Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

У пчел пять глаз

Еще   [X]

 0 

В поисках пропавшей экспедиции (Рин Ай)

Случайно оказавшись в секретном институте и на себе испытав действие Колпака Значения, Борис Чернов, ученик седьмого класса, еще не знает, к каким последствиям приведет его любознательность. Неизведанный мир, исчезнувшие дети, энергетические сгустки, Творец – и все это на голову несчастного Бориса! Но настоящий мальчишка никогда не пасует перед трудностями и опасностями… Еще бы! Ведь это начало столь захватывающего приключения!

Год издания: 2012

Цена: 59.9 руб.



С книгой «В поисках пропавшей экспедиции» также читают:

Предпросмотр книги «В поисках пропавшей экспедиции»

В поисках пропавшей экспедиции

   Случайно оказавшись в секретном институте и на себе испытав действие Колпака Значения, Борис Чернов, ученик седьмого класса, еще не знает, к каким последствиям приведет его любознательность. Неизведанный мир, исчезнувшие дети, энергетические сгустки, Творец – и все это на голову несчастного Бориса! Но настоящий мальчишка никогда не пасует перед трудностями и опасностями… Еще бы! Ведь это начало столь захватывающего приключения!


Ай Рин Странники Темного Мира Книга первая В поисках пропавшей экспедиции

1. БОРЬКА И ТАИНСТВЕННЫЙ ХОЛМ

   Дорога подошла к мосту.
   «Странный этот мост, – подумал Борька, – сколько здесь хожу, никак не пойму, зачем он нужен?»
   Ни реки, ни пропасти тут не было. Просто два холма были соединены мостом. И мост был вполне приличный, не какой-нибудь там деревянный, а бетонный, на сваях.
   Кстати, многие Борькины знакомые считали, что с мостом тут дело не совсем чистое. А Анька Борисова, одноклассница, вообще как-то заявила в классе, что видела, как к одному из холмов за мостом подлетел то ли шар, то ли какой-то объект и исчез в нем.
   – Интересно, – пробормотал Борис, – а почему никому не придет в голову просто пойти и осмотреть эти холмы?
   И он решительно стал спускаться под мост.
   Родителей все равно дома нет. Отец – на вахте, будет только дней через десять, а мама работает проводницей на поезде и приедет послезавтра. За Борькой присматривает соседка – тетя Люба. Но у нее своих детей хватает, целых пятеро. Так что она ограничивается лишь приготовлением еды, ну и следит, чтоб мальчишка ночевал дома.
   – До вечера еще далеко, гляну одним глазком и домой пойду, – сам себе сказал мальчуган.
   Под мостом ничего интересного не оказалось. Пустые бутылки, какая-то бумага старая… Да и холмы совершенно обыкновенные. Парнишка побрел в сторону от моста между холмов.
   Отойдя от конструкции на приличное расстояние и не увидев ничего интересного, Борька с досады взял и зашвырнул свой портфель на ближайший холм.
   – Врут все люди, ничего такого тут нет. Лучше уж домой пойду, на компьютере поиграю, – решил он.
   Борис подошел к холму, чтобы забрать портфель, но, как ни странно, портфеля там не оказалось. Потеряться или провалиться он никуда не мог. Холм был практически «лысым», то есть, покрыт невысокой выжженной на солнце травой, и все было видно как на ладони.
   – Куда он мог подеваться? – Борька почесал нос.
   Была у него такая дурная привычка – когда терялся, то всегда чесал нос.
   «Может, в траве завалился куда», – подумал парнишка, решительно понимая, что в траве не то что портфелю, но и маленькому камешку завалиться некуда.
   Однако он протянул руку, чтобы пошарить в траве. Как ни странно, его рука тоже исчезла. То есть, он ее ощущал, но не видел. Более того, он никак не мог нащупать траву. Под его невидимой рукой ощущались пустое пространство и прохлада, хотя солнце пекло вовсю.
   – Что за чертовщина такая? – удивился мальчуган.
   Он стал наклоняться к траве, и в какой-то момент его голова оказалась непонятно где. Было такое ощущение, что он просунул голову сквозь занавес в театре и подглядывает. Хотя, конечно, никакого театра на самом деле не было. Борькина голова и рука висели над какой-то непонятной станцией, похожей на станцию метро. Причем висели они в воздухе, а станция была внизу, впрочем, там же валялся и портфель.
   «Интересно, где это я повис? – подумал юный искатель приключений, – и как мне достать портфель, если не наблюдается никакой лестницы?»
   В конце концов Борис решил спрыгнуть вниз. Высота небольшая, метра два, а без портфеля все равно домой возвращаться нельзя. Он зажмурился и прыгнул. Но прыжок не получился. Как ни странно, его ноги прочно встали на какую-то поверхность. Парнишка открыл глаза. Он стоял на небольшом квадрате, который плавно опускал его на пол станции, наподобие лифта. Борька мог поклясться, что секунду назад его тут не было.
   И вот он на полу станции! Справа и слева – туннели, наверное, по ним ходят электрички.
   Но никого нет, даже жутковато как-то. В этот момент раздался стук колес по рельсам.
   – Как у мамы на работе. Наверное, едет поезд, – обрадовался Борис, – наконец-то я отсюда выберусь!
   Из тоннеля действительно выехало нечто. Но это был явно не поезд, вернее, не такой поезд, как мы привыкли видеть. Это было что-то, напоминающее по форме батон вареной колбасы, а по консистенции – желе, и переливающееся всеми цветами радуги. Никаких вагонов, ни окон, ни дверей, ни машиниста… Приятно запахло клубникой. Парнишка подошел поближе, чтобы лучше рассмотреть эту штуковину. И вдруг какая-то непонятная сила втянула его внутрь этого «желе». Наш герой даже не успел ничего сделать. Он как будто оказался в теплом бассейне, причем с головой. Но одежда не мокла, и дышать было легко. В ту же секунду раздался стук, и Борис решил, что они куда-то поехали. Судя по тому, что стук сначала все ускорялся, а потом перешел в единый свист, можно было представить, с какой скоростью мчался этот поезд. Однако сам мальчуган скорости не ощущал, настолько комфортно было болтаться в этом желеобразном вагоне. Внезапно поезд остановился. И опять какая-то сила выпихнула паренька из вагона. В ту же секунду поезд резко сорвался с места и исчез.
   Борька оказался на открытой площадке, окруженной со всех сторон садом или рощей. Приятно дул легкий ветерок. Порхали бабочки. Правда, размером они были не меньше футбольного мяча. Вокруг росли удивительные цветы и растения.
   «Стоять тут глупо, – решил Борис, – надо идти искать людей».
   И он двинулся напрямик через сад. Чем дальше он заходил, тем интереснее становились растения. Таких он никогда в жизни не видел. На ветках стали попадаться птицы разного размера и окраски. У некоторых на головах росли волосы! А у парочки павлинов, разгуливавших между стволов деревьев, волосы были заплетены в длинные косы.
   «Интересно, как они заплетают себе косы, – подумал парнишка, – ведь рук у них нет?!»
   Тут деревья стали редеть, и Борька вышел из сада. Перед ним раскинулась холмистая долина.
   – Тьфу ты, и тут холмы! – возмутился наш герой.
   Впереди на одном из холмов возвышалось прекрасное здание, чем-то напоминающее то ли замок, то ли крепость. Оно было настолько ярким, что мальчуган никак не мог понять, какого оно цвета.
   – Что ж, раз есть здание, значит, должны быть и люди, – громко сказал он и отправился вперед.
   Сбоку от здания Борис увидел огромный воздушный шар, который только, казалось, и ждал, чтобы куда-нибудь полететь.
   Наконец парнишка добрался до здания. Вблизи он понял, какое оно большое. Нужно было высоко задрать голову, чтобы увидеть его крышу. Он тронул ручку двери, и та неожиданно распахнулась. Борька зашел в полукруглый зал. Перед ним было несколько ступенек, которые вели к площадке, от которой в разные стороны разбегались коридоры.
   «И куда теперь мне идти?» – подумал паренек.
   Он решил начать обход с крайнего левого коридора. Поднявшись по ступенькам, он завернул налево и зашел в коридор.

2. КОМНАТА ЗНАЧЕНИЯ

   – Скорее, детские рисунки, чем картины, – усмехнулся Борька.
   Попадалась и абстракция. Это умное слово наш герой слышал от мамы, когда они ходили с ней на художественную выставку года два назад. Там висели картины со всякой «каля-балей». Борька спросил маму, что это за ерунда, а она ответила, что это абстракция, и что художники так видят мир – по-своему. Парнишка тогда пытался тоже что-то увидеть, но у него ничего не получилось. Сейчас он вновь решил попробовать это сделать. Дойдя до очередной абстракции, он подошел к ней сначала очень близко, потом сделал шаг назад и, сделав умное лицо, бросил на картину взгляд. В ответ на него из картины уставился огромный человеческий глаз, да еще и захлопал ресницами. От неожиданности Борис шарахнулся назад, подвернул ногу и сел на пол. Через секунду он снова взглянул на картину. Нет, ничего такого! Просто какая-то мазня.
   – Пожалуй, я уже давно брожу один, вот и мерещится всякая ерунда, – решил паренек.
   Он пошел дальше по коридору. Наконец появились и двери. Абсолютно гладкие, без каких-либо номеров или табличек, и даже ручки на них отсутствовали. Не было и замочных скважин. Только сбоку от каждой двери был прикреплен небольшой дисплей с кнопочками разного цвета и прорезью сбоку.
   – Наворотили-то, наворотили!!! Небось, сами не умеют пользоваться, – хмыкнул Борька.
   Он потолкался у дверей, но тщетно, все они были закрыты. Мальчуган двинулся дальше по коридору.
   «Интересно, а чем здесь освещают коридор? Ведь ни одной лампочки не видно…» – подумал он.
   Борис стал внимательно рассматривать потолок. Лампочек действительно не было. А свет исходил будто отовсюду. То есть, не было темных или светлых промежутков, все было равномерно освещено. Зато на потолке Борька разглядел некое подобие рельса. Абсолютно не понятно было его предназначение.
   «Почему рельс, почему на потолке, почему один?» – размышлял паренек.
   Тут показалась очередная абстракция. На всякий случай Борис не стал на нее смотреть. Зато за абстракцией, прямо на стене, выделялась довольно большая кнопка.
   – Наверное, лифт, – решил искатель приключений и нажал на нее.
   Раздался резкий металлический звук, и сзади, откуда мальчуган только что пришел, по рельсу на потолке выехало кресло.
   – Ух ты!!! – парнишка буквально задохнулся от восхищения. – Прямо подъемник для альпинистов! И почему это в нашей школе не сделают таких передвижных кресел? Пришел, сел, а оно тебя везет в нужный класс. Здорово!
   Ни секунды не задумываясь, он залез в кресло. Тут же на подлокотнике засветилось табло и замигало разными огоньками. Борис догадывался, что нужно набрать определенную последовательность различных огоньков. Но какую именно, он не знал. Поэтому он ткнул несколько кнопочек наугад.
   Что-то, видимо, сработало, потому что подлокотник выдвинулся и заклинил паренька, чтобы тот, скорее всего, не вывалился по дороге. Потом кресло двинулось вперед. Сначала оно быстро ехало вдоль коридора. Борька только и успевал замечать двери. К счастью, все они были закрыты. А то было бы обидно проехать мимо открытой двери, а как остановить кресло, мальчишка не знал. Потом вдруг кресло свернуло в боковое ответвление коридора и по спирали стало подниматься наверх. Затем оно въехало в другой коридор и продолжило движение. Если в первом коридоре не было окон, то в этом коридоре они были. И наш герой мог любоваться прекрасным видом, открывающимся из окон: море зелени, удивительные деревья. Больше, правда, он ничего не успел рассмотреть. Опять замелькали закрытые двери. И вот, наконец, кресло стало замедлять ход. Впереди (о счастье!) Борис увидел открытую дверь.
   Кресло остановилось. Сам по себе задвинулся подлокотник и выпустил паренька. Только он встал из кресла, как оно сорвалось с места и укатило в неизвестном направлении.
   – Наконец-то я увижу людей! – обрадовался Борька и поспешил к открытой двери.
   Однако за дверью людей не оказалось. Там была просторная комната, сплошь состоящая из экранов мониторов. Что-то вроде машинного зала. Но не было никаких клавиатур. Лишь посередине комнаты на проводах висело некое подобие колпака. Борька внимательно осмотрел все мониторы, которые переливались различными цветами, но ничего интересного не обнаружил. Наконец он подошел к колпаку и осторожно потрогал его пальцем. Током колпак не бил.
   – Наверное, выключен, – решил наш герой и решительно надел колпак себе на голову.
   Мониторы, все как один, поменяли цвет на пурпурно-розовый.
   «Интересно, что все это значит? – подумал парнишка. – Стать бы большим, умным дядькой с бородой и усами, который бы хоть что-нибудь в этом понимал…»
   В коридоре послышались шаги. Наконец-то!!!
   Борис быстро снял колпак, и мониторы снова вернулись к прежнему непонятному мерцанию различными цветами.
   В комнату вошла сухощавая женщина. На голове у нее была дулька, а на носу круглые очки. Одета она была в голубой халат. Сколько ей лет, Борька не мог даже предположить. Но таких женщин он в жизни называл «тетками».
   – Борис Леонидович, – обратилась она к парнишке, – профессор срочно желает вас видеть. И зачем вы сбили терроновую панель, вы же знаете, что в критическом состоянии она может попросту перегореть.
   Мальчуган стоял как вкопанный.
   «Откуда она знает мое отчество? – подумал он. – И что такое терроновая панель?»
   И вдруг в его мозгу что-то зашевелилось. Борис абсолютно точно понял, что знает, что такое терроновая панель. Это вон та штуковина в верхней части колпака. Когда он его надевал, то сдвинул ее на двадцать один градус, что совершенно недопустимо, так как такое состояние считается критическим. Откуда у него вылезла эта информация, наш искатель приключений не знал. Парнишку прошиб холодный пот. Все что он смог сделать, это подойти к колпаку и одним решительным движением вернуть панель на место.
   – Тетенька, я больше не буду, – промямлил Борька.
   Но вместо своего привычного голоса он услышал жуткий бас.
   – Пойдемте, Борис Леонидович, я вижу, вы в замешательстве. Профессор вам все объяснит, – продолжила «тетка».
   И она вышла из комнаты. Нашему герою ничего не оставалось, как последовать за ней.

3. ЗНАКОМСТВО С СУМАСШЕДШИМ ПРОФЕССОРОМ

   «Наверное, на самую макушку здания поднимаемся», – подумал Борис.
   Потом кресла снова свернули в коридор и почти сразу остановились. Женщина жестом показала пареньку следовать за ней. Они прошли немного вдоль коридора и остановились у стеклянной двери.
   – Профессор, можно? – женщина постучала в дверь.
   – Заходите, заходите, – раздался голос.
   Борька и женщина зашли в помещение. Это была лаборатория. Здесь всюду были разбросаны книги, на столах стояли колбы и бутыли. Что-то дымилось в змеевиках. Наш герой не сразу заметил в этом бардаке человека, который склонился над столом и что-то внимательно рассматривал через лупу. Был он кудрявый, седой и имел окладистую бородку. На носу у него примостились очки, точно такие же, как и у «тетки». Ростом он был невысок. Образ завершал темно-синий халат.
   – А, Борис Леонидович! – воскликнул седой человек, – что ж вы, голубчик, нам терроновую панель чуть не сожгли? Чуть не пустили коту под хвост весь наш многолетний труд! А?! Что же вы молчите, батенька? Хорошо, Аглаша заметила изменение напряжения в сети, а то не видать бы нам с вами Колпака Значения!
   – Простите, Прокоп Тихонович, это все по невнимательности, – пробормотал Борька басом и осекся.
   Уж он точно никак не мог знать, как зовут этого профессора. И все-таки он знал. Более того, он знал, что «тетку» зовут Аглафира Кировна. И от всего этого ему стало не по себе. Профессор, видимо, заметил замешательство на Борькином лице и спросил:
   – Голубчик, а как часто вы смотритесь в зеркало? Аглаша, будьте так любезны подать нам с Борисом Леонидовичем зеркало!
   Аглафира Кировна подошла к стеллажам у стены и стащила с полки зеркало. После этого она поднесла его к парнишке. Зеркало было достаточно большим, вполовину человеческого роста, и оттуда на нашего героя уставился крупный мужчина лет сорока с бородой и усами. Борька от неожиданности почесал нос, то же самое сделал и человек в зеркале.
   – Мамочки, неужели это я? – слабо пробасил мальчуган.
   Ноги у него подкосились, и чтобы не упасть, он ухватился руками за стол с колбами. Увидев эту картину, профессор вдруг неожиданно начал хохотать. Он смеялся как ребенок, заливисто и заразительно.
   «Наверное, сумасшедший», – подумал Борька.
   Профессор же продолжал хохотать, периодически вытирая слезы от смеха.
   – Ой, не могу! – кричал он. – Ой, умора! Аглаша, сделайте же что-нибудь, объясните ему… А то я лопну!!!
   Аглафира Кировна положила зеркало снова на полку и слегка улыбнулась:
   – Что ж, мой юный друг, я вижу, тебе надо кое-что объяснить, – сказала она Борису, неожиданно перейдя на «ты». -Дело в том, что по нашему недосмотру ты умудрился попасть в комнату, которая называется «Комнатой Значения». Вот там ты и превратился из маленького мальчика во взрослого мужчину.
   – Точно, – продолжил слегка успокоившийся профессор, – хорошо еще, что ты придал не очень большой процент значения своему пожеланию…
   – Какому пожеланию? – не понял Борька.
   – Ну, помнишь, когда ты увидел колпак и мониторы, ты подумал, что хорошо бы стать большим и умным дядькой с бородой и усами, который бы хоть что-нибудь в этом понимал, – продолжил Прокоп Тихонович. – Другими словами, ты придал своим словам Значение! Самое главное, что ты это сделал с Колпаком Значения на голове. Ну вот, пожалуйста, ты получил то, что хотел на тот момент. Ты стал большим, достаточно умным мужчиной с бородой и усами, – сказал профессор и снова начал похохатывать. – Более того, ты стал кое-что понимать в нашей работе, хотя ты и не отдаешь себе в этом отчета.
   – Да, но что мне со всем этим делать? – промямлил парнишка басом. – Как я вернусь к папе и маме? А уж тетя Люба меня точно за бандита примет.
   – Как я уже сказал, – продолжил профессор, – ты придал небольшой процент значения своим словам. Терроновая панель показала не больше одиннадцати процентов. Так что приобретенная форма новой реальности неустойчива. И возможно, что обратное преобразование произойдет или сегодня вечером, или максимум завтра утром.
   – Другими словами, ты снова станешь мальчиком, – подытожила Аглафира Кировна.
   – Тебе еще повезло, если бы терроновая панель сгорела, то ты оставался бы таким, как сейчас, еще очень долгий неопределенный промежуток времени, – заметил профессор. – Зато в этой новой форме ты гораздо легче воспримешь ту информацию, которую я тебе изложу.
   Прокоп Тихонович решительно повернулся и вышел из лаборатории. Аглафира Кировна последовала за ним, по пути велев Борьке, чтобы тот от них не отставал.
   На этот раз они никуда не поехали, а просто прошли в следующую по коридору дверь.
   Предварительно Прокоп Тихонович выбрал очередную комбинацию цветов на дисплее рядом с дверью и сунул в прорезь маленькую тонкую карточку. Дверь открылась. Комната была довольно большой. Видимо, здесь находился кабинет профессора. Все стены были заставлены книжными шкафами. Лишь одна стена была свободна, потому что в ней располагалось огромное окно. Возле этого окна стоял массивный деревянный стол. На нем был такой же беспорядок, как и во всей лаборатории. Наверное, профессор был не очень большим поклонником уборки. За столом находился огромный деревянный стул, похожий на трон, а вокруг стояли пять или шесть кресел. Прокоп Тихонович жестом пригласил Бориса и Аглафиру Кировну садиться. Сам он водрузился на «трон». Наш герой пристроился на крайнем кресле слева, а Аглафира Кировна села рядом с профессором.

4. ИСТОРИЯ, РАССКАЗАННАЯ ПРОФЕССОРОМ

   – Вообще-то, я сегодня не обедал, – признался Борька.
   – Аглаша, будьте так любезны, принесите нам с Борисом чай с кексами, – попросил профессор.
   Аглафира Кировна встала и вышла из комнаты.
   – А ты пододвигай свое кресло поближе к столу, – сказал профессор, обращаясь к парнишке.
   Пока юный искатель приключений мостился возле стола, вошла Аглафира Кировна. Она принесла поднос, на котором стояли чайник, сахарница, три чашки и блюдо с кексами. Женщина поставила поднос на стол и стала чинно разливать чай по чашкам. Борька абсолютно не знал, как себя вести, поэтому он просто сидел и молчал. Наконец перед ним поставили чашку с ароматным напитком и положили на маленькую тарелочку кекс.
   – Ну вот, – сказал профессор, – ты начинай трапезничать, а я начну свой рассказ. По ходу моей истории у тебя могут возникать вопросы, так ты не стесняйся, задавай. Другие вещи, наоборот, могут показаться абсолютно понятными и известными, так как над твоим подсознанием сейчас властвует твоя новая форма. И даже когда ты снова станешь мальчиком, полученные тобой сведения не забудутся. Уж такая это штука – подсознание! Ну вот, я вроде бы все сказал… Теперь давай познакомимся. Меня зовут Прокоп Тихонович Мигунов. В свое время моя фамилия была широко известна в научных кругах. Я занимаюсь квантовой физикой, ну и еще многими другими вещами, о которых ты вряд ли имеешь представление. Рядом со мной – моя коллега, профессор физико-математических наук и мой личный ассистент Аглафира Кировна Диркс. Ну а ты, насколько я знаю, Борис Леонидович Чернов, учащийся 7-го класса «В» средней школы № 208, которая находится в новостройках. Я прав?
   – Угу, – хмыкнул Борька, так как рот у него был забит кексом.
   – Так вот, – продолжил профессор, – лет двадцать назад наше правительство выделило большую статью бюджета на финансирование исследований по изучению различных аномальных явлений. Сюда входили НЛО, телепортация, телекинез, привидения – в общем, все, что нельзя объяснить с точки зрения обычной науки. Было решено построить институт по изучению этих странных вещей. Ну а чтобы лишний раз не будоражить население, все работы проходили под грифом «совершенно секретно». Было построено вот это великолепное здание, в котором мы находимся. Попасть сюда можно было лишь с подземной станции метро, впрочем, ты уже это знаешь, – профессор усмехнулся. – Сюда свезли весь цвет науки в различных областях. И мы начали проводить исследования. Не буду загружать тебя подробным описанием того, чем мы занимались, скажу лишь, что вскоре мы стали замечать, что стоит при подготовке опыта сильно впечатлиться или придать большое значение ходу событий, как это обязательно сказывается на результате. То есть, простыми словами, если человек, проводящий опыт, придает большое значение появлению НЛО, то в конце опыта или серии опытов мы обязательно увидим НЛО. То же – с привидениями и любым другим направлением исследований.
   «Значит, существует некая субстанция, которая может влиять на конечный результат в зависимости от способностей человеческого мозга», – пришли к выводу наши сотрудники. И мы начали проводить исследования в этом направлении. Это был долгий и трудоемкий процесс, но в результате его был создан Колпак Значения. Тогда он был несовершенен, и мы до конца не знали, как он работает. Было принято решение продолжить исследования. Каждый год мы привозили сюда детей, отличающихся от своих ровесников сверхспособностями. Кто-то мог умножать в уме трехзначные цифры, кто-то умел передвигать вещи силой взгляда. Ты спросишь, почему именно детей? Да потому, что мозг детей еще не засорен всякой негативной информацией, как это бывает у взрослых. Естественно, все это мы делали с ведома их родителей. Постепенно Колпак Значения был усовершенствован. И при институте была создана Комната Значения. Здесь любой желающий, надев на себя Колпак Значения и придав Значение своему пожеланию, мог материализовать практически всё! Это была сенсация! Но правительство, узнав о результатах эксперимента и поняв, каким опасным может стать этот колпак в руках негодяев, запретило разглашать результаты опытов. Было дано указание сохранять колпак только в институте и под жесточайшим контролем.
   Аглафира Кировна налила Борьке еще одну чашку чая и пододвинула ближе к нему блюдо с кексами. Тем временем профессор продолжал:
   – Что ж, чтобы не терять времени даром, мы решили немного усовершенствовать местность, в которой мы обитали. Всем детям, которые у нас на тот момент находились, была поставлена задача придумать что-нибудь такое, что могло бы разнообразить мир, в котором мы жили. И каждый ребенок, надев на голову Колпак Значения, начинал фантазировать. Так появились необычные деревья и цветы, птицы и животные. Все, чему придавали значение дети, воплощалось в реальность. Постепенно появился мир, в котором мы сейчас и находимся. Он был настолько прекрасен и интересен, что наши сотрудники посчитали, что будет нелишним укрыть его от посторонних глаз. Мы создали отражающий экран, и теперь никто не мог найти вход на станцию метро, за исключением, конечно, людей, которые здесь работали, ну… и тебя. Мы придали значение более легкому способу сюда добраться. И вместо обычного поезда у нас появился желе-вагон. Единственное, что мы не предусмотрели, что кроме обычных радостных фантазий у детей бывают и страхи. И они придают им не меньшее значение. Так раз от раза у нас стала накапливаться отрицательная энергия детских страхов. Потом кто-то придал большое значение своему детскому страху и появилась огромная зверюга, по форме напоминающая жабу. Она всегда поджидала кого-нибудь в кустах, потом неожиданно выпрыгивала и мерзким голосом говорила: «Если будешь плохо себя вести, я тебя съем!» Пару раз ей удалось напугать даже сотрудников института. Мы срочно создали штаб борьбы с отрицательной энергией. Но как мы ни старались, периодически различные отрицательные формы её все же появлялись в нашем мире. Так было до тех пор, пока к нам не приехала последняя группа детей. Там были девочка Лена двенадцати лет и мальчик Влад тринадцати лет. Они оба были очень эмоциональны, оба верили в привидения и оба любили пошутить. На этой почве они и сдружились. С помощью Колпака Значения они часто создавали некие энергетические субстанции, которые потом болтались по институту и пугали наших сотрудников. Одна из таких субстанций – Вой Войыч – до сих пор обитает в библиотеке. Его самое любимое занятие – незаметно подкрасться к зачитавшемуся человеку и внезапно завыть ему на ухо. Надо сказать, что большинство наших коллег были ужасно недовольны проделками Лены и Влада. Но это не самое главное…
   Профессор с шумом отхлебнул чай из чашки.
   – Главное случилось потом! Как-то раз один наш сотрудник находился в Комнате Значения и проводил там какой-то эксперимент. В это время одна из субстанций Лены и Влада незаметно влетела в комнату и ледяным языком лизнула этого человека в руку. Поскольку он считал, что находится в комнате один, то его обуял жуткий ужас. Колпак Значения находился как раз у него на голове. Терроновую панель зашкалило. И этот его ужас материализовался в некое подобие черного облака и медленно вылетел из комнаты. Наш сотрудник пытался всячески этому воспрепятствовать. Он даже постарался удержать облако руками, но его отшвырнуло с такой страшной силой, что сам он уже подняться не смог. С того дня мы злополучного облака больше не видели, но в институте стали происходить различные неприятные вещи. Дети начали озлобляться. Происходили стычки и между сотрудниками. Многих начал беспокоить беспричинный страх. А как-то раз в личной беседе Вой Войыч сказал мне, что по ночам что-то черное проникает в библиотеку и просматривает книги. Причем это «что-то» – чуждая субстанция, поэтому Вой Войыч с ней не связывается. Тут уж все наши коллеги всполошились. Одно дело – когда материализуется какое-то там черное облако, другое – когда оно вдруг оказывается мыслящим, да еще и изучает научную литературу. Было решено немедленно отправить всех детей по домам. Но поскольку Влад и Лена считали себя виновными в сложившейся ситуации, они наотрез отказались уехать. Далее мы создали дозиметр отрицательной энергии. В присутствии чуждой нам энергетики он начинал попискивать. С его помощью мы надеялись отловить и обезвредить черное облако. С этого момента каждый день группы работников института по три человека с дозиметром прочесывали здание института. Было обезврежено огромное количество чуждой энергетики. Но с черным облаком получилось не так просто. Оно оказалось разумным. Никакие наши ухищрения не давали результата. Наконец Влад и Лена придумали протонную ловушку для отлова отрицательных субстанций. Установили мы ее в библиотеке. Теперь нужно было только заманить в нее облако. С этого момента в библиотеке всегда дежурили по два наших сотрудника. И днем, и ночью…
   Так вот, как-то ночью, когда было наше с Аглафирой Кировной дежурство, что-то огромное и черное действительно вплыло в библиотеку, причем сделало оно это прямо через стену. Я нажал кнопку протонной ловушки, и та стала засасывать облако. Раздался жуткий рык. Облако попыталось выбраться наружу. Но все-таки ловушка захлопнулась. Нашей радости не было предела! Но только я подошел к протонной ловушке, чтобы унести ее в утилизацию, как она медленно поднялась в воздух и выплыла в окно, разбив при этом стекло. Вскоре сбежались все сотрудники института. Оказывается, все слышали жуткое рычание, которое издало облако. В эту ночь уже никто не лег больше спать. С дозиметром в руках мы обшарили здание и прилегающий к нему сад. Отрицательной энергии найдено не было. Потом мы создали вокруг прилегающей к институту территории защитный пояс. Это река положительной энергии, через которую не может перебраться ни одна отрицательная субстанция. После этого мы успокоились. Но, как оказалось, зря… Со временем мы стали замечать за защитным поясом появление объектов, которых раньше не было. Это были мрачные деревья, заболоченные озера, появились постройки, больше похожие на замки с привидениями. Все это мы наблюдали в наш сверхувеличивающий телескоп. Мы несколько раз пытались проникнуть на эту территорию, но тщетно. Какая-то невидимая стена нас не пускала. Интересно, что Лена и Влад могли беспрепятственно проходить туда. Из этого мы сделали вывод, что эта странная территория доступна пока только для детей. Но нам необходимо было узнать, что там творится. Поэтому мы стали готовить Влада и Лену к вылазке на тот берег реки. Все отдавали себе отчет в том, что это может быть опасным предприятием. Поэтому детям была поставлена задача просто посмотреть, что там делается, но не лезть ни в какие переделки и при малейшем намеке на опасность немедленно возвращаться назад. Мы снабдили их всем необходимым, на всякий случай дали даже плазменные утилизаторы. Это такой вид оружия, который утилизирует любую отрицательную энергию. Для защиты от диких зверей были придуманы сетки-ловушки, которые на несколько часов блокируют животное, а потом рассыпаются, не причинив ему никакого вреда.
   И вот этот знаменательный день настал. Рано утром Лена и Влад пересекли защитный пояс и вошли на недоступную для нас, ученых, территорию. Мы следили за ними в телескоп. Они беспрепятственно добрались до темного леса, а потом… исчезли. Во всяком случае, их не было видно. Экспедиция была запланирована длительностью в один день. Но детей не было три дня. Все это время мы места себе не находили. Ведь мы ничем не могли им помочь. Но к концу третьего дня они вернулись. Выглядели дети ужасно уставшими и изможденными. Одежда была грязной и порванной. Сразу они не смогли отвечать ни на какие вопросы. Поэтому мы их накормили, отправили в душ и спать. А с утра они начали свой рассказ…

5. ИСТОРИЯ ЛЕНЫ И ВЛАДА

   Перейдя защитный пояс, Лена и Влад вступили на неизведанную территорию. Тут находилось поле серого ковыля, который поражал своими размерами. Он доставал детям почти до плеч. За ним начинался Темный лес. Дети направились к лесу напрямик через поле. Они обратили внимание на то, что здесь стоит абсолютная тишина. Не слышно ни пения птиц, ни стрекотания кузнечиков, ни даже шелеста ветра. Зайдя в лес, Лена и Влад заметили, что все деревья там ужасно огромные и уродливые. Росли они достаточно плотно, так что в лесу стоял полумрак. Почва была покрыта чем-то вроде мха или лишайников. Но было это все очень крупных размеров. Казалось, что идешь по вате, ноги все время проваливались. Чтобы не заблудиться, Влад решил оставлять метки на деревьях. Он попытался что-то нацарапать на коре одного из них, но дерево вдруг ухнуло. Влад отпрянул от неожиданности. Из нацарапанной метки стала сочиться липкая смола. Потом вдруг метка начала затягиваться и вскоре совсем исчезла.
   – Ничего себе! – воскликнул парнишка.
   – Да уж, чертовщина какая-то, – согласилась Лена.
   Пришлось ориентироваться только по компасу. Дети шли достаточно долго и успели проголодаться. Было решено сделать привал и перекусить. Впереди лежало бревно. Влад и Лена добрались до него и остановились, чтобы пообедать. Когда они уже завершали свою трапезу вдалеке раздался громкий неприятный звук. Вскоре он стал приближаться к ним. Как будто кто-то огромный шел и ломал деревья. Дети не знали, что же им делать. Но вдруг Лена заметила, что бревно внутри полое. И они, собрав остатки пищи, быстро залезли внутрь. Что-то или кто-то приближался. Деревья трещали под его напором.
   – Господи, хоть бы на нас не наступил, – взмолилась девочка.
   И, как будто услышав ее молитву, этот кто-то вдруг свернул в сторону и стал удаляться. Вскоре шум затих. Лена и Влад вылезли из бревна. Вокруг царил хаос. Действительно, что-то огромное протоптало целую дорогу из поваленных деревьев.
   – Только давай пойдем не в ту сторону, куда отправился этот монстр, – сказал, дрожа, Влад.
   – Предложение принимается, – ответила, заикаясь, Лена.
   Ребята прихватили рюкзаки и отправились в сторону, обратную той, куда ушло чудище. Вокруг валялись выкорчеванные деревья, что значительно уменьшало скорость. Вдруг из-за очередного поваленного дерева выкатился серый колобок и плюнул во Влада. После чего стремительно покатился прочь. В стороне стояла группа деревьев, обвитых лианами. Колобок не успел до них докатиться, как одна из лиан, издав хищный шипящий звук, схватила его и сжала, да так крепко, что колобок буквально взорвался.
   – Господи, да что же тут везде хрень какая-то, – выругался Влад и начал внимательно осматривать одежду.
   Благо колобок в него не попал, так как везде на земле, куда упала слюна колобка, виднелись выжженные пятна. Дети обошли лианы стороной. Вскоре деревья стали редеть, и ребята вышли на берег лесного озера. Вода в нем была абсолютно черная. На всякий случай они не стали подходить близко к воде. И как оказалось, правильно сделали. Неожиданно вода в озере вспенилась, и только Лена с Владом успели укрыться за ближайшим деревом, как из воды показалась длинная шея, на верхушке которой находился огромный глаз. Глаз повертелся в разные стороны и, видимо, никого не обнаружив, опять скрылся под водой. Дети пошли вокруг озера, держась как можно дальше от воды. Они обошли озеро стороной и снова вошли в лес. И вдруг что-то метнулось от них к ближайшему дереву. И буквально тотчас оттуда раздался истошный крик. Лена и Влад забежали за дерево и увидели там какое-то непонятное существо. Оно было небольшого роста и ужасно уродливое. Какой-то то ли тролль, то ли гоблин… Одна его нога застряла между корней дерева. Существо дергалось, но только загоняло ногу еще глубже под корень.
   – Жалко его, – сказала Лена, – давай его выпустим.
   – Ага, а потом оно нас догонит и съест, – ответил Влад.
   И все же дети решили применить сетку-ловушку Они выстрелили в существо сеткой, а когда оно, связанное, повалилось на землю, подошли и освободили его. После этого Лена положила рядом с существом кусок хлеба, и ребята поспешили ретироваться, пока сетка не рассыпалась. Они продолжали идти еще где-то в течение часа, как вдруг деревья снова стали редеть. Взору детей открылась очень яркая, ослепительная поляна с красивыми цветами.
   – Смотри, какая прелесть! – воскликнула Лена. – Давай скорей пойдем туда!
   – Я бы, на вашем месте, не рискнул туда соваться, – вдруг проскрипел чей-то голос.
   Влад и Лена вздрогнули от неожиданности. Оглянувшись, они увидели существо, которое освободили из корней дерева.
   – Дяденька, а вы кто? – спросил Влад.
   – Я – существо второго уровня, – ответил гоблин.
   – А откуда вы появились? – поинтересовалась Лена.
   – Меня создал Творец, потом он меня отбраковал, так как во мне есть не только отрицательные, но и положительные эмоции и чувства, – сказало существо.
   – Вы знаете наш язык? – снова произнесла Лена.
   – Я могу говорить на любых языках, включая язык жестов и мимики, а также телепатию.
   – А что такого неладного с этой поляной? – поинтересовался Влад.
   – Смотри, – сказал гоблин…
   Он подошел к ближайшему дереву и отломал от него кусок коры ближе к корню. Оттуда он вытащил какое-то насекомое размером сантиметров в двадцать.
   – Это – существо первого уровня, довольно безобидное, если его не трогать в полнолуние, короед, – продолжил гоблин. – Смотрите, что сейчас будет!
   С этими словами гоблин со всего маху зашвырнул короеда на поляну. Цветы вдруг все сразу выпрямились, ощерились и буквально набросились на беднягу. Через секунду с поляны был выплюнут только панцирь насекомого.
   – Ну вот, а от вас бы только косточки остались, – пробормотало существо.
   Лена и Влад молчали. Видимо, дети находились в состоянии сильнейшего шока.
   Минут через десять Влад все-таки выдавил из себя:
   – Дяденька, а зачем вы нас спасли?
   – Ну, не каждый же день тебя кто-то вытаскивает из корней дерева-ухвата. Еще полчаса – и стал бы я его обедом. Да еще и хлебом угостили, – ответил гоблин.
   – Что за мир у вас такой? Все друг друга едят… – пробормотала Лена.
   – Таким создал его Творец.
   – Творец… кто это? И, может, вы расскажете нам немного о своем мире, – стали просить дети.
   – Только не здесь, – ответило существо, – запах этих цветов может усыпить, и тогда нас обязательно кто-нибудь съест. Пойдемте лучше в лес.
   Они отправились в лес и вскоре увидели огромное валяющееся бревно. Там и было решено сделать привал. Лена достала еду, и они с Владом удобно уселись, приготовившись выслушать существо.

6. ГОБЛИН РАССКАЗЫВАЕТ ЛЕНЕ И ВЛАДУ О СВОЕМ МИРЕ

   – Наш мир, – начало существо, – появился очень быстро, но в то же время он очень древний. Некоторым существам, обитающим здесь, миллионы, нет, даже миллиарды земных лет. Другие вообще никогда не существовали. Это придуманные Творцом создания типа меня. Всех нас он подразделил на уровни. Существа первого уровня – примитивные. К ним относятся деревья-ухваты, насекомые, цветы. В их задачу входит только удовлетворение собственного аппетита. Существа второго уровня – разумные. Многие из нас отбракованы Творцом, так как в нас, я повторяюсь, вложены и отрицательные, и положительные эмоции и чувства. Нас достаточно много, и мы не похожи друг на друга. Существа третьего уровня – более совершенны. Они обладают не только разумом, но и способностью творить зло. Это ведьмы, вампиры, оборотни, русалки. Существа четвертого уровня – бестелесные создания, в вашем понятии – духи. Они еще более могущественны и еще более злы. Есть еще существа пятого и шестого уровней. Это сгустки отрицательной протоплазмы. С ними я никогда не встречался, иначе бы я сейчас не разговаривал с вами. Еще в этом мире встречаются доисторические животные: птеродактили, динозавры, бронтозавры. Но их осталось не так много. Всем этим миром управляет, как я сказал, Творец. Его никто никогда не видел. Но, по слухам, лик его настолько ужасен, что сразу падаешь замертво. Я как-то раз слышал его голос. Это было поистине жутко.
   – А откуда этот ваш Творец взялся? – спросил Влад.
   – Точно не знаю, но, говорят, он пришел из другого мира, из того, что там, за рекой!
   – Слушай, Влад, уж не наше ли это облако? – пролепетала Лена.
   Влад молча уставился на девочку.
   – Помнишь, – продолжила Лена, – Вой Войыч говорил, что облако в библиотеке разную литературу читает, вот оно, наверное, и нагородило здесь все то, о чем успело прочесть.
   – Но оно же не волшебник, это облако, – ответил парнишка.
   – А наш Колпак Значения?! Может, оно здесь создало что-то подобное. Ведь в библиотеке же хранились все отчеты об эксперименте! – воскликнула Лена.
   – Надеюсь, ты не права, иначе нам придется туго, – пробормотал Влад.
   Существо посмотрело сначала на Влада, потом на Лену и сказало:
   – Не пойму, о чем вы говорите, но долго задерживаться здесь не стоит. Давайте сменим стоянку, и я продолжу рассказ.
   – А вы где-то живете? – спросил Влад. – Или так и кочуете туда-сюда?
   – Да нет, живу. Недалеко от Замка с привидениями – в пещере. Раньше нас много там таких было. Но кого сожрали, кого просто в прах обратили, в общем, осталось нас в пещере трое.
   – А у вас есть имя? – поинтересовалась Лена.
   – Зачем мне имя? – удивилось существо. – Ну, если хотите, можете называть меня Первый, чтобы не путать с двумя другими.
   – О’кей! – ответили дети. – Все-таки с именем привычней.
   В это время где-то в стороне раздался треск сучьев.
   – Поспешим, – сказал Первый, а то нами пообедают.
   И они пустились наутек. Лена и Влад едва поспевали за существом, настолько проворно оно бежало между деревьев. Видимо, ему было не привыкать бегать по лесу.
   Вдалеке показались каменные стены какого-то строения.
   – А вот и Замок с привидениями! – воскликнуло существо, – скоро будем дома!
   Они свернули в сторону левее замка, и вскоре выбежали из леса. Тут начинались скалы.
   Между ними вела едва заметная тропинка. По ней все трое быстро поднялись на одну невысокую гору, и только тут дети заметили вход в пещеру. Даже не вход, а, точнее, лаз – небольшое отверстие. Вслед за существом ребята залезли внутрь. Когда глаза слегка привыкли к полумраку, Лена и Влад заметили внутри пещеры двух существ, очень похожих на Первого. Только один был несколько крупнее, а другой – посветлее. Существа были сильно напряжены, видимо, не знали, как себя вести. Первый что-то присвистнул, и одно из существ заговорило:
   – Здравствуйте, рады видеть вас! Извините, нам нечем вас угостить…
   – Ну что вы, – сказала Лена, – это вы нас извините за вторжение.
   – Вот что, – сказал Первый, обращаясь к детям, – вы пока ложитесь отдохнуть, а я их (он кивнул на существ) в курс дела введу.
   Поскольку солнце уже клонилось к закату, и ребята ужасно устали, они решили переночевать в пещере. Первый принес откуда-то сухую солому и постелил ее. Лена и Влад устроились поудобнее и через минуту уже спали. А гоблин стал что-то тихонечко насвистывать существам.

7. КАРТА ТЕМНОГО МИРА

   «Ничего себе мы продрыхли», – подумал Влад.
   Он повернулся и пихнул Лену. Девочка открыла глаза.
   – О Господи, так это был не сон, – пробормотала она.
   В пещере никого не было.
   – Ну вот, сбежали, наверное, – сказал Влад.
   В этот момент в пещерный лаз залез Первый.
   – Надеюсь, вы хорошо выспались, – сказал он. – А я отправил своих соседей, чтобы они вам что-нибудь поесть принесли, а то от ваших-то пожитков ничего не осталось.
   – А можно наружу вылезти? – поинтересовалась Лена.
   – Только очень аккуратно, чтобы вас никто не заметил, иначе нам всем конец! – ответил Первый.
   Дети тихонечко вылезли из лаза. Высоко светило солнце, но было как-то нерадостно и очень тихо. Недалеко от пещеры возвышался темный лес. И над макушками деревьев четко просматривался острый шпиль Замка с привидениями. А вдоль скал вела то ли дорога, то ли широкая тропинка, она огибала горы и терялась где-то вдалеке. Вдруг в стороне что-то ухнуло. Лена и Влад моментально залезли обратно в пещеру. Через несколько минут в лазе появились два существа, которых дети видели вчера. Они несли странные плоды.
   – Поешьте, – сказало светлое существо, – это все, что мы смогли найти. Они не очень вкусные, но питательные.
   Лена взяла один плод и попробовала. По вкусу тот напоминал сырую картошку, но был не хрустящим, а мягким. В принципе есть было можно, поэтому дети съели по несколько плодов.
   – И что нам теперь делать? – спросила Лена. – Мы должны были посмотреть, что творится в этом мире, а мы даже из пещеры вылезти не можем.
   – Давайте так, – сказало светлое существо, – мы вам расскажем, что знаем сами, а вы запишете или зарисуете.
   – А вы знаете, что и где находится? – спросил Влад.
   – Не всё, но знаем, – ответил Первый.
   – Тогда, конечно, рассказывайте, а мы нарисуем карту, – произнесла Лена. – А уж в следующий раз мы подготовимся более основательно и еще раз совершим вылазку в ваш мир, уже зная, где чего опасаться.
   – Берите бумагу, карандаши и слушайте, – заметил Первый.
   – Дело в том, – сказал светлый сосед Первого, – что существа, обитающие здесь, постоянно меняются в зависимости от того, кого создает Творец. А вот крупные объекты и окружающая среда меняются незначительно. Так что рисуйте… За вашим защитным поясом – рекой находится поле серого ковыля, это как бы граница между тем и этим миром. Далее начинается Темный Лес. Если идти прямо, то вы подойдете к Озеру Забвения, впрочем, вы там были. Если от озера пойти сразу налево, вы наткнетесь на Овраг Судьбы. Говорят, что любой, кто туда попадает, встречается лицом к лицу со своей судьбой. А всем известно, что от судьбы не уйдешь! Если пойти вперед и налево, то выйдете к Замку с привидениями. Это одно из наиболее безобидных мест в нашем мире. В замке обитают различные призраки и духи. Среди них есть и добрые, и злые. Как говорится, кому как повезет. За замком начинаются наши скалы. Называются они Древние Скалы. Раньше здесь жили животные, которые обитали на Земле в доисторические времена. Отсюда и название. Но потом очень многих просто сожрали всякие сущности, и сейчас здесь достаточно спокойно. Если идти дальше по дороге, огибающей скалы, можно дойти до Пограничного Водопада. Это граница между реальным и потусторонним миром. Там обитают существа четвертого уровня. Это огненные сущности. Кстати, сам водопад состоит из огненной лавы. Дальше никто из нас не ходил. Если идти от Озера Забвения прямо, то доберешься до Замка вампиров. Это достаточно опасное место, не советую вам туда ходить. Далее, за Замком вампиров, находится огромное Черное Озеро. Оно отделяет тот мир, в котором обитаем мы, от мира, в котором обитает Творец. За этим озером никто и никогда не был. А в самом озере живет всякая нечисть, начиная от русалок и кончая разными чудовищами. Если идти от Озера Забвения направо, то дойдешь до Туманных болот. Болот там достаточно много, и каждое имеет свое название: Ведьмино болото – сюда слетаются на шабаш ведьмы, Покойное болото – там хозяева покойники, Тухлое – там управляют черти, и еще штук пять или шесть болот, уж не знаю, кто там живет. За болотами тоже видны скалы. Мы там сами не были. Но бывшие наши соседи рассказывали, что там огромные пещеры, и в них обитают громадные пауки, гусеницы и всякие гады. Это основные неизменяемые объекты в нашем мире.
   Существо закончило свой рассказ, а Лена закончила рисовать на бумаге карту. Получилось довольно неплохо. Оставалось только достаточно большое пространство, которое было как бы «белым пятном» на карте. Это был мир, в котором обитал Творец.
   – Что делать? – спросила девочка Влада. – Чтобы прекратить все эти безобразия, нам просто необходимо попасть в этот чертов Мир Творца.
   – Только не сейчас, – сказал, вздрогнув, Влад.
   – Давай так, – продолжила Лена, – мы с тобой подойдем к этому Черному озеру, посмотрим, что там творится, и вернемся назад.
   – С одним условием, – сказал парнишка, – Первый поможет нам туда добраться.
   – Ну, знаете, – пробормотал Первый, – мир-то наш, конечно, не очень радостный, но жить все равно хочется.
   – Ну, миленький, ну пожалуйста, – стала просить Лена.
   – Ладно, только будете делать все, что я вам скажу, – решительно сказал Первый, – отправляемся через полчаса.
   Он собрал остатки плодов и сложил их в плетеную из соломы суму. Потом набрал в руки пыли и стал посыпать ею детей.
   – Это для того, – сказал Первый, – чтобы ваша кожа меньше излучала различных волн и не привлекала внимание всяких сущностей.
   Закончив посыпать ребят пылью, Первый направился к выходу из пещеры. Лена и Влад последовали за ним.
   – Говорить в нашем мире надо очень тихо, – продолжил Первый, – а по возможности лучше вообще не говорить. Идти за мной след в след! Выполнять все мои команды. Ничего не трогать без моего на то разрешения… Ну вот, вроде, и все.
   Первый вышел из пещеры, за ним последовала Лена, потом Влад.

8. ДОРОГА К ЧЕРНОМУ ОЗЕРУ

   – Что-то не так, – сказал Влад, – идти как-то легко.
   – Ух ты! – воскликнула Лена. – Исчез весь мох!
   И точно, если вчера их ноги проваливались в мягкий зеленый ковер, то теперь они шли по твердой земле.
   – Это Лизун, – сказал Первый. – Мох – его излюбленное лакомство. А еще есть Дровосек. Он очень любит есть макушки деревьев, вернее, молодые зеленые побеги. Старую древесину не трогает. Когда он идет по лесу, лучше ему не попадаться. Он выкорчевывает огромные деревья и разбрасывает их как спички. Так что он может раздавить кого угодно и даже не заметит.
   – Так это, наверное, мы от него прятались в стволе старого дерева, – предположила Лена.
   Тут показались стены Замка с привидениями, и Первый попросил детей замолчать. Они обогнули замок справа и направились дальше. Вдруг Первый остановился как вкопанный.
   – Ну-ка, – сказал он Владу, – посмотри туда, что ты там видишь?
   И указал вперед в гущу деревьев. Влад долго всматривался, но ничего подозрительного не разглядел. Однако Лена неожиданно сказала:
   – Впереди как будто пространство какое-то объемное становится, более плотное, что ли.
   – Точно, не ошибся, – сказал Первый. – Это пространственная воронка. Смотрите!
   Он взял палку и кинул вперед. Вдруг пространство впереди вытянулось в узкую трубу и с хлюпающим неприятным звуком всосало в себя палку.
   – Видали? – спросил Первый.
   – Что это было? – воскликнули ребята.
   – Я уже сказал: пространственная воронка. У нас тут водятся такие. Сам в нее не попадал, не знаю, но кто попадал, уже не возвращался. Так что придется нам сделать небольшой крюк в сторону.
   Гоблин стал огибать воронку, а дети последовали за ним. Они прошли еще немного вперед, как вдруг послышался шум.
   – Что это? – спросила Лена.
   – Река, – ответил Первый. – Раньше она была ближе к Замку с привидениями.
   Они пошли на шум и вскоре вышли к лесной речке. Она была не очень широкая, но достаточно бурная.
   – Надеюсь, в реке у вас никто не живет? – спросил Влад.
   – Раньше вроде не было, – ответил Первый, – но тут все меняется каждый день, мало ли что?
   Он взял камень и бросил его в воду. Камень плюхнулся, но за этим ничего не последовало.
   – Что ж, – сказало существо, – будем здесь переходить.
   Гоблин быстро вошел в воду и через несколько мгновений был уже на той стороне. Лена сняла сандалии и тоже последовала за ним. Через минуту она уже стояла на другом берегу.
   Влад стал разуваться. В этот момент позади парня раздался отвратительный скрежещущий звук. Он оглянулся и увидел, что лес за ним стал какой-то зыбкий. Его очертания как будто пропали.
   – Скорей, – закричал Первый, – пространство расслаивается, беги к нам!
   Влад, торопясь, вошел в воду и стал прыжками преодолевать реку. Берег за его спиной неожиданно стал растворяться и исчезать. Лена в ужасе застыла, глядя на друга. Ей показалось, что очертания его фигуры тоже становятся зыбкими.
   – Быстрей, быстрей! – кричал Первый.
   Но ноги Влада вдруг стали вязнуть в воде, как в глине. И сама вода начала становиться плотной. Он из последних сил напрягся и постарался допрыгнуть до берега. Однако его ступни завязли, и он рухнул. Перед его глазами поплыли разноцветные круги. Неожиданно кто-то крепко схватил его за руки и стал тащить. Это был Первый. Он закричал на Лену:
   – Что стоишь? Быстро помогай!
   Лена тряхнула головой и тоже бросилась к Владу Вдвоем с Первым они кое-как вытянули того из воды.
   – Не останавливайся, – кричал Первый, – тащим дальше!
   Они оттащили Влада метров на десять от берега и только потом остановились. Девочка оглянулась… Там, где только что бежала река, образовался овраг.
   – Что происходит? – спросила Лена Первого.
   – Видимо, Творец что-то меняет, – ответило существо.
   И точно, за оврагом, на том берегу вдруг что-то затрещало и стало расти прямо из земли.
   Минут через пять там появилась пирамида, похожая на египетскую, но только меньшего размера.
   – Да что тут все время происходит? – воскликнул Влад, морщась и поднимаясь с земли.
   – У нас так бывает, – заметил Первый, – когда Творец что-то создает, он меняет пространство, ландшафт, да и вообще все, что захочет. Вот, например, эта река раньше текла не здесь, а теперь он ее вообще убрал, наверное, куда-нибудь в другое место.
   – А что там за пирамида выросла? Может, пойдем посмотрим?! – предложила Лена.
   – Ну уж нет, – ответил Первый, – лучше нам подобру-поздорову отсюда побыстрей убраться. Мало ли что там за нечисть он поселил?
   Первый быстро засеменил прочь, Лене и Владу ничего не оставалось делать, как последовать за ним. Минут через десять, когда наши герои были уже далеко, со стороны пирамиды послышался жуткий вой.
   – Пожалуй, нам повезло, – констатировал Первый.
   Дети молчали. Еще минут через десять на земле снова появился мох. Видимо, Лизун сюда не дошел. Было решено сделать небольшой привал. Гоблин предложил подойти ближе к деревьям с лианами.
   – Ты что, – воскликнул Влад, – я лично видел, как они с колобком расправились!
   – Вот именно! – сказал Первый. – У нас практически все знают, что это за лианы, и мало кто решится к ним сунуться. Так что беспокоить нас не будут, я думаю. Только духи и плазма их не боятся, но они очень редко залетают в эту часть леса.
   Лена, Первый и Влад подошли к лианам. Те зашипели и дернулись в их сторону, но достать никого не смогли. Наши путешественники перекусили плодами, которые остались от завтрака, и снова собрались в путь. Время близилось к вечеру. Под деревьями уже становилось мрачновато.
   – Далеко еще до Черного Озера? – поинтересовалась Лена.
   – Часа два, – ответил Первый.
   – Неужели нам придется там заночевать?! – испугалась девочка.
   – Конечно, ночью в лесу делать нечего, на берегу озера и заночуем, – заметило существо.
   Влад вздрогнул.
   – Ты же сам сказал, что там полно всякой нечисти, – произнес он, обращаясь к Первому.
   – Да, но там она в основном в воде, – подчеркнул гоблин, – а в лесу она на каждом шагу. И потом, я уже ночевал на берегу Черного Озера, есть у меня там одно безопасное местечко.
   – Ну, если так, то ладно, – согласилась Лена.
   Они снова двинулись вперед. Оставшаяся часть пути прошла без каких-либо происшествий. Правда, иногда Первый вдруг останавливался, прислушивался и, ничего не объясняя, поворачивал в другую сторону. Уже почти совсем стемнело, когда деревья стали расступаться, и наши путешественники наконец вышли на берег огромного озера. Дышалось здесь намного легче, чем в лесу.
   – Куда теперь? – поинтересовалась Лена.
   – Пойдемте, здесь должен быть грот, – ответил Первый.
   Влад хотел включить фонарик, но Первый категорически ему запретил.
   – В темноте все кошки серы, а с фонариком мы сразу станем для кого-нибудь лакомой добычей, – объяснил он.
   Существо очень осторожно пошло вокруг озера. Слева послышался шум воды.
   – Здесь речка впадает в озеро и образует небольшой водопад, – тихо заметил Первый. – За ним находится неглубокое отверстие в скале – своеобразный грот. Вот там мы и заночуем!
   Действительно, слева вдруг как из под земли появилась невысокая скала, с которой в озеро падала вода. Стоял сильный шум, было прохладно. Первый прислонился вплотную к скале. Здесь под ногами как будто была узкая тропинка. Он стал на ощупь продвигаться по ней под водопад. Лена и Влад последовали за ним. Через пять минут все трое были уже в гроте. Он был довольно глубокий, но, главное, сухой, поскольку Лена и Влад промокли и замерзли от разлетающихся вокруг брызг.
   – Где-то тут было мое тряпье, – произнес Первый.
   Он зашел вглубь грота и что-то оттуда вытащил.
   – Переоденьтесь пока, потому что костер разводить нельзя, – сказал он детям.
   Гоблин кинул ребятам два каких-то полусгнивших одеяла, но это было лучше, чем мерзнуть в мокрой одежде. Лена и Влад закутались в тряпье, кинув мокрую одежду Первому. Тот разложил ее на камнях в глубине грота.
   – Думаю, за ночь высохнет, – сказал он.
   После этого все трое расположились в гроте на ночлег, подальше от разлетающихся брызг. Оказалось, что у Первого была припасена еще и солома, что очень обрадовало детей. Под шум водопада они заснули.

9. ЧЕРНОЕ ОЗЕРО

   – Что ты там видишь? – спросила девочка.
   – Пока ничего, но мало ли что? – ответил Первый.
   – Одежда лежит возле тебя, – продолжил он.
   Лена нащупала рядом с собой джинсы и майку. Они были не совсем сухие, но все-таки лучше, чем вчера. Девочка затащила одежду под одеяло и быстро оделась. Влад еще спал.
   Лена подошла к Первому.
   – Как ты думаешь, – спросила она, – Творец знает о нашем присутствии?
   – Если захочет, узнает, – ответил Первый.
   В этот момент проснулся и Влад. Он тоже быстро оделся и сказал:
   – Все, я готов.
   – Не так быстро, – произнес Первый. – Сначала надо перекусить.
   Еды почти не осталось. Каждому досталось по одному плоду с небольшим кусочком.
   – Назад придется идти на голодный желудок, – заметил Первый, – а это плохо. Так что давайте поспешим, чтобы не терять много сил. И надо постараться вернуться домой до темноты.
   Он снова аккуратно сложил одеяла и солому в глубине грота и двинулся к выходу. Так же, как и вчера, наши герои аккуратно прошли по тропинке под водопадом и направились к озеру. Солнце стояло довольно высоко, но вода в озере оставалась черной и непрозрачной. Озеро было очень большое, и противоположный берег находился неблизко, но все же на нем можно было разглядеть какие-то высокие строения.
   – Говорят, – сказал Первый, – что там находится Замок Творца. Как-то раз, когда я был вынужден первый раз заночевать в гроте, я даже слышал его голос. Не дай бог услышать его еще раз!
   Как только Первый произнес эти слова, что-то на противоположном берегу изменилось. Вдруг резко потемнело. Над шпилем высокой башни на том берегу стало подниматься нечто черное, похожее на огромную черную тучу.
   – Творец! – закричал Первый. – Бежим!
   И он бросился к лесу. Влад последовал за ним. Но Лена остановилась как вкопанная. Картина, разворачивающаяся перед ней, поистине впечатляла. Огромная черная туча закрывала уже почти весь небосклон. Она была настолько плотной, что, казалось, можно было потрогать ее пальцем. Влад оглянулся… Девочка стояла неподвижно и глядела на небо. Парень бросился назад к Лене. Туча практически достигла берега, на котором находились дети. Влад подбежал к девочке и дернул ее за руку.
   – Бежим! – крикнул он.
   Лена вышла из оцепенения. Она повернулась и побежала вслед за другом. В этот момент раздался ужасный то ли вопль, то ли рык, от которого кровь стыла в жилах. Влад оглянулся и увидел в туче очертания какого-то жуткого монстра. Парнишка не стал останавливаться, а еще быстрее рванул прочь от этого страшного озера. Лена и Первый бежали, не оглядываясь. В таком темпе они продержались не менее двадцати минут. Только потом слегка сбавили шаг.
   – Ну и кошмар! – сказал, дрожа, Влад. – Неужели это наше черное облако стало таким?
   – Похоже на то, – пробормотала Лена.
   Первый молчал. Он быстро шел, не оборачиваясь, между стволов деревьев. Детям ничего не оставалось, как следовать за ним. Они и сами не заметили, как добрались до оврага. Но теперь они подошли к нему далеко от пирамиды. Видимо, Первый специально дал крюк в сторону. Перейдя овраг, наши герои стороной обошли Замок с вампирами и направились к Замку с привидениями. Только тут гоблин наконец заговорил:
   – Очень плохо, – произнес он, – что Творец вас видел. Теперь все будет намного хуже. Лучше вам как можно скорее убраться восвояси.
   – Но ты же сам говорил, что он и так может о нас знать, – заметила Лена.
   – Одно дело, когда он просто захотел бы о вас узнать, другое дело, когда он увидел вас собственными глазами, если они у него есть, – ответил Первый.
   – Может, передохнем? – предложил Влад. – Вроде за нами никто не гонится.
   – Отдыхать будете дома! – ответило существо. – Вы теперь опасные спутники. Но я обещал вас довести до границы с вашим миром, и я вас доведу. Только никаких остановок.
   Впереди показались знакомые очертания Замка с привидениями. Первый свернул в сторону Озера Забвения.
   – Разве мы не зайдем к тебе в пещеру? – поинтересовалась Лена.
   – Нет, я уже сказал: никаких остановок! – ответил Первый.
   Они продолжили движение в быстром темпе. И хотя дети очень устали, они понимали, что если начнут хныкать, гоблин просто их бросит и уйдет, а выберутся ли они сами, еще не известно. Вскоре показался берег озера. Первый обогнул его с правой стороны и остановился.
   – Отсюда до поля серого ковыля рукой подать, – сказал он. – Дальше я не пойду, мне пора возвращаться. Уже темнеет, а в темноте в лесу опасно. Вы тоже не останавливайтесь, не думаю, что Творец так просто о вас забыл. Бегите отсюда прямо на юг.
   – Спасибо, – дружно произнесли ребята.
   – Еще раз повторяю: нигде не задерживайтесь! – сказал Первый.
   После этих слов он быстро повернулся и исчез за деревьями.
   – Я не могу больше бежать, – заметила Лена, – мне кажется, что я скоро умру, если не отдохну.
   – Ты же слышала, что он сказал, – ответил Влад, – нельзя задерживаться!
   Он решительно схватил девочку за руку и потащил за собой. В лесу стремительно темнело.
   Но наконец деревья расступились, и показался серый ковыль.
   – Ура! – закричал Влад. – Еще немного, еще чуть-чуть!
   Они выбежали с Леной в поле и засмеялись от радости.
   – Неужели все позади?! – воскликнула Лена.
   Но тут сзади из леса раздался неприятный жужжащий звук. Как будто летел большой рой пчел.
   – Что это? – спросила девочка.
   Не знаю, – ответил Влад, – но это не к добру. Побежали!
   И дети из последних сил бросились в сторону спасительного защитного пояса.
   – Господи, хоть бы до реки успеть добежать, – бормотала Лена.
   Они уже почти добежали до конца поля, когда из леса показались какие-то неприятные черные сгустки. Их было очень много, и они стремительно приближались.
   – Посмотри, что это за гадость? – закричала девочка.
   – Не оглядывайся! – крикнул Влад. – Река уже близко!
   Из последних сил он дотащил подругу до спасительного моста через реку положительной энергии. Дети забежали на мост и упали без сил. А черные сгустки с омерзительным звуком стали биться о прозрачный защитный экран, создаваемый речкой.
   – Сегодня нам повезло, – заметил Влад.
   – Это точно, – пробормотала, задыхаясь, Лена.
   Со стороны здания института послышались голоса.
   – Пожалуй, нас ждали, – сказал парнишка.
   – Хорошо бы поспать, – тихо произнесла девочка.

10. ПРОФЕССОР ПРОСИТ БОРИСА О ПОМОЩИ

   – А что, был еще и второй? – поинтересовался Борька, доедая последний кекс.
   – Это печальная страница истории нашего института. Был второй и последний раз, – сказал профессор. – Позже ребята еще раз отправились в этот мир, но уже не вернулись. Было это пять лет назад. Что случилось с Леной и Владом – остается только гадать. Мы всячески пытались преодолеть защитный экран того мира, чтобы пойти на их поиски, но взрослых он не пропускает. Отправлять других детей мы, конечно, не рискуем – мало ли что? Но за эти пять лет мир за рекой сильно изменился. Он стал угрожающе расти и вплотную подвинулся к границе с нашим миром. Ученые боятся, как бы он не проник в мир, в котором живешь ты! Это была бы катастрофа. Конечно, наши защитные экраны пока его сдерживают, но всякое может случиться. Лена и Влад это предполагали, поэтому отважились еще на одну вылазку. Но…
   Профессор печально вздохнул.
   – Вот если бы нашелся такой ребенок, – продолжил он, – который смог бы проникнуть в тот мир и узнать, как можно остановить его нашествие… и обнаружить следы Лены и Влада…
   – Вы на меня намекаете? – спросил, поперхнувшись, Борька.
   – Да нет, я просто прошу о помощи, – заметил профессор, – а уже за тобой остается решение – оказывать эту помощь или нет.
   – А почему вы ваш Колпак Значения не просите о помощи?
   – Я знал, что ты об этом спросишь, – ответил Прокоп Тихонович. – Для того чтобы колпак начал правильно действовать, нужно иметь точное представление об объективной реальности. Как можно о чем-то просить, если мы абсолютно не знаем, с чем имеем дело? Точно так же и с возвращением Влада и Лены. Все хотят, чтобы они вернулись, но никто не знает, в какой переплет попали дети, следовательно, мы не можем придать нужное значение их освобождению. Ты что-нибудь понял из моих слов?
   – Как вам сказать… – парнишка покраснел.
   – Так что ты теперь понимаешь, почему нам нужна твоя помощь, – продолжил Прокоп Тихонович.
   – А если я – трус? – вдруг выпалил Борис.
   – Ну, нет, так нет, – произнес профессор.
   Он резко встал и подошел к окну.
   – В таком случае Аглафира Кировна посадит тебя в желе-вагон, и вскоре ты будешь дома. Единственная просьба – никому и ничего не рассказывай!
   – Ну, вообще-то, я еще не сказал «нет», – замялся мальчуган.
   – Спасибо, – улыбнулся профессор, – я знал, что ты согласишься!
   Он стремительно отошел от окна и, взяв паренька под руку, потащил его за собой. Аглафира Кировна осталась в кабинете. Они снова зашли в лабораторию. Профессор подошел к одному из стеллажей и что-то с него достал.
   – Смотри, – сказал он, – это карта того мира. Утром, после своего рассказа, Лена и Влад зарисовали все объекты, которые видели. Они также сделали наброски зданий, которые расположены на противоположном берегу Черного Озера. То есть, это самая последняя версия карты. Конечно, я понимаю, что прошло пять лет, но все же я надеюсь, она может еще пригодиться. Теперь вот что мы сделаем. Сейчас ты вернешься домой и еще раз хорошенько все обдумаешь. Вероятно, одному тебе будет трудно справиться с таким опасным путешествием, может, к тебе присоединится какой-нибудь друг? Во всяком случае, я очень на это рассчитываю. А через три дня ты вернешься сюда уже с окончательным ответом. Если согласишься, мы все будем тебе благодарны, если нет… Что ж, я тоже тебя пойму. Если придешь с другом, я буду просто счастлив!
   Профессор перевел дыхание и продолжил:
   – Через три дня начнут съезжаться наши сотрудники-ученые. И каждый из них будет рад дать тебе любую консультацию, которая касается его области изучения. Будь то вампиры, ведьмы, отрицательная энергия или что-то еще… Мы продумаем все детали твоего похода, чтобы не повторять никаких ошибок. Ну как, ты согласен?
   – Ок, – ответил хмуро Борис.
   – Ну а теперь не будем терять времени, беги домой, – произнес Прокоп Тихонович. – Через три дня я жду тебя с ответом!
   В этот момент в лабораторию зашла Аглафира Кировна и попросила Борьку следовать за ней. Дорогу назад парнишка не заметил, настолько профессор загрузил его информацией. Очнулся он только тогда, когда желе-вагон выплюнул его на конечной станции. Его портфель продолжал сиротливо лежать на полу. Борис взял его и подошел к зияющему вверху проему. Только он стал думать, как же ему выбраться наверх, как что-то под ногами щелкнуло, и небольшая платформа подняла его на нужную высоту.
   – Спасибо, – сказал Борька в воздух.
   Он выбрался на холм и оглянулся. Холм был совершенно обычный. Не было видно ни входа на станцию, ни рельсов, ни платформы-лифта – ничего!
   Вечерело…
   «Побегу-ка я домой, а то тетя Люба уже, небось, волнуется», – решил Борис.
   Паренек вышел на шоссе и зашагал в сторону видневшихся впереди домов.

11. БОРЬКА ОБДУМЫВАЕТ ОТВЕТ ПРОФЕССОРУ

   – Тетя Люба! Вы дома?
   Через пару минут дверь открылась, и выглянула тетя Люба с годовалым Семеном на руках.
   Хотя обычно Семен жаловал Борьку, но тут вдруг раскричался.
   – Какая я вам тетя Люба, мужчина? Я вас лет на десять моложе буду, – сказала соседка.
   – Вы что, меня не узнаете? – спросил Борис и осекся.
   Он вспомнил, как сейчас выглядит. Конечно, со своей бородой и усами он был больше похож на агронома дядю Петю, нежели на мальчишку.
   – А почему я должна вас узнать? – спросила тетя Люба с подозрением.
   Семен продолжал орать благим матом – видимо, бородатые дядьки нечасто заглядывали к ним в дом.
   – Ну… Все говорят, что я очень похож на своего племянника Бориса, – наконец нашелся Борька.
   – Племянника? Сколько соседствую с Черновыми, никогда не слышала о наличии у них дяди. Насколько я помню, у них в основном тети, – съязвила тетя Люба.
   – А я не родной дядя, а двоюродный, вернее, даже троюродный. А не слышали потому, что я далеко живу, в Пицунде, общаемся мы редко, вот и все… – продолжил выкручиваться парнишка.
   – Хорошо, но если вы – дядя, то вы должны были знать, что Черновых сейчас дома нет, вот и приезжали бы, когда они вернутся, – заметила соседка.
   – Так я приехал на племянника посмотреть. И потом, у меня нет другого времени, – не сдавался Борис. – Кстати, может, вы мне ключ-то от дома дадите?
   – Сейчас, как же! – парировала тетя Люба. – Я вам – ключ, а утром ищи вас вместе с их вещами? Ну нет, дудки! И, между прочим, где ваш племянник Борька?
   – Борька остался в школе в астрономическом кружке. Они сегодня ночью наблюдают полет какой-то кометы, раз в сто лет бывает такое событие, – мальчишка врал, уже не задумываясь.
   Мысль о том, что ему придется остаться без ужина да еще, возможно, и ночевать на улице, подогревала его фантазию.
   – Вот я с ним сидел, сидел возле этого телескопа, – продолжил Борис, – потом чувствую – все, устал! Говорю: «Борька, пойдем домой, отдохнем, поспим!» А он?! «Что ты, – говорит, – дядя, такое событие! Никак не могу все бросить. Ты уж сам иди к тете Любе. Она – человек добрый и отзывчивый. Обязательно все поймет и даст тебе ключ от дома. А ты поешь, поспишь и утром опять в школу ко мне придешь». И еще дал мне свой портфель, чтобы самому с ним не таскаться.
   С этими словами Борька показал портфель соседке. Семен орал, уже не переставая. Тетя Люба начала задумываться.
   – А может, и вправду дядя, – сказала она сама себе. – А то, что Борька таскаться с портфелем не любит, это правда. Вечно его везде швыряет… Как вас зовут?
   – Борька… Э-э-э, Борис!
   – Вы что – тезки? – тетя Люба широко раскрыла глаза.
   – Ага, меня в честь него назвали, в смысле, наоборот, его – в честь меня.
   – А как родителей Борькиных зовут? – не сдавалась тетя Люба.
   – Папу – Дима, маму – Ира.
   – Ну ладно, – сказала тетя Люба, – дам я вам ключ.
   Видимо, ей очень надоело держать орущего и выворачивающегося Семена.
   – Только вы не вздумайте сбежать, если что, я сразу полицию вызываю, – произнесла она твердым тоном.
   Тетя Люба зашла в дом. Парнишка вздохнул с облегчением. Через минуту соседка вышла и вынесла ключ и банку с молоком.
   – Вот, держите! Молоко для Борьки на ужин, но если его нет, можете сами выпить, все равно прокиснет. А документы у вас имеются, Борис?
   – Документы? Документы….. Как же, имеются, только я их у Борьки в классе забыл на подоконнике, когда его ждал. Вот утром пойду за ним в школу, заодно и документы прихвачу.
   – Допустим, я вам поверила, – сказала тетя Люба. – Но утром приду и проверю, если что – сразу в полицию!
   – Конечно, конечно, – бодро сказал мальчуган, забирая молоко и ключ. – Спокойной ночи!
   – Спокойной ночи!
   Тетя Люба хотела что-то еще спросить, но Борис быстро повернулся и отправился к своему дому. Уже совсем стемнело. Парнишка даже не сразу попал ключом в замочную скважину.
   Но когда, наконец, он оказался дома, единственным его желанием было свалиться в постель и уснуть. Однако он заставил себя выпить стакан молока и умыться. После чего действительно свалился в постель и уснул.
   Сон его был неспокоен. Ему снились всякие кошмары. То тетя Люба сдавала его в полицию, то какие-то чудовища хотели его сожрать, то черное облако пыталось его задушить. Проснулся он задолго до рассвета. Спать уже не хотелось. На всякий случай парнишка посмотрелся в зеркало. Борода и усы по-прежнему оставались на месте.
   – Хоть бы превратиться в мальчика до приезда мамы, а то будут проблемы, – сказал он своему отражению.
   Потом он снова лег в постель и начал размышлять над словами профессора.
   – Допустим, – размышлял вслух Борис, – я откажусь и не пойду в этот Темный Мир. Профессор сказал, что поймет меня, если что… Но с другой стороны, если вся эта нечисть полезет вдруг в наш мир, то все узнают, что я струсил и не остановил ее. А может, послать вместо себя кого-нибудь другого? Но что тогда обо мне подумает профессор? Хорошо! Теперь, допустим, я пойду, но что я скажу родителям? И потом, одному мне эта прогулка явно не по силам. Значит, надо брать кого-нибудь с собой. А кого? Может, Генку?
   Генка был закадычным другом Борьки с первого класса. Не было ни одного приключения, в котором они были бы порознь. И чаще всего все они заканчивались провалом. Однако, в отличие от своего друга, Генка всегда выходил сухим из воды, а все упреки получал именно Борис.
   – Нет, Генка опять все устроит так, что он окажется героем, а меня все будут упрекать. Лучше, наверное, позвать Аньку Борисову.
   Аня с самого своего рождения была Борькиной соседкой. Мама паренька до сих пор с умилением вспоминала, как дети ходили писать в один горшок. Недавно семья Ани получила квартиру в новостройках и переехала. Но девочка частенько заглядывала к Борису в гости. И когда Борькина мама была в рейсе, она специально просила Аню присматривать за сыном.
   – Нет! Анька – девчонка, к тому же зануда и отличница. Куда там ей бороться с чудовищами?
   Борька задумался. Выходило так, что, как ни крути, ему придется идти одному. От этой мысли у него на лбу выступил холодный пот. В этот момент раздался стук в дверь.
   – Эй! Борис! Вы еще тут? – послышался голос тети Любы.
   – Конечно, куда же я денусь, – ведь в школу-то еще рано, – ответил парнишка.
   Он встал, накинул одеяло и открыл дверь. Тетя Люба ворвалась как ураган. Она пробежала по всем комнатам, но, видимо, не обнаружив ничего подозрительного, успокоилась.
   – А я в город собралась с детьми, мы им с отцом давно обещали. Так что зашла вот проведать.
   – Да все нормально, как видите, ничего не тронуто.
   – Вижу-то я вижу, а вдруг вы мою бдительность усыпляете? – строгим тоном спросила соседка.
   – Куда там. Вас разве усыпишь? – ответил немного раздосадованный Борис.
   – Это точно, – сказала, хохотнув, тетя Люба. – Ну да ладно, выгонять вас на улицу в такую рань я не буду. Но вечером, как Борька вернется, все у него расспрошу.
   – Это без проблем, – кивнул мальчуган.
   На улице просигналила машина. Муж тети Любы работал на маршрутном такси и иногда позволял себе вот так прокатить свое семейство в город. Соседка заторопилась.
   – Ну, счастливо оставаться! – сказала она и выбежала в дверь.
   Борис посмотрел в окно. Так и есть, белая «газель» стояла недалеко от их дома. Все дети и муж были уже в сборе. Даже маленький Семен торжественно восседал на сидении. Тетя Люба нырнула в автомобиль, и они поехали в сторону новостроек.
   «Куда можно ехать в такую рань?» – подумал Борька.
   Он глянул на часы: была половина восьмого утра.
   – Ого! Не так уж и рано. Если не хочу опоздать в школу, надо поторопиться! Ох, елки! – снова вспомнил он. – Я ж еще не превратился назад в мальчишку! Но если я не приду на уроки, классная пришлет кого-нибудь меня проведать, а то и сама придет… Что ж, нужно будет под видом Борькиного дяди пойти и отпросить себя с занятий!
   На этом решении парнишка и остановился. Он вышел из дома и постарался идти так, чтобы его не видели соседи из других домов. Вскоре мальчуган зашагал по дороге между холмами к виднеющимся впереди новостройкам. Навязчивые мысли так и лезли в его голову.
   «Что же делать? Что же делать? – думал Борис. – Все равно нельзя вот так уйти, никому ничего не сказав. Мало ли что там может случиться? Все-таки надо на всякий случай рассказать про профессора Аньке или Генке. А они пусть уже сами решают, как быть дальше».
   Так паренек шел и рассуждал всю дорогу. Незаметно он дошел до школы. Видимо, недавно прозвенел звонок, потому что детворы во дворе не было. Борис зашел в школьный коридор и поднялся по лестнице на второй этаж. Там должен был проходить урок алгебры, которую им преподавала их классная руководительница – Марья Андреевна. Все уже сидели в классе, только Марья Андреевна и Анька Борисова о чем-то разговаривали в коридоре. Борька подошел ближе. Оказывается, они обсуждали какую-то задачу которую Анька не смогла решить при подготовке к математической олимпиаде.
   – Так ты, наверное, прогрессию неправильно составила, – сам того не ожидая, ляпнул Борька.
   Откуда у него в голове взялась такая формулировка, он не знал. Марья Андреевна уставилась на Бориса.
   – Вы – математик? – спросила Анька.
   – Почти, я – дядя Бориса Чернова. Дело в том, что он сильно подвернул ногу и не смог сегодня прийти в школу. А я пришел вас об этом предупредить.
   – Разве у Борьки есть дядя? – спросила Анька, удивленно хлопая глазами.
   «Ну вот, начинается», – подумал Борис.
   Вслух же он произнес:
   – Есть, как видишь. Кстати, он просил, чтобы его сегодня навестили Генка Беляев и Аня Борисова. Передайте им, пожалуйста.
   – Хорошо, – произнесла Марья Андреевна. – А сейчас извините: у нас урок.
   Она затолкнула Аню в класс и закрыла дверь.
   – Ну, хоть что-то сделал, – сказал сам себе Борька.
   После этого он повернулся и пошел к выходу. Парнишка немного послонялся по городу. Все-таки интересно, когда ты выглядишь по-другому. Борису казалось, что все на него смотрят с некоторым уважением. А где-то через час-полтора он отправился домой. Когда мальчуган проходил мимо холмов, у него вдруг возникло сильное желание пойти и еще раз проверить, а не приснилось ли ему все?! Но щупая свою бороду, Борька убеждался, что все произошедшее – правда. Он так же незаметно пробрался в свой дом, чтобы не привлекать внимания соседей. Дома, глядя в зеркало, Борис воскликнул:
   – Господи, хоть бы успеть превратиться в мальчика до того, как придут Генка и Анька! А то проблем не оберешься…
   После этого он включил свой компьютер и углубился в мир компьютерных игр. Время летело незаметно. Когда парнишка в очередной раз посмотрел на часы, было уже без четверти два.
   «Ну вот, занятия кончились, – подумал Борька. – Еще часок – и Анька с Генкой должны прийти. Жаль, что профессор не сказал точно, когда же я превращусь обратно в мальчика».
   Он прошел на кухню и пообедал холодным борщом, так как разогревать его ему было лень. Затем он принялся нервно ходить по дому из угла в угол и думать, что же он скажет своим друзьям. Так прошел еще один час. Но почему-то ни Генки, ни Аньки не было.
   – Не может быть, чтобы они забыли, – бормотал Борька. – Товарищ попал в безвыходную ситуацию, а они…
   Прошел еще час. Мальчуган решил, что уже никто не придет. Но в этот момент в дверь постучали. Паренек метнулся к двери и, даже не спросив «кто там», распахнул ее настежь. На пороге стояли Анька и Генка. Оба были довольно уставшие.
   – Ну, наконец-то, – сказал Борис.
   – А где Борька? – спросила Аня.
   – Борька? Э-э-э… Борька скоро будет, да вы заходите, – Борис отошел в сторону.
   – Вы же сказали, что он ходить не может, – продолжала Аня.
   – В некотором роде – да! – согласился Борис.
   Аня и Генка зашли в дом. Привычно скинув обувь, они отправились на кухню.
   – Давайте я вас пока чайком напою, – предложил Борька.
   – Не откажемся, – ляпнул Генка.
   «Еще бы ты отказался», – усмехнувшись, подумал Борис.
   Он приготовил чай и поставил на стол бублики и ватрушки.
   – А почему вы сегодня так поздно? – спросил он Генку.
   – Да подметать заставили школьный двор, сегодня же пятница.
   И точно, как это Борис забыл, что каждую пятницу они убирают школьный двор?!
   – Куда все-таки Борька делся? – опять спросила Аня. – Может, нам в следующий раз прийти?
   – Нет, не надо, – ответил быстро Борис, испугавшись, что друзья уйдут. – Борька меня попросил кое-что вам рассказать, только я не знаю, с чего начать.
   – Тогда начинайте с начала, – подсказал Генка.
   – Ладно, слушайте. В общем, Борька вляпался в одну историю.
   – Так я и знала, – ахнула Аня, – и, небось, теперь в полиции сидит.
   – Нет, ты не так поняла. Он познакомился с одним профессором, и тот попросил его о помощи. Но сам Борька эту помощь оказать не в состоянии. Ему нужны друзья, ну или хотя бы один друг, который пойдет с ним.
   – Пойдет куда? – стал уточнять Генка.
   – Ну, пойдет помогать профессору…
   – Слушайте, как-то вы туманно все объясняете, наверное, нам лучше будет с самим Борькой поговорить, пусть он все и расскажет, – заметила Аня.
   Она решительно встала и направилась к двери.
   – Стой, – закричал Борис. – Ведь Борька – это я!!!
   Тут уже и Аня, и Генка посмотрели на него, как на сумасшедшего.
   – Так, – сказал Генка, – все хорошо! Вы – Борька, никто этого не оспаривает. Только мы зайдем в следующий раз, попозже, ладно?
   – Следующего раза не будет, как вы не понимаете?! – парнишка начал злиться.
   Он подбежал к двери и схватил Аню за руку.
   – Мамочки! – закричала Аня. – Пустите нас!
   – Послушай меня, – продолжал Борис, – я сейчас все объясню…
   Но объяснить он ничего не успел, потому что сзади подкрался Генка и шарахнул его портфелем по голове. Борька обмяк и рухнул на пол.
   – Слушай, ты его не убил? – спросила Аня.
   – Да разве портфелем убьешь? – фыркнул Генка.
   – С нашими учебниками можно. Ну что, полицию будем вызывать или как? Может…
   Что «может», она не успела договорить. На их глазах бородатый дядька на полу вдруг превратился в мальчишку.
   – Ой, – закричала Аня, – мы Борьку убили!
   – Не может быть, – бормотал Генка, – тут же был бородатый маньяк!
   – Он, оказывается, нам не врал, – причитала Аня.
   Генка быстро сбегал на кухню и принес воду. Он брызнул ею в лицо Борису, и тот стал медленно приходить в себя.
   – Где я? – спросил он. – Кто я?
   – Ты – Борька! Успокойся, теперь все будет нормально, – говорила Аня.
   – Принесите зеркало, – попросил парнишка.
   Генка побежал в ванную и взял с полочки маленькое зеркальце. Он дал его другу. Мальчуган глянул в зеркальце и вздохнул с облегчением.
   – Слава богу! Превратился, – пробормотал он.
   Аня с Генкой подняли его с пола и помогли сесть в кресло.
   – Пришел в себя? – спросила Аня. – Ну теперь давай все подробненько рассказывай. А то мы тут таких ужасов натерпелись. Думаю, ты нам должен все объяснить.
   Они с Генкой устроились на диване и приготовились слушать. Борис начал свой рассказ. Он рассказал все с подробностями, начиная с того момента, как пошел бродить между холмов. Особенно он постарался не упустить детали своего разговора с профессором. Ну и в завершение паренек передал слова Прокопа Тихоновича о том, что было бы хорошо, чтобы Борис привел с собой какого-нибудь друга. После Борькиного рассказа повисла тяжелая пауза. Аня и Генка молчали. Наконец девочка произнесла:
   – Я бы ни за что тебе не поверила, если бы своими глазами не увидела, как ты тут из бородатого мужика превратился в себя самого. Но эта история чересчур невероятна. Мне надо какое-то время поразмыслить, думаю, Генке тоже.
   – Угу, – закивал Генка.
   Он был в шоке. Оказалось, что Борька рассказывал достаточно долго, так как за окном начинало темнеть.
   – Давайте так, – продолжила Аня. – Сегодня мы все обдумаем, подготовим вопросы, а завтра снова соберемся здесь у тебя, Борь! Ты нам подробно на все вопросы ответишь. Ну а потом решим, что дальше делать…
   – Отлично, – обрадовался Борис. – Давайте в двенадцать!
   – В двенадцать, так в двенадцать, – согласилась Аня.
   Генка тоже закивал головой.
   В это время за дверью раздался голос тети Любы:
   – Борис! Вы тут?
   – Да тут я, тут… – ответил Борька, открывая дверь.
   – Ой, Борь, а мы всей семьей в город ездили, а ты, я гляжу, с друзьями, – тетя Люба говорила очень быстро, видимо, торопилась. – А дядя твой где?
   – Дядя Боря? В городе остался, в гостинице, говорит, до нас добираться очень далеко, – соврал Борька.
   – А документы он свои нашел? – спросила соседка, уже явно намереваясь уйти.
   – Как же?! Они на подоконнике лежали, в астрономическом кружке, вон и Генка подтвердит, – Борька кивнул на притихшего друга.
   – Что? – оторопел Генка, но тут же нашелся: – Точно, лежали какие-то документы, своими глазами видел.
   – А комету свою хоть увидели, или зря не спали? – спросила тетя Люба, уже убегая.
   – Облачность была, – крикнул ей вслед мальчуган, – видимость нулевая!
   – Ну, значит, зря не спали, – раздался издалека голос тети Любы.
   Вскоре хлопнула ее калитка.
   – Да и нам пора, уже темнеет, – заметила Аня. – До завтра!
   – Только не забудьте, – попросил Борька.
   – Да уж, о таком забудешь, – промямлил Генка, – кстати, что за документы такие, и какой астрономический кружок?
   – Это я так, для отмазки, надо же мне было где-то ночевать, когда я выглядел как взрослый мужик. Вот и пришлось придумать, что я – Борькин дядя, а Борька остался в школе в астрономическом кружке. А чтобы документы мои не проверяли, сказал, что забыл их в школе на подоконнике.
   – Мудрено, – констатировала Аня, – но находчиво. С тетей Любой так и надо, иначе в полицию сдаст. Ну все, пока!
   – Пока! – ответил Борис.
   Друзья ушли, а уставший, но довольный мальчуган отправился ужинать.
   – Ну, хоть сегодня думать не придется, пусть теперь за меня другие подумают, – пробормотал он.

12. РЕБЯТА ПРИДУМЫВАЮТ ПЛАН ДЕЙСТВИЙ

   – Ты знаешь, – с ходу начала она разговор, – все это, конечно, хорошо… спасение мира там, обезвреживание зла… Но ты мне объясни одну вещь: как мы исчезнем из школы и дома? Что скажем учителям, родителям? Мои вот ни за что не отпустят меня непонятно куда.
   – Знаешь, я еще об этом не думал, – честно признался парнишка.
   – Так ты подумай, самое время.
   – А я совсем не хочу, чтоб меня сожрало какое-нибудь чудовище, – высказался Генка. – Хоть и не особо в это верится, но мало ли что…
   – Ты, Ген, сейчас об этом не думай, – подбодрила его Аня, – может, там все чудовища уже вымерли?!
   – Ладно, давайте так, – подытожил Борис, – сначала о главном! Вы идете со мной к профессору или нет? Остальное обсудим чуть позже. Аня, ты как?
   – Я согласна, если ты решишь проблему с родителями и школой.
   – А ты, Ген?
   – А я … Как-то я еще сомневаюсь. Давай так: к профессору я пойду, а вот насчет Темного Мира – подумаю, ладно?
   – Ок! – Борис кивнул. – Теперь по поводу наших отмазок. Я думаю, что все надо рассказать профессору, а уж он придумает, как нам помочь. Взрослые всегда лучше понимают друг друга. Теперь – о чудовищах… Я, Генка, их боюсь не меньше, чем ты. Но считаю, что помочь нашему миру надо. К тому же, Прокоп Тихонович обещал, что позаботится о безопасности.
   – Что ж он о Лене с Владом не позаботился? – съязвил Генка.
   – Там другой случай. Лена с Владом были практически членами их коллектива. Они сами приняли решение еще раз посетить Темный Мир. Может быть, это решение было и не совсем верным, но Прокоп Тихонович не мог им помешать.
   – Ну вот, а мы теперь отдувайся, – пробубнил Генка.
   – Как тебе не стыдно?! – сказала Аня. – Люди жизнями рисковали, чтобы спасти нас! Может быть, они даже погибли! А ты тут сидишь, глупости болтаешь. Короче, не хочешь – не иди! Я думаю, мы с Борей и вдвоем прекрасно справимся.
   – Я не сказал, что совсем не пойду, просто сомневаюсь, справимся ли мы со всем этим, – выкрутился, как обычно, Генка. – Так что, когда идем к профессору?
   – Завтра, – произнес Борька. – Он ждет нас завтра. Давайте пойдем с утра пораньше, чтоб внимание сильно не привлекать.
   – Хорошо, – кивнула Аня, – у меня как раз сегодня еще несколько дел. А завтра я буду совершенно свободна.
   – Я тоже постараюсь все сегодня сделать, так что с утра, часиков в девять, жди, – заявил Генка, направляясь к двери.
   Аня с Генкой собрались и, сказав Борьке на прощанье «Пока!», скрылись из виду. Времени было немного, но тут зашла тетя Люба и попросила парнишку, чтоб он посидел с ее младшим сыном – Семеном, так как ей нужно было сбегать на рынок. Поскольку рынок был достаточно далеко, Борис провел весь остаток дня в обществе Семена и других детей тети Любы. Ему пришлось не только веселить ребятишек, но и кормить их и укладывать спать. К вечеру он так устал, что уже не мог думать ни о чем другом, кроме как о мягкой постели и хорошем сне. Поужинав у тети Любы жареной картошкой, мальчуган наконец отправился к себе домой, бухнулся в постель и провалился в сон.

13. ВИЗИТ К ПРОФЕССОРУ

   Всю ночь Борьку мучили кошмары. То он превращался в волка-оборотня, то спасался бегством от какого-нибудь чудовища. Наконец под утро ему приснилось, что он сражается на мечах с черным облаком. Он уже почти его победил, осталось только разрубить его пополам, но тут облако загрохотало, и меч прошел мимо. Борька прицелился и… Снова загрохотало, и… снова мимо! Тут мальчуган начал просыпаться. Оказалось, что уже утро, и кто-то яростно тарабанит в дверь.
   – Иду, иду, – зевая, сказал Борис.
   За дверью стояли Генка и Аня.
   – Мы уже думали, что ты без нас отправился освобождать мир от темных сил, – съязвил Генка, – уже минут пятнадцать тут дверь ломаем.
   – Да понимаешь, сон больно увлекательный был, – ответил паренек, – заходите, я сейчас соберусь.
   Друзья зашли в дом, а Борька стал в быстром темпе одеваться. Минут через десять он был уже готов, но Аня заставила его еще съесть хлеб с маслом и выпить чаю. Все-таки путь предстоял неблизкий. И где-то через полчаса Генка, Борька и Аня отправились в дорогу. Солнышко радостно светило, пели птицы. В соседнем доме орал Семен.
   Через несколько минут ребята вышли на дорогу, ведущую к холмам.
   – А далеко отсюда идти? – спросила Аня.
   – Мост через холмы помнишь? Вот туда! – ответил Борис.
   – Слушай, ведь всю жизнь там ходили, и никто никогда ничего не замечал, – продолжила девочка.
   – Ты и сейчас ничего не заметишь, – усмехнулся Борька.
   – Вот именно! Специально люди делали, старались, чтобы незаметно было. А вот такие «умники», как ты, Борька, лазят везде, где их не просят, и находят то, что не надо, – заворчал Генка.
   Между тем дорога начала петлять между холмами. Вдали показался мост.
   – Еще немного, еще чуть-чуть, – запел Генка.
   – Последний бой – он трудный самый, – подхватили Аня и Борис.
   – Интересно, а дадут нам премию за спасение мира? – поинтересовался Генка.
   – Ага, догонят и еще дадут, – усмехнулся Борька.
   – Ген, я тебя не понимаю, – пожала плечами Аня, – ты в это предприятие зачем ввязался? Денег подзаработать? Славы?
   – А почему бы и нет?! – вспылил Генка. – Вот сожрут какие-нибудь чудища… И ни денег тебе, ни славы!
   – Да успокойтесь вы, – вступил в разговор Борис. – Уже к мосту подошли, сейчас с дороги сворачивать будем.
   Он решительно свернул в сторону и стал спускаться под мост. Аня и Генка молча последовали за ним. Борис сразу же приметил холм и место на нем, где пропал его портфель. Он остановился и с усмешкой сказал:
   – Ну вот и вход на станцию метро.
   – Где??? – дружно крикнули друзья.
   – Давайте на спор, – продолжил Борька, – кто в течение десяти минут найдет вход, тому я сразу отдаю блок жвачек.
   – Готовь жвачки, я пошел, – крикнул Генка.
   И он, и Аня с усердием принялись рыскать среди холмов. А Борька присел рядом с настоящим входом и усмехнулся. Через полчаса обессиленные Аня и Генка присели рядом.
   – Ладно, твоя взяла, – пробормотал Генка, – колись, где вход?
   – Да мы прямо возле него сидим, – сказал, улыбаясь, Борис.
   – Как это? – не понял Генка.
   Он изо всех сил таращил глаза, но ничего не видел, кроме травы.
   – Борь, ты над нами поиздеваться решил? – спросила обиженно Аня.
   – Вовсе нет, протяни сюда руку, – сказал мальчуган.
   И протянул свою руку в сторону входа. Его рука моментально растворилась в воздухе.
   – Обалдеть! – прошептала Аня.
   Она тоже протянула вперед руку, и ее рука также исчезла.
   – Ну, пошли, – сказал Борька, – и так много времени потеряли.
   Он встал и сделал шаг вперед по направлению к входу. На глазах Генки и Ани Борька просто растаял в воздухе. Платформа плавно опустила его вниз, на станцию метро.
   – Эй, ну что вы там? – крикнул парнишка.
   Через минуту сверху на платформе появились Аня и перепуганный Генка. Они как-то неловко прыгнули, но платформа подхватила их и тоже плавно опустила на пол.
   – Ничего себе! – только и смог произнести Генка.
   Через минуту послышался шум, и из тоннеля выехал желе-вагон.
   – Только ничего не бойтесь, – едва успел предупредить Борька, и желе-вагон втянул всех троих внутрь.
   «По-моему, они уже ничего не боятся, – подумал парнишка, – наверное, они в шоке!»
   Он был абсолютно прав, так как Аня и Генка уже ничего не говорили, а просто хлопали глазами. Через некоторое время желе-вагон подъехал к конечной станции и выплюнул их наружу. На платформе стояла Аглафира Кировна. Она приветливо улыбнулась Ане и Генке, но они как-то не очень на нее среагировали.
   – Здравствуйте, – сказала Аглафира Кировна, – а мы как раз вас поджидаем.
   – Откуда вы о нас узнали? – спросила Аня.
   – О! Это для нас не проблема, – снова улыбнулась Аглафира Кировна. – Пойдемте, профессор ждет вас!
   Она повернулась и стала спускаться с платформы. Дальнейший путь проходил через рощу со странными деревьями и птицами, и Борька с огромным удовольствием наблюдал, как изменяются лица его друзей. Особое впечатление на Генку произвела бабочка размером с теленка, которая сидела на дереве и приветливо хохотала.
   – Ой, какой воздушный шар! – воскликнула Аня.
   – А зачем он здесь? – спросил Генка.
   – Видите ли, – заметила Аглафира Кировна, – это не совсем воздушный шар. Но, впрочем, вы обо всем узнаете в свое время.
   Наконец они подошли к зданию института.
   – Какая красотища! – прошептала Аня.
   – То ли еще будет, – усмехнулся Борис.
   Генка молчал, он едва успевал крутить головой направо и налево. Аглафира Кировна зашла в здание. Друзья последовали за ней.
   – Только не очень-то засматривайтесь на картины на стенах, могут напугать, – предупредил Борис.
   Аглафира Кировна прошла в коридор и нажала кнопку на стене. Вскоре приехали четыре кресла.
   – Это что, лифт такой? – поинтересовалась Аня.
   – Ага, вроде того, только ничего на панели кресла не трогайте, – произнес Борька.
   Аглафира Кировна усадила всех в кресла и набрала нужный код на панели. Сама она уселась последней. Кресла дружно рванули вперед, унося детей на встречу с профессором. На сей раз они ехали несколько в другом направлении. Потом поднялись на второй этаж и остановились. Аглафира Кировна помогла всем сойти с кресел и опять попросила следовать за ней. Они прошли в помещение, чем-то напоминающее небольшой конференц-зал или маленький кинотеатр. В центре зала под потолком размещался экран в виде большого шара, а вокруг стояли ряды кресел. Прямо под экраном располагался круглый стол, напоминающий бублик. То есть, середины у этого стола не было. На столе было множество непонятных кнопок и рычажков. Возле этого стола и сидел профессор Прокоп Тихонович. Казалось, он о чем-то напряженно думает. Когда его ассистентка и дети зашли, профессор вскинул голову и приветливо улыбнулся.
   – А… Наконец-то! Ждал, ждал! – сказал он. – Идемте сюда, присаживайтесь! Аглашечка, сделайте-ка нам чайку, пожалуйста.
   Аня, Генка и Борька подошли к профессору и присели на первый ряд кресел у стола. Аглафира Кировна вышла в коридор.
   – Да ты молодец! – сказал Прокоп Тихонович, обращаясь к Борису. – Не только сам пришел, но и товарищей привел. Замечательно!
   – Простите, – сказала Аня, – но нас никто не приводил, мы сами пришли.
   – А это, голубушка, еще лучше! – улыбнулся профессор.
   Зашла Аглафира Кировна. Она катила следом за собой тележку с чайником и булочками.
   – Давайте я вам помогу, – предложила Аня.
   И она стала помогать Аглафире Кировне наливать чай.
   – Я думаю, – продолжил профессор, – что Борис объяснил вам ситуацию. Сейчас мы просто нуждаемся в вашей помощи. Однако вам решать, будете ли вы с нами сотрудничать или нет. Если вы решитесь на вылазку в Темный Мир, вам необходимо будет пройти у нас обучение. Сюда будут входить разные дисциплины. Вы должны уметь правильно себя вести в различных ситуациях – будь то встреча с обыкновенным животным или встреча со сгустком отрицательной энергии. Вы обязаны знать слабые стороны ведьм, оборотней, вампиров, русалок и другой нечисти. В конце концов, вы должны уметь постоять за себя в экстренных ситуациях. Попросту говоря, вы обязаны быть подготовлены физически и уметь защищаться. В нашем институте работают лучшие специалисты в различных областях. Они подготовят вас на все сто процентов.
   – Извините, – перебила профессора Аня, – вот вы сказали, что мы должны пройти у вас обучение. А как мы объясним наше отсутствие родителям и в школе?
   – На счет этого не переживайте. И в школу, и к вашим родителям будут направлены наши лучшие специалисты в области гипноза. После их посещения никто не вспомнит о вас в течение того промежутка времени, который вы будете отсутствовать.
   – Да, но мы же запустим учебу, – забеспокоилась Аня.
   – Ничуть, – ответил профессор, – помимо наших предметов, вы будете продолжать обучение и по своей школьной программе. Возможно, вы даже обгоните своих сверстников по знаниям.
   – А есть ли вероятность, что с нами может что-то случиться в Темном Мире? – спросил Генка.
   – Врать не буду, – печально произнес профессор, – такая вероятность есть. Именно поэтому мы с вами и должны все предусмотреть. Ну так как? Кто из вас будет с нами сотрудничать? Борис?
   – Я – да, – просто сказал мальчуган.
   – Аня?
   – Да, – не совсем уверенно произнесла Аня.
   – Гена?
   – Я… не уверен, – пробормотал Генка, – то есть, я, конечно, постараюсь, но…
   – Хорошо, – сказал профессор, – значит, все! Теперь слушайте внимательно. Сегодня вы отправитесь домой, соберете необходимые вещи, а завтра утром приедете к нам. Мы определимся здесь с вашим проживанием и начнем вашу подготовку для вылазки в Темный Мир. Завтра же утром наши гипнотизеры посетят ваших родителей. Родителям Гены будет внушено, что он поехал на республиканские соревнования по легкой атлетике…
   – Да, но я же никогда не занимался легкой атлетикой, – перебил Генка.
   – Это не имеет никакого значения, главное, все будут думать, что ты на соревнованиях, – усмехнулся профессор. – Родителям Ани внушат, что она на олимпиаде по физике в Швеции…
   – Ого! – ахнула Аня.
   – …а родителям Бориса, вернее, его маме, внушат, что он тоже поехал на соревнования, но уже по велоспорту. То же самое будет и в школе. Никто не сможет ни к чему придраться. Более того, мы подготовим специальные документы, удостоверяющие ваше присутствие на соревнованиях и на олимпиаде. В течение периода обучения вы сможете иногда разговаривать с родителями по телефону и писать им письма. Но… вы уже не сможете до конца предприятия выйти в свой мир. Более того, когда вы вернетесь в свой мир, вы не должны никому и ничего рассказывать. Хотя… об этом мы поговорим позже.
   Профессор придвинулся к столу и с шумом отхлебнул чай из чашки. Потом он снова откинулся в кресле и радостно заявил:
   – Думаю, что с такой командой, как вы, темным силам придется туго!
   – Можно задать вопрос? – вдруг спросил Борис. – А что будет, если мы не справимся с поставленной вами задачей?
   – Будет очень плохо, молодой человек, – нахмурился профессор. – Если вообще что-то еще будет. Темный Мир очень быстро поглощает всякую светлую материю. Попросту говоря, все мы с вами станем для него очередной добычей. Но… Надеюсь, этого не произойдет.
   – Скажите, – вдруг спросила Аня, – а что это за красивый воздушный шар – там, за зданием института?
   – Это не шар, – ответил профессор, – это последняя нить связи с внешним миром. То есть, если вдруг произойдет что-нибудь страшное, и этот созданный нами мир погибнет, тот, кто успеет забраться в шар, сможет спастись. Шар вынесет его в ваш, внешний мир. Но ни в коем случае нельзя допускать, чтобы темные силы имели возможность добраться до шара. А то может произойти мировая катастрофа!
   – Нам все понятно, – усмехнулся вдруг Генка, – пожалуй, мы пойдем, а уж завтра поговорим о мировых катастрофах. До свидания!
   Он решительно встал и направился к двери. У двери он обернулся и сказал Ане и Борьке:
   – А вам что, особое приглашение нужно?
   Борька пожал плечами, но все же встал и стал прощаться с профессором. Аня тоже попрощалась с Прокопом Тихоновичем и Аглафирой Кировной. Потом ребята направились вслед за Генкой.
   – Ты что, Генка, белены объелся? – прошептала Аня. – Ты что это как поджаренный соскакиваешь?
   – А ты не видишь, что этот профессор явно сумасшедший, – прошептал в ответ Генка. – Несет какую-то ерунду про темные силы… Это в наш-то двадцать первый век?
   – Анька права, – сказал Борис, – это ты как сумасшедший соскакиваешь, бежишь куда-то. Даже как-то невежливо получилось.
   – Знаешь что, Ген, мы с Борькой без тебя справимся, – произнесла Аня. – Ты лучше оставайся дома.
   – Как же! Оставлю я таких дураков?! Вы же сразу вляпаетесь в какую-нибудь историю, – обиделся Генка.
   В это время подошла Аглафира Кировна и сказала:
   – Профессор надеется, что у вас не возникло никаких разногласий. Во всяком случае, до завтра у вас еще есть время и возможность все для себя решить. Мы никого не принуждаем нам помогать. А сейчас я провожу вас. Пойдемте!
   Аглафира Кировна вышла в коридор и вызвала кресла. Она опять набрала код, все уселись, и кресла мягко тронулись в путь. Не прошло и пяти минут, как они подъехали к выходу из института.
   – Провожать вас дальше я не пойду, – сказала Аглафира Кировна, – Борис уже достаточно хорошо знает дорогу до станции. А завтра мы ждем тех, кто решит с нами сотрудничать. До свидания!
   Она нажала на какую-то кнопку на панели кресла и уехала. Аня, Генка и Борис остались одни.
   – Пойдемте, – сказал Борька, – по дороге поговорим.
   – Ага, а то и так уже много времени потеряли, – ляпнул Генка.
   – Да помолчи ты! – в один голос крикнули Аня и Борис.
   Генка хмыкнул. Они вышли из здания института. Солнышко приветливо светило, вокруг была такая красота!
   – И вы мне хотите сказать, что профессор не сумасшедший? – спросил Генка. – Ну, посмотрите вокруг, какие здесь могут быть темные силы?
   – А пойдем-ка прогуляемся к мосту, – вдруг предложил Борька.
   – К какому мосту? – спросил Генка.
   – Через реку со светлой энергией.
   – Пошли, – кивнула Аня.
   – Вы что, на самом деле думаете… – начал было говорить Генка…
   Но Аня с Борисом уже направились в сторону воздушного шара. Почему-то Борькина интуиция подсказала ему, что мост именно там. Генке ничего не оставалось делать, как последовать за своими друзьями. Дети обошли здание института и подошли к воздушному шару. Он был великолепен, но было абсолютно не понятно, какого он цвета. Цвет оболочки шара все время менялся. Сбоку от шара пролегала тропинка, которая чуть дальше исчезала в роще.
   – Думаю, нам туда, – указал Борис.
   – Мне тоже так кажется, – поддержала его Аня.
   Они направились по тропинке в рощу. Деревья здесь были еще более необычной формы, чем возле станции. На некоторых висели пряники и конфеты.
   – Ух ты! – восхитился Генка. – Кому это надо было столько конфет привязывать?
   Он подошел ближе к деревьям.
   – Эй! – вдруг закричал он. – А конфеты-то не привязанные, они тут растут! И пряники – тоже!
   С этими словами он сорвал один пряник с дерева и стал его есть.
   – Слушай, Ген, – сказала Аня, – ты бы не трогал ничего, а?
   – Почему? Пряник достаточно вкусный и съедобный, – заметил Генка.
   Тут за стволами близстоящих деревьев послышался какой-то шум. Дети спрятались за ближайший куст. То, что они увидели, поразило их до глубины души. Из-за деревьев на тропинку выбралось какое-то существо, напоминающее то ли огромную улитку, размером с барашка, то ли разноцветное колесо с рожками. В общем, оно все сияло, светило и переливалось разноцветными огоньками. При этом еще и разговаривало само с собой:
   – Сегодня же попрошу отпуск на два дня, – бормотало существо, – сил нет торчать у этого моста.
   С этими словами существо поползло в сторону института. Друзья подождали, пока оно скроется за поворотом, и снова вышли на тропинку.
   – Слышали, – сказал Борис, – оно что-то говорило про мост. Кажется, мы идем в нужном направлении.
   – Ну, тогда поторопимся, – предложил Генка, – пока оно не вернулось назад.
   И они быстро стали пробираться по тропинке вперед. Вскоре деревья поредели, и дети вышли на прекрасную поляну. Здесь росли такие необыкновенные цветы, и все они так благоухали, что захватывало дух. Впереди послышался шум воды. Широкая река огибала этот прекрасный луг и скрывалась за зеленым холмом.
   – Смотри-ка, и здесь холмы! – удивилась Аня.
   Над рекой искрился и переливался каскад брызг. Дышалось удивительно легко. Дети подошли к реке и немного прошли вдоль берега по направлению к ближайшему холму. Здесь они увидели мост. Он был абсолютно обыкновенным, деревянным и даже без поручней. Аня, Борька и Генка ступили на мост и потихоньку стали переходить реку. Изменения они почувствовали практически сразу. Во-первых, стало холодно, хотя светило солнце. Во-вторых, не стало слышно никаких звуков, кроме шума воды. Ни пенья птиц, ни стрекота кузнечиков, ни жужжания мошек! В-третьих, в душе появилась какая-то тревога, хотя никто ни о чем страшном не думал. Они подошли к противоположному берегу, и их взорам открылась совсем иная картина. Этот мир действительно отличался от того мира, где они только что были.
   Небо было каким-то серым, и хотя тоже светило солнце, все казалось бесцветным и унылым. Далеко вперед расстилалось поле серого ковыля. Здесь стояла мертвая тишина.
   – Не вздумайте сойти с моста на берег, – предупредил Борька, – мы еще не готовы.
   – Но, в принципе, ничего такого страшного нет, – сказал Генка. – Ну, серое все, ну и что? Опасности я пока никакой не вижу.
   Не успел он договорить, как что-то черное с мерзким звуком стукнулось о невидимый защитный экран буквально в двух сантиметрах от Генкиной головы. А потом мягко сползло на землю и с шипением исчезло. Генка отпрянул назад.
   – Что это было? – дрожа, спросил он.
   – Привет из Темного Мира, – усмехнулась Аня. – Тебе крупно повезло, что ты стоял на мосту.
   – Да уж, – продолжил Борис, – если бы не река… Ну что, поверил теперь?
   – Н-не знаю, – заикаясь, сказал Генка. – Пойдемте-ка лучше домой.
   – Пошли, к тому же и улитка может сейчас вернуться, – произнесла Аня.
   Они поспешили перейти реку назад. Здесь снова радостно светило солнышко, ветерок разносил по округе ароматы цветов. Но в душах детей появилось какое-то неприятное чувство опасности. Борька снова повел всех через рощу и свернул в сторону станции.
   Здесь их засосал желе-вагон, который доставил детей к станции под холмом. Друзья дружно встали на платформу поднявшую их на поверхность, к выходу в их мир.
   – Ну что? На сегодня хватит приключений? – спросил Борька – Да уж, предостаточно, – согласилась Аня. – Ген, ты как?
   – Нормально.
   Было видно, что он о чем-то напряженно думает.
   – Ну что, до завтра? – снова спросил Борис.
   – Ага… – кивнул Генка. – Встречаемся здесь ровно в девять, с вещами.
   – Только не знаю, как я вещи вынесу, – сказала Аня. – Завтра же в школу надо, а тут я – с вещами… Родители не выпустят.
   – А ты скажи, что у нас подготовка в лагерь бойскаутов, – предложил Генка, – тогда точно отпустят. Лично я так и скажу. А там, глядишь, и гипнотизеры подоспеют.
   – Ну все, разбегаемся, – произнес Борька. – Вам в одну сторону, мне – в другую. Пока!
   – Пока, – ответили разом Аня и Генка.
   Потом ребята разошлись в разные стороны. Борька отправился к себе домой, а его друзья – к себе.

14. АНЯ, БОРЬКА И ГЕНКА НАЧИНАЮТ НОВУЮ ЖИЗНЬ

   – Вот, блин, опоздал! – сам себе сказал мальчуган. – Договаривались же на девять утра.
   Он моментально вскочил, влез в брюки и рубашку.
   «Хорошо еще, что вещи вчера собрал», – подумал Борька.
   Он забежал на кухню, схватил булочку, выпил стакан молока и рванул к выходу. Но тут парнишка вспомнил, что сегодня должна приехать мама. Он вернулся в комнату, взял лист бумаги и ручку и написал: «Привет, мама!!! У меня все хорошо! До встречи, Борис».
   Потом он положил листок на кухонный стол, схватил рюкзак с вещами и на большой скорости выбежал из дома. Когда он подбежал к мосту у холмов, часы показывали десять минут десятого. Борька быстро свернул в сторону холма с входом в метро.
   «Небось, уже ругают меня на чем свет стоит», – думал наш герой.
   Но возле холма никого не было.
   – Наверное, спустились вниз, чтобы внимание не привлекать, – стал рассуждать Борис.
   Он поспешил зайти внутрь. Но и на станции никого не оказалось.
   – Не понял! – сам себе сказал Борька. – Неужели они передумали? Неужели мне придется все расхлебывать одному?
   Парнишку обуяла непонятная злость.
   «Ну и пусть, – думал он, – не хотят – и не надо! Предатели!» Тут раздался шум желе-вагона. Он всосал мальчика внутрь и отправился в путь. Всю дорогу в голове Бориса крутились всякие неприятные мысли. Но вскоре поезд подошел к конечной станции и выплюнул Борьку наружу. Первое, кого он увидел, были Аня и Генка с сумками и рюкзаками. Чуть поодаль стояла Аглафира Кировна.
   – Ну наконец-то, – закричала Аня, – а мы уж думали, ты решил все подвиги без нас совершить!
   Борьке стало очень стыдно за то, что он усомнился в своих друзьях.
   – А я подумал, что вы не придете, – пробормотал он.
   – Как же! – заявил Генка, – решил премию за спасение мира один получить?
   – Понимаете, я проспал, прибегаю, а вас нет, вот я и подумал… – стал оправдываться Борис.
   – А мы, когда тебя у холма не увидели, решили что ты внизу на станции сидишь, – стала объяснять Аня, – только спустились, а тут этот желе-вагон нас и засосал. Приехали сюда, нас Аглафира Кировна встретила и сказала, что тебя еще не было. Вот мы и остались на станции тебя подождать.
   – Наконец все в сборе, – вмешалась в разговор Аглафира Кировна, – здравствуй, Борис! Теперь можно заняться и вашим расселением. Пойдемте!
   Она отправилась через рощу к зданию института. Аня, Генка и Борька подхватили сумки и поспешили за ней. Возле входа в институт стоял профессор Прокоп Тихонович. Он приветливо улыбался.
   – Добро пожаловать, коллеги! – приветствовал он детей. – Вы сейчас пока размещайтесь, а потом спускайтесь в конференц-зал, я познакомлю вас с нашими сотрудниками – вашими будущими наставниками.
   Прокоп Тихонович отошел в сторону и пропустил свою ассистентку и детей внутрь здания. Сегодня оно не было пустым. Какие-то люди ходили по коридорам. Хлопали двери. В общем, вокруг царила нормальная рабочая атмосфера.
   Аглафира Кировна зашла в крайний правый коридор и вызвала кресла. Потом она усадила Аню, Генку и Борьку и набрала код. Все рюкзаки и сумки она сложила в отдельное кресло и тоже набрала код. Сама она уселась последней. Кресла дружно двинулись в путь. Они ехали достаточно долго. Несколько раз поднимались наверх. Но, наконец, кресла затормозили. Они въехали в какой-то стеклянный коридор. Было такое ощущение, что коридор проходил по небу. А со всех сторон открывался настолько прекрасный вид, что перехватывало дыхание. Вокруг, даже под ногами, простиралось море зелени. Вдалеке плескалась река. За стеклянным коридором находилась развилка. Аглафира Кировна помогла всем сойти с кресел и сняла сумки и рюкзаки.
   – Ну вот, – сказала она, – это наше жилое крыло. Его дизайн придумали наши воспитанники, когда они здесь жили. Справа – комнаты для девочек, слева – для мальчиков. В комнатах есть все, что может вам потребоваться для комфортного проживания здесь. Питаемся мы в столовой. Она находится ниже на один уровень, в холле. Чтобы добраться до столовой, набираете на панели кресла код: «Зеленый, синий, пробел, красный» и двигаете рычаг управления вперед. По прибытии к месту назначения отжимаете рычаг управления к себе, и все… Коды ваших комнат: Аня – сине-бело-оранжевый, Борис – черно-зелено-красный, Геннадий – желто-красно-белый. И возьмите, пожалуйста, пласкеты – это карточки, удостоверяющие вашу личность. Если вы захотите попасть в какое-либо помещение в институте, то кроме кода вы должны ввести в специальную прорезь в панели свою карточку-пласкет. Иначе дверь попросту не откроется. Так что носите пласкеты всегда при себе. Теперь давайте пройдем в комнату Ани, например. Я вам все покажу.
   Аглафира Кировна повернула на развилке направо. Она остановилась возле первой двери и набрала код: сине-бело-оранжевый. Потом она попросила Аню вставить пласкет в прорезь панели, на которой она набирала код. Дверь в комнату открылась. Все зашли внутрь. Комната была очень просторная. На одной из стен было огромное окно, которое выходило в сад с необыкновенными деревьями. В комнате находились кровать, стол, стулья, кресло и большой комод. В углу комнаты стоял какой-то непонятный шкаф. Аглафира Кировна подошла к шкафу и сказала:
   – Это шкаф-лекарь. Если кто-то из вас вдруг плохо себя почувствует, то нужно просто зайти в него. Он просканирует состояние вашего организма и изготовит для вас индивидуальное лекарство, которое можно будет взять в верхнем правом углу шкафа. Вот видите, внутри маленькая дверца. Инструкция по применению препарата будет располагаться тут же. Ванная комната и туалет находятся в конце каждого коридора. В каждой комнате есть каталог кодов нашего института. Он лежит в верхнем ящике комода. То есть, если вам нужно куда-то попасть, а вы не знаете как, то просто ищете нужный вам код, и все. Со временем все коды вы попросту запомните, и каталог вам больше не понадобится. Если в комнате не хватает чего-то, необходимого лично вам, то вы всегда можете обратиться ко мне или Прокопу Тихоновичу. Мы будем рады вам помочь. Отбой ко сну для наших воспитанников – в десять часов вечера. После этого времени не разрешается покидать комнаты. Для исключительных случаев предусмотрена кнопка экстренного вызова. Она находится на стене, в изголовье каждой кровати. Конечно, если у вас болит живот, и вы отправитесь в туалет, никто вас не остановит. Но по зданию института гулять в ночное время суток категорически воспрещается.
   Теперь обратите внимание на дверь. Над ней расположен институтский радиопередатчик. Если вдруг состоится какое-либо собрание, или где-нибудь необходимо ваше присутствие, об этом вы узнаете по радио. О расписании ваших занятий я сообщу дополнительно. Кажется, это все. Теперь, Аня, мы тебя оставим, располагайся. А я проведу мальчиков в их комнаты.
   Аглафира Кировна вышла в коридор и, дойдя до стеклянного коридора, свернула на развилке налево. На первой двери она набрала код Бориса: черно-зелено-красный, а на второй – код Генки: желто-красно-белый. Потом подождала, пока мальчики откроют двери с помощью пласкет.
   – Ну вот, молодцы, – сказала Аглафира Кировна, когда двери были открыты. – Теперь вы тоже располагайтесь, а позже мы с вами встретимся в конференц-зале. Счастливо!
   С этими словами женщина повернулась и ушла. Борька и Генка стали изучать свои комнаты. Они ничем не отличались от комнаты Ани, только разве что окна у них выходили на другую сторону здания, и можно было увидеть бок воздушного шара.
   – Слушай, а почему бы нам в одной комнате не поселиться? – поинтересовался Генка.
   – Не знаю, может, нельзя?! – ответил Борька. – Во всяком случае, нужно будет об этом спросить позже у профессора.
   – Мы-то хоть рядом, – продолжил Генка, – а Анька, бедная, вообще в другой стороне.
   В этот момент пришла Аня. Она почему-то была с вещами.
   – Ну как вам? – спросила она.
   – Плохо, что нас по разным коридорам разбросали, – ответил Борис. – Вот хотим с Генкой в одну комнату перебраться. Сама как?
   – Тоже как-то не по себе. Коридор пустой, я там одна. Хочу поближе к вам. Давайте вы с Генкой в твоей, Борька, комнате жить будете, а я – в Генкиной.
   – Давай! – ответили Борька и Генка.
   Генка перетащил свои вещи в комнату к Борису, а Аня оставила свои сумки в комнате Генки. В это время заработало радио. Голос профессора Прокопа Тихоновича сказал:
   – Общее собрание сотрудников института состоится в одиннадцать тридцать в конференц-зале. Просьба к вновь прибывшим, Ане, Борису и Геннадию, не опаздывать!
   – Ничего себе, – сказал Генка, – не успели приехать, а тут уже пресс-конференцию по нашему поводу проводят!
   – Кстати, уже четверть двенадцатого, – заметила Аня.
   – Ну-ка, где тут каталог кодов?! – произнес Борис.
   Он подошел к комоду и открыл верхний ящик. Там лежала довольно толстая книжка. Борька вытащил ее и начал листать.
   – Действительно, – сказал он, – все довольно просто. Код конференц-зала: белый, белый, зеленый. Ну пойдемте, а то пока доберемся… Не хотелось бы сразу опаздывать.
   Друзья вышли в коридор. Борис вызвал три кресла. После чего все уселись, и каждый на подлокотнике своего кресла набрал нужный код. Кресла двинулись в путь. Они спустились вниз, проехали через широкий холл, свернули в коридор и поднялись на второй этаж. Здесь они затормозили. Аня, Борька и Генка выбрались из кресел и прошли по коридору вперед к уже знакомому им помещению конференц-зала. Впрочем, даже если бы они не знали, где находится конференц-зал, искать бы им его не пришлось. В коридоре было достаточно людно, и все шли в одном направлении.
   – Наверное, все на конференцию идут, – предположила Аня.
   Она оказалась права. Двери в зал были широко открыты. Борька заглянул внутрь. Там уже собралось достаточно много народа. Не было только Прокопа Тихоновича и Аглафиры Кировны. Тут за спиной Бориса раздался голос профессора:
   – А что же вы, молодые люди, не заходите? Все вас ждут! Ну проходите, проходите!
   Ребята зашли в зал и прошли вслед за профессором к круглому столу.
   – Садитесь, – сказал профессор и указал на кресла возле стола.
   Дети сели и стали с волнением оглядываться по сторонам. Зал был полон. Различные люди в халатах и мантиях восседали в креслах. Некоторые были больше похожи на героев каких-нибудь сказок, чем на реальных сотрудников института. Женщин в зале было немного.
   – Это что за дискриминация такая? – прошептала Аня Борьке на ухо. – Совсем нет женщин, одни мужчины вокруг.
   – Попрошу тишину! – вдруг раздался голос Прокопа Тихоновича. – Дорогие коллеги! Сегодня мы с вами собрались здесь по очень важному вопросу. Наконец нашлись трое смельчаков, которые решились бросить вызов злым силам Темного Мира. Им предстоит долгая и трудная борьба. А наша с вами задача – подготовить их так, чтобы в этой борьбе не было допущено ни единого промаха. Мы никогда себе не простим исчезновения Лены и Влада. Это горькая утрата! Тем более, мы должны приложить все усилия для того, чтобы подготовить наших героев, и чтобы у Темного Мира не было ни единого шанса с ними справиться. А сейчас я вас с ними познакомлю. Это Аня, Борис и Геннадий! Прошу любить и жаловать! С этого момента они считаются учащимися нашего института.
   На круглом шаре-экране появились лица Ани, Генки и Борьки. В зале зааплодировали.
   – Огромная просьба ко всем сотрудникам института, – продолжил Прокоп Тихонович, – до вечера составить краткий план-конспект лекций по предметам. То есть, каждый сотрудник пишет краткий конспект лекций по своему предмету или направлению, которое он изучает. А наш ученый совет решит, какие предметы необходимы для преподавания нашим учащимся. Огромное спасибо всем за внимание! Все могут быть свободны! А вас, штирлицы, я попрошу остаться, – произнес он, наклоняясь к ребятам.
   Сотрудники института неспешно расходились. Некоторые подходили к Ане, Генке и Борису и поздравляли их с тем, что они тоже теперь являются частью их дружного коллектива. Другие высказывали свои сомнения профессору по поводу направления детей в Темный Мир. Внезапно к ребятам протиснулся какой-то долговязый худощавый тип. Он был одет в черную мантию. У него были длинные черные волосы и такие же черные глаза.
   – Профессор Шварц, – представился он. – Горжусь вами, молодые люди! После исчезновения Лены и Влада я был уверен, что уже никто не захочет собой рисковать. Но я ошибался. Видимо, только в вашем возрасте можно найти смельчаков, готовых ради достижения цели расстаться с жизнью. Удачи!
   С этими словами он повернулся и затерялся в толпе.
   – Что это он про расставание с жизнью говорил? – насторожился Генка.
   – Тебе послышалось, – оборвал его Борис.
   Тут появилась Аглафира Кировна.
   – А кто это к нам сейчас подходил? – спросила ее Аня. – Такой черный весь, с длинными волосами?
   – А… Это профессор белой и черной магии Адольф Руфимович Шварц. Он несколько эксцентричен, но вы не найдете человека более осведомленного в делах магии, чем он, – сказала Аглафира Кировна. – А что, он вас напугал?
   – Нет, что вы, – взмахнула руками Аня, – просто решила поинтересоваться. А разве магия существует?
   – В некотором роде – да, – ответила женщина, – во всяком случае, в Темном Мире она определенно есть. И потом, вы же знаете, что наш институт занимается изучением любых аномальных явлений. А профессор Шварц в этом деле весьма преуспел.
   – Не думал я, – влез в разговор Генка, – что нам придется с волшебными палочками, как Гарри Поттеру, бегать.
   – Что вы, – ответила Аглафира Кировна, – какие волшебные палочки?! Это так… атрибут! А магия-то вся вот здесь, – она постучала Генку пальцем по голове. – Ну все, хватит загружаться, – продолжила Аглафира Кировна, – сейчас обеденное время, пойдемте в столовую. А расписанием ваших занятий мы займемся вечером после ужина.
   Она вывела Аню, Генку и Борьку в коридор.
   – Знаете что, давайте-ка прогуляемся в столовую пешком, а то вы совсем разучитесь ходить, – заметила ассистентка, – тем более, что здесь идти не так уж далеко.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →