Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Животное с самым большим мозгом по отношению к телу – муравей.

Еще   [X]

 0 

Адаптация мигрантов. Роль библиотеки. Методические рекомендации от специалистов-практиков (Кашкаров Андрей)

Миссия книги: обсуждение перспектив и актуальных проблем в условиях работы с трудовыми мигрантами-читателями в стенах библиотеки. Основной упор сделан не на вопросы: «почему так получилось?» и «кто виноват?», а на практические приемы и решения в области быстрой адаптации читателей-мигрантов, членов их семей (в т. ч. детей-инофонов) путем их приобщения к российской культуре посредством библиотек. С помощью данного пособия библиотечные специалисты более эффективно подготовятся к работе по удовлетворению запросов на книги, периодические СМИ и услуги читателей, испытывающих трудности в выражении своих предпочтений на русском языке.

Автор – инспектор Федеральной миграционной службы России, которому присущ своеобразный творческий пульс, дает практические рекомендации для решения задач формирования психологической культуры обслуживания читателей-мигрантов, организации информационной помощи им, и всесторонней подготовки библиотекарей для работы в новых условиях.

Подняты актуальные правовые вопросы психологической безопасности и даны рекомендации с учетом конкретных практических ситуаций.

Книга для сотрудников детских и взрослых библиотек.

Год издания: 2014

Цена: 119 руб.



С книгой «Адаптация мигрантов. Роль библиотеки. Методические рекомендации от специалистов-практиков» также читают:

Предпросмотр книги «Адаптация мигрантов. Роль библиотеки. Методические рекомендации от специалистов-практиков»

Адаптация мигрантов. Роль библиотеки. Методические рекомендации от специалистов-практиков

   Миссия книги: обсуждение перспектив и актуальных проблем в условиях работы с трудовыми мигрантами-читателями в стенах библиотеки. Основной упор сделан не на вопросы: «почему так получилось?» и «кто виноват?», а на практические приемы и решения в области быстрой адаптации читателей-мигрантов, членов их семей (в т. ч. детей-инофонов) путем их приобщения к российской культуре посредством библиотек. С помощью данного пособия библиотечные специалисты более эффективно подготовятся к работе по удовлетворению запросов на книги, периодические СМИ и услуги читателей, испытывающих трудности в выражении своих предпочтений на русском языке.
   Автор – инспектор Федеральной миграционной службы России, которому присущ своеобразный творческий пульс, дает практические рекомендации для решения задач формирования психологической культуры обслуживания читателей-мигрантов, организации информационной помощи им, и всесторонней подготовки библиотекарей для работы в новых условиях.
   Подняты актуальные правовые вопросы психологической безопасности и даны рекомендации с учетом конкретных практических ситуаций.
   Книга для сотрудников детских и взрослых библиотек.


Андрей Кашкаров Адаптация мигрантов. Роль библиотеки. Методические рекомендации от специалистов-практиков

Часть 1. От дверей библиотеки до выдачи книги

1.1. Кто такие мигранты. Трудовые и нетрудовые

   Ситуация за незаконными мигрантами (нелегалами) в Санкт-Петербурге год от года становится все напряженней. В этом смысле сбываются самые смелые (худшие) прогнозы, выданные специалистами по миграционному контролю и политиками еще в первые годы XXI века.
   Ограничение экспансии целой «армии» мигрантов на территорию Санкт-Петербурга определяется действующими федеральными законами (№ 109-ФЗ, № 114-ФЗ, № 115-ФЗ, 294-ФЗ – последний, в частности регулирует особенности работы мигрантов с юр. лицами и др.)
   Многим неравнодушным очевидно, что доступ к любой вакансии и большинство рабочих мест должны заполняться за счет внутренней миграции между регионами России; прежде всего граждане России должны иметь первоочередной доступ к вакансиям. Только те потенциальные рабочие места, которые невозможно заполнить россиянами, можно отдавать иностранным гражданам.
   Практика работы специалистов в районных управлениях ФМС такова, что в ходе проверок (в том числе инициируемых прокуратурой, поэтому предполагать недостаток внимания к проблеме со стороны правоохранителей, с учетом их сократившегося количества, нет оснований) выявляется поистине огромное число именно незаконных мигрантов.
   Это так называемые уклонисты (заезжает иностранный гражданин в Россию на срок до 90 суток, после которого – по нашим законом – обязан выехать обратно, но не выезжает), мигранты с поддельными разрешениями на работу (покупается за несколько тысяч рублей – как правило, недалеко от пунктов пропуска через государственную границу, и соответствует признакам преступления согласно ст. 327 УК), не оплаченными патентами на определенный вид деятельности (оплачивать патент нужно каждый месяц – это обязательство российскими законами возложено на самого мигранта), и другие нарушения административного кодекса по разным основаниям, описанным подробно в ст. 18 Кодекса об административных правонарушениях РФ (далее – КоаП).
   Основные сложности сегодня в том, что Россию наводнили мигранты невысокой квалификации, плохо понимающие русский язык, и не желающие его осваивать. Многолетняя практика, наработанная специалистами иммиграционного контроля в Санкт-Петербурге, показывает, что эти люди не ассимилируются, они живут своим укладом, традициями, сообществами, часто в условиях, нарушающих и заметно влияющих на комфортность проживания российских граждан в своих домах.
   При въезде в Российскую Федерацию, каждый иностранный гражданин обязан иметь при себе полис обязательного медицинского страхования (далее – ОМС); его – по закону – должна контролировать пограничная служба РФ на соответствующих пунктах пропуска через государственную границу РФ.
   Но как несколько лет назад, так и сегодня – по состоянию на май 2013 года – контроль часто формальный; полис ОМС не спрашивают при пересечении госграницы иностранным гражданином. Таким образом, на территорию России заезжают люди не вполне благонадежные (даже номинально) с медицинской точки зрения.
   Возвращаясь к вопросу медицинской безопасности, медицинский полис является обязательным для пересечения границы иностранцем (сегодня создалась непростая ситуация, когда через КПП на границе на территорию России въезжают иностранцы без полиса; пограничники его не спрашивают, а иностранцы не предъявляют). С одной стороны для правоохранительных органов и, в частности отделений иммиграционного контроля УФМС такая ситуация удобна: создает повод к административному задержанию иностранца, в процессе которого и последующей оперативной проверки выясняются и другие, более серьезные основания к мерам административного пресечения правонарушения и наказания. С другой стороны, число нелегальных мигрантов и лиц, прибывших на территорию России легально, но впоследствии нарушающих миграционное законодательство в регионе столь велико, что только мне (в соответствии с КоАП) приходится в день писать по три десятка (и более протоколов и постановлений об административных правонарушениях). Помножьте это количество на людей в отделе, на количество отделов (районов), на количество дней в году… Цифра будет внушительная…
   Считаю целесообразным специальные меры: содействовать или инициировать перед соответствующим ведомством ФСБ России обязательную проверку на въездных КПП (пунктов пропуска) наличия у иностранного гражданина полиса обязательного медицинского страхования (который по закону он должен оформить до въезда на территорию России за свой счет). Эта мера, кроме вышесказанного, убережет проживающих в России (в том числе и других иностранных граждан) от эпидемий и неблагоприятной обстановки в части здоровья.
   Есть объективные сложности и с привлечением к ответственности нерадивых работодателей, которые – по действующему законодательству – обязаны озаботиться оформлением разрешений на работу иностранного гражданина, и следить за сроком его действия, а также иными соответствующими условиями и требованиями, в т. ч. в части условий на рабочем месте мигранта.
   Самый распространенный тип ухода от ответственности сегодня (ответственность – штрафы для юридических лиц – несколько сотен тысяч рублей) – наем персонала через посредника или подставное лицо, что в реалии последующего общения с задержанным по приведенным выше основаниям мигрантом, требующим себе переводчика по любому поводу, является для сотрудников ФМС практически не решаемой задачей (в штатном расписании переводчиков нет, на их привлечение со стороны не предусмотрены статьи оплаты за данную услугу).
   В то время как иностранному гражданину дано право на общение на родном языке. И это право защищено; в том числе Конституцией РФ.
   Мои сограждане на местах не всегда знают реальное состояние дел в службе, призванной контролировать частную миграцию со стороны иностранных государств. И от сего не знания рождаются самые невероятные «байки» и домыслы – в части того, почему как несколько лет назад, так и сейчас нельзя навести, наконец, «порядок» в этой архиважной для безопасности (в том числе культурной) такой великой страны (и ее граждан) как Россия.
   Что же, с одной стороны, оснований для беспокойства предостаточно. С другой стороны, от незнания реального состояния дел в вопросах компетенции Федеральной миграционной службы (далее – ФМС) возникают даже предположения о неком государственном заговоре против собственного народа. Спешу по-своему развеять эти сомнения. На мой взгляд, заговора никакого нет – как в рассматриваемой теме, так и вообще в проблемных вопросах культуры и искусства на современном этапе времени в отдельно взятой стране – России.
   Приведу одну из подходящих в данном контексте цитат.
   «Когда ты молод и смотришь телевизор, то думаешь, что телекомпании сговорились, и хотят сделать людей тупыми. Но потом ты взрослеешь, и приходит понимание: люди сами этого хотят. И это гораздо более пугающая мысль. Заговор – это не страшно. Ты можешь пристрелить ублюдков, начать революцию! Но нет никакого заговора. Телекомпании просто удовлетворяют спрос. К сожалению, это правда.» Стив Джобс.
   Оставив в стороне рассуждения о толерантности и отдельных элементах речи такого высказывания (я привел его не ради их), задумаемся и о том, что может быть, Джобс прав?
   По крайней мере, такое объяснение реалий, кроме всего прочего, тоже может быть справедливо.
   Примерно тоже «творится» и в ФМС сегодня. Одним словом, емко – организационное недомыслие. Ситуация на практике напоминает «бутылочное горло». Приведу конкретный пример. Путем регулярных проверок и выявлений незаконных мигрантов (этим занимаются пограничники, полиция, сотрудники ФМС и некоторые другие службы) в наш районный отдел доставляется до 50 человек ежедневно. Почему они доставляются к нам? Потому, что именно ФМС может проводить административные проверки, дознание и выносить в ряде случаев постановления в отношении граждан иных государств при условии исследованного и доказанного нарушения миграционного законодательства РФ – с их стороны. Это именно задачи ФМС; не полиции. Полиция может задержать мигранта и, проведя первичные административные действия, доставляет к нам… Так и получается эта весьма существенная цифра за день. Но кто с ними занимается дальше? Районный отдел иммиграционного контроля в составе… 5-ти человек – с 9 до 18 часов ежедневно.
   На оформление, сбор доказательств, их фиксацию, взятие объяснения, подготовку постановления об административном наказании (штрафе, или если нарушил 2 и более раз в год административный кодекс РФ – запрет на взъезд в РФ) для одного мигранта уходит более получаса – с учетом и того, что каждый второй «включает дурачка» и требует переводчика.
   А в реалии еще интереснее. Когда кто-то из нас болен, находится в служебной командировке или в отпуске, а также потому, что кроме «оформления», сбора и исследования доказательств, протоколирования нарушения и подготовки постановления на штраф (наиболее типичная процедура на сегодняшний день) доставленных мигрантов надо вести «дела» по уже наказанным гражданам иностранных государств, контролировать оплату штрафов-квитанций, работать с нарушителями миграционного законодательства РФ – юридическими лицами, которые, к слову, имея большое подспорье в помощниках-юристах, всячески стремятся уйти от ответственности при малейшем нашем «промахе» в части доказательной базы. Поэтому в реалии с доставленными пятью десятками (ежедневно) работают 1–2 инспектора в формате одного кабинета, буквально «толкаясь локтями» и деля время за персональным компьютером. Такова ситуация в четырнадцатом году XXI века в отдельно взятом Отделе УФМС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.
   И тогда, когда я слышу подобные версии, гипотезы и иногда голословные утверждения в том, что у нас «заговор», мне хочется дать людям объективную информацию. Заговора нет.
   Но есть огромный поток нарушителей миграционного законодательства, с которым справляется профессиональный коллектив офицеров из… 5 человек. И когда я слышу «прожекты» о том, что надо создать народные дружины, привлечь к контролю казаков, и прочее, прочее, прочее, тут же представляю себе это уже созданное чьим-то недомыслием «бутылочное горло». Можно «ловить» мигрантов-нарушителей «пачками», но в самом слабом месте, функции которого никому не могут быть делегированы, неминуемо произойдет сбой. Что уже и имеется де факто на сегодняшний день в мегаполисах.
   Таким образом, увеличение количества обоснованно задержанных не приведет к качественному улучшению ситуации, если не будут приняты и другие меры-оргвыводы.
   Но руководство ФМС в Москве (да и в регионах) никогда не признается в этом потому, что существует несколько сдерживающих факторов. Это, прежде всего, субординация (нельзя критиковать руководство, а руководство ФМС подчиняется руководству страны), развитый и перешедший с десятилетиями в традицию шаблон «не выносить сор из избы», слабые мотивационные инструменты для сотрудников младшего и среднего звена государственной гражданской службы (заработная плата референта государственной гражданской службы – специалиста-эксперта отдела ФМС с присвоенным классным чином составляет 15000 рублей), катастрофическая ротация кадров и, как следствие – хронический, на протяжении нескольких лет, кадровый голод.
   «Та демократия, которая у нас сегодня, на мой взгляд, лучше, чем та, что была пять лет назад», сказал в одном интервью Д. А. Медведев. Однако, не критикуя руководство, все же хотел бы заметить, что мера – суть всех вещей.
   В связи с вышеизложенным полагал бы выйти с предложением об обеспечении подразделений УФМС, действующих в районах, ресурсами, достаточными для найма необходимых специалистов – переводчиков (хотя бы из числа студентов востоковедов соответствующих направлений). Или предусмотреть статью в бюджете региона, по которой труд этих переводчиков (подчас необходима занятость на целый день) гарантировано будет оплачен. Если срочно не обеспечить переводчиками отделы УФМС, уже в краткосрочной перспективе возможен коллапс в работе.
   Без этой меры сотрудники иммиграционного контроля УФМС, действующие на территории районов города, вынуждены «изобретать» разные способы, чтобы заставить нарушителя-мигранта написать нужное для административного дела объяснение (которое без труда он имеет возможность оспорить впоследствии в суде, апеллируя к тому, что «не ведал, что подписывал», и вся работа ФМС остается неэффективной, а нарушитель-мигрант получает подтверждение русской поговорке «безнаказанность порождает наглость»). «Изобретательство» в данном вопросе сотрудников УФМС это вынужденная мера, опасная с точки зрения ответственности, некорректная и некачественная работа, которую может и, на мой взгляд, должны улучшить (обеспечить) те, от кого прямо зависят организационные вопросы службы.
   В Санкт-Петербурге действует «новая» программа «Миграция», направленная на решение проблем с нелегальными мигрантами, утвержденная губернатором Г. Полтавченко.
   Уже существуют бесплатные курсы для мигрантов, на которых почти любого желающего гастарбайтера обучат основам русского языка, и обновят понятия о русской культуре.
   Однако, среди самих мигрантов, подавляющее большинство из которой наши гости из Средней Азии, почти нет желающих их посещать, нет и мотивации к подобным знаниям (причины – читайте выше).
   Работа с детьми мигрантов в многонациональных классах ведется таким образом, что после школы, на классных часах и факультативно дети-инофоны занимаются русским языком и литературой. По статистики прошлого учебного года такую программу в нашем городе прошли за 3 месяца 680 детей.
   В СМИ широко обсуждается и программа «Толерантность», но обсуждается скорее с отрицательной подоплекой.
   Одним из решений сложившейся непростой ситуацией с миграцией в Санкт-Петербурге могло бы стать повышение доли квалифицированных рабочих и ИТР в общей доле трудовых мигрантов. Но как это сделать в реалии, учитывая то, что российский работодатель, прежде всего, заполняет вакансии невостребованных специальностей – уборщиков, строителей, транспортировщиков (и др.)?
   Практика нескольких последних лет в России показала, что имеющимися административными инструментами (в соответствии с действующими законодательными актами РФ) возможно пользоваться более успешно (усиление ответственности по линии ГИБДД, ССПИ, относительно недавняя по времени ситуация с ужесточением мер относительно мигрантов-таджиков во время конфликта с задержанием российских пилотов в Республике Таджикистан показала, что мигрантов-нарушителей мы в силах – в соответствии с законами – привлекать к серьезной ответственности вплоть до депортации и ограничения (действует после 2-х административных правонарушений) последующего въезда в Россию). Но почему-то эти меры срабатывают только тогда, когда у власти имеется на то политическая или иная воля.
   Полагал бы также обратить внимание и на то, что важно не столько наказание нарушителей (хотя сотрудники УФМС активно способствуют реальному поступлению денег в бюджет), сколько «здоровый» пример, и превентивные меры предупреждения нарушений.
   Сегодня иностранцы, желающие получить разрешение на работу (или продлить срок действия разрешения), должны документально доказывать знание русского языка.
   По состоянию на май 2013 года при российских вузах и зарубежных образовательных учреждениях уже действуют 160 центров, получивших право проводить государственное тестирование по русскому языку как иностранному.
   Документом, подтверждающим, что приезжий в достаточной мере владеет языком, служит сертификат установленного образца о прохождении государственного тестирования по русскому языку, или документ об образовании в объеме не ниже основного уровня общего образования (формат средней школы). Такой сертификат, впрочем, может выдаваться и на территории иностранного (относительно Российской Федерации) государства, при условии, что данный документ и образовательное учреждение, выдавшее его, признается в России.
   К примеру, таким документом вполне может являться диплом (документ) государственного образца, выданный и до 1 сентября 1991 года образовательным учреждением (далее – ОУ), ведшим свою лицензированную деятельность на территории одного из государств, входивших в состав СССР. Причем для граждан стран, где русский язык является государственным, подтверждений не требуется.
   К слову, нормативы, обязывающие мигрантов знать язык страны, где они работают, уже давно действуют во многих государствах, и нет никаких оснований полагать, что экзамен станет дискриминационной нормой.
   Экзамен по русскому языку необходим особенно тем иностранцам, которые работают в постоянном контакте с населением. Это торгово-социальная сфера, жилищно-коммунальное хозяйство. Язык нужен и всем приезжим для комфортного пребывания в стране, для возможности защиты своих прав и полноценной социальной адаптации в принявшем их обществе. Закон после подписания его президентом вступил в силу 1 декабря 2012 года.
   Встает и еще один важнейший вопрос, который будет практически исследован в данной книге.
   Да, число нелегальных мигрантов возрастает. Что можем противопоставить этой экспансии мы, и можем ли что-то изменить уже сегодня?
   Исправлять критическую (без преувеличения) ситуацию нужно обдуманно: лечить не последствия, а предпосылки, обратив внимание на симптомы проблемы. А симптомы как говорится – на лицо: отсутствие мотивации и обязательств знания языка и наших культурных традиций. И в этом ключе уместно говорить о том, что может сделать библиотека как институт культуры в нашем многонациональном обществе. Задачи библиотеки на данном этапе видятся в соответствии с изречением Фомы Аквинского: «знание столь драгоценная вещь, что его не зазорно добывать из любого источника». А источники эти в распоряжении библиотечного сообщества имеются, равно как и успешно реализуемые проекты, о которых далее мы будем говорить предметно.
   Наша ситуация сегодня похожа на описанную на одной из глиняных табличек в Древнем Шумере: «Торгующих стало больше, чем работающих, и государство пало». С той лишь разницей, что долго не ограничиваемый поток мигрантов сделал культурную ситуацию в России критической. Скоро уже можно будет говорить о некоей «точке невозврата». И как часто бывало в русской истории, мы начинаем «креститься» только после того, как грянет гром.
   А чтобы не стало так, библиотечному сообществу, к которому и я себя отношу, стоит приложить определенные усилия. Как это сделать с помощью «библиотечных инструментов» я расскажу в книге, которая перед вами.
   Решение важнейшей задачи немыслимо без некоторых проблемных вопросов, возникающих между библиотекарем и читателем-мигрантом, практика преодоления которых в Петербурге в ряде библиотек успешно решена. Так формы включенности трудовых мигрантов в активное взаимодействие с библиотеками разного уровня знакомы большинству работников библиотек, особенно тем, кто регулярно повышает свой профессиональный уровень на семинарах и курсах. Что характеризует эти формы?
   Оппозиция «библиотекарь – читатель мигрант», наличие того, кто якобы учит (потому что знает все) и тех, кто учится (потому что знают пока немного).
   Локализация и ограниченность по времени и месту обучения.
   Заданное внешнее содержание: тематика изначально создается библиотекарем, но нет уверенности в практичности и личной полезности для мигранта нового материала.
   При контроле за обучением мигрантов предполагается выполнение некоторых аттестационных процедур (в формате зачета), на основании которых делается вывод о том, что адаптационный курс «пройден».
   Каждый мигрант, пришедший в библиотеку, по сути, работает в одиночку, в этом ключе важно понимать, что групповое взаимодействие – факультативный, а не системообразующий элемент.
   Целью такого обучения во многих случаях становится некая исчисляемая сумма знаний и умений обучаемого инофона («раньше не знал– теперь знаю и умею»). Такая модель для библиотекаря-наставника привычна, а сам подход успешен в ситуации, когда результаты обучения конкретны и формализованы. Об этом мы поговорим подробно далее – в соответствующем разделе.
   Но, впрочем, в контексте книги разведены понятия улучшения существующих или формируемых профессиональных навыков библиотекаря – по сути – повышения его квалификации в работе с читателями-мигрантами разного уровня готовности к обучению и чтению книг на русском языке, и «профессиональное развитие» (формирование новых смыслов профессии). В условиях обучения мигранта в стенах библиотеки, имеющего целью вывести и библиотекаря в новое профессиональное пространство, помочь ему усвоить и освоить новый опыт, отрефлексировать деятельность и обрести новые смыслы, можно вести речь о других методологических основаниях взаимодействия мигрант-библиотекарь. При таком подходе в книге вы найдете практические ответы на ряд вопросов.
   Основная мысль, которая проходит рефреном, такова: мигрант, как носитель определенной культуры и традиций своего народа – при правильной организации его адаптации, может жить, взаимодействовать и работать в радость, обогащая культуру наших сограждан, а его дети – инофоны – безусловно принимая российские культурные традиции, помогать развивать и совершенствовать федеративное многонациональное государство. Так уже было в СССР. Значит, часть из позабытого опыта не грех и вспомнить, пересмотреть, адаптировать под современные условия.
   И библиотека, и ее сотрудники составляют сегодня тот институт, который может успешно способствовать этому. Для чего и нужно обладать определенной подготовкой к работе с мигрантами в стенах библиотеки.
   Претензии граждан России в части неэффективности управления и регулирования государственными институтами миграционной политики очевидно справедливы. Однако, должен заметить, как специалист-эксперт УФМС, что мигрантов уместно разделять на тех, кто приехал в РФ с соблюдением необходимых регламентов, норм и правил нашего государства и так называемых «незаконных мигрантов», которые так или иначе нарушили какие-либо нормы, регламенты и правила, установленные российскими законодателями, выявленные исполнительной властью. Незаконные мигранты используют любое отверстие в наших законах (прошу прощение за тавтологию). А наши законы, как это нередко случалось в истории России, приняты, но механизм их действует не вполне. Не отлажен. К сожалению, для России сие давно стало нормой.
   К примеру, полис медицинского страхования является обязательным условием при пересечении границы РФ, и сие прописано в Законе РФ, однако практика такова, что пограничники его не проверяют. Вот где пригодилось бы усиление ответственности.
   Минтруд РФ официально обязал иностранных работников получать медицинский полис. Так, директор департамента занятости населения Минтруда РФ Светлана Нечаева заявила на заседании «круглого стола» в Госдуме РФ, что министерство подготовило поправки в действующее законодательство, в соответствии с которыми наличие договора добровольного медицинского страхования станет обязательным условием при заключении трудового договора с мигрантом. И пояснила, что иностранный работник может самостоятельно приобрести медицинский полис, или же работодатель может заключить договор с медицинской организацией на оказание мигранту первичной медико-санитарной помощи и специализированной медицинской помощи. Кроме того, подготовлен законопроект, согласно которому медицинский полис будет обязательным документом для продления разрешения на работу и патента.

Вниманию руководителей библиотек – работодателей

   Патент – это одно из условий легальной работы в соответствии с действующим законодательством. С частным лицом иностранному гражданину нужен договор. Пример: если иностранный работник «по соглашению с вами» как с физическим лицом красит в квартире стену или перевозит купленные доски на вашей автомашине (за рулем) – он вполне осуществляет трудовую деятельность и ему нужен патент на работу. Если не имеет – нарушает. Чтобы зафиксировать факт нарушения – его надо поймать за этой работой с поличным. Иностранец обязан до окончания текущего календарного года успеть заплатить за патент будущего года (продление обязательно).
   Если иностранец работает с юридическим лицом (ООО, ИП, равно как и бывшее ПБОЮЛ) – ему нужно в обязательном порядке разрешение на работу (лицензия).
   В случае нарушения частный предприниматель привлекается нами для ответственности как юридическое лицо. Действенный «рычаг» в данной части – приостановка деятельности юр. лица.

1.1.1. Что представляют собой мигранты сегодня

   В привычном дауншифтинге отъезжающие берут с собой удаленную работу, или хотя бы обеспечивают себя рентой от сданной в долгосрочную аренду недвижимости (движимости и других объектов собственности) или делают накопления. Если рассматривать гастарбайтеров в должностях на рабочей сетке, эти мигранты едут без всего этого в надежде на трудный хлеб и жизнь в скитаниях, в основном это люди малоквалифицированные. Это новый вид рискующих путешественников натурально жжет все мосты как спереди, так и сзади. Мне кажется, дело тут в следующем.
   Все эти люди дожили до какого-то времени и поняли, что: мир, в общем-то, их понемногу обманывает. Они не стали телезвездами. Не пробились в топ-менеджеры, в ведущие актеры, в управляющие корпораций. Сказка, так лелеемая с детства, не наступила. Вместо сказки мир предложил им обычную работу и вполне обыденную жизнь. И вот тогда совершенно определенный тип людей от безысходности ли, либо обладая задатками авантюризма, решает самостоятельно вырвать у мира сказку – безрассудно и самонадеянно, как полают многие.
   Но куда ж без безрассудства?
   В книге шведского историка Андерса Стриннгольма считалось нормальным отправляться «ни с чем» в чужие края. Скандинавы полагали, что храбрые и инициативные везде найдут себе пропитание и кров. С тех пор, как оказалось, в мире мало что поменялось.
   Официальной строкой. Прокуратура Московского района провела 46 проверок мест массовой работы и проживания иностранных граждан. В итоге за пределы России выдворен 131 иностранный гражданин (только за март 2014 года).

1.1.2. Корни проблемы с точки зрения научного подхода

   В литературе описаны как самостоятельные и не связанные между собой феномены, такие, как:
   • способы самоорганизации и адаптации мигрантов в принимающей среде;
   • личные мотивы и социальные факторы, обусловливающие включение людей в миграционные потоки;
   • правовые, социокультурные и информационные параметры принимающих обществ, влияющие на динамику социальной карьеры и адаптации мигрантов.
   Адекватное понимание путей и способов адаптации мигрантов к принимающей среде возможно в рамках концепции, учитывающей качественную специфику этого феномена. С одной стороны, это учет ориентации части мигрантов на признание приоритетности социальных и культурных ценностей принимающей среды по сравнению со средой исхода и, таким образом, стремление к интеграции (аккультурации) с принимающей средой. С другой стороны, учет диспозиции части мигрантов видеть принимающую среду как преимущественно экономический и технологический ресурс, подлежащий освоению, при признании приоритетности собственных (исходных) социально-культурных стандартов.
   Альтернативы адаптации мигрантов состоят в стремлении либо переменить «исходные» социально-культурные стандарты жизни, либо расширить ресурсную базу реализации и воспроизводства собственных, «исходных», традиционных социально-культурных стандартов за счет использования экономического и технологического потенциала, накопленного в социально-культурной среде принимающей стороны.
   Особенность интеграционного сценария адаптации состоит в том, что мигранты, ориентированные на опережающую модернизацию осознанно выбирают в качестве предпочтительных ценности и стандарты жизни мегаполиса и готовы соответствующим образом, менять свои традиционные житейские навыки.
   Особенность анклавного сценария адаптации состоит в том, что мигранты, ориентированные на технологическую модернизацию традиции рассматривают принимающую среду преимущественно как социально-экономический ресурс более комфортного существования в рамках своей культурной традиции.
   В мегаполисе высокий интеграционный потенциал, имеющийся у мигрантов, ориентированных на постоянное жительство, начинает активно реализовываться в том случае, если они воспринимают принимающую среду как отчетливую, вполне определенную социально-культурную целостность, исторически сложившуюся на базе русской культуры. И наоборот, видение ее как размытого в социальном и культурном отношении мегаполиса, как неопределенной этнокультурной мозаики, как сугубо гражданского объединения автономных индивидов – запускает процесс анклавизации, то есть процесс воспроизводства своей традиционной (зачастую сельской) жизненной среды внутри мегаполиса. В этом смысле, можно говорить о внешнем давлении среды (выражающемся в ее определенности, в том числе этнической, и целостности) как о позитивном факторе формирования гражданской идентичности у всех этнических групп москвичей, включая русских.
   Имеющийся у временных трудовых мигрантов потенциал анклавизации провоцирует создание «буферной среды», воспроизводящей социальные системы самоорганизации традиционной для них культурной среды. Это наиболее характерно для тех этнических мигрантов, традиции, культура, сложившиеся нормы поведения, которых существенно отличаются от норм, бытующих у местного населения.
   Проблематичность появления таких «буферных» сред в том, что они имеет тенденцию превратиться в устойчивую, преемственную и саморазвивающуюся, теневую, достаточно сильно коррумпированную социальную систему с соответствующей обслуживающей инфраструктурой, включающей, помимо мигрантов и местных жителей, и официальных лиц разного уровня (независимо от этнической принадлежности), с вероятной последующей привязкой расселения мигрантов к определенным территориям принимающего сообщества, т. е. в некоторый конфликтогенный многонациональный, но традиционалистский по своей ценностной семантике анклав модернизированной (или модернизирующейся) городской среды. Со всеми этими реальными фактора придется соотноситься в современной библиотеке, ожидая интерес к ней мигрантов и их групп. То есть заранее подготовиться.

«Административные» причины проблемы

   У нас дураков все меньше, и адвокатура работает за хорошие деньги весьма эффективно. Поэтому есть целый ряд «лазеек», через которые «особо хитрые» (хитрость – не порок) работодатели остаются «при своих», а «нелегальные» мигранты продолжают работать. Коррупцию тоже не отменили. Поэтому я рад, что инициативы ужесточения миграционной политики есть. Они запоздали лет на 20… Но «лучше поздно, чем никогда». Другое дело, что отсутствуют познания в том, что реально уже есть и что так или иначе работает. На сегодняшний день такая мера как выдворение с территории РФ и запрет въезда на территорию РФ на 3 года уже давно реализуется сотрудниками ФМС. По закону меру можно применять после 2-х нарушений иностранным гражданином миграционного законодательства, и она активно применяется.
   Может быть в общей массе (миллионы мигрантов) она не сильно заметна российским гражданам, но уверяю, над этим реально работают целые коллективы в ФМС и нелегалов-нарушителей выдворяют, въезд закрывают. Просто их… очень много. А штат отделения иммиграционного контроля районного отдела ФМС в Петербурге 5–8 человек.
   Еще одна проблема – «бутылочное горло»; она связана с предыдущей строкой. Когда «дается отмашка сверху», как, к примеру, во время осложнений с летчиками в Таджикистане – 2012 – (иначе в России давно не практикуют) все от полиции до сопутствующих служб Управления ФМС заняты тем, что ловят мигрантов. Далее наловили, проверили, опросили, составили протоколы (200–300 за день по Санкт-Петербургу), везут в районные отделения ФМС, ибо именно мы проводим дальнейшие административные действия. А у нас 5 человек и есть еще другие задачи.
   Ладно. Сделали свое дело, вынесли постановления, оштрафовали, кому-то сразу – набор бумаг пухлая папка – закрыли въезд в России, кого-то на принудительное выдворение. Далее интереснее.
   Рядом с Санкт-Петербургом работает только один накопитель (перед отправкой на родину) для таких граждан – в Красном селе. И он вечно (!) переполнен. Только сейчас, в апреле 2014 года вводится его «вторая очередь» там же.
   Нелегалов тысячи и миллионы. Вот это у нас называется «бутылочным горлом». Наловим, а выдворить не можем. Если отпустить, то они тут же (в подавляющем большинстве случаев) теряются, поэтому обязательно необходимо сопровождение. Вот такая реальная ситуация в Петербурге, да и по всей стране – с вариациями – похожа.
   Инициативы-то есть. Теперь только дурак – без инициативы. Тем более – депутат. А механизм для реальных действий предусмотреть – это нам не надо, некогда, незачем. Вот это я называю популизмом, вот именно это я называю профанацией. Возбудить общественное мнение, но ни черта не сделать по уму.
   Что надо поправить? Увеличить штат инспекторов (без этого никак), на одного мигранта, с учетом того, что ему надо «откатать пальцы» и завести административное дело на 10–12 листов, отпечатать протоколы и постановления о наложении штрафа (при выдворении или закрытии последующего въезда – еще пачка бумаг), с учетом их обученности «включать дуру» о том, что не понимает рус. языка, и прочих немаловажных в деле факторов, на одного такого мигранта уходит до 40 минут времени. А их… тысячи.
   Улучшить условия работы (5 человек работают спина к спине – как грузчики – в кабинете 9-10 кв. м). И поднять зарплату. Банально, но это так. 12–18 т.р. аттестованному инспектору или государственному служащему может быть вполне хватает в провинции, но не в Москве или Санкт-Петербурге, где жизнь сама по себе дорога.
   Отсюда постоянный кадровый голод, и ротация кадров. Возможно – как мера – еще больше увеличить штрафы для мигрантов и работодателей, но это уже второстепенно. Сегодня актуальнейшая задача – убрать эффект «бутылочного горла», в котором все хорошее стопорится. Вот где в первую очередь нужны инициативы.
   Создается впечатление, что народ в России постоянно готовят к каким-то катаклизмам, а затем их стараются с переменным успехом разрешить. Этим сарказмом пронизана вся история российского государства. К примеру, Петр I относился к искусству рационалистически: по мнению «шкипера» на троне искусство должно или украшать жизнь, или учить этой самой жизни. Особенно отличал русский император искусство огненных потех. При Петре жители новой столицы – Санкт-Петербурга – были свидетелями поражающих воображение фейерверков. Казалось бы, все ясно: разлетающиеся в небе огненные цветы – это красота в чистом виде. Но нет, на одной из ассамблей царь признался прусскому посланнику: «Я опытом определил, что народ, привыкший к потешным огням, не боится огня в сражениях настоящих».

Результаты опросов

   В 2013 году в Нижегородском государственном архитектурно-строительном университете был проведен опрос, показывающий состояния нашего общества, на основании которого собраны интересные результаты. Полный текст представлен на сайте http://www.bibl.nngasu.ru/periodicals, в книге я помещу некоторые небезынтересные данные из этого опроса. Цифра показывает количество утвердительных ответов, в скобках процентное отношение от общего числа интервьюируемых.
   В вашем понимании, толерантность – это…
   Терпимость к проявлениям различной этнической, религиозной и культурной принадлежности – 111 (67 %)
   Культура – 20 (12 %)
   Воспитанность – 18 (11 %)
   Слабость – 10 (6 %)
   По Вашему мнению, экстремизм – это…
   Открытая неприязнь, конфликт с другими нациями, религиями и т. п. – 75 (45 %)
   Приверженность к крайним взглядам и мерам – 49 (30 %)
   Недостаток воспитания и образования – 13 (8 %)
   Расхождение с общепринятыми нормами – 9 (5 %)
   Пренебрежение к интересам других людей – 8 (5 %)
   Кто заслуживает у вас большего уважения?
   Добрый, отзывчивый человек – 79 (48 %)
   Воспитанный человек – 27 (16 %)
   Профессионально успешный человек – 26 (16 %)
   Образованный человек – 18 (11 %)
   Обеспеченный человек – 4 (2 %)
   Человек одной с Вами национальности – 3 (2 %)
   Сильный, агрессивно настроенный человек – 1 (1 %)
   Представители скольких национальностей проживают на территории Российской Федерации?
   Более 200 – 67 (40 %)
   Не знаю – 42 (25 %)
   Более тысячи – 28 (17 %)
   100 – 21 (13 %)
   В чем, на ваш взгляд, основная причина конфликтов между представителями разных народов и религий?
   Незнание культуры других народов – 43 (26 %)
   Религиозные предрассудки – 32 (19 %)
   Природная агрессивность – 27 (16 %)
   Политические разногласия – 25 (15 %)
   Национальные интересы – 23 (14 %)
   Территориальные разногласия – 9 (5 %)
   Есть ли у вас друзья-иностранцы?
   Да – 99 (60 %)
   Нет – 58 (35 %)
   Как вы относитесь к браку между представителями разных национальностей?
   Нейтрально – 100 (60 %)
   Положительно – 40 (24 %)
   Отрицательно – 19 (11 %)
   Могли бы вы в чем-либо безвозмездно помочь чужому нуждающемуся человеку?
   Да – 145 (87 %)
   Нет – 13 (8 %)
   Хотели бы вы больше знать о культуре, традициях народов разных стран?
   Да – 137 (83 %)
   Нет – 17 (10 %)
   Хотели бы вы жить в стране, где нет опасности терроризма и экстремизма?
   Да – 147 (89 %)
   Нет – 7 (4 %)
   Из общего числа интервьюируемых – женщин – 102 (61 %), мужчин – 59 (36 %).
   Казалось бы, этот опрос не имеет прямого отношения к теме книги. Но это не так. Результаты опроса наглядно показывают, что большинство граждан в России вполне толерантны, против насилия и готовы помогать. Но он показывает и то, что от приезжих – в понимании наших российских граждан – неизменно требуется уважением и знание культуры принимающей стороны.
   То есть подтверждают значимость темы, и положительные перспективы работы с трудовыми мигрантами – гражданами иностранных государств в формате общедоступных библиотек в России. Какую же помощь может ожидать от принимающей стороны трудовой мигрант – об этом поговорим далее.

Какую помощь ожидает читатель-мигрант

   По долгу службы я разговаривал со многими мигрантом, и вынес суждение, что в сущности они вовсе не плохие люди; впрочем, безотносительно национальности – просто люди, со своими запросами, ожиданиями, иногда завышенными, достоинствами и недостатками.
   Прежде всего, от нас ожидают хорошее отношение. Большинство мигрантов сегодня – с территории Средней Азии, у них священно понятие о гостеприимстве. Они ожидают того же, что знают сами. И когда сталкиваются с грубостью принимающей стороны, озлобляются и обижаются. Кстати, нам не стоит забывать, что у каждого народа есть свои предпочтения и особенности. К примеру, самое грубое, почти ругательное слово у эскимосов – «белый».
   От нас ожидают помощи в адаптации, и в этом смысле библиотека, как институт кульутры способна реально помочь.
   Как именно – поговорим далее.

1.2. Создание гармоничной обстановки на абонементе

   В процессе переезда и адаптации мигранты сталкиваются с комплексом нерешенных проблем, имеющих свои корни разной сложности. Но самая главная проблема, которую, впрочем, в стенах библиотеки удается решить, это трудности в знании и освоении русского языка, на котором разговаривают в библиотеках на территории Российскиой Федерации и в ряде зарубежных библиотек.
   Вторая по сложности проблема (впрочем, вполне вытекающая из первой) в том, что большинство из прибывших на нашу территорию иностранных граждан не знакомы с правами и обязанностями человека в статусе мигранта, не умеет заполнять необходимую документацию, а также не владеет знаниями и информацией о традициях и обычаях страны, в которой собирается жить и работать. Эта проблема опасна тем, что такое положение нередко влечет за собой возникновение неприятных ситуаций, которых, при ответственном и спланированном подходе удалось бы избежать. Зная такое положение дел, библиотекари в разных регионах России уделяют большое внимание этим проблемам, ставшим вполне общероссийскими. К примеру, в Республике Карелия (г. Петразаводск) в Центральной городской библиотеке им. Д. Я. Гусарова работает Отдел информационного обслуживания мигрантов.
   Основной задачей является предоставление свободного доступа к нормативно – правовым информационным ресурсам федерального, республиканского и местного значения.
   Здесь можно получить информацию по вопросам миграционного права Российского законодательства, воспользоваться нормативными документами Справочно-правовой системы «Консультант-Плюс», предоставляются бесплатные консультации по освоению компьютерной грамотности и поиску необходимой информации в открытом доступе (Интернет).
   Презентации книг, периодических СМИ, массовые мероприятия в различных творческих мастерских, встречах с литераторами, музыкантами, работниками искусства и культуры проходят постоянно. Но этим сегодня удивить трудно, почти все библиотеки в разных регионах усилили свою деятельность на пользу гражданам, теперь же несомненную пользу в стенах общедоступных библиотек может получить и иностранных гражданин.
   В массовых мероприятиях библиотек мигранты лучше узнают местную культуру и традиции, имеют возможность быстрее адаптироваться к новым условиям проживания, преодолеть языковой барьер.
   При информационной поддержке Федеральной миграционной службы издается массовый журнал «Земляки», имеются и другие полезные по теме пособия, книги, журналы, ориентированные для мигрантов. К примеру, газета «Ваше право. Миграция» оперативно рассказывает о реализации миграционной политики в России. Новые нормативные акты и комментарии к ним регулярно публикуются в этой газете, а также в Справочнике «Библиотека и закон» издательства БИЦ «Либерея-Бибинформ». К слову, выпущенный в свет относительно недавно (номер 2 за 2013 год) такого справочника посвящен миграционному законодательству Российской Федерации, отражает многочисленные полезные сведения, рекомендации и комментарии в ответ на актуальные вызовы времени, составлен признанными специалистами и экспертами в своей области.
   Все СМИ для мигрантов среди других задач имеют и общественное обсуждение законопроектов по миграции, миграционной ситуации в регионах. И это только один пример по Карелии. Повторюсь, что внимание к мигрантам так или иначе уже реально обратили в библиотеках всех регионов России.
   Однако, проекты-проектами, но чтобы они успешно развивались, приводили к эффективным результатам, приносили реальную, а не номинальную пользу людям, необходимы столь же реалистичные условия для их реализации.

1.2.1. Гостеприимность – ваш козырь

   Одно из таких условий – создание гармоничного климата в библиотеке. И особенно на абонементе, в том месте, куда непосредственно приходит иностранный гражданин с тем, чтобы получить услуги – записаться в библиотеку и получить консультационную помощь или доступ к разным видам информации. Как говорится – хочешь, чтобы мигранты вели себя как люди – для начала сам научись видеть в них людей. Это правило, впрочем, хорошо работает во всех сферах взаимоотношения людей безотносительно национальностей и периодов в истории развития Мира.
   У иностранных граждан, прибывших и прибывающих в Российскую Федерацию на заработки достаточно проблем и кроме адаптации. Правительством России приняты постановления о том, что трудовые мигранты будут подтверждать свою квалификацию с 2015 года. Квоту на мигрантов сократили в 2014 году на 100 тысяч человек. Это запоздалые последствия. Такая реакция должна была быть раньше лет на 8-10 (по региону Санкт-Петербург, где «армия трудовых и нетрудовых мигрантов более 2 млн. человек по состоянию на март 2014 года). По состоянию на март 2014 года в Россию запрещен въезд 600 тысячам мигрантам, преимущественно из территорий бывшего СССР, сопредельных в Россией. В 2013 году – по данным руководства ФМС России, в Россию въехали 17,7 млн. человек. Из этого общего количества «трех Финляндий» (по численности населения) больше половины, почти 60 % так или иначе нарушают режим пребывания иностранных граждан на территории Российской Федерации, и трудовую деятельность осуществляют вне закона.
   Но проблема ли это мигрантов? Нет. Это проблема власти, которая просто обязана быть предусмотрительной и ответственной, планируя, упреждая проблемные ситуации превентивно, то есть в данном ключе – создавая условия для жизни и работы, адаптации и культурного досуга приезжающим. В области искусства и культуры условия начинают создавать в библиотеках.
   Поэтому принимая у себя нового иностранного гражданина, на мой взгляд, уместно оказать ему гостеприимство (для русских это не трудно, ибо исконная черта характера, ментально обоснованная), по крайней мере до тех пор, пока читатель ведет себя адекватно. Но смею уверить сотрудников библиотек, что пока нигде не зафиксированы случаи неадекватного поведения читателя-мигранта в библиотеке. Это было бы в вышей мере странно. Ведь они приходят за помощью и ожидают помощь, кроме того, за полученную помощь не принято отвечать грубостью. Таким образом, в библиотеках психологически складываются хорошие предпосылки к эффективной в части помощи и оказания библиотечных услуг работе с приезжими гражданами.
   Будьте гостеприимны! Этот стиль никогда не подводит. Даже у народов северного Кавказа, дагестанцев и чеченцев (возможно, и других) есть обычай. Они врага не убивают, если он переступил порог их дома – это гость. Правда, могут выстрелить в спину человеку, вышедшему во двор (так погиб 8 марта в окрестностях Урус-Мартана мой товарищ, ст. л-т С. Л. Кожевников), но это уже другая история. Уверен, что отечественные библиотекари не будут повторять такой опыт.

1.2.2. Экскурсии по библиотеке для читателей-мигрантов

   Такую экскурсию проводят, начиная с абонемента, где производится запись и учет посетителей – по всей библиотеке, включая и читальный зал. На этом этапе уместно поинтересоваться уровнем знания языка, месте проживания/нахождения/работы приезжего. Но отказывать ему в услугах только по причине того, что он гражданин другого государства, цвету глаз или кожи, неуместно и такая избирательность запрещена даже основным законом – Конституцией Российской Федерации.
   В этой связи важно дать иностранному гражданину базовые понятия по основам библиотечно-библиографической грамотности, чтобы у клиента создались правильные, соответствующие действительности впечатления по таким вопросам, как «библиотека», «читальный зал», «абонемент», «книжный фонд», «читательский формуляр».
   Цели подобного информирования – ближе узнать нового клиента, задача-максимум вызвать у посетителя интерес к книге и в общем смысле к библиотеке – как к культурному центру. Другие профильные задачи вводной экскурсии по библиотеке таковы:
   • Научить их ориентироваться в библиотечном пространстве.
   • Обучить правилам пользования библиотекой.
   • Формировать бережное отношение к книгам.
   Информировать о «Правилами поведения в библиотеке» (желательно выдавать заранее подготовленный для данного случая проспект с соответствующим текстом, а не только читательский билет с информацией «мелким шрифтом» – выдержкой из правил).
   Форма проведения экскурсии может быть различной. Это рассказ о библиотеке, просмотр иллюстрированных изданий книг и журналов, викторины, выставки на стендах. Очень не дурно, если первое знакомство-общение проведет не библиотекарь, а директор библиотеки. Эта рекомендация важна по ряду причин.
   Так сложилось, что в Россию приезжают трудовые мигранты для последующего заработка не из относительно благополучных стран (Великобритания, страны Европы, США), а из южных регионов бывшего СССР. А в этих регионах традиционно (почти во всех) не номинально уважают не только стариков, но и старшинство (начальника). Таким образом, если у принимающей стороны хватает ума продемонстрировать свое уважение к гостям, то в ответ в 11-ти случаях из 10-ти мигранты ответят тем же, и это может явиться не только началом добрососедских отношений, но и вылиться в долгосрочное сотрудничество, в том числе в помощь в работе библиотеки со стороны мигрантов.
   Здесь, в этом пассаже я имею в виду не столько работу для мигрантов в области строительства и уборки помещений (которую тоже исключать не следует – как саму возможность, организованную в соответствии с законодательством Российской Федерации), но и помощь иного рода. Подготовленный мигрант, как носитель родного языка и знакомый с русским языком, может быть хорошим подспорьем как переводчик, как потенциальный экскурсовод для групп из своего землячества, как проводник новых клиентов-мигрантов в библиотеку.
   Об этом стоит задумываться серьезно.
   Поэтому, принимая на абонементе мигранта впервые, не смотрите на него как на навязанную услугу, а смотрите как на перспективу. Никто не знает своего будущего, будьте благоразумны.

Практический пример

   Библиотекарь. Здравствуйте, уважаемые гости! Вы прибыли из другого государства и пока не знакомы с нашей библиотекой, на многие вопросы не знаете ответов на русском языке – как называется наша библиотеке, как мы работаем, какие у нас правила.
   Сейчас я вместе с нашими коллегами (представляет) пригласила вас в удивительный дом, называется он «библиотекой», в нем собраны путеводители по жизни. «Библио» по-гречески – книга, а «тека» – хранилище. Еще бумагу не изобрели, а библиотеки уже были и в них хранили книги! Печатным и старым рукописным источникам более 5 тысяч лет! В Египте книги писали на папирусе, в Китае были свитки из шелка, а в Междуречье писали на глиняных табличках, в Индии – на пальмовых листьях. В России в старину простой люд писал на бересте, а государственные бумаги – указы и грамоты – на специально обработанной тонкой коже – пергаменте, который скатывался в трубочки – свитки. Наша библиотека – это дом книг. Здесь живут и дружат между собой ваши верные друзья. Они могут стать и вашими друзьями.
   Давайте вначале познакомимся. Откуда Вы?
   B так далее. В обязательном порядке надо предложить гостям присесть, оказать им гостеприимство, вместе с анкетой (которую потом проанализировать) предложить бумагу для записей. Пусть гости имеют возможность записывать то, что вы будете рассказывать при проведении экскурсии по вашей библиотеке.
   Можно продекламировать стихи:
О сколько в этом доме книг!
Внимательно всмотрись –
Здесь тысячи друзей твоих
На полках улеглись.
Они поговорят с тобой
И ты, мой юный друг,
Весь путь истории земной
Как бы увидишь вдруг…

(С. Михалков).
   Или привести цитату отечественного ученого Н.А. Рубакина: «… Если желаешь жить человеческой жизнью и желаешь расширять, углублять, возвышать её… знакомься с книгами, с возможно большим числом их, приобретай знания о них, об общем составе книжных богатств, какими может и должно пользоваться современное человечество…»
   Библиотекарь. Процветающее общество становится гедонистическим, где главная цель – получение удовольствий. Даже без фонаря видно: желание помогать ближнему уходит на второй план. Отсюда духовная катастрофа, в людях нарастает беспричинная тревожность. Важно помнить: материальные блага придут и уйдут («Я теперь мужик бедный, каким и родился», – сказал некогда всесильный князь А. Д. Меньшиков), а сам человек и его близкие останутся. В этой связи весьма интересны читательские предпочтения в современной семье: какие книги покупаете, читаете, обсуждаете, соответственно – что можете посоветовать другим, а что не переносите на дух…, если предполагать, что дух все же имеет место быть…
   С учетом проблемы малокачественной литературы, наш профессиональный отбор и рекомендации очень помогут вам в выборе книг для себя, своей семьи и даже для ваших детей. Здесь мы будем презентовать новинки литературы для семейного чтения, обсуждать, делиться впечатлениями, здесь каждый по праву – соавтор.

   В процессе экскурсионного времени информируйте гостей о том, что в современных книгохранилищах Петербурга (в данном контексте Петербург указан как пример, в конкретном случае при подготовке экскурсии загодя найдите достоверную статистическую информацию о вашем регионе) имеются и кофемашины, и компьютеры. Комитет по культуре Петербурга содержит на своем балансе 200 библиотек, их годовой бюджет составляет 600 миллионов рублей, включая зарплату сотрудникам. Также в городе работают 700 библиотек при школах.
   Важно научиться разобраться в целях и перспективах существования библиотек: это читальный зал, пространство для коворкинга краеведческий либмоб или библиотечный квилт?
   Уместно рассказать и том, что сейчас библиотеки Петербурга переживают не лучший период и требуют реформирования. По общему убеждению библиотеки должны быть свободными пространствами, располагающими к общению и встречам: «Наша команда видит библиотеку как современное мультимедийное пространство, место встречи интересных людей вне зависимости от гражданства и статуса». К примеру, 1 июня 2013 года в нашей стране состоялся запуск Всероссийской информационной кампании против насилия и жестокости в СМИ и других средствах массовой коммуникации. Кампания призвана стать одним из направлений реализации государственной политики в сфере защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, представленной в Национальной стратегии действий в интересах детей на 2013–2017 годы.
   Есть и проблемы.
   Главная тема современной библиотеки – это ее бездефицитность. Бывают неприятные ситуации, когда, к примеру, нужно оперативно решить вопрос об авторстве цитаты иностранного журнала (Вестник Европы), в наших библиотеках это сделают не скоро, а к примеру из Хельсингской университетской библиотеки – в течении получаса – весь запрашиваемый сканированный текст.
   А когда нужно получить текст из российского «Огонька», при этом нет информации – в каком именно номере он был опубликован, отечественные «специалисты» выставляют внушительный счет: техника ручного поиска – 320 рублей за номер. Итоговый счет – 64 тысячи. Платить такую сумму не реально; от отечественных библиотек нужна более приемлемая работа для граждан.
   Продолжим далее.
   Библиотекарь. «В нашей библиотеке много книг, журналов, и все это называется книжным фондом. Человек, любящий, умеющий читать, – счастливый человек. Он окружен множеством умных, добрых и верных друзей. Друзья – это книги. Книги рассказывают об интересных событиях, приключениях, приглашают в увлекательный мир, заманчивый и разнообразный, учат и заставляют совершенствоваться».
Я книги выбираю с наслажденьем –
На полках, в тишине библиотек,
То радость вдруг охватит, то волненье,
Ведь книга каждая – как будто человек. …
Какая радость – открывать, читать
Рассказы, сказки, повести, романы!
Могу узнать, что было век назад,
И что когда-нибудь, наверно, будет.
О многом книги людям говорят,
Во многом книги помогают людям.

(Л. Охотницкая).
   Стиль такого монолога, переходящего в диалог, весьма несложен. Неправда ли, он чем-то напоминает общение с детьми в стенах библиотеки. И это неспроста.
   Прибывшие к нам трудовые мигранты, решившие по доброй воле (в том числе по необходимости получения профильной информации) зайти в библиотеке, в чем-то наивны, как дети, а в чем-то не понимают самых простых вещей по-русски. Хотя и имеют (в отличие от детей) представление об этих вещах и уже довольно разносторонний опыт.
   Продолжим.
   Библиотека – это удивительный город, где вместо проспектов и улиц ряды книжных стеллажей, вместо этажей – книжные полки, дома – тома книг, а у каждого дома свое название. И живут в этом чудесном городе ваши друзья – литературные герои.
   Каждая книга стоит на своем месте. А хорошо ориентироваться в этом удивительном городе вам поможет библиотекарь.
   В нашей библиотеке есть отделение – абонемент, где выдают книги на дом. Несколько дней книга ваша. Вы можешь читать, перечитывать, делать конспекты, обсуждать ее с близкими, друзьями. И в назначенный срок книгу надо вернуть в библиотеку – она нужна другим.
   Но что делать – если не успел прочитать? Не беда. Зайдите в библиотеку и продлите срок чтения книги. В будущем, когда будем видеться чаще, такое продление мы разрешим вам сделать по телефону.

Внимание, важно!

   На мой взгляд, в этой связи важно корректно, но уверенно обозначить обязательность выполнения правил и распорядка «гостями». Приезжие с юга и Азии имеют свой менталитет. Мне он известен в части разного опыта. Если таким «гостям» сразу дать «карт-бланш» и разрешить все, или сообщить о том, что «разрешено все, только, мол, приходите», они не станут ценить этого. Южные народы ценят силу. И если с первых минут общения авторитет библиотекарь не заработает, то можно, так или иначе, погубить все дело.
   Вот почему я еще раз настойчиво рекомендую готовиться к таким встречам заранее. Если необходимо неформально провести обучающие семинары с работниками библиотек в регионах и в межрайонной (внутрирайонной сети). В принципе за эти лекции мог бы взяться любой мало-мальски опытный библиотекарь, а тем более сотрудник федеральной миграционной службы.
   Приглашение такого сотрудника от ФМС в библиотеку для консультаций с дирекцией и (или) для консультативной правовой помощи читателям-мигрантам – хороший тон. Ответственно заявляю, что в любом регионе России ситуация сегодня такова, что инспектора миграционной службы с удовольствием направит руководство. Ибо все, включая ФМС России, заинтересованы в скорейшей культурной адаптации трудовых мигрантов на конкретной территории, в том, чтобы криминальный уровень снизился. Это пойдет на пользу и гражданам Российской Федерации. Кроме того, в территориальных управлениях Федеральной миграционной службы ведется и планирование и учет собственной статистики работы с мигрантами и ваши цели (библиотеки и ФМС России) в данном случае полностью совпадают, в том числе и в части отчетности и выполнения запланированных мероприятий пропагандистского характера. Подумайте об этом. Координаты руководителей управлений ФМС России приведены в недавно вышедшем в издательстве Либерея-Бибинформ справочнике (№ 2-2013, выпуск 35) «Библиотека и закон» (отв. редактор О. Р. Бородин).

   Но продолжим возможную речь библиотекаря, как пример общения на первой встрече с читателями-мигрантами.
   У нас есть книги, которые на дом не выдаются, но их можно прочесть в нашем читальном зале. Это справочная литература – энциклопедии, словари, книги, которые могут понадобиться читателям в любой день. (Библиотекарь наглядно показывает справочную литературу).
   В читальном зале очень интересные книжные выставки, посвященные важным и интересным событиям. Здесь можно прочесть свежие газеты и журналы. (Библиотекарь показывает журналы и газеты с особым акцентом на СМИ, выпускающихся на языке гостей или с элементами публикаций об их родине – если таковые издания в библиотеке имеются, если не имеются, то рассказать о возможности их выписки и получения для чтения).
   И мы всегда готовы прийти на помощь читателю.
   А вот это, дорогие гости, читательский формуляр (показать), куда записываются все книги, которые вы прочтете.
   Книги любят бережное отношение и чистоту.
   «Книги – как люди: рождаются, живут, стареют и могут болеть. Главные причины – время и небрежное отношение к книге. Книга может полностью разрушится. И мы с вами должны книги беречь!
   Давайте мы с вами запомним, как правильно обращаться с книгами. Их нельзя рвать, пачкать, к ним нужно относиться бережно. В библиотеке книги переходят из рук в руки, и поэтому нужно стараться, чтобы книга после тебя осталась чистой и аккуратной. Есть несколько правил о том, как нужно обращаться с книгой.

Правила обращения с книгой для мигранта

   При чтении книг пользуйся закладкой.
   Не загибай книжные страницы.
   Нельзя книги перегибать. Книга может рассыпаться на отдельные листочки.
   Нельзя закладывать в книги карандаши и ручки.
   Не читай во время еды. На страницах появятся пятна, которые невозможно очистить.
   Не разбрасывай книги – ты можешь их потерять.
   Библиотекарь. Чтобы стать настоящими читателями, надо знать как нужно вести себя в библиотеке. (на этом этапе каждому потенциальному читателю-мигранту выдаются «Правила пользования библиотекой»).

Правила пользования библиотекой для читателя-мигранта

   Обращаясь к библиотекарю для получения услуги, назовите свою фамилию имя и отчество, чтобы библиотекарь вычеркнул книгу из базы выданных книг.
   С библиотечными книгами надо обращаться особенно бережно, чтобы их смогло прочесть как можно больше людей.
   Библиотечные книги нельзя терять, иначе в библиотеке не останется ни одной книги.
   Книги в библиотеке надо ставить (на стеллажах) точно на то место, где вы их взяли.
   Вторая часть первичной экскурсии может быть такой.
   После того, как вы познакомились с нашей библиотекой, давайте поговорим о книгах, которые вы читали. Сейчас мы посмотрим, как вы их знаете. Вы должны ответить на наши вопросы в анкете, чтобы наши специалисты-помощники правильно подобрали стиль работы, присущий именно вам.
   Библиотекарь. Сейчас я расскажу вам о нашем будущем взаимодействии. Современные тенденции в сфере библиотечно-информационного обслуживания формулируются примерно так:
   • читатель-мигрант – потребитель услуг – пользователь как центральная фигура в библиотеке, вокруг которого концентрируется все внимание: выявление и максимально полное и быстрое удовлетворение его потребностей;
   • активизация роли библиотекаря как посредника между пользователем и информацией
   • внедрение современных библиотечных технологий в удовлетворение запросов «особого» читателя на документ и информацию о нем (отсюда важно повышение качества работы библиотечных специалистов, эффективности и скорости обслуживания пользователя на всех стадиях: от записи в библиотеку до получения необходимой информации и источников);
   • распространение новых форм обслуживания (отчасти и через систему платных услуг), способствующих расширению диапазона традиционно предоставляемых библиотекой возможностей, привлекательных для пользователя.
   К слову, в ведущих библиотеках мира разрабатываются специальные программы освоения и организации работы в новых зданиях в соответствии со стратегическими планами развития этих библиотек. Важно помнить, что эти библиотеки, в отличие от нас, уже давно прошли путь перевода своей деятельности на компьютерную основу, имеют развитые информационную инфраструктуру и телекоммуникационные связи.
   Сегодня все библиотеки Ленинградской области в населенных пунктах численностью более 500 человек подключены к высокоскоростному Интернету. Теперь любой житель региона имеет бесплатный доступ в Интернет, то есть может получить государственные услуги и оперативно узнать необходимую информацию. И все это теперь доступно и вам.
   Информатизация дошла и до государственных архивов – в них есть возможность просматривать документы, находящиеся в электронных фондах.

   Библиотекарь. На этом наша первая экскурсия подошла к концу. Я и наши сотрудники всегда рады видеть вас в нашей библиотеке. А сейчас вы можете самостоятельно выбрать книги на дом, подойти и зарегистрировать их в ваших формулярах.
   На этом этапе с помощью одного из гостей библиотекарь показывает, как правильно выбрать и записать книгу.
   В заключение экскурсии гости подходят по несколько человек к полкам с книгами, выбирают себе для чтения и подходят на абонемент для записи.
   В некоторых «продвинутых» библиотеках уже сейчас имеются специальные карточки на пластиковой основе, заменяющие «бумажный» формуляр. При оформлении такой карточки (см. рис. 1) требуются те же данные от читателя (паспорт, условия регистрации).

   Рис. 1. Иллюстрация формуляра читателя на пластиковом носителе (карточке)

Запись и время экскурсии

   Рекомендую делать таким проверенным способом.
   Собрать группу из желающих читателей мигрантов численностью до 10 человек – по их заявкам, и, оповестив их о назначении мероприятия на один из выходных дней, провести массовую экскурсию без всякого заранее утвержденного плана.
   Второй путь более стабильный. В штате библиотеки выбрать/назначить ответственного специалиста за работу с мигрантами по приобщению к русской культуре и искусству, наделив его полномочиями и обязательно мотивировав (с 2012 года директорам библиотек предоставлено право использовать статьи финансирования по необходимости, ситуационно, таким образом, можно выделять определенный премиальный фонд для достойных сотрудников), который будет проводить экскурсии по библиотеке один раз в неделю.
   Такие экскурсии должны быть для всех – общедоступны, заранее анонсированы и прорекламированы в широком доступе и по территории района расположения библиотеки. Кроме того, рекомендую циркулярно информировать о таких планах работы близлежащие предприятия, на которых заняты рабочие-мигранты. И назначать мероприятия непосредственно на выходные дни.

Внимание, важно!

   Не смотря на логику такого предложения и простоту его реализации – в части рекламирования работы библиотек, направленной на культуролизацию трудовых мигрантов, библиотекари большинства известных мне профильных учреждений не считают нужным заниматься этой «неблагодарной» работой. Отчасти немотивированны, отчасти не верят в ее эффективность, ограничиваясь лишь анонсами на сайтах центральных районных библиотек или сайте собственного учреждения. Должен заметить, что даже если они и имеют право на такой подход (за это не остракируют), то при том ждать какой-либо эффективности от собственной работы в данном направлении и заинтересованности мигрантов их услугами по меньшей мере самонадеянно. А за библиотекарей это опять же никто не сделает.
   Поэтому, и здесь очевидно мы поднимем вновь «мутный» кадровый вопрос, важно так организовывать работу, что специалисты-библиотекари искренне уважали мигрантов – потенциальных своих посетителей и читателей, постоянно помня, что именно библиотекарь призван работать на своем месте для других людей, а не наоборот. А от тех сотрудниц и руководителей, кто не вполне согласен с такой постановкой вопроса (их еще довольно много, как я погляжу на практике) предлагаю корректно избавляться.

О возможном отступлении от правил

   В общедоступной библиотеке могут разрешить взять (не сдавать ранее взятую) книгу на лето. Хотя по правилам – книга выдается на 1 месяц. В случае разумного отступления от данных правил, официального признания их устаревшими, не соответствующими реалиям времени, мигрант получает возможность прочесть любимую книгу летом, испытывает от действий сотрудника библиотеки не просто удовлетворение, а нескрываемую радость, и бывает доволен. То есть – читает с удовольствием и хочет приходить в такую библиотеку.
   Педагогическая наука рассматривает формирование личности как сложнейший процесс, происходящий под влиянием совокупности биологических и социальных факторов, а также воспитания и с учетом генетически унаследованных свойств конкретным человеком безотносительно возраста и профессиональных предпочтений. Активное чтение художественной литературы и мотивация к чтению в данном случае представляет несомненный интерес исследователей – именно как один из факторов – посредством анализа прочитанного клиентом-мигрантом – определяющих дальнейшее гармоничное развитие личности.
   В процессе личностного роста помимо понимания цели, читатель-мигрант осознанно приходит и к мотиву своей деятельности, образования. Учебная мотивация всегда индивидуальна: каждый имеет свою систему мотивов, побуждающих его учиться и придающих смысл учению.
   Так неформальное освоение интеллектуальных умений возможно только при познавательной мотивации. Тем не менее, даже при преобладании познавательной мотивации у конкретного человека сего конкретизированным опытом все равно будут присутствовать и другие мотивы – широкие, социальные, достижения успеха, восприятия культуры другого народа и другие. Библиотекарь-профессионал, библиотекарь-психолог ориентируется на весь этот широкий спектр мотивов. Ставя цель привлечь клиента к чтению, библиотекарь должен дать возможность каждому читателю безотносительного его национальности, понять – какой личностный смысл будет заключен в этой работе, зачем именно ему нужно чтение – как одно из умений.

1.3. Психологический тренинг для библиотекарей

1.3.1. Главный враг – импульсивность

   Для библиотекаря, который неожиданно или впервые принимает на себя общение с трудовым мигрантом, желающим стать читателем библиотеки, ее клиентом, главным нежелательным фактором является «импульсивность». С одной стороны она понятна. Пришел человек плохо знающий русский язык, недостаточно ориентирующийся как в русской культуре, так и в городе, в котором временно проживает, работает. Не конкретно выражает свои книжные предпочтения, запросы. А у вас итак дел невпроворот. Разумеется. Первая мысль, которая приходит в голову – отослать его куда подальше.
   Но это непрофессиональный подход, или «не спортивное поведение», которое вредит и клиенту, и вам, и опосредовано – престижу библиотеки, может вызвать еще большее раздражение у мигранта – потенциального читателя.
   Поэтому в ответ постарайтесь сдерживать свои порывы и управлять бьющей через край энергией. Наберитесь терпения и обслужите такого человека максимально корректно, стараясь не номинально, а реально ему помочь.
   Поверьте, в этом случае ваша жизнь не станет менее насыщенной или интересной, зато удастся избежать ошибок и оплошностей.

1.3.2. Ликбез по особенностям национального характера некоторых малых народов

   Наиболее конфликтогенной зоной Российской Федерации, где споры между отдельными этническими группами носят жесткий, радикальный характер (сие происходит традиционно в течение нескольких веков), является Кавказ; очевидно неспокойная обстановка в этом регионе, заставляющая что называется, понервничать власть предержащих, а главное – людей, живущих здесь, обусловлена целым рядом факторов. Ведь характер каждого народа в большей или меньшей степени определен его историей, данный факт играет важную роль в процессе формирования национального сознания и культуры, а значит и форм взаимодействия в обществе межэтнических групп.
   На Кавказе традиционно конфликтуют этнические группы, как правило, это соседствующие титульные народы с претензией на статусные притязания по изменению этнической иерархии. Часто тип такого конфликта – статусный, с перспективой перерастания в этнотерриториальный.
   Для многих кавказских народов – это последствия реальной политики «замирения» горцев, проводимой русскими императорами посредством усилий А. П. Ермолова (и его последователей) в течение 1817–1864 гг. «Ни один камень не должен выпасть из русской короны, вставленный в нее кровью наших предков» – Ираклий Баратынский (брат Евг. Баратынского), генерал-лейтенант (1850) своими словами вполне иллюстрирует государственные интересы. Политики, которая, к сожалению, привела к массовой, и во многом вынужденной миграции осетин, адыгов, черкесов, кабардинцев, чеченцев и других этнических групп, к изменению этно-демографической структуры региона. Цель моего исследования не оценочные суждения этой политики (есть и «плюсы» и «минусы» и даже государственная необходимость, но история не терпит сослагательного наклонения), как могло показаться во первых строках искушенному читателю, а анализ современной ситуации и путей смягчения межгрупповых конфликтов на Кавказе; причем без учета исторических событий, имеющих огромное наследственное значение для народов не только кавказских, такое исследование мне представлялось бы неполным.
   События, связанные с переживаниями «национального унижения», сохраняются в коллективной исторической памяти лучше, чем светлые страницы прошлого («хорошее помни, и плохое не забывай» – грузинская поговорка), и на стадии этнической мобилизации естественным образом актуализируются, подкрепляя обиды и претензии, непримиримость в конфликте со своим «обидчиком». Еще более сильный эффект, приближенный по времени, оказывает память о насильственных «высылках» (1944) с исконных земель в казахстанские степи, в ходе которых погибли безвинные люди. Закон о реабилитации репрессированных народов лишь частично смягчил трагедию, постигшую чеченцев, ингушей, балкарцев, тем более, что часть их территории уже оказалась занятой не пострадавшими от репрессий соседями (в частности, осетинами и кабардинцами), которые не собирались ее возвращать прежним «хозяевам», как и любая нормальная семья, обжившая свой новый дом.
   Корни современных этно-территориальных конфликтов между отдельными этническими группами были заложены не только самим фактом депортаций, но и в правовом отношении необеспеченной реабилитацией пострадавших.
   Конфликты на Кавказе и по сей день имеют различную степень насыщенности, но много общего. К примеру, для кабардино-балкарского конфликта характерна напряженность в отношениях между соседствующими общностями, выдвижение требований элитами, тем не менее, не сопровождающихся массовой этнической мобилизацией.
   Вплоть до начала перестройки стихийные требования со стороны пострадавших пересмотреть сложившиеся после их высылки границы рассматривались исключительно как антисоветские выступления и подавлялись на стадии формулировки. Потенциально конфликтную ситуацию смягчало то, что в партийно-советской структуре власти кавказских автономий были в определенной мере представлены все малые народы.
   Естественным образом в хозяйственном укладе кавказцев произошли существенные изменения: часть горцев, чьим традиционным занятием было овцеводство и ткачество, «спустилась» в долины, получила образование, пополнила слой местной элиты. В республиках в составе СССР развивалось производство (я опираюсь на то, что знаю – остатки цементного завода до сих пор можно видеть по дороге из Грозного в Старые Атаги), а культурно-исторические памятники не уступают по художественному оформлению российским, к примеру, стела по дороге в Урус-Мартан от Атагов.
   Известный композитор и певец Юрий Антонов несколько лет проработал в Грозном, и в интервью отзывается о чеченцах как о потрясающе гостеприимных, талантливых и «душевных» людях. Мне не хочется пересказывать новейшую историю заново, но из того, что случилось дальше, несложно постичь – как современные формы межгрупповых конфликтов, если их не предупреждать, могут пагубно отразиться на людях.
   Латентная конфликтогенность обусловлена различным этническим происхождением и даже религиозными предпочтениями основных этнических групп «многонациональных» республик на территории Кавказа (соседствуют мусульмане и православные), есть разделение и на другие общности, к примеру, кабардинцы вместе с адыгейцами и черкесами принадлежат к этнической общности «адыгэ», балкарцы же – алано-тюркского происхождения и родственны осетинам), и, кроме того, социально-психологическим комплексом «меньшинства» у части населения Кавказа.
   Следует также учесть факт буферизации связей этнического типа.
   До сих пор поводом к обострению ситуации на Кавказе служит незавершенность территориального разграничения населенных разными народностями районов и наличие «спорных» земель. Но проблема эта (без критичной остроты) свойственна многим территориям, к примеру, с. Богдашкино Октябрьского района (ныне Татарстан) делит надвое речка. С одной стороны ее поселились русские, с другой – чуваши. И те, и другие имеют свои школы и мини инфраструктуру, и те и другие переходят по мосту речку «абсолютно без аппетита», и называют одно и то же село по-своему; другое название села – Пухтель. Я там был в гостях; к тому же оттуда родом мой отец, реальный ветеран ВОВ, закончивший ее в польском городе Гдыня. Этнические конфликты в Богдашкино-Пухтель случаются редко.
   Межличностные и групповые конфликты случаются также по поводу принадлежности имущества и земельных угодий, и таких примеров по всему миру очень много. Тем не менее, модель сосуществования по соседству двух (и более) различных культур – для совместного использования природных богатств, может и не лучшая в части потенциальной возможности конфликтности, но утрировать и именовать ее «бомбой замедленного действия», я бы тоже не стал.
   Противоречия между основными этническими группами в рамках Кавказа имеют на сегодняшний день не столько межнациональный, сколько политический характер, помноженный на традиционную тейповую организацию родов. Полагаю, одним из путей их разрешения может послужить расширение автономных прав относительно малочисленных народов и предоставление реальных возможностей местному самоуправлению.
   Если кратко рассмотрим Федеральный закон № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления», то увидим картину печальную: к примеру, глава сельского поселения вместе с депутатами того же уровня по всей России облачен весьма ограниченной властью, если, конечно не считать за достижение властные полномочия по организации и содержании пожарной команды, регулированию количества уличных светильников, «наблюдению» за свалками мусора и «сходами» в удаленных селениях (есть и еще вопросы в компетенции главы, но они такого же «космического» масштаба).
   На мой взгляд, расширение полномочий муниципальных властей минимизирует риски конфликтности и создаст здоровое соревнование на предмет улучшения жизни людей. А соревнование (как ни странно) – это хороший стимул не к разобщению народов, а к их консолидации, взаимопроникновению культур и применению положительного опыта, накопленного соседом, то есть – приведет к развитию народов и народностей, а значит, ослабит напряженность, мотивирует к результативной работе, купирует риски миграционных процессов. Но…так это видится мне, не раз бывшему на Северном Кавказе, и желающему видеть весь ваш край цветущим и гостеприимным.
   Все сложные исторические процессы взаимовлияния этносов и культур наложили определенный отпечаток на этнопсихологические особенности народов Кавказа, на национальный характер горца, начиная от фамильных преданий и легенд до современной организации жизни в ауле. Здесь в главы муниципальной власти выбирают односельчан уважаемых, авторитетных, старейшин, и это не фикция. Этнопсихологические характеристики, включающие этнопсихологические инварианты, соответствуют социальным ожиданиям населения и определяются в процессе социологических и этнопсихологических исследований базовых ценностей. И, казалось бы, «зачем бы не жить в мире?».
   Однако реализация на практике этнопсихологического подхода к управлению этническими различиями и миграционными процессами может столкнуться с серьезной проблемой. Она заключается в недостатке специалистов, умеющих решать проблемы этничности…как на Кавказе, так и за пределами его географии, ибо более эффективно решит проблему авторитетный представитель аналогичной этногруппы, нежели пришлый «инопланетянин», владеющего актуальными исследованиями этнопсихологических аспектов малых народностей не вполне, поверхностно и, что самое ужасное – лишь теоретически. Знание этнических традиций, генеалогические корни, понимание необходимости толерантного отношения и межэтнического взаимодействия разных народов – лучше дается местным.

Психология общения. Корректность прежде всего

   Специфика проблемы межгрупповых конфликтов в ее междисциплинарном характере, поэтому этнопсихологические знания необходимы не только этнографу, социальному психологу, но и социологу, педагогу, воспитывающему на своей земле новое поколение кавказцев. И здесь нельзя мыслить без учета исторических фактов. Поскольку риторический вопрос Чернышевского «что делать?» остается актуальным в части смягчения межгрупповых конфликтов и совершенствования межэтнического взаимодействия, я эмпирически исследовал возможные причины конфликтов в частности на Северном Кавказе.
   Современные чеченские подростки – те дети, глаза которых я видел в двух метрах от себя в Гойтах, Урус-Мартане, Старых Атагах и Итум-Кале в январе-марте 2000… Я ехал на броне, уставший, закопченный и чумазый, в комьях грязи и полинялом бушлате, в котором ни за что (на тот момент) не отгадаешь его первобытного колера. Тогда я был русский «капер» (как нас называли) – мародер и неверный (хотя кроме последнего определения, пожалуй, ни с чем не соглашусь, ибо вряд ли я даже кого-то подстрелил по специфике службы). Но детям – все равно, не объяснять же… Мне казалось, что так смотрят только на меня; нет, это обман зрения. Такие, как я, смешались у них перед глазами длинными колоннами людей и бронетехники, медленно ползущими по селам. Немигающие и непокоренные глаза детей, стоящих вдоль дорог (некоторые толпились из любопытства, а некоторые при деле – торговали плохо очищенным бензином в трехлитровых (!) банках) мне не забыть – волки; смесь отчаяния и готовности драться. Дети эти сейчас взрослеют. Многие потеряли родных.
   И уже поэтому традиционно огромная роль возложена на педагогов, работающих на Кавказе, в части помощи, обучения и воспитания толерантности представителям разных этнических групп, как залог предотвращения любых форм межгрупповых конфликтов на Кавказе.
   Исход из всего этого, профессиональная работа библиотекаря с потенциальным читателем из Северо-кавказского региона должна строится в угоду корректности с обязательным учетом всех приведенных факторов влияния.

1.3.3. Формирование психологической культуры общения

   Кроме действенного примера библиотеки республики Карелия (см. выше) можно привести и другие. Московская областная государственная детская библиотека при поддержке посольств и культурных центров зарубежных стран осуществляет несколько проектов по международному сотрудничеству. Летом 2013 года в библиотеке открыт новый проект – серия художественных выставок «Мир в зеркале искусства»; одновременно размещены художественные, фото– и книжные выставки, представляющие культуру зарубежных стран. Цель проекта «Мир в зеркале искусства» – знакомство жителей, читателей и всех заинтересованных лиц с традиционным и современным искусством, литературой. Проект создает образ страны, которой посвящена соответствующая выставка, помогая лучшему пониманию других культур, что, несомненно, ценно в современном мультикультурном и многонациональном мире.
   К примеру, первая выставка, открытая в Подольске Московской области – это выставка работ известного японского фотохудожника Кадзуёси Миёси «Всемирное наследие. Киото – древняя столица Японии». Сегодня уже мложно констатировать, что это уникальное массовое мероприятие вызвало большой интерес гостей библиотеки, среди которых были и иностранные граждане, а также привлекла внимание средств массовой информации, став важным событием не только для города, но и для всего региона.
   Сегодня многие библиотеки идут по пути удовлетворения потребностей народа: работают литературные гостиные и клубы по интересам, куда приходят и филателисты, и любители кошек сиамской породы с рыжим хвостом, и «бездомные» члены местных ЛИТО (литературных объединений). Не смотря на такую пеструю палитру посетителей в стенах библиотеки, им создаются условия, где комфортно и интересно.

Практические приемы и методы

   На примере ЦБС Фрунзенского и Петроградского района г. Санкт-Петербурга могу ответственно сказать, что такие мероприятия, выставки, заседания клубов по интересам и даже музыкальные концерты (там, где есть оборудование и место) проводятся постоянно так, что не пустует ни одна суббота или воскресенье. Казалось бы, организовывать работу заинтересованных сообществ граждан, определять и направлять активность библиотеки – обязанность кураторов.
   Чтобы не быть голословным, отмечу, что в сегодня в библиотеке им. А. С. Пушкина (Каменноостровский пр, 36/73, г. Санкт-Петербург) ведется секция технической литературы Российского Межрегионального союза писателей, в концерном зале библиотеки им. А. П. Чехова (ул. Турку, 11) проходят творческие вечера писателей и артистов. Все это данность нашего времени.
   Много лет часть своих сил и времени для объединения читателей образованные, активные и творческие люди отдают, чуть ли на «волонтерских» условиях, и, поразительное дело, для занятия этой должности проводится серьезный конкурс; очень много желающих. Вот, что мне лично не совсем понятно в данной ситуации, так это наша русская ментальность: готовы целыми днями работать за копейки. На этом, собственно, энтузиазме, все и держится…
   С другой стороны в Петербургские районные библиотеки и их филиалы (которые, кстати, также находятся меж собой в состоянии здоровой конкуренции за результаты, показатели – непрерывном соревновании) почти никто не ходит. Почти та же ситуация в Москве. Количество посещений невелико: школьники и студенты идут за книгами, которые надо прочесть по программе, пожилые – чтобы полистать подшивки периодики и посетить бесплатные кружки, клубы, секции. Время у них на это есть. «Провальная» категория людей, по которой руководство библиотек отчитываются в городские департаменты (комитеты) по культуры по завышенным, преувеличенным данным – это возрастная категория 30–40 лет. Эти люди почти не посещают библиотек.
   При этом на библиотеки тратятся немалые средства бюджета. Мы хотим, чтобы библиотека стала заметной и незаменимой для людей, но пока, не смотря на огромную и реальную работу библиотекарей, это не получается в том объеме, каком хотелось бы.
   Без лишнего растекания «мыслею по древу» замечу, что направления, в которых можно преуспеть таковы.
   Библиотеки в городах работают только для местных читателей. Камнем преткновения стала пресловутая «регистрация». С другой стороны, если развернуть до конца библиотеку лицом к гражданам (именно так – библиотека для читателей, а не наоборот), мы должны позволить людям приходить в храм книги без паспорта; место жительства заинтересованного читателя не должно быть препятствием для приобщения к культуре посредством пользования услугами библиотеки. Ведь чтение, как и общение, доступ к информации – основная функция библиотеки.
   Упрощение записи в библиотеки, правил пользований ими, организация зон коворкинга и проектов, популяризирующим различные практики чтения, вот тот путь, который мы еще не пробовали, путь, который давно соответствует духу времени.
   Огромная армия трудовых мигрантов, с многочисленными членами их семей – это на сегодня данность крупных городов, мегаполисов. Если не номинально, но реально открыть «читальни» для них, произойдет, на мой взгляд, естественный скачок посещаемости, ибо эти люди… заинтересованы. Заинтересованы в том, чтобы остаться в наших городах, приобщаться к культуре. Но… парадокс в том, что некоторые начальники считают иначе, обосновывая свое мнение тем, что, де мигранты не знакомы с русским языком, не ассимилируются в обществе, не имеют времени. С последним, впрочем, соглашусь. Но их жены и дети имеют это время. Совсем недавно в наших краях произошел интересный случай. Работавший на петербургской стройке таджик Хасан Холов показал свои стихи, они были переведены О. А. Сафаровой на русский язык, и доселе никому неизвестного гастарбайтера Холова признало литературное сообщество Петербурга. С «космической» скоростью новейшего времени он был принят в местный союз писателей, ему дано достоинство академика Академии русской словесности и изящных искусств им. Г. Р. Державина. Сегодня Холов, ставший в одночасье знаменитым, готовит уже третью книгу стихов к печати. Все это транспарентно (прозрачно) и легко проверяется.
   То есть говорить о поголовной неграмотности, ущербности мигрантов нельзя. Да, есть некоторые тенденции, в том числе криминальные, с которыми по долгу службы ведут борьбу правоохранительные органы, да, ответственно заявляю, есть проблемы нелегальных мигрантов; в Петербурге их примерно 2 млн. человек. Таким образом, если «открыть» для них библиотеки, в том числе на их базе организовать языковые курсы для трудовых мигрантов, дать понятие о местной русской культуре членам их семей, познакомить с местным сообществом читателей, обеспечить необходимыми инструментами для общения – мы рискуем. Но мы также рискуем, когда выдаем книгу подростку в мае, и почти наверняка знаем, что он не принесет ее до начала каникул. Мы постоянно рискуем во многих иных вопросах, когда речь идет об общении с людьми; такова жизнь. Работать и с русскими то непросто, согласен. Но, дорогие мои, если всего бояться и (иногда справедливо) опасаться мигрантов, воз будет стоять на месте еще долго… Главный принцип «принимающей стороны» по отношению к гостю таков: сначала создай условия, а затем требуй.
   «Молиться» на то, что они сами уедут бесполезно. Они не уезжают, а приезжают. Отчасти и потому, что такова политика государства. Значит, у нас, библиотекарей, есть шанс помочь людям в этой области. Пусть даже рискуя. Хотя выше я постарался изложить свою позицию с точки зрения оправданного риска.
   Библиотека сегодня довольно близко подошла к тому, чтобы не номинально, а реально стать проводником в мире информации, центром формирования локальных сообществ. Ранее, как известно, библиотека больше напоминала некоего цербера – сторожа и хранителя книг, порой даже карая за неправильное, недостаточно ответственное пользование ими. То есть с одной стороны декларировала высокое предназначение и цели, а с другой – жила по принципу: «посетители для библиотеки», «читатели для книг».
   И вот где собака порылась. В общедоступных «районках» психология библиотекарей за последние пять лет практически не изменилась. Они… саамы главные враги для библиотечной системы, они и… сами книги, как объект манипуляции. Чтобы не стать неправильно понятым, поясню предметно. Некоторые библиотеки (и у нас в обозначенных выше библиотеках тоже) «держат глухую оборону»: поговорить с ними о книгах нельзя или не о чем (при всем том, что других посетителей или отвлекающих по работе факторов нет), не раз ловил себя на мысли – а зачем я сюда пришел. В глазах библиотекаря немой вопрос: «зачем вы к нам пришли, да скоро ли уйдете»?
   Эти сотрудники не могут, не умеют рекламировать новый стиль заинтересованного общения с читателей, не компетентны в том, чтобы создать ауру гостеприимства. Сотрудники (есть и исключения), которым ничего (кроме себя) не интересно выдают книги, которые никто не хочет читать. Действительно, не каждый такое общение выдержит, с учетом того, что за последние десятилетия люди отучились читать (никто не сказал им, что это важно, с высоких трибун и «по телевизору это не показывают», стиль читающего человека непопулярен в обществе), и не каждый захочет экспериментировать снова.
   Реальная ситуация обособленности граждан такова, что жители мегаполиса не считают сегодня себя хозяевами.
   Дальновидные давно живут за городом, лишь ежедневно приезжая «на заработки» в город, как в офис. В остальное время (и этому есть психологическое объяснение) нам удобнее жить за железной дверью в безопасной «крепости». Такая тенденция известна давно. Что же касается популяризации библиотек и чтения в частности, как модели жизни современного человека, то мне очевидно: нужно «продавать» (популяризировать) не сами книги или тексты, а стиль жизни… Стиль читающего человека. Когда губернатор будет приезжать в библиотеки, президент с высоких трибун показывать свой пример читающей личности, тогда внизу поймут: это хорошо, это популярно, это важно. Я хочу так же. Где это удается, там есть и результаты.
   Библиотеки в мире позиционируют себя в нескольких моделях: к примеру, в Британии «общая» библиотека – культурный центр. Образовательно-информационные зоны в Израиле противопоставлены виртуальным и информативным библиотекам Финляндии. Есть библиотеки (Нидерланды), где читателей с ограниченными возможностями снабжают ридерами (электронными устройствами для чтения книг). Какой путь будет у русской современной библиотеки, покажет время. Но, чтобы он был эффективным, ориентированным на людей, современным, обусловленным реальным новейшим тенденциям социума, надо прилагать конкретные усилия. Нужна воля к изменениям и люди в библиотечном сообществе, мыслящие продуктивно и креативно. То есть молодые люди, понимающие, что мы никогда не переделаем читателя, не изменившись сами.

1.4. Аспекты и организация помощи читателю-мигранту средствами современной библиотеки

   Сотрудник библиотеки, желающий осуществлять свою работу эффективно, должен понимать, что широта тематики запросов книг от читателей-мигрантов, многообразие видов документов, а также существенные различия в запросах этой особой группы читателей (требующей особого подхода в обслуживании) обусловливают необходимость создания и постоянного совершенствования справочно-библиографического аппарата библиотек, важнейшей частью которого является система библиотечных каталогов. Совокупность планомерно организованных, взаимосвязанных и дополняющих друг друга отдельных видов библиотечных каталогов называется системой библиотечных каталогов.
   Библиотечный каталог – это перечень библиографических записей документов, имеющихся в фонде одной или нескольких библиотек, раскрывающий состав или содержание библиотечных фондов. Каталог может иметь карточную или «компьютерную» форму, существовать на микроносителях или в форме книжного издания.
   Нельзя недооценивать значения каталогов в работе с читателями-мигрантами. Поскольку обращения за информационными услугами этой группы читателей со временем будут увеличиваться, и важно уметь быстро удовлетворять такие обращения. Поэтому библиотечные каталоги, как любая информационно-поисковая система, выполняя знаково-коммуникативную, информационно-поисковую и педагогическую функции, помогает дистанционному общению «потребитель информации – каталог – автор». Каталогизатор является интерпретатором информации, заключенной в документе, владеющим методами создания библиотечного каталога, с помощью которого осуществляется дистанционное общение разделенных в пространстве, а зачастую и во времени, автора и читателя.
   Информационно-поисковая функция реализуется в процессе разыскания документов в ответ на запрос читателя. Библиотечные каталоги выполняют и педагогическую функцию, способствуя интеллектуальному и профессиональному развитию личности читателя, который хорошо знает пока только свой родной язык.

1.4.1. Организация каталогов

Электронный каталог

   Современным требованиям отвечает ЭК, обеспечивающий:
   • ввод библиографических записей в диалоговом и пакетном режимах с удаленных или локальных терминалов;
   • редактирование библиографических записей и, при необходимости, удаление их из ЭК;
   • поиск информации в диалоговом или пакетном режиме по разовым запросам и избирательное распространение информации;
   • печатание библиографических данных в виде каталожных карточек, библиографических указателей, отчетов по управленческой информации и др.;
   • возможность обмена информацией с другими библиографическими базами данных, в т. ч. и подключение к сети Интернет.
   Все технологические процессы создания ЭК происходят с помощью автоматизированного рабочего места каталогизатора. Как правило, к техническим средствам относится терминал, с помощью которого осуществляется ввод данных и последующее использование имеющегося в базе данных массива информации. Техническими средствами являются также персональный компьютер, проигрыватель для компакт-дисков и системы связи с внешними базами данных.
   Ввод библиографической информации в ЭК происходит с помощью форматов каталогизации, предназначенных для преобразования баз данных в форму, удобную для обработки на ЭВМ.
   Как правило, в библиотеках используется международный коммуникативный формат UNIMARC – один из форматов семейства MARC, созданных Библиотекой Конгресса США. В России на основе этого формата Российская государственная библиотека разработала коммуникативный формат RUSMARC, отразивший особенности национальных правил каталогизации.
   Таким образом, электронный каталог – суть библиографическая базу, созданная в машиночитаемой форме, включающая по запросу элементы библиографической записи, ИПЯ для отражения содержания документов и элементы, указывающие адрес хранения документа (шифры или сиглы библиотек).
   Помимо массива в памяти ЭК находятся «базы знаний», содержащие словари информационно-поисковых языков: авторитетные файлы имен авторов, наименований организаций, предметных рубрик и др. с помощью которых осуществляется авторитетный контроль при введении в ЭК и проведение поиска информации.
   Многоаспектное отражение библиотечного фонда в ЭК дает возможность проводить поиск информации по любому элементу запроса, в том числе и по тем, которые не могут быть использованы при поиске в традиционных каталогах, например по индексам ISBN, ISSN, по году издания и по любой комбинации признаков.

Внимание, важно!

   Однако, любой электронный носитель недолговечен. Время хранения информации в течение нескольких лет в данном контексте я не беру в расчет. Ни один производитель не дает гарантию на долговременное хранение файлов. Поэтому накопленную информацию в каталогах любой библиотеки необходимо дублировать (если не хотите ее утерять). Самый гарантированный путь дублирования – копии на бумажных носителях, самый простой, но недолговечный – на дополнительном электронном оборудовании.

Алфавитный каталог

   АК является обязательной частью системы каталогов в каждой библиотеке. С помощью АК можно проводить поиск по следующим типам запросов:
   1. Имеется ли произведение данного автора (индивидуального или коллективного) в фондах библиотеки и, если имеется, то каков его адрес (шифр).
   2. Какие произведения данного автора имеются в библиотеке.
   3. Какие переиздания данного произведения имеются в фондах.
   4. В каких изданиях то или иное лицо участвовало в качестве соавтора, составителя, редактора, переводчика и т. п.
   5. Какие выпуски входят в ту или иную серию.
   6. Запрос на книгу, заглавие которой известно читателю.
   7. Запрос на библиографическое уточнение, касающийся тех или иных элементов библиографической записи, например, в каком году вышло данное издание, каково место издания, было ли оно переработано и дополнено и др.
   Если в вашей библиотеке существует центральный АК, отражающий фонд библиотеки и фонды всех ее библиотек-филиалов, то он может быть служебным и читательским.
   С другой стороны служебный АК является связующим звеном со всеми каталогами библиотеки. На карточках с основными библиографическими записями.
   Указываются полный классификационный индекс, предметные рубрики, сведения о добавочных записях, количестве экземпляров данного издания и их инвентарных номерах и в каких подразделениях библиотек (особенно районного уровня, ЦБС) они находятся.
   Читательский АК содержит библиографические записи последних изданий или лучших переизданий каждого документа. На карточке по мере необходимости ставится штамп «Имеются и другие издания». Наряду с основными библиографическими записями в читательский каталог включаются добавочные записи и вспомогательные карточки, расширяющие информационно-поисковые функции АК. При отсутствии служебного каталога читательский АК может выполнять функции читательского и служебного.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →