художеств, и он уехал в Париж, где долго бедствовал, пока в канун Рождества в его мастерскую не заглянула – совершенно случайно – прославленная Сара Бернар. Ей срочно требовалась афиша, но никто не желал браться за работу в Рождество – никто, кроме Мухи, которого афиша прославила на весь Париж. На родину Альфонс Муха вернулся знаменитым художником. Его дивной красоты витраж в соборе Святого Вита изображает сцены из жития святых Кирилла и Мефодия.
   На галереях хоров помещены готические скульптуры основателей и меценатов храма. Одна из фигур изображает самого святого Вита. Рельефы на средних створках бронзовых ворот собора рассказывают историю строительства собора – от 925 до 1929 года. На воротах справа – сцены из жития святого Вацлава, а слева – житие святого Войтеха, епископа, погибшего мученической смертью.
   Южные Золотые ворота справа от башни украшает восстановленная мозаика 1370 года с изображением Страшного суда. Фон ее сделан из позолоченных кубиков стекла, мозаичные фигуры – из разноцветных камешков. Все камешки были специально выточены в Венеции в 1370–1371 годах. Ворота закрыты бронзовой решеткой с аллегорическими композициями на зодиакальные темы.
   Золотые ворота – главный вход в храм. Через них проходили торжественные процессии, а также правители в день коронации. Название «Золотые» ворота получили благодаря мозаике со сценами Страшного суда, созданной венецианскими мастерами.
   Внутри собора скульптур относительно немного, и они не вполне обычны для готики. Парлерж и его ученики создали ряд портретов членов царствующей династии, князей церкви и строителей храма. Мягкие линии, приветливые лица имеют мало общего с типичной готической портретной скульптурой.
   Гибкий, богатый и свободно применяемый чешскими мастерами архитектурный декор положил начало в Средней Европе так называемой пламенеющей готике. Впоследствии этот стиль был подхвачен в Германии, Франции и других европейских странах, однако у чехов все по-другому. Чешское зодчество того времени – это здоровая изящная жизнерадостность, а не тревожность, свойственная поздней готике той же Германии.
   Лестница рядом с одной из капелл ведет в подземелье храма, к археологическим раскопкам и в королевскую крипту. Спустившись в лабиринт, часть которого отгорожена решеткой и погружена во тьму, можно увидеть место последнего упокоения некоторых чешских королей. Здесь находятся гробницы Карла IV, четырех его жен (Бланш, или Бланки Валуа, Анны Пфальцской, Анны Свидницкой и Элишки Поморянской), Иржи из Подебрад, Вацлава IV, Рудольфа П. Под низкими потолками короли, как солдаты, в деревянных гробах начала XX века, стоящих в полутора метрах друг от друга.
   Между алтарем и скамейками для прихожан в королевском саркофаге мирно спят Фердинанд I, его жена королева Анна и их сын Максимиллиан II, а вдоль стен идет бесконечный ряд часовен. Внутри эти комнатки наполнены разного рода артефактами, предметами церковной утвари вроде кропильниц, алтарей, статуй и надгробий, а также останками тех, кто в разные времена удостоился чести покоиться в главном храме страны. Здесь нашли последний приют все пражские архиепископы, некоторые придворные и князья.
   Рядом со спуском в крипту – подъем на главную башню собора. На лестнице 287 ступенек и ни одной площадки, на которой можно остановиться и передохнуть. Зато сверху можно видеть весь город – как на ладони.

Пражская Лорета

   Адрес: Лоретанская площадь, 7.
   Как добраться: метро «Hradcanska», «Malostranska». Трамваи 22, 25, остановка – «Keplerova».

   Лоретой, или святой хижиной, называется небольшая постройка внутри комплекса.
   Легенда рассказывает, что хижина, в которой в Назарете жила Дева Мария с младенцем Христом, была перенесена ангелами в Италию в 1291 году и тем самым сохранена от безбожников, захвативших Святую землю. Местом в Италии, куда перенеслась хижина, была Лорета, небольшое селение недалеко от Анконы. Пролетая над Европой, ангелы время от времени приземлялись для отдыха, оставляя на месте привалов частички хижины. Там, где были найдены эти священные артефакты, впоследствии построили так называемые Лореты, копии лоретанской хижины. Домик всегда почитался, а в период барокко его копии строились во многих европейских странах.
   В Праге Лоретанская хижина была построена в 1616–1627 годах итальянцем Джованни Батиста Орси на средства Катержины из Лобковиц, богатой и знатной католички. Пятьдесят лет спустя это место, привлекавшее посетителей, было окружено аркадами, над которыми позднее пристроили еще один этаж. Аркады украшены плафонными росписями. В углах расположено шесть капелл, каждая из которых посвящена какому-нибудь святому.
   Наибольшее количество посетителей привлекает капелла, где находится крест с распятой на нем бородатой женщиной – святой Старостой.
   Это португальская мученица II века по имени Вильгефортис. Легенда гласит, что отец решил выдать ее замуж за язычника. Девушка плакала, просила, умоляла отца изменить свое решение, но никакие уговоры на него не действовали. Накануне свадьбы девушка всю ночь не сомкнула глаз, моля Бога предотвратить этот брак. Когда наутро она вышла из своей спальни, все увидели, что у нее выросли усы и борода. Потрясенный жених отказался от невесты со столь экзотической внешностью (что неудивительно), и свадьба расстроилась. Взбешенный отец-язычник распял ее на кресте.
   В Лорете находится и скульптура святой Апулены, покровительницы дантистов. За отказ отречься от христианства ей выбили зубы. На скульптуре возле нее стоит ангел с огромными щипцами.
   На втором этаже под аркадами находится знаменитая сокровищница с литургической утварью XVI–XVIII веков. Самый прославленный предмет в сокровищнице – алмазная монстрация (дароуказательница), изготовленная в 1696–1699 годах из сильно позолоченного серебра и покрытая 6222 алмазами. Дароуказательницу еще называют «Пражское солнце». Сделана она в Вене в 1699 году из личных драгоценностей графини Коловратовой и, по ее же указанию, перевезена в Прагу как дар в качестве искупления грехов перед церковью, Богом и Отечеством. Стоимость алмазов «Пражского солнца» не смог бы определить ни один из ныне живущих на Земле экспертов-ювелиров… Зато хорошо известно, что весит она 12 килограммов.
   Другая монстрация украшена 260 алмазами и большим количеством жемчужин, за что и получила название «Жемчужная».
   О 27 колоколах Лореты сложено несколько легенд. Появились они в XVIII веке, когда в Прагу пришла страшная эпидемия чумы. В то время недалеко от Лореты жил богатый мещанин, Эбхард из Глукова, у которого заболела дочь. Он очень долго молился Богоматери Лоретанской, прося выздоровления для дочери. Когда чудесное исцеление произошло, в память об этом событии в 1694 году он заказал колокола. Точнее, карильон. Колокола для карильона отлил Кладеус Фромм в Амстердаме за 15 тысяч золотых.
   Легенда гласит, что когда дочь еще лежала в горячке, ей привиделись ангелы – они летали вокруг Лоретанской колокольни и звонили в маленькие колокольчики. Когда выздоровевшая дочь рассказала отцу о своем видении, он решил заказать инструмент под названием карильон. Принцип его действия напоминает шарманку, но звучание намного богаче. Мелодия, которую вызванивает лоретанский карильон, удивительно красива – это религиозный гимн «Тысячекратно приветствуем тебя».
   В 1945 году, когда на территории Чехословакии шли последние бои, в Праге был смертельно ранен русский солдат по фамилии Беляков. Перед смертью он услышал волшебный звон лоретанских колоколов и попросил похоронить его где-нибудь поблизости. Последняя просьба солдата была исполнена. Могила Белякова находится недалеко от Лореты.
   Легенда о колоколах Лореты
   В давние времена колокола карильона еще не играли трогательную и печальную мелодию, как сейчас, а только отбивали время: большие колокольчики сообщали час, меньшие – четверти.
   Тогда жила в Новом Свете бедная вдова. Она работала от рассвета до заката, чтобы прокормить своих детей, а тех было как раз столько, сколько колокольчиков на башне Лореты. Вдова называла своих чад лоретанскими колокольчиками. В хорошем настроении сравнивала их с настоящими колоколами: те большие могут подождать, а маленькие каждую минуту что-нибудь хотят.
   Еще одно богатство было у бедной вдовы: нитка серебряных монет. Получила она их давно от богатой крестной матери и хранила в комоде как большую драгоценность, пока дети не вырастут и она не даст каждому по монетке на память.
   Пришло время, и в Праге разразилась эпидемия, больше всего среди бедных, в обветшавших домах и на грязных кривых улочках.
   Вскоре зараза добралась и до улочек Нового Света, не миновав и дома бедной вдовы. Однажды заболел самый старший сын, мать была в отчаянии, врачу заплатить не могла. Болезнь наступала быстро, прошло едва пара часов, а она уже видела, что у сына душа отлетает. Открыла комод, достала нить с серебряными монетами, сняла самую большую и пошла к Лорете, чтобы оплатить последний путь своего сына, если уж не могла оплатить лечение. Вскоре над крышами Нового Света самый большой из лоретанских колоколов погребальным звоном сообщил о смерти мальчика.
   На следующий день печальная вдова шла за погребальной повозкой, чтобы попрощаться со своим сыном и знать, в какой яме для бедных он будет похоронен. Когда она вернулась домой, нашла в горячке следующего ребенка: это была ласковая светловолосая девочка, и она уже едва узнавала свою мать. С тяжелым сердцем вдова взяла вторую серебряную монетку и пошла к Лорете.
   Так продолжалось день за днем, на нитке убывали монетки, день за днем несчастная вдова шла за погребальной повозкой, а с лоретанской башни звенел колокол все меньший и меньший, пока не прозвучал самый маленький – умер последний ребенок бедной вдовы.
   Мать проводила на кладбище последнее дитя. На обратной дороге она почувствовала жар и поняла, что болезнь добралась и до нее. С трудом дошла до дома, легла на кровать в опустевшей комнате и с горечью подумала, что нет у нее уже никого, чтобы подать ей стакан воды. Одна мысль смягчала ее скорбь: она недолго проживет без своих детей, которых она любила больше всего на свете. Жар палил ей лицо, тело бил озноб, она ждала свою последнюю минуту. В проблесках сознания она продолжала думать о своих детях, с потрескавшихся губ слетел еле слышный вздох:
   «Дети, мои дорогие дети! Сделала я для вас все, что могла. А для меня уже никто ничего не сделает. И погребальный звон я вам заказывала, а кто закажет его для меня, чтобы проводить меня в последний путь?»
   В тот момент высоко над крышами домов зазвучали лоретанские колокола. Звонили все одновременно, их голоса сливались в мелодию настолько неслыханно прекрасную, что люди на улицах останавливались и слушали со слезами на глазах. Голоса колоколов переплетались, пели вместе и сопровождали один другого, и это звучало как песня, исполненная благодарности. Вдова открыла глаза, мгновение слушала, потом снова медленно их закрыла, и на ее бледном лице появилась счастливая, спокойная улыбка. С тех пор лоретанские колокола не звонят, а поют.

Езулатко и храм Девы Марии Победоносной

   Адрес: Прага 1, Мала Страна, улица Кармелитска.
   Как добраться: метро «Malostranska». Трамваи 12, 22, 23, 57. Остановка – «Karmelitská».

   Храм Девы Марии Победоносной не всегда носил это название. Когда-то, до гуситских войн и Тридцатилетней войны, он назывался храмом Святой Троицы. Это было первое здание в стиле раннего барокко в Праге, построенное пражскими немецкими лютеранами на средства европейских протестантов по проекту Д. Филиппи в 1611–1613 годах. Император Фердинанд II в 1624 году передал костел ордену босых кармелиток, которые сделали его монастырским и дали название в честь победы католической императорской армии на Белой Горе и торжества католической веры.
   Этот храм знаменит тем, что в нем хранится восковая фигурка Младенца Иисуса, которую чехи нежно называют Езулатко.
   Согласно старинной легенде, Младенец появился на юге Испании, в монастыре, что был построен в долине реки Гвадалквивир. Как-то во время молитвы монаху Иосифу явился очаровательный мальчик. Тело его светилось неземным светом, и монах понял, что перед ним предстал сам Иисус Христос в образе младенца. Иосиф долго молился, чтобы опять увидеть божественный лик. Однажды его нашли в саду мертвым с сияющей улыбкой на лице и восковой скульптуркой Младенца в руках. Какое-то время скульптурка хранилась в монастыре, а затем попала к знатной испанской семье Манрико де Ларе.
   Одна из девушек этого рода, Максимильяна Мария, вышла замуж за чешского дворянина Братислава из Перштейна. А маленького Иисуса взяла с собой. Когда в 1587 году выходила замуж за одного из Ромжберков (влиятельных чешских дворян) ее собственная дочь Поликсена, мать преподнесла ей фигурку Иисуса как ценный свадебный подарок. Муж был намного старше Поликсены, и вскоре она овдовела.
   Через 11 лет Поликсена сочеталась браком с высшим королевским канцлером – Зденьком Попелом из Лобковиц. С тех пор и известна как Поликсена из Лобковиц.
   В 1624 году в Прагу пришли монахи ордена кармелитов и поселились недалеко от костела Девы Марии Победоносной, тогда еще Святой Троицы. Поликсена сразу после смерти своего второго мужа отдала им Младенца Иисуса на сохранение. Сначала Езулатко поместили в часовне, где им восхищались и умилялись послушники. Но вскоре началась Тридцатилетняя война. Кармелитские монахи бежали, а костел захватили протестанты. Статуэтка не представляла для них никакой ценности – и они преспокойно выбросили Езулатко за алтарь вместе с какой-то рухлядью.
   Долгое время скульптурку никто не мог найти – даже когда костел снова перешел в руки католиков. Кармелиты безуспешно искали статуэтку и уже отчаялись найти. В 1637 году в Прагу вернулся кармелитский монах Кирилл – ему-то и посчастливилось обнаружить за алтарем бедного Езулатко, запыленного, разбитого и без рук. Кирилл, как мог, привел скульптурку в порядок, водворил на место и молился ей. Младенец стал являться Кириллу во сне и просить, чтобы ему вернули руки. Вскоре это удалось сделать. С того момента Младенец Иисус был выставлен в костеле, и к нему потянулись верующие. После молитв, обращенных к Езулатко, происходили чудесные исцеления.
   Со временем Младенец Иисус стал получать пожертвования, в том числе и маленькую коронку. Процессии к младенцу все росли и росли, в часовенке у входа в костел совсем стало не хватать места, чтобы вместить всех желающих полюбоваться на Езулатко. В монастырской хронике появились свидетельства о множестве чудес, совершенных им: Езулатко защищал город, лечил детей и взрослых, утешал несчастных. В XVIII веке к его имени прибавилось слово «милосердный». Это случилось после большой эпидемии, во время которой прихожане молились ему, и никто из них не умер. Тогда же Иисусик был коронован.
   В середине XVIII века статуэтку поместили на алтарь, где в серебряном шкафчике она находится до сих пор.
   Сейчас Езулатко, или, как его принято называть, Bambino di Praga, одно из самых почитаемых чудотворных изображений Христа в католическом мире. К тому же он единственный в своем роде – других скульптурных изображений маленького Иисуса не существует. У него целая коллекция роскошных одеяний, украшенных камнями и драгоценной вышивкой, – недаром при соборе есть музей костюмов, подаренных Младенцу Иисусу. Самое первое платье относится к 1735 году – его преподнесла императрица Мария Терезия Габсбургская. После этого короли и знаменитые люди, приезжающие в Прагу, стали дарить Езулатко парадные платья. Во время литургии Езулатко обязательно переодевают в новую одежду. У Младенца 74 платьица, присланных в Прагу со всех концов света.

Эмаузский монастырь

   Адрес: Прага 2, Нове Место, улица На Слованех.
   Как добраться: остановка метро Vysegrad. Квадрат улиц Вышеградска, Троицка, Под Словану и На Слованех.

   Эмаузский монастырь (монастырь бенедиктинцев при храме Богоматери и славянских святых, называемый еще На Слованех), был заложен Карлом IV для ордена славянских бенедиктинцев – для возобновления богослужений на славянском языке (отсюда второе название – «монастырь на Слованех»).
   Вместе с монастырем Карл IV заложил и костел, посвященный Деве Марии, святому Иерониму, славянским просветителям Кириллу и Мефодию, а также чешским святым Войтеху и Прокопу. Освящение храма и монастыря 29 марта 1372 года провел пражский архиепископ в присутствии двух римских курфюрстов, нескольких епископов, самого Карла IV и его сына, будущего короля Вацлава IV. Карл настоял, чтобы монастырь освящал архиепископ, а не папский нунций.
   Монастырь был частью градостроительного плана Карла IV по обустройству Нового Места пражского. Он задумывался как часть системы церковных построек, образующих в плане крест: монастырский храм, примыкающее к нему с юга квадратное здание с райским двориком, на западе от него – комплекс новых построек и часовня Святых Козьмы и Дамиана. Монастырь легко узнать издалека – по раздвоенному шпилю главного нефа.
   Карл IV стремился устранить раскол между западной церковью и восточным христианским миром. Он решил восстановить славянскую литургию в кириллической традиции и превратить Чехию в центр славянского церковного просвещения – для этого в Прагу были призваны бенедиктинские монахи, проводившие службы на церковнославянском языке.
   Во времена гуситских войн монастырь во многом благодаря славянским традициям избежал опустошения. В период правления императора Рудольфа II монастырь стал католическим. В 1636 году в него пришли бенедиктинцы из каталонского монастыря Монсеррат и оставались в Эмаузах до 1880 года. После образования Республики Чехословакии в 1919 году монастырь отошел было в ведомство Пражской музыкальной консерватории, но уже через год в него вернулись бенедиктинцы и возобновили славянскую литургию.
   Во время войны, в 1942 году, гестапо изгнало монахов из монастыря, чтобы разместить там военный госпиталь. При налете союзной авиации 14 февраля 1945 года были разрушены здание костела и своды монастырского здания.
   В 1950 году монастырь был национализирован и перешел в ведение Чешской академии наук, а большая часть бенедиктинцев переехала в Италию. После 1989 года монастырь был возвращен верующим, и его помещения заняло бенедиктинское аббатство в Эмаузах.
   В 1995 году был закончен первый этап реконструкции монастыря. В 2003 году была закончена реконструкция костела, освящен новый алтарь, а первая месса была отслужена символически в Пасхальный понедельник 21 апреля 2003 года. Трехнефная церковь используется сегодня как выставочный зал.
   Именно в этом монастыре возникла глаголическая часть Ремешского Евангелия, на котором с XVI по XVIII век присягали при коронации все французские короли.
   В Эмаузском саду на территории монастыря когда-то был языческий могильник. Видимо, по этой причине там по сей день, согласно легендам, бродит всевозможная нечистая сила. Синие огоньки, мелькающие ночью, указывают на спрятанные клады, которые ищет таинственный черный пес. В самом монастыре обитает привидение чумного монаха, который принес в монастырь Черную смерть, заразив всех его обитателей. С ним мирно сосуществует призрак звонаря, который когда-то срезал веревки у колоколов, чтобы не приветствовать чужеземцев, за что и был убит мечом прямо на лестнице звонницы. Когда звонаря предавали земле, колокола звонили по нему без посторонней помощи. Согласно преданию, они всегда звонят сами, если Праге грозит беда.
   Вот еще одна из легенд, которые народ сложил о монахах Эмаузского монастыря.
   Тщетно сатана пытался искушать монахов Эмаузского монастыря – слишком они были набожны и богобоязненны. Дьявол насылал на них одно искушение за другим – по ночам им виделись то соблазнительные красавицы, то богатые клады. Но монахи проявили высокую идеологическую стойкость, и владыка ада совсем было махнул на них рукой. Но тут чумазый повар с адской кухни предложил по-своему покорить Эмаузы.
   Вскоре у монастырских ворот появился тихий, скромный путник и предложил настоятелю услуги повара. Прежний монастырский повар был дряхлым старцем и с трудом управлялся с котлами. Новенького приняли помощником на монастырскую кухню. Поваренок был скромный и трудолюбивый, и работа у него кипела сутра до ночи. Вскоре старый повар умер: никто не догадался, что коварный поваренок подмешал ему яд. С печалью в сердцах монахи его похоронили, ничего не подозревая.
   С тех пор новенький готовил сам. С утра до вечера на столах у братии были курица с капустой, запеченный с золотистой корочкой индюк, бекасы, перепела, заячий паштет, телячье мясо, свинина, баранина, ягнятина; все эти лакомства запивали красным или белым вином. Животы у монахов округлились, лица светились, просыпались они едва к обеду, а каждый вечер пировали до ночи. Во время постов на столе у них были щуки и угри, а потом посты и вовсе перестали соблюдаться. Монахи заплыли жиром и еле передвигались по лестницам и коридорам.
   И только настоятель пытался справиться с собой: убегал из-за стола в монастырский сад, забивался в келью или уходил подальше, но все напрасно: когда из кухни неслись аппетитные запахи, ноги сами несли его к столу.
   Однажды ночью настоятель, страдавший бессонницей, бродил по коридорам. Его мучил голод – а на кухне, по его мнению, должна была сохраниться от ужина фаршированная гусиная грудка. Подкравшись на цыпочках к двери, он услышал на кухне голоса. Заглянув в замочную скважину, он увидел поваренка, распивающего вино с рогатым собутыльником. Оба торжествовали победу над монахами. Последним усилием воли настоятель взял себя в руки, распахнул дверь и выкрикнул: «Уйди, дух злой и нечистый!» Черти тут же превратились в двух огненных петухов и с диким криком вылетели в открытое окно. А монахи вернулись к своим постам и чистой воде из источника, а вскоре обрели и свой прежний аскетический внешний вид, подобающий священнослужителям.

Кафедральный собор Святых Кирилла и Мефодия

   Адрес: Прага 2, улица Ресслова, 9.
   Как добраться: станция метро «Karlovo namesti».

   Православный кафедральный собор Чешской епархии расположен в центре Праги. Внешний вид храма, имеющий яркие черты чешского барокко, свидетельствует о долгой и непростой истории собора.
   До 1918 года Чешские земли (Чехия, Моравия и Силезия) входили в состав Австро-Венгерской монархии, а господствующее положение в них занимала римско-католическая церковь. С середины XIX века в годы наибольшего подъема чешского национального Возрождения у чехов возник определенный интерес к православию как к религии большинства славянских народов. В 1868 году Русской православной церковью был взят в аренду на 30 лет храм Святого Микулаша (святителя Николая) на Староместской площади в Праге. В 1874 году состоялось освящение этого храма, после чего здесь регулярно совершались православные богослужения, хотя и с некоторыми ограничениями (запрещалось вывешивать на стенах храма объявления о времени богослужения и совершать на площади крестные ходы). Никольская церковь была тогда единственным православным храмом в столице Чехии.
   После начала Первой мировой войны австрийские власти начали преследование православных. Храм Святого Микулаша в Праге был отнят у православной церкви и обращен в католический военный костел. В годы войны богослужения и требы для православных жителей Чешских земель совершали румынские военные священники. Таким образом, к моменту провозглашения независимой Чехословацкой республики (28 октября 1918 года) православных храмов в Праге не было.
   Двадцать второго сентября 1929 года была создана Чешская православная епархия (в юрисдикции сербской церкви) с административным центром в Праге. Руководящие органы епархии считали открытие в столице православного кафедрального собора своей первоочередной задачей. Сначала городские власти хотели отдать православной общине храм Святого Иоанна Предтечи на Прадле, но впоследствии изменили свое решение. С июня 1932 года Епархиальный совет вынужден был отказаться от дальнейших попыток приобрести храм Святого Иоанна и стал добиваться передачи в свое пользование костела Святого Карла Боромейского на Рессловой улице.
   Заинтересованность в этом деле проявил и МИД ЧСР. Тридцать первого октября 1932 года заместитель министра иностранных дел Чехословакии Камил Крофта направил письмо министру общественных дел Яну Досталеку, в котором сообщал, что положение православной церкви в Чехословацкой республике вызывает живой интерес внешнеполитического ведомства. Поскольку Государственное управление культов стремится к автокефалии православной церкви в Чехословакии, то вопрос о наличии в Праге чешского православного храма имеет принципиальное значение. Доктор Крофта просил Министерство общественных дел способствовать передаче храма Святого Карла Боромейского в распоряжение православной церкви.
   Двадцать девятого июля 1933 года чехословацкое правительство приняло постановление о передаче костела в распоряжение Чешской православной епархии. Новые владельцы должны были не только восстановить первоначальное убранство храма, но и приспособить его для нужд православной церкви. После расчистки и реставрации фресок в храме был установлен иконостас, созданный югославским художником Святославом Вуковичем по проекту профессора В. А. Брандта. Иконы для собора были написаны М. В. Васнецовым и отцом Всеволодом Коломацким. В крипте под храмом было оборудовано 75 мест для будущих захоронений православных священнослужителей.
   Двадцать восьмого сентября 1935 года, в день памяти святого Вацлава Чешского, отремонтированный храм был торжественно освящен в честь святых равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия и стал кафедральным собором Чешской епархии. Вместе с тем он выполнял функции приходского храма Чешской православной общины в Праге.
   В 1939 году Чехословацкая республика прекратила свое существование. Чешские земли были оккупированы немецкими войсками. Шестнадцатого марта по указу Гитлера здесь был создан Имперский протекторат Богемия и Моравия.
   После нападения Третьего рейха на СССР в Чешских землях набирало силу движение Сопротивления. Встревоженный этим Гитлер в конце сентября 1941 года назначил исполняющим обязанности протектора шефа имперской службы безопасности, генерала полиции обергруппенфюрера СС Рейнхарда Гейдриха, известного организатора многочисленных карательных акций в оккупированных странах. Прибыв в Прагу, Гейдрих сразу же объявил о введении чрезвычайного положения. Лишь за два первых месяца его правления по приговорам военно-полевых судов были казнены 342 человека и около 3000 отправлены в тюрьмы и концентрационные лагеря.
   Гейдрих ставил перед собой две стратегические цели: прямое уничтожение или отправка в концлагеря евреев и германизация чешского населения. Чехословацкое правительство в Лондоне приняло решение ликвидировать Гейдриха – чтобы доказать всему миру, что чехи активно протестуют против оккупационной немецкой политики. При помощи английских спецслужб было подготовлено несколько групп чешских военных, которых забросили на территорию протектората для выполнения этой задачи.
   Около десятка человек из заброшенных групп вошли в контакт с местным движением Сопротивления и подготовили нападение на Гейдриха. Двадцать седьмого мая 1942 года в пражском районе Либень в назначенном месте машину Гейдриха поджидала группа из шести человек. Гейдрих ехал без охраны. Покушение прошло успешно, и тяжело раненный Гейдрих умер в больнице через восемь дней. Шесть участников покушения укрылись в крипте кафедрального собора Святых Кирилла и Мефодия. Отец Владимир Петршек помог им укрыться, заботился о пище для парашютистов, служил посредником в связях с членами пражского подполья.
   В ответ на убийство Гейдриха немцы развернули массовый террор в протекторате. Владыка Горазд, понимая, какой опасности подвергается православная церковь, искал заговорщикам другое укрытие. Уже был назначен переход на новое место, но ему не суждено было состояться – парашютистов выдал один из группы, не участвовавший в покушении, по собственной воле явившись в гестапо.
   В ночь с 17 на 18 июня гестапо оцепило кварталы, прилегающие к Рессловой улице. Около четырех часов утра начался бой между скрывавшимися в храме семью офицерами и окружившими храм фашистами. Трое парашютистов укрылись на хорах собора, откуда вели стрельбу по врагу, а четверо оставались в крипте. После двухчасового боя трое военных, которые вели огонь с хоров, получив тяжелые ранения и будучи не в силах сопротивляться далее, покончили с собой. После этого немцы стали рваться в крипту. Находившиеся в ней парашютисты отказались сдаться, продолжая бой. Когда же боеприпасы закончились, они застрелились.
   

notes

Примечания

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →