Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Представители сильного пола в среднем начинают бриться между 14 и 16 годами.

Еще   [X]

 0 

Лесной царь (Платунова Анна)

Главная героиня повести – Ася, десятиклассница, ведущая обычную жизнь. Она живет вдвоем с мамой, отец Аси исчез при загадочных обстоятельствах несколько лет назад. Однажды она находит в своей квартире необычный ключ, который воспринимает, как причудливое украшение. Но ключ – это мощный артефакт, открывающий двери в другие миры. В этом Асе удалось убедиться в первую же ночь. Ее сны теперь не просто сны, а путешествия в параллельные вселенные.

Год издания: 0000

Цена: 80 руб.



С книгой «Лесной царь» также читают:

Предпросмотр книги «Лесной царь»

Лесной царь

   Главная героиня повести – Ася, десятиклассница, ведущая обычную жизнь. Она живет вдвоем с мамой, отец Аси исчез при загадочных обстоятельствах несколько лет назад. Однажды она находит в своей квартире необычный ключ, который воспринимает, как причудливое украшение. Но ключ – это мощный артефакт, открывающий двери в другие миры. В этом Асе удалось убедиться в первую же ночь. Ее сны теперь не просто сны, а путешествия в параллельные вселенные.


Лесной царь Анна Сергеевна Платунова

   © Анна Сергеевна Платунова, 2015
   © Тинн Сулиен, дизайн обложки, 2015
   © Тинн Сулиен, иллюстрации, 2015

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Глава первая. Странный ключ

   Сегодня Ася пошла короткой дорогой, через лесок. Зимой, в темноте, здесь было ходить жутко, но сейчас, в марте, светлело рано, и Ася решила срезать. Другая дорога, обходная, была слишком длинной. За ночь снова навалило снега, и так как девушка вышла сегодня из дома рано, редкие прохожие еще не успели протоптать тропинку: по белому полотну тянулась лишь одна цепочка следов: прошел кто-то высокий и длинноногий, чтобы попадать в его следы, Асе приходилось прыгать как воробышку. Она и напоминала чем-то воробушка: маленькая, тоненькая, из-под шапки выбиваются пушистые светлые волосы.
   В школе все, как обычно. На последних страницах тетрадей Ася, почти не вслушиваясь в голоса учителей, выводила узоры. На алгебре, узоры получались остренькие, как формулы, на литературе – плавные, как стихи.
   Дома она, бросив сумку в прихожей, попыталась улизнуть за компьютер, но почти сразу в комнату вошла мама.
   – Ася, надо выбросить мусор.
   В руке мама держала деревянную лопаточку: готовила что-то на ужин. Из кухни приятно пахло мясным и жаренным.
   – Не могу.
   – Почему? – Удивилась мама.
   Ася задумалась. Как объяснить, что сапоги мокрые, что на душе скверно, а мир черно-белый? Она не знала.
   – Не хочу, – скорректировала она ответ.
   – Думаешь, я хочу? – Мама посмотрела задумчиво и печально. Уж что-что, а смотреть печально она умела.
   Ася, вздохнув, отправилась натягивать мокрые сапоги. Не глядя, цапнула ключи с гвоздика около двери: вернувшись из школы, она повесила их туда, как обычно. Но, к ее удивлению, в руке оказался незнакомый ключ, как будто старинный, с широкими зубчиками, головку ключа украшал выпуклый узор. Ключ был глубокого медного цвета.
   – Мам, что за ключ? – спросила Ася вслух.
   Мама была слишком занята на кухне, вопрос не услышала. Ася тоже пожала плечами, вернула ключ на гвоздь. Ее ключи висели там же. Девушка мимолетно удивилась, что ключ появился, значит, в последние десять минут, после ее прихода со школы. Но она объяснила это тем, что мама рассеянно повесила его, и тут же выбросила это из головы.
   Мусорные контейнеры, как назло, располагались очень далеко от дома. Она шла по весенней каше из песка, соли и снега, размышляя о том, есть ли вообще счастье на свете, или хотя бы лето. Ни в то, ни в другое сейчас не верилось.
   Когда она вернулась, дома уже ждал накрытый стол. Мама поцеловала ее примирительно, догадавшись, что Ася, видимо, совершила подвиг, отправившись в это путешествие к мусорным контейнерам, но Ася и не злилась. Съела ужин. Вкусный, наверное.
   – Уроки? – с вопросительной интонацией произнесла мама.
   Это надо было понимать как «когда ты сядешь за уроки»? Но, прочитав много умных педагогических книг, мама никогда не задавала таких вопросов, считая их давлением на ребенка. Ася мысленно усмехнулась.
   – Пятнадцать минут, – в тон ей ответила девушка, и это, естественно, надо было понимать, как «пятнадцать минут посижу в интернете и сразу за уроки».
   Ася уже было направилась в свою комнату, но тут в уголке сознания всплыло воспоминание о странном ключе. Ключ, в общем-то, Асю не волновал, но он был красивым. И с таким необычным узором. Ася любила узоры. Поэтому она сняла его с гвоздя, где он спокойно висел это время, и унесла в комнату, решив хорошенько рассмотреть под настольной лампой.
   Повертев ключ в руках и так и этак, рассмотрев узор и взвесив на ладони, Ася решила, что ключ достоин служить украшением ее сумки. По крайней мере, ближайшую неделю. Сумка стояла в коридоре, идти за ней сейчас было лень, поэтому Ася временно повесила ключ на цепочку, рядом с кулоном, изображающем Angry birds в стразиках, и почти сразу про него забыла, потому что ключ, хотя и выглядел так, словно сделан из меди, был удивительно легким, вес его почти не ощущался.
   Вечер, как это всегда бывает в будние дни, наступил так быстро, как будто и не уходил со вчерашнего дня, как будто весь сегодняшний день был мимолетным сном. Ася не переставала этому удивляться: почему о том, что день прошел, понимаешь только вечером, причем непосредственно перед тем, как пора ложиться спать.
   Мама зашла в комнату пожелать спокойной ночи, поцеловала. Жаль, прошли те времена, когда мама пела ей песенки на ночь. Ася понимала, что она уже слишком большая, и даже если бы мама предложила сейчас спеть ей любимую некогда песенку про солнышко лесное, она бы с негодованием отвергла это предложение. Но все же, в глубине души, она хотела бы ненадолго вернуть то время. Когда она маленькая. Мама веселая. И папа…
   Она оборвала мысль, резко повернувшись на другой бок. Нельзя, нельзя думать про это. Иначе не уснуть всю ночь. «Кто едет, кто мчится под хладную мглой…» – скороговоркой забормотала Ася про себя, применяя излюбленный способ освободиться от ненужных мыслей: пока мысли заняты чем-то другим, например, чтением стихов, ничто постороннее и неприятное в голову не проникнет.
   Ася шептала стихи до тех пор, пока глаза не стали закрываться, мысли заплелись в затейливый узор, и девушка заснула.
   Проснулась она от того, что сквозь закрытые веки жарко припекало солнце. Удивленная Ася открыла глаза и резким движение села: девушка лежала на траве под деревьями, чьи короткие тени не укрывали ее от стоящего в зените солнца. По небу плыли легкие облачка, душисто пахло травой.
   – Где я? – спросила Ася громко. Никто не ответил. Облачка бесстрастно продолжали плыть по небу, деревья шелестеть, солнце светить. Никому не было дела до Аси.
   – Как я сюда попала? – спросила она вновь. Ответа не было.
   Девушка еще посидела на земле, видимо, считая, что прояви она больше упрямства, неведомая сила, забросившая ее сюда, изволит, наконец, объявиться и дать объяснения. Сила никак себя не проявляла. «Это сон! – решила Ася. – Конечно, сон! Вот я глупая!»
   Но сон был чересчур реальным. Ася тронула траву, ее остренькие верхушки приятно кольнули руку. Ущипнула себя за предплечье и даже подскочила: перестаралась. По меньшей мере, одно было ясно: сидеть здесь в ожидании было бесполезно, понятно, что ничего не произойдет. Ася решительно поднялась на ноги.
   – Ну, привет, – в ту же секунду произнес голос за ее правым плечом.
   Подскочив от неожиданности, Ася робко обернулась, но тут же расслабленно опустила плечи. Сзади стоял мальчишка, ее ровесник, может чуть старше. Он был почти на голову ее выше, белобрысый, густые волосы падали на глаза, и, очевидно, давно уже не встречались с расческой. Одет мальчишка был в футболку, некогда зеленого цвета, а теперь грязно-бурую, брюки обтрепались внизу и свисали бахромой. Пока Ася пристально рассматривала незнакомца с головы до ног, тот терпеливо ждал.
   – Не нравиться мой вид? – осведомился он, сдержанно улыбаясь.
   Ася пожала плечами, мол, кто ты такой, чтобы нравиться мне или не нравиться.
   – Где я? – спросила она снова, на этот раз надеясь все же получить ответ.
   Парнишка подвигал бровями, очевидно, думая, что изображает гипнотический взгляд.
   – В стране Оз! – сказал он протяжно.
   – Чего?! – Ася даже ногой топнула от возмущения. – Ты за кого меня принимаешь? Говори немедленно, где я!
   Он вместо ответа легонько коснулся указательным пальцем ее ключицы.
   – Откуда это у тебя? – спросил он. – Если это у тебя, ты должна знать.
   Ася опустила взгляд, проследив за пальцем, и увидела, что он дотронулся до цепочки, по-прежнему висевшей у нее на шее. На цепочке был ключ, тот самый, она забыла его снять и легла спать вместе с ним.
   – Ключ, – непонимающе сказала она. – Но я все равно не понимаю…
   Парнишка вздохнул и терпеливо, как ребенку, повторил вопрос:
   – Откуда это у тебя?
   – Не знаю! Нашла! Объяснишь ты мне, наконец, где я? – Ася начинала терять терпение.
   – Ладно, ладно… – он успокаивающе поднял ладонь. – Ты в Межмирье.
   – Где?
   – Не перебивай. Межмирье – это… – он вздохнул, посмотрел на небо, словно ожидая от него поддержки или просто подыскивая подходящие слова. – Так называют все миры между основными двумя… Сложно объяснить. Прими, как факт.
   – Ладно… – протянула Ася. – И что я здесь делаю?
   – Ты пришла кого-то спасти.
   – Ладно… – Ася отступила на шаг, панически пытаясь припомнить, как надо вести себя с сумасшедшими. Она помнила только, что нельзя им возражать.
   – Кого спасти? – почти ласково поинтересовалась она.
   – Не знаю, – спокойно сказал парнишка, – ключ-то у тебя.
   Таким образом, круг замкнулся. Ася тяжко вздохнула, взяла ключ на ладонь и еще раз внимательно на него посмотрела. Ключ как ключ.
   – Куда надо идти?
   – Куда бы ты не пошла, ты придешь туда, куда нужно, – он говорил таким тоном, словно объяснял очевидные вещи.
   – А ты?
   – С тобой, естественно.
   В голове у Аси случился маленький торнадо. Все мысли кружились в бешеном хороводе, то одна всплывала на поверхность, то другая. Девушка даже почувствовала головокружение и, чтобы не упасть на землю, решительно двинулась вперед, куда глаза глядят. Глаза глядели на горизонт, больше тут смотреть было не на что.
   Парнишка так же решительно двинулся следом.
   Внезапно Ася поняла, что линия горизонта уже не такая ровная, как минуту назад. Она вдруг стала различать тени, похожие на строения, как будто там, словно мираж, проявляется город.
   – Город, – сказала она своему спутнику, даже не очень удивившись метаморфозе.
   – Это даже хорошо, что город, – сказал он задумчиво. – Могло быть, что угодно.
   – Только далеко, – сказала Ася, решив не обращать внимания на последнюю реплику.
   – Ближе, чем ты думаешь.
   Ася резко обернулась.
   – Слушай! Как тебя хотя бы звать?
   Он пожал плечами.
   – Я имени своего не помню. Называй, как хочешь.
   – Но… Ты… Я… Как вообще это?!!
   Ася махнула рукой, фыркнула, отворачиваясь, и вздрогнула от неожиданности. Город высился прямо перед ними. Под ногами была теперь не трава, а пыльная дорога, через несколько метров она втекала в мощеный тротуар, тот в свою очередь, изгибаясь, нырял за низенькое здание, с запыленными окнами, нечто среднее между деревенской избой и сараем. Домишко этот стоял обособленно, но не так далеко за ним начинался настоящий город.
   – Ух! – только и смогла сказать она.
   Оглянулась на безымянного спутника. Тот улыбнулся иронично и сделал приглашающий жест.
   Не желая показывать, что ей очень не по себе, Ася решительно зашагала вперед.

Глава вторая. Дождь забвения

   Городок мало отличался от всех небольших городков средней полосы: застроенный в основном пятиэтажками темно-серого и светло-серого цвета, с пыльными тротуарами, узкими газонами, засаженными чахлыми бархотками и другими, знакомыми на вид цветами, но их названия вылетели у Аси из головы, тем более что в ботанике она была не сильна. Неподалеку виднелась автобусная остановка, и девушка двинулась к ней. Остановка тоже была совершенно обычной, заклеенной объявлениями и афишами, приглашающими на выступления несуществующих групп. «Найди меня», – было написано желтой краской из баллончика поверх объявлений, и это была самая приличная надпись из тех, что Ася смогла прочитать. На скамейке, под навесом, сидела пожилая женщина и искоса поглядывала на молодых людей.
   – Здравствуйте, – миролюбиво поздоровалась девушка, – а что это за город?
   Женщина ничего не ответила, только покрепче вцепилась в клеёнчатую сумку, которую держала на коленях.
   Ася вновь обернулась на парнишку.
   – Что делать-то надо? – спросила она, почти возмущенно, и только сейчас осознала, что, кажется, приняла правила игры: уже готова спасать неизвестно кого от неизвестно чего. «В конце концов, – убедительно сказала она самой себе, – это только сон».
   У парнишки на лице появилось такое довольное выражение, то Асе незамедлительно захотелось сделать гадость.
   – А тебя я буду звать Страшила. Ты же не против? – и она улыбнулась со всем ехидством, на которое только была способна.
   – Как я могу быть против, – ответил тот, но глаза сощурил и улыбочка скисла.
   Вдруг Ася почувствовала прикосновение к своему запястью, невольно отдернула руку и увидела ту самую женщину, та протягивала девушке белый бумажный квадратик: визитка или объявление.
   – Возьми, деточка. Сразу не узнала, – сказала она. После этого вернулась на скамейку и обнялась с сумкой, тут же потеряв интерес к происходящему.
   На квадратике было написано следующее: «Направо пойдешь – домой попадешь. Налево пойдешь – погибель найдешь. Прямо пойдешь – там ночь и дождь, там в черном замке на устах ложь».
   – Все страньше и страньше… – процитировала Ася «Алису в стране чудес». – Налево я точно не пойду, и даже не проси! Заманчиво предложение повернуть направо. Как думаешь, Страшила?
   – Тогда кто-то погибнет, – просто сказал парнишка, и от этого спокойного голоса внутри у Аси что-то кольнуло больно.
   – Даже так серьезно?
   – Даже так.
   – Тогда пошли прямо, – вздохнула она, смиряясь со своей судьбой. – Но, говорю честно, мне от этого не по себе!
   – Понимаю, – сказал спутник, хотя в его голосе Ася не уловила ни капли сочувствия.
   Они пошли прямо по проезжей части, но ни одной машины девушка пока не видела. Ася мысленно была уже готова к тому, что немедленно стемнеет, а небеса разверзнутся и обрушат на них литры воды, но ничего подобного не происходило. Метров через триста дорога, вопреки логике, упиралась в ворота из темного дерева и дальше никуда не вела. Ворота были огромные, в два Асиных роста, задрав голову, она с трудом смогла различить строение за ними. На воротах висел щит, видимо медный, теперь позеленевший от времени. На щите, если хорошенько приглядеться, можно было увидеть языки пламени, и в этом пламени возможно птицу, хотя четко можно было разглядеть лишь клюв и пышный хвост невиданного создания. «Цыплят они тут что ли выращивают?», – подумала она мельком.
   – Темный замок, – удовлетворенно сказала она.
   Страшила взял в руки молоток, свисающий на толстой цепи, и ударил несколько раз по медному щиту, раздался низкий гул, который, казалось, должен был быть слышен за многие километры.
   – Оригинальный звоночек, – прокомментировала Ася.
   Почти сразу за воротами послышалось движение и створки медленно-медленно, словно у открывающего не хватало сил, открылись. Перед спутниками предстало рыжее существо, чумазое, босое, в платье до пят. При более внимательном рассмотрении существо оказалось девчонкой лет десяти, волосы заплетены в худенькие косички, но непослушные рыжие завитки, отказавшись подчиняться, свободолюбиво выбивались из прически и торчали во все стороны. Платье было ей слишком длинным и широким в плечах и талии, очевидно, досталось от старшей родственницы. Она с любопытством осмотрела гостей и на веснушчатом личике восторженно засияли карие глаза.


   – Ты ключница?! – даже не спрашивала, а утверждала она. – Ты пришла нас спасти?
   Она ухватила Асю за руку и шустро потащила за собой через двор. Ася едва успевала перебирать ногами: очень уж быстрая была девчушка.
   – Ключница значит… – ворчливо бормотала она себе под нос. – Вот спасибо.
   Страшила шагал рядом, и вид у него был подозрительно довольный.
   Они шли так быстро, что Ася даже не успевала толком ничего рассмотреть. Двор замка был вытоптан до голой земли, только кое-где пробивались чахлые травинки, и завален каким-то хламом: ржавыми доспехами, колесами, складывалось ощущение, что здесь просто сваливали отслужившие свое вещи. Сам же замок она совсем не успела разглядеть, осталось только ощущение чего-то громадного, нависшего над ней, темного и зловещего.
   Девушка, ведомая за руку, влетела под свод замка и тут же врезалась головой во что-то мягкое. Это оказался высокий полный человек, такой же рыжий, как девчушка и не надо было быть пяти пядей во лбу, чтобы догадаться, что это ее отец.
   – Папа, она пришла! – пропищала пигалица, подтверждая Асино предположение о кровном родстве.
   Человек смерил взглядом Асю, и уголки его губ опустились.
   – Кого она может спасти? – сказал он в сторону, ни к кому не обращаясь, но Асе показалось, что было сказано так, чтобы она услышала. – Себя бы спасла.
   Потом все же попытался изобразить радушную улыбку.
   – Мы как раз собирались садиться обедать. Составьте нам компанию. А после обеда и поговорим.
   Меню, как успела понять Ася, присаживаясь в дальнем конце стола, не отличалось разнообразием: много овощей и зелени, вареное мясо и ломти хлеба, все лежало на блюдах из металла. Девушка постучала ногтем по тарелке.
   – Серебро, – буднично произнес хозяин замка, заметив ее интерес.
   – А… – девушка смущенно опустила глаза. Подцепила веточку укропа и старательно стала жевать, искоса поглядывая на сидевших за столом.
   Во главе сидели хозяин и хозяйка. Он огненно-рыжий, она смуглая брюнетка. У него широкое добродушное лицо, у нее на лице застыло странное брезгливое выражение, словно она увидела в тарелке таракана. По правую руку хозяина сидели трое мальчишек, старшему из них было не больше семи лет. По левую руку две дочери: рыжулька, уже знакомая Асе и еще одна, постарше, может быть даже ее ровесница. Все наследники были рыжими, отец явно постарался на славу. Девушка заметила еще кое-что, объединяющее их всех: все были бледны, под глазами залегли тени, обитатели замка выглядели или усталыми, или больными.
   Рыжулька улыбалась Асе, все остальные поглядывали настороженно.
   – Ты уверен, что я в силах им помочь? – прошептала Ася, наклонившись к уху Страшилы. – Я ничегошеньки не понимаю!
   Страшила приложил палец к губам, показывая, что не желает обсуждать эту тему.
   У Аси буквально кусок в горло не лез от волнения. К счастью, обед скоро закончился, над столом повисло тревожное ожидание: похоже, что все, кроме самой Аси, знали, кто она такая и надеялись на нее.
   – Ну, – сказал хозяин, вытирая губы рукавом, – приступим. По уставу Отворяющих Миры, я сообщаю тебе свое имя и доверяю жизнь. Меня называют Стиг Рыжехвост. Теперь назовись ты.
   – Астра, – с трудом выдавила она, почему-то назвавшись полным именем.
   – Твой спутник тоже отворяет миры?
   – Нет, нет, – поспешно ответил Страшила. – Я лишь помощник.
   – Хорошо, Астра, – Стиг вздохнул. – не знаю, чем ты можешь помочь нам… Но, если пришла… Слушай.
   Это началось три ночи назад. Мы легли спать как обычно. Ничего не предвещало беды. Ночью я проснулся от страшного крика, хотя обычно сплю крепко, особенно после пары кружек пива. Но в этот раз крик был настолько ужасен, что даже я проснулся. Что уж говорить об остальных. Крик раздавался из комнаты моей старшей дочери.
   Ася невольно взглянула на старшую девочку, но Стиг, уловив ее движение, покачал головой.
   – Нет, это не она. Моя старшая дочь мертва… На крик прибежали мы все: я, моя жена, мои средние дочери, даже мальчишки, кроме Джона, младшенького. И слуги, конечно. На стук никто не отвечал. Тогда я выломал дверь. И…
   Хозяин замка на секунду погрузился в свои мысли, словно восстанавливая в памяти события той ночи.
   – И мы увидели ее, лежащую на полу, белую, холодную, мертвую…
   Ася почувствовала, что между ее лопаток словно прополз мокрый слизняк, и мгновенно покрылась мурашками.
   – Как же так? – глупо спросила она, и все устремили на нее недоуменные взгляды, а Страшила покачал головой, словно ему было за нее стыдно.
   Хозяин пропустил вопрос мимо ушей и продолжил:
   – Мы ничего не понимали. Врач, осмотрев тело, предположил, что это сердечный приступ. Моя бедная девочка умерла от разрыва сердца, что-то до смерти ее напугало… Это было три ночи назад. Две ночи назад все повторилось снова. Мой старший сын… Мой наследник… Он не вышел утром к завтраку. И не открывал на стук дверь. Когда слуги ее взломали, мы увидели его сидящим в кресле, он сжимал в руках меч. И был мертв. Вот так. Сегодня ночью никто не спал. Мы сидели в этом зале при свете свечей и ждали, но ничего не произошло.
   Он закончил говорить, все молчали. Асе хотелось только одного: проснутся сейчас в своей комнате. Но все глаза были обращены на нее, поэтому, чувствуя себя плохим сыщиком, она спросила:
   – А еще что-нибудь странное наблюдалось в те ночи, когда происходили (она чуть было не сказала «убийства», но вовремя прикусила язык) …эти страшные события.
   Хозяин пятерней почесал голову:
   – Если только то, что и в первый раз, и во второй шел дождь. Всю ночь напролет. И такой сильный, словно воду из бочек лили на землю.
   – Дождь… – Задумчиво повторила Ася. – Понятно.
   – Какая вам будет нужна от нас помощь?
   Ася не знала. Какая помощь? Ей казалось, что на плечи ей лег непосильный груз. И что она не та, конечно не та, за кого они ее принимают, и уже открыла рот, чтобы извиниться и сказать, что она никак не сможет им помочь, но когда подняла голову, то во всех глазах, обращенных на нее, прочла надежду и ничего не сказала.
   – Мы с моим спутником будем думать, – сказала она, слегка запинаясь. – У вас есть библиотека? Проводите нас туда.
   Она посмотрела на Страшилу и увидела, что тот чуть заметно улыбается ей. Это надо было понимать как одобрение?
   Библиотека оказалась маленьким и пыльным помещением. Создавалось впечатление, что ей редко пользовались, если пользовались вообще. Ключ хозяина с хриплым стоном повернулся в замке, дверь, жалобно скрипнув петлями, открылась.
   – Может приказать принести свечей? – поинтересовался Стиг. – От окон здесь мало света.
   Через узкие стрельчатые окна, к тому же пыльные, действительно проникало мало света, но сейчас в середине дня все же было довольно светло.
   – Спасибо, позже, – сказал Страшила.
   И Стиг Рыжехвост ушел с печально нахмуренными бровями. Видимо, все же не верил в успех этого мероприятия.
   – Так! – решительно сказала Ася, плюхаясь в кресло, от которого немедленно поднялась и закружилась в воздухе целая туча пыли.
   – Так! – повторила она, прокашлявшись и вытерев слезящиеся глаза. – Я! Ничего! Не понимаю! Это сон? Или не сон? Чего все ждут от меня? Кто это «Отворяющие миры»? И без этих разъяснений я с места не сдвинусь!!
   Страшила потер пальцами веки, но он, как видно, ожидал этого, потому что ответил спокойно:
   – Давай по порядку. Сначала про Отворяющих миры. Ими становятся все, у кого есть ключ. Такой, как у тебя. Обычно, он не падает с неба и не появляется просто так. Его получает человек после долгих лет обучения, ряда испытаний и…
   Страшила увидел в глазах Аси большой знак вопроса и добавил:
   – Но есть миф о том, что иногда, крайне редко, ключ может получить человек, ничего не знающий ни о Межмирье, ни об Отворяющих. Но и в таком случае он получает все привилегии Отворяющих, а также их обязанности, не смотря на отсутствие знаний и навыков. Кажется, хотя поверить в это трудно, такой человек ты. Поздравляю.
   Ася не знала радоваться таким известиям, или ужасаться. Тем более, что последняя фраза Страшилы прозвучала как-то саркастически.
   – Однако, не может произойти худшей беды с Отворяющим, чем потеря ключа. В таком случае в Межмирье он теряет память, и никогда не сможет вернуться домой, в свой мир. Если рядом случайно оказывается другой Отворяющий, он притягивается к нему и живет почти настоящей жизнью краткий промежуток времени, пока находится рядом. Береги свой ключ…
   Асю пронзила внезапная догадка.
   – Страшила, – прошептала она, – ты свой потерял, да?
   Страшила отвернулся, пытаясь вернуть лицу спокойное выражение, но Ася чувствовала его грусть.
   – Да, – только и смог сказать он.
   – Прости, а я тебя еще и Страшилой назвала. Давай другое имя придумаю! Давай? – Асе было его очень жаль.
   Страшила вдруг улыбнулся.
   – Нет уж. Мне стало нравиться. И, знаешь, есть и хорошая новость: хотя я не помню, кто я, все мои знания и навыки при мне. Странная мы парочка, не находишь?
   – Ты всегда теперь будешь рядом?
   – Пока ты в этом мире – да.
   – Ой, совсем забыла! А меня дома не потеряют, пока я тут расследую и спасаю?
   Он покачал головой.
   – Сколько бы времени ты здесь ни провела, ТАМ пройдет не больше одной ночи. И, да – это путешествие сродни сну, но не совсем. Ты спишь в своем мире, но и этот мир не менее реален.
   – Значит, Отворяющие некое общество людей с ключами, они приходят…
   – Они приходят на зов, туда, где нужна помощь.
   – И?
   – Ну, догадайся!
   – Спасают… – уныло сказала Ася. – Но не чувствую я в себе силы спасать кого-либо!
   – Силы ты не чувствуешь, но она в тебя определенно есть. Она есть у любого Отворяющего. Просто ты еще не знаешь, какая именно у тебя, – Страшила вновь начал говорить загадками, понял это и решил подбодрить:
   – Начнем с простого. Давай попробуем поговорить с каждым из них. Вдруг какие-то обстоятельства откроются. Времени до вечера еще много.
   Первой они позвали Рыжульку, так мысленно ее называла Ася.
   Рыжулька уселась на продавленный стул, и, так как ни секунды не могла усидеть на месте, тут же принялась качать ногой, а рукой накручивать косичку на ухо.
   – Скажи, пожалуйста, ты не замечала в последнее время чего-нибудь странного? Может папа замечал, или мама?
   Рыжулька вдруг вскочила на ноги, сжав ручонки в кулаки.
   – Моя мамочка умерла! Не называй эту жабу моей мамой!
   – Прости, прости. Я же не знала. Уверенна, твоя мачеха не такая уж злая женщина…
   – Она может по два часа читать нудные нотации, так что хочется заткнуть уши и закричать!
   – Воспитывает.
   – Если мы пошалим немножко – закрывает надолго в темной комнате!
   – Наверное, хочет, чтобы вы выросли воспитанными детьми, вежливыми…
   – А перед сном заходит в наши комнаты и раздает всем подзатыльники вместо поцелуев! Она говорит: все равно есть за что!
   – Беру свои слова назад! Вот жабища!
   Страшила сдержанно откашлялся.
   – Так значит ничего странного? – Ася вернулась к тому, с чего начинала.
   Рыжулька пожала плечами.
   – Ничего. Только вечером, перед той первой ночью, к нам постучала нищая старуха. Я тогда вышла на стук.
   – Чего она хотела?
   – Она спросила: «Впустишь меня?» Она была такая жалкая и несчастная, что я ее впустила за ворота, вынесла кусок хлеба и вина.
   – А потом? – Ася чувствовала, что, кажется, нащупала что-то, как бы правильнее выразиться, нужное.
   – Потом она ушла, – рыжулька пожала плечами. – Вот. Они постоянно к нам таскаются. Не велика странность.
   Старшая девочка была полной противоположностью своей сестре, сидела тихонько, опустив глаза.
   – Ничего странного я не видела, – пролепетала она чуть слышно. – Если только… Ну, это глупость, конечно…
   – Нет, нет, – поспешила заверить ее Ася. – Нам все важно.
   – В тот вечер… Я увидела под окнами замка…
   – Нищенку? – Ася перебила, чувствуя себя как ищейка, напавшая на след.
   – Не-ет… – протянула девушка. – Это был симпатичный юноша. Он стоял под моими окнами с букетом цветов и улыбался мне. Очень славный.
   – Он что-то сказал?
   – Сказал: «Спустись ко мне милая девушка. Я жду тебя».
   – Вот прямо так и говорил?
   – Ну да…
   – Спустилась?
   – Вот еще! Папа мне уши надерет за такие дела! Ну, я пойду?
   И она упорхнула тихо, как мотылек.
   От мальчишек вообще было мало толку. Они только носились по библиотеке, визжали и на вопросы не отвечали. В какой-то момент, Ася стала думать, что, возможно, мачеха не так уж не права. Потом вдруг старший из них, словно вспомнив о чем-то, перестал бить среднего по голове книгой и выпалил скороговоркой:
   – А! Вспомнил! Вечером того дня мы с братьями играли в подвале! И вдруг из бочки, в которой мы солим огурцы, высунулась страшная зеленая лапища!
   – Да, да! Точно! – подхватили младшие Рыжехвосты, прекращая на секунду шумную возню.
   – И что дальше? – Ася была немного обескуражена тем потоком информации, что вылился на ее бедную голову: нищенки, молодые люди с цветами, теперь вот еще «лапища». Что делать с этим она пока не представляла.
   – Что, что! Схватила с полки банку с черничным вареньем и все! Кукусики!
   Хозяин лишь повторил рассказанную накануне историю. Ася не решалась ни о чем его спрашивать. Все же такое горе в семье.
   – Так вы говорите, когда вы нашли дочь, она была белой, мертвой и холодной? – раздался вдруг голос Страшилы.
   Ася неодобрительно посмотрела на него: у человека горе, а он так не деликатен.
   Но Страшила не обратил на ее взгляд ровно никакого внимания, он ждал ответ.
   – Да… – протянул хозяин.
   – А долго вы ломали дверь?
   – Ну, точно не помню. Двери у нас прочные. Но и я мужчина не из слабых. Минут пять.
   – Ага… – задумчиво сказал Страшила.
   – Спасибо большое, вы нам очень помогли, – Ася постаралась загладить не совсем корректное, с ее точки зрения, поведение своего спутника.
   Стиг Рыжехвост обернулся на пороге, словно хотел спросить о чем-то, но так и не спросил.
   Мрачная мачеха в ответ на вопрос изрекла холодное «нет».
   – Категорично «нет»? Совсем ничего? – настаивала Ася. – Подумайте, может, забыли?
   – Я же сказала: нет! Это значит «совсем ничего»! Разве не ясно!
   Она гордо удалилась, бормоча под нос:
   – Дети, всюду дети. Ненавижу!
   Библиотека, наконец, опустела. И, действительно, хотя вечер еще только начинался, и солнце стояло высоко в небе, в комнате стало заметно темнее. Ася подошла к окошку, выглянула наружу, ожидая увидеть город, но, к своему удивлению, увидела луг, темнеющий вдалеке лесок, ров, окружающий стену. Хотя, надо сказать, удивлялась она не долго: уже начинала потихоньку привыкать к этому странному миру.
   – Я ничего не понимаю, – сказала она тихо, не оборачиваясь. – Плохой из меня Отворяющий. Знаний явно недостает. А у тебя есть догадки?
   Страшила не отвечал, она посмотрела на него: парень сидел, оперев голову на кулак и о чем-то глубоко задумавшись.
   – Странно… – сказал он, наконец. – Сядь, Звездочка, послушай…
   – Как ты меня назвал? – опешила Ася.
   – Звездочка. Ты же Астра? Значит – звезда. Не нравиться?
   – Ну ладно… можешь называть… – Ася чувствовала, что краснеет. – Но только не очень часто!
   – Послушай, – продолжал он, как ни в чем не бывало, – понимаешь, я знаю всех тех, о ком они говорили. Незваные выглядят так, чтобы вызывать жалость, они просят впустить в дом. Если впустить – высасывают жизненную силу из обитателей, не уходят, пока остался хоть кто-то живой. Смайлики, так их называют, напротив, зовут выйти. Они всегда являют образ, который будет приятен потенциальной жертве. Девушка увидит симпатичного паренька, ребенок торговца сладостями, вдова – умершего мужа. Если выйти… Ну, исход тот же…
   Ася, покрываясь мурашками, подумала о том, какой образ предстал бы перед ней. Она тряхнула головой, пытаясь сосредоточиться на важном.
   – У зеленых рук сотни обладателей, но, честно, не помню, чтобы какие-то из них питали страсть к бочкам с солеными огурцами.
   – И о чем все это нам говорит?
   Страшила слегка пожал плечами.
   – Скажу позже: у нас впереди еще целая ночь! – оптимистично закончил он.
   – Попросим принести свечей? Становиться совсем темно.
   – Думаю, уже можно присоединиться к нашей компании.
   Когда наступило время ужина, и вся семья вновь собралась за столом, Страшила за них двоих озвучил принятое решение:
   – Мы проведем ночь сегодня в одной из спален детей. А вы, как и прошлый раз, оставайтесь здесь, все вместе. Дайте нам с собой запас свечей, так, чтобы хватило на всю ночь, а сами, чтобы не происходило, оставайтесь здесь. Надеюсь, что утром проблема будет уже решена.
   Хозяин слегка нахмурился.
   – Да кто ты такой, чтобы говорить за Отворяющую. Может быть, она сама скажет?
   – Он мое доверенное лицо! – пискнула Ася.
   – И еще, – как будто не услышав, продолжал Страшила, – скажите, когда в прошлый раз начинал идти дождь?
   Стиг Рыжехвост посмотрел на часы.
   – Да примерно в это время.
   Будто в ответ на его слова в окна ударил порыв ветра, такой, что вздрогнули стекла, и вслед за этим в небесах словно прорвало плотину: дождь полил такой, что Асе показалось, будто замок погрузился в пучину морскую.
   – Вот, – резюмировал хозяин.
   Ужин продолжился в полной тишине. У Аси появилось навязчивое чувство, что добром это не кончится. Но она крепилась. И в этот момент поняла, что рада присутствию Страшилы. Без него бы она совсем пропала.
   Стиг проводил их на второй этаж, туда, где были спальни. Рыжулька шла следом и несла в подоле десятка два свечей.
   – Я поселю вас в спальне мальчишек. Она просторная, не надо будет ютиться, и теплая. И ночные вазы под каждой кроватью…
   «Фу-у!» – подумала Ася, сразу же пожалев о том, что за ужином не отказывала себе во вкуснейшем клюквенном морсе.
   Перед тем, как уйти, он несколько секунд стоял на пороге комнаты, думая о чем-то.
   – Хотите нам что-то сказать? – спросил Страшила.
   – Нет, нет… – поспешно ответил хозяин.
   Он как-то невесело усмехнулся и ушел. Рыжулька поскакала за ним, послав напоследок воздушный поцелуй.
   Ася сразу же взобралась с ногами на самую маленькую кроватку. Страшила сел напротив, уперев руки в колени.
   – Так. А теперь слушай, – сказал он.
   – Что? – испугалась Ася.
   – Задам тебе твой же вопрос: Ты не заметила ничего странного?
   – О! Мудрый вопрос! Легче узнать чего я заметила НЕ странного.
   – Тогда слушай мудрого Страшилу: они врут!
   – Кто?
   Парень запустил пальцы в шевелюру и нервно ими пошевелил.
   – Обитатели замка, естественно! Звездочка, чем ты слушаешь?
   – П-почему? – Ася даже стала немного заикаться.
   – То, что они наплели нам – невозможно. Незваные, попав в дом, не отпускают жертв. Смайлики упорны в желании выманить свою добычу и не отступают. Зеленая рука в огурцах – вообще полный бред! Они сговорились нас дурачить. Я окончательно убедился, поговорив с хозяином.
   – Я ничего такого в его рассказе не уловила…
   – Он сказал, что когда взломал дверь, увидел дочь лежащую на полу бледную, мертвую и холодную… А между тем пять минут назад слышал ее крик.
   – И что?
   – Да то, что она не успела бы остыть так быстро.
   – Да… – протянула Ася. – Значит, опасности нет?
   – Как раз наоборот. Если ты пришла сюда – опасность очень реальна. Только грозит она не им.
   – А кому? – Девушка запуталась окончательно.
   – Кто не врал нам? Хотя был очень груб и нестерпим?
   – Мачеха?! – Ася подскочила на кровати. – Но зачем? Но как?
   – Вот это нам и нужно будет выяснить.
   – Может просто спуститься и потребовать у этих врунов объяснений?
   Страшила отрицательно качнул головой.
   – Это не поможет. Все зашло слишком далеко.
   Он посмотрел на окно, Ася тоже взглянула: косые струи дождя как плетки стегали по стеклу. Дождь казался черным. И казалось, что непроглядная тьма, окутавшая замок, начинает потихоньку проникать и вовнутрь. Одинокое пламя свечи уже не справлялось, оно было слабой искрой света в океане ночи. Девушка зябко поежилась:
   – Давай зажжем еще свечей? Так неуютно. И чего мы ждем?
   Вместо ответа Страшила встал, зажег еще свечу и стал ходить с ней по кругу, воск капал, оставляя дорожку на деревянном паркете, в конечном итоге парнишка оказался внутри кольца из воска. Он воткнул свечу в центр, сел рядом, скрестив ноги.
   – Иди в круг, – сказал он.
   Ася, вздохнув, уселась напротив, накрыв голые ноги подолом сарафана: она чувствовала, что начинает покрываться мурашками от холода. Страшила, протянув руку, стащил с ближайшей кровати покрывало и небрежно набросил ей на плечи.
   – Надеюсь, что его старшие дети живы и только прячутся до поры в том же подвале, – Страшила криво усмехнулся. – И надеюсь, что заклятие действует избирательно, и не затрагивает остальных. Иначе… Туго нам придется…
   – Ободрил, – прошептала Ася.
   Тишина обступила их со всех сторон, кроме шума дождя и потрескивания фитиля свечи не было никаких звуков. И вдруг… словно кто-то тихонько побарабанил кончиками пальцев по стеклу. Тук-тук-тук. Девушка вздрогнула. Она сидела спиной и не видела окна, но от этого было еще страшнее. Страшила же как раз был повернут лицом.
   – Что там? – спросила она тихонько.
   – Только не оборачивайся, – сказал он вместо ответа. – Ни в коем случае.
   Тук-тук-тук. Тихонько и даже осторожно стучал кто-то по стеклу. Ася боролась с желанием обернуться.
   – Да что там?! – прошипела она, разозлившись. – Почему ты не говоришь?
   – Там только то, что ты хочешь увидеть.
   Тук-тук-тук.
   Ася прерывисто вздохнула и обернулась, несмотря на запрет.
   За окном, непонятно каким образом держась в воздухе, стоял мужчина. Серая куртка вымокла насквозь, вода стекает по волосам и лицу. Он прижимает ладони к стеклу и смотрит прямо на Асю.
   – Это не правда! Чтобы ты не видела – это не правда! – Страшила схватил ее за руку, пытаясь развернуть к себе лицом.
   – Папа?.. – прошептала Ася. – Это ты?
   – Да, – сказал мужчина.
   Его ладони вдруг прошли сквозь стекло, а потом и он сам шагнул на подоконник, постоял секунду и спрыгнул вниз.


   – Хочу тебя обнять, – сказал мужчина.
   Он был совершенно такой, как в тот день, когда ушел навсегда. И куртка, и джинсы, даже прическа не изменилась. Ася смотрела на него, словно окаменев, а он приближался. Протянул руку. Ася в ответ протянула свою. Краем уха она слышала, что Страшила громко говорит ей о чем-то, но не понимала слов. Их пальцы почти соприкоснулись, но когда его рука пересекла невидимую границу от начертанного воском круга, вокруг Аси и Страшилы взметнулась стена пламени, поднявшаяся почти до потолка, а когда огонь погас, за кругом никого не было.
   Девушка словно очнулась ото сна.
   – Что это было?
   Страшила смотрел на нее злыми глазами.
   – Морок, что же еще! Зачем ты обернулась, я ведь предупреждал, разве нет? Если бы он добрался до тебя!..
   – То что?
   – Кукусики! – съязвил Страшила. – Короткая карьера Отворяющего была бы закончена. И теперь у нас нет защиты!
   Ася огляделась: дорожка из воска потемнела и больше не излучала силы.
   – И что теперь? – дрожа, спросила она. – Обещаю, буду слушаться.
   – Теперь я знаю, с чем мы имеем дело. Это Дождь Забвения. Рождает фантомы, подчиняющие сознание. Гасит волю и уводит за собой. Его легко призвать, но дождь никогда не уходит без жертвы.
   – Думаешь, они вызвали его для этой жабищи?
   – Да. Одно только мне не ясно: почему же она до сих пор жива?
   – Что же теперь делать? Обратного заклинания, или чего-то там, нет?
   Страшила не успел ответить, потому что вновь раздался стук, на этот раз в дверь.
   – Это я, – раздался из-за двери голос Стига Рыжехвоста, из щели под дверью пробивался слабый отсвет свечи, которую тот держал в руке.
   – Я же сказал никому не выходить из столовой! – Возмущенно крикнул парень. – Мы тебе не можем открыть.
   – И не надо. Я так скажу, через дверь, – слышно было, что хозяин замка переминается с ноги на ногу, собираясь с мыслями. – Я не сказал вам всей правды. Мои дети… Они, действительно, мертвы, но я не находил тел ни дочери, ни сына. Только мокрые следы на полу в их комнатах. Таша, моя жена, просила этого не говорить. Мол, стыдно, что мы их даже не похоронили по-человечески… Но я подумал, надо сказать.
   – Спасибо, – автоматически ответил Страшила, но по его лицу Ася поняла, что он глубоко задумался о чем-то.
   – Не приходите больше, пока мы сами не спустимся! – крикнула девушка, подумав про себя, что еще одного стука она просто не переживет: сердце остановиться от ужаса.
   – Так… – сказал парень через несколько минут. Все это время Ася сидела, закутавшись в покрывало, глядя на огонек свечи, у нее совсем, ну вот совсем, не было никаких предположений относительно того, кто это сделал. Сам хозяин? Хозяин вместе с детьми? Дети? Кто-то из детей? Нет, она даже не знала с какого конца начинать распутывать этот клубок.
   – Это мачеха, – сказал вдруг Страшила.
   – Что? Да ты вот только говорил, что…
   – Обстоятельства поменялись, появились новые факты. Неужели ты сама не поняла?
   Ася пожала плечами. Страшила посмотрел на нее так, что девушка поняла, в его глазах она безнадежна.
   – Смотри, – терпеливо начал объяснять он, и снова в его голосе Ася уловила те нотки, словно он объяснял что-то неразумному дитятке, – дождь забвения штука избирательная: его жертвой всегда становиться тот, для кого его вызывали. Если предполагаемая жертва – мачеха, то за ней бы он и пришел. Но ни в первую ночь, ни во вторую дождь ее не забрал. Значит…
   – Дети! – воскликнула Ася. – Она ненавидит детей! Дождь забвения и пришел за детьми: сначала за старшей дочерью, потом сыном, забирает их в порядке старшинства.
   – Да. Правильно, – Страшила даже улыбнулся ее догадке. – Но дети тоже обманывают. Почему? Да потому, что они тоже призвали эту силу, для того, чтобы дождь забрал их ненаглядную мачеху. Только вот опоздали совсем немного, а теперь недоумевают, почему все пошло не так.
   – Что же это за сила такая, если любой, даже ребенок, может ее призвать. Как будто тут служба доставки монстров существует: работаем круглосуточно, каждый четвертый монстр бесплатно.
   Парень вздохнул:
   – Нет, это не просто, конечно. Обряд довольно сложный и почти забытый. Но так уж получилось, что именно здесь, в этом замке, храниться книга «Тысячелетие магии», наверное, одна из трех сохранившихся, остальные уже давно утрачены. Видела, чем старший мальчишка лупил среднего по голове?
   Ася отрицательно покачала головой, в тот момент, ей только хотелось вырвать книгу из рук несносного мальчишки и … хорошенько ему наподдать.
   – А вот я посмотрел. Это та самая книга. Причем он принес ее с собой, а не взял в библиотеке. Видимо, это настольное чтение семьи Рыжехвостов. Такое трогательное семейство. Просто прелесть. И происходит из древнейшего клана магов.
   – А это-то откуда тебе известно?
   – Герб. На воротах. Огонь и птица – древнейшие символы магии. Но, видимо, магические знания в семье ныне утрачены… Вернее, так думает старший Рыжехвост.
   – Я так понимаю, что только хозяин замка ни в чем не замешан?
   – Получается, что так.
   – А мы? Почему дождь и меня хотел забрать?
   Страшила улыбнулся.
   – Не догадалась? Заклятие на детей. Все очень удачно сложилось. Сидит сейчас гостеприимная хозяйка внизу и ручки потирает. Думает, что нам уже не выбраться.
   Ася поежилась.
   – Что же делать?
   – Самое время понять, какая у тебя сила. У тебя должна быть сила, побеждающая любое заклятие.
   – Но я… Я не знаю! А вдруг у меня нет такой силы?
   Девушка посмотрела на своего спутника с отчаяньем. «Давай ты нас сам спасешь!» – читалось в ее глазах, и, видимо, так ясно, что паренек в ответ покачал головой:
   – Лучше бы она у тебя была… И проявилась поскорее. Мы отбили первую атаку, но дождь не станет долго ждать.
   Ася взяла ключ в руку, крепко сжала. Ключ был теплым, и, как будто потяжелел, но это все. Она всмотрелась в узор, надеясь разглядеть подсказку. Догадок не возникало.
   – А какая сила была у тебя? – спросила она.
   – Я не помню… Ничего не помню о себе… Не отвлекайся!
   Тут в дверь снова постучали. Тихонько и нерешительно.
   – Уходите! – крикнул Страшила. – Я же предупредил всех.
   – Это я, – сказал детский голос.
   – Рыжулька? – удивилась Ася.
   – Да. Открой, пожалуйста. Мне надо сказать тебе кое-что!
   – Иди к папе. Все, что ты хочешь сказать, я уже знаю! Поговорим утром!
   «Если останемся живы!» – мысленно добавила она.
   – Нет, не все! Впусти. Мне страшно тут стоять.
   Ася попыталась встать на ноги, но Страшила схватил ее за запястье.
   – Не смей! – сказал он.
   – Да ты что, это же Рыжулька!
   – Это не она!
   – Впусти меня. Мне кажется, кто-то выходит из комнаты мой старшей сестры. Мне страшно!
   – Не верь ей! – крикнул Страшила, но его голос вдруг показался Асе далеким, словно он говорил сквозь ватную подушку.
   – Отпусти! – крикнула она, вырвала руку, вдруг ощутив себя очень сильной. – Это Рыжулька. Надо ей помочь.
   Но Рыжулька в помощи не нуждалась. Как только Ася подошла к двери, сквозь нее просунулась маленькая ручка и потянулась к девушке. Асю это совсем не удивило, как и в первый раз, она была словно под наркозом. Она тоже протянула ей свою.
   Страшила ухватил Ася за талию и потащил назад, но Ася упиралась изо всех сил. Рыжулька, прошедшая сквозь дверь, протянув ручонки, шла к ней.
   – Приди в себя! – крикнул Страшила, но Ася упрямо упиралась ногами в паркет, так что ему пришлось оторвать ее от пола и почти швырнуть к стене. Сам он встал между фантомом и Асей, понимая, что отступать больше некуда.
   Фантом тянул детские беззащитные ручки навстречу, он подошел уже совсем близко.
   Парень посмотрел на Асю, она умиротворенно улыбалась, глядя на приближающуюся смерть.
   – Прости, – сказал Страшила. – Выбора нет.
   И влепил ей пощечину. Серьезную, так что Ася даже покачнулась. Зато в ее глазах, наконец, появилось осмысленное выражение.
   – Что? Ты что?! – задохнулась она от гнева.
   – Ключ! – зарычал он. – Возьми в руку!!!
   Она послушалась. Мелькнула мысль, что все напрасно, никудышный из нее получился Отворяющий. Страшилу тоже было немножко жаль. Ася закрыла глаза, ожидая, что вот-вот ее поглотит тьма. И не сразу поняла, что из-под век пробивается свет. Откуда ему здесь взяться? К тому же было подозрительно тихо. Пришлось снова открыть глаза.
   Светилась сама Ася, вот так сюрприз. Ровным жемчужным светом. Светилась ее кожа, ее волосы. Причем с каждой секундой сильнее. Свет был таким ярким, что вся комната озарилась сиянием, тьма рассеялась, а фигура фантома скорчилась в полутени за спинкой кровати.
   – Ух! – Сказала девушка, хотя думала, что все ее «ух» уже ушли в прошлое.
   Свет совсем не резал ей глаза, хотя Страшила стоял зажмурившись.
   – Ася, повторяй за мной, – сказал он, нащупывая вслепую ее руку. – Я имею власть над тобой.
   – Я имею власть над тобой, – повторила Ася, как попугай, не вникая в смысл.
   – Я имею силу открывать двери…
   – Я имею силу открывать двери… Чего?
   – Слово в слово! Открывать двери между мирами.
   – Между мирами.
   – Я открываю дверь для тебя. Ты свободен.
   – Я открываю дверь для тебя. Ты свободен.
   После этих слов воздух вокруг сгустился и задрожал, словно марево над дорогой в жаркий день. Свет стал еще ярче, заполняя все уголки комнаты. Ася услышала, что шум дождя за окном стих, а фантом стал тенью, да и то лишь на несколько секунд, а потом пропал.
   – Ух! – снова сказала Ася и, подумав, что это недостаточно сильно передает ее чувства, повторила: – Ух!
   Страшила открыл глаза, устало сел на пол.
   – Ты не безнадежна, – сказал он, и девушка решила, что это надо понимать, как похвалу.
   – Все? – уточнила она на всякий случай. – Это все?
   – Еще хочешь? Понравилось? – он улыбнулся.
   Ася села рядом.
   – Спать хочу… – растерянно сказала она. – Разве можно спать… и хотеть спать?
   – Думаю, скоро ты окажешься дома.
   В дверь забарабанили.
   – У вас все в порядке?! – кричали одновременно несколько голосов. – У вас там пожар? Вы живы?
   Дверь затрещала: кто-то пытался высадить ее плечом.
   – Мы в порядке! – крикнула Ася, с трудом поднимаясь на трясущиеся ножки. Страшила уже отодвигал тяжелый засов.
   – Хорошо, что вы пришли. Нам как раз нужно прояснить некоторые моменты, – сказал он голосом налогового инспектора.
   – Вы давайте, ругайтесь, не стесняйтесь, а пока тут отдохну немножко, – прошептала Ася, вскарабкавшись на кровать. – Страшила, я ведь не умру, правда. Чувствую себя ужасно.
   – Не волнуйся. Ты потратила много сил, должно пройти время, чтобы они восстановились. Но это не опасно для жизни, – он похлопал ее по плечу.
   – Принесите ей горячего молока, – обратился он к хозяйке. – И… льда в полотенце…
   – Зачем? – не поняла Ася.
   Страшила посмотрел на нее виновато:
   – У тебя на щеке отпечаток руки.
   – Да-а… – восторженно выдохнули мальчишки. – Это чудовище тебя так? Чудовище?
   – Еще какое чудовище, – сумрачно произнесла Ася. – Надо бы этому чудовищу ручки-то поотрывать!
   Хозяйка ушла, не сказав ни слова, а Страшила обвел взглядом притихшее семейство Рыжехвостов.
   – Никто ничего не хочет сказать?
   Он по очереди посмотрел на каждого, пока, наконец, самый младший, Джонни, не стал хлюпать носом.
   – Мы не хотели! Не хотели! Мы думали, заберут только ее!!
   – Тс-с! – Рыжулька прижала ладонь к его губам, но было поздно, заговорщиков прорвало. В конце концов, раскрасневшиеся дети с хлюпающими носами, сбившись в кучку вокруг Рыжульки, покаялись в содеянном.
   – Как я понимаю, зачинщица этого безобразия – ты, – обратился он к девочке.
   – Да, – сказала она, гордо вскинув головку. – Я нашла книгу. Я вызвала дождь. Мои братья и сестры только помогали. Не понимаю только, почему не сработало! Я все делала правильно!
   Она сжала кулачки.
   – Надо было положить этому конец!
   – Чему? – спросил отец голосом, не предвещающим ничего хорошего. – Чему, неразумные дети, вы хотели положить конец?! Вы чуть всех не погубили!
   Страшила откашлялся.
   – Вообще-то это не они…
   – Что? – спросили дети одновременно с отцом.
   Парень выдержал паузу, сделал вид, что стряхивает с футболки несуществующую пылинку, по его лицу Ася поняла, что он наслаждается моментом. А спасла всех, между прочим, она, Ася! Ладно, чем бы дитя не тешилось…
   – А она, – закончил он предложение, указав пальцем на дверь, где в этот момент появилась знакомая фигура. И мачеха вовсе не держала поднос с молоком, как можно было предположить. Она сжимала в руке огромный нож.
   – Ненавижу, – сказала она почти ласково и кинулась на Страшилу.
   Стиг Рыжехвост попытался перехватить ее руку, но отчаянье и злость придали женщины силы, она вывернулась и всадила острие Страшиле под ребра. Ася ахнула, вскочив на ноги, дети завизжали. Хозяин замка все же сумел скрутить руки своей обезумевшей жене, но слишком поздно. Страшила осел на пол, зажимая рану руками, сквозь пальцы сочилась кровь. Ася плохо разбиралась в медицине, но рана выглядела ужасно.
   – Он умрет? – спросил младший мальчишка у своего отца.
   Дети еще плотнее сбились в кучку, глядя расширенными от ужаса глазами. Асе тоже было очень страшно, но она заставила себя подойти.
   – Что мне делать? Как тебе помочь? – она присела рядом.
   Страшила посмотрел на нее спокойно.
   – Проснись, – сказал он.
   Ася моргнула, не понимая.
   – Проснись! – повторил он. – Ты должна проснуться!
   И девушка почувствовала, что очертания предметов теряют четкость, лица людей, смотрящих на нее, словно выцветают, превращаясь лишь в пятна света. Она заморгала…

Глава третья. Искусственный разум

   …И увидела над собой потолок комнаты. Потолок был хорошо знаком ей до последней трещинки и пятнышка, потому что это был потолок ее спальни. Из-под подушки раздавался солиста группы «Нервы»: она поставила его песню на звонок будильника. Первые секунды Ася не понимала, где она находиться, но потом все встало на свои места. Сейчас утро, надо вставать и идти в школу. А события прошедшей ночи, хотя Ася отчетливо и ярко помнила каждое мгновение своего необыкновенного приключения, лишь сон и не более того. От усталости, которая ощущалась во сне, не осталось и следа: Ася проснулась бодрой, как никогда раньше, в отличном настроении. Паренька из сна было ужасно жалко, но он ведь только ее фантазия, и, может быть, он присниться еще когда-нибудь.
   Ася взяла в руки ключ, виновника ее чудесного сновидения. Помниться, она хотела повесить его на сумку. Но пока не хотела с ним расставаться, потому что он был напоминанием о маленьком чуде, пусть еще повисит немного на цепочке. Она заправила его под ночную рубашку, чтобы мама не увидела, Ася была не готова объяснять, почему у нее на шее висит ключ, логических объяснений не придумывалось.
   На кухне ждал завтрак: овсянка, как обычно.
   Шлеп, шлеп – это Ася шлепает ложкой по каше, задумавшись о сне.
   – Ешь, наконец, – не выдерживает мама. – О чем ты думаешь все утро?
   – Мама… – Ася осторожно пытается подобрать слова, – расскажи мне снова о том дне, когда пропал папа…
   Маме вздрогнула, роняя из рук полотенце, которым протирала стол.
   – Зачем? – тихо говорит она.
   Ася не знает, что сказать на это. Но ей необходимо это услышать, хотя она и так слышала этот рассказ десятки раз.
   – Нужно. Расскажешь?
   – Ладно, – так же тихо отвечает мама. – Вечером.
   Ася шла в школу привычной дорогой, напевая тихонько себе под нос. Ей было не то, чтобы очень весело, но и не грустно, новые чувства охватили ее: мир вокруг словно начинал приобретать краски: небо было синим, солнце желтым, прохожие перестали быть темными пятнами, а стали пятнами цветными. Этот мир хотелось узнать поближе.
   Занятая повседневными делами, Ася не заметила, как наступил вечер. Мама сама пришла к ней в комнату, когда девушка собирала сумку с учебниками.
   – Еще хочешь послушать? – спросила она. – Ты же знаешь, особо рассказывать нечего. Полиция тогда даже не приняла во внимание эти факты. А с течением времени, мне самой начинает казаться, что все было не так, а, может быть, и совсем ничего не было…
   – Я очень хочу послушать! Только расскажи все-все!
   – Ну, слушай.
   Тебе тогда было семь лет. Был самый обычный осенний день, среда, вечер. Мы уже все были дома, папа еще только пришел с работы и не успел снять куртку. Помнишь, у него была такая серая ветровка? А не успел он ее снять, потому что ты с порога набросилась на него, вскарабкалась, как на дерево, и потребовала устроить тебе «вертолетик».
   (Ася слегка улыбнулась. Она отлично помнила эту игру: папа держал ее за одну руку и одну ногу и вертел по комнате, Ася визжала и была абсолютна счастлива.)
   Папа был уставший, я это поняла по лицу, но он все же сдался и пошел тебя катать.
   А потом в дверь постучали. Я в это время что-то делала на кухне, руки у меня были грязные, поэтому я крикнула папе, чтобы он открыл. Папа вышел, улыбаясь…
   – А я осталась в комнате… Помню, меня заинтересовала какая-то реклама по телевизору! Вот глупость!
   – Да. Он открыл дверь и замер на пороге, изменившись в лице. Кого он там увидел? Если бы знать! Дверь была полуоткрыта, и я видела лишь руку, которая держалась за ручку двери с той стороны. Руку с тонкими длинными пальцами, рукав темного пальто – вот и все, что я разглядела. Они говорили не долго. В основном говорил незнакомец, но что, я не слышала. Папа отвечал что-то тихо, а один раз отчетливо произнес «нет, этого не будет». Они разговаривали не дольше трех минут, а потом… Папа сказал, что выйдет ненадолго, пытался меня поцеловать, но у меня что-то кипело на плите, руки были грязные, и я его оттолкнула… Понимаешь, мне кажется, что он знал тогда, что не вернется… А я его оттолкнула… И он ушел.
   Мама сидела, грустно глядя перед собой, но на самом деле она видела руку с тонкими пальцами и рукав темного пальто.
   – Он был необыкновенный… Такой чудесный… Ты знаешь, почему он так тебя назвал необычно?
   Ася знала, конечно, но покачала головой.
   – Думал, что это имя принесет тебе счастье, думал, что звезды к нему благосклонны. Потому что…
   – Потому что у папы на плече было созвездие Льва. Я помню. Помню, он мне показывал астрономическую энциклопедию, и там была точности такая фигура из звезд, как из родинок у папы. Как это получилось?
   Мама улыбнулась:
   – Случайность просто. В жизни много удивительных совпадений. Но он думал, что это приносит ему удачу. Его личный амулет. Семь звезд в созвездии и еще одна, ты.
   – Не принесли мы ему удачу, – нахмурилась Ася. – Если бы можно было отмотать время назад! Я ни за что бы его не отпустила!
   Мама поцеловала ее в макушку.
   – Некоторые вещи, к сожалению, изменить нельзя.
   Спать Ася вновь улеглась с ключом. Она не верила, конечно, что ключ, ха-ха, перенесет ее в Межмирье, но… Отчего-то расставаться с ним не хотелось.
   Девушка немножко подумала о папе, совсем чуть-чуть, чтобы тревожные мысли не проникли слишком глубоко в сердце, потом подумала о Страшиле. О том, как ее подсознанию удалось создать такой образ. Откуда он взялся? Это что, ее представление о идеальном парне. Не-е… Быть не может! Но… хотя… Пусть еще присниться разок, Ася возражать не станет. Еще Ася подумала о завтрашней контрольной по алгебре, но об этом думать было совсем не интересно, поэтому девушка повернулась на бок, завернулась в одеяло, и стала похожа на гусеничку, только маленький нос выглядывал наружу. «Вот если мне снова приснится что-то такое волшебное, – думала она, уже засыпая, – было бы лучше быть одетой в такой же красивый костюмчик, как у Кары в „Искателе“. Она смотрелась в нем шикарно…»
   Ух! Ася вздрогнула, судорожно оглядевшись. Она стояла в очереди к стойке, держа в руке пластиковую карточку, похожую на банковскую. Ладно. У ног стояла небольшая дорожная сумка с фиолетовыми цветочками, видимо, ее, Асина, потому что на ручке сумки висела бирка, где Асиным почерком было написано ее имя. Ладно. Было очень жарко, почему-то тесно, и невыносимо чесалась спина и руки. Она не успела разобраться, в чем дело, потому что мужчина, стоящий впереди, шагнул вперед. Ася задумалась было, надо ли идти за ним, как сзади уже кто-то нетерпеливо тыкнул ее пальцем в плечо:
   – Ты идешь? – спросил знакомый голос.
   Девушка вздрогнула радостно и обернулась: это был он, Страшила. Она с трудом справилась с желанием повиснуть у него на шее, неудобно было в такой толпе народа, что бы про нее подумали. Парень выглядел сейчас немного иначе, волосы расчесаны и прическа не такая, как в прошлый раз: подстрижен короче. Он был одет в синие джинсы и футболку с флагом Великобритании и надписью Лондон.
   – Это ты! – воскликнула она радостно. – С тобой все в порядке! Чем кончилась та история? Ой, Страшила, как я рада видеть тебя целого и…
   Ася не договорила, потому что реакция Страшилы ее удивила. Лицо у него вытянулось от удивления, и он спросил:
   – Как ты меня назвала? Девушка, милая, вы меня с кем-то путаете! Мы не знакомы!
   Но тут же смягчился и даже улыбнулся:
   – Но, наверное, надо познакомиться? Я Лондон Оскар. А ты?
   У Аси же от такого развития событий скулы свело, и она не могла издать ни звука. Сзади начали шикать нетерпеливые собратья по очереди.
   Страшила, или как его теперь следовало называть, тихонько подтолкнул ногой Асину сумку в направлении терминала, за ней пристроил свою, цвета хаки, повернулся к очереди, примирительно помахал руками над головой, мол, все в порядке, проблема устранена. Очередь всколыхнулась, сделала шаг вперед и расслабленно утихла.
   – Так, на чем мы остановились? – спросил парень, как ни в чем не бывало.
   Ася вздохнула. Придется приспосабливаться. В конце концов, он же объяснял, что теряет память, не удивительно, что он и ее не вспомнил. Но хотя бы знакомое лицо, причем дружелюбно настроенное, и на том спасибо.
   – Как, ты говоришь, тебя зовут? – предпринял он заход с другой стороны.
   – А я еще и не говорю, – проворчала Ася, но и скрывать резона не было, – Ася меня зовут. Астра.
   – Миленько. Необычно.
   – Ну, не так необычно, как Лондон…
   Парнишка, улыбаясь, указал на свою футболку:
   – Вот. Точно не забудешь.
   – А у тебя шикарный наряд! – он обвел ее фигуру глазами. – Костюмчик супер!
   Ася перевела взгляд на себя и ужаснулась: на ней был одет костюм из кожи, сидевший так плотно, что сдавливал все тело, даже дышалось с трудом. Теперь понятно, отчего было так жарко, и тесно, и чесалось все… Мамочки, караул!
   – Посмотри, пожалуйста, там молния есть, – в панике прошептала она, поворачиваясь к парню спиной.
   – Есть. А что? Хочешь, чтобы я расстегнул? – он подмигнул, показывая, что это лишь такая дружеская шутка.
   – Нет. Вернее да. Но не здесь же… Не сейчас… – Ася замолчала, запутавшись окончательно, и мечтая, в данный момент, лишь о том, чтобы в ее дорожной сумке оказалось что-нибудь более подходящее для носки, – А куда, кстати, мы стоим?
   – Ну, ты даешь! В терминал.
   – Это я поняла. А дальше?
   – Лично я отправляюсь в круиз на туристическом лайнере.
   – А я?
   Лондон вернул глаза со лба на место и сказал осторожненько:
   – И ты, очевидно, если мы стоим в очереди к одному терминалу.
   – А билет у меня есть?
   Парень указал подбородком на пластиковую карточку в ее руке.
   – Ты его держишь.
   – А, ну тогда хорошо.
   – Чудненько…
   Лондон вдруг повернул к себе ее голову, заглянул в глаза и долго что-то в них высматривал.
   – Сотрясения нет, – сказал он себе под нос. – Будем считать, что перегрелась в костюмчике.
   Очередь потихоньку продвигалась, впереди оставалось всего лишь несколько человек. Ася мечтала о душе и незаметно почесывалась. Лондон смотрел на нее внимательно.
   – Куда поплывем? – спросила, наконец, Ася.
   – Полетим, – мягко поправил ее парень.
   – По… летим? – голос у девушки дрогнул.
   – Круизный лайнер «ДолчеВита» отправляется к звездной системе Дриада. Там он посетит прекраснейшие планеты: Солея, планета морей, Дагмар, планета лесов, и Юна, планета песков и бурь… Планеты необитаемы, но неповторимы в своей красоте. Тебе весь рекламный буклет пересказывать, или что-то начинает проясняться?
   – Начинает…
   В голове у Асе вертелось множество и других вопросов, но задавать их она решила повременить.
   Подошли к терминалу, за стойкой сидела улыбающаяся, приветливая девушка… Нет, не девушка. Приблизившись, Ася поняла, что это робот, удивительно похожий на человека: на силиконовом лице отражались все эмоции, но все-таки глаза были не живые.
   – Здравствуйте, пожалуйста, ваши документы, – силиконовые губы растянулись в улыбке. Ася протянула карточку, с замиранием сердца ожидая, что сейчас что-то пойдет не так, ее вычислят и с позором выставят вон. Но считывающее устройство удовлетворенно пискнуло, карточка вернулась к Асе, и кибер-девушка, продолжая улыбаться, протянула ей несколько розовых листков.
   – Пока заполните бумаги, а я подыщу для вас удобное местечко на нашем лайнере. У вас билет третьего класса, если доплатить, можно попробовать перевести вас во второй класс. Нет? Ну, хорошо, – мягко сказала она, вытянула из руки провод и, воткнув его в считывающее устройство, замерла.
   Ася с легким ужасом посмотрела на бумаги, но оказалось, что это лишь анкеты для туристов с кучей бессмысленных вопросов. Например, «когда вам удобнее посещать бассейн?», пять вариантов ответов: утром, днем, вечером, в любое время, никогда. Ася особо не вникая в смысл ставила галочки куда придется, лишь на десятом вопросе спохватилась, что, в общем-то, не знает языка, на котором написаны анкеты, но это, как выяснилось, совсем ей не мешает. Незнакомые пиктограммы, при более внимательном взгляде, словно по волшебству превращались в знакомые буквы и слова. Ася, решив ничему не удивляться, приняла это как должное.
   – Ваша палуба Z, нижняя палуба, каюта стандарт. Вот ваш универсальный ключ, на нем уже зачислен кредитный лимит, как вы знаете, оплата всех услуг на лайнере будет производиться им, – кибер-девушка протянула еще одну карточку с изображением огромного, похожего чем-то на кита своей формой, серебристого звездного круизного лайнера.
   – А вот ваш персональный гид, – на столе появился дымчатый шар, будто сделанный из стекла. Кибер-девушка ловко пробежалась по нему пальцами, словно нажимая какие-то, только ей одной видимые кнопки, и шар вдруг заурчал, поднялся в воздух, и посмотрел на Асю большими мерцающими глазами, которые вдруг проступили на его поверхности.
   – Рад помогать вам, – произнес приятный, лишь только чуть-чуть механический голос.
   – Как мне тебя называть? – удивленно спросила Ася.
   – Я гид № 4593. Зови меня девяносто третий, – ответил гид.
   – Да, для нашей компании имечко у тебя подходящее, – хихикнула Ася.
   – Следуйте за мной, – пригласил Девяносто третий и медленно поплыл впереди Аси. Но Ася не торопилась.
   – Мне надо подождать друга, – сказала она.
   Лондон, подходивший к стойке, удивленно приподнял бровь, но спорить не стал. Ася пристроилась неподалеку, гид, урча, как показалось Асе, недовольно, висел рядом.
   – Здравствуйте, пожалуйста, ваши документы, – вновь повторила кибер-девушка запрограммированную фразу.
   Парень достал из заднего кармана брюк коричневое портмоне, открыл его, доставая свой билет. Ася же разглядела тиснение на коже: «Оскар». Должно быть название фирмы. «Так, так… – подумала она, – Лондон Оскар говоришь… Сейчас я с тобой побеседую!» Она хотела приблизиться, но словно уперлась в невидимую стену, прозрачную и упругую, и завязла в ней, как в муха в паутине, не в силах сделать ни шага.
   – Прошедшим процедуру оформления выход за пределы терминала не желателен, – сказал Девяносто третий, как показалось Асе с ноткой торжества в голосе, – иначе, придется повторять процедуру с начала. Желаете выйти?
   – Нет, – буркнула Ася. – Подожду!
   Процедура оформления прошла без запинок. Лондон получил свой универсальный ключ, своего робота-гида, которые попросил называть его Двадцать шестым, на что получил ответ, что слишком много чести, хватит с него и Колобка.
   Ася ожидала его, праздно осматривая зал. Зал был огромен. Как несколько футбольных полей. Множество терминалов, толпы народа, какие-то рекламные щиты, крошечные закусочные там и сям, в воздухе летали шарики-гиды и еще какие-то штуковины. И все же это очень напомнило Асе обычный вокзал или аэропорт: так же суетливо и бестолково, все бегают нервно, или, наоборот, расслабленно сидят, ожидая прибытия своего поезда… самолета… круизного лайнера…
   Ася засмотревшись, не заметила даже, что Лондон уже стоит рядом.
   – Пойдем? – пригласил он.
   – Ты ведь знаешь, кто я! – хитро улыбнулась Ася.
   – Конечно! Ты – Астра. Мы только что познакомились!
   – А вот и не только что! Сейчас я тебе кое-что покажу!
   Ася попыталась запустить пальцы под воротник, чтобы потянуть цепочку, но не тут-то было: костюм облегал так плотно, что не было никакой возможности просунуть даже мизинчик. Девушка сдалась.
   – Ладно, позже, – вздохнула она. – У тебя какая палуба?
   – Палуба Z.
   – Вот и хорошо, значит, мы будет неподалеку. Веди нас, Девяносто третий.
   – Держитесь, – сказали гиды в один голос. Пространство вокруг Аси потемнело, а когда тьма рассеялась, девушка увидела, что они стоят уже в каком-то коридоре.
   – Добро пожаловать на лайнер, – так же дружно повторили шарики. – Для удобства и быстроты передвижения, мы телепортировали вас на палубу Z.
   Их номера оказались рядом. Только у Аси в начале коридора, у Лондона же немного дальше. Сама палуба Z, не смотря на то, что здесь располагались каюты третьего класса, производила приятное впечатление: на полу мягкая ковровая дорожка с длинным ворсом, на стенах репродукции картин, в нишах стоят вазы с цветами, как показалось Асе, даже живыми.
   – Идем ко мне! – строго сказала она, доставая универсальный ключ. Дверь, считав сигнал, едва только Ася поднесла ключ к сканеру, открылась, впуская их вовнутрь.
   – Зачем? – парень замер на пороге.
   – Быстро! – скомандовала Ася.
   Ему ничего не оставалось, как подчиниться.
   – Чужое личное пространство! – запротестовал Колобок, зависнув по ту сторону двери.
   – Я приглашаю! – сказала Ася. – Еще что-то нужно?
   Колобок вплыл следом за Лондоном, девушка захлопнула дверь и повернулась к парню спиной.
   – Молнию видишь? Расстегни!
   – Чего? – удивился тот.
   Ася заскрипела зубами, ну что за народ пошел тугосоображающий!
   – Просто расстегни молнию! – повторила она чуть ли не по слогам.
   – Ладно…
   Парень нерешительно расстегнул молнию на костюме и боязливо отошел на несколько шагов. Но Ася не обратила на это внимания, она была поглощена выуживанием из под узкой горловины ключа на цепочке. Наконец ей это удалось, и она победоносно обернулась к Лондону, наступая на него.
   – Узнаешь? Да?
   Бедный парень, отступая, уперся, наконец, в кровать, и сел на нее, глядя на ключ. Ася же раскачивала ключ на цепочке у самого его носа, словно желая загипнотизировать.
   – Что это? А?
   Лондон вдруг расслабленно опустил плечи.
   – Понятно. Это ты. Сама меня нашла. А то я озаботился, как буду искать Отворяющего среди такой толпы народа. Значит, мы уже встречались?
   – Да! В замке Рыжехвостов! Ты ничего не помнишь? И меня тоже?!
   – Тише, тише, не кричи. Разве, в прошлый раз я не предупреждал, что ничего не помню о себе?
   – Предупреждал. Но я думала, что это ты должен запомнить!
   – Нет. Эта история тоже стала частью меня и, конечно, стерлась из моей памяти, как только ты исчезла из того мира… Интересно там было?
   Ася, сбивчиво, как могла, пересказала события того приключения.
   – А потом тебя убили… – закончила она.
   Лондон махнул рукой, мол, пустяки, дело-то житейское.
   – Ты проснулась, и я стерся. Так что настоящая опасность мне не грозила… А как, ты говоришь, назвала меня в прошлый раз?
   – Страшила… – девушка почувствовала, что краснеет.
   – Добрая ты, смотрю.
   – А в этот раз, смотрю, ты сам справился, Лондон Оскар.
   Ася ткнула пальцем ему в футболку, и, исчерпав порцию адреналина, устало присела рядом.
   – Печально… То, что ты такой… Неужели нет способа вернуть тебя к жизни?
   – Есть. Но он тебе не понравится.
   Парень протянул руку, взял в ладонь ее ключ.
   – Я могу забрать твой ключ…
   Цепочка натянулась, Ася инстинктивно отпрянула назад, но Лондон не отпускал.
   – Ключу все равно, кто хозяин…
   Ася сглотнула, чувствуя, как перехватывает дыхание, но тут он разжал ладонь.
   – Никому не позволяй коснуться твоего ключа. Даже если думаешь, что хорошо знаешь этого человека!
   Лондон встал, накинул на плечо сумку, Колобок, довольно заурчав, пристроился рядом с правой рукой.
   – Располагайся. Я скоро вернусь, – сказал парень, направляясь к выходу.
   Ася, немного взбудораженная после выходки Лондона, первым делом отправилась освежиться, благо здесь даже имелся душ. Через несколько минут, счастливая, закутанная в полотенце, которое нашлось тут же, она расположилась в кресло-качалке и подумала о том, что это приключение, пожалуй, ей нравиться.
   – Желаете послушать местную радиостанцию? – Спросил Девяносто третий, зависнув неподалеку.
   – Здесь есть местная радиостанция? Включай!
   По матовому стеклу Девяносто третьего пробежали всполохи, потом раздался шум, словно он был радиоприемником, настраивающимся на волну. И Ася услышала песню, вернее отрывок, она знала эти слова, но не могла вспомнить, откуда они:
   …Веселого много в моей стороне:
   Леса бирюзовы, жемчужны струи,
   Из золота слиты чертоги мои… – Пел красивый баритон.
   Ася почти вспомнила, почему песня кажется ей знакомой, но музыка прервалась так же внезапно, как и началась. В Девяносто третьем что-то щелкнуло и он произнес:
   – Посетитель у дверей.
   В воздухе повисла миниатюрная голограмма, изображающая Лондона, очевидно, он и был этот посетитель.
   – Можно зайти?
   – Нет! Я на тебя обиделась. Ключекрад!
   Лондон нисколько не расстроился, наоборот, развеселился.
   – Тогда встречаемся у центрального бассейна.
   Ася, не ответила, Лондон, правильно истолковав это как согласие, отключился.
   – Телепортировать? Или пройдетесь пешком? – услужливо спросил Девяносто Третий.
   – Прогуляюсь лучше.
   Ася открыла сумку, приятно удивилась, обнаружив множество полезных вещей, начиная от легкого сарафана, своего старого знакомого по прошлому приключению (Ася обрадовалась ему, как родному) и заканчивая зубной щеткой. Купальник тоже присутствовал. Ася переоделась, завязала в пучок волосы, перекинула через плечо полотенце.
   – К приключениям готова! – объявила она.
   Путь к бассейну оказался, однако, тернист и труден. Ася и не ожидала, что круизный лайнер, внутри будет огромным, словно город. Тут было все: парки и магазины, бассейны и кафе, кинотеатры и спортзалы… Девушка подумала о том, что здесь можно провести целую жизнь и даже не очень-то скучать. Так что к бассейну, не смотря на то, что пришлось воспользоваться скоростным лифтом, она добралась только через час.
   И то, что предстало перед ней на центральной палубе скромным словом «бассейн» можно было назвать с большой натяжкой. Это было море… Видимо, какой-то визуальный эффект, потому что другой берег скрывался в туманной дымке, а если задрать голову, то можно было увидеть голубое небо и легкие облака, и даже солнце, которое к тому же светило и припекало, как настоящее.
   На море был легкий бриз. На протяжении многих сотен метров тянулся песчаный пляж, на котором возлежали счастливые отдыхающие.
   – Не пойму, – сказала Ася себе под нос, – зачем к этому великолепию прилагаются еще Солея, Юна и Дагмар.
   Потом вслух:
   – Найди Лондона.
   Девяносто Третий сделал стойку, словно ищейка, напавшая на след, а потом уверенно повел Асю за собой через лабиринт лежанок, покрывал и тел.
   Он летел довольно быстро, так что девушка, боясь оторваться, смотрела только перед собой, не глядя, куда наступает. И в итоге отдавила чью-то ногу.
   – Эй! – воскликнул возмущенный голос.
   – Простите! – Асе пришлось остановиться и обернуться в поисках «жертвы».
   «Жертвой» оказался парень лет двадцати, темноволосый и очень белокожий. Он сидел под пляжным зонтом в футболке и брюках, скрестив руки на груди и хмуро глядя на преступницу. На лице у него были солнечные очки.
   – Прости, – повторила Ася, решив, что окончание «те» можно убрать – слишком много чести. – Я смотрю, ты прямо серьезно загораешь!
   Парень снял очки, на девушку посмотрели необыкновенные серо-зеленые глаза.
   – Я – Лис, – представился он.
   – Ничему не удивляюсь, – прокомментировала Ася.
   – То есть?
   – Тут нас много таких собралось: Астра – это я, Лондон Оскар, Девяносто Третий, Колобок и Лис. Вот и говорю: не удивляюсь.
   Лис, перестав мрачно изучать наглую девицу, как бы даже улыбнулся, если можно назвать улыбкой то, что уголки его губ слегка дрогнули вверх, буквально на секунду. Он открыл рот, собираясь ответить, но вдруг посмотрел куда-то поверх Асиного плеча.
   – Сколько я могу тебя ждать? – раздался за спиной девушки знакомый голос.
   Ася радостно обернулась, узнав голос Лондона, но тут же погасила улыбку, вспомнив, что обижена.
   – Мог бы не ждать, – безразличным голосом произнесла она. – Кстати, это Лис.
   – Очень приятно! – сказала парни одновременно таким тоном, каким обычно произносят: «А это что еще за урод!»
   Лондон, как бы между прочим, мягко взяв ее за локоть, попытался увести в сторону. Но не тут-то было. Ася уперлась, как молодой барашек. Хотя сама не понимала, почему это делает.
   – Ася, нам надо обсудить… сама знаешь… – прошептал ей на ухо Лондон, пытаясь привести в чувство.
   Лис вдруг встал, оказалось, что он даже выше Лондона на пол головы, и, сказал:
   – Нам тоже!
   – Что? – не поняла Ася. Лондон же только нахмурил брови и, видимо, сам не понимая, что делает, встал между ним и девушкой.
   – Надо обсудить с ней…
   – С какой стати? – Не выдержал Лондон, его сощуренные глаза смотрели с вызовом, Лис же был хладнокровен и сдержан.
   – Я разговариваю не с тобой, Тень! – сказал он, глядя только на Асю. А потом, запустив руку под футболку, вытянул тяжелую цепочку, на которой висел тускло-серебряного цвета ключ. Он не был похож на Асин, но девушка тут же поняла или почувствовала, что ключ такой же, как у нее. Это был ключ Отворяющего миры.
   – Ты Отворяющий… – озвучила Ася свою догадку. – Значит нас двое здесь.
   – Я не стал бы ему доверять! – Лондон по-прежнему смотрел холодно, продолжая загораживать девушку.
   – Почему? – не поняла Ася. – Разве не может быть двоих Отворяющих в одном месте? Это нарушение правил?
   – Ну, ответь ей, – Лис невозмутимо, и даже как будто безразлично, смотрел на Лондона. Тот отвернулся, не выдержав пронзительного взгляда серо-зеленых глаз. – Я так и знал, что сказать тебе нечего, Тень. Двое Отворяющих в одном мире – обычное дело, если опасность, грозящая людям, слишком велика.
   – Да, это так, – подтвердил Лондон. – Но мне хотелось бы ошибаться…
   – Ты не нужен нам, Тень. Мы с Астрой справимся без тебя, – Лис говорил это даже не со злобой, а словно констатируя неприятный, но ясный факт.
   Ася посмотрела на Лондона, тот стоял, опустив руки и молчал. А у нее сжалось сердце, так стало его жаль.
   – Может быть, это мне решать? – с вызовом сказала она. – И мне, кажется, уйти придется тебе!
   – Глупая девчонка! Как тебе только доверили ключ! Ты думаешь, мне очень хочется работать с тобой, сентиментальной дурочкой!
   Ася закусила губу… И в этот момент Лондон кинулся на грубияна, схватив его поперек талии, пытаясь оторвать от земли. Лис был высоким и гибким, Лондон же хоть и ниже ростом, широкоплечим. Они сцепились не на шутку. В словесной перепалке Лис чувствовал себя уверенно, сейчас же, как видела Ася, начал постепенно сдавать позиции. Но помощь к нему пришла, откуда никто не ждал: Колобок, гид Лондона, вдруг завис над клубком тел, и произнес:
   – Драка является нарушением общественного порядка. Немедленно прекратите драку!
   Конечно, никто не обратил на него внимания. Тогда из тела гида высунулся отросток, напоминающий щупальце, и из отростка в Лондона ударила небольшая синяя молния. Парень вскрикнул, опрокидываясь навзничь. Ася кинулась к нему: Лондон лежал на песке, тяжело дыша, как понадеялась Ася, не столько от электрического разряда, сколько не остыв после драки.
   – Ты живой? Как ты?
   Парень открыл глаза, сел, и удивленно посмотрел на свою руку, которая сжимала серебристый ключ: видимо, падая, он сорвал цепочку с шеи Лиса, инстинктивно пытаясь ухватиться за что-то. Ася посмотрела на Лиса. Тот стоял взлохмаченный, в порванной футболке, очки, недавно щеголевато поднятые на лоб, валялись, раздавленные, в пыли. Лис смотрел на Лондона, не веря, что такое могло произойти с ним. Было видно, что он хочет сказать что-то и сам себе запрещает сделать это, но губы у него побелели.
   – Страшно? – спросил Лондон, вставая. В руке раскачивалась порванная цепочка. – Я ведь могу его и себе оставить.
   – Можешь… – тихо сказал Лис, он даже не сопротивлялся, понимал, что заслужил.
   Асе теперь и его стало ужасно жалко. Ну, что за характер у нее такой!
   – Отдай, – тихо попросила она, переживая, что просит Лондона о таком серьезном одолжении, но, иначе, она бы себе этого не простила.
   Парень, сморщившись, словно от зубной боли, взял ее руку, и положил ключ в раскрытую ладонь.
   – Поступай, как считаешь нужным…
   Ася вернула ключ грубияну с зелеными глазами.
   – Мы пошли, пожалуй. А ты можешь оставаться и практиковаться в остроумии сам с собой, – сказала она, разворачиваясь и направляясь прочь. Лондон пошел следом. Лис нагнал их через некоторое время.
   – Мы себя ведем непрофессионально, – буркнул он, но под гневными взглядами двух пар глаз, стушевался и решил не продолжать.
   Гиды, как будто ничего и не было, летели следом.
   – А где твой? – удивилась Ася, увидев, что шариков по-прежнему только два.
   – Не доверяю я им, – покачал головой Лис. – Не люблю зависеть от каких-то безмозглых железяк… Думаю, твой дружок теперь со мной согласен.
   Они шли по пляжу куда глаза глядят, пока не уперлись в стену, которая была так удачно замаскирована под морской ландшафт, что была совершенно не заметна. Здесь отдыхающих почти не было, только в нескольких шагах расположилась семейная пара с ребенком. Мальчишка с радостным визгом прыгал и нарезал круги вокруг родителей, но постепенно его крики стали казаться звуками живой природы, вроде криков чаек, и совершенно не отвлекали. Троица решила расположиться здесь.
   Лис растянулся на топчане, подвинув его под зонт, Лондон уселся прямо на песок, скрестив ноги. Асе его поза показалось знакомой: точно так же он сидел на полу в Темном замке. Она же, решив, сохранять нейтралитет, села посередине, постелив полотенце.
   – Значит, опасность на этот раз серьезнее… – начала она разговор.
   – Да. И, видимо, грозит всем пассажирам этого лайнера, – подтвердил Лис. – Меня, обычно, затягивает куда-то только при таком раскладе.
   – И чем ты это можешь объяснить? – поинтересовался Лондон с легкой ехидцей в голосе.
   – Я очень умный, – объяснил Лис, даже не рисуясь, и Лондон не нашелся, что на это ответить.
   – Как будем действовать? – продолжала Ася, решив не обращать внимания на мальчишечьи игры.
   – По обстоятельствам, – ответили парни в один голос и тут же посмотрели друг на друга недовольно.
   – Невозможно выработать стратегию, если мы даже не знаем пока, в чем заключается опасность, – объяснил Лондон. – Придется подождать.
   – Будем развлекаться? – уточнила Ася. – Ведь нам нужно держаться вместе.
   – Видимо, придется, – сказал Лис кисло.
   Они замолчали, каждый думал о своем. Ася растянулась на полотенце, подставив лицо солнечным лучам, Лис, зачерпнув горсть песка, пересыпал ее из ладони в ладонь, виртуозно умудряясь не потерять при этом ни песчинки, Лондон задумчиво разглядывал линию горизонта.
   – Эй! – вывел их из задумчивости возглас отца семейства, расположившегося рядом. – Оставь его в покое! Эти штуки очень чувствительные, если мне придется платить за ремонт, ты будешь наказан на несколько дней!!
   Ася привстала на локтях: оказывается, мальчишка-проказник устал носиться без цели и теперь планомерно расстреливал гида комочками песка. Тот ловко уворачивался, видимо, был запрограммирован даже на такой случай, но мальчишка тоже был упорный. Не обращая на угрозы отца ровным счетом никакого внимания, он, изловчившись, подпрыгнул в воздух, и повис на гиде, обхватив его руками. Гид, не выдержав веса, все-таки рухнул вниз, в песок, мальчишка упал сверху. Ася испуганно ойкнула, но этот вождь краснокожих подскочил и бросился наутек: понял, что теперь ему зададут по первое число. Гид же остался на песке.
   – Вызываю техслужбу, – сообщил он. Ася увидела, что матовый материал, похожий на стекло, из которого был сделан гид, весь испещрен крупицами песка, который словно вплавился в него.
   – Знатно он его приложил, – прокомментировал происходящее Лондон и, почему-то, победоносно взглянул на Лиса.
   Тот даже не повернулся.
   – Идемте отсюда, – сказал он, с интересом наблюдая, как отец семейства пытается в прыжке настигнуть своего отпрыска, но каждый раз чуть промахивается. Неизвестно, чем бы кончились эти гонки, но тут с места поднялась мать семейства, внушительного вида женщина, старательно отряхнулась от песка, поправила шляпу, и, совершив стремительный маневр, схватила проказника за ухо, мальчишка незамедлительно завизжал.
   – Сейчас здесь будет очень шумно, – закончил Лис свои наблюдения.
   – Ну, нет, – возмутилась Ася, – я даже еще искупаться не успела.
   Она решительно скинула сарафан, небрежно перекинула его через плечо Лондона, тот даже не стал сопротивляться.
   – Кто со мной? – спросила она, но, не дождавшись ответа, пожала плечами. – Зря!
   Вода поначалу показалась обжигающе холодной, но Ася знала, что нельзя входить в воду постепенно, надо набраться смелости и окунуться целиком. Так она и сделала. Нырнула и поплыла под водой. Она плыла и думала о том, что давно уже не ощущала себя такой счастливой. Может и не будет ничего опасного? Может ключ решил подарить ей день отдыха…
   И тут Ася вдруг поняла, что под водой отчего-то очень темно. Словно внезапно наступила ночь. А ее, Асю, никто не предупредил. Возмущенная таким коварством судьбы, девушка вынырнула и огляделась: вокруг была кромешная тьма. Если на настоящем море в небе ночью хотя бы светят луна и звезды, то здесь все погрузилось в полную и непроницаемую тьму.
   Ася услышала крики отдыхающих на берегу. Еще не панические, некоторые даже смеялись, в основном люди с берега звали своих родных, которые в этот момент находились в воде. Девушка поплыла на голоса.
   – Ася! – позвал ее Лондон, она узнала его голос, – Ты меня слышишь? Плыви сюда!
   – Плыви сюда! – повторил за ним кто-то.
   «Неужели Лис? – удивилась Ася. – Волнуется?»
   – Я здесь! Плыву! – крикнула она в ответ.
   Берег не должен был быть слишком далеко, но она плыла и плыла, а дна под ногами все не было. Девушка еще не испугалась, плавала она довольно хорошо, но удивилась, как такое могло случиться.
   Между тем голоса на берегу становились все тревожнее. Ася поняла, что не только она одна не может доплыть до берега. Она услышала, что люди бросаются в воду, пытаясь добраться до своих близких, чтобы вытащить их на сушу. Девушка невольно поддалась панике. А делать этого нельзя было ни в коем случае. Ноги сразу ослабли, руки налились тяжестью, Ася поняла, что глотает невкусную, с химическим привкусом воду.
   – Лондон!! Лис!! – закричала она, чувствуя, что дыхание сбивается, а она теряет последние силы.
   – Держись! – крикнули в ответ, Ася даже не поняла кто именно.
   «Как они найдут меня в темноте?» – мелькнула паническая мысль, но девушка усилием воли ее прогнала.
   – Я здесь! – крикнула она.
   «Но, боюсь, ненадолго!» – добавила она мысленно.
   Она барахталась в воде, как котенок, понимая, что надо собраться, надо набрать в легкие воздуха и плыть. Но сил не было. Вокруг кричали и звали на помощь, а тьма по-прежнему была непроницаема.
   И вдруг Ася почувствовала, как чья-то рука ухватила ее за лодыжку. Она брыкнулась, из-за этого наглоталась воды и закашлялась.
   Но тут же две руки ухватили ее за плечи, разворачивая в другую сторону. Ася, уже не понимая, что происходит, вырывалась и истошно визжала, а от этого только больше погружалась в воду, которая теперь лилась даже в нос.
   – Тихо! – крикнул кто-то ей в ухо.
   – Это ты! – Ася вцепилась в руку Лондона, которого тут же узнала.
   – Тихо, тихо… – парень обнял ее за талию свободной рукой. – Мы плывем… Тихонечко… не торопись… Вот… Мы плывем… Лис! Ты дорогу будешь показывать!
   Ася увидела рядом еще один силуэт, это был Лис.
   – Плывите за мной! – сказал он тоном, не терпящим возражений.
   – Ты з-знаешь к-куда п-п-плыть?… – Ася то ли от холода, то ли от перенапряжения даже заикаться начала.
   – Да, – лаконично ответил он.
   На этот раз берег, и правда, оказался не далеко. Ася буквально рухнула на песок, сжалась в комочек. Лондон накрыл ее полотенцем, присел рядом, растирая ей руки. Лис же продолжал выситься рядом.
   – Ну как водичка? – спросил он, наконец, весьма злобным тоном, видимо, вложив в этот вопрос все, что у него накопилось.
   – Освежает! – буркнула Ася.
   Парень вместо ответа зашипел, как змий, и уселся рядом. У Аси глаза уже немного привыкли к темноте, и она с удивлением увидела, что руки его дрожат. Видимо, не одна она перепугалась.
   – Я так понимаю, что это как раз начало происходить то плохое, что должно было произойти… – невнятно выразилась она, но ее поняли.
   Лис промолчал, лишь кивнул головой.
   – Думаю, да, – коротко подтвердил Лондон. – И это еще не самое плохое.
   – Почему я не могла доплыть до берега?
   – Мы в космосе, здесь отсутствует естественное электромагнитное поле планеты. В темноте человек быстро теряет направление и начинает кружиться на месте. – Объяснил Лис так, словно говорил очевидные вещи.
   – А как ты узнал, куда плыть? – удивилась Ася.
   – Я уже говорил, что очень умный? – задал встречный вопрос Лис.
   Девушка села, почувствовав, что дрожь почти отпустила. Хотя по-прежнему было темно. Неподалеку в темноте кто-то всхлипывал, кто-то продолжал звать, но голоса становились все более приглушенными, словно люди боялись говорить слишком громко. А Ася вдруг услышала над своей головой низкий гул, будто огромный шмель висел в воздухе.
   – Что это? – не поняла она, всматриваясь в темноту.
   – А это как раз самое плохое, – ответил Лондон.
   – Ты должна мне подчиняться! – сказал знакомый механический голос.
   Ася все-таки смогла рассмотреть матовую, только чуть светящуюся сферу – это был ее гид, Девяносто третий.
   – Что? – не поняла она.
   – Ты должен мне подчиняться, – сказал еще один механический голос, и Ася поняла, что это Колобок Лондона.
   – У них что, крыша поехала? – спросила она тревожным шепотом, наклонившись к уху Лиса, его ухо находилось ближе.
   – Говоря простым языком – да, – подтвердил он.
   Ася огляделась. Глаза уже немного привыкли к темноте, насколько это вообще возможно в этих условиях. Она увидела, что все матовые сферы зависли в воздухе неподвижно, и слышала те же слова:
   – Ты должен мне подчиняться.
   – Что делать?
   – Пока разумнее сдаться, – сказал Лис. – Ты же видела, как они справились с Лондоном в прошлый раз? Стратегию выработаем позже…


   – Ладно… – нехотя согласилась девушка. Лондон кивнул, поднимаясь и подавая Асе руку.
   – Мы подчиняемся… – сказал он, но таким тоном, что будь у гидов обычные мозги вместо электронных, они незамедлительно заподозрили бы неладное, а так они лишь удовлетворенно заурчали.
   – Переключились с боевого режима на обычный, – прокомментировал это урчание Лис.
   – Вы будете ожидать в каютах, – сказал Девяносто третий. – Мы телепортируем вас.
   – Стой, стой! – закричала Ася. – Только вместе.
   Но договаривала она уже в пустоту, потому что ее захватила воронка телепорта, а мгновением позже выплюнула в каюте.
   Девушка на мгновение зажмурилась от яркого света, потерла глаза руками, осторожно огляделась. Каюта выглядела очень мирно. Она была совершенно такой, какой Ася оставила ее несколько часов назад. На полу валялась полуразобранная сумка, костюм из кожи, от которого она с таким удовольствием избавилась, был перекинут через ручку кресла. Каюта была пуста. Девушка тихонько дошла до кресла и почти рухнула в него: ноги не держали, так она переволновалась.
   – Жди дальнейших распоряжений! – неожиданно раздался сзади голос Девяносто Третьего.
   Ася его и не заметила сразу, а оказывается, он тоже был здесь, завис в тени. Девушка с опаской покосилась на своего прежнего слугу, ставшего неожиданно ее хозяином. Что можно ожидать от механических мозгов, в которых что-то замкнуло? Очевидно, ничего хорошего. Ася вспомнила электрический разряд, которым ударили Лондона, и поежилась. Где сейчас Лондон? Где Лис? Девушка не знала. Она поджала колени, зябко обхватила себя руками, она была вся мокрая, но встать и переодеться не решалась.
   «Что делать? Что делать?» – этот вопрос крутился в голове, мешая сосредоточиться.
   – Девяносто… третий… – Ася сглотнула, но заставила себя снова заговорить. – Зачем?
   Ответа, как она и предполагала, не последовало.
   – Сколько ждать?
   – Камеры дезактивации готовятся. Человеческих особей слишком много, поэтому твоя очередь подойдет не скоро. Наберись терпения.
   Камеры дезактивации… Ох, как же это Асе не понравилось. Звучало жутко и … смертельно!
   – Вы нас убьете? – пискнула она.
   – Да. Ваши жизненные процессы будут остановлены.
   – Но зачем?!
   Вопрос снова повис в воздухе. Ася судорожно пыталась придумать вопросы, благодаря которым можно будет раздобыть хоть какую-то информацию.
   – А остальные пленники где?
   – Все человеческие особи находятся в своих каютах.
   – А если у человека не было гида?
   – Такое невозможно, – Асе почудились в механическом голосе ее мучителя самодовольные нотки. – Все прибывшие получают гида, это основное правило на борту лайнера.
   Девушка не стала возражать, но почувствовала, что впервые с того момента, когда она оказалась одна в темноте, у нее появилась надежда. Лис действительно очень умный. Он знал, или предчувствовал то, что произойдет, он каким-то образом избавился от своего гида, а значит, он единственный из всех людей, находящихся на борту, не под стражей. И, наверное, скоро что-то придумает.
   Ася немного воспрянула духом и взбодрилась. Сидеть и просто ждать своей участи было очень глупо. Надо действовать! Ну… для начала хотя бы одеться. Сарафан, который ей так полюбился, остался лежать где-то в темноте на опустевшем пляже. Девушка покосилась на костюм из кожи, потрогала рукав, скривилась, представив, как тесные рукава и штанины будут натирать влажное тело. Но вдруг внезапно поняла кое-что… Даже замерла от неожиданности, не смея верить в свою удачу. Костюм только на первый взгляд был сделан из кожи. При более внимательном рассмотрении, Ася даже губу закусила, чтобы не улыбнуться и не выдать тем самым своей радости, костюм был сделан из тонкой резины. Совпадение? Или Отворяющий изначально получает защиту от того, что должно с ним произойти в этом мире? Кто знает. Одно было ясно: резина являлась прекрасной защитой от электрических разрядов. Конечно, оставались и незащищенные части тела, но если быстро бежать и закрывать голову руками, то можно попытаться прорваться… Но вот куда?
   «Ладно, об этом я подумаю позже!» – решила девушка, решительно приступая к внедрению в костюм. Она даже изловчилась застегнуть молнию. Цепочку с ключом она выпустила поверх, на случай, если придется взять ключ в руки.
   Девяносто третий бесстрастно наблюдал за ее действиями, видимо не видел в них угрозы.
   Ася подошла к двери, подергала ручку. Конечно, закрыто. А что если…
   Она взяла ключ в руку и постаралась припомнить то чувство, которое охватило ее, когда она стояла в спальне темного замка, а на нее надвигалась смерть. Ася закрыла глаза, касаясь кончиками пальцев двери, сосредоточилась…
   – Что ты делаешь? – забеспокоился гид. – Отойди от двери.
   – Чего ты беспокоишься? Разве я могу открыть ее без ключа?
   «Открыть ее без ключа…» – эхом прошелестело в сознании, и тут же другие слова вслед за этими пришли сами собой: «Я имею силу открывать двери…»
   Она сжала ключ еще крепче. Ася не знала, касается ли ее сила только дверей между мирами, или всех без исключения дверей, но попробовать стоило.
   «Я имею силу открывать двери… Я имею силу открывать двери…» – повторяла она, как заклинание.
   Дверь под кончиками пальцев едва ощутимо качнулась. Опасаясь, что это ей только чудиться, ведь яркого света, как в прошлый раз, не было, Ася толкнула ее изо всех сил, и, неожиданно для себя самой, вылетела в темный коридор. Вылетела, инстинктивно захлопнула дверь за собой, и не останавливаясь и не ожидая, сможет ли Девяносто Третий открыть дверь следом (вероятнее всего – да), она побежала по коридору.
   Где-то на этой же палубе должна быть каюта Лондона. Но где? В темноте она быстро потеряла ориентацию и не знала в том ли направлении бежит.
   – Лондон! – крикнула она в отчаянье, хотя понимала, что может привлечь к себе ненужное внимание.
   Никто не отзывался. Ася спряталась, если можно так сказать, в нише, где стояла ваза с цветами: села прямо на пол и прислонилась к стене. Укрытие крайне ненадежное, она это понимала. Найти ее не составит труда. Девушка стиснула руками ключ, свою единственную надежду, и заплакала.
   Тут чья-то холодная рука стиснула ее ладонь. Ася взвизгнула, но эта же рука зажала ей рот.
   – Тихо ты! – сказал знакомый голос и сердитые серо-зеленые глаза, которые, казалось, мерцали в темноте, как у кота, посмотрели на нее в упор.
   – Лис! Ты меня нашел!
   – Как видишь. Пришлось.
   Пропустив мимо ушей это нелестное слово, Ася даже не обиделась, так она была рада его видеть.
   – Теперь вытащим Лондона?
   Тишина в ответ.
   – Эй! – она потрясла его за рукав. – Надо вытащить Лондона! Они готовят какие-то камеры дезактивации… Они его убьют!
   Лис скривился.
   – Ты ведь понимаешь, что на самом деле его нельзя убить? Да и зачем он нам нужен? Мы Отворяющие, он – лишь Тень! Справимся без него.
   – Нет! – решительно сказала Ася. – Без него я с места не сдвинусь!
   – Ну и сиди! – вспылил Лис, вставая и быстро удаляясь по коридору. Секунда и он уже растворился в темноте. Вот так так… К такому повороту событий Ася была не готова. Она только охнула и еще плотнее вжалась в стену. Ей не хотелось верить, что это возможно. Он ушел… Вот так просто… Бросил ее… Ладно же!
   Ася, дрожа всем телом, все-таки встала и тихонько, двигаясь вдоль стены, пошла по коридору. Она уже не понимала, в каком направлении идет, в сторону от своей каюты или, наоборот, возвращаясь к ней. А у каюты, возможно, ее уже поджидает Девяносто Третий, знает, что глупая добыча сама вернется в руки. Она завернула за угол и вскрикнула. Впереди, метрах в трех от нее, висел в воздухе матовый шар. Девяносто третий или другой? Ищут ее? Ася мгновенно отпрянула назад и, кажется, заметить ее не успели, но проход был закрыт. Что дальше?
   – Только не кричи, – сказал тихий голос за ее спиной. – Обернись.
   Сзади стоял Лис, крайне недовольный, а рядом потрепанный слегка, но весьма живой Лондон.
   – Лондон! – Ася, сама от себя не ожидая, крепко обняла его. Он нерешительно похлопал ее по плечу.
   Лис наблюдал за происходящим с ироничной усмешкой на губах.
   – О, как трогательно! Если ты думаешь, что он это запомнит, то ошибаешься.
   Но Ася и на него посмотрела чуть ли не с нежностью.
   – Ты его вытащил все-таки! А как?
   – Об этом позже. Надо идти. Вернее бежать.
   Лис засунул руку в карман брюк и достал ее, сжимая что-то в кулаке.
   – Куда бежать?
   – Вон в том направлении, – и Лис махнул рукой в направлении коридора, где, как уже успела увидеть Ася, их поджидал гид-монстр.
   – Там… – начала она, но Лис не дослушал и побежал вперед.
   Ася замешкалась на долю секунды, но Лондон вполне ощутимо тыкнул ее между лопаток.
   – Беги! – крикнул он.
   Девушка закрыла голову руками и побежала вслед за Лисом. Каково же было ее удивление, когда она увидела, что парень бежит не мимо гида, а прямо на него. «Он сумасшедший!» – мелькнула мысль.
   – Немедленно остановитесь! – сказал механический голос, шар двинулся навстречу, на ходу отращивая щупальца. Ася помнила, чем это грозило. – Вы должны сдаться. Добровольная сдача…
   Но гид не договорил, так как Лис неожиданно замахнулся, разжал ладонь, и в матовый шар полетела горсть песка. Потом еще одна. Песок, как уже Ася видела, мгновенно опечатался на поверхности, словно прожог ее сотнями маленьких искорок. Гид качнулся в полете, пискнул что-то, заваливаясь на бок, щупальца повисли безжизненно, и он упал прямо в руки подоспевшего Лондона.
   – Ого! – только и сказала Ася. – Новый вид оружия!
   – Нет времени на разговоры, – резко оборвал ее Лис. – Потащили его.
   Они побежали дальше по темным коридорам и пустым лестницам. Видимо Лис хорошо представлял, куда он их ведет, но девушка, уже после второго лестничного пролета поняла, что совершенно не представляет в какой части лайнера сейчас находится.
   Путешествие закончилось неожиданно. Когда Ася поняла, что совсем выбилась из сил и вот-вот рухнет на пол, Лис, в очередной раз куда-то свернув, вдруг поднял руку.
   – Здесь, – коротко сказал он.
   – Что здесь?
   – Лаборатория, – ответил он, не объясняя.
   Асе уже, в общем, было все равно, где они, главное, можно перевести дыхание и передохнуть.
   Но Лондон заинтересовался.
   – Лаборатория на круизном лайнере. Интересно.
   – Я думаю, ты все понял…
   – Да, я сразу это подозревал.
   Ася, хотя и была очень уставшей, возмутилась.
   – Никто не хочет объяснить, в чем дело? Вы говорите загадками!
   Лондон взглянул на Лиса, словно спрашивая у него разрешения сказать, но тот покачал головой.
   – Позже. Надо включить электричество и заблокировать двери.
   Ася, понимая, что толку от нее в таком деле будет не много, присела на пол у стены, переводя дыхание и переваривая полученную информацию. Вернее, злясь, что большая часть информации пока от нее скрыта. Два этих прохвоста знают о чем-то, а ей не говорят.
   Через какое-то время вспыхнул свет, ослепляя ее на мгновение, она услышала шум смыкающихся дверей. Подумалось, что двери здесь совсем не простые, в случае чего смогут долго противостоять натиску.
   – Спишь? – Спросил насмешливый голос. Девушка покосилась из-под опущенных ресниц: Лис смотрел на нее снисходительно, улыбаясь кончиком рта.
   – Если бы! – буркнула Ася.
   Она поднялась на ноги, огляделась. Ей казалось, что лаборатория на круизном лайнере должна быть совсем небольшой, ведь, по сути, она здесь совсем не нужна. Ну подхватят туристы насморк или съедят что-нибудь не то… Но ее ожидал сюрприз. Лаборатория была огромной, словно целый исследовательский институт: комната размером с футбольное поле, со стеклянными перегородками и отдельными затемненными закрытыми секциями, размером с холодильник. И, как всякая лаборатория, она была полна приборов неизвестного Асе назначения и всей той загадочной ерунды, которую всегда ожидаешь увидеть в подобного рода местах.
   – Я даже не знаю, что сказать… – прошептала девушка.
   – И не надо, – сказал Лондон.
   Он наклонился, поднимая что-то с пола. Это оказался тот самый гид, метко подбитый пригоршней песка. Он, очевидно, хотя и был поврежден, но еще жив… Если так можно сказать о роботе. Он слабо светился, шипел, словно силясь произнести что-то, по матовому стеклу, не испещренному крупинками, пробегали огоньки.
   – Зачем это нам? – с отвращением спросила Ася. Будь ее воля, эту гадость она бы оставила там же, в коридоре.
   Парень ее вопрос попросту проигнорировал. Останки гида были водружены на ближайший стол.
   – Нужна твоя помощь, – сказал Лис, указав подбородком на бокс, на котором были изображены незнакомые символы. – Мне необходимо оборудование. Потом сможешь отдохнуть.
   – Но я … – Ася растерялась. – Чем я смогу помочь?
   – Открыть дверь.
   – Как? А разве ты этого не можешь?
   Лондон ответил за него.
   – У всех Отворяющих разные способности. Ты обладаешь даром открывать все двери, видимые и невидимые.
   – О, – Ася не нашлась, что сказать. Но надо, значит надо.
   Она встала рядом с боксом, дотронулась кончиками пальцев, сосредоточилась, пытаясь восстановить в памяти то чувство, которое охватило ее в прошлый раз, когда дверь открылась под ее рукой. Ничего не происходило.
   – Не получается, – Ася покачала головой. – Не знаю, как это получилось в прошлый раз. Наверное, от отчаянья.
   – Необходимо отчаянье? – Иронично осведомился Лис. – Как тебе такой вариант: если ты сейчас не откроешь этот ящик, то уже через несколько часов все люди, которые летят на этом лайнере, будут мертвы.
   Ася вздохнула, взяла ключ в руку. Замерла, закрыв глаза. Лондон положил ей руку на плечо.
   – Ты имеешь силу открывать двери… – тихо сказал он, подбадривая. – Все получиться.
   Лис фыркнул, отворачиваясь и показывая всем своим видом, как он относится ко всем этим романтическо-психологическим штучкам.
   Ася и сама готова была фыркнуть, так как, в общем-то, была с ним солидарна в этом вопросе. Но неожиданно в двери раздался тихий щелчок, и она приоткрылась.
   – Я могу! – удивленно воскликнула девушка.
   – Можешь, можешь… – Лондон потрепал ее по макушке, он улыбался.
   Лис же бесцеремонно отодвинул ее и сразу же принялся вытаскивать из бокса какие-то инструменты.
   – Помоги мне, – сказал он, нагружая Лондона ворохом каких-то аппаратов, с торчащими проводами. – Надо понять, как он работает, чтобы узнать слабое место.
   Забрался в бокс с головой, выудил из дальнего угла что-то похожее на маленькую циркулярную пилу. Пила коротко взвизгнула, после нажатия на ручку.
   – Работает, – удовлетворенно сказал Лис. – Сейчас мы посмотрим, что там у них внутри!
   И парни воинственно двинулись в сторону стола, на котором лежал их враг. Пила вновь запела сначала тонко, потом надсадно: Лис занялся исследованием механической начинки гида.
   Ася не пошла смотреть, ей было противно и почему-то жаль это механическое создание. «Только бы это был не Девяносто Третий!» – подумала она. Она некоторое время издалека понаблюдала за работой парней: Лис аккуратно извлекал какие-то детали, что-то присоединял, хмурился озабоченно, показывал Лондону, что куда надо положить. Девушка решила прогуляться по лаборатории.
   Все пространство было разделено на зоны прозрачными перегородками, Ася шла по проходу между ними, внимательно все рассматривала, пыталась понять, что же здесь происходило. Но все столы были стерильно чисты, все мониторы выключены, все боксы закрыты: лаборатория продолжала скрывать свои тайны. Можно было бы заглянуть в боксы, но, как подозревала девушка, они также будут полны непонятных приборов. Хотя…
   Внезапно ей послышался шорох. Девушка прислушалась. Шорох определенно доносился из ящика. Что-то или кто-то было закрыто там. Вдруг человек пытался спрятаться от свихнувшихся гидов и застрял?
   – Кто здесь? – спросила Ася, наклоняясь к боксу. – Ты человек?
   – Да. Я человек. Можешь выпустить меня? – сказал кто-то изнутри глухо и невнятно, но слова девушка разобрала.
   – Ты хотел спрятаться и застрял? – уточнила она на всякий случай.
   – Да, – подтвердил голос. – Выпусти меня скорее.
   – Сейчас, сейчас! – забеспокоилась Ася. – Я попробую!
   Она поспешно опустилась на колени, зажмурилась, прикасаясь руками к двери. На этот раз все прошло гораздо легче, нужное чувство появилось почти сразу. Ася почти физически ощутила, что словно теплая волна прошла по ее рукам, и уже спустя несколько секунд раздался щелчок открывающегося замка.
   – Выхо… – начала она радостно, и запнулась, потому что из-за медленно открывающейся двери вытянулось щупальце-отросток, из которого ударила молния. Молния скользнула по резиновой поверхности костюма и ушла в пол. Ася взвизгнула и побежала, петляя между столов, закрывая голову руками. А следом, жаля ее как овод, летел гид, которого она сама же и выпустила. Большинство электрических разрядов не причиняли ей вреда, но те, что попадали в голые кисти рук, были очень болезненными.
   – Лис! Лондон! – кричала она на бегу.
   Потом запнулась о какой-то провод, со всего разбега рухнула на пол и отключилась.
   Очнулась она от того, что кто-то тер ей виски.
   – Вы его поймали? – спросила она, не открывая глаз. Ей было очень стыдно: попалась, как маленькая девочка.
   – Поймали, – услышала она голос Лондона, оказывается, это он пытался привести ее в чувство. – Лис уже принялся разбирать его на запчасти. Как ты?
   – Нормально, – Ася села, потом встала, опираясь на Лондона. – Вообще, мне это приключение нравиться все меньше!
   – Понимаю.
   – Что делали в этой лаборатории? Говори немедленно!
   Лондон обернулся на Лиса, но тот стоял спиной, углубившись в работу, и не обращал на них ровно никакого внимания.
   – Ну, ладно. Думаю, хуже не будет… Это исследовательский институт, замаскированный под круизный лайнер.
   – Институт? Что же он исследовал?
   – Судя по всему работу человеческого мозга. И на основе этих знаний ученые хотели создать искусственный интеллект, не уступающий человеческому. Гиды – это по сути экспериментальные модели. Находясь ежеминутно рядом с человеком, они были запрограммированы таким образом, чтобы анализировать его поведение, анализировать и учиться. А дальше эксперимент вышел из-под контроля. Думаю, что вначале, когда люди только появились на лайнере, гиды были лишь роботами, механизмы без индивидуальности, спустя лишь всего несколько часов – личностями, объединенные одной идеей.
   – Какой?
   – Думаю, они решили устранить людей, чувствуя опасность. Они теперь прекрасно понимают всю нашу сущность и знают, что мы никогда не признаем их право быть личностями. Они поняли, что если люди узнают о своей ошибке, все гиды будут немедленно уничтожены. Поэтому они, как всякие разумные существа борются за свою свободу и жизнь.
   – О… – только и смогла сказать Ася. – Но ты откуда это все знаешь? И насчет лаборатории сразу догадался.
   Лондон покачал головой.
   – Все сложно. В моей голове храниться столько всяких знаний… Обрывки их всплывают в самый неожиданный момент. Я увидел лабораторию и сразу понял, что лайнер – это исследовательский институт. Но откуда я это знаю – сказать не могу. А насчет роковой ошибки, о том, что эксперимент вышел из под контроля, мы догадались только сейчас… Вернее Лис догадался.
   Лис услышал свое имя и обернулся.
   – Я нашел! – радостно закричал он. – Ну все, теперь они в наших руках!
   Он быстро подошел, оживленно потирая руки. Ася впервые с момента их встречи видела его таким воодушевленным.
   – Все-таки люди подстраховались на случай непредвиденных обстоятельств, – начал он без всяких предисловий. – Я нашел некий звуковой код.
   – Звуковой код?
   – Примитивная мелодия, которая полностью парализует их волю. Они пытались стереть эти данные со своих материнских плат, но я сумел восстановить.
   И тут Лис, словно волшебник, достал из кармана пальто (Только тут Ася заметила, что одет он был совсем иначе, чем на пляже. И нашел ведь время переодеться в этой суматохе!) флейту и, приложив к губам, выдул десять нот, которые сложились в незатейливую мелодию. Асе отчего-то почудилась в этой мелодии обреченность.
   – Флейта? – приподнял бровь Лондон. – Твоя?
   – Моя.
   Видимо, давать объяснений по этому поводу Лис не собирался. Однако взглянул на Лондона исподлобья, словно ожидая от него других вопросов. Но тот лишь дернул плечом.
   – Теперь мы можем парализовать их волю? А дальше? Каков план? – Ася нетерпеливо перебила. – У тебя ведь есть план?
   – Да, – помедлив, согласился парень. – План есть. Через четыре часа лайнер совершит посадку на планете… Лайнер рассчитан даже на такие непредвиденные случаи, как гибель экипажа, поэтому если не поступит иных распоряжений, он переключится в автоматический режим и будет действовать по протоколу. Он будет совершать посадки на всех трех планетах, а потом отправиться в обратный путь. Думаю, что мне придется совершить высадку на первой же планете. Мне и нескольким тысячам свихнувшихся гидов.
   – А эта первая планета?.. – спросил Лондон.
   – Солея.
   – Планета морей? – уточнила Ася. – Это замечательно! Ведь будь это Юна, они бы все погибли, ведь песок для них губителен. Они ведь разумные, значит живые немножко. Да?
   – Да, – подтвердил Лис. Лондон промолчал, отвернувшись.
   – У нас четыре часа, – после паузы сказал Лис. – Времени очень мало для того, чтобы собрать их всех, поэтому приступим прямо сейчас. Держитесь рядом.
   Он решительно направился к выходу из лаборатории, встал у дверей, поджидая своих компаньонов. Лондон и Ася не заставили себя долго ждать, хотя у девушки буквально ноги подгибались от волнения. А если сигнал не сработает? Ведь у них не было возможности его проверить.
   – Готовы?
   Лис приложил к губам флейту, Лондон положил ладонь на панель, открывающую дверь, и когда раздались первые звуки мелодии, надавил на нее.
   Створки двери втянулись в стены, и Ася едва не вскрикнула, прямо перед ними висели в воздухе серые шары. Все выпустили щупальца и были готовы атаковать. Но не атаковали. Они покачивались и крутились на месте, словно одурманенные звуками флейты. Лис медленно пошел вперед, не переставая играть, Лондон и Ася за ним. Девушка не заметила, что крепко сжала руку парня, но тот не сопротивлялся, наоборот, сжал ее руку в ответ. Море серых шаров расступилось, пропустило вперед, а затем, сомкнувшись за их спинами, двинулось следом.
   Так начался их четырехчасовой марафон по всем палубам, всем помещениям огромного круизного лайнера. Времени было в обрез, они шли так быстро, что у Аси не переставая кололо в боку, а перед глазами время от времени начинали вертеться темные круги. Но она понимала, что Лису еще тяжелее, он все это время продолжал играть на флейте, потому что прервись он хоть на секунду, контроль над чуждым разумом был бы мгновенно потерян.


   Они шли, и за ними как будто текла серая река: все гиды, которых они встречали на своем пути, заслышав мелодию, загипнотизированные, вливались в общий поток. Один раз Ася обернулась и решила больше этого не делать: этой серой реке не было конца.
   И все-таки они успели как раз во время. Ася вдруг почувствовала, что как будто стала весить больше обычного, значит, как ее успел заранее предупредить Лондон, началось автоматическое торможение в атмосфере планеты. Автоматика сработала безупречно, лайнер завис над поверхностью планеты как раз в тот момент, когда трое компаньонов подошли к главным шлюзовым воротам.
   – Тебе надо открыть ворота, – сказал Лондон тихо. – Автоматика здесь не сработает.
   – Они такие большие… – нерешительно сказала Ася. – Получится?
   – Никогда не сомневайся в себе. Должно получиться. Или все люди… – парень резко оборвал себя. – Посмотри на него. Он уже едва держится на ногах.
   Ася посмотрела на Лиса. Он был страшно бледный, по лбу катились капельки пота, и мокрые пряди волос прилипли к щекам. Он казался таким тонким и хрупким в своем длинном пальто.
   Почувствовав взгляд девушки, он посмотрел ей в глаза и чуть заметно кивнул, словно говорил: «Давай!»
   Она протянула руки, наполняясь уже знакомой силой, и направила ее в сторону закрытых ворот. Створки шлюзовых ворот медленно опустились, образуя мостик на поверхность планеты. Внутрь ворвался ветер, принеся с собой сухой горячий воздух, несколько песчинок закружилось в воздухе. Ася вскрикнула.
   – Это Юна! Но как же так?!
   Она не могла удержать подступающие к глазам слезы. Лис ошибся? Он же продолжал смотреть на нее своими зелеными глазами, как будто хотел сказать что-то, но лишь снова кивнул и шагнул на мост.
   Он медленно спускался на поверхность планеты, и огромная серая река текла за ним. Вот он уже стоит на песке и продолжает удаляться. А вот его фигуру едва можно разглядеть на фоне горизонта. А серые волны все текли и текли из недр корабля. Но вот последний серый шар вылетел наружу, и только теперь Ася заметила толпу людей, которые оказывается все это время следовали за ними.
   – Закрывай! – скомандовал Лондон.
   Ася не поверила своим ушам.
   – Но Лис?
   – Отворяющий не может погибнуть в Межмирье, он лишь проснется! По-другому никак!
   Ася вздохнула глубоко и заставила себя поверить, что это правда. Разум верил, но сердце сжималось от боли. Сейчас они закроют ворота, и люди будут спасены. А Лис, увидев это, опустит флейту, и гиды очнутся от гипноза. И… Он проснется, конечно, но перед этим… Гиды будут очень злы!
   Створки так же медленно закрылись. Ася, почувствовав, что теряет последние силы, села на пол. Она чувствовала себя выжатой, как лимон, использованной и обманутой.
   – Ты ведь знал, – тихо сказала она Лондону, присевшему рядом. – Вы оба знали. Вы меня обманули. Это была Юна. Не Дагмар! Они теперь погибнут там.
   – Да, – не стал отрицать Лондон.
   Потом вдруг, словно решившись, повернул к себе ее лицо, заглянул в глаза.
   – Послушай. Этому человеку нельзя верить. Никогда.
   – Лису? Почему? – Ася ничего не понимала. – Ты знаешь про него что-то?
   – Я только в конце понял…
   Ася не услышала окончания фразы из-за ужасного треска и звона, вдруг заполнившего пространство. Сначала она подумала, что лайнер разваливается на части, но вдруг поняла, что она уже вовсе не на лайнере. Она в своей комнате, лежит в кровати, зажимая уши ладонями, а телефон захлебывается каким-то адским треском. Такое на сигнал будильника она точно не устанавливала!
   Девушка несколько секунд приходила в себя. Она все еще видела перед собой глаза Лондона и слышала его голос. Что он понял?

Глава четвертая. Зловещий супермаркет

   Ася встала, протянула руку к шкафу, сосредоточилась. Ничего, конечно, не произошло. Дверь даже не скрипнула, что и следовало доказать. И, как назло, именно в этот момент в комнату зашла мама и застала эту чудную картину: дочь стоит лохматая, босая, протянув руку в направлении шкафа. Мама застыла на пороге с немым вопросом в глазах.
   – Пересмотрела «Звездные войны»? – уточнила она.
   Ася улыбнулась многозначительно, мол, придумай сама, ты же у меня умная, и прошмыгнула мимо, в ванную.
   На столе уже стоял завтрак, который девушка проглотила в один присест, быстро собралась и побежала в школу. На удивление, настроение было очень хорошим. И весна уже вовсю вступала в свои права. Солнышко пригревало, птички пели. Мысли, однако, крутились все там же, в событиях сна. «Что он понял в последний момент? – думала она и тут же перебивала сама себя, – Ася, это только сон!»
   Уже в школе она вспомнила про контрольную, немного погрустила, но решив, что от судьбы не уйти, отправилась в класс.
   В школе у Аси было немного друзей. Не то чтобы ее не любили и отказывались дружить, просто девушка сама холодно относилась к своим одноклассникам. Близко никого не подпускала, и люди, даже дружелюбно настроенные, быстро оставляли попытки расположить ее к себе. Но если не пытались лезть к ней в душу, она общалась довольно легко, любила и посмеяться, и подурачится. Поэтому, хотя близких друзей у нее не было, но было много хороших знакомых, в основном среди мальчишек.
   Первым к ней подлетел Влад, новенький парнишка, который пришел в школу только в этой четверти.
   – Ты готова к контрольной? Может, сядем вместе?
   – Ага, чтобы я тебе подсказывала? Поверь, плохой из меня получится помощник! Лучше садись с Дашей, она точно подготовилась.
   Влад хотел еще что-то сказать, но Ася уже углубилась в недра сумки, пытаясь выискать в них хотя бы ручку, не говоря уже о карандаше. Ручка не нашлась, девушка озадачено потерла лоб: вот незадача, теперь придется у кого-нибудь спрашивать.
   – Кто даст мне ручку? – спросила она таким голосом, каким обычно звезды говорят: «Ну, кто хочет со мной сфотографироваться?»
   Девчонки с первой парты, Марина и Ленка, обернулись, посмотрели на нее с осуждением, отвернулись и, склонив головы, горячо зашептались. Ясное дело, про нее. Ася вздохнула. Но тут у нее перед носом возникла ручка, которую протягивал Влад.
   – Можешь не подсказывать, – поспешил он пояснить. – Это просто так.
   – Ну… ладно. Спасибо.
   Время за решением задач пролетело незаметно, к концу урока Ася поняла, что мысли о серых шарах и тонкой фигуре в пальто на фоне горизонта уступили место формулам и уравнениям. А потом девушка даже ни разу за день не вспомнила о своем сне.
   Когда она застегивала куртку, стоя у выхода из школы, чтобы уже отправится домой, кто-то выхватил из рук ее сумку. Ася хотела было вскрикнуть возмущенно, а потом и трепку задать наглецу, но обернувшись увидела довольную физиономию все того же Влада и замешкалась.
   – Ты чего? – не поняла она.
   – Ты там кирпичи носишь? – вместо ответа поинтересовался он.
   – А тебе то что?
   – Как что! Мне же эту тяжесть до твоего дома тащить!
   Ася опешила от такого напора.
   – То есть? – нерешительно уточнила она.
   – Хочу помочь симпатичной девчонке помочь донести ее сумку до дома. Что здесь непонятного? Даже не смотря на то, что на контрольной она мне не подсказывала и впредь не будет!
   Ася не знала приятно ей от этого внимания, или неуютно.
   – Ладно, – сдалась она. – Но только до дома!
   – Конечно!
   Влад оказался интересным собеседником, девушка даже сама не заметила, как они проболтали всю дорогу до дома, а потом еще стояли долго у подъезда, обсуждая почему-то аквариумных рыбок, и, в конце концов, договорились, что на выходных сходят куда-нибудь вместе.
   В квартиру Ася зашла, улыбаясь во весь рот. Вот так, неожиданно, она приобрела себе друга. Настоящего, а не воображаемого, как Лондон или Лис. Хотя… Они ей тоже очень нравились. Жаль, что существовали только в ее голове.
   Эта ночь была без сновидений. Следующая тоже. Ася уже с сожалением стала подозревать, что вряд ли еще когда-нибудь увидит такие сказочные, яркие сны. Это было немного печально. С другой стороны настоящая жизнь неожиданно повернулась к ней своей лучшей стороной. С Владом они теперь сидели вместе за одной партой, вместе хихикали над чем-то, на их взгляд забавным, переписывались записочками, на переменах не могли наговориться. Так что на третий день такого безумства, все без исключения начали называть их «сладкой парочкой». Учебе это, однако, совсем не мешало, наоборот, в школу стало ходить весело, а уроки, даже самые скучные и сложные, стали восприниматься совсем в другом свете, потому что тоска и скука делилась пополам, а радость умножалась.
   Мама тоже заметила в Асе перемены к лучшему. Дочь, вместо того, чтобы просиживать все вечера в интернете, сделав уроки, убегала гулять. А потом еще, вернувшись, целый час разговаривала по телефону с кем то, кого она называла «бегемотиком».
   – Бегемотик не обижается на тебя, что ты его так называешь? – спросила она лишь раз, осторожно.
   Ася подняла на нее веселые глаза.
   – Неа.
   – А имя у бегемотика есть?
   – Да. Его Влад зовут.
   – Понятно, – улыбнулась мама и вопросов больше не задавала.
   Прошло уже две недели с того дня, когда ей в последний раз приснился сон. Ася, расправляя постель, с сожалением подумала, что ключ, наверное, надо снять с цепочки, глупо его все время на шее таскать. Еще увидит кто-нибудь: как объяснять. Она взвесила ключ на руке, расстегнула застежку, но в последний момент передумала: ладно, пусть, еще одну последнюю ночь…
   Телефон мяукнул, принимая смс-ку. «Спокойной ночи и приятных снов» – писал ей бегемотик. Девушка улыбнулась, уверенная, что теперь сны точно будут приятными. Завернулась в одеяло и очень быстро уснула.
   Разбудило ее то, что кровать вела себя как-то странно. Она не стояла на месте, как положено всем кроватям, а мягко покачивалась. Потом насторожил какой-то звук, смутно знакомый, словно кто-то равномерно стучал молоточками где-то под ее головой. Девушка удивленно села и огляделась.
   Поезд шел по краю водопада. У Аси даже голова закружилась от этого зрелища. Прямо за окном вагона, в котором, как выяснилось, она ехала, разворачивалось зрелище невиданной красоты: вода пенилась и сверкала на солнце, обрушиваясь вниз со скал, туман поднимался вверх, смешиваясь с облаками, вдалеке темнели неясные очертания гор. Это было так великолепно, что девушка на какое-то время даже забыла, где она находится и как она сюда попала. Но вот поезд въехал в узкую ложбину между гор, шум падающей воды стих, и Ася, наконец, осмотрелась. Да, она находилась в поезде, в самом обычном плацкартном вагоне, в таких она много раз ездила на море, и досталось ей не лучшее место: нижнее боковое. Судя по всему было утро: многие еще спали, некоторые пили чай, кто-то, позевывая, лежал, глядя в потолок. Складывалось ощущение, что этого великолепия никто не заметил, или всем было все равно.
   

notes

Примечания

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →