Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Ни один лист бумаги невозможно сложить пополам больше семи раз.

Еще   [X]

 0 

Россия. Путь к Победе. Горбачев–Ельцин–Путин–? (Кофанов Алексей)

автор: Кофанов Алексей категория: Политика

Россия – страна с великим прошлым и великим будущим. Что происходит в ней сейчас? Кто такие Горбачев, Ельцин и Путин, в чьих интересах они правили страной? Почему погиб СССР, и не погибнет ли Россия? Как обратить поражение в Победу?

Год издания: 2014

Цена: 149.9 руб.



С книгой «Россия. Путь к Победе. Горбачев–Ельцин–Путин–?» также читают:

Предпросмотр книги «Россия. Путь к Победе. Горбачев–Ельцин–Путин–?»

Россия. Путь к Победе. Горбачев–Ельцин–Путин–?

   Россия – страна с великим прошлым и великим будущим. Что происходит в ней сейчас? Кто такие Горбачев, Ельцин и Путин, в чьих интересах они правили страной? Почему погиб СССР, и не погибнет ли Россия? Как обратить поражение в Победу?
   На эти важнейшие для всех россиян вопросы отвечает новая книга Алексея Кофанова – с опорой на документы, бесспорные факты и здравый смысл…


Алексей Кофанов Россия: путь к Победе. Горбачев – Ельцин – Путин?

   © Кофанов А., 2014
   © ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014

От автора

   Это волнует почти всех. Почему нас, ясно: Родина!
   Враги озабочены не меньше, но с обратным знаком. Россия им поперек горла. Они давно пытаются убить ее.
   Для третьего мира это вопрос выживания – пусть они об этом и не задумываются, в маракасы свои стучат. Ведь даже в нынешнем унижении мы слегка, но сдерживаем аппетиты англосаксов. Полновластье западных хищников планету сгрызет.
   Погибнет ли наша Родина?
   Чтоб ответить, надо разобраться, как погиб СССР. Затем понять, что сейчас творится. И наконец, отыскать выход.
   Чем и займемся.
   Но – издали. Так надо.

Часть первая
Что было

Кочки досадные

   Ведь что «научная история» лает о России? Тысячу лет назад мы вылезли из болота, хвосты себе обломали кое-как; религию и язык дали нам греки, управление – скандинавы. И лишь с тех пор тужимся быть похожими на людей, во всем отстаем, и все получается у нас через пень-колоду.
   Гладко. Удобно для захватчиков. От правды надежно удрали, не догонят…
   Да вот беда: откуда ни возьмись, лезут ФАКТЫ зловредные, которые в эту схемку не впихнуть. Препятствия, кочки на дороге. А историки эти кочки перепрыгивают, будто и не видят.
   Потому – бег с препятствиями.
   А факты такие.
   Античные греки восхищались загадочной Гипербореей – страной Крайнего Севера. Гиперборейцы мудры и могущественны. Их земляк – сам бог Аполлон, основатель культуры! Плиний Старший в реальности Гипербореи ничуть не сомневался, а мужик был толковый.
   Смотрим карту. Что далеко наверху от Греции? Русский Север и Скандинавия[1]. Гиперборея где-то там… А точнее? Ищем в других источниках.
   Индийские Веды вспоминают ночь и день по полгода, замерзающее море, пламя небесное (северное сияние)[2]. Кто-то пришел в Индию из Заполярья и всему их научил. Вот и другой след гиперборейцев! Кто они – норвежцы? Шведы? Возможно. Роем дальше.
   Ученые знают, что все евразийцы произошли от праиндоевропейского народа, который говорил на языке, близком к санскриту. «Наука дает языку Санскритскому первое место в семье Индо-Европейской; ибо он, сохранив в органической целости свойства, являющиеся рассеянно в прочих ея членах, составляет, так сказать, средоточие всей этой семьи»[3].
   – Отлично! Санскрит сохранился в Индии – значит, там и общий предок, – скажете вы.
   А вот и нет. Дело в том, что к санскриту необычайно близок… русский язык! Индийский лингвист Дурга Прасад Шастри в 1960-х приехал в СССР – и отпустил переводчика: он понимал нас благодаря знанию древнего санскрита. И позже заявил: «Если б меня спросили, какие два языка мира более всего похожи друг на друга, я ответил бы без всяких колебаний: «русский и санскрит»[4].
   Со скандинавскими языками ничего подобного не наблюдается.
   Ну что ж… Склеим факты:
   1. Древнейший народ Евразии говорил на санскрите;
   2. На санскрите говорит Россия, особенно ее Север (диалекты Архангельской и Вологодской областей);
   3. Индийские Веды вспоминают глубокую древность за полярным кругом.

   Вывод: праиндоевропейский народ жил на Русском Севере, язык его был прарусский, а прямые потомки доныне живут там же. Это мы с вами.

   Русский народ – древнейший на планете…
   Кочка. Целый валун. Бегуну не споткнуться – в слякоть размазаться! Но официальные историки мимо чешут, не замечают. Недосуг им.
   Допустим, Веды врут, Геродот врет. Не было Гипербореи.
   Но куда сунем Аркаим, господа историки? Урал, сердце России, третье тысячелетие до нашей эры. Задолго до Гомера. Египет едва зарождался. А на русской земле – город со следами прекрасного знания астрономии и металлургии.
   – Кто в нем жил?
   – Эх, закопать бы этот Аркаим злополучный, чтоб лишних вопросов не будил…
   – Жил-то кто там?
   – Да уж, конечно, не русские! Не было русских! Не было! Мамой клянемся! Там жили чебурашки с планеты Шапокляк!
   Историки бессильны выдумать народ, который мог жить на Урале три тысячи лет назад. Но пустить туда наших предков – значит разрушить Гладкую Теорию! Поэтому об Аркаиме стараются говорить как можно реже.
   И Костенки замалчивают. Это раскопанное поселение под Воронежем, где 45 тысяч лет назад[5] жили… конечно, те же чебурашки. Кто ж еще мог населять Россию за 40 тысяч лет до пирамиды Хеопса? (Ее датируют 2540 годом до н. э.) Только чебурашки.
   Печально…
   Еще одна кочка – татаро-монгольское иго.
   Вообще-то татары и монголы – абсолютно разные народы, между ними пять тысяч километров. С тем же успехом можно выдумать «французо-чукчей». Но это мелочь.
   Ответьте, господа: где и когда иноземный захват приводил к политическому и культурному расцвету? Иго прекратило феодальную раздробленность, создало мощное государство, защитило от набегов Степи, выстроило налоговую и почтовую системы… При иге творил Андрей Рублев – величайший художник своего времени.
   Поищите на его иконах следы «порабощения», «национального унижения», «упадка»!.. Можете лупу взять. Не найдете.
   Еще вопросики:
   – что за Великая Тартария отмечена вместо Российской империи на европейских картах вплоть до конца XVIII века?
   – отчего Иван Грозный считал европейских королей своими вассалами? (Вот кусок его письма шведскому королю Юхану III: «Нам цесарь Римский брат и иныя великия государи, а тебе тем братом назватись не возможно, потому что Свейская земля тех государств честию ниже». И письмо английской королеве Елизавете: «У тебя мимо тебя люди владеют, и не токмо люди, но мужики торговые, и о наших о государских головах и о честех и о землях прибытка не смотрят, а ищут своих торговых прибытков. А ты пребываешь в своем девическом чину, как есть пошлая девица»[6].)
   – почему М.В. Ломоносов яростно спорил с официальной трактовкой истории?
   Скачет через все эти вопросы «историческая наука», аки зайчик в лесу. Прыг-прыг. Ничего не видим, ничего не знаем. Русские вылезли из болота тысячу лет назад…
   Где отмолчаться ну никак не выходит, отбрехиваются:
   – Грозный был идиот. Ломоносов тоже идиот.
   Ну, флаг вам в руки.
   Однако, допрыгав до XIX века, они дух переводят облегченно. Тут все более-менее ясно, не надо постоянно врать.
   Вот и давайте разберем два последних столетия. Для расчистки же завалов древней истории нужна отдельная книга, и явно не эта.

Кость в горле

   Бандит – Англия. Британская империя заглотила полсуши и хотела еще. Лондонские аристократы оказались хищниками: торговали рабами и наркотой, крышевали пиратов и покоренные народы вырезали поголовно.
   Обидно за простых англичан. Они могут быть милейшими людьми: Оливер Твист, Дживс и Вустер, Шерлок Холмс (особенно в русском исполнении)… Что же их вожди – такая мразь?! Из человеколюбия явилась версия, что британские народ и элита принадлежат к разным этносам, а значит, народ за вождей не отвечает… Лабораторно подтвердить это я не могу и не настаиваю. Суть в другом.
   С XVII века Британия буйно захватывала колонии, богатела, гнобила туземцев – английская же культура, как бы помягче… Не было ее.
   Режет глаз это в музыке. Назовите английских композиторов до ХХ века! Генри Перселл. Не тужьтесь, бесполезно: других нет…[7] Теперь давайте считать французских: Рамо, Куперен, Люлли, Берлиоз, Бизе, Массне, Гуно, Дебюсси, Сен-Санс… Немецких: Бах, Гендель, Телеман, Бетховен, Вебер, Брамс, Шуман, Вагнер, Штраус…
   А английские художники? Вот они, голубчики, все четверо: Гейнсборо, Констебл, Тернер и Рейнольдс. Итальянских перечислять? Хорошо: Джотто, Пьеро делла Франческа, Микеланджело, Рафаэль, Леонардо, Боттичелли, Тинторетто, Караваджо, Тициан, Пиранези… Заодно сравните масштабы Тернера и Леонардо.
   В общем, ясно. Пока Европа творила культуру, англичане промышляли бандитизмом. Логично ждать от них того же и дальше.
   Вернемся к России.
   Испокон веку Запад хотел нас истребить. Почему? Это геополитика. О ней чуть позже.
   Покорить нас пытались многократно. Мелкие атаки (немцев, шведов, поляков и т. д.) мы отбивали – и вот в 1812 году на нас пошла вся Европа во главе с Наполеоном.
   – При чем тут Англия? – спросите вы.
   Дипломатия. Британцы не воевали на стороне французов, но хотели обескровить и Францию, и Россию (своих конкурентов). Агрессия двунадесяти языков – итог хитроумной лондонской политики.
   Недавно явились новые версии 1812 года. Например[8]: псевдо-Романовы (их родня правила Англией, Германией и другими странами) захватили плацдарм на северо-западе России и построили Петербург. А затем вместе с Наполеоном атаковали истинно русскую московскую власть. Это объясняет дикую нелепость: почему французы пошли в Москву, а не в столицу?!
   Еще допускают, что в той войне кто-то применил ядерное оружие, отчего и пожар Москвы. Ведь неизвестно, кто ее поджег и зачем… Именно поэтому в России нет дремучих лесов (старше 200 лет): они сгорели.
   Привожу эти версии как «информацию к размышлению», но сам опираюсь на традиционный вариант.
   Итак, Европа дружно била русских и в победе не сомневалась. И вдруг получила по рогам… Казаки в Париже! «Штирлиц насторожился». Войной нас взять не смогли, надо крушить изнутри.
   И мигом явились те, кого назовут декабристами.
   Почти все они были масоны[9], а их вожди – поголовно. Русские ложи подчинялись западным, дисциплина там жесткая. Ясно, кто за ниточки дергал?
   Нет, конечно, у революционных попыток имелись и внутрироссийские причины, искать только вражьих шпионов нелепо. Но глупо и о шпионах забывать.
   Четкой цели декабристы не имели. Планы-то разработали: «Конституцию» Н. Муравьева, «Русскую правду» П. Пестеля, «Манифест к русскому народу» С. Трубецкого… Вот только планы эти друг дружку исключали! Один говорит «вправо», другой «влево». Что можно выстроить при таком подходе? Ничего. То есть принцип декабристов:
   – Все разрушим, а там видно будет!
   Глубоко продуманная, ну очень патриотичная позиция… Такое мы недавно видели на Болотной площади. Заговорщики либо сознательно губили Россию, либо их, как младенцев, развели зарубежные кукловоды – а они «хотели как лучше, получилось как всегда».
   Та попытка, к счастью, провалилась.
   Тогда Запад вновь зазвенел оружием и в 1853 году полез на нас Крымской войной. Теперь командовал напрямую наш главный враг – Великобритания. Цель заявили недвусмысленно: развал Российской империи (откол Польши, Финляндии, Прибалтики, Кавказа и Крыма).
   Европа поперла на нас не вся, а лишь сильнейшие ее страны: Англия и Франция (и обрезок Италии под именем Сардинское королевство), их поддержали турки. Так что агрессия вышла нешуточная. Кроме черноморских боев, атаковали с Белого моря, на Камчатке и даже на Балтике – Петербург пришлось героически оборонять. Отовсюду навалился сильнейший в мире британский флот.
   Но мы выстояли. Историки врут о «позорном поражении». Ну да, а тысячу лет назад мы из болота вылезли…
   Ведь три державы смогли потеснить нас лишь чуть-чуть и ненадолго: утраченные земли и Черноморский флот мы вернули уже через двадцать лет! Трое били одного, а вышла ничья. Это «поражение»?! Вообще-то это наша блестящая победа.
   Никак не удавалось им нас уничтожить.
   Россия бесила конкурентов все сильнее – теперь своей… железной дорогой. Первую ветку (Петербург – Царское Село) выстроили в год смерти Пушкина, а в 1903-м паровозным дымом заклубился Транссиб, от Петербурга до Владивостока[10]. Раньше телеги месяцами по грунтовкам колдобились, а теперь перебрасывать войска через страну стало можно за считаные дни.
   Вовсе не собирались мы отбирать английские колонии! Но впервые получили такую возможность… Хищники судят по себе. На месте русских британцы непременно начали бы захватывать окрестные страны – приписали такое намерение и нам[11]. Значит, пора нас убивать.
   И что случилось в 1904 году? Япония напала на Россию.
   Именно так. Кучка островков вцепилась в континентального титана. Предательски, без объявления войны. И в тот момент ее войска превосходили наши дальневосточные, а перемещать армию из европейской части мы не могли: грозила война с… кем бы вы думали? С Англией.
   Как так вышло? Британия дала японцам крейсера и кредиты, хитрой дипломатией лишила нас союзников. Сами самураи напасть бы не посмели.
   Внутри же страны вскочил чирей либеральной общественности и стал требовать немедленного мира. То есть капитуляции перед агрессором… Либералам всегда надо, чтобы Россия сдалась.
   Японцы между тем выдыхались, а мы смогли перебросить на дальневосточный театр резервы. Наша победа стала неизбежной. Не убить Россию военным вторжением!
   И начался революционный бардак. Девятое января, «Потемкин», лейтенант Шмидт, Красная Пресня… Бунту нужен менеджмент, стихийным он не бывает. Напечатать пуды листовок, поднять тысячи заводов на одновременную забастовку, дать боевикам оружие в промышленных масштабах… Кто это координировал? Кто снабжал деньгами?
   Второе ясно. Эсер Б. Савинков признал: «Поступило на русскую революцию пожертвование от американских миллионеров в размере миллиона франков»[12]. Известны и имена. Например, банкир Якоб Шифф за финансирование японских генералов и русской смуты даже получил два японских ордена.
   Слышу голос:
   – Погоди, Кофанов. Американцы-то откуда?! Ты ж все про Англию говорил…
   – Британия и США, – отвечу я, – в начале ХХ века трогательно слились. По серьезным вопросам у них разногласий не бывает. И сейчас это подтвердит штатовский политолог: «Британия является основным сторонником Америки, жизненно важной военной базой и тесным партнером в разведывательной деятельности»[13]. Так что с начала XX века видишь «Англия» – читай «Америка». И наоборот.
   Вождей логично искать там же, где и деньги. «Кто девушку ужинает, тот ее и танцует». Координировали российских громил английские, американские и японские спецслужбы.
   Но Россия отбила эту атаку, пережила 1905-й с минимальными потерями.
   Тогда враги стали выращивать 17-й год. Они поняли: война нужна большая; локальная нас не убьет.
   В 1913 году произошло важнейшее событие, о котором расскажу позже. Пока запомните, что тогда началась Эпоха Тотального Истребления (ЭТИ), мы и сейчас в ней живем. Появились деятели, которые стали гробить мир с невиданным прежде размахом; так их и будем называть – ЭТИ.
   В 1914-м ЭТИ смогли запалить мировую войну.
   Мешали им не только мы, но и растущая Германия. Главная цель обеих мировых войн – столкнуть наши страны, «и пусть они убивают как можно больше» (слова будущего президента Г. Трумэна в июне 1941-го)[14]. Мы и немцы – помеха господству янки-бриттов.
   Причем не только в политико-денежном смысле, но и в расовом. Триединые русы (великорусы, малорусы, белорусы) и восточные немцы – потомки древних ариев; а у англосаксов генетика иная. Они хищники, а мы нет. Так что противостояние коренится очень глубоко.
   – Врешь! – крикнет кто-то. – Хищниками были «арийцы»-немцы! А милые англичане защищались.
   Да, так все и выглядело. Но не забывайте о тайных рычагах. «Как узнать, что политик врет? У него тогда губы шевелятся». Именно англичане и американцы имели контрольный пакет акций в бизнес-проектах под названием «мировые войны». «В организацию (Первой мировой. – А. К.) решающий вклад внесла Великобритания, которая стремилась убрать своих геополитических конкурентов – Россию и Германию»[15].
   Но и война не помогла: в начале 1917 года ощутимо близилась наша победа (Брусиловский прорыв и т. д.). Немцы обессилели, мы с Англией и Францией непременно разгромили бы их.
   Хотели «союзники» делиться с нами победой? Конечно нет.
   И разразился Февраль.
   Его ничто не предвещало. Эмигрант Ленин буквально накануне сетовал: «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции…»[16] Прочие российские партии тоже не готовили переворот, его будто фея наколдовала.
   Где ж эта фея жила? Где и подобает – на Западе. А конкретно?
   – В Германии! – скажете вы. – Немцы хотели вывести нас из войны.
   Логично. Но напомню: вскоре сам Фатерлянд убила революция, по тому же сценарию. Нет, автор этих событий – геополитический враг и Германии, и России. Кто у нас общий враг?
   Затем Керенский мирно[17] отдал власть своему земляку Ульянову и агентам мирового капитала Троцкому и Свердлову. Почему они агенты, я подробно объяснил в другой книге[18]. Две детальки: дядя Троцкого Абрам Животовский был петроградским банкиром[19] (а все банкиры входят в единую сеть). Брат Свердлова Вениамин имел банк[20] в самом Нью-Йорке.
   И Россия стала англо-американской колонией, ее буйно грабили (в этом суть НЭПа). Оккупационную власть представлял гауляйтер Лев Давыдыч Троцкий. Нас разбили…
   Однако в марксистское руководство внедрилось звено патриотов. Возглавлял его И.В. Сталин. К концу 1920-х патриоты перехватили управление, Троцкого выгнали, и страна вышла из-под западного контроля.
   Ну и что с ней делать? Как всегда: разлагать изнутри и втравливать в войну с Германией.
   С первым ясно. В стране остались сотни недобитых гауляйтеров-троцкистов, Лев Давыдыч руководил ими из-за бугра. Они начали готовить свержение Сталина, а для этого надо разжечь народное недовольство. Как? Люто проводить на местах коллективизацию (необходимую для выживания страны), усугубить голод 1932–1933 годов, вести саботаж и диверсии – например, убить верного сталинца Кирова. А маршалы во главе с Тухачевским готовили военный путч.
   Не все эти люди осознанно гадили Отчизне. Некоторым промыли мозги.
   Стравить с Германией оказалось труднее: ведь Версальский мир запретил ей иметь сильную армию! Такого агрессора русские мигом побьют…
   И англоязычные финансисты привели к власти Гитлера. Почему его? А он еще в «Майн кампф», в 1924-м, выразил жажду «жизненного пространства на востоке» и союза с Англией. Ему оплатили выборы, предельно усилили и бросили на нас.
   Историки-бегуны вещают: деньгами ему помогли германские бизнесмены! Было такое. Но только этим гитлеровский триумф не объяснить. Подробно это разобрал Н. Стариков[21], я напомню лишь три факта:
   1) немцам позволили плевать на Версаль и вооружаться;
   2) Мюнхенский сговор (1938) отдал Гитлеру Чехословакию. А это не только шаг к России. Чешские заводы «Шкода» давали военной продукции почти как вся промышленность Британии!
   3) в 1939-м Гитлер вторгся в Польшу. Англия и Франция объявили ему войну, но… не воевали. А ведь могли легко разгромить вермахт, что признают немецкие генералы.
   Достаточно? Есть и документы, подтверждающие американское финансирование нацистов.
   Гитлер создал Евросоюз: сплотил почти всю континентальную Европу. Защищались от него символически: Польша сдалась за 17 дней[22], Бельгия – за 7, Нидерланды – за 5, Франция – за 43… А ведь в Первой мировой те же французы бились четыре года и победили!
   Ясно: Гитлеру не противились. Запад охотно сжался в кулак для сокрушения России.
   Но мы опять разбили всю Европу. В одиночку! «Союзники» открыли второй фронт лишь летом 44-го, когда наша победа стала несомненной. Думаете, чтоб нам помочь? Ага… Смысл второго фронта – не позволить русским освободить всю Европу. У. Черчилль писал: «Надо немедленно создать новый фронт против стремительного продвижения (России. – А. К.)»[23].
   Что за этим последовало?
   Уже в мае 1945-го Черчилль велел разработать операцию «Немыслимое» (Unthinkable). Если вы об этом не знали, сейчас будете шокированы. Наши «союзнички» готовились напасть на… СССР! Вместе с немцами!! Вот фрагмент плана: «На ранних этапах можно переформировать и перевооружить 10 немецких дивизий»[24].
   Каково? Часть «антигитлеровской коалиции» готова совместно с немцами крушить Россию! («Своими» в плане считались Англия, США, Польша и Германия.)
   Почему не напали? А британские генералы поняли: «Достигнуть быстрого ограниченного успеха будет вне наших возможностей, и мы окажемся втянутыми в длительную войну против превосходящих сил». Проще говоря, советская армия была сильнее английской, американской, польской и немецкой, вместе взятых.
* * *
   5 марта 1946 года Черчилль в американском городе Фултоне прочел речь с названием The Sinews of Peace. Ее считают истоком холодной войны.
   Странно… Ведь сэр Уинстон уже потерял на выборах пост премьера! Как рядовой гражданин может начать войну?
   Но учтите, что в Фултон его сопровождал лично президент Трумэн. «Отвергнутый народом» Черчилль все равно оставался крупнейшим политиком. Напомню, кстати, что он аристократ, герцог Мальборо.
   Вот и думайте, имеют ли выборы какое-то значение в «демократических странах»…
   Вернемся к речи.
   Тему России сэр начинает так: «Я глубоко чту доблестный русский народ и моего товарища военного времени маршала Сталина… Мы понимаем, что России необходимо обеспечить безопасность своих западных границ от возможного возобновления германской агрессии. Мы рады видеть ее среди ведущих мировых держав. Мы приветствуем ее флаг на морях».
   После «Немыслимого» звучит это, мягко говоря, лицемерно…
   Герцог продолжает: «От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике на континент опустился железный занавес. По ту сторону занавеса все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы – Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест, София. Все эти знаменитые города оказались в пределах того, что я называю советской сферой».
   Черчилля это бесит. Но как иначе «обеспечить безопасность западных границ»? Он только что признал наше право на это – и уже себе противоречит.
   Далее: «Почти все эти страны управляются полицейскими правительствами, и по сей день в них нет подлинной демократии».
   А, ну да. Англосаксов волнует исключительно соблюдение демократии. Видели мы это соблюдение во Вьетнаме, Ираке, Югославии, Ливии, Египте, Сирии…
   Как же Черчилль предлагает защищать демократию?
   «Если население Британского Содружества и Соединенных Штатов будет действовать совместно в воздухе, на море, в науке и экономике, то будет исключен тот неспокойный, неустойчивый баланс сил, который искушал бы на амбиции или авантюризм»[25].
   «Немыслимый» блицкриг провернуть не удалось, но теперь те же силы (англосаксы) должны измотать русских постепенно. Причем баланс сил «союзников» не устраивает, им нужен явный перевес и разгром России.
   Это и есть холодная война.

   Следующий текст – «план Даллеса» (1945). Любят называть его фальшивкой – мол, подлинник не найден. Что ж, возможно, шеф ЦРУ Аллен Даллес его и не писал; текст могли сформулировать позже. Но беда-то в том, что план выполняется! Дословно, по пунктам.
   А значит, если это подделка, то существовал и такой же подлинник.
   Вот текст:
   «Окончится война, все как-то утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем, – все золото, всю материальную мощь – на оболванивание людей. Сознание людей способно к изменению. Посеяв хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем союзников в самой России.
   Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная трагедия гибели самого непокорного на земле народа, необратимого угасания его самосознания. Из искусства мы вытравим социальную сущность, отобьем у художников охоту исследовать процессы, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино – все будет прославлять самые низменные чувства. Мы всячески поддержим так называемых «художников», которые станут вдалбливать культ секса, насилия, садизма, предательства.
   В управлении государством мы создадим неразбериху, будем способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита возведутся в добродетель. Честность превратится в пережиток прошлого. Хамство, ложь, пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего ненависть к русскому народу – все это мы будем ловко и незаметно культивировать.
   Лишь немногие будут понимать, что происходит. Но таких людей мы превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять основы народной нравственности. Расшатывать поколение за поколением. Главную ставку всегда будем делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов.
   Вот так мы это и сделаем».
   Читать больно. Портрет ельцинской России! Сейчас мы из этого болота понемногу вылезаем.
   Невольно вспоминается история о словах Маргарет Тэтчер: «В России должно остаться 15 миллионов человек». Втайне Запад этого хочет, кто бы спорил, вот только нет доказательств, что Айронледи действительно такое говорила… Видимо, тоже легенда, как и «план Даллеса» – только он выполняется, а сокращение до 15 миллионов пока, слава Богу, нет. За двадцать два либеральных года население РФ сократилось «всего лишь» на пять миллионов. (Есть также данные, что вымерло гораздо больше. Не знаю, кому верить… Но в любом случае до уцелевших 15 миллионов еще далеко.)
   «Планом Даллеса» называют и другой документ – на сей раз реальный: Директиву Совета национальной безопасности США № 20/1 от 18 августа 1948 года. Текст анализирует возможную войну с СССР. После победы американцы хотели требовать:
   «а) прямых военных уступок (сдача вооружений, эвакуация ключевых районов и т. п.), обеспечивающих гарантии военной беспомощности;
   б) соблюдения условий, обеспечивающих экономическую зависимость от внешнего мира;
   в) соблюдения условий, гарантирующих свободу либо федеративный статус национальным меньшинствам (как минимум настаивать на полном освобождении Прибалтийских государств и на предоставлении федеративного статуса Украине);
   г) соблюдения условий, гарантирующих устранение железного занавеса, обеспечивающих свободный поток идей извне».
   Этот план тоже исполнен…
   Деталь. Начиная с Геббельса Запад вещал:
   – Мы боремся не с Россией, а с коммунистами!
   Смотрим директиву дальше: «Наши цели по отношению к любой некоммунистической власти, которая может быть установлена на российской территории вследствие войны.
   Независимо от идеологического базиса такой некоммунистической власти и независимо от степени, в которой она приобщится к идеалам демократии и либерализма, мы должны обеспечить гарантии того, что даже номинально дружественный нам режим:
   а) не будет обладать военной мощью;
   б) будет экономически зависим от окружающего мира;
   в) не будет обладать слишком большой властью над национальными меньшинствами;
   г) не установит железный занавес в отношении контактов с окружающим миром»[26].
   Пункты те же, дословно! И опять – точный портрет ельцинизма… Западу без разницы, кто правит Россией, – лишь бы она была беспомощной.
   Под антикоммунизмом скрывалась их вечная ненависть к русским.

   Что я хотел показать этой главой? То, что Запад в последние века покушался на нас непрерывно. Вы еще верите, что Советский Союз рухнул сам?

Бжезинский

   Вопрос, конечно, некорректен. Но большинство ответит не задумываясь:
   – Збигнев Бжезинский!
   Главный, не главный – но самый известный. Польско-американец. Амеропшек. Поляки часто нас ненавидят – ведь мы подло выгнали их из Кремля в 1612 году…
   Именно он (с политологом по имени Карл Фридрих[27]) в 1956 году запустил словечко «тоталитаризм», которое якобы объединяет гитлеровскую и сталинскую державы. Зачем? Чтобы исказить итоги Второй мировой, по схеме:
   1) русский и немецкий режимы одинаковы;
   2) значит, русские виновны в войне;
   3) значит, русских надо убить.
   «Тоталитаризм» – ложь. Не уложить сталинизм и гитлеризм в одно понятие, не стыкуются! Доказать? Хорошо. Но позже.
   Бжезинский был советником у целой вереницы президентов. То есть не теорией занимался, а политической практикой – например, втягивал СССР в Афганскую войну[28]. У нас за это хают Брежнева, а ведь тогда сработала провокация ЦРУ!
   Как им это удалось?
   Гражданская война в Афганистане шла уже год, после переворота 27 апреля 1978-го (Кремль к нему непричастен). Кабул просил советских войск для наведения порядка, но мы отказывали.
   Штаты мечтали подсунуть нам подобие Вьетнама – и начали спонсировать моджахедов. Вот слова Бжезинского: «По официальной версии, помощь ЦРУ моджахедам началась в течение 1980 года – после того, как Советская армия вторглась в Афганистан. Но вот реальность, державшаяся в секрете до сегодняшнего дня: президент Картер подписал директиву о тайной помощи противникам просоветского режима 3 июля 1979 года. И в тот же день я написал докладную записку для президента, в которой объяснил, что эта помощь повлечет за собой советское военное вмешательство»[29].
   Целых полгода война разгоралась на американские деньги, прежде чем Брежнев решился вводить войска – ненадолго и не для боев, а лишь для стабилизации обстановки. Ведь бурлящий котел у самой границы опасен!
   Но вышло иначе…
   Любопытная деталь: «Решение о вторжении вызрело в рамках «тройки» Андропова, Устинова, Громыко, особенно усилиями первых двух»[30].
   Андропов. Шеф КГБ. Его имя нам еще встретится многократно…

   Самая известная книга пана Збигнева – «Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические императивы)».
   Люблю Бжезинского!
   Нет, я с ума не сошел, воспылав страстью к упорному врагу моей Родины…
   Подкупает в нем честность. Не врет, как Черчилль, в тысячный раз о «демократии», которую добрые янки дарят миру, а прямо пишет: господство Америки. Спасибо, Збигнев.
   И далее пан излагает задачу США: «Сохранение своей исключительной глобальной власти… Три великие обязанности имперской геостратегии заключаются в предотвращении сговора между вассалами, сохранении покорности подчиненных и недопущении объединения варваров»[31].
   Граждане вассалы, ясно, кем вас считает Америка?
   Читаем дальше: «Жизненно важно, чтобы на политической арене не возник соперник, способный господствовать в Евразии и, следовательно, бросающий вызов Америке»[32]. Нужно пояснять, о каком «сопернике» речь? Какая страна способна господствовать в Евразии?
   Да, только наша. И в другом месте Бжезинский пояснил: «Запад боролся не против коммунизма, а против России, как бы она ни называлась»[33]. Еще раз спасибо за честность!
   Итак, Штаты хотят Евразию. Зачем?
   А на это есть наука геополитика. Один из ее основателей Х. Маккиндер (1861–1947) предложил термин «Хартленд» (от английского Heartland – «сердцевинная земля»). Главная мысль Маккиндера: «Кто контролирует Хартленд, тот правит миром». Ни больше ни меньше.
   Что за загадочная «сердцевина» такая? В каком тридевятом царстве зарыт ключ от мирового господства?
   Да у нас. Хартленд – это центр Евразии, то есть Россия…[34] Наша земля нужна хищникам. Даже не ее ресурсы, а геостратегическое положение. А русские под ногами мешаются, поэтому нас надо убить. Не войной, так геноцидом.
   Вот Бжезинский объясняет ценность Хартленда: «Государство, которое господствует в Евразии, контролировало бы два из трех наиболее развитых и экономически продуктивных мировых регионов… Контроль над Евразией повлечет за собой подчинение Африки, превратив Западное полушарие и Океанию в геополитическую периферию центрального континента мира… В совокупности евразийское могущество значительно перекрывает американское… Евразия, таким образом, представляет собой шахматную доску, на которой продолжается борьба за глобальное господство»[35].
   Вы еще сомневаетесь, что СССР яростно валили извне? Слушайте другого автора: «Во второй половине ХХ века развилась советология, сыгравшая большую роль в разрушении Советского Союза. В ней не было никакого научного понимания коммунистического социального строя. Но оно и не требовалось. Чтобы убивать китов, не требуется биологическая наука о животных, нужна наука обнаружения, убийства и разделывания китов»[36].

   Либеральные «борцы с конспирологией» пытаются высмеивать думающих людей:
   – Какое «мировое правительство»?! Какое «господство»?! Запад бьется за демократию и права человека!
   – Советник американских президентов, – скажу я устало, – открытым текстом правду пишет… Читайте!
   Да, я повторяюсь. Самого достала эта тема. Но повторять вынуждают враги, которые врут о «демократии и правах человека» крайне назойливо.
   Запад хочет править миром. Для этого ему нужен Хартленд. Поэтому Запад испокон веку покушался на Россию, а возглавляла агрессию самая мощная на тот момент сила: крестоносцы, поляки, шведы, французы, немцы, американцы…
   А XX век добавил почти мистическую причину для ненависти. Дело в том, что Советский Союз жил в ином времени. Он устремлялся в будущее. Современность мы видели лишь как ступень на пути к коммунизму. Отчетливо это проявлялось при Сталине, но отголоски жили до самого Ельцина.
   Западные же элиты цеплялись за настоящее, в котором преуспели. «Остановись, мгновенье, ты прекрасно…» Будущее страшило их, грозя отнять хапнутое. Поэтому в СССР они чуяли еще и метафизического врага.

Диссиденты

   Это мерзкое слово вылезло из латинского «dissideo», что означает «быть вдали», «не соглашаться», «отличаться», «бунтовать»[37]. Все смыслы верны, особенно первый. Потому что эти господа русскими, тутошними себя не считали; смотрели на Россию со стороны и (как им казалось) свысока. Чужаки, короче.
   Они выискивали недостатки страны. Идейки им подсовывали агенты вражьих служб; свинья грязь всегда найдет. Из этого стряпались книги, их легально выпускал тамиздат (на Западе) и подпольно – самиздат (перепечатанные на машинке листы, которыми зачитывалась интеллигенция).
   Мягко скажем, не восхищенный советским строем – но умный – Варлам Шаламов писал в 1971 году (не для печати): «Самиздат, этот призрак, опаснейший среди призраков, отравленное оружие борьбы двух разведок, где человеческая жизнь стоит не больше, чем в битве за Берлин»[38]. Понимал, что творится…
   Активных диссидентов было немного, но в рот им глядели все так называемые «шестидесятники». Диссиденты стали эпицентром смутно недовольной интеллигенции.
   Чего ей не хватало? Адреналина. Бои утихли, быт спокойный, даже Гагарин слетал. Что дальше? Хотелось «стрессов и страстей». Читая по ночам самиздатовскую макулатуру и слушая «голоса», эти вроде бы взрослые люди воображали себя подпольщиками, бойцами. Вот и адреналин.

   Диссиденты делились на три группы:
   1) либералы;
   2) коммунисты (критиковавшие власть за «отход от чистого марксизма»);
   3) патриоты (русские националисты, православные, монархисты и т. д.).
   К первым относились Е. Боннэр (и А. Сахаров при ней), В. Новодворская и прочие одиозные персоны. Меж первыми и третьими лавировал А. Солженицын.
   Ко вторым – Рой Медведев, П. Григоренко, П. Якир, П. Литвинов[39], Н. Горбаневская и др.
   К третьим – И. Шафаревич, Л. Бородин; примыкали писатели-«деревенщики» Ф. Абрамов, В. Белов, В. Распутин, В. Шукшин.
   Либералы и марксисты (они же троцкисты) – едина суть. Пока не разбираю тонкости их вероучений, скажу главное: тем и другим плевать на Россию. Они используют ее для своих целей. Если вымрут все русские, они и не заметят. Или отпразднуют.
   Сейчас раскрою две тайны. Знать их крайне важно, но большинство об этом даже не догадывается.
   Первая тайна. Наши коммунисты всегда делились надвое. Условно – сталинцы и троцкисты. Или: патриоты и космополиты. Или: русские и российские.
   Цель сталинцев – благо России. Марксизм сам по себе им не нужен; но они помнят, что в советский период страна жила несравненно справедливее, добрее, славнее, чем при «либеральной демократии». Ее было за что уважать.
   А троцкисты[40] – фарисеи Маркса. Толкуют, как раввины, его труды. Веруют в святую богодухновенность догматов, хоть давно ясно, что они врут. Смотрите: пролетариата в точном смысле слова нет (да и был ли?); диктатура оного невозможна в принципе; «отмирание государства» – бред; революция миновала развитые капиталистические страны, зато грянула в аграрной России; жизнью общества управляют вовсе не «производственные отношения», а потоки ростовщических финансов – производство тут вообще ни при чем…
   Маркс писал фэнтези. Причем не сдуру, а по заданию тех же либералов: переводил гнев угнетенных на ложную цель.
   А на Россию марксистам-троцкистам-космополитам не просто плевать – они ее ненавидят. Как и завещали их вожди, «ненависть к русским есть первая революционная страсть немцев»[41].
   Наши коммунисты делятся на эти две группы с самого основания РСДРП. Бумаги деление не фиксируют, оно проходит в сердцах.
   Вторая тайна. Советский Союз построил Сталин, который марксистом лишь притворялся. Наше мироощущение, социальная структура, тип хозяйства 1930 – 1950-х годов не имели к марксизму никакого отношения. Материальная реальность страны жила по иным законам – по сталинским.
   Однако марксизм пришлось сохранить в роли религии, она же идеология. Сталин-то знал, что без духовной основы русские жить не могут! Православие себя исчерпало (на тот момент), и единственной религией оставался марксизм. Без него мы не вынесли бы Великую Войну.
   И вот поздний Союз уперся в проблему: реально марксизма нет, но вся идеология выстроена на нем, мышление образованных людей заточено под Маркса (истмат, диамат, научный коммунизм). А хуже всего: даже сталинцы не знали, что их кумир лишь притворялся марксистом! То есть и они искали выход у парочки импортных бородачей…
   В итоге все коммунисты видели расхождение теории и практики. И чудовищно ошиблись. В подкорке засела фразочка «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно». Фраза зомбировала, создавала нехитрую схемку: теория априори верна – значит, практика ее искажает. Вывод: надо подогнать строй под теорию. Значит, строй надо ломать (ранний Горбачев называл это «Больше социализма!»).
   А ведь все было наоборот: прекрасно работающее сталинское государство (да, с некоторыми недочетами) – и никуда не годная теория.
   По-хорошему, следовало отбросить марксизм, создать научную теорию сталинизма – и на этой базе исправить ошибки позднего Союза. Это спасло бы страну. И было исполнимо, если бы Хрущев не оклеветал Сталина. Всего за несколько лет он ухитрился вылить на своего великого предшественника столько дерьма, что до сих пор ни о каком научном сталинизме и речи быть не может. Слово «сталинизм» Хрущев сделал бранным.
   А ведь суть сталинского правления вовсе не в «репрессиях» (избавивших страну от злейших врагов) и не в «тоталитаризме» (которого вообще никогда не было). Беспощадность к врагу временна, вынужденна, пока враг лютует. А постоянная, глубинная основа сталинизма – это антипаразитская экономика, социальная справедливость, здоровая целеустремленность людей. Вот это и стало ускользать при Брежневе.
   Следовало проанализировать суть сталинизма и вернуться к нему. Но никто не был к этому готов.
   И получилось, что все мыслящие коммунисты хотели разрушения Союза.

   «Патриотическое» крыло казалось «голосом русского народа», своими, не диссидентами вовсе. Они изо всех сил создавали такое впечатление. Но цель имели ту же: убить СССР. И их лозунг «Спасем Россию от коммунистов» дословно повторял геббельсовскую пропаганду…
   А писатели-«деревенщики», надеюсь, искренне болели за страну, но в итоге тоже нагнетали недовольство советской действительностью, работали на врага.
   Три ветви диссидентов поджигали Россию с трех сторон.

1968-й

   – Сопротивление милых чехов злому тоталитаризму!
   Не совсем так… Обсудим в третьей части.
   Пока интереснее другое.
   В 1968-м бунтовали все. Взбесилась молодежь по всему миру, ей вдруг расхотелось подчиняться кому бы то ни было. Причем капиталистам противились гораздо активнее, чем коммунистам.
   Самые заметные события года – «студенческие революции» в Нью-Йорке и Париже. Они бушевали почти одновременно, в мае (задолго до Пражской весны, которая не совсем по-весеннему произошла в августе).
   Нью-йоркские студенты захватили университет, и целый месяц полиция их оттуда выкуривала. А парижане тоже дрались с полицией, что переросло аж во всеобщую забастовку и в отставку президента де Голля – чуть не единственного француза, который реально сопротивлялся гитлеровцам.
   Интересно, что французская экономика была тогда на подъеме, как и российская в 1905-м и 1917-м. Революции в такие моменты обычно и возникают, какие бы сказки ни рассказывал нам Маркс…
   68-й год – тема сложная, ее копать и копать.
   Запомним: мир громыхал, но правительства к этому непричастны. Они ничего не организовывали. И им ничто не грозило.
   Историк А. Тарасов подтверждает: «1968 год показал, что все эти «молодежные революции», «студенческие революции», «антиавторитарные революции», «сексуальные революции», «психоделические революции», «рок-революции», «революции цветов», «революции воображения», «революции Иисуса» и т. д., и т. п. совершенно не опасны для Системы. Все, что не лишает правящие классы собственности на средства производства и власти, не страшно современному капитализму»[43].
   Уровень мышления парижских бунтарей ясен из их лозунгов: «Алкоголь убивает. Принимайте ЛСД», «Пролетарии всех стран, развлекайтесь!», «Оргазм – здесь и сейчас!».
   Примерно того же хотели и в Праге…
   Еще некоторые события того года:
   21 февраля – взрыв в советском посольстве в Вашингтоне.
   С 15 марта по 1 апреля – закрыт Лондонский рынок золота. Дестабилизирована международная валютная система (похоже, отсюда остальной бардак и вытекает).
   27 марта – погиб Юрий Гагарин…
   Апрель – май – в США массовые антивоенные демонстрации вьетнамских ветеранов.
   4 апреля – в США убит негритянский активист Мартин Лютер Кинг.
   11 апреля – беспорядки в Западном Берлине.
   30 апреля – в СССР диссидентами подготовлен первый выпуск самиздатской «Хроники текущих событий».
   3 мая – 23 июня – марш бедняков на Вашингтон.
   6 июня – в Лос-Анджелесе убит Роберт Кеннеди, младший брат убитого за пять лет до этого президента Джона Кеннеди.
   17 июля – военный переворот в Ираке.
   23 июля – палестинские боевики угнали израильский самолет.
   21 августа – ввод войск стран Варшавского договора в Чехословакию.
   3 октября – военный переворот в Перу.
   9 октября – правительство Перу экспроприировало собственность американской нефтедобывающей компании «Интернешнл петролеум».
   11 октября – военный переворот в Панаме.
   27 октября – в Лондоне массовая демонстрация против Вьетнамской войны.
   19 ноября – военный переворот в Мали.
   26 декабря – палестинские террористы расстреляли израильский самолет в аэропорту Афин.
   28 декабря – израильский спецназ уничтожил 14 арабских самолетов в аэропорту Бейрута.
   Веселый был годик…
   Некоторые считают его переломным и в сексуальной революции. Вроде хорошо: юбки укоротились!.. Но все несколько сложнее.
   Тема секса отныне прилична. Интим стал источником удовольствия, а не детей. Удовольствие признано неотъемлемым правом человека, а значит, святы также наркотики, тунеядство и любые извращения. Рекламируют все это гигантские индустрии шоу-бизнеса (включая якобы «независимый» рок), фармакологии и молодежной моды.
   И вот итог: западные содомиты, педофилы и скотоложцы объявили «натуралов» вне закона. Скоро убивать начнут.
   Эта мерзость не стихийна, ее навязывает либеральное руководство. Зачем? Позже обсудим.
* * *
   И вот что я думаю: бунты подстроены. Сейчас начнется «конспирология» (этим словечком клеймят все попытки докопаться до правды).
   Сопоставим факты.
   Итог французских событий – отставка де Голля. А ведь бился он не только с немецким фашизмом, но и с американским! 21 февраля 1966-го управляемая им Франция вышла из НАТО, а годом раньше лягнула Америку еще чувствительнее: отказалась от доллара в международной торговле. И даже вышвырнула обратно в США все свои доллары в обмен на золото.
   Банкиры правят миром через доллар. Де Голль пошатнул эту власть. Ясно: надо его убрать.
   При странных обстоятельствах убит Роберт Кеннеди. Знаете, кем он был в этот момент? Кандидатом в президенты!
   Он был единомышленником своего брата, таинственно убитого Джона, который, как и де Голль, покусился на хозяев доллара (его печатает группа частных банков под названием «Федеральная резервная система», а вовсе не государство). Джон Кеннеди нарушил правила и выпустил банкноты от имени казначейства США. Это подрывало власть банкиров. Его убрали, и с тех пор на баксах всегда написано «Federal Reserve Note» (а не «United States Note»). Можете проверить.
   Не все знают, что в ХХ веке мировыми игроками стали не государства, а хозяева денег. Мы по привычке мыслим: «США бомбят Ирак», «Британия в 1945-м готовилась напасть на нас»… Однако в этих преступлениях виновны не народы Англии и Америки и даже не их правительства, а живущие там финансисты. Если им окажется выгоднее переехать в другие страны, они сделают это немедленно.
   Помните: в марте 1968-го замер Лондонский рынок золота? Об этом событии не кричат, но, скорее всего, там и коренятся дальнейшие «стихийные бунты». Денежная система пошатнулась, и финансисты таким образом ее укрепляли (сейчас они с той же целью поджигают Ближний Восток). Потому правительства и не понимали, что творится.
   А Пражская весна среди бурь того года почти незаметна…
   Гораздо хуже другое: тогда нам навязали игру на чужом поле. Почему на чужом? Потому что финансы – не русское дело. Язык спотыкается произнести «русский банкир». Русский царь, русский крестьянин, русский художник, русский ученый – звучит естественно. А «русский банкир» – как «финский кокосовод»…
   Эту тему я подробно разберу во второй части книги.

Лунный эпос

   Вкратце:
   1. Могла ли ракета «Сатурн-5» поднимать такие громадные грузы, как заявляли янки?
   2. Если ракета была столь замечательной – почему ее списали?
   3. Летал ли посадочный модуль?
   4. Как стыковали на лунной орбите взлетевший модуль и летавший там командный блок?
   Бесчисленные фотоляпы я опускаю (невозможную светотень, отсутствие звезд; следы монтажа, выявляющиеся при небольшой обработке, и т. д.). К этому не цепляюсь: съемочная техника могла отказать, а фурор произвести надо – вот и досняли кое-что на Земле, для подстраховки. Допустим. В конце концов, легендарное видео первых шагов Армстронга снять было просто некому – и НАСА скрипя зубами это признало (хоть поначалу втюхало нам эту лажу как «прямой эфир»).
   Но вопрос-то в том, был ли реальный полет! Потому я и спрашиваю не о фото, а о космической технике.
   По первому пункту давно готов ответ: огромная станция «Скайлэб», летавшая вокруг Земли с 1973 по 1979 год, уже после лунных прогулок. Уверяют, что ее за раз подняла именно ракета «Сатурн-5» и что станция весила 77 тонн, а это необыкновенно много. Довод убийственный: значит, сверхмощная ракета была!
   Да вот незадача: внутрь станции никто из иностранцев не попал, летали только свои, причаливая на стандартных «Аполлонах» (где могли и оставаться все время якобы «работы на станции»). И было лишь три экспедиции (за шесть лет!), по три человека, хоть заявлено, что станция роту вмещает. Имеются фотки интерьеров, где мужики натужно имитируют невесомость; сняты они бесспорно на Земле. Короче, вес станции и само ее существование может подтвердить только НАСА. Скорее всего, это был муляж, пустой корпус, который весил пару тонн…
   Так что простите, реальность ракеты «Сатурн-5» крайне сомнительна.
   На второй вопрос обычно отвечают:
   – Ракета была слишком дорогой, вот от нее и отказались.
   Но позвольте, после «лунного проекта» осталось три ракеты! Зверски дорого именно строить; полеты гораздо дешевле. Не использовать уже готовую уникальную технику – вот это и есть безумное расточительство!
   А главное: в 1971 году доллар отвязали от золотого обеспечения, штампуют в любых количествах. Выражение «слишком дорого» потеряло для США смысл! А программу полетов закрыли в 1973-м…
   Третий и четвертый вопросы вообще ответа не имеют. Взлетный отсек лунного модуля весил без топлива всего две тонны, как шестисотый «мерседес»! Засуньте в эту массу двигатель для скорости два километра в секунду, компьютер (старшее поколение помнит их тогдашние габариты), системы связи и навигации по звездам, стыковочный узел, устройства терморегуляции и очистки воздуха, еду, питье и кислород для двух мужиков на трое суток, защиту от метеоритов…
   В две тонны все нужное оборудование не упихнуть.
   Далее: этот модуль никогда не испытывали в полете. Вернее, пытались, но безуспешно. И нас уверяют, что без единого испытания кабина шесть раз подряд прекрасно работала в экстремальной обстановке?!
   Ну допустим, эта байда взлетела. Как она найдет в небе орбитальный модуль, чтобы состыковаться? Из каких данных траекторию рассчитает? Это не околоземная орбита, где можно быстро получать указания от ЦУПа.
   В общем, глупо даже обсуждать.
   – При чем тут Луна? – спросите вы.
   Действительно, книга-то о России… Но дело в том, что «высадка на Луну» – наше тяжкое поражение в идеологической войне. До того мы в космосе всегда лидировали: первый спутник, первое живое существо на орбите, первый аппарат на Луне (1959), первый космонавт, первая женщина на орбите, первый выход в открытый космос (1965)… И вдруг вечно отсталые янки делают мощнейший рывок!
   «В СССР тогда жили гораздо беднее, чем в США. Но успех в техническом соревновании рождал уверенность, что со временем и в жизненном уровне будет существенный прогресс.
   Успех «Аполлона» нанес сильный удар по этой уверенности… разочарование охватило самые широкие круги советского общества»[45]. Диссиденты получили добавочный козырь.
   Некоторые животные, чтобы ошеломить врага, могут раздуваться и выглядеть крупнее, чем на самом деле. Враг думает уныло: «Не, с таким здоровяком я не справлюсь…» – и отступает.
   Штатам этот трюк удался.
   А то, что их власти способны на наглое вранье, они многократно доказали. Соврали про оружие массового поражения у Саддама, про убийство и утопление Бен Ладена, сняли в Катаре «штурм Триполи», провернули 11 сентября – и, конечно, глобальную аферу под названием «доллар». Некоторые из этих тем я позже разберу подробно.
   – Не слишком ли сложно для мистификации? – спросите вы. – У каждой «высадки» есть подробная история, с фотографиями и техническими особенностями. Можно ли все это выдумать?
   Можно. Голливуд в те же годы выпустил кучу фильмов на близкие темы: «Робинзон Крузо на Марсе» (1964), «Космическая одиссея 2001 года» и «Обратный отсчет» (1968), «Потерянные» (1969)… Знатоки отмечали их высокую реалистичность. Сценаристы и насовцы отлично наладили контакт; могли написать и сказочки о «высадках».
   – КГБ все бы узнало!! – вопят фанаты Америки. – Раз оно молчало, значит, правда!
   Согласен, наши ракетчики и разведка должны были раскусить мистификацию и опозорить американцев на весь мир. Почему не сделали этого?
   Моя версия: потому что КГБ с 1967 года возглавлял Андропов. Какая связь? В свое время поясню.
   А ракетчики? Информация к размышлению: «Когда произведения Солженицына запрещались, его приглашали выступать в известные научно-исследовательские институты; первым среди них был Институт ядерной физики»[46]. Ядерщики поддерживали диссидента… И именно в конце 1960-х виднейший ядерщик А. Сахаров бросил науку и стал врагом. Забавно?
   Ядерная и космическая отрасли шли рука об руку. Если измена случилась в одной – почему в другой ее быть не могло?

Права человека

   Но как они понимали свободу?
   По сути, их требования сводились к двум: свобода эмиграции и свобода слова.
   У каждого народа есть отчизна, предки тут тысячелетиями жили. Кому нужна свобода эмиграции? Кто комфортно чувствует себя «гражданином мира»? Лишь тот народ, у которого отчизны нет, который всегда жил в рассеянии. Диссиденты почти поголовно относились к этому народу.
   Русские их не понимали. Зачем уезжать? Наш дом здесь!
   Мы поняли, что свобода слова и эмиграции нужна только самим правозащитникам. И не поддержали их. На что те обиделись и начали считать русских «быдлом» и «рабами».
   Однако вот интересно. «В настоящее время советские граждане пользуются почти такими же свободами, безопасностью и «неотчуждаемыми правами», как и граждане большинства западных стран»[48]. Кто это сказал? Политбюровец-агитатор?
   Ничего подобного. Питирим Сорокин, профессор Гарвардского университета и эмигрант первой волны! Льстить Союзу у него не было ни малейшей причины – скорее наоборот.
   Это его статья 1967 года, опубликованная в Америке. Как думаете: диссиденты ее цитировали? Согласен, вопрос глупый…
   Почти о том же писал в 1970-х И. Шафаревич, танцующий меж диссидой и патриотизмом: «Мы сталкиваемся с очень странной ситуацией… Население США составляет 5,6 процента от населения мира, они используют 40 процентов всех природных ресурсов и выбрасывают 70 процентов всех отходов, отравляющих среду. Говоря попросту, США существуют за чужой счет – за счет нас и наших потомков. Но я никогда не слышал, чтобы такая ситуация связывалась с категорией прав человека»[49].
   Другими словами: паразиты американцы нарушают права вообще всех людей, кроме себя. Но об этом все молчат.
   Неясен мне Шафаревич. Порой высказывал безупречные мысли (вроде этой), однако страну рушил. Кто же он такой?
   И еще. По мнению диссидентов (тогдашних и нынешних), «нарушения прав человека» в любой стране дают Америке право эту страну бомбить. Однако все молчат о «Патриотическом акте» – законе, принятом в США после 11 сентября 2001 года. «Акт» разрешает органам прослушку телефонов, тайные обыски и аресты подозреваемых в терроризме. То есть кого угодно. Не предъявляя обвинений.
   Пресловутые права человека грубо нарушены в самой Америке.

Диссиденты персонально

   Так Сахаров помог стране, заслужив Сталинскую премию и множество других наград. И начал стране гадить…
   В 1968 году нашумела его статья «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе». Статью напечатали многие страны Запада, активно пиарил самиздат, так что она выражает позицию диссидентов. Ознакомимся[51].
   Для начала такой фрагментик: «В 1968–2000 гг. развитие космических полетов приведет к необходимости многим тысячам людей непрерывно работать и жить на других планетах и на Луне, на искусственных спутниках Земли и повернутых при помощи ядерных взрывов на новые орбиты астероидах».
   Ага. Ребята, астероид подгоните поближе, а то видно плохо…
   Он ведь технарь, физик, а даже в своей сфере в лужу сел по самое горло! В политике же разбирался гораздо хуже… Даже диссидент Рой Медведев признал: «Он жил слишком долго в каком-то предельно изолированном мире, где мало знали о событиях в стране, о жизни людей из других слоев общества, да и об истории страны»[52].
   Итак. Начинает статью Сахаров с описания последствий ядерной войны. Соглашусь с ним, дальше вооружаться бессмысленно; важно лишь поддерживать паритет, чтобы Америка сильнее не оказалась. Ведь она – вечный агрессор. И автор даже слегка журит ее за Вьетнамскую войну! Дабы текст казался беспристрастным…
   Более того, он предлагает «так изменить психологию граждан США, чтобы они добровольно и бескорыстно, во имя сохранения цивилизации и гуманности, поддержали свое правительство в изменении экономики, техники и уровня жизни миллионов людей (что, конечно, потребует серьезного снижения темпов экономического развития в США)». В переводе на нормальный язык: пусть янки делятся богатством с бедными странами.
   Разбежался…
   А для борьбы с возможным голодом «нельзя поощрять увеличение рождаемости в развитых странах». Прямо-таки нельзя! Ясно? Россия вымирает по заветам мудрого Андрея.
   На этом лирика кончается, автор приступает к делу. И впивается в сталинскую эпоху, собирая все мифы подряд:
   – «десятки миллионов жертв репрессий» (тогда как документы подтверждают лишь около 800 тысяч смертных приговоров по политическим статьям, включая власовцев, диверсантов и прочую нечисть);
   – «преступное переселение народов» (почти поголовно переметнувшихся к Гитлеру);
   – «уничтожение маршалов» (состоявших в доказанном заговоре, а кроме того – негодных профессионально. С ними война закончилась бы в 41-м году позорной капитуляцией);
   – «мещанско-зоологический антисемитизм» (ложь наглейшая, ибо перечисление евреев – лауреатов Сталинской премии займет половину этой книги);
   – и прочий хлам.
   Тут у Сахарова впервые бьет эмоция, текст перестает быть дремуче-скучным. Вот где объект ненависти: период, когда Россия была великой!
   Деталь: при Сталине (в 1953-м) Сахаров стал доктором наук и академиком. В 32 года! Тогда же он получил Сталинскую премию и звание Героя Соцтруда. Вот так тоталитаризм давил науку, инициативу и творчество…
   Повторю: уже в 32 года Сахаров получил максимально возможное признание. А до того имел полную возможность для самореализации, что и привело к этим наградам. Именно в сталинский период!
   Откуда такая злобная, свинская неблагодарность?!

   Дальше автор нападает на современную ему цензуру. Смешно и горько: ведь 22 бесцензурных года породили лишь чернуху и порно. Что ценного создано в искусстве за либеральный период?!
   Затем он справедливо замечает, что «без социализма эгоистический принцип частной собственности рождал «людей бездны», описанных в известных очерках Дж. Лондона. Только конкуренция с социализмом сделала возможным социальный прогресс XX века». Логичный вывод из этого: позарез нужно сохранить социалистическую Россию, даже не для нее самой – для блага народов всего мира!
   Но автор внезапно выдает: «Победа – за общечеловеческим, интернациональным подходом». Социализм и капитализм должны слиться, что приведет «к созданию мирового правительства».
   Ага. Вот и суть, наконец!
   Мировое правительство. Мировое господство. Бжезинского помните? Ясно, откуда ветер дует?
   Впрочем, похоже, Сахаров тогда еще был искренен, еще не предал. Он создал монстра, ужаснулся содеянному – и стал бороться за мир.
   Но ухитрился забыть, что работал для защиты от американского хищника. Если бы ученые под руководством Л. Берии не успели выдать противовес, Америка расстреляла бы нас ядерными бомбами. Хиросима не нужна была в войне против Японии, Штаты хотели лишь испытать новинку в деле. И – на Хартленд!
   Берия спас Россию. Либералы ненавидят его именно за это.
   А Сахаров призывает слиться с этой Америкой в экстазе… Как могут слиться два врага? Только если один другого сожрет. Запад всегда стремился сожрать Россию, ответных попыток не было никогда. Кому из них нужно «слияние»?
   Через несколько лет Сахаров уже писал прямо: «Западный мир несет огромную ответственность в противостоянии тоталитарному миру социалистических стран» (1976). «Единство требует лидера, таким по праву является самая мощная в экономическом, технологическом и военном отношении из стран Запада – США» (1975)[53]. Вот кто лидер Сахарова.
   Все. В середине 1970-х физик окончательно перебежал к нашим врагам, стал власовцем. И трудился на них без устали: с 1972 по 1979 год подготовил 1200 передач для иностранного радио[54].
   Кто его подтолкнул?
   В 1970-м он познакомился со своей будущей женой Еленой Боннэр, ярой диссиденткой и приемной дочкой главы ЦК Армении (в 1937-м «репрессирован»). Заметьте: многие «правозащитники» родились в семьях врагов народа (без кавычек). Их отцы захватили страну, грабили, массово убивали людей в начале 1920-х, а потом Сталин это пресек. За это диссиденты его и ненавидят: ведь они могли по наследству получить власть над страной!
   Сахаров психологически зависел от жены. Это она вынудила его бросить физику (подорвав оборону Родины) и с головой уйти в диссидентство. Двойная удача для врага.
   Секретарь ЦК М. Зимянин считал, что «от Боннэр никакой порядочности ожидать нельзя. Это – зверюга в юбке, ставленница империализма»[55]. Вряд ли преувеличивал…
   Боннэр трудилась сама или по заданию? Не знаю.
   Но знаю, что после крушения социализма она (как и большинство диссидентов) продолжала вредить России.
* * *
   Модным диссидентом был и Александр Солженицын.
   Он оскорблялся, когда его так именовали. Но вспоминается фразочка Дали: «от сюрреалистов я отличаюсь тем, что сюрреалист – это я». Вермонтский помещик отчасти прав: он не диссидент, а диссидентище.
   В 1973 году в там– и самиздатах гуляло его «Письмо вождям Советского Союза»[56]. О чем оно?
   Сначала автор опасается войны с Китаем. Не зря: за пять лет до того мы уже воевали из-за острова Даманский. Впрочем, погибло всего 58 наших бойцов (потери китайцев секретны; около тысячи). Вражду начал Хрущев – тем, что обгадил Сталина и сошел с его пути; раньше с азиатским гигантом мы дружили. Мао понял, что Хрущев предал социализм. Две идеологии – советская и китайская – вступили в конфликт.
   И вот предложение Солженицына нашим властям:
   «Отдайте им эту идеологию! Пусть китайские вожди погордятся этим короткое время. И за то взвалят на себя весь мешок неисполнимых международных обязательств, и кряхтят, и тащат, и воспитывают человечество и оплачивают все несуразные экономики, по миллиону в день одной Кубе, и содержат террористов и партизан южных континентов.
   Отпадет главная лютая рознь между нами и ими, отпадет множество пунктов нынешнего состязания и столкновения во всем мире, – и военный конфликт отодвинется намного, а может быть – и не состоится вовсе никогда».
   Вроде разумно. Но как он себе это представляет? Каким образом Политбюро может отказаться от советской идеологии?! Брежнев брякнет:
   – Все, ребята, с завтрашнего дня у нас капитализм.
   Так, что ли?!
   Да, марксистскую дребедень следовало отбросить, и Солженицын это понимал: «Сейчас в стране ничто конструктивно не держится на ней, это ложная фанерная театральная колонна». Но совсем без идеологии нельзя, это основа! Марксизм «стал восприниматься советскими людьми как что-то вроде религиозного оправдания советского строя»[57]. «У советских собственная гордость, на буржуев смотрим свысока».
   Следовало заменить марксизм научным сталинизмом. Но Солженицын-то знаменит как ярый клеветник на Сталина! Так что предлагал он не это, а отказ от духовно-идеологической основы вообще, то есть гибель страны.

   А вот дальше автор «ГУЛАГа» прав: «Вторая опасность – многосторонний тупик западной цивилизации».
   Какой тупик? Смотрим дальше: «Прогресс» должен перестать считаться желанной характеристикой общества. «Бесконечность прогресса» есть бредовая мифология. Должна осуществляться не «экономика постоянного развития», но экономика постоянного уровня, стабильная. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ НЕ ТОЛЬКО НЕ НУЖЕН, НО ГУБИТЕЛЕН» (выделено автором. – А. К.).
   О чем тут речь?
   Суть капитализма – безудержно хапать. Обогащаться любой ценой. Если твой комфорт и счет в банке не растет, то ты лузер… Именно капиталисты страшными темпами гробят мировую экологию: «после нас хоть потоп».
   Но и мы туда же… Аральское море засушили, едва не отравили Байкал, нефть качаем жадно. Как мы до этого докатились?
   Опять-таки благодаря Хрущеву. СССР после его реформ стал гнаться за Западом по уровню обжорства, стал таким же обществом потребления, ненасытным спаниелем. Идею заменил желудок.
   Солженицын потреблятство отрицает – и в этом абсолютно прав.
   Одобрю и такую его мысль: «Массовые кровавые революции всегда губительны для народов, среди которых происходят». Лишь уточню: революции всегда массовы и кровавы, чем и отличаются от дворцовых переворотов, путчей и перевыборов. Они всегда страшно вредны для народа.
   А именно революцию Солженицын и готовил, расшатывая массовое сознание.
   Далее.
   Он предлагает забыть внешние задачи (поддержка соцстран, «бесполезный» космос) и переключиться на внутренние, меркантильные – скажем, Сибирь поднимать. Вроде разумно. Но русским неинтересно жить ради желудка! Нам нужна сверхмиссия! «Бесполезный» полет Гагарина возвысил наш дух. А помощь братским странам – это великий русский девиз «Сам погибай, а товарища выручай».
   Солженицын же велит нам сделаться американцами – приземленными, деловыми, бездушными…
   И азартно хает все советское: промышленность, деревню, города, армию, школы, уличную преступность и т. д. Я не спорю: были проблемы! Но в демократической России они чудовищно разрослись.
   И вина Солженицына в этом огромна.

   В 1974-м Политбюро решало: судить его и посадить – или выдворить из страны? Большинство одобрило более строгое наказание, суд. Причем в составе этого большинства были Брежнев, Косыгин, Подгорный, Громыко, Шелепин, Соломенцев… Высылку, по сути, предлагал только Андропов[58]. И победил.
   Шеф КГБ оказался весомее генсека, председателя Сов мина, председателя Президиума Верховного Совета и министра иностранных дел, вместе взятых. Вот и думайте о реальной роли тайной полиции.
   Андропов очень помог Солженицыну рушить Россию.
   В изгнании Александр Исаевич, скажем мягко, не бедствовал. Даже его коллега по «разоблачению репрессий» В. Шаламов признал в записной книжке (1971): «Деятельность Солженицына направлена узко на личные успехи со всеми провокационными аксессуарами подобной деятельности»[59].
   И. Шафаревич писал: «Эмиграция превратилась в метод делания карьеры. Громким заявлением, созданием «комиссии», «комитета» или «группы» человек добивался известности на Западе и возможности, эмигрировав, занять там престижное положение. Речь идет о «продукте», который можно добыть только здесь, а реализовать – только на Западе. «Продуктом» может быть протест, лагерный срок или просто очень смачный плевок в Россию»[60].
   Солженицына Шафаревич боготворил – и писал, конечно, не о нем. Однако портрет вышел точный: вот и «протест», и «лагерный срок», и «смачный плевок в Россию».
   Что Александр Исаевич этим заработал? Смешной вопрос! Кто бы ему позволил в СССР иметь поместье вроде Вермонтского?! А всемирная слава и Нобелевка светили бы ему без «смачного плевка»?
* * *
   Немного о самом Шафаревиче. В 1974 году он писал (статья издана в Париже), что социалистическая идеология «враждебна каждой нации и каждой человеческой личности». Под социализмом он понимал оруэлловскую антиутопию. Но ведь кроме книжного социализма был и реальный, сталинский – враждебный паразитам, а не людям…
   В общем, эту его мысль я считаю ошибочной. Однако вывод из нее он делает неожиданно верный: малым народам нельзя откалываться от русских! Нужно подкорректировать строй, а не Союз рушить. Вывод ценный, потому что расчленительские планы в республиках зрели – это тоже разновидность диссидентства.
   Шафаревич просит «освободиться от убеждения в том, что разрыв с русскими и создание собственного государства для каждого народа даст автоматическое решение всех его проблем… Крохотные государства слишком слабы – во всех отношениях они обречены зависеть от более крупных.
   Ничто не указывает на необходимость раздробления государств до национальных атомов! Наоборот, сотрудничество разных народов порождает культуру качественно более высокую, чем мог бы создать один из них. Культура и самого крупного из народов приобретает новое измерение, которого не имела бы иначе. А гении, принадлежащие небольшим народам, достигают общечеловеческого значения»[61].
   В этом он прав. Развал Союза подкосил все его народы.
   Но Шафаревич тоже помог его рушить.

На кого работали?

   Что ж, послушаем одного из них.
   Эмигрант Олег Попов[62] пишет: «Многие из правозащитников (в том числе и автор статьи) не задумывались над тем, как их деятельность может быть использована во вред своей стране, своему народу. Что они, хотят того или нет, принимают участие в идеологической войне, которую США и НАТО ведут против СССР с начала 50-х годов… Автору этих строк понадобилось несколько лет жизни в США, чтобы понять, что истинной целью идеологической войны было не улучшение состояния с правами человека в Советском Союзе и даже не установление в СССР демократического и правового государства, а уничтожение геополитического соперника, как бы он ни назывался – СССР или Россия»[63].
   Вот вам и ответ.
   Некоторые стали врагами ненароком: искренне хотели помочь заключенным и считали «демократию» полезной для страны. Их просто надули… Но большинство диссидентов (они же правозащитники, антисталинисты, либералы, оранжевые, белоленточники и т. д.) нашу страну ненавидят.
   Впрочем, некоторые из них Россию любят. Но не реальную, а такую, в которой нет русских людей.
   Представьте: звонок в дверь. А там сосед:
   – Как я люблю твою квартиру! Удобно, хорошо… Я тут буду жить, а ты выметайся.
   Он патриот вашей квартиры! Он ее любит и хочет иметь. Да вот беда: квартира-то ваша! И вашей была всегда…
   Вы его впустите? Сомневаюсь. Так же следует относиться к «правозащитникам».

   Принимая американское гражданство, иностранец произносит следующий текст:
   «Настоящим я клятвенно заявляю, что всецело и полностью отказываюсь от верности любому иностранному принцу, властелину, государству или суверенитету, чьим гражданином или подданным до этого был; я буду поддерживать и защищать Конституцию и законы Соединенных Штатов Америки против всех врагов – внешних или внутренних; я буду нести истинную веру и верность Соединенным Штатам Америки, я буду служить в армии Соединенных Штатов Америки, когда закон потребует этого; я буду нести нестроевую службу в вооруженных силах Соединенных Штатов Америки, когда закон потребует этого, я буду выполнять работу государственного значения под гражданским руководством, когда закон потребует этого. Я принимаю эти обязательства свободно без каких-либо умственных оговорок и не с целью уклонения; да поможет мне Бог»[64].
   Новоиспеченный американец отрекается от бывшей родины – и обещает против нее воевать!
   Диссиденты мечтали стать гражданами США, но их не выпускали. Однако одна из них – Л. Алексеева – эмигрировала и стала американкой в 1982 году[65]; сейчас она популярный российский правозащитник… Гражданкой США была журналистка А. Политковская[66] («вражеский пропагандист, смелый, неутомимый, решительный и профессиональный» — как назвал ее Д. Галковский[67]). Отреклись от России телезвезда В. Познер и вождь оппозиции, бывший шахматист Г. Каспаров (сам он это отрицает. Точных доказательств нет).
   Конечно, клятва – мелочь. Но только для бесчестных… Так что либо эти люди предали Россию сознательно (то есть они – враги убежденные), либо клятва для них – пустой звук. Выбирайте.
* * *
   В 1967-м Андропов создал 5-е управление КГБ – для борьбы с диссидой. И до 1986-го по статьям 70 («Антисоветская агитация и пропаганда») и 190-1 («Распространение заведомо ложных сведений, порочащих советский государственный и общественный строй») УК было приговорено 2468 человек[68]. Разумеется, не к расстрелу.
   Две с половиной тысячи. За двадцать лет… По сто двадцать посадок в год – в разгар жестокой холодной войны! Вы верите, что подрывная деятельность Запада была столь ничтожной?!
   Андропов подыгрывал врагу. Эти посадки помогли самим диссидентам: позволили орать о «кровавой гэбне». Лишний козырь.
   Арестованных называли лукавым словечком «инакомыслящие» – будто у нас сажают даже за мысли. Но, подумав хотя бы минуту, вы поймете: никто не знает, что творится у вас в голове. Как же вас посадить?!
   Наказывали не за мысли, а за антисоветскую пропаганду – во время ВОЙНЫ, которую Запад вел против нас с 1946 года. Представьте: 1942-й, наш тыл. И «инакомыслящий» начинает вещать:
   – Германия – великая страна, а у нас все плохо! Сдавайтесь быстрее.
   Сравнение абсолютно корректно.

Реалии России

   Не будем кривляться: проблемы имелись. Россия действительно живет беднее и труднее «развитых стран». Почему? География.
   Сравнивают соизмеримые вещи. Россия давно стала империей – значит, и сопоставлять ее будем с другими империями, а не с карликами типа Франции или Нидерландов. В последние века империй было три: Россия, Британия и США. Что их различает? Глаз режет контрастом?
   Море.
   Англия – остров, США – тоже остров, только переросток. От нападений их защищает вода, потому что десантная операция – это дорого, трудно и опасно. Да, Гитлер разрабатывал «Морского льва» (план вторжения в Британию), но лишь для дезинформации русских; реально атаковать через Канал не собирался. А о вторжении в США никто и не помышлял.
   Вы скажете: США зажаты, как гамбургер, меж Канадой и Мексикой. Но эти страны сидят ниже травы; их нападение на Штаты – даже не фантастика. Просто бред…
   Итак, англосаксов (жителей Англии и США) спасает океан. Значит, у них нет оборонных расходов. Лишь наступательные. А это дело добровольное: не хочешь – не трать.
   Мы же открыты для Европы и степи, с юго-востока и запада нас всегда грызли хищники: печенеги, половцы, крымцы, крестоносцы, поляки, шведы, французы, немцы… «Чтоб концы своих владений охранять от нападений, должен был он содержать многочисленную рать», – описал Россию Пушкин. А рать – это громадные траты…
   Именно для нашего разорения Штаты начали гонку вооружений – ведь им военные расходы давались гораздо легче: мы деньги зарабатываем, а они печатают. На нас же это свалили, вопя о «красной угрозе». Однако директор группы планирования Госдепа США Дж. Кеннан «раскололся» в 1965 году о начале холодной войны: «Для всех, кто имел хотя бы рудиментарное представление о России, было ясно, что советские руководители не имели ни малейшего намерения распространять свои идеалы с помощью военных действий»[69]. Не было у России агрессивных планов! Никогда.
   И еще.
   Нас всегда вынуждали защищаться. Чтоб выжить, страна уподобилась войску.
   А как управляется боеспособная армия? Жестким единоличным командованием. Никаких «выборов», никакой «демократии» – иначе плен, позор, разгром.
   А это не что иное, как монархия.
   Сама необходимость защищаться создала в России царскую власть.

   Вернемся к географии.
   Нам трудно жить. Вроде земли без края, но ее 85 % не годятся для процветания: 60 % – вечная мерзлота, 22 % – болота, 4 % – реки и озера. Еще часть земель периодически заливают паводки, немало занято горами, лесами, оврагами, пустынями и солончаками[70].
   Наше сельское хозяйство любят сравнивать с американским: мол, простора тоже много, но тупые русские не умеют работать… Взгляните на глобус! Крайний север США (не считая Аляски) по широте совпадает с крайним югом России. У нас гораздо холоднее. Долгой зимой почва спит; а в США и в Европе (вблизи теплого Гольфстрима) зима гораздо короче – можно в год снимать два, а то и три урожая.
   По обеспеченности теплом и влагой Россия уступает США в 2,5 раза, Франции – в 2,25, Германии – в 1,7, Великобритании – в 1,5 раза.
   Да, у нас есть ценный чернозем. Но его всего 5 % от территории страны…
   Потому Россия в последние века и жила беднее, чем Запад. О временах более древних известно иное, но об этом позже.

Крах экономики?

   Две птицы летят в разные стороны – какая из них отстает? Глупейший вопрос! У ласточки и сокола разные цели, их вообще нельзя сравнивать. Ребенку ясно.
   Почему же тогда об «отставании» стран талдычат веками?! Ведь и народы абсолютно несхожи между собой! Россия не может отставать от Европы или США, потому что мы с ними идем в разные стороны.
   А талдычат, потому что выгодно… Кому?
   Да все просто.
   В чем мы «отстаем»? В богатстве. Его объявили целью гонки. Кто богат – тот впереди, тот крут, тот прав.
   А богаче всех сейчас Запад. За счет грабежа колоний, который поощряла протестантская этика: «Богатые угодны Богу. Обогащайтесь любой ценой – и Бог вас полюбит!»
   Хапать – их единственная цель. Отсутствие совести очень помогает этой цели достигать. Потому они и богаты.
   А для нас жратва и бабки никогда не были самоцелью. И православная этика абсолютно другая:
   – Жировать за чужой счет стыдно. Бог любит бедных и страдающих!
   Так мы и жили – стремясь к справедливости и духовной чистоте. Это русская правда, она для нас естественна, как для протестантских буржуев естественна тяга к деньгам. Они такие, мы другие. Цели у нас разные.
   И вдруг нам отовсюду стали вдалбливать: «Цель жизни – богатство!» Потреблятская программа Хрущева, диссиденты, писатели, киношники… Трудно противиться, когда давят со всех сторон. И многие поверили в схемку: «1. Богатство – цель. 2. Запад богаче нас. 3. Следовательно – мы слабые, тупые, никчемные… Берите нас голыми руками».
   Так что «отставание» – это пропагандистский миф, орудие холодной войны.
   Вы можете возразить:
   – Но даже Сталин об этом говорил!
   Кстати, заметьте, «безнадежно отставшая» Россия за десять лет преодолела результаты двух войн и троцкистского правления! Таких чудес на ровном месте не бывает. Интеллектуально-материальную базу страны не смогли уничтожить даже марксисты.
   А база такова: в XVIII–XIX веках мы построили Исаакиевский собор, Александровскую колонну и сотни километров набережных Невы и каналов. Это массовое производство гранитных изделий. Александровская колонна, на минуточку, крупнейшая в мире (600 тонн, 26 метров). В Исаакии колонны поменьше, зато их множество – все безупречно ровные и одинаковые.
   Гранит очень твердый, Европа подобных работ делать не могла. А мы запросто. Монферран (вроде как автор колонны и Исаакия – что сомнительно) писал: «Добывание гранитов, труд сего рода во всех иных местах не весьма обыкновенный, встречают в России очень часто и весьма хорошо разумеют… Работы, возбуждающие наше удивление к произведениям древности, здесь не что иное суть, как ежедневное дело, которому никто не удивляется».
   Так кто лидировал в технологии и интеллекте?

   Диссиденты кричали не только о правах и эмиграции, но и об отставании позднего Союза. Однако послушаем другое мнение: «В настоящее время уровень культуры и творческих достижений русского народа в области науки, технологии, философии, права, этики, литературы, музыки, живописи, театра… не уступает уровню других стран Запада и Востока. В некоторых областях Россия несколько впереди; в других она лидирует, но в целом ее культурное творчество занимает второе место в мире»[72].
   Это написал знаменитый социолог, профессор Гарвардского университета Питирим Сорокин. В 1967-м. А дальше Союз только поднимался. При Брежневе построили:
   – 1,6 миллиарда квадратных метров жилья – почти половину всего, что имелось к 1980 году. В 1970-х ежегодно вводилось более 100 млн квадратных метров;
   – 2/3 имевшейся к развалу Союза городской инфраструктуры: водопровод, теплоснабжение и канализация[73];
   – метро в Тбилиси, Баку, Харькове, Ташкенте, Ереване, Минске, Горьком и Новосибирске;
   – реальный доход на душу населения за 1965–1975 годы вырос на 46 %, в 1976–1980 годы – еще на 18 %, в 1981–1984 годы – на 10 %;
   – в 1922 году доля СССР в мировом промышленном производстве составляла 1 %, а в 1975-м – 12,6 %[74].
   Уровень жизни близился к западному. Бездомных не было, беспризорники остались в фильмах о революции, милиция ходила безоружной – уличная преступность-то почти исчезла!.. Мы запасли толстый «жировой слой» – и лишь благодаря ему перемогли страшные девяностые.
   Русофобы мамой клянутся, что наша экономика ТАК болела – только пристрелить. Мол, система была слаба и неэффективна… Но вспомните: Запад изо всех сил боролся с ней сорок лет (холодная война)! Зачем биться со «слабой и неэффективной»? Подожди чуток, сама рухнет…
   Нет, ребята. Сам факт холодной войны подтверждает, что Советское государство угрожало интересам Запада. А значит, было более эффективным, чем капитализм! Потому нас и боялись. Ни экономическими, ни военными средствами победить они не могли – пришлось заслать предателя…
   Замедление роста в 1970-х наблюдалось – но НЕ кризис, даже не спад. Экономические показатели Союза улучшались вплоть до 1991 года, когда разом рухнуло все. Подробно, с цифрами и графиками, это показал политолог С. Кара-Мурза[75].
   Например, он развеял байку, что «СССР сидел на нефтяной игле», то есть жил за счет вывоза углеводородов. На самом деле даже в предраспадном 1989-м лишь 23 % нашего экспорта составляло сырье (нефть, газ, древесина и т. д.), 77 % приходилось на готовые товары, из них 34,7 % – машиностроение и металлообработка. Так что Союз был мощной индустриальной державой и от нефтяных денег зависел мало.
   В 1985–1986 годах Саудовская Аравия по «просьбе» США резко сбавила цену на свою нефть, отчего та на мировом рынке подешевела в 2,5 раза[76]. Целью было уничтожение советской экономики. Но она была настолько прочна, что лишь покачнулась.
   А вот Запад реально загибался, и лишь убийство Союза оттянуло крушение фиктивного доллара. Сейчас эта катастрофа разворачивается на наших глазах.
* * *
   Никто не понимал, как работает советская экономика. Да, вот так.
   Дело в том, что она не вписывалась в догматы марксизма (о «прибавочной стоимости» и прочих сказочных персонажах). Сталин не верил марксизму, но раздул из него религию – так было надо. И возникло тяжкое противоречие… Экономика работала отлично, но официально признать ее немарксистскую суть вождь не мог.
   Первый учебник политэкономии социализма выпустили лишь в 1954 году – и реальности он был неадекватен, видел в СССР подобие западного рынка (Маркс-то вещал, что иначе не бывает). Выходило, что прибавочная стоимость у нас тоже есть. Значит, кто-то ее присваивает, грабит трудящихся. Кто? Народ стал выискивать «эксплуататоров».
   Частной собственности нет – значит, эксплуатирует государство. Чиновники, партаппарат.
   Так возникла модная версия, что в СССР «государственный капитализм». А коли так, надо его свергать…
   Ошибка.
   Не было у нас никакого «госкапитализма», потому что Маркс не прав. Ведь кроме рыночного хозяйства бывает и семейное.
   Вот рынок: я шью ботинки, ты растишь свеклу. Продукцией надо обменяться, но нам некогда: заняты. Тогда некий дядя покупает ботинки у меня и перепродает втридорога тебе. А твою свеклу мне перепродает. В итоге он богат, а мы дальше вкалываем.
   А вот семья: мы братья, хозяйство у нас общее. Ботинки я отдаю тебе просто так, ты бесплатно кормишь меня свеклой. Чужой дядя на нас не наживается, вся прибыль остается у нас.
   По принципу семьи и работала сталинская экономика. Все добытое и созданное складывалось в общий котел[77]. Именно этим объясняется экономическое чудо: уже в 1945-м восстановили отпуска и восьмичасовой рабочий день, в 1947-м СССР отменил карточную систему (первым в Европе!), вплоть до смерти Сталина каждый год снижались цены.
   Этот принцип работал и дальше, хоть все больше искажался ложной теорией. Следовало лишь привести теорию в соответствие с практикой (сформулировать научный сталинизм).
   Господа либералы, А. Эйнштейн для вас ведь авторитет? Послушайте его: «Экономическая анархия капиталистического общества является причиной всех зол. Мы видим огромное сообщество производителей, которые борются друг с другом, чтобы присвоить плоды коллективного труда…
   Единственная возможность устранить эти дефекты – установление социалистической экономики. Плановая экономика регулирует производство в соответствии с общественными потребностями, распределяет работу между всеми, способными работать, и гарантирует существование всем людям. Воспитание личности, кроме того чтобы стимулировать развитие ее внутренних способностей, культивирует в ней чувство ответственности перед согражданами, вместо того чтобы прославлять власть и успех, как в нашем нынешнем обществе»[78]. Так Эйнштейн обосновал превосходство социалистической экономики.
   Не было внутренних причин для распада страны!
   Даже Горбачев признал, что «перестройка была вызвана к жизни скорее предчувствием надвигающегося кризиса», чем реальной причиной. И что если бы не начал реформы, то царствовал бы еще лет пятнадцать[79].
* * *
   Русский мыслитель А. Зиновьев считает, что СССР следовало не «перестраивать» по западному образцу, а, напротив, укрепить советские элементы (которые Горбачев объявил порочными). По Зиновьеву, нужно было:
   – увеличить аппарат власти, особенно партийный, а не сокращать;
   – усилить систему планирования и контроля, а не вводить «саморегулирующийся рынок»;
   – еще больше централизовать экономику[80].
   Думаю, он прав. Но не до конца… Дело в том, что, как атеист, он игнорирует духовную сферу. Я же вижу первопричину именно в ней. Корень всех бед – истощение коммунистической религии.
   Это была именно религия. Имелось Священное Писание (труды Маркса – Энгельса – Ленина), Священное Предание (море полусказочных книг и фильмов о революции), святые мощи (Мавзолей), иконы (портреты вождей в каждом кабинете), крестные ходы (демонстрации), таинства и обряды (прием в пионеры, комсомол и партию; собрания и клятвы) и т. д.
   Религия зарождалась при Ленине; профессиональный священник Сталин оформил ее окончательно. Он ведь учился в церковных заведениях одиннадцать лет! Думаю, именно в них он изнутри почувствовал, что православие утратило силу духовного ориентира. А русский народ без религии не может: ну не вдохновляют нас шмотки и жратва!
   Сталин понимал лживость марксизма (это просвечивает в некоторых его статьях, а главное – он действовал абсолютно не по Марксу). Лепить религию из фальшивой теории опасно: может развалиться. Но в 1930-х нужно было срочно защищаться от Гитлера, тут не до смены идеологии… Еще: заяви вождь о ложности марксизма – и тут же грянет новая гражданская война.
   Пришлось пользоваться тем, что есть, создавать марксистскую религию. Впрочем, в ней была и глубинная правда: стремление к доброму, совершенному, справедливому обществу. К Царству Божьему на земле. На это русская душа и откликнулась.
   А потом вера в коммунизм пропала… Почему? Спасибо Хрущеву.
   В новой Программе партии он обещал:
   «В ближайшее десятилетие (1961–1970 годы) Советский Союз превзойдет по производству продукции на душу населения наиболее мощную и богатую страну капитализма – США; значительно поднимется материальное благосостояние и культурно-технический уровень трудящихся, всем будет обеспечен материальный достаток; все колхозы и совхозы превратятся в высокопроизводительные и высокодоходные хозяйства; в основном будут удовлетворены потребности советских людей в благоустроенных жилищах; исчезнет тяжелый физический труд; СССР станет страной самого короткого рабочего дня.
   В итоге второго десятилетия (1971–1980 годы) будет создана материально-техническая база коммунизма, обеспечивающая изобилие материальных и культурных благ для всего населения; советское общество вплотную подойдет к осуществлению принципа распределения по потребностям, произойдет постепенный переход к единой общенародной собственности. Таким образом, в СССР будет в основном построено коммунистическое общество»[81].
   Что здесь не так?
   Во-первых, названа дата построения коммунизма (1980 год). Во-вторых, коммунизм сведен к материальной сфере, духовно-нравственная отсутствует. В-третьих, материальная сфера жестко привязана к США.
   Этим Хрущев заложил мину под 1980 год. Потому что если мы Америку не перегоним по жратве и бабкам – значит, нас обманули, и цели больше нет…
   С детства помню, как люди грустно посмеивались:
   – Мы вообще с восьмидесятого года в коммунизме живем…
   Народу это обещание в подкорку въелось! Так что олимпийский год – это точка перелома: наступило Разочарование. До Горбачева оставалось пять лет…
   И еще нюансик. Если коммунизм – это материальное преуспевание, а Запад его достиг, значит… коммунизм там! Выходит, что в США построено светлое общество будущего; надо его тупо копировать, а свой строй рушить.
   Медаль Конгресса дайте Никите Сергеичу за особые заслуги перед Америкой.
   Процитирую другого русского мыслителя:
   «Результатом действий Хрущева была профанация советского государства, разрушение его духовной связи с народом и одновременно создание комплекса вины в тех, кто это государство строил и защищал.
   Обоснование государства включает в себя утопию (идеал) и теорию (рациональное объяснение жизни и проекта будущего). Государственная идеология периода «оттепели» испортила оба этих компонента. Утопия была уничтожена ее недопустимым приближением («нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме») и опошлением (коммунизм означает «бесплатный проезд в городском транспорте»). Теория была испорчена непредсказуемостью проекта и отходом от здравого смысла при выполнении даже разумных программ (кампания по «внедрению кукурузы», «химизация народного хозяйства» и др.)»[82].
   Дурак был Никита или враг? Скорее второе. Ведь в юности он следовал за Троцким, а суть троцкизма мы с вами уже знаем.
   Затем Хрущев «покаялся», а кровавый маньяк Сталин его простил.
   Зря. Слишком был добр…

Все-таки кто крушил Союз?

   Партаппаратчики пользовались огромными привилегиями: дачи, машины, спецснабжение, спецврачи… Но они этими благами не владели. И детям передать не могли. Обидно…
   Пример жадности подавал сам Брежнев. Дворцов-яхт он, как и все, иметь не мог, зато сверх всякой меры увешал себя наградами; пресловутый Китель-С-Орденами тянул, наверное, килограммов на двадцать. После землетрясения 1970-х годов (какого именно, историки вряд ли установят) ходил короткий анекдот о причинах оной неприятности:
   – Китель упал.
   Уместно напомнить, что Сталин носил лишь одну награду: Золотую Звезду Героя Соцтруда (отказавшись от звания Героя Советского Союза). Учил скромности и нестяжанию.
   Итак, чиновники хотели получить привилегии в собственность. Как? Способ один: убить социализм. Об этом, конечно, помалкивали, но подспудно зрело.
   Регионалы – это вожди союзных республик, автономий и даже областей. Удельные князья. Москва далеко, контроль затруднен – и местные начальники имели почти абсолютную власть.
   Почти.
   Это их и бесило. Близок локоть, да не укусишь… Ведь все равно Кремль в любой момент может докопаться, снять, арестовать! Как избавиться от этого дамоклова меча? Как получить удел в полную собственность?
   Убить Союз.
   Из регионалов вышли оба могильщика страны: Горбачев и Ельцин.
   Ну и, конечно, миллионами ворочали воры в законе. Но им приходилось скрывать это от милиции…
   Все эти люди хотели легализоваться. Для этого нужен капитализм.

   И наконец, главная причина гибели Союза – духовная.
   Коммунистическая религия иссякла. Религия православная выдохлась еще раньше, в XIX веке, и вряд ли возродится как всероссийская сила.
   Вот фактик. В 1970-м верующие города Горького собирали подписи под просьбой строить храм. «Они писали, что в городе с населением более 1 миллиона человек фактически нет церквей – три маленькие церкви находятся далеко на окраинах… Собрали почти 3000 подписей»[84].
   Вроде немало. Однако считайте: три тысячи от миллиона – это сколько? 0,3 %. Таков процент истинных православных в СССР. (В нынешней РФ он немногим выше.)
   Народ уже ни во что не верил. Это беда.
   Впрочем, и остатки православия постарались уничтожить. В конце 80-х в стране, как плесень, расплодились секты (сплошь западные), пасторы в галстуках собирали стадионы. Инстинктивную религиозную потребность людей нарочно распыляли, чтобы, не дай черт, единства не возникло.
   А еще в 1962 году произошло малозамеченное событие, последствия которого оказались грандиозны: горожан стало больше, чем крестьян[85].
   Вроде мелочь. Но вы, читатель, почти наверняка живете в городе. Прошу вас: назовите имена ваших соседей! Ведь не больше трех вспомните, правда?
   А вот если вы деревенский житель, вы наверняка знаете всех, а это человек сто.
   К чему я? Вот к чему: крестьянская жизнь общинна. В русской деревне люди поневоле сближаются, вместе решают задачи, становятся большой семьей. А горожане распылены. Переехавшие в город селяне сохраняют прежнее мироощущение, тянутся к коллективу даже в многоэтажных коробках; но их дети уже рассыпаются врозь. Это и происходило в 1960 – 1970-х годах.
   Даже родня распадается. Из детства помню громадные семейные сборища, человек по двадцать, – троюродные, пятиюродные, их жены, дети, друзья; вместе пельмени лепили… В 80-х встречи стали реже и малолюднее. Сейчас вообще никогда.
   Говоря научно, урбанизация дезинтегрирует социум.
   Расцвет Союза выпал на крестьянское, общинное мироощущение. Смешно, но даже диссиденты были по духу русскими крестьянами (вот бы они плевались, скажи им это тогда)! А сейчас все врозь, и даже диссида массовой не выходит…
   Ребята, нам надо объединяться.

   И еще одно: в брежневском относительном благополучии людям стало скучно. Недавно жизнь бурлила: революция, Гражданская война, коллективизация, подъем промышленности, война с немцами, восстановление… Отцы и деды голодали, погибали, но скучать им точно не приходилось!
   Активность передалась детям. А делать-то уже нечего… Социализм построен, быт налажен. Энергию борьбы и созидания некуда девать! (Такое же «шило в заднице» гонит нынешнюю молодежь в лапы манипуляторов «болотной оппозиции».)
   Брежнев это чувствовал, потому и выдумал мифологию БАМа. Тайга, палатки, гнус – романтика! Но не то… Нет необходимости рисковать. Не хочешь гнуса – оставайся в своей благоустроенной квартире. Тоскующего от бесцельности жизни позднесоветского человека ярко показал А. Вампилов в «Утиной охоте» (1970).
   От скуки люди жаждали хоть каких-то событий. Потому и перестройке обрадовались.

Геронтократия

   Правило страной Политбюро ЦК КПСС, в нем были члены и кандидаты. И вот смотрите.
   Начало 1982-го (год смерти Брежнева).
   Члены Политбюро: Л.И. Брежнев – 75 лет, М.А. Суслов – 80, А.П. Кириленко – 76, А.Я. Пельше – 83, В.В. Гришин – 68, Д.А. Кунаев – 70, В.В. Щербицкий – 64, Ю.В. Андропов – 68, А.А. Громыко – 73, Г.В. Романов – 59, Д.Ф. Устинов – 74, К.У. Черненко – 71, Н.А. Тихонов – 77, М.С. Горбачев – 51.
   Младше шестидесяти – двое (14 %). Средний возраст – 70,6.
   Кандидаты в члены (год тот же): Г.А. Алиев – 59, П.Н. Демичев – 64, Т.Я. Киселев – 65, В.В. Кузнецов – 81, Б.Н. Пономарев – 77, Ш.Р. Рашидов – 65, М.С. Соломенцев – 69, Э.А. Шеварднадзе – 54.
   Младше шестидесяти – двое (25 %). Средний возраст – 66,75.
   Средний возраст всей правящей элиты – 69,22. Младше шестидесяти – 18 %.

   Для сравнения – начало 1953-го (год смерти Сталина).
   Члены Политбюро: И.В. Сталин – 74 года, А.И. Микоян – 58, Л.П. Берия – 54, Л.М. Каганович – 60, В.М. Молотов – 63, К.Е. Ворошилов – 72, Н.С. Хрущев – 59, Г.М. Маленков – 51, Н.А. Булганин – 58, В.М. Андрианов – 51, А.Б. Аристов – 50, С.Д. Игнатьев – 49, Д.С. Коротченко – 59, В.В. Кузнецов – 52, О.В. Куусинен – 72, В.А. Малышев – 51, Л.Г. Мельников – 47, Н.А. Михайлов – 47, М.Г. Первухин – 49, П.К. Пономаренко – 51, М.З. Сабуров – 53, М.А. Суслов – 51, Д.И. Чесноков – 43, Н.М. Шверник – 65, М.Ф. Шкирятов – 70.
   Младше шестидесяти – 18 человек (72 %). Средний возраст – 56,36.
   Кандидаты в члены: Л.И. Брежнев – 47 лет, А.Я. Вышинский – 70, А.Г. Зверев – 53, Н.Г. Игнатов – 52, И.Г. Кабанов – 55, А.Н. Косыгин – 49, Н.С. Патоличев – 45, Н.М. Пегов – 48, А.М. Пузанов – 47, И.Ф. Тевосян – 51, П.Ф. Юдин – 54.
   Младше шестидесяти – десять (из одиннадцати! Или 91 %). Средний возраст – 51,9.
   Средний возраст всей правящей элиты – 55. Младше шестидесяти – 78 %.

   Итак, при позднем Брежневе рулили семидесятилетние старцы, молодых не подпускали. А при позднем Сталине – пятидесятипятилетние мужики. Заметьте: эти генсеки умерли ровесниками! Но даже старый Сталин охотно работал с молодыми.
   (Сравните заодно количество людей элиты: у «единоличного тирана» Сталина – 36, у Брежнева – 22. Ясно, что подняться к управлению при «диктаторе» Сталине было гораздо легче.)
   Старики бывают энергичными и мудрыми. О брежневской команде этого, увы, не скажешь. Над страной возвышался Дремль…

   Почему «архонты застоя» так боялись молодых? Вот моя версия.
   Уже к 1970-м годам марксизм выдохся. Это ложное учение не объясняло вообще ничего, строить на его основе нельзя. Следовало официально отбросить его и перейти к научному сталинизму, то есть понять причину чудесного расцвета страны в 1930 – 1950-х.
   Для этого даже имелась лазейка: опереться на ленинскую фразу «марксизм не догма, а руководство к действию» и заявить, что «в изменившихся исторических условиях марксизм диалектически эволюционировал в сталинизм; некоторые положения классического марксизма на современном этапе посредством отрицания отрицания перешли в новое качество…» и т. д. Уболтать можно было, и выглядело бы это философски убедительно.
   Но Хрущев Сталина оклеветал! И отнял у нас эту возможность.
   А значит, вынудил искать нечто совершенно новое, да еще и плавно, без потрясений переводить на эти новые рельсы страну. Для этого надо быть гением. Оного в брежневской команде не нашлось…
   И страну постарались законсервировать: авось явится пророк новой веры. А пока не явился, надо сохранить статус-кво. Старики это умеют.
   В 1979-м неприлично юного, сорокавосьмилетнего, М. Горбачева (на 21 год младше среднего возраста элиты!) приняли кандидатом в члены Политбюро. Видать, от безысходности он показался пророком…
   Давайте поглядим, откуда он такой взялся.

Горбачев: предыстория

   В войну полгода жил под немцами. Само по себе это ничего не значит. Но, глядя из будущего, можно предположить, что травма вражеского вторжения сформировала у Миши «стокгольмский синдром». Неосознанно хотелось повторить ощущение, вновь отдать страну оккупантам.
   Затем он играл в школьном театре. «Трудно сказать, что его притягивало больше: возможность перевоплощения, смены масок, лицедейства или внимание публики, устремленные на него глаза, аплодисменты. Во всяком случае, какое-то время он всерьез подумывал об актерской карьере»[87]. Что же, мечта сбылась: аплодисментов он таких достиг, что актерам не снилось! О лицедействе же, смене масок… как это реализовалось, скоро увидим.
   С 15 лет Миша работал помощником комбайнера, за что спустя два года получил орден Трудового Красного Знамени. При Сталине труд щедро поощрялся, но юным такой орден все-таки давали нечасто. Возможно, тут и коренится чувство собственной исключительности: другим нельзя, а мне можно! Чувство энергоемкое, вдохновляющее. Мог вырасти великий человек! А не то, что вышло…
   Везунчиком был Миша, все у него складывалось само собой. В 19 лет он стал кандидатом в члены КПСС и поступил на юрфак МГУ. Без экзаменов. Сработали серебряная медаль, кандидатство и орден.
   В 21 год вступил в партию и познакомился с Раисой; она училась на соседнем факультете, философском. Два женских начала ворвались в Мишину жизнь и начали конфликтовать («партия» все-таки женского рода…). В итоге одно из них пересилило: Раиса убила партию. Ревность – страшная штука.
   Неудивительно. «По твердости характера, методичности, организованности, граничившей с педантичностью, Раиса во многом превосходила мужа»[88].
   Чету выпускников выдавили из Москвы в убогий Ставрополь, где не было даже водопровода и канализации. Вроде плохо, но зато Михаил бодро начал карьеру: стал заместителем завотделом пропаганды крайкома ВЛКСМ. На этой трудновыговариваемой должности не задержался, шагал дальше, и в 1961-м уже возглавлял весь краевой комсомол. Для 30 лет не блестяще, но солидно.
   Но и тут сидел недолго: свернул на гораздо более хлебную партийную колею. И всего за девять лет вырос до удельного князя (первого секретаря Ставропольского крайкома). Вот это уже по-настоящему круто! Он попал в высшую управленческую элиту. Сам Брежнев вызвал его на беседу. И вскоре Горбачев стал также членом Верховного Совета и ЦК КПСС.
   Везло и дальше. В горбачевской вотчине оказались Минеральные Воды, куда ездили лечиться кремлевские старцы. Хозяин края ловил момент и старцам угождал. «Именно с той поры Горбачевы со многими крупными деятелями были знакомы и даже «дружны семьями»[89]. Охотнее других ему помогали член ЦК Федор Кулаков и шеф КГБ Юрий Андропов. Второе имя подчеркиваю.
   Ставропольский царек действовал активно – например… резко увеличил производство алкоголя. Будущий «минеральный секретарь»!
   Ой как неожиданно…
   Или, напротив, вполне логично? Здоровье народа волновало его в последнюю очередь.
   А дальше случилось непоправимое. Статус князька позволил Меченому выезжать в капстраны, и чета начала кататься: 1971 год – Италия, 1972-й – Бельгия, 1975-й – ФРГ, 1976-й – Франция. В 1977-м их возили по Франции аж три недели, на машине с переводчиком. Обхаживали изо всех сил.
   Ну и что тут страшного?
   Всего лишь то, что в один из этих визитов с ним впервые поговорили… Вряд ли Горбачев напрямую подписался сотрудничать с западной разведкой; на высоком уровне вербуют тоньше. Возможно, ему так промыли мозги, что он до конца воображал, будто стремится к благу России.
   Открытых документов об этом, конечно, нет. Когда-нибудь рассекретят.
   Федор Кулаков еще раз помог своему протеже: умер в июле 1978-го. Освободилось место секретаря ЦК по сельскому хозяйству, и через полгода его отдали Горбачеву. Он с Раисой переехал в Москву, получил кабинет, охрану, служебную машину, спецквартиру и дачу. Личной власти меньше, чем в Ставрополе, зато открылась дорога на самый верх.
   Почему выбрали его? «Орденоносец Горбачев с безупречной анкетой и послужным списком комсомольско-партийного вундеркинда выглядел многообещающим представителем кадрового резерва Партии»[90]. Никто не ждал подляны – кроме одного человека, который с этой целью его и протаскивал…
   Что за человек? А вы догадайтесь! Кто имитировал борьбу с диссидой? Кто спас Солженицына от правосудия? Кто продавил решение об Афганской войне?
   И еще кое-где обрадовались. «Странным образом, больше эмоций, чем в Москве, сообщение об избрании нового секретаря ЦК КПСС вызвало на Западе. На семинаре в США, посвященном ситуации в СССР, один из наиболее вдумчивых исследователей советской политики оксфордский профессор Арчи Браун сказал: «Вчера в Москве произошло событие исключительной важности: на пост нового секретаря ЦК КПСС избран Михаил Сергеевич Горбачев»[91].
   Запад знал о нашем герое нечто, чего не знали у нас. Интересно, что? Вопрос риторический…
   Но и тут он не задержался. Спустя лишь два года, в 1980-м, вундеркинд стал членом Политбюро – одним из четырнадцати главных людей страны.

Кратковременные вожди

   В начале 1982-го умер М. Суслов, второй после Брежнева человек элиты. В итоге подковерной возни его место занял Андропов, сделавшись преемником Леонида Ильича, чей земной путь явственно заканчивался.
   10 ноября 1982-го Леонид Ильич умер. На нем держалось подобие стабильности, потому Политбюро и не отпускало его на покой, хотя генсек просил об этом. Перемены стали неизбежны.
   Трон занял Андропов. И заявил: «Мы до сих пор не изучили в должной мере общество, в котором живем и трудимся»[93]. Мило? Многолетний шеф КГБ, самый информированный в стране человек! Одно из двух: либо он лукавил, либо руководство полностью утратило адекватность. Лично я склоняюсь к первому. Все он прекрасно знал – и фразу эту в историю бросил для отмазки. Дескать, «хотел как лучше, но…».
   Главное, чем запомнилось правление Андропова, – репрессии. По улицам, магазинам, кинотеатрам шныряли сотрудники и проверяли документы любого встречного:
   – Где числитесь? Почему не на работе?
   Шерстили и наверху. В Москве сменили 30 % руководителей, на Украине – 34 %, в Казахстане – 32 %[94]. Начальника Главного управления торговли Мосгорисполкома вообще расстреляли.
   Все напряглись…
   Но 9 февраля 1984-го гэбист умер.
   Его место занял семидесятитрехлетний К. Черненко, безликая брежневская тень. Облавы кончились, начались разговоры о «реабилитации Сталина». После клеветы, вылитой на Иосифа Виссарионовича, в общественном сознании это означало одно: возврат к кошмарным репрессиям. (В реальности их никогда не было, но промытые пропагандой мозги прочно ассоциировали имя Сталина с ними.)
   Зачем это сделали? Чтобы напуганный мнимым «закручиванием гаек» народ бросился в другую крайность, в «демократию».
   Черненко вряд ли это понимал. Не факт, что понимал хоть что-то, ибо стар был и хвор, из-под капельниц и «правил». Впрочем, недолго, до 10 марта 1985-го.
   После его смерти короновать очередного старца сделалось просто неприличным. Вдруг он тоже на год?! Это уже фарс и показатель агонии. И без того ходили анекдоты типа:
   – Знаешь, как убили Черненко? Стреляли в упор. Упор упал. Черненко тоже упал – и умер.
   И Политбюро вознесло самого юного, чтобы гарантированно выжил. 11 марта генсеком стал Михаил Горбачев.

Царственный диверсант

   «Деятели «холодной войны» изучали советскую систему власти… В составе советологии возникла особая ее отрасль – кремленология. Она самым педантичным образом изучала структуру советской государственности, партийный аппарат, ЦК КПСС, Политбюро и лично работников аппарата власти. Изучали, не брезгуя даже анализом мочи и кала высших руководителей власти… Изучив досконально структуру, они пришли к выводу, что разрушить советское общество можно только сверху, разрушив его государственность, а для разрушения последней необходимо и достаточно разрушить партийный аппарат, начав с самого высшего уровня… Проведение Горбачева на пост Генерального секретаря ЦК КПСС было первым действием в составе грандиозной операции по осуществлению советской контрреволюции»[95].
   Поясню эту мысль А. Зиновьева.
   Россия всегда была и будет монархией. А суть монархии – взаимное доверие народа и царя, как бы он ни назывался (генсек, президент и т. д.) Советологи поняли, что генсеку – и только ему! – народ инстинктивно верит; это чувство подсознательно, иррационально, но очень прочно, потому что без него рухнет держава. А значит, убить страну можно лишь с самого верха, из «фокуса доверия».
   Толково придумано. Решались сразу две задачи:
   1. Свалить Союз (какую бы ересь ни гнал генсек, народ его поддержит);
   2. Самим фактом этого чудовищного обмана разрушить доверие людей к власти (основу монархии) – и гарантировать бессилие страны в будущем.
   Так и вышло: позднему Ельцину не верил уже никто, духовную связь народа и царя разорвали. Именно поэтому Россия безудержно валилась в 1990-х; а экономика, политика и прочее – лишь следствия.

   В декабре 1984-го, при клиническом правлении Черненко, наш Михал Сергеич имел в Лондоне беседу с Маргарет Тэтчер. Центральный момент сам визитер описал буднично: «Я разложил перед премьер-министром Великобритании большую карту, на которую в тысячных долях были нанесены все запасы ядерного оружия»[96]. Ну карта какая-то, подумаешь…
   «Архитектор перестройки» Яковлев пишет конкретнее: «На одном заседании в узком составе (я присутствовал на нем) Михаил Сергеевич вытащил на стол карту Генштаба со всеми грифами секретности, свидетельствовавшими, что карта подлинная. На ней были изображены направления ракетных ударов по Великобритании»[97].
   Вот так. Горбачев просто и привычно выдал врагу государственную тайну. Измена для него настолько естественна, что он даже не постеснялся в ней признаться… И Яковлев в доле.

Цель «катастройки»

   – Да реформировать они хотели, а не рушить! – скажет кто-то.
   Увы, нет. Скажем, Шеварднадзе дружил с Горбачевым еще в комсомоле[98]. На чем сошлись? Оба они «где-то в 70-е годы пришли к выводу, что коммунистическую систему следует изменить с головы до ног»[99]. Простите, это уже не реформы.
   Генсек отозвал приятеля с грузинского трона и поставил министром иностранных дел СССР, хоть тот даже не был дипломатом. При коренных переменах внешняя политика – важнейшее дело! Западу сразу показали, что неуступчивость «Мистера Нет» А.А. Громыко забыта, будет сплошное «Да». (Громыко ведал иностранными делами 28 лет подряд, а теперь его передвинули на солидную, но символическую должность председателя Президиума Верховного Совета.)
   Идеологом перестройки был Яковлев. Он вспоминал:
   «После XX съезда в сверхузком кругу своих ближайших друзей и единомышленников мы часто обсуждали проблемы демократизации страны и общества. Избрали простой, как кувалда, метод пропаганды «идей» позднего Ленина… без устали говорили о «гениальности» позднего Ленина, о необходимости возврата к ленинскому «плану строительства социализма» через кооперацию, через государственный капитализм и т. д.
   Группа реформаторов разработала (разумеется, устно) следующий план: авторитетом Ленина ударить по Сталину. А затем, в случае успеха, Плехановым и социал-демократией бить по Ленину, либерализмом и «нравственным социализмом» – по революционаризму вообще.
   Начался новый виток разоблачения «культа личности Сталина»[100]. Но не эмоциональным выкриком, как это сделал Хрущев, а с четким подтекстом: преступник не только Сталин, но и сама система преступна»[101].
   Этот план Горбачев и выполнял. «На столе генсека в первые 2–3 года постоянно лежали переложенные закладками тома Полного собрания сочинений (Ленина – А. К.), и он мог в самый неожиданный момент дискуссии ввернуть ленинскую цитату»[102]. Ну да, первый этап: «бить Сталина Лениным».
   Из Ильича Горбачев усвоил мыслишку о «перерастании империалистической войны в войну гражданскую». Аг’хиважная идея, батенька! И холодная война между странами дополнилась холодной гражданской войной[103] внутри Союза: «новые русские» боролись против «старых» с банальной целью грабежа. Чтоб хапнуть общенародную собственность.
   «Новых русских» перестройка создала искусственно. В этот квазинарод слились самые влиятельные из воров в законе, либеральных диссидентов и функционеров КПСС. Смесь дикая; раньше этих людей разделяли пропасти, но нашлась у них общая черточка: паразитизм.
   «Старых русских» было подавляющее большинство. Как их победить? Да как всегда в подобных случаях: обмануть, ошеломить и лишить единства. На беду, за «новых» воевала вся мощь государства – и народ дурили изо всех СМИ, вдалбливали либеральные идейки: «каждый сам за себя», «частная собственность – это круто», «освободим свой народ от ига русских», «валютной проституткой быть престижно»… Советский народ распадался на всех уровнях: из семьи уходили в модный разврат, из коллектива – в частное предпринимательство, из всесоюзного единства – в нацизм.
   Это называется дезинтеграцией общества.
   Государство подобно организму. Пока вы здоровы, тело работает слаженно, единой системой, подчиняясь командам «царя» – мозга. Вы захотели перевернуть страницу, и рука это сделала.
   Если рука независима от вашей воли (дергается тиком или виснет в параличе) – вы больны. Одна нога «освободилась» от другой, и вы шага не ступите. Все части тела «свободны» друг от дружки – это эпилептический припадок, конвульсии.
   Так и в стране: «суверенность» ее частей – признак распада. Чего и добивалась перестройка.
   Расщепленный народ бессилен. Больше всего враг боится нашего единства. Потому и сейчас нас продолжают раскалывать; даже среди искренних патриотов враждуют путинцы и антипутинцы. Поймите: эту рознь враги раздувают нарочно! Надо искать, что нас объединяет, а не делит.

   Моральные устои горбачевской шайки охарактеризовал тот же А. Яковлев: «Деятели были разные: толковые, глупые, просто дураки. Но все были циники. Все до одного, и я – в том числе. Прилюдно молились лжекумирам… истинные убеждения держали при себе»[104].
   Один из горбачевцев А.С. Черняев признался: «У меня не то что принципов, у меня убеждений никогда не было. Да, я был 48 лет членом партии, но никогда – убежденным коммунистом»[105].
   Беспринципные дельцы. Это я очень мягко выразился… Где генсек их таких добывал?!
   Действовали соответственно: «В течение одной недели, чуть ли не на одном и том же заседании Секретариата ЦК родились два взаимоисключающих постановления: «О поощрении индивидуальной трудовой деятельности» и «О решительной борьбе с нетрудовыми доходами»[106]. Редчайший случай: власть сама себя саботирует! Понятно: целью-то был развал…
   Горбачевцы занимались общественно-паралитической деятельностью.
   Для того же Меченый топил страну потоками словес, радио и ТВ транслировали его многочасовую бессмысленную болтовню. Вроде слова хорошие, правильные: ускорение, интенсификация, интеграция, госприемка – но сочетались они в произвольном порядке. Ни малейшей ясности, куда страна идет.
   Еще деталь: заняв трон, Горбачев поручил «своим людям» (А. Яковлеву, Е. Лигачеву, В. Медведеву, М. Полторанину и т. д.) разрабатывать план реформ, но на Политбюро эти планы не вынес, официально никто их не утверждал[107]. Перестройку стране подпихнули подпольно, втихаря, предательски!
* * *
   В 80-х косяком пошли аварии, вызванные странной беспечностью.
   7 июня 1983 года теплоход «Александр Суворов» возле Ульяновска зачем-то выбрал низкий пролет моста, куда не вписался. Срезало верхнюю палубу с кинозалом и дискотекой. По мосту шел товарняк, его тоже разнесло. Погибло 176 человек.
   26 апреля 1986 года рванул четвертый энергоблок Чернобыльской АЭС. Почему – неясно до сих пор. Версий много: от халатности до землетрясения.
   31 августа 1986 года без причины столкнулись пассажирский пароход «Адмирал Нахимов» и сухогруз «Петр Васев», погибло 423 человека.
   В Донбассе рванул метан, потому что шахтеры отключили беспокоящий их датчик газа[108].
   4 июня 1989 года взорвался трубопровод в Башкирии – его то ли зацепили экскаватором при постройке, то ли упразднили обходчиков, проверяющих сохранность. А поблизости шли два пассажирских поезда. Их разметало, погибло около 600 человек.
   Слишком много катастроф. Подозрительно…
   Объяснения два. Либо кто-то устраивал диверсии, чтобы приучить народ к бедам и психологически подготовить развал страны, либо по мистической причине общество утратило инстинкт самосохранения.
   Так или иначе, мы действительно проморгали надвигающееся бедствие. Горбачевцы вводили его грамотно: шажочками, без рывков. Говорят, если лягушку посадить в холодную воду и постепенно вскипятить, она так и сварится – упустит момент, когда пора драпать…

Минеральный секретарь

   7 мая 1985-го ЦК принял постановление «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма». Резко, за три года, вдвое уменьшили производство всех спиртных напитков. А ведь, как ни цинично звучит, торговля выпивкой укрепляет казну! Этот источник бюджета Горбачев перекрыл…
   Каков итог? «Антиалкогольная кампания обошлась стране в 100 миллиардов рублей»[110]. Цифры в разных источниках варьируются, но везде они ОЧЕНЬ большие. Рубль тогда весил не то что нынче…
   Второе: томясь в винных очередях, мужики материли власть. Раздуть недовольство – отличный результат для разрушителей!
   Однако это полбеды.
   Главное: запретный плод сладок. Запрет – лучшая реклама! В народ вбросили стишки типа:
Водка стала стоить восемь,
Все равно мы пить не бросим.
Так и скажем Горбачу:
Нам и двадцать по плечу!

   «Все равно мы пить не бросим. Пить не бросим! Не бросим!!!»
   А поскольку продажи качественного алкоголя резко упали, то на выручку пришли парфюмерия, бытовая химия, самогон, которые гробили людей гарантированно и быстро. Вдобавок самогонщики пополнили теневую экономику. Пить-то меньше не стали – значит, эти 100 миллиардов переместились из казны туда…
   Помните цель англосаксов: захват Хартленда, для чего нужно истребить туземцев (то есть нас)?
   Горбачев начал выполнять задание.

Гласность

   – Конечно!
   – Ну что ж… Правда в том, что у вас родинка. Извините, но выглядит она так себе. Если быть откровенным, вы из-за нее кошмарный урод. Как земля носит такое чудище?! Кроме того, родинки иногда воспаляются. Один шаг до онкологии. Да вы раком больны, урод мерзкий! Вы уже труп!!
   Информация формирует мироощущение. Если воспевать убийства, несчастья, катастрофы, то это войдет у народа в привычку. Что и произошло в 1990-х: все рушилось, стрельба на улице перестала удивлять, люди вымирали миллионами. Спасибо гласности за это!
   Кроме того, правда фильтровалась. Полправды, полвранья. Например, изобиловала чернуха, светлые новости исчезли. Неужто в стране не происходило ничего хорошего?! Полно было хорошего, но мы об этом не знали.
   Отовсюду полезла чернуха о прошлом: аресты! Расстрелы! ГУЛАГ!
   Правда это? Конечно.
   Однако молчали о том, за что наказывали при Сталине (за разрушение России и пособничество врагу). И с какой целью (чтобы Гитлер не разбил). И сколько (количество «репрессированных» демократы завысили в сотни раз). Между тем правду о количестве Горбачев знал точно: КГБ хранил документы[112]. Генсек бесстыдно врал.
   Десталинизацию начал распиаренный в январе 1987-го фильм Т. Абуладзе «Покаяние». Одновременно издали роман В. Дудинцева «Белые одежды», чуть позже тиснули «Детей Арбата» А. Рыбакова (где автор подло приписал Сталину фразочку «Нет человека – нет проблемы». Это Рыбаков сказал, а не вождь).
   Зачем Горбачев оклеветал Сталина? Все просто: Иосиф Виссарионович – творец Державы. Для разрушения Державы нужно сначала опорочить ее творца.
   Вторая полуправда: гласность воспевала капитализм – мол, колбасой зажремся! Но скрывала, что богаты лишь несколько капстран (за счет паразитизма на остальном мире), а большинство гораздо беднее Советского Союза. А некоторые экономисты уже в начале перестройки поняли, что она приведет к обнищанию народа и триумфу бандитов, но нам об этом почему-то не сообщили…
   Идеологический уровень управления – самый верхний. Изменения на этом уровне происходят медленнее всего, зато их результаты неотвратимы (подробнее об уровнях в третьей части книги). На размывку мировоззрения и ушли шесть горбачевских лет.

Демократизация

   Хотел бы – проявил активность, и меня избрали бы секретарем всей школы; это вошло бы в характеристику и помогло продолжить карьеру в вузе – и постепенно стал бы комсомольским вожаком. А вступив в партию, дошел бы до серьезных управленческих должностей. Без блата и бабок! Это было реально достижимо, потому партия и называлась кузницей кадров.
   Что это, как не демократия?
   И вдруг – нате! – генсек сообщает, что у нас хрень собачья, а Нормальная Демократия где-то на Западе. И если мы сумеем к ней приобщиться, то будет нам счастье. А для этого нужна некая демократизация
   Поверили в это не все. Ходил анекдот:
   – Знаешь, чем демократия отличается от демократизации? Тем же, чем канал от канализации.
   Сей сакральный процесс иллюстрировал лично генсек: нырял в толпу, отвечал на срежиссированные спонтанные вопросы, шутки шутил. «Демократичная вы наша!» – говорил персонаж «Служебного романа»…
   Это называется ПОПУЛИЗМ. Стихийные толпы наполовину состояли из чекистов, но кого это волнует? Телевизор-то транслировал народного трибуна на всю страну!

   Демократизация росла, крепла и летом 1989-го разухабилась вовсю: грянула шахтерская забастовка. Горняки по всей стране стучали касками.
   Да, под землей трудно и опасно. Но они получали одну из высших в стране зарплат! И чего требовали? Все тех же денег: «Вернуть размер северных и коэффициента, существовавших до 1 марта 1960 года (100 % и 1,8), и распространить их на весь прямой заработок».
   «Производить оплату труда за все время пребывания в шахте (отметка «спуск» и «выезд»)».
   «Валюту 25 %, полученную за реализацию на экспорт, предоставить в распоряжение СТК шахты».
   «Установить продолжительность отпусков шахтерам – 60 дней».
   И такой милый пункт: «Отменить вычеты алиментов из северных надбавок, если дети живут на юге».
   Жадность, однако…
   Кто-то вдолбил им мыслишку, что буржуй-шахтовладелец будет платить больше, чем социалистическое государство. С какой стати?!
   Ясное дело, на то и напоролись. Советский шахтер получал около 400 рублей в месяц[114] (при средней зарплате 160 рублей), нынешний получает 15 тысяч (средняя по стране – 26 тысяч[115]). Аварий стало больше. Мнение горняков сейчас никого не волнует; недоволен – увольняйся… Короче, забастовками шахтеры добились тяжкого ухудшения своей жизни. И не могли достичь ничего иного, круша социализм!
   Не додумались бы они до этого, кто-то им подсказал. «Идеи сами по себе не заползают в головы людей. Они должны в эти головы вдалбливаться – методично, по определенным правилам, специальными людьми»[116]. И координация забастовок по всей стране стихийной не бывает, кто-то все это финансировал и направлял.
   Этот акт демократии (как и большинство остальных) – обычная вражья спецоперация. А заодно организаторы изысканно плюнули в лицо Марксу: пролетарии требуют капитализма! Утрись, Карлуша…

   «Демократизация» означала попросту разгром – экономики, морали, стабильности. Простых граждан ударила внезапная пустота магазинов. При Брежневе лишь провинция знала, что такое дефицит продуктов, в конце 1980-х это усвоил и Ленинград. Я свидетель.
   Появились кооперативы, первый звоночек частной собственности. На их ларьках красовался квадратный логотип «крестики-нолики»: сверху буквы «ко», снизу «оп»; две «о» по диагонали. Товаров там было чуть больше, чем в истощенной госторговле, но цены зашкаливали. Я туда не ходил.
   С кооператоров тянули дань бандиты, за это крышевали от других банд. Вымогательство назвали эффектным словечком «рэкет», оно просто манило этим заняться – и в новую профессию хлынули обнищавшие спортсмены. Милиция смотрела мимо. И анекдот появился: звонок в дверь, на пороге два амбала:
   – Рэкетиров вызывали?
   – Нет…
   – Тогда с вас сто рублей за ложный вызов.
   Вот запись из моего дневника (20 мая 1988 года, мне было семнадцать): «В стране бардак. Сахар переводят на карточки. Соли нет, спичек нет, мыла нет. Создают искусственный дефицит. Никто ничего не понимает. Все гниль, все болото, все г…о. Надо исправлять. Но что поделаешь, если вся система – болото? Если каждый человек с детсада до пенсии живет среди гнили?»
   Вот так. Горбачевцы изгадили страну – и внушали нам, что так и было. Будто гниль не они принесли, а она изначально присуща советской системе. Будто «надо все менять»…
   Я-то юн был. Но и взрослые повелись – вот что досадно!

   Каша в головах клубилась кромешная. Умнейший человек, математик И. Шафаревич понял в 1989 году: «Надо отказаться от удобной веры в то, что на Западе найдена идеальная форма хозяйства, а проблема только в том, как бы ее к нам пересадить: ведь именно на Западе и начался экологический кризис»[117]. (Дополню: и экономический тоже.)
   Да! Хватит гнаться за буржуями, у нас свой путь!
   Но одновременно он верил в сказки о «сталинском кошмаре», а Солженицына и Сахарова почитал святыми… Как это сочеталось?!
   Кстати, о Сахарове. В 1989 году он предложил свою Конституцию Союза[118]. Меж красивыми словесами о правах, свободах и презумпции невиновности там прячется главное: «Бывшая РСФСР образует республику Россия и ряд других республик».
   Мило? Даже нынешнюю урезанную РФ раскромсать. «Другими республиками» должны были стать автономии (Башкирия, Карелия, Чечня, Татарстан и т. д.) Но и «республика Россия», по плану мужа Боннэр, не остается единой. Читаем дальше: «Россия разделена на четыре экономических района – Европейская Россия, Урал, Западная Сибирь, Восточная Сибирь».
   Ясно, куда метил? «Экономические районы» тоже станут республиками (а что их остановит?). Республика же, по Сахарову, «обладает полной экономической самостоятельностью… обладает правом прямых международных экономических контактов… имеет независимую от Центрального Правительства систему правоохранительных органов… может иметь республиканские Вооруженные силы… имеет право выхода из Союза».
   Короче: республика – это другая страна. Конституция Сахарова требует развала СССР и даже РФ на множество кусков.
   И об имуществе. «Количество принадлежащей одному лицу частной собственности ничем не ограничивается. Гарантируется неограниченное право наследования», – пишет экс-физик. То есть олигарх в одно рыло может хапнуть хоть все национальное достояние – и деткам передать.
   Сахаров хотел убить Россию, чтобы и духа не осталось.
   И этого субъекта нам всучали как «совесть нации»…

Военная измена

   Представьте: во дворе живет злобный гад. Всех задирает, у него бицепсы и кастет. Но вас не трогает, потому что вы носите ломик.
   И вдруг вы выходите с пустыми руками:
   – Привет! Давай дружить!
   Чего добьетесь? Правильно: он вам кости переломает. Ему-то нужна не дружба, а главенство! Помните Бжезинского? «Сохранение своей исключительной глобальной власти».
   Разоружаться – кретинизм? Или измена?
   Я даже гордился внезапным миролюбием вождя, приятелю-диссиденту доказывал: вот, Союз отказался от агрессивной политики! Не так мы плохи, как ты уверяешь!
   Что взять с подростка…
   Как Горби мотивировал сдачу оружия? Кричал, что военный бюджет непосилен, надо сокращать – иначе, дескать, экономика загнется.
   Накануне перестройки – всего шесть процентов! (Цифры 1985 года я не нашел, но, скорее всего, она еще меньше.)
   Эксперт В.В. Шлыков писал: «Э. Шеварднадзе заявил в мае 1988 г., что военные расходы СССР составляют 19 % от ВНП, в апреле 1990 г. М.С. Горбачев округлил эту цифру до 20 %. В конце 1991 г. начальник Генштаба В. Лобов объявил, что военные расходы СССР составляют одну треть и даже более от ВНП… Ни один из авторов вышеприведенных оценок никак их не обосновывал»[120].
   Нам нагло и пошло врали, завышая цифру в несколько раз!
   Ну а если б расходы и впрямь составляли треть бюджета (чего никогда не было)? Это все равно несравненно лучше, чем голод, разруха и унижение 1990-х!
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

61

62

63

64

65

66

67

68

69

70

71

72

73

74

75

76

77

78

79

80

81

82

83

84

85

86

87

88

89

90

91

92

93

94

95

96

97

98

99

100

101

102

103

104

105

106

107

108

109

110

111

112

113

114

115

116

117

118

119

120

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →