Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

51 \% британских женщин моложе 50 лет никогда не были замужем – это вдвое больше, чем в 1980 году.

Еще   [X]

 0 

Основы психосоциальной работы с населением. Учебное пособие (Сухов Анатолий)

С современных позиций излагаются теоретические и прикладные аспекты психосоциальной работы с населением. Рассматриваются понятие, структура, субъекты, объекты, социально-психологические явления в социально напряженных ситуациях, раскрываются технологии психосоциальной работы с населением.

Год издания: 2013

Цена: 365 руб.



С книгой «Основы психосоциальной работы с населением. Учебное пособие» также читают:

Предпросмотр книги «Основы психосоциальной работы с населением. Учебное пособие»

Основы психосоциальной работы с населением. Учебное пособие

   С современных позиций излагаются теоретические и прикладные аспекты психосоциальной работы с населением. Рассматриваются понятие, структура, субъекты, объекты, социально-психологические явления в социально напряженных ситуациях, раскрываются технологии психосоциальной работы с населением.
   Для студентов-бакалавров, обучающихся по направлениям: «Социальная работа» и «Психология». Книга может быть полезна и интересна социальным работникам, социологам, менеджерам, педагогам, психологам, магистрантам и преподавателям вузов.


А.Н. Сухов Основы психосоциальной работы с населением Учебное пособие

Предисловие

   Прежде всего, потребность в модернизации социальной работы определяется поиском выхода из кризиса ряда европейских и других стран.
   При этом сложились два противоположных подхода.
   Первый из них основан на экономии в области социальной сферы: снижении зарплат, пенсий и т.д.
   Второй – базируется на стимулировании спроса, следовательно, социальном развитии.
   В России в качестве приоритетов социальной политики выступают:
   – решение демографических проблем;
   – улучшение качества жизни населения;
   – увеличение среднего класса;
   – уменьшение безработных и нищих.
   Как известно, есть различные модели модернизации. Наиболее оптимальной является та, которая связана с развитием, в том числе социальной работы. Реализация данной модели невозможна без создания соответствующей среды, в данном случае без повышения уровня профессиональной подготовки социальных работников, их соответствия современным требованиям.
   В свою очередь данная задача невыполнима без создания профильной литературы.
   Этим объясняется актуальность учебного пособия: «Основы психосоциальной работа с населением».
   Психосоциальная работа отличается от традиционной социальной работы. Она носит современный, инновационный и по-настоящему комплексный характер и связана с оказанием не только социальной, но и психологической помощи.
   В основе психосоциальной работы лежат положения таких психологических теорий, как психоанализ, экзистенциальная, гуманистическая психология и т. п.
   Но этого явно недостаточно. В данном случае необходим социально-психологический подход. Именно он позволяет вести работу с клиентами на всех уровнях, начиная от личности и кончая большими социальными группами.
   Созданию данного пособия предшествовали такие работы, как «Прикладная социальная психология» (1998 г.); «Социальная психология» (2001-2011 г.г.); «Социальная психология безопасности» (2002; 2005 г.г.); «Социальная психология образования» (2005 г.); «Социальная психология преступности» (2007 г.); «Социальная работа в пенитенциарных учреждениях» (2008 г.); «Социальная психология организации» (2010 г.); «Миграция в Европе и ее последствия» (2007; 2011 г.г.); «Историко-психологический анализ реформирования и модернизации России» (2011 г.).
   К числу условий модернизации психосоциальной работы с населением относится также развитие соответствующего менталитета политической и экономической элиты.
   В этом отношении примером может служить деятельность известных русских политиков и бизнесменов, а также Эдварда Кеннеди – экс-председателя комитета Сената США по здравоохранению, образованию, труду и пенсионному обеспечению.
   Э. Кеннеди является автором более чем 2500 законопроектов. Несколько сотен из низ стали законами. В частности, в качестве примера можно привести: «Закон о мерах по защите детей»; «Закон об обеспечении равного доступа и высоких стандартов на всех уровнях образования» и т.п.
   Хочется надеяться, что в этом ряду достойное место займут и представители современной отечественной элиты.
   В то же время развитие гражданского общества неизбежно приведет к совершенствованию социальных стандартов, что не может не повлиять на качество психосоциальной работы с населением. В орбиту ее должны войти практически все сегменты социальной сферы.
   Одним из профилей подготовки студентов-бакалавров по направлению «Социальная работа» является профиль – «Психологическая работа с населением».
   Данное учебное пособие раскрывает содержание и технологии психологической работы с населением. Оно может быть использовано при изучении ряда дисциплин, в том числе курса с аналогичным названием в рамках указанного профиля. Потому таким образом и называется.
   Что касается обучения студентов-магистрантов по программе «Социальная работа», то одним из профилей данной подготовки является профиль «Социально-психологические технологии работы с населением».
   Собственно говоря, суть от этого не меняется. Разве что акценты немного другие: меньше патопсихологии, клинической психологии; упор при этом сделан именно на социально-психологические технологии.
   Но в первом и во втором случае основой психолого-ориентированного подхода является социальная психология, ее приложение в социальную практику.
   Для психологов читается курс: «Психология социальной работы»: без учебного пособия по психосоциальной работы с населением его вряд ли можно освоить.
   Таким образом, данное учебное пособие представляет несомненный интерес как для теоретиков, так и практиков в области психосоциальной работы с населением.
   Доктор психологических наук,
   профессор
   А.Н. Сухов

Раздел I
Введение в психосоциальную работу с населением

Глава 1. Теоретические основы психосоциальной работы с населением

§ 1. Понятие, структура и история развития психосоциальной работы с населением

   Другое дело, история, связанная с социальной работой как одного из вида профессиональной деятельности. Она, естественно, намного короче, но от этого не менее содержательна и значима.
   Датой рождения психосоциальной работы с населением в России считается март 2000 года. Именно тогда в структуру Государственного образовательного стандарта подготовки специалистов по социальной работе вошел новый учебный модуль – «Психосоциальная работа».
   Истоки социальной работы восходят к благотворительности, существовавшей на всех этапах развития общества. Наши далекие предки были милостивы к старым и малым, «слабым и увечным» соплеменникам, привечали и любили странников, отличались редким гостеприимством. Помощь нуждающимся не преследовала целей изменения устройства общества
   В 1551 г. при Иоанне Грозном признается необходимость попечения о бедных. Уже в этот период возникает необходимость выделения «адресной» помощи нуждающимся.
   В некоторую систему общественное призрение оформилось при Петре I. Появились новые типы заведений: «госпитали» для сирот, инвалидные дома, поселки для пленных.
   При правлении Екатерины II складываются условия для реорганизации всей социальной благотворительности: создаются специализированные учреждения для воспитания и образования детей (подкидышей, незаконнорожденных и т.д.); издаются указы, облегчающие участь арестантов и каторжников.
   С середины XIX в. основная тяжесть социальной помощи нуждающимся ложится на городское и земское общественное самоуправление.
   Отказавшись от благотворительности как одной из форм помощи, правительство СССР основной акцент делало на государственную помощь в форме социального обеспечения и социального страхования.
   Таким образом, социальная работа в России имеет давние традиции. Она существовала и в царские времена, и во времена революционных преобразований. Ее цели и задачи отражали уровень экономического и социально-политического развития общества. Осуществлением социальной работы с населением занимались представители различных общественных структур. Функции специалистов по социальной работе выполняли земские уполномоченные по призрению слепых, бедных, безнадзорных детей, безродных и бездомных, людей пожилого возраста.
   К началу 90-х годов 20-го в. назрела необходимость поиска новых путей, способных удовлетворить потребности населения в социальной поддержке и защите. Очень ценным в связи с этим оказался опыт стран Западной Европы и США по оказанию социальной помощи и опеки. В этих странах одним из главных способов реагирования общества на новую социальную ситуацию является социальная работа на профессиональном уровне.
   Россия, вступив в период развития рыночных отношений, стала развивать систему социального обслуживания, требующую профессиональных кадров. Начало 90-х 20-го в. годов для России ознаменовалось введением новых профессий: социальный работник, социальный педагог и специалист по социальной работе.
   Социальная работа – профессиональная деятельность по организации помощи и взаимопомощи людям и группам, попавшим в трудные жизненные ситуации. В самом общем виде социальная работа представляет собой сложное общественное явление, самостоятельную область научно-практического знания, профессию и учебную дисциплину.
   Сложились три главных научных подхода к сущности социальной работы:
   – социально-ориентированный;
   – комплексный;
   – психолого-ориентированный.
   В основе любой практики, в том числе социальной, должна лежать теория.
   Первоначально социальная работа была очень тесно связано с социальными науками. Поэтому неслучайно, что первая национальная конференция социальных работников в Америке была организована Американской ассоциацией социальных наук в 1870 г. В 1879 г. социальная работа выделилась в самостоятельную научную и практическую область. Тем не менее до 20-х г. XX в. она оставалась под внимание социологии, экономики, политических наук как в США, так и в развитых странах Западной Европы.
   Социально-экономическая ситуация в довоенных Америке и Европе явилась катализатором развития социальной работы.
   Послевоенный период также характеризовался мощным энтузиазмом в отношении возможностей социальной работы.
   Социальные работники внесли неоценимый вклад в залечивании ран Второй Мировой войны.
   В середине XX в. появляются фундаментальные теоретические работы в области социальной работы.
   В основании этих работ лежит социологизированный характер.
   К числу социально-ориентированных теорий социальной работы отмечают: теорию систем; «работу со случаем» (М. Ричмонд); диагностическую; функциональную школу; структурный подход и т. д.
   Возникновение социальной работы как профессиональной деятельности связано с воплощением идей и концепции социальной работы Мэри Элен Ричмонд (США). Благодаря инициативе М. Ричмонд в Америке была создана и начала свою деятельность первая национальная школа прикладной филантропии (ныне факультет социальной работы в Колумбийском университете). В 1899 г. была издана первая книга Мэри Элен Ричмонд – «Дружеский визит к беднякам: руководство для работающих в благотворительных организациях», в которой были заложены научно обоснованные методы социальной работы. В своей следующей книге «Социальные диагнозы», вышедшей в 1917 г., Ричмонд более подробно представила свой метод социальной работы, который впоследствии получил название «работы со случаем». Примерно в это же время возникают первые школы по подготовке профессиональных работников.
   В «Социальных диагнозах» Ричмонд отмечала, что самое важное в социальной работе – поставить социальный диагноз и взять его за основу при выборе метода помощи индивиду или семье.
   Установленный диагноз с учетом обстоятельств той или иной ситуации позволяет выявить причину проблемы и наметить меры по ее решению. Социальный диагноз предполагал как оценку личности клиента, так и его социального положения. Ричмонд рассматривала социальную помощь как комбинацию мер, результатом которых являются изменения как самого индивида, так и его социальной среды.
   Диагностическая школа непосредственно связана с колледжем Смита в Нью-Йорке, где с 1918 г. осуществляется подготовка социальных работников. В это время наступает необходимость в специалистах, способных работать по преодолению эмоциональных проблем ветеранов первой мировой войны и членов их семей.
   В качестве теоретической основы взаимодействия социального работника и клиента была взята медицинская модель.
   Основное внимание сосредоточивалось на внутреннем мире клиента, социальные процессы и социальная среда отодвигались на задний план.
   Отношения между клиентом и социальным работником превращаются в довольно авторитарные, а задачей последнего становится лечение клиента, понимаемое как изменение его личности и помощь в его адаптации к окружающей среде.
   Новое направление стало развиваться в Пенсильванской школе социальных работников в 1930-х г.. Оно было связано с интересом к социальной среде и процессу оказания помощи, но не как лечебному процессу, а скорее как услуге, оказываемой в рамках социальной службы. Данное направление получило название функциональной школы.
   Представителями функциональной школой за основу было взято желание перемен у клиента, его способности к восприятию помощи в ходе лечения. В данном случае в отличие от диагностической школы основное внимание уделялось не ранним детским впечатлениям клиента и постановке точного диагноза, а началу процесса изменений. В рамках функциональной школы была предложена оригинальная методика по организации помощи – ее предоставления и приема. Основной акцент при этом делался на таких понятиях, как структура и процесс, а также на построении правильного взаимоотношения социального работника и клиента. Было введено понятие самоопределения – права клиента решать за себя. Таким образом, происходит переход к современному пониманию сущности социальной работы и отказ от авторитарных и формальных отношений, представительницей которых являлась Мери Элен Ричмонд.
   Решающее значение для формирования теоретической базы функциональной школы имела книга В. Робинсон из Пенсильванской школы социальной работы под названием «Психология изменения в социальной индивидуальной психотерапии», вышедшая в 1930 г. Клиент ставится в центр процесса оказания помощи, и только то, что сам клиент выбирает в качестве темы для обсуждения своего прошлого, является важным для социального работника.
   В отличие от сторонников диагностической школы представители функциональной считали, что поскольку клиент знает себя лучше, то он сам способен поставить диагноз своей проблеме. Задача специалиста состоит в принятии на себя ответственности за процесс оказания помощи и за формирование отношений между социальным работником и клиентом.
   По утверждению сторонников функциональной школы, невозможно познать «Я» другого человека. Вместо этого необходимо создавать такие отношения, при которых клиент может раскрыться. В этой связи от социального работника требуется хорошее знание самого себя. Подготовка социального работника должна заключаться в «тотальном вживании», которое способствует саморазвитию и самопознанию.
   Социальная работа в европейском измерении воспринимается в тесной взаимосвязи с социальной политикой, государством. Важное значение на формирование современной модели социальной помощи оказали принципы Эльберфельдской системы, получившей свое название от города, где она эффективно была применена, и в по следующем получившей распространение на территории Германии и Франции. В основу этих принципов легли следующие положения:
   – самостоятельность каждого попечительства при рассмотрении частных вопросов и централизация общего направления дел;
   – индивидуализация помощи при детальном обследовании каждого нуждающегося.
   Стратегией социального работника являются действия, направленные на повышение степени самостоятельности клиента, развития его способности контролировать свою жизнь и самому решать возникающие проблемы.
   Современный структурный подход в социальной работе. Наиболее ясно содержание современного структурного подхода к социальной работе выражены в документах, регламентирующих деятельность социальных работников. В требованиях и правилах для дипломированных социальных работников, принятых Британской ассоциацией социальных работников (BASW) в 1990 г., указывается, что квалифицированный социальный работник должен быть способным (CCETSW, 1990):
   – развивать осознание внутренних связей процессов угнетения в обществе и расовыми, классовыми вопросами и вопросами пола;
   – понимать и противодействовать стигматизации и дискриминации на основе различий пола, возраста, вероисповедания и принадлежности к секте, на основе факта инвалидности, "неполноценности" (disability) и бедности;
   проявлять и показывать осознание индивидуального или институционального расизма и пути борьбы с обоими с помощью антирасистских практик;
   – развивать понимание различий полов и демонстрировать антисексизм в практике социальной работы;
   – признавать необходимость и способствовать развитию политики и практики, которые являются недискриминационными и направлены против угнетения.
   В связи с этим социальные работники должны понимать экономические, социальные, политические силы, действующие в обществе, в котором они будут работать. Более того, предполагается, что они будут действовать (а также демонстрировать и доказывать это) в соответствии с этими знаниями и в их действиях будет проявляться знание тех структур, которые формируют качество жизни, успех, выборы и возможности людей, которые могут стать клиентами социальной работы. Этот подход несет ясный отпечаток подхода социальных наук: социологии, политологии, социальной политики. Представители этого подхода критикуют тенденцию недооценивать роль знаний о структуре и функциях общественного устройства в профессиональной теоретической и практической подготовке социальных работников. Они считают неверным то, что, "игнорируя" структурные компоненты, общие для ситуаций, в которых оказываются клиенты, основная масса литературы по социальной работе фокусируется в первую очередь на методах и техниках работы с индивидуумами и группами. С их точки зрения, методы социальной работы представляют собой инструменты, с помощью которых социальный работник должен "исправлять" ситуации.
   Именно эту тенденцию структурного подхода отражают требования к квалификации социального работника нашего времени: от него ожидают, что он будет развивать практики, которые сами по себе являются вызовом и альтернативой по отношению к любого рода проявлениям неравенства и несправедливости в обществе. Иными словами, от него требуют, чтобы он занимал активную социальную позицию.
   С этими требованиями не согласна часть специалистов в области обучения социальной работе, которые считают, что, поскольку исторически социальная работа возникла как средство заботы о малоимущих, то она всегда изначально игнорировала социальные, классовые, расовые и другие различия. Можно рассматривать тенденцию деполитизации социальной работы как намеренную. Такая стратегия направлена на то, чтобы, как пишет Дж. Лишман, и эту точку зрения разделяют многие ведущие специалисты, "сердц аи умы практиков были бы посвящены индивидуальным отклонениям, а их методы и техники оставались бы не деформированными реальностями общества, где они используются" (Lish-man, 1996). Структурный подход предполагает, что социальный работник понимает механизмы различных видов неравенства, существующих в обществе. Кроме того, в своей работе он должен оперировать знаниями о распределении сил и экономических ресурсов, знать содержание этих ресурсов, каким интересам они служат, а также принимать участие в распределении части ресурсов. По мнению М. А. Гулиной, в рамках структурного подхода можно выделить два различных направления. Первое предполагает, что социальный работник понимает структурное status-quo, в котором находится общество в целом и клиент в том числе. При этом его профессиональная активность не направлена на разрушение этого положения. Так, М. Дэвис – автор теории о позитивной практике социальной работы, – считает, что "социальная работа – это продукт неравенства и несовершенства общества" и целью государства, ее создавшего, является гуманная защита для его наиболее уязвимых граждан (Davis, 1985). Следуя этому положению, он считает, что суть социальной работы заключается в поддержании стабильного, хотя и не статичного общества, прав и возможностей тех, кто в неконтролируемом обществе не выжил бы. Его теория поддержания видит функции социального работника в "поддерживании механизма путем смазывания межличностных колес в обществе" (Davis, 1985). Он считает, что существование и выживание социальной работы зависят от двух условий: первым является уважение со стороны социальных работников к политической и экономической жизнеспособности общества и лежащей в его основе политической системе. Вторым условием является то, что государство со своей стороны посвящает себя справедливому, законному и гуманному обществу, в котором права каждого человека, а особенно наиболее уязвимого его гражданина, являются предметом его заботы. При выполнении этих условий социальный работник не бросает вызов настоящему положению дел в обществе. Но это не значит, что он не занимается распределением ресурсов или не поднимает вопроса о дискриминации клиента. Адвокатура остается одним из методов его работы, но сама работа отличается от любой другой политической активности любого члена общества тем, что она направлена по организационным каналам, а социальный работник при этом является представителем государства и "носителем его мандата".
   Контрастным по отношению к первому подходу является второе направление структурного подхода, которое получило название радикальной социальной работы. Для представителей этого направления государство является служителем групповых интересов в обществе и не может играть нейтральную роль по отношению к своим незащищенным членам. Поэтому, на их взгляд, социальный работник служит проводником политики угнетения, дискриминации и такая его деятельность углубляет процессы стигматизации в обществе. Радикальные социальные работники, так же как и нерадикальные, считают, что социальный работник должен понимать распределение сил в обществе. Но они видят его функции в противостоянии политике угнетения; методами борьбы они считают профессиональные методы изменения отношений между службами социальной работы и ее пользователями: службы должны передать свою силу и возможности пользователям. Важная роль социального работника заключается также в том, чтобы обращать внимание общественности и делать очевидными феномены дискриминации, которые общество не замечает. Речь идет о правах детей и подростков, женщин, различных меньшинств и т. д., но о правах не только формальных, но также и о различиях в субъективных ожиданиях, которые имеются у общества по отношению к различным социальным, возрастным, половым и национальным группам. Важным также является общественное признание опыта и фактов невольной, неосознаваемой дискриминации и ущемления в обществе.
   Для применения структурного подхода видится важным проведение анализа ситуации, с которой имеет дело социальный работник. Такой анализ должен проводиться на нескольких уровнях:
   – структурном, который заключается в понимании фактов неравенства и того, как они возникают за счет социальных, классовых, половых, возрастных, этнических, региональных, психологических (например, "умственная отсталость") и физических различий;
   – организационном, который заключается в анализе ресурсов и их распределения в соотношении к потребностям;
   – анализе степени трудности ситуации, в которой оказались клиент или группа; выявлении путей, с помощью которых вмешательство социального работника обеспечит клиенту (клиентам) доступ к необходимым ресурсам;
   – интеракционном, или психосоциальном, который заключается в том, как могут быть поняты личные трудности клиента или группы с точки зрения эффекта влияния как внешних, структурных сил, так и личностных особенностей.
   Данное описание схемы анализа является приемлемым как для поиска консенсуса (нерадикальное направление в структурном подходе), так и для конфликтного анализа социальной структуры (радикальное направление).
   Комплексный подход к социальной работе не нашел своего четкого научного обоснования. Его научная ценность состоит в том, что он ориентируется на системный взгляд на социальную работу.
   С этой точки зрения социальный работник – это: 1) мини-диагност; 2) мини-юрист; 3) мини-экономист; 4) мини-менеджер (посредник); 5) мини-технолог; 6) мини-психолог-педагог; 7) мини-медик и т.д.
   Социальная работа с позиции общей теории систем представляет собой профессиональную деятельность, которая санкционирована обществом.
   Получение санкций на практику и обучение в конкретной предметной области подразумевает, что эта область деятельности может продемонстрировать свою интегрированность. Профессиональная интегрированность предполагает, что специалисты данной области работают согласно общим для них, разделяемых ими и внутренне взаимосвязанным ценностям.
   Наличие теории подразумевает, что профессиональная деятельность осуществляется в соответствии с осознаваемыми, предсказуемыми и рациональными последствиями определенных действий. Профессиональными можно назвать те навыки, которые обеспечивают максимально возможное соответствие между действиями и намерениями, целями действий. Для общества профессиональной практику делает уникальное сочетание убеждений как сформулированных ценностей, которые исповедуют профессионалы, их знаний и навыков.
   Основной задачей профессионалов является обеспечение развития этих трех составляющих, определение и переопределение ценностей, которые лежат в основе их деятельности. Сферой их деятельности и ответственности является расширение теоретической области для понимания существа наблюдаемых процессов. Развитые профессиональные сообщества также помогают своим членам приобрести и поддерживать необходимые и адекватные профессиональные навыки.
   Уникальностью предмета социальной работы является то, что она занимается процессом, имеющим место между элементами таких систем, как человек-человек в контексте группы или (со)бщества, человек-группа, человек-(со)общество, группа-(со)общество, сообщество-общество. Осуществление этого процесса, позитивность и эффективность его характера как раз и зависят от степени разработанности теории и практических методов социальной работы в обществе, а также от степени соответствия теории и практики нуждам именно данного конкретного общества. Таким образом, необходимость общей теории, учитывающей специфику потребностей конкретного общества как системы и его конкретных составляющих (человек, группа, сообщество) как подсистем, снова становится очевидной.
   Социальная работа в истории развития своего предмета претерпела ряд радикальных изменений фокуса исследования. Самым серьезным таким изменением является смещение внимания от причин к функции: от поиска и понимания причин дисфункций к созданию работающей адекватной программы ответственности общества за дисфункцию. В это время все больше внимания уделяется помощи в обеспечении прав человека через улучшение функционирования служб социальной работы. Прежние модели "помощи нуждающимся" становятся все менее популярными. Практика социальной работы отражает все более развивающуюся демократическую этику, что проявляется в понимании социального благополучия как "права" всех и каждого, а не "дара" привилегированных непривилегированным, хотя верно и то, что социальные работники и по сей день отождествляют себя с давней традицией беспокойства и ответственности за нужды людей и социальные стрессы. Все социальные программы независимо от того, спроектированы ли они для нужд индивидуумов, групп или сообществ, направлены на то, чтобы освободить скрытые возможности.
   Сложилось два подхода к пониманию предмета и соответственно объектов социальной работы:
   – одно узкое, ведомственное, ассоциирующиеся с пониманием социальной работы, как оказания помощи несчастным, инвалидам, пожилым, безработным, «бомжам», пенсионерам;
   – другое широкое, межведомственное, основанное на учете проведения социальной работы в различных сферах и уровнях: бизнесе, силовых структурах, бюджетных организациях, наконец, в обществе в целом.
   Специалист по социальной работе занят разными видами деятельности при исполнении своих профессиональных функций. Его работа характеризуется тремя подходами при решении проблемы. Это воспитательный, психологический и адвокативный подходы. При первом подходе специалист по социальной работе выступает как бы в роли учителя, консультанта, эксперта, дает советы, обучает умению, моделированию и демонстрации правильного поведения, устанавливает обратную связь, применяет ролевые игры как метод обучения и т. д. При втором – осуществляет роль аналитика, помощника, сторонника или посредника в преодолении страхов, апатии или дезадаптации личности, когда ей это сделать самой трудно. Деятельность специалиста при таком подходе нацелена на интерпретацию поведения, обсуждение альтернативных направлений деятельности и действий, объяснение ситуаций, подбадривания и нацеливания на мобилизацию внутренних ресурсов. Третий подход применяется тогда, когда специалист по социальной работе выполняет ролевые функции адвоката от имени вверенных ему граждан, чтобы обеспечить их социально-правовую защиту, улучшить бытовые условия.
   Говоря о различных ролях, которые приходится выполнять социальному работнику, следует иметь в виду следующее.
   Есть социальные роли, которые по существу представляют собой функциональные роли (с этим связано понятие: функционер).
   Имеются также социально-психологические роли, означающие той или иной вариант реализации роли.
   Социальные и социально-психологические роли – это две большие разницы. В первом случае, роль встречается в качестве синонима по отношению к понятию «функции». Во втором случае, социально-психологическая роль означает ее реализацию, воплощение, игровой процесс. Иногда он может и приводит к дисфункциям, превращению функциональной (ожидаемой, требуемой) роли в свою противоположность.
   Исходя из сказанного, можно сформулировать предмет социальной работы следующим образом.
   Социальная работа – это обслуживание, оказание услуг и социальной помощи путем применения определенных методик и технологий конкретным лицам, группам, семьям, персоналу организаций и большим социальным группам населения, оказавшимся в трудной социальной ситуации.
   Социальная помощь (социальная защита, социальное обеспечение) проявляется в виде пенсий, пособий, предоставления материальной помощи, обслуживания больных и престарелых, заботы о детях. Твердо гарантированную систему материального обеспечения нетрудоспособных называют социальным страхованием.
   Государственную социальную помощь можно понимать как в широком так и в узком смысле.
   В широком смысле под ней понимаются все денежные выплаты определенным категориям граждан, которые в настоящее время наиболее нуждаются в ней. Сюда входят все социальные пособия и другие выплаты, установленные законодательством Российской Федерации.
   В узком смысле определение государственной социальной помощи непосредственно содержится в Федеральном законе " О государственной социальной помощи". Под ней подразумеваются определенные денежные выплаты (пособия, субсидии, компенсации), а также предоставление жизненно необходимых товаров определенному кругу лиц, а именно малоимущим семьям и малоимущим одиноко проживающим гражданам.
   Важнейшим принципом социальной защиты является адресность социальных программ (выплат). Адресность предполагает идентификацию нуждающихся, что может достигаться разными путями. Во-первых, оценкой материального положения отдельных лиц или семей. Заметим, что в западной литературе и нормативных документах по социальной политике, понятия "материальное положение" практически не используется. Обычно речь идет об оценке "уровня доходов" или "уровня потребления".
   Социальная услуга – действие по оказанию неденежной поддержки гражданам и (или) семьям в целях содействия решению проблем, возникающих в связи с трудной жизненной ситуацией.
   Социальная защита – это система мер правового, социально-экономического и организационного характера, гарантируемая и реализуемая государством для обеспечения достойной жизни, т. е. материальной обеспеченности на уровне стандартов современного развития общества и свободного развития человека.
   Основные права граждан в сфере социальной защиты закреплены в ст. 18 Конституции РФ. Регулирование социальной защиты населения относится к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов.
   Социальное обслуживание – это предоставление социальными службами различных услуг и помощи слабо защищенным слоям населения и любому человеку, попавшему в трудную жизненную ситуацию (ситуацию, объективно нарушающую жизнедеятельность: инвалидность, болезнь, сиротство, малообеспеченность, безработица, одиночество и т.д., которую человек не может преодолеть самостоятельно).
   Принципы социального обслуживания:
   1) Адресность;
   2) Доступность;
   3) Добровольность;
   4) Гуманность;
   5) Приоритетность предоставления социальных услуг детям, пожилым, инвалидам;
   6) Конфиденциальностью;
   7) Профилактическая направленность;
   8) Соблюдение прав человека.
   Основными формами социального обслуживания являются:
   • материальная помощь;
   • социальное обслуживание на дому;
   • социальное обслуживание в стационарных учреждениях;
   • предоставление временного приюта;
   • организация дневного пребывания в учреждениях социального обслуживания;
   • консультативная помощь;
   • реабилитационные услуги.
   Материальная помощь предоставляется гражданам, находящимся в трудной жизненной ситуации в виде:
   • денежных средств;
   • продуктов питания;
   • средств санитарии и гигиены;
   • средств ухода за детьми;
   • одежды, обуви и других предметов первой необходимости;
   • топлива;
   • специальных транспортных средств, технических средств реабилитации инвалидов и лиц, нуждающихся в постороннем уходе.
   Социальное обслуживание на дому осуществляется путем предоставления социальных услуг гражданам, нуждающимся в постоянном или временном нестационарном социальном обслуживании, например, ими могут быть:
   • одинокие граждане;
   • граждане, частично утратившим способность к самообслуживанию в связи:
   • с преклонным возрастом;
   • болезнью;
   • инвалидностью.
   Формы социального обслуживания на дому:
   • социально-бытовая (уборка, стирка, поход в магазин и др.);
   • санитарно-медицинская (уколы, консультации врача и др.). Социальное обслуживание в стационарных учреждениях социального обслуживания осуществляется путем предоставления социальных услуг гражданам, частично или полностью утратившим способность к самообслуживанию и нуждающимся в постоянном постороннем уходе, и обеспечивает:
   • создание соответствующих их возрасту и состоянию здоровья условий жизнедеятельности;
   • проведение мероприятий медицинского, психологического, социального характера;
   • питание и уход;
   • организацию посильной трудовой деятельности, отдыха и досуга. Временный приют в специализированном учреждении социального обслуживания предоставляется:
   детям – сиротам;
   детям, оставшимся без попечения родителей; безнадзорным несовершеннолетним; детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации;
   гражданам без определенного места жительства и определенных занятий; гражданам, пострадавшим от физического или психического насилия, стихийных бедствий, в результате вооруженных и межэтнических конфликтов;
   • другим клиентам социальной службы, нуждающимся в предоставлении временного
   приюта.
   Организация дневного пребывания в учреждениях социального обслуживания подразумевает социально-бытовое, социально-медицинское и иное обслуживание сохранившим способность к самообслуживанию и активному передвижению гражданам преклонного возраста и инвалидам, а также другим лицам, в том числе несовершеннолетним, находящимся в трудной жизненной ситуации. Консультативная помощь в учреждениях социального обслуживания клиентам социальной службы предоставляются консультации по вопросам:
   • социально-бытового и социально-медицинского обеспечения жизнедеятельности;
   • психолого-педагогической помощи;
   • социально-правовой защиты.
   Реабилитационные у слуги состоят в оказании социальными службами помощи в профессиональной, социальной, психологической реабилитации:
   • инвалидам;
   • лицам с ограниченными возможностями;
   • несовершеннолетним правонарушителям;
   • другим гражданам, попавшим в трудную жизненную ситуацию и нуждающимся в реабилитационных услугах.
   Учреждениями социального обслуживания независимо от форм собственности являются:
   • центры:
   • комплексные социального обслуживания населения;
   • территориальные социальной помощи семье и детям;
   • социального обслуживания;
   • сопиально-реабилитационные для несовершеннолетних; помощи детям, оставшимся без попечения родителей;
   • психолого-педагогической помощи населению;
   • экстренной психологической помощи по телефону;
   • социальной помощи на дому;
   • геронтологические;
   • дома ночного пребывания;
   • специальные дома для одиноких престарелых;
   • социальные приюты для детей и подростков;
   • стационарные учреждения социального обслуживания:
   • дома – интернаты для престарелых и инвалидов; психоневрологические интернаты;
   • детские дома-интернаты для умственно отсталых детей;
   • дома-интернаты для детей с физическими недостатками;
   • иные учреждения, предоставляющие социальные услуги.
   Официальное признание негосударственных социальных услуг – одно из условий модернизации социальной работы.
   При этом следует особо подчеркнуть, что за счет негосударственных социальных услуг нельзя заниматься бизнесом. Частные организации могут выполнять социальные услуги при условии их освобождении от налогов. Однако за счет клиентов социальной работы нельзя получать прибыль. Это относится к благотворительности, меценатству и пр.
   Что же касается фондов и так называемой гуманитарной помощи, волонтерских движений, то это пример общественной деятельности (Чулпан Хаматова, В. Спиваков и др.).
   В то же время нельзя забывать о границах, зонах действия негосударственных социальных услуг. Их нарушение приводит к тяжелым, негативным социальным последствиям. В качестве примера можно привести случаи из области ритуальных услуг и т.п.
   По мнению К.Н. Новикова, изучение проблемы участия негосударственного сектора в предоставлении социальных услуг населению в России и за рубежом свидетельствует, что зарубежные страны значительно продвинулись в этом вопросе. Практически во всех странах Европы и США негосударственный сектор занимает значительную часть в системе социального обслуживания населения, иногда преобладая над государственным (Бисмарк-модель, англосаксонская модель). Основными видами негосударственных учреждений являются учреждения, принадлежащие различным общественным, некоммерческим организациям (США, Дания), частным предпринимателям, промышленным бизнесменам, производственным корпорациям (Германия, Австрия). Функционирование учреждений осуществляется по единым национальным стандартами и нормативно-правовым документам, в рамках социальной политики страны. Координацию и контроль деятельности осуществляет уполномоченный орган государственной власти страны.
   Рассматривая систему социальной защиты населения США, следует отметить, что для нее характерна так называемая партисипаторная модель управления. Она отличается низким уровнем участия государства в решении социальных проблем.
   Правда, в последнее время ситуация с оказанием социальных услуг в США меняется.
   Источниками финансирования негосударственного сектора социального обслуживания являются:
   1) собственные средства некоммерческих организаций;
   2) бюджетные средства, направляемые на реализацию государственного заказа в учреждениях независимо от форм собственности;
   3) средства собственников социальных учреждений;
   4) средства получателей социальных услуг;
   5) средства страховых фондов за получателей социальных услуг.
   Социальные работники из опыта общения с клиентами пожилого возраста, пенсионерами и т. п. твердо знают, как им не хватает внимания, как они хотят высказаться. Это говорит о том, что клиентам социальной работы одной социальной помощи не достаточно. Им крайне необходима психологическая помощь. Это касается жертв наводнений, террористических актов и т. д.
   Дело в том, что так называемая трудная жизненная ситуация всегда вызывает последствия в виде типичных негативных социально-психологических явлений. Поэтому одной социальной помощи мало. Нужна психологическая, следовательно, не только социальная, но и психосоциальная работа.
   В самом общем виде психологическая помощь в психологических словарях трактуется как профессиональная помощь в разрешении психологических проблем клиента.
   С большей детализацией это понятие уточняется в другом справочном издании: «Психологическая помощь – вид помощи, который оказывает квалифицированный специалист человеку или группе людей в оптимизации психофизиологических состояний, познавательных процессов, поведения, общения, реализации индивидуальной и особенно групповой деятельности».
   При этом нельзя разводить социальную работу и психосоциальную по уровню функционирования: дескать социальная работа должна проводиться на макро-уровне в целях обеспечения социальной безопасности (построение социального государства, гражданского общества, преодоление деформации, социальной напряженности и конфликтов), и психосоциальная работа на следующих этажах: организационном, семейном, групповом и личностном. Это так и не так. Социально-психологические проблемы присутствуют на всех уровнях. Поэтому разрывать и тем более противопоставлять социальную и психосоциальную помощь нельзя.
   Содержание психологической помощи заключается в обеспечении эмоциональной, смысловой и экзистенциальной поддержки (возвращение доверия к миру, установление открытых и искренних отношений) человеку или сообществу в трудных ситуациях. Психологическая помощь оказывается в том случае, когда человек не может справиться с трудностями, потерями, одиночеством, не может быть в ладу с самим собой, обрести внутреннюю гармонию, когда у него, по выражению А.А. Бадхена, «болит душа».
   Вместе с тем существует ряд таких жизненных ситуаций (экстремальные, критические, стрессовые), которые связаны с форс-мажорными (непредвиденными) обстоятельствами, в результате которых нарушается привычный уклад жизни человека, ухудшается его самочувствие, нарушается психическое равновесие. Если трудная жизненная ситуация продолжительна или ее последствия для человека слишком трудны и невыносимы, возникает необходимость в особого рода помощи – кризисной. Кризисная помощь может быть оказана разными специалистами системы социальной защиты. Это может быть первичная психологическая помощь, в результате которой человек обретает контроль над своими чувствами и действиями (способность разумно воспринимать и адекватно реагировать на происходящее), срочная социальная (содействие в поиске временного жилья, укрытия и т.п.) или юридическая помощь (в ситуации насилия, утраты документов либо имущества) и т. д.
   В основе психосоциальной работы с населением лежит психолого-ориентированный подход.
   В свою очередь он складывается из следующих теорий:
   – психодинамики;
   – экзистенционально-гуманистической психологии;
   – бихевиоризм и др.
   Психодинамика как теоретическое основание социальной (психосоциальной) работы в ее современном виде сформировалась на основе психоанализа в его различных интерпретациях, начиная с З. Фрейда, его прямых последователей и более поздних приверженцев. По мнению Фрейда и его последователей, «не человек является проблемой, а у него есть проблемы». Основная задача психоанализа – это направленность на выявление структурных бессознательных элементов психики и прояснение истинных мотивов поведения личности. Особенное внимание уделялось анализу отношений человека со значимыми близкими, начиная с раннего детства.
   Разработка на его основе психоанализа психодинамической модели социальной работы, характеризуемой чаще всего в качестве психосоциальной, обусловили возникновение и развитие специфической модели обоснования конкретных технологий социальной работы оказания социальной (психосоциальной) помощи отдельному человеку, семье, группе людей, имеющих проблемы.
   При этом психодинамическая модель деятельности социального работника опирается на несколько основополагающих, исходных постулатов. В главном они сводятся к следующему:
   а) социальный работник в контексте отношений с клиентом должен исходить из того, что последний не только обладает определенной психологической структурой, но и способен к ее изменению, развивается под воздействием внутренних, интенциональных (интенция – стремление, направленность сознания, мышления на какой-либо предмет; намерение цель) факторов и внешних условий, взаимодействуя со средой обитания;
   б) воздействие социального работника на клиента должно учитывать его социально-экономическое положение, статус в системе социально-иерархических групп, различных уровней управления и самоуправления. Однако главное, что предполагает психодинамический подход, сводится к признанию принципиально важной роли изучения и учета динамики отношений в контактной группе, среде обитания клиента;
   в) психодинамические теории требуют учесть то, как они оказываются полезными в процессе осуществления конкретной помощи нуждающимся, отдельному человеку;
   г) в рамках психодинамической концепции совершается не только анализ «статус-кво» (положение, существующее в какой-либо определенный момент), но и использование опыта анализа эволюции отношений между клиентом и социальным работником, характера отношений между персонами в конкретной среде обитания нуждающихся;
   д) психодинамическая модель социальной работы предполагает, как правило, возможность изменения, коррекции поведения, взглядов, отношений клиент посредством воздействия на его внутренний мир, восприятие реальностей, характер отношений в контактных группах.
   Особый акцент в деятельности социального работника при этом делается на понимание того, что думает клиент, какова его персональная ситуация, требующая определенной стратегии и тактики, а также в чем уникальность человека, его персонального опыта, социально-психологических характеристик.
   Психосоциальное влияние в контексте психодинамического ведения социальной работы включает несколько относительно самостоятельных этапов:
   1) изучение проблем, которые имеет клиент;
   2) анализ особенностей социального положения и психического склада, чувств клиента;
   3) сближение, установление контакта социального работника и клиента;
   4) осмысление основных событий жизни клиента, влияния последних на проблемы, которые переживает человек;
   5) планирование согласованных действий социального работника и клиента на основе завоевания доверия последнего;
   6) своевременная деятельность клиента по разрешению его проблем.
   В психодинамической модели обоснованы принципы индивидуальной социальной работы, диагностические процедуры и необходимость использования терапевтических технологий помощи.
   Экзистенциалистская и гуманистическая модели теоретического обоснования социальной работы также занимают существенное место в теории социальной работы.
   В экзистенциональном обосновании социальной работы (А. Камю, Ж.П. Сартр, Виктор Франки) акцент делается на особенностях восприятия клиентом отношения в системе взаимодействия «субъект-объект-субъект». Осмысление и выводы об этих отношениях – главное в экзистенциальной теории модели социальной работы.
   В этой связи обычно рассматриваются:
   1) правила и роли внутри системы «субъект-объект-субъект»;
   2) более широкие системы, в контексте которых существует подсистема «субъект-объект-субъект» и которые оказывают на нее определенное влияние;
   3) системы ценностей, в которые верит клиент;
   4) как клиент борется со страхом, отсутствием безопасности;
   5) связь всех связанных аспектов решения проблемы.
   Экзистенциальная модель теоретического обоснования социальной работы исходит из того, что большинство эмоциональных проблем клиента возникает из четырех источников отчуждения:
   а) когда люди, которые значимы в глазах клиента, не признают его таковым;
   6) непоследовательность или обман в решении проблемы оценочных конфликтов;
   в) разочарование, хаос или потеря личных ценностей;
   г) потеря близких людей (их смерть, уход, измена и др.).
   Главная цель экзистенциальной технологии влияния на клиента – помочь людям приобрести смысл жизни, начать получать удовлетворение от жизни. При этом используются три возможных правила экзистенциальной терапии: во-первых, установка на изменение опыта, практической деятельности клиента; во-вторых, ориентировка на понимание личности клиента; в-третьих, личностная включенность, погружение социального работника в мир ценностей, чувств, отношений клиента.
   Гуманистическая модель теоретического обоснования социальной работы (Карл Роджерс, Абрахам Маслоу и др.) в значительной мере играет роль философско-гуманистической базы оказания помощи нуждающимся.
   В этой связи социальный работник должен исходить из самоценности индивидуального мира жизни клиента, признания его способностей многое решать самостоятельно – это клиент-центрированная технология.
   Процесс оказания помощи в рамках клиент-центрированной работы включает в себя:
   1) обретение смысла существования, которое дает клиенту ощущение, что его дела идут хорошо, жизнь изменяется по пути прогрессивного развития. При этом необязательно заниматься постоянно самоизучением;
   2) центрирование, акцентировка проблем, когда социальные работники показывают клиентам, что они готовы заняться их делами, доказывая это практически, начиная знакомиться с проблемами каждого из нуждающихся;
   3) действие, когда социальный работник демонстрирует деятельную открытость, мобильность, а клиент видит, что поддержание безопасности, ее ощущение не всегда необходимо. Нужно просто заниматься делом, актуальным для жизни каждого.
   Наконец, гуманистической модели обоснования социальной работы чужд подход, когда требуется навязывать кому-то жесткую модель.
   Бихевиористский подход (реорганизация стимулов и последствий) в теоретическом обосновании социальной работы достаточно давно известен и активно разрабатывается (Джон Уотсон, Беррес Скиннер, Эдуард Ли Торндайк и др.).
   Положительное подкрепление означает создание системы положительных подкреплений, которые должны как можно быстрее следовать за действием. Заметим, что без проверки того, что определенные событие или вещь действительно усиливают подкрепляемое поведение, нельзя предполагать, что эти вещь или событие являются для индивида положительным подкрепляющим стимулом. Вначале положительное подкрепление должно следовать каждый раз после появления желаемого поведения, затем его частота должна снижаться таким образом, чтобы поведение подкреплялось все реже и реже. Это лучший способ убедиться в том, что новое выученное поведение устойчиво к угасанию. Там, где необходимо использовать конкретные подкрепляющие стимулы, такие как сласти, их необходимо сочетать с социальными подкрепляющими стимулами, такими как похвала, причем конкретные подкрепляющие стимулы должны постепенно предъявляться все реже.
   Привязывание подразумевает обучение индивида сначала одному элементу цепи действий, потом другому и т. д., пока не выучивается вся последовательность. Этот метод особенно полезен для обучения новым навыкам, которые вначале раскладываются в список отдельных действий, следующих в постоянном порядке. Привязывание является весьма общим компонентом работы с людьми, которые испытывают трудности с обучением и которым надо привить простые навыки повседневной жизни, такие, например, как одевание, еда с использованием ложки, пользование общественным транспортом.
   Формирование (также называемое последовательными приближениями) означает подкрепление поведения, немного сходного с желаемым, с последующим усилением критериев для подкрепления шаг за шагом, пока индивид не овладевает действием полностью. Это еще один способ обучения социальным навыкам. Например, в тренинге "активного слушания" для обучающихся социальной работе психолог-тренер может начать с подкрепления простого взгляда на говорящего, затем требовать других невербальных сигналов внимания и интереса, а потом, возможно, и некоторой вербальной поддержки говорящего.
   Реорганизация стимулов – это видоизменение того, что произошло до аномального поведения. Реорганизация последствий – это видоизменение событий, происходящих после аномального поведения.
   Поведенческая избыточность (наличие нежелательных форм поведения) – вспышек гнева, лжи, воровства и т.п. – может регулярно проявляться в силу того, что такое поведение имеет скрытое укрепление извне или дает объекту те или иные социально-психологические выигрыши.
   Поведенческая недостаточность, отсутствие ожидаемых форм поведения связаны с тем, что клиент не обладает умениями, требуемыми для проявления нужной активности. Это происходит в случаях социальных, физических или интеллектуальных препятствий к овладению этими умениями, например физических или умственных ограничений.
   С точки зрения ряда авторов в отечественной теории и практике социальной работы идея синтеза психологического и социального начинает прослеживаться на всех уровнях – в формулировках целей и задач социальной помощи населению, в квалификационных требованиях и должностных обязанностях социальных работников, в государственных образовательных стандартах подготовки специалистов по социальной работе. Соответственно, интегративный подход фактически заложен и в нормативных документах о деятельности социальных служб и должностных обязанностях социальных работников. Так, в них фигурируют такие виды деятельности, как оказание гражданам квалифицированной социально-психологической помощи, в частности, осуществление консультирования; помощь клиентам в конфликтных и психотравмирующих ситуациях; расширение у клиентов диапазона социально и личностно приемлемых средств для самостоятельного решения возникающих проблем и преодоления имеющихся трудностей; помощь клиентам в актуализации их творческих, интеллектуальных, личностных, духовных и физических ресурсов для выхода из кризисного состояния; стимулирование самоуважения клиентов и их уверенности в себе.
   В тоже же время нельзя категорически утверждать, что все проблемы на пути развития психосоциальной работы с населением уже позади. Напротив, трудностей хоть отбавляй. Прежде всего, ее развитию мешает межведомственная разобщенность, узкое понимание не только психосоциальной, но и социальной работы как таковой, например, неразработанность в теоретическом плане социальной политики (такое нельзя сказать о европейской социальной модели), уход государства из многих ниш и сегментов социальной сферы.
   Как правило, в качестве методологии, концептуальной основы психосоциальной работы используют психоанализ, гельштат-психологию, экзистенциальную психологию, бихейвиоризм, гуманистическую психологию, когнитивную и т.д. Долговременная практика использования этих научных школ доказала их состоятельность.
   Вместе с тем она показала, что данные подходы ограничены. Их можно использовать только для организации психосоциальной работы на лично-групповом уровне. Не более. Поэтому на Западе для этих целей стали использовать возможности социального психоанализа и других аналогичных по содержанию подходов.
   Однако в отечественной практике применения психосоциальной работы ничего подобного не происходит. По-прежнему, психоанализ считается панацеей от всех бед. С упорством, достойным лучшего применения, мы не учимся на чужих ошибках, а повторяем их. Увы, классический психоанализ – это, в известной степени, забава для богатых и увод от социальных проблем.
   На самом деле в качестве теоретико-методологической основы может выступать только социально-психологический подход. Он позволяет организовать психосоциальную работу с различными группами населения в различных сферах, условиях и уровнях, начиная от личности до больших социальных групп. Данный подход сочетает в себя возможности структурного, психодинамического анализа и др.
   При этом психосоциальная работа – это самостоятельная отрасль, хотя и на 70 с лишним процентов является результатом применения социальной психологии в социальной сфере. Нельзя согласиться с некоторыми авторами, которые считают, что психосоциальная работа является отраслью практической психологии. Это не так. Психосоциальная работа, несмотря на свой междисциплинарный характер, является самостоятельной отраслью социальной работы. Пока она имеет место только в отдельных регионах в рамках ведомственного подхода. Что касается психосоциальной работы в сфере бизнеса, силовых структур, бюджетных организациях, то ее масштабы куда более обширны .
   Психосоциальная работа состоит из двух частей: теории и практики. Ее парадигмальную основу составляют социально-психологические теории личности, групп, семьи, организаций и больших социальных групп.
   Прикладные аспекты психосоциальной работы включают в себя социально-психологическую диагностику, консультирование и собственно социально-психологические технологии: тренинг, немедицинскую терапию и т.д. Более подробно об этом изложено в учебном пособии «Социальная психология» Под ред. А.Н. Сухова, 7-е изд., М., 2011 и др.
   Если дать краткую, но принципиальную оценку состояния современной отечественной теории психосоциальной работы, то следует выделить две односторонние и во многом противоположные, взаимоисключающие друг друга тенденции.
   С одной стороны, продолжает существовать традиционная социальная работа, сущность которой сводится к оказанию правовой, физической, финансовой помощи. В основе ее лежат социолого-ориентированный и комплексный подходы.
   С другой стороны, усиливается распространение психосоциальной работы, суть которой сводится к оказанию психологической помощи. Естественно, что ее ядром является психолого-ориентированный подход.
   К сожалению, две эти тенденции не пересекаются между собой, не дополняют друг друга. Первой не хватает психологии, второй – социальной составляющей. Более того, современная отечественная социальная работа нередко выходит за рамки своей компетенции, связанной с оказанием помощи клиентам. Довольно часто в учебных пособиях о содержании и методиках психосоциальной работы речь идет об оказании помощи пациентам. В этом случае психосоциальная работа переходит границы не только клинической психологии. Вольно или невольно, но в этом случае она становится отраслью психиатрии, что ее дискредитирует.
   Психосоциальная работа с клиентами предполагает преодоление их социальной дезадаптации, в частности, асоциального, аддиктивного поведения, т.е. типичных негативных социально-психологических явлений, дальнейшую социализацию, ресоциализацию и в конечном счете – социальную адаптацию. В данном случае могут быть использованы только немедицинские технологии.
   Что касается психосоциальной работы с пациентами, то она осуществляется через соответствующих специалистов, имеющих на это право: диплом, лицензию. При этом уместно говорить о реабилитации.
   В действительности имеет место путаница понятий: вместо социальной адаптации употребляют термин «реабилитация» и наоборот.
   Правда, в случае с анонимными алкоголиками все обстоит сложнее. Здесь используется сочетание методик, но это оправдано.
   В тоже время, социальным работникам все же приходится иметь дело с пациентами. Имеется в виду их профессиональная деятельность в медицинских учреждениях. Есть даже специальный профиль подготовки студентов-бакалавров, который называется «Социальная работа в медицинских учреждениях». Более того, в рамках среднего специального образования готовят социальных работников в медико-социальных колледжах.
   Однако сказанное выше не означает, что социальные работники могут подменять специалистов по медицине. Они оказывают психосоциальную немедицинскую помощь. Что касается оказания медицинской помощи пациентам, то этим обязан заниматься медперсонал.
   Патопсихология, клиническая психология – это отрасли психологии, а не медицины. Социальные работники не имеют права оказывать медицинские услуги. Каждый должен заниматься своим делом в пределах своей компетенции.
   На самом деле в качестве теории психосоциальной работы должны выступать положения современной социальной психологии (см. «Социальная психология» под ред. А.Н. Сухова 7-е изд., М., 2011). Исходя из этого, теория психосоциальной работы обязана включать принципы и частные теории исторической психологии, иначе говоря, культурно-исторической, точнее социального конструктивизма. Данные принципы и теории позволяют объяснить природу субъектов, объектов а также диагностические, тренинговые, консультационные, терапевтические и информационные технологии психосоциальной работы. Формула данного подхода : каковы ментальность, социальные ценности – такова психосоциальная работа.
   Структура психосоциальной работы с населением как практической деятельности : субъекты, объекты, технологии, сферы, условия, уровни.
   С учетом структуры психосоциальной работы можно выделить следующие ее функции:
   – социализирующая;
   – просветительская;
   – диагностическая;
   – консультативная;
   – психотерапевтическая;
   – обеспечивающая социальную безопасность;
   – профилактическая.
   Нельзя пройти мимо различных вариантов названия психосоциальной работы.
   В одних случаях она называется как «психология социальной работы», в других случаях просто: «психосоциальная работа».
   На наш взгляд, предпочтительнее второе название не потому, что оно распространено на Западе, а потому, что адекватно отражает социально-психологический подход к социальной работе.
   Психосоциальная работа не является отраслью психологии. Однако в отдельных учебных изданиях именно так и говорится. Это ошибка, заблуждение. Психология сама по себе не может решить проблемы, связанные с социальной работой. В свою очередь социальная работа не может обойтись без психологии. Но они должны не противостоять, а взаимно дополнять друг друга.
   На западе уже давно поняли, что психоанализ без марксистского подхода бессилен. Потому так давно и плодотворно развивается социальный психоанализ, позволяющий избегать крайности.
   Именно по такому пути и должно пойти развитие отечественной психосоциальной работы. Гарантом успеха в данном случае должна и может выступать современная социальная психология в основе, которой, подчеркнем еще раз, лежат идеи, связные с признанием громадной роли культуры, социальных ценностей ментальности в решении социальных проблем.
   Психосоциальная работа – это сфера применения социальной психологии. Но от этого психосоциальная работе не становится отраслью социальной психологии.
   Оставаясь по-существу социальной работой, психосоциальная работа только выигрывает от альянса с социальной психологией.
   Профессионалов в области психосоциальной работы готовят в рамках соответствующего профиля направления «Социальная работа» (бакалавриат). Что касается магистерской подготовки, то она строится аналогичным образом.
   Без решения социальных проблем психология не поможет. Она на десерт. Известно, сколько не говори: «Халва, халва, – во рту слаще не станет».
   В тоже время и традиционная социальная помощь без психологических услуг носит неполный характер. В XXI веке этого явно недостаточно.
   Говоря о концептуальных основах психосоциальной работы, нельзя не остановиться о понятиях «субъект» и «объект».
   Данные термины употребляются, к сожалению, неоднозначно: в одном случае они используются как категории научных исследований и соответственно имеют определенные значения; в другом случае как понятия, характеризующие тех, кто осуществляет и кому оказывается психологическая помощь.
   В научных исследованиях понятия «субъект» «объект» употребляется в единственном числе. Когда же речь идет о практической деятельности, то здесь допустимо употребление данных терминов во множественном числе, что и было сделано в этом учебном пособии.
   Как уже отмечалось, структура психосоциальной работы включает в себя теорию и практику. В основе теории психосоциальной работы лежат социально-психологические теории, объясняющие природу субъектов и объектов, социально-психологических явлений (как негативных, так и позитивных), а также социально-психологических технологий (диагностику, консультирование и психотерапию).
   Следует еще раз особо подчеркнуть, что психосоциальная работа – направление в социальной работе, которое уделяет особое внимание социально-психологическим аспектам трудной ситуации клиента. Это оказание психологической помощи путем применения социально-психологических технологий в целях профилактики и преодоления типичных негативных социально-психологических явлений в социально-напряженных ситуациях.
   Заслуживает внимания история становления предмета психосоциальной работы.
   Если довоенный период характеризовался большим вниманием к прагматическим проблемам, с которыми сталкивались социальные работники, то в послевоенный период параллельно с бурным развитием альтернативных психоанализу направлений в психологии личности и психотерапии социальная работа стала приобретать все более психологическое содержание как практика и все чаще для интерпретации накапливаемого опыта стали привлекаться психологические концепции. Эта тенденция психологизации социальной работы в ее определенных разделах простирается вплоть до современного периода, когда пишутся труды по психодиагностике в социальной работе, а практическая подготовка социальных работников складывается из разнообразных тренингов по навыкам вмешательства (intervention skills) в ситуацию, требующую помощи, по умению слушать клиента и т.д. Если смотреть «из психологии» на предмет социальной работы, становится очевидным, что задачи прикладной (социальной, педагогической) психологии и социальной работы перекрещиваются в сфере изучения и создания оптимальных условий развития, обучения, труда, общения человека, групп и сообществ. Так, одно из определений предмета социальной работы, данное Г. Маасом, предполагает, что в социальной работе «основное знание фокусируется на поведении человека в стрессовых условиях» (Maas, 1957), а именно на изучение динамики стрессовых ситуаций, и особенно на путях предотвращения или улучшения этих ситуаций, а также на изучении оказываемых ими воздействий на человека. Несколькими годами ранее Г.Маас и М.Волине определили социальную работу как «предотвращение и снижение социально и психологически опасных эффектов кризисных ситуаций» (Maas, Wolins, 1954) и, очевидно, они видели функцией социального работника обеспечение протекания (facilitating) этих процессов предотвращения (профилактики) и улучшения, Э.Гринвуд вслед за Г.Бисно (Bisno, 1952) видит функции социальной работы в помощи достижения людьми таких взаимоотношений, которые способствуют реализации их потенциала как человеческих существ в соответствии с их культурными обычаями и ценностями» (Greenwood, 1955); и далее, если такие отношения по каким-либо причинам разрушаются или есть такая опасность, то функции социальных работников становятся принципиально важными для: а) помощи в создании необходимых, желаемых общественных ресурсов или активации уже существующих ресурсов; б) помощи людям в использовании имеющихся ресурсов.
   В широком смысле психосоциальная работа понимается как направление социальной работы, основная цель которой – оказание первичной психологической помощи, социальной поддержки и содействия людям, находящимся в трудной жизненной ситуации, как организация комплекса условий для продуктивной адаптации человека в изменившихся условиях жизнедеятельности.
   В узком смысле психосоциальная работа – это деятельность специалиста по социальной работе, направленная на восстановление утраченного психосоциального равновесия, на поиск ресурсов личности и ресурсов социальной среды для преодоления трудностей.
   Таким образом, основная цель психосоциальной работы – это оказание первичной психологической помощи населению, поиск и оптимизация ресурсов.
   В функциональные обязанности специалиста входят такие формы работы, как ведение групп и консультирование, направленные на оказание помощи клиенту в критических, напряженных и психотравматирующих ситуациях, на расширение у него диапазона социально и личностно приемлемых средств для самостоятельного решения возникающих проблем и преодоления трудностей.
   Таким образом, объект психосоциальной работы – часть населения, которая в данный момент времени находится в трудной жизненной ситуации.
   В науке выделяют критические и напряженные ситуации. Это могут быть ситуации переживания утрат и потерь; постоянного места жительства вследствие военных и межнациональных конфликтов, техногенных и стихийных бедствий; потери работы.
   Нередко стресс рождает когнитивный диссонанс и вводит клиента в состояние интеллектуального ступора, что становится причиной неспособности самостоятельно справиться с возникшими жизненными обстоятельствами. Находясь в таком состоянии, подопечный нуждается в помощи специалиста.
   Следует еще раз подчеркнуть, что к основным функциям психосоциальной работы относятся социализирующая, просветительская, профилактическая, информационная, диагностическая, консультативная, посредническая и терапевтическая.
   Виды оказания психосоциальной помощи: индивидуальные, групповые и массовые.
   Предмет теории психосоциальной работы – закономерности возникновения, проявления и функционирования типичных негативных социально-психологических явлений различных групп населения в разных сферах, условиях и уровнях.
   Предмет прикладной психосоциальной работы – закономерности профилактики и преодоления типичных негативных социально-психологических явлений в социально напряженной ситуации с помощью диагностических, тренинговых, консультативных, терапевтических, информационных и других социально-психологических технологий в разных условиях, сферах и уровнях.
   Современный подход требует уточнения, корректировки и расширения предмета, объектов и технологий психосоциальной работы с клиентами.
   Психосоциальная работа осуществляется в разных сферах: не только в сфере ритуальных услуг, правоохранительной, медицинских организациях, но и в сфере бизнеса, коммерческих, образовательных учреждениях, а также силовых структурах.
   Социальным работникам приходится иметь дело не только с асоциализированными личностями, но и со вполне нормальными, законопослушными гражданами, персоналом тех или иных социальных организаций.
   Исходя из этого, предмет психосоциальной работы должен включать помимо закономерности возникновения и преодоления типичных негативных социально-психологических явлений, а также личностное, групповое, семейное, организационное и общественное развитие.
   В значительной степени должны быть расширены границы объектов психосоциальной работы. Они обязаны включать акмеологические аспекты личности, групп, семьи, персонала и служащих. В принципе о технологиях можно говорить прежде всего в рамках психосоциальной работы.
   Соответственно должен быть расширен спектр технологий психосоциальной работы. В данном случае не обойтись без тех социально-психологических технологий, которые связаны с развитием личности, групп, семьи, организации и общества.
   Психосоциальная работа не может напоминать деятельность сотрудников МЧС и бороться только с негативными последствиями нерешенных социальных проблем. Они обязаны опережать события. Не махать кулаками после драки, а прогнозировать, профилактировать, созидать.
   Задачи, стоящие перед социальной, в том числе и перед психосоциальной работой с населением, определяются состоянием и перспективами развития социальной сферы.
   При формулировке данных задач большую помощь может оказать сравнительный анализ. В этом контексте, прежде всего, заслуживает внимания европейская социальная модель, ее принципы, структура и т.д.
   Состояние социальной сферы российского общества, социальной политики, а также социальной работы характеризуется следующим образом.
   В последнее время в России наметились определенные позитивные тенденции в различных социальных областях:
   1. несколько улучшились демографические показатели;
   2. в среднем увеличился уровень жизни населения.
   Но на этом, пожалуй, можно и поставить точку. Наряду с положительными результатами негативные тенденции в социальной сфере не исчезли:
   1. увеличился разрыв между богатыми и бедными;
   2. рост преступности не сокращается;
   3. вырос уровень социальной напряженности, о чем говорит протестное поведение отдельных социальных групп;
   4. концептуальное оформление социальной политики не завершено, хотя и поставлены амбициозные задачи по созданию рабочих мест, увеличению среднего класса и сокращению бедности.
   Взамен советской системы защиты населения (обеспечение гарантий, льгот, равного доступа к получению бесплатного образования и медицинских услуг, пропаганду здорового образа жизни, идеологию), которая, тем не менее, не сравнима с социальной моделью европейских стран, полноценный эквивалент так и не создан.
   Прибавки к пенсии и зарплате – это не социальная политика в общепринятом смысле.
   Исходя из этого, в области социальной работы стоят следующие задачи:
   1. концептуальное обоснование социальной политики, основной целью которой должна стать разработка оптимальной стратификационной модели (шкалы) общества и путей ее реализации, т. е. что для этого нужно с политической, экономической, правовой, культурной позиций и других точек зрения;
   2. уточнение целей, предмета, объектов, технологий, функций психосоциальной работы с населением;
   3. обеспечение межведомственной координации в области психосоциальной работы с населением (Министерство труда и социального развития, здравоохранения, МВД, Министерство образования и науки, МЧС и т.д.
   4. изменение структуры социальных служб;
   5. совершенствование управление социальными службами на всех уровнях;
   6. расширение практики негосударственных социальных услуг;
   7. обоснование основных направлений психосоциальной работы:
   а) информационно-аналитическая работа в социальной сфере на всех уровнях;
   б) стратегическое планирование психосоциальной работы с населением на всех уровнях;
   в) профилактика негативных социально-психологических явлений на всех уровнях;
   г) использование массовых информационных технологий в работе с населением (связь с общественностью, социально-правовое просвещение, пропаганда здорового образа жизни и ценностей, социальная реклама в социальных сетях);
   д) психосоциальное сопровождение различных категорий населения (пожилых, пенсионеров, иммигрантов, лиц с ограниченными физическими возможностями, находящимися в кризисе, с отклоняющимся поведением, бомжей, приемных детей, переселенцев, потерпевших от массовых пожаров, аварий, катастроф, террористических актов, наводнений), асоциальных групп, социально-дезадаптивных семей, организаций в состоянии кризиса, больших социальных групп;
   е) психосоциальное сопровождение персонала силовых структур, правоохранительных органов, медицинских и образовательных учреждений, производственных предприятий, бизнес-структур;
   е) организация психосоциальной помощи в чрезвычайных ситуациях;
   ж) обеспечение профессиональной и социальной стандартизации психосоциальной работы с населением;
   з) повышение эффективности деятельности службы надзора в системе социальных служб, а также повышение престижности службы социального работника;
   и) расширение объема психосоциальной работы с населением путем внедрения диагностических, аналитических, консультационных, информационных и психотерапевтических технологий, при этом необходимо использовать опыт зарубежных стран, где давно практикуется психосоциальная работа;
   к) образ психосоциальной работы, сводящийся только к помощи несчастным, предоставлению своеобразной «милостыне», ее раздаче, должен уйти в прошлое. На смену ему должен прийти имидж психосоциальной работы, ассоциирующейся с соблюдением прав и свобод, здорового образа, высокого качества жизни населения.
   Фактически речь идет о том, чтобы психосоциальная работа обеспечивала бы социальную безопасность населения.
   Чтобы это реализовать, нужно многое: наличие современной политической системы, гражданского общества, не сырьевой, а реальной экономики.
   Следует подчеркнуть, что однобокое, в определенной степени примитивное, упрощенное понимание задач, стоящих перед психосоциальной работой, постепенно уходит в прошлое.
   Во многих отношениях указанные выше направления психосоциальной работы уже реализуется в отдельных сферах, например, силовых структурах. Здесь проводится и аналитическая, и практическая, и просветительская работа на занятиях по специальной подготовке, и профилактическая, и воспитательная работа с личным составом, психосоциальное сопровождение сотрудников, их семей, включая профессиональный отбор, адаптацию военнослужащих, а также лиц, уволенных на пенсию из соответствующих ведомств.
   Конечно, сам факт проведения психосоциальной работы с различными группами населения нельзя воспринимать за эталон. Это только начало. Впереди широкое поле профессиональной психосоциальной деятельности.

§ 2. Субъекты психосоциальной работы с населением

   – управленцы, т.е. работники системы социальной защиты населения Российской Федерации, осуществляющие функции организации и администрирования. Выделяют три уровня управления в сфере социальной работы: федеральный, региональный и локальный. Федеральный уровень – это управленцы высшего звена (руководители министерств и ведомств системы социальной защиты населения федерального уровня, Пенсионного фонда Российской Федерации, Фонда социального страхования Российской Федерации; начальники отделов и специалисты указанных организаций). Региональный уровень представляют управленцы среднего звена (руководители региональных и муниципальных органов управления системой социальной защиты населения; отделений Пенсионного фонда России в субъектах Российской Федерации, городских и районных управлений Пенсионного фонда России; региональные отделения Фонда социального страхования Российской Федерации; начальники отделов и специалисты указанных организаций). Локальный (организационный) уровень составляют управленцы низшего звена (руководители социальных служб, входящих в систему социальной защиты населения, и их структурных подразделений).
   – специалисты – практики (контактный уровень), осуществляющие непосредственное взаимодействие с клиентами с целью предупреждения или преодоления трудных жизненных ситуаций. Специалисты-практики подразделяются по отраслевому признаку: специалисты по социальной работе учреждений системы социальной защиты населения (комплексные центры социального обслуживания; территориальные центры социальной помощи семьи и детям; социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних и т.д.; специалисты по социальной работе учреждений здравоохранения (дома ребенка, психиатрические больницы, наркологические диспансеры и т.д.); специалисты по социальной работе образовательных учреждений (детские дома, дома-интернаты, специальные образовательные учреждения и др.); специалисты по социальной работе правоохранительных органов (подразделения по делам несовершеннолетних, ювенальные суды, исправительные учреждения и др.); специалисты по социальной работе, служащие в вооруженных силах; специалисты по социальной работе на предприятиях, в организациях и учреждениях (отделы социального развития).
   Специалист по социальной работе реализует целый ряд взаимосвязанных специфических и достаточно сложных функций. Социальное управление рассматривается как вид управления, процесс воздействия на общество, социальные группы, отдельных индивидов с целью упорядочения их деятельности.
   Управленческая деятельность призвана обслуживать реализацию целей и функций управления, обеспечивать подготовку и проведение в жизнь управленческих решений.
   Управление социальной работой направлено:
   – на оказание помощи и поддержки;
   – защиту людей, особенно слабо защищенных слоев и групп;
   – нормальное функционирование различных сфер жизни;
   – ведение деятельности по социальному развитию.
   Большое значение в управлении социальной работой играют методы управления, которые представляют собой способы, средства, приемы воздействия на работников для координации их деятельности в организации. К методам управления А.Н. Аверин, А.Я. Кибанов, С.А. Шапиров относят следующие.
   • Административно-правовые методы – организационное и распорядительное воздействие, дисциплинарная и материальная ответственность, кадровые решения, приказы, распоряжения, указы, инструкции, контроль выполнения.
   • Экономические методы – стимулирование деятельности персонала и повышение его материальной заинтересованности: повышение оплаты труда в зависимости от качества и сложности выполняемой работы, выплата премий, предоставление льгот, участие в прибылях.
   • Социально-психологические методы, связанные с развитием:
   – организационной культуры;
   – репутации организации;
   – здорового социально-психологического климата;
   – урегулированием организационных конфликтов;
   – управлением персоналом;
   – установлением социальных норм поведения и социальное стимулирование персонала;
   – установлением моральных санкций и поощрений – разумное сочетание позитивных и негативных стимулов;
   – социальной профилактикой и социальной защитой работников – бесплатная медицинская помощь, профилактические осмотры, льготы, талоны на питание, бесплатные путевки, компенсации на проезд, другие виды неденежного стимулирования.
   4. Морально-этические методы – способы нравственного регулирования поведения работников (премирование грамотами и т.д.
   Управление нельзя представить без общения. Именно через него осуществляется управление социальной работы.
   Управленческое общение можно определить как общение, вызванное необходимостью осуществления управленческих функций с учетом обратной связи (Аверченко Л.К.).
   Управленческое общение имеет целью добиться от подчиненных необходимого стиля поведения с помощью следующих форм воздействия: приказ, убеждение, внушение, критика, поощрение, похвала, наказание.
   1. Приказ – форма официальных отношений в организации, которая обязывает подчиненных определенным способом, точно и в установленные сроки выполнить задание, которое составляет суть распоряжения и по содержанию бывает предписывающим, запрещающим или инструктирующим.
   2. Убеждение – целенаправленное воздействие, оказываемое с целью трансформировать взгляды одного человека в систему воззрений другого.
   3. Внушение активное воздействие одного субъекта на другого. Внушение происходит при условии авторитетности источника внушения, доверия к источнику внушения, отсутствия сопротивления внушающему воздействию.
   4. Критика является наиболее распространенной формой выражения неудовлетворенности деятельностью подчиненных или коллег по работе.
   5. Поощрение является важным регулятором поведения в процессе делового общения. Практика показывает, что в нашей стране наиболее привычное и как бы традиционное педагогическое воздействие, направленное на коррекцию поведения подчиненных в процессе трудовой деятельности, заключается в наказании.
   6. Похвала является способом стимулирования работника, она должна следовать за любым достойным действием подчиненных и даже самыми незначительными результатами, полученными ими, но обязательно конкретными и способствующими достижению целей организации.
   7. Наказание, так же как и поощрение, является достаточно мощным стимулирующим фактором, влияющим на поведение сотрудников в трудовой организации.
   Эффективность управления социальной работой во многом зависит также от успешности управленческой команды.
   Понятие «управленческая команда» может использоваться как в широком, так и в узком смысле слова. В широком смысле это группа людей осуществляющая официальное руководство и управление в организационной структуре.
   Однако понятие «управленческая команда» может использоваться и в более узком смысле. С этих позиций в своем узком, психологическом смысле «команда» это группа единомышленников, реализующая свою собственную задачу, как совпадающую, так и не совпадающую с целями той организационной структуры, в рамках которой она официально функционирует.
   В качестве основных критериев отбора в управленческую команду должны выступить: 1) профессионализм (профессиональная компетентность и профессионально-важные качества); 2) социально-психологическая компетентность (коммуникативная, перцептивная, интерактивная); 3) совместимость. К сожалению, далеко не всегда эти критерии выдерживаются при отборе в команду. Нередко на первый план выходит личная преданность (лояльность) руководителю социальных служб.
   Чтобы выполнять управленческие функции руководитель должен обладать определенным уровнем профессионализма. Уровень профессионализма руководителей социальных служб складывается из их профессиональной компетентности и развития профессионально важных качеств (подробнее см.: «Социальная психология образования» под ред. А.Н. Сухова, М.: 2005г.). Это профессиографический подход к анализу личности руководителя.
   Требования к содержанию и измерению профессиональной компетентности и важных качеств руководителя представлены в соответствующих психограммах и профессиограммах. Профессиограмма обычно составляется в виде текстового описания. Психограмма профессионала может быть представлена в форме текста, либо таблицы или в форме «аналитического графика», профиля.
   А.А. Деркач профессиограмму предлагает понимать как системное описание социальных, психологических и иных требований к носителю определенной профессии.
   Как правило, профессиограмма включает в себя требования к состоянию:
   – профессиональной компетентности;
   – физического развития;
   – соматического и психического здоровья;
   – психофизиологических свойств;
   – индивидуально-психологических качеств;
   – социально-психологических свойств.
   Эффективность управленческой деятельности, с точки зрения А.А. Деркача, зависит от Я – концепции самого руководителя.
   К сожалению, нет ни профессиограммы, ни психограммы социального работника.
   Профессиограмму социального работника желательно составлять по следующей схеме.
   Общие сведения о профессии:
   – исторический аспект профессии, изменения ее содержания;
   – перспективность повышения и роста квалификации;
   – спрос на профессию на федеральном, региональном и муниципальном уровне.
   Характеристика процесса труда:
   – основные направления профессиональной деятельности, важнейшие технологические операции;
   – элементы труда и рабочее место;
   – результат труда;
   – виды профессиональных рисков и возможности их устранения;
   – характер работы (монотонный или разнообразный, переменный);
   – в чем и как проявляется утомляемость после работы.
   Санитарно-гигиенические условия труда:
   – режим труда и рабочий ритм;
   – микроклиматические условия рабочего места (шум, освещенность, количество компьютеров и др.);
   – основные требования к физическому состоянию организма;
   – медицинские противопоказания;
   – основные меры по охране труда;
   – возможные профессиональные заболевания.
   Психологические требования профессии к специалисту:
   – трудности и напряженные ситуации;
   – основные качества, которыми должен обладать специалист Сведения о профессиональной подготовке:
   – пути овладения профессией и характеристика учебных заведений;
   – условия поступления и продолжительность обучения;
   – основные изучаемые дисциплины;
   – квалификация выпускника учебного заведения;
   – перспективы профессионального роста и продвижения по службе.
   Профессиональная компетентность специалиста по социальной работе – это многофакторное явление, включающее в себя систему теоретических знаний и способов их применения в конкретных ситуациях, ценностные ориентации специалиста, а также интегративные показатели его культуры.
   Е.Р. Ярская-Смирнова в понятие профессиональной компетентности специалистов по социальной работе включает широкие знания в области психологии, юриспруденции, экономике, информатике, теории и методов социальной работы, доброжелательное отношение к людям, их проблемам и ситуациям, организаторско-коммуникативные способности, высокий морально-этический уровень, нервно-психическую устойчивость.
   Американский исследователь П. Браун главными критериями компетентности социального работника считает способность оказать немедленную помощь людям, которые в ней нуждаются, работать с адвокатурой, изменять законодательную базу и поднимать уровень сознания населения, чтобы разрушить мифы о том, почему люди становятся бедными.
   Большинство исследователей выделяют следующие сущностные характеристики профессиональной компетентности социальных работников:
   – соответствие уровня и содержания знаний специалиста выполняемым им должностных задач и обязанностей, предоставленным правам;
   – умение специалистов практически действовать и достигать требуемых результатов;
   – способность продуктивно использовать инновационный опыт; умение обобщить и передать свой опыт другим;
   – способность к рефлексии;
   – мотивационно-ценностное отношение к профессии.
   Отсутствие профессиограммы и психограммы социальных работников не позволяет строго осуществлять их профессиональный отбор, а также устанавливать соответствие между квалификационными требованиями и реальным уровнем профессионализма данной категории специалистов. Невысокая престижность профессии «Социальная работа» усугубляет эту ситуацию.
   Профессиональная компетентность – один из компонентов подструктуры профессионализма специалиста по социальной работы.
   Профессиональная компетентность выражает в знаниях соответствующих терминов, понятий, определений, дефиниций, словом, овладении глоссарием.
   В настоящее время компетентностный подход широко применяется в ходе профессиональной подготовке студентов.
   Он направлен на развитие специальных знаний социальных работников, а также на их проверку путем тестирования студентов.
   Компетентностный подход предполагает проведение аудита в целях обеспечения надлежащего качества знаний студентов.
   Профессиональная компетентность в области психосоциальной работы обеспечивается в ходе усвоения содержания учебных дисциплин в рамках профиля «Психосоциальная работа с населением» направления бакалавриата «Социальная работа» или профиля «Социально-психологические технологии работы с населением» соответствующей магистерской программы.
   В структуру профессиональной компетентности социальных работников входит их социально-психологическая компетентность.
   Социально-психологическая компетентность социальных работников представляет собой специальные знания об обществе, о политике, экономике, культуре и т.д. Иными словами, социально-психологическая компетентность по своему содержанию напоминает то, что в свое время называлось мировоззрением. Она позволяет социальным работникам ориентироваться в любой социальной ситуации, принимать верные решения и достигать поставленных целей.
   Антиподом социально-психологической компетентности являются некомпетентность, неграмотность, невежество, суеверие, мистика, оторванная от жизни фантазия.
   Социально-психологическая компетентность – явление многомерное. Она складывается из коммуникативной, перцептивной (когнитивной) компетентности и знаний в области взаимодействия, поведения.
   Коммуникативная компетентность, по мнению профессора Л. А. Петровской, имеет двоякий смысл – это и эмпатическое свойство (сопереживание), и знания о способах ориентации в различных ситуациях, свободном владении вербальными и невербальными средствами общения. Перцептивная компетентность означает степень соответствия сформировавшихся картин мира, стереотипов, образов научным картинам мира. Компетентность в области взаимодействия сводится к знаниям о природе социальных влияний.
   Социально-психологическая компетентность делится на два вида: житейскую и профессиональную.
   Житейская социально-психологическая компетентность, представляет собой результат социализации, т.е. адаптации к конкретным условиям. Быть на высоте в вопросах общения, познания заставляет жизнь. Социально-психологическая компетентность в нормальном обществе выгодна, потому так ценятся улыбка, вежливая манера обращения, культура общения.
   В основе житейской социально-психологической компетентности лежат бытовые картины мира, стереотипы, художественные образы, многолетние наблюдения, народный опыт, знания в той или иной области. Ее называют народной мудростью, которая получила свое выражение в мифологии, фольклоре, пословицах, поговорках, традициях, обычаях, укладе жизни, наблюдениях в виде примет, говоря иначе – в менталитете.
   Нередко на социально-психологическую компетентность оказывают влияние предрассудки (суеверия), особые психологические способности, на которых спекулируют разного рода шарлатаны (чревовещатели, предсказатели судеб и ясновидцы).
   Житейская социально-психологическая компетентность проявляется в различных сферах. Однако часто наблюдаются антиподы социально-психологической компетентности. Так, в сфере услуг вежливость и внимание довольно часто проявляются только по отношению к нужным людям, а ко всем остальным – равнодушие вместо доброжелательности – агрессия, беспардонность, почтительность – только по отношению к начальству, а по отношению к остальным – хамство.
   Профессиональная социально-психологическая компетентность складывается из научных картин мира и знаний в области общения.
   Социально-психологическая компетентность имеет особое значение для социальных работников, психологов, управленцев и др.
   Данные специалисты, как правило, имеют соответствующую подготовку и глубокие познания в области делового общения (умение устанавливать контакт, вести переговоры); закономерностей восприятия и познания людьми друг друга на основе внешности, поведенческой симптоматики, визуальной диагностики; психического воздействия.
   Такие специалисты бывают неплохими физиогномистами, умеют контактировать не случайно. Они, используя возможности транзактного анализа, умело маскируют свое поведение, завоевывают друзей не только по Д. Карнеги, но и с помощью других методик, достаточно полно освещаемых в литературе.
   Социально-психологическая компетентность определяется следующими факторами:
   5. индивидуальными особенностями (при этом большую роль играет тип личности, в частности, является ли она интро– или экстравертной, аутичной или неаутичной, а также ее интеллект);
   6. психическими состояниями (астеническое и стеническое) и типичными настроениями;
   7. эффективностью социализации (например, нарушение социализации приводит к возникновению эмоциональной глухоты, комплексов, агрессивности);
   8. влиянием культурных различий;
   5) специальной социально-психологической подготовкой.
   Социально-психологическая компетентность социального работника реализуется через его коммуникативную деятельность, протекающую в специфических условиях конкретной деятельности. Данную коммуникативную деятельность можно рассматривать:
   – как особую форму реализации определенных требований, целей и задач, вытекающих из должностных инструкций и других служебных документов;
   – как социально-нормативную деятельность, обеспечивающую адекватность профессиональной деятельности регламенту психосоциальной работы;
   – как систему воздействия на клиента.
   Для развития социально-психологической компетентности персонала обычно используют тренинг.
   Специалист по социальной работе обязан обладать профессиональным тактом, способным вызвать симпатию и доверие у людей, соблюдать профессиональную тайну, быть деликатным, – одним словом, он должен уметь общаться.
   Деятельность социального работника реализуется через постоянный контакт с клиентами. Все задачи, стоящие перед социальным работником, решаются посредством общения, создания доброжелательной обстановки, нахождения подходящего стиля общения с подопечными.
   Иначе говоря, эффективность профессиональной деятельности социального работника связана с его умением общаться, коммуникативной компетентностью.
   В социально-психологической литературе обычно используется понятие «деловое общение», направленное на обеспечение переговоров, ведения совещаний и официальной переписки, на высокую эффективность публичных выступлений. В конкретной профессиональной области деловое общение имеет свою специфику и называется профессиональным, а иногда служебным, должностным, уставным.
   Деловое общение – это вид общения, который является нормативно одобренным, жестко регламентированным и функционирующим в какой-либо сфере для решения определенных задач.
   Деловое общение в данном случае является родовым понятием по отношению к служебному. Оно может проявляться как в служебной, так и во внеслужебной обстановке, например, «встреча без галстуков». Что касается профессионального общения, то оно означает, не только степень квалификации владения им, но и соблюдения профессионально-этических стандартов.
   Деловому общению присущ ряд признаков, в частности, оно:
   – строго целенаправленно;
   – регламентировано нормативными документами (положениями, приказами, уставами);
   – носит функционально-ролевой характер, обусловленный необходимостью соблюдения этикета церемоний, процедур, что выражается в определенных правилах «игры», официальной одежде, профессиональной лексике, кастовости, замкнутости, общении в рамках определенных кругов и других элементов;
   – позиционно оформлено, иерархично, субординационно, что отражается в эффекте «над» и «под», т. е. в отношениях между начальником и подчиненным;
   – проявляется в определенных формах общения, стиле;
   – атрибутивно (проходит в специальных помещениях, пространственно оформлено, предполагает соответствующую среду, мебель, оргтехнику, освещение), что создает оптимальную с точки зрения психологии обстановку.
   В основе делового, как и всякого другого, вида общения лежит процесс передачи и приема сообщений. В качестве единицы делового общения выступает психологический контакт – акт коммуникации с обратной связью.
   Общение, в ходе которого клиент доверяет социальному работнику свои мысли о важных событиях, чувства, раскрывая те или иные интимные стороны своего внутреннего мира, называется доверительным. Оно определяется значимостью материала, раскрываемого собеседником о себе; отношением степени доверия к партнеру. Доверительное общение без установления психологического контакта невозможно.
   Признаками доверительного общения являются: прочность (устойчивость) психологического контакта; отсутствие формального психологического воздействия партнеров по общению и жесткости контроля в его процессе; уверенность партнеров в том, что доверенная ими друг другу информация не будет использована им во вред; готовность поделиться с партнером чем-либо сугубо личным (конфиденциальным), не опасаясь за последствия; искренность партнеров.
   Служебное общение – это процесс взаимодействия, направленный на развитие и поддержание контактов и доверительных отношений в целях решения служебных задач. В его содержание входят: изучение клиента (восприятие и понимание его индивидуально-психологических особенностей); обмен информацией личностного и делового порядка.
   В ходе служебного общения часто приходится преодолевать недоверие, негативное отношение или противодействие со стороны партнера. В этой связи необходимо учитывать следующие моменты: а) цели, задачи, функции, факторы и фазы беседы; б) приемы установления психологического контакта с собеседником; в) условия создания и поддержания доверительных отношений с конкретными людьми; г) проявления различных субъективных позиций и тактик ролевого взаимодействия при решении служебных задач.
   Основой делового общения социального работника с клиентом является деловая беседа. Беседы в ходе делового общения в отличие от повседневных бесед характеризуются прежде всего своей целенаправленностью.
   Обычно выделяют такие фазы деловой беседы, как ее начало, передача информации, аргументирование, опровержение доводов собеседника, принятие решений.
   На эффективность делового общения влияют субъективные факторы, связанные с личностными особенностями; объективные факторы, связанные с индивидуально-психологическими особенностями партнера; ситуативно-обстановочные факторы, обусловленные ситуативными и содержательными аспектами служебного общения (нормальная или экстремальная обстановка, в которой предстоит общаться; первая или неоднократно повторяющаяся беседа; начало общения с обострением или без такового; общая (текущая) или актуальная тема беседы и т. п.).
   В конечном счете результативность деловой беседы зависит от таких обстоятельств, как личность социального работника (его авторитетность, профессиональная и коммуникативная компетентность); тематика беседы, ее важность и значимость; техника проведения беседы.
   Тактика проведения деловой беседы включает:
   – определение ее конкретных целей, задач, плана, места и времени;
   – создание обстановки доверия (интонация голоса, дистанция – где и как сидят собеседники и т. д.);
   – умение слушать, задавать вопросы, держать инициативу в своих руках, не уходить за пределы основной тематики.
   Установление психологического контакта во многом обусловливается личностными особенностями партнеров, в частности авторитетностью, базирующейся на фактах, единстве слов и дела, профессиональной компетентности; коммуникативной грамотностью (умение слушать, войти в положение другого, понять его, задавать вопросы, владеть письменной и устной речью).
   Нередко для установления психологического контакта и доверительного общения необходимо:
   – получение и накопление информации о собеседнике (сильных и слабых чертах, целях, стремлениях);
   – включение собеседника в общение, его согласие на вступление в беседу;
   – использование различных стимулов (похвала);
   – преодоление мотивов ухода от психологического контакта (нейтрализация установки собеседника на противодействие, введение в заблуждение и др.).
   Учет и использование данных обстоятельств при установлении психологического контакта позволяет избежать как смысловых, так и эмоциональных «барьеров».
   Абстрактного собеседника нет. Беседа проводится с клиентом, находящимся в том или ином психическом состоянии. Поэтому следует также иметь в виду, что в ходе беседы могут наблюдаться:
   – игнорирование мнения собеседника;
   – эгоцентрическое выспрашивание – односторонний интерес к информации, связанный с попытками найти у партнера понимание лишь собственных проблем (партнеру остаются неясными цели выспрашивания);
   – поддакивание (реакция типа «угу», «да») на высказывания партнера;
   – перефразирование – передача высказанных мыслей или чувств партнера собственными словами;
   – рефлексия – передача высказанных мыслей или чувств партнера собственными словами с учетом наблюдений за его актуальным состоянием;
   – вербализация – уточнение мыслей партнера для того, чтобы они стали более понятными;
   – умаление личности собеседника (например, один из собеседников заявляет другому: «Ты видишь это в неправильном свете»);
   – ролевая защита личности – сокрытие собственного самочувствия. Между содержанием беседы и формой поведения существует противоречие (например, произносится общая фраза «Я вас понимаю» без расшифровки подробностей и действительного понимания).
   К числу основных видов делового общения относятся: публичное выступление, деловое совещание, деловые переговоры и т.п.
   I. Публичное выступление. Публичное выступление является одним из видов делового общения, в основе которого лежат правила и принципы построения речи и ораторского мастерства.
   Публичное выступление – передача социальным работником информации широкой аудитории.
   Публичное выступление – это основной психологический способ формирования общественного мнения. Задача выступающего не сводится только к изложению некоторого объема информации. Оратор должен, как правило, отстаивать свою точку зрения, склонять других к ее принятию, убеждать других в ее правоте и т.д.
   Структура доклада должна состоять из выступления, основной части и заключения.
   II. Деловое совещание является определенным видом делового общения. Оно представляет собой вид управленческой деятельности, при котором определенное количество участников собирается в заранее оговоренном месте в назначенное время для обсуждения и принятия решения по заранее поставленным вопросам.
   Деловое совещание – форма организованного, целенаправленного взаимодействия группы заинтересованных лиц посредством обмена мнениями для выработки и принятия решения.
   III. Деловее переговоры. Проведение деловых переговоров предполагает знание правил их подготовки, нормативно-законодательных актов и других документов, которые регламентируют переговорный процесс, соблюдение протокола, принятого на официальных встречах.
   Деловые переговоры по любым вопросам подразумевают последовательность выполнения трех этапов.
   1 этап – подготовительный. Данный этап начинается с того момента, когда по договоренности вторая сторона принимает предложение о проведении деловых переговоров. От того, насколько тщательно будут подготовлены переговоры, зависит не только их результат, но и сам процесс: будут ли переговоры длительными конфликтными или они пройдут быстро, без срывов.
   Подготовка переговоров включает две основные стадии:
   • решение организационных вопросов (определение времени деловых переговоров; выбор места проведения деловых переговоров; формирование количественного и качественного состава делегаций (сбор и обработка информации);
   • проработка основного содержания деловых переговоров (постановка проблемы; определение интересов сторон; выработка общего подхода к деловым переговорам; составление необходимых документов и материалов).
   2 этап – основной. На этом этапе осуществляется непосредственное проведение деловых переговоров. Главное правило, которого должны придерживаться участники переговорного процесса, – четкое разграничение существа проблемы и отношений сторон.
   Основной этап деловых переговоров состоит из трех последовательных стадий.
   9) взаимное уточнение интересов, концепций и позиций участников;
   10) обсуждение выдвинутых положений;
   11) согласование позиций и выработка договоренности по каждому вопросу.
   3 этап – заключительный. Данный этап завершает переговорный процесс и включает решение следующих организационных вопросов: выбор типа принимаемого решения (компромисс, нахождение в ходе переговоров нового решения; асимметричное решение );подписание уставных документов; анализ результатов; контроль над действиями участников деловых переговоров.
   Методы реализации переговорного процесса.
   5) Жесткий подход.
   6) Позиционный торг.
   7) Мягкий подход.
   8) Принципиальные переговоры.
   IV. Дискуссия в деловом общении.
   Деловое общение, проходящее в любой форме (деловая беседа, совещание, переговоры), может включать такую форму группового принятия решений, как дискуссия .
   Дискуссия – обсуждение какого-либо спорного вопроса, исследование проблемы, в котором каждая сторона, оппонируя мнению собеседника, аргументирует свою позицию и претендует на достижение цели.
   Дискуссия предполагает общение на основе доводов и аргументов с целью найти истину путем всестороннего сопоставления различных мнений.
   Спор представляет собой одну из основных форм делового общения, в рамках которой уточняются позиции противоборствующих сторон, вырабатывается оптимальное решение проблемы.
   Спор может возникнуть в различных формах делового общения: в деловой беседе, на деловом совещании, в процессе деловой дискуссии и т.д.
   Спор – процесс, в рамках которого происходит сопоставление точек зрения, позиций участвующих в нем сторон, при этом каждая из них стремится аргументировано утвердить свое понимание обсуждаемых вопросов и опровергнуть доводы другой стороны.
   Характеристики спора:
   7) Цель спора (поиск истины, для убеждения оппонента, для одержания победы, спор ради спора).
   8) Значимость проблемы спора.
   9) Количество участников (спор-монолог, спор-диалог, спор-полилог).
   10) Форма проведения спора (устная, письменная).
   11) Форма организации спора (организованный спор, неорганизованный спор).
   Основными участниками спора являются пропонент и оппонент.
   Пропонент – лицо, которое выдвигает и отстаивает некоторый тезис, идею, мнение, позицию.
   Оппонент – лицо, оспаривающее выдвинутый тезис, выступающее против какой-либо позиции, возражающее против чьего-либо мнения.
   Процесс спора имеет две основные характеристики:
   8. Доказательность – это логическое воздействие на оппонента принудительностью рассуждения.
   9. Убедительность – это психологическое воздействие на оппонента, направленное на восприятие им той или иной идеи. Одним из видов спора является полемика, в которой присутствуют состязательность, борьба, определенная степень воинственности и враждебности.
   Полемика – вид спора, в рамках которого основные усилия сторон направлены на утверждение (победу) своей позиции относительно обсуждаемого предмета.
   Важным элементом в деловом общении, включая дискуссию, споры и полемику, является аргументация, которая направлена на обоснование позиции одного человека с целью последующего ее понимания и принятия другим человеком.
   Аргументы, чтобы они были убедительными, должны отвечать следующим требованиям: истинность, автономность, непротиворечивость, достаточность.
   Аргументы различаются по степени воздействия на человека: сильные, слабые, несостоятельные.
   Виды аргументации:
   3. Доказательство (прямое доказательство, косвенное доказательство, доказательство от противного, доказательство методом исключения).
   4. Опровержение (установление ложности следствия, критика аргументов, критика демонстрации).
   Важным элементом делового общения является постановка проблем, которые, как правило, позволяют активизировать участников общения и направит процесс передачи информации в необходимом направлении.
   Проблема – логическая форма в идее словесного общения, требующая ответа.
   Проблема, как правило, опирается на определенную систему знаний и включает следующие составляющие:
   4) Базис – это предпосылка вопроса или исходная информация, на основе которой формулируется вопрос.
   5) Указание на недостаточность информации.
   6) Указание на необходимость дополнения и расширения знаний.
   Проблемы, которые ставятся в ходе делового общения: в процессе беседы, дискуссии, публичного выступления, совещания и т.д., могут быть разделены на множество видов: открытые (восполняющие); закрытые (уточняющие); простые (элементарные); сложные; корректные; некорректные; острые; риторические; переломные; вопросы для обдумывания; зеркальные; контрвопросы; вопросы для ориентации;альтернативные; суггестивные; гипотетические; обходные; информационные; контрольные; подтверждающие; ознакомительные; встречные; заключающие.
   Каждая проблема предполагает ответ.
   Ответ – это высказывание, содержащее недостающую в вопросе информацию.
   Основные виды ответов: правильный (ошибочный); по существу; не по существу; позитивный; негативный; краткий; развернутый; действительный; возможный.
   В ходе делового общения всегда присутствуют различного рода критические замечания, выпады, приемы, связанные с их эффективным отражением или нейтрализации.
   Замечания и доводы участников делового общения не следует воспринимать как раздражающий фактор, наоборот, как правило, они облегчают общение, ведут к конструктивному диалогу, а также означают, что участники активно слушают, следят за выступлением, тщательно проверяют аргументацию и все обдумывают.
   Разновидности замечаний: объективные; субъективные, желание проявить себя; невысказанные; ироничные; стремление к получению информации; общее сопротивление; для оттягивания решения проблемы; последняя попытка.
   В ходе делового общения большая роль отводится слушанию. Процесс слушания включает возможность сосредоточиться на речи собеседника, способность выделить из его сообщения идеи, мысли, эмоции, отношение говорящего, умение понять своего партнера. Как показали исследования, умение выслушать собеседника спокойно и целенаправленно, вникнуть в сущность того, что говорится, обладают не более 10% людей.
   Слушание – процесс восприятия, осмысления и понимания речи говорящего.
   Виды слушания: рефлексивное (активное), нерефлексивное (пассивное), эмпатическое.
   Слушание состоит из трех этапов, к которым относится поддержка, уяснение, комментирование.
   Деловое общение социального работника подразумевает не только двусторонний обмен информацией при визуальном контакте с клиентом, но и необходимость организации межличностного общения на любом расстоянии. В этом случае целесообразно использовать телефонную связь, которая дает возможность оперативно решать большое количество вопросов, экономя при этом время и средства.
   Телефонный разговор – контактное по времени, но дистанционное в пространстве и опосредованное специальными техническими средствами общения социального работника с клиентами.
   Типы телефонных разговоров: наведение справок, ведение переговоров, передача для выполнения различных заказов и заявок; проведение консультаций; передача распоряжений и приказов; приглашение или организация договоренности о встрече; передача информации; получение различных информационных услуг; поздравления; поддержание контактов.
   В зависимости от отношений абонентов и ситуации различаются телефонные разговоры: официальные (деловые); неофициальные (частные).
   Деловая переписка представляет собой одну из важнейших форм реализации деловых отношений. Специалисты подсчитали, что на ведение деловой переписки (составление и работу с письмами) у некоторых работников аппарата управления тратится 20-50% рабочего времени.
   Деловое письмо – документ, применяемый для связи, передачи информации на расстояние между двумя корреспондентами, которые могут быть как юридически, так и физическими лицами.
   Классификация деловых писем:
   • тематика (деловые письма, коммерческие письма);
   • функциональность (письма-ответы, инициативные письма);
   • адресность (обычные деловые письма, циркулярные письма);
   • форма отправления (традиционное почтовое сообщение, электронная деловая корреспонденция, отправление с использованием факсимильной связи);
   • структурированность (регламентированные (стандартные, нерегламентированные (нестандартные));
   • композиционность (одноаспектные, многоаспектные).
   Делопроизводственное обеспечение – это, во-первых, совокупность документов организационно-распорядительного, информационно-справочного и учетного характера и, во-вторых, их создание (или получение извне), обработка и организация движения по всем уровням управления вплоть до передачи в другие подразделения.
   Часть делопроизводства, непосредственно связанная с созданием названных документов в соответствии с установленными требованиями, называется документированием. Вопросы движения и учета документов (получение, обработка, регистрация, контроль исполнения, текущее хранение, отправка) охватываются понятием документооборот. Деятельность по организации долговременного хранения документов (экспертиза ценности документов, оформление дел, передача в архив, архивное хранение) относят к архивному делу.
   Основными делопроизводственными функциями являются:
   – своевременная обработка поступающей документации;
   – регистрация, учет и текущее хранение документов;
   – разработка, согласование, печатание документов по кадровым вопросам;
   – доведение документации до соответствующих работников для исполнения;
   – контроль за исполнением требований документов;
   – размножение документов по кадровым вопросам и др.
   В процессе делового общения достаточно важное значение играет организация передачи сообщения в электронном виде, подготовленном на персональном компьютере. Такой процесс передачи сообщения получил название электронной почты (е – mail – сокращенное название «electronic mail»).
   Электронная почта – форма передачи электронных документов на расстояние.
   С электронной почты началось создание Internet, и она пока остается самым популярным видом передачи информации в электронном виде.
   Internet – глобальная компьютерная сеть, объединяющая ПК отдельных пользователей и локальные вычислительные сети.
   В процессе профессиональной деятельности у социального работника возникает необходимость выступления перед радио – или телевизионной аудиторией. Это могут быть чтение лекций, публичное выступление, участие в пресс-конференции, интервью для радио или телевидения, чтение официального заявления в прочее. Радио или телевидение – вещательные средства массовой информации, достаточно важные для внешних и внутриорганизационных коммуникаций и делового общения.
   Требования, предъявляемые к радио– и телевизионному выступлению.
   • Разговорность (оптимальное использование лексики, четкая структуризация выступления, информационная точность, построение драматургии выступления).
   • Диалогизация (вопросно-ответный прием, прямое и косвенное обращение к собеседнику, эмоциональная оценка факта события).
   • Интимизация (использование неправильного порядка слов в предложении, риторические вопросы, высказывания с вводными словами и предложениями).
   • Удобство звукового воспроизводства и слухового восприятия (модуляция речи, громкость голосового тона, скорость речи, окраска звучания голоса, дикция, ритмичность речи).
   Телеконференция – одновременное подключение нескольких абонентов друг к другу с возможностью одновременного участия в разговоре.
   Интерактивное общение – форма диалога; двусторонний обмен информацией между партнерами, который предполагает немедленные ответные действия.
   В процессе делового общения зачастую возникает необходимость участия в радио или телевизионном интервью.
   Интервью – беседа журналиста с каким-либо лицом или группой лиц, представляющим общественный интерес и предназначенная для передачи в средствах массовой информации.
   Радио– и телевизионное интервью, как правило, проходит в прямом эфире и продолжается 15-20 мин. В течение этого времени в присутствии интервьюера, телеоператора и других работников телестудии надо свободно высказать свою позицию.
   Виды радио– и телевизионного интервью: интервью-расспрос, интервью-обмен информациями, интервью-портрет.
   Социально-психологическая компетентность социальных работников в деловом общении включает в себя и конфликтологическую компетентность.
   Одним из первых ученых, поставивших проблему конфликтологической компетентности на концептуальном уровне, является В.Г. Зазыкин. Дальнейшее развитие она получила в работах О.И. Денисова. В данных исследованиях конфликтологическая компетентность рассматривается с системных позиций и представляется как информационно (когнитивно)-регуляторная подсистема профессионализма, связанная с умениями управлять конфликтом и разрешать его. Она имеет свою психологическую структуру, включающую следующие составляющие:
   – собственно знания о причинах возникновения конфликта, закономерностях его развития и протекания, поведения, общении и деятельности оппонентов в конфликтном противоборстве, их психических состояниях и пр. Особую группу представляют знания психологических характеристик конфликтной личности (Е.В. Зайцева, В.Г. Зазыкин). Они составляют гностический компонент конфликтологической компетентности;
   – умение предвосхищать действия оппонентов, их поведение в ходе конфликта, применяемые приемы конфликтного противоборства, развитие конфликта, его последствия для организации и оппонентов. Это является содержанием проектировочного компонента конфликтологической компетентности;
   – умение воздействовать на оппонентов, влиять на их отношения, оценки, мотивы и цели конфликтного противоборства; формировать общественное мнение по отношению к участникам конфликта: умение осуществлять профилактику конфликта и разрешать его на справедливой основе, выступая в качестве «третейского судьи» (в том числе используя чисто психологические методы: «откровенный разговор», объективизацию, «взрыв», организацию сотрудничества). Данные умения составляют регулятивный (конструктивный) компонент конфликтологической компетентности;
   – умение осуществлять эффективное общение с участниками конфликта с учетом их личных особенностей и эмоциональных состояний – коммуникативный компонент конфликтологической компетентности;
   – высокий уровень рефлексивной культуры, умение организовать процесс самопознания, реагировать адекватно ситуации, целям и задачам управления конфликтами – рефлесивно-статусный компонент конфликтологической компетентности;
   – знания о нормативных и морально-нравственных регуляторах поведения в условиях управления и разрешения конфликтов, о корпоративной и профессиональной управленческой культуре; способность и готовность следовать этическим нормам по отношению к участникам конфликта – нормативный компонент конфликтологической компетентности.
   Но одной системы профессиональной компетентности для социальных работников мало. Нужны профессионально важные качества для ее реализации.
   В настоящее время не только сотрудникам силовых министерств, но и сугубо гражданским специалистам (врачам, социальным работникам, строителям, инженерно-техническому персоналу) приходится нередко работать в мирное время в социально наряженных, кризисных, экстремальных ситуациях, возникающих в силу социальных, техногенных, природных и эпидемиологических причин. Поэтому профессиональная подготовка специалистов должна включать в себя развитие у них готовности к выполнению профессиональной деятельности в любых условиях.
   Состояние готовности социальных работников имеет сложную структуру и включает в себя следующие компоненты:
   1) мотивационный (ответственность за выполнение задач, чувство долга);
   2) ориентационный (владение способами и приемами деятельности, необходимыми, навыками, умениями);
   3) волевой (самоконтроль, самомобилизация);
   4) оценочный (профессиональная Я-концепция, самооценка своей подготовленности и соответствия процесса решения профессиональных задач оптимальным образцам). Достаточная развитость и выраженность этих компонентов и их целостного единства – показатель высокого уровня готовности специалиста. Недостаточная развитость и выраженность их свидетельствует о неподготовленности, незавершенности формирования готовности, о ее средних или низких уровнях, безответственности.
   Общая психологическая готовность имеет универсальную структуру (О.О.Дмитриева), включающая мотивы деятельности и сформировавшиеся установки (мотивационный компонент), профессиональные умения (операционно-деятельностный компонент), глубокие профессиональные знания (когнитивный компонент), личностно-деловые и профессионально важные качества (личностный компонент).
   Психологическая готовность – это готовность к экстренным действиям, которая представляет собой способность адекватно и быстро реагировать на возникновение экстремальных ситуаций, вероятность появления которых велика, а время наступления не определено.
   М.И. Марьин считает, уровень психологической готовности зависит от условий, содержания труда, от величины функциональных органов и систем, обеспечивающих, выполнение работниками профессиональных обязанностей.
   Учитывая вышесказанное, выделим составляющие, входящие в состав системы профессиональной готовности. Важен тот факт, что профессиональная готовность характеризует состояние их мотивационной сферы, а различные виды подготовленности, входящие в ее состав – состояние операционной сферы:
   1. Физическая подготовленность социальных работников заключается в формировании физических качеств для решения профессиональных задач.
   Профессиональная физическая подготовка предполагает формирование профессионально важных качеств (выносливости).
   Для повышения эффективности обеспечения профессиональной подготовки необходимо занятия по физической подготовке максимально приближать к реальным. Для этого необходимо использовать: усложнение условий выполнения упражнений, повышений физических нагрузок до предельных, выбирать и создавать условия для занятий (время, место, окружающую обстановку, звуки, действия других лиц, проведение занятий при любой погоде, использование полосы препятствий, сложный рельеф местности и др.).
   Моделирование ситуаций профессиональной деятельности в рамках физической подготовленности достигается за счет моделирования физических трудностей, аналогичных встречающимся. Данный вид подготовки приобретает свою актуальность сейчас особенно.
   2. Профессиональная психологическая подготовленность представлена несколькими составляющими: эмоционально-волевая подготовка, морально-психологическая подготовка, собственно профессионально-психологическая подготовка социальных работников.
   Следует отметить, что в последнее время специалистам по социальной работе приходится действовать не только в экстремальных ситуациях, связанных с природными стихийными бедствиями, техногенными авариями и катастрофами, террористическими актами, в условиях вооруженных конфликтов, но и работать с ВИЧ-инфицированными, с больными атипичной пневмонией и т.д.
   Поэтому ни социальный работник, ни другой специалист не может работать с неизлечимыми или инфекционными больными, бродягами и т.п. без наличия профессионально-психологической готовности.
   В экстремальной ситуации люди ведут себя по-разному. Одни проявляют экономные стили и непродуктивные модели поведения. Это, прежде всего, конструктивный стиль овладения ситуацией путем рациональной организации деятельности и сохранения собственного статуса. Этот стиль является в то же время щадящим, потому что сохраняет здоровье и психику человека. К экономному стилю относится и так называемый рефлексивный стиль. Менее экономным является волевой стиль, суть которого связана с опорой только на собственные возможности. Этот стиль может привести к быстрому изнашиванию организма.
   К непродуктивному стилю относится капитулятивный, связанный с отказом от деятельности в экстремальной ситуации. Этот стиль редко наблюдается у лиц с низкой профессиональной психологической подготовкой.
   Эмоционально-волевая подготовка связана с формированием приемов и способов эмоциональной и волевой регуляции, саморегуляции, стрессоустойчивости. Управление эмоционально-волевой сферой – это умение не только мобилизоваться, но и экономно расходовать нервно-психическую энергию, предполагающее защитное расслабление, когда это нужно (В.И. Селиванов, 1974). Данный вид подготовки позволяет преодолевать возникшие стрессогенные факторы, подавлять или снижать нервное перенапряжение, чувство тревоги, страха, беспокойства, мобилизовать волевые усилия на успешное выполнение служебных задач. В рамках эмоционально-волевой подготовки необходимо осуществлять мероприятия по повышению эмоционально-волевой устойчивости и учению приемам эмоционально-волевой мобилизации как в обычных, так и в экстремальных условиях. Эмоционально-волевая устойчивость – это психическое состояние в состав которого входят: умение владеть собой, своими действиями и поступками, переживаниями и чувствами, способность сознательно поддерживать свое самочувствие и поведение. Эмоционально-волевая мобилизация – это временная активация волевых усилий, требующихся для выполнения определенной деятельности на должном уровне. Это сосредоточенность и актуализация личностных ресурсов и потенциала сотрудников на решение оперативно-служебных задач. Для психического здоровья необходимо волевыми усилиями подавлять нежелательные эмоциональные состояния. Успешность эмоционально-волевой саморегуляции личности связана с уровнем личностного развития социального работника.
   К методам саморегуляции волевых усилий относят совокупность приемов самоуправления личностью с целью обеспечения адекватной психической регуляции поведения и деятельности:
   1) самоубеждение;
   2) самоприказ;
   3) самовнушение;
   4) самоподкрепление.
   Морально-психологическая подготовка связана с развитием устойчивости специалистов по социальной работе, повышением психологической надежности сотрудников (психологической закалки), связанных с пониманием трудностей профессиональной деятельности.
   Это специфическая воспитанность, обеспечивающая высокопрофессиональное и высокоморальное поведение в критических ситуациях. Она включает: ответственность, верность профессиональному долгу, умение управлять собой, мобилизовать свои силы и возможности.
   Данная подготовка позволяет предотвратить возможные срывы в реальных ситуациях профессиональной деятельности: отказа от выполнения заданий, защитные реакции в форме склонности к употреблению спиртных напитков, ослабление дисциплины, пессимистические настроения, слухи, нарастания недовольства, конфликты во взаимоотношениях, паника и др. Очень часто вид престарелых, одиноких, инвалидов, алкоголиков, наркоманов, крови раненых, убитых, обезображенных трупов способствует потере контроля, психологической беспомощности, неуверенности, что позволяет оценить специалистов по социальной работе как потенциально опасных не только для себя, но и для окружающих их людей. В этой связи полезен такой прием, как имитация подобных ситуаций. Данный прием снизит влияние сильного психологического воздействия на сотрудников, впервые участвующих в таких условиях.
   Собственно профессионально-психологическая подготовка специалистов по социальной работе предполагает развитие личностного компонента. Данный вид подготовки связан с профессионально важными качествами личности: это и адекватные личностные ожидания, профессиональные установки, личности), изменения, связанные с процессом адаптации специалистов (разочарование профессии, переоценка ее смысла и потеря заинтересованности к ней), уверенность в безопасности своих близких. Особая роль отводится и развитию психических процессов: профессиональной памяти, профессиональной внимательности и ее отдельных свойств (интенсивности, концентрации, широты, переключаемости, распределения, устойчивости), образного представления, мысленного анализа, мышления, скорости оценки обстановки, элементов психологической наблюдательности.
   В целом же можно выделить два основных вида системы профессионально-личностного развития социальных работников: теоретическую и практическую.
   В данном случае под теоретической подготовкой понимается развитие профессиональной компетентности студентов.
   Что касается практической подготовки, то она в основном предназначена для развития профессиональной готовности по применению знаний, а также развития определенных личностных качеств.
   Уровень продуктивности профессиональной подготовки социальных работников определяется через уровень их готовности, профессионализма, который складывается из:
   1) уровня профессиональной компетентности;
   2) уровня развития профессионально важных качеств, необходимых для выполнения профессиональных функций.
   Кроме того, уровень продуктивной профессиональной подготовки социальных работников определяется не только уровнем профессионализма их личности, но и профессионализации деятельности, оценка которого содержится в отзывах с мест работы.
   В силу отсутствия профессиограммы и психограммы социальных работников требования к ним имеют достаточно условный, умозрительный характер, т.е. не строго научный, а эмпирически обоснованный, полученный опытным путем.
   Требования, предъявляемые к специалистам социальной сферы существенны. Специалист должен уметь выслушать и понять, объяснить и доказать, спросить и ответить, убедить и переубедить, создать атмосферу доверия и делового настроя, найти индивидуальный психологический подход к клиенту, разрешить конфликт, снять напряжение.
   В квалификационном справочнике специалист по социальной работе наделяется разнообразными должностными обязанностями: выявляет на предприятиях, микрорайонах семьи и отдельных лиц, нуждающихся в социально-медицинской, юридической, психолого-педагогической, материальной и иной помощи, охране нравственного, физического и психического здоровья; устанавливает причины возникших у них трудностей, конфликтных ситуаций, в том числе по месту работы, учебы и так далее, оказывает им содействие в их разрешении и социальную защиту; содействует интеграции деятельности различных государственных и общественных организаций и учреждений по оказанию необходимой социально-экономической помощи населению; оказывает помощь в семейном воспитании, заключении трудовых договоров о работе на дому женщинам, имеющим несовершеннолетних детей, инвалидам, пенсионерам; проводит психолого-педагогические и юридические консультации по вопросам семьи и брака, воспитательную работу с несовершеннолетними детьми с асоциальным поведением; выявляет и оказывает содействие детям и взрослым, нуждающимся в опеке и попечительстве, устройстве в лечебные и учебно-воспитательные учреждения, получении материальной, социально-бытовой и иной помощи; организует общественную защиту несовершеннолетних правонарушителей, в необходимых случаях выступает в качестве их общественного защитника в суде; участвует в работе по созданию центров социальной помощи семье: усыновления, попечительства и опеки; социальной реабилитации; приютов; молодежных, подростковых, детских и семейных центров; клубов и ассоциаций, объединений по интересам и так далее, организует и координирует работу по социальной адаптации и реабилитации лиц, вернувшихся из специальных учебно-воспитательных учреждений и мест лишения свободы.
   По мнению Л.Б. Ребристовой, специалист по социальной работе ведет профессиональную практическую работу (посредничество, консультирование, специализируемая помощь и тому подобное) в социальных службах, организациях и учреждениях и так далее; оказывает социальную помощь и услуги семьям и отдельным лицам, различным половозрастным, этническим и подобным группам населения; организует и координирует социальную работу с отдельными лицами и группами с особыми нуждами, с ограниченными возможностями, вернувшимися из специальных учреждений и мест лишения свободы и так далее; проводит исследовательско-аналитическую деятельность (анализ и прогнозирование, разработка социальных проектов, технологий) по проблемам социального положения населения в курируемом районе (микрорайоне), с целью разработки проектов и программ социальной работы; участвует в организационно-управленческой и административной работе социальных служб, организаций и учреждений; содействует интеграции деятельности различных государственных и общественных организаций и учреждений по оказанию необходимой социальной защиты и помощи населению; ведет воспитательную деятельность в социальных службах, среднеспециальных учебных заведениях (при условии получения дополнительного образования в этой области).
   Следовательно, специалист по социальной работе является значимым субъектом социального обслуживания различных групп населения, находящихся в трудной жизненной ситуации, которую они не могут преодолеть самостоятельно.
   Специалисты по социальной работе заняты на должностях, непосредственно связанных с оказанием квалифицированной социальной помощи нуждающимся в ней лицам и группам или с управлением в сфере социальной работы; прошли обучение в учреждениях высшего профессионального образования по профилю социальной работы, накопили необходимые знания, умения и навыки непосредственно в практической деятельности; идентифицируют себя в качестве специалистов, то есть усвоили основные профессиональные ценности, нормы, роли и реализуют их в профессиональной и повседневной жизни.
   Люди, подлежащие обслуживанию социальным работником, называются «подопечными». Социальный работник должен обеспечивать подопечного продуктами питания, выносить мусор, оплачивать коммунальные услуги, ходить в поликлинику за выпиской рецептов, сдачей анализов и получением результатов, покупать лекарства в аптеке, помогать в сборе медицинских документов для стационарного лечения, посещать подопечного в больнице, вести учет всех покупок и поручений, сдавать отчет в Комплексный центр социального обслуживания населения (КЦСОН), иметь у себя номера телефонов близких друзей или родственников подопечного, оформлять (по выбору подопечного) посещение бесплатных обедов в течение одного месяца в году или доставлять наборы продуктов (т.е. заказы) на фиксированную сумму один раз в году, приносить денежную материальную помощь подопечным, имеющим минимальную пенсию (по решению КЦСОН на основании заявления подопечного), сообщать в КЦСОН об изменениях в жизни подопечного, имеющих отношение к его статусу, извещать о смерти подопечного и совершать регулярные рейды с целью выявления нуждающихся в обслуживании.
   Для этой профессии необходимо обладать отзывчивостью и умением сочувствовать, поскольку одинокие пожилые и больные люди, вынужденные обращаться за помощью к службе социальной защиты, не бывают счастливыми и часто испытывают физические страдания, в этой связи социальный работник должен обладать способностью к эмпатии (сопереживанию). Социальные работники должны уметь общаться, быть вежливыми и приветливыми, поскольку их работа предполагает контакты с большим кругом людей. Они должны обладать склонностью к порядку и аккуратности, а также безусловной честностью, т.к. постоянно имеют дело с большим количеством людей и дел, а также с чужими деньгами. Социальному работнику необходимо иметь крепкое здоровье.
   Согласно Е.И. Холостовой, «не каждый человек пригоден для социальной работы; основным определяющим фактором здесь является система ценностей кандидата, которая, в конечном счете, определяет его профессиональную пригодность и эффективность в практической деятельности.
   Социальный работник должен иметь профессиональную память, чтобы удерживать в голове большие списки продуктов и поручений и не тратить время на частые обращения к своим записям. Кроме того, хорошая память нужна для того, чтобы помнить имена, лица и обстоятельства жизни своих подопечных для проявления внимания и участия. Социальному работнику желательно обладать уверенностью и настойчивостью в разумных пределах. Это связано с тем, что одинокие пожилые люди, оторванные в большой степени от окружающей действительности, плохо в ней ориентируются, и высказывают порой нереальные желания.
   Для представителей этой профессии важно чувство такта, сдержанность, умение подавлять брезгливость. Пожилые больные люди не всегда выдержаны, ощущение собственной беспомощности может вызывать у них раздражительность, а физическая слабость, беспомощность порой не позволяет полностью выполнять требования личной гигиены. Для профессии социального работника не подходят люди бестактные, раздражительные, брезгливые, нетерпеливые, вспыльчивые, небрежные и нечестные; нежелательны – невнятная речь и плохой слух, т.к. это мешает при общении с людьми, особенно пожилого возраста.
   К основным целям социальной работы как профессиональной деятельности можно отнести увеличение степени самостоятельности клиентов, их способности контролировать свою жизнь и более эффективно разрешать возникающие проблемы; создание условий, в которых клиенты могут в максимальной мере проявить свои возможности и получить все, что им положено по закону; адаптация или реадаптация людей в обществе, жизни.
   И соответственно, эти ресурсы должны быть достаточны, чтобы оказать помощь различным типам клиентов.
   В исследованиях Н.В. Бачмановой и Н.А. Стафуриной выделены главные качества социальных работников: наблюдательность, способность быстро ориентироваться в ситуации, определяющая способность полно и правильно воспринимать человека; интуиция; эмпатия; рефлексия; самоконтроль.
   Н.А. Аминов и М.В. Молоканов выявили наличие у успешно работающих социальных работников следующих качеств:
   • готовность к контактам, умение поддерживать контакты, умение сохранять эмоциональное самообладание в процессе общения;
   • умение эмоционально притягивать к себе других людей;
   • необходимая интеллектуальность при высокой чувствительности, облегчающей ориентацию в эмоциональной сфере клиента;
   • повышенная ответственность за свои действия;
   • осознание границ своей компетентности при принятии решений.
   Кроме того, отмечается также необходимость развития высокого уровня социального интеллекта (понимания поведения других людей) и социальной фасилитативности, которые, как отмечают авторы, оказались полезными для прогноза успешности не только в деятельности практических психологов, но и в сфере социального обслуживания и управления.
   Среди профессионально важных качеств не идеального, а типичного социального работника есть такие, без которого трудно его представить. К числуу таких свойств относят:
   – ответственность;
   – эмпатия;
   – коммуникативная компетентность;
   – конфликтная компетентность;
   – стрессоустойчивость.
   Нельсон-Джоусон считает необходимыми для социального работника следующие качества:
   • эмпатия или понимание – попытка видеть мир глазами другого человека;
   • уважение – реагирование на проблему клиента таким образом, чтобы передать уверенность в том, что он сам может справиться с ней;
   • конкретность, четкость – тот, кого консультируют, максимально четко понимал проблему;
   • знание самого себя и оказание другим помощи в познании себя;
   • искренность – умение вести себя естественно во взаимоотношениях с клиентом;
   • соответствие – вести себя так, чтобы используемые слова соответствовали жестам, «языку телодвижений»;
   • сиюминутность – иметь дело именно с тем, что происходит в настоящий момент встречи.
   Исследование под руководством В.Н. Келасьева выявило чаще всего встречаемые у социальных работников важные качества: порядочность, честность, бескорыстие, высокая нравственность, ответственность, работоспособность, энергичность, готовность к психическому дискомфорту, терпение и терпимость, жизненный опыт и знание человека, уважение к клиенту, безусловное принятие его таким, какой он есть, последовательность и настойчивость, инициативность.
   Среди недопустимых качеств в профессии отмечались: некомпетентность, равнодушие, безразличие, отсутствие любви к людям, глухота к боли другого, грубость, хамство, раздражительность, несдержанность, безответственность, отсутствие чувства долга, нечестность, карьеризм, использование должности в свои целях, корысть, меркантильность, стяжательство, бездуховность, аморальность, игнорирование христианских заповедей, агрессивность, жестокость, злость, авторитарность, формализм, бюрократизм, нездоровье (в том числе нервно-психическое), высокомерие, цинизм, зависть, негибкость, хвастовство, болтливость, брезгливость, неприязнь к больным и престарелым, неумение разрешать конфликтные ситуации.
   Опрос, проведенный среди специалистов показал, что социальным работникам необходимы следующие качества:
   • честность – правдивость специалиста перед клиентом, одна из важнейших требований нравственности;
   • совесть – чувство ответственности за свое поведение, потребность поступать в соответствии со своими личными представлениями о добре, благе справедливости;
   • объективность – не предвзятый подход во взаимоотношениях социального работника и клиента;
   • справедливость – отношения с клиентом всегда должны быть ровными, доброжелательными не в зависимости от симпатии и антипатии;
   • тактичность – это умение выстроить свои действия таким образом, чтобы не поставить кого-либо в неловкое положение, не задеть самолюбие личности, не унизить;
   • внимательность и наблюдательность – умение замечать все малейшие изменения в настроении клиента (неуверенность, растерянность, угнетенность, плохое самочувствие, неискренность;
   • толерантность – терпеливое отношение к интересам, убеждениям, верованиям, привычкам в поведении других людей;
   • выдержка и самообладание – умение учитывать эмоциональное состояние клиентов и не позволять себе проявлять негативные чувства, воспринимать и адекватно оценивать информацию;
   • доброта – забота о человеке, создание благоприятных условий, основанных на гуманизме и любви к людям;
   • самокритичность – умение анализировать свою деятельность, видеть ошибки, давать оценку своим действиям и искать пути исправления;
   • коммуникабельность – способность устанавливать деловые контакты, отношения;
   • оптимизм – вера в справедливость, убеждение в возможности осуществления социальной справедливости, способности человека к саморазвитию и самосовершенствованию, т.к. отсутствие оптимизма ведет к потере клиентом веры, к безысходности;
   • сила воли – сознательная целеустремленность на выполнение объективно необходимых действий, способность не отступать перед препятствиями, доводить начатое до конца;
   • стремление к самосовершенствованию – духовное и нравственное совершенствование, стремление к профессиональному росту;
   • социальное творчество – социально-преобразовательная деятельность, творческий подход в профессиональной деятельности, профессиональная креативность.
   Профессиональные нормы, принципы, правила профессионального поведения, основаны на профессиональной морали специалиста по социальной работе, его нравственности. Мораль включает себя моральное сознание и моральные отношения, моральную деятельность, т.е. регуляцию отношений профессионалов с клиентами, коллегами, обществом.
   Деятельность специалиста по социальной работе основывается на этическом кодексе, основная цель которого содействовать воплощению идеалов гуманизма, нравственности и социальной справедливости в профессиональной деятельности и обществе в целом.
   Социальная работа, как один из тех редких видов профессиональной деятельности, где зачастую ценностно-смысловая сфера специалиста во многом определяют успешность и эффективность работы.
   Она содержит два необходимых компонента: нравственные знания и нравственные убеждения.
   Нравственные знания – основы знаний об этике, морали и нравственности. Формирование и развитие своей нравственности требует от специалиста не только знаний, но и постоянной, в течение всей трудовой деятельности и жизни, работы над собой с целью сделать высокую нравственность органичным, неотъемлемым свойством своей личности.
   Нравственные убеждения – это основанная на опыте и знаниях уверенность социального работника в справедливости требований профессиональной морали и нравственности. Нравственные убеждения являются более высокой ступенью развития личности специалиста, его сознания, поскольку основаны на глубокой и всесторонней оценке личностью известных ей моральных норм, проверке их социальной практикой, жизненным и профессиональным опытом.
   В.И. Жуков, выделяя такие качества, как честь, совесть, достоинство, порядочность, способность сопереживать, испытывать сострадание, проявлять бескорыстие и человеколюбие, осуждать и отвергать жестокость, насилие, стяжательство, подчеркивает необходимость развития их при подготовке специалистов по социальной работе в вузе.
   Данные свойства всегда связаны с ценностями, выходящими за пределы эгоистических интересов, личной выгоды. Истина, добро и красота как экзистенциальные «константы» помогают людям обрести высший смысл жизни, найти согласие с собой и с миром.
   В.И. Андреев, исследуя нравственные качества социальных работников, выделяет: гуманность, честность, совестливость, отзывчивость, искренность, доброту, рефлективность, справедливость, милосердие, стремление к самосовершенствованию.
   Социальная работа, не являясь высокооплачиваемой профессией, притягивает тех людей, для которых основной ее престиж, главное условие выбора ее как профессии и жизненного предназначения – это гуманистические убеждения и идеалы, альтруистическая направленность личности.
   Личностное вознаграждение специалиста по социальной работе не в материальном поощрении, а в чувстве морального удовлетворения от осознания выполненного долга. Сама мотивация его деятельности объясняется в первую очередь принятием на себя социального долженствования как индивидуального долга, личностной обязанности, которую за него не может выполнить никто.
   Соответствие человека социальной работе, которое складывается из трех субъективных характеристик: пригодность, готовность и включенность в нее, будет неполным, если данные характеристики в содержательном плане не включают нравственные качества личности.
   Профессиональная деятельность социальных работников, к сожалению, может сопровождаться рядом издержек: эмоциональным выгоранием и деформацией.
   Эмоциональное выгорание чаще всего сопровождает людей помогающих профессий. Это медицинские работники, учителя, воспитатели и, конечно же, социальные работники. Наступает время, когда сочувствие и переживание сменяются на раздражение и равнодушие, когда работа кажется бессмысленной и никому не нужной.
   Синдром эмоционального выгорания у социальных работников встречается довольно часто.
   Еще более удивительно то, что многие социальные работники даже не знают, что это такое и потому симптомы синдрома эмоционального выгорания воспринимают как признаки обычной усталости. Синдром выгорания может возникать в результате постоянного и длительного по времени взаимодействия с большим количеством людей, когда существует необходимость проявлять различные эмоции.
   Бывают ситуации, когда человек приносит свои потребности в жертву служебным делам, почти полностью забывая о себе и своей семье.
   Перегрузка – одна из главных причин эмоционального выгорания социального работника.
   Риск выгореть значительно выше у тех, кто считает, что всегда должен быть вежлив, не допускать ошибок и выполнять свою работу максимально хорошо. Такой человек пытается быть лучше всех и плохо переносит критику в свой адрес. Социальному же работнику необходимо всегда, при любых обстоятельствах быть вежливым и терпеливым. Проявление негативных эмоций с его стороны – недопустимо.
   Если социальный работник не подготовлен, не владеет техниками общения, то рано или поздно он «сорвется». Не умея отказать, проявляя доброту и сочувствие, социальный работник берет на себя подчас больше, чем входит в его обязанности. Этим самым он увеличивает степень своей ответственности и расширяет поле критики со стороны подопечного.
   Сегодня вы самый хороший для своего клиента, а завтра все может измениться – обида и подозрительность пожилого человека может возникнуть на «пустом месте».
   Усталость, постоянная борьба со сном и желание уединиться – это лишь несколько тревожных признаков эмоционального выгорания.
   Среди других симптомов: ухудшение настроения, чувства вины за реальные или мнимые ошибки, вспышки агрессивности, цинизма и безразличия в отношении коллег, клиентов и в первую очередь семьи.
   К другим симптомам относят навязчивые мысли. Приходят апатия, разочарование.
   В наиболее общем виде эмоциональное выгорание рассматривается как долговременная стрессовая реакция или синдром, возникающий вследствие продолжительных профессиональных стрессов средней продолжительности.
   В настоящее время наиболее распространены три модели «эмоционального выгорания».
   С точки зрения первой модели «эмоциональное выгорание» – это состояние физического и психологического истощения, вызванного длительным пребыванием в эмоционально перегруженных ситуациях.
   Согласно второй модели, «эмоциональное выгорание» – двухмерный конструктор, состоящий из психологического истощения и деперсонализации (изменение самоотношения и оценки).
   В соответствии с трехкомпонентной моделью «эмоциональное выгорание» понимается как синдром эмоционального истощения, деперсонализации (деформации) и редукции личных достижений.
   Таким образом, «эмоциональное выгорание» связано с профессиональной деформацией личности.
   Внешние факторы, провоцирующие выгорание:
   – хронически напряженная психоэмоциональная деятельность. Специалисту, работающему с людьми (клиенты, коллеги), приходится постоянно подкреплять эмоциями разные аспекты общения: активно решать проблемы, внимательно воспринимать, усиленно запоминать и быстро интерпретировать визуальную, звуковую и письменную информацию, быстро взвешивать альтернативы и принимать решения;
   – дестабилизирующая организация деятельности. Основные ее признаки общеизвестны: нечеткая организация и планирование труда, недостаток оборудования, плохо структурированная и расплывчатая информация, наличие в ней «бюрократического шума» и т. п. Она вызывает многократный негативный эффект, сказываясь на самом специалисте, на субъектах его общения – клиентах, коллегах, а затем на взаимоотношениях сторон;
   – повышенная ответственность за исполняемые функции. За день интенсивной работы с трудным контингентом (старики, больные и инвалиды, жертвы насилия, люди с постстрессовыми и посттравматическими нарушениями и т.п.) самоотдача и самоконтроль столь значительны, что к следующему рабочему дню психические ресурсы практически не восстанавливаются. По данным медицинских обследований, у 29, 4 % пациентов, работающих в напряженных условиях, наблюдаются патологии сердечно сосудистой системы, у 37, 2%, – заболевания сосудов головного мозга, а большинство обращающихся за медицинской помощью имеют нарушения деятельности желудочно-кишечного тракта. Выявляемая соматическая патология сопровождается клиникой неврозоподобных нарушений;
   – неблагополучная психологическая атмосфера профессиональной деятельности. Она определяется двумя основными обстоятельствами: конфликтностью по вертикали – в системе «руководитель-подчиненный» и по горизонтали – в системе «коллега-коллега»;
   – психологически трудный контингент, с которым имеют дело социальные работники. Это клиенты с аномалиями нервной системы и патологиями психического развития; с посттравматическими нарушениями; с ограниченными возможностями; участники военных действий; жертвы катастроф и экстремальных жизненных событий и др.
   Внутренние факторы, обусловливающие эмоциональное выгорание:
   – склонность к эмоциональной ригидности (негибкость, жесткость, неподатливость). В профессиональной деятельности человек иногда утрачивает эмоциональную отзывчивость, вовлеченность, способность к соучастию и сопереживанию. Возникает эмоциональная ригидность как средство психологической защиты, в основном у тех, кто менее восприимчив и более эмоционально сдержан;
   – интенсивное восприятие и переживание обстоятельств профессиональной деятельности. Данное психологическое явление возникает у людей с повышенной ответственностью за порученное дело, исполняемую профессиональную роль;
   – слабая мотивация эмоциональной отдачи в профессиональной деятельности: в сфере профессионального общения человек безразличен, равнодушен, душевно черств; человек не привык, не умеет поощрять себя за сопереживание и соучастие, проявляемые по отношению к субъектам профессиональной деятельности.
   Эмоциональное выгорание – динамический процесс. Он возникает поэтапно в полном соответствии с механизмом развития стресса. Г.Селье выделяет следующие фазы стресса:
   – нервное (тревожное) напряжение – его создают хроническая психоэмоциональная атмосфера, дестабилизирующая обстановка, повышенная ответственность, трудность контингента; – резистенция, т.е. сопротивление, – человек пытается более или менее успешно оградить себя от неприятных впечатлений;
   – истощение – оскудение психических ресурсов, снижение эмоционального тонуса, которое наступает вследствие того, что проявленное сопротивление оказалось неэффективным. Соответственно каждому этапу возникают отдельные признаки, или симптомы, нарастающего эмоционального выгорания.
   К сожалению, пока не уделяет должного внимания проблемам сохранения и сбережения профессионального здоровья специалистов по социальной работе.
   Как профессиональная группа специалисты и работники социальной сферы отличаются невысокими показателями психофизического (в большей мере эмоционального) здоровья, причем эти показатели снижаются по мере увеличения стажа работы с трудным контингентом населения. Для многих специалистов, имеющих стаж непосредственной работы с такими клиентами 10 – 15 лет, характерны признаки синдрома эмоционального выгорания.
   Особое значение в деятельности социальных работников приобретают такие понятия как личностная и профессиональная деформация.
   Под психологической сущностью деформации личности можно понимать неадекватную реакцию организма и личности, компенсирующую негативные состояния, эмоциональный дискомфорт в ответ на стрессогенную ситуацию, обусловленную интраперсональным конфликтом между испытываемыми потребностями и возможностью их удовлетворения, в зависимости от индивидуальных особенностей личности и среды, в которой осуществляется ее деятельность.
   Механизм деформации личности – взаимосвязь и взаимодействие внутренних психических процессов и состояний личности, ее свойств и качеств с внешними факторами объективной действительности, определяющими характер деформации.
   Профессиональную деформацию часто трактуют как процесс и результат негативных изменений психических процессов, состояний, свойств, качеств и иных комплексных психических образований личности под воздействием среды, в которой осуществляется ее жизнедеятельность, характеризующихся различной степенью или уровнем проявления в зависимости от скорости, широты и глубины деформации, приводящей к неадекватному поведению и поступкам в профессиональной деятельности.
   Профессиональная деформация может выражаться в проявлении равнодушия, безразличия к своей профессиональной деятельности и к судьбе клиентов; утрате эмпатии, чувствительности к человеческой беде, горю, переживаниям нравственно-психологическим ранам; чрезмерной подозрительности, грубости, властности, самодовольстве; жестких профессиональных установках; снижении самоконтроля, недоверии; акцентуациях; категоричности; дидактогении.
   Наиболее тяжелые последствия профессиональной деформации: проецирование негативной проблематики на себя и на своих близких, излишний самоконтроль, гиперрефлексия и потеря спонтанности, появление стереотипов, пресыщение общением, аутизм, эмоциональная холодность, цинизм, компенсаторные реакции.
   Проблемы, связанные с эмоциональным выгоранием и профессиональной деформацией социальных работников, требуют решения. Здесь необходимо шире использовать практику по профилактике синдрома «эмоционального выгорания», например, психогигиену, кабинеты эмоциональной разгрузки и преодоления профессиональной деформации социальных работников.

§ 3. Объекты психосоциальной работы с населением

   В этих целях, прежде всего, используются медико-правовые и экономико-правовые основания. Приведем несколько примеров.
   Основаниями для признания гражданина инвалидом являются следующие условия (согласно Правилам признания лица инвалидом, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 г. № 95):
   • Признание лица (далее – гражданин) инвалидом осуществляется федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы: Федеральным бюро медико-социальной экспертизы (далее – Федеральное бюро), главными бюро медико-социальной экспертизы (далее – главные бюро), а также бюро медико-социальной экспертизы в городах и районах (далее – бюро), являющимися филиалами главных бюро.
   • Признание гражданина инвалидом осуществляется при проведении медико-социальной экспертизы исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, утверждаемых Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.
   • Медико-социальная экспертиза проводится для установления структуры и степени ограничения жизнедеятельности гражданина (в том числе степени ограничения способности к трудовой деятельности) и его реабилитационного потенциала.
   II. Условия признания гражданина инвалидом
   5. Условиями признания гражданина инвалидом являются:
   а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами;
   б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью);
   в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию.
   6. Наличие одного из указанных в пункте 5 настоящих Правил условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом.
   Основаниями для отнесения граждан к категории безработных являются следующие (согласно Закону РФ «О занятости населения» (1991 г.), ст. 3):
   12) «Безработными признаются трудоспособные граждане, которые не имеют работы и заработка, зарегистрированы в органах службы занятости в целях поиска подходящей работы, ищут работу и готовы приступить к ней…»
   13) Решение о признании гражданина, зарегистрированного в целях поиска подходящей работы, безработным принимается органами службы занятости по месту жительства гражданина не позднее 11 дней со дня предъявления органам службы занятости паспорта, трудовой книжки или документов, их заменяющих, документов, удостоверяющих его профессиональную квалификацию, справки о среднем заработке за последние три месяца по последнему месту работы, а для впервые ищущих работу (ранее не работавших), не имеющих профессии (специальности) – паспорта и документа об образовании.
   При невозможности предоставления органами службы занятости подходящей работы гражданам в течение 10 дней со дня их регистрации в целях поиска подходящей работы эти граждане признаются безработными с первого дня предъявления указанных документов.
   Семья (одиноко проживающий гражданин), среднедушевой доход которой (доход которого) ниже величины прожиточного минимума, установленного в соответствующем субъекте Российской Федерации, считается малоимущей (малоимущим) и имеет право на получение социальной поддержки (ФЗ «О прожиточном минимуме в РФ» (1997 г).
   Основанием для отнесения малоимущих семей, а также малоимущих одиноко проживающих граждан к объектам социальной работы является среднедушевой доход ниже величины прожиточного минимума, установленного в соответствующем субъекте Российской Федерации.
   Порядок определения величины прожиточного минимума малоимущей семьи или малоимущего одиноко проживающего гражданина устанавливается субъектом Российской Федерации с учетом величин прожиточных минимумов, установленных для соответствующих социально – демографических групп населения.
   В случае, если в субъекте Российской Федерации не установлены величины прожиточных минимумов, используются величины прожиточных минимумов, установленных Правительством Российской Федерации.
   Право на получение государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг имеют следующие категории граждан:
   9. инвалиды войны;
   10. участники Великой Отечественной войны;
   11. ветераны боевых действий;
   12. военнослужащие, проходившие военную службу в воинских частях, учреждениях, военно-учебных заведениях, не входивших в состав действующей армии, в период с 22 июня 1941 года по 3 сентября 1945 года не менее шести месяцев, военнослужащие, награжденные орденами или медалями СССР за службу в указанный период;
   13. лица, награжденные знаком "Жителю блокадного Ленинграда";
   14. лица, работавшие в период Великой Отечественной войны на объектах противовоздушной обороны, местной противовоздушной обороны, на строительстве оборонительных сооружений, военно-морских баз, аэродромов и других военных объектов в пределах тыловых границ действующих фронтов, операционных зон действующих флотов, на прифронтовых участках железных и автомобильных дорог, а также члены экипажей судов транспортного флота, интернированных в начале Великой Отечественной войны в портах других государств;
   15. члены семей погибших (умерших) инвалидов войны, участников Великой Отечественной войны и ветеранов боевых действий, члены семей погибших в Великой Отечественной войне лиц из числа личного состава групп самозащиты объектовых и аварийных команд местной противовоздушной обороны, а также члены семей погибших работников госпиталей и больниц города Ленинграда;
   • инвалиды;
   • дети-инвалиды (ФЗ от 17 июля 1999 г. № 178-ФЗ «О государственной социальной помощи»)
   Статья 39. Конституции РФ
   1. Каждому гарантируется социальное обслуживание по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом.
   Казалось бы, все просто. Но не тут-то было. Если взять одни лишь экономические показатели в качестве основания отнесения граждан к объектам социальной работы (МРОТ, потребительская корзина, прожиточный минимум и т. д. ), то здесь далеко не все ясно и однозначно.
   В России одним из оснований отнесения личности или группы к объекту психосоциальной работы является показатели, лежащие в основе МРОТ, потребительской корзины и прожиточного минимума.
   Но в других странах для этих целей используются совершенно иные стандарты. Есть самооценка качества жизни, результаты апробации МРОТ и т.п.
   Исходя из этого, становится ясным, что, в частности, понятие нищеты не является абсолютным. В разных странах ее шкала, границы, порог не одинаковы. Поэтому данные о масштабах нищеты без сравнительного анализа ни о чем не говорят.
   Статистические данные на этот счет бывают нередко необъективными. Нет точных данных о наличии безнадзорных детей, так называемых бомжей, проституток, наркоманов, алкоголиков, безработных, особенно сельских, средней зарплаты тех или иных социальных групп и т.д. Поэтому не случайно высказываются предложения о переподчинении государственной статистики.
   В России продолжается работа по выработке критериев, оснований для отнесения граждан к объектам психосоциальной работы. В результате должны быть разработаны такие показатели, которые позволят определить реальные объекты психосоциальной работы на всех уровнях:
   – макроуровне;
   – организационном;
   – семейном;
   – групповом;
   – личностном.
   Во многих публикациях по психосоциальной работе этой проблеме вообще не уделяется внимания. Просто перечисляются группы, отнесенные к объектам психосоциальной работы, без всякого обоснования и объяснения.
   Вот одно из них: «К объектам психосоциальной работы относят людей с ограниченными возможностями, инвалидов, детей-сирот, социально неблагополучных, входящих в «группу риска», аддитиктивных, переживающих боль утраты, потерь, т.е. людей, находящихся в трудной жизненной ситуации и неспособных самостоятельно справиться с ней».
   Очевидно, что здесь перемешаны несколько оснований для отнесения граждан к объектам психосоциальной работы: медицинские, экономические, правовые, социально-психологические показатели и т. д. Поэтому возникает множество вопросов, связанных с расшифровкой таких понятий, как социальное неблагополучие, группа риска и пр. В качестве оснований отнесения граждан к объектам психосоциальной работы должны выступать только стандартизированные показатели.
   Не вдаваясь в подробный анализ проблем отнесения граждан к объектам психосоциальной работы, остановимся лишь на социально-психологическом основании, используемом в данном случае.
   В качестве конкретного социально-психологического основания отнесения граждан к объектам психосоциальной работы выступает такой показатель, как дезадаптация больших социальных групп, организаций, семей, малых неформальных групп и личности.
   Известно, что дезадаптация бывает двух основных видов: психофизиологической и социально-психологической. Она имеет количественное, шкальное измерение и проявляется в соответствующем уровне.
   Дезадаптация – нарушение приспособления организма к условиям существования. Нарушения проявляются в ригидности (негибкости), социальной «тупости», социальной дезинтеграции и изолированности личности.
   В психиатрии под дезадаптацией понимается утрата приспособляемости к условиям социальной среды по причине психического заболевания (например, невроза).
   Дезадаптация может возникнуть вследствие кратковременных и сильных травмирующих воздействий среды на человека или менее интенсивных, но продолжительных. В результате возникают различные сбои в деятельности: снижение производительности труда и его качества, нарушения дисциплины труда, повышение аварийности и травматизма.
   Критериями психофизиологической адаптации считаются состояние здоровья, настроение, тревожность, степень утомляемости, активность поведения. Стойкие нарушения психической адаптации проявляются в дезадаптации – клинически выраженных психопатологических синдромах и (или) в отказе от деятельности.
   По мнению большинства исследователей, можно выделить следующие виды социальной дезадаптации.
   Психологическая дезадаптация понимается как нарушение в психоэмоциональной сфере человека, сопровождающееся искаженной оценкой ситуации, рассогласованием целей, средств и результата деятельности, утратой самоконтроля, неадекватным поведением. Дезадаптация выражается в неспособности человека или группы, например семьи, удовлетворить витальные потребности, т. е. потребности в пище, жилье, одежде в данных экономических условиях. Иными словами, дезадаптация – это бедность, низкий уровень жизни, нищета.
   Профессиональная дезадаптация проявляется в отсутствии работы, несоответствии между уровнем подготовки и выполняемой деятельностью, хронической неудовлетворенности работой, во вредном воздействии профессиональной деятельности, отсутствии на рабочем месте необходимых условий.
   Социально-бытовая дезадаптация выражается в том, что условия быта не отвечают потребностям человека. Например, в результате военного конфликта человек приобретает статус беженца и, попадая в лагерь беженцев, оказывается совершенно неприспособленным к полевым условиям жизни.
   Правовая дезадаптация проявляется в неопределенности или утрате правового статуса в обществе. В этом случае человек не может реализовать свои права и не получает гарантированных государством социальных благ. Например, лица без определенного места жительства (бомж), утратившие документы и жилье, теряют статус гражданина, избирателя, инвалида, пенсионера.
   Ситуационно-ролевая дезадаптация означает такое состояние личности или группы, которое не позволяет ей успешно справляться с определенной социальной ролью, необходимой в складывающейся ситуации.
   О ситуационно-ролевой дезадаптации свидетельствуют:
   – неприятие социальной роли, т.е. внутреннее несогласие с ней, нежелание ее выполнять:
   12) противоречие выполнения этой роли ожиданиям конкретной социальной группы, общества в целом, выраженным в нормах и ценностях;
   13) возникновение острых межролевых противоречий при выполнении социальной роли.
   Социокультурная дезадаптация характеризуется неспособностью или неготовностью, а также нежеланием субъекта социализации усвоить необходимый объем знаний, ценностей, социальных и культурных норм, принятых в обществе. Например, женщина, воспользовавшись услугами Интернета, выходит замуж за иностранца, попадая в новую для себя социокультурную ситуацию. Слабое знание или незнание языка, законов, традиций и норм построения взаимоотношений в данной стране зачастую приводит к социальной изоляции и депривации, культурному шоку, порождает ущербность моральных установок, смысложизненных ориентации, вызывает социокультурную дезадаптацию, девиантное поведение и другие социальные патологии.
   По продолжительности дезадаптация может быть временной и устойчивой. Если человек оказывается в проблемной ситуации и должен адаптироваться (имеет соответствующую мотивацию, и социальная среда ждет от него исполнения определенных действий), то это означает, что он находится в состоянии временной дезадаптации. Временная дезадаптация характерна, например, для людей, которые оказались в новых учебных заведениях или производственных группах, где их роли и взаимоотношения с другими членами еще не определились, поскольку находятся в процессе становления. Адаптация как система действий, постепенно развертывающихся во времени и пространстве, может привести к ликвидации временной дезадаптированности. Однако действия человека могут и не дать желательных результатов, тогда состояние дезадаптации постепенно перейдет в устойчивую форму.
   По своей природе дезадаптация может быть обусловлена как индивидуальными особенностями человека, так и социальными условиями, природными явлениями.
   Понятием социально-психологическая «дезадаптация» обозначается и отклоняющееся поведение – результат неблагоприятного психосоциального развития и нарушений процесса социализации. Формы дезадаптации различны: асоциальное, аддиктивное поведение в результате приема химических веществ, в том числе алкоголя, табака, наркотических трав, лекарственных препаратов, деликвентное и суицидальное поведение, проституция и т.п.
   Дезадаптация – это психическое состояние, возникающее из-за несоответствия психосоциального или психофизиологического статуса человека требованиям изменившейся, возможно, критической социальной ситуации. В зависимости от природы и характера дезадаптации выделяют патогенную, психосоциальную и социальную дезадаптацию, которые могут встречаться как отдельно, так и в сложном сочетании.
   Патогенная дезадаптация вызвана отклонениями в психическом развитии и его патологиями, а также нервно-психическими заболеваниями, в основе которых лежат функционально-органические поражения центральной нервной системы.
   Патогенная дезадаптация по степени и глубине своего проявления может носить устойчивый, хронический характер (психозы, психопатии, органические поражения головного мозга, отставание в умственном развитии, дефекты анализаторов и т.д.). Проявляется она чаще всего в форме психогенной дезадаптации (фобии, тики, навязчивые дурные привычки, энурез и т.д.), причины которой кроются в неблагоприятной социальной или семейной ситуации.
   Среди форм патогенной дезадаптации выделяются проблемы социальной адаптации умственно отсталых людей. У олигофренов отсутствует фатальная предрасположенность к преступлениям. При адекватных их психическому развитию методах социализации они в состоянии осваивать определенные социальные программы, получать некоторые профессии, трудиться в меру своих возможностей и быть полезными членами общества. Вместе с тем умственная неполноценность этих людей, безусловно, затрудняет их социальную адаптацию и требует специальных социально-психологических условий и коррекционно-развивающих программ.
   Социальная дезадаптация проявляется в нарушении норм морали и права, в асоциальных формах поведения и деформации системы внутренней регуляции, референтных и ценностных ориентации, социальных установок.
   Выбор дезадаптации в качестве основания позволяет определить объекты психосоциальной работы на всех уровнях:
   – нищенское существование отдельных больших социальных групп, их нездоровый с моральной точки зрения образ жизни;
   – кризисное состояние социальных организаций;
   – проблемы насилия, конфликтов, аддиктива в дезадаптивных семьях;
   – проблемы в социально дезадаптивных малых неформальных группах (асоциальной направленности): субкультура и т.п.;
   – личности (пожилые, пенсионеры, безработные, мигранты, лица с ограниченными возможностями, с отклоняющимся поведением, находящихся в кризисе и т.п.)
   Иначе говоря, к числу объектов психосоциальной работы относятся:
   – дезадаптивные личности как типичные представители тех или иных больших социальных групп;
   – определенные малые неформальные группы асоциальной направленности;
   – различные виды дезадаптивных семей;
   – социальные организации, находящиеся, прежде всего, в кризисном состоянии;
   – некоторые виды больших социальных групп с точки зрения их качества и образа жизни: нищие, безработные, мигранты, «бомжи», переселенцы, жертвы масштабных пожаров, катастроф и т.п.
   Однако в отдельных сферах (бизнеса, силовых структур) в качестве объектов психосоциальной работы выделяют не только негативные (дезадаптивные), но и позитивные характеристики больших социальных групп, организаций, семьи, малых неформальных групп и личности, их развитие, адаптацию, которая характеризуется определенной шкалой.
   В связи с этим должны быть изменены акценты в психосоциальной работе. В качестве приоритета должна выступать стратегии и технологии развития, профилактики, а не преодоление негативных социально-психологических явлений.
   Прежде всего на макроуровне речь должна идти о социальной политике по созданию справедливой, стратификационной модели общества, т.е. соответствующих стратификационных шкал на основе социальных стандартов, развития ценностей, здорового образа и высокого качества жизни, соблюдения прав и свобод, а также реальных механизмов вертикальной мобильности, статусообразовании, реализации представлений об успехе.
   То же самое можно сказать о психосоциальной работе на уровне организации, семьи, групп и личности.
   В данном случае речь идет о психосоциальном сопровождении персонала (профотборе, адаптации, карьерном росте, организации отдыха) и т.п.
   Вообще границы предмета психосоциальной работы с населением должны быть значительно расширены и связаны с личностным, групповом, семейном, организационном и общественном развитием.
   Чтобы разобраться с объектами психосоциальной работы позитивного значения, нужно привести структуру:
   – больших социальных групп;
   – социальных организаций;
   – семьи;
   – малых неформальных групп;
   – личности.
   Социальной стратификацией называется дифференциация групп в иерархическом порядке.
   Социальная стратификация – это постоянная характеристика любого организованного общества, не исключая и тех, которые провозглашают всеобщее равенство. Меняются только критерии, но стратификация существует повсюду, в науке и искусстве, на производстве, в банде.
   Слово "страт" означает слой, то есть какую-либо общность, социальную группу. Вне стратификации природу общностей понять нельзя. Основы современного подхода к изучению социальной стратификации были заложены М.Вебером, который рассматривал социальную структуру общества как многомерную систему, где наряду с классами и порождающими их отношениями собственности важное место принадлежит статусу. Он считал, что в основе стратификации лежит: имущественное неравенство; престиж, доступ к власти.
   Наиболее разработанной является функциональная концепция социальной стратификации. С точки зрения данной теории, стратификационная система общества представляет собой дифференциацию социальных ролей и позиций. Она обусловлена разделением труда и социальной дифференциацией различных групп, а также системой ценностей и культурных стандартов, определяющих значимость той или иной деятельности и узаконивающих социальное неравенство.
   По мнению Т.Парсонса, универсальными критериями социальной стратификации являются:
   – качество (предписывание индивиду определенной характеристики, например, компетентности);
   – исполнение (оценка деятельности индивида в сравнении с деятельностью других людей);
   – обладание материальными ценностями, талантом, культурными ресурсами.
   Б.Барбер в качестве показателей стратификации выделил: престиж профессии; ранжирование по степени власти и могущества; образование (знание) – религиозную (ритуальную) чистоту; распределение по родственным и этническим группам. Сложилось три различных подхода к изучению социальной стратификации:
   а) "самооценочный", или метод классовой идентификации;
   б) метод оценки репутации (в качестве примера можно привести такой факт из биографии нашей страны. В недалеком прошлом было выгодно иметь рабоче-крестьянское происхождение, но с наступлением других времен люди стали отыскивать корни своего аристократического происхождения;
   в) объективный, основанный на учете престижа профессии, уровня образования и дохода. При этом используется семиклассовая вертикальная стратификация:
   1) высший класс профессионалов;
   2) технические специалисты среднего уровня;
   3) коммерческий класс;
   4) мелкая буржуазия;
   5) техники и рабочие, осуществляющие руководящие функции;
   6) квалифицированные рабочие;
   7) неквалифицированные рабочие.
   Социальная стратификация находится не только в статике, но и в динамике. Социальная мобильность и социальная стратификация – две стороны одной медали. Общественная стабильность обеспечивается за счет состояния социальной структуры: наличия набора определенных стратов, скажем, среднего класса, и состояния каждого из них, например, количества безработных.
   Революция связана с изменением социальной стратификации: одни страты исчезают, другие занимают их место.
   В отечественной социальной психологии долгое время господствовал классовый подход к определению структуры общества. Класс – большая социальная группа, отличающаяся от других возможностью доступа к общественному богатству (распределению благ), власти, социальному престижу. В основе социально-психологических характеристик классов лежат их социальные потребности, интересы, качество, образ и стиль жизни.
   Стратификация существовала всегда. В России родовая община делилась на родоплеменную знать, свободных общинников и зависимых членов. Затем постепенно стали складываться сословия. Они представляли собой социальные группы, различающиеся не только по своему фактическому положению в обществе, но и по занимаемому юридическому месту в государстве. Принадлежность к тому или иному сословию считалась наследственной, однако этот факт соблюдался нестрого, в отличие от безусловного выполнения кастовых норм. К высшим сословиям относились дворянство и духовенство. Реальная социальная дифференциация никогда не сводилась только к таким классам, как рабочие, крестьяне и интеллигенция.
   Водораздел складывался между людьми в зависимости от того, проживал ли человек в столице или в провинциальном городе, в городе или деревне.
   Что же касается так называемых «деклассированных» элементов, бродяг, то они были, и как бы их не было. Во всяком случае статистика эти страты не учитывала.
   В России с времен Петра существовал Табель о рангах. Всего выделялось 14 классов. После XXII партконференции в Советском государстве насчитывалось 17 классов. До мелочей были расписаны привилегии номенклатуры (организация их лечения, отдыха, быта). Но вся эта роскошь тщательно скрывалась. На общественное обозрение выставлялась «скромность» партийных бонз, неустанно призывавших к справедливости, равенству и братству. Двойные стандарты (одно дело для избранных, другое – для остальных) требовали именно такого рода поведения. Не случайно по этому поводу возник анекдот: пациент обращается к врачу: «Доктор, у меня раздвоение личности: вижу одно, а слышу другое».
   В процессе реформ социальная стратификация российского общества претерпела значительную трансформацию.
   Во-первых, формирование стратификационной системы происходит на экономической основе. Главными критериями становятся уровень доходов, владение собственностью и возможность осуществлять самостоятельную хозяйственную деятельность.
   Во-вторых, сложился предпринимательский слой.
   В-третьих, в ходе реформ появились новые престижные виды деятельности, что заметно изменило социально-профессиональную стратификационную систему.
   В-четвертых, наметилось полярное расслоение общества, что находит выражение в растущей дифференциации доходов населения. Так, если не задолго до распада советского государства децильный коэффициент (соотношение средних доходов 10% наименее обеспеченных и 10% наиболее обеспеченных слоев населения) равнялся пяти, то в настоящее время – до 25.
   В-пятых, несмотря на существенную социальную полярность общества, начинает формироваться средний класс.
   В стратификационной структуре современного российского общества академик Т.И. Заславская выделила четыре слоя: верхний, средний, базовый и нижний, для которого характерен чрезвычайно низкий уровень жизни – нищета.
   Наряду с этими основными слоями Т.И. Заславская отмечает также наличие «социального дна», которое образуют алкоголики, бомжи, бродяги, криминальные элементы и т.д. Однако эмпирически идентифицировать эти группы не удалось, что связано с их десоциализацией, изолированностью от общества.
   Несколько иную модель стратификационной системы современного российского общества предлагает известный социолог М.Н. Римашевская, которая выделяет элитные группы, средний класс, аутсайдеров, маргиналов и др.
   Приведенные концепции социальной стратификацией современного российского общества не исчерпывают многообразие точек зрения по данной проблематике.
   Каждый страт характеризуется определенным образом жизни.
   Образ жизни – это устоявшиеся, типичные формы жизнедеятельности личности и общностей. Иначе говоря, это привычки, традиции, стереотипы поведения, структура расходов свободного времени, т.е. на что оно тратится.
   Выделяют различные виды образа жизни:
   – здоровый, который предполагает правильное питание, соблюдение гигиенических норм, наличие психологически комфортных условий на работе и в быту, занятие спортом, упорядоченный отдых, избежание стресса, крепкий сон, минимальное употребление алкоголя;
   – нравственно здоровый, отвечающий содержанию основных ценностей жизни и культуры;
   – замкнутый, аскетический, предполагающий постоянную заботу о спасении души и спартанскую скромность;
   – богемный, связанный с нестрогим соблюдением повседневных норм общения;
   – «студенческий», ассоциирующийся с беззаботностью и легким отношением к жизни.
   Перечень этот можно продолжить. Дело в том, что, сколько разновидностей общностей, столько и видов образа жизни.
   В основе того или иного образа жизни лежат определенная система социально-культурных ценностей, приоритетов, предпочтений; картины мира, понимание нормы; круг общения, интересы, потребности и способы их удовлетворения; социальные стереотипы, привычки.
   Образ жизни нельзя представить без ее качества. В отечественной литературе вместо этого понятия употребляется понятие «уровень жизни».
   Качество жизни характеризуется уровнем питания, обеспечения здоровья, образования, жилищных условий, товарами длительного пользования, транспортного обслуживания, экологии, криминальной безопасности.
   Как видно, уровень и качество жизни далеко не одно и то же. Уровень жизни фиксирует только соотношения доходов и расходов. Качество жизни – тонкий и чувствительный интегральный индикатор, учитывающий, живет ли человек в престижном районе или нет, пользуется общественным транспортом или личным, питается экологически чистыми продуктами питания или токсичными и т. п.
   Каждая социальная организация имеет помимо официальной неформальную структуру. Это видимая часть айсберга, она существует, но нигде официально не зафиксирована. Тем не менее она оказывает большое влияние на функционирование социальной организации.
   Социально – психологические явления занимают весомое место в структуре социальных организаций. В частности, они в значительной степени влияют на эффективность менеджмента организациями, управления персоналом, консультирования, маркетинге и т. д.
   В данном случае в структуре социальных организаций рассматриваются такие социально – психологические явления, как:
   – организационная культура;
   – социально – психологический климат;
   – репутация социальных организаций;
   – организационные конфликты;
   – социально – психологические аспекты менеджмента социальных организаций, личности руководителя; управленческой команды; профотбора; аттестации, карьерного роста персонала, маркетинга и консультирования;
   – деловое и управленческое общение;
   – профессиональная идентичность персонала;
   – корпоративное поведение;
   – профессиональная адаптация сотрудников;
   – социально-психологическая компетентность персонала;
   – корпоративная безопасность: социально-психологических аспект. (см. подробнее: Социальная психология организации. Под ред. А.Н. Сухова, М., 2010).
   К числу объектов психосоциальной работы с семьей относятся различные ее проблемы: знакомство, ухаживание, мотивы вступления в брак, адаптация, ролевая структура, конфликты, кризисы и т.п. При этом они во многом зависят от вида семьи.
   По количеству брачных партнеров различают моногамную семью (один муж и одна жена) и полигамную. Последняя имеет два варианта: полиандрия (многомужество) и полигиния (многоженство).
   Большинство исследователей сходится во мнении о том, что полигамные формы семьи исторически предшествовали ее современному типу, причем существовала значительная историко-культурная, этническая, религиозная их специфика. Моногамная семья – образование, возникшее сравнительно в недавнем историческом прошлом. Ее развитие, как убедительно было показано Ф.Энгельсом, тесно связано с установлением институтов частной собственности и государства.
   В связи со значительным количеством разводов и повторных браков в индустриально развитых странах все чаще говорят о «последовательной моногамии», означающей, что в каждый данный момент времени мужчина (женщина) состоит в браке с одним партнером, однако в течение жизни таких брачных союзов у него (нее) насчитывается более одного.
   По количеству поколений, представленных в семье, выделяют: а) сложную (расширенную) семью, в которой проживают под одной крышей и ведут совместное хозяйство представители нескольких (по меньшей мере трех) поколений – прародители, родители, дети. В большинстве регионов России этот тип семьи принадлежит прошлому, когда его существование не в последнюю очередь определялось преимущественно сельским образом жизни и экономической необходимостью; б) простую (нуклеарную) семью, члены которой являются представителями только двух поколений (родители и дети). Этот тип семьи в настоящее время является преобладающим, хотя некоторые авторы говорят о «ренессансе» расширенной семьи в ее специфической социально-психологической модификации, когда поддерживаются интенсивные межличностные контакты (например, по телефону или при совместном проведении досуга, праздновании определенных семейных дат), но проживание различных поколений остается раздельным.
   Обычно, говоря о нуклеарной семье, имеют в виду полную нуклеарную семью, где есть оба родителя и дети. Но нуклеарной также является и неполная семья, в которой отсутствует один из родителей, чаще отец (остается, правда, неясным, следует ли считать неполной бездетную семью?). В свою очередь неполную семью С.И. Голод вполне оправданно (особенно с учетом социально-психологической специфики) разделяет на собственно неполную (возникшую вследствие развода или вдовства) и материнскую, предполагающую внебрачное рождение и воспитание детей. Здесь следует упомянуть и о специфическом типе семьи, получившей название бинуклеарная, когда после развода оба супруга создают новые семьи, в результате чего у ребенка оказывается как бы четыре родителя (по два родных и неродных), между которыми поддерживаются отношения, и ребенок периодически живет с теми и с другими. Иногда обе семьи совместно проводят досуг. Увеличение круга ближайших родственников ребенка, в том числе сиблингов (братьев и сестер), по мнению некоторых авторов, может благоприятно сказываться на социализации личности.
   Во многих исследованиях семьи по степени удовлетворенности супругов браком выстраивался континуум, на одном полюсе которого находились семьи, в которых оба супруга в значительной мере удовлетворены своим браком, на другом – оба неудовлетворены им, но сохраняют его или собираются разводиться с различными промежуточными вариантами.
   Педагогическая типология семей связана с построением континуума по признаку благополучия семьи, в основе которого обычно лежит выполнение ею воспитательной функции, а распространенными индикаторами соответствующего неблагополучия чаще всего выступают постановка подростков на учет в детской комнате милиции, неуспеваемость ребенка в школе и т.п.
   С точки зрения соответствия брачно-семейных отношений общественным нормам выделяются следующие семьи:
   патриархальная (традиционная), отношения в которой ориентируются на образцы, доминировавшие в прошлом: муж (отец – «кормилец») материально обеспечивает семью, представляет ее в обществе, принимает основные решения, касающиеся членов семьи, жена не работает (или престиж ее работы, заработок заметно ниже, чем у мужа), занимается воспитанием детей, ведет домашнее хозяйство; мнение детей учитывается мало или имеет подчиненное значение;
   современная (эгалитарная), т.е. такая, где нормы любви, эмоциональной близости, взаимоуважения распространяются на всех ее членов. На наш взгляд, С.И.Голод не очень удачно называет такой тип семьи «супружеским», подчеркивая, что отношения в ней «определяются не родством, не родительством, а брачностью с непременной акцентацией личностных аспектов».
   В качестве подтипов современной семьи отмечают:
   – коллективистскую семью (или в терминологии западных авторов – «двухкарьерную»), в которой профессиональная и общественная деятельность обоих супругов равно важна; супруги гибко (или при активном участии мужа) распределяют домашние обязанности, совместно проводят досуг, коллективно принимают решения и т.п.;
   – индивидуалистскую семью, в которой внесемейная деятельность для супругов важнее, чем семейная, домашняя работа сведена до минимума, а при обсуждении важнейших решений возможны серьезные конфликты, если задеты чьи-либо индивидуальные интересы.
   С точки зрения права семьи могут быть разбиты на две большие группы: если в первой отношения между супругами признаны обществом (между ними заключен брак), то во второй этого нет (здесь наиболее представлены добрачные союзы молодых людей).
   Последняя группа соответствует такому широкому определению семьи, согласно которому «семья есть отношения, через которые и благодаря которым осуществляется воспроизводство человека, общественный механизм этого воспроизводства».
   И наконец, завершая рассмотрение типологии семей, нельзя не упомянуть о так называемых «альтернативных стилях жизни», к которым относят:
   – гомосексуальные семьи (как мужские, так и женские), в том числе официально регистрируемые в некоторых странах. При этом не исключается возможность воспитания (посредством усыновления) или даже рождения (в женских диадах – с привлечением мужчин-«доноров») детей;
   – открытый брак, отношения в котором строятся на основе гуманистических принципов, предполагающих, в частности, что человек в течение жизни меняется, «испытывая внутренний рост». Стремление к самоактуализации каждого из супругов подразумевает, помимо прочего, и личную жизнь каждого из них, в том числе глубокие, значимые отношения (не исключая сексуальные) с другими людьми:
   – свининг (качающийся, колеблющийся) – брак, по сути являющийся возобновлением практики, известной с древности, когда достаточно традиционные в остальных отношениях супружеские пары временно обмениваются сексуальными партнерами;
   – групповой брак – супружеские отношения трех и более лиц, между которыми могут быть парные (в том числе гомосексуальные) или неупорядоченные сексуальные связи. В литературе ничего не говорится о рождении и воспитании детей в таких условиях. Вполне возможно, что в этом случае пара становится моногамной и «выходит из игры»;
   – двухшаговый брак – предполагает заключение между супругами специфического брачного контракта, оговаривающего их права и обязанности на различных этапах семейной жизни. Важнейшими характеристиками ее первой фазы («первого шага») является отсутствие детей и возможность через заранее заданное время прекращения отношений без процедуры развода.
   К объектам психосоциальной работы с населением на уровне малой неформальной группы относятся различные ее характеристики.
   Р. Мертон определяет группу как совокупность людей, которые определенным образом взаимодействуют друг с другом, осознают свою принадлежность к данной группе и считаются ее членами с точки зрения других людей.
   Еще один вопрос, который следует рассматривать, прежде чем перейти к более детальному анализу процессов и феноменов, специфичных для малой группы – классификация малых групп. Не описывая подробно всевозможные типы малой группы, остановимся лишь на наиболее важных основаниях для классификации малых групп. Прежде всего отметим, что малая группа – это малая и неформальная группа. Дело в том, что она состоит из нескольких членов и поведение их строится в соответствии с «неписаными» законами, нормами и правилами.
   Далее выделим такие оппозиционные группы, как лабораторные и естественные группы. К первым относятся группы, специально создаваемые для выполнения экспериментальных заданий в лабораторных условиях; ко вторым – группы, функционирующие в реальных жизненных ситуациях. Это разделение не является абсолютным. Например, если в эксперименте принимает участие реально существующая группа (или ее часть), то довольно трудно отнести ее к той или иной категории. Однако деление это важно для социальной психологии, так как ставит проблему переноса тех закономерностей, которые получены в экспериментальных условиях, на жизнедеятельность реальных групп.
   Другая интересующая нас оппозиционная пара: организованные (формальные, официальные) и спонтанные (неформальные, неофициальные) группы. Главное различие этих групп состоит и том, что существование организованных групп задано внешней ситуацией, обществом, которое создает специальные структуры для решения каких-то задач; спонтанные группы зарождаются непроизвольно, стихийно, как в недрах организованных групп, так и вне их.
   Основанием для выделения оппозиционной пары открытые закрытые группы является степень открытости группы влияниям окружающей среды, общества. «Закрытость» группы довольно часто используется обществом для достижения каких-либо задач, не принимая во внимание те психологические последствия, которые течет закрытость группы для ее членов. Можно привести примеры закрытых групп – армейские подразделения; полярные экспедиции, экипажи судов, находящиеся в длительном плавании. Необходимо отметить, что при определении степени закрытости группы важной характеристикой является степень свободы «входа» в группу и «выхода» из нее, иными словами, насколько легко человек может стать членом данной группы или выйти из ее состава.
   Целесообразно также классифицировать группы по продолжительности их существования стационарные и временные. Постоянство или временность существования группы имеет, конечно, относительный характер. Однако важной характеристикой является восприятие членами группы времени ее существования. Так, студенческая группа, образованная на несколько лет для обучения, воспринимается ее членами как постоянная. Временная характеристика имеет значение, но важнее субъективная оценка своей группы. Может быть и такая ситуация, когда разные люди оценивают свою группу по-разному.
   Уместно указать еще одну часто встречающуюся в литературе, наш взгляд, важную классификацию: группы членства – референтные группы. Основанием для подобного деления является степень значимости группы для индивида с точки зрения его ориентации на групповые нормы и ценности, влияния группы на его установки. Если группа рассматривается только как место пребывания человека и не связана с системой его ценностей, социальных установок, то в таком случае речь идет только о группе членства. Но если группа занимает серьезное место в жизни индивида, если нормы и ценности этой группы человек разделяет, соотносит с ними свои взгляды, то такая группа является для него референтной. Причем возможен вариант, когда индивид не является членом своей референтной группы, но или стремится стать им (если существует для этого реальная возможность), или же рассматривает такую группу в качестве идеальной для себя.
   Существует и другой подход к классификации малых групп, основанный на учете их направленности. С точки зрения этого подхода выделяют группы с положительной, неустойчивой и отрицательной направленностью, а также преступные группы, которые в свою очередь подразделяются на организованные преступные группы и банды.
   Рассмотрев подходы к определению и классификации малых групп, перейдем к анализу основных феноменов и процессов в малой группе.
   Динамика групп – это совокупность тех социально-психологических явлений, которые происходят в группах и определяют их развитие: образование ролевой структуры, корни и т.п.
   Группы образуются добровольно и принужденно.
   К числу основных социально-психологических явлений, определяющих групповую динамику, относится внушение, конформизм.
   Структура малых групп характеризуется рядом параметров: количественным составом, ролевой структурой, причинами образования, системой общения, нормами поведения и санкциями за их нарушение, устойчивостью группы, временем существования, сплоченностью, атмосферой, положением среди других групп.
   Социально-психологические характеристики личности выступают также в качестве объектов психосоциальной работы.
   Социально-психологическая структура личности включает в себя следующие элементы: ментальность, ценностно-смысловую сферу, мотивационную сферу (направленность, жизненные цели, планы, жизненный путь), когнитивные характеристики (картины мира); «Я-характеристики» («Я-концепцию», «Я-образ», самоотношение, самооценку); локус контроля; социально-психологическую компетентность личности; статусно-ролевые характеристики личности; эмоциональные психические состояния, социальные чувства личности. Детальное описание структуры личности содержится в учебном пособии: Социальная психология. Под ред. А.Н. Сухова. 7-е изд., М., 2011.
   Выделенные социально-психологические характеристики больших социальных групп, организаций, семьи, малых неформальных групп, личности в результате дисфункций социальных институтов, социально напряженных ситуациях превращаются в негативные и потому существенным образом раскрывают объекты психосоциальной работы с населением.
   В заключении следует сделать вывод о том, что в качестве оснований отнесения к объектам психосоциальной работы выступают нечеткие, неопределенные, размытые показатели и неоднозначные явления. Предстоит большая работа, чтобы решить данную проблему.
   Для ее решения должен быть использован комплексный подход :
   – правовой;
   – экономический;
   – медицинский;
   – социально-психологический.
   Соответствующие стандартизированные показатели должны интегрированы между собой. Только так можно решить вопрос, связанный с обоснованием объектов психосоциальной работы на всех уровнях.
   Одно можно сказать определенно: психосоциальная работа должна расширить свое предметное поле и не может сводиться к однобокому, примитивному его пониманию.

§ 4. Соотношение понятий: «жизненно трудная» и «социально напряженная» ситуация

   В литературе оно достаточно широко используется и применяется в юридических документах, учебной литературе и т .п.
   Тем не менее понятие «трудная жизненная» ситуация не воспринимается как научный термин. Оно скорее относится к обыденно-бытовой лексике.
   Когда же ему пытаются придать научное обоснование, то прибегают к понятию «кризисная, конфликтная, стрессовая, фрустрационная, экстремальная, социально напряженная ситуация». Это совсем другое дело.
   За понятием «трудная жизненная» ситуация» не стоит никакой теоретической базы. Поэтому предпочтительнее употреблять термин «социально напряженная» ситуация, хотя с точки зрения политической конъюнктуры это не совсем желательно.
   Дело в том, что, например, в качестве причин участия в протестах, акциях выступает не только трудная жизненная ситуация, но и неуважение к личности при отсутствии каких-либо экономических требований, недовольства с ее стороны.
   Трудная жизненная ситуация опасна прежде всего для субъекта самой ситуации. На самом деле подобные ситуации представляют угрозу не только для субъекта ситуации, но и окружения: групп, семьи, организации, общества в целом. Поэтому должно использоваться такое понятие, как «социально напряженная», а не «жизненно трудная ситуация». Это обстоятельство довольно часто учитывается в законодательной практике и позволяет установить ответственность всех причастных к возникновению такого рода ситуаций. Нищета, безработица, насилие, аддиктивное поведение, конфликтная ситуация, кризис и т.п. – это примеры социальных проблем, социально напряженных ситуаций. Таким образом, под «трудной жизненной ситуацией понимаются те ситуации, которые известны науке, например, «конфликтная, кризисная, стрессовая, фрустрационная, экстремальная, одним словом, социально напряженная «.
   Ситуация, понимаемая как внешние условия протекания жизнедеятельности клиента, обозначается понятиями «социальный случай», «социальный эпизод». Ситуация рассматривается как совокупность элементов среды, либо как фрагмент среды на определенном этапе жизнедеятельности индивида (А. Ф. Бурлачук, Е. Ю. Коржова). Такого определения придерживаются Д. Магнуссон, А. Фарнхейм, М.Аргайл, Л. Фергюссон, В. Мишель, Г. В. Балл и другие. Структура ситуации включает в себя действующих лиц, их деятельность, ее временные и пространственные аспекты.
   Существует и иная позиция, согласно которой ситуация определяется как система субъективных и объективных элементов.
   Под объективной ситуацией понимается актуальное физическое и социальное окружение, а под субъективной – любой компонент субъективной ситуации, воспринимаемой человеком и поэтому получающей то или иное значение (К.Стеббинс).
   Трудная жизненная ситуация – это положение, объективно нарушающее жизнедеятельность человека, которое он не может преодолеть самостоятельно. В связи с этим он нуждается в специальной поддержке и помощи специалистов. Иначе говоря, трудная жизненная ситуация – это барьеры на пути к достижению цели.
   Выделяют также критические и напряженные ситуации.
   Критическая ситуация – это крайне сложная и опасная ситуация.
   Существуют ситуации, например, связанные с утратой близкого человека, которые не могут быть разрешены.
   Такие ситуации называют критическими. В этом случае личность не может реализовать свои стремления, мотивы, цели и ценности, преодолеть те или иные угрозы.
   Существуют четыре ключевых понятия, которыми описывают критические жизненные ситуации: «стресс», «фрустрация», «конфликт», «кризис».
   Критическая ситуация определяется характером состояния «невозможности», в котором оказалась жизнедеятельность субъекта. «Невозможность» же эта определяется тем, какая жизненная необходимость парализована в результате неспособности субъекта справиться с внешними и внутренними условиями жизнедеятельности.
   К критической ситуации прежде всего относится стресс (англ. stress – напряжение) – реакция организма на ситуацию, которая требует большей или меньшей функциональной перестройки организма, соответствующей адаптации. Строго говоря, к критической ситуации имеет отношение не просто стресс, а дистресс.
   Р.Лазарус ввел определение психологического стресса как реакции, опосредованной оценкой угрозы и защитными процессами.
   П.Фресс предложил называть стрессом особый вид эмоциогенных ситуаций, а именно «употреблять этот термин применительно к ситуациям повторяющимся, или хроническим, в которых могут появиться нарушения адаптации».
   Ю.С. Савенко определил психический стресс как «состояние, в котором личность оказывается в условиях, препятствующих ее самоактуализации».
   Новая жизненная ситуация – всегда источник стресса, но не каждая становится критической. Не любое требование среды вызывает стресс, а лишь то, которое оценивается как угрожающее, нарушающее адаптацию, контроль, препятствуя самоактуализацию.
   Второй вид критической ситуации – фрустрация (лат. frustratio – обман, расстройство, тщетное ожидание) – определяется как состояние, вызванное противоречием между сильной мотивацией удовлетворить потребность, с одной стороны, и преградой, блокадой, невозможностью достичь ее, – с другой.
   Фрустрирующие ситуации классифицируются по характеру фрустрируемых мотивов и барьеров. К классификации первого рода относится, например, проводимое А. Маслоу различение базовых, «врожденных» психологических потребностей (в безопасности, уважении и любви) – фрустрация, которая носит патогенный характер, и «приобретенных потребностей» – фрустрация, которая не вызывает психических нарушений.
   Барьеры, преграждающие путь индивида к цели, делятся:
   16. на физические;
   17. биологические (болезнь, старение);
   18. психологические (страх, отчуждение, пренебрежение, интеллектуальная недостаточность);
   19. социокультурные (нормы, правила, запреты).
   Т.Дембо разделяет барьеры на внутренние и внешние. Внутренние – это те, которые препятствуют достижению цели, внешние – те, что не позволяют испытуемым выйти из ситуации.
   По мнению ряда авторов, сочетание сильной мотивированности к достижению определенной цели и препятствий на пути к ней, несомненно, необходимое условие фрустрации, однако, преодолевая порой значительные трудности, человек не впадает при этом в состояние фрустрации. Значит, должен быть поставлен вопрос о достаточных условиях фрустрации или вопрос о переходе ситуации затрудненности деятельности в ситуацию фрустрации.
   Человек, будучи фрустрирован, испытывает беспокойство и напряжение, безразличие, апатию, чувство вины, тревогу, ярость и враждебность, зависть и ревность и т.д. Сами по себе эти эмоции не представляют большого интереса. В данном случае важными для анализа являются поведенческие «следствия» фрустрации, или фрустрационное поведение. Выделяют следующие виды фрустрационного поведения:
   двигательное возбуждение – бесцельные и неупорядоченные реакции;
   20. апатию (в исследовании Р.Баркера, Т.Дембо и К.Левина ребенок в фрустрирующей ситуации лег на пол и смотрел в потолок);
   21. агрессию и деструкцию;
   22. стереотипию – тенденцию к слепому повторению фиксированного поведения;
   23. регрессию, которая понимается либо как обращение к поведенческим моделям, доминировавшим в более ранние периоды жизни индивида, либо как примитивизация поведения или падения качества исполнения.
   Н. Майер определил фрустрацию как поведение без цели (монография «Фрустрация – поведение без цели»). Однако базовое утверждение его теории состоит не в том, что «фрустрированный человек не имеет цели», а в том, что «поведение фрустрированного человека не имеет цели, т.е. он утрачивает целевую ориентацию».
   А.Э. Фромм полагает, что фрустрационное поведение (в частности, агрессия) представляет собой попытку, хотя часто и бесполезную, достичь фрустрированной цели.
   К. Гольдштейн, наоборот, утверждает, что поведение этого рода не подчинено не только фрустрированной, но вообще никакой цели, оно дезорганизованно и беспорядочно. Он называет это поведение катастрофическим.
   Таким образом, основной признак фрустрационного поведения – утрата ориентации на исходную, фрустрированную цель. При этом фрустрационное поведение необязательно лишено целенаправленности. Внутри себя оно может содержать некоторую цель. Важно и то, что достижение этой цели лишено смысла относительно исходной цели или мотива данной ситуации.
   К критической ситуации относятся также определенные виды конфликтов (лат. konflictus – столкновение), в частности, криминальные, патогенные и некоторые другие.
   Несмотря на различие подходов к определению конфликта, можно выделить основные присущие ему свойства:
   – наличие противоречий, в лучшем случае, различий между интересами, ценностями, целями, мотивами, ролями субъектов;
   – противоречие, противоборство субъектов (сторон) конфликта, стремление нанести ущерб оппоненту, травмировать «я»;
   – негативные эмоции и чувства по отношению друг к другу как фоновые характеристики конфликтного взаимодействия.
   Кризис (греч. / crisis – решение, поворотный пункт) – характеризует состояние индивида, порождаемое проблемой, от решения которой он не может уйти и не может разрешить ее привычным способом в короткий период времени. Среди событий, которые могут привести к кризису, выделяют такие, как смерть близкого человека, тяжелое заболевание, разрыв с родителями, семьей, друзьями, изменение внешности, смена социальной обстановки, женитьба, утрата социального статуса и т.д.
   Теория кризиса появилась в результате исследований Э. Линдемана, описанных в статье «Клиника острого горя»: «Исторически на теорию кризисов повлияли в основном четыре интеллектуальных движения: теория эволюции и ее приложения к проблемам общей и индивидуальной адаптации; теория достижения и роста человеческой мотивации; подход к человеческому развитию с точки зрения жизненных циклов; интерес к совладанию (копинг) с экстремальными стрессорами».
   Теория кризисов возникла на основе также идей психоанализа (в первую очередь таких его понятий, как «психическое равновесие» и «психологическая защита»), некоторых идей К. Роджерса и теории ролей. Отличительные черты теории кризисов согласно Дж. Якобсону следующие:
   – теория кризисов относится главным образам к индивиду, хотя некоторые ее понятия используются применительно к семье, малым и большим группам; «теория кризисов рассматривает человека в его собственной экологической перспективе, в его естественном человеческом окружении»;
   – в теории кризисов выделяются не только возможные патологические следствия кризисов, но и перспективы роста и развития личности.
   С позиции ряда психологов жизненные события теоретически квалифицируются как ведущие к кризисам, если они «создают потенциальную или активную угрозу удовлетворению фундаментальных потребностей» и при этом ставят перед индивидом проблему, «от которой он не может уйти и которую он не может разрешить в короткое время и привычным способом».
   Д. Каштан выделяет четыре последовательные стадии кризиса:
   • первичного роста напряжения (стимулирует привычные способы решения проблем);
   • дальнейшего роста напряжения в условиях, когда эти способы оказываются безрезультатными;
   • еще большего увеличения напряжения (требует мобилизации внешних и внутренних источников);
   • повышения тревоги и депрессии, для которой характерны чувства беспомощности и безнадежности, дезорганизация личности.
   Собственно говоря, кризис – это кризис жизни, критический момент и поворотный пункт жизненного пути.
   В психологии выделяют два вида кризисов: биологические и «биографические».
   Биологические кризисы связаны с этапами календарного и психического развития человека, к ним относятся хорошо известные всем кризис новорожденного, кризис трех лет, подростковый, кризис середины жизни и т.п.
   «Биографическими» кризисами служат кризисы нереализованности, бесперспективности и опустошенности (Р.А. Ахмеров).
   В экстремальных ситуациях, характеризующихся измененной афферентацией, измененной информационной структурой, социально-психологическими ограничениями и наличием фактора риска, на человека воздействует семь основных психогенных факторов: монотония, измененные пространственная и временная структуры, ограничения личностно-значимой информации, одиночество, групповая изоляция (информационная истощаемость партнеров по общению, постоянная публичность и др.) и угроза для жизни.
   В процессе адаптации к экстремальным условиям выделяются следующие этапы, характеризующиеся сменой эмоциональных состояний и появлением необычных психических феноменов: подготовительный, стартового психического напряжения, острых психических реакций входа, психической переадаптации, завершающего психического напряжений, острых психических реакций выхода и реадаптации.
   Напряженная ситуация понимается как усложнение условий деятельности, которое приобрело для личности, группы или коллектива особую значимость. Другими словами, сложные, объективные условия деятельности становятся напряженной ситуацией, когда они воспринимаются, понимаются, оцениваются людьми как трудные, опасные, т. е. как угрозу.
   Для оценки степени влияния напряженной ситуации используют такие показатели, как:
   • физиологические сдвиги (вегетативные реакции);
   • психические изменения (показатели психических процессов, определяющие успешность деятельности);
   • изменения функционального уровня деятельности (результат деятельности).
   Противостоять напряженной ситуации возможно, если индивиду присущи:
   физиологическая устойчивость благодаря физическим и физиологическим качествам организма;
   14) психическая устойчивость, обусловленная профессиональной подготовкой и общим уровнем качеств личности (специальные навыки действий в напряженной ситуации, наличие положительной мотивации, чувство долга);
   15) психологическая активность (активно-деятельное состояние, мобилизованность всех сил и возможностей на предстоящее действие).
   Выделяют следующие психологические формы реакций в напряженных ситуациях.
   Резкое понижение организованности поведения, что может выражаться в утрате ранее выработанных навыков, неиспользовании прошлого опыта в так называемых импульсивных, преждевременных и несвоевременных действиях. Повышение общей чувствительности в напряженной ситуации нередко приводит к снижению надежности действий, появления торопливости и сумбурности в поведении; растерянности, замедленной реакции, нарушению логики рассуждения. Неполнота, двусмысленность, неопределенность информации могут не только ухудшить временные характеристики и точность деятельности, но и вызвать ошибочные действия и еще более усложнить ситуацию.
   Торможение действий и движений, как правило, характеризующееся замедленностью действий, вплоть до психического ступора (оцепенения).
   Повышение эффективности деятельности выражается в целесообразной активности, четком восприятии и осмыслении появившихся осложнений, правильной их оценке, повышении самоконтроля, совершенствовании адекватных ситуации действий.
   Рассмотрим некоторые характерные изменения в структуре деятельности, происходящие под воздействием напряженной ситуации.
   1. Влияние напряженной ситуации на исполнительские функции. Необдуманное импульсивное выполнение одного действия вместо другого – одно из типичных проявлений влияния напряженной ситуации, вызывающего неточность ее восприятия и оценки, ошибочные действия. В наиболее тяжелых случаях возможен отказ от действий в результате психического ступора. Исполнительные действия в сложной ситуации зависят от мотивации и волевых усилий. Выделены два типа трудностей различных действий: мешающие максимальному проявлению физических качеств и препятствующие эффективному проявлению интеллектуальных процессов.
   14) Влияние напряженной ситуации на процессы восприятия и мышления. Отказ от действий, замедленные и ошибочные действия обычно возникают в связи с нарушениями процессов приема, переработки информации и принятия решения. Процесс принятия информации нарушен вследствие снижения объема внимания. Как правило, в напряженной ситуации внимание концентрируется на ограниченном круге действий в ущерб приему и переработке полного объема восприятия.
   15) Влияние напряженной ситуации на эмоции. Эмоциональные реакции принято рассматривать как приспособительные акты, как компонент реагирования. Суть этих реакций состоит в том, что они помогают человеку быстрее определить полезность или вредность сложившихся в данный момент ситуаций. Психическое напряжение через эмоциональную стимуляцию мобилизует адаптационные механизмы человека: увеличивается выделение гормонов, усиливается процесс обогащения кислородом тканей и т.д. Невысокая степень напряженности не ухудшает протекание психических процессов, а, наоборот, обостряет восприятие и активное реагирование. Низкая эмоциональная устойчивость – одна из самых частых предпосылок для возникновения и длительного сохранения напряженности.
   По данным К.К. Платонова и Е.А. Плетницкого, при воздействии сильных эмоциональных факторов у большинства людей повышается устойчивость всех функций и лишь примерно у 10 – 15 % наряду с ярко выраженными внешними проявлениями эмоций резко снижается профессиональная работоспособность, что значительно влияет на деятельность личности в целом.
   Все отмеченные формы психических реакций под воздействием напряженной ситуации обусловлены неопределенностью и дефицитом информации.
   В напряженной ситуации нарушаются не столько отдельные психические функции (ощущение, восприятие, память), сколько комплексный психический процесс оценки обстановки и принятия решения. Решающее условие сохранения устойчивости и эффективности деятельности – знания, навыки, умения, мотивы, волевые и другие качества личности.
   Согласно психологической классификации выделяют следующие группы напряженных ситуаций, различающихся по продолжительности и содержанию, но сходных по психологической структуре: скоропреходящую напряженную ситуацию, длительную напряженную ситуацию, напряженную ситуацию с элементом неопределенности, напряженную ситуацию, требующую готовности к экстренным действиям, и напряженную ситуацию, в которой сочетаются неожиданность и дефицит времени.
   Скоропреходящая напряженная ситуация характеризуется быстротой возникновения, необходимостью исключительно оперативно воспринимать и осмысливать обстановку, принимать решения при недостатке или противоречивом характере информации, ее быстром «старении» и т.д. Действия в подобных ситуациях связаны с интенсивным функционированием мышления, гибким использованием прежнего опыта, переключением внимания с одной установки на другую. Быстрота обеспечивает способность психики к мгновенной актуализации, т.е. к ориентации на будущее. В этом психологический смысл данного явления, так как основной фактор скоропреходящей напряженной ситуации – внезапность.
   В длительной напряженной ситуации человек успевает сориентироваться, но длительное напряжение постепенно истощает его физические и психические ресурсы, вызывая тем самым фрустрацию, апатию, истощение, подавление активности.
   В напряженной ситуации с элементом неопределенности перед человеком встает трудная задача выбора одного из двух противоположных, но одинаково значимых решений.
   В напряженной ситуации, требующей готовности к экстренным действиям, человеку часто приходится управлять быстро-протекающими процессами в условиях строгого дефицита времени, что предъявляет повышенные требования к его психологическим качествам и приводит к большим психологическим нагрузкам.
   Иногда, например, нужно контролировать процессы, протекающие очень медленно. В этих условиях снижаются концентрация внимания и работоспособность, увеличивается время реакции. Такой режим длится в течение значительного времени, но всегда существует некоторая вероятность возникновения непредвиденных ситуаций, в которых нужно максимально быстро включиться в процесс управления и выполнить экстренные действия для ликвидации аварийной ситуации. Здесь необходимы высокая бдительность и постоянная готовность к экстремальным действиям.
   В ситуации, в которой сочетаются неожиданность и дефицит времени, несмотря на неожиданность, человек должен немедленно принять единственно правильное решение. В данном случае правильные и неправильные действия могут быть резко разграничены.
   Независимо от характеристики ситуации – критической и напряженной – процесс переживания ее для личности становится стрессогенным, несмотря на продолжительность события и обстоятельства, воспринимаемые личностью как трудные, невыносимые и значительно осложняющие его жизнедеятельность. Личность испытывает стресс – нервно-психическое напряжение разной степени напряженности, в зависимости от того, как он воспринимает конкретную ситуацию и обстоятельства своей жизни.
   Для совладания со стрессом каждый человек использует собственные стратегии (копинг-стратегии), опирающиеся на личностный опыт.
   Дж.Амирхан на основе факторного анализа разнообразных копинг-ответов на стресс выделил три группы копинг-стратегий: разрешения проблем, поиска социальной поддержки и избегания:
   – стратегия разрешения проблем – активная поведенческая стратегия, когда человек старается использовать все свои личностные ресурсы для поиска возможных способов эффективного решения проблемы;
   – стратегия поиска социальной поддержки – активная поведенческая стратегия, при которой человек для эффективного решения проблемы обращается за помощью и поддержкой к окружающим: семье, друзьям, близким, значимым другим людям;
   – стратегия избегания – поведенческая стратегия, когда человек старается избежать контакта с окружающей его действительностью, уйти от решения проблем (пассивные способы избегания – уход в болезнь, употребление алкоголя, наркотиков; активный способ – суицид).
   Стратегия избегания – одна из ведущих поведенческих стратегий при формирования дезадаптивного, псевдосовладающего поведения. Она направлена на преодоление или снижение дистресса человеком, который находится на более низком уровне развития. Использование этой стратегии обусловлено недостаточностью развития личностно-средовых копинг-ресурсов и навыков активного разрешения проблем. Однако она может носить как адекватный, так и неадекватный характер, в зависимости от стрессовой ситуации, возраста и состояния ресурсной системы личности.
   Наиболее эффективно использование всех трех поведенческих стратегий в зависимости от ситуации. В одних случаях личность может самостоятельно справиться с возникшими трудностями, в других – ему требуется поддержка окружающих, иногда он может избежать столкновения с проблемной ситуацией, заранее подумав о ее негативных последствиях.
   Конечно, было бы крайне неверно отрицать значение понятия «напряженная ситуация» для уточнения, связанного с обоснованием объектов психосоциальной работы.
   Но напряженные ситуации имеют место, как правило, в производственной деятельности и связаны с условиями труда: рисками, так называемыми вредными факторами и т.п.
   Доля напряженных ситуаций в структуре других обстоятельств незначительна. Психогигиена персонала, сотрудников, осуществляющих свою профессиональную деятельность в напряженных ситуациях, одно из направлений психосоциальной работы с населением.
   Но куда более масштабными по сравнению с напряженными являются социально напряженные ситуации.
   В них оказываются пожилые, пенсионеры, безработные, мигранты, лица с ограниченными возможностями, нищие, «бомжи», переселенцы, пострадавшие от массовых пожаров, аварий, катастроф, террористических актов, наркоманы, алкоголики, обманутые вкладчики и другие группы населения. С позиции социально-психологического подхода «социально напряженная ситуация» – одна из характеристик объектов психосоциальной работы. Результат ы анализа данного явления вносят вклад в обоснование того, чем должна заниматься психосоциальная работа на самом деле.
   Социально напряженные ситуации на разных уровнях отличаются масштабностью; интенсивностью; тяжестью последствий; формами проявления и т.д.
   Социально напряженные ситуации возникают и проявляются на различных уровнях: личностном; межличностном; групповом; семейном; организационном; региональном; национальном; глобальном.
   В основе социальной напряженности лежат: социальная дезадаптация; фрустрация; недовольство; социальные страхи, конфликты; отсутствие перспективы; возможности самореализации, карьерного роста; нарушение статусообразования; существенный разрыв между большими социальными группами; утрата смысла жизни; неверие в будущее; социальные стрессы, депрессия; низкое качество жизни; массовая ассоциализация населения, психологические травмы; различные кризисы, в том числе слухи, паника, недоверие и т.п.
   С точки зрения индивидуально-психологического подхода, психическая напряженность – это психическое состояние, обусловленное предвосхищением неблагоприятного для субъекта развития событий. Психическая напряженность сопровождается ощущением общего дискомфорта, тревоги, иногда страха, паники. Степень психической напряженности зависит от силы мотивации, значимости ситуации, наличия опыта, ригидности и т.п. Чаще всего психическую напряженность порождает фрустрация и конфликты. Иногда ее отождествляют со стрессом. Психическая напряженность вызывает действие психической защиты. Выделяют операциональную и эмоциональную психическую напряженность.
   Что же касается понятия «социально напряженная ситуация», то по этому поводу нет единства мнений. Природу данного феномена пытаются объяснить с позиции теории социального стресса, фрустрации, конфликта и др. Но большинство ученых сходится в одном: социальная напряженность – это первый этап широкомасштабного социального конфликта.
   Социально напряженная ситуация – это групповой или массовый адаптационный синдром, который отражает степень физиологической, психофизиологической и социально-психологической адаптации (приспособления), а точнее, во многих случаях – дезадаптация различных категорий населения к хронической фрустрации, трудностям (понижению уровня жизни и социальным изменениям), что проявляется в ряде симптомов: это резкий рост недовольства, недоверия к властям, конфликтность в обществе, тревожность, ухудшение демографической ситуации, компенсаторные реакциях (агрессия, поиск врагов, надежда на чудо), стрессогенность отношений, – и определяется влиянием техногенных, природных, эпидемиологических и социальных факторов.
   В самом общем виде социальная напряженность возникает в силу социальной дезадаптации:
   а) физиологической дезадаптации определенных слоев населения к трудностям, то есть невозможности приспособиться к повышению цен без снижения уровня жизни, что приводит к ухудшению социально-демографической ситуации, в частности, увеличение смертности, рецидив ряда тяжелых болезней;
   б) психофизиологической дезадаптации населения, выражающейся в виде неосознаваемых массовых психических состояний (тревожность, компенсаторные реакции: агрессия, апатия) при приспособлении населения к трудностям и социальным изменениям;
   в) социально-психологической дезадаптации, отражающей осознанную конфликтность некоторых слоев населения, проявляющейся в повышенной политизации, забастовках, недовольстве, пессимизме, миграции, эмиграции, разгуле преступности и т.п.
   Социальная напряженность по своему механизму имеет двойственный характер. Она может развиваться стихийно и умышленно, когда ее как повод какие-либо силы используют в своих целях.
   Функционально напряженность выполняет двоякую роль:
   24. деструктивную (имеется в виду социальная напряженность, которая разрушительным образом влияет на государство, экономику, власть и личность);
   25. конструктивную (подразумевается необходимость мобилизации на преодоление трудностей, фрустрации).
   Иными словами, социальное напряжение обусловливает сильную мотивацию. Без этого невозможно представить современные рыночные отношения.
   Социальная напряженность – явление многоуровневое. Выделяют три уровня ее развития:
   26. низкий, практически не влияющий на общественную стабильность;
   27. средний, заметно влияющий на жизнедеятельность общности;
   28. высокий, дезорганизующий функционирование социальных институтов и общностей.
   Критериями каждого уровня социальной напряженности выступают следующие характеристики:
   10. степень недовольства населения, его направленности и форма проявления (в эмоциональных оценках, экономических и политических требованиях);
   11. эффективность власти, ее авторитетность, лояльность силовых структур к ней;
   12. влияние средств массовой информации на состояние социальной напряженности;
   13. степень консолидации оппозиции (общая программа действий, объединение партий и движений, наличие единого лидера).
   Сложение «векторов» поведения населения, власти, оппозиции, средств массовой информации, криминальных структур определяет состояние социальной напряженности, ее уровень. Для количественного измерения степени социальной напряженности разработан ряд индексов, характеризующих в числовом выражении ее отдельные стороны, что позволяет свести их в интегральный показатель социальной напряженности.
   Интегральный индекс социальной напряженности меняется от 0 до 100%. В этом диапазоне можно выделить три уровня в зависимости от величины данного интегрального показателя: 0-33% – относительно стабильная зона; 34-67% – зона значительных осложнений; 68-100% – кризисная зона.
   В качестве общей причины социальной напряженности выступает системный кризис в области экономики, власти и общества. При этом социальная напряженность имеет внешний и внутренний контуры. Внешний контур связан с влиянием внешних условий: состоянием мировой экономики, экологии, международной безопасности; внутренний – сопряжен с ситуацией, которая сложилась в сфере национальной экономики, государства и общества.
   Следует также различать фоновые причины социальной напряженности и локальные, обусловливающие ее «очаги». Фоновые причины образуются за счет типичных условий, сложившихся в масштабе страны или каких-либо ее регионов. Локальные ситуации или точечные условия создают «очаги», конфликты и другие обстоятельства – например, на производственном объекте, в жилом квартале, в доме – например, при отключении отопительной системы и т.п.
   В качестве конкретных причин возникновения социальной напряженности выступают следующие факторы:
   5. техногенные (аварии, катастрофы);
   6. природные стихийные бедствия (наводнения, бураны, цунами, снежные заносы);
   7. эпидемиологические (эпидемии дизентерии, брюшного тифа и т.п.);
   8. социальные.
   О социальных факторах следует сказать особо. К их числу относятся:
   9) эффективность управления на всех уровнях (уровень деформации, дисфункций);
   10) состояние экономики и ее структура;
   11) качество жизни населения;
   12) конфликты, психологические кризисы.
   13) когнитивный диссонанс и другие обстоятельства.
   В конце 80-х – начале 90-х гг. XX столетия Россия оказалась в глубоком системном кризисе. Стала расти социальная напряженность, главные признаки которой: тревога, недовольство существующим положением дел, недоверие к властям. Со стороны большей части населения возникла апатия к происходящему, со стороны другой части – агрессивность и паника, третьей – надежда на чудо и увлечение мистикой.
   Структурная перестройка экономики, реформа финансовой системы, приватизация, земельная реформа и конверсия повлекли за собой и безработицу, и расслоение общества, и изменение классовой структуры (стратификации), и увеличение напряженности, конфликтности, забастовок, протестных проявлений, следовательно, уменьшение социальной безопасности.
   Обстановка в период перехода к рынку превращает некоторые слои в маргиналов и способствует возникновению и вымещению напряженности. Адаптированные к условиям тоталитарного государства, как ни парадоксально, многие комфортнее чувствовали себя прежде, чем в посттоталитарный период.
   Мощным источником напряженности служит неопределенность (здесь уместно вспомнить информационную теорию эмоций П.В. Симонова). Справедливости ради надо отметить, что на это обстоятельство впервые обратил внимание Э.Фромм. При смене социальных институтов, переходе от тоталитарных режимов к демократичному государственному устройству возникают дезадаптация, дезориентация из-за невозможности опереться на привычные устои, что находит свое выражение в появлении когнитивного диссонанса. При переходе от одной формации к другой, общество оказывается в маргинальном положении. Герои пьесы А.Чехова «Вишневый сад» – типичные маргиналы из-за когнитивного диссонанса.
   Одним из самых существенных факторов, определяющих социальную напряженность, является качество жизни. Повышение тарифов, безработица, соотношение между ценами на продукты питания, товары долговременного потребления и услуги, с одной стороны, и размерами заработной платы, доходами населения – с другой.
   Маргинальность проявляется в изменении картин мира, образа, качества и стиля жизни целых слоев населения. Меняется статус, ролевое поведение людей. Дело в том, что государство свои обязанности по обеспечению социальных программ в области коммунальных услуг, здравоохранения, образования, жилищного строительства переложило на плечи населения, проведя «монетизацию» льгот. Но население не только психологически, но, главным образом, материально оказалось к этому не готово. Образовалась как бы «мертвая зона» во многих областях социальной жизни: определенная часть населения не в состоянии выкупать квартиры, покупать путевки в санатории и даже оплачивать коммунальные услуги.
   Шкала социальных ценностей также сильно изменилась, также говоря, деформировались. Возросла цена денег, их социальная значимость. Стало ясно: есть деньги – есть все. Деньги заняли первое место в шкале ценностей.
   Очаги высокой социальной напряженности классифицируются по таким основаниям:
   • источники происхождения (социальные, экологические и т.п.);
   • сфера возникновения и проявления (региональные, внутриорганизационные, межорганизационные, социально-демографические и т.п.);
   • интенсивность (предзабастовочное состояние, забастовочное состояние);
   • продолжительность (краткосрочные, долгосрочные).
   Выделены следующие виды очагов высокой социальной напряженности:
   • предприятия, на которых ожидается значительное сокращение рабочей силы (данную группу в основном образуют убыточные предприятия);
   • организации, на которых происходит приватизация вразрез с мнением и интересами персонала;
   • социально уязвимые категории населения;
   • жители домов, улиц, районов, где складывается аварийная обстановка;
   • криминогенные зоны (улицы, районы);
   • экологически неблагополучные зоны.
   Напряженность, возникнув на одном из предприятий, легко распространяется на всю отрасль (забастовка на предприятии может привести к напряженности во всем городе, а с одной шахты перекинуться на все остальные).
   В связи с этим надо иметь в виду, что очаги социальной напряженности имеют динамичный характер. Они возникают и исчезают. Продолжительность существования очагов социальной напряженности зависит от причин, их породивших, от стихийного или преднамеренного характера возникновения, от позиции и эффективности действия властей и от других обстоятельств.
   Социальная напряженность носит не только очаговый, но и стратификационный характер. Социальную напряженность различных категорий населения вызывают два основных фактора: низкое качество жизни и социальные изменения.
   Дифференциация общества в условиях рынка неизбежна. Но тот характер, который приобрела она в России, должен вызывать большую тревогу. Поляризация слоев (стратов) по материальному положению настолько резка, что является колоссальным конфликтогенным фактором. Причем расслоение происходит не только по материальному признаку, но и не в меньшей степени в соответствии с образом «мы» и «они».
   Один из важнейших факторов социальной напряженности безработица.
   Со стороны оппозиции для оказания давления на власть используются пикетирование, блокирование, забастовки, акты гражданского неповиновения и т.п. Оппозиция старается отыскать какой-либо предлог (как правило, ошибки со стороны властей), чтобы, используя повод, втянуть в орбиту событий как можно больше людей. При таком сценарии развития социальной напряженности проводится агитационная работа, формируется образ «врага», используются и различные способы психологического воздействия.
   Со стороны власти социальная напряженность иногда используется для «канализации» недовольства в определенном русле, например, для отвлечения общественного мнения от истинных проблем и переключения его на псевдо-проблемы.
   Влияние экономики на социальную напряженность происходит следующим образом: неудовлетворительное состояние экономики, рецессия, финансовый кризис вызывают недовольство населения из-за падения уровня жизни, что в свою очередь приводит к конфликтам, забастовкам, спаду спроса, а это к еще большему спаду производства.
   Причины и формы проявления социальной напряженности под влиянием экономических факторов раскрыты в ряде публикаций, в том числе в книге А.К.Зайцева «Социальный конфликт на предприятии» (Калуга, 1993г.).
   В России с начала либерализации цен (с января 1992 г.) отмечался рост социальной напряженности в виде тревоги, мало-осознанного ощущения опасности, эмоционально-негативных оценок, недовольства. Эта динамика четко зафиксирована в ходе проведения общественного мониторинга, начиная с момента отпуска цен.
   Недовольство проявляется в виде агрессии, оскорблений, угроз, нецензурной брани, анекдотов, эмоциональной лексики. Иначе говоря, недовольство – это не что иное, как проявление в массовом масштабе компенсаторных реакций, защитных механизмов.
   Депрессия возникает в результате действия защитных, компенсаторных механизмов и означает приспособление за счет истощения. Она проявляется в усталости общественного мнения, в утрате смысла жизни, перспектив, в смирении, появлении фаталистических настроений, так называемом астеническом синдроме. Депрессивное состояние означает патологическую реакцию как утрату социальной сопротивляемости. Человек машет на все рукой и говорит: «Будь что будет». Опасность массовой депрессии заключается в том, что она приводит к параличу общественной жизни. Люди не хотят вступать в партии, участвовать в выборах. Слова «народ безмолвствует» лучше всего передает содержание массовой депрессии.
   В 30-е годы XX столетия мир был охвачен не только экономической, но и психической депрессией, выйти из которой удалось с трудом. В начале 90-х годов история вновь повторилась. Опасность массовой депрессии состоит в том, что она может проявляться в пароксизмальной форме – внезапно в виде взрыва отчаяния.
   Во втором десятилетии XXI в. в ряде стран мира резко усилилась социальная напряженность. В основе этого лежат разные факторы.
   Россия, преодолев мировой финансовый кризис, так же столкнулась с ростом социальной напряженности (митингами, демонстрациями).
   В качестве причин ее возникновения прежде всего выступили требования о реформировании политической системы: возвращении выборов губернаторов, изменения условий регистрации партий и т.п.
   На рост социальной напряженности оказали также влияние и вторая волна мирового кризиса, и увеличение цен, тарифов, расходов на коммунальные и другие виды услуг.
   Из всех историко-психологических аспектов экономики России следует выделить одну, но чрезвычайно важную в социально-психологическом отношении проблему. Таковой, на наш взгляд, является вопрос об экономической «зависимости» российского наемного работника.
   Понятие «экономическая зависимость», на наш взгляд, более приемлемо по сравнению с такими терминами, как «отчуждение», «эксплуатация» и т.д.
   С психологической точки зрения труд в России был всегда подневольным, начиная с крепостничества и кончая концом XX века.
   Менялась степень «отчуждения» и «эксплуатации», но «экономическая зависимость» оставалась неизменной. И в царской России, и в советское время, и после 1991 года рабочие и крестьяне в России за свой труд получали столько, что не хватало на удовлетворение основных жизненных потребностей в пище, не говоря об обеспечении качества жизни с позиции мировых стандартов. Не зря в советское время говорили: «Правительство делает вид, что платит, а мы делаем вид, что работаем.
   «Экономическая зависимость» – основа для социально психологической деформации личности и общностей. Экономическая зависимость делает человека маленьким, рождая у него комплекс неполноценности, психологическую защиту, страх, неуверенность, тревогу, депрессию, низводит его «Я» до нуля.
   Деформированные (крепостные и распределительные) отношения, отчужденность сформировали безответственность и в то же время иждивенчество. В условиях, когда работник не мог быть субъектом ни в юридическом, ни в психологическом смысле, психология не могла быть другой.
   В России много раз пытались повлиять на сложившееся положение вещей. Но, увы, все проводимые реформы так и не привели к усилению мотивации, изменению отношения к труду, его оплаты.
   Приватизация сделала многих рабочих акционерами. Но в психологическом плане радикальных изменений не произошло. Все та же ментальность: безучастность, отсутствие достоинства. Субъектность так и не образовалась.
   Правда, по мере роста среднего класса ситуация меняется. Личностная деформация исчезает. С появлением «я» поведение личности становится другим, более требовательным, критичным.
   Несомненно, с развитием экономики будет улучшаться качество жизни основных социальных слоев и снизится социальная напряженность.
   Социальное государство правильно расставляет акценты, приоритеты, заставляет соблюдать закон, собирать налоги, обеспечивать национальную безопасность и экономический рост, а главное – повышать качество жизни всех социальных слоев, чтобы избежать серьезных социальных конфликтов, эксцессов, потрясений, – тем самым устойчиво развивается гражданское общество.
   Таким образом, с социально-психологической точки зрения предпочтительнее, корректнее оперировать понятием «социально напряженная ситуация», чем «жизненно трудная». Последнее не является в строгом смысле научным термином. Оно относится (теперь это уже ясно) к обыденно-бытовой лексике.
   Однако мы отдаем себе отчет в том, что такой вывод не может не вызвать сопротивление, так как согласие с ним неизбежно влечет к внесению изменений в текст юридических и других документов. Но наша позиция научно обоснована. Поэтому лучше поздно провести коррекцию понятий, чем никогда. От этого выигрывают все: и представители науки, и управленцы, и специалисты, и клиенты психосоциальной работы.

§ 5. Типичные социально-психологические явления е социально напряженных ситуациях

   Оно создает максимально полное представление о поле деятельности социальных работников. Это последний штрих, который необходим для обоснования объектов психосоциальной работы.
   Но прежде, чем перейти к непосредственному изложению типичных социально-психологических явлений в социально напряженных ситуациях, необходимо остановиться на общих моментах данного вопроса: их понятии, классификации и т.д.
   История развития отечественной социальной психологии во многом связана с тем, что в ее предмет вместо социально-психологических явлений входили так называемые казиявления. Произошло это в 20-е годы, когда психологию разделили на собственно эмпирическую и социальную психологию, превратив последнюю в придаток идеологии. Отсюда мифологизации социально-психологических явлений.
   Разрыв между тем, что происходит в жизни, на самом деле, и содержанием социально-психологической литературы сохраняется до сих пор. Возникла дистанция огромного размера между академическими социально-психологическими знаниями и реальностью.
   Неудовлетворенность сложившимся положение вещей заставила критически подойти к понимаю и изложению большинства традиционных социально-психологических явлений.
   Это касается теорий, связанных с личностью, отношениями, общением, общностями, институтам, конфликтами, а также социальными организациями рядом вопросов из области прикладной социальной психологии, в частности, диагностики, консультирования и влияния.
   Отечественная социальная психология не может развиваться в стороне от столбовой дороги мировой социальной психологии, которая занимается изучением реальных социально-психологических явлений с момента оформления социального конструкционизма в США и теории социальных представлений в Европе. Социальная психология неоднородна. Она включает в себя различные толкования одних и тех же социально-психологических явлений.
   В результате взаимодействия возникают социально-психологические явления, т. е. взаимодействие образует тот круг явлений, который в конечном счете и составляет предмет социальной психологии. Известный отечественный психолог К. К. Платонов подчеркивал, что далеко не все профессиональные психологи понимают, чем отличается социальная психология от других отраслей психологии. Говоря о специфике социальной психологии, он имел в виду именно те эффекты («плюс» или «минус»), которые рождаются в результате взаимодействия.
   В психологии под единицей анализа подразумевается универсальное понятие, общая составляющая различных психических процессов. В общей психологии за единицу анализа берутся ощущение, образ и т. д. В социальной психологии к единице анализа относят различные явления. Одни ученые считают, что это совместная деятельность, другие – общение, третьи – личность и т. п.
   Однако, как отмечалось выше, универсальным понятием считается «взаимодействие», в результате которого и образуются социально-психологические явления. По существу, они есть эффекты взаимодействия. И именно они выступают в качестве универсального понятия социальной психологии, единицы ее анализа.
   По существу, это интеракционистский подход к объяснению социально-психологических явлений. С точки зрения социального психоанализа или когнитивной психологии природа последних выглядит несколько иначе. Социально-психологические явления нельзя представить без учета «коллективного бессознательного» и т.д. Тем не менее роль взаимодействия в их происхождении трудно переоценить.
   Социально-психологические явления – это феномены, возникающие в результате взаимодействия субъектов (индивидов и общностей) в определенных условиях, отражающие их в различных формах, выражающие отношение к ним, побуждающие и регулирующие поведение людей, осуществляющие обмен сообщениями и переживаниями, а также способствующие организации как социально полезной, так и преступной деятельности.
   К числу основных социально-психологических явлений относятся: общение, мнение и настроение, общность, стратификация, стереотип, конфликт, образ жизни и пр. Социально-психологические явления находят свое отражение в соответствующем понятийном аппарате, тезаурусе. Они классифицируются по различным основаниям: содержанию, устойчивости и т. д. Так, по содержанию они делятся на нормальные и деформированные. Критериями нормальных социально-психологических явлений выступают их позитивные, стабилизирующие влияния на состояние политики, экономики и общества, на жизнеощущения и деяния личностей. Что же касается деформации социально-психологических явлений, то их отличия состоят в негативных, дестабилизирующих, дезорганизующих влияниях. В зависимости от субъекта возникновения различаются следующие социально-психологические явления: межличностные; групповые; межгрупповые; массовидные. Выделяются осознаваемые и неосознаваемые социально-психологические явления.
   По степени устойчивости социально-психологические явления подразделяются на динамичные (например, различные виды общения), динамико-статичные (например, мнения и настроения) и статичные (например, традиции, обычаи). Обычно в динамике и статике рассматривались только групповые явления. Эта традиция восходит к школе «групповой динамики» К.Левина. Между тем такие явления наблюдаются не только в рамках малых групп.
   В качестве основного механизма возникновения социально-психологических явлений выступает общение. В результате его формируется личность, образуются малые группы и психология более широких общностей, а также происходят изменения различной степени сложности. Если иметь в виду механизмы возникновения и распространения социально-психологических явлений, то они подразделяются на умышленно создаваемые (слухи, различные группировки и т.д.), а также стихийно возникающие и распространяющиеся (мода и пр.).
   Именно эти механизмы лежат в основе социального научения и поведения. Яркое описание одного из механизмов социально-психологических явлений содержится в знаменитой сказке X. Андерсена о голом короле. Эта сказка – пример конформизма, с помощью которого совершается массовый обман. Боязнь быть не «как все», получить наказание за несогласие с общим мнением сохраняет ложь и заставляет воспринимать ее как правду.
   Не случайно предметом социальной психологии является изучение закономерностей возникновения, функционирования и проявления социально-психологических явлений на макро-, среднем и микроуровне, в различных сферах и условиях.
   Общие представления о социально-психологических явлениях позволяют перейти к изложению той их части, которая получила название «типичные социально-психологические явления в социально напряженных ситуациях».
   Они возникают и проявляются на всех уровнях: макро-; мезо-(среднем); организационном; семейном; групповом; личностном.
   При этом данные социально-психологические явления присутствуют во всех сферах. Но поскольку они рассматриваются лишь в социально напряженной ситуации, что из всего их многообразия отбираются, и анализируется типично негативные.
   К числу типичных негативных социально-психологических явлений на макроуровне можно отнести:
   7) различные виды деформации;
   8) дисфункции социальных институтов;
   9) искажение стратификации общества;
   10) социальные страхи, как последствия социальной напряженности и конфликтов.
   Конкретная характеристика этих явлений уже приводилась в ранее изданных публикациях, в частности, таких как: А.Н. Сухов Социальная психология безопасности. 2-е изд., М., 2005; А.Н. Сухов Реальная социальная психология. М., 2004; Социальная психология. Под ред. А.Н. Сухова. 7-е изд., М., 2011; А.Н. Сухов С.А. Трыканова Миграция в Европе и ее последствия. 2-е изд., М., 2011; А.Н. Сухов Историко-психологический анализ реформирования и модернизации России. М., 2011.
   Поэтому остановимся лишь на наиболее важных социально-психологических явлениях, которые возникают и проявляются на макроуровне.
   На макроуровне типичным негативным социально-психологическим явлением выступают социальные страхи. Они органически связаны с социально напряженной ситуацией.
   Социальные страхи населения находятся в тесной взаимосвязи с очагами социальной напряженности (социальная напряженность может порождать социальные страхи и наоборот).
   Страх – это сильнейшая отрицательная эмоция (или состояние), проявляющаяся при получении субъектом информации о реальной или воображаемой опасности, ему грозящем возможном или реальным ущербом. Он обладает огромным влиянием на поведение, оценки и установки населения. Страх провоцирует стихийные формы поведения, в том числе агрессию как форму защиты.
   Социальные страхи населения приводят к различным видам деформации, в том числе общества:
   – эрозии культуры, социальных ценностей;
   – возникновению представлений и стереотипов, оправдывающих любые средства для достижения цели, в том числе – безнравственные и противоправные, т.е. психология выживания.
   Одним из разновидностей деформации социальных групп является синдром, получивший название «Гулаговская психология» Симптоматика «Гулаговской психологии»:
   29. наличие всевозможных синдромов, главными из которых выступают раболепие по отношению к начальству и психология «хозяина» по отношению к нижестоящим лицам;
   30. патология в области стеореотипизации, выражающаяся в социальной шизофрении; подозрительности; поиске врагов; наклеивание ярлыков, когнитивной простоте, т.е. в восприятии мира в черно-белых красках, без полутонов;
   31. изменения в эмоциональной сфере (имеются в виду страхи);
   32. наличие в сфере локуса контроля внешней стратегии поведения (объяснение неудач за счет внешних полей);
   33. формирование одномерного человека (массового человека, автоматически конформной личности), для которых характерны некритичность, отсутствие индивидуальности, ролевая зашита, стремление быть как все, эффект, получивший название «одобряемо»;
   34. лишение человека субъективности и превращение в объект воздействия, опоры на внутренний мир, лишение способности к изменениям, видения перспективы, многомерности существования;
   35. возникновение мутантов типа Шарикова и Швондера, отличительной чертой которых является воинствующее бескультурие;
   36. повышенная внушаемость и психологическая защита, вынуждающая жить по лжи (легко принимать ложь со стороны, лгать себе, другим), т.е. разделять стандарты, основанные на лжи, что создает базу для формирования мифов, более того, мифологизации сознания;
   37. приобретение аморального и преступного опыта.
   Тем не менее, хотя история и проехала катком по национальной психологии и испепелила души россиян «идеологическим напалмом», все же нельзя говорить о катастрофе, нравственной пустыне, воцарившейся в России. Еще жива рефлексирующая, таинственная, непостижимая во многом психология россиян, описанная Достоевским, Соловьевым и Бердяевым, еще противостоит экспансии массовой культуры, лишенной духовности и глубины.
   Следует подчеркнуть, что приведенный анализ деформации – не очернительство, сделанное в угоду политической конъюнктуре, а горькая констатация фактов. Деформация присуща определенным слоям. Она не носит глобальный и необратимый характер, а зависит от деформации социальных отношений и институтов, которые выступают в качестве детерминанты. Жестко-нормативная деформация социальных отношений своими корнями уходит в 20-30-е годы XX в.
   Нравственная деформация социальных отношений получает свое проявление в виде соответствующих стереотипов и норм, в утрате культуры, идеалов; в пьянстве, социальной несправедливости, двойных стандартах, лжи и пр.
   Стратификация российского общества всегда носила деформированный характер. Но деформация стратификации общества не осталась в прошлом. Она сохраняется и поныне.
   Если раньше в основе деформации стратификации лежали сословность, крепостное право, табель о рангах и пр., то сейчас нарушились связи между статусообразующими признаками.
   В развитых странах между этими признаками, как правило, есть прямая связь: чем выше образование, тем престижнее профессия и выше доход. Не случайно самое высокое место в социальной иерархии занимают «хай-профи».
   С 1917 по 1991 гг. в России говорили о социальном равенстве. На самом деле его не было. Теория классов и практика, жизнь расходилась между собой. Общество состояло не только из рабочих, крестьян и интеллигенции. На самом высоком месте стала номенклатура, затем – торговые работники, представители преступного мира.
   После 1991 г. проблема стратификации российского общества резко обострилась и приобрела конфликтогенный характер из-за раскола общества на богатых и бедных.
   Бедность – состояние нужды, нехватки жизненных средств, не позволяющее удовлетворить насущные потребности индивида или семьи. Бедность считается одной из наиболее острых социальных проблем современного общества.
   Выделяют два вида бедности:
   1. Абсолютная бедность связана с нуждой в жизненных ресурсах, которые обеспечивают человеку биологическое выживание.
   Речь идет об удовлетворении самых элементарных потребностей – в пище, жилье, одежде. Показатели этого вида бедности мало зависят от времени и места проживания человека. Конкретный набор продуктов, потребляемых на заре развития человеческого общества и современным человеком, существенно различаются, но всегда можно однозначно судить, голодает человек или сыт.
   2. Относительная бедность определяется путем сравнения с общепринятым, считающимся «нормальным» в данном обществе уровнем жизни.
   Средний уровень жизни в развитых странах Запада заведомо выше, чем в развивающихся странах. Поэтому то, что будет считаться бедностью в странах развитого Запада, для отсталых государств расценивается как роскошь. Так, например, в категорию относительно бедных на Западе попадаются и те люди, которые не испытывают затруднений с питанием, но не могут позволить себе удовлетворять потребности более высокого уровня (образование, культурный отдых и т.д.). Таким образом, критерии относительной бедности базируются на социальных признаках и сильно варьируются в разные эпохи и в разных странах.
   Указанные негативные социально-психологические явления приводят к возникновению социально напряженности и конфликтов, которые в свою очередь вызывает протестное поведение: акты неповиновения, анкетирование, проведение митингов и демонстраций.
   В качестве факторов возникновения социальной напряженности и конфликтов выступают:
   деформация политической системы (отсутствие должной конкуренции; выборности и т.д.);
   – деформация структуры экономики (сырьевая направленность и зависимость бюджета от цены на нефть и газ; малая доля промышленности в структуре экономики, что влияет на обеспеченность денежной массы и устойчивость развития; последнее обстоятельство Россию провести реиндустриализацию);
   – дисфункция властных структур (коррупция, «крышевание» и т.п.);
   – деформация стратификационной структуры общества (высокий разрыв между богатыми и бедными; маленький процент среднего класса; нарушение вертикальной мобильности, статусообразования).
   Л. Козер определяет конфликт как явление, отражающее устремление и чувства социальных групп в борьбе за объективные цели: власть, изменение статуса, перераспределение доходов, переоценку ценностей и т.п.
   Структуру конфликта составляют такие его характеристики, как:
   – стороны или участники конфликта: отдельные индивиды, социальные группы, государства, коалиции государств;
   – количество участников и масштаб распространения: глобальный, региональный, локальный, межличностный, внутриличностный;
   – предмет конфликта – то, из-за чего возник конфликт.
   Кроме того, при анализе конфликтов следует выделять:
   • сферы возникновения и проявления (политика, экономика, общество);
   • пространственно-временные характеристики (место и время возникновения конфликтов);
   • условия и повод возникновения столкновения;
   • частоту – количество столкновений участников конфликта за определенный отрезок времени: а) эпизодические; б) хронические; в) циклические конфликты;
   – продолжительность – количество времени от начала до разрешения конфликта (кратковременные и долговременные);
   – средства и действия, используемые участниками для достижения своих целей (шантаж, дезинформация, слухи и т.д.);
   – форму проявления, выражающуюся на вербальном и невербальном уровне, открыто и скрыто;
   – результат (исход) конфликта.
   Конфликты выполняют разнообразные функции, основными из которых являются разрушительная, созидательная и диагностическая.
   Конфликт как социально-психологическое явление представляет собой процесс, протекающий во времени. Динамика конфликта включает в себя следующие стадии:
   1) предконфликтная ситуация, характеризующаяся «натянутостью» отношений, подчеркнутой официальностью, расколом общности на группы и пр. Такую ситуацию называют потенциальным конфликтом или предконфликтной ситуацией. При осознании ее происходит переход к следующей стадии конфликта;
   2) конфликтное взаимодействие, которое может протекать следующим образом: 1 вариант – выход из конфликта; 2 вариант – заключение конфликта; 3 вариант – борьба до победного конца. Выделяют и другие варианты конфликтного взаимодействия, сотрудничества и привыкания;
   3) разрешение конфликта – обстановка после конфликта (с этой точки зрения конфликт бывает полностью, частично разрешенный и совсем не разрешенный).
   Одним из самых опасных социальных последствий конфликтов является их трансформация в массовые беспорядки (Африка, Франция и другие страны).
   В данном случае речь идет о различных видах толпы.
   Например, толпы французских иммигрантов участвовали в демонстрациях протеста и ночных поджогах после того, как погибли двое подростков из их числа.
   В развитии теории о психологической природе толпы внесли вклад как российские, так и западные ученые.
   Различают простую (окказиональную), экспрессивную, конвенциональную и действующую толпу. Естественно, что названные виды толпы во многом условны. Толпа – весьма динамичное социально-психологическое явление. Один вид толпы может переходить в другой, но тем не менее каждый из видов обладает качественными отличиями.
   Простая, или окказиональная толпа представляет собой скопление лиц, желающих получить информацию о событиях или явлениях, очевидцами которых они стали по случайному стечению обстоятельств. Обычно ее образуют лица, испытывающие потребности в острых ощущениях, впечатлениях (любящих, иначе говоря, поглазеть).
   Экспрессивная толпа – это группа людей, совместно выражающих чувства радости, горя, гнева и т.д. Так, поклонники рок-музыкантов, эстрадных звезд отличаются высокой экзальтированностью в поведении.
   Конвенциональная толпа образуется, например, во время спортивных состязаний, митингов, демонстраций и других случаях протестного поведения.
   Действующая толпа распадается на спасающуюся, стяжательную и так называемую агрессивную. Спасающая толпа – это толпа, находящаяся в состоянии паники (реакции массового страха при мнимой или реальной угрозе).
   В своем крайнем асоциальном проявлении действующая стяжательная толпа не что иное, как мародеры, которые обосновывались в прифронтовых полосах, в зоне военных действий, чернобыльской аварии.
   Действующая агрессивная толпа отличается высшей степенью эмоционального возбуждения и особо тяжким характером противоправного поведения. Наибольший вред наносит поведение действующей агрессивной толпы в тех случаях, когда оно приобретает характер массовых беспорядков (групповых или массовых эксцессов).
   Действующая агрессивная толпа – понятие собирательное. В одних случаях ее образуют группы, осуществляющие погромы, поджоги, убийства в результате проявления недовольства. Как правило, к таким группам относятся болельщики, члены враждующих группировок и прочие общности, осуществляющие массовые антиобщественные действия. В других – она возникает за счет участников социального протеста (национально-освободительных движений, несанкционированных митингов, демонстраций, антирасистских выступлений и революционных переворотов). (См. более подробно: А.Н. Сухов, С.А. ТрыкановаМиграция в Европе и ее последствия. М., 2011).
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →