Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Батология – изучение ежевики.

Еще   [X]

 0 

В погоне за талисманом (Рин Ай)

Борис Чернов узнает, что в борьбе с Творцом может помочь Талисман внеземного происхождения. Но где находится амулет, не знает никто! Однако, разве это остановит юного героя, решившего помочь сотрудникам научного института? Тем более, на карте стоит жизнь всего человечества, а земной шар – такой маленький!

Год издания: 2012

Цена: 59.9 руб.



С книгой «В погоне за талисманом» также читают:

Предпросмотр книги «В погоне за талисманом»

В погоне за талисманом

   Борис Чернов узнает, что в борьбе с Творцом может помочь Талисман внеземного происхождения. Но где находится амулет, не знает никто! Однако, разве это остановит юного героя, решившего помочь сотрудникам научного института? Тем более, на карте стоит жизнь всего человечества, а земной шар – такой маленький!


Ай Рин Странники Темного Мира Книга вторая В погон еза талисманом

1. НАЧАЛО НОВОГО ЭТАПА

   Солнечные блики лениво скользили по потолку. Утро было в самом разгаре, но сегодня был выходной, поэтому в школу можно было не торопиться. Борька лежал на кровати и смотрел в потолок. Дома он был один. Отец с матерью уехали пораньше к друзьям на дачу. Сначала они планировали взять с собой и сына, но тот наотрез отказался. Поедать шашлык в компании взрослых людей ему совершенно не хотелось. Опять начну т выяснять, кем он хочет стать, поучать начнут… Но и лежать без дела тоже надоело. Парнишка встал и прошел на кухню. На столе, под закрытой тарелкой, лежали два бутерброда, приготовленные мамой. Он налил себе чай и сел завтракать. С тех пор, как Борис с друзьями посетил Темный Мир, прошел уже почти год. Сначала они все ждали вестей от Лены с Владом. Но дни летели за днями, недели за неделями, а никаких новостей не было. Борис, Аня и Генка благополучно перешли в восьмой класс. Благодаря навыкам, приобретенным в Институте, они все стали отличниками. Учителя и родители не могли на них нарадоваться. Но неизвестность изматывала. Наконец, ребята собрались сами съездить к Прокопу Тихоновичу. В выходной день они пришли к холму, под которым находилась станция, но никакого входа не обнаружили. Они обыскали все близлежащие холмы, но тоже ничего.
   – Одно из двух, – сказала тогда Аня, – либо что-то случилось, либо мы им больше не нужны.
   Генка и Борька с ней полностью согласились. Тогда же было решено не предпринимать больше никаких действий, а терпеливо ждать. Тем временем родители Бориса получили новую квартиру. Переезд, учеба, друзья заняли почти все свободное время. Поэтому Борька не заметил, как быстро пролетела осень, а за ней зима. Наступила весна. Сейчас на дворе стоял поздний апрель. Было очень тепло, а на солнце даже жарко. Мысли текли медленно и лениво…
   Вдруг в дверь кто-то позвонил.
   «Наверное, Генка», – подумал Борис.
   Он встал и пошел открывать входную дверь. В этом момент позвонили снова.
   – Иду, иду, – закричал мальчуган.
   А про себя подумал: «И чего это он сегодня такой нетерпеливый?»
   Борис щелкнул замком и открыл дверь. На пороге стояла… Лена! От неожиданности парнишка сделал шаг назад, оступился и сел прямо на пол в коридоре.
   – Хорошо же ты встречаешь гостей! – усмехнулась Лена.
   – Ты? – удивленно проговорил Борька. – Просто неожиданно как-то…
   – Так мне можно войти, или ты занят?
   – Конечно, входи! Извини, у меня беспорядок.
   – Ничего, мне все равно. Куда идти?
   – Пойдем на кухню, я чай пил. Будешь пить чай?
   – Спасибо, не откажусь, я все утро в пути.
   Лена прошла за Борькой на кухню, помыла руки и уселась за стол. Только теперь он смог ее хорошенько рассмотреть. Она еще больше похорошела. Голубые глаза так и искрились, а белокурые волосы волнами спускались ниже плеч.
   – Ты чего на меня уставился, влюбился? – улыбнулась Лена.
   – Скажешь тоже, – сказал, краснея, Борис.
   – Да шучу я, шучу…
   Тем временем мальчуган достал чистую чашку и налил Лене чаю.
   – Вот, бери булочки, свежие, – сказал он.
   – Спасибо. А теперь, Борь, ответь мне, у тебя есть время меня выслушать? Или, может, ты куда-нибудь торопишься?
   – Что ты! Конечно, выслушаю. Родители на даче, будут поздно. А потом, мы так долго вас ждали…
   – Замечательно! Чай вкусный и булочки тоже… Садись и слушай!
   Лена сделала глоток из чашки и начала свой рассказ:
   – Мы долго не давали о себе знать, это правда. Но на это нас вынудили события, которые стали происходить в Институте буквально со следующего дня после вашего отъезда. Во-первых, из лаборатории из абсолютно герметичной камеры пропал профессор Петухов, вернее, то, что от него осталось. Камера оказалась совершенно целой и невредимой. Лаборант, дежуривший ночью, не заметил ничего. Вместе с профессором Петуховым исчезли и образцы жидкости, которой он был отравлен. Во-вторых, стали исчезать изображения с наших «живых картин», с тех, которые висят вдоль коридоров, помнишь? Вместо них стали появляться какие-то непонятные каббалистические знаки и тексты. Профессор Шварц стал записывать их и расшифровывать. Он сказал, что это главы пророчества из какого-то древнего манускрипта о приходе Тьмы. Несколько раз за все это время тексты менялись, и профессор Шварц записывал новую информацию. В этот же период стали происходить разные неприятные вещи с сотрудниками Института. Как-то раз двое из них проснулись без ртов. То есть там, где должен располагаться рот, у них была просто гладкая кожа. Еще у восьмерых на шее выросли жабры, а у одного, вдобавок к его двум глазам, образовался третий, на голове. Естественно, с помощью Колпака Значения все эти проблемы были решены. Но Ученый Совет издал указ о роспуске сотрудников Института по домам до выяснения причин происходящего. В Институте осталась только небольшая группа ученых во главе с Прокопом Тихоновичем. Снова были установлены ночные дежурства. Тем временем события продолжали развиваться. В одно из таких ночных дежурств перед удивленными учеными внезапно, прямо посреди коридора, из воздуха появился Карп Абрамович, исчезнувший несколько месяцев назад. Он вел себя неадекватно, никого не узнавал и пытался скрыться бегством. Его отловили и заперли в комнате под присмотром нашего психолога Андрея.
   Далее события развивались еще более стремительно. Кто-то умышленно вывел из строя Колпак Значения, зашкалив терроновую панель. Теперь мы остались безоружными перед проделками сил зла. Над созданием Колпака Значения трудилась большая группа ученых. Теперь же нам предстояло восстановить его узким кругом специалистов. Прокоп Тихонович достал из сейфа документы, касающиеся создания Колпака Значения, но, как оказалось, некоторые чертежи и схемы исчезли. Хотя ключи от сейфа находились только у него и сейф все время был опечатан. Несмотря на трудности, нам удалось теоретически воссоздать сплав, необходимый для починки терроновой панели. Но реально получить его мы не могли, так как исходными веществами были металлы, выплавляемые при огромных температурах из метеоритов. А в Институте на тот момент не осталось ни одного специалиста, способного произвести этот трудоемкий процесс. Поэтому мы командировали Влада в ваш мир, в один из закрытых космических институтов. За время отсутствия Влада случилось еще несколько ЧП. Из-за поломки Колпака Значения мы не могли поддерживать нормальные погодные условия, и множество наших удивительных растений погибло. Та же участь постигла и животных. Конечно, мы пытались спасти и тех, и других. Мы начали создавать некое подобие оранжереи и питомника. Но помещения Института были для этого непригодны. Мы привыкли к тому, что у нас все время лето, поэтому в здании отсутствовало даже элементарное паровое отопление. Тем временем на «живых картинах» продолжали появляться странные тексты и знаки. Профессор Шварц продолжал их записывать и расшифровывать. Наконец, однажды он вышел из своего кабинета и мрачно сказал: «Свершилось! Тьма среди нас!» Прокоп Тихонович потребовал от него объяснений, на что тот ответил, что, судя по текстам, силы тьмы уже пробрались в наш мир: еще немного, и они вырвутся в мир людей, то есть в ваш мир.
   – Но, – заметил профессор Шварц, – есть одна возможность одолеть темные силы.
   – Какая? – спросил Прокоп Тихонович.
   – Об этом мы узнаем в свое время из текстов, появляющихся на картинах.
   После этого Адольф Руфимович заперся у себя в кабинете и продолжил изучение надписей и знаков. Через несколько дней из командировки вернулся Влад. Он привез сплав, необходимый для починки терроновой панели. Но то, что он нам рассказал, повергло всех в глубокий шок. Собственно, до космического института Влад добрался без приключений. Там был создан необходимый сплав, и Влад со своим ценным грузом отправился назад.
   Он добрался до холма с входом на станцию, спустился на платформе вниз и принялся ждать желе-вагон. Обычно тот выезжал из тоннеля не позднее, чем через тридцать секунд после появления человека на станции. Теперь же Влад прождал около пятнадцати минут. Заподозрив, что с поездом случилось что-то неладное, Влад решил пешком по рельсам добраться до Института. Он спустился на шпалы и зашел в тоннель. Хорошего фонаря у него с собой не было. Был только маленький фонарик-брелок с блеклым голубым светом. Но поскольку выбора не было, Влад включил его. В начале пути он не заметил ничего странного. Только когда он прошел триста или четыреста метров, ему стало не по себе. Создавалось впечатление, что тьма вокруг него была живая. Он тряхнул головой, чтобы отогнать дурные мысли. Но в этот момент что-то мягкое коснулось его щеки. Влад машинально отпрянул в сторону. Он попытался осветить то, что его задело, но ничего, кроме стен тоннеля, не увидел. Зато на стенах оказались весьма занимательные рисунки и каббалистические знаки. Влад мог поклясться, что некоторые из них он видел на «живых картинах» в Институте. Особенно его заинтересовала одна пентаграмма, и он уже собирался подойти поближе и рассмотреть ее во всех деталях. Но тут издалека пахнуло таким смрадом, что он моментально изменил свое решение и отправился дальше. Следующие двести метров дались ему с великим трудом. Ноги как будто увязали в болоте, хотя на самом деле Влад продолжал идти по рельсам. В ушах начали раздаваться какие-то шелестящие звуки, похожие на голоса.
   «Ну вот, галлюцинации начались. Неужели утечка какого-нибудь вредного газа? – с беспокойством подумал Влад. – Ведь если я тут грохнусь, меня вряд ли сразу начнут искать. А помереть в тоннеле, недалеко от Института, было бы глупо».
   Он немедленно снял с себя шарф, который был обмотан вокруг его шеи по случаю похолодания. После этого он намотал его вокруг головы, закрыв рот и нос. Получилась своеобразная защитная маска. Дышать стало несколько труднее, зато не воняло так сильно. Влад отправился дальше. И тут впереди себя он услышал топот тысячи ножек и попискивания.
   «Крысы!» – догадался Влад.
   Крыс он не боялся, но прекрасно понимал, что в тоннеле с ними желательно не встречаться. Шум, издаваемый крысами, усиливался.
   «Они бегут сюда, – подумал Влад. – У меня есть всего несколько минут, чтобы что-то придумать».
   Он огляделся и осветил фонариком стены и потолок тоннеля. Вдруг немного впереди на потолке он заметил аварийный люк.
   «Как же я забыл! – подумал Влад. – Ведь по всему тоннелю раскиданы аварийные люки, через каждые пятьсот метров».
   К люку вели небольшие железные скобы, вделанные прямо в стену тоннеля. Понимая, что медлить нельзя, Влад бросился к ним. Уже через минуту он добрался до люка. Но тот, увы, оказался закрыт. Менять что-то было уже поздно. Поэтому Влад замер, зацепившись за скобы, возле люка под потолком. Он выключил фонарик и почти перестал дышать. Он знал, что крысы очень умные животные, поэтому старался не привлекать их внимания. Тем временем внизу на рельсах уже раздавался шум маленьких лапок. Бежали крысы. Их было очень, очень много.
   «Что случилось? Откуда они бегут и почему?» – подумал Влад.
   И тут с той стороны, откуда бежали животные, послышался мерзкий чавкающий звук. Влад не включал фонарика, поэтому мог только догадываться о происходящем. Что-то огромное и ужасное надвигалось с той стороны. Оно не шло, оно именно надвигалось. На счастье Влада, высотой оно было на пару метров ниже потолка тоннеля, но по ширине занимало его почти весь. Так вот, этот монстр, видимо, шел и пожирал крыс. Потому что те пищали и пытались сбежать от него всеми возможными способами. Когда это чудовище проходило мимо, от него пахнуло таким смрадом, что у Влада закружилась голова, и он буквально чуть не свалился из-под потолка тому на голову, или что там у него было. Только сжав всю свою волю в кулак, он смог удержаться на скобах. Минут через пять и крысы, и монстр скрылись за поворотом тоннеля. Влад решил не терять ни минуты. Ведь чудовище могло вернуться, а люк все равно был закрыт. Поэтому он включил фонарик и очень быстро спустился на рельсы. Те были полностью покрыты кровью крыс. Влада чуть не стошнило. Он постарался отвлечься и быстро побежал в ту сторону, откуда появились крысы и монстр. Бежать было неудобно. Шарф мешал нормальному дыханию, но снимать его Влад боялся. Кроме того, рельсы были очень скользкие. Забежав за очередной поворот, он остановился как вкопанный. Перед ним лежало и все еще сияло то, что осталось от желе-вагона. Видимо, и его попробовало на зуб прошедшее мимо чудище.
   «Мне повезло, что я был не в нем», – вздрогнув, подумал Влад, оглядывая остатки поезда.
   Он перебрался через них и направился дальше. Но тут где-то сзади вдалеке снова раздался чавкающий звук.
   – Так, где-то здесь должен быть еще один аварийный люк, – сказал сам себе Влад. – Сейчас я его найду.
   Он прошел несколько вперед, и тут его фонарик высветил на потолке очередной люк со скобами. Влад немедленно забрался наверх. Но и этот люк был закрыт. Влад не стал медлить, быстро спустился вниз и бросился вперед. Звук нарастал. Пробежав еще пятьсот метров, Влад снова обнаружил аварийный люк на потолке. Он снова забрался наверх. На счастье, дверца этого люка была закрыта просто на закрученную проволоку.
   – Да здравствует наша безалаберность! – обрадовался Влад.
   Он немедленно принялся ее раскручивать. В этот момент позади желе-вагона появилось нечто. Издалека его было плохо видно. Но встречаться с ним вряд ли кому бы захотелось. Огромная, шириной с тоннель, пасть с истекающей слюной на громадном уродливом теле. Небольшие щупальца, служащие, видимо, для передвижения по тоннелю, росли из туловища в разные стороны. Это нечто подмяло под себя желе-вагон и начало его жевать. Влад заторопился. И от его неловкого движения кусок проволоки упал на рельсы. «Нечто» моментально оставило желе-вагон и стремительно бросилось к нему. До Влада осталось не более двухсот метров, и тут ему наконец удалось открыть люк и вылезти наружу. Он захлопнул за собой крышку и привалил ее большим камнем, обнаруженным неподалеку. Однако «нечто» не пыталось последовать за ним.
   – У него нет глаз: видимо, это подземный житель, – успокоил себя Влад.
   Он немного посидел рядом с люком, приходя в себя, а затем отправился дальше. Остаток пути до Института он проделал чисто интуитивно, потому что не имел ни малейшего представления, где же тот находится географически. Он передвигался от холма к холму, опасливо озираясь по сторонам. Влад прекрасно понимал, что встреча здесь, среди холмов, с каким-либо монстром может стать для него последней. Поэтому он был предельно осторожен. Пару раз ему казалось, что под ним вибрирует земля.
   «Ну вот, опять эта морда по рельсам шастает», – злобно думал Влад.
   Он двигался вперед, но мысль о том, как же он попадет в Институт, не давала ему покоя. Ведь к Институту вел только один путь – по железной дороге. А вся территория, занимаемая Институтом, была окружена защитным экраном высотой с семнадцатиэтажный дом. Пройти сквозь него было невозможно.
   «Придется снова спускаться в тоннель», – подумал Влад мрачно.
   Наконец, к исходу дня, он буквально уперся носом в невидимую стену.
   «Надо же, как далеко находится Институт! А в желе-вагоне этот путь занимал не более десяти минут!»
   После этого он осмотрелся и приметил недалеко холм, очень подходящий для устройства в нем тоннеля для железной дороги.
   – Или тоннель проходит под тем холмом, или я зря учился у Прокопа Тихоновича, – тихо сам себе сказал Влад.
   Он направился к холму и принялся тщательно его осматривать. Он знал, что все входы и выходы из тоннеля маскировались, дабы случайный человек не пробрался на территорию Института. И хотя Влад предполагал, где примерно должен находиться люк, все же поиски этого места у него заняли не менее получаса. Когда он уже стал сомневаться в том, что правильно выбрал холм, внезапно под слоем дерна он заметил железное кольцо-ручку, приваренное к крышке люка.
   – Ура! Я настоящий ученик Прокопа Тихоновича! – радостно воскликнул Влад.
   Но сразу дергать кольцо он не торопился. Он помнил про чудовище, шастающее по рельсам.
   «А вдруг оно как раз там сидит и меня дожидается?» – с опаской думал Влад.
   Он приник ухом к земле и долго прислушивался. Внизу стояла абсолютная тишина.
   – Насколько я помню, монстр не полез за мной наружу. Одно из двух: либо он боится света, либо его тело не предрасположено к лазанию по скобам, – начал рассуждать Влад. – Следовательно, я могу просто открыть крышку люка и заглянуть издалека внутрь тоннеля. Увидеть я, конечно, вряд ли что увижу. Но смрад чудовища почувствую наверняка, да и шум оно производит немалый.
   Немного успокоившись, он потянул за кольцо-ручку. Не тут-то было! Люк был плотно закрыт изнутри.
   «И что теперь делать?» – расстроился Влад.
   В сердцах он плюхнулся на траву, росшую на холме, и решил немного отдохнуть.
   – Хоть бы палка какая-нибудь валялась или коряга, – в сердцах пробормотал он.
   Но вокруг, куда не глянь, были одни холмы, покрытые травой. И ни каких палок не наблюдалось.
   – Да, собственно, что я смогу сделать палкой? – продолжал рассуждать Влад. – Ведь люк закрыт изнутри на железный засов и заперт на замок.
   Настроение катастрофически ухудшалось. Идти назад – значило потерять по крайней мере еще пару дней. От безысходности он лег на траву и уставился в небо. Начинался закат. Плыли редкие перистые облака…И тут Влада посетило озарение!
   – Но ведь у меня есть сплав, который мне изготовили для Колпака Значения! – громко сказал он. – Посмотрим, посмотрим…
   Он уселся поудобнее, расстегнул куртку и вытащил из внутреннего кармана четыре прямоугольные пластины. Они были небольшого размера: 10 на 15 сантиметров и очень тонкие. Толщина составляла не более полутора миллиметров.
   – Если мне не изменяет память, главный инженер сказал, что этот сплав настолько прочный, что им можно резать металл. Вот сейчас мы это и проверим – тем более что выхода другого все равно нет.
   Влад взял одну из пластинок и всунул ее в щель между крышкой люка и крышей тоннеля в том месте, где должен был находиться засов. Он пытался надавить на пластинку, но его усилия оказалось недостаточно. К тому же пальцы по ней скользили. Влад встал на пластинку одной ногой, чтобы всем своим весом надавить на нее. Но и этого оказалось мало, зато пострадала подошва его ботинка. Тогда он стал ходить между холмов в надежде найти какой-нибудь тяжелый камень. Собственно, камней было предостаточно, но они все были маленькие. И тут, наконец, Владу повезло! Обогнув холм с люком с левой стороны, он буквально наткнулся на гору камней. Видимо, их сюда свалили, когда рыли тоннель. В общем-то, весь строительный мусор потом вывезли, чтобы не привлекать ничьего внимания. Но эту кучу, наверное, оставили по недосмотру.
   – Еще раз ура нашей безалаберности! – воскликнул Влад.
   Он выбрал из кучи два тяжелых булыжника и отправился назад к люку. Сначала довольно осторожно, но потом все сильнее и сильнее Влад несколько раз ударил по пластинке. Та даже не погнулась.
   «Думаю, главный инженер сказал правду о прочности сплава», – подумал Влад и что есть силы стал бить по пластинке.
   С каждым ударом она входила все глубже и глубже в щель, и, наконец, раздался характерный щелчок. Это развалился внутренний засов.
   – Спасибо нашим Светилам Науки! – пробормотал Влад.
   Он вытащил пластинку и внимательно ее осмотрел. Она была как новенькая. Никаких следов от ударов, царапин и вмятин на ней не наблюдалось. Влад снова сложил все пластинки вместе и спрятал их во внутренний карман куртки. После этого он ухватился за кольцо-ручку и рванул крышку на себя. Та хлопнулась об землю, а Влад успел на всякий случай отскочить в сторону. Но за этим ничего не последовало. Влад подошел ближе и потянул носом воздух – никакого смрада не чувствовалось. Он осмелился приблизиться вплотную к люку и заглянул внутрь. Как ни странно, в тоннеле было не темно.
   «Конечно, как же я забыл! Ведь первый люк находится практически у выхода из тоннеля, метрах в двадцати – двадцати пяти. Его специально так сделали на случай, если вдруг произойдут какие-нибудь неполадки с защитным экраном, – подумал Влад. – А монстр, видимо, действительно побаивается света. И поскольку свет с конца тоннеля достает сюда, поэтому он и не суется. Что ж, если так, не будем медлить, а то скоро ночь, и мне не хотелось бы ночевать под боком у чудовища».
   Влад залез в люк и закрыл за собой крышку. Сразу стало заметно темнее. Очень аккуратно, стараясь производить как можно меньше шума, он стал спускаться по скобам.
   Наконец его нога коснулась пола. Влад включил фонарик и огляделся. Ничего подозрительного рядом не оказалось. Рельсы были сухие, без следов крови, на стенах отсутствовали каббалистические знаки, да и шума никакого не было слышно. Впереди, как маячок, был виден свет из конца тоннеля. Влад повернулся и тихо, но быстро пошел к выходу. Тут же он почувствовал на своей спине чей-то взгляд. Казалось, темнота сзади ожила. Влад побежал. Но он почувствовал, что его догоняют. Только одна мысль крутилась у него в голове: «Добежать бы до выхода!» Тот был совсем близко, и вдруг по щеке Влада что-то чиркнуло. Над головой раздался мерзкий писк. Влад оглянулся. В тоннеле было темно. Но что-то еще более черное надвигалось на него оттуда. Он бросился вперед к выходу. Так быстро он никогда не бегал. Он буквально не чувствовал под собой ног. Еще минута – и Влад выбежал из тоннеля и спрыгнул с рельсов на боковую насыпь. Нога у него подвернулась, и он кубарем покатился вниз. В эту же минуту из тоннеля вырвалась туча огромных черных летучих мышей. Каждая из них была размером не меньше крупной собаки. Но, оказавшись вне тоннеля, они буквально стали взрываться в воздухе. Влад вздохнул с облегчением, однако, посмотрев на закат, понял, что расслабляться рано.
   – Надо спешить, – сказал он сам себе, – впереди ночь, а эти твари активны в темноте!
   С трудом встав, он поковылял в сторону Института.

2. БОРЬКИНО ОЗАРЕНИЕ

   – И что же произошло потом?
   Девушка улыбнулась и продолжила свой рассказ.
   – После своего прихода Влад первым делом рассказал нам о своих злоключениях. Потом он передал сплав Прокопу Тихоновичу, и тот, не теряя ни минуты, принялся ремонтировать терроновую панель Колпака Значения. Еще не начались сумерки, а Колпак был готов. После этого Прокоп Тихонович и Аглафира Кировна немедленно заблокировали все входы и выходы из тоннеля. Затем был восстановлен привычный для нас теплый климат. А уже с утра мы занялись окружающей флорой и фауной.
   – Но почему вы не восстановили тоннель и желе-вагон? Мы ведь пытались до вас добраться!
   – Именно поэтому и не восстановили. Никто не мог поручиться за то, что завтра Колпак Значения снова не выведут из строя, потому что никто не знал, кто это сделал. Также никто не знал, откуда в тоннеле появились силы тьмы. Поэтому до выяснения всех обстоятельств было решено отгородиться от внешнего мира, чтобы Тьма не просочилась и туда. Не доверяя никому, Прокоп Тихонович решил сам охранять Колпак Значения. Он перенес в комнату с Колпаком раскладушку и перебрался ночевать туда. Днем же в комнате все время находилась Аглафира Кировна. Но хотя у нас и был Колпак, проделки сил тьмы продолжались. Письмена появлялись на «живых картинах». То тут, то там происходили разные неприятные вещи. Мы делали все, что могли, чтобы понять причину происходящего. В это же время психолог Андрей работал с Карпом Абрамовичем. Очень долго тот вел себя неадекватно. Наконец, к нему начало возвращаться сознание. В один из таких просветов он рассказал, что после своего исчезновения оказался вне времени и пространства. Это было очень жутко. Перед ним проносились аморфные формы и образы, но не было ничего материального. Он не мог ходить, а барахтался подобно мухе, попавшей в сеть. Некоторые образы пытались проникнуть в его тело, и это доставляло ему невыносимые муки. Но хуже всего было, когда аморфные формы пытались проникнуть в его мозг. Ему начинали видеться ужасные вещи, которые в реальности вряд ли бы вообще существовали. И вот в одну из таких пыток Карп Абрамович представил себя шаровой молнией, которая должна взорваться. Он очень хорошо прочувствовал, как полон электричества, как по нему бегают искорки. В какой-то момент он напрягся и действительно «взорвался». Как ни странно, именно после этого он вновь очутился в одном из коридоров Института, где мы его и обнаружили. Последствия действий аморфных образов оказались довольно губительны для мозга профессора. Но наш психолог Андрей заверил нас, что через некоторое время Карп Абрамович будет совершенно здоров. Тем временем профессор Шварц продолжал записывать письмена и знаки. Пару недель назад он собрал Ученый Совет, на котором выступил с речью. Он сказал, что манускрипт готов почти полностью. Что это писание есть не что иное, как обращение высших сил к нам, людям, с призывом остановить Тьму! Профессор Шварц подчеркнул, что он уже говорил, что существует возможность остановить силы тьмы. Что в манускрипте предначертано появление великого ученого и мага, который одним усилием воли сможет останавливать планеты. Что одного его взгляда будет достаточно, чтобы превратить пламя в лед, а камень в пыль. Он будет Посвященным. Но он не знает о своем предназначении. Прокоп Тихонович немедленно потребовал назвать имя этого человека. На что профессор Шварц сказал, что он до конца не уверен в информации и должен еще несколько дней понаблюдать за появляющимися текстами. Спустя неделю, то есть неделю назад, Адольф Руфимович вышел из своего кабинета и мрачно произнес: «Его имя – Следующий!» После чего он зашел к себе и заперся.
   После этих слов Борька аж подпрыгнул на стуле. Он вспомнил, что так его называли и Вой Войыч, и ведьмы на острове.
   – Не может быть, – прошептал Борька, – не может быть…
   Лена усмехнулась и продолжила:
   – Прокоп Тихонович все-таки уговорил профессора Шварца поговорить с ним. Они вместе заперлись в кабинете Адольфа и не выходили оттуда почти сутки. А позавчера меня и Влада вызвал Прокоп Тихонович. Он нам рассказал, что, по мнению профессора Шварца, Следующий – это ты!
   Девушка искоса посмотрела на Борьку. Тот сидел ни жив ни мертв.
   – Прокоп Тихонович попросил меня еще раз обратиться к тебе за помощью. Ну так как, чародей?
   Борис густо покраснел.
   – В общем-то, чародеем я себя не чувствую, – пробормотал он. – Но чем могу, помогу, конечно!
   – Да, честно говоря, мы все как-то засомневались, – сказала Лена. – Но Влад вспомнил, какое шоу ты устроил со сгустками черной энергии на поле серого ковыля. Видимо, ты просто сам не знаешь, какие силы в тебе таятся.
   – Может быть… Когда я должен прибыть а Институт?
   – Как можно скорее. Со школой проблем не будет, Прокоп Тихонович ручается.
   – А ребята как же? Аня и Генка?
   – Пока им рассказывать ничего не нужно. Поговоришь с нашими учеными, а там видно будет.
   – Хорошо, когда отправляемся?
   – Через два дня. У меня еще кое-какие дела здесь. А через два дня я зайду за тобой в девять часов утра. Договорились?
   – Договорились.
   – Ну, все, мне надо идти.
   Лена встала из-за стола и направилась к выходу. Борис прошел за ней и открыл входную дверь.
   – Пока, маг и волшебник! – улыбнулась Лена.
   – Пока!
   Девушка вышла, а мальчуган закрыл за ней дверь и прошел в свою комнату. Мысли буквально гудели в его голове. Борька рухнул на постель и принялся обдумывать сложившуюся ситуацию. С одной стороны, ему было лестно, что такая почетная миссия – спасение Мира от сил тьмы – была возложена на него. С другой стороны, почетное звание «великого ученого и волшебника» никак не вязалось с его обыденным существованием. Ужасно захотелось с кем-нибудь поделиться новостями. Но он помнил просьбу Лены не подключать пока ребят. Борис закрыл глаза и попытался представить, как это он одним усилием воли останавливает планеты. Ему стало смешно.
   – Следующий, следующий… – лежал и повторял парнишка.
   И тут его осенило! Он буквально подпрыгнул на кровати.
   – Конверт! – закричал он. – Как же я забыл про конверт?!
   Он вскочил с кровати и бросился к антресоли, находящейся у него в комнате. Там наверху лежал рюкзак, с которым Борис и совершил свое первое путешествие в Темный Мир. Он вытащил рюкзак и вывалил из него на пол кучу ненужных вещей, которые сейчас в нем хранились. На самом дне из-под подкладки торчал кусочек конверта, который дала ему Стелла. Здесь же под подкладкой находился и изумруд.
   – Интересно, почему я не вспомнил о нем раньше? – недоумевал Борька, доставая конверт. – Ведь здесь же может находиться бесценная информация! Да и про изумруд было довольно трудно забыть. Наверняка не обошлось без вмешательства темных сил.
   Он внимательно рассмотрел конверт. Тот был склеен вручную из простой белой бумаги. Борис аккуратно его вскрыл. Внутри лежала сложенная в несколько раз, потемневшая от времени бумага. Мальчуган достал ее и развернул. Это было письмо, написанное, видимо, с помощью гусиного пера и чернил. Язык чем-то напоминал английский. Но большинство слов были Борьке попросту незнакомы.
   – Наверное, древнеанглийский, – расстроился парнишка. – И что теперь делать?
   Он продолжал рассматривать письмо. Почерк был очень витиеватый, но красивый. А в самом низу стояла подпись, поверх которой был сделан оттиск печати, с английской буквой «G» в центре. Борис крутил письмо и так, и эдак, но это ему не помогло.
   «Эх, Стелла, – подумал мальчуган, – письмо-то ты мне вручила, а вот как его прочесть, не объяснила».
   Устав от бесконечных мыслей, он плюхнулся на кровать, прямо с листком в руке, и тупо уставился в потолок. В этот момент в его голове отчетливо раздался голос Стеллы:
   – Расслабься и взгляни на письмо еще раз!
   От неожиданности Борька подпрыгнул.
   «Ну вот, звуковые галлюцинации начались», – подумал он.
   Все-таки он еще раз принялся рассматривать письмо. Делал он это чисто машинально, прекрасно понимая, что вряд ли поймет неизвестный язык. Вдруг ему страшно захотелось сесть за письменный стол и начать писать. Борис прихватил с собой письмо, взял чистый лист бумаги, ручку и уселся за стол. Что было потом, парнишка не помнил, он попросту отключился. Когда он очнулся, перед его глазами лежало письмо, написанное явно его почерком, но по форме соответствующее оригиналу из конверта.
   – Ничего себе! – удивился мальчуган. – Вообще-то я про «автоматическое письмо» слыхал, но чтобы я сам себе текст перевел?.. Никогда бы не подумал, что знаю древнеанглийский!
   Он взял свой перевод и начал читать…

3. ДАРЫ СТЕЛЛЫ

   – Надо же, – поежился Борька и на всякий случай посмотрел в зеркало.
   Из отражения на него глянул вполне нормальный и здоровый мальчишка, разве что слегка подуставший.
   – Ну, заметных следов действия заклятия не видно, значит, я – Посвященный! – сам себя успокоил Борис и продолжил чтение.
   «Мой Господин!
   Тебя приветствует Милдред из рода Гринбольда! Мне досталась сложная задача объяснения тебе твоего предназначения. Грядут смутные времена. Тьма займет три четверти пространства и времени. Но в твоих силах предотвратить хаос. Ты один вне времени и пространства. Ты не принадлежишь ни Свету, ни Тьме. В твоей власти принимать решения. Если ты встанешь на сторону Тьмы, уйдут все светлые начинания, если на сторону Света, уйдет все темное. Но ведь без тьмы не бывает света, а без света – тьмы. Будь беспристрастен! В твоих силах поддержать равновесие. Будь мудр, и ответы сами найдут тебя. В твоей борьбе тебе поможет Талисман. Ты – Следующий его обладатель. Путь к Талисману долог и опасен. Начни искать его от Святилища Всех Тайн. Будь наблюдателен. Твоя сила с тобой, но обладать ею ты сможешь, когда в тебе будет не человек, но Следующий!»
   На этом письмо заканчивалось. Внизу стояла подпись.
   – Несколько коряво, но довольно понятно, – сказал вслух Борька. – Все отлично! Я – Следующий. Я останавливаю одним взглядом планеты, а одним выдохом сметаю с лица земли горы.
   Он еще раз посмотрел на себя в зеркало. Его растрепанный вид совсем не вязался с обращением «Господин» и громким званием «Следующий». Борька улыбнулся. Он попытался сохранить серьезность, но предательская улыбка расползалась все шире и шире. Наконец парнишка не выдержал и расхохотался. Он смеялся, как никогда в жизни. Любая мысль о том, что он великий ученый и маг, вызывала у него очередной приступ хохота. Наконец, слегка успокоившись, Борис принялся обдумывать сложившуюся ситуацию.
   «Ладно, – думал мальчуган, – может, они ошибаются».
   При этом он понятия не имел, кто такие «они».
   «Но, – продолжал размышлять он, – в Институт с Леной мне все равно ехать надо. Придется, видимо, смириться с тем, что меня все считают каким-то там «Следующим». Может быть, это даже поможет мне решить проблему с нахождением Талисмана. А там, глядишь, и до Творца Темного Мира доберемся…
   Довольный ходом своих мыслей, Борис аккуратно свернул оригинал письма и свой перевод и положил все обратно в конверт. После этого он взял в руки изумруд. Тот был большим, размером с грецкий орех, и холодным. По форме это был неправильный выпуклый пятиугольник. Все грани были идеально гладкими. Борька поднес изумруд к глазу и принялся глядеть через него в окно на улицу. Но вместо привычных деревьев, кленов и тополей, он внезапно увидел необыкновенные огромные деревья, обвитые лианами. Борька немедленно убрал изумруд от глаз и тряхнул головой. Потом он снова посмотрел через изумруд в окно, но странная картинка исчезла.
   «По-моему, я сегодня слегка переутомился, – решил мальчуган. – Так что нужно немного отдохнуть».
   Он спрятал изумруд и письмо обратно в рюкзак и убрал тот на антресоль. После чего свалился в постель и немедленно заснул. Проснулся он только вечером от звонка в дверь. Это приехали его родители.
   – Зря не поехал, – сказала мама, – шашлык был отменный!
   – А Степан Иванович хотел поговорить с тобой о твоем будущем, – продолжил отец. – Он рекомендует тебе учиться на стоматолога.
   – Мне бы школу сначала закончить, – сказал Борька. – Да и ковыряться в чужих ртах я тоже особо не горю желанием.
   – Конечно, деньги зарабатывать намного труднее, чем их тратить, – вспылил отец.
   – Ладно, оставь его в покое, – миролюбиво сказала мама, обращаясь к отцу. – А ты, Борь, иди на кухню, я тебе привезла три палочки шашлыка, сейчас в микроволновке разогрею, и можешь поужинать.
   Борька прошествовал на кухню. Продолжение разговора с отцом сулило обернуться небольшой ссорой. Поэтому парнишка предпочел отделаться молчанием. Так как шашлык действительно оказался очень вкусным, то после ужина Борис чмокнул маму в щеку и сказал:
   – Ма, спасибо, все было замечательно.
   – Иди уж, подхалим, – улыбнулась женщина.
   Парнишка отправился в свою комнату. Но поскольку он уже выспался днем, то ночь у него прошла в раздумьях о будущем. И, естественно, свое будущее он никак не связывал со стоматологией. Утром он, как обычно, отправился в школу, встретился с Аней и Генкой, но ничего им не сказал. Это было ужасно трудно. У мальчугана так и чесался язык поделиться последними новостями. Но он помнил просьбу Лены ничего друзьям не рассказывать. День тянулся долго и нудно, впрочем, так же, как и следующий.
   Ночью, перед отъездом в Институт, Борька лежал в своей кровати и размышлял, правильно ли он сделал, что никому ничего не сказал.
   – Но ведь еще ничего неизвестно, – рассуждал он сам с собой, – и зачем людей попусту зря тревожить? Лена права, надо сначала поговорить с Прокопом Тихоновичем, а там… видно будет!
   Успокоив свою совесть таким умозаключением, мальчишка повернулся на правый бок и заснул сном младенца.

4. В ИНСТИТУТ!

   Родители Бориса ушли на работу рано. Мама теперь у него работала по сменам в железнодорожной кассе, а отец – прорабом на стройке. Борис тоже проснулся ни свет ни заря и начал собираться в дорогу. Для начала он упаковал свой любимый рюкзак необходимыми, на его взгляд, вещами. Он положил туда пару джемперов, джинсы, набор «Сделай сам» со всякими инструментами, моток бельевой веревки, компас, пачку печенья и маленький термос с чаем. Ровно в девять, как и обещала, пришла Лена. Она критически осмотрела Борькин рюкзак и сказала:
   – Все, конечно, хорошо, но пока мы пойдем налегке, без вещей. Завтра ты уже будешь дома, так что рюкзак оставим.
   – Но вдруг в пути случатся какие-нибудь непредвиденные обстоятельства?
   – Не переживай, все предусмотрено. Пошли!
   Лена повернулась и прошла к выходу. Борьке ничего не оставалось, как последовать за ней. В спешке он совсем забыл про письмо и изумруд.
   На улице их ждало такси. Лена и Борис сели. Видимо, девушка все объяснила водителю заранее, потому что тот тронулся с места и поехал, ничего не спрашивая. Парнишка молчал. Он решил полностью довериться подруге и ждал, что она сама начнет разговор. Но за время всего пути Лена не произнесла ни слова. Такси вырулило к мосту между холмами. Здесь машина остановилась, и друзья вышли наружу. Мальчуган захлопнул дверцу, и такси поехало обратно в город. Наконец девушка заговорила…
   – Ну что, герой, любишь экстрим? – с усмешкой в голосе спросила она.
   – Люблю.
   – Тогда пошли!
   Они спустились под мост и здесь, в куче хлама, Лена раскопала нечто, напоминающее скейтборд и самокат одновременно. Это была доска, длиной сантиметров 80–90, на небольших толстых колесах. К ней был приспособлен руль. Снизу крепился двигатель.
   – Поскольку железная дорога временно выведена из строя, а идти далеко, придется нам воспользоваться этим, – сказала девушка. – На вид конструкция довольно примитивная, но двигатель – зверь! Развивает скорость до 140 километров в час! Только держись! Но ты не бойся, я так быстро не поеду…
   – А я, собственно, и не боюсь. Но как мы на нем поместимся?
   – Я встану впереди и буду управлять доской, а ты встанешь сзади и будешь крепко за меня держаться.
   Борька смутился. Он никак не мог себе представить, что ему придется чуть ли не обнимать Лену. Тем временем девушка встала на доску и взялась за руль.
   – Ну! Что медлишь?! – обратилась она к парнишке.
   – А по-другому никак нельзя?
   – Не ожидала, что ты испугаешься…
   – Я не боюсь, я… как бы это сказать…
   Борис замялся и покраснел.
   – Можно, конечно, и по-другому, – спокойно сказала Лена. – Пешком… Думаю, часам к пяти-шести вечера доберемся. Но мы не можем терять столько времени. Защитный экран откроют всего на пару минут, чтобы мы могли пройти. И сделают это ровно в одиннадцать часов ноль-ноль минут. Осталось не так много времени, так что становись быстрее!
   Мальчуган встал на доску позади Лены и слегка приобнял ее за талию. В ту же секунду он почувствовал, что его ноги буквально прирастают к доске. Ощущение было не из приятных.
   – В доске вмонтирован прибор, увеличивающий силу притяжения. Это на случай, чтобы лихой ездок случайно не вывалился с доски на крутом вираже, – объяснила Лена. – Ну что ж, вперед!
   Она нажала какой-то рычаг на руле, и доска стремительно сорвалась с места. Борьку откинуло назад, и ему невольно пришлось крепко обхватить Лену и прижаться к ней. Ее волосы развевались на ветру, и парнишка практически не видел дороги. Но ему это нравилось. Он вдыхал аромат ее волос, и ему было хорошо, как никогда. Доска мчалась очень быстро и, несмотря на то, что ребята ехали по бездорожью, шла довольно гладко. Примерно минут через сорок Лена снизила скорость.
   – Подъезжаем! – крикнула она Борьке.
   Еще минут через пять доска остановилась. Мальчугану ужасно не хотелось слезать, но он боялся, что Лена догадается, что она ему нравится, поэтому быстро опустил руки и спрыгнул с доски. Прыжок, однако, не удался из-за дополнительного притяжения. Девушка тоже спустилась и посмотрела на часы.
   – У нас еще семь минут, – сказала она вслух.
   Она оттащила доску к куче камней, находящейся рядом, и спрятала ее там.
   – Пошли! – обратилась Лена к Борису. – Время!
   Она схватила его за руку и потянула за собой. Впереди не было видно ничего, кроме бесконечных холмов. Но вдруг Борька почувствовал, как будто уперся в невидимую преграду.
   «Защитный экран!» – догадался он.
   Тем временем Лена что-то внимательно высматривала на земле. Наконец, увидев какую-то только ей известную метку, она сказала:
   – Здесь!
   Она подтолкнула Бориса, и они шагнули вперед за невидимую преграду. Тут же пейзаж изменился. Друзья стояли на насыпи перед закрытым входом в тоннель. Впереди была видна станция. Вокруг простиралась роща, окружающая подступы к Институту.
   – Слава богу, мы успели! – улыбнулась Лена.
   – И вот я снова здесь, – произнес Борис.
   – Пойдем, не будем терять время! Нас наверняка уже ждут.
   – Конечно.
   И Борис с Леной зашагали по тропинке к зданию Института, возвышающемуся на одном из холмов за рощей.

5. ВСТРЕЧА C ВЛАДОМ

   – Видимо, ученые восстановили еще не все виды растений и животных, которые здесь обитали, – сказал он вслух.
   – Что? – переспросила Лена. – А, да… Дело в том, что многие животные и растения были созданы детьми, с которыми мы здесь обучались. Ученые просто не знают всего, что тут произрастало и обитало. Восстановили только то, что смогли вспомнить.
   – Жаль, мне очень запомнились птицы с длинными косами.
   – Вот и отлично. Раз ты их помнишь, значит, сможешь восстановить по памяти.
   – А что Руд? С ним все в порядке?
   – Конечно. Собственно, среди нас всех он оказался самым морозоустойчивым. Так что он и не покидал свой пост у реки.
   Тем временем деревья стали редеть, и ребята вышли к Институту. У входной двери стоял и улыбался Влад. Отросшие волосы он собрал в хвост. Он несколько возмужал по сравнению с тем Владом, которого знал Борис.
   – Привет! – крикнул он ребятам. – Рад, что нормально добрались!
   Лена и Борька подошли к Владу, и парни пожали друг другу руки.
   – Ты теперь совсем не похож на того вампира, которого я знал и любил, – сказал, смеясь, Борька.
   – Да и ты слегка вырос в моих глазах, – улыбнулся Влад. – А насчет меня – точно! Кормят как на убой. А ведь как иногда хочется чьей-нибудь кровушки испить. Вот дня два назад Ленку пытался укусить, так нет, чесноком меня отогнала!
   – Балбесы, – усмехнулась Лена. – Ладно, уж, пошли, наверное, нас уже ждут.
   – Точно, ждут! Но велено сначала вас накормить, а потом в кабинет – к Прокопу Тихоновичу. Так что – вперед!
   Ребята зашли в холл. Было совершенно безлюдно.
   – А что ты хочешь?! Ведь мы в карантине, вот и пусто, – словно прочитав Борькины мысли, сказал Влад.
   Он вызвал кресла, и все трое отправились в столовую. Здесь ничего не изменилось. Так же посередине стоял стол, который ломился от разнообразных блюд. Так же вдоль стен располагались столики поменьше. Борька, Лена и Влад помыли руки и вооружились подносами. А потом каждый выбрал себе то блюдо, которое ему было по душе. Влад взял кофе и булочку, Лена – жаркое и компот, а Борька – макароны по-флотски и чай. После этого они расположились за столиком у окна.
   – Ты почему ничего не взял? – спросила Лена у Влада.
   – Ну, во-первых, до обеда еще далеко! А во-вторых, надо мне похудеть слегка, а то вот даже Борис не узнал, – заметил Влад.
   – Как хочешь, нам больше достанется, – пожала плечами Лена.
   После этого ребята принялись за еду. Когда с трапезой было покончено, Влад сказал:
   – Пора выдвигаться, а то нас совсем уже потеряли, наверное.
   Он собрал всю грязную посуду на свой поднос и убрал его в раздаточное окошко. Лена и Борис вышли в коридор и вызвали кресла. Через минуту к ним присоединился Влад. Друзья набрали на подлокотниках код кабинета Прокопа Тихоновича и отправились к нему.

6. У ПРОКОПА ТИХОНОВИЧА

   – Входите, входите! – раздался знакомый голос.
   Лена, Влад и Борис зашли внутрь. В кабинете за своим массивным столом восседал сам Прокоп Тихонович. Справа от него стояла Аглафира Кировна, а слева, в огромном кресле, сидел профессор Шварц. Они нисколько не изменились, если не считать того, что лица у всех были чересчур серьезны. Прокоп Тихонович попытался улыбнуться и сказал:
   – Что ж, рады снова увидеть тебя, Борис!
   – Я тоже, – искренне ответил мальчуган.
   – Что-нибудь случилось? – спросила Лена.
   – Буквально минут пятнадцать назад на «живых картинах» появились новые тексты, – ответил Прокоп Тихонович. – Профессор Шварц немедленно их расшифровал и принес мне.
   – И что же в них написано? – поинтересовался Влад.
   – О грядущих событиях. Но вам пока об этом знать необязательно, – строго сказал Прокоп Тихонович и обратился к Аглафире Кировне:
   – Аглаша, душенька, уберите-ка пока все бумаги в мой сейф.
   Аглафира Кировна кивнула, взяла со стола документы и куда-то вышла. Честно говоря, Борис еще никогда не слышал, чтобы Прокоп Тихонович так разговаривал. Видимо, Влад и Лена тоже оторопели. Профессор заметил их замешательство и улыбнулся:
   – Да что ж это я! Проходите, молодые люди, проходите! Садитесь, кто куда хочет. Очень рад, на самом деле, очень рад вас всех видеть.
   Теперь он стал похож на себя обычного. Лена, Влад и Борька прошли и сели поближе к столу. Но в душе у Бориса поселилось какое-то чувство сомнения. Он никак не мог понять, почему им не рассказали, что же было написано в последних текстах. Ведь раньше профессор ничего от них не скрывал. Тем временем вернулась Аглафира Кировна и тоже присела на один из стульев у стола.
   – Что ж, Борис, как видишь, мы снова вынуждены обращаться к тебе, – сказал Прокоп Тихонович. – Обстоятельства нас вынуждают.
   – Это честь для меня, профессор, – произнес Борька.
   – Думаю, Лена уже ввела тебя в курс дела. А я, со своей стороны, попробую сейчас кое-что разъяснить. Дело в том, что профессор Шварц настаивает на том, что ты и есть тот самый человек, упомянутый в древнем манускрипте как «Следующий обладатель Талисмана». А без этого Талисмана мы не можем одержать верх над Темным Миром. Вот и приходится обращаться к тебе за помощью, мда…
   Профессор почесал у себя в затылке и продолжил:
   – Я очень давно знаю профессора Шварца и всегда с уважением прислушиваюсь к его мнению, но в данной ситуации я не знаю, что и сказать…
   Прокоп Тихонович замялся, затем обратился к Шварцу:
   – Прошу Вас, уважаемый Адольф Руфимович, продолжите мою речь, пожалуйста.
   Тот кивнул и произнес:
   – Собственно, основную мысль наш глубокоуважаемый профессор уже озвучил. А заключается она в следующем: нам необходим Талисман!
   – Но причем здесь я? – пожал плечами Борька.
   Профессор Шварц искоса глянул на парнишку и продолжил:
   – В древнем манускрипте говорится:
…и покажет Тьма истинное лицо.
Но явится среди людей великий человек.
И найдет он способ обуздать Тьму.
И возьмет себе в помощники Талисман.
А где? Про то сам ведает…

   – Ничего я не ведаю, честное слово, – быстро проговорил Борька. – Я не знаю, где Талисман, и услышал о нем только здесь, в Институте.
   – Вот видите, – с досадой проговорил Прокоп Тихонович, – эх!..
   Он махнул рукой, встал и подошел к окну. Адольф Руфимович тоже встал и начал нервно прохаживаться по кабинету вперед и назад. Аглафира Кировна вопросительно посмотрела на Борьку, но ничего не сказала. Профессор Шварц продолжил свою речь:
   – Ошибки быть не может! Право сказать, я сначала тоже сомневался, когда Борису привиделся на уроке Талисман. Я списывал это все на совпадение. Но, Прокоп Тихонович, вы сами видели, что Борис сделал с черными сгустками на поле серого ковыля.
   – Мда… Видел. Но тогда он был одержим. И явно это был не он.
   – А кто же? Может, вы думаете, что Творец сам уничтожил свою протоплазму?
   – Действительно. Это совсем нелогично. Борис, ты нам можешь это как-нибудь объяснить? Как ты это сделал?
   Мальчуган отрицательно помотал головой.
   – Никак объяснить не могу. Знаю только, что очень хотел спасти Влада и Аню. Оно само как-то получилось.
   – Могу подтвердить его слова, – сказал Влад. – Он потом даже сознание потерял.
   – В таком случае, возможно, способности Бориса проявляются в состоянии аффекта? – предположила Аглафира Кировна.
   – Да, но тогда это совершенно непредсказуемо и неуправляемо! – мрачно произнес Прокоп Тихонович. – Откуда нам знать, когда на Бориса снисходит это состояние? И что сможет мальчик, не владеющий сполна своей силой, противопоставить Творцу Темного Мира?
   В кабинете повисла пауза… Прокоп Тихонович смотрел в окно. Аглафира Кировна, казалось, о чем-то задумалась. Профессор Шварц продолжал нервно прохаживаться по кабинету.
   – Подождите, – вдруг сказала Лена. – Но ведь сейчас самое главное – это найти Талисман! А без Бориса мы все равно не сможем этого сделать. Ведь он – Следующий Владелец Талисмана! Плевать на его способности и на то, когда они проявляются. Борьба с Творцом Темного Мира – это следующий этап. Так давайте не будем форсировать события. Всему свое время!
   Прокоп Тихонович повернулся к Лене и улыбнулся:
   – Умница! – сказал он. – Действительно, зачем сейчас ломать голову над тем, о чем можно прекрасно подумать завтра.
   Все облегченно вздохнули.
   – Но, – заметил профессор Шварц, – как мы будем искать Талисман, если Борис, как он сам выразился, «ничего о нем не ведает»?
   – Почему «мы» будем искать? – удивился Прокоп Тихонович. – Искать будет Борис, а мы окажем ему посильную помощь в поисках.
   – Конечно, я это и имел в виду, – замялся Адольф Руфимович. – Но ведь Борис еще совсем ребенок, а ему, видимо, придется много путешествовать, посещать разные страны. Ведь никто точно не знает, где сейчас Талисман! И один он явно не справится.
   – Мы сегодня же все это обсудим, – пообещал Прокоп Тихонович, – а пока, я думаю, можно отпустить ребят отдохнуть и пообедать. Со всеми нашими проблемами мы совсем не замечаем, как бежит время. А уже три часа дня! Идите, ребята, – обратился он к Лене, Владу и Борису, – мы вызовем вас позже, когда придем к какому-нибудь решению.
   Друзьям ничего не оставалось, как встать и выйти из кабинета.

7. РАЗГОВОР В БИБЛИОТЕКЕ

   – Кто-нибудь хочет есть? – спросил Влад. – Я лично нет.
   – Мы недавно поели, – сказала Лена.
   – Может, посидим где-нибудь, поговорим, – произнес Борька.
   – Я ждал от тебя этого предложения, – улыбнулся Влад. – Пошли к Максу, экран защитный соорудим!
   – Мне кажется, Максу необязательно все знать, – заметила Лена. – Пошли к Вой Войычу в библиотеку. Лучшего места не найти. Выпадем из реальности на некоторое время.
   – Как я сразу не додумался до этого, – пожал плечами Влад.
   И друзья зашагали в библиотеку. Поскольку она находилась не очень далеко от кабинета Прокопа Тихоновича, то кресла вызывать не стали.
   Двери библиотеки были плотно закрыты и опечатаны.
   – Приходится соблюдать меры предосторожности, – кивнула на них Лена, – чтобы избежать утечки информации.
   – А как мы попадем внутрь? – удивился Борька.
   – В аморфном состоянии, – абсолютно серьезно сказала девушка.
   Она постучала в дверь и тихонько позвала:
   – Вой Войыч, это Лена, выйди на секундочку!
   Раздалось небольшое шипение, и рядом с ребятами повисло небольшое плотное облачко.
   – Привет, Вой Войыч, очень нужно поговорить! Создай нам другую реальность, чтобы ни одно лишнее ухо нас не услышало, – попросила Лена. – Только Борис не привык аморфным быть, ты уж поаккуратнее с ним.
   Облачко стало расти на глазах и вскоре окутало Бориса, Влада и Лену плотной завесой. Тут с Леной и Владом начали происходить метаморфозы. Сначала их фигуры стали какими-то неплотными, а потом и вовсе прозрачными и зыбкими. Борис почувствовал, что нечто подобное происходит и с ним. Сначала он перестал чувствовать руки и ноги, а потом и все тело. Ему казалось, что у него осталась только одна голова, которая непонятно на чем держалась. Лена взяла Влада за руку и сказала Борьке:
   – Ну, мы пошли, присоединяйся!
   И они как бы поплыли по направлению к двери в библиотеку. Вернее, они шли, но за их ногами, руками, да и за всем телом следовал светящийся след, похожий на облако. Поэтому и создавалось впечатление, что они «плывут» над полом.
   – Что же будет дальше? – подумал Борька.
   Тем временем Лена и Влад подошли к двери и довольно уверенно прошли сквозь нее. Борька ожидал чего угодно, но не этого. Поэтому увиденное его сильно шокировало. Он словно застыл, но тут услышал голос Вой Войыча:
   – Поторапливайтесь, молодой человек!
   Борька попытался сделать шаг, но у него ничего не вышло.
   «Как можно шагать, если ног не чувствуешь?» – сердито подумал он.
   Вдруг сзади он ощутил довольно увесистый пинок, вполне материальный. Борька полетел кубарем по направлению к библиотечной двери.
   «Сейчас как треснусь!» – мелькнуло у него в голове.
   Дверь надвигалась стремительно. Еще секунда, и Борькина голова врежется в нее! Но… Ничего подобного не произошло. Мальчуган пролетел сквозь дверь, как будто той и не было, и влетел в библиотеку. Дальше он полетел по направлению к ближайшему книжному шкафу, врезался в него и съехал на пол. Удара от столкновения он не почувствовал. Сзади подошел Влад и помог Борису подняться.
   – Что это было? – заикаясь, спросил Борька.
   – Телепортация сквозь закрытую дверь, – спокойно сказал Влад. – А как ты иначе внутрь попадешь? Ведь все же опечатано.
   – Не переживай, Борь – произнесла подошедшая Лена, – с нами в первый раз то же самое было. И страх, и пинок… Вой Войыч не любит церемониться. Потому я его и попросила с тобой поаккуратнее быть.
   – Точно, – улыбнулся Влад, – а я до сих пор телом в аморфном состоянии плохо владею, поэтому Ленку прошу, чтобы она меня через дверь за руку проводила. Все лучше, чем пин, как думаешь?
   Он засмеялся.
   – Только никак не пойму, почему я сквозь дверь пролетел, а в книжный шкаф вляпался? – поинтересовался Борька.
   – Да потому, что я тебя слегка материализовал, – сказал примостившийся наверху шкафа Вой Войыч. – А то бы ты целый день по комнате летал, как воздушный шар.
   Тут уже и Лена не выдержала и расхохоталась.
   – Вой Войыч, мы как, уже в другой реальности или все еще в нашей? – спросил Влад.
   – Обижаешь, – пробормотал Вой Войыч. – Вы как сквозь дверь прошли, так сразу в другой реальности оказались.
   – Ну извини, не хотел, – искренне произнес Влад. – Просто положение сейчас такое, что лучше, чтобы нас никто не слышал, понимаешь?
   – Понимаю, иначе бы не помог. Очень мне тут нужно с вами возиться.
   – Ах ты, вредоносный пучок энергии, – улыбнулась Лена. – Тебе бы все ворчать!
   – Ладно, эмоции в сторону, – строго сказал Влад. – Предлагаю обсудить сложившуюся ситуацию. Что мы имеем? Первое: мы имеем Бориса, который вроде бы и владеет какими-то сверхспособностями, но не умеет ими пользоваться. Второе: мы имеем главы из древнего манускрипта, в которых говорится, что Талисман нам нужно найти все равно, иначе победа будет на стороне темных сил. И третье: мы имеем целый земной шар, в любой точке которого и может находиться вышеупомянутый Талисман. Какие будут предложения?
   – Может, сначала Борьку выслушаем? – проговорила Лена.
   – Согласен с вами, коллега! – с иронией в голосе произнес Влад. – Ну, Борис, что вы имеете нам сказать?
   – Ребят, а почему профессора последние тексты с «живых картин» спрятали в сейф, когда мы зашли? – неожиданно спросил мальчуган.
   – Этого никто не знает, – ответила Лена. – Но мне это тоже показалось подозрительным. Как будто от нас какую-то важную информацию скрывают.
   – А можно каким-нибудь образом узнать, что в них? – продолжал интересоваться Борис.
   – Вряд ли. Сейф окружен защитным экраном. Никакое материальное или энергетическое тело не способно сквозь него проникнуть. Разве что… – Лена замялась.
   – Что? – спросили в один голос Борька и Влад.
   – Разве что поприсутствовать в кабинете, когда профессора снова начнут изучать эти бумаги.
   – Но ты же знаешь, что они поставят против нас защиту, – махнул рукой Влад.
   – Против нас – да! Но против Вой Войыча – нет! Им даже и в голову такое не придет.
   – Что! Меня заставлять шпионить! – возмутился Вой Войыч со шкафа.
   – Не шпионить, а узнать правду, – вкрадчиво произнесла Лена. – Ведь не зная, что там написано, мы не сможем действовать дальше.
   Вой Войыч стал шипеть и плеваться искорками от возмущения.
   – Вой Войыч, ты не злись, ты нас пойми, – поддержал Лену Влад. – У нас сейчас у всех одна цель – от Творца Тьмы избавиться. А для достижения цели все средства хороши. Ты так не считаешь?
   Вой Войыч перестал искрить. Минуту он молчал, а потом спросил:
   – А как же библиотека?
   – Я знала! – обрадовалась Лена. – Ты настоящий друг!
   – Я еще не сказал «да», – мрачно произнес Вой Войыч.
   – Но ты и не сказал «нет»! – ликовала Лена. – А за библиотекой мы присмотрим.
   – Придется вернуть вас в настоящую реальность, иначе нельзя. А то как вы узнаете, что у вас с библиотекой творится, когда вы торчите в другом измерении…
   – Логично! И полностью с тобою согласна, – кивнула Лена. – Можешь возвращать. В библиотеку все равно никто не придет, она опечатана. А мы вокруг себя защитный экран создадим от подслушивания. Так что начинай!
   Вой Войыч снова окутал ребят плотной белой пеленой. Через пару минут Борька почувствовал свое тело. Как это было ни странно, ему показалось, что он весит не меньше двухсот килограммов. Любое движение было заторможенным и давалось с трудом. Заметив Борькино замешательство, Лена с Владом расхохотались.
   – С возвращением! – радостно воскликнул Влад.
   – Теперь еще минут пятнадцать к собственному телу привыкать будешь, – смеялась Лена.
   Тем временем облако – Вой Войыч – хлопнуло и растворилось в воздухе.
   – Ну все, Вой Войыч на задание улетел, – констатировала Лена, – пора защиту ставить.
   Ребята взялись за руки и создали вокруг себя плотный энергетический экран. С воображением ни у кого проблем не было, поэтому экран получился качественный.
   – Что ж, теперь можно и побеседовать, – удовлетворенно сказал Влад. – Борис, мне кажется, что ты не договорил.
   – Да, Борь, действительно, может, ты нам расскажешь, что тебе вообще известно о Талисмане, следующем его обладателе и о том, что ты сам об этом думаешь, – попросила Лена.
   – Хорошо. Но этот разговор должен остаться между нами.
   Лена и Влад кивнули, и парнишка начал свой рассказ.
   – Первый раз о Талисмане я услышал на уроке профессора Шварца. Тот погрузил меня в транс, и я увидел, что поднимаю какой-то серебряный медальон. Потом профессор показал мне книгу с его изображением, но ничего толком не сказал. Про то, что изображение медальона должно явиться следующему его обладателю, при том что тот о нем ничего не знает, сказал мне позже Вой Войыч. Он же показал мне книгу, где рассказывалось о медальоне, но прочесть ее не дал.
   – Похоже на Вой Войыча, – хмыкнул Влад.
   – Так вот, – продолжил Борис, – в Темном Мире о Талисмане мне рассказала колдунья Стелла. Она сказала, что не знает, где его найти, но дала мне изумруд, который должен помочь в поисках медальона. Еще она дала мне письмо своей бабушки, которое предназначалось для следующего обладателя Талисмана.
   – Где, где они? – возбужденно спросила Лена.
   – Я в спешке оставил их дома.
   – Ты не представляешь, что ты сделал! – возмутилась Лена. – Ведь там же может находиться ценнейшая информация.
   Борька вспыхнул:
   – Вообще-то письмо предназначено для меня, а не для вас!
   – Ах, вот как?! – продолжила негодовать Лена. – Ну, извините, ваше величество!
   – Лен, успокойся, – сказал Влад. – А ты, Борис, уже читал письмо?
   – Конечно.
   – И что в нем было?
   – Точно не помню. Но было написано, что на бумагу наложено заклятие, и что простым людям читать письмо нельзя. Что я – следующий обладатель Талисмана, и что должен его найти. А начать нужно со Святилища Всех Тайн. Да, там так и было написано: «Путь к Талисману долог и опасен. Начни искать его от Святилища Всех Тайн». Вот, собственно, и все.
   – А изумруд? – поинтересовался Влад.
   – Что изумруд? – не понял Борис. – К изумруду никаких «правил пользования» не прилагалось.
   – Так ты не знаешь, что с ним делать?
   – Нет, но Стелла сказала, что когда придет время, я сам это пойму.
   – Хотелось бы верить.
   – А как быть с твоими способностями? Ты сможешь научиться их использовать?
   – Постараюсь.
   – Просто я думаю, – заметил Влад, – что Прокоп Тихонович вряд ли отпустит на поиски Талисмана тебя одного. Шварц верно заметил: придется, видимо, много ездить по разным странам. Тебе одному это не под силу. Таможни, визы, незнание языков и местных обычаев. Да… Вот это задачка! И ни одной зацепки. Знать бы, с чего начать.
   – Ты забыл? – спросила вдруг молчавшая все это время Лена. – Борис сказал, что начать искать нужно от Святилища Всех Тайн.
   – Я думал, это аллегория.
   – А мне вот это название знакомо, только не могу вспомнить, откуда.
   В этот момент в библиотеке раздался хлопок, и в воздухе материализовалось маленькое плотное облако.
   – Вой Войыч, – вскрикнула Лена, – напугал до полусмерти!
   – Ну как, Войыч, узнал? – спросил Влад. – Рассказывай!
   – Сам лично прочел, – сказало облако голосом Вой Войыча. – Но вот не знаю, стоит ли вам об этом говорить?!
   – Начинается, – мрачно произнес Борис.
   – Войчик, миленький, нам как воздух эти сведения нужны, – стала умолять Лена.
   – Хорошо, я расскажу, что прочел, но имейте в виду – все нужно подвергать сомнению! Даже древние предсказания.

8. ЧТО ПРЯТАЛИ ПРОФЕССОРА

   уселся на стул и начал рассказывать:
   – Когда я проник в кабинет Прокопа Тихоновича, там находился только он один. Никого больше не было. Он сидел за столом и просматривал какие-то бумаги. Очевидно, он это делал уже довольно давно. Поэтому начальных страниц я не видел. Но вот то, что увидел, запомнил слово в слово:
…В далеком диком лесу встретится Следующий
с племенем Охотников за головами.
Потребуют от него черные колдуны жертву человеческую
для богов своих языческих.
В первый день полнолуния станет Следующий перед выбором:
кого из друзей своих положить на алтарь жертвенный —
парня или девушку?
И прольется кровь невинная…
За то дадут черные колдуны ему подсказку,
где найти то, чего он так страждет.
И укрепится Следующий и духом, и телом.
И вырастут его навыки и умения.
И станет имя ему – Великий.

   Вой Войыч замолчал. Повисла пауза. Наконец Лена не выдержала:
   – Так, Борь, и кого это из нас ты решил «завалить»?
   Влад прыснул со смеху. Борька тоже расхохотался.
   – Понятно, почему профессора от нас это скрыли. Побоялись, что мы всё близко к сердцу примем, – продолжила высказываться Лена. – Нет, я понимаю: пророчество – пророчеством, но мы же взрослые люди! Нужно как-то более скептически на вещи смотреть.
   – Что там было дальше? – спросил у Вой Войыча Борис.
   – Не знаю, тут вошел Шварц и сразу сказал, что чувствует присутствие посторонней энергии. Пришлось мне срочно ретироваться. Иначе Адольф меня бы в два счета рассекретил. Не хотелось, чтобы про меня думали, что я – шпион.
   – Судя по тексту, все остальное наверняка написано в том же духе, – задумчиво сказала Лена. – Можно условно назвать сей манускрипт «Сага о похождениях Великого».
   – Но поскольку наши профессора придали этой «Саге» значение, это во что-то да выльется, – заметил Влад. – Скорее всего, с Борисом в путешествие пошлют не парня и девушку, а, например, профессора Шварца, чтобы не сбылось пророчество.
   – Стоп! – резко произнес Борис. – Шварц, Шварц, Шварц… Не кажется ли вам, что его слишком много? И тексты с «живых картин» он расшифровывал. Может, это все фальсификация?
   – Мне это в голову не приходило, – призналась Лена. – Но кто знает?
   – Согласен с Борисом, – сказал Влад. – Шварц – темная лошадка! Мы не знаем, какие цели он преследует.
   – Что ж, будем держать ухо востро! – подытожил все сказанное Борька.
   – Теперь вернемся к тому, на чем мы остановились, – продолжила Лена. – А остановились мы на «Святилище Всех Тайн»!
   – На чем? – переспросил Вой Войыч.
   – На «Святилище Всех Тайн», а что? Тебе что-то знакомо?
   – Да…Так называется один древний трактат. Один экземпляр хранился раньше в нашей библиотеке, но его забрал себе профессор Шварц.
   – Опять Шварц! – в один голос сказали Влад и Борис.
   – А о чем был этот трактат, не помнишь? – спросил у Вой Войыча Борька.
   – Точно не помню, но что-то про «истинное предназначение в жизни».
   – Ну вот, хочешь не хочешь, придется мне этот трактат доставать. Ведь без него я не смогу начать поиски Талисмана, – резюмировал парнишка.
   – Вопрос еще в том, захочет ли Шварц тебе его отдать? – задумчиво проговорила Лена. – Но это легко проверить. Сегодня Прокоп Тихонович наверняка нас еще раз к себе вызовет, чтобы сказать уже что-то более определенное. Адольф будет у него, я почему-то уверена. Ты, Борь, можешь напрямую спросить его про «Святилище Всех Тайн». А там посмотрим на его реакцию!
   – Так и сделаю. Но какой бы ни была реакция, трактат я раздобуду. Это – отправная точка.
   – Все, на этом и порешили, – вмешался Влад. – Пора идти, а то нас потеряют. Ведь уже седьмой час вечера.
   – Хорошо, – согласилась Лена. – Только договоримся еще вот о чем. Пока мы все обстоятельства не выясним, никому, кроме нас четверых, ничего знать не нужно. Даже Прокопу Тихоновичу. Всем понятно? Тебя, Вой Войыч, тоже касается!
   – Да понятно, понятно, – проворчал Вой Войыч.
   – Ну все, давай, вводи нас в аморфное состояние, а то действительно искать начнут.
   Белесый туман окутал ребят с головой. Снова ощущение отсутствия тела ввергло Бориса в шок. Но на сей раз Лена взяла парней за руки и протащила сквозь дверь. После этого Вой Войыч вновь материализовал ребят и скрылся в библиотеке. Минут пятнадцать Борька и Влад приходили в себя. После этого было решено пойти в столовую.

9. НА ПОИСКИ ТРАКТАТА!

   – Борис, Лена и Влад, прошу вас зайти в мой кабинет, – произнес голос Прокопа Тихоновича.
   – Ну вот, что-то там решили, – сказала Лена. – Сейчас пойдем, узнаем.
   – Уговор, – добавил Влад, – ничему не удивляться.
   – И поддерживать друг друга, – закончил мысль Борька.
   Друзья вышли из столовой и направились в кабинет Прокопа Тихоновича. Там собрались те же участники, что и до обеда: сам Прокоп Тихонович, Аглафира Кировна и профессор Шварц.
   – Заходите, молодые люди, – обратился к ребятам Прокоп Тихонович. – Дело в том, что мы и так и эдак обдумывали сложившуюся ситуацию и, наконец, пришли к единогласному решению. Борису необходимо отправиться на поиски Талисмана, но сделать одному это будет не под силу. Сопровождать его будет один из наших лучших специалистов – профессор Шварц!
   У Бориса глаза стали круглыми от удивления, но он промолчал.
   – Более того, – продолжил Прокоп Тихонович, – понимая, что Борис будет себя неуютно чувствовать в обществе взрослого человека, мы разрешаем ему взять с собой в качестве сопровождающего одного из своих друзей. За исключением Лены или Влада, помощь которых может понадобиться здесь.
   Тут уже глаза стали круглыми у Влада и Лены.
   – Оплату всего предприятия руководство Института берет на себя. Единственное, что требуется от Бориса, это подключить свое подсознание и определиться хотя бы с первым пунктом назначения. Поскольку оформление всех необходимых документов и виз тоже занимает время.
   – Хорошо, профессор! – тихо произнес парнишка. – С попутчиком я определюсь после того, как поговорю со своими друзьями: Генкой и Аней. А вот чтобы мне определить первый пункт назначения, потребуется трактат «Святилище Всех Тайн», который должен находиться у Адольфа Руфимовича Шварца.
   Борька в упор посмотрел на Адольфа Руфимовича, но тот даже не изменился в лице.
   – Я действительно брал трактат для изучения, – медленно произнес профессор, – но он пропал из моего кабинета. Я не сообщал об этом руководству, пытаясь сам найти пропажу.
   – Без трактата я не могу никуда ехать, – заметил Борис. – Придется его разыскать.
   – Попробуйте, молодой человек. Если вам угодно, то после разговора мы сразу и займемся поиском пропавшей книги.
   Профессор Шварц нахмурился.
   – Опять то же самое! – возмутился Прокоп Тихонович. – Пропадает самая необходимая информация! Но вы, Адольф Руфимович, вы были обязаны доложить о пропаже руководству!
   – Я собирался, но потом решил, что сам куда-нибудь засунул этот трактат, поэтому и повременил.
   – Хорошо. Значит, подведем некоторые итоги. Сегодня вечером мы займемся поиском пропавшей книги. Завтра Борис возвращается к себе домой и решает, с кем он отправляется в путешествие. Послезавтра Борис сообщает прибывшему в город профессору Шварцу, куда они едут и кто его попутчик. Профессор займется оформлением виз и документов. И как только все будет готово, вы отправитесь на поиски Талисмана. Ты согласен, Борис?
   – Да, Прокоп Тихонович.
   – Что ж, тогда вперед – на поиски пропавшего трактата!
   Профессор указал рукой на дверь. Борис, Лена, Влад и профессор Шварц молча вышли из кабинета.
   – Ну-с, молодые люди, поехали, – мрачно проговорил Адольф Руфимович.
   Он вызвал кресла, и они все вместе отправились в кабинет профессора. Наконец показалась заветная дверь с цифрами «000». Шварц спрыгнул с кресла, подошел к двери и привел в действие скрытый механизм. Спустя несколько секунд дверь открылась.
   – Прошу, – кивнул Адольф Руфимович.
   Ребята, которые тоже уже сошли с кресел и ожидали несколько в отдалении, зашли внутрь. В кабинете ничего не изменилось. То же тусклое пламя свечей, освещающих аудиторию, те же столы с колбами и всякой всячиной, те же кресла…
   – Вот, собственно, мой кабинет, – сказал профессор Шварц. – Вы можете искать, где вам будет угодно.
   По его лицу можно было понять, что все это ему крайне неприятно.
   – Мы не ищейки, профессор, – заметила Лена. – Мы просто хотим помочь вам найти пропавшую вещь.
   – Адольф Руфимович, а вы не можете вспомнить, когда именно и где пропал трактат? – спросил Влад.
   – Конечно, помню. Это произошло сразу после отъезда Бориса и его друзей из Института. Я сидел в своей подсобке и перечитывал одну из глав трактата. Вдруг мне показалось, что за дверью кто-то стоит. По-моему, я оставил книгу на столе и вышел посмотреть, все ли спокойно. Ни в кабинете, ни в коридоре никого не оказалось, хотя я очень четко чувствовал чье-то присутствие. Когда я вернулся в кабинет, книга исчезла. И самое ужасное, что я никак не мог вспомнить, где я ее оставил. Я осмотрел всю подсобку, затем весь кабинет, но ничего так и не нашел. Я знал, что этот трактат представляет собой редчайшую вещь, поэтому решил сразу не сообщать руководству такую печальную новость. Мне хотелось самому вернуть книгу на место. И вот день за днем я стал перебирать все шкафы и полки, которые находятся в моем кабинете. На сегодняшний день я пересмотрел все, но пропажу так и не обнаружил.
   – А пока вы осматривали кабинет и коридор, ничего странного не произошло? – вдруг спросил Борис. – Может, вы услышали какие-то звуки? Может, двери открывались – закрывались?
   – Нет, ничего такого.
   – Странно, – задумчиво произнес мальчуган, – что-то мне подсказывает, что книга здесь – в помещении!
   – В таком случае, молодые люди, не буду вам мешать. Вы можете осмотреть все сами. А я, с вашего позволения, отлучусь ненадолго, – сказал профессор Шварц и вышел из кабинета.
   Через минуту послышался звук отъезжающего кресла. Лена и Влад взяли за руки Бориса и создали энергетический экран-защиту. После чего Лена сказала:
   – Мне кажется, профессор говорит правду.
   – Я того же мнения, – утвердительно кивнул головой Влад.
   – Я тоже, но что-то здесь нечисто, – пожал плечами Борис.
   – Профессор – абсолютно здравомыслящий человек, и вряд ли он может забыть, куда положил книгу. Тут явно не обошлось без чьего-либо вмешательства.
   – Гипноз? – спросил Влад.
   – Думаю, да…
   – Тогда почему ты думаешь, что книга не покидала помещения? – заинтересовалась Лена.
   – Не знаю, как будто кто-то говорит мне: «Она здесь, она здесь!»
   – Может тут и прослеживается твоя связь с Талисманом?
   – усмехнулся Влад.
   – Да ну вас, – поморщилась Лена. – Ладно, давайте трактат искать. Плохо, что мы не спросили Шварца, как эта книга выглядит.
   – Это такой толстенный том в темно-коричневом кожаном переплете, – неожиданно заявил Борис и сам осекся.
   – Борь, с тобой все в порядке? – осторожно поинтересовалась Лена.
   – Сам не знаю… Что ж, пошли в подсобку!
   Ребята зашли в подсобное помещение. Здесь было столько всего, что становилось страшно от одной мысли, что придется что-то искать.
   – Шварц сказал, что перебрал все шкафы и полки, значит, на стеллажах искать не нужно, наверное… – с надеждой в голосе произнес Влад.
   Казалось, Борис его не услышал. Он указал на стол и сказал:
   – Шварц сидел там, когда перечитывал книгу.
   – Допустим, и что? – пожала плечами Лена.
   Мальчуган молча прошел к столу и сел на стул, который стоял там же рядом. Потом он стал о чем-то усиленно думать. Внезапно он резко встал и сказал:
   – На стеллажах искать не нужно. Когда Шварцу показалось, что за дверью кто-то есть, он, скорее всего, спрятал книгу по пути к двери. И сделал он это явно машинально, понимая, что столь ценную вещь нельзя оставлять без присмотра. Теперь смотрим… По пути к двери у нас есть три объекта: лабораторный шкаф для термических опытов, умывальник с небольшой тумбочкой и мусорная корзина. Корзину, думаю, можно откинуть. А умывальник и шкаф мы сейчас осмотрим. Приступим?!
   – Как скажете, Холмс, как скажете, – улыбнулся Влад.
   Он прошел к умывальнику и тщательно его осмотрел. Тем временем Лена и Борька прошли к лабораторному шкафу. Он был похож на помесь печи, окруженной термоизоляционным небьющимся стеклом, и контейнера с большим количеством полочек и шкафчиков для реагентов. Лена внимательно оглядела все полочки.
   – Ничего нет, – она отрицательно покачала головой.
   – И у меня пусто, – сказал Влад.
   Борис стал медленно обходить шкаф. Тот стоял вплотную к стене, поэтому засунуть книгу за него, не представляло никакой возможности. Парнишка подошел к печи и стал рассматривать ее. Печь представляла собой пространство, засыпанное песком и окруженное изоляционным стеклом. Обычно все опыты проводились на песке, и поэтому на нем должны были оставаться следы от емкостей и колб. Сейчас же песок был идеально ровен, как будто его специально разровняли.
   – Как будто его специально разровняли, – повторил Борька и начал перебирать песок пальцами.
   В какой-то момент его рука наткнулась на что-то твердое.
   – Аллилуйя! – вскричал он. – Что может быть разумнее, чем спрятать книгу в печи? Ведь никому никогда не придет в голову ее там искать.
   И под удивленные возгласы Лены и Влада он извлек из-под слоя песка толстенную книгу. Она была в темно-коричневом кожаном переплете, на котором красивыми готическими буквами было написано: «Святилище Всех Тайн». Борька отряхнул трактат от песка и показал его Лене и Владу.
   – Ну ты даешь! – восхищенно пробормотала Лена.
   Влад промолчал, но было видно, что происходящее произвело впечатление и на него тоже.
   – Ребят, – произнес Борис, – трактат довольно толстый. Поэтому я сейчас с вашего позволения отправлюсь в свою комнату и просмотрю его. Иначе просто ничего до завтра не успею. А вы дождитесь, пожалуйста, профессора Шварца и все ему объясните, хорошо?
   – Будь спок! – кивнул Влад. – Если что, ты знаешь, где нас найти. Наши комнаты недалеко от твоей.
   – Отлично! – улыбнулся Борька.
   После этого он взял книгу подмышку и отправился вызывать кресло.

10. БОРЬКА ИЗУЧАЕТ ТРАКТАТ

   Добравшись до комнаты, Борька прежде всего осмотрелся. Все осталось по-прежнему. Даже их с Генкой кровати никто не тронул. Борис плюхнулся на одну из них и положил трактат рядом с собой. Честно говоря, он не представлял, как за одну ночь можно осилить такую толстенную книженцию. Парнишка открыл первую страницу и начал читать: «Предисловие. Фундаментальные тексты различных философских систем написаны, как правило, необыкновенно лаконичным языком, конденсирующим богатое философское содержание…»
   – Ой, нет, так дело не пойдет, – произнес он. – Так я не только за ночь, но и за неделю этот трактат не осилю. Надо придумать что-нибудь попроще. Пролистать его, что ли?
   И Борис начал просто так перелистывать страницы. Он не вдумывался в написанное и не всматривался в рисунки. Вдруг в какой-то момент ему показалось, что он увидел нечто знакомое. Отлистав несколько страниц назад, мальчуган нашел рисунок Талисмана.
   – Ух ты! – обрадовался он. – Это ж та самая книга, которую мне показал, но не дал прочитать профессор Шварц. Помнится у Вой Войыча было что-то подобное, но та книга была несколько другого вида и объема. Посмотрим, посмотрим… Что здесь написано?
   И Борька погрузился в чтение. Сначала ничего интересного он не обнаружил. На двух страницах был очень подробно описан сам Талисман: как он выглядит, где и когда о нем упоминалось. Но это он знал и раньше. Зато дальше были описаны все известные владельцы оберега. Парнишка встал, взял из стола лист бумаги и ручку и записал для себя их имена и страны, в которых они жили:
   1. Гелий – Византия (12 век)
   2. Ральф – Шотландия (14 век)
   3. Эмма – Германия (15 век)
   4. Тит – Сибирь (17 век)
   5. Линн – Англия (18 век)
   Гелий был в Византии известным алхимиком и знатоком камней. Ральф из Шотландии являлся сильным колдуном, способным управлять природными явлениями. Эмма из средневековой Германии была знахаркой, лечила травами и заговорами. Тит из Сибири был шаманом, знал язык зверей и птиц, мог обратиться медведем. Английская Линн свободно разговаривала с растениями, слышала голоса умерших и еще не родившихся людей, умела летать.
   Борька пролистал книгу дальше, но там описывались вещи, совершенно не связанные с Талисманом. Борис еще и еще раз просматривал главы трактата, посвященные владельцам медальона.
   «Ну… – думал Борис. – И куда же нам ехать? Ведь должна быть какая-то подсказка. Просто я ее не вижу».
   Он перечитал все раз двадцать. У него уже стали слезиться глаза. Вдруг после главы про Линн он увидел строчки, которые почему-то раньше не замечал. Они гласили: «Следующим будет Авенир. Он принесет новую магию. От него будет зависеть соотношение добра и зла. Он завершит миссию и уйдет к Создателям». Борька взял ручку и дополнил свой список. Теперь он выглядел так:
   1. Гелий – Византия (12 век)
   2. Ральф – Шотландия (14 век)
   3. Эмма – Германия (15 век)
   4. Тит – Сибирь (17 век)
   5. Линн – Англия (18 век)
   6. Авенир – следующий…
   И тут Бориса осенило!
   – Неужели Авенир – это я? – воскликнул он. – Или Авенир – это настоящий следующий владелец Талисмана, а я, собственно, никто? Ведь вполне вероятно, что меня с кем-то путают!
   Мальчуган вскочил из-за стола и нервно заходил по комнате. Потом он снова подошел к столу и заглянул в книгу. Строчки про Авенира бесследно исчезли. От неожиданности Борька сел на стул. Он еще раз все пересмотрел, но нет, ничего такого в трактате не было.
   «Что за чертовщина такая? – взволнованно подумал Борис. – То ли галлюцинации, то ли кому-то было нужно, чтобы я эти строчки увидел…»
   Он взглянул на часы. Было без четверти одиннадцать вечера.
   «Время позднее. Но посоветоваться с кем-нибудь обязательно надо», – решил Борька.
   Он вышел в коридор, подошел к двери Влада и тихонько постучал. Никто не ответил. Зато за его спиной открылась дверь, и выглянула Лена.
   – Что, полуночничаешь? – спросила она.
   – Да понимаешь, Лен, тут чертовщина какая-то… Ты можешь ко мне ненадолго зайти?
   – Конечно.
   Девушка вышла и закрыла за собой дверь. Затем она прошла следом за Борисом в его комнату. Мальчишка показал ей трактат и рассказал все, что с ним произошло.
   – Лен, я не пойму, что со мной было? Может, мне все привиделось?.. – задумчиво закончил свой рассказ Борька.
   – Я так не думаю. Не зря же тебе была подсказка начинать все с этой книги. Просто мы пока не можем все объяснить.
   – Но ведь я должен дать ответ Прокопу Тихоновичу и сказать, куда нам ехать в первую очередь. А я абсолютно ничего не знаю. И трактат мне нисколько не помог!
   – Думаю, в первую очередь нужно отправиться на родину Линн. Ведь она была последней владелицей Талисмана.
   – Но говорят, что от ее дома ничего не осталось.
   – Мало ли что говорят! Тем более, ты сам не видел, может, что-нибудь и осталось… Кроме того, у тебя все равно нет выбора.
   – Что правда, то правда!
   – Во всяком случае, я на твоем месте отправилась бы туда, а ты решай сам!
   – Да чего тут решать? В Англию, значит в Англию!
   Борис усмехнулся. Девушка встала со стула и потрепала его за волосы:
   – Ладно, герой, утро вечера мудренее, – сказала она. – Да и мне спать пора… Спокойной ночи!
   – Спокойной ночи.
   Парнишка открыл перед Леной дверь и подождал, пока она зайдет в свою комнату. Затем он вернулся к себе и лег в постель. В голове крутились одни и те же навязчивые мысли, которые никак не давали уснуть. Борька встал и зашел в шкаф-лекарь. Тот погудел пару минут и выдал ему пузырек, сильно пахнущий валерианой. К пузырьку прилагалась инструкция: «15 капель на полстакана воды». Мальчуган сходил в душевую, набрал в стакан воды и накапал в него не пятнадцать, а двадцать пять капель из пузырька. После чего выпил содержимое стакана и снова лег в постель. Примерно минут через двадцать он отключился и проспал до утра без всяких мыслей и снов.

11. ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

   «Неплохо я поспал, – потягиваясь, подумал он. – Видимо, успокоительные капли подействовали».
   Борис встал, оделся и сходил в душевую. Потом отправился к ребятам и постучал и к Лене, и к Владу. Но их не было.
   «Уже, наверное, в столовой», – решил Борька.
   Он вызвал кресло и поехал в столовую. Лена и Влад действительно были там. Они уже закончили завтракать и о чем-то оживленно разговаривали. Увидев Бориса, Лена махнула ему и крикнула:
   – Наконец-то ты проснулся!
   – А почему вы меня не разбудили? – спросил Борька.
   – После напряженной мозговой деятельности отдых нужен, – усмехнулся Влад.
   – Потому и не разбудили, – сказала Лена. – Садись, поболтаем!
   – Сейчас, я чай себе возьму.
   Борис взял бокал чаю, булочки и присоединился к ребятам.
   – Защиту вокруг себя уже поставили? – спросил он тихо Влада.
   – Конечно, это уже в привычку вошло. Так, на всякий случай…
   – Ну что, Борь, за ночь ничего нового не надумал? – спросила Лена.
   – Да нет…
   – Знаешь, я рассказала Владу про то, что с тобой вчера произошло, – произнесла девушка. – Он тоже считает, что это все неслучайно.
   – Да, и еще я Ленку поддерживаю в том, что сначала к Линн надо ехать, – сказал Влад. – Допустим, от ее дома ничего не осталось. Но ведь сохранились какие-то документы, предания… В общем, я бы сам с тобой с удовольствием поехал. Не знаю, почему вдруг Прокоп Тихонович выступил против нашего совместного путешествия…
   – Думаю, профессор Шварц настоял, – предположил Борис.
   – Да, но ты не унывай. Мы тут с Ленкой и Максом такую штуку придумали! Что-то общее между сотовым телефоном и рацией. Макс сейчас как раз этим занимается. Сказал, что скоро закончит. Ты из любой точки мира сможешь со мной или Ленкой связаться, когда мы будем нужны. Ну и мы на тебя выйти сможем. Только держи аппарат подальше от всех. Это будет так называемая наша «секретная линия созвона».
   – Да, Борь, если какие-то неясности или сведения какие-нибудь будут нужны, звони! Мы тебе с Владом из интернета все что хочешь вытащим, – продолжила Лена.
   – Это хорошо. А то как-то неспокойно мне рядом с профессором Шварцем, – признался Борька. – Кстати, вы Прокопа Тихоновича уже видели? Когда мне домой отправляться?
   – Нет еще. Допивай чай, сейчас вместе к нему и пойдем, – сказал Влад.
   Через десять минут ребята вызвали кресла и поехали в кабинет Прокопа Тихоновича. Профессор был на сей раз в кабинете один. Он пригласил ребят садиться и спросил:
   – Ну что, Борис, что-нибудь надумал?
   – Да, профессор! Исходной точкой нашего путешествия будет родина колдуньи Линн.
   – Хорошо, сегодня же скажу профессору Шварцу, чтобы начал оформление документов и виз. А кого возьмешь в попутчики?
   – Вот этого пока сказать не могу. Сначала мне нужно вернуться домой и поговорить с ребятами.
   – Ладно, завтра утром в город приедет Адольф Руфимович, и ты ему сообщишь об этом лично. Вы позавтракали? – обратился Прокоп Тихонович уже ко всем.
   – Да, – ответил за всех Влад.
   – Тогда давайте так… Путь неблизкий. Борис, собирайся и через полчаса выходи. Лена, ты иди к Аглафире Кировне в Комнату Значения. Откроете на две минуты защитный экран в районе тоннеля. Там, где вы с Борисом зашли, помнишь? Сделаете вы это ровно в 10:30.
   Девушка кивнула. Профессор подошел к Борису. Парнишка встал. Прокоп Тихонович слегка обнял его и сказал:
   – Что ж, Борис, сейчас на тебя возлагается очень трудная миссия: найти медальон – Талисман. Я верю в тебя и знаю, что все получится! С тобой в путь отправится один из наших лучших профессоров – доктор Шварц. Он очень образованный человек, поэтому ты можешь смело обращаться к нему с любыми вопросами. Он же будет заниматься всей бумажной стороной дела. Билеты, визы, проживание и пропитание – это все к нему! Ну и с нами связь будешь поддерживать. Адольф Руфимович знает, как это сделать. Удачи! И да пребудет с нами Господь! А теперь поспеши, время идет! Нужно успеть подойти к тоннелю до открытия экрана.
   Борька кивнул и вышел из кабинета Прокопа Тихоновича. За ним последовали Влад и Лена. В коридоре девушка сказала:
   – Домой поедешь на самоходной доске. Управлять ею проще, чем самокатом. Как доберешься, спрячешь ее под мостом. Надеюсь, ты помнишь, откуда я ее вытащила? Ну, удачи! Все остальное тебе расскажет Влад по пути, а я побежала к Аглафире Кировне. Надо все подготовить для открытия защитного экрана. Пока, герой!
   Лена чмокнула Бориса в щеку и побежала к лестнице. Борька залился краской. Влад сделал вид, что ничего не заметил.
   – Ладно, пошли, у нас не так много времени, – сказал Влад. – Тебе же, наверное, надо еще из комнаты что-нибудь забрать?
   – Да… Трактат и список.
   Борька и Влад вызвали кресла и поехали к Борису в комнату. Там мальчуган первым делом еще раз открыл трактат и посмотрел, не появилось ли что-нибудь новенькое? Но, увы…
   Ничего не было. Борька забрал список владельцев медальона и спрятал его в карман. Затем он сказал Владу:
   – Влад, трактат я оставляю тебе. Я не смогу путешествовать со столь тяжелой и объемной книгой. Но ты периодически заглядывай в раздел, посвященный Талисману и его владельцам. От этого трактата всего можно ожидать. Вдруг появится какая-нибудь новая информация?
   – Хорошо! Обещаю, что каждый день буду заглядывать в него утром и вечером, – серьезно сказал Влад.
   – Ну, тогда вроде все!
   Борис вручил книгу другу и еще раз оглядел комнату. После этого ребята вышли в коридор.
   – Я на минуту, – сказал Влад.
   Он забежал к себе и оставил трактат. После чего сказал, обращаясь к Борьке:
   – Поспешим! Нам еще к Максу!
   Они спустились ниже этажом и прошли по длинному коридору к кабинету Максима. Влад постучал.
   – Заходите, – сказал Макс, открывая дверь. – Я вас уже заждался!
   Борька с Владом зашли внутрь. Макс нажал на какие-то кнопки на столе, и вокруг ребят опустилась прозрачная тонкая стена.
   – Ну, привет! – радостно сказал Максим и хлопнул Борьку по плечу. – Рад, очень рад тебя видеть! Ты, говорят, у нас опять куда-то отправляешься?
   – Да, надо кое-куда съездить, пару подвигов совершить, – пошутил парнишка.
   – Да, я понял. Теперь смотри, что мы тут с ребятами для тебя соорудили.
   Он подошел к столу и взял маленькую штуку, напоминающую коробок спичек.
   – Это твоя персональная рация-телефон. Работает очень просто. Открываешь, нажимаешь на зеленую кнопку – и ты связываешься с Владом, на красную кнопку – с Леной. Если ребята захотят тебя найти, прибор просто завибрирует. Мы специально сделали его беззвучным, чтобы о нем никто не знал. Теперь возьми и сам попробуй им воспользоваться. Позвони Владу!
   Борька взял рацию и попытался ее открыть. С третьей попытки ему это удалось. Самое смешное было то, что она открывалась точно так же, как и спичечный коробок. Открыв ее, мальчуган обнаружил на внутренней панели три кнопки: зеленую, красную и черную. Снизу была прорезь, видимо, микрофон. Борис нажал зеленую кнопку. На столе у Макса завибрировала еще одна точно такая же коробочка. Влад взял ее, открыл и сказал: «Ну как, все понятно?»
   – Да, – ответил Борис. – Но здесь еще и черная кнопка есть, что это?
   – Это аврал! – спокойно сказал Макс. – То есть, когда что-то случится действительно серьезное, и ты физически не сможешь связаться ни с Леной, ни с Владом, ты нажимаешь черную кнопку. У меня здесь установлена аппаратура, которая запеленгует сигнал, и мы сможем определить твои координаты, чтобы тебе помочь. Надеюсь, тебе не придется пользоваться этой кнопкой.
   – Я тоже надеюсь, – произнес Борька. – Ладно, парни, мне уже выдвигаться надо, а то я не успею до тоннеля дойти. Через двадцать минут Лена с Аглафирой Кировной должны защитный экран открыть. И спасибо за рацию.
   – Пошли, я тебя провожу, – сказал Влад. – Бывай, Макс!
   – Ага, увидимся!
   – Счастливо…
   Борька спрятал свой телефон в карман брюк. Тот был настолько маленьким, что почти не ощущался. После этого парни пожали друг другу руки. Затем Влад вызвал кресла, и ребята поехали вниз, в вестибюль. Соскочив с кресел, они очень спешно вышли из Института и направились к роще. По узкой тропинке, петляющей между деревьев, они добрались до станции и пошли по рельсам к тоннелю.
   – Еще пять минут, – сказал Влад, глядя на часы. – Давай, Борь, не теряйся, удачи тебе!
   – И от вас известий жду, если что, – улыбнулся Борис.
   – Ну все, вперед! Иди, экран должен быть открыт.
   Парень слегка подтолкнул Борьку. И тот шагнул в пространство рядом с тоннелем. Пейзаж моментально изменился. Перед ним раскинулась холмистая долина. Борька оглянулся назад, но ни Влада, ни рельсов, ни станции уже не было видно.
   «Удивительное дело этот защитный экран, – подумал мальчуган. – Как будто ничего и нет. Никогда не перестану им восхищаться! Ну да ладно, поищу-ка я доску».
   Он обошел ближайший холм и у кучи камней обнаружил самоходную доску. Он оттащил ее подальше и встал на нее. Почему-то на этот раз его не примагнитило.
   «Что-то я не так делаю…» – решил Борис.
   Внезапно на вершине холма, который он только что обошел, появилось небольшое завихрение. Сначала парнишка не обратил на него внимания и продолжал разглядывать доску. Он обнаружил на руле небольшой рычаг и кнопку.
   «И больше ничего?» – разочарованно подумал Борька.
   Он нажал кнопку, и в тот же момент его притянуло к доске. Мальчуган немного потянул руль к себе, и доска двинулась вперед. Нажал на рычаг – доска остановилась.
   – Все понятно, – удовлетворенно сказал он сам себе.
   В этот момент сзади раздался неприятный шум. Парнишка обернулся и увидел, как из маленького завихрения перед ним начал вырастать гигантский гриб смерча. Он затягивал в себя все больше и больше пыли и мелких камней и рос прямо на глазах.
   – Блин, пора смываться, – пробормотал Борька.
   Он сильно потянул руль к себе, и доска сорвалась с места. Она летела очень быстро, но смерч решил так просто не отступать. Гриб вырос уже до неба. Он стал плотный и черный. От него исходил ужасный гул и шум. В какой-то момент он оторвался от земли и двинулся за мальчишкой, засасывая все на своем пути.
   – Вот принесла его нелегкая! – ругался Борис. – Наверное, без темных сил не обошлось! Не помню, чтобы когда-нибудь у нас бывали смерчи.
   Доска летела очень быстро, но гигантский гриб постепенно ее нагонял.
   «Его скорость больше моей, – подумал паренек. – Если я буду продолжать ехать по прямой, он меня нагонит».
   Борька немного подал руль вперед, и когда доска слегка сбросила скорость, резко повернул направо и заехал за холмы. Потом он снова вывернул доску по заданному направлению и набавил скорость. Какое-то время они со смерчем шли параллельно. Потом, очень медленно, «гриб» стал сворачивать направо, вслед за Борисом.
   «Какой-то разумный смерч получается», – усмехнулся про себя мальчуган.
   Он еще несколько раз делал резкие повороты. Но каждый раз гигантский гриб постепенно сворачивал за ним. Вскоре впереди показалось шоссе. Из-за всех своих виляний и поворотов Борька отклонился от намеченного пути и выехал к трассе, которая шла правее деревни, где он раньше жил.
   «Что ж, – решил Борис, – в деревне хоть есть где спрятаться. Да и люди еще не все в город переехали».
   И он повернул доску к виднеющимся впереди домам. Что произошло дальше, Борька толком не понял. Он услышал громкий то ли рев, то ли рык, обернулся и увидел, как гриб распался на мелкие частицы и осыпался мусорным дождем на землю.
   «Видимо, нашему смерчу лишние свидетели пока не нужны, – заключил про себя Борис. – Оно и к лучшему!»
   Он слегка сбавил скорость и уже без приключений доехал до моста между холмами. Там он аккуратно спрятал доску в куче мусора под мостом и уже пешком отправился в город – к себе домой.

12. КТО БУДЕТ ПОПУТЧИКОМ?

   – Ген, – крикнул он, – иди сюда! Мне нельзя, чтобы меня учителя видели.
   Генка услышал и подбежал к Борису.
   – Привет, – сказал он. – А мне твой батя сказал, что ты приболел.
   – Да нет, это моих родителей гипнотизеры обработали видно.
   – Так ты… – Генка задохнулся от восторга, – ты ТАМ был?
   – Да, и у меня к вам с Анькой разговор важный.
   – Хорошо, но у нас еще два урока. После школы сразу зайдем.
   – Я вас жду!
   Тут прозвенел звонок, и Генка побежал назад к школе, чтобы не опоздать на урок. А Борис повернулся и отправился домой. По пути он зашел в магазин и купил пирожки для Ани и Генки.
   «Голодными придут», – подумал он.
   До прихода своих друзей парнишка успел сделать много полезных дел. Он убрался, заварил чай и отдохнул. Наконец раздался долгожданный звонок. Борька помчался к двери. Действительно, это были Аня и Генка.
   – Долго вы, – только и произнес Борис.
   – Когда дома сидишь, время всегда медленно тянется… – парировала Аня.
   – Ну, рассказывай! – нетерпеливо перебил ее Генка, обращаясь к Борису.
   – Вы сначала зайдите. Я чай заварил, пирожки купил, специально для вас.
   – Пирожки? – ухмыльнулся Генка. – Это очень хорошо.
   Они с Аней прошли на кухню, помыли руки и уселись за стол. Борис налил всем чаю и начал свой рассказ. Он постарался не упустить ни одной детали и пересказал все, начиная с прихода Лены и заканчивая смерчем.
   – Теперь моя задача – найти Талисман, – подытожил все сказанное мальчуган. – Прокоп Тихонович разрешает мне взять с собой одного попутчика. Вот я вас и спрашиваю: кто может составить мне компанию?
   Он посмотрел на Генку, потом на Аню. Те молчали. Наконец, Аня сказала:
   – Знаешь, Борь, такие дела с бухты-барахты не решаются. Нам надо подумать. Когда тебе нужно дать ответ?
   – В том-то и дело, что сегодня. Завтра профессор Шварц с утра приезжает в город и начинает заниматься оформлением всех нужных документов.
   – Извини, ты нас не предупредил, ничего не сказал. А я сегодня дала согласие на участие в городской олимпиаде по математике. Она только через неделю состоится. Я же не могу подвести нашу классную… – продолжила Аня.
   – Ген, а ты? – спросил Борис.
   – Вообще-то у меня тоже свои планы… – протянул Генка.
   Борька помрачнел.
   – …но поскольку Аня отказывается, не могу же я такого обалдуя одного отпустить! – закончил Генка свою мысль.
   Борис просиял и сказал:
   – Спасибо, Ген, ты не представляешь, как для меня это важно! Тогда сейчас домой иди и неси мне все свои документы. Профессор Шварц разберется, что нужно, а что нет. А ты, Ань, переживай за нас!
   – Еще как буду. Двух таких балбесов одних отпускать, – расстроенно произнесла девочка. – Если хотя бы недельки на две позже…
   – Значит, судьба тебе дома сидеть, – серьезно сказал Генка.
   – Только вы сообщайте о себе… Пишите, звоните, в интернет выходите, ладно?
   – Обязательно.
   – Ну, я пошел, – обратился Генка к Борьке, – вечером документы занесу.
   Генка ушел, а Аня продолжала сидеть за столом, тупо уставившись в чашку с чаем.
   – Ань, ты чего? – спросил Борис.
   – А ты как думаешь? – ответила вопросом на вопрос Аня. – В Темный Мир мы вместе ходили, трудности вместе преодолевали, загадки вместе отгадывали. А тут…
   – Ань, я обещаю держать тебя в курсе всех событий, честно.
   – Но ведь это опасное приключение, и… я очень хочу поехать.
   – Нет, подводить нашу классную нельзя, она неплохая тетка.
   – Да понимаю я, понимаю. Что ж, собирайся, не буду тебе мешать. Пока!
   Борька проводил девочку и закрыл за ней дверь. Потом он пошел к себе в комнату, плюхнулся на кровать и облегченно подумал:
   – Слава богу, что еду не один! Это было бы чересчур…
   Мысли все медленней текли в его голове, и парнишка не заметил, как заснул. Разбудил его звонок в дверь. Это пришел Генка. Он принес с собой целую кипу каких-то документов.
   Они с Борисом сели их разбирать и не заметили, как наступил вечер. Вернулись с работы Борькины родители и усадили мальчишек за ужин. Затем Борис проводил Генку и отправился к себе в комнату. Спать уже не хотелось. Поэтому он принялся обдумывать, что же надо взять с собой в путешествие. Под утро, утомленный всеми этими мыслями, мальчуган наконец заснул.

13. ПОДГОТОВКА К ПОЕЗДКЕ

   – Странно, – подумал мальчуган, – вроде звонок работает.
   Он пошел и открыл дверь. За нею стоял Адольф Руфимович Шварц собственной персоной.
   – Заходите, профессор! – пригласил Борис.
   Профессор прошел за мальчуганом в зал, сел на диван и сказал:
   – Доброе утро. Я, собственно, за документами. Надо срочно заняться оформлением виз и покупкой билетов. Надеюсь, ты уже решил, с кем мы едем и куда?
   – Да. Едем мы с Генкой на родину колдуньи Линн. Это и будет нашей исходной точкой путешествия.
   – Англия? – переспросил Шварц. – С Европой проблем не будет, у меня свои каналы. Так что дня через два отправимся. Предупреди об этом Геннадия.
   – А что с собой брать?
   – То, что считаешь нужным. Но багаж должен быть легким и транспортабельным. Ведь вы будете носить его сами. Поэтому бери только самое необходимое.
   – Но нам нужны будут какие-то деньги…
   – Я буду каждый день давать вам с Геннадием небольшую сумму, валюту той страны, где мы будем находиться – на карманные расходы. Если потребуются более крупные капиталовложения, мы это обсудим.
   – Как со школой?
   – Как и в прошлый раз. Не беспокойся, про вас никто не вспомнит вплоть до вашего возвращения.
   – Но хотелось бы, чтобы Аня все-таки нас помнила.
   – Хорошо, я поговорю со специалистами, Аню не будут подвергать гипнозу. Еще вопросы есть?
   – Нет, вроде…
   – Тогда давай сюда ваши с Геннадием документы, и я пойду. Время дорого!
   Борис принес в зал все бумаги, которые у него были. Профессор Шварц отобрал нужные, встал, попрощался и отправился к двери. У двери он еще раз остановился и сказал:
   – Так не забудь, через два дня отправляемся!
   – Конечно, не забуду! – заверил его Борис.
   Профессор вышел, и парнишка закрыл за ним дверь. Он почувствовал облегчение, когда Адольф Руфимович ушел. Почему-то в его обществе Борька чувствовал себя крайне неуютно. После этого он пошел к телефону и набрал номер Генки.
   – Алло! – ответил сонный Генкин голос.
   – Неужели дрыхнешь? – хмыкнул Борис.
   – Ага… Когда еще такая лафа выпадет? Ну что, новости есть?
   – Да, сейчас профессор Шварц у меня был. Забрал документы и пошел оформлять паспорта, визы и покупать билеты. Сказал, через два дня отправляемся.
   – Уже?
   – Да.
   – Хорошо! А что с собой брать?
   – Сказал, только самое необходимое. Потому что мы должны багаж сами таскать. Но поскольку мы едем в Англию, думаю, весной там достаточно сыро.
   – Понял. Ладно, сегодня же соберусь.
   – Как соберешься, ко мне приходи.
   – Договорились.
   Генка положил трубку, и Борис пошел собирать свой рюкзак. Поскольку он не знал, куда им придется ехать после Англии, то решил на всякий случай предусмотреть все климаты. Он взял пару футболок, пару джемперов, пару джинсов – одни теплые, другие легкие, кроссовки и куртку с пристегивающимся подкладом. Потом сложил в кучу всякую мелочь, которая могла пригодиться. Тут были носки, носовые платки, небольшая аптечка, плавки, фонарик, набор «Сделай сам», компас и что-то еще, что Борис посчитал необходимым. Получилась довольно внушительная гора вещей. Борька принялся все упихивать в рюкзак. На самое дно, под подклад, туда, где уже лежали изумруд и письмо от бабушки Стеллы, он положил список владельцев Талисмана. Потом засунул в рюкзак все вещи, за исключением куртки, легких джинсов и кроссовок. Их он решил надеть сразу в самолет. Рюкзак получился довольно объемным, но нетяжелым.
   «Как же быть с изумрудом? Ведь рюкзак же на таможне просветят. Могут быть проблемы… – подумал Борис. – А Шварцу про камень говорить не хочется. Ладно, придет Генка, что-нибудь придумаем».
   Он еще раз перепроверил все, что взял в дорогу, и остался доволен. Часа через полтора подошел Генка.
   – Ты что взял? – спросил он с ходу Бориса.
   Парнишка подробно перечислил ему все вещи. Генка успокоился:
   – Ну, я взял примерно то же, кроме набора «Сделай сам».
   – Генк, слушай!..
   – Что?
   – Понимаешь, я вам с Аней забыл сказать, что Стелла дала мне в Темном Мире изумруд…
   – Какой изумруд?
   Генка вытаращил глаза.
   – Ну, изумруд как изумруд… Сейчас покажу!
   Мальчишка достал и показал Генке камень. Тот восхищенно его осмотрел и даже зачем-то понюхал.
   – Так вот, – продолжил Борька, – Стелла сказала, что этот изумруд поможет мне в поисках Талисмана. Но поскольку тогда я к этому отнесся несерьезно, то про все благополучно забыл. И вспомнил только на днях. И теперь у меня проблема…
   – Какая? – спросил Генка, возвращая камень Борису.
   – Мне надо через таможню изумруд пронести, чтобы о нем никто ничего не узнал.
   – Вот ты даешь! Ну так проноси!
   – Каким образом?
   – Слушай, ты же гипнозу учился? Так и внуши всем, что у тебя ничего такого нет.
   – Прикольно. Только я давно не практиковался. Могу проколоться.
   – Тогда давай сейчас пойдем и попрактикуемся.
   – Куда?
   – Да хоть в супермаркет. Возьмем, например, мыло, а на кассе внушим, что это зубная паста.
   – Но это ведь нехорошо.
   – А что хорошо? В полицию попасть за пронос драгоценных камней? И потом, паста стоит дороже, чем мыло, значит, они еще за наш счет наживутся.
   – Ладно, уговорил, пошли.
   Борька быстро оделся, и они с Генкой отправились в ближайший универмаг. Как назло, отдел бытовой химии был закрыт на переучет. Но Генка не унывал.
   – Смотри, – сказал он. – Вон отдел мягких игрушек. Пойдем-ка туда!
   Друзья зашли и остановились перед полками с плюшевыми мишками, белками и зайчиками.
   – Предлагаю взять мишку, а на кассе внушить, что это зайка. К тому же и цена у них одинаковая, – заявил Генка.
   – Хорошо, а мишку Ане подарю, она любит всяких плюшевых зверей.
   Борька выбрал небольшого бурого мишку, который забавно подмигивал одним глазом и при этом держал одну лапу во рту.
   – Ну, давай, пошли, – торопил Генка.
   – Пошли…
   Бориса ужасно мучила совесть, поэтому он никак не мог сосредоточиться. Наконец мальчишки подошли к кассе. Там сидела скучающая дама лет сорока пяти, на лице которой было написано полное безразличие ко всему окружающему. Борька протянул ей мишку и деньги и сказал:
   – Пробейте, пожалуйста, за этого зайку.
   Глаза кассирши стали круглыми.
   – За какого зайку? – спросила она голосом, не предвещающим ничего хорошего.
   Парнишка растерялся, но потом взял себя в руки и начал внушать кассирше: «Это зайка! Это зайка!» На кассиршу, видимо, его внушение не подействовало, и она еще раз грозно спросила:
   – Так за какого зайку, я вас спрашиваю?!
   Борис собрал всю волю в кулак и ответил:
   – За этого!
   – Мальчик, ты что, надо мной издеваешься? – рыкнула кассирша. – Какой же это зайка?!
   Тем временем Генка спрятался за Борькину спину и старался не высовываться.
   – Где ты видел таких зайцев? – продолжала возмущаться кассирша. – Разве у зайцев такие уши? А морда? Разве у зайцев такие морды? Может, у зайцев бывает такая шерсть? Давай сюда деньги, остряк!
   Борька понял, что их с Генкой план потерпел полное фиаско. Но, как настоящий мужчина, он решил держаться до конца. Поэтому он спокойно протянул деньги продавщице, и та выбила в кассе чек. Мальчуган забрал мишку и чек, сказал «Спасибо» и направился к выходу. Генка поспешил за ним.
   – Ну и как теперь быть? – спросил расстроенный Борис на улице.
   – Как, как? Подарить мишку Аньке, другого не остается!
   – Да ты издеваешься, что ли? – в сердцах сказал Борька. – Я не о мишке, я о гипнозе. Как быть, если у меня ничего не получается! Что делать с изумрудом? И вообще, забери ты своего мишку-зайку.
   И парнишка сунул Генке мишку и чек. Некоторое время они шли молча – Борис впереди, Генка несколько сзади. Как вдруг Генка закричал:
   – Погоди! Не получается, говоришь? Смотри-ка сюда!
   Он подбежал к Борьке и сунул ему под нос чек.
   – Ну? – мрачно проговорил Борис. – Цена…
   – Да ты не на цену смотри, смотри, что наверху пробито!
   – Наименование товара: «Игрушка мягкая “Белка”»… Это еще что такое?
   – А то! Ты ей вместо зайца белку внушил! Уж не знаю, чем тебе белки больше понравились? Помнишь, там было три вида игрушек по одинаковой цене: мишки, зайцы и белки. Так вот, тебе в душу белки запали!
   И Генка принялся хохотать. Сначала Борис стоял и хлопал глазами, потом тоже начал смеяться. Нахохотавшись вдоволь, Борька, наконец, сказал:
   – Но я ей честно зайку внушал. Стоял и думал: «Зайка, зайка!»
   – А образ белки передал. Да, что-то у тебя с мозгами не так. Зато можешь быть спокойным за изумруд. Какая разница, что ты им там внушишь, лишь бы они камень не заметили, правильно?
   – Правильно! Но надо бы еще раз проверить.
   – Легко. Вон видишь, впереди остановка. Все скамейки заняты. Пойди и внуши им, что ты – старушка, чтобы тебе место уступили.
   – Я – старушка?!
   – Ну, старик, ладно. Вперед!
   И Генка подтолкнул друга к остановке. Тому ничего не оставалось, как подойти к сидящим на скамейке школьницам. Он посмотрел на них и стал думать, как бы ему хотелось сейчас посидеть на лавочке. Наконец одна девочка не выдержала и встала.
   – Садитесь, – сказала она.
   – Зачем? – опешил Борька.
   – Вид у вас бледный, вам отдохнуть надо.
   И она насильно усадила парнишку на скамью. Тут подошел автобус. Девчонки вспорхнули со скамейки, забежали в салон и уехали. Мальчишка только и успел проводить их взглядом.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →