Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

У некоторых усоногих пенис может быть в 20 раз длиннее тела.

Еще   [X]

 0 

Сказки про Ленку (Величев Андрей)

В чудеса нужно верить… но не всегда им можно доверять.

Если тебе приоткрылась дверь в этот тайный мир, подумай как следует прежде, чем идти туда. Ведь выхода из того мира может и не быть.

Год издания: 0000

Цена: 5.99 руб.



С книгой «Сказки про Ленку» также читают:

Предпросмотр книги «Сказки про Ленку»

Сказки про Ленку

   В чудеса нужно верить… но не всегда им можно доверять.
   Если тебе приоткрылась дверь в этот тайный мир, подумай как следует прежде, чем идти туда. Ведь выхода из того мира может и не быть.


Сказки про Ленку Андрей Величев

   © Андрей Величев, 2015

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Часть 1. Пораненный палец

   Ленка частенько захаживала в тот лес. Там она чувствовала себя хозяйкой. Все животные слушались ее, да и растения тоже. Вот только она не часто встречала тех зверей, а в прочем вообще не видела ни разу. Только растения росли себе и никому не мешали.
   Однажды Ленка пошла в лес, на поляну, где любила бывать. Родители всегда отпускали девочку одну, знали, что в лесу не опасно. Девочка как обычно прибежала к поляне по знакомой тропинке.
   На той полянке было много ягод. Зная об этом, Ленка захватила с собой корзинку. Не долго думая, девочка принялась собирать ягоды. Прошло около часа, а Ленка насобирала уже половину корзинки. Радость отражалась в ее улыбке. Но впереди было еще много работы, нужно собрать полную корзину. Так и мама похвалит, и можно будет съесть много сладких вкусных ягод.
   Земляника, которую и собирала девочка, в том году уродилась мелкая, крупных ягод совсем не было, а если и встречались такие, то они сразу же просились быть съеденными. Ленка боролась с собой и не ела ягоды. Бросала все их в лукошко.
   Пройдя почти по всей поляне, девочка посмотрела на корзину.
   – Осталось совсем чуть-чуть, – после этого взгляд переместился на оставшийся участок полянки, где и прятались нужные ягоды. Туда она и направилась.
   Прошло уже много времени, как Ленка ушла из дома. Захотелось кушать. Соблазн съесть несколько ягод земляники был настолько сильным, что она не удержалась и бросила в рот пару спелых ягодок.
   И вновь лицо девочки наполнилось радостью. Живот приятно отозвался благодарностью.
   – Ну, – девочка подошла к последнему холмику, усыпанному земляникой, – продолжим!
   Со счастливой улыбкой на лице Ленка присела. Рука потянулась к ягодам, но на пути встретилась какая-то колючка.
   – Ай, – вскрикнула девочка, не понимая, что произошло.
   Она посмотрела на палец. Сочилась кровь.
   – Как же это я? – вопросительно спросила саму себя.
   Вытерев кровь, Ленка принялась искать виновника такого глупого ранения. Колючки не было.
   – Обо что я укололась? – девочка достала из кармана перчатку и надела на руку с раненым пальцем.
   Все попытки найти ту злополучную колючку ни к чему не привели. Она просто исчезла.
   Хмыкнув и махнув рукой, Ленка собрала ягоды, и, наконец, корзинка была полна.
   – Вот мама обрадуется! – радость все еще царила в мыслях девочки. Вот только палец начал подавать болезненные признаки, отзываясь острыми уколами.
   Вспомнив, что нужно избежать заражения, Ленка нашла подорожник, намочила его в ручье и приложила к ранке, а сверху вновь надела перчатку.
   В лесу темнеет рано. Девочка посмотрела на небо. Солнца уже не видать, но еще светло. Это значит, что пора домой. Времени добраться дотемна хватит. Она много раз так делала и всегда успевала.
   Этот раз стал особенным.
   Ленка взяла корзинку и побрела по той же тропинке, по которой и пришла на поляну. Шла она быстро, припевая веселые песенки. Дорога должна была занять около двадцати минут, а прошло уже больше времени. Путница остановилась.
   – Где это я? – она осмотрелась по сторонам и не находила знакомых кустов и деревьев.
   Радость, которая все время наполняла девочку, стала угасать. Никогда раньше Ленка не терялась в лесу. Ей казалось, что она была хозяйкой здесь, и что лес помогал ей найти верный путь.
   Страх потихоньку подкрадывался все ближе и ближе. Девочка помнила, как мама говорила, что в лесу не водятся злые звери. Но в тот миг даже добрых животных Ленка не хотела встречать.
   Любопытство и интерес к странностям неожиданно исчез, но вот желание вернуться домой оставалось.
   – Нельзя стоять на месте! – словно приказала себе Ленка и пошагала вперед по тропе, – эта дорога должна вывести меня куда-нибудь.
   В этом она была права. Тропа вела к одному месту, к дому. Но не к дому девочки, а к избушке старой бабушки, живущей в лесу.
   Совсем стемнело. И как только вдали забрезжил огонек, Ленка сразу же уловила его взглядом.
   – Скорей, – она вновь приказала себе и побежала со всех ног к тому огоньку.
   Вышло, что он не так близко, как казалось. Когда девочка прибежала к месту, откуда и доносился свет, то увидела старую хижину.
   Ленке было страшно, но оставаться на улице ночью в лесу нельзя.
   Подойдя к двери, она постучала.
   – Да, да, – послышался за дверью старушечий голос, – открыто!
   Ленка толкнула дверь и та со скрипом распахнулась.
   Хижина была еще меньше, чем снаружи. Вмещались только печка и стол, возле которого стояли два стула.
   За столом сидела бабушка. Ее внешний вид внушал доверие. Напоминала она добрую старушку, а не злую Бабу-ягу из сказок.
   – Можно войти? – робко спросила Ленка. Прежде, чем переступить порог.
   – Конечно, входи, внучка! – голос был такой же добрый, как и внешность.
   Бабушка сразу засуетилась. Стала доставать из печи пироги и ставить на стол, где неожиданно появился чайник и пара кружек.
   – Присаживайся, милая, сейчас мы чаю попьем с пирогами. А знаешь, какие пироги у меня вкусные? – вопрос был риторическим, но Ленка ответила на него.
   – Нет, не знаю, – и ей тут же показалось, что этим она может обидеть бабушку, поэтому добавила, – но очень хочу узнать!
   Старушка все приготовила. Девочка устроилась за столом. Напротив присела и бабушка.
   – Рассказывай, – она отрезала большой кусок пирога и положила на тарелку гостье, – как ты тут очутилась? Ко мне никто давно не захаживал.
   Ленка тяжело вздохнула.
   – Бабушка, я заблудилась, – грустно проговорила она, опустив взгляд и не переставая поедать пирог.
   – Ох, беда, – старушка схватилась руками за лицо, – но ничего, не бойся. Я тебе помогу выбраться. Давно живу здесь и все тропы знаю.
   – Спасибо, – настроение у Ленки приподнялось.
   Бабушка заметила, что девочка не сняла перчатку с руки.
   – А что это у тебя? – старушка указала на руку.
   – Это я поранилась, – ответила Ленка, пережевывая вкусный пирог.
   – Сильно? – переживала бабушка.
   – Нет, просто палец уколола о колючку, – отмахнулась девчонка, – пустяки.
   – Может, и пустяки, а может, и нет. Дай-ка, посмотрю.
   Ленка сняла перчатку и показала свою рану.
   Бабушка нахмурилась, глядя на уколотый палец.
   – Колючка говоришь, – вполголоса произнесла она.
   – Да, – подтвердила Ленка.
   На столе вдруг появилась аптечка. Бабушка достала из нее маленькую бутылочку с каким-то раствором, намочила бинт им и обработала рану.
   – Спасибо, – поблагодарила Ленка.
   – Не за что, – ответила бабушка, – ты, главное, пироги ешь.
   Девочка последовала этому совету.
   Наевшись порогов с чаем, Ленке захотелось спать. Да и время было позднее уже.
   Старушка застелила постель чистыми простынями. Откуда появилась кровать, девочка не поняла.
   Перед сном мама всегда рассказывала Ленке сказку. Хоть ей и было уже восемь лет, девочка не могла уснуть без истории о чем-то волшебном. Она попросила бабушку рассказать ей что-то из интересной лесной жизни.
   Поискав в памяти такую историю, старушка присела на край кровати, а Ленка приготовилась слушать.
   – Значит, дело было так, – начала бабушка, – жила маленькая девочка. И однажды, гуляя в лесу, она поранила палец…
   – Как я! – обрадовалась Ленка.
   Рассказчица лишь кивнула головой в знак согласия и продолжила.
   – Она попросила помощи у волшебницы, которая жила неподалеку, но тогда еще не знала, что бабушка, живущая в лесу, является волшебницей.
   Ленка стала понимать, что к чему.
   – Рана девочки была не такой простой, как могло показаться. Ведь колючка, о которую укололась она, была заколдованной. Пораненный палец сильно болел, девочка просила волшебницу помочь ей.
   – И она помогла? – надеясь на положительный ответ, спросила Ленка.
   – Да, помогла, спокойно ответила старушка, – но все не так просто. Волшебнице пришлось забрать палец у девочки, чтобы уберечь ее от колдовства.
   На этом самом интересном месте Ленка уснула, так и не услышав, чем закончилась история.
   Утром девочка проснулась от яркого света, который раздражал глаза. При наличии всего одного окна в хижине, дом был наполнен светом во всех уголках.
   – Бабушка! – позвала Ленка, видя, что никого нет рядом.
   Она прыжком спустилась с кровати и направилась к выходу.
   – Бабушка! – крикнула, выйдя на улицу.
   Никто не отвечал.
   – Может, мне это приснилось? – подумала Ленка и вернулась в дом.
   Бабушка уже находилась там. Она накрывала на стол завтрак.
   – Как? – девочка стояла у двери и не понимала, что произошло сейчас.
   – Давай к столу! – радостно воскликнула старушка.
   Ленка снова подчинилась и села за стол. А там был вкусный свежеиспеченный пирог.
   Ленка потянулась правой рукой к чашке с чаем и вдруг обнаружила. А точнее не обнаружила пальца на своей руке. Указательный палец, который она случайно уколола вчера, отсутствовал.
   – Ааа! – закричала Ленка от испуга.
   – Тише, тише, – старушка подбежала к девочке и приобняла, – что случилось?
   – Палец! – Ленка показала руку, – его нет!
   _ Нет, – все с тем же спокойствием продолжала бабушка, – чего же так кричать. Цел твой палец.
   Ленка посмотрела на руку и не понимала, как мог быть цел ее палец, если его нет на руке.
   Бабушка словно услышала мысли девчонки и ответила на ее вопрос.
   – А так, – она налила чая в обе кружки, отрезала по куску пирога себе и Ленке, – ты разве не помнишь, что я вчера рассказывала тебе историю. Как ты просила сделать так же, как получилось в том рассказе.
   – Не помню, – виновато проговорила Ленка, опуская голову.
   – Так вот, я тебе повторю, – старушка отставила в сторону кружку, – ты поранила палец о непростую колючку, а заколдованную. Теперь твой палец стал живым.
   – Как так? – удивилась Ленка.
   – Вот так! – старушка встала из-за стола и направилась к комоду, который вновь появился из ниоткуда. Она достала небольшую коробочку и вернулась с ней к столу, – чтобы вылечить тебя от недуга великого, но по большей степени, чтобы потешить тебя, я превратила твой раненый палец в маленького мальчика.
   – Он живой? – удивлению Ленки не было предела.
   – Да, живой.
   – Здорово!
   Бабушка отнеслась к поведению Ленки с порицанием.
   – Может быть, и здорово. Вот только не все так просто.
   – У вас всегда не все так просто, – уколола Ленка бабушку, на что та не отреагировала.
   – Мальчик умеет говорить, ростом он не велик, но годами обошел тебя, хоть и не намного. В прочем, сама смотри.
   Старушка открыла коробочку, оттуда вышел мальчик. Ростом он был примерно с исчезнувший указательный палец.
   – Ух ты! – Ленка расплылась в улыбке, – а как тебя зовут? – обратилась она уже к мальчику.
   – А какое имя тебе больше нравится? – спросил мальчик писклявым мультяшным голосом.
   Ленка подумала немного и сказала, что ей нравится имя Пашка.
   Так и порешили. Она назвала мальчика Пашкой. После этого принялась расспрашивать его обо всем. На вопросы девочки Пашка отвечал коротко и по делу. Говорил, что с ним просто нужно играть и кормить три раза в день.
   Ленка так обрадовалась новому другу, что соглашалась на все его просьбы и правила. Иметь друга ростом с колпачок от ручки было для девочки превеликим счастьем.
   Позавтракав и пообщавшись с новым другом, Ленка попросила бабушку проводить ее до дома, указать верный путь. Старушка так и сделала.
   Родители, увидев свою дочку живой и невредимой (почти невредимой), радовались, что все с ней хорошо. Ленка рассказала историю, как она заблудилась, как встретила старушку в лесу, как погостила у нее в доме. Также упомянула, какими вкусными были ее пироги.
   Про мальчика не сказала ни слова. Испугалась, что не поймут.
   Весь день Ленка играла с Пашкой. Не было такой игры, в которую мальчик не умел играть.
   Но все хорошее когда-нибудь заканчивается.
   – Я хочу есть, – сказал Пашка.
   Ленка собралась бежать на кухню, чтобы принести что-нибудь вкусное, но мальчик ее остановил.
   – Не нужно на кухню. Я не ем обычную еду.
   Девочка насторожилась.
   – А что ешь?
   – Едой мне служат положительные эмоции маленьких девочек.
   – В смысле? – удивилась Ленка.
   – Чтобы поесть, мне просто нужно поглотить твою радость, – спокойно ответил Пашка.
   – Необычно, – ответила девочка, но решила, что в этом нет ничего плохого. Так даже проще, ведь не нужно ходить на кухню.
   Мальчик из пальца попросил Ленку дать ему руку, на которой он размещался раньше. Затем он укусил девочку за другой палец и стал пить. Крови не было, ведь укус был ненастоящим.
   Насытившись, мальчик улыбнулся и поблагодарил Ленку.
   – Давай играть дальше! – сказал он, но девочке уже не хотелось играть.
   Пашка забрал ее радость, пусть и не всю, но часть, которой хватило, чтобы Ленке перехотелось веселиться.
   – Давай потом, – девочка извинилась и все же пошла на кухню, чтобы покушать самой.
   Весь следующий день они снова играли. Хорошо, что у Ленки были каникулы. В школу ходить не нужно. Как и говорил Пашка, он кушал три раза в день. Девочка кормила его своей радостью.
   На третий день Пашке стало мало обычной радости.
   – Знаешь, если ты будешь кормить меня не радостью, а счастьем, то я буду меньше есть. Ты станешь веселее. Так мы сможем играть и веселиться дольше.
   Ленка согласилась, а что ей оставалось делать. Потерять такого необычного друга она не могла. Тем более, что если не кормить его, он погибнет. И никто ей не сказал, что этот палец вернется на свое место.
   Предложение питаться счастьем вместо радости оказалось уловкой со стороны Пашки. Ленке не стало лучше, да и веселей и радостней тоже не стало.
   Девочка грустнела с каждым днем. Даже яркое солнце в синем небе не радовало ее. Взгляд тускнел и угасал.
   Пашка стал сильнее. Теперь он не спрашивал разрешения поесть, а просто впивался своими мелкими зубами в руку девочке и пил ее счастье.
   Прошла неделя. В теле Ленки не осталось больше радости и счастья. Родители решили, что девочка просто заболела. Доктора не смогли поставить верный диагноз и порекомендовали не беспокоить девочку, а также наблюдать за ней постоянно.
   Ленка устала грустить. Такая жизнь ей не нравилась совсем, это была не жизнь даже. Поздно вечером, когда родители уснули, она взяла Пашку на прогулку. Тот не заподозрил ничего неладного. Погулять вечером выглядело хорошей затеей. Ленке нужны были положительные эмоции, а он в них заинтересован.
   Девочка нарочно посадила его в коробочку, чтобы не потерять в темноте.
   Выйдя на улицу, она устремилась в лес. Ленка не знала, где именно жила старушка, которая подарила ей такого маленького друга, но понимала, что должна найти ее дом.
   Добравшись до поляны, где совсем недавно собирала землянику, девочка позвала старушку.
   – Бабушка!
   Долго звать не пришлось. Волшебница появилась быстро, выйдя из зарослей кустарника.
   – Чего кричишь? – посетовала она, – здесь я.
   Ленка подбежала к ней и протянула коробочку.
   – Забери его и верни мне мой палец. Пусть он болит постоянно, я не буду жаловаться на него.
   Бабушка посмотрела на девочку, затем на коробочку.
   – Точно не будешь?
   – Нет, нет, – уверяла Ленка.
   – Ну, хорошо, – старушка взяла коробку, – пойдем со мной.
   Они ушли с полянки по одной из тропинок. До хижины добрались быстро.
   Подходя к дому, Ленка не выдержала и спросила.
   – Почему вы мне не сказали сразу?
   – О чем?
   – Про мальчика, про Пашку. Почему не сказали, что он питается радостью?
   Бабушка зашла в дом, Ленка следом за ней.
   – Видишь ли, внученька, – начала она, – когда даешь ребенку игрушку, то это дитя радуется. Внезапное появление большого количества радости нарушает баланс в природе.
   – Какой еще баланс? – не понимала Ленка.
   – В природе есть баланс радости и грусти. Не могут все люди одновременно радоваться или грустить одновременно, – бабушка приготавливала вещи для превращения мальчика в палец, – если ты радуешься, то кто-то должен грустить.
   – Значит, когда я радовалась, то грустил Пашка?
   – Не обязательно, но мог и он тоже.
   – А зачем он ел мою радость?
   Старушка все приготовила и присела напротив девочки.
   – Он ел твою радость для того, чтобы установить баланс, о котором я и говорю. Чтобы не было избытка радости и недостатка грусти.
   – Но потом я стала грустной, слишком грустной. Как это исправить?
   – Никак. Ты грустишь, а кто-то в этом мире радуется.
   – Радуется Пашка, – ворчливо произнесла Ленка.
   Старушка вновь поднялась и пошла к печи. Достала оттуда горячую воду.
   – Зачем это? – поинтересовалась Ленка.
   – Это нужно, чтобы вернуть тебе палец. Не бойся, больно не будет.
   Девочка кивнула.
   – Выпей эту воду, – бабушка протянула кружку с горячей водой.
   – Но ведь она…
   – Пей и не спрашивай. Я же обещала, больно не будет.
   Ленка подчинилась и выпила воду. Как и говорила бабушка, больно не было. Вода оказалась не горячей.
   Старушка-волшебница что-то шепнула. Ленка уснула.
   Очнувшись, она посмотрела по сторонам. Находилась все еще в хижине.
   – Уже все? – спросила девочка.
   – Да.
   Ленка почувствовала, как указательный палец снова на своем месте шевелится. Ощущения казались незнакомыми, но приятными.
   Самое главное, что это был просто палец. Он не разговаривал, не просил кушать и не поглощал радость.
   Девочка не сразу заметила, как повеселела. А вот когда заметила, спросила об этом у бабушки.
   – Я снова радостная. Почему?
   – Эх, маленькая ты еще. Многого не понимаешь. Пашка ведь поедал твою радость, а значит, она всегда оставалась в нем. Сейчас он снова присоединился к тебе, стал твоим пальцем. Вся радость вернулась.
   – Здорово! – Ленка задумалась, – но если он отдал мне всю радость, которая была в нем, то значит, в природе снова нарушился баланс.
   – Нет, вся радость, созданная в процессе игры и общения с Пашкой, исчезла. Осталась только твоя радость, которая была у тебя до встречи с ним.
   Девочка смотрела на бабушку. Она хотела понять ее слова, но не так сильно пыталась. Для нее было важнее то, что она снова радостная, что указательный палец на прежнем месте, и она может вернуться домой.
   – Спасибо! – девочка крикнула бабушке, когда уже уходила из хижины.
   – Не за что, – ответила вслед убегающей Ленке старушка, – еще встретимся.
   Домой девочка добралась быстро. Наверно, так сделала старушка-волшебница. Она незаметно пробралась к себе в комнату и уснула.
   Утром Ленка проснулась в хорошем настроении. Родители решили, что их дочка выздоровела.
   Каникулы закончились. Ленка снова пошла в школу. Занятия отвлекали ее от воспоминаний о Пашке и всей этой истории.
   Вот только иногда девочке казалось, что ее указательный палец не подчинялся ей. Отметка укола колючкой не зажила полностью и иногда болела.
   Да и радости, хоть и прибавилось, но все равно уровень ее не достиг прежних значений. Как будто кто-то маленький и голодный поедал счастье девочки.
   Ведь сказка, ожившая даже на мгновение, уже навсегда останется былью.

Часть 2. Пропавший голос

   После случая с пальцем, который она случайно поранила, собирая ягоды, девочка стала осторожнее. Вот только это никак не помогало ей в обычной жизни. Ведь она не могла предугадать происходящее.
   Одно измелилось в Ленке. Девчонка стала грустнее. Все-таки тот мальчик, созданный волшебницей, забрал часть счастья и радости девочки. Поначалу она не замечала этого. Потом не придавала значения, но когда был явный повод для веселья, а Ленка не смеялась, стало ясно, что ее дружба с мальчиком из пальца не прошла бесследно.
   И все равно Ленка постаралась жить дальше прежней девочкой. Ей иногда это удавалось, иногда не очень.
   Поверив в сверхъестественное, Ленка стала чаще обращать внимание на всякие странности и непонятные вещи. Как нарочно, таких ситуаций происходило не много. Можно сказать, что совсем не случалось.
   Но так продолжалось до поры до времени.
   Однажды Ленка вместе со своей куклой, которую держала в руках, пошла на улицу гулять. Девчонка часто разговаривала с этой куклой, ведь много времени проводила с ней. Ей казалось, что кукла понимает ее, и поэтому общалась с ней, как с живой.
   Это сказалось на восприятии девчонкой своей куклы. Она сделала ее живым человеком, хотя кукла оставалась куклой.
   Гуляя на детской площадке, где играли дети, Ленке стало скучно. Она ни с кем особо не разговаривала, не считая куклу. Решила, что они с этой игрушкой могут веселиться вдвоем, и им никто не нужен. Ленка ушла с площадки. Кукла вместе с ней.
   По дороге к дому она смотрела на игрушку, в ее грустные глаза. Кукла напомнила ей саму Ленку. В этот момент жизни девочка также была грустной. Но стало еще грустнее.
   Все эти печальные мысли давили огромным грузом. Ленка добралась до ближайшей скамейки и присела на край.
   – Эх, если бы ты была живая, – задумчиво проговорила девочка, обращаясь к кукле.
   На миг ей показалось, что кукла ответила ей, моргнув глазами, но это таким образом играло воображение маленькой девочки.
   – Если та самая бабушка из леса… – Ленка вспомнила случай с пальцем, – если она может оживить палец, то значит, сможет и куклу сделать человеком!?
   Грусть прошла, она испарилась мгновенно, как только Ленка поняла, что куклу можно сделать живой. Девочка посмотрела по сторонам, убеждаясь, что ее никто не слышал. Могут ведь и за сумасшедшую принять.
   – Что делать? – Ленка принимала решение, которое должно было изменить всю ее жизнь, – история с пальцем показала мне, что нельзя просто так доверять всякой магической живности, – прервалась и добавила, – если ее можно называть живностью.
   Для более продуктивных размышлений девочка встала со скамейки и принялась ходить перед ней то влево, то вправо, приговаривая вполголоса.
   – Добраться до леса, найти бабушку-волшебницу и попросить ее сделать мою куклу живой, – тут Ленка посмотрела на игрушку, что держала в руках.
   Сама кукла будто говорила ей, убеждала не делать ничего магического.
   Ленка не слышала и не могла слышать. Голос куклы беззвучен.
   Девочка снова присела на скамейку.
   – Вот бы сама бабушка пришла ко мне, а то идти в лес страшно немного, – как бы капризничая, сказала Ленка.
   Неожиданно появилась бабушка. Сразу после слов, в которых прозвучала просьба. Ленка с открытым ртом смотрела на нее. Бабушка постояла пару секунд и присела рядом с девочкой.
   – Стара я, чтобы стоять так долго, – буркнула волшебница, словно предугадывая вопрос девочки.
   – Я…
   Но бабушка не дала сказать и слова Ленке.
   – Знаю, – прервала она, – хочешь куклу оживить.
   Голос звучал недовольно, но не противно.
   Ленка протянула вперед игрушку, но старушка не взяла ее, только посмотрела.
   – Можно? – робко спросила девочка.
   – Отчего же нет? Можно.
   Ленка заулыбалась.
   – Только помни, что за каждое волшебство нужно отдать что-то взамен.
   – Все, что угодн… – вдруг Ленка замолчала. Поняла, что согласившись отдать все, что потребуется, назад пути не будет.
   – Все, что угодно? Уверена?
   Бабушка посмотрела на девочку так пронзительно, словно предупреждая о возможных последствиях.
   – Не знаю, – исправилась Ленка, – мне хочется, чтобы она стала моей лучшей подругой, но я боюсь, что получится так же, как и с мальчиком в прошлый раз.
   – Эта кукла не будет питаться твоей радостью или счастьем. Мы не допустим.
   – Тогда что же я отдам взамен? – уверенно спросила Ленка, – ведь нужно отдать что-то!
   Бабушка погрузилась в раздумья. На ее лице появилась соответствующая гримаса напряженных дум. Оставалось только, чтобы она кусала губы, и тогда все походило на школьника, пытающегося вспомнить ответ на вопрос, заданный учителем. Вот только ответа он не знает. Не знала и волшебница.
   – Голос, – ляпнула наугад бабушка, – ты отдашь ей свой голос.
   – Голос? – удивилась Ленка, – но как я буду с ней разговаривать?
   – Мысленно, – как будто предположила старушка, – у нее нет своего голоса, поэтому нужно отдать твой, чтобы кукла могла говорить.
   Ленка опустила голову. Как же разговаривать с родителями? Хорошо хоть в школе выпали каникулы, а то и в школу ходить неизвестно как. Девочка думала.
   «Провести каникулы обычно, играя во дворе с другими детьми? Но они не интересны, они не понимают меня. Игры их глупые. Нет, не хочу! – Ленка посмотрела на волшебницу, понимая, что та все слышит, – или провести эти каникулы в компании лучшей подруги, которая знает меня уже несколько лет. Жаль, что в жизни такой подруги нету, – зачем-то отметила девочка, – отдать ей свой голос. Самой притвориться больной немного. Будто голос пропал. Сорвала, скажу, если спросят».
   Ленка все еще держала в руках свою куклу. Сжимая ее сильнее обычного от волнения.
   – Решила? – спросила бабушка.
   – Да, – ответила Ленка, – я согласна отдать ей свой голос.
   – Итак, – начала подводить итог волшебница, – значит, ты понимаешь, что твой голос будет принадлежать другой девочке – кукле. Ты в это время говорить не сможешь.
   – Да, раз уж такая плата за живую куклу.
   – Эх, – вздохнула старушка, – не пойму я вас, молодежь современную. Ради куклы готовы все отдать. А завести знакомых, обычных друзей во дворе уже не модно.
   Ленка хотела что-то сказать в ответ, но не стала. Поняла, что это был монолог бабушки, но не диалог с ней.
   – А когда она оживет? – робко спросила Ленка, чтобы быть уверенной и не испугаться случайно появившейся незнакомой девочки.
   – А прямо сейчас! – громко сказала волшебница и принялась произносить слова заклинания.
   Взмах руки, и кукла стала увеличиваться в размерах, расти. Пара минут и она уже ростом с Ленку.
   – Ого! – удивилась сама девочка, когда увидела свою новую подругу, – а почему у нее кожа неестественная и глаза ненастоящие?
   – Она же кукла, – пояснила волшебница, – но сейчас мы это исправим.
   Старушка не стала спрашивать про плату за реальность куклы. Согласившись сделать из игрушки человека, она обязала себя придать человеческий облик кукле. Этим она и занялась далее.
   Еще один взмах руки, и глаза куклы заморгали быстро-быстро. Они стали настоящими. После этого волшебница принялась оживлять кожу куклы. Дотронувшись до нее своей рукой, старушка сказала еще несколько слов. Кожа поменялась на настоящую.
   – Теперь все! – гордо произнесла бабушка.
   – Здорово! – радовалась Ленка.
   – Ах, да… – прервала радость девочки старушка, – твой голос… придется отдать его.
   Ленка кивнула в знак согласия, даже не сказала ничего напоследок.
   Голос оставил Ленку и перешел к кукле.
   Девочка попыталась что-нибудь сказать, но у нее ничего не вышло. Ленка поняла, что голоса у нее больше нет.
   Она посмотрела на живую куклу, стоявшую перед ней. Рассматривала ее с ног до головы, желая убедиться, что она настоящая девочка, а не робот из будущего.
   Ленка повернулась в сторону волшебницы, чтобы уточнить один вопрос, но бабушки уже не было рядом.
   «Вот так всегда. Волшебник неожиданно исчезает», – подумала она.
   Ленка достала из кармана листок и ручку. Их там не было раньше, но она словно знала, что листок и ручка появятся.
   Написав несколько слов на этом листке, Ленка повернула его, чтобы кукла прочла написанное.
   – Как меня зовут? – произнесла кукла.
   Ленка замерла. Да, конечно, она понимала, что отдает свой голос, но что кукла будет разговаривать именно этим голосом, не изменив его тональности. Девочка не ожидала такого развития событий. Она услышала свой голос, но говорила им другая девочка. Ленка разозлилась. Но быстро успокоилась, решив, что это и правильно. В этом можно найти плюсы, но искать их будет потом.
   Кукла все еще ожидала согласия или одобрения после того, как прочла слова на листке. Ленка кивнула, давая знать, что кукла правильно поняла ее вопрос.
   – Меня зовут… – она задумалась.
   Если верить, что оживленная кукла может думать, то она делала именно это. В противном случае кукла просто зависла, обрабатывая информацию и ища ответ.
   «Ты не знаешь своего имени»? – спросила Ленка, написав вопрос на листке.
   – Нет, не знаю, – ответила кукла.
   «Тогда я дам тебе новое имя», – Ленка принялась думать над новым именем для куклы.
   Она всегда звала эту игрушку Машей, но сейчас ей хотелось придумать что-то необычное. Кукла стала человеком. Теперь она не та пластмассовая игрушка, которой была раньше. И имя Маша ей не подойдет. Можно сказать, что это чужое имя.
   Ленка думала. Думала долго, но ничего в итоге не придумала. Она написала на листке имя «Маша» и показала кукле.
   – Меня зовут Маша? – вопросительно произнесла кукла, – хорошее имя. Спасибо!
   Речь куклы все-таки не была такой уж слишком естественной, как у обычного человека. Напоминала первоклассницу, читающую незнакомый текст.
   Ленка смирилась с этим. На улице еще не темнело. Девочка решила, что прежде, чем идти домой, ей нужно все узнать о кукле, ведь она ее лучшая подруга теперь. Да и родителям нужно как-то объяснить появление незнакомой девочки в их доме.
   Их разговор был прост. Ленка писала вопросы на листке, Маша отвечала на них. Таким образом, она узнала, что Маша любит играть, учиться.
   Также Ленка придумала небольшую историю для Маши. Ей десять лет, как и Ленке. Она училась в другой школе, но переехала недавно в их район. Так родители не начнут спрашивать, откуда появилась Маша. Потом она рассказала немного о себе. Впрочем, девочки были похожи.
   Исписав весь листок, Ленке надоело разговаривать с Машей посредством письма. Рука устала, да и чернила в ручке заметно убавились.
   Но как только Ленка подумала, что у нее больше нет листка, и кончаются чернила, все вернулось на свои места. Листок стал белым, чернила в ручке вновь наполнились. Вот только рука оставалась уставшей.
   Стало холодать и темнеть.
   «Нужно идти домой», – написала Ленка.
   Маша кивнула, соглашаясь.
   Они пошли. Ленка всю дорогу думала, как объяснить родителям появление Маши. Не скажешь ведь просто, что это ее новая подруга, и она будет жить с ними. Родители не поняли бы такого рвения приютить незнакомую девочку, у которой, как они решили бы, есть свой дом и свои родители.
   Но если подумать, то ее домом и был их дом. Что касается родителей, то тут вопрос спорный. Ими можно считать производителей на кукольном заводе. Но можно и Ленку назвать мамой Маши. Именно так и играют девочки, считая кукол своими детьми.
   Получалось, если не вдаваться в подробности, то Маша шла к себе домой, где всегда и жила.
   Когда они подошли, Ленка остановилась. Замерла и Маша.
   – Что случилось? – спросила она.
   Ленка быстро написала, что нужно сказать на листке и отдала Маше.
   – Ты хочешь, чтобы я выдала себя за тебя? – переспросила кукла.
   Ленка кивнула.
   – Хорошо, – одобрила Маша, – я скажу так, как ты просишь. Это поможет?
   Ленка опять кивнула.
   Они пошли дальше. Девочка подобралась к окошку и посмотрела, где находятся родители. Они смотрели телевизор в одной из комнат. Это было на руку девочкам. Так они могли незаметно пробраться в комнату Ленки и оставаться там.
   Вновь Ленка написала на листке, как они будут действовать. Маша соглашалась со всем предложенным.
   Девочка открыла дверь и зашла первая. Кукла вслед за ней.
   – Лена, это ты? – донесся мамин вопрос из другой комнаты.
   – Да! – громко ответила Маша голосом Ленки.
   – Иди, умойся и будем ужинать! – продолжила мама.
   – Хорошо! – ответила Маша сама и уже без подсказки.
   В этот момент девочка перепугалась, что кукла скажет что-то не так. Все прошло без ошибок.
   Они быстренько пробежали в комнату Ленки. Девочка написала на листке, чтобы Маша оставалась на месте и не ходила за ней.
   Уходя, Ленка вспомнила, что не спрашивала, нужно ли кукле кушать. Она быстро это исправила. Маша ответила, что она не хочет ничего, и пока не знает, ест ли она вообще.
   Ленка ушла к родителям. Кукла осталась одна. Девочки долго не было. Как будто нарочно родители не отпускали Ленку к себе в комнату, где ждала Маша.
   Кукла погрустнела. Она злилась на Ленку за ее отсутствие.
   Оказалось, что все куклы злятся, когда их оставляют и не играют с ними.
   Увидев, что в комнате есть и другие игрушки, Маша решила поиграть с ними. Вот только у нее не получалось играть так, как Ленка играла с ней. Одной кукле Маша оторвала ногу случайно. У другой куклы отломалась голова. Разозлившись на себя за то, что не умеет играть, Маша разломала все игрушки в комнате и разбросала обломки.
   Кукла села на стул и смотрела, что натворила. Обычная девочка осознала бы, что это плохо. Маша не являлась обычной. Кукла просто сидела и улыбалась.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →