Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Японская поговорка гласит: "Хороший муж всегда здоров и его нет дома".

Еще   [X]

 0 

Шерше ля фам (сборник) (Весенняя Алина)

В книге «Шерше ля фам» читатель встретится с ранее полюбившимися героинями из сборника «Се ля ви»: Алей, Линой и Аллочкой. Вместе с ними переживет новые сексуальные приключения, побывает в Саудовской Аравии, Нью-Йорке. И, конечно же, поймет, что жизнь, полная страстей, любви, удовольствий и философских размышлений, продолжается и после сорока лет, и даже после пятидесяти…

Год издания: 2014

Цена: 59.9 руб.



С книгой «Шерше ля фам (сборник)» также читают:

Предпросмотр книги «Шерше ля фам (сборник)»

Шерше ля фам (сборник)

   В книге «Шерше ля фам» читатель встретится с ранее полюбившимися героинями из сборника «Се ля ви»: Алей, Линой и Аллочкой. Вместе с ними переживет новые сексуальные приключения, побывает в Саудовской Аравии, Нью-Йорке. И, конечно же, поймет, что жизнь, полная страстей, любви, удовольствий и философских размышлений, продолжается и после сорока лет, и даже после пятидесяти…


Алина Весенняя Шерше ля фам (сборник)

   © Весенняя А., 2014

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

* * *

Об авторе

   Окончила МИНХ им. Плеханова по специальности «инженер-технолог общепита». Работала старшим инженером-технологом в Одинцовском тресте столовых, главным бухгалтером в коммерческих структурах города Москвы, замужем, имеет двоих взрослых сыновей.
   В 2012 году окончила литературные курсы по прозе при МГО СП России, курс Михаила Бойко и Андрея Щербака-Жукова.
   Член МГО Союза писателей России, член Творческого клуба «Московский Парнас», член Русского Литературного клуба, автор поэтического сборника «Август», лирической истории о любви «Послевкусие», лирического сборника «Сентябри…», сборника эротических рассказов «Се ля ви».
   Финалистка конкурса «Поэт года – 2011». Вошла в сборник «100 поэтов 2011 года».
   Автор поэтического сборника «Грани», выполненного в рамках проекта «Финалисты национальной литературной премии „Поэт года“». С этим сборником Алина Весенняя стала лауреатом Литературно-общественной премии «Звездная строфа» по итогам конкурса МГО СП России «Лучшая книга 2011–2013».
   Финалистка конкурса «Цветаевские костры», 2013 год.
   Победительница конкурса по итогам публикаций 2013 года в альманахе «Российский колокол» в номинации «поэзия».

Аля

   а секс-ремесло!

Глава 1
Возвращение

   Она вроде была той прежней Алей, но и уже совсем другой. Фигура ее подтянулась, взгляд стал более томный. Она открыла в себе талант, талант красиво отдаваться понравившемуся мужчине.
   Ее тело ныло и требовало секса. Ведь секс сродни сильнодействующему наркотику. Попробовав, хочется еще и еще! И как объяснить этому телу, что элементарно не с кем.
   До конца отпуска оставалось меньше двух недель. Аля заехала к маме в Харьков, погостила пару дней, а потом вместе с Данилой и Тамарой Петровной вернулась в Москву.
   За неделю, которую мама гостила у Али, они посетили Третьяковскую галерею, съездили в усадьбу Архангельское, погуляли по городу.
   – Доченька, у тебя что-то случилось?
   – Почему ты так говоришь, мамочка?
   – Просто ты что-то грустная последнее время.
   – У меня все хорошо, не переживай.
   – Дай-то Бог! Дай-то Бог!
   – Мамочка, как же я тебя люблю!
   – И я тебя, доченька!
   Ну разве она могла рассказать маме о том, что произошло с ней в Ялте. О том, как сильно ей понравился Богдан. Что она очень скучает по этому мужчине, думает о нем и очень его хочет. Она даже сама себе не хотела в этом признаваться.
   Неделя пролетела быстро. И вот они с Данькой уже провожали Тамару Петровну в Харьков.
   – Береги себя, мамочка!
   – И ты береги себя, доченька! Все будет хорошо!
   – До свидания, родная!
   – До свидания!
   Поезд уехал, а Аля все стояла на перроне, вытирая мокрые от слез глаза. Прощаться с каждым разом становилось труднее и труднее.
   – Мама, не плачь, поехали домой, – Данила взял Алю за руку.
   – Вот мы и остались с тобой одни, сынок!
   – Ну почему одни? Есть Интернет, телефон, можно общаться с бабушкой.
   – И то верно! Ладно, поехали домой, а то там наша кошка уже заскучала.
   Лето подходило к концу. Август вспыхнул буйством красок и тихо померк, грустя под частыми проливными дождями. Первые желтые листочки золотыми монетами падали на московские тротуары. Вода в прудах почернела, и больше не было слышно птичьего звонкого пения.
   Двадцать седьмого августа Аля вышла на работу в московский медицинский колледж. Встреча с коллегами была теплой. Их дружным преподавательским коллективом руководил директор Инвар Рашидович Каримов.
   Инвар Рашидович был невысокого роста, лысый и слегка полноват, за что у студентов он получил прозвище Шар. Алю, за глаза, называли по-доброму – Альбинка, а ее близкую подругу Веру Ивановну, преподавательницу химии, – Колбой.
   – Привет!
   Вера с распростертыми объятиями направилась к Але.
   – Здравствуй, дорогая!
   Женщины обнялись и расцеловались.
   Вера была тридцативосьмилетней милой натуральной блондинкой среднего роста и средней комплекции, а также замужней женщиной и матерью двух очаровательных девочек подросткового возраста.
   – Альбина Сергеевна, вы так хорошо выглядите, похудели, загорели, – пошутила Вера.
   – Спасибо, Верочка! Это все Ялта.
   – Тебе понравилось в Ялте?
   – Очень!
   – Ну, скажи, а роман у тебя там был? Ты же такая красавица!
   – Ох, Вера, даже не спрашивай, – улыбнулась Аля.
   – А этот мужчина красивый?
   – Очень!
   – Везет же тебе!
   – Да как сказать, он женат, все пустое… Как вы съездили в Турцию?
   – Хорошо! Море теплое, отель достойный. Все остались довольны.
   – Где вы отдыхали?
   – В Бельдиби.
   – Да, там хорошо, горы красивые… В Крыму тоже красиво.
   – Смотри, как Сергей на тебя смотрит!
   Мужчин в их женском коллективе было не так уж и много, один из них – преподаватель физкультуры Сергей Николаевич, тридцатидвухлетний высокий блондин с синими глазами и накачанным торсом. Он был любимцем не только преподавательниц, но и юных студенток.
   – Да перестань, чего ему на меня смотреть!
   – Не знаю, не знаю, – хитро заулыбалась Вера.
   – Как будто он меня не видел!
   – Такую еще, наверное, не видел!
   – Да хватит уже!
   Женщины весело расхохотались. Проходивший мимо Сергей Николаевич вежливо раскланялся.
   – Рад вас приветствовать, милые дамы!
   – Привет! Привет!
   – Как отдохнули?
   – Хорошо!
   – Позвольте вас проводить на организационное собрание.
   – Позволяем!
   – Альбина Сергеевна, вы еще замуж не вышли?
   – Да вроде нет еще. А что это тебе вдруг стало интересно?
   – Вот подумал: мы с вами люди свободные, может, посидим в кафе после работы, отметим начало учебного года.
   – Так-так, а меня, значит, не приглашаешь, – сказала Вера.
   – У вас же, Верочка, семья. Как я могу?
   – Понятно, если семейная, то уже и не человек!
   – Так как, Альбина Сергеевна, вы согласны?
   – Сергей, спасибо за приглашение, но на сегодняшний вечер у меня другие планы.
   – Очень жаль! – искренне огорчился Сергей. – Может, тогда в другой раз.
   – Может быть!
   Сергей пропустил женщин вперед, а сам задержался, чтобы поприветствовать Инвара Рашидовича.
   – А какие это у тебя планы?
   – Да никаких!
   – Тогда почему ты ему отказала?
   – Просто не хочу. Зачем мне это нужно?
   – А он красивый! Правда?
   – Правда! Только мне он не нужен.
   – Зря ты! Он нравится всем нашим женщинам, а вот выбрал тебя!
   – И что? Не мое это, пойми!
   – Да понимаю! Ух ты, какой Шар наш сегодня красивый: при костюме, при галстуке.
   – И не говори, прямо как новогодний шарик!
   Женщины прыснули.
   – Здравствуйте, дорогие коллеги! Приветствую вас после летних каникул. План по набору студентов выполнен на сто процентов. Надеюсь, что мы вырастим из ребят хороших медработников.
   Инвар Рашидович познакомил преподавателей с новым учебным планом и рассказал о перспективах развития колледжа.
   Когда преподаватели расходились, он вдруг попросил:
   – Альбина Сергеевна, задержитесь на минутку.
   Они вдвоем остались в аудитории.
   – Как вы отдохнули, Альбина Сергеевна?
   – Спасибо! Хорошо!
   – Вы прекрасно выглядите!
   – Спасибо!
   – Хочу вам предложить стать куратором в группе первокурсников.
   – Благодарю! Но русский язык и литература только на первых курсах.
   – Ничего. На третьем курсе будете преподавать врачебную этику.
   – Но я не знаю этот предмет.
   – Уверен, что освоите. Я вам помогу.
   – Разве что так. Хорошо, я попробую.
   – Не будем надолго откладывать, через недельку заходите, я дам вам нужную литературу.
   – Хорошо!
   – Ну а теперь за работу! Удачи!
   – И вам удачи, Инвар Рашидович!
   Аля вышла из аудитории, возле окна ее дожидалась Вера.
   – Ну, что он тебе сказал?
   – Предложил взять шефство над группой первокурсников. А еще освоить новый предмет – врачебную этику.
   – Здорово! Ты согласилась?
   – Конечно! Как я могла ему отказать?!
   – Молодец! Да и лишняя надбавка к зарплате не помешает.
   – Что верно, то верно! Ну что, расходимся по аудиториям, поработаем над учебными планами на первый семестр?
   – Неохота, конечно, но надо. Я зайду за тобой после работы.
   – Хорошо! Удачи!
   – Удачи!

Глава 2
Евгений

   Похолодало. Осень вступала в свои права. Небо все чаще затягивали свинцовые тучи, и солнце куталось в их серую зыбкую хмарь.
   Однажды, в перерыве между занятиями, раздался телефонный звонок. Аля посмотрела на мобильник, номер был неизвестный.
   – Алло! Здравствуйте! Это Альбина?
   – Здравствуйте! Да!
   – Вас беспокоит Евгений, друг Владимира, вы знаете такого?
   – Да, знаю!
   – Альбина, мне бы хотелось с вами встретиться, это возможно?
   – В принципе, возможно.
   – Вам завтра будет удобно в 18 часов возле метро «Академическая»?
   – Да, удобно!
   – Тогда до встречи?!
   – До встречи!
   Аля положила мобильник в сумочку и прикрыла глаза. Сейчас ей не хотелось давать оценку происходящему. Да, этому Евгению нужен только секс, но и ей он тоже нужен. Опять же, этот мужчина домашний, значит, следит за своим здоровьем. А то, что он предлагает такие правила игры, может, и лучше. Все ясно и понятно. Просто секс, и никаких привязанностей.
   В день свидания у Али все валилось из рук. Она сбивчиво рассказывала студентам о любви Наташи Ростовой к Андрею Болконскому, про себя думая, где же она, эта любовь, и есть ли она вообще.
   Ровно в 18 часов Аля стояла рядом с магазином «Товары для животных». На ней были светло-серый плащ, темные брюки и серые туфли на высоком устойчивом каблуке. Шею элегантно обвивал изумрудный шифоновый шарфик, выгодно оттеняя ее зеленые глаза. Волосы рыжими змейками струились по плечам, а пухлые губки, подчеркнутые розовой перламутровой помадой, были необычайно соблазнительны.
   – Здравствуйте, вы Альбина? – ее окликнул приятный мужской баритон.
   Аля повернулась и увидела симпатичного высокого мужчину с короткой стрижкой на смоляных волосах и пронзительными черными глазами.
   – Да! Здравствуйте! А вы Евгений?
   – Для вас просто Женя!
   – Тогда и меня можете называть просто Аля!
   – Может, заодно и на «ты» перейдем?
   – Я не возражаю.
   – Наслышан, наслышан о тебе от Владимира! Приятно с тобой познакомиться лично.
   С этими словами он взял Алину руку, поднес к губам и нежно поцеловал.
   – Мне тоже приятно!
   – Мы ничего не будем менять в сценарии, обговоренном тобой с Владимиром?
   – Думаю, что в этом нет надобности!
   – Тогда поехали ко мне на работу?
   – Поехали!
   Евгений подвел Алю к своей машине, белой «хонде», помог сесть, сам занял место водителя и повез женщину по уже знакомому ей маршруту. Те же ворота, тот же дворик, только розы почти отцвели и поникли.
   Они вошли в старинное здание, которому ремонт пошел только на пользу. Кабинет Евгения располагался на первом этаже. Он открыл дверь и пропустил Алю внутрь. За небольшой приемной находилась довольно просторная комната, которая сияла чистотой только что отремонтированного помещения и была обставлена стильной офисной мебелью под цвет красного дерева. Здесь был даже кожаный темно-коричневый диван. Вся обстановка говорила о том, что хозяин кабинета почти все свое время проводит на работе, а домой ходит только ночевать.
   У противоположной стены стояли чайный столик и два кожаных кресла под цвет дивана. У входа буквой Г расположились платяной и книжный шкафы, в их нише незаметно скрылась раковина для мытья рук, рядом с которой висел контейнер с бумажными полотенцами.
   Евгений помог женщине раздеться и повесил ее плащ в шкаф. Потом разделся сам.
   Аля была в темно-синем элегантном брючном костюме и белоснежной строгой блузке. На Евгении были надеты светло-серый костюм с отливом, темно-серая рубашка и светлый шелковый галстук.
   Чего скрывать, он был красив по-мужски. Большие темно-карие, почти черные, глаза, крупный прямой нос, немного тонкие губы, волевой подбородок. Фигура, скорее, худощавая, руки крупные, но красивой формы, кожа в меру смуглая.
   – Раковина за шкафом.
   – Спасибо!
   – Аля, предлагаю выпить чая, или ты хочешь чего покрепче?
   – От чего покрепче я бы не отказалась.
   – Виски подойдет?
   – Вполне!
   Евгений достал из шкафа бутылку шотландского виски, плитку шоколада и бокалы.
   – Лимона нет, извини.
   – Ничего, – улыбнулась Аля.
   Мужчина разлил ароматный напиток по бокалам.
   – За наше знакомство, Аличка! Надеюсь, оно будет долгим и приятным для нас обоих.
   – За знакомство, Женя!
   Они выпили залпом. Разговор оживился.
   – Аля, ты работаешь?
   – Да!
   – Кем?
   – Преподавателем русского языка и литературы.
   – В школе?
   – Нет. В медицинском колледже.
   – Здорово! Наверное, трудно. Молодежь сейчас совсем не читает, только и живет Интернетом.
   – Да, это проблема нашего времени.
   Евгений налил еще, они снова выпили.
   Алкоголь приятно пробежался по венам и наполнил теплом их тела. Евгений снял пиджак, зашел за книжный шкаф, вымыл руки.
   – Извини, как ты себя чувствуешь?
   – Уже лучше!
   Аля увидела, как вздыбились его штаны в области ширинки.
   – Иди сюда.
   Евгений послушно подошел. Она расстегнула его брюки, приспустила плавки и выпустила на волю его призывно торчащий член. Мужское достоинство имело размер чуть больше среднего, было чуть толще среднего и чуть крепче среднего. Одним словом, его мальчик был хорош!
   Аля больше месяца близко не контактировала с особью противоположного пола, и одного вида мужского члена было достаточно, чтобы у нее приятно заныло внизу живота и обильно увлажнилось в области между ног.
   Она взяла член в руки и подняла глаза на Евгения, который весь замер в предвкушении. Аля сначала поцеловала головку мальчика, потом стала медленно лизать его, дразня хозяина, то опускаясь до самого основания, то снова поднимаясь до его вершины. И наконец взяла его в ротик, крепко обхватив губами по окружности.
   – Да! Да! Да! – застонал Евгений.
   Он жестом властелина взял Алю за волосы и принялся руководить процессом, проталкивая свой не такой уж и маленький прибор как можно глубже.
   Насладившись процессом, он остановил женщину, вынул свой подрагивающий от нетерпения член из ее ротика, приспустил ей брючки, предложил стать коленями на кресло и опереться на его спинку. Аля послушно выполнила его пожелание. Он принялся нежно целовать ее попку, и ласкать пальцами сильно увлажненную пещерку. Средний палец он положил на клитор и стал методично его тереть.
   – О-о-о! – выдохнула Аля.
   – Тебе нравится?
   – Да-а-а!
   – Хорошо! – ответил Евгений, усиливая воздействие на клитор.
   Когда Аля начала тихонько вскрикивать, он быстро надел презерватив и резко вошел в ее недра.
   – Ах!
   – Тише, тише, красавица моя!
   Проникновения его были сильные и глубокие, Аля сразу поняла, кто здесь хозяин, у этого научного сотрудника не забалуешь.
   Он собрал ее волосы в пучок, немного откинул голову и впился в губы долгим поцелуем, перекрывая дыхание.
   – У-у-у! – замычала Аля.
   – Теперь ты моя! Ты будешь моей?! Да?!
   Он усилил скорость и глубину проникновений. То ли от выпитого виски, то ли от этого яростного секса у Али поплыли радужные круги перед глазами, низ живота переполнило сладострастием, которое взорвалось мощным оргазмом.
   – Да! Да! Да! – простонала Аля.
   – О да! – разрядил свое орудие Евгений.
   – Спасибо! – он нежно погладил ее по волосам.
   Она медленно возвращалась на землю.
   Он скрылся за перегородкой, Аля в это время оделась и привела себя в порядок.
   – Ты мне очень понравилась! Надеюсь на нашу долгую дружбу! Ты как, не против?
   – Не против!
   – Я вызову такси, где ты живешь?
   – В Ясенево.
   – Это недалеко, и нам по дороге, я машину оставлю здесь.
   Через десять минут подъехало такси. Евгений подал Але плащ и как бы невзначай сунул в сумочку конвертик. Аля сделала вид, что не заметила этого. Таковы правила игры, а правила нарушать нельзя.
   Он открыл ей заднюю дверцу машины, помог сесть и сам сел на переднее сидение. В Ясенево Аля попросила, чтобы такси остановилось возле супермаркета.
   – До свидания!
   – Аля, спасибо! Я позвоню. Пока.
   Евгений поехал дальше, так как проживал в частном доме недалеко от МКАД.
   Аля зашла в супермаркет, достала и открыла конверт. В нем лежала пятитысячная купюра. Неплохо, подумала женщина, да и в сексе он хорош, так почему бы и нет. Но только никаких привязанностей.
   Аля сделала необходимые покупки: мясо, рыбу, колбасу, сыр, фрукты, молочные продукты и хороший ночной крем для лица. От пятитысячной купюры не осталось и следа. А на нет и суда нет!
   Евгений Але понравился, но она решила сильно на нем не заморачиваться. Будет – хорошо, а не будет – и еще лучше!

Глава 3
Шар

   В коридоре колледжа они столкнулись с директором.
   – Здравствуйте, Инвар Рашидович!
   – Здравствуйте, Альбина Сергеевна! Как ваши дела?
   – Спасибо, хорошо!
   – Рад за вас! Зайдите сегодня после занятий ко мне в кабинет, я подготовил вам нужную литературу по врачебной этике.
   – Хорошо!
   Аля поторопилась на очередную пару, а директор пошел по своим делам.
   После занятий она зашла в директорскую приемную и сказала секретарю, что он назначил ей встречу.
   – Инвар Рашидович, вас дожидается Альбина Сергеевна, – сообщила секретарь.
   – Хорошо! Пусть зайдет! А вы, Светочка, приготовьте нам чай и можете быть свободны.
   – Проходите, Альбина Сергеевна, он вас ждет.
   – Спасибо!
   Аля открыла массивную дверь из натурального дерева и прошла в кабинет директора.
   – Проходите, проходите, Альбина Сергеевна! Присаживайтесь.
   У Инвара Рашидовича был просторный кабинет, его рабочий стол стоял у окна, а к нему буквой Т был приставлен другой длинный стол для проведения летучих совещаний. За него, на один из мягких стульев, Аля и присела.
   Светлана принесла чай и две вазочки, с конфетами и печеньями.
   – Спасибо, Светлана, вы свободны, можете идти домой.
   – До свидания!
   – До свидания!
   Инвар Рашидович сел напротив Али.
   – Угощайтесь Альбина Сергеевна!
   – Спасибо!
   Аля больше десяти лет работала в этом колледже и столько же знала Инвара Рашидовича. Коллеги и студенты его уважали, он был хорошим руководителем и хозяйственником. Но чай в его кабинете она пила впервые и поэтому никак не могла взять в толк, к чему бы это.
   Инвар Рашидович положил перед Алей две книги: «Жизненный путь Авиценны» и «Клятва Гиппократа – от сердца к сердцу».
   – Альбина Сергеевна, всегда нужно начинать с истории. Медицина шагнула далеко, что касается технического прогресса, но принципы врачевания не изменились с далеких времен. Врач, зачерствевший сердцем, это уже не врач, каким бы хорошим специалистом он ни был. Вы согласны со мной?
   – Конечно, Инвар Рашидович.
   – Цель врачебной этики – донести до наших учащихся, что доброта, тактичность, отзывчивость и милосердие – это главные качества любого медработника, будь то начинающая медсестра или маститый доктор со стажем. Человек, обратившийся за помощью в медучреждение, страдает, и ему кажется, что так, как у него, не болит ни у кого, даже если это просто порезанный палец. Вы согласны со мной, Альбина Сергеевна?
   – Это так!
   – Поэтому настоящий доктор – тот, кто может помочь не только делом, но и словом, облегчить боль – как физическую, так и душевную.
   Инвар Рашидович встал и начал ходить по кабинету, он раскраснелся от выпитого чая, его карие глаза извергали молнии. Одухотворенный человек всегда прекрасен! Аля с восхищением смотрела на своего директора.
   Он зашел за ее спину, положил руки ей на плечи и стал их массировать.
   – Расслабьтесь, Альбина Сергеевна, у вас был тяжелый день!
   Аля напряглась, как-то все было неожиданно. Такие восторженные речи, и вдруг массаж.
   – У вас такие красивые волосы, – он стал гладить ее по волосам, а потом отодвинул рыжую прядь и нежно поцеловал ее в шею.
   Аля вскочила как ошпаренная, глаза ее сверкали праведным гневом.
   – Что вы себе позволяете, Инвар Рашидович?
   – Тише, тише, успокойтесь, Аличка! Вы давно мне нравитесь. А после возвращения из отпуска вы стали просто необыкновенной. Я только о вас и думаю, уже ночами не сплю.
   – И что с того? – недоумевала Аля. – Насколько мне известно, у вас есть семья.
   – Моей семье уже двадцать пять лет! Сами понимаете, все пресно и однообразно.
   – Это ваши проблемы, Инвар Рашидович!
   – Вы нужны мне, Альбина Сергеевна!
   С этими словами он подошел к ней, крепко прижал к своей груди и, как вампир, впился в ее губы.
   – У-у-у! – стала вырываться Аля.
   Но он был мужчина и намного ее сильнее. Его язык глубоко проникал в ее рот. Ну не откусывать же, в самом деле, язык своему директору!
   Але удалось увернуться от очередного поцелуя.
   – Отпустите меня!
   – Ни за что!
   – Я буду кричать!
   – Не будешь! Ты добрая и не захочешь, чтобы меня выгнали с работы.
   – Инвар Рашидович, отпустите меня, я же, правда, к вам хорошо отношусь.
   – Я знаю! Но это не то!
   С этими словами он нагло полез ей под юбку, скользнул по чулкам, отодвинул трусики и проник пальцем в щелочку.
   – Какая она у тебя горячая!
   – Да вы с ума сошли!
   – Считай, что так!
   – Вы не имеете права!
   – Знаю! Но поделать с собой ничего не могу!
   С этими словами он расстегнул ширинку и обнажил свой до предела возбужденный член.
   – Возьми его!
   – Я не хочу!
   – Пожалуйста, возьми!
   – Нет! Ни за что и никогда!
   – Ах! Ты упрямая!
   Он стал расстегивать ее блузку, пытаясь добраться до груди. Одна грудка все же выпрыгнула наружу, являя миру свою белизну и маленький розовый сосочек.
   Инвар Рашидович прильнул к ее сосочку. Ну не бить же его, в самом деле, в этот момент по лысине.
   Он начал разворачивать Алю, пытаясь снять трусики и наклонить пониже. Аля упиралась как могла. От долгой борьбы директор сильно возбудился, его член не выдержал такого накала страстей и самопроизвольно выстрелил, оставляя белые разводы на Алиной черной юбке.
   Инвар Рашидович сразу расслабился и обмяк. Он молча взял салфетку и протянул ее Але.
   Она вдруг звонко расхохоталась. Просто вытирала юбку и хохотала.
   Инвар Рашидович тоже заулыбался.
   – Ох, и дура ты, Альбина Сергеевна! Жила бы как у Христа за пазухой.
   – Ни к чему все это, Инвар Рашидович! Вы семейный уважаемый человек. Да и зачем нам с вами порождать сплетни в коллективе?
   Инвар Рашидович задумался.
   – А может, ты и права. Ладно, давайте, Альбина Сергеевна, выпьем чайку с конфетами, да и по домам. А от своих слов о помощи с предметом «Врачебная этика» я не отказываюсь. Для начала прочитайте эти две книги.
   – Спасибо, Инвар Рашидович, за помощь.
   – Ну что, мир и дружба?
   – Мир и дружба, Инвар Рашидович!
   Они еще немного посидели, успокоились, выпили чай и мирно разошлись по домам.
   Об этом случае Аля не рассказала даже Верочке. А отношения с директором, которые и так были хорошими, стали еще лучше, ведь у них теперь был их маленький секрет.

Глава 4
Второе свидание

   Ровно через две недели, когда Аля возвращалась домой, раздался телефонный звонок. На экране высветилось: «Евгений».
   – Привет!
   – Привет!
   – Как дела?
   – Хорошо!
   – Я соскучился, давай завтра встретимся?
   – Давай!
   – Приезжай сама, ты знаешь, где я работаю. От метро возьми такси, я оплачу.
   – Хорошо!
   – Тебе в 18.30 удобно?
   – Да!
   – Жду! До встречи!
   – До встречи!
   Кажется, эти отношения стремились к тому, чтобы стать постоянными.
   Аля пришла домой, приготовила ужин Даниле, покормила свою любимую кошечку Нику. Прилегла на диван перед телевизором и задремала. Ей снились Черное море и Богдан, как они вдвоем плавают в его бирюзовых водах.
   – Ты меня любишь? – тихо шептал ей на ухо Богдан.
   – Да! Да! Да! – что есть силы закричала Аля и проснулась от собственного крика.
   Приснится же такое…
   Утром Аля проснулась в хорошем настроении. Она надела черные туфли на среднем каблуке, чулки под цвет загара, синее кружевное белье, черный строгий костюм и бирюзовую романтичную блузку. Волосы собрала на затылке в тугой пучок золотистой заколкой. Сегодня она была в образе строгой классной дамы, который ей был к лицу, впрочем, как и многие другие образы.
   День в рабочих делах пролетел быстро. В 18 часов она вышла на станции метро «Академическая», взяла такси и через 15 минут уже была на проходной НИИ паразитологии и гельминтологии. Без особого труда получила предварительно заказанный для нее пропуск и через знакомый двор прошла в здание института, а потом в кабинет Евгения.
   В приемной секретаря не было. Она постучала в кабинет Евгения.
   – Да-да! Проходите!
   Евгений сидел за письменным столом, весь обложенный бумагами. Он отодвинул исписанные листы и встал навстречу Але.
   – Привет! Аля, я рад тебя видеть!
   – Привет! Взаимно!
   Он помог женщине раздеться, вышел в приемную и закрыл на ключ входную дверь.
   – Немного виски?
   – Не откажусь!
   – Извини, сегодня я тебе компанию составить не могу, я за рулем. Зато у меня есть лимон.
   – Тогда и мне совсем чуть-чуть! А лимон – это хорошо.
   Евгений достал из шкафа начатую в прошлый раз бутылку виски, тарелочку с тонко нарезанными и посыпанными сахаром кружочками лимона, бокалы и плитку черного горького шоколада.
   Он налил Але пятьдесят граммов виски, а себе воды, они чокнулись.
   – За встречу!
   – За встречу!
   Аля взяла лимон и положила в ротик. От кислоты лицо ее смешно исказилось. Он отломил кусочек шоколада и поднес его к Алиным губам. Все пространство кабинета наполнилось ароматом виски, свежестью лимона и тонкими нотками черного шоколада.
   Евгений поднял Алю и пристально посмотрел ей в глаза.
   – Я соскучился! Какие у тебя глаза! В них можно утонуть!
   С этими словами он начал нежно целовать ей лицо, потом добрался до губ. Поцелуи из порхающих становились все горячее и горячее. Аля отвечала на его страстные поцелуи. Голова закружилась, земля поплыла под ногами.
   Евгений по белоснежной Алиной шее спускался все ниже и ниже, расстегивая одну за другой золотистые пуговички на блузке. Пиджак полетел на кресло, за ним последовали и блузка с бюстгальтером.
   – О, какая грудь! Какая нежная грудь!
   Одну грудку он нежно мял, а другую целовал и языком облизывал сосочек.
   В мгновение он сорвал с себя рубашку и быстро расстегнул брюки, приспуская плавки.
   – Приласкай его, он соскучился!
   Аля присела на корточки и взяла в ротик его сокровище, крепко обхватив своими пухленькими губками.
   – Хорошая девочка! Давай! Давай!
   Он быстро задвигал тазом, придерживая ее за голову. Заколка не выдержала и со звоном улетела под стол, выпуская на волю ее медных змеек.
   – Подожди немного, моя прелесть!
   Он поднял ее и снова припал к губам. Аля просто млела от его поцелуев.
   Одним движением он сбросил бумаги на пол, как пушинку поднял женщину и усадил на стол. Потом стал медленно задирать ей юбку, покрывая поцелуями каждый миллиметр ее красивых полненьких ножек. Подняв юбку достаточно высоко, он резко развел ее ноги в стороны, отодвинул краешек гипюровых трусиков и с жадностью припал к чувственной жемчужинке.
   – Какая прелесть, какой тонкий аромат! О, прелестница!
   Евгений снял кружевные трусики, поцеловал их и бросил к остальным вещам на кресло, подвинул Алину попку на самый край стола, взял ее ноги под колени и безапелляционно внедрился в ее плоть. При этом Аля держала его за шею, и они продолжали страстно целоваться. Он размеренно задвигал тазом, доводя женщину до исступления. Когда сладострастие почти достигло своей вершины, он положил Алю на стол и согнул ее ноги в коленках, присел, начал нежно лизать сначала пещерку, а потом и не менее желанное отверстьице.
   Аля извивалась всем телом, ей уже было все равно, в каком из отверстий его член найдет свое пристанище. Евгений стал нежно внедряться в более деликатное местечко.
   – У-у-у! – простонала Аля.
   – Расслабься, Аличка, да, так, так, умница моя!
   При этом он совершал аккуратные движения, положив один палец на клитор, а другим проникнув во влагалище и нащупав точку Джи. По ее стонам и отрешенному взгляду он понял, что не ошибся.
   Через пять минут Аля прижала попку сильнее к столу, вскрикнула и задрожала всем телом. Влагалище стало сильно сокращаться, хватаясь хотя бы за палец Евгения, анус вторил ему, не давая шансов мужчине на продление полового акта.
   – О-о-о! – простонал Евгений, выстреливая теплой спермой в Алины недра.
   Аля отключилась, Евгений закрыл глаза и на несколько секунд замер.
   Они улетели, жаль только, что каждый в своем направлении…
   Евгений очнулся первым, он прикрыл Алю пиджачком и скрылся за шкафом. Когда вернулся, взгляд Али был уже более осознанный.
   – Ну, ты как?
   Он помог Але одеться и привести себя в порядок.
   – Все в порядке?
   – Да!
   – Я вызову тебе такси, мне нужно еще поработать.
   – Хорошо!
   Он вызвал такси.
   – Еще хочешь виски?
   – Нет!
   – Ну тогда кусочек шоколада!
   Он положил кусочек шоколада ей в рот и нежно поцеловал в губы.
   – Ты лучшая из женщин, которых я встречал в своей жизни!
   Он поцеловал ее руку, достал из кармана конверт и положил ей в сумку. Помог надеть плащ.
   Зазвонил телефон.
   – Такси ждет тебя у ворот, К 018 ПУ, серый «шевроле».
   – До свидания!
   – До свидания, дорогая! Я позвоню.
   Аля как в полусне вышла на улицу. Моросил мелкий дождь. У ворот ее ждала машина. Она села на заднее сидение и назвала адрес. Через 20 минут женщина была у дома, расплатилась с водителем, поднялась на свой этаж, зашла в квартиру, приняла душ, на автомате насыпала корм кошке, упала на кровать и отключилась.
   Данька домой пришел в полдесятого. Увидел, что мама спит, и не стал ее будить.

Глава 5
Грузинский ресторан

   Секс их был страстен и красив. Но ни он ни она даже полшага не сделали для того, чтобы сблизиться не только телами, но и душами. Они играли в эту взрослую игру, наивно полагая, что долгая физическая близость возможна без духовной. Пока им это удавалось.
   Они подсознательно чувствовали, что у каждого из них партнер по сексу не только хорош в интимном плане, но и интересен в плане человеческом. Им обоим льстило это, но они до поры до времени закрывали на этот факт глаза. Ведь за признанием самому себе того, что человек, с которым ты занимаешься сексом, тебе еще и очень нравится, уже стоит любовь. А любовь – это сильное чувство, затуманит рассудок и не посмотрит, что ты доктор там каких-то наук.
   Пока этой паре удавалось сохранять хладнокровие. И он и она считали, что между ними только секс. Но Евгений не раз ловил себя на мысли, что хочет видеть эту женщину чаще, чем раз в две недели, обладать ею дольше, чем обладал, и узнать ближе, чем знал.
   Однажды он позвонил ей раньше запланированного времени.
   – Привет, Аля!
   – Привет, Женя!
   – Ты сегодня свободна после работы?
   – Да, вроде свободна.
   – Разреши мне пригласить тебя в ресторан!
   – А ты уверен, что это хорошая идея?
   – Уверен!
   – Ну хорошо!
   – Только мы будем не одни.
   – А с кем?
   – С Владимиром и Наталией. Ты не против?
   – Нет, а что за повод?
   – Владимир подписал выгодный контракт. Проставляется.
   – Да, это действительно повод!
   – Значит, жду тебя в 19 часов, метро «Тверская», возле магазина «Летуаль».
   – Хорошо!
   – До встречи!
   – До встречи!
   Аля зашла в туалетную комнату, посмотрела на себя в зеркало. Преподаватель как преподаватель! Аккуратна, строга, красива. Темно-серый брючный костюм, белоснежное жабо, волосы аккуратно собраны на затылке. И только две великолепные золотые сережки с большими изумрудами в обрамлении мелких бриллиантов и кольцо им под стать разбавляли образ строгой училки и делали его изысканно-элегантным.
   Ровно в 19 часов Аля вышла из метро. На поверхности ее дожидался Евгений с букетом белых роз.
   – Привет!
   – Привет! Это тебе! – он нежно обнял ее и поцеловал в щеку.
   – Спасибо! Обожаю розы!
   – Пошли?
   – Пошли!
   Он взял ее за руку и проводил в грузинский ресторанчик, который находился неподалеку в тихом переулке. В одном из залов за столиком их дожидались Владимир и Наталия. И если с Владимиром Аля уже была знакома, то с Наталией им пришлось изображать бурную радость двух подруг, которые давно не виделись. Хотя на самом деле они встретились первый раз в жизни.
   Владимир встал и поцеловал Але руку.
   – Здравствуй, Аля! Прекрасно выглядишь!
   – Спасибо! Это тебе, поздравляю с выгодным контрактом!
   Она протянула ему армянский коньяк десятилетней выдержки в праздничной упаковке.
   – Ну что ты! Не стоило беспокоиться!
   – Как же, как же! Выгодные контракты подписывают не каждый день!
   – Ну спасибо, спасибо!
   – Привет! Привет! – расцеловались они с Наталией.
   В жизни Наталия была еще интереснее, чем на фото. Молодая, подтянутая, дерзкая. Густые прямые темно-русые волосы ниже плеч, пронзительно голубые глаза, высокая грудь, тонкая талия. Ни дать ни взять – русская красавица.
   – Здравствуй, Наталия! Ты все краше и краше! – Евгений поцеловал ей руку.
   – Привет! Да и ты хорош!
   – Допустим, внешность для мужчины не так важна.
   – Да уж не скажи!
   – Что будем пить, есть? – спросил Владимир. – Как вы относитесь к грузинскому красному вину?
   Все одобрительно закивали.
   – Тогда заказываю две бутылки киндзмараули.
   Подошел вышколенный официант, Владимир сделал заказ. На столе как по мановению волшебной палочки стали появляться яства: две бутылки красного вина, фирменные хачапури, чахохбили, лобио в горшочках, цыпленок табака, шашлыки из каре ягненка и говяжьей вырезки, ассорти из маринованных овощей.
   Официант разлил вино по бокалам. Евгений взял слово.
   – Владимир, разреши тебя поздравить с выгодным предложением, мы все надеемся, что этот контракт позволит тебе подняться на новый уровень как в научных изысканиях, так и в материальном плане.
   – Спасибо, дорогие друзья!
   – Поздравляем! Поздравляем! – вторили женщины.
   Вино было изысканным, еда вкусно приготовленной, компания дружной. Чего еще нужно, чтобы хорошо провести вечер?
   Владимир то и дело бросал на Алю жадные взгляды. Какая бы красавица ни сидела рядом с мужчиной, ему всегда зачем-то хочется и другую.
   Просто Наталия и Аля были разные. Если Наталия была более молода, то Аля – более женственна и сексуальна. Весь столик был затуманен, как винными парами, ее томной привлекательностью. И кто здесь кого хотел, уже трудно было разобраться.
   Заиграла музыка. Молодая красивая скрипачка пошла между столиками, выводя грустную мелодию. Скрипка пела и разрывала души на части.
   Когда мелодия закончилась, Аля встала, вышла на маленькую эстраду.
   – Позвольте мне прочитать несколько стихотворений, – обратилась она к звукорежиссеру.
   – Конечно, конечно!
   Он поставил легкую инструментальную музыку, Аля взяла в руки микрофон.
   – Стихи Аллы Бриз! «Страсть».
Страсть – это лезвием резко по венам,
Струи горячие в девственный Космос!
Сильно, напористо, без промедлений
Молотом глушит негромкий твой голос.

Сладко до боли, медово-тягуче…
Страшно, порою на грани неверия,
В небе лазоревом черные тучи,
Как обретенья, граничат с потерями.

Это когда из груди развороченной —
Теплое сердце в чужие ладони!
Нажитый опыт – на пыльной обочине,
Вера, что душу огнем не затронет…

   Гости ресторана перестали жевать, ни один из них не осмеливался нарушить торжественность момента.
   Аля продолжила:
Переплетение, слияние, сожжение
Своих, ни в чем не виноватых, душ!
И тело к телу в вечном притяжении.
Из томных звуков вожделенья пунш…

А осень снова сентябрем куражится,
Напоминая, что проходит жизнь.
И с кем в постели – небольшая разница…
Небес не манит призрачная высь.

И предавая налегке любимого,
На совесть – сто смирительных колец…
И сказки кажутся до боли мнимыми
О близости двух любящих сердец…

   Зал зааплодировал.
   – И последнее стихотворение Аллы Бриз «Второй».
   Аля прочитала стихотворение торжественно, слегка растягивая слова.
Безумно жарки поцелуи,
Страсть разжигается игрой,
Вновь путаются в небе Луны,
Но ты второй…

И тело теплым шоколадом…
Мы в танце кружимся с тобой.
Все это нам, как воздух, надо!
Но ты второй…

Любить тебя была готова,
Хотела в омут с головой…
Но звонко падает подкова…
Ведь ты второй…

   Раздались продолжительные аплодисменты.
   Аля поклонилась, поблагодарила звукорежиссера за предоставленную возможность прочитать любимые стихи и пошла за свой столик к новым друзьям.
   Евгений почти протрезвел и с удивлением смотрел на Алю: чего-чего, а такой прыти он не ожидал от этой скромницы.
   Владимир разливал вино по бокалам.
   – Женя, давай выпьем за дам! Какие же они у нас замечательные!
   – За вас, милые дамы!
   Друзья звонко чокнулись.
   – Аля, а кто такая эта Алла Бриз? Никогда о ней не слышала! – спросила Наталия.
   – Моя любимая современная поэтесса. Я с ее творчеством познакомилась на одном из литературных порталов в Интернете.
   – Да, интересные стихи, энергичные!
   – Мне они тоже за это нравятся! В них чувствуется энергетика!
   – Спасибо, что познакомила нас с ее творчеством!
   – Не за что!
   – Очень даже есть за что!
   – Мне нужно отойти ненадолго.
   – Пошли вместе?
   – Пошли!
   Опьянение давало о себе знать. Движения становились замедленными, а речи и смех более громкими.
   Женщины зашли в туалетную комнату вместе.
   Вдруг Наталия прижала Алю к стене.
   – Ох, ты и цыпочка! Съем!
   С этими словами она впилась в Алины губы совсем не дружеским поцелуем.
   Аля растерялась от неожиданности. Она попыталась отстранить Наталию, но ей это удалось не сразу.
   Наталия оторвалась от Али и как ни в чем не бывало вошла в туалетную кабинку.
   Когда они мыли руки, она через зеркало посмотрела на Алю.
   – Ну как тебе Женька, нравится?!
   – Да, Наташа, спасибо, что познакомила нас!
   – То-то, а ты еще упиралась! Он классный мужик! Да и ты цыпочка!
   Она снова попыталась вцепиться в Алю, но Аля вовремя отстранилась.
   – Пошли уже, они там одни скучают, наверное!
   – Да ничего с этими кобелями не случится! Пусть подождут!
   – Неудобно как-то!
   – Ладно, пошли, сердобольная ты моя!
   Мужчины о чем-то оживленно разговаривали, но появлению дам были рады.
   Здесь с эстрады запели медленную песню. Евгений протянул Але руку.
   – Пошли потанцуем!
   – С удовольствием!
   Музыка лилась, как из кувшина ключевая вода, Евгений прижимал Алю к себе и шептал ей на ушко:
   – Я и не знал, что ты такая…
   – Какая? – улыбалась Аля.
   – Непредсказуемая!
   – Ну, об этом совсем не сложно было догадаться! Нормальная женщина разве согласилась бы на такую авантюру, как наша?
   – Скорее всего, нет!
   – Пожалуйста, не клади мне больше в сумку этих загадочных конвертов.
   – Хорошо! Но подарки тебе делать я имею право? И такси – это дело чести!
   – Ну разве что чести!
   Он поднял ее подбородок и нежно поцеловал в губы, Аля ответила на его поцелуй. Что ни говори, а с Евгением ей было целоваться приятнее, чем с Наталией.
   Не успели они присесть, как заиграла новая медленная мелодия.
   – Смена партнерш! – констатировал Владимир, подводя Наталию к Евгению.
   Сам он пригласил Алю.
   – Аличка, ты даже не представляешь, как мне приятно тебя видеть. Так бы и расцеловал тебя, но не могу, Женька даст в ухо.
   – Мне тоже приятно тебя видеть! Поздравляю с выгодным контрактом!
   – Спасибо, куколка! Зря ты тогда не согласилась стать моей любовницей.
   – Володя, тебе грех жаловаться, имея в любовницах такую шикарную женщину, как Наталия.
   – Да знаю я, знаю! Но и тебя хочу!
   – Прямо детский сад какой-то!
   – И не говори!
   Медленная музыка закончилась, заиграла быстрая. Кавалеры отвели дам за столик и расцеловали им ручки.
   Владимир заказал ароматный мятный чай и грузинские сладости. Он расплатился с официантом, оставив ему щедрые чаевые.
   – Наверное, пора собираться домой, уже десять часов, – заволновалась Аля.
   – Я вызову такси, – откликнулся Евгений, – поедем вместе, нам же по пути.
   – Хорошо!
   Владимир тоже заказал такси.
   Они помогли одеться своим дамам.
   – Аля, пошли, подождем мужчин на улице, – Наталия увлекла Алю к выходу.
   Евгений достал пять тысяч и протянул их другу.
   – А это тебе от меня, по случаю!
   – Не нужно!
   – А я говорю нужно. Это мой подарок. Бери!
   – Ну, спасибо!
   – Ты даже не представляешь, как я тебе благодарен за Алю, она богиня!
   – Рад, что у вас все срослось!
   В это самое время Наталия взяла Алю под руку.
   – А ты знаешь, что Женька никогда раньше не изменял своей жене?
   – Откуда мне это знать!
   – Вот знай! Он не кобель блудливый!
   – Однако и он не удержался.
   – Да, когда жизнь превращается в сплошную рутину, то секс может стать чуть ли не единственной радостью в ней.
   – Да уж!
   В это время из ресторана вышли их кавалеры.
   – Ну что, кошечки, вам понравился вечер?
   – Очень! Спасибо, Володя! – Аля звонко поцеловала его в щеку.
   В это время подъехала машина до Ясенево.
   Друзья тепло попрощались, еще раз поблагодарили друг друга. Аля и Евгений сели на заднее сидение авто. Евгений озвучил водителю адрес и без лишних слов прильнул к Алиным губам, бесцеремонно положив ее руку на свою вздыбившуюся ширинку.
   – Господа, Ясенево! – через мгновение произнес водитель.
   – Может, в гостиницу, хоть на полчасика?! – не хотел расставаться с Алей Евгений.
   – В другой раз, Женя! У тебя будут проблемы дома.
   – Ладно, благоразумненькая ты моя!
   – До свидания!
   – Я позвоню! Пока!
   Машина взвизгнула и повезла Евгения за МКАД.
   Аля поднялась на свой этаж, открыла дверь.
   – Мама, что-то ты сегодня поздно! Где ты была?
   – В ресторане с друзьями, сынок.
   – И как, тебе понравилось?
   – Очень! Поставь розы в вазу.
   – Хорошо! А что за ресторан?
   – Грузинский ресторан, на Тверской, не помню его названия. Ну ладно, сынок, я в душ и спать, завтра на работу.
   – Спокойной ночи, мама!
   – Спокойной ночи, сынок!

Глава 6
Сергей

   Алина жизнь протекала размеренно и без потрясений. Работа, заботы о сыне и редкий, но регулярный дружеский секс с Евгением. Они по-прежнему избегали африканских страстей, при этом секс был изысканным и разнообразным.
   Ей иногда звонила Наталия, они подолгу болтали, в основном ни о чем, как, впрочем, и большинство женщин, разговаривающих по телефону.
   В колледже тоже все шло нормально. Инвар Рашидович, как и обещал, помогал с освоением предмета «Врачебная этика» и планировал дать ей часы по этой дисциплине уже в следующем семестре. При этом он больше ни разу не позволил себе каких-либо вольностей в отношении Али.
   Аля любила свой колледж, и группу первокурсников, и Верочку, свою задушевную подругу. На работу она ходила с удовольствием. Иногда уставала. Но на то она и работа, чтобы на ней уставать.
   Была только одна маленькая проблема – учитель физкультуры, Сергей Николаевич. Он все никак не мог уяснить себе, что Аля не хочет вступать с ним в какие-либо отношения, кроме профессиональных.
   Однажды после занятий Аля выходила из колледжа без Верочки.
   – Альбина Сергеевна, уже темно, можно вас проводить до метро? – окликнул ее Сергей Николаевич.
   – Спасибо, Сергей, но здесь недалеко.
   – И все же я вас провожу.
   – Как тебе будет угодно.
   – Совсем стало рано темнеть.
   – Да, скоро самый короткий день в году.
   – Как ваши дела, Альбина Сергеевна?
   – Да все нормально.
   – Может, зайдем в кафе ненадолго, выпьем чая. Не отказывайте мне, пожалуйста.
   – Ладно, давай зайдем, только ненадолго.
   Они зашли в уютную кофейню, которая располагалась недалеко от метро.
   – Что вы будете пить, Альбина Сергеевна?
   – Чай с молоком.
   – А мне кофе и два пирожных «Тирамису», – сделал заказ Сергей подошедшему официанту.
   – Альбина Сергеевна, давайте поговорим начистоту, откровенно.
   – Хорошо, Сергей, давай!
   – Почему вы меня избегаете? Разве вы не видите, как сильно мне нравитесь?
   – Я тебя, Сергей, не избегаю, просто хочу, чтобы ты понял, что между нами никогда и ничего не будет.
   – Но почему? Объясните почему? Мы же с вами свободные люди.
   – А потому, что тебе тридцать два года, а мне сорок три. Ты еще ни разу не был женат, а у меня есть взрослый сын, с которым мы живем вместе. Ты еще встретишь свою женщину. И, в конце концов, я еще молодая женщина и не хочу рядом с тобой чувствовать себя мамочкой. Надеюсь, этого достаточно.
   – Но одиннадцать лет – это не так уж и много! И сейчас модно, когда женщина старше.
   – А я старомодная и моды не придерживаюсь.
   – Тогда давайте хотя бы будем заниматься сексом. Ведь вы же не станете отрицать, что секс вам нужен?
   – Не стану! А с чего ты взял, что в моей жизни нет секса?
   – Так вы же не замужем!
   – И что с того?
   – Значит, у вас есть мужчина?
   – Значит, есть!
   – И у вас все серьезно?
   – А вот это тебя уже не касается!
   Сергей не мог скрыть своего разочарования.
   – Извините, Альбина Сергеевна. И все же хорошо, что мы с вами поговорили.
   – Да не за что, Сергей! Ты хороший парень, и у тебя обязательно все будет хорошо!
   – Спасибо!
   Чаепитие и десерт немного скрасили обстановку.
   Сергей проводил Алю до метро, они тепло попрощались и разошлись, каждый в своем направлении.

Глава 7
Сюрприз

   Аля надела короткую темно-коричневую норковую шубку, в цвет ей элегантный беретик, ярко-зеленый кашемировый шарф, в тон ему лайковые перчатки и взяла такую же по цвету сумочку. На выходе из колледжа она встретилась с Верой. Женщины, весело болтая, направились к метро.
   – Аля, где ты будешь встречать Новый год?
   – Как всегда, дома с Данькой и кошкой, потом он уйдет к своим школьным друзьям, а я лягу спать.
   – Может, ты приедешь к нам в гости?
   – Спасибо, Верочка, но у вас своя семья, что я буду мешаться?
   – Да что ты такое говоришь? Мишка приведет своего холостого друга.
   – А вот этого точно не нужно!
   – Почему? Ты молодая красивая женщина, тебе нужно создавать новую семью, не век же одной куковать.
   – А я не одна, у меня есть сын.
   – Сын, не успеешь оглянуться, женится.
   – Ну тогда и думать буду, а пока не хочу.
   За разговорами они пересекли внешнюю территорию колледжа и направились на выход к распахнутым металлическим воротам.
   – Аля!
   К ним навстречу быстрым шагом направлялся высокий мужчина в облегченной дубленке и шапке на английский манер.
   Женщины остановились как вкопанные.
   – Здравствуй! Аля, ты не узнала меня?
   Свет от тусклого фонаря падал на лицо мужчины. Сработал эффект неожиданности, у женщины перехватило дыхание. Аля никак не ожидала встретить этого мужчину здесь и сейчас.
   – Богдан?! Как ты здесь оказался?!
   – Я ждал тебя!
   Было видно, что мужчина сильно продрог.
   – Аля, все в порядке? – спросила Верочка, глядя на свою побледневшую подругу.
   – Да, Верочка, все в порядке!
   – Ты знаешь этого мужчину?
   – Да, знаю!
   – Ну тогда я пойду?
   – Хорошо! Иди.
   – До свидания!
   – До свидания!
   Верочка заторопилась к метро, по дороге она еще пару раз оглянулась, чтобы убедиться, что у подруги все в порядке.
   – Хорошая у тебя подруга!
   – Это так.
   – Давай отойдем в более спокойное место.
   Как только они скрылись в тени, Богдан обнял Алю и начал целовать.
   – Как же я соскучился! Как же я соскучился по тебе, Аличка!
   Она задыхалась от его морозных поцелуев.
   – Богдан, как ты здесь оказался? Как ты нашел меня?
   – Я приехал в Москву на три дня по делам бизнеса, завтра уезжаю. В Москве не так много частных медицинских колледжей. Я ждал тебя вчера вечером, но так и не дождался. Уже думал, что мы с тобой не увидимся.
   – У меня вчера было только две пары, я ушла пораньше.
   – Как же я рад, что мы встретились!
   – Где ты остановился?
   – В отеле «Рэдиссон Славянская» возле Киевского вокзала. Душа моя, поехали ко мне. Я завтра уезжаю. У нас есть одна ночь! Только одна ночь!
   – Богдан, я не знаю. Что я скажу сыну?
   – Любимая моя, дорогая, придумай что-нибудь! Этот вечер, эта ночь только наши!
   Он крепко прижимал Алю к себе, целовал ее страстно, проникая языком глубоко в рот.
   – Милая, милая моя! Я хочу тебя, безумно хочу тебя!
   Аля даже мечтать не смела, что когда-то еще встретится с этим мужчиной. И вот он стоял перед ней, обнимал и целовал ее.
   Судьба иногда делает людям подарки. Только нужно не бояться принять их. Принять без лишних сомнений и с благодарностью.
   – Дорогая моя, позвони сыну, придумай что-нибудь!
   – Хорошо!
   Аля дрожащими руками набрала номер Данилы.
   – Сыночек, привет! Мы сегодня с тетей Верой идем в театр, спектакль закончится поздно, я переночую у нее. Не переживай!
   – Хорошо, мамочка! Хорошего тебе вечера!
   – И тебе, сынок, хорошего вечера! Покорми Нику!
   – Хорошо, мамочка, пока!
   – Пока!
   Богдан крепко прижал Алю к груди и замер на мгновение. Его знакомый запах, перемешанный с морозным декабрьским воздухом, бальзамом проникал в Алины легкие. Это был неповторимый, самый приятный запах на свете.
   – Спасибо, дорогая! Пошли. Я сейчас возьму такси, и мы поедем в отель.
   Он взял ошеломленную Алю за руку и повел за собой. Они вышли к шоссе. Богдан остановил такси, договорился с водителем, влюбленные сели на заднее сидение, и машина понесла их навстречу, пусть даже кратковременному, но все же счастью.
   Разве есть на этой земле счастье большее, чем обладать любимой женщиной? Нет! Разве есть на этом свете счастье большее, чем до последней молекулы отдаваться любимому мужчине? Нет! Есть много других разновидностей счастья, но только нет счастья большего, чем взаимная любовь между мужчиной и женщиной!
   И сегодня им суждено было это счастье пережить.
   Богдану казалось чудом, что он сейчас целует озябшие Алины руки и согревает их своим дыханием.
   – Прости меня, я боролся с этим чувством беспощадно, но оно оказалось сильнее меня. У меня так и не получилось забыть твои глаза! На эту встречу я мог бы послать своего заместителя, но разве я мог упустить возможность пусть хоть еще один раз поцеловать твою грудку? Ты вспоминала меня?
   – Да! Но я совсем не надеялась на эту встречу!
   – И все же я здесь! Пойми, дорогая, я ничего не могу тебе обещать, у меня семья, ребенок… Но у нас есть этот вечер, и он только наш, твой и мой!
   – Я понимаю, ничего не нужно объяснять. Скажи, твой визит в Москву был удачным?
   – Более чем! А если учесть, что я сейчас целую твои губы, то он просто сверхудачный!
   За разговорами время пролетело мгновенно.
   Машина остановилась у подъезда фешенебельного отеля. Богдан расплатился с водителем, подал Але руку и проводил ее в холл гостиницы.
   Огромное помещение сверкало мрамором и яркими огнями. В центре стояла стильно украшенная елка, русская речь перемешивалась с английской, и Але на мгновение показалось, что она находится в дорогом заграничном отеле где-нибудь в Париже или Лондоне.
   Влюбленные на современном лифте поднялись на пятый этаж. Богдан открыл входную дверь электронной картой-ключом.
   У него был просторный одноместный номер с большой кроватью, укрытой серебристым шелковым покрывалом. Огромная плазменная панель занимала чуть ли не треть стены. На столе из натурального дуба стояли бутылка французского шампанского, два бокала и ваза со свежими тропическими фруктами: манго, бананами, виноградом и маракуйей. Дизайн номера был выдержан в бежево-серебристых тонах. На стенах висели акварели с изображениями зимних российских пейзажей.
   Богдан помог Але снять шубку и разделся сам. Пока Аля осваивалась, он по телефону заказал ужин в номер.
   – Аличка, я заказал ужин на свое усмотрение, ты не против?
   – Конечно, нет! Как здесь у тебя красиво!
   – Да, хороший номер! Ничем не уступает европейским. Ты замерзла?
   – Немного.
   – У меня есть предложение: давай примем теплую джакузи, но только вместе, – он смотрел на Алю и довольно улыбался.
   – Вместе?! – немного удивилась Аля.
   – А почему бы и нет? Разве мы не настолько с тобой близки?
   – Хорошо!
   Мужчина на минуту скрылся в ванной, совершил необходимые манипуляции и снова вернулся в комнату. Он отыскал канал классической музыки, открыл бутылку шампанского и до краев наполнил хрустальные бокалы.
   – За тебя, моя ненаглядная!
   – За нашу встречу, дорогой!
   Шампанское разлилось по венам, вступило в реакцию с кровью и легко ударило в головы, отключая центры скромности и стыдливости.
   Богдан подошел к Але, снял с нее пиджак, посадил на кровать и стал расстегивать сапоги. Он делал все медленно, как бы смакуя каждое движение. Сначала снял один сапог, потом другой, потом через плотные чулочки принялся гладить ее ножки и целовать колени, продвигаясь все выше и выше, медленно поднимая вверх узкую юбку-карандаш.
   – О! А что это у нас за такие очаровательные панталончики?!
   Он добрался до ее утепленного кружевного белья.
   – Но у нас, чай, не Майями! – улыбнулась Аля.
   – Ну конечно, конечно…
   Он уверенно снимал с нее панталоны, добираясь до плотных трусиков, целуя при этом внутреннюю поверхность бедер.
   Вот уже и трусики лежали рядом на кровати.
   – Любимая, раздвинь ножки шире! Ты можешь прилечь.
   Он аккуратно положил ее на спину.
   – Может, сходим сначала в ванную?
   – Потом! Я хочу вдохнуть твой естественный запах, моя розочка!
   Богдан стоял на коленях и упивался ее женским ароматом. Он медленно раздвинул створки ракушки и лизнул клиторок, потом еще, еще, еще и вдруг начал быстро вибрировать языком.
   – У-у-у! – замычала Аля.
   Богдан усилил воздействие на сладострастную кнопочку, при этом он стал пальцем ласкать вход в пещерку. Еще! Еще! Еще!
   – О! Нет! – Аля забилась в экстазе.
   – Да, моя девочка! Да!
   Богдан остался доволен результатом. Кажется, его лозунгом на сегодня стало: «Ни часа без оргазма!». А если учесть, что было только восемь часов вечера, то нетрудно догадаться, что сегодня он замахнулся на рекорд для милой Алички.
   Пока Аля приходила в себя, Богдан разделся догола и надел одноразовые тапочки.
   – Ты как, моя радость? Пришла в себя?
   – Угу, – блаженно улыбнулась Аля.
   Он сорвал цветок белой орхидеи, стоявшей в специальной вазе здесь же на столе, и вставил Але в волосы, чуть выше уха.
   – Ты мое райское наслаждение!
   Заботливо помог ей снять одежду, надел на ноги тапочки и препроводил в ванную комнату.
   Перед Алиным взором предстала просторная ванная, отделанная темно-синей плиткой под мраморную крошку с вкраплениями стеклянных осколков, мерцающими под светом светильника.
   – Как красиво! – в восхищении застыла Аля.
   Потолок был стилизован под звездное небо, а светильник походил на полную луну. Сейчас это была их маленькая Галактика, их мир чувственных наслаждений.
   В углу стояло белоснежное джакузи, доверху наполненное теплой водой с густой ароматной пеной на поверхности.
   Богдан помог Але сесть в ванную и принес два бокала с шампанским.
   – Подержи, дорогая!
   Он запрограммировал джакузи на умеренный режим циркуляции воздушных пузырьков и сам устроился напротив Али.
   Влюбленные расслабились в теплой ванной, миллионы мелких пузырьков ласкали их тела, а шампанское приятно туманило головы. Они вошли в состояние полной нирваны.
   Богдан взял Алину руку и направил ее в область своей промежности. Его крепкий, огромный жезл ждал своей порции нежности. Да, природа этого мужчину наградила щедро!
   – Милая, ты вспоминала его?
   – Да разве забудешь такого? Ведь он у тебя просто мистер совершенство! Никогда не видела ничего подобного!
   – Аличка, ты мне льстишь!
   – Ни капельки!
   – Тогда иди сюда!
   Он поставил свой бокал рядом с джакузи, то же самое проделал и с Алиным. Развел ноги женщины и медленно притянул ее к себе. Пока Аля рукой ласкала его член, он покрывал поцелуями ее лицо и грудь.
   – Мы можем сегодня этим заниматься в открытую?
   – Да! У меня безопасный период!
   – Отлично!
   Богдан одной рукой взял Алину попку, а другой направил своего гиганта в ее пещерку.
   – У-у-у! – застонала Аля.
   Ее девочка успела забыть, что на свете существуют богатыри.
   – Расслабься, милая!
   Богдан медленно, но уверенно внедрялся в плоть любимой женщины. Аля закусила нижнюю губу и закрыла глаза.
   – Вот так! Вот так!
   Аля держала Богдана за шею и пыталась расслабиться. Теплая вода миллионами пузырьков помогала ей в этом. Полное вторжение Богдан решил оставить на потом, а сейчас он взял Алю за попку и начал ритмично и нежно насаживать ее пещерку на свой могучий жезл.
   Аля медленно, но уверенно теряла связь с реальностью. Ее губы искали его губы, их дыхания смешались, а языки переплелись, как две змеи.
   – Милый мой! Милый!
   – Любимая моя! Ты меня любишь?
   – Да! Да! Да!
   Ее влагалище стало ритмично сокращаться, приветствуя своего завоевателя, пульсацией выбрасывая кровь по всему телу и мощной волной смывая последние искры рассудка, замещая их вспышками удовольствия. Аля немного отстранилась, замерла и осиновым листом затрепетала в сильных руках Богдана.
   Он остановился на минуту, любуясь своей женщиной и дожидаясь, пока влагалище немного успокоится, а потом продолжил, наращивая темп.
   Аля крепко ухватила его за плечи, немного запрокинула голову и широко раскрытыми глазами блуждала по звездному потолку. А он продолжал и продолжал.
   Что-то среднее между вскриками и рычанием стало вырываться из женской груди, когда Богдан внедрился немного глубже и наполнил ее живительным теплом изнутри.
   – Кохана моя! Зирка моя! Життя мое!
   Аля нежно склонилась на его крепкую грудь, Богдан крепче прижал ее к себе. На какое-то время они покинули пределы земного измерения. Они плыли по реке запредельного блаженства, вместе и в никуда…
   Богдан в себя пришел первым.
   – Милая моя, как ты? Как ты себя чувствуешь?
   – Хорошо!
   Богдан душем ополоснул себя, потом Алю. Вытер ее махровым полотенцем и укутал в мягкий белоснежный халат. Сам надел плавки и джинсы. Они прошли в комнату. Мужчина снял покрывало с постели и уложил Алю на кремовую атласную простыню. Сам лег рядом и нежно обнял свою возлюбленную.
   Через какое-то время в дверь постучали. Богдан встал, открыл дверь, принял у официанта тележку с ранее заказанным ужином, расплатился и прикатил ее в комнату.
   – Кушать подано! – весело доложил мужчина.
   За три минуты он выставил все яства на стол.
   – Прошу к столу, Аличка!
   – Спасибо, дорогой!
   На столе в красивом овальном блюде лежала стерлядь, фаршированная форелью, приготовленная на пару и искусно украшенная зеленью, лимоном, оливками и маслинами, с гарниром из припущенных овощей: спаржи, брокколи, цветной капусты, моркови и молодого картофеля. Соус сливочный с красной икрой был подан отдельно в фарфоровом соуснике. Бутылка французского белого сухого вина украшала стол. Красивая посуда, столовые приборы, хрустальные бокалы, льняные салфетки и штопор – все уже лежало на столе. А десерт из свежей клубники со взбитыми сливками, большой заварной чайник с мятным чаем и вазочка с шоколадными конфетами дожидались своего часа на тележке.
   Богдан откупорил бутылку и разлил вино по бокалам.
   – Приятного аппетита, моя прелесть!
   – И тебе приятного аппетита!
   Они звонко чокнулись и с аппетитом покушали. Стерлядь просто таяла во рту.
   Они весело разговаривали о всяких отвлеченных вещах, как будто этот вечер и эта ночь будут длиться вечно, а завтра не наступит никогда…
   – Как поживает Остап? – спросила Аля.
   – Хорошо! Его издательский бизнес процветает. Появилось много новых писателей и поэтов. И часто они не ждут милостыни от издательств, а издаются сами. В этих же издательствах как – тебя не издают потому, что ты неизвестен, а неизвестен ты потому, что тебя не издают. В литературе, как и в жизни, выживают сильнейшие.
   Вот и получается: сам напиши, сам издай книгу, сам ее донеси до читателя. Да еще и книга эта должна быть интересной читателю, а иначе все теряет смысл. И, может быть, потом, когда-нибудь, писателя заметят издатели и предложат гонорар, и он наконец-то полностью посвятит себя творчеству, не думая о хлебе насущном.
   – Да, это так! Жизнь – очень противоречивая штука. Но то, что сейчас писатели и поэты могут свободно выражать свои мысли, взгляды и убеждения, – большой прогресс. Появилось много интересной и разноплановой литературы, на любой вкус. А за Остапа я рада.
   – Я не буду рассказывать ему, что мы с тобой виделись.
   – Почему?
   – Боюсь, что это его расстроит по двум причинам. Во-первых, он сильно переживает за меня, боится, чтобы я не разрушил свою семью.
   – А во-вторых?
   – А во-вторых, ты ему очень сильно нравишься, и он мне будет элементарно завидовать. Да что там Остап? Я сам себе завидую!
   – Да, все закручено похлеще, чем в современной литературе.
   Они весело рассмеялись.
   – Приляг на постель, отдохни, ты сегодня устала.
   – Хорошо!
   Аля прилегла на высокие подушки. Богдан поднес ей вазочку с клубникой и сливками.
   – А ты помнишь клубнику в Ялте?
   – Конечно!
   – Эта не такая вкусная, но все же!
   Он развязал пояс у халата, обнажая Алину грудь и живот.
   Богдан взял ягоду, макнул ее во взбитые сливки и провел по Алиным губам. Она томно откусила кусочек. Богдан снял сливки с Алиных губ нежным поцелуем. Потом снова макнул ягоду в сливки и круговыми движениями смазал Алины сосочки, которые напряглись и превратились в две маленькие розовые бусинки.
   Мужчина проделал дорожку по центру живота до самого его низа.
   – Ты мой вкусненький тортик!
   С этими словами Богдан принялся слизывать сливки с Алиного тела, даря своей женщине море нежности. Дойдя до низа живота, он взял клубничку и начал ею нежно водить по клитору, потом намазал жемчужинку сливками и стал вылизывать ее. Он лизал сначала нежно, потом стал наращивать усилие, пока Аля не начала постанывать.
   Богдан остановился, разделся, намазал конец своего достаточно эрегированного члена сливками и поднес его к Алиным губам.
   Аля взяла в руки его толстый стержень и принялась медленно облизывать. Это было самое вкусное эскимо, которое она когда-либо пробовала в жизни. Облизав верхушку, она впустила это чудо в ротик так глубоко, насколько могла себе позволить.
   Богдан задвигал тазом, придерживая Алю за голову.
   – О! Да-а-а! Супер!
   Мужчина даже прикрыл глаза от удовольствия.
   – Зачекай, кохана моя!
   Он снял с Али халат, поставил ее на четвереньки и медленно вошел в пещерку, держась за ее круглые бедра.
   – У-у-ух! – выдохнула женщина.
   На этот раз Богдан продвинулся еще дальше. Его целью было приручить Алино влагалище, но никак не причинить ей боль.
   Мужчина совершал медленные ритмичные проникновения, позволяя женской плоти подстроиться под его большой размер. Влагалище немного сопротивлялось, чем еще больше раззадоривало член. В какой-то момент оно сдалось и пало перед непреклонным натиском завоевателя, впустило его полностью в свои владения, открывая все потайные уголки.
   Аля бессознательно вскрикивала и комкала бежевый атлас. Богдан был почти на грани, но удерживал ситуацию под контролем. Ему сейчас хотелось, как Тарзану, издавать ликующие крики, но вряд ли это поняли бы постояльцы отеля. Влюбленные вошли в первобытное состояние, они прикоснулись к первоисточникам страсти. В такое состояние впадали наши далекие предки в момент зачатия новой жизни.
   Аля первой сошла с дистанции. Она вскрикнула и практически отключилась. Богдан продержался еще минут пять и оросил внутренности любимой живительной спермой. Он нежно положил Алю на постель, прикрыл невесомым одеялом, лег рядом, и они погрузились в безвременье.
   Часа в четыре утра Аля почувствовала его порхающие поцелуи на своем животе и нежные поглаживания груди. В ответ она погладила Богдана по волосам.
   – Здравствуй, моя русалочка! Я хочу тебя!
   Это был непрекращающийся голод: чем больше он обладал этой женщиной, тем больше ее хотел! Богдан полностью поглотил бы Алю, если б смог. Он припадал к ее губам, она отвечала на его поцелуи. Пока губы говорили о любви, руки ласкали интимные места друг друга. Новая волна сладострастия стала накатывать на их сознание.
   Богдан встал на колени между ног Али, положил ее ноги к себе на плечи и уверенно вошел в ее плоть. Пещерка приняла богатыря благосклонно, она вспомнила его и готова была принадлежать ему снова и снова. Он проникал в нее до самого дна женской сути, без суеты, уверенно, нежно.
   Алино женское Я соединилось с мужским Эго Богдана. На какое-то мгновение они слились воедино и растворились друг в друге. Объединенная энергетика покинула их физические оболочки и унесла души в галактические просторы.
Там, за границей бытия,
На перекрестке двух миров
Соединились Ты и Я
По повелению Богов.

Слились навеки две судьбы,
Сердца забились в унисон.
Коснулся ты моей руки,
Стал явью нереальный сон.

И крылья обрели тела,
Вмиг оторвались от земли,
Любовь блаженство им дала,
Их к звездам чувства унесли!

   Пережив такое однажды, не забудешь никогда и не спутаешь ни с чем другим. Алин оргазм растянулся во времени, он уже был не на уровне физиологии, а на уровне духовного состояния. Такое можно пережить, только когда любишь и любим!
   Их блаженное состояние стремилось к бесконечности, но оно не могло быть бесконечным, так как человеческий организм не приспособлен к таким перегрузкам. Поэтому Богдан бурно кончил, поставив жирную точку в ночном действии под названием «Любовь».
   Влюбленные провалились в утренний сон, который являлся гарантом их возвращения в реальность.
   Зачем звенят будильники?! Почему они вечно трезвонят не вовремя, когда ты больше всего не хочешь этого и меньше всего ждешь!
   Ровно в восемь часов прозвенел Алин будильник. Сегодня ей нужно было успеть ко второй паре. Она попыталась встать, но не смогла. Крепкие руки Богдана прижимали ее к мужской груди.
   – Не уходи, – прошептал он.
   – Надо, Федя, надо…
   – Я не хочу расставаться с тобой.
   – И я не хочу, но работа есть работа.
   Аля медленно выбралась из его объятий, приняла душ, привела себя в порядок.
   Перед Богданом снова стояла строгая преподавательница русского языка и литературы Альбина Сергеевна.
   – Ну почему ты такая красивая?
   – Потому что ты влюблен в меня!
   – Как я буду жить без тебя?
   – Ты будешь жить с воспоминаниями обо мне! Я всегда незримо буду присутствовать в твоей жизни.
   – Мы еще увидимся?
   – Нет! Если ты еще раз приедешь ко мне, я за себя не ручаюсь. И за целостность твоей жизни я тоже не ручаюсь. Мне и сейчас уже хочется все крушить!
   – Я закажу тебе кофе!
   – Лучше вызови такси.
   Он вызвал такси. Оделся, чтобы проводить Алю. Достал из сумки продолговатую красную бархатную коробочку, извлек из нее увесистый браслет, изготовленный из пластин белого и желтого золота.
   – Аличка, это тебе подарок на память о нашей встрече!
   Она не стала прекословить, а только протянула ему руку.
   – Спасибо! Это лишнее, но разве ты станешь слушать? Эту встречу я и так не забуду никогда!
   – Я люблю тебя! Помни об этом!
   – Я буду помнить! И ты помни меня!
   В это время зазвонил телефон. Машина ждала у подъезда отеля.
   Богдан помог Але одеться, оделся сам. В лифте он молча прижал ее к своей груди. Договорился с водителем. На прощание поцеловал Алю в губы. Посадил ее в такси.
   – Будь счастлива!
   – Будь счастлив! Поехали!
   Машина тронулась с места, унося Алю в повседневную жизнь. Богдан неподвижно стоял, пока машина не скрылась из виду. Потом, ссутулившись, поднялся в свой номер. Ему нужно было собраться в обратный путь, через несколько часов скорый поезд отбывал в Киев.
   Аля держалась до последнего, но когда машина отъехала, слезы градом полились из ее глаз. Она всхлипывала и давилась соленой влагой.
   – Женщина, что с вами?! – заволновался водитель.
   – Ничего, извините, я сейчас успокоюсь.
   При этом она еще сильнее разрыдалась, вытирая распухшее лицо одноразовыми салфетками.
   Водитель остановился возле «Макдоналдса», купил большой стакан кофе и принес его Але.
   – Как вас зовут?
   – Аля.
   – Выпейте, Аля, и успокойтесь. Жизнь – она такая штука, все сама расставит на свои места.
   – Спасибо! – она взяла кофе трясущимися руками.
   Горячий ароматный напиток немного успокоил ее. Виды предновогодней Москвы ввели в состояние прострации. Сейчас самым лучшим было ни о чем не думать, просто жить, выполнять свои обязанности и ни о чем не думать.
   Через двадцать минут машина остановилась возле ворот колледжа.
   – С наступающим вас Новым годом, Аля!
   – И вам тоже всего хорошего! Спасибо за все!
   – Не за что!
   Водитель поехал на очередной вызов, а Аля направилась в свое, уже ставшее родным, учебное заведение. В холле она встретила Верочку.
   – Аля, здравствуй! Что с тобой, почему у тебя красные глаза?
   – Здравствуй! Наверное, я немного простыла.
   – Ну что же ты так! Прими обязательно «Тера флю». У тебя есть?
   – Нет.
   Верочка порылась в сумочке и достала пакетик растворимого «Терафлю-экстра, яблоко с корицей».
   – Выпей прямо сейчас с чаем.
   – Хорошо! Спасибо, дорогая!
   – Что это вчера был за мужчина, красивый такой?
   – Мой знакомый.
   – Просто знакомый?
   – Да!
   – Ну ладно, вижу, тебе сейчас не до разговоров. Иди скорее в буфет, выпей препарат. А мне еще нужно подготовиться к уроку. Химия, она любит, когда теория подтверждается опытами, не зря же меня учащиеся Колбой зовут.
   – Верочка, какая же ты хорошая!
   – Знаю, знаю, только мало кто это ценит!
   – Ну почему же, я ценю! И люблю тебя!
   – И я тебя люблю! Выздоравливай скорее!
   – Удачи тебе, дорогая!
   – Удачи!
   Хорошо, что сегодня ученики писали сочинение, тема которого была: «Мой любимый герой романа „Война и мир“». Ребята судорожно листали труды русских критиков и сокращенную версию романа, распечатанную из Интернета. Аля закрывала на это глаза.
   Пусть они знают, что есть такое гениальное творение Льва Толстого, а глубину его постигнут, когда станут взрослее, если захотят и если все же когда-то прочитают его полностью.
   На улице монотонно кружили снежинки. Аля задумчиво смотрела в окно. У нее есть сын, мама, Верочка, колледж, Москва, ее друг. Может, все это и перевесит одну ночь, проведенную с Богданом! Она надеялась, что перевесит…

Глава 8
Квартет

   Аля на мгновение соприкоснулась с таинством любви и ее великой силой. Только с этим мужчиной она смогла преодолеть земное притяжение.
   Сейчас ее главной задачей было не впадать в безумие, не позволить себе поверить в то, что у этой истории может быть продолжение и красивый конец. А как же хотелось!
   Поэтому, когда Евгений пригласил ее в гостиницу на предпраздничный ужин, она не задумываясь ответила: «Да!».
Возьмите мое ненасытное тело.
Ласкайте, лижите его, целуйте!
Пускай без любви, ну и что за дело?
Вы только влеченье к нему задуйте!

Скорее меня опустите на землю!
Отдамся любому, кто мало-мальски…
Сейчас рассуждениям здравым не внемлю,
Мурлыча и тая от ложной ласки!

Быть может, чужие горячие руки
В растерзанном сердце загладят любовь,
Помогут забыть расставания муки.
Нельзя возвратить, что потеряно вновь…

   До Нового года оставалось меньше недели. Москва приукрасилась новогодними елками и праздничной иллюминацией.
   Запад встретил Рождество, и праздничное настроение передалось Востоку. Земля, по большому счету, не такая уж и огромная, а с внедрением в жизнь мобильной связи и Интернета она и вообще вдруг стала маленькой, общей для всех людей.
   Это руководители государств что-то там еще противопоставляли друг другу. А жители планеты уже вовсю дружили, любили, ездили в гости и радовались праздникам своих соседей.
   Встреча была назначена на девятнадцать часов. У Али было две пары. Она пришла домой пораньше. Сегодня ей хотелось выглядеть сногсшибательной красавицей. Она приняла ванну с розовым маслом, вытерлась махровым полотенцем и нанесла на тело легкий увлажняющий гель. Лицо смазала кремом, изготовленным на основе нанотехнологий, выпила ромашковый чай и прилегла отдохнуть на тридцать минут.
   Вечерний макияж рассчитан на искусственное освещение, поэтому его допускается делать более ярким. Аля нанесла на лицо светлый тональный крем с облегченной текстурой, немного припудрила носик и щеки.
   Потом двумя взмахами кисточки наложила на скулы нежно-розовые румяна, подправила форму бровей светло-коричневым карандашом, а глаза подвела бирюзовым, на верхние веки нанесла легкие изумрудно-перламутровые тени, слегка подкрасила ресницы, вытягивая их кверху, губы обвела темно-розовым контуром и покрыла розовой стойкой помадой. Тщательно расчесала волосы, встряхнула рыжей гривой, нанесла на ладони гель для блеска волос и зафиксировала им локоны.
   Аля знала, что изумрудный – это ее цвет. Она надела яркое кружевное белье, тонкие светло-коричневые чулки с ажурными резинками, удлиненное темно-зеленое шелковое платье с рукавами в три четверти, с глубоким овальным декольте и отрезное по талии, изумрудные лакированные туфли-лодочки она завернула в пакет и положила в сумочку. Из украшений она выбрала сережки и кольцо с изумрудами, браслет – подарок Богдана, а на шею нитку крупного натурального жемчуга, подарок бывшего мужа Никиты.
   Аля посмотрела на себя в зеркало и осталась довольна результатом. Перед ней стояла взрослая красивая женщина с пронзительно зелеными умными глазами, высокой белой грудью и соблазнительными бедрами. Правда, в глазах появилась легкая грустинка, но она совсем ее не портила, а наоборот, придавала загадочности. Каждая женщина к сорока годам пережила первые серьезные потери и разочарования, и неоправданно было бы ожидать от нее беззаботного девичьего блеска в глазах.
   Аля надела сапоги, шубку, берет и уверенной походкой направилась к метро. Гостиница находилась в центре, а предпраздничная столица задыхалась в пробках, поэтому метро было самым разумным вариантом.
   В восемнадцать тридцать Аля вышла из метро «Белорусская кольцевая». На выходе ее ждал Евгений.
   – Привет, моя прелесть!
   – Привет!
   – Как твое настроение?
   – Хорошее!
   – Отлично! Здесь пятнадцать минут пешком. Возьмем такси или пройдемся?
   – Давай пройдемся, сегодня не очень холодно.
   – Хорошо!
   Евгений предложил Але свою руку. Она с удовольствием оперлась на его локоть, и они пошли к гостинице «Шератон Палас», которая располагалась на Тверской улице.
   – Аличка, ты не будешь возражать, если мы этот вечер проведем с Владимиром и Наталией? Мне показалось, что они тебе нравятся.
   – Нет! Я не буду возражать. Они славные ребята.
   – Вот и хорошо!
   Легкий морозец щипал за щеки, рядом шел красивый, галантный мужчина, и Але было хорошо с ним. Нет! Это было совсем не то чувство, которое она испытывала к Богдану. Просто симпатия, просто уважение, просто сексуальное влечение, просто они были нужны друг другу и, что скрывать, просто они устраивали друг друга.
   Отель «Шератон Палас» встретил гостей ярко освещенным холлом и огромной, украшенной на европейский манер, елкой. Евгений проводил Алю к лифту.
   – Нам на седьмой.
   Они поднялись на нужный этаж, прошлись по коридору и постучали в 705-й номер.
   Дверь открыл Владимир.
   – Привет! С наступающим Новым годом!
   – Привет! Взаимно!
   Друзья расцеловались. Из глубины номера выплыла Наталия в элегантном синем платье в пол.
   Владимир помог Але раздеться, повесил в шкаф ее шубку, расстегнул сапоги. Аля надела туфли и поправила прическу. Мужчины были при костюмах и галстуках. Этой четверке сейчас бы в Канны на красную ковровую дорожку, а они уединились в номере отеля, чтобы насладиться обществом друг друга. И какое им было дело до того, что сейчас творится за стенами этого отеля!
   Владимир с Наталией времени зря не теряли. Стол был искусно сервирован: бутылкой шампанского «Асти Мандоро», высокими хрустальными бокалами, блюдом с разнообразными канапе, плоской тарелкой с валованами из слоеного теста, доверху наполненными красной икрой, вазой с мандаринами, бананами и свежей клубникой, коробкой швейцарских шоколадных конфет.
   Владимир открыл шампанское и доверху наполнил им бокалы.
   – С наступающим вас Новым годом, мои дорогие друзья! Всем желаю крепкого здоровья! А нашим обворожительным женщинам – оставаться такими же ослепительно красивыми! А тебе, Евгений, успехов в научной и сексуальной жизни!
   – Спасибо! И тебе, Владимир, того же самого!
   Друзья звонко чокнулись и до дна осушили бокалы. Разговор оживился. Как по мановению волшебной палочки на столе появилась вторая бутылка шампанского. Владимир отыскал по телевизору музыкальный канал и включил его громче.
   Владимир открыл бутылку и снова наполнил бокалы. Евгений произнес тост:
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →