Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

В первом веке нашей эры в мире было всего 200 миллионов человек. На сегодняшний день 6,8 млрд. человек.

Еще   [X]

 0 

Почему наука не отрицает существование Бога? О науке, хаосе и пределах человеческого знания (Ацель Амир)

Известный автор десятка научно-популярных произведений, математик Амир Ацель блестяще опровергает утверждения «новых атеистов» Р. Докинза, К. Хитченса и Л. Краусса, рассказывая миллионам образованных людей о том, что вера в Бога и эмпирическая наука отнюдь не исключают друг друга.

Год издания: 2015

Цена: 99.9 руб.



С книгой «Почему наука не отрицает существование Бога? О науке, хаосе и пределах человеческого знания» также читают:

Предпросмотр книги «Почему наука не отрицает существование Бога? О науке, хаосе и пределах человеческого знания»

Почему наука не отрицает существование Бога? О науке, хаосе и пределах человеческого знания

   Известный автор десятка научно-популярных произведений, математик Амир Ацель блестяще опровергает утверждения «новых атеистов» Р. Докинза, К. Хитченса и Л. Краусса, рассказывая миллионам образованных людей о том, что вера в Бога и эмпирическая наука отнюдь не исключают друг друга.
   Основой для этой книги послужили личные беседы автора с 11 нобелевскими лауреатами, выдающимися физиками, биологами, антропологами и психологами, а также ведущими богословами и духовными лидерами. Обобщая современные данные многих исследований, Ацель рассказывает о том, что на самом деле знает наука XXI века о существовании Бога.


Амир Ацель Почему наука не отрицает существование Бога?

   © Amir Aczel, 2014
   © Анваер А., перевод на русский язык, 2014
   © Издание на русском языке, оформление.
   ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2015.
   КоЛибри®
* * *
   Посвящается Дебре

Введение

   В ноябре 2010 года в телевизионных дебатах на международном фестивале «Город идей» в мексиканском городе Пуэбла выдающийся британский эволюционный биолог и атеист Ричард Докинз выступил со следующим утверждением: современное понимание физики аргументированно доказывает, что любое допущение о существовании «творца» не является необходимым. Докинз известен тем, что на протяжении многих лет использовал данные биологической науки для опровержения существования Бога. Его выступление в какой-то мере подсказало мне основную мысль лежащей перед вами книги: наука пока не представила ни одного доказательства ложности утверждений о существовании творца. В следующих главах я покажу, что сегодня мы ни в коем случае не можем от имени науки утверждать, что Бога нет.
   Слыша, как Докинз вольно и не вполне корректно оперирует физическими и математическими понятиями, я вспомнил, как в бытность свою профессором математики и математической статистики написал на эти темы немало статей.
   В 1970-е годы, будучи студентом старших курсов Университета Беркли, я работал в лаборатории профессора Габора Шоморяи, специалиста по физической химии, который надеялся раскрыть тайну зарождения жизни, изучая химические реакции, протекавшие на платиновой кристаллической решетке. Шоморяи стремился подтвердить гипотезу о том, что каталитические процессы, происходившие сотни миллионов лет назад на кристаллических поверхностях, могли привести к возникновению жизни. Однако при всем старании он не смог воспроизвести таинственные технологии, в результате которых из неодушевленных химических элементов и соединений возникла жизнь. Эта неудача внушила Шоморяи смирение и заставила проникнуться верой в чудеса вселенной. (Тем не менее ученый прославился изобретением применяемого в автомобилях каталитического преобразователя.)
   Я, кроме того, очень хорошо помню, как приступил к изучению невероятно сложных, едва ли не сюрреалистических законов квантовой механики, прослушав потрясающую вводную лекцию, прочитанную одним из ее первопроходцев Вернером Гейзенбергом на физическом факультете. Эти законы были настолько непонятны (как говаривал Ричард Фейнман: «если вы думаете, что понимаете квантовую механику, значит, вы ничего в ней не понимаете»), что я искренне удивлялся попыткам Докинза и некоторых космологов утверждать, будто сверхъестественные законы квантовой механики создали вселенную «из ничего» и что, следовательно, Бога не существует.
   Как ученый, занимавшийся математикой, физикой и космологией, я много раз, как зачарованный, останавливался перед величайшей загадкой мироздания: каким образом в немыслимо горячем и невероятно плотном «супе частиц», образовавшемся спустя долю секунды после Большого взрыва, кварки внезапно объединились в тройки: два «верхних» и один «нижний» образовали протон, а два «нижних» и один «верхний» – нейтрон. Как оказалось возможным, спрашивал я себя, что заряды кварков оказались в точности равными 2/3 для «верхних» и 1/3 для «нижних», причем сами кварки группировались настолько безошибочно, что заряд протона оказался по абсолютной величине равен заряду электрона (–1), а заряд нейтрона – в точности равен нулю? То есть произошло именно то, что требуется для образования атомов и молекул. Как могло такое в высшей степени маловероятное событие произойти без запланированного акта творения? Каким образом массы элементарных частиц возникли именно в таких соотношениях, что стало возможным существование нашего мира, состоящего из атомов и молекул? Каким образом природные силы (тяготения, электромагнитные силы, сильные и слабые внутриядерные взаимодействия, а также таинственная «темная энергия», пронизывающая пространство) обладают именно такой величиной, которая позволяет поддерживать Вселенную в стабильном состоянии – она не спадается и не взрывается, причем настолько долго, что в ней успевает зародиться жизнь? Трудно представить себе, что все это произошло по воле случая.
   Работая над книгой о пекинском человеке «Иезуит и череп» («The Jesuit and the Skull») о возникновении и становлении человеческого сознания и беседуя со многими ведущими антропологами и археологами, я убедился в том, что мы очень мало знаем о сознании. Неизвестно, что оно означает, можно ли рассматривать его как стадию развития человека и как оно возникает. Короче говоря, нам еще очень многое предстоит узнать о самих себе, а не только о Боге.
   Мы не представляем себе, как возникли сложные эукариотические клетки живых организмов и разнообразные формы жизни, существующие на Земле. С научной точки зрения, вероятность самопроизвольной настройки параметров, необходимых для возникновения жизни, настолько мала, что знаменитый британский космолог Стивен Хокинг написал: «Если принять во внимание все возможные константы и законы, которые должны были для этого возникнуть, то понятно, насколько малы шансы того, что Вселенная могла случайно породить такую жизненную форму, как мы… Я думаю, что мысль о религии возникает всякий раз, когда мы начинаем обсуждать вопросы возникновения Вселенной». Другой известный космолог Роджер Пенроуз, говоря всего лишь об одном параметре Вселенной, необходимом для поддержания в ней жизни, определяет вероятность его самопроизвольного возникновения величиной 1:(1010)123 – дробью, в знаменателе которой находится число десять, возведенное в десятую степень, а затем возведенное в сто двадцать третью степень. Такие числа отрезвляют. Подумайте теперь о вероятности самопроизвольного возникновения разумной жизни. С этой точки зрения представляется невероятной дерзостью воображать, будто за возникновением Вселенной и жизни не стоял Бог или акт творения.
   К написанию этой книги меня, таким образом, побудило убеждение в том, что современная наука оказалась не в состоянии опровергнуть существование Бога. Эта мысль созрела во время дебатов на фестивале, а затем укрепилась во время трех следующих встреч в Пуэбле, в которых участвовали ведущие мыслители, писатели и ученые. Душой этого фестиваля является очень одаренный человек – Андрес Ремер, мексиканский интеллектуал и телеведущий.
   Вскоре после того, как я в 2005 году получил стипендию Гуггенхайма, со мной через фонд Гуггенхайма связался доктор Ремер и предложил мне принять участие в его первом фестивале в Пуэбле. Мы встретились в Кембридже (Массачусетс), и я сразу дал согласие на участие. Мои дебаты с Докинзом были лишь частью обширной программы фестиваля.
   В последние несколько лет мы наблюдаем быстрое распространение идеи о том, что Бог и наука несовместимы. Мне кажется, что люди, придерживающиеся такого взгляда, искажают процесс научных исследований и принижают ценность науки, которая призвана выявлять объективную истину. Мы должны проявлять здоровый скептицизм, когда «науку» делают инструментом пропаганды чьих-то социально-культурологических взглядов.
   Цель этой книги – защита целостности науки.
   Я твердо убежден в том, что духовность, религия и вера должны играть важную роль в нашей жизни. Они помогают нам смирять гордыню перед лицом великих чудес природы; сохранять социальные ценности, проявлять заботу о слабых и бедных; внушают нам надежду на будущее и позволяют сохранять нравственность в безумно сложном современном мире. Наука и духовность – неразрывные составные части поиска истины и смысла; они вместе помогут нам обрести способность понять необъятный космос и наше место в нем.
   При создании этой книги я не придерживался ни одной конкретной религиозной традиции и не собираюсь защищать наши (зачастую скомпрометированные) религиозные учреждения и институты. Моя цель – разграничить сферы науки и веры и покончить с путаницей, посеянной теми, кто желает именем науки разрушить веру.
   Как ученый, на протяжении четверти века занимавшийся сложнейшими проблемами физики и математики, я прекрасно понимаю всю меру риска, на который иду, публикуя эту книгу. На ее страницах я возражаю против высказываний многих выдающихся ученых и мыслителей и осознаю, что моя книга подвергнется серьезной критике. Думаю, что некоторые высказывания нанесли вред науке, и считаю своим долгом восстановить границы между строгой логикой и непроверенными гипотезами.

   Хочу горячо поблагодарить моего доброго друга Андреса Ремера за его предложения участвовать в конференциях «Города идей», а также организаторов этого мероприятия за неизменное гостеприимство. Я также благодарю поименованных ниже людей, с которыми имел счастье встречаться и обсуждать проблемы науки и религии. Я в неоплатном долгу перед моим литературным агентом Альбертом Цукерманом и его сотрудниками из Дома писателей за их помощь и поддержку в написании этой книги. Я очень благодарен Питеру Хаббарду, редактору издательства «Харпер-Коллинз», за его самоотверженность и веру в успех книги. Хочу также выразить признательность помощнику редактора Коул Хагер, без которой этот проект, скорее всего, безнадежно забуксовал бы с самого начала. Большое спасибо литературному редактору Грегу Виллепику за его внимание к деталям, а также художнице Дайахан Стердж за помощь в окончательном оформлении книги.
Полезными были беседы и обсуждения со следующими людьми
   Филип Андерсон, лауреат Нобелевской премии по физике, Принстонский университет.
   Ален Аспект, специалист по квантовой механике, Парижский университет.
   Офер Бар-Йосеф, археолог из Гарвардского университета.
   Шмули Ботеах, раввин и писатель.
   Дипак Чопра, духовный наставник и писатель.
   Ричард Докинз, эволюционный биолог, Оксфордский университет.
   Динеш Д’Оуза, автор, пишущий на религиозные и политические темы.
   Джером И. Фридман, лауреат Нобелевской премии по физике, Массачусетский технологический институт.
   Шелдон Глэшоу, лауреат Нобелевской премии по физике, Бостонский университет.
   Алан Гут, космолог и физик, Массачусетский технологический институт.
   Мартин Перль, лауреат Нобелевской премии по физике, Стэнфордский университет.
   Саул Перельмуттер, лауреат Нобелевской премии по астрофизике, Калифорнийский университет в Беркли.
   Томас Редди, иезуитский богослов, Ватикан.
   Мартин Рис, астроном, член Британского Королевского общества, Кембриджский университет.
   Саарон Шела, математик, Еврейский университет.
   Майкл Шермер, главный редактор журнала «Скептик».
   Эбнер Шимони, физик и философ, Бостонский университет.
   Джордж Смут, лауреат Нобелевской премии, Калифорнийский университет в Беркли.
   Джек Штейнбергер, лауреат Нобелевской премии по физике, Европейский комитет по ядерным исследованиям, Женева.
   Пол Стейнхардт, космолог, Принстонский университет.
   Леонард Зюсскинд, физик и космолог, Стэнфордский университет.
   Йен Тэттерсолл, палеоантрополог, Американский музей естественной истории.
   Герард ‘т Хоофт, лауреат Нобелевской премии по физике, Утрехтский университет.
   Стивен Вайнберг, лауреат Нобелевской премии по физике, Техасский университет.
   Джон Арчибальд Уилер, физик (покойный), Принстонский университет.
   Фрэнк Вилчек, лауреат Нобелевской премии по физике, Массачусетский технологический институт.
   Дэвид Вольпе, раввин и богослов.
   Антон Цейлингер, специалист по квантовой физике, Венский университет.

Пролог
Рождение «Нового атеизма»

   Движение «Новый атеизм» возникло как прямое следствие трагических событий 11 сентября 2001 года. Хладнокровное убийство тысяч ни в чем не повинных людей в тот по-летнему погожий день потрясло и ужаснуло Америку и весь мир. Это варварское злодеяние вызвало у многих людей справедливый гнев в отношении религии, последователи которой могли совершить такое чудовищное преступление именем Бога. Как могла религия, предположительно основанная на слове Божьем, заставить людей совершить преступление, в результате которого было уничтожено без всякой причины столько человек (и среди них, несомненно, были те, кто исповедовал ту же религию, что и убийцы)? Этот вопрос сразу возник у очень многих.
   Одним из первых на эту трагедию откликнулся писатель Сэм Харрис, который через три года после трагедии опубликовал книгу «Конец веры: религия, террор и будущее разума» (2004)[1]. Харрис яростно обрушился на религию, поставив под вопрос ее ценность в свете событий 11 сентября. Он утверждал, что вере (на самом деле, он имел в виду религиозные институты) нет места в современном мире и она несет с собой лишь зло и разрушение. Автор писал, что мы никогда не сможем противостоять исламскому экстремизму, если будем и дальше придерживаться наших собственных религиозных верований. По мнению Харриса, бороться с воинствующей религией могут лишь люди, которые отбросили свою веру. Позже Харрис ответил на критику этой книги, мгновенно ставшей бестселлером, в следующем своем произведении – «Письмо к христианской нации» («Letter to a Christian Nation», 2006).
   Харрис, не будучи профессиональным ученым, воспользовался научными концепциями для нападок на религию. Однако переход от вполне оправданной ярости, вызванной трагедией 9/11, к «научной» аргументации сопровождается появлением у автора известного высокомерия. Вот, например, что пишет Харрис о науке:
   Все сложные формы жизни на Земле развились из более простых форм в течение миллиардов лет. Это факт, который уже давно не является предметом интеллектуальных споров. Если вы сомневаетесь, что человеческие существа произошли от более ранних биологических видов, то с равным успехом можете не верить в то, что наше Солнце является звездой. Действительно, Солнце не похоже на обычную звезду, но лишь по той причине, что по воле случая оно оказалось относительно близко к Земле.
   Здесь исследователь использует для аргументации некоторые сильные стороны науки: действительно, сегодня большинство людей воспринимают эволюцию как механизм изменений биологических организмов. Однако заявление автора о том, что Солнце «не похоже на обычную звезду», и что это все же звезда, которая случайно оказалась близко к Земле, говорит о том, что Харрис считает религиозных людей невежественными, как дети.
   Свои аргументы Харрис распространяет на все сферы современной жизни:
   Один из самых отвратительных недостатков религии заключается в том, что она стремится отделить нравственность от реальных страданий людей и животных. Религия позволяет людям считать, что их озабоченность является нравственной, хотя, на самом деле, не имеет с нравственностью ничего общего, ибо не касается облегчения страданий.
   К сожалению, такие утверждения весьма типичны для нового атеизма. Его адепты утверждают, что между религией и нравственностью не существует никакой связи, приводя в подтверждение примеры крайней жестокости – изнасилования и убийства детей, геноцид, пытки и другие отвратительные преступления. Харрис выделяет религиозных людей в особую группу и утверждает, что именно религиозность мешает им остановить подобные гнусности. Отсюда, по мнению Харриса, следует, что мораль и религия несовместимы. Это, однако, ошибочный аргумент, ибо нерелигиозные люди точно так же не препятствуют совершению злодеяний. В то же время важнейшие благотворительные акции во всем мире осуществляются под эгидой религии, и мы поступим несправедливо, если будем игнорировать эти факты и преуменьшать их влияние.
   В том же году, когда Харрис опубликовал «Письмо к христианской нации», Ричард Докинз, который в течение нескольких десятилетий отстаивал свои атеистические взгляды в лекциях и статьях, выпустил немедленно ставшую бестселлером книгу «Бог как иллюзия» (2006)[2]. В этой работе Докинз использует биологические знания для научного опровержения бытия Бога. Однако, помимо привлечения научных данных (по большей части из эволюционной биологии, а также поверхностно понятых идей физики и космологии), Докинз также ополчается против Священного Писания, главным образом – против Ветхого Завета.
   Цитируя пассажи из Библии, в которых «Бог Авраама», как именует его Докинз, предстает мстительным, жестоким, непредсказуемым и ревнивым существом, автор утверждает, что этот Бог – не более чем «безумный преступник». Докинз не скрывает своего потрясения тем, что разумный мыслящий человек может верить в такого порочного Бога, а затем обрушивается и на Новый Завет, недоумевая, как наделенный разумом человек может всерьез воспринимать идею непорочного зачатия, воскресения и других «чудес». Непорочного зачатия не существует в природе, говорит нам биолог, а мертвецы не оживают и не возносятся на небо. Методом получения информации о мире является не религиозное откровение, а научное наблюдение. Надо сказать, что в этом пункте я, определенно, согласен с Докинзом.
   Правда, странное дело, Докинз избегает критиковать близкую ему англиканскую церковь (он даже осторожно хвалит ее служителей) и все восточные религии, которые он считает скорее образом жизни, нежели настоящими религиями.
   Одновременно Докинз делится и своими ненаучными убеждениями. Например, он считает, что Гитлер был не так плох, как Калигула (откуда это известно автору?), и что сексуальное насилие над детьми не так страшно, как их приобщение к религии. Относительно сексуального насилия Докинз утверждает, что говорит о нем, основываясь на собственном опыте. В детстве он сам подвергся сексуальному насилию, но это привело лишь к преходящему стыду и смущению, а приобщение к религии и воспитание в религиозном духе причиняют ребенку намного больший вред. Интересно, многие ли взрослые люди, перенесшие в детстве насилие или растление, согласятся с подобным утверждением?
   Вся книга Докинза проникнута убеждением в том, что религия не только плоха, но и глупа. Религиозные люди, утверждает Докинз, не заслуживают никакого уважения. (В первой главе книги «Бог как иллюзия» есть целый раздел, озаглавленный «Незаслуженное уважение», где говорится, что религиозные люди не заслуживают уважения за свою веру.) Тем не менее, бесстрастно изобличив безумие религии, Докинз поставил себе шестерку на изобретенной им самим шкале атеизма, на которой 1 соответствует абсолютной вере в бога, а 7 соответствует полному неверию. Однако почему атеист номер один в мире решил все же себя подстраховать?
   Главная цель книги Докинза заключается в использовании научных аргументов в доказательстве того, что религия – это ложь и Бога не существует. Докинз стремится заменить «Бога» «эволюцией» и показать, что факторы эволюции – выживание самых приспособленных, адаптация к окружающей среде и естественный отбор (предпочтительное половое размножение лучше адаптированных особей) – сами по себе приводят к усложнению жизненных форм, а следовательно, для этого не нужен никакой внешний «творец».
   Кроме того, очень кратко и бессистемно Докинз утверждает, что и вся Вселенная возникла в результате действия небиологического механизма, который, по мнению автора, весьма схож с эволюцией. Докинз, например, пишет: «Дарвиновская эволюция, в частности естественный отбор… вдребезги разбивает иллюзию замысла в биологии и учит нас с большим подозрением относиться к любым попыткам внедрить идею замысла в физику и космологию». Вопрос о «замысле» имеет вполне определенную семантическую нагрузку, так как в данном контексте отражает предмет убеждения людей, отрицающих эволюцию, то есть в этом случае имеющих в виду «разумный замысел». Но суть спора совсем не в этом. Мы знаем, что эволюция – это способ, при помощи которого живые существа изменяются с течением времени. Вопрос же заключается в том, действительно ли эволюция позволяет устранить из картины мира творца и создателя законов природы, включая законы эволюции и исходную точку эволюционного процесса. На самом деле, современная наука пока не может ответить на эти основополагающие вопросы.
   Так как Докинз не обладает достаточной подготовкой в области современной физики и математики, можно легко опровергнуть его утверждения о Вселенной как о целом. На самом деле, ни один уважающий себя физик не станет утверждать, что в чисто физической Вселенной каким-то образом действуют механизмы, «подобные биологической эволюции». Однако к научной аргументации Докинза и ее слабым местам мы вернемся позже.
   Через год после выхода в свет книги Докинза его эстафету подхватил еще один новый атеист, ныне покойный Кристофер Хитченс, опубликовавший книгу «Бог не любовь. Как религия все отравляет» (2007)[3]. Похоже, что все научные аргументы для своей книги Хитченс позаимствовал у Докинза. Таким образом, произведение Хитченса больше напоминает две полемические книги Харриса, что и не удивительно, так как Хитченс был социально-политическим комментатором и использовал в книге не данные науки, как это делал Докинз, а аргументы, почерпнутые из арсенала философии и журналистики. Правда, у Хитченса шире спектр осуждения, он ставит религии в вину войны, геноцид и пытки в течение всей человеческой истории. Подобно Докинзу, Хитченс тоже охотно иллюстрирует книгу личными воспоминаниями о порочности всех религий:
   Я был членом православной церкви. Причина этого типична для многих людей, вынужденно подчиняющихся внешним обстоятельствам. Я стал прихожанином православной церкви только потому, что хотел доставить удовольствие родителям моей гречанки-жены. Архиепископ, принявший меня в свой приход в тот же день, когда состоялось наше с женой венчание, взяв за него вдвое больше, чем с других своих прихожан, стал впоследствии активным сторонником своих православных сербских братьев Радована Караджича и Ратко Младича, преступников, совершивших массовые убийства невинных людей в Боснии.
   Совсем недавно некоторые из новых атеистов признали, что одних только биологических наук и наук об эволюции недостаточно для подкрепления аргументов, поняв, что «творение» должно было коснуться и неодушевленного мира, который предшествовал органическому миру и был его материальным источником. Новые атеисты попытались расширить свою аргументацию, как это сделал Докинз, чтобы показать, что и вся Вселенная могла возникнуть без участия Бога. Для того чтобы это сделать, они обратились к физике.
   Первой пробой пера на этом поприще «научного атеизма» стала книга «Вселенная из ничего: почему в мире существует нечто, кроме пустоты» (2012)[4], написанная Лоуренсом М. Крауссом и ставшая бестселлером. Автор, дипломированный физик, утверждал, что к написанию книги его побудили беседы с Хитченсом, который попытался вникнуть в проблемы физики и космологии, чтобы эффективно использовать понятия этих наук в своих сочинениях. Но, к несчастью, Хитченс умер до того, как успел воспользоваться полученными знаниями и написать обещанное Крауссу предисловие. Правда, послесловие к книге Краусса написал Докинз.
   Краусс утверждает, что Вселенная возникла «из ничего», исключительно из чистых «законов физики». Книга начинается с пересказа общеизвестных фактов из истории современной космологии, начиная с открытия расширения Вселенной, сделанного в 1929 году Хабблом и его коллегами и заканчивая таким же важным, сделанным в 1998 году открытием, согласно которому расширение Вселенной ускоряется. За это открытие Сол Перельмуттер, Адам Рисс и Брайан Шмидт были в 2011 году удостоены Нобелевской премии по физике. Затем Краусс, прибегнув к данным квантово-механической теории, приходит к выводу, что полная энергия Вселенной в сумме тождественно равна нулю, откуда заключает, что космос возник из «ничего». Краусс не объясняет, откуда ему известно, что суммарная энергия Вселенной в точности равна нулю, если к настоящему времени доказано существование во Вселенной «темной материи» и «темной энергии». Кроме того, Краусс ни слова не говорит о том, откуда взялись сами законы физики. Он лишь утверждает, будто «квантовая механика говорит нам, что законы физики должны существовать». Скоро мы убедимся, что квантовая механика не утверждает ничего подобного.
   В 2010 году Сэм Харрис опубликовал еще одну книгу «Моральный ландшафт» («The Moral Landscape: How Science Can Determine Human Values»), в которой утверждал, что мораль и нравственность проистекают из религии, а развиваются самостоятельно. Этот же взгляд отражен в сочинениях философа Дэниела Деннетта, который считает, что эволюционная психология исчерпывающе объясняет развитие сознания и нравственности и поэтому нет никакой нужды в «священном писании», которое учило бы нас, как надо себя вести.
   Атеизм как течение был известен по меньшей мере уже в Древней Греции: последователи греческого философа Эпикура (341–270 до н. э.) считали, что жизнь возникла случайно и что в мире нет высшего существа, которое управляло бы нами и заботилось о нас.
   Подобно своему современнику Демокриту, впервые выдвинувшему гипотезу о существовании атомов, Эпикур тоже верил в существование первоначальных базовых элементов космоса и считал, что их случайное движение и взаимодействие привели к возникновению видимой нами Вселенной, которая не была никем сотворена и которой никто не управляет.
   Во всех цивилизациях были верующие и неверующие. Противники и недруги обвиняли таких мыслителей, как Декарт, в атеизме, хотя в действительности они никогда не были атеистами. Так как общество и монархи были тесно связаны с церковью и, как правило, находились под ее влиянием, атеистов преследовали, а их ересь считалась преступлением, достойным смерти. Например, в Испании в ходе многочисленных аутодафе на кострах, как безбожных еретиков, сжигали евреев. Итальянский философ, математик и доминиканский монах Джордано Бруно был по приговору инквизиции сожжен в Риме в 1600 году за еретическое утверждение о том, что наше Солнце – всего лишь одна из звезд, а во Вселенной существуют и другие разумные цивилизации. В течение веков атеистов и людей, которых считали таковыми, яростно преследовали.
   Новый атеизм – агрессивное и воинствующее течение, враждебно относящееся к верующим. Его поборники считают религию злом и не стесняются громко и напористо говорить об этом вслух. Независимо от того, являются ли новые атеисты учеными или нет, они очень часто используют науку в своих целях.
   Новые атеисты Докинз, Краусс, покойный Хитченс, Харрис и Деннетт объединены общей целью и всячески поддерживают друг друга. Проблема заключается в том, что в их сочинениях не используется чистая наука для выяснения объективной истины о Вселенной. Скорее, их науку можно назвать тенденциозно направленной и подчиненной одной цели – опровержению существования Бога. Отсюда и необъективность большинства подобных сочинений. Авторы искажают факты, подгоняют их под выгодные цели, уподобляясь ученым, которые по заказу фармацевтических компаний за большие деньги пишут хвалебные отзывы о весьма сомнительных лекарствах.
   Ведущие исследователи, занимающиеся точными науками (в частности, физикой), как правило, не участвуют в атеистических дебатах, не придавая им большого значения. Обычно они больше интересуются чистой наукой как инструментом извлечения знаний о Вселенной, оставляя философские дебаты другим. Многие ведущие ученые симпатизируют атеизму, но не являются его горячими поборниками.
   Среди таких ученых мы видим Стивена Хокинга, чья книга «Великий замысел» (2010)[5], написанная в соавторстве с Леонардом Млодиновым, представляет собой научную одиссею – путешествие к границам неведомого в физике и космологии. Основная мысль книги заключена в следующем: Бог не является необходимым для создания картины мира, хотя авторы воздерживаются от пылких филиппик, характерных для Докинза, Краусса, Деннетта и Харриса. Ниже в моей книге будут рассмотрены аргументы Хокинга и Млодинова, но, на самом деле, физика не противоречит существованию Бога.
   Надо особо отметить, что сам Хокинг в течение своей многолетней научной карьеры не раз прибегал к понятию «бога», имея в виду создателя физических законов. «Мы вплотную приблизились к Богу!» – воскликнул Хокинг в связи с одним недавним открытием в теоретической физике. Слово «Бог» упомянуто и в заглавии одной из книг Хокинга – «Целые числа создал Бог» («God Created the Integers», 2005). Не подчеркивая своего отношения к религии, Хокинг допускает употребление слова «Бог», чего никогда не позволили бы себе Докинз, Харрис, Деннет или Краусс.
   В прочитанной в Оксфорде и перепечатанной газетой Guardian лекции Джеймс Вуд касается главных недостатков «воинствующего атеизма», например нападок на любую веру, отрицания того, что индивидуальная религиозная практика может иметь ценность для человека, и мнения, согласно которому отвратительна любая из западных религий. Вуд заявил, что только дети подчас впадают в буквализм, из которого затем вырастают.
   Новый атеизм загнал себя в ловушку буквализма. Он паразитирует за счет своего заклятого врага. Подобно тому как евангельское христианство отличается буквализмом в отношении Священного Писания и незамутненной верой в «личностного Бога», новый атеизм занят лишь ожесточенной борьбой с этим буквализмом. Бог нового атеизма оказывается до смешного похож на бога религиозного фундаментализма.
   Священное Писание никогда не предназначалось для буквального прочтения и понимания. Исходный еврейский текст Ветхого Завета и греческий текст Завета Нового отличаются изящной поэтикой. Тем не менее агрессивный новый атеизм склонен буквально понимать каждое их слово, чего не делает ни один разумный читатель. Вот, например, Кристофер Хитченс цитирует пассаж из книги Иисуса Навина (10: 12–13):
   Иисус воззвал к Господу в тот день, в который предал Господь Аморрея в руки Израиля, когда побил их в Гаваоне, и они побиты были пред лицом сынов израилевых, и сказал перед израильтянами: стой солнце над Гаваоном, и луна над долиною Аиалонскою! И остановилось солнце, и луна стояла, доколе народ мстил врагам своим.
   Хитченс использует это библейское повествование для того, чтобы показать, что «текст Ветхого Завета изобилует мистическими видениями и астрологическими измышлениями (солнце останавливается в небе, чтобы Иисус смог завершить истребление врагов в месте, которое так и не было опознано)». Еврейские комментаторы Талмуда уже в раннем Средневековье толковали этот пассаж аллегорически, понимая, что для остановки небесных светил необходимо невероятное чудо, нарушающее все законы физики, и поэтому такое событие было попросту невозможно. Данное описание, по мнению комментаторов, следует считать метафорой: «остановленные» солнце и луна – это всего лишь литературный прием, призванный создать у читателя впечатление об очень долгом сражении.
   Разве не приходилось вам слышать такие, например, описания моментов наивысшего блаженства, как «время остановилось, мы наслаждались, потягивая коктейли и любуясь нескончаемым закатом»? Наверняка вам не приходило в голову придирчиво съязвить: «Что, закат и в самом деле был нескончаем, а время действительно остановилось?»
   Справедливости ради надо сказать, что новые атеисты – не первые, кто впадает в грех бескомпромиссного и лишенного воображения буквализма. Подобный буквализм был, во-первых, взят на вооружение католической церковью, которая отстаивала такой подход, невзирая на все научные открытия и теории о движении планет и звезд. Мало того, церковь преследовала Галилея и других ученых, отстаивавших небиблейский гелиоцентрический взгляд на Солнечную систему. Можно было бы ожидать, что в ХХI веке атеисты окажутся более тонкими мыслителями, чем средневековые церковники.
   В следующих главах я приведу возражения против аргументов новых атеистов и со всей определенностью покажу, что наука до сих пор не смогла опровергнуть существование Бога. Но для начала мы посмотрим, как, собственно говоря, возникла сама религия, насколько тесно была она тогда связана с тем, что можно назвать рудиментарной «наукой», подкрепляющей стремление человеческих сообществ понять природу и ее законы.

Глава 1
Совместная эволюция ранней науки и древнейшей религии

   Современные по своему анатомическому строению люди (то есть люди, ископаемые скелеты и черепа которых не отличаются от наших) появились на европейском континенте в результате растянувшихся на несколько сотен тысяч лет волн миграции гоминидов из Африки. Около 30 тысяч лет назад, приблизительно в то время, когда вымерли жившие на европейском континенте во время ледникового периода неандертальцы (еще один вид человека, несколько отличавшийся от нас), в Европе повсюду начинают появляться любопытные скульптурки – «палеолитические Венеры» (рис. 1).

   Рис. 1. Венера Виллендорфская, знаменитая статуэтка, символизирующая древнюю «богиню-мать». Найдена при раскопках близ селения Виллендорф в Австрии в 1908 году. (Венский Естественно-исторический музей.)

   Под этим названием объединяют скульптурные изображения обнаженных женщин, выполненные из камня, дерева, слоновой кости и обожженной глины. Фигурки отличаются большими грудями и широкими бедрами. Самые известные находки такого рода – Виллендорфская Венера, обнаруженная в Австрии, Леспюгская Венера, найденная во Франции, Вестоницкая Венера из Моравии и другие.
   Возможно, некоторые палеолитические Венеры имеют и более почтенный возраст. Венера из Тан-Тана в Марокко и Венера из Берехат-Рама в Израиле (если удастся доказать их рукотворное происхождение) помогут сдвинуть дату появления богини-матери в глубь веков на 220 тысяч лет.
   Археологи считают, что палеолитические Венеры являются образами первых в истории человечества божеств. Полагают, что это божество символизировало плодовитость, от которой зависела способность к выживанию маленьких групп охотников и собирателей, кочевавших по просторам палеолитической Европы. При более широком понимании можно утверждать, что люди поклонялись творящим силам Вселенной с самого начала своего появления на Земле. Так и хочется сказать, что духовность, видимо, заключена в самой нашей природе.

   В дополнение к искусству «малых форм», к которым относятся палеолитические Венеры древних людей, в верхнем палеолите (в позднем каменном веке 40–10 тысяч лет назад) существовала и «монументальная» пещерная живопись, образцы которой обнаружены в сотнях глубоких пещер во Франции, Испании и (в меньшей степени) в Италии. К таким пещерам относятся: знаменитая пещера Ласко во французском департаменте Дордонь; пещера Пеш-Мерль на юге центральной Франции; пещера Нио во французских Пиренеях; пещера Альтамира в западной Испании и многие другие.
   Настенная роспись этих пещер состоит главным образом из изображений животных, обычно нарисованных, но иногда и выгравированных на камнях стен. Картины располагаются в самых глубоких, наименее доступных частях пещер. Посетителям часто приходится идти или ползти сотни метров (например, в пещере Нио до изображений приходится идти около 800 метров по скользким камням узкого прохода), чтобы добраться до «залов» первобытной галереи, где изумленных людей ждут мастерски исполненные изображения бизонов, лошадей, горных козлов, оленей, мамонтов и диких зубров.
   В пещере Шове, расположенной во французском департаменте Ардеш, среди изумительных изображений лошадей, быков и козлов, сделанных около 35 тысяч лет назад, есть одно (нанесенное углем) изображение фантастической фигуры. Это торс быка, венчающий нижнюю часть обнаженного женского тела с преувеличенно подчеркнутым треугольником лобка.
   Палеоантропологи считают это изображение таким же символом плодовитости, как и статуэтки палеолитических Венер. В древнем искусстве бык часто символизирует силу природы, а изображение рядом обнаженного женского тела и быка символизирует союз двух божеств: могущественного Бога таких природных явлений, как ветер и огонь, землетрясения и бури, и женского божества плодовитости и плодородия.
   Специалисты считают, что древние люди, эти охотники и собиратели, жившие на просторах обледеневших степей, внимательно наблюдали природу и рано поняли взаимосвязь полового совокупления и рождения потомства. Для того чтобы стимулировать рождаемость, древние люди обожествляли формы женского тела и женские гениталии. Палеолитические художники, жившие 40–11 тысяч лет назад, украсили множество европейских пещер изображениями влагалища.
   Французский антрополог Андре Леруа-Гуран предположил, что эти изображения являются атрибутами самой ранней религии в истории человечества. Свою гипотезу антрополог обосновывает находками, сделанными во французских пещерах Гаргас, где были обнаружены отпечатки ладоней на стенах; в пещере Нио с символическими изображениями животных; в пещере Ласко, которую Леруа-Гуран назвал подлинным «храмом доисторической религии». Здесь мы видим множество картин, изображающих скачущих коров и диких лошадей. Самая первая из подобных пещер, найденная в конце ХIХ века в Испании, – пещера Альтамира, где на потолке изображен бизон, который покрывает самку, что, по-видимому, служит символом плодовитости. Во многих доисторических пещерах во Франции мы видим также странные знаки, указывающие на то, что в те времена люди уже пользовались языком. Правда, эти знаки пока не расшифрованы. Неолитическая революция, начавшаяся около 11,5 тысячи лет тому назад, вывела на первый план это самое раннее соединение религии и науки. В своей новаторской книге «Рождение богов, рождение сельского хозяйства» («Nuissance des divinites, nuissance de l’agriculture», 1997) французский археолог Жак Ковен описывает, как возникновение сельского хозяйства с его культивацией дикорастущих растений и приручением диких животных, имевшими место на Среднем Востоке в конце палеолита, вдохновило людей на создание новых религиозных обрядов.
   Возникновение сельского хозяйства на нашей планете – это истинное чудо. Оно произошло по крайней мере одновременно в двух местах: в долине Иордана на Среднем Востоке и на побережье Эквадора в Южной Америке. Около 11,5 тысячи лет назад натуфийцы (носители натуфийской культуры, археологические следы которой были обнаружены в Вади-эн-Натуф в долине Иордана) научились собирать пшеницу и ячмень с растений, подвергшихся редкой мутации – после созревания их зерна не падали в землю, а оставались в колосьях, словно специально ожидая жатвы. Мы не знаем, каким образом натуфийцы сумели обнаружить эту мутацию, послужившую залогом и необходимым условием возникновения земледелия. Возможно, потребовалось не одно поколение, чтобы научиться культивировать эту мутантную форму злаковых растений.
   Изобретение земледелия, приручение и одомашнивание коз, овец и коров на Среднем Востоке придали новый смысл старой палеолитической концепции плодовитости, которая до тех пор ограничивалась дикими животными (объектами охоты) и самими людьми. Натуфийцы и более поздние сельскохозяйственные общины, жившие на территории современных Израиля, Иордании, Сирии и Турции, прекрасно осознали свою зависимость от плодородия почвы и плодовитости одомашненных животных, а также важность поддержания высокой рождаемости среди людей.
   Именно этим, по мнению Ковена, обусловлено взрывообразное увеличение количества женских статуэток в новых сельскохозяйственных общинах Среднего Востока и Анатолии в период от 11-го до 9-го тысячелетия до н. э. В противоположность культурам кочевых племен охотников и собирателей Европы эпохи позднего палеолита, оставивших после себя великолепную настенную роспись и статуэтки палеолитических Венер, женские изображения сельскохозяйственных общин неолита являются более абстрактными и стилизованными. По мнению Ковена, здесь мы имеем дело с рождением нового религиозного символизма.
   В местах раскопок таких древних поселений, как Нетив-Хагдуд в Израиле, Мурейбет в Сирии и Салибия в Иордании, археологи нашли сотни стилизованных женских статуэток, на которых представлены только глаза, груди и лобковый треугольник. Археологи пришли к выводу, что это – изображения новой богини плодовитости, покровительницы богатых урожаев, удачного деторождения, поддержания численности населения и плодовитости домашних животных (источника мяса, молока и шерсти). В эту эпоху мы снова видим множество изображений быка, который, по мнению археологов, по-прежнему символизировал природные силы.
   В то время люди учились у природы, а это уже можно считать рудиментарным зачатком науки. Люди той эпохи понимали, что идея размножения, плодовитости и плодородия пронизывает всю природу. Они стали поклоняться символам фертильности, необходимой для выживания рода человеческого, – женским органам деторождения и вскармливания младенцев.
   В своей книге «После ледникового периода: общая история человечества за время с 20 до 5 тысяч лет до новой эры» («After the Ice: A Global Human Hustory, 20,000–5000 BC») Стивен Митен описывает волнующие находки, сделанные в развалинах каменных домов доисторического Иерихона:
   В третьей комнате были обнаружены три глиняные фигурки, каждая из которых изображала женщину. Фигурки, высотой около 5 сантиметров, стояли возле стены. Одна из них вызывала особое удивление. Скульптурка изображала женщину в просторной накидке. Видны были только руки, сложенные под грудями. Рядом с этими статуэтками стояло нечто, напоминающее человеческую голову… или, скорее, череп, лицо которого было тщательно вылеплено из гипса.
   Необычайно богато археологическими находками расположенное на юго-востоке Турции древнее поселение Чатал-Гуюк, где люди жили около 9 тысяч лет назад. В этом поселении были обнаружены кварталы тесно расположенных квадратных домов, в трети из них были найдены настенные росписи и другие артефакты, являющиеся, по мнению археологов, предметами религиозного культа: изображения леопардов, быков, а также статуэтки древних «Венер». Археологи считают эти дома святилищами. Однако самой впечатляющей находкой стало двадцатисантиметровое каменное изваяние женщины с тяжелыми обнаженными грудями, восседающей на троне. По обеим сторонам трона стоят львы, на головах которых покоятся руки женщины. Археологи назвали эту статую «матерью-богиней», полагая, что она символизирует богиню плодовитости, властвующую над другими силами природы, олицетворенными львами (рис. 2).
   Приблизительно к той же эпохе, что и Чатал-Гуюк, относится древнее поселение Неа Никомедия в Греции. Здесь археологи обнаружили древнее святилище с терракотовыми неолитическими Венерами, несколько отличающимися от подобных статуэток, обнаруженных на Среднем Востоке. Греческие Венеры обладают более стилизованными телами, тонкой талией и крутыми бедрами.
   В южной Месопотамии, на территории современного Ирака, была обнаружена убейдская культура, процветавшая около 7900 лет назад. Эта культура за 500 лет распространилась по всей Месопотамии, заменив более раннюю халафскую культуру. Люди Убейда строили из необожженного кирпича многочисленные храмы, в каждом из которых был алтарь и стол для жертвоприношений.
   Летом 2008 года мне довелось сопровождать известного гарвардского археолога Офера Бар-Йосефа, нашедшего в свое время множество костных останков неандертальцев в пещерах горы Кармель в Израиле, в его поездке на только что раскопанную неолитическую стоянку в Галилее, в селении Йифтахель. Возраст этого поселения – около 9 тысяч лет. Оно представляет собой скопление развалин квадратных домов, похожих на дома, обнаруженные в Чатал-Гуюке в Турции. Бар-Йосеф решил посетить эти раскопки, чтобы лично посмотреть на удивительные находки. Проехав Хайфу, мы свернули на грунтовую дорогу, и уже через несколько минут нас приветствовали занимавшиеся раскопками археологи.
   Все принялись взволнованно показывать новинки. Мы осторожно шли по дощатым настилам, установленным высоко над раскрытыми остатками стен доисторических прямоугольных домов, сложенных из больших, грубо отесанных камней. На дне одного из домов возились несколько человек, укладывавших в выложенные пенопластом ящики найденные при раскопках артефакты – два превосходно сохранившихся черепа, лицевые части которых представляли собой глиняные маски, покрытые остатками древней краски.
   Эти раскрашенные черепа, готовые к отправке в лабораторию, обнаружили под полами двух домов. Было видно, что черепам с помощью раскрашенной глины придано сходство с нормальными человеческими лицами. Такие же маски были обнаружены и в других местах, например в Иерихоне, и привлекли к себе большое внимание археологов, считающих, что это – выражение религиозного культа предков.
   Предполагается, что древние жители поселения отделяли черепа от скелетов своих родителей или прародителей, а потом с помощью сырой глины придавали им сходство с лицами и раскрашивали соответствующими красками. Археологи думают, что люди держали эти черепа в подвалах своих домов в качестве идолов или божеств, считая, что тем самым добиваются их благосклонности и заботы.
   Интереснее всего то, что ни в одном другом древнем поселении в этом районе не были обнаружены свидетельства культа предков – только символы плодовитости и быки. Однако такие же раскрашенные черепа нашли в Иерихоне, в пещере Нахаль-Хемар в Иудейской пустыне, в долине Хула на севере Израиля и в Чатал-Гуюке. Обмазанные глиной черепа с заполненными глазницами и вылепленными носами, а затем раскрашенные, напоминают жуткие, сверхъестественные головы.

   Рис. 2. Загадочная мать-богиня в окружении двух животных (неолитическое поселение Чатал-Гуюк, Турция). (Музей анатолийских цивилизаций в Анкаре.)

   Считается, что этот культ предков был предтечей христианской идеи о воскресении из мертвых или существующей во многих современных религиях идеи о жизни после смерти. Похоже, что она возникла из страха перед смертью и необъяснимым процессом умирания. Этому страху подвержены все люди, и именно он является движущей силой возникновения религиозных верований.
   Незадолго до начала энеолита (6500–5500 лет назад) – эпохи, когда наряду с каменными орудиями начали использоваться металлические, главным образом медные, – в человеческих поселениях отмечается рост числа мест, специально отведенных богам. Эти святилища были отделены от остального поселения каменными стенами и разделены на две части – наружную и внутреннюю. Внутренняя часть представляет собой «святая святых», место обитания божества. Такие святилища являются предшественниками более поздних храмов, синагог, соборов и мечетей современных религий.
   Статуэтки, символизирующие плодовитость, и фигурки быков и баранов, символизирующие силы природы, располагаются теперь в специально сооруженных для этого святилищах. Одно из самых древних в истории человечества святилищ такого рода находится в Леопардовом храме, построенном около 7500 лет назад в долине Увда в Израиле. Этот первобытный храм выстроен из камней, а перед ним находится площадка 15 метров длиной и четыре с половиной метра шириной, уставленная статуями леопардов, охотящихся на антилопу. Некоторые археологи считают, что леопарды символизируют божества, обитающие в святилище храма.
   Энеолитические земледельцы и шахтеры медных рудников, как полагают некоторые специалисты, участвовали в церемониях почитания этих богов, а также поклонялись и небесным телам: звездам, солнцу и луне. В ту эпоху возникли касты жрецов или шаманов, обязанностью которых стало проведение религиозных церемоний. К тому же времени относят и более широкое распространение женских фигурок из дерева и слоновой кости, а также появление украшенных орнаментом медных изделий, предназначенных для использования в религиозных ритуалах. В пещере сокровищ в Нахал-Мишмар в Иудейской пустыне был найден богатый клад изделий из меди и слоновой кости, предназначенных для религиозных обрядов: булавы, скипетры и предметы, напоминающие формой корону. В 1961 году в этой пещере было обнаружено 429 подобных предметов, завернутых в мягкую ткань. Возраст находки был определен в 6 тысяч лет.
   По большей части глиняные фигурки энеолита представляют собой изображения богинь плодородия. У некоторых статуэток из глины и камня присутствуют лишь груди и бедра. Мужские божества этого периода представлены в виде баранов. В ту же эпоху в религиозный ритуал вошли возлияния, в связи с чем появился новый ритуальный предмет – рог или конический сосуд для возлияний. В одном из энеолитических храмов в Гилате (пустыня Негев) был найден символический сосуд для возлияний, на котором изображен баран, несущий рог.
   Та эпоха была периодом широкого распространения культа предков, и обмазанные глиной черепа обнаруживаются во многих энеолитических поселениях. Обряд погребения становится более изощренным и характеризуется изготовлением глиняных оссуариев – украшенных орнаментом глиняных вместилищ для костей. Места захоронений отделяются от жилищ и выносятся за пределы городов. Оссуарии устраивают в специально отрытых для этого пещерах. В энеолитическом поселении Пки-ине в Верхней Галилее были найдены сотни тщательно выполненных оссуариев, украшенных изображениями реальных животных и фантастических существ.
   На этой ранней стадии развития человеческой цивилизации люди верили в загробную жизнь и не жалели сил для поддержания культа мертвых. Сама природа артефактов, оставленных в могилах (вещей, которыми мертвец пользовался при жизни), говорит о том, что люди думали, будто мертвые могут защитить оставшихся в живых. Жертвоприношения предкам считались залогом защиты и покровительства с их стороны.
   В раннем бронзовом веке в 3500–2300 годах до н. э. статуэтки становятся более разнообразными. В этот период религия являлась важной частью повседневной жизни. В обществах Ближнего Востока служители культа пользовались высоким общественным статусом, а религиозные ритуалы регулярно отправлялись в храмах и дворцах, которые строились обычно в центре городов.
   Египтяне и вавилоняне создали пантеоны богов и богинь, олицетворявших различные силы природы. Подобные сооружения позднее появились в Греции и Риме. В греко-римском пантеоне мы узнаем преемницу богини плодородия эпохи неолита в образе богини любви Афродиты (в Греции), которую в Риме называли Венерой, а также множество других божеств, находившихся в сложных отношениях как с людьми, так и между собой. Бык продолжал служить олицетворением природных сил, как мы видим в минойском мифе о Минотавре.
   Физик Макс Джеммер проследил развитие идеи проникновения понятий о природных физических силах в религию. В книге «Понятие силы» («Concepts of Force», 1999) он пишет:
   По мере упорядочения древних обществ и возникновения городских цивилизаций концепция хаотичного взаимодействия сил, порождающего видимую нами фантасмагорию, сменяется идеей систематизированной иерархии сил природы. Со временем «сила» как таковая была персонифицирована в божественном духе или в Боге, обладающем сверхъестественной мощью. Такая персонификация характерна для древней мифологии, которая в качестве единственного проявления систематизированного мышления того времени стала не только космологией, но и «физикой» донаучной стадии развития общества.
   Джеммер описывает Бога как воплощение физической силы в мифологии Древнего Египта, что следует из папируса Харрис-1 – египетской рукописи, хранящейся в Британском музее и датированной 1185–1153 годами до н. э. Джеммер пишет, что словом «nht» в этом папирусе обозначается божество, воплощающее абстрактную идею физической силы. Силы природы, рассматриваемые как «живые существа», являются производными от божества «nht» и осуществляют действие силы.
   Поражает сходство этой древней идеи физической силы с концепций сил в современной физике. В физике частиц действие силы (например, слабого ядерного взаимодействия) внутри атомного ядра осуществляется благодаря обмену частицами, называемыми бозонами. Именно они заставляют силы действовать. Точно так же как «nht» действует, посылая «соответствующие божества», слабые ядерные силы, действующие внутри ядра, действуют за счет того, что «посылают» за себя W– или Z-бозоны.
   Древние народы видели в звездах воплощение космического порядка и поэтому считали, что самые первые божества явились на Землю с небес. Образы звезд играли ключевую роль в представлении божественного, начиная с ранней Античности до становления западных религий: в древней Месопотамии четырехлучевая звезда символизировала бога Солнца. В Ханаане утренняя звезда (Венера) служила символом одного из детей богов, а евреи эпохи царствования хасмонейского царя Александра Яннаи (103–76 до н. э.) чеканили монеты с пятиконечными звездами – символами божественного покровительства. Ранние христиане приняли изображение шестиконечной звезды, получившейся в результате сочетания первых греческих букв имени Иисуса Христа – I и Х. Этот символ впоследствии стал звездой Давида. Вифлеемская звезда (вероятно, Венера) играет важную роль в евангельских повествованиях, ибо это она привела волхвов к новорожденному Иисусу.
   В Древнем Египте, как позже и во всем мире, религия была признанным стражем морали и нравственности. Например, в египетской легенде о Сетне бог солнца Ра посылает своего слугу для того, чтобы наказать разбойника. Сила, ответственная за физическое действие, выступает здесь одновременно и как моральная сила.
   У ханаанеян был могущественный бог бури и ему были посвящены самые ранние святилища в Ханаанском царстве (на территории современного Израиля). В древней Месопотамии мы тоже находим бога бури по имени Эниль. Этот бог отличался непостоянством, коварством и импульсивными поступками, напоминающими непредсказуемые капризы природы. Напротив, Ану, бог неба, отличается миролюбивым нравом и безмятежностью, являя собой воплощение неизменности и постоянства. Мы видим, что древние божества были абстракциями природных сил, смешанных с человеческими характерами, и символизировали нарождавшуюся мораль, наказывая за такие грехи, как воровство и убийство. Отсюда ясно, что мораль и кодекс поведения в цивилизованном обществе возникают на ранней стадии развития религии. Ранняя наука (понимание явлений природы и действующих в ней сил) тоже идет рука об руку с развитием духовной практики и моральных кодексов.
   Джеммер объясняет происхождение Бога Ветхого Завета слиянием множества богов, олицетворявших физические силы, в образ одного божества. Джеммер показывает, что одно из еврейских имен Бога – «Шаддаи» – происходит от семитского корня «шадда», что означает «обладать большой силой». Точно так же одно из ранних арабских божеств носит имя «Аль-Узза», что означает «всемогущий». Джеммер утверждает, что современное мусульманское имя Бога «Аллах» является производным от этого древнего божественного титула.
   В своем стремлении утвердить монотеизм в качестве универсальной формы веры развивавшиеся западные религии утратили часть коренной связи с естественным миром природы. Исходно религия заключается в обожествлении непосредственно наблюдаемых в природе сил: плодородия, фертильности и физических явлений. С приходом иудаизма и его дальнейшей эволюции в христианство и ислам мы видим все больше и больше «откровений», чудес и сверхъестественных существ (ангелы). Религия стала оперировать главным образом такими понятиями, как гнев еврейского Бога, страсти и смерть Христа и завоевания Мухаммеда.
   По мере того как после распятия Иисуса и разрушения Иерусалима римлянами мелкие христианские общины распространились по всей территории империи, одновременно умножилось также число иудейских общин и языческих сект. В 380 году император Феодосий своим эдиктом провозгласил христианство официальной религией Римской империи. В небольших общинах ранних христиан соблюдался обряд инициации – крещения, названного «просветлением» или «повторным рождением». Члены общины клялись в верности Иисусу Христу, а также принимали участие в совместных трапезах – евхаристиях.
   Членов ранних христианских общин объединяла надежда на спасение и вера в единого великодушного Бога, который управлял всем во Вселенной – от сотворения до повседневной жизни каждого человека. Совместные ритуалы придавали цель и смысл жизни ранних христиан. Религия в такой форме выходила далеко за рамки реального, окружавшего людей мира и давала ответы на мучительные вопросы, касавшиеся смысла бытия. Христианский Бог, так же как и более ранний еврейский Бог, являл собой единую и единственную силу, управлявшую всем на свете, включая мораль и нравственность. Вследствие этого среди христиан возобладало представление о том, что Земля и космос представляют собой единую взаимосвязанную систему.
   Ранние христиане избегали создавать живописные образы, следуя старому иудейскому запрещению таких изображений. Однако в III веке христианство порывает свои связи с иудаизмом, и с этого момента начинается расцвет христианского искусства. В этот период живописные мозаики создаются во всех странах средиземноморского бассейна – от Палестины до Египта, Греции и Италии. Целью этого нового искусства было распространение Евангелия: грамотные люди постигали его через чтение, а неграмотные – через картины. Ранние мозаики, которыми мы наслаждаемся в музеях и в местах археологических раскопок, обязаны своим возникновением и существованием христианству, которое продолжало оставаться главным содержанием великого западного изобразительного искусства вплоть до эпохи Возрождения. Даже если принять во внимание тот факт, что церковь была в течение столетий главным покровителем художников, определяя содержание их искусства, мы не можем отрицать, что именно религиозное вдохновение воспламеняло художественное воображение мастеров – от Микеланджело до Марка Ротко.
   Сохранилась и связь религии с наукой. По крайней мере, ранние христианские мыслители ценили и понимали важность знания о физическом строении Вселенной. В своей книге «Великий замысел» Стивен Хокинг и Леонард Млодинов обсуждают сочинения великого христианского мыслителя, блаженного Августина из Гиппона (354–430), жившего во времена консолидации христианства в Римской империи. Августин задался вопросом о том, что делал Бог до сотворения Вселенной. Ответ теолога на удивление близок к ответу, который дает на этот вопрос современная физика. По мнению Августина, само время было сотворено Богом вместе со Вселенной, таким образом, вопрос является чисто умозрительным: до сотворения космоса времени просто не существовало. К такому же мнению пришли и современные космологи, считающие, что пространство и время появились в процессе Большого взрыва, а ранее «времени» как такового еще не было.
   В настоящее время общепринятым является мнение о том, что образ Девы Марии тесно связан с почитанием богини плодовитости в мифологии доисторического периода человеческой истории. Например, коллиридиане, члены секты, существовавшей в IV веке, почитали Деву Марию как мать-богиню Античности. Богини древних египтян Хатхор и Изида являются воплощениями богини плодовитости, или богини-матери, и поклонение Изиде сохранялось до первых веков новой эры. Считают, что почитатели Изиды примирились с христианством, приняв Деву Марию за богиню-мать. Богини плодовитости, или богини-матери были персонажами мифологии также в Северной и Южной Америке. У ацтеков была Тоци, мать богов; после того как конкистадоры насадили в Америке христианство, многие коренные жители в дополнение к Деве Марии стали почитать богиню-мать Пачамаму.
   Святые католической церкви в совокупности напоминают греческий и римский пантеон – каждый святой обладает могуществом и специализацией и в своей области почти равен Богу. Но все же западные народы в целом избрали монотеизм. Индуизм, ставший господствующей религией в Индии, обладает своим собственным пантеоном, разнообразные божества которого влияют на процессы, происходящие в естественном мире, включая совокупление и деторождение. В мифологию индуизма вплетена и наука, включая математику. Эта связь особенно сильно бросается в глаза в загадочных храмах в Кхаджурахо.
   В 1838 году капитан британской армии Т. С. Берт во главе команды бенгальских саперов исследовал джунгли индийского штата Мадхья-Прадеш в 400 километрах к юго-востоку от Дели. В один прекрасный день группа натолкнулась на древние храмы в джунглях возле деревни Кхаджурахо. То, что они увидели, потрясло Берта. Во-первых, это были самые красивые храмы из всех, что приходилось видеть Берту в Индии, но он испытал большие затруднения, пытаясь описать в своем дневнике эротические скульптуры этих святилищ. Приблизительно десятая часть статуй Кхаджухаро изображала разные позы полового акта. На Западе мы не привыкли видеть изображения сексуальных сцен в публичных местах, не говоря уже о местах отправления религиозных культов. Но эротические статуи, обнаруженные Бертом, находились на внешних стенах храмов, а также и внутри, в помещениях, служивших местом религиозных ритуалов. Это были индуистские и джайнистские храмы, воздвигнутые около тысячи лет назад.
   Берт записал в своем дневнике: «Я нашел семь индуистских храмов (когда-то было 85, из которых сохранилось 20 индуистских и джайнистских храмов), покрытых исключительно мастерской резьбой по камню, но скульптор дал волю своему горячему воображению в несколько большей степени, чем это диктовалось необходимостью». Все храмы в этом районе, расположенные «на расстоянии броска камня друг от друга», как писал Берт, были сплошь покрыты резными статуями. Эти скульптуры изображали как сцены из повседневной жизни, так и богов. Однако доминировали среди них именно эротические скульптуры. Они поражали глаз западного человека своей откровенностью и неуместностью.
   Таким же необъяснимым оказалось и присутствие математической головоломки. На одной из дверей храма Парсванатха, джайнистского храма в восточной группе храмов Кхаджурахо, виден выгравированный магический квадрат с индийскими цифрами (часть их похожа на привычные нам цифры, но часть пишется несколько по-иному). Это квадрат четыре на четыре числа, которые размещены следующим образом (цифры приведены в современном, привычном нам написании):


   Отметим некоторые удивительные факты: сумма чисел каждого горизонтального ряда равна 34; этому же числу равна сумма чисел каждой вертикальной колонки. Тридцати четырем равна сумма чисел, расположенных по обеим диагоналям квадрата. Тому же числу равны суммы чисел, составляющих квадраты 2 × 2 числа в углах большого квадрата. Мало того, тому же числу равна сумма чисел внутреннего квадрата 2 × 2 числа. Совершенно точно (благодаря посвятительной надписи) известна дата строительства этого храма – 954 год н. э. Итак, уже в середине Х века люди, строившие этот храм и отправлявшие в нем религиозные службы, умели составлять такие сложные математические головоломки. Магический квадрат Кхаджурахо является самым древним из известных квадратов такого рода размером 4 × 4, хотя известны более древние магические квадраты 3 × 3, найденные в Китае и Персии.
   Этот магический квадрат и некоторые другие, менее понятные изображения с фасада храма в Парсванатха показаны на рис. 3. Японский математик Такао Хаяши сфотографировал этот квадрат в 1980-е годы, но забыл, на каком именно храме он находился. Мне удалось найти точное местоположение квадрата только в 2011 году.


   Рис. 3. Магический квадрат и резной фасад храма Х века в Кхаджурахо (Индия)

   Так почему, собственно говоря, индийцы Х века поместили магический квадрат на дверях храма? Мы знаем об этом не больше, чем о причинах, побудивших украсить храм избытком эротических изваяний. Возможно, жрецы считали, что числа обладают силой, которую они (жрецы) надеялись обуздать. Может быть, секс и математику они рассматривали как проявления тех сил природы, которым эти люди желали поклоняться. Число ноль было впервые обнаружено в надписи, открытой в храме Самбор в Камбодже. Находка датирована серединой VII века и означает, что в восточных религиях существовала связь между математикой и культом.
   Известный храм Ангкор-Ват в Камбодже был одновременно центром индуизма и буддизма. Этот храм содержит множество скульптурных изображений апсар – соблазнительных богинь, которых специалисты считают богинями плодовитости (рис. 4).

   Рис. 4. Соблазнительные апсары – резные статуи богинь, украшающие фасад построенного в ХI веке храма Ангкор-Ват в Камбодже

   Ангкор-Ват – самый большой храм мира, его площадь составляет 82 гектара. Строительство его было закончено в XII веке одновременно с другим великим культовым сооружением – собором Парижской Богоматери. Таким образом, XII век – это время интенсивного строительства величественных культовых сооружений и на Востоке, и на Западе. В Европе эти соборы до сих пор являются для людей основными религиозными символами.

   В своей книге «Свет церкви» («The Light in the Church») Дж. Л. Хейльброн исследует один из аспектов связи религии и науки, показывая, что путь поступления солнечных лучей в здания великих готических соборов указывает на то, что соборы использовались одновременно и как обсерватории для наблюдения за точным местоположением Солнца при исчислении дат Пасхи. Хейльброн утверждает, что католическая церковь поощряла научные исследования даже в астрономии, невзирая на последовавшее затем преследование Галилея. Хейльброн показывает, как использовались достижения науки в строительстве католических соборов. Например, аркбутаны являются громадным техническим достижением готической архитектуры XII века, позволившим увеличить размеры здания, вес кровли, расширить оконные проемы и тем самым сделать помещение светлее. Аркбутаны – это арочные конструкции, передающие нагрузку от стен на отдельно стоящие контрфорсы. Такая конструкция намного выгоднее традиционных встроенных в стены опор. Аркбутаны позволили возвести такие величественные здания, как собор Парижской Богоматери, Шартрский и Реймсский соборы и другие великие европейские храмы, которыми мы восхищаемся по сей день.
   Начавшиеся в то же время крестовые походы с их кровопролитием и опустошениями являют собой пример зла, творимого именем религии. Однако в Средние века развивалась и мораль. Например, Талмуд, хотя он и был написан в III веке, получил наиболее широкое распространение именно в Средние века. В Талмуде содержится нравственное толкование закона и повседневной жизни в духе сочинений средневекового еврейского врача и философа Моисея Маймонида, которыми до сих пор руководствуются в своей жизни многие религиозные евреи. Занимался Маймонид и наукой. Уже в XII веке он разъяснял, что недопустимо буквальное толкование библейских текстов. Восемь с половиной столетий спустя новые атеисты вернулись к буквальному ветхозаветному образу Бога, видя в нем старика с белой бородой и плохим характером, отбросив утверждения Маймонида о том, что Бог – это величие сил природы, на которые опирается творение, математика, искусство, человечность и приличия.
   Уже в I веке нашей эры мудрец и толкователь Талмуда Гиллель Старший одной фразой сформулировал главное содержание Ветхого Завета: «Что ненавистно тебе, не делай ближнему своему; в этом вся Тора; все остальное – лишь ее комментарии». Идея любви к ближнему веками проповедовалась как иудеохристианская мораль, которую вплоть до нашего времени толковали и интерпретировали еврейские и христианские мыслители. Таким образом, абсолютно неверна доктрина Докинза (должны ли мы «уступить религии право говорить нам, что есть добро, и что есть зло?»), Харриса, Хитченса, Деннетта и других новых атеистов.
   Католическая церковь стремилась сохранить буквальную интерпретацию Библии и центральную роль Земли в мироздании и поэтому выбрала в качестве руководства ненаучные идеи дохристианского философа Аристотеля (IV век до н. э.), философия которого основывалась на теоретических рассуждениях, а не на опыте. Теория Аристотеля страдала рядом заблуждений, например – легкие тела падают быстрее тяжелых (это утверждение было опровергнуто Галилеем много столетий спустя). Геоцентризм Аристотеля, его убеждение в неизменности природы стали столпами католической веры, противостоявшей развитию науки с конца XVI до второй половины XVII века. Кульминацией этого противостояния стал суд над Галилеем. Но наука не отступила, дело Галилея продолжили такие великие мыслители, как Кеплер, Декарт, Лейбниц и Ньютон.
   Прежде чем перейти к рассмотрению важнейших достижений этих великих умов, создавших физическую науку (средство, с помощью которого мы постигаем природу и физические феномены) в том виде, в каком она существует и сегодня, нам стоит разобраться с археологическими подтверждениями описанных в Библии событий. В настоящей главе мы рассмотрели развитие религиозных идей в его связи с развитием науки и последующее ее расхождение с религией по мере созревания и становления. В следующей главе мы займемся археологическими и историческими доказательствами западных религиозных основ.

Глава 2
Почему археология не опровергает Библию

   Ричард Докинз в книге «Бог как иллюзия» утверждает, что не существует никаких объективных свидетельств в пользу истинности библейских историй. Кристофер Хитченс соглашается с Докинзом в книге «Бог не любовь», заявляя, что современная археология опровергла библейскую историю («ни один религиозный миф не подтверждает и не содержит истину»). В действительности это не совсем так. Библейская археология в настоящее время стремительно развивается: мы получили массу данных о существовании древних поселений в Святой Земле и о событиях, описанных в Библии (хотя в них не было ничего сверхъестественного).
   Библейский Авраам родился в городе Уре, в Месопотамии. Согласно традиции, он разбил сделанные из обожженной глины статуэтки вавилонских богов и возвестил веру в единого Бога, чем возбудил ярость язычников и был вынужден бежать от их гнева в землю Ханаанскую.
   Библия рассказывает нам продолжение истории: скитания Авраама, его женитьбу, рождение сына Исаака и внука Иакова, переселение их потомков в Египет, исход из Египта, завоевание Израиля, истории династий еврейских царей, жизнь и учение Иисуса и его распятие.
   Но где доказательства этих библейских историй?
   Во многих местах в Палестине были найдены надписи, в которых упоминаются цари Иудеи и Израиля – например, оттиски царской печати Езекии (царствовал в Иудее в VIII веке до н. э.), которые сейчас находятся во многих музеях и упомянуты в научных публикациях.
   Сохранились также остатки ряда древних зданий, описанных в Библии, включая и храм Соломона: в феврале 2010 года группа археологов под руководством сотрудника Еврейского университета Эйлата Мазара обнаружила под Стеной Плача в Иерусалиме, построенной в I веке н. э., другую стену длиной 70 и высотой 6 метров, датированную X веком до н. э. Эта датировка совпадает со временем постройки Первого храма царя Соломона.
   Во Втором храме в Иерусалиме над одной из дверей была обнаружена надпись «К трубному дому». Этот трубный дом некогда находился в храме Ирода (Второй храм, построенный в I веке до н. э. и разрушенный римлянами в 70 году н. э.). Из этого дома священники трубили в рог, возвещая начало и конец субботы. Эта находка подтверждает, что Второй храм находился именно в Иерусалиме и в нем совершались богослужения.
   Кроме того, до наших дней сохранилась часть древней сложной системы водоснабжения Иерусалима (шахта Уоррена, названная в честь британского инженера сэра Чарльза Уоррена, открывшего ее в 1867 году). Эта шахта была пробита в XVIII веке до н. э., когда город находился под властью иевусеев. Такая находка подтверждает библейский рассказ о взятии Иерусалима царем Давидом в 1000 году до н. э., когда воины Давида проникли в хорошо укрепленный город по этой шахте от источника Гихон (2 Цар. 5: 8).
   Развалины Иерихона, обнаруженные британским археологом Кэтлин Кеньон в 50-е годы ХХ века, подтверждают библейскую историю о разрушении города. В слоях, которые, по мнению ведущих библеистов, соответствуют времени, когда Иерихон при покорении Ханаана был взят Иисусом Навином (то есть приблизительно 1200 году до н. э.), были найдены многочисленные остатки сгоревших домов. Буквальное толкование библейского текста, говорящее о том, что стены города рухнули от звука труб воинства Иисуса, вызывает большие сомнения, так как противоречит всем законам физики, но мы тем не менее имеем археологическое подтверждение – один из старейших в мире городов (основан, согласно данным Кеньон, около 9 тысяч лет до н. э.) был действительно разрушен в библейские времена.
   24 мая 2012 года в Израиле было объявлено об открытии очень большого значения. Группа археологов под руководством Эли Шуркуна, производившая раскопки близ древней стены Иерусалима, обнаружила печать размером примерно два с половиной сантиметра, на которой удалось прочитать слово «Бет-Лехем» – Вифлеем. Печать была датирована VIII веком до н. э. Полный текст печати гласит: «Одна седьмая от Бет-Лехема царю». Скорее всего, это извещение об уплате налога царю Иудеи (Езекии, Манассии или Иосии), отправленное из Бет-Лехема в Иерусалим. Печать подтверждает, что город Вифлеем существовал уже в VIII веке до н. э.
   Ранний иудаизм не являлся абсолютно монотеистической религией. В северном Израиле были обнаружены мозаики с изображением меноры, украшенные греческими мифологическими фигурами. Эти предметы датированы II и I веками до н. э. В Израиле также найдены святилища разнообразных богов. Переход к монотеизму происходил постепенно.
   Первые святилища – дома, специально построенные для пребывания богов, – появились на землях Израиля около 5500 года до н. э. Эти святилища являются ключевыми археологическими находками, важными для понимания процесса развития религии в древнем Израиле. Они также подтверждают библейские рассказы о конфликтах и религиозных и захватнических войнах, свирепствовавших между народами этого региона: евреи, ханаанеи, филистимляне, иевусеи, аммонитяне, арамеи и другие сражались между собой и разрушали святилища друг друга.
   По данным археологов, в начале железного века в Палестине (1200–1000 до н. э.) существовало множество разнообразных религий, имевших не менее разнообразную символику: львы, быки и «древо жизни». Все эти символы призваны защищать и стимулировать деторождение. Уникальная находка, сделанная в поселении Таанах, поразительно напоминает мать-богиню Чатал-Гуюка, созданную несколькими тысячелетиями раньше. Таанахская находка представляет собой глиняную опору, украшенную множеством мотивов, включая обнаженную женщину в окружении львов и теленка, которая, как считают специалисты, символизирует некое божество. Все изображения венчает крылатый солнечный диск, олицетворяющий, вероятно, бога Солнца.
   Многие описанные в Библии события, а также периоды правления израильских царей были весьма точно датированы. Это стало возможным в результате сопоставления установленных дат астрономических событий, зарегистрированных в Месопотамии, с историями, рассказанными в Библии. Ассирийские и вавилонские астрономы тщательно следили за полными солнечными затмениями. В частности, одно из таких солнечных затмений произошло в ассирийском месяце Симану в год Бур-Сагале (годам в те времена давали названия в честь правителей и других высших чиновников). Современным астрономам удалось датировать его 15 июля 763 года до н. э. Это позволило историкам воссоздать большой период ассирийской хронологии.
   В объемной посвятительной надписи, датированной с помощью упомянутого солнечного затмения 701 годом до н. э., говорится о завоевании Сенаххерибом Иерусалима. Надпись гласит: «Сенаххериб пошел в землю хеттов и по пути пленил Езекию Иудея… посадив его, словно птицу в клетку, в его царской столице Иерусалиме». В Четвертой книге Царств (4 Цар. 18: 13) это же событие изложено с точки зрения евреев, согласно которой оно имело место в 14-й год правления царя Езекии. Такая сильная корреляция между данными Библии и ассирийских источников позволяет нам точно определить хронологию еврейских царей, описанных в Ветхом Завете.
   Таким образом, мы теперь точно знаем, что основатель еврейской династии, царь Давид, правил около 1000 года до н. э. Другое подтверждение этой части библейской истории представлено археологическими находками, среди которых надпись, обнаруженная в Тель-Дане на севере Израиля. Эта надпись содержит описание «дома Давида».
   Во времена становления Израильского царства евреи вели полукочевой образ жизни в холмистых местностях Иудеи и Самарии, где позже стали возникать более постоянные поселения. Археологи открыли несколько таких деревень, каждая из них была построена в виде поставленных кольцом домов, в центре кольца находился загон для скота. Религиозные обряды отправлялись на бамотах – подмостках или природных возвышениях, – большое число которых было также обнаружено археологами. В одном из бамотов нашли бронзовую статуэтку быка, напоминающую золотого тельца Исхода, а также золотых тельцов, установленных, согласно Библии, царем Иеровоамом в Дане и Вефиле. Религия евреев на этой стадии представляла собой переходную ступень от идолопоклонничества к монотеизму. Памятники этой стадии характерны для археологических находок, датированных приблизительно 1000 годом до н. э.
   После царствований Давида и Соломона, которые начались около 1000 года до н. э. и продолжались следующие полстолетия, Израильское царство раскололось надвое. Южная его часть стала называться Иудеей. В ней продолжали царствовать потомки Давида, а Израиль – северное царство – расположился на плодородных холмах Самарии.
   Уникальное археологическое доказательство существования дома Давида дошло до нас в виде арамейской надписи (арамейский язык в те времена был языком межнационального общения на Ближнем Востоке), нанесенной на огромном камне, воздвигнутом в честь военных побед Азаила, арамейского царя Сирии, соперницы Израиля.
   В этой древней надписи содержится упоминание о династии Давида и о библейском иудейском царстве. В надписи Азаил хвастает убийством двух царей – Иорама Израильского и «Ахазии из дома Давида». Хотя имя Азаила не упоминается в Библии, сам факт того, что археологическая находка свидетельствует о существовании израильской династии Давида, имеет огромное значение для подтверждения по крайней мере некоторых рассказов Ветхого Завета.
   Другое важное историческое свидетельство существования царства Иудеи – это эпитафия на могиле царя Озии, правившего в VIII веке до н. э. Так как этот царь умер от проказы, он не мог быть похоронен в царской усыпальнице в Иерусалиме и его могила найдена за стенами города.
   Еще одно доказательство было обнаружено на воротах крепости Хацор, построенной на севере Израиля израильским царем Ахавом. Археологам удалось раскопать лишь правую половину этих больших ворот. Часть эта состоит из двух колонн с резными капителями, поддерживающими массивную перемычку. Обе капители украшены пальмовым орнаментом – символом плодовитости, характерным для культуры Ближнего Востока того времени.
   В израильской столице Самарии археологи обнаружили множество украшений из слоновой кости, принадлежавших царской семье. Эти предметы упомянуты в Библии: пророк Амос с негодованием говорит о кроватях из слоновой кости, изобличающих «порочность и разложение» царской семьи и аристократии Израильского царства.
   В Иерусалиме, городе Давида, нашли около 50 оттисков печатей, датированных эпохой иудейского царства. Такие печати в те времена заменяли личные подписи. Считается, что эти оттиски представляют собой часть правительственного архива царской семьи. Также обнаружили подобные печати, принадлежавшие коменданту иудейской крепости Арад, расположенной на юге Иудеи. В этой области раскопали написанные на глиняных черепках письма, составленные на еврейском языке библейских времен. В Тель-эн-Насбехе была обнаружена датированная концом VIII века до н. э. агатовая печать, гласившая: «Яазаньяху, слуга царя».
   Первый храм – храм Соломона находится непосредственно под руинами Второго храма, перестроенного царем Иродом Великим много столетий спустя. До нашего времени дошло мало археологических данных, касающихся Первого храма, если не считать стены, раскопанной в 2010 году. Проведение раскопок в этом месте сталкивается с сильным сопротивлением. Лидеры многих вероисповеданий возражают против раскопок, поскольку считают святыни неприкосновенными. Тем не менее археологам все же удалось найти предметы культа, использовавшиеся при богослужениях в Первом храме. Среди находок – лопаточки для фимиама, надписанные жертвенные сосуды и глиняные таблички в именами членов священнических семей. Повсеместно в местах раскопок на месте Первого иерусалимского храма были обнаружены украшенные изображениями львов, быков и херувимов бронзовые подставки, соответствующие библейским описаниям храмовой утвари.
   На территории Израиля также найдены жертвенные алтари и столы для всесожжения, характерные для той эпохи. Находки такого рода были сделаны в Беэршебе, Мегиддо и Араде. Они свидетельствуют о том, что религиозный культ был очень широко распространен. В то время как главным местом поклонения оставался иерусалимский храм, по всей стране существовали и местные святилища. Там религиозные обряды были смешанными: люди поклонялись как единому Богу медленно нарождавшегося монотеизма, так и прежним языческим богам.
   Гораздо больше существует археологических находок, относящихся ко временам Второго храма и Иисуса Христа. В Иерусалиме обнаружен склеп с надписью: «Симон, строитель храма». Это позволяет утверждать, что Второй храм действительно перестроили в царствование Ирода. Другим важным артефактом является греческая надпись на камне: «Чужеземец да не войдет…» Считают, что этот камень располагался над входом в храм. Были также найдены храмовые сосуды I века н. э.: менора, жертвенный алтарь и стол хлебов предложения. Все эти вещи теперь экспонируются в музее Израиля.
   В Иерусалиме и его окрестностях времен Иисуса Христа было найдено множество украшенных оссуариев. В конце эпохи Второго храма изменилась практика погребения умерших. Их тела хоронили в ямах семейного склепа, а через год, когда оставались только кости, их собирали и помещали в оссуарий. Некоторые специалисты считают, что этот обычай отражает веру в воскресение из мертвых, которое произойдет в конце света. Оссуарии строили из мягкого известняка и украшали богатым орнаментом. Самый удивительный оссуарий находится в музее Израиля. На нем видна надпись на арамейском языке: «Иисус сын Иосифа». Правда, подлинность этого артефакта многими оспаривается. Но кто знает, возможно, в этом оссуарии некогда находились кости Иисуса из Назарета?
   Кроме того, был обнаружен и оссуарий с надписью «Иосиф, сын Каиафы». Считают, что в этом оссуарии хранились кости Каиафы, первосвященника Иерусалимского храма времен Иисуса Христа. В древней Кесарии, в резиденции римских прокураторов, была обнаружена латинская надпись с именем Понтия Пилата. Ее нашел близ римского амфитеатра итальянский антрополог Антонио Фровой в 1961 году. Эта находка произвела настоящий фурор, так как она является единственным документальным свидетельством о жизни Понтия Пилата. В сумме все эти данные подтверждают подлинность исторических событий, описанных в Новом Завете.
   Было также обнаружено доказательство распятия – таранная кость, пробитая сохранившимся железным гвоздем. Эту кость обнаружили в склепе на севере Иерусалима. Оссуарий был подписан: «Иехоханан, сын Эскиля». Римская казнь прижилась в Иерусалиме, и тысячи людей нашли свою мученическую смерть за самые разные преступления.
   Хотя археологические данные о библейских событиях нельзя назвать полными, к настоящему времени продолжают накапливаться свидетельства, подтверждающие подлинность библейских историй. В этой главе я упомянул лишь ничтожную часть сделанных находок. В археологических музеях находится множество бесценных исторических свидетельств, обнаруженных за время многолетних раскопок.
   Для доказательства существования еврейских царских династий не обязательно ездить на Средний Восток. На арке Тита, стоящей возле Римского форума, прекрасно сохранились резные изображения иудейских рабов, несущих семисвечники из храма Яхве в Иерусалиме (Второго храма), разрушенного Титом, сыном императора Веспасиана, в 70 году н. э. Посетив Иерусалим, мы получим еще одно доказательство: археологи показали, что «Сгоревший дом», стоящий возле развалин Второго храма, был жилищем одного из первосвященников храма. Дом этот тщательно исследован и сохраняется.
   Свитки Мертвого моря оказались одними из самых важных археологических находок в истории. Первые были обнаружены арабским пастухом, случайно обнаружившим их в пещере близ Кумрана в Иудейской пустыне в 1947 году, а остальная часть найдена в ходе проведенных в 1950-е годы раскопок. Эти свитки, написанные частью на пергаменте, а частью на папирусе, подтверждают некоторые повествования времен раннего иудаизма и возникновения христианства. Кумранские свитки содержат большую часть книг Еврейской Библии с очень незначительными отличиями от более поздних версий.
   Свитки Мертвого моря датируются периодом III век до н. э. – I век н. э. В них еще содержатся книги, которые теперь считаются апокрифами (неканоническими), а также тексты-толкования. В свитках есть сведения об отдельных библейских историях, происходивших немногим более двух тысяч лет тому назад.
   Первые семь свитков были найдены бедуином из племени Та-амра в конце 1946 и в начале 1947 года в глубокой пещере на северо-западном берегу Мертвого моря. Некоторое время спустя эти рукописи были им проданы скупщикам антиквариата в Вифлееме, вновь перепродавшим их. Четыре свитка оказались в распоряжении Афанасия Самуила, митрополита сирийской православной церкви в Иерусалиме, а еще три были куплены для Еврейского университета в Иерусалиме профессором Элиэзером Липой Сукеником.
   Политическая ситуация на Ближнем Востоке тем временем сильно осложнилась, на горизонте замаячила угроза неминуемой войны, и Самуил вывез свитки в США, где в течение нескольких лет демонстрировал их в библиотеках, университетах и антикварных магазинах, тщетно надеясь найти покупателей. В 1954 году Самуил поместил объявление о продаже в The Wall Street Journal, на которое откликнулся некто Игал Ядин, согласившийся заплатить требуемую большую сумму. Ядин тайно действовал от имени государства Израиль. К тому же Ядин, которому вскоре было суждено стать ведущим израильским археологом, оказался сыном профессора Сукеника из Еврейского университета. Таким образом, все семь найденных свитков оказались в распоряжении Еврейского университета. Теперь они хранятся в книгохранилище Израильского музея в Иерусалиме.
   С 1949 по 1956 года в Кумране проводились дальнейшие раскопки и поиски, в результате которых было найдено еще 930 свитков. Все они оказались на расстоянии не более трех километров от места нахождения первых свитков в Кумране. Большинство текстов написаны на иврите, хотя были среди них и рукописи на арамейском и греческом языках. Хорошо сохранились лишь 12 текстов, остальные дошли до наших дней в виде отдельных фрагментов. С тех пор ученые применяют всю свою изобретательность, чтобы восстановить недостающие места текстов.
   Среди текстов, найденных в Кумране, отсутствуют только книги Неемии и Эсфири. Тот факт, что в свитках были обнаружены практически все книги Библии, позволяет нам утверждать, что библейские тексты изучались во времена Иисуса Христа и ранее. Кумранская секта, члены которой записали, изучили и сохранили эти уникальные документы, существовала, по-видимому, почти четыре столетия. Когда после иудейского восстания, начавшегося в 66 году, римляне в 70 году разрушили Иерусалим, они развернули наступление на юг и в течение трех лет пленили или убили всех членов секты, не успевших скрыться. Перед приходом римлян члены секты спрятали священные тексты в глубоких пещерах, чтобы сохранить их для потомства. Эти рукописи были, как мы видим, найдены лишь в середине ХХ века и, в дополнение к текстам Ветхого Завета, пролили свет на жизнь таинственной древней секты, существовавшей в библейские времена.
   Из этой главы мы узнали, что многие изложенные в Библии истории подтверждаются историческими и археологическими данными. Конечно, мы не находим никаких археологических подтверждений чудес или сверхъестественных явлений, но тем не менее описанные в Библии исторические события хорошо согласуются с результатами археологических исследований, проведенных в Святой Земле.

Глава 3
Бунт науки

   Шли века, и религия постепенно приняла на себя роль моральной и духовной наставницы человечества, все больше и больше опираясь при этом на веру в сверхъестественное. Это на много столетий затормозило развитие наук о природе. Греческая цивилизация отличалась передовым взглядом на природный мир – достаточно вспомнить проницательную идею Демокрита об атомах или новую гипотезу о вращении Земли, высказанную в IV веке до новой эры философом Филолаем[6]. Когда великая греко-римская культура пала, западный мир погрузился в темные времена. Объяснение истины было найдено в Писании, начались гонения на свободомыслие. Это продолжалось вплоть до позднего Средневековья, когда, помимо отдельных грубых и примитивных идей, касающихся медицины (большинство из которых были неверными, как, например, уверенность в том, что кровопусканием можно лечить большинство болезней), не было практически никаких попыток поиска научной истины. В культуре, где господствовала католическая церковь и правили покровительствующие ей короли, отклонения от существующей веры попросту не допускались. Проще говоря, установленный порядок вещей нельзя было даже обсуждать.
   Такая логика привела к геоцентризму. Вера в то, что Земля является центром Вселенной, стала ключевым, не подлежащим опровержению принципом. Эта теория нашла «научное» объяснение движения всех видимых небесных тел нашей солнечной системы не в Библии, а в работах Клавдия Птолемея (90–168), астронома и математика, жившего в Александрии в эпоху долгих сумерек классической греческой цивилизации. В своем трактате «Великое построение» («Almagest»)[7] Птолемей предложил модель Солнечной системы, в которой Земля занимает центральное положение, и при этом с математической точностью объяснил особенности движения планет, Луны и Солнца вокруг Земли (рис. 5). В Средние века система мироздания Птолемея стала такой же частью церковной догмы, как Евангелие.

   Рис. 5. Ошибочная модель Солнечной системы, созданная Птолемеем. Для объяснения формы движения планет Птолемею пришлось ввести понятие об эпициклах

   Как работала система Птолемея? Планеты по небу периодически перемещаются ретроградно, то есть время от времени каждая видимая на небе планета начинает двигаться вспять. Как мы теперь знаем, это движение наблюдается, потому что наша планета, как и все остальные, следует по орбите вокруг Солнца и периодически то приближается к другим планетам, то удаляется от них. Для объяснения этого феномена Птолемей выдвинул гипотезу эпициклов (вращение около точки орбиты, дополнительное к вращению вокруг Земли). Таким образом, Птолемею удалось логически объяснить наблюдаемое на ночном небе ретроградное движение планет.
   Однако самое интересное здесь то, что система Птолемея работает! Она превосходно «объясняет» движение всех видимых небесных тел. К сожалению, система это абсолютно неверна. Система Птолемея – наглядное доказательство того, что для объяснения любого феномена можно придумать невероятно сложное и логически безупречное, но не имеющее никакого отношения к реальности толкование. Истинную модель Солнечной системы предложил в середине XVI века польский астроном, математик и юрист Николай Коперник (1473–1543) (рис. 6).

   Рис. 6. Модель строения Солнечной системы, предложенная Коперником. Его система проще системы Птолемея и тем не менее верно описывает форму движения планет

   В чем разница между этими двумя математическими объяснениями устройства Солнечной системы? Помимо того факта, что непосредственные наблюдения подтверждают центральное положение Солнца в Солнечной системе, где все остальные планеты, включая Землю, вращаются вокруг него, система Коперника проще и изящнее, так как требует меньше допущений и предпосылок. Согласно принципу «бритвы Оккама», самое простое объяснение феномена является, вероятно, единственно верным. Хорошая модель объясняет мир без использования лишних допущений (например, эпициклов) и не требует чрезмерно сложных рассуждений и дополнительных идей. Такую модель создал, например, Эйнштейн, который однажды сказал: «Научная теория должна быть максимально простой, но не проще того». Система должна включать все самое существенное, но в ней не должно быть ничего слишком сложного, если эти сложности не оправдываются отчетливой и понятной целью. Общая и частная теория относительности Эйнштейна – это гениальные модели. Они не просты, но каждый их элемент является существенной, значимой и незаменимой частью модели. Эти теории скупы: каждый символ, уравнение, элемент необходим и не может быть удален из системы объяснения мира.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →