Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

95 \% свинца в пулях британской армии – из вторсырья.

Еще   [X]

 0 

Культура сублимации: опыты самодостаточности (Ананда Атма)

Овладение сублимацией сексуальной энергии во многом предопределяет общую культуру личности и социальную адекватность. В книге рассматриваются преимущественно тантрические практики одиночной сублимации сексуальной энергии в духовную силу, подобные даосскому совершенствованию сексуальной энергии без партнера, но построенные на ритуальной основе. Однако они выступают не самоцелью, а лишь закономерным этапом в процессе перехода к чистой сублимации либо возврата к сублимации в сексе. Применение практик вводится в контекст сравнительного анализа разных способов сублимации во многих восточных и западных духовных культурах, что позволяет выработать осознанную позицию по отношению к выбору и самостоятельному построению сублимационных техник, не требующему принятия религиозных обетов.

Год издания: 0000

Цена: 33.99 руб.



С книгой «Культура сублимации: опыты самодостаточности» также читают:

Предпросмотр книги «Культура сублимации: опыты самодостаточности»

Культура сублимации: опыты самодостаточности

   Овладение сублимацией сексуальной энергии во многом предопределяет общую культуру личности и социальную адекватность. В книге рассматриваются преимущественно тантрические практики одиночной сублимации сексуальной энергии в духовную силу, подобные даосскому совершенствованию сексуальной энергии без партнера, но построенные на ритуальной основе. Однако они выступают не самоцелью, а лишь закономерным этапом в процессе перехода к чистой сублимации либо возврата к сублимации в сексе. Применение практик вводится в контекст сравнительного анализа разных способов сублимации во многих восточных и западных духовных культурах, что позволяет выработать осознанную позицию по отношению к выбору и самостоятельному построению сублимационных техник, не требующему принятия религиозных обетов.
   Предназначается для занимающихся йогой и другими духовными практиками, творческим или интеллектуальным трудом, предпочитающих обособленное существование. Практика приемлема также как временная мера для решения сексуальных проблем при переживании периода вынужденного одиночества без установки на безбрачие, в перспективе возобновления сексуальной жизни.


Атма Ананда Культура сублимации Опыты самодостаточности

Введение. Инквизиция

   Даже если не доказать, что в Священном писании содержится осуждение этого греха, Церковь, руководствуясь традициями, поняла, что он осуждается в Новом Завете,
   где говорится о непристойности, противопоставляемой воздержанию».
(«Декларация по сексуальной этике» от 29 декабря 1975, Ватикан)
   С мастурбацией боролись веками и даже тысячелетиями. Боролись не случайно, ибо эта «напасть» поражает едва ли не три четверти человечества по разным данным статистик анонимных опросов, проводимых в ХХ веке. Совершенно очевидно, что средневековые методы «смирительных рубашек» и принудительной кастрации под видом хирургического лечения не справились с задачей изжить тягу к мастурбации у большинства населения. Сексуальная революция прошлого века отчасти освободила и мастурбацию из заточения, а в наше время сексологи нередко рекомендуют ее одиноким людям для снятия стресса. Особое значение она стала приобретать в эпоху СПИДа как единственный безусловно безопасный способ сексуального удовлетворения. Тем не менее, автор книги – на стороне «инквизиции»: здесь используется сублимационный подход, который устраняет внешнюю видимость мастурбации путем полного преобразования внутренних процессов.
   В эпоху психоанализа утверждение преимущества дозволения перед подавлением звучит совсем банально. Но в восточных сексуальных культурах подобный подход используется тысячелетиями: китайская и индийская духовные практики включает в себя определенные ритуальные техники, позволяющие использовать естественное стремление к мастурбации, преобразуя его в духовную работу над собственным преображением. Однако католическая инквизиция поныне настаивает на запрете мастурбации, провозглашая данную позицию в церковных постановлениях на самом высоком уровне. Вот почему авторская позиция «инквизиторства» заключена в кавычки, ведь реальная инквизиция продолжает свое дело прежними средствами. Тем не менее, здесь нет и развития психоаналитического подхода, ибо мастурбация изначально не рассматривается как сексопатология, равно как не стоит задача вылечить человека от мастурбации ради здоровой сексуальной жизни.
   Ни в коем случае не следует рассматривать данную книгу как «призыв к мастурбации» или «пособие по освоению мастурбации» даже в перспективе особой духовной практики! Текст обращен к людям, по тем или иным причинам пристрастившимся к мастурбации, находя ее наиболее удобной формой сексуальной реализации. Цель книги – показать, в какой форме эта деятельность может быть включена в процесс духовной самореализации, а затем каким образом перейти к окончательному снятию самого внешнего рукоблудия, переведя все необходимые процессы на энергетический уровень. Итак, данный подход не оставляет шансов на продолжение мастурбации тем, для кого она давно уже превратилась в хроническую наркоманию. Это совершенно необратимое преображение: оно касается не одних симптомов, а устраняет реальные причины их возникновения. Предлагаемый здесь альтернативный подход позволяет применять медитацию против мастурбации.
   Итак, если вы не относитесь к той части населения, которая занимается мастурбацией, то вероятнее всего (за редкими исключениями) вам вовсе не следует искусственно вводить подобный подход в свою практику. Разумеется, если только вам не советует это делать профессиональный сексолог на основании вашего тяжелого психического состояния или физических проблем, вызванных застойными явлениями в половой системе. Но и та часть населения, которая занимается мастурбацией, тоже диффиренцирована. Незначительная часть делает это «цинично», не скрывая и не комплексуя, а довольствуясь наслаждением, которое они получают. Им будет трудно пользоваться этой книгой в силу мотивации, которая заведомо противоположна их собственной, ведь им-то сублимации не захочется. Книга предназначена для примерно половины взрослых людей, которые сами занимаются мастурбацией, но при этом остаются по-прежнему неудовлетворенными Собой.

Запрет на рукоблудие

   В небе луна горит так пустынно и ясно.
   Чудится мне чей-то голос, зовущий меня.
   Но тщетно ему отвечаю, что да, я согласна.
(Из средневековой японской лирики)
   Один из циников прославился тем, что прилюдно занимался мастурбацией, возлежа на городской площади и приговаривая: «Ах, если бы голод можно было удовлетворить так же просто – поглаживая живот!». Но подобное отношение к самоудовлетворению не прижилось в западной философской традиции отчасти благодаря смене религиозной среды. В христианской монашеской культуре обет безбрачия включал в себя жесткий запрет на рукоблудие, который в «Добротолюбии» – полном руководстве по духовному деланию, сводился к предписанию: «Даже и на ночь не снимай кукуля твоего!», что подразумевало – дабы в бессознательном состоянии одежда предохраняла от спонтанного самоудовлетворения. Согласно исследованиям Мишеля Фуко,[1] в светской жизни тоже сохраняли бдительность, как бы юноши не пристрастились к рукоблудию до вступления в брак, опасаясь расстройства их умственных способностей.
   Если углубиться в расходящуюся пропасть между мирской жизнью и подвижничеством, акцентируя именно отношение к сексуальной самодостаточности, то становится очевидно, что оно представляло собой усугубление крайностей. Христианское безбрачие вовсе не поощряло фригидность и импотенцию, и в писаниях святых отцов ясно утверждается: «Именно страсть преобразуется в порыв к Богу!»,[2] а жития изобилут описаниями борьбы с демоном блуда, при котором отшельники по ночам ворочали огромные валуны в пустыне. Малоизвестен тот факт, что Оригена отлучили от церкви за самокастрацию ради чистоты проповеди Евангелия женщинам – церковь же сочла это кощунственным изуверством над естеством Божиим. Только страстность делала воздержание достойным отречения, иначе оно теряло всякий смысл. И, напротив, Фрейд[3] вылечил немало психических расстройств, вскрывая подсознательную вину за мастурбацию у обычных мирян.
   Соверменная сексология успешно восстанавливает психологическое право распоряжаться собственным телом,[4] однако в общем контексте получения удовольствия и пребывания в хорошем расположении духа. Только в последнее время стали известны даосские техники, возводящие тупое самоудовлетворение на уровень духовной практики. Правда, они чаще рассматриваются как подготовительные для перехода к сексуальному взаимодействию, тоже технически обеспеченному для сохранения энергии. Однако, индуистская тантра до сих пор воспринимается исключительно как некая «йога с партнером», хотя существуют ритуалы для женщин и мужчин по отдельности. Более того, принятие полной санньясы (отречение от мира) в отличие от христианского монашества даже предполагает владение техниками сублимации, а не просто требует превращать половое желание в порыв к Богу одним усилием воли и мольбой о всевышней Господней милости.
   Санньяса распространена в самых разных традициях, включая также и тантрическую, где разработаны ритуалы сублимации сексуальной энергии, основанные на мастурбации. Принцип здесь тот же, что и в любых техниках, а именно: возведение оргазма по каналам снизу вверх. Как ни парадоксально, христианский вариант – для самых сильных, ибо здесь сублимация производится не только без специального ритуала, но даже без отслеживания и направления энергии, видение которой считается прелестью. Суть во всех традициях одна, только в христианстве она реализуется на уровне веры, или приверженности идее, которая сама собой налаживает нужные процессы; в даосизме – на уровне понятий и видения тонкой структуры, которая переформируется сознательно; а в тантре – на уровне образного представления в ритуальной практике, где задействовано воображение, так что воздействие на тело происходит опосредовано.
Самодостаточность
   В индуистской традиции признается, что именно сексуальное желание служит основной силой, заставляющей человека бесконечно перевоплощаться в новых телах, подвергаясь страданиям в неудовлетворенности своей «отдельностью». Проблема самодостаточности, которую в западной философской традиции ставят и решают на уровне мышления, здесь низводится до вопроса о телесной независимости. Святая Мирра выступает примером радикального подхода: «Только Бог – мужчина, а все остальные – женщины!».[5] Таким образом, проблема взаимоотношений просто снимается посредством перевода ее в иную плоскость – на уровень отношений бесполой души с Господом. Противоположный путь состоит в древней индуистской традиции почитать мужа как Бога во плоти, независимо от его проявленного совершенства. То и другое едва ли вдохновит современную женщину, для которой независимость связана с сексуальной самореализацией.
   Четкое разделение сфер практицизма и духовности, которое присутствует в сознании многих городских образованных женщин, не позволяет отождествлять мужа и Бога – будь то с той или иной стороны. Но хорошо известно, к чему это приводит: либо женщина довольствуется наличием мужчины «как факт», не принимая его по большому счету за личность, либо она демонстрирует напускную самодостаточность, не принимая саму себя в конечном счете за женщину. Мы не будем останавливаться здесь на гармоничных супружеских взаимоотношениях – они достойны уважения, просто это не тема данной книги. Здесь речь пойдет о той кармической предрасположенности, когда человек готов решиться на самореализацию в безбрачии, независимо от приводящих к этому внешних или внутренних причин. Вовсе не обязательно выход в том, чтобы устранить эти причины с целью наладить некие идеальные духовно-сексуальные отношения.
   Принятие санньясы– всегда личный выбор, который совершается непостижимой высшей Самостью. Осуществление всеобщего единства, для которого и производится отречение от мира двойственности, включает в себя возвышение над делением на мужчин и женщин. Каким образом происходит воссоединение данной противоположности – вопрос техники, и в данном случае речь идет просто об одной из таких техник. Непоколебимая верность избранной технике представляет собой по сути идолопоклонство, поэтому не следует относится к подобной практике как роковой предопределенности вроде «венца безбрачия» на всю оставшуюся жизнь. Техника должна работать, а если она не работает – возможно, она просто структурно не подходит «телу», и выбор оказался опрометчивым. Критерий самодостаточности очевиден – усиление чувства наполненности и уверенности во всем, что приходится осуществлять в мире с позиции целостной личности.
   Подводные камни данного пути к самодостаточности состоят в следующем. Во-первых, заменить зависимость от партнера – его желаний, настроений, мнений и вообще наличия – какой-либо техникой, еще не означает обрести независимость от всех внешних структур, порождающих процессы сексуального возбуждения и т. д. Во-вторых, может возникнуть ложная самоудовлетворенность, когда просто некому выразить недовольство извне, чтобы вывести вас из далеко зашедшего самообольщения и самообмана. В-третьих, это вопрос духовного самоконтроля: в одном из экспериментов мышке вживили педальку в «центр удовольствия» – так она перестала есть, пить и спать, а все давила на педальку, пока не издохла. И, наконец, это ничуть не снимает проблемы взаимоотношений с окружащими людьми, ибо сексуальность переводится на тонкий уровень, где при отсутствии развитого видения связей и недостатке силы бывает разобраться еще сложнее.
Утонченность этики
   Прежде всего, следует уяснить, что мастурбационные техники вовсе не предназначены для нагнетения возбуждения и превращения жизни в «непрерывный секс». Наоборот, они используются только в случае перехода возбуждения в реальное желание, которое нельзя игнорировать, тогда как реализовать его по каким-либо причинам невозможно. Причины могут быть разные – объективные (муж в командировке) или субъективные (сознательное решение не вступать в контакты в связи с тем или иным текущим состоянием). Принятие решения остается в сфере личной прерогативы и ответственности, но с этических позиций здесь не должно быть стремления к повышению сексуальности ради привлекательности для противоположного пола. Не следует нарочито создавать вокруг себя вибрационное поле, провоцирующее окружающих на впадение в необъяснимые для них страсти. Имейте в виду: вожделение вовсе не обязательно будет ассоциироваться лично с вами.
   Само по себе сексуальное возбуждение в присутствии другого человека далеко еще не выступает показателем того, что нечто происходит или, тем более, должно происходить именно между вами. Вариантов истолкования может быть несколько: либо у него более высокий уровень энергии (причем не только сексуального качества), что закономерно создает притяжение; либо он действительно находится в состоянии возбуждения, но в связи с другим человеком (истосковался по жене или ожидает назначенного свидания); либо он действительно одинок и «сексуально озабочен», но ни при каких обстоятельствах и представить не может, чтобы направить поток желания лично на вас. Просто, нечто «фонит». Следует помнить, что утверждение непременной взаимности в истинной любви касается исключительно возвышенных всепоглощающих чувств, тогда как сексуальное желание находится в сложном контексте разнообразных взаимоотношений.
   Со своей стороны, не следует принимать всякое накатывание возбуждения за собственное желание, которое нужно реализовывать в направлении кажущегося источника подобных вибраций. При недостаточном навыке в распознавании качества и направления движения энергии крайне легко спутать желание, направленное на вас, с желанием, развивающимся изнутри. Если вы что-то неожиданно начали чувствовать к данному человеку, следует еще разобраться, «кто кого хочет». Вполне вероятно, это вибрации его собственного желания, направленного на вас, а вовсе не желание, которое он вызывает у вас. Конечно, подобное распознование вовсе не детерминирует решение, ибо в одной ситуации лучше одно, а в другой – другое. А если отметить ницшеанские предпочтения, то «счастье мужчины – я хочу, счастье женщины – он хочет», что при взаимности идеально. Однако нет типичных мужчин и женщин, поэтому действие таких принципов тоже не всеобще.
   Наконец, при переходе к непосредственному использованию мастурбационных техник для самоудовлетворения нужно быть крайне осторожными в отношении представления того или иного «лица».[6] В варианте вынужденной кратковременной разлуки с постоянным партнером вопросов нет – представление помогает поддерживать энергетическую связь, которая желанна для обоих. Однако если у вас есть сомнения, что вам готовы отвечать взаимностью, представление будет равноценно астральному насилию с соответствующей тонкой кармой, то есть ответственностью. Конечно, встречаются случаи, когда человек уверяет и вас, и самого себя, что он ничего не хочет, тогда как на самом деле хочет… Но в действительности людей настолько глупых и бессознательных не так уж много, поэтому не стоит обольщаться своей способностью чувствовать невысказанное. На поверку, только сознательное решение вступать в связь принимается человеком как «свое».

Ритуалы вамачары

   Парные и групповые сексуальные практики не являются предметом данной книги, однако их описание понадобится здесь, чтобы создать контекст для введения одиночных техник как основы для дальнейшей полной сублимации. Сама я не обладаю опытом применения подобных практик во взаимодействии и не склонна приобретать, хотя посещала семинары по даосскому искусству брачных покоев и беседовала с адептами тантрической традиции, поэтому имею об этих техниках достаточно ясное представление, чтобы изложить их по существу. В целом, внешние практики – это скорее магический уровень, чем духовный, хотя при подобных оценках следует учитывать личный уровень развития практикующих. Как известно, сексуальная сфера позволяет человеку пасть до скотства или возвыситься до божественности – все зависит от самого человека, а именно, от силы его духа и чистоты намерений. Вот почему в данной главе техника будет преобладать над этикой.
   Даже вамачарские техники поныне многими понимаются превратно: они не нацелены на «разжжение чувственности», а предполагат суровую дисциплину чувств и контроль над желаниями. Любому нормальному человеку они могут показаться подлинным истязанием. Приведем здесь авторитетное свидетельство Свами Сатьянанды Сарасвати[7] – основателя Бихарской школы йоги, к заслугам которого относится интеграция тантрических практик в синтез йоги и веданты. Практика майтхуны оказывается самым легким из способов пробуждения Кундалини, потому что включает в себя привычное действие – секс. Но не все готовы следовать «легким» путем, ибо это не сексуальное наслаждение, хотя внешне они похожи. Два основных отличия тантры от сексуальных отношений: независимость и невовлеченность. В супружестве присутствует чувство собственности, а в тантре каждый партнер независим, к тому же в самом процессе заложено развитие бесстрастия.
   Сознание мужчины должно быть подобно сознанию брахмачарина – свободно от страсти, которая обычно возникает в присутствии женщины. Прежде чем приступить к майтхуне, оба партнера должны быть очищены от всякой скверны как внешне, так и внутренне. Это требование тантры так называемой «левой руки» чрезвычайно трудно понять обычному человеку, который под сексуальным взаимодействием привык понимать исход страсти, душевную привязанность или способ деторождения. Чтобы избавиться от инстинктивных побуждений и встать на путь вама-марги, необходимо долгие годы следовать по пути дакшина-марги.[8] Тантрический путь в целом предназначен для трезво мыслящих людей, которые относятся к энергии как средству достижения самадхи, или высшего духовного пробуждения. Иначе эта энергия превратится в средство их гибели, как предостерегает Свами Сатьянанда, в линии преемственности которого я приняла карма-санньясу.[9]
   Приводимые ниже практики заимствованы из других тантрических источников,[10] что не меняет сути дела, ибо традиция обладает целостностью. Важно подчеркнуть, что данное описание ни в коем случае не может служить руководством к действию по самой простой причине. Эротическое ритуальное действие практически полностью строится и держится на мантрах, а их произношение занимает большую часть времени и требует подготовки. От правильного произношения нужных мантр зависит успешность ритуала в целом, поскольку именно характер вибраций создает необходимое состояние и выводит сознание на соответствующий уровень, вводя в контакт с призываемыми божественными силами. Воспроизводить длинные санскритские мантры в транслитерации, заведомо искажающей произношение, которые к тому же требуют личной передачи, не имеет никакого смысла. Мы ограничимся при описании лишь внешней канвой проведения ритуала.
Почитание Линги
   Групповой ритуал поклонения Шиве и Шакти называется «Линга-пуджа» и сосредоточен преимущественно на мужской составляющей, будучи почитанием Линги. Однако назвать его сексуальным можно с большой натяжкой, поскольку Линга воспринимается в высшем аспекте – как символ присутствия божества в сакральном пространстве. К ритуальным техническим тонкостям относятся ньясы, которые выполняются при всякой подготовке к проведению ритуала. Это освящение своего «тонкого тела», которое в итоге резонирует с призываемым божеством, нисходящее в то пространство, где находится практикующий. По милости божества, низведение высшей энергии приводит к очищению всего, с чем она соприкасается. Тонкости практики состоят в учитывании «анатомии» энергетических тел, поскольку физические манипуляции служат к созданию необходимых центров и потоков энергии. Ньяса настраивает «тонкое тело» на восприятие нисхождения силы.
   Предварительные действия призваны сформировать правильное намерение для ритуала. Далее, зажав цветок между ладонями, нужно поднять руки над макушкой, испрашивая руководства в постижении Сверхсущности. Медленно опустив ладони на уровень груди перед Анахатой, надлежит провести медитацию – внутреннее созерцание божественного присутствия в духовном сердце, сосредоточив все внимание на Шиве-Шакти как единстве в человеческом воплощении, или на более высоком уровне – в форме Джьоти-Линги (божественого света). При созерцании Шакти – божественной энергии Шивы – в форме всепроникающего света и любви, ощутив единство с божественным присутствием Шакти-Шивы, необходимо произнести мантру, выражающую преклонение. Затем выполняется медитация на ощущение божественного присутствия внутри себя, после чего взглядом оно переносится в Шива-Лингу на алтаре, с которой устанавливается связь.
   Созерцая внешний образ Шивы-Шакти или Джьоти-Лингу в Анахате, нужно почтить их мысленным поклоном, предложив все богатства вселенной, «распространить» светящуюся энергию божественного присутствия по всему тонкому телу и наполниться этим светом. Когда поклоняющийся чувствует, что его переполняет свет и он стал «живой Лингой», он совершает перенос энергии божественного присутствия из Анахаты во внешнюю Шива-Лингу на алтаре. Не открывая глаз, сложив руки в жест приглашения перед грудью и призывая Всевышнего, практикующий с любовью и преданностью произносит очередную мантру Шивы. В момент произнесения мантры и переноса энергии божественного присутствия вовне следует открыть глаза, и первый взгляд должен упасть именно на почитаемый образ – Шива-Лингу. После произнесения мантр и искреннего поклонения божественная сила реально присутствует в Шива-Линге и Анахата-чакре.
   Всем умом, телом и чувствами адепт жертвует богу весь мир, в котором он живет, и самого себя как совокупность первоэлементов с целью очищения и совершенствования. Тем самым, он лично магически соучаствует в непрекращающемся процессе воссоздания вселенной. По завершении подношений следует поклониться с извинительной мантрой – просьбой о прощении ошибок в поклонении. Следующий этап практики – твержение мантр. Ради снискания божественной милости, то есть присутствия и поддержки Шакти, и пробуждения в себе состояния Шивы необходимо начитывать коренную мантру Шивы. Перед началом джапы необходимо почтить Ганешу его личной мантрой и выразить специальное намерение, с которым будет выполняться практика, – например, пожелания об устранении преград на духовном пути. Затем выполняется само повторение мантры Шивы, а по окончании плоды всей практики предлагаются божеству.
Почитание Йони
   Парный ритуал «Йони-пуджана-кальпа» внешне выглядит совершенно «сексуальным» и сосредоточен преимущественно на женской составляющей, будучи почитанием «лона». Но хотя описание ритуальных действий покажется совсем коротким, в действительности, они занимают гораздо больше времени, благодаря произнесению длинных мантр при каждом движении. Итак, изложим вкратце последовательность, хотя она встречается с разными вариациями в различных пересказах. Пока женщина (шакти) снимает с себя одежды, адепт произносит вступительные мантры, направленные на очищение. Окропляя обнаженное тело шакти, он возносит последующие молитвы. Далее, он рисует справа от шакти куркумой мандалу (треугольник, вписанный в круг) и снова произносит мантры. Затем шакти садится в центр нарисованной мандалы, после чего совершается длительная пуджа, то есть собственно поклонение Шакти в физическом облике женщины.
   Начинается оно тоже с вышеупомянутых ньяс. Сначала адепт совершает ньясу, касаясь с надлежащими мантрами отдельных частей тела шакти в заданной последовательности. Затем он почитает главенствующие божества, пребывающие по четырем направлениям от шакти, освящая все пространство. С особыми мантрами он рисует куркумой треугольник на лбу шакти и отмечает центр треугольника. Далее, адепт совершает ньясы с мантрами, касаясь всех частей женского тела: начиная снизу вверх, а завершая в обратном порядке – сверху вниз. В результате, все тело женщины оказывается «пронизано» энергией Шакти, низведенной посредством призывающих мантр и «закрепленной» в теле ньясами. Теперь она выступает в качестве проводника божественной энергии, или боговоплощения Шакти. На этом оканчивается предварительная часть пуджи, в которой задается символический смысл каждого последующего действия, и тогда начинается основная часть.
   Прежде всего производится центрация тела шакти относительно ее лона, которая также выполняется при помощи ньяс (касаний), дополненных окроплением водой, возложением цветков, умащиванием сандаловой пастой и пр. На энергетическом уровне в женском лоне почитаются три главных тонких канала (ида, пингала, сушумна), которые соединяются в нижней части тела. Это действие позволяет ассоциировать Шакти с подъемом Кундалини, которое производится по сушумне при уравновешивании «крайностей» иды и пингалы. Проводя руками по всему телу шакти, адепт медитирует на возбуждение, пристально созерцая лоно и читая мантру. Воспринимая шакти как воплощение Богини, он обходит ее почтительно по кругу и, поклонившись до земли, касается стоп с молитвой.[11] После этого он позволяет шакти, в свою очередь, почтить лингам. Наконец, совершается майтхуна: традиционно шакти находится в положении сверху, играя активную роль.
   Во время майтхуны (полового акта) важно состояние партнеров: оба мысленно повторяют мантру. После семяизвержения они посвящают время медитации в объятиях на любовное чувство слияния. Смесь семени и менструальной крови вымывается из лона тоже с мантрой, смешивается с вином и возливается на янтру. Оба партнера причащаются по очереди остатками смеси. Ритаульное значение сексуальных секреций будет подробно рассматриваться ниже, ибо символизм половых жидкостей крайне важен в тантрическом контексте. Символизм всех ритуальных действий задает первый уровень опосредования, не позволяя погружаться в чувственный процесс, а удерживая сознание в отрешенном состоянии. Сублимация же предполагает дальнейшее опосредование с интериоризацией ритуала, ибо в теле каждого человека есть «мужская» и «женская» энергии, так что все в итоге сводится к осознанному воссоединению обеих энергий в личном теле.

Суть париянга-йоги

   Посредством йоги они обретают божественную форму Шивы.
   Посредством бхоги они стяжают всевозможные земные блага.
   Кто наслаждается вместе йогой и бхогой – бессмертный йогин.
Тирумулар «Тирумандирам».
   В тамильском названии «париянга» слово «пари» означает «тяжелый», а «анга» относится к мужскому половому члену. Обозначение «непрерывной эрекции» выступает синонимом майтхуна-йоги, как части тантрической вамачары в целом. Традиция сиддхов, включая тамильских ситтаров, находится в самом основании древней тантры, до произведеннной в ней реформации в пользу сублимации. Иными словами, здесь вамачара преобладает над дакшиначарой, а последняя даже считается путем, «бесполезным» в своей мучительности. Это, собственно, и есть самые корни тантризма (до деления на индуистскую, буддийскую и джайнскую тантру), который не возник из пустоты, а сформировался в лоне различных алхимических сект индуизма, бродящих по всей средневековой Индии до XII–XIII веков. Если говорить о корпусе практик, то сиддхи представляли собой гораздо более надежную и основательную традицию, нежели разросшийся на ее почве тантризм.
   Ранний тантризм до реформации, произведенной Абхинавагуптой и его последователями в X–XI веках, о чем пойдет речь в следующей главе, следовал индуистской ритуальной практике богопочитания через жертвоприношение расы. По расой понимались жизненные флюиды во всех проявлениях, включая половые жидкости мужчины и женщины – семя и менструальную кровь. В ритуалах вамачары, подобных приведенным выше, смешение жидкостей считалось «носителем силы», которое в пределе позволяло отождествиться с почитаемыми богами. Становление «вторым Шивой» с мужской позиции составляло цель всей ранней тантрической практики в любых формах, которая осуществлялась в контакте с «дикой ордой» богинь (отождествляемых тантриками с супругами), обычно называемых йогинями. Одержимые страстью богини, привлеченные «подношением» семени и крови, вступали в сознание тантрика, своей волей превращая его в «земного бога».
   Париянга-йога представляет собой разновидность вамачары, в которой йог с супругой совершают тайный сексуальный ритуал, доводимый до полового акта, но при соблюдении условий нахождения в тантрической лаборатории. Условия состоят в смирении смятения чувств в душе йога, что позволяет ему достичь непрерывно возрастающего слияния с космическим сознанием. Париянга-йога, как ритуальный секс, имеет двоякую цель. Во-первых, это средство достижения духовного величия путем единения Шивы и Шакти, при котором духовно ищущие обретают единство с Богом, что и составляет высшее состояние реализации, и способны оставаться в нем даже при самых невыносимых условиях. Во-вторых, это тестирование, выявляющее способность вамачарина контролировать плотские чувства и оставаться незатронутым эмоциями и наслаждением, особенно во время высшей точки полового акта, будучи сосредоточенным на чистой Самости.
   Итак, париянга-йога представляет особую форму эротического целомудрия, за которым стоит принцип сублимации, а не подавления. Это алхимия чувственного преображения, где предполагается перенаправление течения энергии вверх, чтобы очистить сущность существования. В данном процессе обнаруживается полный спектр эротизма от желания до отрешенности. Ниже мы сосредоточимся по отдельности на двух главных понятиях сиддхского прототипа тантрической вамачары: во-первых, целомудрии непосредственно в сексуальном взаимодействии, которое впоследствии и послужит опорной точкой для «коперниканского переворота» в виде интериоризации жертвоприношения, или попросту произведения сублимации внутри одного тела при выполнении одиночных практик; а во-вторых, внутренней алхимической лаборатории, что чрезвычайно важно для проведения параллелей с даосскими техниками одиночного совершенствования.
Целомудрие сиддхов
   Одним из доступных источников о взглядах сиддхов на вамачарские практики служит исследование «Тирумандирама»,[12] авторство которого достоверно принадлежит сиддху Тирумулару. Целомудрие в сексуальном взаимодействии возводится к цели реализации, состоящей в конкретизации идеала непогрешимого «тела света». Тирумулар однозначно предостерегает от забвения в обычном сексуальном контакте без всякой сублимации, осуждая предавание чувственному наслаждению, которое с неизбежностью приводит к трате энергии. Практикующему надлежит очищать сексуальную энергию, производимую в Муладхара-чакре, и направлять ее к слиянию с Кундалини-шакти, проводя по Сушумне к Аджна-чакре, где возникает благодатный свет. Утверждение необходимости сублимации чувств служит прелюдией к париянга-йоге. Когда внутренний огонь в теле йога достигает Аджня-чакры, высшая реальность становится направляющим духом.
   Во многих ранних шиваистских писаниях самореализация сравнивается с запредельным переживанием блаженства, возникающим в страстных объятиях. Цель создания мужского и женского начал во взаимной зависимости друг от друга составляет опыт переживания внутреннего огня в их единении. Майтхуна-йога помогает воспринимать направленный свет, и в подобном действии бхога переходит в духовное измерение и становится йогой. Тирумулар использует для обозначения такой йоги выражение «чистый путь», утверждая, что единство в микро-сексе ничем не отличается от единства Атмана и Шивы в макро-сексе. Так устанавливается соответствие между плотским удовольствием и наслаждением единством дживы и Шивы. Как мужчина в объятиях женщины не осознает ничего вовне и внутри себя, так и практикующий во всеобъемлющих объятиях Атмана при достижении совершенного знания не ведает ни о чем внешнем и внутреннем.
   Париянга-йога заключает детальное знание о том, как сдерживать семяизвержение, что позволяет достичь свободы от сексуального взаимодействия. Использование внутренних техник, которые составляют необходимое оборудование «алхимической лаборатории», приводит к ясному видению самого пространства, а постижение света в этом пространстве придает уму прочность. Тело плавится в сексе подобно воску в огне, но йог больше не забывается в нем, когда наступает озарение мудростью. Вступив в таинственную сферу Шива-Шакти, йог рассеивает все мирские желания и устремления. Пребывая на макушке головы в единстве Шива-Шакти, он достигает бессмертия и навеки всецело предается Богу. Сочетание Шива-Шакти образует лингу, которая символизирует не половой акт, а сублимацию сексуальной энергии, ведущую к освобождению, или же запредельности запредельному. Атма-линга есть плод взаимодействия Шива-Шакти.
   Майтхуна-йогу называют «йогой от противного», или ульта-садханой. Применение этого метода делает достижимым бессмертие: вместо потери семени при обычном для него движении вниз следует перенаправить его вверх. Обращение всех жизненных сил вверх, называемое ульта-садханой, ведет к контролю и окончательной остановке движения ума. В Сахасраре йог совершенно преобразует читту, поддерживая отстранение от погрязания в мирском невежестве и продвигаясь к просветлению и бессмертию. Представление о важности сублимации семени для достижения бессмертия составляет древнее открытие, одинаково разделяемое йогой и тантрой. Мужчина, теряющий семя, называется пашу (скотиной), а сохраняющий семя непосредственно во время сексуального взаимодействия, – дивья (богом) или вира (героем). При полной сублимации семени наступает состояние Шивохам, то есть практикует париянга-йогу уже сам Господь Шива.
Внутренняя алхимия
   Мистический эротизм в традиции сиддхов связан с построением алхимического «тела света» в условиях внутренней «лаборатории». Последний термин употребляется в смысле самой ситуации вамачарской сексуальной практики, но порой «лабораторией» называют исключительно женское тело, погружаясь в которое, практикующий йог преобразовывает собственные энергии (из страсти в оджас). В данной связи, имеет смысл отметить именно технические предписания Тирумулара по сублимации сексуальной энергии. Прежде чем обнимать женщину, сначала рекомендуется тщательно очистить все ее тело. Кроме того, отмечаются дни, подходящие для сексуальной близости с целью сублимации. Также обсуждается продолжительность эротического взаимодействия и правила высвобождения семени, согласно которым следует дышать только через правую ноздрю, зажав левую. Предотвращение выброса бинду называют «обжариванием семени».
   В отличие от кама-сутры, где акцент делается на достижение чувственного наслаждения посредством принятия определенных положений тел (асана), в париянга-йоге и вамачаре как таковой физическому взаимодействию уделяется меньше внимания, чем контролю дыхания (пранаяма) и запечатыванию энергии внутри тела (мудра). Пранаяма тесно связана с произнесением мантр, из которых в традиции сиддхов отдается предпочтение известной шиваистской панчакшаре «Шивая-нама», которая при перестановке слогов приобретает разный мистический смысл. Секретная техника для управления семенем и сублимации основана на том, что звук «ши» обозначает «Шивам». Когда йог медитирует на панчакшаре, звук означает жизненное дыхание, или Кундалини-шакти. Продвигаясь по Сушумне, она достигает Аджны, где озаряется сиянием, дарованнам высшей Шакти, со звуками «ва-йа-на-ма». На данном этапе семя становится управляемым.
   При выполнении основной тантрической техники ваджроли-мудры главная цель состоит в остановке истечения семени без ограничения наслаждения путем управления дыханием. Согласно вамачаре, сексуальное наслаждение непредосудительно в случае правильной практики пранаямы (контроля над дыханием). Йог обнимает свою возлюбленную в накале страсти, но в то же самое время направляет дыхание вовнутрь через канал в позвоночнике. В результате дыхание успокаивается, и пока практикующая пара предается наслаждению, во внутренней «лаборатории» жидкое серебро перетекает в жидкое золото, а успокоивший дыхание йог овладевает удержанием семени. Подобная пара соединяется в возвышенной страсти непрестанно. Когда дыхание находится под контролем, тогда само сексуальное наслаждение становится утонченным, а его продолжительность удлиняется. При этом йог «направляет двуколесную колесницу дыхания вверх» по каналам.
   Кроме ваджроли-мудры, запечатыващей нижнюю часть тела, париянга-йогу невозможно практиковать без овладения крайне сложной кхечари-мудрой.[13] При ее выполнении язык заворачивается назад и вводится в носоглотку через отверстие позади язычка за мягким нёбом. Если йог, переживая высшее наслаждение, уверенно выполняет эту мудру, он сияет словно солнце. Йог сравнивается с ювелиром, кующим «жидкое серебро» своего семени: в алхимическом процессе по трубе позвоночника вверх пролетают искры, а на вершине они сдерживаются кончиком языка, или кечари-мудрой. В упанишадах утверждается, что при выполнении кхечари-мудры йог не потеряет мужественности даже в объятиях любимой женщины. Только продвинутые практикующие могут прибегать к практике париянга-йоги, и йог вообще не должен прикасаться к женщине, пока он не способен выполнять все нужные техники непрерывно на протяжении двух с половиной часов.

Жертвоприношение

   Предлагает подношения внешнему и внутреннему огням,
   Упрочиваясь в дисциплине ямы и прочих ступенях йоги,
   Тогда они продвигаются по верному йогическому пути.
Тирумулар «Тирумандирам».
   Ритуалистическое основание составляет изначальную подоплеку тантрической пуджи, где ритуал подвергается той или иной степени «овнутрения». Интериоризация ритуала – это основа йогической практики, а «сублимированная тантра» чрезвычайно близка к хатха-йоге, которая собственно и ведет от нее происхождение. Одним из лучших исследований ранних эротико-мистических практик следует признать книгу Д. Г. Уайта «Алхимическое тело: Тридиция сиддхов в средневековой Индии».[14] Автора гораздо больше интересовали алхимические процессы на внешнем уровне, включая «получение золота», поэтому пути «одухотворения» тантры здесь лишь намечены, но почти не прослежены. Именно способы перевода внешних парных и групповых ритуалов в индивидуальные практики сублимации будут интересовать нас здесь. Однако исходить нам придется из той же точки – вернуться к рассмотрению расслоения средневековой индуистской тантры.
   Главная роль в реформации древней тантры, которая состояла в переходе от выполнения внешних сексуальных практик к произведению сознательных энергетических процессов внутри тела, принадлежит Абхинавагупте. Прежде всего, если ранее делался акцент на ритуале жертвоприношения богам смеси половых жидкостей (семени и менструальной крови), то в произведенной им «сублимированной» форме эротико-мистических практик подчеркивалось значение переживания оргазма. Оргазм понимался как особое средство достижения опыта блаженного сознания, которым божества пропитывают и изглаживают эгоизм того, кто совершает жертвоприношение. Однако даже после абстрагирования на социальном уровне от ритуального жертвования сексуальных истечений, Абхинавагупта продолжал передавать эти практики в качестве тайного знания для посвященных, отмечая необходимость обмена секрециями прежде подношения их в сосуде богам.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →