Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Площадь солнечной поверхности размером с почтовую марку светит с такой же энергией, как и 1 500 000 свечей

Еще   [X]

 0 

Воображайте! Школа креативного мышления (Зусман Алла)

автор: Зусман Алла категория: Педагогика

Год издания: 0000

Цена: 100 руб.



С книгой «Воображайте! Школа креативного мышления» также читают:

Предпросмотр книги «Воображайте! Школа креативного мышления»

Воображайте! Школа креативного мышления


Борис Злотин, Алла Зусман Воображайте!

Предисловие
О Главном герое и авторах

   Главный герой этой книги – ТРИЗ, или теория решения изобретательских задач. ТРИЗ родился в 1946 году, когда двадцатилетнего военного летчика Генриха Альтшуллера откомандировали в Каспийскую военно-морскую флотилию в качестве эксперта по изобретательству. Это было не случайно – свое первое авторское свидетельство Генрих получил в 14 лет. Он постоянно что-нибудь изобретал и прекрасно знал, как писать заявки на изобретения. Это и стало его основной работой – помогать изобретателям в подготовке заявок. Но вскоре Генрих понял, что изобретателям гораздо нужнее помощь в самом изобретательстве, то есть в решении сложных изобретательских задач.
   Родители Генриха были журналистами. Они постоянно находились в командировках, и Генрих рос под присмотром тети – библиотекаря. Он проводил много времени в библиотеке и быстро понял, какое огромное количество знаний спрятано в книгах. Когда Генриху потребовалось помогать изобретателям, он пошел в библиотеку за учебником по изобретательству. И очень удивился, когда не обнаружил ничего, кроме невнятных рассуждений типа: изобретательство – вид психической ненормальности…
   И тогда Генрих задумал создать методику изобретательства, которая поможет каждому стать изобретателем, и тогда жизнь станет лучше. Он отвел на эту работу два года, но работа растянулась на всю жизнь, стала Главным Делом его жизни и привела к созданию ТРИЗ. Главные идеи ТРИЗ очень просты:
   • Техника развивается не случайно – ее развитие происходит закономерно.
   • Анализируя историю изобретений, можно выявить законы развития техники.
   • Эти законы можно использовать для решения изобретательских задач, прогнозирования развития техники и управления ее развитием.
   К середине 20-го века существование законов биологической и социальной эволюции не вызывало сомнений. А вот о законах развития техники почему-то мало кто думал, тем более в «изобретательском» аспекте. Казалось: «А при чем тут какие-то законы, если все зависит от открывателя или изобретателя? Родился Коперник и открыл, что Земля вращается вокруг Солнца, а не родился бы он, мы бы так и думали, что Земля – пуп вселенной. Родился Эдисон и изобрел электрическую лампочку. А не родился бы – мы бы работали на наших компьютерах при свете керосиновой лампы[1]». Альтшуллер смог доказать, что законы развития технических систем – реальность, что их можно применять для изобретательства и прогнозирования. А позже оказалось, что открытые им законы применимы не только в технике, но и в науке, медицине, искусстве, бизнесе, менеджменте и множестве других областей. Об этом вам и расскажут авторы этой книги – ученики и соратники Генриха Альтшуллера Борис Злотин и Алла Зусман. Они – мои друзья, и я хочу их представить и рассказать о том, как была написана эта книга.
   Борис Злотин родился именно в тот год, когда Генрих Альтшуллер начал создавать ТРИЗ. 8 мая 1974 года Борис вошел в купе поезда, открыл портфель и обнаружил, что книги, приготовленные для чтения, забыл дома. А в поезде предстоит провести целые сутки. Оставалось 15 минут. Рывок на вокзал, книжный ларек, схватил первую попавшуюся книгу, показавшуюся фантастикой, прыжок в уже отходящий поезд. И… разочарование – книга с названием «Алгоритм изобретения» оказалась не фантастикой, а рассказом о чем-то, как поначалу показалось, малоинтересном – об изобретательстве.
   За плечами Бориса к этому времени было уже немало. Он окончил ремесленное училище, работал на заводе «Электросила» слесарем-инструментальщиком, потом – инженером-конструктором, окончил Ленинградский политехнический институт и дополнительно трехгодичный математический курс, стал испытателем электрических генераторов. Борис считал себя ученым, исследователем, но уж никак не изобретателем. Первое побуждение – выбросить разочаровавшую книгу. Но что тогда читать?
   К счастью, оказалось, что книга написана интересно, а ее стиль показался странно знакомым. Позже Борис узнал, что автор Генрих Альтшуллер – он же любимый с детства писатель-фантаст Генрих Альтов. Постепенно чтение начало увлекать, и у Бориса возникло желание самому решить какую-нибудь изобретательскую задачку. Ну, конечно же! Последние три года он потратил массу сил и времени, пытаясь убедить начальство в необходимости проведения сложного, дорогого и довольно опасного эксперимента. И теперь он начал решать задачу – как убедить начальство разрешить эксперимент. Но описанный в книге алгоритм решения изобретательских задач (АРИЗ) заставил Бориса переформулировать задачу и за какие-то полчаса привел к невероятному. Оказалось, что, немного изменив сам эксперимент, можно провести его без всякого риска, да еще и получить более высокую точность… Это был шок!
   Решение оказалось настолько простым, что стало непонятно – почему оно не появилось раньше, на что были потрачены годы? С другой стороны, было трудно сразу поверить в «волшебную» методику. Будучи по природе занудой, Борис достал тетрадь и записал около 50 задач, с которыми сталкивался за 14 лет работы на заводе. А потом начал применять к ним АРИЗ. По каждой из этих задач он получил новые идеи, постоянно повторяя: «Ну, какой же я был дурак, как я раньше этого не заметил!». Ни на секунду не заснул он за всю ночь.
   Эта ночь круто изменила жизнь Бориса. Ему стала скучна прежде любимая математика, потеряли смысл заводские испытания, хотелось только изобретать. Потом была встреча с увлеченным ТРИЗ человеком – Волюславом Владимировичем Митрофановым, который стал для Бориса Учителем, другом и примером на всю жизнь. Были встречи и с другими ТРИЗовцами – Владимиром Петровым и Александром Селюцким, тоже ставшими близкими друзьями.
   За следующие три года Борис решил около двух сотен разных технических задач. В 1977 году он получил предложение создать и возглавить на своем заводе службу функционально-стоимостного анализа (ФСА). В результате изобретательство и обучение людей изобретательству превратились из хобби в работу.
   В начале 1981 года в Минэлектротехпроме Генрих Саулович Альтшуллер провел месячное обучение ТРИЗ для изобретателей и специалистов по ФСА. А Борис, «пробивший» этот семинар, работал с ним как второй преподаватель. Вечера посвящались обсуждению ТРИЗ, законов развития техники, а также рождавшегося тогда курса развития творческого воображения (РТВ).
   Осенью 1981 года Г. Альтшуллер пригласил Бориса поработать на семинаре по ТРИЗ в г. Кишиневе. Среди слушателей этого семинара была и Алла Зусман.
   Алла Зусман тоже окончила Ленинградский политехнический институт и много лет разрабатывала и испытывала ультразвуковые и магнитные приборы для неразрушающего контроля изделий и материалов. Но постепенно росло желание «расширить горизонт», и Алла пошла учиться в вечерний Институт патентоведения. Она закончила двухгодичный курс, и вскоре ее пригласили работать в патентный отдел. Участие в семинаре по ТРИЗ стало ее первым заданием.
   После семинара Алла начала обучение ТРИЗ для специалистов своей компании. Сразу возникли сотни вопросов, и Алла начала активную деловую переписку с Генрихом Альтшуллером и Борисом Злотиным. Переписка с Борисом недолго оставалась только деловой… Через год Борис и Алла стали супругами и начали создавать Кишиневскую школу ТРИЗ.
   Кишинев – небольшой и в советские времена очень «интеллигентный» город. О ТРИЗ там узнали многие. Скоро Борис и Алла встретились с Евгенией Борисовной Рабинович, создателем научного общества учащихся (НОУ). В середине 80-х годов школьники члены НОУ (их в Молдавии было около 8000) под руководством ученых и педагогов работали в 40 секциях. Там они занимались разными науками, в том числе и такими, которые не изучались в школе: философией, генетикой, медициной, робототехникой.
   Евгения Борисовна втянула Бориса и Аллу в работу с детьми. Они создали новую секцию НОУ – школу развития творческого воображения (РТВ). В этой школе ребята учились решать реальные изобретательские задачи, придумывать новые игрушки и игры, а также выдвигать научно-фантастические идеи, писать фантастические рассказы, сказки и т. п.
   С первого же года занятий школа РТВ стала весьма популярной, на занятия часто заглядывали ребята из других секций НОУ. Некоторые оставались, сообразив, что умение решать творческие задачи как раз то, что нужно для занятий любимой физикой, химией, биологией, историей и т. п. Иногда на занятия приходили родители. Они недоверчиво слушали, задавали вопросы – очень уж необычная была школа.
   Во время учебного года Борис и Алла вели занятия во Дворце пионеров, а летом выезжали на месяц в лагерь НОУ. Там они набирали группу новичков и обучали их творчеству. После семи лет такой жизни была написана книга – дневник летней школы РТВ. Авторы назвали ее «Месяц под звездами фантазии», потому что она включает 30 глав – это 30 дней занятий с детьми. И еще потому, что в прекрасных уголках природы, где проходили летние школы, были удивительные ночи с неправдоподобно огромными звездами.
   Но «Месяц…» – не документальная повесть, хотя в ней собраны реальные эпизоды занятий с детьми. Вначале авторы пытались рассказывать и о детях и о ТРИЗ, при этом объем книги стремительно рос. Тогда они решили – писать только о ТРИЗ, так как хороших книг о детях в то время было уже много, а о ТРИЗ для детей была издана только книга Г. Альтшуллера «И тут появился Изобретатель». Поэтому дети в книге Бориса и Аллы немного условные: каждый объединяет нескольких реальных героев. Да и себя в этой книге авторы сильно упростили и схематизировали, превратив из живых людей в абстрактных преподавателей. Но сохранилось главное – рассказ о том, как ребята научились решать сложные изобретательские задачи, как были вовлечены в творчество.
   Авторы ставили перед собой две цели:
   • Во-первых, убедить читателей, что творческому мышлению можно научить. На страницах книги авторы показывают, как шаг за шагом ребята осваивают не совсем обычную науку, как постепенно меняется их стиль мышления, становясь творческим.
   • Во-вторых, помочь учителям и родителям воспитывать своих детей и учеников так, чтобы они смогли стать творческими людьми.
   Однако время показало, что многим детям эта книга тоже интересна.
   Книга была написана 25 лет назад, и авторы в этой редакции ее «осовременили». Кстати, применение книги оказалось шире замысла. Авторы и их коллеги успешно применяли ее при обучении американских, канадских, мексиканских, германских, датских, японских, китайских, индийских и т. д. инженеров, ученых, бизнесменов.
   Что получилось у авторов – судить вам, уважаемые читатели…
   С огромным удовольствием представляю вам современное переиздание этой книги.
Анатолий Гин, Мастер ТРИЗ, вице-президент Международной ассоциации ТРИЗ по вопросам образования, научный руководитель лаборатории «Образование для Новой Эры».

Благодарности авторов

   Мы благодарим наших коллег, преподавателей и разработчиков теории изобретательства, чей опыт и советы были использованы как при обучении ребят, так и при работе над книгой. Спасибо студентам педагогического и других институтов, которые были нашими верными помощниками – «комиссарами отрядов». Огромное спасибо нашим многочисленным друзьям-ученикам, школьникам от 6 до 10 класса, о которых мы рассказали в этой книге. Сегодня нашим бывшим ученикам от 30 до 40 лет, с некоторыми из них мы переписываемся. Они пошли разными путями, стали специалистами в самых разных областях, живут в разных странах. Но все они – достойные, творческие люди, и мы очень счастливы, что чем-то им помогли!
Борис Злотин
и Алла Зусман

От авторов

К юному читателю

   Сколько лет осталось тебе до пенсии? Не смейся, лучше прикинь: лет сорок-пятьдесят… Кем ты собираешься стать? Врачом? Ученым? Инженером? Бизнесменом? Менеджером? Тебе открыты любые пути, и ты, наверное, уже выбрал самую лучшую профессию. Но все так быстро меняется! Пока учишься, полученные знания могут устареть. Даже традиционные профессии завтра будут выглядеть совершенно иначе: компьютеры, интернет, новые принципы в обучении и т. п. преобразуют труд педагога. Электронная диагностика и познание внутренних закономерностей развития человеческого организма изменят лицо медицины, заставят перейти от лечения к профилактике. Эти профессии, может быть, и сохранят свои названия, но содержание их изменится коренным образом. А ведь появятся и новые профессии, о которых мы сегодня даже не подозреваем!
   Знания, полученные в школе, в высшем учебном заведении, – основа для овладения новым. Но достаточно ли их? Как учиться сегодня наукам, которых еще нет? Ждать, когда они появятся? Упустишь время…
   Эта книга – рассказ о том, как уже в школьном возрасте приобрести качество, необходимое для любой профессии – как традиционной, так и еще не существующей. Оно сделает необыкновенно интересной, увлекательной выбранную тобой работу, а в случае необходимости поможет и сменить ее, быстро освоиться в новой, еще не знакомой области. Это качество – умение творчески мыслить, всюду и везде искать новые, нестандартные пути. Без него сегодня немыслима работа ученого и изобретателя, а завтра – рабочего и учителя, врача и летчика…
   Эту книгу можно читать по-разному. Например, не останавливаясь, от начала до конца. Но лучше читать медленно, не торопясь, стараясь самостоятельно решить приведенные в тексте изобретательские задачи, возвращаясь к уже прочитанным главам.

К родителям и педагогам

День первый
Летняя школа РТВ
[2]

   В последний раз хлопнули двери – и автобусы тронулись. Мы едем в летнюю школу. Мы – это школьники седьмых – десятых классов, члены Научного общества учащихся (НОУ) Молдавии, а также ребята из НОУ Челябинска, Львова, Москвы, Норильска, Ленинграда и других городов. С нами едут и взрослые – ученые, специалисты – руководители секций летней школы. В течение месяца ребята будут совмещать отдых с углубленными научными занятиями по выбранной теме.
   Маленькой группкой сидят «старички». Они уже прошли полный курс обучения в зимней школе РТВ и едут в лагерь в качестве наших помощников – «стажеров». После летней практики они будут вести занятия по РТВ в своих школах.
   Дорога вьется меж холмов, зеленые купы деревьев оказываются то над нами, то далеко внизу. Очень красиво, но ребятам не до красоты – они заняты: решают изобретательскую задачу.
Задача 1
   Попались черту однажды на узкой дорожке три путника. Заграбастал их черт и решил с собой утащить в ад. Да сначала захотел позабавиться. Пообещал он отпустить того, кто сумеет придумать задание, непосильное даже черту! Первый путник предложил сделать огромное цветущее дерево золотым. Пожалуйста! Без особого труда выполнил черт и второе задание – повернуть вспять могучую реку. А как быть третьему путнику… Что ему придумать?
   – Ну, какая же это изобретательская задача? Изобретение – это новое и полезное техническое решение, – немедленно возражает один из новичков. Типичный «книжный мальчик» – круглые очки, задорный хохолок. Потом мы убедились, что Женя знает фантастически много, только знания у него дикие, неорганизованные, почти все из научно-популярных книг, фантастики и прочитываемых от корки до корки журналов «Юный техник»,
   «Знание – сила», «Техника молодежи» и «Химия и жизнь». Отличный кандидат в отряд РТВ!
   «Старички» немедленно бросаются в бой:
   – Да, к технике эта задача не имеет вроде бы никакого отношения. Но мы понимаем слово «изобретение» очень широко – как новое, неожиданное, остроумное решение, требующее творческого подхода в любой области человеческой деятельности – в технике, спорте и медицине, бизнесе. Даже в искусстве и фантастике!
   – Мы тренируемся на таких задачах, чтобы научиться решать настоящие проблемы!
   – Такие задачи развивают воображение, помогают придумывать необычное!
   – Да здесь же противоречие – сразу видно…
   Преподаватели с трудом усмирили рвущихся в бой стажеров. Пусть дадут новичкам возможность самим «поштурмовать». Несколько первых предложений мы отвергли, и ребята задумались…
   Вот теперь очередь «старичков». Ответа они не знают и начинают с анализа ситуации:
   – Нужно придумать невыполнимое задание для черта, который по определению все может. Здесь явное противоречие! Значит, и черту нужно дать противоречивое задание, тогда он его выполнить не сможет!
   – Пусть черт сотворит такую реку, которую сам не сможет переплыть. Если переплывет, значит не смог сотворить такую реку, а если не переплывет – значит не смог переплыть…
   – Пусть черт сам себя съест!
   – Пусть сядет на стул, которого нет!
   Решения посыпались градом: теперь, поняв идею, их предлагают уже не только старички, но и новички.
   – Пусть черт подобреет, чтобы никого и никогда не утаскивать в ад…
   – Пусть он уничтожит ад…
   С трудом преподаватели успокоили хохочущую вольницу:
   – Отлично, у нас теперь есть шансы перехитрить черта.
   Эта задача взята из старой английской сказки. В ней третий путник громко свистнул и сказал: «Теперь пришей к этому пуговицу!»
   Мы выехали на рассвете, и дети не могли рассмотреть друг друга. Когда рассвело, одна из девочек вдруг удивилась: «А я тебя знаю… И тебя… Я вас видела по телевизору!» «Старички», очень довольные, приосанились. Несколько месяцев назад прошла очередная телевизионная передача «Школа РТВ»: семь наших мальчишек и пять девочек сражались с двенадцатью опытными инженерами-изобретателями, которых телевизионщики пригласили с разных заводов города. Задачу, о которой заранее не знали ни инженеры, ни дети, ни даже мы – преподаватели РТВ, сформулировал представитель конструкторского бюро животноводческого машиностроения.
Задача 2
   Коров пасут на лугах, где, как правило, нет ни одного дерева. Их постоянно кусают многочисленные насекомые. Если корова не может периодически почесывать бока и спину, то она очень страдает и надои от нее падают. Пытались ставить специальные «столбики для чесания», но корова весит около 600 килограмм и, навалившись на слабенький столбик, может его запросто повалить. А поставить что-то капитальное на фундаменте тоже нельзя – в следующий сезон этот луг будут распахивать… Устройство для чесания коров должно быть дешевым, не требовать подвода электроэнергии (где ее взять в поле?), быстро и легко устанавливаться и сниматься… Постарайтесь сконструировать такое устройство.
   Группа детей и группа инженеров сидят в большом высоком зале, разделенном стенкой, которая не доходит до потолка. Они друг друга не видят и, из-за тихой музыки, не слышат. А мы – два преподавателя и телевизионный оператор – на балконе над залом. Смотреть очень интересно. Каждый инженер отлично фантазирует, но при этом игнорирует идеи других. Некоторые раздражаются, повышают голос… А ребята дружно анализируют задачу, не торопятся «штурмовать» ее и выкрикивать решения… Контраст поразительный!
   Мы по ходу передачи комментируем ход «сражения», рассказываем о ТРИЗ, об изобретательстве, показываем некоторые сделанные нашими учениками изобретения, а также показываем отрывки из кинофильма «Алгоритм изобретения» и другого фильма, недавно снятого про нашу школу РТВ.
   Передача идет около двух часов, в конце – сравнение результатов. Инженеры предлагают странное устройство, похожее на передвижную мойку для автомобилей с вращающимися щетками и двигателем внутреннего сгорания. Другое их предложение – что-то вроде смонтированного на автомобиле «робота для чесания». Жуть!
   А ребята демонстрируют рисунок и даже небольшую модель – у нас всегда на занятиях лежат куски цветной бумаги и картона, веревочки, рейки, винтики и гаечки, ножницы, клей и т. п., поэтому ребята привыкли моделировать свои идеи. Они предлагают установить на поле легкую разборную мачту высотой 2–3 метра. К ней прикреплены растяжки – множество веревок из джута под разным наклоном. О жесткие и колючие джутовые веревки корова может вволю почесать и спину и бока, без риска завалить все сооружение…


   А следующий вопрос задал один из наших коллег – руководитель секции астрономии:
   – Да разве может школьник, не имеющий серьезных знаний, сделать реальное изобретение?
   Типичный вопрос педагога. Возможно, он ожидал, что мы станем рассказывать о важности учебы. Но мы начали с другого.
   – Мальчишка со странным устройством на плечах зашел в воду и поплыл, погружаясь все глубже. Самодельный аппарат исправно снабжал его воздухом. Потом что-то испортилось, воздух перестал поступать. Мальчишка вырос на море, прекрасно плавал и сумел всплыть[3]. А аппарат утонул. Так кончилось первое испытание нового аппарата для подводного плавания. Это было в 1940 году, за два года до изобретения акваланга. В 14 лет Генрих Альтшуллер, будущий создатель теории решения изобретательских задач (ТРИЗ) и создатель курса развития творческого воображения (РТВ), получил свое первое авторское свидетельство на принципиально новый аппарат для подводного плавания.
   – А что было потом?
   – Когда началась война, высокий и сильный Генрих, выглядевший старше своих лет, подделал документы, прибавив себе два года, и попытался уйти в армию. Но его разоблачили, и вместо армии он попал в авиашколу. Летчику-истребителю Генриху Альтшуллеру повоевать не пришлось: к моменту окончания обучения война уже заканчивалась. Потом была служба в качестве патентного эксперта, вечернее обучение в институте. И одновременно – начало разработки ТРИЗ, которую тогда называли просто «методикой изобретательства», а также десятки великолепных изобретений самого Альтшуллера и его учеников, причем некоторые из учеников были в три раза старше своего учителя. А потом – трагедия.
   В 1948 году Альтшуллер вместе со своим школьным другом Рафаилом Бахтамовым написал письмо великому вождю и учителю – Сталину. В этом письме критиковалась существовавшая в то время система организации изобретательства и предлагалось ее радикальное улучшение на базе идей ТРИЗ[4]. В 1950 году Генрих Альтшуллер был арестован. Целый год шли допросы – следователи пытались заставить Г. Альтшуллера признать, что его изобретения, а также теория изобретательства – вредительство. Главной уликой, доказывающей его «преступную антисоветскую сущность», стало письмо Сталину.
   И вот что интересно, только что созданная Альтшуллером методика изобретательства помогла ему не сдаться на допросах.
   – Как это? Расскажите, расскажите… – вокруг нас собрался чуть ли не весь автобус.
   – Самой страшной пыткой было лишение сна. Всю ночь шел непрерывный допрос. А днем спать не разрешалось ни в коем случае. Генрих был обязан ходить по камере или сидеть лицом к двери, чтобы надзиратель, заглянув в глазок на двери, мог видеть его открытые глаза. Спасли Генриха плохое освещение, сосед по камере и теория изобретательства. Он садился на табурет и закрывал глаза, а сосед наклеивал ему на веки кружки бумаги, вырезанные из пачки папирос и закопченные при помощи спички. А потом сосед ходил по камере и «говорил» с Генрихом… Сквозь глазок надзирателю казалось, что глаза Генриха открыты. Таким образом, удавалось поспать по несколько часов в день. В конце концов, пытку прекратили, увидев, что бессонница не может сломить странного арестанта.
   Потом были страшные северные лагеря, и опять изобретательство помогало выжить и сохранить разум. К счастью для Генриха и всей страны, Сталин умер в 1953 году и невинных людей начали выпускать. После освобождения Генрих работал инженером на заводе, журналистом, редактором журнала, писал детективные истории, а потом и научную фантастику, но никогда не прекращал разработку теории изобретательства. Первый ее набросок был опубликован в 1956 году в очень престижном журнале «Вопросы психологии». Затем были публикации в журнале «Изобретатель и рационализатор», других журналах и газетах, вышло несколько книг… Генрих Саулович Альтшуллер начал создавать школы ТРИЗ в разных городах, у него появились ученики и последователи… Г. С. Альтшуллер стал никем не назначенным, но всеми признанным руководителем огромной системы ТРИЗ[5].
   – А что касается необходимости изобретателю иметь широкие и разносторонние знания, она, безусловно, есть. Аппарат для подводного плавания, например, Генрих смог создать только благодаря прекрасному знанию химии. В своей библиотеке он перечитал уйму книг, будучи офицером, учился на вечернем факультете Института нефтехимии, изучил множество разных патентов. Но самое главное обучение Альтшуллер получил в лагерях. Он жил в бараке, где было больше профессоров и ученых, чем в любом университете. И всего один студент – Генрих, готовый в любое время и в любых условиях постоянно учиться… Профессора, стосковавшиеся по своей работе, конкурировали за то, кто в очередной день будет его обучать…
   Преподавательница:
   – Однажды, когда мы гуляли вместе с Генрихом Сауловичем по парку, я услышала, что он напевает очень сложную партию из оперы Верди «Аида». Я удивилась, а он объяснил, что в лагере его соседом по нарам был знаменитый дирижер. В результате Генрих мог напеть едва ли не весь оперный репертуар…
   – А расскажите еще…
   Но мы уже приехали, четыре часа путешествия пролетели незаметно. На развилке дороги – плакат-указатель «Летняя школа НОУ – 2 км». Автобусы свернули с шоссе и медленно поползли вверх по крутому подъему. Приехали. Но в лагерь войти нельзя. Ворота под охраной неразговорчивых рыцарей в бумажных доспехах. Это так нас встречают прибывшие на несколько дней раньше квартирьеры! Но вот подписан мирный договор, мы повторили за рыцарями «Клятву дружбы» – и ворота распахнулись.
   Здесь мы проведем месяц. Хорошо! Одноэтажные деревянные домики с широкими верандами среди яблоневого сада. Раковина эстрады, стадион, помещения для занятий, столовая, она же – клуб «Эврика». Неподалеку озеро с пляжем.

Первые вечерние размышления

   Как всегда, вечер наступил слишком быстро. Час назад закончилось представление отрядов, ребята познакомились с руководителями секций и своими отрядными комиссарами. «Комиссарский корпус» – необходимейшая часть летней школы. Веселые и общительные юноши и девушки – студенты университета, педагогического, медицинского и политехнического институтов. На этот месяц они станут для ребят всем, потому что только с их помощью все получается так здорово: и отрядная песня, и вечерний костер, и красочный карнавал…
   Пройдет совсем немного времени, и ребята разойдутся по дорогам разных специальностей. Химик перестанет понимать ботаника, а математик – электронщика. Очень важно научить их взаимопониманию, умению находить общий «язык». В этом году будет особенно много дел в лагере. Ведь мы готовим материал для этой книги. План ее составлен давно, написаны отдельные главы, но каждая летняя школа – особенная, наверняка, будут неожиданности.

День второй
Имя нашему веку

   19-й век назвали веком пара. Пароходы сблизили континенты, задымили трубы заводов и фабрик… 20-й век назвали веком электричества, электроники, кибернетики, авиации, атома, веком, когда были побеждены чума, оспа, туберкулез и другие страшные инфекции. А как назвать 21-й век?
   Идей множество, очень хотелось бы, чтобы в 21-м веке люди были счастливы и очень умны, чтобы был всеобщий мир, изобилие, красота, расцвет разных искусств, чтобы исчезли голод и болезни, была бы продлена жизнь, а может быть, и достигнуто бессмертие. Наверняка, у каждого будут персональные компьютеры, более «умные», чем самые мощные научные машины сегодня, будут полеты на Марс и другие планеты, а может быть, и к звездам. Возможно, появятся разумные животные и многое, многое другое… Но какой же будет главная черта этого века?
   …Сегодня начало занятий. Погода прекрасная, мы уходим заниматься в ореховую рощу, где ребята присмотрели живописную полянку. Растягиваем между деревьями веревку для учебных плакатов и чистого листа ватмана, который заменит классную доску. Ребята располагаются на траве. Поиск имени веку – разминка по дороге. А тема занятия – «С чего начинается творчество».
   Каждую минуту в мире создается несколько изобретений, появляется множество новых идей в науке, искусстве, медицине, спорте – любой области жизни! Откуда же они берутся?
   В 18-м веке механик Джеймс Уатт много месяцев безуспешно пытался улучшить паровую машину конструкции Томаса Ньюкомена. Устройство ее было несложным: топка, в которой горит уголь, котел, в котором греется вода, и стальной цилиндр, внутри которого движется поршень. В котле кипит вода, образовавшийся пар подается в цилиндр и поднимает поршень. Потом в цилиндр впрыскивается холодная вода, пар быстро конденсируется и давление внутри цилиндра падает. Атмосферное давление опускает поршень, приводя в движение насос для откачки воды. Просто, но малоэффективно. При впрыскивании воды цилиндр охлаждался, и его снова нужно было нагревать. Поэтому машина не могла совершать лишь один рабочий ход в минуту, к тому же, расходовалось очень много топлива… Джеймсу никак не удавалось устранить этот недостаток. Однажды он, проходя мимо прачечной, увидел вырывающиеся из дверей клубы пара, которые тут же оседали мельчайшими капельками воды. Его как ударило: нужно выпускать пар из цилиндра и конденсировать его в другом месте, в специальном конденсаторе, охлаждаемом водой! Тогда цилиндр будет постоянно горячим, а машина будет работать быстрее и эффективнее. Так была создана паровая машина, положившая начало технической революции.
   Примерно 50 лет назад Генрих Альтов в рассказе «Ослик и аксиома» писал:
   «…Я нашел любопытный прием: пересчитал мощность всех машин на человеческие силы, на прислуживающих нам условных рабов. Киловатт заменяет десять крепких рабов, в общем-то простая арифметика.
   Я взял жалкие цифры конца XVIII века – они немногим отличались от нуля – и проследил их судьбу: мучительно медленный, почти неощутимый рост на протяжении столетия, затем подъем, становящийся все круче и круче, почти вертикальный взлет после второй мировой войны (десятки и сотни условных рабов на человека) и, наконец, нынешний год, к которому каждый из нас стал богаче римского сенатора.»
   Каждому из нас служат тысячи «рабов», спрятанных в электрических сетях, газовых и нефтяных линиях, автомобилях и самолетах. А сегодня у многих есть еще и «умные рабы», которых почти не было, когда Альтов написал «Ослика»: личные учителя и врачи, библиотекари, курьеры, партнеры для игр, помощники в писании, рисовании, выполнении подсчётов и т. п., спрятанные в компьютерах, интернете, «умных» телефонах, игровых приставках…
Задача 3
   Для строительства плотин используют саморазгружающиеся баржи. У них вдоль бортов расположены большие цистерны. При разгрузке открывают кран и вода заполняет одну из цистерн, баржа наклоняется и груз – щебень, камни – высыпается в воду. В исходное положение баржу возвращает тяжелый чугунный киль. Но вот потребовались баржи значительно большей грузоподъемности. Для возвращения их в нормальное положение нужен еще более тяжелый киль. Значит, значительная часть работы двигателя будет потрачена на то, чтобы возить… свой собственный киль! Как быть?
   – Нужно сделать киль из свинца, тогда он займет меньше места.
   – Скажи еще – из золота! Свинец дорогой! Лучше уж вместо киля поставить мотор, который будет переворачивать баржу!
   – Переворачивать с помощью буксира!
   – Натянуть через реку трос, на него подвесить передвижной кран, который подцепит баржу и перевернет!
   – Не нужно вообще переворачивать! Пусть в трюме баржи будут дверцы, они откроются и щебень высыплется!
   – А можно сделать киль съемным и прикреплять к барже только тогда, когда ее нужно перевернуть.
   Новички очень стараются, а в глазах старичков – недоумение: «Неужели мы тоже когда-то так бестолково кричали? Наверное, мы все-таки были лучше…». Не были они лучше! Аналогичная картина возникает, когда даешь изобретательскую задачу инженерам или ученым, которые не знают ТРИЗ. Идет бессистемный перебор вариантов: «А если сделать так? А если так? А так?» Такой способ решения называют методом проб и ошибок (МПиО). Это древнейший и до недавнего времени единственный метод поиска нового.
   Перерыв. Ребята разбрелись по поляне. Кто-то полез на дерево за яблоками, хотя кругом много упавших. Но попытки решения задачи не прекращаются. То в одном, то в другом месте слышится «А если?»
   А после перерыва начинается подготовленное старичками «судебное заседание». Занимают место судья и два его помощника – это новички Таня, Миша и Дима. Судья одета в мантию и четырехугольную бархатную шапочку, как полагается по торжественному случаю. Судья открывает толстенный том и важно объявляет:
   – Начинается судебное дело по рассмотрению иска заслуженного деятеля науки, техники, искусства, литературы и т. д. гражданина МПиО против секции РТВ. На занятиях этой секции постоянно имеют место клеветнические выпады и голословные обвинения в адрес истца, порочащие его незапятнанную репутацию. За понесенный моральный ущерб истец требует закрыть навсегда секцию РТВ, а всех ее членов в полном составе, включая преподавателей, привлечь в принудительном порядке к общественно полезному труду на кухне и в столовой.
   – Одновременно рассматривается встречный иск секции РТВ к гражданину МПиО. Он обвиняется в преступлении перед человечеством, а именно – в злостной растрате человеческого времени и средств в масштабах, которые трудно определить, а также в том, что он прямо и косвенно способствовал гибели миллионов людей. Секция РТВ считает, что МПиО заслуживает высшей меры наказания – полного и окончательного забвения!
   – Прошу представителей сторон занять места!
   Интересы секции РТВ защищает Игорь из группы старичков. Ему повезло – приятно защищать свое дело. А вот другому старичку, адвокату МПиО Боре, не очень-то хотелось защищать противника, но долг обязывает и он очень старается.
   Начинает Боря:
   – Высокий суд! Мой подзащитный, к сожалению, не может сам явиться для опровержения возмутительных нападок секции РТВ. Он работает круглые сутки, помогая людям находить новое. И я считаю своим долгом, хотя бы кратко, остановиться на его заслугах перед человечеством.
   Сотни тысячелетий тому назад предок человека взял в руки палку, прикинул – тяжело. Взял другую – легковата… Критики в те времена были гораздо жестче, чем теперь – тех, кто ошибался, могли съесть. Кто помогал человеку в его трудной, полной опасностей жизни? Где вы тогда были, уважаемые члены секции РТВ?
   На помощь человеку пришел Великий Творец – МПиО! Прошло всего несколько тысяч лет, и с его помощью человек нашел наилучшие, самые удобные палки! МПиО помогал добывать огонь и обрабатывать кремневые ножи, приручать диких животных и выращивать урожай, строить дома и корабли… Пробуя, ошибаясь и снова пробуя, развивались и сами люди! МПиО воспитал бессчетное множество людей творчества, смелой мысли, выковал их необыкновенные качества, заставляя преодолевать неизбежные ошибки и трудности. Поднять на него руку – обидеть нашего кормильца и благодетеля! Это не может остаться безнаказанным!
   Речь Бори произвела впечатление на судей. Нелегко теперь Игорю. Но он находит удачный ход. Невинный вопрос защитнику МПиО:
   – Как, по вашему, почему МПиО не помог ребятам решить задачу о переворачивании баржи?
   – Нужно пробовать по-разному, делать больше проб!
   – И ошибок? – ехидно спрашивает Игорь.
   – И ошибок…
   – А ТРИЗ предлагает другой путь! Нужно представить, каким был бы идеальным киль у баржи!
   Игорь забегает вперед. Понятие идеальности намечено изучать позже, но мы не вмешиваемся.
   – Идеальной машиной в ТРИЗ называют машину, которой нет (то есть она не занимает места, ничего не стоит, никому не мешает, не потребляет энергии), а ее работа выполняется, – объясняет Игорь. – Идеальный киль – не чугунный, не свинцовый – никакой! А что же вернет тогда баржу в нормальное положение? Нет, не специальные машины, а что-то такое, что уже есть, за что не нужно платить… Чего у нас много?
   Вода? Вода!!! Ну, конечно, киль из воды! Просто большая емкость вместо киля. Когда баржа в воде, емкость полная, но вода в воде ничего не весит. А когда переворачивается, киль оказывается в воздухе, вес воды возвращает баржу в нормальное положение.
   Новички радостно кричат, даже судьи утеряли свою важность. Еще бы, ведь они сейчас решили свою первую изобретательскую задачу! Боря вновь пытается завладеть вниманием:
   – Но ведь настоящий изобретатель этой баржи придумал ее наверняка с помощью МПиО?
   Здесь он и попадает в ловушку, подстроенную Игорем (а мы, преподаватели, поняли, почему Игорь просил нас начать с этой задачи). Да, действительно, изобретатель долго искал решение. И однажды нашел его во время… купания в ванне. Он нечаянно уронил в воду пластиковый мешочек, потянулся за ним, чтобы его достать, и вдруг заметил, что пока мешочек был в воде, он ничего не весил, хотя и наполнился водой, а как только оказался над водой, стал тяжелым! Теперь очередь Игоря «давить» на слушателей:
   – Подумать только! Через две тысячи лет после Архимеда потребовалось снова залезть в ванну, чтобы обнаружить, что вода в воде ничего не весит! Вот вы, уважаемые судьи, сами решили эту задачу за несколько минут благодаря использованию очень простого правила ТРИЗ – идеальности. А сколько, по вашему, мучился с этой задачей изобретатель с помощью МПиО?
   – Неделю!
   – Месяц!
   – Два месяца!…
   – Год! Целый год! – торжествует Игорь. – Задача не решалась, стояла работа… Сельское хозяйство существует около 6 тысяч лет. И почти все это время люди использовали для пахоты быков. К рогам привязывали веревки, и они тащили соху или плуг. А вот у лошадей рогов не было, им веревки привязывали к шее, но лошадь не могла тянуть тяжелый плуг, иначе бы она просто задохнулась. Только полторы тысячи лет назад кто-то придумал ярмо – полукольцо вокруг шеи лошади, опирающееся на ее плечи. Теперь лошадь могла тянуть плуг с силой в шесть раз больше, чем в старой упряжи. Это изменило все сельское хозяйство и вообще всю жизнь людей, обеспечило их пищей. А ведь такая упряжь могла появиться на тысячи лет раньше!
   А Джеймс Уатт? Ведь у него было типичное противоречие: цилиндр должен быть горячим, чтобы пар хорошо расширялся, и должен быть холодным, чтобы он хорошо конденсировался (Игорь совсем разошелся и упомянул еще одно важнейшее понятие ТРИЗ – противоречие). Его легко разрешить – нужно разделить противоположные требования в пространстве! Паровая машина Ньюкомена была создана в 1712 году, а Уатт усовершенствовал ее в 1765-м – через пятьдесят с лишним лет! И сам он сколько времени потратил! – Здесь Игорь допускает небольшую ошибку, и Боря моментально перехватывает инициативу:
   – Высокий суд! Прошу обратить внимание, что защитник секции РТВ оскорбляет не только моего подзащитного, но и выдающихся творцов, выставляя их глупцами, которые годами не могли найти простейшие решения!
   Игорь не теряется:
   – Прошу по этому поводу выступить в качестве свидетелей секции РТВ – ее преподавателей!
   Преподаватель поднимает вверх две руки и спрашивает:
   – Сколько пальцев?
   – Десять! – дружный ответ.
   – А на десяти руках? – спрашивает он быстро.
   – Чуть ли не все отвечают хором – Сто!
   Старички хихикают. Новички задумываются и начинают смеяться вместе с ними:
   – Пятьдесят, конечно, пятьдесят…
   Это шутка психологической инерции – так ученые называют привычку к шаблонному мышлению, стремление делать «как всегда, как все». Сама по себе она не вредна – было бы ужасно, если бы каждый раз, завязывая, например, шнурки ботинок, мы были вынуждены искать новое решение, если бы конструктор в каждом чертеже изобретал новые винты и гайки. Но при поиске нового психологическая инерция – страшный враг.
   – Но все-таки, если сделать очень много попыток, то в конце концов найдешь нужное решение? – спрашивает Дима. Очень своевременный вопрос.
   Теория изобретательства утверждает, что изобретение изобретению рознь. Есть простые, когда для того, чтобы найти решение, достаточно перебрать один-два десятка вариантов. А есть изобретения высочайшего уровня, когда для нахождения решения требуется перебрать сотни тысяч вариантов.


   При решении изобретательской задачи первые пробы всегда делаются в привычном направлении, подсказанном психологической инерцией. И если задача простая, удовлетворительное решение находится быстро. Но справиться со сложной задачей можно, только победив инерцию. Более пятидесяти тысяч разных опытов проделал Томас Эдисон, пытаясь создать щелочной аккумулятор. Десять тысяч опытов понадобилось, чтобы найти наилучший материал для светящегося волоска электрической лампочки. А потом привычным, испытанным путем перебора вариантов он попытался создать атомный двигатель. Это не удалось. Сегодня можно твердо сказать – и не могло удасться. Использовать атомную энергию стало возможным лишь после открытия распада ядер урана, когда было создано сложнейшее оборудование по разделению изотопов и многое другое.
   Нелегко приходилось творцам прошлого. Огромная целеустремленность, годы работы, готовность к преодолению трудностей и даже к жертвам – вот цена, которую требовал за изобретение от человека МПиО!
   Древнегреческий герой пробежал около сорока километров от Марафона до Афин и упал замертво. Современные марафонцы пробегают эту дистанцию примерно за два часа. А на автомобиле можно без особых тренировок и затраты сил преодолеть этот путь минут за тридцать! Но разве это умаляет подвиг древнего грека или достижения спортсменов? Да, конечно, сегодня задачу Уатта можно было решить быстрее и проще, но ведь он ее решал не сегодня! Великий Ньютон сказал: «Если я видел дальше, то потому, что стоял на плечах гигантов!» Мы все стоим на плечах гигантов прошлого, и можно только изумляться, как много они сделали, не имея в своем распоряжении ничего лучшего, чем МПиО!
   Четыре часа занятий пролетели незаметно. Возвращаясь в лагерь, мы вспомнили, что так и не придумали имя 21-му веку. Но оказалось, что вопрос решился сам собой. Творчество! Без него не будет изобилия, дальних космических полетов, побед медицины, умных компьютеров… ВЕК ТВОРЧЕСТВА…

Вечерние размышления

   Первый день занятий – самый ответственный. Главная цель – заинтересовать ребят. Многие из них записались в секцию РТВ, не представляя, чем будут заниматься. А в летней школе демократия: не понравилось – можно и в другую секцию перейти. Достичь цели помогает сам предмет. Мы учим творчеству, а такое обучение не имеет права быть нетворческим, скучным. Мы не пользуемся обычными мерами поддержания дисциплины на уроках: «Выйди из класса! Без родителей не возвращайся!» Единственное средство – интерес. Преподаватели ТРИЗ ведут занятия, постоянно обращаясь к ребятам, вовлекая в разговор самых пассивных. Это нетрудно, ведь решать хитрые задачки, которые совсем не похожи на школьные, – любимое занятие для ребят!
   Очень важно с самого начала «растормошить» их, ввести элементы игры. Сегодня неплохо сработал суд над методом проб и ошибок. Постановка и «режиссура» принадлежат старичкам при нашей активной помощи. Другая цель первого занятия – показать ребятам, как ищут новые решения, познакомить их с методом проб и ошибок, убедить в его неэффективности при решении сложных задач. Конечно, на занятии было приведено больше примеров беспомощности и прямого вреда, наносимого МПиО, чем описано. Скоро ребята поймут, что не стоит выкрикивать «А что, если так? А если…», что есть более осмысленная технология поиска нового. Настоящий иммунитет против слепого перебора вариантов дает только овладение этой технологией. Но это впереди…
   Сегодня после обеда мы продолжали оформлять учебный класс, украшали свой домик – предстоит конкурс на лучшее оформление. В классе развесили учебные плакаты с забавными рисунками, которые рассказывают об основах теории изобретательства. В книгах по психологии говорится: что человек делает, он запоминает на 90 процентов, что видит – на 50 процентов, а что слышит – только на 10 процентов. Поэтому плакатов у нас много.
   Для украшения спален пригодились привезенные нами репродукции. Ребята взяли себе гравюры Эшера, девочки – фотонатюрморты чехословацкого художника Пикоуса. Набор репродукций с картин гениального литовского художника М. К. Чюрлениса поделили пополам. Занятия по изобретательству в живописи, для который мы и везли репродукции и фотографии, проведем прямо в комнатах ребят.
   После отбоя в спальнях долго не умолкают споры. Ребята очень возбуждены первым занятием. Скорее бы завтра…

День третий
Чем заменить метод проб и ошибок?

   Суд на лужайке продолжается. Наши новички – судьи, которые должны решить, брать ли им с собой в новый век МПиО. Их решение и будет приговором.
   – Моему подзащитному МПиО сильно вредят козни психологической инерции, – начинает Боря. – Но его еще рано сдавать в архив! Ученые изучают психологию изобретателей и ищут противоядие от психологической инерции. И кое-что они уже нашли, – он оглядывается на преподавателя. Тот приходит на помощь.
Задача 4
   Как поднять тяжелую деталь на стол сверлильного или фрезерного станка?
   – Решать эту задачу мы будем при помощи «мозгового штурма», – поясняет Преподаватель. – Каждый может предлагать любую идею, пришедшую ему в голову, даже если она покажется смешной или глупой. Любая критика запрещена!!! Более того, старайтесь поддерживать и развивать идеи друг друга. Запомните: никаких ограничений, годятся любые: даже самые странные и фантастичные идеи! После небольшой паузы начинаются выкрики:
   – Краном!
   – Антигравитацией!
   – Автопогрузчиком!
   – Автокраном!
   – Да откуда в цехе автокран?
   – Это кто же здесь критикует? – возмущается преподаватель. – В нашем цехе все есть!
   – Поставить домкрат от автомобиля!
   – Взять лебедку и прикрепить блок к потолку!
   – А пусть лебедку сам станок и крутит – вставил в шпиндель круглый стержень, привязал к нему трос. После включения станка трос будет наматываться и деталь поднимется.
   – Привязать к детали воздушный шар, она сама поднимется!
   – Поднимать сжатым воздухом!
   – На воздушной подушке…
   Высказав десятка полтора идей, ребята затихли. Нужно подлить масла в огонь:
   – Что-то маловато идей. Может быть, деталь вообще не поднимать?
   – Обрабатывать прямо на месте при помощи ручной дрели!
   – Не поднимать деталь, а станок опускать!
   – Правильно! Пусть станок будет маленький и крепится к большой детали!
   – Вообще самоходный станок! Подъехал к детали, обработал ее и уехал!
   – Как экскаватор к горе!
   Опять пауза. Преподаватель поднимает теперь ребят по очереди. Каждый должен дать еще хотя бы по одной идее. Придумывать стало труднее, но идеи становятся все более необычными:
   – Станок от детали далеко, а инструмент близко, как у зубного врача бормашина!
   – Пусть станок стреляет в деталь инструментом, как пулемет! – Несмотря на запрещение критики, все хохочут, представляя, как станок стреляет сверлами, но потом кто-то догадывается: это же дробеструйная обработка!
   Всем очень весело. И уже высказано несколько интересных идей. Новички поглядывают на нас вопросительно: неужели так вот – пошумели и сделали изобретение?
   Когда появился «мозговой штурм», с ним поначалу связывали много надежд. Ведь он часто помогает преодолевать психологические барьеры. Дело в том, что психологическая инерция человека во многом определяется его специальностью. Допустим, врачу для решения задачи потребуются знания, например из электротехники, шансов на успех у него мало. А если вместе работают врач и электрик? Уже шансов больше! Значит, поиск нового нужно вести группой, чтобы психологическая инерция разных специалистов «взаимно уничтожалась». И еще: одни люди могут легко генерировать идеи (их называют «генераторами»), а другие – лучше анализируют, критикуют («критики»). Боязнь критики – сильный помощник психологической инерции. Во время «генерации» никакой критики быть не должно, а критиковать можно и нужно потом, когда идеи уже наработаны.
Задача 5
   Нередко зерновые культуры приходится убирать во влажную погоду, а мокрые колосья очень трудно обмолачивать – «выбивать» из них зерно. Сушить – огромные затраты энергии. Ждать пока растения сами высохнут – потери времени и ухудшение качества зерна. Как быть?
   Ребята «набрасываются» на задачу. Мы не стали разделять их на «генераторов» и «критиков», потому что в этом возрасте практически все – «генераторы». Предложений много – как серьезных, так и шуточных, но хороших среди них нет. Штурм затихает.
   Несколько лет назад эту задачу предложили «знатокам» – участникам телепередачи «Что? Где? Когда?». Знатоки, используя что-то вроде «мозгового штурма», обычно неплохо решают простые задачи, но перед этой спасовали. А дело в том, что мозговой штурм полезен для решения сравнительно простых задач, «цена» которых – десятки или сотни проб. Для более трудных задач, требующих тысяч проб, он неэффективен. И это не удивительно, ведь принципиально он ничем от МПиО не отличается – те же пробы, те же ошибки. А можно ли придумывать новое по-другому, вообще отказавшись от перебора вариантов?
   …Древний итальянский город Пиза – одно из самых просвещенных мест в Европе 13-го века. Только здесь можно было постигнуть величайшее искусство – деление больших чисел. Не каждый достигал успеха – нужны были способности и огромное терпение.
   – Сказки! Любой третьеклассник разделит два числа «уголком»! – шумят новички.
   Общее недоумение. Но наши математики уже сообразили:
   – Ничего не выйдет! Римские числа нельзя делить уголком и умножать в столбик, это непозиционная система счисления.
   Величайшим искусством считалось угадывание ответа, хотя бы приблизительно. Нужно было усвоить множество признаков делимости, но главное – практика. Приходили в школу юноши, чтобы выйти из нее мужами средних лет. А потом очень длительные многократные вычисления, потому что римские числа нельзя не только делить, но и перемножать. Значит, оставалось только длительное сложение, когда так легко сделать ошибку, и постепенное приближение к ответу… Но вот появились арабские цифры, а с ними и правила деления и умножения, и МПиО стал не нужен. А в 15-м веке устраивались турниры математиков по решению квадратных уравнений – кто быстрее и точнее угадает корни. Но…
   – Появились формулы Виета! – подсказывают ребята. И отсюда МПиО был тоже изгнан.
   Аналогичная картина во всех отраслях науки и техники. Множество кораблей погибли, прежде чем были созданы настоящие «короли моря»! Но сегодня никто не станет строить судно с помощью МПиО только для того, чтобы убедиться, что оно не поплывет. От ошибок оберегают такие науки, как гидродинамика и сопротивление материалов, механика и теория устойчивости – наука вытеснила МПиО, стали ненужными лишние испытания. И так происходит везде.
   Но с каким отчаянным сопротивлением МПиО сдает свои позиции! Изобретателей обвиняют даже в колдовстве и часто уничтожают их творения. Во второй половине 19-го века лорды британского адмиралтейства вопреки научным расчетам утвердили строительство броненосца с паровой машиной и мощным парусным оснащением в придачу. Во время пробного плавания небольшой шквал опрокинул неустойчивый корабль. Из 550-ти человек экипажа спаслись только 17. В память о погибших в стену собора святого Павла в Лондоне была встроена бронзовая доска с приговором суда «невежественному упрямству лордов».
   Число жертв МПиО сосчитать невозможно. От него удавалось отказаться только тогда, когда появлялась соответствующая наука. Сегодня МПиО остался «королем» только в изобретательстве. Значит, нужна наука, позволяющая изобретать!
   – Представьте себе, – обращаемся мы к ребятам, – что вы стоите у истоков этой новой науки. С чего бы вы начали ее создавать?
   – Нужно поговорить с разными изобретателями, пусть расскажут, как они изобретают.
   – Нет, лучше за ними наблюдать!
   – Нужно изучить, как работает их мозг, когда они придумывают новое!
   Вроде все верно, именно так изучали психологию творчества. Но за много десятков лет не удалось получить не только правил или формул создания нового, но и вообще никаких результатов, которые можно было бы использовать на практике. Но что же еще можно изучать в творчестве, если не самого творца?
   Трудно уловить неповторимый миг творческого «озарения», увидеть, что происходит в мозгу изобретателя, когда вдруг неизвестно откуда появляется «видение» будущей машины. Но сама машина – вот она, в металле, мы видим, что в нее вложил изобретатель сегодня, а что было сделано до него, вчера, десять лет назад… Мы много раз читали, слышали, как изобретателю помог случай. Но случайны ли изобретения?
   – Кто изобрел телефон?
   – Александр Грехэм Белл. В 1876 году. – Это, конечно, всезнайка Женя.
   – А если бы Белл, например, умер в детстве, был бы у нас сейчас телефон? Или мы бы до сих пор посылали друг другу курьеров с записочками?
   – Наверное, был бы. Как без телефона?
   – А на сколько времени задержалось бы его изобретение?
   – На год!
   – На десять лет… Нет, невозможно определить!
   Это как раз возможно. На полчаса! Именно на полчаса опоздал с заявкой на телефон другой изобретатель – Элиша Грей. А через год десять выдающихся изобретателей того времени в суде пытались отстоять свое право называться создателями телефона. Дело в том, что после ряда открытий в электротехнике, появление телефона стало закономерным или даже неизбежным.
   Изобретения, новые идеи появляются не случайно, а по законам, которые можно познать и использовать для сознательного совершенствования любых машин, для создания изобретений. Зайдем в музей автомобиля. Переходя от экспоната к экспонату, мы увидим, как менялись, совершенствовались машины, какие задачи при этом возникали и как они решались. А потом посетим музей авиации, артиллерии, обрабатывающих станков или медицинской техники. И окажется, что в их развитии возникали похожие задачи, и приемы их решения тоже имеют сходство. Музеев много, но один из них – уникальный, где есть все – это мировой патентный фонд, более 35 миллионов изобретений. С анализа этих изобретений и началась теория изобретательства.
   Занятия затянулись до обеда, а небольшой послеобеденный отдых ушел на подготовку к конкурсу «Что? Где? Когда?». Он длился до ужина. Мы вместе с другими преподавателями сидели в жюри.
   Ребята очень наблюдательны – они заметили, что конкурс нам не понравился. Почему? Ведь все было как в популярной телепередаче: минута на размышления, бурные переживания, удачные или неудачные ответы, музыкальные паузы. А нам было грустно от демонстрации участниками голой эрудиции, а также от их неорганизованного, нетворческого мышления.
   – Что нужно для правильного ответа? – спросили мы у ребят.
   – Много знать!
   – Хорошая память!
   – Но тогда идеальным знатоком был бы человек, вызубривший все тома Большой Советской Энциклопедии! – замечает один из преподавателей.
   – Нужно еще остроумие! – никому не хочется считать «зубрилу» идеалом.
   – Остроумие – вещь полезная, но, к сожалению, имеет косвенное отношение к настоящему творчеству.
   – А что имеет?
   Последний вопрос задал новичок Дима, но нам отвечать на него не пришлось. Вмешались старички и наперебой стали объяснять, что для творчества, для придумывания нового нужны не только знания, но и богатое воображение, а у эрудитов, как правило, оно подавлено знаниями. И соревноваться нужно не в том, у кого память лучше, а кто лучше думает!
   – Но знатоки тоже думают! – не сдается Дима. – У них минута на размышление!
   – Да что вообще можно придумать за минуту! И думают они неправильно!
   – А как правильно?
   Тут мы пришли на помощь старичкам и напомнили ребятам задачу об обмолачивании влажного зерна, которую не смогли решить знатоки. На занятии новичкам тоже не удалось ее решить, а старичков мы просили не вмешиваться, хотя ответа на эту задачу они тоже не знали. А сейчас мы им предложили ее решить.
   – Это задача на вепольный анализ, – начал Игорь.
   – Да, есть два вещества: зерно и влага.
   – А поля нет! Значит, нужно ввести!
   – Электрическое?
   – Нет, зерно влажное, не получится.
   – И магнитное поле тоже плохо, зерно немагнитно.
   – А тепловое?
   – Но ведь было сказано, что греть нельзя, много энергии нужно.
   – А почему обязательно греть? Может, охладить?
   – Правильно, заморозить! Влага превратится в лед, кожура зерна станет хрупкой и отвалится!
   Приятно было смотреть, как ребята расправлялись с задачей. За минуту они вышли на тот самый ответ, который не смогли найти эрудированные знатоки. Правда, новички нашего восторга не разделяли – их сбили с толку непонятные слова вроде «вепольного анализа», да и решение показалось странным. Но главное до них дошло.
   – Давайте придумаем новый конкурс! – предложил все тот же Дима. – И задавать не просто вопросы, а задачи, чтобы соображать, а не вспоминать!
   – Но тогда все вопросы будут техническими или научными, а это не всем интересно, – забеспокоилась Таня, которая еще при первой нашей встрече заявила, что к технике у нее способностей нет, что она увлекается живописью и учится в художественной школе. Но старички быстро ее успокоили, заверив, что в искусстве изобретательских задач не меньше, чем в технике.
   Пока костер догорал, мы обсудили условия нового конкурса, а главное, придумали ему название: «Турнир рыцарей творчества».

Вечерние размышления

   Сегодня мы познакомили ребят с одним из методов активизации мышления – мозговым штурмом. Его предложил американский психолог и рекламист Алекс Осборн в начале пятидесятых годов 20-го века. При мозговом штурме процесс решения проблемы разбивается на два этапа. На первом этапе группа «генераторов» ищет идеи решения в свободной беседе, при условии запрета любой критики высказанных идей. Затем, на втором этапе, эти идеи анализируются группой «критиков» или самими же «генераторами».
   Имеется несколько разновидностей мозгового штурма. Самая сильная – созданная в 1960 году У. Гордоном «синектика». Это штурм, проводимый группами специально обученных преодолению психологической инерции профессионалов – синекторов. Основным инструментов синекторов является использование разных аналогий. Есть и другие методы психологической активизации. Об одном из них – методе фокальных объектов – расскажем позже. Остальных мы не коснемся в этой книге из-за ограниченности ее объема. Но все они основаны на МПиО, и как их ни совершенствуй, все равно на их базе невозможно научить правильному мышлению. Но преподаватель, ведущий занятия по ТРИЗ, должен их знать, чтобы критиковать со знанием дела, а не понаслышке. Прочитать о них можно в книге Дж. Джонса «Методы проектирования» (М.: Мир, 1987), а также в книгах по ТРИЗ, приведенных в списке литературы.
   Нужно отметить, что методы активизации, обычно не справляющиеся со сложными задачами, вполне приемлемы для решения задач невысокого творческого уровня. Кроме того, они позволяют оживить занятие, дать ребятам «выкричаться», пошутить, посмеяться. Однако злоупотреблять ими не стоит. В первые годы работы с ребятами мы тратили на них довольно много времени. А потом убедились, что это мешает восприятию более эффективных инструментов ТРИЗ.
   Новый конкурс «Турнир рыцарей творчества» нас немного беспокоит. Проблем с ним будет немало. Ведь ребятам старый конкурс нравился, он, безусловно, зрелищен, как и его прототип – телепередача «Что? Где? Когда?». Правда, зрелищность обеспечивается в первую очередь малым временем на размышление. Но одна из профессиональных заповедей великого русского поэта А. С. Пушкина: «Служенье муз не терпит суеты!» Творческие задачи должны решаться в спокойном, неторопливом темпе, а здесь – минута на ответ! И многочисленные зрители популярной передачи верят, что именно так и нужно думать! А пресловутая эрудиция! Эрудит «потребляет» знания в готовом, разжеванном виде, как раз и навсегда заданные. Нужно только запомнить – вот и все! Но чем больше объем зубрежки, тем ниже творческий потенциал, восприимчивость к новому. И если к такому всезнающему эрудиту попадет на отзыв работа новая, в которой рассказывается о том, чего не было или не знали раньше, – отрицательный отзыв обеспечен, ведь он точно знает, что этого никогда и нигде еще не было, а значит, не может быть! Нет, нужен, очень нужен новый конкурс, который, не теряя зрелищности, учил бы правильному, диалектическому мышлению, развивал творческий потенциал участников и зрителей!
   Вчера и сегодня старички несколько нарушили наши учебные планы своими преждевременными упоминаниями об отдельных элементах ТРИЗ: противоречиях, идеальности, вепольном анализе. Но мы не возражали. Во-первых, «утечка информации» все равно неизбежна. Во-вторых, неоднократное упоминание незнакомых терминов, слов, полное объяснение которых должно быть дано позднее, – неплохой педагогический прием. Когда дойдет очередь, человек легче усвоит новый материал, воспринимая его как уже немного знакомый.

День четвертый
Быть или не быть – вот в чем противоречие

   После нескольких погожих дней солнце закрылось тучами, и занятия продолжаются в классе. Пожалуй, это даже к лучшему, потому что сегодня понадобятся плакаты, которые заранее развешены по стенам. Слово – адвокату МПиО.
   – Я хочу обратить ваше внимание на то, что все изобретатели телефона работали методом проб и ошибок, – начинает Боря, – и почти одновременно изобрели телефон. Значит, нельзя говорить о том, что МПиО виноват в запаздывании изобретений! Тогда снимается одно из обвинений в его адрес!
   – Да, в данном случае запаздывания не произошло, – вынужден признать Игорь. – Но тогда налицо другое преступление МПиО – злостное распыление сил, неэкономное использование людских ресурсов! Ведь если бы эти люди не дублировали друг друга, сколько других вещей, не менее полезных, чем телефон, они могли бы придумать!
   История телефона не уникальна. Многие крупные изобретения были сделаны независимо в разных странах. И происходит так благодаря тому, что существуют законы развития, заставляющие на определенном этапе изобретать телефон, автомобиль, самолет… Аналогично развивается и наука, не случайно многие законы и эффекты в физике носят двойное название: закон Бойля-Мариотта, уравнение Клапейрона-Менделеева, эффект Нернста-Эттингсхаузена. А как часто Нобелевские премии вручают двум или трем ученым, независимо получившим близкие результаты!
   Попытки выявления законов развития в разных областях науки делались с древности, но без особого успеха – уж очень сложный, нелинейный мир нас окружает. Нелинейность какой-то системы означает, что происходящие в ней процессы способны менять саму систему, причем эти изменения изменяют протекающие в системе процессы, а это опять изменяет систему и т. д. В нелинейных системах полезные процессы могут вызывать вредные явления, а вредные явления могут оказывать и какие-то полезные действия. Могут возникать кризисы и цепные реакции, происходит полезная или вредная самоорганизация, самые разные неожиданные, непредсказуемые эффекты и т. п. Развитие таких систем трудно предвидеть, в таких системах не всегда действует привычная нам логика.
   Развитие нелинейных систем изучается специальной наукой «синергетикой». Одно из ее важнейших понятий – «детерминированный хаос» – типичное для сложных нелинейных систем состояние. Детерминированный хаос – сочетание двух, казалось бы, несовместимых характеристик:
   • Хаос – это набор несвязанных, неорганизованных, неуправляемых элементов, то есть беспорядок, неразбериха.
   • Детерминированность означает наличие порядка, организации, некоторых четких структур, определенная последовательность действий и т. п.
   Детерминированный хаос – частично организованная структура, в которой действуют различные законы и правила, но в которой всегда есть место для случайностей, инициативы, изменений, развития… Самым характерным примером детерминированного хаоса является любая жизнь – от мельчайшей бактерии до человека. Жизнь не может существовать при полном хаосе, но и в строго организованном, жестком кристалле тоже не может быть жизни. Характерный признак таких структур – существование противоречий.
   Одной из сокровенных тайн древних жрецов была «Тайна двойного». Доверяли ее лишь тем, кто прошел суровые испытания, доказал твердость духа и воли.
   Это было непонятно и жутко. Осирис ведь бог добра и света! В том-то и заключалась страшная тайна: добро может обернуться злом, а зло – добром. Яд змеи может лечить, а лекарство – отравить человека. Мы называем такую ситуацию «противоречием». Так с понятия противоречия начиналась диалектика. Это слово придумал греческий философ Сократ – так он называл искусство вести беседу, спор, направленный на выявление истины путем противоборства, борьбы противоположных мнений. Стихийные диалектические идеи были развиты у древних философов Демокрита, Эпикура, Лукреция. Они считали, что появление любой вещи из атомов – это диалектический скачок, потому что вещь несет в себе новое качество, которого не было у составляющих ее атомов.
   Важнейший вклад в создание классической диалектики внес в начале 18-го века немецкий философ Гегель, впервые представивший весь природный, исторический и духовный мир в беспрерывном движении, преобразовании и развитии. Читать его книги очень тяжело, все кажется ужасно запутанным, очень сложный язык. Гегель – гений, он полуинтуитивно «нащупал» некоторые важные особенности нелинейного мира и пытался о них рассказывать, не имея подходящего языка, терминов, примеров, математического аппарата – всего того, что наука «наработала» за последующие 200 лет. Попробуйте представить, что вам надо объяснить, как работает телевизор или компьютер Архимеду или Ньютону, ничего не знающим о строении вещества, электричестве, математической логике и т. п. Задача Гегеля была еще сложнее!
   Мы начинаем игру:


   – Сегодня пасмурная погода. Это хорошо, потому что мы будем заниматься в классе.
   – Заниматься в классе – это плохо, – подхватывают знакомую игру старички, – потому что можно заснуть в удобной позе!
   – Заснуть во время занятий – это хорошо, потому что будешь бодрым во время конкурса знатоков вечером.
   – Быть бодрым во время конкурса плохо, потому что в полудреме приходят самые неожиданные идеи.
   – Приходят неожиданные идеи – это хорошо, они помогут победить.
   – Победить – это плохо, потому что другие могут обидеться… К игре подключились и новички. Суть ее проста.
   В любом деле есть плохие и хорошие стороны, нужно уметь их находить и постигать тем самым «тайну двойного». Чтобы взлетать и садиться при небольшой скорости, у самолета должны быть большие крылья, так как подъемная сила крыла сильно зависит от его размеров. Но, для того чтобы лететь со сверхзвуковой скоростью, крылья должно быть малого размера. Это типичный пример противоречия – к крыльям самолета предъявляются два противоположных требования: они должны быть большими и быть малыми. А какие противоречия, например, связаны со школьным портфелем?
   – Портфель должен быть большим, чтобы вмещать много книг, и должен быть маленьким, чтобы не занимать много места! – отвечают ребята без особых затруднений.
   – А какие еще противоречия можно увидеть в окружающем нас мире?
   – Дождь должен идти, чтобы был урожай, и его не должно быть, чтобы можно было загорать!
   – Домашние задания нужны, чтобы усваивать материалы, и их не должно быть, чтобы было больше времени на отдых! Ясно, что противоречий вокруг нас великое множество.
   Допустим, мы хотим увеличить скорость самолета. Что для этого нужно?
   – Поставить более мощный двигатель!
   – Верно. Но такой двигатель будет и более тяжелым, потреблять больше горючего, на него уйдет больше металла. Попытка выиграть в одном – в скорости привела к проигрышу в другом. Так происходит в любой области человеческой деятельности: технике, науке, спорте, искусстве – везде, где возникает необходимость что-то улучшить, усовершенствовать, приходится сталкиваться с противоречиями. Противоречие – результат развития и его двигатель.
   – Результат развития – это понятно, – с сомнением тянет Миша, один из самых «проницательных» новичков, – но двигатель… Ведь противоречие мешает развитию, тормозит его. Мы хотим что-то улучшить, а оно не дает!
   Отличный вопрос. Что же делать с противоречиями? Один из путей – компромисс, примирение противоположных требований. Так появляется портфель каких-то средних размеров, самолет с крыльями среднего размера, которые обеспечивают неплохую скорость и достаточно безопасный взлет и посадку. Но наступает момент, когда скорость нужно увеличить еще больше, а поступиться безопасностью посадки нельзя. Противоречие становится острым, развитие останавливается. А остановка в развитии – это смерть для любой системы. И вот тогда – «через невозможное – вперед!». Противоречие разрешается в результате качественного изменения системы, создания принципиально новой конструкции. Тогда самолет, например, приобретает крыло с изменяемой геометрией. При взлете и посадке крылья перпендикулярны к корпусу самолета, а по мере достижения высоких скоростей они разворачиваются и самолет становится стреловидным. Теперь вопрос к ребятам:
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

   В конце 80-х годов Генрих Саулович Альтшуллер тяжело заболел и отошел от активных разработок и руководства своими последователями, а в 1998 году он умер. А его Дело продолжалось и расширялось. Сегодня, в 2013 году, когда эта книга готовится к переизданию, в России, Америке, Германии, Франции, Италии, Японии, Корее, Индии, Китае и других странах работают сотни школ ТРИЗ, которые подготовили десятки тысяч специалистов и пользователей. Выпущены сотни книг по ТРИЗ на многих языках, имеется масса сайтов в интернете. На запрос по слову ТРИЗ Google дает 150 тысяч ссылок на русском языке и более 2 миллионов на английском…

6

7

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →