Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Переплывание Ла-Манша со стороны Франции на протяжении 19 лет было запрещено законом.

Еще   [X]

 0 

Буржуазная Пасха (Аверченко Аркадий)

«… – Чего это колокола так раззвонились? Пожар, что ли?

Год издания: 0000

Цена: 5.99 руб.



С книгой «Буржуазная Пасха» также читают:

Предпросмотр книги «Буржуазная Пасха»

Буржуазная Пасха

   «… – Чего это колокола так раззвонились? Пожар, что ли?
   – Грязное невежество: не пожар, а Страстная суббота. Завтра, милые мои, Светлое Христово воскресенье. Конечно, вам все равно, потому что души ваши давно запроданы дьяволу, а моей душеньке тоскливо и грустно, ибо я принужден проводить эти светлые дни с отбросами каторги. О, мама, мама! Далеко ты сейчас со своими куличами, крашеными яйцами и жареным барашком. Бедная женщина!
   – Действительно, бедная, – вздохнул Подходцев. – Ей не повезло в детях. …»


Аркадий Аверченко Буржуазная Пасха

I

   – Кой черт играет по утрам на гитаре? – спросил он недовольно. Его голос разбудил спавшего на диване третьего бездельника – Громова.
   – Что это за разговоры, черт возьми, – закричал он. – Дадите вы мне спать или нет?
   – Это Подходцев, – сказал Клинков. – Все время тут разговаривает.
   – Да что ему надо?
   – Он уверяет, что ты недалекий парень.
   – Верно, – пробурчал Громов, – настолько я недалек, что могу запустить в него ботинком.
   Так он и поступил.
   – А ты и поверил? – вскричал Подходцев, прячась под одеяло. – Это Клинков о тебе такого мнения, а не я.
   – Для Клинкова есть другой ботинок, – возразил Громов. – Получай, Клинище!
   – А теперь, когда ты уже расшвырял ботинки, я скажу тебе правду: ты не недалекий человек, а просто кретин.
   – Нет, это не я кретин, а ты, – сказал Громов, не подкрепляя, однако, своего мнения никакими доказательствами…
   – Однако, вы тонко изучили друг друга, – хрипло рассмеялся толстяк Климов, который всегда стремился стравить двух друзей и потом любовался издали на их препирательства. – Оба кретины. У людей знакомые бывают на крестинах, а у нас на кретинах. Хо-хо-хо! Подходцев, если у тебя есть карандаш, – запиши этот каламбур. За него в журнале кое-что дадут.
   – По тумаку за строчку – самый приличный гонорар. Чего это колокола так раззвонились? Пожар, что ли?
   – Грязное невежество: не пожар, а Страстная суббота. Завтра, милые мои, Светлое Христово воскресенье. Конечно, вам все равно, потому что души ваши давно запроданы дьяволу, а моей душеньке тоскливо и грустно, ибо я принужден проводить эти светлые дни с отбросами каторги. О, мама, мама! Далеко ты сейчас со своими куличами, крашеными яйцами и жареным барашком. Бедная женщина!
   – Действительно, бедная, – вздохнул Подходцев. – Ей не повезло в детях.
   – А что, миленькие: хорошая вещь – детство. Помню я, как меня наряжали в голубую рубашечку, бархатные панталоны и вели к Плащанице. Постился, говел… Потом ходили святить куличи. Удивительное чувство, когда священник впервые скажет: «Христос Воскресе!»
   – Не расстраивай меня, – простонал Громов, – а то я заплачу.
   – Разве вы люди? Вы свиньи. Живем мы, как черт знает что, а вам и горюшка мало. В вас нет стремления к лучшей жизни, к чистой, уютной обстановке, – нет в вас этого. Когда я жил у мамы, помню чистые скатерти, серебро на столе.
   – Ну, если ты там вертелся близко, то на другой день суп и жаркое ели ломбардными квитанциями.
   – Врете, я чистый, порядочный юноша. А что, господа, давайте устроим Пасху, как у людей. С куличами, с накрытым столом и со всей, вообще, празднично-буржуазной, уютной обстановкой.
   – У нас из буржуазной обстановки есть всего одна вилка. Много ли в ней уюта?
   – Ничего, главное – стол. Покрасим яйца, испечем куличи…
   – А ты умеешь?
   – По книжке можно. У нас две ножки шкафа подперты толстой поваренной книгой.
   – Здорово удумано, – крякнул Подходцев. – В конце концов, что мы не такие люди, как все, что ли?
   – Даже гораздо лучше.

II

   Сбоку стояла корзина с яйцами, лежал кусок масла, ваниль и какие-то таинственные пакетики.
   – Как твоя бедная голова выдерживает такие мозги, – кричал Громов, потрясая поваренной книгой. – Откуда ты взял, что ваниль распустится в воде, когда она – растение.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →