Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Большинство пчел жужжит ноту «ля» – пока не устали. Изнуренная пчела жужжит ноту «ми».

Еще   [X]

 0 

Сердце под скальпелем (Аверченко Аркадий)

«Стройная красивая дама вошла на остановке в наше купе, положила на диван небольшой ручной сак и сейчас же вышла, – вероятно, с целью проститься с провожавшими ее друзьями.

Год издания: 0000

Цена: 9.99 руб.



С книгой «Сердце под скальпелем» также читают:

Предпросмотр книги «Сердце под скальпелем»

Сердце под скальпелем

   «Стройная красивая дама вошла на остановке в наше купе, положила на диван небольшой ручной сак и сейчас же вышла, – вероятно, с целью проститься с провожавшими ее друзьями.
   Мой сосед кивнул в мою сторону с плутовской улыбкой и сказал:
   – Занятная штучка. Я думаю, на номер четвертый ее можно было бы поймать.
   Я не знал этого человека – мы с ним только что познакомились. …»


Аркадий Аверченко Сердце под скальпелем

Глава I
Замечательный попутчик

   Мой сосед кивнул в мою сторону с плутовской улыбкой и сказал:
   – Занятная штучка. Я думаю, на номер четвертый ее можно было бы поймать.
   Я не знал этого человека – мы с ним только что познакомились. Наружность его была самая ординарная и незначительная. Никто не мог бы предположить в нем удивительной, оригинальной натуры: среднего роста, худощавый, с черными, опущенными книзу усиками и лицом, темным, будто от загара; глаза быстрые, искательные.
   Я, признаться, не понял сразу – что это за номер четвертый, на который, по словам моего соседа, «можно поймать» даму.
   Такой термин мог быть у коммивояжера – торговца дамскими вещами, у сыщика охранного отделения или, еще проще, у вора, милого добродушного экземпляра, почему-либо принявшего меня за одного из своих.
   – Вы говорите, четвертый номер? – неопределенно спросил я.
   – Да. А вы не согласны? Не думаете же вы, что с ней можно обойтись первым или вторым номером – это слишком для нее примитивно!
   Надеясь что-нибудь выведать у него, я спросил, заинтересованный:
   – Второй номер – работа без инструментов?
   – О господи! Все номера – работа без инструментов. Какие там, к черту, инструменты!
   – Так вы больше склоняетесь к четвертому номеру?
   – К четвертому. Э, чертова работа! Да вы, вероятно, не знаете четвертого номера?
   Я не знал ни одного номера – от первого до последнего, и мог признаться в этом с чистой совестью.
   Но, не желая показать себя неопытным простаком, заявил:
   – Четвертого, действительно, я как будто не знаю.
   Незнакомец заговорил монотонным деловым тоном:
   – Исключительная заботливость и предупредительность. Подчеркивается, что вы знаете обычаи света, и если берете ее за руку после десяти фраз и целуете, то это якобы простая фамильярность, в дороге допустимая. Номер четвертый основан на том, что все ваши подходы и любезности как будто кем-то где-то уже установлены и против них нельзя возражать, боясь прослыть смешной и синим чулком. Тем более что предыдущая заботливость и предупредительность обязывает к снисходительности. К номеру четвертому существует небесполезное примечание: «Полезно при первой встрече принять вид человека, остолбеневшего от удивления и восторга перед красотой обрабатываемого объекта. Можно быть даже неловким от смущения в первый момент – это всегда прощается».
   – Это что же… – спросил я, ошеломленный. – Нечто вроде «Кодекса волокитства»?
   – Ну конечно. Я же Волокита и есть.
   Он это сказал таким тоном, каким говорят: «Я инженер путей сообщения» или: «Я служащий кредитного общества».
   – Кто же выработал этот… гм… любопытный кодекс?
   – Кто выработал! Жизнь выработала! Я его только анализировал, систематизировал научным путем и стал применять в обработанном, очищенном от ненужного виде. Согласны вы, что номер первый, как примитив, восхитителен?
   Как всякий ученый, он думал, что весь мир знаком с его трудами и знает их наизусть.
   – Первый номер? Не можете ли вы, во избежание путаницы, освежить эти номера в моей памяти по порядку.
   Он пожал плечами и с готовностью начал тем же деловым, немного однообразным тоном:
   – Номер первый . Это не тонкая столярная работа, а если можно так выразиться – грубая, плотничья. Говорится просто: «Сударыня! Жизнь так прекрасна, надо торопиться. Второй раз молодости уже не будет. Надо ловить момент! Мы оба молоды и прекрасны – пойдемте ко мне на квартиру». Если она скажет, что это «грех», можно возразить самым небрежным тоном: «Какой там, к черту, грех, все пустяки и трын-трава, а рая никакого и нет!» После чего других возражений уже не предвидится. Но повторяю: номер первый – это базарный грубый номер для первых встречных дурочек.
   Номер второй . Ошеломляющая грубость. Вы говорите: «Послушайте, ну что там ломаться, ведь я знаю, что я вам нравлюсь. Вы сейчас же должны меня поцеловать, слышите?» Тут даже уместен переход на «ты». «Мы, маленькая, я вижу, одного поля ягоды, а если ты будешь кочевряжиться, то мне недолго тебя и придушить. Иди же сюда, пока я не оттрепал тебя хорошенько!» Это так называемая работа «под апаша», и ее может недурно провести самый благомыслящий почтенный человек, который в другое время мухи не обидит. Увы! Женщина чаще, чем думают, любит свирепые страсти.
   Номер третий . Равнодушие, смешанное с пренебрежением. Вы стараетесь говорить женщине все время колкости и вообще подчеркиваете, что она самая ординарная натура, которых вы видывали сотнями. Ничто так не разжигает женщину, как это. Она в слепой злобе сейчас же захочет показать, что она не такая, захочет покорить под нози своя такого строптивого мужчину, такая победа кажется ей сладкой – и вот уже она бьется, бедненькая, в расставленных вами сетях.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →