Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Количество воды на Земле постоянно, ее круговорот непрерывен; какая-то часть воды, которую вы пьете, побывала в динозавре.

Еще   [X]

 0 

Любимое тело (Акопян Арцун)

Жена приводит мужа в тренажерный зал, требуя, чтобы он начал качаться, иначе его выгонят с работы за запущенный внешний вид. Тренера нет на месте. Супруг норовит улизнуть, но тут появляется тренер – симпатичная молодая женщина. У мужа внезапно возникает интерес к спорту. Он готов выложить все свои деньги за одно занятие. Но его цель – вовсе не тренерша, а цель его супруги – вовсе не объем бицепсов!

Год издания: 0000

Цена: 10 руб.



С книгой «Любимое тело» также читают:

Предпросмотр книги «Любимое тело»

Любимое тело

   Жена приводит мужа в тренажерный зал, требуя, чтобы он начал качаться, иначе его выгонят с работы за запущенный внешний вид. Тренера нет на месте. Супруг норовит улизнуть, но тут появляется тренер – симпатичная молодая женщина. У мужа внезапно возникает интерес к спорту. Он готов выложить все свои деньги за одно занятие. Но его цель – вовсе не тренерша, а цель его супруги – вовсе не объем бицепсов!


Любимое тело Комедийная пьеса Арцун Владимирович Акопян

   © Арцун Владимирович Акопян, 2015

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

   Григорий – 37 лет, менеджер по продажам
   Светлана – слегка за 30, его жена
   Марина – 26 лет, тренер по фитнесу

   Сцена – тренажерный зал. Приглушенно звучит музыка. Григорий и Светлана выходят на сцену.

   ГРИГОРИЙ. О! Никого нет! Пошли домой, Светик? (Поворачивает назад.)
   СВЕТЛАНА. Стоять! (Григорий замирает с поднятой ногой.) Ждем тренера.
   ГРИГОРИЙ (опуская ногу). Ладно. Пять минут – и ни секунды больше. Время – деньги! Надо смотаться, за квартиру заплатить, а то пеню, гады, начислят.
   СВЕТЛАНА (угрожающе). Гришуня, ждем тренера.
   ГРИГОРИЙ. Правильно! Деньги – это мусор. (Поднимает обертку от жвачки.) А вот мусор – не всегда деньги! «Орбит без сахара». Представляю, какая у твоего тренера накачанная челюсть!
   СВЕТЛАНА. Он не «мой».
   ГРИГОРИЙ. Немой?! А как же я с ним разговаривать буду? Мне что, язык жестов теперь учить? (Имитирует язык жестов, корча рожу.) Ну, похож я на немого?
   СВЕТЛАНА. Ты похож на тупого! Не «мой» значит «не относящийся ко мне»! Спортом будешь ты заниматься, а не я. А нагрузки Петрович дает хорошие. Твой шеф прав. Я наводила справки. Мужику за шестьдесят, но такого, как ты, вырубит одним щелчком!
   ГРИГОРИЙ. Спасибо, что предупредила! Я с ним на шалабаны спорить не буду.
   СВЕТЛАНА. Детский сад! Ты пойми: чтобы стать лицом фирмы, тебе нужно сформировать мышечный корсет. И вообще, спорт – это здоровье!
   ГРИГОРИЙ. Да я понимаю… (Смотрит на часы.) Уже минуту ждем! Ты же хотела за платьем поехать? А мне еще надо заскочить на заправку, в хозяйственный магазин… Смотри, гантели разбросаны, мячи валяются. Бардак, как у меня в бардачке! А это что красное на полу? Били кого-то, что ли? (Решительно.) Точно, били. Так, уходим! Пропади пропадом эта прибавка к зарплате! (Начинает движение к выходу.)
   СВЕТЛАНА. Сядь.
   ГРИГОРИЙ (бросается к стулу). Сижу!
   СВЕТЛАНА (рассматривает пол). Похоже на губную помаду.
   ГРИГОРИЙ. Ха! Точно! Кто-то пол поцеловал! (Задумывается.) Ну и зверь твой тренер по фитнесу! Это что у него за нагрузки? Бедные бабы мордой об пол бьются! Может, сгоняем в магазин вместе? Ты себе платье купишь, а я – надувной корсет! (Замирает, прислушиваясь к тяжелым шагам.) Кажись, поздно. Он уже идет.

   Входит Марина в обтягивающем спортивном костюме, жуя жвачку.

   МАРИНА. Здравствуйте!
   ГРИГОРИЙ. Здравствуйте!
   МАРИНА. Вы ко мне?
   СВЕТЛАНА. Нет, мы к тренеру по фитнесу.
   МАРИНА. Я тренер.
   СВЕТЛАНА. Вы не поняли. Мы к мужчине.
   МАРИНА. Он заболел. Я за него. (Начинает красиво разминаться.)
   СВЕТЛАНА. А когда он выйдет?
   МАРИНА. В понедельник, не раньше.
   СВЕТЛАНА (обращаясь к мужу). Тебе повезло. Тренировка отменяется. Поехали в магазин!
   ГРИГОРИЙ. Вообще-то я пошутил. Надувной корсет ну никак не подойдет. Мне нужен свой, мышечный. (Изображает культуриста.)
   СВЕТЛАНА. А кто против? На той неделе начнешь качаться. (Направляется к выходу.)
   ГРИГОРИЙ (бьет себя по лбу). Чуть не забыл. Шеф сказал, что тренировки надо начать немедленно с любым тренером, если тот мужик заболеет! Шеф лично будет проверять. Прямо сюда явится!
   СВЕТЛАНА (останавливается). Серьезно?
   ГРИГОРИЙ. Провалиться мне на этом месте, если брешу! (Смотрит под ноги.) Видишь, не провалился!
   СВЕТЛАНА (с усмешкой). Если бы ты от каждой своей брехни проваливался, то из-под земли бы не вылезал! Тебе в хозяйственный магазин уже не надо?
   ГРИГОРИЙ. Какой хозяйственный?! Времени нет! Спортом пора заниматься! Спорт – это здоровье!
   СВЕТЛАНА (обращается к тренеру). Вас как зовут?
   МАРИНА. Марина.
   СВЕТЛАНА. Очень приятно. Светлана. А это мой муж Григорий. Ему нужно набрать вес. Но у Вас, наверное, только программы для похудания?
   МАРИНА. Что вы, Светочка, у меня любые программы! Тяжелая атлетика, культуризм, аэробика, танец живота. Хотите, покажу? Вот так, например, делается рывок. (Показывает.) Аэробика (Показывает.) А теперь танец живота. (Начинает танцевать.)
   СВЕТЛАНА. Достаточно! Верю, верю! Но Грише нужен только культуризм – увеличить мышечную массу. Извините за беспокойство, Мариночка, я думаю, что у него ничего не получится. Конституция не та.
   МАРИНА (задумчиво). М-м, понимаю. (Пауза.) Может, дело в глистах?
   СВЕТЛАНА. Проверяли, глистов нет! Справка имеется. Это у него от рождения генотип такой… Хилый.
   МАРИНА. Ничего страшного! Главное – скелет есть, а мышцы нарастим! Через полгода ему Шварценеггер будет завидовать! Кстати, советую брать абонемент на полгода сразу. Самый выгодный. Скидка 15 процентов! (Делает наклоны, повернувшись задом.)
   ГРИГОРИЙ (с энтузиазмом). Беру! (Лезет в карман.)
   СВЕТЛАНА (угрожающим тоном). Только одно занятие! Пробное!
   ГРИГОРИЙ (изображает серьезность). Конечно! Сначала надо попробовать тренажеры (косится на ягодицы), рассчитать силы, так сказать…
   СВЕТЛАНА. Все, я поехала в магазин, а ты занимайся.
   ГРИГОРИЙ. Конечно, моя киса. Выбирай платье тщательно, не спеши.
   СВЕТЛАНА. Это почему?
   ГРИГОРИЙ. Ну, чтобы возвращать потом не пришлось.
   СВЕТЛАНА. Без лысых знаю. Целуй, мой котик! (Подставляет щеку.)

   Григорий торопливо целует Светлану в щеку. Она уходит и занимает позицию для наблюдения. Григорий поворачивается к Марине.

   ГРИГОРИЙ. Я готов.
   МАРИНА. Правда? Как Вы определили?
   ГРИГОРИЙ. Очень просто! Настроение отличное, чувствую прилив энергии, сил. Горы могу свернуть! Штангу в бараний рог скрутить!
   МАРИНА. Выпивший, что ли?
   ГРИГОРИЙ. Нет, поевший.
   МАРИНА. Значит, заниматься нельзя!
   ГРИГОРИЙ. Как?! В культуризме еда считается дурной привычкой?!
   МАРИНА. Вовсе нет. Но после плотного обеда должно пройти два часа.
   ГРИГОРИЙ (не глядя на часы). Уже прошло ровно два часа одна минута, и вообще обед не был плотным!
   МАРИНА. То есть, Вы голоданием занимаетесь? Тогда, Григорий, культуризм Вам противопоказан!
   ГРИГОРИЙ. Каким голоданием?! Лопаю все подряд! Может, начнем, Мариночка? Я тут посмотрел, как Вы упражнения делаете, и мне рвать захотелось!
   МАРИНА. Что?!
   ГРИГОРИЙ. Да-да! Никогда не думал, что рывок так здорово смотрится. Даже лучше, чем синхронное плавание!
   МАРИНА. Григорий, еще один стандартный вопрос. (Поднимает ногу на спинку стула и растягивается.) Какие цели Вы перед собой ставите?
   ГРИГОРИЙ (делая шаг ближе). Самые благородные.
   МАРИНА. А точнее? Просто отчитаться перед шефом?
   ГРИГОРИЙ. Причем тут отчет? Мужик должен быть сильным!
   МАРИНА. Зачем? Больше картошки сажать на даче? (Меняет ногу.) Или бицепсами на пляже играть?
   ГРИГОРИЙ (мечтательно). Да…
   МАРИНА. Или Вы – телохранитель?
   ГРИГОРИЙ (гордо). Да… То есть, нет. Шеф будет посылать меня… на важные деловые встречи, если буду выглядеть как человек.
   МАРИНА (опускает ногу). Ну, хорошо. Стимулов хватает. С Вами можно работать. Главное, чтобы хватило еще и выдержки.
   ГРИГОРИЙ. У Вас или у меня?
   МАРИНА. У Вас, конечно! Некоторые походят сюда раз-два и бросают.
   ГРИГОРИЙ. Нет, выдержка у меня железная. (Она снова наклоняется; он с трудом отворачивается.) Стальная… выдержка! Мариночка, давайте перейдем на «ты», а?
   МАРИНА. Зачем?
   ГРИГОРИЙ. Когда люди говорят по-простому, им легче находить общий язык. Сечёшь? В смысле, понимаешь?
   МАРИНА. Секу, в натуре. Но если без балды, то блатной базар мне тоже не в кайф. Так что давай лучше бакланить по-литературному, замётано? В смысле, согласен?
   ГРИГОРИЙ (поражен). Угу.
   МАРИНА. Вот и славно. Начнем занятие с разминки. Но сначала сходи в раздевалку и сними куртку, а то запаришься.
   ГРИГОРИЙ. Да, но тут у тебя форточка открыта…
   МАРИНА. Сквозняка испугался?
   ГРИГОРИЙ. Я?! Нет! Что ты! О тебе беспокоюсь.
   МАРИНА. Мне сквозняк по фигу.
   ГРИГОРИЙ. Мне тоже. Закаляюсь. Сплю на балконе и зимой, и летом! Купаюсь в проруби! А потом на ветру обсыхаю – и хоть бы хны! Хочешь, всё сниму – и куртку, и футболку? Прямо под форточкой.
   МАРИНА (смеется). Покажешь свой мощный голый торс?
   ГРИГОРИЙ. Точно!
   МАРИНА. Давай!
   ГРИГОРИЙ (смущенно). Нет-нет, я пошутил.
   МАРИНА. Слабо?
   ГРИГОРИЙ. Лучше на следующем занятии. Я подготовлюсь, накачаю мышцы…
   МАРИНА (настойчиво). Нет уж, снимай! Мне нужны твои антропометрические данные.
   ГРИГОРИЙ. Чего?!
   МАРИНА. Объем грудной клетки, бицепса и так далее. (Берет матерчатый метр.)
   ГРИГОРИЙ. А объем головы не подойдет?
   МАРИНА. Давай, не стесняйся! (Подходит, стягивает с него куртку.) И футболку тоже! (Начинает дергать футболку, он упирается.)

   Светлана входит быстрым шагом.

   СВЕТЛАНА. Что тут происходит?
   ГРИГОРИЙ (сконфуженно). М-м… Тут сквозняк. То есть…. жарко.
   СВЕТЛАНА. Где жарко, когда из окна дует! Опять заболеть хочешь и клянчить: «Светочка, принеси чай с малинкой в постельку»?! Шиш тебе! А ну заправься!
   ГРИГОРИЙ. Уже. (Быстро заправляется.) Светочка, а почему ты вернулась?
   СВЕТЛАНА. Забыла кое-что спросить.
   ГРИГОРИЙ. Всегда рад помочь. Спрашивай!
   СВЕТЛАНА. Да не у тебя спросить, а у тренера! А ты давай неси куртку в раздевалку!
   ГРИГОРИЙ. Несу, моя кошечка.

   Григорий уходит.

   МАРИНА. Света, ты что делаешь? Ты зачем встреваешь?
   СВЕТЛАНА. А ты что делаешь? Зачем ты его раздеваешь?
   МАРИНА. Он у тебя слишком закомплексованный. Ему нужно расслабиться!
   СВЕТЛАНА. Я не поняла, здесь фитнес-клуб или стриптиз-шоу?
   МАРИНА. Раздевание – самый простой способ снять психологические барьеры. Иначе ни шиша не получится.
   СВЕТЛАНА. А ты сделай так, чтобы получилось! И не тяни время! И зачем эти разговоры о каких-то стимулах, выдержке?
   МАРИНА. Ты же сама сказала: все должно выглядеть натурально. Я как фитнес-тренер должна спрашивать об этом при первой встрече!
   СВЕТЛАНА. Ну, хорошо. Уже спросила. Только не забывай, что других встреч не будет. Дальше у него занятия только с Петровичем.
   МАРИНА. Конечно!
   СВЕТЛАНА. У тебя мало времени. Действуй активнее. И помни: когда он попытается тебя поцеловать, отбивайся, но не сильно. Смотри не покалечь! Особенно здесь. (Показывает в область паха.) Пусть поцелует тебя в губы. Не в щеку, не в ногу, а именно в губы! А ты этот поцелуй зафиксируй секунд на десять, чтобы я успела пару раз щелкнуть.
   МАРИНА. Как зафиксировать? Зубами за язык схватить, что ли?
   СВЕТЛАНА. Нет, сделай вид, что тебе нравится целоваться. В крайнем случае, придержи за уши.
   МАРИНА. Удержание-то я могу выполнить. На дзюдо ходила! Но уши трогать не буду, а то начнешь мне потом выговаривать: «Что за фигня? Почему уши надорваны?».

   Входит Григорий.

   ГРИГОРИЙ (озабоченно). У кого уши надорваны? Какое дзюдо?
   СВЕТЛАНА (насмешливо). Что, поджилки затряслись, Рэмбо? Не бойся, зайчишка!
   ГРИГОРИЙ. Я не трус! Просто у меня обостренное чувство самосохранения.
   СВЕТЛАНА. И слух тоже обостренный. Как у настоящего зайца. А, может быть, даже как у кролика.
   ГРИГОРИЙ. Зайцы, кролики… Какая разница?
   СВЕТЛАНА. О, большая!
   ГРИГОРИЙ. Да? И в чем же она заключается?
   СВЕТЛАНА. Я тебе потом объясню… На живом примере!
   Светлана уходит.
   ГРИГОРИЙ (вдогонку). Ты что, ушастых решила разводить? Я не против. Лишь бы не обезьян! (Не получив ответа, поворачивается к Марине.) Я свою жену насквозь вижу. Что-то задумала! Но без меня ни шагу. Всегда советуется. Ты слышала, Мариночка, – объяснить мне кое-что хочет! На живом примере!
   МАРИНА (теряя терпение). Гриша, начнем разминку?
   ГРИГОРИЙ. Начнем!
   МАРИНА. Бег на месте. Вдыхаем через нос, выдыхаем через рот. Начали! (Показывает пример.)
   ГРИГОРИЙ. Я правильно делаю?
   МАРИНА. Абсолютно.
   ГРИГОРИЙ. Знаешь почему? У меня в десятом классе был черный пояс по бегу. На стометровке лучшее время в школе показывал!
   МАРИНА (насмешливо). Черный пояс? А по-моему, в этом виде спорта дают разряды, а не пояса!
   ГРИГОРИЙ. Ну так… э-э… а у меня был черный пояс… на голове! Повязка такая. Чтобы пот глаза не заливал. А то как зальет – финиша не видно! Пробегаю финиш – и бегу еще километр, пять, десять!
   МАРИНА. Теперь немного усложняем задачу. Сгибаем руки в локтях, коленями касаемся ладоней. Начали! (Показывает пример.)
   ГРИГОРИЙ (с трудом касается, опустив руки слишком низко). На городские соревнования от школы только меня выставляли. Вот с такими лбами соревновался! (Показывает, подняв обе руки вверх.) Представляешь, Мариночка! И ничего, выигрывал! Пока они переставят свои ходули – раз-два, я делаю раз-два-три-четыре. Они потом спрашивали: «У тебя четыре ноги, что ли?»
   МАРИНА (покачав головой, подходит к нему). Гриша, руки держи вот так. (Сгибает ему руки в локтях под углом 90 градусов.) А теперь касайся их коленями.
   ГРИГОРИЙ (тщетно пытается достать коленями до ладоней). Давненько я не бегал. Лет двадцать. (Часто дышит.) Ну ничего… Мышечная память… у меня… хорошая. Недельку потренироваться… и на городские соревнования… можно… выходить! (Чуть не падает от усталости, голова опущена.)
   Марина поддерживает его. Светлана нацеливает на них фотоаппарат из своего укрытия.
   МАРИНА (понижая тон). Ты и правда лучший, Гриша. Подумать только – двадцатилетний перерыв! Другой бы сейчас сдох на твоем месте!
   ГРИГОРИЙ. Да, я такой! Живучий! (Понижая тон.) А ты… а у тебя… (Смотрит ей в глаза.)
   МАРИНА (еще понижает тон). Что?
   ГРИГОРИЙ. Отличные духи!
   МАРИНА (еще понижает тон). Спасибо!
   ГРИГОРИЙ. Надо жене такие же купить. Они ей точно понравятся!
   МАРИНА (недовольно отступает от него и повышает голос). Гриша, когда делаешь комплимент одной женщине, не надо говорить о другой!
   ГРИГОРИЙ (сконфуженно). М-м… Нет, Мариночка, я просто не так выразился. Я говорю, надо ей купить такие же духи, чтобы они напоминали мне о тебе! (С опаской оглядывается, повышает голос.) В смысле, о наших тренировках. Понюхал жену – и сразу вспомнил, что пора идти в спортзал!

   Светлана в ярости делает попытку выскочить из укрытия, но, передумав, остается на месте. Марина, фыркнув, отходит от него на пару шагов.

   МАРИНА. Следующее упражнение. Наклоны. Надо коснуться носков кончиками пальцев.
   ГРИГОРИЙ. Может, лучше пальцами кончика носа?
   МАРИНА. Вряд ли это поможет разогреть мышцы спины!
   ГРИГОРИЙ. Да, вряд ли.
   МАРИНА. Показываю. Выдох: ха! Ха! Ха! Выпрямиться. И снова: ха! Ха! Ха! Выпрямиться. Усёк?
   ГРИГОРИЙ. Элементарно. (Делает наклоны.) Ха! Ха! Ха! Я вообще-то гимнаст в прошлом… Ха! Ха! Ха! На шпагат в прыжке садился…
   МАРИНА. Ноги в коленях не сгибать!
   ГРИГОРИЙ (пытается выпрямить колени). Ха! Ха! Ах! (Замирает в согнутом положении.)
   МАРИНА. Что случилось?
   ГРИГОРИЙ (сдавленным голосом). Ничего. Просто… спину заклинило. Радикулит!
   МАРИНА. Этого только не хватало!
   ГРИГОРИЙ. Еще как хватало! И в прошлом месяце схватило, и в позапрошлом… Боль дикая! Но теперь я знаю… одно верное средство. Всем помогает. Где тут можно повеситься?
   МАРИНА (в ужасе). Неужели боль такая дикая?!
   ГРИГОРИЙ. Не то слово. Адская!
   МАРИНА. Может, еще какие-нибудь средства попробовать, прежде чем… (Показывает жестом повешение.)
   ГРИГОРИЙ (не видя ее жест). Уже все перепробовал. Где перекладина? Говори скорее!
   МАРИНА. Ну… там, в соседнем зале!
   ГРИГОРИЙ (ковыляет за кулисы, согнувшись). Спасибо! Мариночка, сделай одолжение, подставь табуреточку. А я когда повисну, откинь ее подальше, чтоб я ногами не касался, а то эффект не тот будет!
   МАРИНА. Эффект… не тот? Нет уж. В таких делах я не соучастник.
   ГРИГОРИЙ. Ну что тебе стоит? Моя жена всегда так делает. Как увидит, что меня заклинило, так сразу за табуреткой бежит. Только я вечно гордость показываю, кричу «Я сам! Я сам!».
   МАРИНА. А у самого не получается ничего, да?
   ГРИГОРИЙ. Точно!
   МАРИНА (оглядывается на Светлану, сидящую в укрытии). Ну, у жены-то, наверное, есть причины. Вот пусть она и подставляет табуреточку. А я грех на душу брать не собираюсь… за пять тысяч рублей!
   ГРИГОРИЙ. Какие пять тысяч? Какой грех?! Это же проверенное средство! Я тебе потом хоть сто тысяч отдам! (Скрывается за кулисами.)
   МАРИНА (проверяет, ушел ли он). Да уж, конечно… Тут от живых долгов не дождешься, а этот после смерти обещает. (Возвращается к укрытию Светланы.) Света, ты где там? А ну выходи!
   Появляется Светлана.
   МАРИНА. Так вот зачем ты мужа в фитнес-клуб привела! Убить его хочешь? Моими руками? Забирай свою тысячу поганую и проваливай! (Вытаскивает из бюстгальтера несколько купюр и швыряет Светлане.)
   СВЕТЛАНА. Нет! Ты все неправильно поняла!
   МАРИНА. Разве?! Ты что, глухая? Он пошел вешаться, а меня попросил табуретку из-под ног выбить!
   СВЕТЛАНА. Не «вешаться», а «повисеть».
   МАРИНА. Я сама слышала, он сказал «вешаться»!
   СВЕТЛАНА. Ну, не так выразился. Он просто хочет позвоночник растянуть! Позвонки на место поставить!
   МАРИНА. Конечно! От самой шеи! А если выпить яду, можно очистить кишечник от глистов! Но лучше всего выстрел в голову. Избавляет от дурных мыслей!
   СВЕТЛАНА. Гриша обычно висит на руках, а не с петлей на шее. Вот так! (Показывает, подняв руки.)
   МАРИНА. Это называется «повиснуть», а не «повеситься»!
   СВЕТЛАНА. Так я о чем и говорю! Всего лишь лексическая ошибка. Не смертельная!

   Громкий хруст позвонков из-за кулис.

   ГРИГОРИЙ (кричит из-за кулис). А-а! (Снова хруст.) О-о! Есть! Я снова человек прямоходящий!
   СВЕТЛАНА (Марине вполголоса). Продолжай! И собери свой аванс!

   Светлана убегает в укрытие. Марина собирает деньги.

   ГРИГОРИЙ (входит и останавливается, глядя на ползающую Марину). Мариночка, представляешь, табуретка не потребовалась! Раньше я от боли лез на стенку. Ничего не помогало! А оказывается, не на простую стенку надо лазить, а на шведскую! Дома такую же поставлю. А что за упражнение ты делаешь?
   МАРИНА. Это… йога. (Делает асану и встает, засунув деньги в бюстгальтер, при этом одна купюра виднеется).
   ГРИГОРИЙ. Я так и думал! Раньше я тоже этим занимался. Глотал огонь, шпаги и медные трубы. До сих пор сплю на гвоздях и хожу по раскаленным углям! Между прочим, у тебя сто рублей… в ямке.
   МАРИНА (осматривает сцену). В какой ямке?
   ГРИГОРИЙ. Ну… в ложбинке между бугорками.
   МАРИНА. Между какими бугорками?
   ГРИГОРИЙ. Как тебе объяснить… У одних женщин они типа теннисных мячиков, а у других – почти как футбольные!
   МАРИНА. Мы что, играем в игру «угадай слово»? Сам не можешь достать эти сто рублей?
   ГРИГОРИЙ (смущаясь). Я бы с удовольствием… А ты мне пощечину не отвесишь, если я за бугорки полезу?
   МАРИНА. С какой стати? Конечно, нет!
   ГРИГОРИЙ. Хорошо.

   Григорий подходит к Светлане и достает купюру. Она бьет его в челюсть кулаком. Он падает и лежит неподвижно.

   МАРИНА. Ой! Дура! Что я наделала!

   Из укрытия выскакивает Светлана.

   СВЕТЛАНА. Дура! Что ты наделала?!

   Обе прикладываются ухом к Григорию – Марина к груди, Светлана к животу.

   СВЕТЛАНА. Урчит!
   МАРИНА. Стучит!

   Марина забирает сотню из его руки, засовывает поглубже в бюстгальтер. Обе встают.

   СВЕТЛАНА. Ты вообще знаешь разницу между словами «совратить» и «покалечить»?
   МАРИНА. Извини, я не хотела.
   СВЕТЛАНА. Ладно, забыли.
   МАРИНА. Странный он у тебя какой-то. Заливает, что был то бегуном, то йогом. Теперь начал мне мозги пудрить про какие-то бугорки. Нет сказать просто: сиськи!
   СВЕТЛАНА. А какое твое дело, какой у меня муж и о чем он треплется? Ты должна поцеловаться с ним, и все!
   МАРИНА. Да помню я… Как же его привести в чувство? Может, надо сделать искусственное дыхание?
   СВЕТЛАНА. Отличная мысль! Делай!
   МАРИНА. Я?!
   СВЕТЛАНА. Ну не я же! Мне надо тебя с ним заснять, а не себя! Зайди с этой стороны, ложись рядом и руку подсунь под голову. (Марина нехотя выполняет.) Да не под свою, а под его! (Марина выполняет.) Хорошо. (Светлана нацеливает на них фотоаппарат.) Начинай. (Марина приближает свои губы к его.) Стоп! У тебя слюна есть?
   МАРИНА. Есть.
   СВЕТЛАНА. Проглоти.
   МАРИНА. Что?
   СВЕТЛАНА. Слюну, говорю, проглоти, чтобы ему в рот не попало! Мне с ним потом жить!
   МАРИНА. Не бойся, я ничем таким не болею.
   СВЕТЛАНА. Точно?
   МАРИНА. Справка из вендиспансера имеется!
   СВЕТЛАНА. Ну ладно… Давай! (Марина склоняется к его губам.) Стоп!
   МАРИНА. Ну что еще?
   СВЕТЛАНА. А из психушки есть справка?
   МАРИНА (раздраженно). Есть! Бешенством не страдаю!
   СВЕТЛАНА. Хорошо. Давай! (Марина опять склоняется к его губам.) Стоп!
   МАРИНА. Ты что, издеваешься?
   СВЕТЛАНА (опускает фотоаппарат). Это бесполезно.
   МАРИНА. Почему? Он не очухается, думаешь?
   СВЕТЛАНА. Да он так и так очухается. Просто я сама буду знать, что это не настоящий поцелуй, и он будет знать, что я знаю! О! Пошевелился. Я исчезаю. А ты действуй!

   Светлана убегает в укрытие.

   ГРИГОРИЙ (медленно приходя в сознание). Светик, это ты? (Ведет рукой по телу Марины, останавливается на груди.) Нет, не ты. А кто?
   МАРИНА. Марина, тренер.
   ГРИГОРИЙ (отдергивает руку и отползает). Я больше так не буду!
   МАРИНА. Не бойся! Я же не поняла, что ты имеешь в виду грудь!
   ГРИГОРИЙ (расслабившись, тянется к ее груди). А я и не боюсь… (Отдергивает руку, озирается.) Моя жена не вернулась?
   МАРИНА. Нет.
   ГРИГОРИЙ. Странно. Я прямо-таки слышал ее голос! (Нервно встает.)
   МАРИНА (тоже встает). Послышалось. Последствия нокдауна.
   ГРИГОРИЙ (искусственно смеется). Ха-ха-ха! Какой нокдаун?! Ты же не думаешь, что меня можно вырубить одним щелчком? Я просто… отдыхал!
   МАРИНА. Отдыхал?
   ГРИГОРИЙ. Да. Я умею полностью выключать сознание. По системе йогов.
   МАРИНА (понижая голос и томно приближаясь к нему). Как интересно! Я бы тоже так хотела. И как называется эта система?
   ГРИГОРИЙ (отступает). Называется? Э-э… Хупха-рапха-мупха!
   МАРИНА (продолжает подходить). Вау! Вот бы познакомиться с ней! У тебя рекламка есть? В смысле, литература какая-нибудь?
   ГРИГОРИЙ. Нет, что ты! Это тайные знания! Передаются только посвященным из поколения в поколение.
   МАРИНА. И что же нужно сделать для того, чтобы посвятиться?
   ГРИГОРИЙ. Очень много.
   МАРИНА. Ну а все-таки?
   ГРИГОРИЙ. Во-первых, питаться только рисом. Во-вторых, каждое утро купаться в водах Ганга в течение семи лет. В-третьих… Короче, много чего!
   МАРИНА. А если по знакомству? Через тебя?
   ГРИГОРИЙ. Исключено! У нас, йогов, нет всяких там семейных кланов, бюрократов и откатов! (Спотыкается и садится на задницу.)
   МАРИНА (разочарованно). Ну надо же! А как насчет брехунов и дегенератов?
   ГРИГОРИЙ (поднимаясь). Ты о ком?
   МАРИНА. Да так, рифму подбираю.
   ГРИГОРИЙ. О! Для стихов?
   МАРИНА (раздраженно). Нет, для прозы!
   ГРИГОРИЙ. Печатаешься?
   МАРИНА. Постоянно! Во всех журналах и газетах. Семейная традиция. Мой прапрадед – Александр Пушкин, бабушка – Анна Ахматова, а дядька – Евгений Петросян!
   ГРИГОРИЙ. Везет же людям!
   МАРИНА. Кому? Им или мне? (Вздыхает.) Садись на стул.
   ГРИГОРИЙ. Зачем? (Озирается.) Я должен не сидеть, а качаться!
   МАРИНА. Вот и покачайся взад-вперед. Только не хряпнись!
   ГРИГОРИЙ. Не понял, зачем мне садиться?
   МАРИНА. Ты же был в отключке?
   ГРИГОРИЙ. Был.
   МАРИНА. А после этого йоги занимаются чем?
   ГРИГОРИЙ. Чем?
   МАРИНА. Сидят и смотрят тупо перед собой. Это у них называется… эм-м…
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →