Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

31 января 1865 Менделеев защитил докторскую диссертацию «О соединение спирта с водой».

Еще   [X]

 0 

О девочке Васюшке и её снах (Бессонова Алена)

А из чашки с молоком вышел карлик с узелком. И пошёл ходить кругами, снег сминая сапогами. Топал, топал и устал. Узелок свой развязал. Съел варёное яичко. Прикурил от мокрой спички. Загрустил, полез на чашку, Измарал себе рубашку. Встал на край, перекрестился и нырнул…

В чашку, над которой ты уснул, – так начинается твой сон, а как он продолжается, ты прочтёшь в этой книге.

Год издания: 0000

Цена: 44 руб.



С книгой «О девочке Васюшке и её снах» также читают:

Предпросмотр книги «О девочке Васюшке и её снах»

О девочке Васюшке и её снах

   А из чашки с молоком вышел карлик с узелком. И пошёл ходить кругами, снег сминая сапогами. Топал, топал и устал. Узелок свой развязал. Съел варёное яичко. Прикурил от мокрой спички. Загрустил, полез на чашку, Измарал себе рубашку. Встал на край, перекрестился и нырнул…
   В чашку, над которой ты уснул, – так начинается твой сон, а как он продолжается, ты прочтёшь в этой книге.


О девочке Васюшке и её снах Сказочные истории Алёна Бессонова

   А из чашки с молоком
   Вышел карлик с узелком.
   И пошёл ходить кругами,
   Снег сминая сапогами.
   Топал, топал и устал.
   Узелок свой развязал.
   Съел варёное яичко.
   Прикурил от мокрой спички.
   Загрустил, полез на чашку,
   Измарал себе рубашку,
   Встал на край, перекрестился
   и нырнул…
   В чашку, над которой ты уснул.
   © Алёна Бессонова, 2015
   © Алёна (Елена) Бессонова, иллюстрации, 2015

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Глава первая. Сон Самсон


   Когда Василиса, по-домашнему Васюшка, была маленькой, и ходила в первый класс, она очень не любила спать днём. Но мама Василисы, встретив девочку из школы и накормив обедом, упорно укладывала дочку в постель.
   – Спи Васюшка, – говорила мама, – вон ты, какая худенькая, не в нашу породу, пусть у тебя обед уляжется, может быть, жирком на косточках нарастёт. И голова после школы должна отдохнуть и глазки…
   Куда там, жирком нарастёт! Васюшка была худенькой вовсе не потому, что плохо ела, а потому, что слыла неугомонной и очень много двигалась. А раз двигалась, какой – же тут жирок?! Тут, как говорит бабушка Васюшки: «не до жиру, быть бы живу». Всё ей было интересно: почему кошка Мадри, по прозвищу Мадрюки, из-под стола не вылезает? Почему попугай Кешка на шкафу сидит? Почему собака Сайда породы фокстерьер за голубями гоняется, а поймать не может, почему две красноухие черепахи с загадочными именами Мастер Говей, и Мастер Шефу лежат и не подают признаков жизни. И всё ей, обязательно, надо было сейчас же исправить. Кошку из-под стола вытащить. Кешку со шкафа согнать. Сайду научить, как за голубями гоняться. Мастера Говея и Мастера Шефу расшевелить и заставить пробежаться. А ещё надо сто раз хула-хуп покрутить, сто раз на батуте подпрыгнуть, по двору на роликовых коньках побегать, песочных куличей на всю семью настряпать, и всех угостить! Ну, какой может быть дневной сон, когда времени всех дел переделать и так не хватает?! Да ещё после сна надо школьные уроки делать. Ох, уж эти уроки! Кто их только придумал?!
   Но маму переупрямить девочке не удавалось. Спать и всё! Что – бы как-то оттянуть время засыпания Василиса придумала уловку:
   – Ты, мамочка, присказку мне скажи, чтобы сон хороший приснился: «Сон Самсон присни Васюшке сон, да чтобы красивый приятный и цветной! Чтобы эльфы пели, чтобы кони скакали, чтобы киски мяукали и собачки летали».
   Мама согласилась и каждый раз присказку присказывала, только вот после слов «собачки летали», мама всякий раз в ладошки прихлопывала и говорила: «Тяф!»
   Спросить у мамы, почему она так делает, Васюшка не могла, потому как уговор был таков – после маминой присказки тишина и сон. И всё же, однажды, пробудившись, она спросила – почему?
   – А как же? – улыбнулась мама, – собачка ведь летать не умеет. Так? Так! А если попробует: обязательно шлепнется. Так? Так! Вот тебе и прихлоп. А если шлепнется, то обязательно тявкнет. Так? Так! Вот тебе и «Тяф!». Поняла?
   – Поняла, – уныло сказала Васюшка.
   – Отчего такая невесёлая? – спросила мама у дочки, – что приключилось?
   – Не помогает мне, мамочка, присказка, – загрустила Василиса, – сны красивые всё равно не сняться.
   – Это оттого, что ты радугу снов не зовёшь, – сказала мама.
   – Как это? – удивлённо воскликнула Васюшка.
   – Кра-а-а это? – повторил за Васюшкой попугай Кешка.
   – Тяф-тяф это? – изумилась собака Сайда.
   – Когда я говорю последнее слово присказки «Тяф!». Ты глазки закрывай и сразу радугу снов зови, – лукаво посмотрев на дочку, пояснила мама. – Как она покажется, ты сон по цвету выбирай. Какой выберешь, такой и приснится.
   – А какие они бывают? – заискрилась глазками Васюшка.
   – У радуги все цвета красивые и разные. Запоминай! Красный, оранжевый, жёлтый, зелёный, голубой, синий, фиолетовый. Всего семь цветов.
   – Ну, мамочка, разве такое количество цветов можно сразу запомнить?! – усомнилась Василиса.
   – Я тебе помогу, – подмигнула дочке мама, – запомни ещё одну присказку: «Как однажды Жак звонарь, головой свалил фонарь» Здесь каждое слово начинается с буквы нужного цвета. Слушай! Как – красный. Однажды – оранжевый. Жак – жёлтый. Звонарь – зелёный. Головой-голубой. Свалил-синий. Фонарь-фиолетовый. Вот такая странная присказка, а цвета радуги запомнить помогает.
   – Ой, и, правда, легко запомнить, – обрадовалась девочка. – Значит, какой цвет выберу, такой сон и покажется, да? Хочу синий! Синий, можно?
   – Можно! – отозвалась мама, – вот завтра и попробуешь. Что же у нас бывает синего цвета? Поглядишь, расскажешь?
   После обеда следующего дня Васюшка с удовольствием улеглась в постель, и как только раздалось мамино «Тяф» сразу же зажмурила глазки.
   – Ухты-пухты! – про себя воскликнула девочка, увидев разноцветное коромысло в безоблачном небе. – Красиво – то как! Сон Самсон присни мне синий сон.
   – У-а-а-а-а, – запел невидимый Сон Самсон, затягивая девочку в своё сонное царство в Синий – синий сон:

Глава вторая. Синий сон


   Во сне, так же как и наяву, каждый день по дороге в школу Васюшка играла в одну и ту же игру. Зависело это от того, опаздывала девчонка в школу или нет. Правила были таковы, если до урока оставалось немного времени, она, поспешая, бежала по дорожке и ни в коем случае, не должна была наступить ни на одну трещинку на асфальте. Если же времени до уроков оставалась много – правила менялись ровно наоборот. Васюшка старалась наступить на все трещинки ножкой. Девочка внимательно смотрела на асфальтовое покрытие и почти никогда не нарушала условия придуманной ею игры. Так, по совету папы, она тренировала внимание, быстроту реакции и скорость принятия решений. Сегодня Васюшка вышла из дома пораньше: значит, все трещинки были её. Вот тут-то она и заметила Зёрнышко. Оно лежало на самом краю трещинки, и было готово в неё упасть.
   – Хорошо бы упасть! – думало Зёрнышко. – Раздавят ногами, ей-ей раздавят!! Толкают туда-сюда. Ноги, вы что, не видите, я тут лежу? Нельзя же быть такими бестолковыми! – кричало, подпрыгивая Зёрнышко.
   Оно было совсем маленьким. Голос его был очень слабым, почти не слышным.
   – Чего пищишь, зёрнышко, боишься?! – удивилась Васюшка. Она взяла его двумя пальчиками, рассмотрела. Зёрнышко было похоже на сморщенный комочек земли.
   – Бедное, как ты скукожилось! Тебе одиноко? Ты плакало? – Васюшка хорошо знала, что такое одиночество.
   Мама с папой много работали, девочка часто оставалась одна. Тогда одиночество было во всём доме. Оно бродило по комнатам тихо-тихо, но как только раздавался звонок у входной двери, а это означало, что кто-то пришёл, одиночество утекало в щели и дырки, и вместо него приходила радость. Происходило это ближе к вечеру, когда у родителей заканчивался рабочий день. Для того чтобы одиночество было не таким большим Васюшке для общения купили попугая Кешку, и это было всего четверть радости. Потом завели собаку Сайду и кошку Мадрюки, и это было всего пол радости. Потом в коробке принесли двух красноухих черепах, и опять радость была не полной. Радость поселилась в Васюшкином доме полностью и насовсем, когда жить к ним приехала бабушка. Бабушка была веселушкой, доброй, тёплой. Она готовила Васюшке оладьи с мёдом, вязала мохнатые, пуховые носки. Ещё бабушка привезла с собой три горшка с цветами. Они стояли на подоконнике и пахли. Цветки были белыми, розовыми, красными. Назывались – геранями. Стояли они не просто так – они отпугивали мух. Мухи, учуяв герани, вылетали в форточку, как ошпаренные.
   Увидев на дороге зёрнышко, Васюшка точно знала, что будет делать:
   – Подарю его бабушке, пусть посадит в горшочек. Может быть, вылупится новая геранька!
   Девочка положила зёрнышко в пенал и побежала в школу.
   На пороге школы стоял Васюшкин одноклассник, Игорь.
   – Всё ножками топаешь? Трещинки считаешь? – Игорь от гордости выпятил нижнюю губу. – Видела, на какой машине меня привезли? Завидуешь?
   Игорь жил в богатой семье. Отец ничего не жалел для сына. У мальчика было все. Его желания выполнялись сразу. Между тем радость от обнов была не полной, если они не вызывали зависть одноклассников. Игорь показывал новые забавы и с наслаждением смотрел, как зависть рождалась в глазах ребят. Зависть была самым большим удовольствием, самым любимым подарком для мальчишки. Только в глазах Василисы никогда не появлялась желанная им зависть.
   – Нужна мне твоя машина! – смеялась Василиса. – У меня ноги есть, мне ими ходить весело! Ты столько не пройдёшь, сколько я пробегу! А до парты ты сам пойдёшь или тебя понесут? Эх ты, Горе, Горе луковое!
   С легкой руки Васюшки, мальчика в школе никто не звал Игорем, так и звали Горем.
   – Посмотри, посмотри, какой у меня сотовый телефон! – бежал следом за Васюшкой Игорь. – Даже у директора школы нет такого!
   Мальчишку распирало от самодовольства:
   – Я на него все шпаргалки могу записать, ведь завтра контрольная!
   – А у меня есть зёрнышко, – Василиса остановилась, строго посмотрела на Игоря. – Из него вырастит цветок, а у тебя из телефона вырастит двойка. Учи уроки, Горе!
   – Подумаешь, зёрнышко! Мусор! – мальчик остановился, стал высматривать другую жертву. Очень хотелось потешить себя чужой завистью.
   – Мусор у тебя в голове, Горе! – Василиса вынула из портфеля пенал. Проверила, не потеряла ли зёрнышко.
   Дома внучка с бабушкой усадили зёрнышко в удобный горшок. Полили землю тёплой водой.
   – Посмотрим, что из тебя вылупится, – сказала бабушка.
   Тотчас в горшочке появилась зелёная горошинка. Из горошинки вылез листок, затем другой и пошло, и пошло…
   – Да ты у нас, вьюнок! – обрадовалась бабушка – Растёшь быстро, значит, к Новому году на тебе появятся цветочки. Замечательно!
   Чем хорош сон? Тем, что время в нём летит незаметно. Сон Самсон во всю старается – время подгоняет. Вот уже и Новый год!
   На празднование «сладкого праздника», так называла Новый год бабушка Васюшки, девочка пригласила одноклассников в гости. Она встречала их во дворе дома возле большой снежной горки. Васюшка с папой уже много дней собирали горку. Лопатами таскали снег со всего двора, утрамбовывали, снова таскали. Горка выросла отличная, высокая, плотная, накатанная. Каток заливали водой из шланга, получился небольшой, но скользкий. Вечер, накануне праздника, вся семья трудилась. Украшали ёлку. Мама с дочкой вырезали из золотой и серебряной бумаги снежинки. Папа делал из ваты Деда Мороза и Снегурочку. Ёлка выглядела занятно. И все-таки чего-то в ней не хватало. Не задорная она была, не искрящаяся. Васюшка очень переживала. Бабушка предложила поставить под ёлку гераньки. Пусть постоят, покрасуются. Нашлось местечко и для вьюнка.
   – Наконец-то, – подумал вьюнок, – есть к чему прицепиться…
   Все следующее утро бабушка пекла блины – главное угощение праздника. Дом был небольшой, поэтому стол поставили в общей комнате, а ёлку – у Васюшки.
   Ребята принесли с собой коньки, санки. До самого обеда кувыркались во дворе на снегу. Играли в догонялки, в снежки. Бегали на коньках. На спор, кто дальше проедет, катались на санках с горки. Мокрые от снега, румяные от удовольствия, они влетели в дом. Ботинки, шарфы, варежки, штанишки сразу нашли места на батареях. Всем голодным мальчишкам и девчонкам было приготовлено место за столом. Огромные стопки блинов с мёдом, сметаной, сгущённым молоком, джемом исчезали на глазах. Чай, пахнущий жасмином, наливали из самовара.
   Когда все наелись, Васюшка вспомнила про ёлку:
   – Что мы сидим?! Она там, праздничная, одна стоит!
   Когда дверь в Васюшкину комнату открылась, ребята замерли в изумлении. Ни родители, ни Василиса, ни даже бабушка не узнали вчерашней ёлки. Каждая её, даже самая маленькая веточка была оплетена вьюнком. На его стебельке открылись и продолжали открываться голубые, как небо колокола цветов. Золотые, похожие на хрусталь тычинки трепетали, издавая нежнейшую мелодию. Ёлка сияла, искрилась, радуясь своему новому платью. Каждый ребёнок нашёл под ёлкой подарок. После обеда в честь ёлки был дан салют!
   – Вот-вот, у меня-то гирлянда не хуже, – ворчал вьюнок, наблюдая из окна за разноцветными букетами салюта.
   Только в углу Васюшкиной комнаты одиноко сидел и плакал Горе. Плакал от зависти. В его огромном красивом доме никогда за всю его недолгую жизнь не было такого удивительного праздника, такой красивой ёлки.

   * * *
   – Васюшка! – девочка почувствовала, как мама легонько тронула её за плечико. – Просыпайся дочка, солнце садится…
   – Ухты-пухты! – шёпотом сказала Василиса. Она открыла глаза и присела в постели. – Вот это сон!
   – Синий? – также шепотом спросила мама.
   – Ещё какой синий. Синий-синий! Знаешь, мамочка, оказывается зависть синего цвета…
   Мама с нежностью посмотрела на дочку:
   – Тебе приснилась синяя зависть?
   Васюшка утвердительно кивнула.
   – Тебе повезло, доченька, потому что зависть бывает и чёрного цвета.

Глава третья. Фиолетовый сон


   В одно из воскресений Василиса с родителями поехали на базар. Васюшка гордо вышагивала по базару рядом с мамой. Сегодня её взяли заготавливать картошку на зиму. Мама спрашивала дочку, нравится ли ей цвет картошки. Василиса не понимала, при чем здесь цвет? Важен вкус, однако гордилась тем, что мнение её было решающим. В этот раз они купили целых три мешка картофеля. Один с янтарно-жёлтой, другой с красной, а третий, по настойчивой просьбе Василисы, с сиреневой картошкой. Этот мешок был самый дорогой. Мама ворчала, но дочке уважила. Пока мама торговалась с продавцом, пока папа носил мешки с картофелем в багажник машины, Васюшка совсем разомлела на солнышке, и, взобравшись на заднее сиденье машины, прилегла отдохнуть.
   До дома доехали быстро. Васюшка даже не поняла, почему так быстро. На базар ехали целый час, а домой вжик – вжик, и вот тебе дом!
   Картошку рассыпали в погребе в три разных ящика. Когда высыпали сиреневый мешок, из самой середины выпал странный клубенёк. Он был вовсе не сиреневый, а розоватый.
   – Ох уж эти продавцы! – рассердилась мама. – В самый дорогой картофель, положили какой-то противный клубень, как чистить этакого уродца?!
   Она в сердцах бросила картофелину в другой ящик. Клубенёк, действительно, выглядел не совсем обычно. Он был похож на медвежонка. На большом шарике торчал маленький шарик, а по бокам ещё четыре совсем малюсеньких шарика. Василиса раньше видела сросшиеся картофелины, но чтобы так причудливо первый раз. Клубенёк упал в ящик с белой картошкой и сразу услышал недовольный шепоток:
   – Почему обязательно к нам?! – загалдели белые клубни. – Разве мы достойны такого соседства? Он нам всю компанию портит!
   Стоило маме с Васюшкой уйти из погреба и потушить свет, белые клубни не на шутку разбушевались. Начали толкаться боками, всячески обзываться.
   – Ты гадкий, гадкий, уходи немедленно! – кричали они.
   Самый большой белый клубень, так поддал медвежонку упругим боком, что тот перелетел в ящик с красной картошкой. Эти тоже не церемонилась с новичком:
   – Мы отборный картофельный сорт! Пусть уродец, чучело огородное, убирается прочь!
   Отборные картофелины так пыхтели, что клубенёк выскочил из ящика сам. Ему было страшно, холодно, одиноко лежать на полу подвала. Он совсем уже собрался замёрзнуть и заснуть навсегда, когда в подвале зажегся свет. Это Васюшка спустилась за картошкой.
   – Ой, медвежонок, ты почему тут валяешься? – девочка подняла клубень, положила его на деревянную полку. – Лежи здесь. Оставлю тебя на семена. Придёт весна и мы с папой и мамой обязательно поедем на дачу. Я сама посажу тебя в землю.
   Родители Василисы всегда сажали немного картофеля, чтобы на отдыхе, не ездить в город за овощами. Клубеньку было одиноко, но безопасно. Никто его не пихал, не ругал, а главное, не смеялся над ним.
   – Придёт время, – думал клубенёк – Разделит меня хозяйская дочка на маленькие клубеньки-делянки. Посадит в землю. Я вам докажу, какой я уродец! Вырастет из меня большое ведро картошки. Сладкой, рассыпчатой. Будут мою картошечку есть и нахваливать!
   – Мамочки! – всплеснула ручками Васюшка, – Где это видано, чтобы картофельные клубеньки разговаривали? О! – догадалась девочка, – недаром, когда я прилегла на заднем сидении машины, мне показалось, что коромысло радуги появилось на небе. Я ещё удивилась – как так радуга? Вроде и дождя не было, а радуга появилась? Значит, это сон? Значит, я сплю и в моём сне наступает весна! Смотри-ка, сон-то фиолетовый, самый фиолетовый сон на свете.
   Во сне мама выделила Василисе грядку у самого дома:
   – Сажай клубенёк здесь. Рядом с дачей, – сказала она. – Цветки у картошки неказистые, маленькие, голубенькие с жёлтой серединкой, НО все равно пусть растут здесь. ЭтоБУДЕТ только твоя грядка. Посмотрим, какую картошечку ты вырастишь!
   Ко времени посадки на клубнях пробились маленькие росточки. Васюшка аккуратно разделила клубенёк на части – делянки, оставила на каждом по три хороших проростка. Так сажать картошку Василису учила бабушка. она всегда выращивала отменный урожай.
   Как только клубни – делянки попали в землю, сразу начали прорастать корешками:
   – Скоро, скоро на наших корешках появятся новые молодые картофелины – радовались клубеньки – делянки.
   Но время шло, а картофелины не появлялись. Совсем наоборот: бока клубеньков увеличивались, толстели, превращаясь в большие настоящие клубни – корни. Проростки, вырвавшись на поверхность земли, мужали, крепли, становились тугими, сильными стеблями. Каждый выходной Василиса с родителями приезжала на дачу. И всё время Василиса с мамой удивлялись:
   – Что за растение такое? Листья резные. Стебли могучие, высокие. Совсем на картошку не похоже. Может, это новый сорт?
   Так и решили – это новый сорт!
   Но больше всего удивлялись сами клубни. Не просто удивлялись, а горевали. Они – то знали, что никакой картошки на них не образовывается.
   – Выдернут нас с позором, как сорняки, засмеют! – тихо плакали клубеньки, а потом решили, что исправить ничего нельзя. Чему быть – того не миновать! Будь, что будет!
   Это «будет» в Васюшкином сне наступило очень скоро. На корнях картошечка так и не завязалась, а вот на рослых стеблях распустились ЦВЕТЫ! И не просто цветы, а цветы невиданной красоты! Огромные, как пирожковые блюдца, похожие на оранжевое солнце, игольчатые ёжики. Их было так много, что куст превратился в новогодний салют. Цветы любовались друг другом, радовались каждому большому и малому человечку заглянувшему в сад. Поворачивали свои симпатичные мордочки к солнышку и трепетали:
   – Посмотрите! Посмотрите, какие мы красавцы!
   Больше всего они ждали приезда хозяев дачи, особенно, Васюшку.
   – Батюшки! – воскликнула мама, приметив над забором новое чудо, – батюшки! Это георгины! Вот так сюрприз!
   – Ге-ор-ги-ны!? – изумилась Василиса, она впервые в жизни видела такое диво.
   – Ге-ор-ги-ны? Ге-ор-ги-ны! – пропели под землёй клубеньки. – Вот мы кто! Георгины! Вовсе не сорняки. Как же вы не узнали нас сразу?
   Георгины цвели всё лето и всю осень. Соседи подходили к Васюшке, просили поделиться удивительными клубнями. Василиса обещала.
   Когда ударили первые морозы, клубни выкопали, высушили, поделились с соседями, а оставшиеся бережно завернули в масляную с дырочками бумагу. Каждый уложили на отдельно выделенную для них деревянную полку в погребе.
   – Видишь, доченька, – сказала мама дочке, – оказывается, неважно, что сначала ты не похож на других. Важно, что потом другие захотят быть похожими на тебя!

   * * *
   – Важно, что потом другие захотят быть похожими на тебя! – тихо сказала Василиса и проснулась. Семья ехала с базара домой.
   – И это правильно, – встрепенулся папа, он вёл машину и внимательно наблюдал за дорогой. – Минут через десять приедем. Давайте, девчонки, сегодня разберём картошечку по ящикам и сложим её погреб. Вы как, не против?
   – Вот оказывается, почему, я так быстро оказалась дома, – подумала Васюшка, – заспала!
   – Вы что спите там? – не оборачиваясь, спросил папа, – Будем сегодня картошку укладывать в погреб или завтра?
   – Сегодня! – хором ответили мама и дочка. А мама, нежно взяв Васюшку за руку. спросила, – тебе снился самый сиреневый сон на свете?
   – Откуда ты знаешь, мамочка? – удивилась Васюшка.
   – Ты бормотала во сне, – ответила мама.
   Когда приехали, сразу принялись за работу – рассыпали картошку в три разных ящика. Из последнего мешка, из самой его середины, выпал странный клубенёк. Он был вовсе не сиреневый, а розоватый.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →