Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Тостеры в Гаване до 2008 года были запрещены.

Еще   [X]

 0 

Кремль 2222. Фрязино (Волков Алексей)

Мир не ограничивается одной Москвой. Небольшой отряд из кремлевских дружинников и монахов Донского монастыря пытается разведать, что творится за пределами МКАДа. Есть у них и конкретная цель: найти следы шайнов, с авангардом которых уже пришлось повоевать в самой столице. Оказывается, в Подмосковье тоже живут люди. Нет там лишь одного – покоя, и разведчики вынуждены решать, выступить ли на чьей-нибудь стороне или не вмешиваться в местные распри? Но как не вмешаться, когда льется кровь и горят людские поселения?

Год издания: 2015

Цена: 119 руб.



С книгой «Кремль 2222. Фрязино» также читают:

Предпросмотр книги «Кремль 2222. Фрязино»

Кремль 2222. Фрязино

   Мир не ограничивается одной Москвой. Небольшой отряд из кремлевских дружинников и монахов Донского монастыря пытается разведать, что творится за пределами МКАДа. Есть у них и конкретная цель: найти следы шайнов, с авангардом которых уже пришлось повоевать в самой столице. Оказывается, в Подмосковье тоже живут люди. Нет там лишь одного – покоя, и разведчики вынуждены решать, выступить ли на чьей-нибудь стороне или не вмешиваться в местные распри? Но как не вмешаться, когда льется кровь и горят людские поселения?


Алексей Волков Кремль 2222. Фрязино

   © А. А. Волков, 2015
   © ООО «Издательство АСТ», 2015
* * *

Вместо пролога

   Интуиция, помогавшая выживать в любой обстановке, молчала. Может, дело было в особенностях организма и постоянном стрессе, может – в том, что земной путь женщины заканчивался. Плохие места она еще как-то чувствовала, только толку в том: сейчас главная опасность шла по пятам, и справиться с ней было невозможно. Несколько руконогов уверенно взяли след, с хищной ловкостью загоняя добычу. Женщина была чересчур измучена для схватки. Дни слились в череду бесконечных блужданий, ночное забытье не несло отдыха, а лишь добавляло тревог, и все это усугублялось постоянным недоеданием. Сил не было даже для бега. Оставалось лишь еле переставлять ноги, ни на что особо не надеясь.
   Преследователи чувствовали себя уверенно. Очевидно, местные аномалии были им давно знакомы. Сбить их со следа не получалось, заманить в природную ловушку – тем более. Вначале женщина еще пыталась, теперь же убедилась в тщетности хитростей, и лишь, как всякое живое существо, старалась хотя бы немного отдалить конец.
   Самое плохое было в том, что она почти утратила ориентацию. Москва оказалась непомерно огромным городом с бесконечной чередой разрушенных улиц и одичавших парков. Несколько раз женщина выходила к реке, однако свинцовая вода была прибежищем страшных чудовищ, и переправа была равносильна гибели. Женщина помнила место, где враги хранили моторную лодку, – но как завести ее, не знала. Да и дойти через парк Горького до схрона было нереально. Оставался какой-нибудь из мостов, – но открытое пространство тоже не сулило ничего хорошего. Из оружия у женщины имелась лишь сабля, а тут водилось такое, против чего самый лучший клинок бессилен.
   В общем, побег не удался. Жаль. Узнанное было очень важным, а теперь пропадет вместе с ней. Вдобавок ко всем бедам что-то стало происходить с памятью. Женщина помнила, что где-то за пределами Москвы есть «свои» – люди, которые ее воспитали и которым она обязана передать информацию, однако где они – уже не знала. Лишь помнила место в самом городе, где они расстались и куда она обязана вернуться. Остальное было словно скрыто плотным туманом или пасмурной глухой ночью.
   Развалины справа, развалины слева, а впереди немного чистого пространства, некогда бывшего улицей. И опять развалины. Справа прямо в руинах расположилось нечто жуткое, слева – ничего, а сзади вдруг отчетливо послышался перестук многочисленных ног по чему-то твердому и резонирующему. Руконоги были настолько близко, что оставалось лишь из последних сил перебежать улицу и попытаться укрыться в сравнительно сохранившемся доме.
   О том, что спрятаться можно и в безопасных развалинах слева, женщина не подумала. Да и помогут ли прятки?
   Перебежать на противоположную сторону ей удалось. Получилось даже обежать намеченный дом и заскочить в подъезд. Под ногами предательски зашуршала каменная крошка. Это шуршание почти скрыло новый звук, прилетевший откуда-то со стороны. Лишь когда женщина оказалась в какой-то комнате, звук вторгся в сознание. Явно не живое, но слишком громкое для биоробота, абсолютно никогда не слышанное раньше. Звук будил остатки любопытства. Словно мало монстров прошло перед глазами за последнее время!
   И все же…
   Женщина выглянула в оконный проем, – и первыми, кого она увидела, были четверо преследователей. Гигантские полунасекомые, восьминогие, покрытые хитиновыми панцирями, с какими-то жуткими морщинистыми лицами, они шли не торопясь, полностью уверенные в легкой победе над загнанной добычей.
   Зря. Расслабляться никогда не стоит.
   В конце улицы появилось новое чудовище. Явно металлическое и механическое, на гусеницах, с башней, из которой торчал длинный и узкий ствол орудия, оно издавало непривычный звук, да еще время от времени выбрасывало в воздух струю дыма. Баги невольно повернулись к новому противнику. Тот резко остановился, клюнув носом, башня чуть повернулась, и сразу приглушенно заговорило орудие. К изумлению женщины – не отдельными выстрелами, а целыми очередями.
   Хитин оказался плохой защитой против снарядов. Багов буквально разнесло на куски. Несколько секунд – и улица освободилась. Двигатель взревел. Вырвался клуб дыма. Стальное чудовище тронулось с места, и гусеницы деловито прошлись по останкам поверженных врагов.
   Женщина испуганно залегла. Сейчас она уже жалела о своем бегстве. Умереть можно было и там. И не так страшно и мучительно.
   Монстр проехал, оставляя после себя незнакомый запах. Некоторое время еще доносился звук двигателя, а затем стих и он…

Глава 1

   – Перед тем еще всю Москву пройти надо, – напомнил Петр.
   Гость выглядел старше хозяина: его солидная борода уже давно поседела. Или же дело заключалось в цвете волос. У Михаила они были светлыми, Петр же когда-то был брюнетом. Зато и поседел намного раньше.
   Монахи-разведчики сидели в келье Михаила. После недавнего ранения хозяин был еще слаб, и поход поневоле откладывался на несколько дней. Даниловский монастырь был одним из немногих оплотов цивилизации в бывшей столице. Не было бы счастья, но несчастье помогло. Аномалии расположились так, что приблизиться к территории монастыря было трудно. Да еще рубежи обороны для особо настырных. Когда уровень радиации спал, люди значительно расширили доставшийся им участок, вскопали огороды, развели домашний скот, устроили мастерские. Здесь когда-то оказались те, кто даже в самые отчаянные времена сумели подумать о будущем. Была собрана неплохая библиотека, а как только схлынул накал отчаянных боев – поставлена на консервацию кое-какая техника и создан запас оружия.
   Разумеется, он по мере возможности пополнялся. Пусть любое перемещение по городу несло опасность – но в монастыре смогли наладить торговлю с маркитантами. Потому по сравнению, скажем, с Кремлем монастырь выглядел весьма неплохо.
   – Москву пройдем. Не первый раз, – вздохнул Михаил.
   Последняя вылазка была совсем недавно. Потому смиренному воину Господа и приходилось поправлять здоровье после ранения. Не первого и наверняка не последнего.
   – Угу. А Дениса до Кремля еле проводили. Я же рассказывал.
   – Но по твоим словам, там опять осада. А это значит, что прочие улицы будут хоть чуть посвободнее. Понятно, дальние кланы, всякие бродячие био и многие другие так и останутся на своих местах, но хоть кто-то переберется поближе к крепости. Так что наши шансы возрастают. Мы же двинемся в обход центра. Только не нравится мне упорство, с которым кто-то стремится взять Кремль. Словно там медом намазано. Да, удобное место, но добыча не оправдает потерь. И сразу вопрос: сколько они еще продержатся?
   – Надеюсь, долго, – для Петра даже такая речь считалась длинной.
   – Я тоже надеюсь. Только хотелось бы чего-нибудь посущественней наших надежд. Ладушки. В конце концов, это не первоочередные наши проблемы. Нам нужно насчет шайнов все выяснить, раз уж их девицу упустили. Да и вообще понять, что происходит за пределами МКАДа. Вдруг там дела намного лучше, чем здесь? Они же не замкнуты пределами непроходимого Купола, да и бои под конец войны шли главным образом здесь. Нельзя же ограничивать мир одной Москвой! Тем более – нынешней, на роль грядущей столицы давно не пригодной. Может, там настолько лучше, что нам всем вообще пора перебраться в большой мир.
   Напарник не стал напоминать, что девицу упустили во многом из-за окрика самого Михаила. Как и о том, что поставленный в сознании девушки блок не позволял ей выдать информацию. Следовательно, все равно пришлось бы идти. Максимум – могли бы получше представлять район поисков. Не факт, что отрывки сведений, которые удалось добыть, были правдой. Судя по различным мелочам, шайны готовились к разведке тщательно, даже воспитывали детей обычной европейской внешности. И уж наверняка, ставя блок, озаботились фальшивыми легендами.
   Только других вариантов тоже не было. Вдруг сказанное девушкой – правда? Иначе – где этих шайнов искать? Область велика. Лето давно перевалило за половину, скоро придет осень с ее скверной погодой, а зима сделает любую разведку предельно трудной. Одни следы на снегу чего стоят!
   Говорить вслух очевидное не хотелось.
   – Рамзан еще не вернулся? – вместо этого спросил Михаил.
   – Еще не вечер.
   За окном было светло. Слышались голоса идущих с занятий монахов. Монастырь жил обычной жизнью. Всевозможные работы, воинские тренировки, учеба… Это Михаил на правах выздоравливающего мог позволить себе отдохнуть, да его постоянный спутник и соратник зашел по делу для обсуждения следующего рейда.
   – Пойду, – Петр поднялся. – Загляну в архив, может, найду что.
   – Давай, – Михаил вдруг почувствовал себя утомленным.
   Скверно. Какая-то рана делает человека слабым. Можно сколько угодно крепиться, если нет выхода, даже некоторое время работать в полную силу, – но затем буквально валишься с ног. А на то, чтобы полностью вылечиться, есть лишь несколько дней. Иначе в походе превратишься в обузу. И еще хорошо, что чудодейственных снадобий и без регенерона в монастыре полно. Без них выздоровление заняло бы несколько месяцев. Только некоторые лекарства вызывают повышенную сонливость…
   Имелись, правда, и средства, способные поднять и умирающего, да еще и практически сразу, но было их настолько мало, что Михаил отказался их принимать. Раз он и без того поправляется – смысл тратить драгоценные снадобья? Вдруг понадобятся тем, кто окажется на самой грани, разделяющей жизнь и смерть?
   Зато появилось немного времени для чтения. Просто полистать обычную книгу о днях минувших, исключительно ради удовольствия. Да и мечты далеких предков были достойны прочтения… Но через несколько страниц глаза стали закрываться, и смиренный воин Господа позволил себе забыться сном.
   Рамзан приедет – разбудит. В зависимости от результата можно будет окончательно решить, как передвигаться. Пешком – более скрытно, да уж очень медленно. И запасов много с собой не возьмешь, а пополнить их получается не всегда…

   Рамзан вернулся ближе к ужину. Михаил успел не только выспаться, но и проделать несколько комплексов упражнений, поработать в архивах над старыми картами и документами, провести занятия с молодыми разведчиками. Болезни и раны дают небольшое послабление, но не освобождают от тех дел, на которые человек способен. И общих, и личных. Хотя – считать ли выздоровление личным делом? Благополучие общины зависит от совокупного труда всех ее членов. А значит – и от их здоровья и физической формы.
   – Прошли по всему запланированному маршруту, – лицо Рамзана было, как всегда, маловыразительным, но на губах играла легкая улыбка. Едва не высшее проявление чувств с его стороны. В аккуратной рыжеватой бородке до сих пор не было ни одного седого волоса. – Понимаешь, да? Без особых проблем. Улугбек молодец! Идеально ведет. Да?
   – Ну вот и ладушки. Без особых – хорошо, – улыбнулся в ответ Михаил. – А какие были?
   – Багов видели. Разнесли на куски. Но, значит, и самка где-то неподалеку есть. Да? Я доложил, с утра выступим, поищем. Раз шайтан их сюда занес – пусть они к нему и отправляются. Для такого случая РПГ возьмем, чтобы наверняка.
   Михаил невольно вздохнул. Ему принять участие в завтрашних поисках не светило. Если бы денька через три! Хорош вояка, на которого накатывает слабость! Пусть выздоровление идет быстро, но все же…
   – Да, подчистить территорию вокруг надо. Пока за нас по примеру Кремля не принялись. Больше никого не встретили?
   – Обидно, но нет. Пару рукокрылов, даже мараться не стали.
   Михаил хотел спросить о девушке напрямую, но вместо этого задал совсем другой вопрос.
   – В аномалии не лезли?
   – А надо было, да?
   – Нет. Это ведь всего лишь машина, от полей не отгородит. И новую технику нам взять негде. Я говорил с Настоятелем. Если все пойдет путем и мы решим двигаться на технике, он выделит две машины. На всякий случай.
   – Каким путем? – с легкой иронией уточнил Рамзан.
   – Правильным. Не другим же!
   – Две машины, да? – вдруг осознал Рамзан.
   – Вдруг с одной что-то случится, так чтобы хоть вытянуть. И дополнительный плюс – пойдем без десанта, сумеем в случае чего выделить пару пеших разведчиков, пока механики и наводчики будут на своих местах. Я думаю кроме вас с Улугбеком и Петра взять еще Влада. И Ростислава. Он при всей своей молодости в технике дока, ничуть не хуже Улугбека. Да и Владу сумеет подсобить. Не зря помогал нашим ученым. А Влад ко всему будет разбираться с полем, раз уж всякая физика в сфере его интересов. Он смастерил Врата, ему их и испытывать. Состав устраивает?
   – Да, – на этот раз слово прозвучало без вопросительной интонации.
   – На подготовку нам дается пять дней. Если ничего не случится.
   Рамзан понимающе кивнул. Управиться можно было за день, и дату экспедиции явно подгадывали под полное выздоровление монаха. Не то Настоятель считал, что другие не справятся с важным заданием, не то Михаил убедил начальника, что сам доведет предприятие до конца. Что ж, можно подождать ради друга. Сколько троп исхожено вместе?
   – Предстоящий рейд считается очень важным, – продолжил Михаил. – Тем более с Кремлем…
   Он сделал невольную паузу. В любом обществе степень информированности людей напрямую зависит от их положения и важности принимаемых ими решений. Всего всем не расскажешь, да обычно и не за чем. Михаилу по должности полагалось знать многое.
   – Осада? – понимающе спросил Рамзан.
   – Нет. Переговоры пока зависли. Их Князь первым делом попытался решить, кто главнее. Мол, Кремль некогда был центром страны, потому тот, кто им правит, должен руководить и другими. Так ведь объединения ему никто не предлагал. Лишь военный союз. Люди… И осталось-то нас горстка, а все решаем, кому властвовать над миром! В общем…
   – Если умные – передумают. Дураки не нужны.
   – Они еще не решили ничего. Как и мы. Когда между вопросом и ответом проходит несколько дней… А сейчас туда вообще не пробиться. Разве что на броне. Ладно. Время пока терпит, других дел полно. Признаться, я до сих пор смутно представляю, как мы выберемся за МКАД. Если еще доберемся до него. Нам бы небольшой отряд ворогов по эту сторону барьера встретить. И им, и нам проще будет. Гранатометов у них явно нет.
   – А если…
   – Нет, – твердо ответил Михаил. – Я видел, какими глазами те разведчики смотрели на наше оружие. Словно на чудо. А на такое дело посылают лучших, разбирающихся во всем, что рубит или стреляет.
   – Ты прав, – согласился Рамзан. – Но я тут подумал… Очень им Москва нужна? Почти мертвый город. Чтобы выжить, и умение необходимо, и удача. А какие плюсы? Склады стратегического резерва наверняка можно найти и в большом мире, производство здесь слабое, земля для посевов не годится, дома проще построить новые… Смысл им город захватывать? Может, посмотрят, увидят да уйдут куда подальше и где попроще? Может, мы зря переживаем, к бою готовимся. Да?
   – Все может быть. Было бы ладно. Но готовиться к бою всегда полезно. Целее будешь, если вдруг грянет. А насчет захвата… Их планы нам все равно нужны. Мы же не знаем, ушел кто из разведчиков или они все тут полегли. Я не про девушку, а про тех, с Преображенской площади. Группу поддержки, так сказать. В конце концов, давно пора узнать, что за пределами кольца делается, – повторил он то, что уже говорил Петру.
   – Мы из монастыря не так давно вышли, – напомнил Рамзан.
   – Как радиация спала. Но рано или поздно надо двигаться дальше.
   – Согласен. Да… Женщины мы нигде не видели, – неожиданно вставил разведчик.
   Михаил чуть вздрогнул.
   – Ты не переживай. Могла спрятаться, если жива еще. Все в руках Аллаха.
   По тону было ясно: с его точки зрения было бы лучше, если бы беглянка давно погибла. У каждого человека свои взгляды…

   Вопреки желаниям Рамзана женщина была жива, хотя сама удивилась бы этому, если бы еще была способна на эмоции. Один враг победил другого; ее же даже не заметили. Правда, отсрочка могла оказаться небольшой, вокруг по-прежнему лежал чужой и страшный город, и шансов добраться до своих было немного, но все-таки…
   Она понимала, что то и дело начинает двигаться по кругу, по несколько раз попадая в одни и те же места. Жизнь после гибели Сеня не имела смысла, однако оставался долг, и надо было обязательно сообщить все, что удалось узнать. А вот кому – представлялось весьма смутно. Судя по рассказам невольных спутников, там, на далекой площади, ее соратники погибли – если не все, то большая часть. Может, и ждать уже некому?
   Но чудесное спасение прибавило сил, и день оказался радостным вдвойне. Женщине удалось поймать небольшого зверька, и теперь ее ждало пиршество. Есть хотелось так, что она была готова сожрать зверька сырым. Целиком, вместе со шкурой и внутренностями. Но все-таки рассудок возобладал над желаниями. Укромных мест хватало, нашлись сухие ветки, добывать огонь разведчицу учили. Небольшой костер, ароматы жаркого, – много ли надо для счастья? Только желудок заходится спазмами, да ничего, недолго ему оставаться пустым…
   Этим вечером даже город не казался таким страшным. Нет, осторожности она не теряла, давно привыкнув всегда быть начеку, – но, похоже, удача вновь поворачивалась к ней лицом. Насколько вообще возможна удача после гибели привычного напарника.
   Но человек устроен так, что не может горевать все время. Против бед очень помогают сытная еда, ощущение относительной безопасности, простой отдых без необходимости немедленно куда-то идти. Иногда надо набраться сил, хорошенько подумать, наметить план и уж затем – спокойно следовать ему.
   Признаваться себе, что готова была вернуться к монахам, лишь бы хоть ненадолго избавиться от ужасов Москвы, женщина не стала. Она сразу убедила себя: ничего хорошего ее там не ждет. Тем более – после убийства Михаила.
   Ночная тьма, взмах руки, полет укрытого до поры до времени метательного ножа… Этого ей точно не простят. Они с поразительной легкостью убили Сеня, самого дорогого ей человека в мире. Ее мужчину. Единственного, родного… Жаль, что месть не в состоянии его вернуть… А какие у него были руки!
   Объятия Сеня – единственное, чего не хватало женщине для счастья этим вечером. Пришлось старательно гнать мысли о них. Иначе проснулась бы память и женщина вновь увидела бы ужасную гибель любимого человека…

Глава 2

   Ей повезло, только осознала она это не сразу. В первый момент при виде широкоплечего мужчины в камуфляже и с автоматом в руках Лина невольно испугалась. Показалось – это один из монахов, специально выслеживающий ее. Но нет. Те, кто пленил ее и вел к себе, были как на подбор бородаты, а подбородок у этого выбрит. Совсем как у ее погибшего напарника, да и практически всех мужчин, что окружали ее с детских лет. И походка у него какая-то иная, чем-то отличалась от манеры передвижения разведчиков. Из-под камуфляжной кепки виднелись заплетенные в хвост длинные волосы.
   Рассуждать и предполагать было поздно. Неизвестный тоже заметил притаившуюся женщину, мгновенно залег за каким-то холмиком и наставил автомат. На расстоянии метров в сорок шансов избежать пули не было. Лина машинально попыталась спрятаться за одиноким камнем, но сразу осознала ошибку. По обе стороны лежало открытое пространство, небольшое, но вполне достаточное, чтобы незнакомец успел выстрелить, едва она покинет укрытие. А с саблей против автомата…
   – Эй! Ты кто? – после томительной паузы тихо окликнул мужчина. – Ты одна?
   Как ей хотелось соврать, сказать, что рядом – группа поддержки! Однако такой ответ был чреват неприятностями. Еще решит подсократить несуществующий отряд на одну единицу! Да и проверить ее слова достаточно просто. Кстати, он-то один?
   Ее молчание было понято правильно.
   – Выходи с поднятыми руками. Только без резких движений! Чуть что – стреляю!
   Хотелось резко отпрыгнуть – жаль, было некуда. Пришлось медленно идти к незнакомцу. Тот оказался молодым парнем, но с повадками опытного воина. Он успевал и следить за женщиной, и обозревать окрестности, однако ствол автомата постоянно был направлен на Лину.
   – Как зовут? Откуда ты? Из Кремля?
   – Лина. Я не из Москвы, – опять непонятно, какой ответ лучше. В каждой из местных общин свои правила, обычаи, нравы, и абориген с ходу поймает ее на мелком вранье. – А ты кто?
   – 7213KRL214.
   – Что? – не поняла Лина.
   Парень повторил. Он постоянно держался за укрытием и все озирал улицу и развалины.
   – Кирилл? – так показалось проще.
   – Пусть будет Кирилл. Не маячь. Пошли отсюда, – парень увлек ее к развалинам. Автомат он не убирал. Помимо детища Калашникова у него имелся пистолет в деревянной кобуре. Да еще небольшой рюкзак неведомо с чем за плечами. – Откуда ты, говоришь?
   – Из Подмосковья.
   – Как Купол прошла? Проведешь? – парень явно не хотел оставаться здесь. Он постоянно сканировал окрестности, высматривая опасность со всех сторон. Так ведь места какие!..
   – Не знаю. Я не одна была. Напарник погиб, остальные остались далеко отсюда. На Преображенской площади. Если поможешь туда добраться – можем взять с собой.
   Может, хоть часть задания она все-таки выполнит. Если кто-то из соратников уцелел, то абориген весьма пригодится. Правда, он превратится в пленника, но зачем говорить об этом раньше времени? Да и оружие его лишним не будет. Вдруг удастся наладить производство по образцу?
   – Годится. Далековато, но ничего. Дойдем.
   – Ты так и не сказал: откуда? Из Кремля или монастыря?
   – Я из другого места, – но уточнять Кирилл не стал.
   Ладно, у своих все можно будет выпытать. И оружие ему не поможет.
   – У тебя поесть ничего нет? – спросила Лина.
   Вчерашний зверек был маленький, а уж годного в пищу мяса в нем нашлись крохи. Почти одни кости да шкура. На завтрак ничего не осталось.
   – Есть, – после некоторой паузы сказал Кирилл. – Держи.
   Он полез в мешок и извлек оттуда полоску вяленого мяса. Чуть подумал, извлек еще одну – для себя.
   – По дороге поохотимся, если что. Ешь на ходу. Рассиживаться здесь некогда. Нам еще топать и топать. Придется идти в обход. Напрямую очень опасно.
   Маршрут был девушке безразличен. Она-то не сумела вырваться ни по прямой, ни обходными тропами. Зато теперь все должно было получиться. Бывает и так: не везет, сплошные трагедии и драмы, отчаешься – и вдруг видишь улыбку удачи. И парень внешне ничего. Чем-то напоминает Сеня.
   Странно, но мысль о былом возлюбленном не причинила боли. Наверно, надежда перевесила все печали…

   Сборы были недолгими. Обе выделенные для рейда машины проверили заранее до последних деталей. Двигатели едва не перебрали полностью, оружие пристреляли, никаких нареканий. Все баки заправлены, ленты снаряжены и уложены. Непосредственная подготовка включала лишь погрузку того, что может пригодиться в походе. Или того, что сумел выделить монастырь. Запасы не безграничны, будут ли новые поступления – вопрос каверзный. Приходится беречь любую мелочь.
   С собой взяли один гранатомет РПГ с тремя выстрелами к нему, две одноразовые «мухи», небольшой запас боеприпасов, продукты на десять дней, даже купленной у маркитантов драгоценной тушенки, само собой – воду, чтобы не зависеть от случайностей. Плюс – установку Влада, чтобы преодолеть защитный барьер, отделивший Москву от остального мира. Все было погружено в десантные отделения с вечера, и на отдых отводилась целая ночь.
   Михаил спал спокойно. Он давно привык отдыхать впрок перед походом. В городе может случиться всякое. Физически монах чувствовал себя превосходно, лекарства подействовали, рана затянулась, и теперь остро хотелось действия. Пока же можно выспаться в собственной постели, если повезет – увидеть хорошие сны. Правда, хорошее снилось Михаилу редко, и утром он ничего не помнил, кроме ощущения, что видения были приятными. А надо ли больше? Наяву хорошего тоже немного. Но и особо плохого, в общем-то, нет. Багов нашли и уничтожили, в ближайших окрестностях все спокойно, а личные неурядицы в расчет принимать не стоит.
   Снилось ли ему что-то на этот раз, Михаил сказать утром не мог. Кажется, да. Во всяком случае, было ощущение чего-то ускользающего, неопределенного, и монах еще полежал какое-то время, пытаясь разобраться в видении, но сделать этого так и не смог. Значит, надо вставать и готовиться к дороге. Умыться, позавтракать да и отправляться в путь.
   – Так, мы с Рамзаном и Улугбеком на головной, Петр, Влад и Ростислав – на второй, – все это было оговорено еще в самом начале, но порядок есть порядок. Надо же отдать последние распоряжения! Церемония краткого прощания уже прошла, напутствия получены, и разведчики в мыслях уже были не здесь.
   Две боевые машины пехоты, официально – БМП-2, неофициально – «двойки» или «бээмпэшки», стояли одна за другой. Их сумели сберечь во время боев, позже – законсервировать на крайний случай, и теперь Настоятель решил, что такой случай настал. Пешком идти через всю Москву долго и ненадежно, а тут и на гусеницах, и под прикрытием брони… И неизвестно, сколько еще придется двигаться по ту сторону МКАДа. Запаса топлива теоретически должно хватить на пятьсот с лишним километров – в зависимости от дорог. Из этого и придется исходить. Если что – добираться пешим ходом. Но это уже в самом крайнем случае.
   Техника была старой даже в годы последней войны. Новая сгорела в пламени ожесточенных боев, и оставалось довольствоваться машинами, принятыми на вооружение еще в ином государстве. Но ведь ездят. Тридцатимиллиметровые пушки 2А42 функционируют исправно, спаренные с ними пулеметы Калашникова – тоже, а наиболее опасные для брони противники, биороботы разных модификаций, давно лишились боеприпасов и, следовательно, уничтожить бэмпэшки не сможет. Любой же мутант и вообще живое существо – и подавно. Да, БМП – далеко не танк, защита оставляет желать лучшего, так ведь пулю держит. Гранатометов же ни у кого, кроме маркитантов, нет. И никто не ставит на улицах Москвы мин, на которых можно подорваться. Так что главное – не влететь в некстати подвернувшуюся аномалию.
   – Ну, с богом! – Михаил вскарабкался по броне, занял командирское место в башне и размашисто перекрестился.
   – Во имя Аллаха, милостивого и милосердного! – своеобразным эхом повторил Рамзан, поднимая в соответствующем жесте руки, и занял место в кресле наводчика. Механиком-водителем был Улугбек. Тот самый, которого очень хвалил Рамзан. Управлять тяжелой машиной Улугбеку нравилось, и он довольно щурил и без того узкие глаза.
   Что-то пробормотали спутники, и все перекрыла команда:
   – Заводи!
   Сохранились даже шлемофоны, штука отнюдь не лишняя при движении. Удалось наладить внутреннюю связь и даже рацию – только дальностью она не отличалась, а Купол вообще не пропускал радиоволны.
   Двигатель взревел, а затем заработал тихо и ровно. Михаил посмотрел назад. На второй машине все тоже заняли свои места. Люки пока были открыты, никому не хотелось раньше времени скрываться за броней.
   Впрочем, так ехали недолго. Да, видимость снаружи намного лучше, чем внутри, и не зря у кресла механика-водителя два положения, походное, чуть приподнятое, и боевое. Жаль, что за пределами монастыря приходится считать, что бой может начаться в любую секунду.
   Машины медленно проследовали хитрой дорогой между минных полей и аномалий, прикрывавших территорию монастыря, и выехали на ничейную землю. Люки сразу захлопнули. Человеческая жизнь – штука хрупкая. За шумом мотора не расслышишь полет рукокрыла, рискуя вмиг остаться без головы. В полном смысле слова. Или пострадаешь от другой твари.
   Несмотря на тренировки, смотреть на мир через триплексы было непривычно. Обзор ограничен, а уж что происходит под машинами – оставалось лишь гадать. Зато любой сторонний наблюдатель решит, будто по улице передвигается пара биороботов неизвестной модели. Мало кто из ныне живущих видел древнюю технику, да еще на ходу.
   Ехали медленно. Асфальт большей частью растрескался в крошку. Где-то его просто занесло землей, где-то успела прорасти трава. Гусеничным машинам было все равно. Они создавались для движения по любой местности, вплоть до полного бездорожья. Но сохранялся риск залезть в какое-нибудь поле смерти, провалиться в скрытую яму, попасть туда, откуда не будет выхода. Машины порою покачивало на неровностях почвы. Непривычное ощущение для сидящих за броней людей, почти всю жизнь привыкших передвигаться пешком. Да и моторы на небольшом ходу работали тише. Первый участок пути был разведан неплохо, и бээмпэшки послушно сворачивали, объезжая улицы, где не было ни прохода, ни проезда.
   Пока никого на глаза не попадалось. Все живое, если оно здесь и было, на всякий случай попряталось. Лишь разок Михаилу показалось, будто что-то промелькнуло между руинами домов и тут же скрылось. Впрочем, монах был не уверен, а спрашивать у Рамзана не стал. Наводчик не обязательно смотрел в ту же сторону. Михаил не стал и вдаваться в нехитрые рассуждения о том, что когда-то здесь были оживленные районы огромного мегаполиса, куда-то мчались потоки машин, – не боевых, обычных, по тротуарам шли толпы людей, а другие толпы тем временем ехали в метро. Мало ли что было когда-то? Гораздо важнее то, что происходит сейчас. Никакие рассуждения и сожаления не воротят прежней жизни. Значит, бесполезно размышлять и сожалеть.
   С верхних этажей сохранившегося здания вдруг поднялась стая рукокрылов. Летающие монстры закружились в небе, то поднимаясь повыше, то снижаясь до бреющего полета. Рамзан задрал пушку вверх, однако стрелять не стал. Попасть в быстро перемещающуюся цель очень трудно, нет смысла зря расходовать снаряды. Они еще могут пригодиться, а непосредственной угрозы, пока люди находятся под броней, рукокрылы не несут.
   В этом пришлось удостовериться на практике. Наиболее агрессивный монстр не выдержал и обрушился на головную БМП. Экземпляр попался довольно крупный, связываться с таким человеку было очень опасно, а вот с броней летающая тварь ничего поделать не смогла. Зубы и когти проскрежетали по металлу, башня повернулась, и рукокрыл свалился с машины. Бээмпэшку чуть качнуло. Крыло попало под гусеницу, его мгновенно размололо, и тварь осталась агонизировать на дороге. Она еще смогла кое-как убраться с пути второй машины, но потом еще живого рукокрыла принялись азартно рвать его голодные сородичи.
   Не повезло. Случившееся послужило уроком остальным, и больше нападений не было. Стая лишь кружила в вышине, как кружила бы в случае появления биороботов.
   Мимолетная мысль Михаила о роботах оказалась в руку. На пересечении Серпуховского вала и Подольского шоссе метрах в ста от головной машины выскочил Рекс. И откуда взялся так близко от монастыря… Забрел, наверное, на свою беду. Он тоже успел забыть, что за машины ему попались, и немедленно поплатился за это.
   Гулко заговорила автоматическая пушка. Небольшие бронебойные снаряды буквально изрешетили робота, пробили корпус, поразили важные органы, и Рекс рухнул, чтобы уже никогда не встать.
   Вся схватка заняла несколько секунд. И лишь чуть больше подрагивала левая нога бронированного чудовища, да где-то внутри корпуса вспыхивали небольшие искорки, словно от замкнутой проводки.
   – Ну вот и ладушки, – привычно пробормотал Михаил.
   Хорошая вещь пушка 2А42! Конечно, против серьезной брони она бессильна, не для того создавалась, – только у многих ли есть серьезная броня? Еще хоть один ПТУР на случай такой серьезной встречи! Да умение им пользоваться в придачу! Без умения самое совершенное оружие превращается в кусок бесполезного железа.
   БМП прошли впритык к мешающей проезду груде железа. Улугбеку пришлось даже сдвинуть люк и сесть по-походному, чтобы лучше видеть. Едва разрушенный боевой робот остался позади, как механик-водитель вновь повел машину по-боевому. Это за броней нападение того же рукокрыла не страшно. А как отхватят голову, которая одна…
   Внутри машин было шумно. Совершенно не слышно, что происходит снаружи. Опытные разведчики, исходившие по Москве многие километры, привыкли полагаться на слух не меньше, чем на зрение. Любой шорох может известить об опасности. А тут…

   В отличие от разведчиков монастыря, Денису и сопровождавшему его пластуну Ярополку было легче. Они передвигались на своих двоих и любой шорох услышали бы сразу. Но расплатой была гораздо меньшая скорость. Действующей техники в Кремле не имелось, ехать же вдвоем верхом было равносильно самоубийству. Там, где пеший может спрятаться, конного видно издалека.
   И без того поход оказался труден. Кремль в очередной раз обложили нео, привычным маршрутом было вообще не пройти, пришлось двигаться в противоположную сторону в надежде выйти к Донскому монастырю с востока. Это сильно удлиняло дорогу, – но иногда лучше потратить больше времени и в итоге дойти, чем тупо погибнуть, не выполнив задания. Пусть даже задание заключается в том, чтобы доставить очередной ответ и вопрос.
   Сложностей по пути хватало, однако до сих пор дружинникам удалось избежать крупных схваток. А совсем мелкие можно не считать. Без них на улицах Москвы не обходится. Денис помимо привычного клыча имел при себе ставший его собственным автомат Калашникова, Ярополк же обходился мечом и арбалетом.
   – Ну… Пойми, арбалет бесшумен. Выстрелы же слышны издалека, и очень многие захотят подкрасться и посмотреть, кто стрелял. Главное оружие разведчика – скрытность. Если и придется драться, надо делать так, чтобы никто в стороне об этом не узнал. Когда нельзя решить проблему клинком или метательным ножом, болт – лучшее средство.
   – Но скорострельность у него не та, – возразил Денис. – Когда противник один – согласен, а когда их много… Автомат – крайнее средство, если выхода уже вообще нет. Им даже робота завалить можно. Не «Маунтина» – какого полегче.
   И невольно подумал: если бы пластун имел детище Калашникова, наверняка взял бы его в поход. Не вместо привычного арбалета, так в качестве дополнения к нему.
   Дорога получилась дальней. Переправиться через Даниловский мост было невозможно, пришлось спускаться дальше к югу. Зато там проскочили без всяких приключений. Заплутали посланцы позже, уже на другом берегу. Замоскворечье толком не знали даже пластуны. Всяких аномалий тут хватало, и требовалось быть очень осторожным, чтобы не вляпаться в одну из них. Пришлось остановиться на ночь в каких-то развалинах, чтобы не передвигаться в кромешной темноте. Зато теперь шли намного бодрее.
   Пластун внезапно вскинул руку в предупреждающем жесте, однако чуть не запоздал. Спасла реакция и постоянная готовность к неожиданностям. Рукокрыл выскочил на бреющем полете из-за развалин и уже спустя пару секунд атаковал дружинников. Мужчины едва успели отпрыгнуть в разные стороны. Крылатое чудовище проскочило мимо, клинки напрасно рассекли воздух. Разумеется, повторная атака последовала немедленно. Еще счастье, что рукокрыл был один. Дружинники успели сделать пару шагов к ближайшей стене, и им тут же вновь пришлось отпрыгивать. Только теперь монстр в последний момент чуть изменил направление и попытался достать Ярополка. Пластун едва ушел в перекат, однако и его удар пропал даром. Как и взмах Дениса. Тварь оказалась матерой. С неожиданной ловкостью она умудрилась развернуться почти на месте и снова обрушиться на еще не вставшего пластуна. Воин вновь попытался перекатиться, одновременно выставляя на пути рукокрыла клинок. Монстр извернулся опять, но за двумя жертвами сразу следить он не мог. Впрочем, Денис дотянуться до рукокрыла клычом тоже был не в состоянии. Пришлось схватиться за автомат, – благо затвор был взведен, и короткая очередь прозвучала вовремя.
   Из трех пуль минимум одна попала куда-то в туловище. Рана оказалась не смертельная, но заставила хищника взмыть и скрыться за развалинами.
   – Уф… Не люблю я этих монстров, – выдохнул, вскакивая, Ярополк. – Но стрелял ты зря. Надо уходить отсюда, пока кто не прибежал. Ну или не прилетел. Шуметь на улицах опасно для здоровья.
   Крылатый монстр больше не появлялся, как и его соплеменники. Но они вполне могли затаиться и поджидать удобного момента. Укрываться у стен удавалось нечасто: на месте схватки разведчикам повезло, там дом относительно сохранился, но многие здания давно превратились в горы мусора. Везение – вещь ненадежная, в любой момент может отвернуться и уйти к кому-то другому.
   Ярополк вдруг извернулся, вскинул арбалет и выстрелил. Он был хорошим стрелком, как все пластуны. Болт попал высунувшемуся из-за развалин нео прямо в глаз, – но, на беду, мутант был не одинок. Одиночка в Москве редкость.
   Следом за неудачливым собратом на разведчиков набросилась целая толпа.
   Новые люди давно усвоили, что арбалет нуждается в перезарядке. Потому тактика их была проста. Как можно быстрее сблизиться, не давая стрелку второго шанса, и решить исход боя холодным оружием.
   В несущейся толпе было около десятка особей. Многие с дубинами, двое – с топорами, один еще и в деревянном доспехе. Против лука неплох и такой, да и в поединке может спасти от удара клинка – если удар, как бывает сплошь и рядом, не в полную силу, или под неудачным углом.
   Вот от свинца не спас. Тот самый случай, когда осторожничать нельзя. Вдвоем с десятком противников в рукопашке не справиться.
   Пули с поразительной легкостью пробили доспех, но остановить и отбросить владельца не смогли. Нео еще какие-то доли мгновения несся вперед с занесенным для удара топором, но раны оказались все-таки несовместимыми с жизнью, и новый человек упал, пропахав могучим телом землю.
   Рядом рухнули еще двое. Однако остальные стремительно сокращали расстояние, и Ярополк рванул напарника: лучшее сейчас – это попытаться бежать. И они побежали, словно и не было долгих скитаний. У убегающих всегда мотивация выше: речь-то идет о собственном спасении.
   Жаль, фора была мала, преследователи топали в какой-то полусотне метров. Оторваться от них было нереально. Разведчики бежали, только чтобы выбрать удобное для схватки место. Такое, где их шансы хоть немного возрастут. В контактном бою помимо умения очень большую роль играет элементарная удача и численное превосходство, а нео сейчас легко могли атаковать со всех сторон.
   Ворваться в подъезд – и противник вынужден будет переть поодиночке. Но, на беду, пока разведчикам не попадалось ни одного сравнительно целого дома. Зато Ярополк умудрился взвести арбалет, пусть даже стрелять на бегу, да еще за спину было делом глупым и безнадежным. Вот гранатку бы кинуть, только где ее взять?
   Шум крови приглушал внешние звуки, и потому появление другой опасности разведчики проворонили. Как и нео.
   Новый противник, бронированный, приземистый, выскочил с перпендикулярной улицы, развернулся на полном ходу и резко остановился, заметно клюнув носом, но тут же выпрямился. Башня с длинноствольной автоматической пушкой уже довернулась, ловя цели. Нео оторопели. А вот дружинники, машинально падая и уходя с линии огня, объявившееся чудище узнали сразу, хотя и видели его исключительно на картинках. Никакой это был не робот, а обыкновенная боевая машина пехоты, БМП-2. Очень старая, хотя по внешнему виду и не скажешь. И сидеть в ней должны были люди.
   В следующую секунду загрохотал спаренный с пушкой пулемет. За первой бээмпэшкой выскочила еще одна, но ей стрелять было уже не в кого. Кто-то из нео еще чуть подергивался, но то были последние судороги агонии. Трехлинейный патрон не оставляет шансов. И лишь самые догадливые и везучие успели что-то сообразить и скрыться до того, как свинец прошелся по ним.
   Ярополк машинально попытался отползти в сторону. А вот Денису было легче, он-то уже понял, с кем устроила им встречу капризная судьба.
   Люк на башне откинулся, и наружу выглянул улыбающийся Михаил.
   – Денис! Ты что тут шляешься? Думаешь, в обход дорога короче?
   – А если иначе не пройти? – буркнул, поднимаясь, дружинник. – Вы-то откуда?
   – Стреляли… Ваше счастье, что мы как раз остановились и услышали. А то в движении могли бы… Район у нас относительно тихий, но для прогулок все равно подходит плохо.
   – Мы заметили. Тут рукокрыл появился, а следом – нео, вот и пришлось немного пробежаться, – постарался ответить в тон монаху Денис.
   – Пробежаться тоже бывает полезно для здоровья, – согласился Михаил. Настроение у него было неплохим.
   – Рамзан, и ты тут? – Денис уже увидел еще одного знакомого.
   – Здорово! И Петр на второй машине, – тот довольно сморщил нос, – да? Кто еще с тобой?
   – Ярополк, – представился пластун.
   Он слышал рассказы Дениса и уже понял, кто перед ним.
   За краткой церемонией знакомства мужчины не забывали поглядывать по сторонам. На московских улицах иначе нельзя. Любой покой здесь обманчив.
   Но пока вокруг было тихо, лишь едва слышно урчали моторы. Даже вездесущие падальщики еще не почуяли поживу.
   Михаил спрыгнул на землю и с видимым удовольствием пожал руки дружинникам.
   – Вы к нам?
   – Конечно. А вы?
   – Вообще-то мы дальше. Решили прокатиться, посмотреть на соплеменников одной особы. Раз уж особа сия нас, людей любопытных, просветить не захотела. Одно слово: Азия.
   Последнее походило на цитату, но откуда, никто из присутствующих сказать не мог. Михаил и не ждал реакции. Это он читал все подряд сохранившиеся книги, а в Кремле их было мало.
   – Раз встретились – наше общее счастье. Пусть возвращаться не очень хорошая примета, да не топать же вам до монастыря! Полезайте в десант.
   Рамзан, соглашаясь с монахом, уже поманил дружинников к корме БМП, открыл одну из дверей. Ехать – не идти. Тем более, прикрытому броней. Повезло…

Глава 3

   Отсюда почти ничего не было видно. Амбразуры для личного оружия закрыли. Можно смотреть через приборы, но увидишь лишь, что проплывает по борту. Да и не знали дружинники толком здешних улиц, даже не могли сказать, далеко ли цель путешествия. Но машины шли теперь гораздо быстрее. Дорога разведана, опасности известны, можно поспешить. Ведь теперь придется проделывать весь путь еще раз. Задание никто не отменял и вряд ли отменит.
   Московские улицы давно не были ровными, боевые машины покачивало, как на волнах. Но где дружинники могли видеть волны? Для них вода ограничивалась рекой, а о морях и океанах они слышали лишь в детстве на занятиях по общей географии. И воспринимали как сказку. Реальность же была ограничена Кремлем с ближайшими окрестностями, в лучшем случае – московской кольцевой дорогой.
   БМП вдруг качнуло. Остановка.

   Поле Смерти медленно перемещалось поперек улицы. Да, боевая машина пехоты – вещь грозная. Только против Поля любая броня бессильна. Как бессильно и любое оружие.
   – Откуда оно тут взялось?
   Вопрос Михаила прозвучал риторически. Откуда берутся Поля Смерти и прочие чудеса? Наследие последней войны. Не зря любое перемещение по Москве смертельно опасно. И не зря так высоко ценятся разведчики. Когда каждый шаг может оказаться последним…
   – Объезжать долго, – по внутренней связи передал Улугбек. – Там справа образовалось болото. Разве что слева… Но там трещина, на машине никак. Придется крюк давать.
   Хорошо, когда аномалия привязана к месту. Но ведь некоторые перемещаются.
   Двигаться дальше Поле не захотело. Оно вдруг застыло, словно находилось здесь всегда. Так тоже иногда бывает. Никто не в силах предугадать, надолго ли это. Может быть, навсегда. Или на месяц, что для разведчика практически то же самое.
   – Ладненько. Все равно стоять бессмысленно, а время идет. Разворачивай.
   Боевая машина в управлении проста. Штурвальчик вместо фрикционов, маневренность выше всех похвал. Относительно легкая, приземистая, а что тесноватая, так ведь некоторые недостатки – это следствие достоинств. И вообще, старая техника остается в первую очередь техникой. По нынешним временам – вещью сказочной.
   Однако улыбнувшаяся было Фортуна вдруг повернулась к разведчикам филейной частью. Она же женщина и потому лишена постоянства. Объезд не задался практически с самого начала. Рощинский проспект, толком никто не знал, который по счету, перегораживало рухнувшее дерево. Огромное, ему бы еще стоять и стоять, а не валяться поперек дороги. Упало дерево недавно, по уверениям Рамзана, четыре дня назад улица была свободна.
   – Ругнуться можно? – осведомился Улугбек.
   Он открыл люк, чтобы получше разглядеть препятствие. Это дружинники в десанте даже не ведали о причине очередной остановки.
   – Если поможет, – хмыкнул Михаил. – Сказанное к месту матерное слово чудеса творит.
   Толстый ствол дерева отнюдь не казался гнилым. Торчащие из него колючие ветви были живыми и даже не начали засыхать. Похоже, дерево рухнуло совсем недавно.
   – Я все-таки попробую проехать, – сказал Улугбек.
   – Ты только люк закрой на всякий случай, – посоветовал Михаил.
   Свой он, напротив, открыл. До башни никакая ветка не достанет. Зато есть возможность прикрыть движение дополнительно. Не всегда ведь успеешь развернуть штатное оружие.
   БМП подошла к стволу на малой скорости. Двигатель взревел. Диаметр ствола был больше полутора метров, да еще лежало дерево так, что его заклинило среди местных ям. Сдвинуть его не получилось. Зато рой взвившихся в воздух острых стрелок подтвердил, что дерево еще живо и стреляет не хуже людей. Михаил едва успел нырнуть внутрь, чтобы не превратиться в нечто истыканное ядовитыми шипами. Залп пропал впустую, а БМП уже принялась карабкаться через преграду, но та оказалась высоковата. Ствол был неким подобием стены, еще весьма прочным. Возможностям любой машины есть предел.
   – Не пройдем!
   Хочешь, не хочешь – поворачивай. Или обходи пешком: для пары ног доступно больше путей, чем для гусениц. Ну или следуй дальше согласно заданию, не возвращаясь к родным пенатам. Тем более, сама судьба говорит: надо идти лишь вперед.
   И только теперь вспомнили, что возвращаться совсем не обязательно. На головной машине стояла действующая рация, вещь настолько неслыханная, что забыть о ней было немудрено. В самом-то монастыре имелась станция побольше. Перед рейдом договорились, что кто-нибудь будет дежурить первый день – пока машины не выйдут за пределы дальности маломощного передатчика.
   Пока наладили связь, времени прошло порядком. А самое обидное – послание Кремля с точки зрения Михаила являлось пустяком. Десяток фраз, опять сводящихся к тому, что, мол, неплохо бы все-таки решить, кто будет в Москве главным.
   – А куда вы направляетесь? – спросил Денис, пока налаживали связь.
   – На поиски шайнов. Если в Москве их больше нет, попробуем выбраться за пределы. Да и давно пора узнать, что там творится. Живем, словно на острове, а мир-то намного больше Москвы. Заодно проверим одно изобретение, вроде бы позволяющее преодолеть Купол. Сделали наши умельцы. Вон один из них на второй броне сидит, – Михаил кивнул на торчавшего в люке Влада, худого, в очках. В дружину бы такого не взяли. Но, оказывается, помимо накаченной мускулатуры и отличной реакции от человека иногда требуются и другие качества.
   – Можно с вами? – Денис переглянулся с пластуном. – Нам же тоже нужны результаты разведки. А тут все сами увидим… Мы же быстро обернемся?
   – Насчет быстро – то бабка надвое гадала…
   – Но по-любому быстрее, чем потом слать к нам кого-нибудь.
   – Это да.
   – Мы не будем обузой. Не везде же можно проехать! Иногда по старинке лучше и незаметнее. Ярополк – отличный пластун. Да и я чего-то стою. Сами же знаете…
   Его словно несла волна. После своего единственного в жизни дальнего рейда обойтись без странствий Денис не мог. Нет, помимо прочего жило в нем и сознание долга перед Кремлем, и теплилась надежда, что на обратном пути монахи заберут и доставят в Кремль выздоравливающего отца, и встретиться с беглой пленницей, наверное, хотелось, если она жива. Что тут было главным – попробуй, разберись. Самому дружиннику копаться в своих мотивах не хотелось. Да и Ярополк полностью разделял желание осмотреться повнимательнее.
   – Ладненько. Что с вами делать? – Михаила понять было проще: лишняя пара опытных людей в рейде всегда пригодится.
   Как раз установили связь, информацию передали. Ответа ждать не стоило, можно было двигаться дальше.
   Вместо десанта новым попутчикам предложили места стрелков. Вторая боевая машина пехоты создавалась на основе первой. У той башня была одноместной, а командир помещался слева от нее, за местом механика-водителя. В новом варианте башню увеличили, вооружение изменили, а место осталось. И помещали в нем одного из автоматчиков. Десантные отделения стали короче и вмещали уже не по четыре бойца, а только по три. Зато дружинникам здесь было удобнее – и к остальным ближе, и обзор получше. Тесновато с их широченными плечами, но военная техника создается не для комфорта. Да и ехать в тесноте намного лучше, чем идти на просторе. Два места, два человека. Денис сел в первую машину, Ярополк – во вторую. Но вещи пришлось положить в десанты, оставив при себе лишь оружие.
   Вещей тех – легко в небольшой котомке умещаются.
   – Если открываешь люк, не забывай о фиксаторе, – напутствовал Михаил. – Иначе без головы останешься.
   А вот привычный шлем пришлось снять. Денис был рослым, как и положено дружиннику, и со шлемом пришлось бы сидеть, нагнувшись. Не носили тогда подобной защиты на голове. Только обычные каски или шлемофоны.

   Задержки оказались роковыми. Поле Смерти вновь тронулось с места и теперь зависло, преграждая выход с улицы. Насколько проще перемещаться пешком!
   – Держитесь, мужики! – Улугбек направил машину в проход между развалинами домов.
   Сначала путь показался почти комфортным. В меру покачивало, но места в бээмпэшке хватало, опасностей пока не просматривалось. Денис сумел приспособиться и теперь взирал на окружающее через триплекс. Конечно, без приборов на открытом месте видно лучше – зато под броней не опасны никакие мутанты. Что может сделать нео против техники? Дубиной ее не возьмешь, да и пулей бесполезно. Даже если рвануть бочонок черного пороха – много ли будет толка? Еще надо с местом угадать.
   Правда, помимо мутантов в городе хватало опасностей, но разве бывает иначе…
   К сожалению, хорошим было лишь начало. Метров через двадцать впереди ждала целая гора щебня, а что за ней – не видать.
   Двигатель взревел, и БМП начала карабкаться по откосу. В триплекс механика было видно лишь пасмурное небо, и Улугбек решительно открыл люк.
   – Прикройте!
   Через триплексы в башне картинка была ненамного лучше, и Михаилу пришлось тоже высовываться наружу. Кто расслабляется, тот долго не живет.
   Откос оказался по силам мощному дизелю. Триста лошадей – не шутка. БМП вскарабкалась на верхушку, медленно продвинулась дальше и застыла перед спуском.
   Опасения были не напрасны. Если бы Улугбек повел машину прямо, она неизбежно рухнула бы вдоль почти отвесной стены. И узнал бы он об этом лишь во время падения. А так…
   Так откуда-то вдруг вынырнул рукокрыл. Башню развернуть не хватало времени, однако Михаил уже вскинул автомат и немедленно открыл огонь. Очередями, в расчете на неизбежный разброс пуль. Рукокрылы чувствовали мысли человека и часто успевали уклониться от одиночного выстрела. А тут и не угадать, как пройдет свинец: сам стрелок этого не знает.
   Вторая машина еще карабкалась наверх, и помощи от нее ждать было нельзя. Однако монах все-таки умудрился зацепить летающую тварь. Не смертельно, рукокрыл даже не упал, однако одна пуля пробила тело, другая прошла навылет через крыло, и чудовище отвернуло, пройдя совсем рядом с бээмпэшкой.
   Похоже, где-то рядом было гнездо или же хищники вылетели на охоту. Еще несколько рукокрылов выскочили из-за ближайших развалин и немедленно устремились в атаку. Вторая БМП успела подняться повыше, заговорил спаренный с пушкой пулемет и, почти сразу, другой пулемет – в руках высунувшегося из башни Петра. Наконец довернулась башня на первой машине, и Рамзан ударил из автоматической пушки.
   Одного из рукокрылов буквально разнесло на куски, остальные не выдержали и отвернули в разные стороны. Любая тварь, даже безмозглая, в первую очередь хочет жить.
   И любая тварь хочет есть. Потому далеко хищники улетать не стали, а лишь закружили на высоте, иногда переходя на бреющий и скрываясь за многочисленными развалинами. Вдруг подвернется удобный случай? На разворот башни уходит время, а мгновение иногда решает многое.
   Давать лишнее время, а вместе с ним – шанс Улугбек не собирался. Он уже наметил удобное место для спуска и плавно тронул тяжелую машину, разумеется по-прежнему сидя по-походному. БМП съезжала медленно, осторожно: водитель опасался вызвать оползень или провалиться в какую-нибудь пустоту, сверху чуть прикрытую обломками.
   Но каверн на пути не оказалось. БМП лишь покачалась на неровностях, а затем скатилась вниз, почти вплотную к росшему там кустарнику. Люки синхронно захлопнулись, и тяжелая машина пошла напролом. Заросли оказались не так уж густы. Так, небольшой пятачок, занятый растительностью. Видно, по сторонам почва оказалась непригодной даже для неприхотливых зеленых мутантов. Кустарник пытался сопротивляться, ветви двигались в поисках добычи, но металл оказался им не по силам. Бээмпэшка просто давила растительность мощью двигателя и собственной массой. Весь прорыв занял меньше минуты; по уже проложенному пути скатилась вторая машина и спокойно пошла следом. Самый отчаянный рукокрыл рухнул на лобовой лист замыкающей машины. Сидевший на месте механика-водителя Ростислав резко затормозил, БМП клюнула носом. Монстр, не удержавшись, упал на землю, и гусеницы перемололи его тушу так, что ринувшимся пожирать соплеменника тварям почти ничего не досталось.
   Крохотная колонна наконец-то выбралась на улицу и покатила прочь. Основной маршрут был намечен заранее: в объезд базы кио и Даниловского моста с Зоной ЗИЛ на другом берегу. Зачем лишние схватки?

Глава 4

   Парень и девушка шли молча. Руки Кирилла лежали на автомате. Он непрерывно оглядывался, опасаясь встречи с кем-то, но пока на пути попались только пара Полей Смерти да разбросанные тут и там заросли деревьев и кустов. Обойти их было просто – если, разумеется, не терять бдительности. Миновали какой-то мост, бегом, чтобы быстрее преодолеть открытое пространство; удалившись от него, Кирилл оставил спутницу под прикрытием почти целого, разве что без стекол и крыши, дома, отлучился куда-то и довольно быстро вернулся с небольшим зверьком в руках. Свежевал парень добычу прямо на ходу. Лина уже подумала, что есть неведомую пищу тоже придется в движении и сырой, но, к немалому облегчению девушки, Кирилл ловко срубил несколько веток, разложил в одной из ям небольшой костер и занялся приготовлением обеда.
   Это задержало парочку на целый час. Пока мясо обжарилось, пока его съели, пока чуть посидели, отдыхая, – ведь спешить было некуда. Час роли давно не играл, как и день-другой. Нельзя же непрерывно находиться в движении.
   – Пошли, – вопреки тайным желаниям Лины, рассиживаться Кирилл не стал. – Нам надо побыстрее перебраться на тот берег, – снизошел он до пояснения. – Тут этих рек…
   Пришлось подниматься и шагать дальше. Если подумать, любая задержка уменьшала и без того невеликие шансы на встречу с соплеменниками. Но есть ли они вообще?
   Спутники едва отошли на квартал, когда Кирилл вдруг увлек девушку за груду щебенки. Лина повиновалась без вопросов. Без слов пробежала несколько шагов, без слов упала прямо в пыль и затихла. Она лишь позволила себе осторожно выглянуть на улицу. Там ничего и никого не было.
   – Нео поблизости, – одними губами прошептал парень.
   Сразу повеяло тревогой. Лина чересчур долго пряталась от всех и боялась любой встречи. Что-то сломалось за эти дни внутри. Страшно – это когда не можешь себя побороть.
   И лишь некоторое облегчение от мысли, что успели отойти от прикопанного кострища.
   Через некоторое время Лина уловила очень тихий звук шагов. Ей хотелось посмотреть, кто идет, и в то же время она боялась, что неизвестные заметят ее. Кирилл тоже затаился. Теперь все зависело от случая.
   Рука парня лежала на рукояти АК. Но Кирилл тоже не выглядывал, предпочитая тихо лежать и надеяться на лучшее. В любое мгновение рядом мог появиться нео: при необходимости мутанты умели передвигаться бесшумно. Кто-то продолжает идти прежней дорогой, а кто-то обходит развалины и уже заносит дубину для удара…
   Никто не появился. Спутники еще полежали на всякий случай, затем Кирилл коснулся Лины и кивнул ей назад. Мол, отползаем потихоньку. Сам он двинулся умело; чувствовался немалый опыт таких перемещений.
   Лишь оказавшись у соседней кучи щебня, Кирилл рискнул встать на ноги. Автомат он вскинул к плечу и обозревал доступные окрестности сквозь прицел. Целей парень не увидел; кивнул спутнице:
   – Повезло…
   Кирилл шагнул к ближайшему проходу, однако былая интуиция ненадолго пробудилась в девушке, и она тихо выдохнула:
   – Стой! – а потом добавила: – Там что-то есть. Какая-то угроза.
   Уточнять Кирилл не стал. Лишь внимательно посмотрел на Лину, а затем мотнул головой налево.
   – А там?
   – Не знаю.
   – Что ж, посмотрим.
   И он шагнул налево, предельно настороженный, готовый отпрянуть в любое мгновение.
   Москва…

   В городе практически всегда было тихо. Нет, иногда раздавались предсмертные крики живых существ, намного реже звучали выстрелы – если у кого-то находилось огнестрельное оружие и боеприпасы к нему; могла обрушиться обветшалая стена, шуметь ветер… Но специально разнообразные обитатели Москвы внимания к себе не привлекали. Мало ли кто явится на звук? Кого-то напугаешь на расстоянии, но кого-то и привлечешь. Хищного, агрессивного. Тише живешь – целее будешь.
   Гул моторов тоже звучал не так громко, чтобы нарушить относительную тишину беспокойной столицы. Две БМП двигались прежним порядком на малой скорости. Денис уже приспособился и к тесноте доставшегося ему места, и к наблюдению через триплекс. Даже к тому, что от него ничего сейчас не зависело. Зато не надо шагать самому. Ехать все равно быстрее.
   Машина свернула с улицы, въехала в какой-то двор и застыла. Вторая повторила ее маневр.
   – Вылезай! Приехали! – с показной бодростью объявил Михаил.
   Денис огляделся. Двор как двор. Одно здание относительно сохранилось, от второго осталась груда щебня, еще одно – нечто среднее между ними: одна стена стоит, а остальное…
   – Скоро Шлюзовой мост. Надо посмотреть, разведать, как оно там?
   – Мы через него шли. Было все нормально, – ответил подошедший от второй машины Ярополк. – Правда, время прошло…
   Все переменчиво, и любой безопасный путь спустя какой-нибудь час может превратиться по части угроз в свою противоположность. Кому как не разведчикам о том не знать?
   – В том и дело, – протянул Михаил. – В общем, на всякий случай разомнем ноги.
   Он оглядел собравшихся людей и остановил выбор на пластуне. Логика монаха была понятной. Возможностей нового товарища Михаил не знал и хотел проверить его в относительно простом деле. Надо же знать, с кем разделяешь дорогу!
   Денис вздохнул. Он уже засиделся под броней, хотелось тоже немного прогуляться – если считать разведку прогулкой. Но и у остающихся нашлись дела. Стоянку прикрывали остатки стен, к тому же чуть подальше с одной из сторон раскинулись заросли, и пробраться сквозь них ни одно живое существо не могло. А за грудой щебенки вообще лежал пруд с обосновавшимся там удильщиком, и мало кто рискнул бы пройти мимо – лишь самый неопытный или самый отчаянный. Но все-таки в первую очередь надо было обеспечить стоянку охраной.
   Нового напарника Михаил оценил сразу же – по манере двигаться бесшумно, в постоянной готовности к любым неожиданностям. До того монах лишь слышал о кремлевских пластунах и теперь решил, что рассказы те совершенно справедливы. Настоящий разведчик – это не только надежность. В первую очередь это комплекс умений.
   Идти было недалеко. Вокруг было тихо и пусто. Разведчики скрытно подобрались поближе и залегли в развалинах. Отсюда неплохо просматривался и сам мост, и ближайшие подходы к нему. Ярополк чуть коснулся плеча напарника и кивнул назад и в сторону, где над развалинами иногда появлялся, чтобы тут же пропасть, рукокрыл.
   – Думаешь? – одними губами шепнул Михаил.
   Ярополк лишь неопределенно пожал плечами. Рукокрыл мог кружить и над людьми, и над каким-нибудь животным, и вовсе над падалью – хотя над трупами долго кружить ни к чему. Они уже не окажут сопротивления, можно немедленно приступить к трапезе.
   Кроме рукокрыла, больше смотреть здесь было не на что. Все остальное – это уже судьба. Та самая, которая порою отворачивается от человека.
   Именно это происходило прямо сейчас…

   – По машинам! – выдохнул, едва вернувшись, Михаил. – Порядок прежний. Идем, прикрывая друг друга. Мост преодолевать на максимальной скорости.
   Они еще не все успели забраться на бээмпэшки, когда на гребень развалин ползком выбрался человек. Его автомат смотрел на разведчиков. Каким образом неизвестный проскользнул мимо удильщика, оставалось только догадываться. И мотать на ус: даже самые непроходимые места кто-то может преодолеть.
   Ход времени ускорился до предела. Стоявший рядом с машиной Рамзан отреагировал первым, вскинул СВД и выстрелил. Это заняло какое-то мгновение. Однако практически одновременно с того же гребня скатился еще один человек. В камуфляже, с автоматом в левой руке и большим кинжалом в правой. Двигался он настолько быстро, что попасть в него не сумели ни Михаил, ни вскинувший автомат Влад. А прочие даже не успели наставить оружие: Улугбек как раз забирался в люк, а Петр карабкался на броню. Когда руки заняты, выстрелить невозможно.
   Ближе всех к нападавшему оказался Денис. Дружинник успел выхватить клыч и даже отбить первый удар чужого клинка, но дальше ему пришлось уходить перекатом от рвущей воздух чужой стали. Прыгнувший на помощь другу Ярополк едва успел отскочить, чтобы не стать жертвой.
   – За секторами смотреть! – взревел Михаил.
   Сколько уже раз бывало: все сосредотачивают внимание на одном противнике, а в это время нападают с другой стороны! Главное в выживании – уметь наблюдать и все замечать.
   Рамзан еще раз выстрелил из эсвэдэшки, но не попал. Наконец загрохотал ПК Петра. Монах бил просто, полагаясь на ливень пуль; сейчас это было эффектней и надежней, чем прицельная стрельба. Патроны 7,62Х54 – вещь мощная. Противника отбросило, и сразу стало тихо. Лишь слегка звенело в ушах. Второй нападающий лежал неподвижно, его грудь была разворочена, но все-таки Рамзан не пожалел пули в голову. Ничего личного. Контрольный выстрел.
   – Нифигасе! – выдохнул Ярополк.
   Он заслуженно считал себя непревзойденным мастером рукопашного боя. Во всем Кремле с ним могли бы потягаться от силы человек пять, включая наставников, а тут…
   – Денис и Ростислав – гребень! Остальным наблюдать!
   Выбор в пользу дружинника перед пластуном был понятен. Дело в оружии: раз противник настолько проворен, соваться против него с клинком не стоит.
   Ни на гребне, ни за ним никого больше не было. Лишь в отдалении промелькнул рукокрыл и стремительно умчался куда-то по своим делам. Первый из противников был мертв. Пуля из СВД вошла точно в глаз и вылетела вместе с частью черепа и мозгами. После таких попаданий не выживают. Зато оставляют трофеи. Денис прихватил автомат, такой же АК, как и у него, и наскоро обыскал тело. Все в хозяйстве пригодится. И тройка запасных магазинов, и большой кинжал, и пистолет в деревянной кобуре, и фляга с водой – тоже ведь дефицит… И даже какая-то трубка – ведь для чего-то взяли с собой…
   Добыча со второго убитого была скромнее – пистолета у него не нашлось, а так – тот же набор.
   – Вот, – Денис протянул трофеи Рамзану. Его пуля успокоила неизвестного, ему по праву и вещи принадлежат.
   – Стечкин, – сразу определил марку оружия снайпер. – Модификация АПБ, бесшумная. Немного разукомплектованная. Должен быть проволочный приклад. Ничего, сойдет и так. В дороге пригодится.
   Один автомат отдали Ярополку, лицо которого немедленно просияло. Можно сколько угодно доказывать преимущество арбалета, но АК есть АК. Второй же трофей просто положили в десант про запас. Ехать – не идти, лишний вес роли не играет.
   – А ведь это кио, – сказал вдруг Михаил. – Странно, обычно им глубоко наплевать на людей. Их не трогают, и они никого не трогают. Только охраняют свой район. А мы от него далеко. И вряд ли они вышли поохотиться на нас. Мы лишь случайно здесь оказались. Искали они кого-то другого. А вот кого…
   – И не факт, что этот кто-то нам друг, – сморщил нос Рамзан. – Как бы не оказался вообще подарочком.
   – Да… – протянул монах. – Может, Снайпер в наших краях опять объявился и опять врагов себе обрел? В общем, соблюдать осторожность. Не удивлюсь, если скоро здесь окажутся и какие-нибудь собакоголовые. Да и у кио может оказаться оружие посерьезнее. А может, я гоню напраслину. Вдруг им наша броня приглянулась? В общем, ладушки. Гадать все равно бессмысленно. Поехали.
   Мост проскочили с предосторожностями. Вначале на полном ходу – первая машина, вторая же прикрывала, непрерывно выискивая все возможные цели. Потом первая застыла, заняла позицию и в свою очередь стала прикрывать проезд второй. Но все обошлось. Никто не блокировал переправу, не ждал в засаде, хотя место идеально подходило для нападения. Правда, при единственном условии – если есть достаточное количество желающих переправиться на другой берег. Если же путешественники штучны и появляются здесь от силы раз в месяц, смысла поджидать их нет. В общем, да здравствует безлюдье!
   Впрочем, дальше лежал еще один мост, и не факт, что его удастся пройти так же спокойно.
   Новых спутников немного угнетала собственная беспомощность. Да, теснота понемногу становилась привычной платой за скорость и хоть какую-то безопасность. Но, в отличие от находившихся в башнях, дружинникам было труднее пустить в ход оружие. В распоряжении старшего стрелка имелась амбразура, однако сектор обстрела из нее был крайне узким. При создании машины подразумевалось, что в бою в ней будет находиться штатное отделение, а не экипаж, усиленный одним человеком. Соответственно, и стрельба возможна едва не в любом направлении. Просто уроженцы Кремля не привыкли зависеть от обстоятельств. И уж в бою полагались главным образом на себя, а не на то, что кто-то случайно появится в прицеле.
   Пока никто не появлялся…

Глава 5

   – Бежим!
   Сам он бежал не только быстро, но и как-то легко, словно не имел малейших проблем ни с мышцами, ни с легкими. Даже дышал размеренно. И не забывал смотреть по сторонам. В отличие от него Лине бег давался труднее. Сказывалась общая усталость и утрата изначальной физической формы.
   Они уже почти преодолели открытое пространство, когда в небе появился рукокрыл.
   – Быстрее! – выдохнул Кирилл. Словно можно было бежать быстрее!
   Однако парень действительно заметно прибавил в скорости, да еще и схватил Лину за руку, не позволяя спутнице отстать. В итоге они все-таки успели, и крылатой твари не хватило места для полноценного нападения. Рукокрыл обиженно проскочил мимо, заложил широкий вираж, однако атаковать изготовившихся к бою людей не стал. Инстинкт самосохранения перевесил обычное желание пожрать.
   Лина запыхалась. Она сбила дыхание, и теперь перед глазами прыгали черные и красные круги, а воздух словно натирал натруженное горло. Она не видела, что парень выглядел неожиданно бодро, будто для него подобные нагрузки являлись откровенной ерундой.
   – Пошли, – он даже не дал спутнице толком отдышаться. – Нечего здесь торчать.
   Кирилл был прав. Оставаться долго на одном месте не стоило. Никаких укрытий вокруг – так, обычные развалины, а вдоль набережной – довольно густые заросли хищной растительности, только и ждущей, когда в нее сунется неосторожный путник. Но зарослей хватало и во дворах, да и на самой улице то тут, то там торчали отдельные кусты или целые группы.
   Когда Лина смогла привести дыхание в норму, ее поразила уверенность, с которой ее спутник двигался по не знакомому ему району. Словно в голове у него была карта Москвы. Сама девушка в жизни бы не нашла ту площадь, с которой для нее начались блуждания по городу. Впрочем, парень был местным, – вдруг они все знают, где, что и как? Те, предыдущие знакомые, тоже двигались без лишних блужданий. Но в отличие от нового, они подчинялись каким-то задачам и рассматривали попутчицу, а позже – пленницу как источник информации. А Кирилл словно просто хочет бескорыстно помочь…
   А он, между прочим, довольно красив и чем-то напоминает погибшего Сеня. Это сходство Лина ощущала подсознательно, не отдавая себе отчета. Плечи Кирилла были намного шире, а мышцы – крепче. Но девушка никогда не задумывалась, часто ли представления о человеке совпадают с его подлинной сутью. Тем более, когда речь идет об извечных инстинктах…
   Кирилл вдруг дернул спутницу в сторону, под прикрытие стены, а затем – в пролом между плитами. Лаз был узким. Казалось, мгновение, и все сооружение рухнет, засыпав тех, кто неосторожно решил в нем спрятаться. Но глыбы остались на местах, лишь чуть прошелестела потревоженная каменная крошка.
   Лаз закончился быстро. Здесь когда-то был дом, сейчас же – небольшая яма, со всех сторон окруженная остатками стен, а то и просто горами щебня. И клочок начинающего темнеть неба над головами.
   – Замри, – едва слышно прошептал Кирилл.
   Он забросил автомат за спину, извлек из кобуры пистолет, накрутил на ствол длинную трубу глушителя. Хорошо, когда можно выбрать оружие. И плохо, когда позиция откровенно слаба. Ни скрытных путей отхода, ни обзора. Лежи и жди, заглянет сюда неведомый враг или обойдет стороной. Да и кто именно это будет? Или Кирилл перестраховался и никого поблизости нет?
   Мужчина напряженно всматривался в темную дыру. Пистолет он держал двумя руками. Время тянулось в напряжении, но терпение – первое качество воина. Путники напрягали слух. Вроде что-то прошелестело по ту сторону лаза. Но шаги ли это, сказать было невозможно.
   И уже подступала ночь…

   – Долихачился?
   Михаил посмотрел на слетевшую гусеницу.
   – Наверно, камней много загреб, – сокрушенно вздохнул Улугбек. Он понимал, сколько работы предстоит, чтобы вернуть стальную ленту на место. Для начала надо выбить палец, затем… В общем, не было печали…
   – Ладушки… – не стал больше ругаться монах. – Так чего стоим? Выбирай пару помощников, и за работу. Остальным – прикрывать.
   Застывшая без движения машина – уже не защитница, а источник опасности. Бросить нельзя, вокруг – негостеприимный и опасный город. А тут еще удары кувалды, которой послушно вооружился Денис, словно оповещают всех в ближайших окрестностях: «Мы здесь!»
   Место, разумеется, было неудачным. Справа нависала громада кое-как сохранившегося дома, и провалы окон взирали на суету на улице. Подъезды находились со стороны двора, и любой нежелательный свидетель мог спокойно проникнуть внутрь, а затем неожиданно напасть на группу. Сближаясь ли до рукопашной, стремясь поразить чем-то дальнобойным, – обычный лук убивает не хуже навороченного огнестрела. Главное, хорошо прицелиться и попасть.
   Здание слева наполовину развалилось, но уцелевшая часть тоже напрочь закрывала обзор. Относительно безопасными были лишь заросли чуть подальше. Кто в своем уме попытается пробраться через кусты и деревья?
   Положение усугублялось неотвратимо накатывающейся ночью. Тут впору думать о грядущем ночлеге, чтобы зря не рисковать. Однако привал в первую очередь предполагает более-менее укромное место, а не стоянку посреди улицы, да еще с шумовыми эффектами. Кто пожалует взглянуть на нарушителей спокойствия? Если нео, еще полбеды, главное – не подпустить их вплотную. А если кио, а то и кто-нибудь из уцелевших биороботов? Или все-таки обойдется?
   Двое наводчиков занимали привычные места в башнях, Улугбек, Денис и Ростислав возились с гусянкой, а остальные разведчики между тем следили каждый за своим сектором.
   Как бы ни была тяжела работа, главное – ее делать, и тогда рано или поздно дело подойдет к концу. Гусеница встала на место, и Денис приготовился вгонять палец, чтобы соединить траки, когда Михаил резко выкрикнул:
   – Сверху!
   Рукокрыл стремительно выскочил из-за угла здания и сразу устремился в атаку. Следом за ним появился еще один хищный силуэт, затем – еще. Видно, где-то неподалеку было гнездовье. Пока разведчики находились под защитой брони, никакой опасности крылатые хищники не представляли. Зубы и когти живых существ не идут ни в какое сравнение с металлом. Зато насколько беззащитна перед ними людская плоть!
   Автомат Михаила задергался, выпуская лавину свинца. В отличие от монаха, Ярополк провозился. Нет, он вскинул АК, – просто сказалось отсутствие практики и постоянных упражнений. Принципы стрельбы из арбалета довольно близки, а вот всякие детали… Но не сплоховал Петр, и бас ПК присоединился к автомату Михаила.
   Пушка головной БМП лихорадочно задиралась все выше, однако не успевала встретить первого хищника. Возившиеся с гусеницей разведчики побросали инструмент и схватились за оружие. Рукокрыл пронесся над их головами, вынужденно маневрируя под струями свинца. Кажется, минимум одна из пуль вонзилась ему в крыло, – но подобные раны не смертельны. Человека убить намного легче, чем большинство животных. А тут на беду весь видимый участок неба оказался покрыт сородичами первого, наиболее отчаянного нападающего.
   Нет, без гнездовья рядом дело явно не обошлось. Обычно крылатые монстры охотились в одиночку, чтобы не делиться добычей с собратьями. Однако действовать в стае они тоже умели, и довольно неплохо. Сейчас им лишь не хватало немного простора для активного маневрирования. Но зато вполне могло хватить клыков и когтей, чтобы превратить людей в безжизненное, но такое аппетитное с точки зрения крылатых тварей мясо.
   – В дом!
   Кто это выкрикнул – непонятно. Однако нырнуть в люки было уже невозможно, рукокрылы носились буквально рядом, и разведчики едва успевали уворачиваться на тесном участке. Ярополк забросил автомат за спину, выхватил меч и теперь пытался достать хотя бы одну из атакующих тварей клинком. Ростислав, напротив, вел огонь из «калаша», прикрывая Дениса и Улугбека, которым до окончания работы оставалась лишь пара ударов кувалдой. Починенная БМП дала бы возможность двинуться дальше, покинуть опасный район.
   Наконец палец встал на место, и той же кувалдой Денис умудрился нанести удар очередному монстру прямо по крылу. Тварь отбросило, она отчаянно закричала и сразу получила несколько пуль. Рукокрыл еще бился на земле чуть в стороне от машин, но внимание людей было приковано к его живым собратьям. Наконец вякнул пулемет на БМП. Использовать пушку Рамзан не решился. Ненароком зацепишь снарядом стену здания – не выдержит и рухнет.
   – В дом!
   Еще пара рукокрылов билась в агонии на земле. Кто именно попал в них, было не разобрать, да и не все ли равно?
   Ярополк первым умудрился запрыгнуть в ближайшее окно, – благо здание просело, и проем находился почти вровень с землей. Иначе поступил Улугбек. Он чуть не взлетел на машину и нырнул в открытый люк механика. Челюсти очередной твари опасно щелкнули, однако рукокрыл опоздал на какие-то мгновения.
   После уличного освещения в здании показалось темновато. А тут еще поневоле пришлось шагнуть прочь от импровизированного входа, давая место товарищам. Пластун даже не разобрал, кто был следующим. Но обретенная безопасность не радовала. Остальные-то пока еще сражались. Ярополк рванул дальше, стремясь уйти в сторону, к одному из окон, откуда он мог бы стрелять. Несколько шагов в полутьму, и вдруг навстречу шагнул кто-то крупный, едва не подпирающий головой потолок. И сразу без перехода на пластуна обрушилась дубина.
   Только Ярополка на прежнем месте уже не было. В подобных случаях не думают. Воин инстинктивно отшатнулся, уходя от удара, и сразу качнулся вперед, делая выпад мечом и пытаясь удлинить клинок и за счет руки, и за счет наклоненного вперед тела. Враг тоже успел отпрянуть, и длины не хватило. Кончик меча лишь пробил кожу противника и углубился едва на пару сантиметров. Нео обиженно взревел и попытался вновь достать обидчика дубиной.
   – Нео! – предостерегающе выкрикнул пластун, уходя назад и в сторону.
   К счастью, развернуться мутанту было негде. Он даже не мог нанести удар сверху, – его макушка почти задевала потолок. К сожалению, Ярополку тоже не хватало места. Бой в ограниченном пространстве вообще очень сложен. Да еще когда вокруг царит полумрак… Пластуну было, пожалуй, даже хуже. Парировать клинком дубину опасно, а ускользать некуда. Стена с одной стороны, стена с другой. Если же еще и загонят в угол…
   Еще один замах, шелест разрезаемого воздуха… Ярополк почти распластался у самого пола, пропуская оружие мутанта над собой, и все-таки вогнал меч противнику в живот.
   Нео послушно согнулся, выронил дубину и сразу получил второй удар, от которого упал и несколько раз дернулся в агонии. Однако в проеме уже возник следующий силуэт. Но и за спиной пластуна объявился кто-то из своих. Оглушающе громко простучала короткая, на три патрона, очередь.
   Воспользовавшись помощью, пластун рванул вперед. Здание нужно было зачистить.
   Снаружи бесновались рукокрылы, изредка грохотали очереди. Возможно, мутанты оказались в здании, спасаясь от крылатых тварей, как и разведчики. Только общая опасность не всегда сближает. Иногда за укрытие надо бороться.
   На счастье людей, мутантов в здании оказалось лишь шестеро. Именно столько тел насчитали спустя пару минут. В общем, повезло. Победить удалось почти без потерь: несколько царапин, неглубоких ран и синяков не в счет. Как не в счет и израсходованные патроны. Ярополк действовал клинком, Денис – вообще так и не брошенной кувалдой, а на них двоих пришлась половина уничтоженных нео.
   Накал снаружи тоже поугас. Добыча оказалась крылатым тварям не по зубам, и теперь они предпочитали держаться повыше. Пример полудюжины убитых сородичей был перед глазами, против брони делать им было нечего. Как нечего делать и в развалинах дома, где укрылись люди.
   – Ну, вот и ладненько, – сказал Михаил. – Все хорошо, что хорошо кончается. Повеселились, и хватит. Пора занимать места согласно купленным билетам.
   Что такое билеты, никто, кроме него, не знал, но мысль была понятна. Ночевать в доме не хотелось – опасно. На место одних мутантов могут явиться другие, и кто знает, чем завершится очередная стычка? Тут всего-то надо проскочить по открытому пространству считаные метры да проскользнуть в люки боевых машин. Дел-то: живым остаться…
   Тем, чья машина была первой, повезло. Улугбек занял место механика и сейчас аккуратно подогнал бээмпэшку вплотную к зданию. Зато вторая стояла в отдалении, и подойти ближе скрытно было невозможно.
   – Прикроем, – Михаил привычно вскинул автомат к плечу. – Давай по одному.
   Есть шанс, что одиночка привлечет меньше внимания, чем группа.
   – Подождите. Я ближе подгоню, – Ростислав снял шлемофон, вытер обильный пот, затем вернул головной убор на место, глубоко вздохнул и рванул к машине.
   Он с разбега заскочил на лобовой лист и проворно нырнул на место механика. Из всей монастырской компании Ростислав был самым молодым, ровесником Дениса, а молодость имеет свои преимущества.
   Поверху стремительно пронесся рукокрыл, однако с башни первой БМП коротко рявкнул пулемет, и снижаться крылатая тварь не рискнула. В наступившей тишине слышно было, как ругнулся Ростислав. А затем эжектор выпустил клуб сизого дыма, и машина двинулась ближе к зданию.
   Остальное было уже проще. Рывок, прыжок, шаг к люку… Только Ярополк чуть задержался у борта, пытаясь понять, как лучше забраться на броню. Но если делаешь это не то второй, не то третий раз в жизни…
   Атаковать рукокрылы больше не решились. Они так и носились над головами да изредка оглашали воздух криками. Зато небо стало заметно темнее, и поневоле сегодняшний путь должен был скоро закончиться. Только найти хорошее местечко для ночлега. Должны же быть такие в городе!

   Кирилл словно не ведал усталости. С момента, когда они с Линой выбрались из укрытия, он все шел и шел, выбирая путь по одному ему понятным критериям. Он был постоянно настороже и даже пистолет держал в руке, а вот автомат забросил за спину. Почему выбор оружия был именно таким, он Лине не объяснял, а она не спрашивала. Дороги созданы для молчания.
   Лишь когда темнота стала густеть, а Лина пару раз споткнулась, Кирилл повернул к неплохо сохранившейся многоэтажке. Девушка уже настроилась на какой-нибудь подвал, однако ее спутник весьма уверенно шагнул в подъезд и стал подниматься по лестнице, словно снаружи по-прежнему властвовал день и никакого мрака не было и в помине. Если Кирилл чего-то не видел – так это трудностей Лины. Только цыкнул, когда она споткнулась и упала, едва не загремев с лестницы вниз.
   – Тише!
   Стало обидно. Поцарапанную ладонь саднило, коленка болела, а парню хоть бы что. Карабкается, словно вообще один.
   – Здесь, – Кирилл заглянул в одну квартиру, потом в другую – и выбрал ее. – Располагайся. Завтра дойдем до места. А пока спи.
   Располагаться было особо негде. Усыпанный мусором пол – и больше ничего. Но за время скитаний других мест Лине почти не попадалось. Главное, чтобы не тревожили во время сна, а остальное… Разгрести немного мусор, чтобы камни не врезались в тело, свернуться на расчищенном пятачке, сохраняя тепло, – лучшего все равно не найти.
   – На, поешь, – Кирилл был сказочно щедр. Он протянул спутнице кусочек мяса, оставшийся от обеда, и следом за ней заработал челюстями.
   Много времени еда не заняла. Когда порции маленькие, растягивать их надолго не получается. Да и усталость брала свое, хотелось поскорее провалиться в сон. Только запить пищу глотком воды…
   – Выйдем с первым светом, – предупредил Кирилл. – Нам еще топать порядочно.
   – Я подежурю, – предложила Лина.
   – Спи лучше. Мне завтра обуза не нужна, – буркнул Кирилл.
   Каждый слышит то, что хочет. Девушке показалось, что в грубоватом ответе прозвучала забота о ней. Она полностью вымоталась за последние дни и очень нуждалась в отдыхе. Чтобы не требовалось поминутно пробуждаться и вслушиваться, не движется ли кто в ее сторону. Все-таки с попутчиком ей повезло. И собой хорош, и заботлив… Наверно, относится к ней очень тепло. Даже захотелось отблагодарить его извечным женским способом. Но Кирилл переместился ближе к оконному проему, не глядя на спутницу, а подвинуться к нему у девушки уже не было сил. Она свернулась калачиком и провалилась в сон, едва смежила веки. Усталость…
   Вокруг было тихо. Небо затянуло легкой дымкой, – ни звезд, ни луны. Снаружи господствовал полнейший мрак. В квартире он был еще гуще. Сторожил Кирилл недолго. Смотреть было бессмысленно, оставалось полагаться на слух и рассчитывать, что бесшумно передвигаться в такой тьме не сможет никто. Сон мужчины был чуток, рука лежала на автомате. Спал он сидя, привалившись спиной к стене.
   Лина проснулась под утро от холода. Конец лета не баловал прежней жарой, за ночь воздух остывал, напоминая о приближающейся осени. Тело сотрясала мелкая дрожь, и поделать с этим девушка ничего не могла. Мышцы застыли, и каждое движение давалось с трудом и с легкой болью.
   – Проснулась? – отреагировал на звуки Кирилл. – Вовремя. Делай дела, и пойдем.
   – Холодно, – невольно призналась Лина. Ей хотелось согреться в объятиях, однако Кирилл оставался неподвижен.
   – Подвигайся. Руками помаши. Должно помочь. Только тихо, мало ли?
   Девушке стало обидно от такого равнодушия, однако она почти сразу успокоила себя. Мол, не равнодушный Кирилл, а деликатный, потому и видит в ней в первую очередь человека, боится показаться назойливым. Захотелось намекнуть, что она не против, однако спутник уже поднялся, осторожно выглянул наружу и выдохнул:
   – Пора. Нам лучше оказаться подальше отсюда. Да и до твоей площади желательно добраться быстрее. Любая задержка не в нашу пользу.
   Возразить было нечего. Времени девушка уже потеряла столько, что шансов встретить своих в районе Преображенки почти не осталось. А может, их не было с самого начала: Лина помнила слова Михаила, что там был бой и отряд понес огромные потери. Уцелел ли кто-нибудь? Но что еще делать и куда идти? В памяти сплошная пустота, никаких других мест и обстоятельств.
   Небо за окнами начинало светлеть, однако в доме еще царил мрак. На второй ступеньке Лина споткнулась и обязательно полетела бы вниз, однако успела ухватиться за Кирилла. Впечатление было такое, будто она оперлась на скалу. Мужчина словно и не заметил, что на него кто-то налетел, а продолжал спокойно спускаться дальше.
   – Ты лучше иди сама. Чтобы у меня свободы было больше, – в конце пролета заметил Кирилл. – Мало ли что…
   Пришлось с некоторым сожалением отцепиться от живой опоры. Лестница все не кончалась, однако глаза немного адаптировались, да и ноги уловили шаг ступеней.
   Перед выходом из подъезда Кирилл застыл, напряженно прислушиваясь. Он вновь вооружился пистолетом, а автомат забросил за спину. Ни один звук не нарушал предутреннего покоя. Мужчина шагнул, двумя руками вскинул пистолет и описал оружием полукруг. Стрелять было не в кого. Наверно. На улице все еще было темно, и разглядеть что-либо удавалось с большим трудом. Лишь дома выделялись сгустками мрака, остальное же вполне могло обмануть.
   Но оставаться на месте было и глупо, и опасно. Кирилл двинулся первым, девушке оставалось лишь следовать за ним да пытаться хоть что-то разглядеть под ногами. Мужчина держался почти вплотную к стене. Там была тень, – следовательно, углядеть путников со стороны было труднее.
   Как Кирилл ориентировался, оставалось загадкой. Но шел он уверенно, разок свернув на перекрестке. Словно не только прекрасно знал город, но и не особо нуждался в освещении. Хотя – то ли утро постепенно вступало в права, то ли глаза привыкали, но Лина уже тоже могла различить многое.
   Слева подступала вплотную стена здания. Кирилл вдруг развернулся к окну, одновременно вскидывая пистолет. Он опоздал на доли секунды и на те же доли секунды оказался в неустойчивом положении. Массивное тело вылетело из оконного проема и обрушилось на мужчину. Удар был такой силы, что оба рухнули на землю. Звякнул выпавший пистолет. Огромный крысопес навалился на жертву и теперь с рычанием пытался дотянуться до горла. Лина впала в ступор, словно и не ее очередь на съедение была следующей. Девушка даже не извлекла саблю и лишь молча смотрела на темный, непрерывно шевелящийся клубок. И не разобрать, кого там рубить… Клубок покатился, и зверь оказался внизу. А спустя мгновения раздался короткий хруст.
   Ноги девушки предательски ослабли, она чуть не осела на землю, однако увидела, как Кирилл поднялся, а зверь так и остался лежать.
   – Хоть не убежала, – тихо буркнул Кирилл, всматриваясь куда-то вниз.
   Он сделал пару шагов и подобрал оброненное оружие, не обращая внимания на спутницу.
   – Я… – выдохнула Лина.
   – Уходим, – не стал слушать напарник. – Надеюсь, он вышел на охоту один, но вдруг…
   Пока было тихо. Но минуту назад вокруг царила такая же тишина; доверять ей было глупо.
   Кирилл взвалил на плечи убитую крысособаку, словно она ничего не весила, коротко пояснил:
   – Мясо…
   И припустил так, что Лине пришлось приложить немало сил, чтобы не отстать.

   – Не дают мне покоя те кио, – признался Михаил. – Не ведут они себя так.
   Но больше добавить ему было нечего, а любые предположения так предположениями и оставались. Призывать соратников к усилению бдительности и дополнительной осторожности было глупо. Народ опытный, все и без напрасных напоминаний постоянно готовы к бою.
   Ночь прошла спокойно. Все выспались, насколько можно выспаться в рейде. Машины простояли в укрытии, никто не нападал. За предыдущий день проехали намного меньше запланированного, – реальность вносит свои коррективы в планы. Но сегодня можно и наверстать. Если повезет. Если нет – дело привычное. Полностью спланировать дорогу невозможно.
   Облака, как и вчера, полностью закрывали небо, и от этого рассвет запоздал. Или же ночь решила немного продлить отведенное ей время. Небо было мрачным, словно солнце так и не взошло. Или словно в любую минуту мог пойти дождь.
   – А все ли мы о них знаем? – риторически спросил Влад, потирая переносицу.
   Ответа, разумеется, не было.
   – Просто напали они, ко всему, как-то неправильно. Этот, второй… Зачем он полез в рукопашку, словно надеялся захватить кого-то живьем? Ладненько, все равно не узнаем. В общем, по машинам, мужики. Нам сегодня желательно вырваться из Москвы…
   Расстояния были не такими и большими. Полчаса неспешной езды без остановок. Только бывает ли поход без проблем?
   Моторы взревел. Эжекторы выбросили клубы сизого дыма. БМП качнулись, трогаясь, и медленно выползли на улицу. Пока было тихо…

Глава 6

   Парочка в очень хорошем темпе отмахала километра три. Конечно, если стая мутантов решит непременно выследить и догнать, никакие расстояния не помогут, – но с какой стати им прилагать столько усилий? Мало ли сородичей гибнет на улицах города.
   Практически рассвело, лишь небо оставалось мрачно-серым.
   – Как ты ее! – Лина перевела восторженный взгляд с туши крысособаки на спутника.
   – Ничего сложного, – буркнул парень, уставившись на свою руку.
   Предплечье было разорвано, однако не кровило. Да и рана вдруг прямо на глазах стала затягиваться. Пара минут – и словно ничего и не было.
   – Ты… – слов у девушки не нашлось. Лишь предельное изумление.
   – Я не такое могу, – буднично, без тени рисовки буркнул Кирилл. Он уже проворно разводил небольшой костер из набранных тут же сухих веток. – Нам надо все сделать быстро. Немного обжарим, поедим – и дальше в путь.
   Он ловко разделал тушу, сразу нанизал лучшие куски на прутья и расположил их над огнем. Главное – мясо, а кому оно принадлежало раньше, велика ли разница? Привередничать в дороге не приходится. Некоторые продукты неприятны, но когда альтернатива – голод, становится не до брезгливости.
   – Я уже думала: все, – Лина еще не вполне отошла от стычки.
   – Не думать надо, а действовать, – заметил Кирилл. – Кто много думает, тот долго не живет. Я тоже хорош. Услышал шорох, только поздно. Хорошо хоть она одна была. Ты за мясом следи, а я пока окрестности осмотрю. Не хватало нам опять вляпаться!
   Возразить было нечего. Кирилл доказал, что как воин он гораздо лучше, – следовательно, трудные дела на нем.
   Отсутствовал он недолго и объявился совершенно бесшумно, хотя Лина напряженно вслушивалась в каждый шорох. Девушка невольно вздрогнула, увидев спутника практически рядом.
   – Готово? – Кирилл взял ближайший прут и вонзился зубами в едва прожарившееся мясо. Кровавый сок потек по подбородку, но воин не обращал внимания на подобные мелочи. – Ты ешь, – пробурчал он с набитым ртом. – Нам засиживаться некогда.
   Пришлось последовать его примеру. Мясо было несоленым, отдавало чем-то неприятным, зато давало силу. Питалась девушка в последнее время скудно, поэтому первый кусок еще тщательно пережевала, но потом довольно быстро проглотила порядочную порцию и сожалела только о том, что не успела съесть больше. Кирилл за то же время умял минимум вчетверо против девушки. Выдохнул:
   – Все. Пойдем.
   И словно в подтверждение схватил пистолет и выстрелил в подкравшуюся сколопендру. Выстрел прозвучал тихо, как хлопок, и Лина по достоинству оценила оружие мужчины.
   – Их может столько набежать… – Кирилл проворно завернул оставшееся мясо в тряпку, бросил в мешок, закинул его за спину и вскочил.
   Девушка не отстала ни на мгновение. Что ей было собирать? Лине вновь стало страшно, – хотя, казалось бы, чего бояться рядом с таким сильным и умелым защитником? Но вдруг вспомнился гон, сплошной ковер из огромных насекомых, отчаянный вопль пожираемого заживо Сеня… Девушка едва не закричала. Вдруг ей грозит такая же судьба? Лучше один на один выйти против крысособаки или жука-медведя, чем против бесчисленных гигантских насекомых.
   Зато подгонять Лину не пришлось. Других сколопендр пока видно не было, но разведчице все казалось, будто за ней уже гонятся. Кирилл даже стал посматривать на нее с некоторым удивлением.
   Опасность пришла не от сколопендр.
   – Ложись! – резкий шепот Кирилла чуть запоздал.
   Они залегли за кучей мусора, но этот маневр надо было сделать хотя бы на мгновение раньше.
   Морда нео выглянула из-за другой горочки, бывшей некогда небольшим домом или магазинчиком. Мутант что-то неразборчиво выкрикнул, и на его восклицание практически сразу заявились пятеро товарищей. Все шестеро, не колеблясь и не раздумывая, устремилась в атаку.
   Одни думают, другие действуют.
   Кирилл тоже не размышлял. Пистолет чуть слышно захлопал в его руках. Стрелком мужчина был неплохим. Не его вина, что пуля Стечкина оказалась слабоватой против мутантов. У некоторых лобная кость мало чем уступала легкой броне. А уж мышцы у всех были таковы, что свинец не всегда мог пробить их и добраться до жизненно важных органов. И все-таки двое мутантов не добежали, упали по дороге; один из них затих окончательно, другой же катался в пыли, держась за продырявленный живот. Еще один свалился с перебитой коленной чашечкой, но все-таки поднялся и похромал к обидчикам. Затем затвор на стечкине встал на задержку, извещая о пустом магазине. Кирилл отбросил ставшее бесполезным оружие и схватился за автомат.
   Это следовало сделать сразу. Да, «калашников» – штука громкая, тем более в сравнении с бесшумным пистолетом, но зато более серьезная. Очевидно, Кириллу до последнего не хотелось привлекать внимание. Но теперь-то чего? Сблизятся и забьют.
   Нео были в считаных метрах, но пробежать их мутантам было уже не суждено. Автомат заговорил очередями, и нео рухнули практически вплотную к недооцененной жертве. Лишь один все еще шевелился, держась за живот и тихо постанывая, прочие же быстро затихли.
   – Бежим! – вскинулся Кирилл. Однако не забыл заменить магазины и в пистолете, и в автомате. Огнестрельное оружие без патронов хуже дубинки. Особенно «стечкин» – так, небольшой кусок железа.
   И они понеслись, словно за ними была погоня. Может, где-то и была. На скорости парочка едва не влетела в гнойник, и лишь в последний момент Кирилл свернул, потянув за собой спутницу. Потом груды щебня сменились относительно сохранившимися развалинами, и, попетляв между стен, мужчина наконец-то перешел на шаг.
   – Ну вот, почти дошли, – мешая ходьбу с бегом, сказал Кирилл.
   Он нисколько не запыхался, словно всю дорогу всего лишь шел неспешной походкой. Лине же очередное испытание далось с трудом, хотя раньше на такие нагрузки девушка никогда не жаловалась. После всех выпавших на ее долю испытаний требовалось время для восстановления былой физической формы.
   – Где? – с трудом выдохнула девушка.
   Она смотрела по сторонам в поисках знакомых ориентиров, но пока никаких примет не находила. Как и везде, от некоторых зданий остались лишь отдельные стены, другие же выглядели по нынешним временам неплохо. Конечно, оконных стекол не осталось, крыши тоже наверняка прохудились, но ведь и руины бывают разными.
   – Тут еще пара кварталов. Тебе какое место надо? Сама площадь или просто район? Или конкретный дом?
   – Не знаю. Они расположились немного в стороне от главной улицы, – откуда Лине знать названия конкретных мест, которые даже нынешние москвичи не помнили из-за полной ненужности? Хорошо еще, что саму площадь кто-то при ней называл. – Но потом был бой с нео, да и времени прошло…
   – Ладно, проищем.
   А что еще оставалось, если уже дошли? Только искать и надеяться на лучшее…

   – Ну вот и ладненько. Скоро будем на месте.
   БМП встали, и разведчики осматривали местность.
   Поводов для тревоги не было. Теперь, когда шум двигателей стих, появилась возможность вслушаться, однако доносившиеся изредка звуки были вполне обычными для любого района. Ничего особенного.
   – Может, для начала пешком? – предложил Ярополк. – Ну, мне кажется, так лучше будет.
   Мысль была понятной. Машины могут напугать, заставить всех попрятаться, а на своих двоих, да при немалом опыте, можно незаметно преодолеть весь район. Скорость для разведчика не главное.
   – Здесь «Спайдер» был, – заметил Петр.
   – Мало ли где что было? Не обязательно он взял район для постоянного кормления. Вполне мог уйти, раз тут теперь с добычей плохо.
   Но аргумент Петра был серьезным. Робот огневой поддержки – противник грозный, встречаться с ним весьма нежелательно.
   Нео заботили разведчиков меньше. Группа была вооружена весьма серьезно, и мутантам в открытом бою ничего не светило, даже если перемещаться пешим порядком, – разве что мутантов будет несколько сотен. Только не доводить дело до рукопашной схватки, чреватой неожиданностями и сюрпризами; на расстоянии же никакие нео не страшны. Пули бьют далеко.
   – На роботов у нас гранатометы есть, – сморщил нос Рамзан.
   – Жалко. Дорога предстоит дальняя, лучше побережем.
   – Тоже верно, – не стал настаивать разведчик. – Да спрячемся мы от «Спайдера». Нужен он нам больно! Да и с чего вы взяли, что он местный? Раз нео с пришлыми здесь дрались, вряд ли био считал район своим. Услышал выстрелы, вот и пошел поискать добычу.
   Ему явно хотелось размять ноги. Ехать лучше, чем идти, но иногда надоедает постоянно сидеть под броней и взирать на мир через приборы. В триплексы всего не увидеть.
   Но и аргументы Рамзана были весомыми. Действительно, если где-то обосновывался биоробот времен последней войны, прочим там места не оставалось. Питались ведь роботы органикой, предпочитая крупных зверей. Например, человека или нео.
   – Мы с Петром пройдемся, – как о само собой разумеющемся объявил Рамзан.
   – Ну и мы с Денисом, – сразу вставил Ярополк.
   – Ладненько, – не стал спорить Михаил. – Быть по сему. Только смотреть, в бой вступать лишь в самом крайнем случае.
   – Языка хоть взять можно? – сморщил нос Рамзан.
   – Языка даже желательно, – улыбнулся Михаил. – Если будет, кого брать.
   Кому каким маршрутом идти, определили тут же. Наметили и путь боевых машин, которые пока оставались в резерве, но обязаны были немедленно выдвинуться при звуках стрельбы или по прошествии пары часов. По прикидкам, этого времени должно было хватить на предварительный осмотр местности. Интересовал разведчиков лишь лагерь чужаков, а всякие местные твари пусть живут пока, где хотят и как хотят.
   Остались по два человека на машину – необходимый и вместе с тем достаточный минимум.
   Михаил переместился на место наводчика. Ему не надо было напрягать память, чтобы узнать места. При необходимости он без проблем проделал бы весь путь недавней экспедиции, и не важно, что дело происходило ночью. Но смиренный воин Господа предпочел прогнать невольные воспоминания прочь.
   Контроль над сектором наблюдения гораздо важнее любых воспоминаний.

   О контроле явно думал и Кирилл. Они с Линой обошли немалый кусок района, но ее спутников так и не нашли. Даже следов давней стычки нигде не было: все пригодные для использования предметы забирались победителями, тела съедались падальщиками, обрывки одежды уносил ветер, и найти что-то спустя время было просто нереально. Да и искала парочка не то, что было в прошлом, а то, что есть сейчас.
   Былые спутники Лины словно растворились в огромном городе. Покинули они его и ушли прочь или погибли – здесь и сейчас их не было. В глубине души Лина думала, что случилось худшее. Она сама уцелела чудом, а чудес много не бывает. Да и послан отряд был для разведки, и удерживать крохотную территорию в его задачи не входило.
   А вот что делать дальше, девушка не знала. Память ее молчала, и Лина не знала, как им удалось проникнуть под Купол и, даже откуда они пришли. Те, кто на всякий случай поставили ей блок в мозгу, неплохо знали свое дело.
   По иронии судьбы дома в центре района сохранились. Был тут и минус – они закрывали обзор, и оставалось гадать, что скрывалось за каждым из остовов.
   – Я быстро пробегу, постараюсь все высмотреть, а ты подожди, – глаза Кирилла метались по сторонам. Он явно чего-то опасался и даже не пытался этого скрыть.
   – Я с тобой, – мгновенно ответила девушка.
   – Нет. Мне одному сподручнее. Если кого увижу, сразу вернусь. А ты спрячься и жди. Так будет гораздо быстрее.
   Он тоже уже не верил, что где-то здесь Лину ждут соратники и друзья. А вот неведомые враги – вполне.

   Денис тоже не предавался воспоминаниям. Кроме самых насущных – где и что здесь расположено? Правда, в этот раз они вышли с другой стороны и до знакомых по прошлому визиту мест еще не добрались – или дружинник не узнавал их в новом ракурсе. Он и тогда-то внимания на обстановку обращал мало. Слишком много всего случилось и здесь, и на обратном пути, и четкой картины в голове не отложилось.
   Кажется, здесь они с Михаилом уходили прочь от схватки шайнов со «Спайдером». Или не здесь? Все дворы чем-то похожи, да и не до запоминания было тогда.
   Ярополк внезапно застыл и затем указал вправо. Он не прятался и не хватался за оружие, лишь прислушивался к чему-то. Денис не увидел ничего необычного – только какой-то дом, ничем не отличавшийся от других. В меру разрушенный, в меру сохранившийся. Но вдруг там очень тихо зашелестело, словно посыпалась мелкая крошка.
   Еще один взмах, и Денис послушно скользнул вслед за Ярополком. Пластун осторожно двигался в обход, на ходу взводя арбалет. Денис потянулся было к автомату, но остановился: вдруг напарник прав и удастся обойтись без лишнего шума? Еще не факт, что оружие вообще понадобится. Тут иногда стены сами рушатся, а уж шуршание… Вон, уже стихло. Словно не было вовсе.
   Денис уже не считал себя новичком в городе, и все-таки в некоторых ситуациях больше доверял новому напарнику. Тот ходил в рейды не первый год, более того, это было его основным занятием, и опыта Ярополк накопил гораздо больше и подготовлен был лучше. Потому, повинуясь очередному сигналу, дружинник занял позицию за горой щебенки, готовый прикрывать пластуна. Тот же скользнул дальше и пропал из вида.
   Вокруг было спокойно. Никого, будь то зверь, мутант, человек или робот. Но поле зрения в городе всегда сильно ограничено, и в любой момент все может резко перемениться. Мало ли?
   За развалинами раздался мгновенно оборвавшийся женский вскрик. Дружинник невольно напрягся, однако продолжал следить за окрестностями. Опасность может обрушиться отовсюду. Пока смотришь в одну сторону, она легко подкрадется с тыла. Конечно, очень хочется узнать, с кем столкнулся Ярополк, но…
   Пластун, легкий на помине, вывернул из-за развалин, подталкивая перед собой связанную девицу, и сердце Дениса сразу екнуло. Уж эту девушку он узнал бы из тысячи, в любом месте и в любое время, хотя и не думал, что разведчица шайнов до сих пор жива. И как она только продержалась в Москве почти две недели, да еще сумела добраться до здешних мест? Одна, практически без оружия, – не считать же серьезным оружием саблю, – без припасов, через враждебный любому человеку город… Тут группой приходится прорываться с боем. А еще аномалии…
   Но аномалии девушка вроде бы чувствовала. Может, это и помогло?
   – Здравствуй, Лина, – тихо сказал Денис, внимательно разглядывая перемазанную девушку.
   На скуле ссадина, волосы спутаны и утратили природный черный цвет из-за пыли и грязи, одежда вымазана и изорвана… Руки связаны за спиной, рот заткнут кляпом, и лишь глаза сверкают неприкрытой ненавистью. Такой, что если бы взгляды могли сжигать, вокруг уже полыхало бы даже то, что гореть не может в принципе.
   – Это та самая? – все понял Ярополк. В левой руке его покоилась знакомая сабля в ножнах. – А я-то думаю, откуда здесь одиночка…
   – Она.
   – Ловкая бестия. Едва не выскользнула.
   В его устах это была высшая похвала чьим-то боевым качествам.
   Девушка попыталась промычать что-то в ответ.
   – Вот и встретились, – никаких прежних чувств Денис не испытывал. Так, лишь в первое мгновение, да и то, может, больше от неожиданности. – Долго же ты бегала! – и без жалости добавил: – По кругу.
   – Ну, теперь с подарком придем, – чуть улыбнулся Ярополк. Он был в курсе предыдущих скитаний Дениса.
   – Это верно. Только следить за ней надо. Мало ли? Она прыткая.
   Девушка попыталась демонстративно сесть: мол, если вам надо, то несите, а сама не пойду. Никаких добрых чувств к разведчикам она не испытывала и старательно это демонстрировала.
   Денис осторожно – вдруг укусит – вытащил кляп: с его точки зрения это было уже перебором.
   – Она одна, – пояснил дружинник. – Говорить будешь?
   – Что? – с вызовом уточнила Лина. – Два здоровых мужика поймали бедную девушку и теперь пыжатся от гордости.
   – Не два, а один, – справедливости ради кивнул на пластуна Денис. – В чем твоя бедность заключается? Что дороги назад найти не смогла? Надо ли было бегать?
   – Зато убийце отплатила!
   – Какому? – дружинник не сразу понял, что речь идет о Михаиле. Зато, когда понял, говорить, что покушение оказалось неудачным, намеренно не стал. Пусть будет сюрпризом!
   – Идти надо, – Ярополка личные разборки не волновали. Раз девушка не нашла своих, новой информации у нее нет. А старую проще вытянуть по возвращению в монастырь, а не посреди враждебного города.
   – Пошли, – согласился Денис. – Нам еще топать и топать.
   Он легко поднял пленницу на ноги и чуть подтолкнул, указывая направление.
   – Мужчины! – презрительно скривилась Лина. – Только с бедными девушками горазды воевать!
   Ее словно зациклило на этом образе. Если нет возможности укусить, то надо хоть сказать что-нибудь язвительное. Чтобы не воображали о себе, а осознали собственное ничтожество.
   – Мы не воюем, а помогаем дойти туда, где эту девушку ждут, – отрубил Денис. – Иди, тащить тебя никто не станет.
   – Вам надо, вот и несите. Я устала и никуда не хочу. Мне здесь нравится. И руки развяжите. Или боитесь?
   – Было бы кого! Просто не доверяем некоторым особам, показавшим, что доверия они не достойны, несмотря на всю их бедность. Одежда рваная, грязь скоро отваливаться начнет, – почему-то Денису очень хотелось уязвить ту, которая вначале понравилась ему, а потом чуть не убила друга.
   – Сам не лучше! От тебя воняет! Фу! Откуда ты вылез?
   – Иди! – в отличие от Дениса, Ярополк никогда не испытывал к Лине никаких чувств.
   – Ну уж нет! Сначала накормите, вонючки! – Лина почти кричала.
   – Тише, дура! – вежливостью пластун не страдал.
   – Не нравится? Ага! Я же говорила: вонючие сволочи!
   А Михаил еще говорил, что после Отшельника девушка потихоньку придет в норму. Или это и есть ее нормальное состояние – на грани истерики?
   – Докричишься!
   – Вы еще и трусы? – Лина словно специально еще повысила голос.
   Однако голос сорвался. Вместо ожидаемого спутника из-за угла дома выглянул нео. Мутант сразу оценил расстояние между собой и потенциальной добычей и исчез. Так ведь дом длинный, а угол – дальний. Пробежаться с противоположной стороны…
   – Уходим! – Ярополк рванул пленницу за собой.
   На этот раз девушка не возражала – наоборот, сама припустила побыстрее. Реальная опасность порою примиряет даже с теми, кого в обычное время считают врагами.
   Дело происходило во дворах, потому путь беглецов был поневоле извилист. Помимо зданий приходилось порою огибать заросли. В одном месте кусты вообще стояли сплошняком, полностью преграждая дорогу, и надо было обогнуть их с противоположной стороны высотного дома.
   Где-то вдалеке коротко рявкнул автомат. А потом выстрелы зазвучали чаще, и уже минимум из пары стволов. Лишь сейчас Денис вспомнил о второй группе разведчиков. Но Петр не расставался с пулеметом, у Рамзана была СВД. Да и двигались они в противоположную сторону и оказаться на месте перестрелки не могли.
   Но кто тогда вел бой и с кем? И не проверишь с пленницой в руках и погоней за спиной. Своих там быть не может, у шайнов нет автоматического оружия… Впрочем, теперь появился шанс, что мутанты отстанут, повернут на помощь своим, – ведь наверняка в стычке участвовали вездесущие нео.
   Пока погоня продолжалась. Позади то и дело мелькали мутанты, но у разведчиков была фора, и до нео оставалось метров сто. Оторваться от них не получалось – нео хорошо знали местность. Но и вести прямиком к машинам было нельзя…
   Все решилось само. Беглецы выскочили из очередного двора на улицу и едва не столкнулись с медленно двигающимися навстречу «двойками». Испуганно взвизгнула Лина. В ее глазах транспортные средства пехоты выглядели очередной разновидностью роботов. То, что мужчины потащили ее прямиком к бронированному чудовищу, вызвало у нее неприкрытый ужас. Хотят скормить в отместку и за убийство друга, и за сегодняшние слова! О том, как они сами увернутся от биороботов, Лина даже не подумала. Да и была ли она в состоянии думать? Остался один лишь ужас.
   Мутанты тоже никогда не видели боевые машины, но их никто никуда не тащил. Преследователи просто повернули назад, не желая связываться с грозным противником. Шансы на победу минимальны, да и что она даст? Груду бесполезного металлолома?
   Стрелять по спинам нео Михаил не стал. Еще расходовать зря боеприпасы! Он лишь убедился, что мутанты удрали, и откинул люк.
   Для Лины появление монаха было ударом. Она-то была уверена, что убила невольного спутника. И вдруг он, живой, невредимый и даже улыбающийся, появляется прямо из чрева бронированного чудовища. Неудивительно, что и без того большие глаза женщины стали еще больше.
   – Здравствуй, красавица! Далеко же ты забралась! – Михаил ловко вылез из люка. – Признаться, рад тебя видеть живой и здоровой!
   Ответить тем же Лина не могла. Она вообще не находила слов и лишь не сводила взгляда с мужчины.
   – Наткнулись мы на нее. Пряталась тут, – коротко пояснил Ярополк.
   Выстрелы в стороне то стихали, то вновь начинали громыхать, напоминая об осторожности.
   – Как хоть ты? – Михаил спросил с искренней добротой, но вновь не дождался ответа.
   – Ругается, – вместо Лины отозвался Ярополк. – Весьма грязными и обидными словами.
   Впрочем, никакой обиды на лице пластуна не было. Мало ли чего наслушаешься от врагов!
   – А стреляет кто? – повернулся к дружинникам смиренный воин Господа.
   Он не забывал посматривать по сторонам и не выпускал из рук автомата. Какие бы важные разговоры ни велись, бдительности терять не следует, – чтобы беседа не прервалась трагически на самом интересном месте.
   – Понятия не имеем. Мы на нео нарвались, ну, принялись отходить, а тут и загремело. Но Петр в другой стороне, он точно быть не может.
   Словно Михаил мог этого не знать!
   – Ты живой? – внезапно, когда уже никто не ждал, выдохнула Лина.
   – Разумеется, – вновь улыбнулся монах. – Да и ты, погляжу, тоже. Не надо было убегать. Самой было бы лучше. Одна, да на здешних улицах… Как понимаю, твоих тут нет. Теперь – то ли возвращаться, то ли дальше ехать…
   Вторая БМП так и стояла в отдалении, чуть пошевеливая пушкой в поисках целей. Да и Улугбек из первой машины не показывался. С точки зрения обороны место было паршивым. С двух сторон дома загораживали обзор, зато дальше виднелось несколько высоток, из которых можно было рассмотреть всю группу разведчиков.
   До Лины лишь теперь дошло предназначение бронированных чудовищ, как и то, что сейчас ей явно придется отправляться в одном из них. Но Ярополк все еще удерживал девушку одной рукой – вторая была занята автоматом.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →