Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Яблоко помогает проснуться лучше, чем кофе.

Еще   [X]

 0 

Атланты, боги и великаны (Щербаков В.И.)

Атланты, боги и великаны (Новый взгляд на истоки цивилизации).

Книга известного историка (доктора философии) и писателя Владимира Щербакова посвящена тайнам древних цивилизаций.

Основываясь на источниках, мифах, сказаниях, а также на работах современных историков и филологов, автор утверждает, что боги - это далекие предки, которые были обожествлены. Истоки славянской мифологии автор выносит за пределы горизонта, очерченного историей, - в необозримую даль тысячелетий и воссоздает, реконструирует русские мифы по дошедшим до нас их фрагментам и сказкам.

Об авторе: ЩЕРБАКОВ ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ (28.1.1938 - 8.4.2004) - ученый и писатель, член Союза писателей РФ, создал несколько художественных книг, один из его романов ("Семь стихий") экранизирован на киностудии им. Горького. За сценарий первого в стране документального фильма о биополе ("Невидимая… еще…



С книгой «Атланты, боги и великаны» также читают:

Предпросмотр книги «Атланты, боги и великаны»

Владимир Щербаков ©

Атланты, боги и великаны


ПРЕДИСЛОВИЕ

Цивилизации, миграции племен, истоки веровании в зеркале мифа. Так можно определить главную тему этой книги. Пытаясь раскрыть тайны древнейшей истории, мне приходилось иногда прибегать к методу реконструкции мифа по его фрагментам, дошедшим до наших дней в виде сказок, пророчеств, непонятых доныне источников.
Получив радиофизическое и историко-философское образование, я стал профессиональным писателем с легкой руки Леонида Леонова, друга Есенина и Горького, рекомендовавшего меня в Союз писателей, но затем вернулся к истории, которая некогда дарила мне сюжеты повестей и романов. Совместно с океанологом Ж.-И. Кусто была создана книга «В поисках Атлантиды», выпущенная издательством «Мысль» в 1986-м. В то же примерно время мне довелось отождествить некоторые объекты археологических раскопок с мифологическими реалиями Эдды — цикла песен о богах и героях. Я был убежден, что скандинавские боги и герои — это обожествленные предки. Появились и другие данные: я пришел к выводу, что страна богов и великанов, исполинских животных Великая Свитьод скандинавских источников располагалась в основном на территории нынешней Монголии, Туркестана и Внутренней Монголии. В этой легендарной стране и находилась первая родина богов-асов. Там же обнаружены захоронения великанов. Именно в связи с Асгардом я нашел, что венеты Малой Азии являются предками славян. Я старался совмещать саму историю моих поисков с научными данными, принимая во внимание мифы и даже эзотерический аспект (этому я учился у Геродота). Таков и жанр этой книги. В целом это научное издание. Я сделал все для меня возможное, чтобы работа оказалась полезной и интересной и для специалистов, и для широкого круга читателей.

Владимир Щербаков
Часть I

БОГИ - ОБОЖЕСТВЛЕННЫЕ ПРЕДКИ

Глава 1

ЖЕНЩИНА С ДВУМЯ ЛЕОПАРДАМИ

Даль неведомого отмечена судьбоносными вехами — это события, открытия, страницы истории, рождение нового знания. Случается и так, что волшебство опережает знание. Это может показаться непривычным и странным, но именно такова судьба рассказа «Дверь в стене» английского писателя Герберта Уэллса: в нем открыты истины, превосходящие все, что в последующее столетие узнали историки и археологи. Никто — ни современники писателя, ни сам он, ни потомки — даже не подозревали об этом. Трудно передаваемое словами волшебство этого уникального произведения раскрывалось передо мной, историком-исследователем, в течение многих лет. А ведь всего десятка три строк передают главные события рассказа.
Вот появляется его герой, шестилетний мальчик, увидевший на заурядной городской улице нечто не совсем обычное. Темно-красные от солнца листья дикого винограда у белой стены возникли внезапно, мальчик остановился. Перед ним была зеленая дверь — и ему захотелось открыть ее. Он колебался, боялся, что отец рассердится на него, узнав об этой двери (мать его умерла). И он прошел мимо, оказался у каких-то грязных лавчонок и мастерских, потом побежал назад и все же отворил зеленую дверь. И оказался в саду. То был особенный сад — целый мир, разместившийся непостижимым образом среди городских кварталов. Он увидел там двух пятнистых грациозных зверей — леопардов. Один из них потерся ухом о протянутую к нему руку мальчика. Навстречу шла высокая красивая девушка. Она расцеловала мальчика, сказала: «Вот и ты!» и, взяв его за руку, повела к строгой женщине в длинном пурпурном платье.
На галерее над залом дворца женщина эта садится на скамью и открывает книгу. Страницы книги оживают. Мальчик видит самого себя, всю свою короткую жизнь, дом, рано умершую мать. И он нетерпеливо листает книгу, видит самого себя у зеленой двери в стене, которую он не решается сразу открыть. «А дальше!» — восклицает он, отодвигая руку женщины, и пытается перевернуть эту страницу. Поцеловав его, она уступает, но на следующей странице не было ни волшебного сада, ни леопардов, ни девушки, ни женщины с книгой. А была повседневность — он оказался снова на городской улице, плача от огорчения.
Этот рассказ был впервые опубликован в 1911 году, а спустя несколько десятилетий археологи нашли статуэтку женщины с двумя леопардами. Этому изваянию около 8 тысяч лет. Раскопано оно в Малой Азии, место это сейчас называется Чатал-Гююк, а тысячелетия назад здесь располагался один из первых городов планеты. По нашим понятиям, это был поселок, но здесь были настоящие дома, а не хижины дикарей; люди знали ремесла, умели выращивать несколько видов сельскохозяйственных культур; только ампельных растений у них было около десяти видов. Сохранилась настенная роспись: поселок на фоне вулкана, у подножья которого он был построен.
Поразительное совпадение. Писатель устами мальчика называет женщину матерью. Это сравнение прямо относится и к женщине с леопардами из раскопок. Ведь в Малой Азии ее почитали как Богиню-мать. И только в руках богини можно представить книгу судьбы с оживающими страницами. Получается, что не ведая того, Уэллс точно описал Богиню-мать древнего мира и, возможно, все, что ее окружало. Аллея и дворец, упомянутые в рассказе, тоже реальность древности: не так далеко от Чатал-Гююка, тоже в Восточном Средиземноморье, был найден храм с колонным портиком, которому около 9 тысяч лет — такие храмы в Греции появились лишь тысячелетия спустя.
Статуэтка изображает богиню сидящей — как бы в полном соответствии с рассказом. Но руки богини покоятся на спинах двух леопардов — можно подумать, что скульптор увидел ее в минуту отдыха, когда она отложила в сторону книгу судьбы.
Трудно понять, почему ни один филолог не обратил внимания на поразительные параллели. И это не просто совпадение. Можно указать еще один адрес зачарованного сада — это роща Гласир в скандинавской мифологии, где под золотистыми ветвями прогуливались боги. И там же можно найти чертог радости, аналогичный дворцу из рассказа — и чувству мальчика. Но куда же он попал — в древность или в мир богов? В поисках ответа я некогда пришел к мысли: боги — это обожествленные предки. Да и древние авторы свидетельствуют: прославленные предки становились богами, они могли являться людям и помогать им. Они появлялись в нашем мире из иномерного пространства с его особенным чарующим светом.
Все это описал Уэллс — и мир предков, и мир богов. Перечитывая рассказ, я нашел удивительные слова, подтверждающие это помимо воли писателя. Так, мальчик испытывал в саду ощущение, подобное возвращению на родину. А вот какой осталась в памяти мальчика героиня: задумчивая мать, у колен которой он стоял; и она вдруг тоже исчезла. Налицо оба мира. Уэллс был биологом по образованию, учеником Гексли, и всего сказанного он просто не мог тогда знать. Но большинство современных ученых тоже не знает этого, в чем можно усмотреть главную причину того, что невероятная прозорливость писателя оставалась незамеченной.
Важная деталь: скульптура выполнена в манере, позволяющей считать ее копией. Мастер воспроизвел какой-то еще более древний образ. Но древнее некуда — первозданный город вместе с двумя другими такими же городами и храмом в одном из них возник из небытия, как в сказке, до этого на планете ничего подобного не было. Вот почему на своем пути в неведомое автору этих строк предстояло сделать остановку. В 1992 году я познакомился с девушкой, наделенной необыкновенной способностью, — сродни той, которой, возможно, обладал Уэллс. Представьте, она могла в состоянии медитации видеть Атлантиду. Для меня сам факт не был новостью: о таких людях сообщил еще путешественник Фосетт, соотечественник Уэллса. Поэтому я принял это как должное. Как атлантолог я мог и проверить кое-что из рассказанного этой удивительной девушкой. Именно от нее я узнал, что королева Атлантиды восседала на троне, подлокотники которого выполнены в виде леопардов или, точнее, ягуаров (американских леопардов). С эзотерических позиций немаловажен факт совпадения фамилии этой девушки с девичьей фамилией моей матери (магия совпадения имен известна была еще в Древнем Египте).
Итак, традиция изображения богини с леопардами берет начало со столицы атлантов. Это и есть начало начал. В моих поисках эта девушка ассоциируется с той, которая описана в рассказе: она такая же высокая и красивая, и точно так же она как бы подвела меня к королеве атлантов. Все это заставляет пристальнее вглядеться в ткань рассказа. Ведь и там девушка подвела мальчика скорее всего к живой, достоверно описанной королеве атлантов.
Когда-то я описал Восточную Атлантиду в Средиземноморье, основанную выходцами из Атлантиды. Туда переселилась часть атлантов накануне катастрофы. Я должен был предположить, что королева Атлантиды, будучи обожествленной, продолжала являться потомкам в Восточной Атлантиде. Мастер, создавший скульптуру, видел ее. Может быть, беседовал с ней. Так возник культ Богини-матери. Он известен у многих народов.
К моменту поразительного знакомства с девушкой, оставшейся в моей памяти навсегда, я уже открыл в Копетдаге, на родине древних индоевропейцев, Асгард, город древнескандинавских богов. И я знал, как образы неведомого переносятся через моря и необъятные пространства. И знал, что в скандинавских мифах и песнях о богах и героях есть три слоя, отражающие разные эпохи. Но только после запомнившихся мне с той поры встреч и бесед я вдруг открыл самый древний слой — то были сказания эпохи атлантов, — в поздней передаче скандинавских сказителей. Он открылся как волшебная раковина с сияющей жемчужиной внутри.
В скандинавском городе богов Асгарде богиня была супругой главного бога Одина. Другая богиня, Фрейя, оставалась для меня загадкой. Судя по мифологическим сюжетам, обе богини близки, возможно, Фрейя была лишь другим воплощением Фригг. И вдруг открылась тайна Асгарда: у Фрейи бьши две кошки, послушные ей, и на кошачьей своей упряжке она совершала дальние поездки — но ведь леопарды и ягуары это тоже кошки. В Скандинавии уже могли не помнить леопардов, когда записывали истории о богах и богинях. И богиня Фрейя представляла в скандинавской мифологии королеву Атлантиды. И старшая богиня Фригг по сути своей тоже Богиня-мать.
Пережившие потоп люди очень мало могли унести с собой из прошлого, могли многое забыть. Но Богиня-мать помогла им вспомнить и остаться людьми. И они сделали чудо — создали первые города на новой родине еще за пять тысячелетий до эпохи пирамид в Египте.
Хорошо известна эзотерическая истина: люди — смертные боги, боги — бессмертные люди. Нужно признать, что эта истина отражает суть ноосферы, той самой сферы разума, о которой писали Э. Леруа, П. Тейяр де Шарден, В.И. Вернадский и другие ученые.
Законы взаимодействия ноосферы с привычным нам миром пока неизвестны. Думаю, что оно проявляется незаметно, не нарушая главного закона — свободы воли человека. Дарованная Богом свобода воли — необходимое условие творчества. И в свободном творчестве порой вдруг создаются образы, свидетельствующие о надмирной сфере разума.
Истинная свобода воли, конечно же, предполагает и возможность божественных контактов. Говоря проще — возможность чудес, приближающих к неведомому. В редких случаях
возникает цепочка событий ранга чудес — и их нужно уметь наблюдать и понимать. И теперь нетрудно увидеть такую цепочку сразу из четырех чудес. Первое — Уэллс создал-увидел образы своего произведения. Второе — археологи нашли нечто очень похожее. Третье — состоялась встреча с девушкой, напоминающей героиню рассказа «Дверь в стене». Четвертое — автору этих строк, историку и атлантологу, удалось понять случившееся.

Глава 2

О ЧЕМ ПОВЕДАЛА НЕБЕСНАЯ МАТЬ

Когда происходит нечто исключительное, необыкновенное, то даже писателю-профессионалу нелегко найти нужные слова, чтобы донести истину. Со мной же случилось то, о чем я и сейчас думаю с трепетом, волнением, изумлением — каждый раз сомневаясь в самой возможности донести до читателя правду. Ведь мне довелось сделать записи явлений Богоматери и ее бесед в Москве. И это самые продолжительные беседы и самые многочисленные встречи из всех известных мне по опыту прошлых поколений. Скорее всего я был готов к этому. Поиск города богов Асгарда (о чем сообщали уже разные журналы) успешно завершился. Главные его объекты — Валгалла, Идавелль-поле, сокровищница богов-асов — были отождествлены мной с находками археологов, не сумевших восстановить характер культа и верований в древних провинциях Копетдага (а это часть прародины индоевропейцев). Другие объекты Асгарда, например роща Гласир («Сияющая»), были впервые узнаны мной. Позднее мне удалось сопоставить древнейшие руны Монголии и Исландии — они были одинаковы! Предки северных народов Европы совершили почти невероятное переселение — из Монголии в предгорья Копетдага, в Северную Европу. И я убедился, что боги — это обожествленные предки...
Явления Богоматери сродни легенде, но это факт: небесная Дева действительно встречается с людьми и беседует с ними. Так было в Италии, в Югославии, в Португалии, в России, в Америке. В России в течение двух с лишним лет велся дневник встреч Богоматери с москвичами.
В 1777 году Джордж Вашингтон, еще не став первым президентом США, увидел необыкновенную гостью. Он командовал тогда армией колонистов в Войне за независимость. Своему соратнику он рассказывал:
«Я не знаю, вызвано ли это беспокойством моей души или чем-либо еще, но сегодня днем, когда я сидел за столом, я увидел стоящую передо мной необычайно красивую женщину. Я был очень удивлен, потому что отдал строгий приказ, чтобы меня не беспокоили. Лишь через несколько мгновений я смог спросить ее о причине ее визита. Постепенно окружающая атмосфера стала как бы наполняться силой и лучезарным светом... Все вокруг меня стало разряжаться, сама таинственная гостья стала более воздушной, но более отчетливой для моего зрения, чем раньше».
Только после этого Вашингтон услышал голос женщины: «Сын республики, смотри и учись». И ему было показано будущее с его войнами и кризисами! Именно показано в живых картинах, возникавших иногда в клубах тумана. Любопытно, что будущий президент так и не смог догадаться, кто к нему пожаловал. Возможно, если бы тогда кто-нибудь высказал догадку о визите к нему Богоматери, он не принял бы и отверг саму вероятность этого: ведь, судя по краткому описанию портрета гостьи, данному Вашингтоном, она не очень-то похожа на иконописные лики. Уже в 80-е годы XX века югославские девушки и юноши, видевшие небесную Деву, смогли сразу принять ее образ — восемнадцатилетней необыкновенно красивой девушки с венцом из звезд — голубых и желтых. Правда, и среди них нашлись сомневающиеся, кропившие Деву святой водой, на что та улыбалась. Потом начались их беседы.
Мне удалось отождествить гостью Вашингтона с Богоматерью не только в связи с ее явлениями в Португалии и Югославии. Нужно было исходить из существа дела. А это в свою очередь стало возможным лишь после появления Богоматери в Москве в 1990-х годах.
Богоматерь являлась моей хорошей знакомой Жанне. Я узнал об этом осенью 1990 года и стал вести дневник их встреч. О дневнике я молчал. Потом упомянул в разговоре с Жанной. Она сказала, что мне этого делать нельзя без разрешения Богоматери. Вскоре такое разрешение было получено. К происходящему я относился весьма серьезно, потому что уже тогда тщательно анализировал события, связанные с такими же явлениями в других регионах планеты. И, главное, мне не только удалось открыть в Копетдаге Асгард — город богов-асов, описанный в скандинавских мифах и песнях, но я писал документальный отчет об этом в беллетризованной форме. Я знал что боги — это обожествленные предки и в некотором роде параллельная цивилизация. И мир богов — сама реальность. Налицо и иерархия этого мира, ведь Отец и Творец един. В 1991-м Богоматерь сказала, что я могу начать писать документальную книгу с полными дневниками ее бесед. К этому времени я узнал много нового от нее.
Во-первых, именно в 1991 году, по ее словам, началась Эра Водолея. Небесная мать назвала даже точный день и час ее начала — 15 февраля в 23.00 по московскому времени. В ответ на мои сомнения, касавшиеся других сроков, провозглашенных астрологами многих стран, Богоматерь заметила: «Астрологи ошиблись». Я был еще под впечатлением открытия Асгарда и спросил вот что: «Главная богиня Асгарда Фригг — это она сама или нет?» «Да», — был ответ. Именем Фригг Богоматерь звали в Асгарде. Именем Птица Матерь Сва — у древних славян. Именем Анахита — у ариев Средней Азии. Много ее имен я угадал сам — тогда и позднее. Афродита — одно из них. Мать мира, Иштар, Иннана — другие ее имена, всегда меняющиеся у разных народов и в разных регионах планеты.
Имя Афродита дало первый ключ к отгадке истории с Джорджем Вашингтоном. Вот почему у него не нашлось других слов для того, чтобы охарактеризовать свою гостью, кроме таких: «необыкновенная», «красивая», «воздушная». Да и как еще смог бы он передать очарование Афродиты? Поэтому позднее я старался описать Богоматерь так, чтобы составилось зримое представление о ее неповторимом облике. Впрочем, эпитеты Вашингтона уже давали основание для выводов — правда, предварительных.
Второй ключ я получил от небесной Матери тогда, когда угадал другое ее имя — Фригг. Главная богиня Асгарда знала будущее, знала судьбы богов и людей, хотя и хранила их обычно в тайне. Это же знание продемонстрировала гостья Джорджа Вашингтона. Она была Матерью богов в эпохи хеттов и хаттов, в древнейших городах на планете VII-VIII тысячелетий до н.э., обнаруженных не так давно археологами. Наконец, именно она была королевой Атлантиды. Живая Дева на престоле атлантов! И под ее локтями два ягуара. Тоже живые, послушные ей.

* * *

Нет сомнений в том, что цивилизация богов обладает недоступными человеку и человечеству знаниями. Но в нашем мире эти знания скорее всего были бы использованы во вред цивилизации, попади они в те же руки. Ясно, что шпаргалок сверху ждать не приходится, люди сами должны выстрадать свою судьбу. На небе и на Земле все подчиняется объективным законам Космоса, среди которых — свобода воли человека.
По словам Богоматери, задача и смысл жизни человека, родившегося на Земле, — совершать великие дела. Пока же приходится констатировать, что у нас нет ни великих дел, ни даже просто поступков. Иногда причина кроется в боязни так называемой кармы, которую понимают обычно неправильно. На самом деле карма — тоже закон Космоса, но действует она почти как физический фактор, и воля человека и его разум способны преодолеть ее.
Физический мир человек только начинает познавать. Так, Солнце, которое мы наблюдаем и с помощью приборов, и невооруженным глазом, — лишь оболочка и снаружи и внутри. Главное Солнце — в других измерениях, нам пока недоступных. Наш мир активно изучают инопланетяне. Богоматерь нашла возможным сообщить, что многие их базы расположены на дне океанов. Инопланетян она назвала урхетами. Я перевожу это слово, пользуясь известными мне словами древних языков, так: приходящие на Землю.
От Богоматери я узнал, что эликсир долголетия может быть создан с применением теллура. Это не значит, что можно просто принимать этот редкий элемент внутрь — ведь он очень ядовит, а главное, не дает результатов без участия других важнейших компонентов, позволяющих проявиться позитивным свойствам уникальных соединений молекул.
Мне удалось создать нейроген — вещество, восстанавливающее нервные клетки (нейроны). Но для проверки, действует он или нет, нужно было бы, к примеру, брать пункции или вырезать кусочки мозга, вскрывая черепную коробку. Это — реальное препятствие. К тому же это нужно делать многократно, проверяя действие различных составляющих. Мне же в процессе работы иногда показывались контрольные цифры в круглом поле — как на экране. Обычно я прибегал к помощи экстрасенсов, но контролировать их данные тоже необходимо. Контакты с Богоматерью — исключительное явление. Мне было дано лишь слышать ее ответы на мои вопросы — эти ответы возникали как бы во мне, в моей голове. Знакомый физик возразил мне однажды: как же так, ведь слова доходят до нас лишь с помощью звуковых волн, а они не могут возникнуть там, в космосе, за пределами атмосферы. Я ответил ему, что при контакте информация идет не по акустическому каналу и передается не звуковыми волнами, а поступает непосредственно в нервную систему — нейроны и формирует слова в сознании.
Однажды Богоматерь открыла мне тайну своего образа. Я увидел ее портрет как бы мысленным взором. Взял цветные карандаши и перерисовал этот показанный мне портрет. Тогда же, в декабре 1993 года мне был явлен знак одобрения. Очень высокая честь, тем более для человека, никогда не рисовавшего, исключая разве лишь уроки в школе.
Думаю, у Великой богини сотни, если не тысячи имен. И это расширяет христианские представления, соединяя их с историей всей цивилизации (о ранних этапах развития человечества до Адама говорится и в Библии). Пока я узнал лишь несколько имен. Вероятно, зная все имена Богоматери, можно узнать и все об истории человечества.
Хочется сообщить об удивительном факте. Из Козельска (города, известного из истории Средних веков) позвонила женщина со словами горячей благодарности. У нее раньше была опухоль на лице. И вот недавно ей в руки попалась книга «Утро богов». В этом большом сборнике 1992 года были опубликованы мои записки о встречах с Богоматерью. На обложке — цветной портрет небесной Девы. Женщина из Козельска читала эту книгу, утомилась, задремала, а когда очнулась, увидела книгу на подушке — обложкой с портретом Богоматери вверх. Она прилегла на нее вздремнуть! И тут она осознала: что-то произошло, именно во сне. Подошла к зеркалу — опухоли не было, она исчезла. Как она разыскала московский телефон Жанны, которой являлась Великая богиня, неведомо ни мне, ни Жанне. В 1993-м вышла в свет моя книга «Встречи с Богоматерью». В ней собраны все записи, относящиеся к небесной Матери. На суперобложке — тоже портрет Девы, но другой. Обладает ли он свойствами исцелять — я пока не знаю.

Глава 3

СТРАНСТВИЯ ДУШ: ФАКТЫ

Имя девочки — Шанти Деви. Она родилась в Индии, в Дели, в 1926 году, а спустя три года стала рассказывать взрослым о своей предыдущей жизни. Тогда якобы ее звали Лутла и жила она в восьмидесяти милях от Дели, в городе Мутра. Выдуманная, как полагали, девочкой Лугла родилась, по ее словам, в 1902 году, то есть была старше самой Шанти Деви почти на четверть века.
Каприз ребенка? Стремление скомпенсировать недостаток к ней внимания со стороны других детей или взрослых? Игра? Если это игра, то стало ясно, что она слишком серьезна для ребенка такого возраста. Девочка рассказывала о своем муже в прежней жизни, он был торговцем, его звали Кеддар Нат, у них родился сын, который умер через десять дней. Так прошло шесть лет. Когда девочке исполнилось уже девять лет, выяснилось, что Кеддар Нат действительно существует. В семью приехал его родственник, потом он сам. Девочка узнала того и другого. Они ее, естественно, впервые видели. Кому-то пришло в голову повезти ребенка в Мутру. Собрали настоящую комиссию. На вокзале Деви узнала встречавшего их другого родственника ее мужа в другой жизни. Наконец, дело дошло до того, что Деви заявила о деньгах, которые она, будучи женой Кеддара Ната, спрятала в доме, в укромном уголке, по обычаю всех женщин, независимо от страны и места жительства. Деньги не нашли. Девочка настаивала на своем. Кеддар Нат в некотором смущении вынужден был признаться, что действительно нашел деньги после смерти жены и спрятал их в другом месте. Это, говорят, произвело большое впечатление на комиссию, не меньшее, чем тот факт, что Деви говорила на местном диалекте.
Подобные случаи не редкость. Редкостью можно считать объективное отношение к ним ученых, которых, судя по всему, можно убедить лишь в том, в чем они сами давно убеждены.
Американец Эдгар Кейси однажды вспомнил эпизод из своей прошлой жизни. Он сидел на берегу реки с молодым солдатом. Шла война с индейцами. Оба были голодны, но этот молодой солдат тем не менее отдал ему свою еду. После этого воспоминания прошло едва ли несколько месяцев. В городе Вирджиния-Бич Эдгар зашел в парикмахерскую, уселся в кресло. Вдруг в ту же парикмахерскую вошел мальчик пяти лет с отцом. И этот мальчик, улыбнувшись, немедленно забрался к Эдгару на колени. Отец мальчика изумился такой доверчивости своего отпрыска, его странному поступку. Он тут же воскликнул: «Оставь, пожалуйста, чужого дядю в покое!» Мальчик возразил отцу: «Я знаю этого дядю, мы вместе сидели голодными у реки!»
Вернемся в густонаселенную Индию, где такие происшествия не редкость, как мы уже выяснили.
«Я — Суреш Варма, владелец магазина радиотоваров в Агре, У меня есть жена и двое детей!» — заявил недавно своим родителям пятилетний Торан. Журналист Михаил Капустин рассказал об этом на страницах журнала «Эхо планеты».
«Однажды я возвращался домой с работы на машине, — убеждал родителей Торан. — Подъезжая к дому, я дал гудок, чтобы моя жена Ума открыла ворота. Тут же я увидел двоих. Они бежали к моей машине с пистолетами в руках. Раздались выстрелы. Одна из пуль попала мне в голову».
Порой после таких рассказов мальчик начинал швырять в родителей тарелками, кричал, что он их не знает, что они не его родители. И родители мальчика, Шанти и Махавир Пра-сад, вынуждены были поехать из деревни Вадх, где они проживают, в Агру, до которой не так уж далеко — тридцать километров. Обнаружилось, что некий Суреш Варма там действительно проживал и торговал именно радиотоварами. Пять лет назад его не стало. И все произошло именно так, как говорил мальчик. Его вдова Ума воспитывает двоих детей, она согласилась встретиться с Тораном. Мальчик бросился к ней и ее детям с объятиями, он узнал всех троих и тут же спросил о своем старом автомобиле марки «Фиат». Ума ответила, что теперь у них автомобиль «Марути», а «Фиат», купленный Сурешем Вармой, продан. Мальчика это огорчило.
Нашлись двое ученых, которые обследовали мальчика. На его правом виске обнаружили странный рубец. Ознакомились с результатами вскрытия тела Суреша Вармы. Оказалось, что пуля попала именно в правый висок, рикошетировала от черепа и вышла над правым ухом. Здесь, над правым ухом, у Торана большое родимое пятно.
Специалисты только одного Бангалорского института психического здоровья и невропатологии с 1975 года изучили более двухсот пятидесяти случаев, подобных этому. Примерно в половине случаев «предыдущая жизнь» кончалась убийством. Пол человека при возвращении меняется редко. Люди (часто это дети) испытывают страх к тому, что было причиной смерти «тогда». Боятся колодцев, в которых утонули, пожаров, оружия и т.п.
Жаль, что материалистическая диалектика в исполнении чиновников от науки с набитыми дипломами карманами, полученными при содействии таких же «диалектиков», открыв наподобие Колумба новый и бесконечный мир познания, тут же и закрыла его с помощью обычного вульгарного материализма.
Мы еще не можем оценить последствия этого факта и не знаем, к чему приведет несостоявшееся второе рождение всемогущего метода познания объективной реальности в условиях новой информации. Но, может быть, и первое рождение прошло не вполне благополучно?
Вернемся к фактам, ведь они — воздух науки. На этот раз обратимся снова к американскому материалу, отраженному в недавно вышедшей книге Билла Шула «Бессмертные животные — наши питомцы и их жизнь после жизни». Отметим сначала, что заглавие книги явно перекликается с названием книги Р. Моуди. Речь же в ней идет о призраках домашних животных, которые спасали своих хозяев.
Робин Деланд вел машину глухой ночью по горной дороге, где вряд ли можно разминуться двум автомобилям, разве что на предусмотренных на этот случай площадках. Это штат Колорадо. Впереди, в луче света от фар, возникла собака. Машина почти догнала ее, Робин тормознул, и по его спине пробежали мурашки. Он узнал собаку, это был его колли Джефф, умерший полгода назад.
Угадает ли читатель, что сделал Робин?.. Он вышел из машины и стал звать свою собаку, которой полгода не было в живых. Но Джефф даже не обернулся, он шел вперед, к повороту, такому крутому, что за ним ничего не было видно с этого места. Обвал — вот что увидел Робин, Глыба сорвалась со склона и перегородила полотно. В движении ее ни за что не заметить вовремя!.. Но где Джефф, спасший ему жизнь? Робин оглянулся. Призрак его собаки исчез.
Штат Колорадо. Вечер. Гроза. Фрэнк Талберт спит в своей постели, спит так крепко, что никакая гроза с громом и молнией его не разбудит! И все же ему пришлось проснуться. Совсем рядом с его домом оглушительно залаяла собака. Это был нервный, призывный лай. Он сбросил одеяло, оделся, потому что лай повторился. На этот раз собака рычала у самой двери. Фрэнк открыл дверь и увидел пса. Рыжий сеттер с белым пятном на груди медленно удалялся от дома, он словно звал за собой Фрэнка. Тот последовал за собакой. Прошла минута. Сверкнуло в небе. Грохот. Небо раскололось над самой головой. Фрэнк замер, оглянулся. Его спальня уже занялась огнем. Молния угодила в его дом... Нужно ехать к соседу, решил Фрэнк. Прошло еще несколько минут. Он рассказывал соседу эту странную историю и, конечно же, не забыл упомянуть, как собака, спасшая ему жизнь, внезапно исчезла, точно сквозь землю провалилась.
— Пес очень похож на моего Сэнди, судя по твоему описанию, — сказал сосед задумчиво.
— Я обязан ему жизнью! — воскликнул Фрэнк. — Где твой сеттер?
— Сэнди... видишь ли, Сэнди мой умер два месяца назад, — прошептал сосед.

Глава 4

ЖИВЫЕ ЛУЧИ И ЖИВОЕ ПОЛЕ

Обожествление предков предполагает жизнь души. А что по этому поводу думают ученые? Об этом я беседовал с действительным членом Российской Академии медицинских наук, академиком естественных наук Российской Федерация, профессором, директором Института клинической и экспериментальной медицины Сибирского отделения РАМН Влаилем Петровичем Казначеевым.
Результаты, полученные В.П. Казначеевым и его коллегами, не только носят сенсационный характер, но еще не вполне поняты. Живые организмы передают на огромные расстояния неуловимые сигналы, способные изменить развитие всего живого, ускорять размножение бактерий, вирусов, колоний клеток, их дифференцирование, специализацию, буквально создавать живой организм из простого набора белково-нуклеиновых структур. А сигналы, излучаемые человеком, могут изменять показания приборов и, не исключено, даже ход времени — за многие сотни километров. Еще более необычно живое поле, которое является как бы второй половиной нашего «я», всего человеческого организма и скорее всего большинства других организмов.
Привожу наш диалог...
В.И. ЩЕРБАКОВ. Целый каскад новых явлений! Это даже не телепатия, если человек на огромных расстояниях оказывает влияние на приборы, изменяя их показания. Ведь телепат воздействует на себе подобных. А тут стрелки циферблатов замедляют или ускоряют ход, сигнальные огни мигают, электроника ловит загадочные указания, посылаемые человеком-оператором просто так — без всяких там радиопередатчиков и антенн. Это неизмеримо более тонкое, сложное и загадочное явление по сравнению с телепатией. А дальше — совсем фантастика. Живой организм на расстоянии способен разбудить, ускорить рост и жизнь других организмов, их развитие или, наоборот, замедлить эти процессы. Теперь становится постепенно ясным, что наряду с белком, с белково-нуклеиновыми структурами — а это основа, каркас жизни — есть еще и живое поле. И это вторая половина, вторая ипостась организма.
Это параллельная полевая форма жизни, сосуществующая с белком. Она в нас самих и в других организмах. А ведь недавно говорили лишь о белковом «каркасе», о белково-нуклеиновых телах — и не замечали ничего другого. Белковая форма считалась единственной, не так ли? А это мешало замечать поразительные эффекты дальних воздействий одних организмов на другие, на все живое. Значит, наша беседа — о том, что пока иным ученым трудно и представить...
В.П. КАЗНАЧЕЕВ. Надо понять, что на Земле нам действительно известна достаточно хорошо пока лишь белково-нуклеиновая форма жизни. Однако есть много работ в отечественном естествознании (чем занимается ваш покорный слуга) и в мировой литературе, указывающих на то, что белково-нуклеиновые формы жизни на Земле не единственные и на планете Земля сосуществуют, вероятно, другие формы организации живого вещества. Скорее всего они находятся на уровне микрочастиц, микромира, но принцип их самоорганизации, развития, размножения, адаптации, повторяю, сам принцип этих форм остается похожим на основные принципы белково-нуклеиновой жизни.
Но если на Земле и в Космосе существуют другие формы живого вещества, то кто мы такие и как мы взаимодействуем с этими формами других вариантов жизни?
Человек воспринимает окружающий мир — и косный, и живой. Мы с вами привыкли к тому, что мы видим, ощущаем, воспринимаем, помним окружающую нас и живую, и косную природу. Однако материалы исследований показывают, что и животные, и люди в особенности имеют еще сенсорные каналы, по которым они в более широком, более специфическом варианте — совсем особо — ощущают и воспринимают именно окружающий мир живого вещества. Поэтому говорить, что прибор дает портрет такого мира, а мы только приборно можем снять окружающую среду, рискованно, так как даже снятие с самого прибора эквивалента восприятия, то есть его показаний, уже несет в себе противоречия, о которых говорил, к примеру, Нильс Бор. Прибор иногда грубо вмешивается в процессы, он может разрушить тонкую гармонию неведомой жизни. Поэтому, вероятно, человек все же обладает способностью различно воспринимать косное и живое вещество — и целый ряд интуитивных мыслительных процессов, зарождение загадок и отгадок, появление прозрения или предчувствия, или ощущения не относится к мистической, к чисто теологической компоненте. Это свойство живого существа — по-другому, с разных сторон воспринимать окружающий — тоже живой — мир. Но со школьной скамьи начетнический, догматический подход вбивается в голову постоянно; нас учат, что вы слышите так же, ощущаете так же, вспоминаете так же, воспринимаете так же окружающий мир — всегда и везде, то есть причины и микропричины нивелируются, выравниваются, а человек в этом отношении подобен прибору. У человека колоссальный опыт, но его мыслительный процесс отодвигается в сторону и как бы подмораживается.
Значит, мы должны признать позицию русского космиста Федорова: человек воспринимает внешний мир в живой ипостаси отлично от косной и общается с ним особо, накапливает наблюдения иначе и, вероятно, правильнее приборов. И самими приборами сегодня методом физических индикаций можно выявить это только частично. При работе с приборами необходима осторожность, когда речь идет о живом. Я приведу некоторые примеры. Не буду называть работы Гурвича, Бауэра, Васильева, Чижевского и так далее. Приведу новые результаты.
Вероятно, Вернадский был прав, когда поставил вопрос: как же идеальное, мыслительное переводит планету Земля в новую ее эволюционную фазу? Как? И только через труд, и только через взрывы, и только через техногенную деятельность — так вот прямолинейно — объяснить это нельзя. Факты указывают на то, что человек-оператор, во-первых, может менять на расстоянии многие показания электронных приборов. Он как бы сбивает шкалу прибора, притом издалека. У нас сейчас ведутся работы в Новосибирске по дальней связи с Норильском, Диксоном, Симферополем, идут работы с Тюменским треугольником, с американским центром во Флориде — и дальняя связь с человеком, с прибором и с оператором устанавливается достоверно и точно. Эта связь не относится к электромагнитным волнам. Если человек или прибор помещается в хороший бункер, где естественная среда, фон внешнего поля снимается — у нас есть камеры, снижающие окружающее магнитное поле в 50 тыс. раз, — то в этих случаях дальняя связь улучшается. Поэтому мы сталкиваемся с неизвестным явлением — взаимодействиями живого вещества на огромных расстояниях, которые присутствуют постоянно и которые, вероятно, в человеческом воспитательном плане и цикле сегодня заморожены, как бы отодвинуты в сторону самой системой образования. Такие же связи существуют, в других только вариантах, и с окружающим нас нечеловеческим живым миром. Например, если мы выращиваем тканевые культуры человека, одни лишь клетки человека, то оператор в Новосибирске на большом расстоянии может изменять рост клеток в Москве — тормозить эти клетки или ускорять их размножение. Если эти клетки находятся в экране, защищающем от внешних полей, это не влияет на действия оператора, на результат, даже усиливает воздействие.
Таким образом, живое вещество связано, вероятно, с известными слабыми нейтринными и другими полями, но кроме этих полей, как говорил Бор, существуют еще другие формы, которые квантуются и которые мы еще не знаем.
Я приведу пример. Если я подаю вам, скажем, запись политической декларации или стихотворение, то содержание, значимость, смысл такой декларации или поэтических строк физический прибор понять не способен — нужна интеллектуальная программа, континуум, который не делит этот предмет, а высекает его энграмму, суть, топографическую конструкцию целостно.
И Бор, и Вернадский были правы, что есть еще неквантующиеся, то есть целостные, энграммы полей, которые передают полностью корпус, очертания, объем того живого белкового субстрата, в котором они находятся. Этот субстрат — на уровне клеточных культур в наших опытах, и мы получаем удивительные вещи: когда одна клеточная культура испытывает какой-то стресс, она может транслировать свое состояние другой клеточной культуре, если есть оптический канал связи. Световой луч передает суть — и он сам как бы оживает. Больше того, такая тканевая культура живых клеток, которая восприняла состояние соседей в кварцевом или слюдяном оптическом канале, может транслировать это состояние дальше, другим культурам клеток; и так 5, 6, 7 поколений через клетки в оптической области идет накопление неизвестного нам свойства живого вещества. Слюда и кварц прозрачны для таких воздействий, как прозрачны они и для обычного света.
В клетках живого вещества сосуществует с ним вторая форма жизни, и она, эта форма, полевая, это поле и его взаимодействие с белково-нуклеиновым каркасом пока непонятно и загадочно, и это, быть может, естественно — так, еще недавно мы не знали о микробах (до Левенгука), еще недавно мы не знали о вирусах, которые сама очевидность, совсем недавно открыт новый класс живого вещества — преоны, очень мелкие структуры, которые напоминают вирусы, и вот, наконец, выявляется самостоятельная форма жизни — полевая.
Хочу, чтобы вы и читатели меня правильно поняли: характер и даже свойства этого поля, по сути своей живого, еще не ясны. Это и есть, если угодно, параллельная форма жизни, ранее, возможно, известная лишь по мифам. Она проявляет свое действие на огромных, даже космических расстояниях. И вот роковой вопрос: что от нее ждать в будущем?
В.И. ЩЕРБАКОВ. Я не могу ответить на ваш вопрос, Влаиль Петрович. К сожалению. Поэтому, если разрешите, следующий вопрос будет адресован все же вам. Это сверхфантастика — просто силой мысли, образно говоря, изменять показания приборов, например электронных часов. Или... страшно подумать: ускорять ядерные реакции. Хотелось бы почаще замедлять их — по мере необходимости. Позвольте вернуться к научным экспериментам, теориям и выводам. Если можно — ближе к человеку и его природе, к его живому полю, то есть второй его ипостаси.
В.П. КАЗНАЧЕЕВ. Если говорить о человеческой ипостаси, о живом веществе, когда оно сочетает несколько форм, — это, кстати, неплохо согласуется со многими положениями научно-фантастического характера Циолковского, — то что мы такое? Что? Возникли ли мы «по эволюции», по цепочке Дарвина? Или на Земле, быть может, уже произошла космическая встреча белково-нуклеиновых форм с полевыми формами? Тогда как они сосуществуют и где искомое бессмертие, и как они соотносятся в нашем интеллекте, или это одно и то же? Это вопросы, вопросы уже научно-естественные, и ответ на них и есть сущность нашего здоровья сейчас, потому что хроника патологических процессов, психических нарушений — она же, увы, эпидемична — не говорю уж о СПИДах и так далее. Это конкретный и реальный вопрос — заказ к научно-естественным испытателям сейчас. Он просто просится, он вытекает из тех работ, которые мы обсуждаем в рамках отечественного космизма.
Таким образом, вот первое положение: живое вещество на планете Земля не только белково-нуклеиновой природы, оно множественной природы и, вероятно, сочетает в себе макромолекулярные структуры и полевые формы. Можно ли выделить полевые формы, можно ли их транслировать через косную систему кристаллов и так далее? Вероятно, можно. Предварительные работы показывают, что если мы вписываем биологическое поле в лазерный пучок, то можно транслировать его практически на неограниченное расстояние. Значит, мы сталкиваемся с новым пластом, с новым представлением живого вещества. Кристалл становится душой эксперимента и частичкой души человека.
Пример: московская группа ученых во главе с Гаряевым показала, что информацию или сущность живого вещества можно транслировать, перенести из одной клетки или из группы клеток на большое, практически неограниченное расстояние. Были использованы оплодотворенные клетки шпорцевой лягушки, и это клетки в культуре, когда еще нет развития специфики эмбриона — до этого этапа. Они просто выращиваются и, как показали эксперименты, гибнут. Они не могут дифференцироваться в культуре, если выращены разрозненно, не входя в эмбрион. Стоит взять специальный прибор и головастика лягушки, где уже клетки специфически дифференцированы в составе организма, — и эта информация, сущность дифференцировки может быть передана на культуру шпорцевой лягушки на расстояние 1-2 м и, вероятно, больше. Значит, живое квантуется, его сущность можно выделить, накопить и можно передавать. А это генератор чудес фантастики. Есть и спорные вопросы, но я полагаю, что в белково-нуклеиновом веществе, его генетическом аппарате, как это показывают расчеты Гаряева, существует не только биохимическая, генетическая, известная нам из молекулярной биологии память, то есть геном, но и молчащие гены. Молчащее, так называемое нуклеиновое вещество хромосом, постоянно функционирует и организует голографический фильм, и на основе этого фильма те локусы, те биохимические конструкции, которые синхронны и соответствуют этому текущему полевому проекту, включаются, и мы наблюдаем в клетках биохимический процесс синтеза, встраивания белковых молекул друг в друга, образования сложных ферментативных, мембранных конструкций и так далее. То есть живое вещество сначала проектирует себя в виде голографического, полевого образа и на основании именно этого образа строит свое конкретное, уже земное биохимическое тело. Значит, есть две стороны жизни. Первая — та, полевая, топографическая сторона. Речь идет не о взаимодействии просто полей физической природы с белковой и простой сущностью, речь идет о более глубоких процессах, о взаимодействии физических, физико-химических этажей молекулярной структуры с полевой организацией жизни, о которой так проникновенно, предсказывая будущее, говорил еще и Нильс Бор, и наши очень крупные ученые, в том числе и Федоров (которого Горький, как вы знаете, назвал интуитивистом и о котором я говорил уже ранее).
Итак, живое вещество неоднородно, на Земле сопутствуют, сочетаются многие его формы, это проблема века. Как же это сочетание выражается в человеческом интеллекте? Как наше сознание, отражающее мир, выраженное затем в семантических или образных формах, являет собой этот сложный интеграл, этот синтез многих форм живого вещества? До сих пор мы мыслим о происхождении человека в рамках известной концепции Дарвина или современной концепции синтетической эволюции. Вероятно, это так для белково-нуклеиновых форм, но как в этой эволюции сочетаются полевая и другие формы? Мы до сих пор не знаем, какую роль в такой белково-нуклеиновой эволюции играли, например, вирусы, преоны, тем более мы не знаем законов сочетаний с полевыми формами жизни.
В.И. ЩЕРБАКОВ. Это одновременно убеждает и в жизни на других планетах. Эта пока еще загадочная полевая форма жизни дает шансы противостоять марсианским холодам или меркурианской жаре. Разумеется, ответственность за эти предположения мне приходится взять на себя или разделить ее с фантастами, например с Гербертом Уэллсом, который писал о жизни на Луне. Правда, я не берусь судить, как она может сочетаться — я имею в виду жизнь поля — с белковыми молекулами. Могу лишь фантазировать, а это неуместно в контексте нашей беседы, в целом превосходящей фантастику. Даже с точки зрения фантаста это очень серьезно — не только управлять приборами одной лишь силой мысли, но и формировать живое, саму жизнь, ее программу на огромных расстояниях. И для этого нужен лишь луч или биополе. Суперпрограмма — с помощью биолуча выращивать живые организмы на других планетах. Правда, это уже вмешательство в их экологию. Пожалуй, не проходит... Голова кругом идет. Кстати, как обстоит с человеческим мозгом, с нейронами, со всем этим сложным аппаратом человека?
В.П. КАЗНАЧЕЕВ. Если взять хотя бы размерность 1-2 млн. лет, то для 4 млрд лет это более мелкий интервал, чем миллисекунда для нас. Значит, по существу, ни о какой эволюции, мутациях речи быть не может. Это как взрыв — одновременно возникает из белково-нуклеиновых и каких-то сочетающихся с ними форм новое космопланетарное качество в эволюции живого вещества на планете Земля — интеллект.
Скорее всего у гоминид, которые эволюционировали до того, в известном процессе накапливается в головном мозге 12-15 млрд. нейронов. И вы знаете, что у обезьян и у человека каждый нейрон со многими другими, если не с каждым, связан проводниками той же нейрогенной конструкции. Это «компьютер» проводникового типа.
В то же время мы знаем, что в каждом нейроне — теперь это доказано — существуют биополя; они отражают сущность функций каждого нейрона, потому что в нейроне в секунду протекает свыше 1011-12 химических преобразований. Это сложнейшие пульсирующие поля. По нашему мнению, на поверхности Земли у протогоминид в разных участках планеты одновременно, взрывом происходит скачкообразное преобразование «компьютеров» проводникового типа в «компьютер» полевой, то есть все 12-15 млрд. полей этих нейронов мозга объединяются в одно пульсирующее поле. Возникает новый голографический фильм, в котором и отражается внешний мир, память которого и возможность отражения внешнего мира против проводникового «компьютера» возрастает в десятки и сотни миллиардов раз.
Итак, информационный космопланетарный скачок и порождение интеллекта на планете Земля... Это и есть происхождение человека. И не труд, и не слово, а космопланетарный процесс, который мы до конца еще не понимаем, ответствен за это. Если мы, люди, произошли именно так, то, вероятно, на первом уровне нашей эволюции каждый человек с другим человеком был объединен полями, и на какое бы расстояние ни уходил член семьи или первобытной орды, все эти люди друг друга видели, знали — то есть это телепатия, дальняя связь, образное видение друг друга в голографических образах. И это было основой нашего интеллекта. Не отдельная персона, а именно группа, объединенная этим одним полем, и составляла основу человеческого, самого первоначального планетарного интеллекта.
И лишь впоследствии, когда этот сложный интеллект в динамике выживания начинает усовершенствоваться, появляется потребность более простого, более императивного информационного механизма, появляется первый сигнал, звуки, слова. Поэтому наш «словесный интеллект», вербальные поля, семантические поля (и в этом отношении нужно согласиться с Налимовым) представляют собой не первичную природу человеческого интеллекта, а лишь вторичное и более примитивное его проявление, В процессе эволюции эта полевая форма за вербальными кулисами слова, языка, в туманах этих вербальных полей, которые отодвинули первозданную основу нашего интеллекта, сохраняется в образе жизни, в религиозных обрядах, формируется постепенно в монотеистических больших религиях, фольклоре. Значит, религия не есть наносное, вторичное, результаты социальных процессов. Религиозное мышление является первичной базой, основой сохранения человеческого интеллекта в его первой — полевой структуре. Вот почему такие интуитивисты — и авторы первых писаний, и библейские авторы, и более поздние в России (так мы приходим к работам Федорова) — требуют специальной оценки. Это гигантский кладезь, это реальное отражение и прошлого, и настоящего, и будущего, и поэтому, вероятно, в этих работах содержится не меньше, а, может быть, больше фактического материала, чем в крупнейших трудах естествоиспытателей, которые занимались неживым косным миром — таковы, например, Менделеев, Лавуазье или Ломоносов и многие другие крупнейшие ученые. И только те представители, которые не понимают этой разницы и реальной материальности интуитивистов, вероятно, сегодня могут заявлять о лженауке, бороться с такого рода тенденциями, защищая, по существу, гибель человечества, а не его прогресс.
В.И. ЩЕРБАКОВ. Видимо, этот «интеллект слова» на некоторое время отодвинул тот «интеллект живого поля», о котором сейчас речь. Вербальная, то есть речевая, связь возникла не на пустом месте. Вначале было мыслящее поле, неограниченная телепатия. Весь строй древних источников как будто бы свидетельствует не только о «дословесном интеллекте», но и о свободном общении человека с животными. Правда, гораздо позднее, спустя тысячелетия, потомки представили дело так, что сами животные говорят будто бы иногда с человеком — на человеческом языке. И это мы встречаем не только в сказках, но и в мифах разных народов. На самом деле мифические живот&heip;

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →