Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Автомобильный выхлоп повинен в большем числе смертей, чем автокатастрофы.

Еще   [X]

 0 

Пансионат «Графские Развалины» (Иксанова Айгуль)

«Пансионат «Графский развалины» – мистический роман, каждая глава которого отличается от предыдущей, однако сюжетная линия связывает события в единое произведение. Героиня романа совершает предательство во имя любви. Вынужденная покинуть дом, она оказывается в полном опасностей пансионате, населенном таинственными призраками…

Год издания: 0000

Цена: 126 руб.



С книгой «Пансионат «Графские Развалины»» также читают:

Предпросмотр книги «Пансионат «Графские Развалины»»

Пансионат «Графские Развалины»

   «Пансионат «Графский развалины» – мистический роман, каждая глава которого отличается от предыдущей, однако сюжетная линия связывает события в единое произведение. Героиня романа совершает предательство во имя любви. Вынужденная покинуть дом, она оказывается в полном опасностей пансионате, населенном таинственными призраками…


Пансионат «Графские Развалины» Айгуль Иксанова

   © Айгуль Иксанова, 2015
   © Анна Нестерова, дизайн обложки, 2015
   © Альфонс Муха, иллюстрации, 2015

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Глава 1. Пансионат

Зима
   «Я авантюристка, идущая по дорогам жизни. Я и сама не знаю, куда и зачем я иду, куда ведут меня эти дороги. На моей правой руке висит связка ключей, они все разного размера. Это ключи от людских сердец. За свою не столь еще долгую жизнь, я узнала, что к каждому сердцу можно подобрать ключ, и тогда идти дальше будет несравненно легче. Ты открываешь сердце человека, он – дверь в твое будущее. Это несложно. И это лучше, чем обходить длинными окольными путями, дорога сквозь чужие сердца всегда короче…
   Я не всегда была такой».

   Марида закрыла тетрадь, в которой она делала короткие заметки, что-то вроде дневника, и прислушалась.
   – Входите же! – повторил мелодичный автоматический голос, и она вошла в кабинет.
   За столом, сделанным из подобного стеклу дорогого пластика, сидели двое, совсем еще молодые мужчины, один – смуглый, темноволосый, темноглазый, с легкой щетиной на щеках, второй – напротив, светловолосый, чуть рыжеватый, с задорным курносым носом и широкой белозубой улыбкой.
   – Типичный американец, – подумала Марида, и, словно угадав ее мысли, он вдруг обратился к ней по-английски: Здравствуйте, проходите и, пожалуйста, присаживайтесь. Давайте поговорим.
   – Здравствуйте, – улыбнулась Марида.
   Она села в кресло напротив стола, и воцарилось молчание, сидевшие напротив внимательно разглядывали ее. Она уже начинала чувствовать смущение, когда темноволосый сказал:
   – Давай познакомимся. Ты – Марида, если не ошибаюсь.
   Она кивнула, и он продолжил.
   – Меня зовут Денис. Это Лео – мой коллега. Не удивляйся, что мы говорим по-английски, это норма для этого места. Здесь работает интернациональный персонал, поэтому это единственный способ для нас общаться. Откуда ты?
   – Я родилась в Тбилиси и жила там до двенадцати лет. Потом переехала в Москву.
   Он сделал пометку в блокноте, потом снова поднял глаза.
   – Сколькими языками ты владеешь?
   – Помимо грузинского и русского, еще английским, итальянским и чуть-чуть немецким.
   – Итальянским? – спросил Денис.
   – Да, у меня даже были дальние родственники в Италии, – ответила Марида. – Зов крови, наверное.
   – Хорошо, – Денис удовлетворенно кивнул. – Почему ты согласилась приехать сюда?
   Марида секунду поколебалась, но решила, что лучше сказать правду. Эти люди слишком часто проводят собеседования, они умеют отличить правду ото лжи.
   – Мне нужны деньги. Очень нужны, – ответила она.
   Лео удивленно взглянул на Дениса.
   – Дэн, ты уверен, что она – наша?
   Денис кивнул, и на лице Мариды отразилось недоумение.
   – Сколько тебе лет? – спросил Лео.
   – Двадцать четыре, – ответила она.
   – Как и мне! – он улыбнулся. – Денис на год старше. У нас молодые сотрудники. Здесь весело. Тебе понравится.
   – Где ты работала до этого? – спросил Денис.
   – В службе безопасности крупной компании.
   – Почему ушла?
   И снова Марида решила, что лучше будет сказать правду.
   – Меня уволили, – произнесла она и замолчала, ожидая их реакции. Но ее не последовало, и Марида поняла, что они уже давно знали ответ на заданный вопрос. Марида улыбнулась сама себе. Она сделала верный ход. Она не ошиблась!
   – Ключи от чего? – вдруг неожиданно перебил ее мысли Денис.
   – От сундуков с золотом, которые мой прадедушка закапал на островах Полинезии! – она улыбнулась.
   – Где находится Полинезия? – продолжал Денис.
   – В Тихом океане.
   – Ты боишься чего-нибудь? – вдруг спросил он.
   Она покачала головой.
   – Я ничего не боюсь.
   – Чему ты научилась за свою жизнь?
   Марида задумалась, потом медленно сказала:
   – Я поняла, что жизнь может удивлять тебя. Каждый день. И никогда не следует думать, что ты уже знаешь все.
   Денис и Лео переглянулись.
   Потом Денис засмеялся.
   – Ну, это место еще не раз тебя удивит!
   Он нажал на звонок, отворилась дверь и вошла девушка. Беглого взгляда было достаточно, чтобы Марида заметила, что девушка некрасива, она была невысокая, очень худая, с короткими пегими волосами, на ее лице застыло странное для ее внешности высокомерное выражение.
   – Это Кейт, – представил Денис. – Она покажет тебе твою комнату.
   – Иди за мной, – пренебрежительно сказала Кейт, оглядев новенькую.
   – Спасибо, приятно познакомиться, – кивнула Марида Лео и Денису, потом последовала за Кейт.
   Кейт быстро шла по коридору, вдоль бледно-зеленых стен, на которых было написано «только для персонала», шла размахивая руками, и Марида едва успевала за ней, к тому же мешала достаточно тяжелая сумка с вещами. Марида задумалась. Денис понравился ей, он произвел впечатление человека, который знает свое дело. Что же до Лео… Он несравненно более обаятельный, но что он за человек? Это еще предстояло выяснить.
   – А Денис – это кто? – спросила Марида у Кейт, чтобы как-то начать разговор. Молчание с незнакомцами всегда тяготило ее.
   – Наш начальник, – ответила Кейт, не оборачиваясь.
   – А Лео?
   – Его помощник, – и предугадав следующий вопрос Мариды, добавила, – Я старшая смены.
   – Понятно, – пробормотала Марида.
   Они продолжали идти по бесконечному коридору, потом поднялись на несколько этажей на стальном серебристом лифте, который двигался бесшумно и незаметно, и оказались на этаже, напоминавшим гостиницу: двери, расположенные вдоль коридора напротив друг друга.
   – Новенькие живут в дальнем конце. Девочки напротив лифта, мальчики со стороны лифта. Вот твоя комната, – сказала Кейт и распахнула дверь в самом конце коридора.
   Марида секунду помедлила на пороге, потом неуверенно вошла в комнату.
   – Входи, входи! – крикнула светловолосая девчонка с большими голубыми глазами, она нацепила очки, чтобы получше рассмотреть Мариду.
   – Привет! – улыбнулась Марида.
   – Все. Я тебя оставляю, много работы. Покажете ей пансионат. Расскажете обо всем! – и, не сказав ни одного слова из традиционного прощания, Кейт громко захлопнула за собой дверь.
   Марида удивленно проводила ее взглядом, а девчонка в очках весело захохотала.
   – Не обращай внимания! Она всегда такая! Она гордится тем, что стала старшей смены, и при этом моложе нас всех! Ей еще только двадцать два. Вот и задрала нос. Садись, это твоя кровать! – девчонка хлопнула рукой по кровати рядом со своей, и Марида опустилась на нее.
   Она огляделась. Обычный гостиничный номер: три кровати в ряд, три тумбочки, туалетный столик и рядом еще один, с телевизором, дверь в ванную комнату, один большой шкаф, тяжелые портьеры на окнах, закрывающие небольшой полукруглый балкон в виде ладьи. На одной из кроватей, справа, сидела та самая веселая девчонка, на другой – девушка чуть постарше и посерьезнее, с роскошными длинными волосами, окутывающими всю ее фигуру, подобно золотистому плащу. Она улыбнулась Мариде.
   – Стейси, – представилась она. – Я американка.
   – Хельга, – сказала веселая. – Я из Швеции.
   – Марида, – сказала Марида.
   – Ну, вот и познакомились, – улыбнулась Стейси.
   – Вы тут давно? – поинтересовалась Марида.
   – Уже месяц.
   – И как?
   – Ну что тебе сказать! – затараторила Хельга. – Работы много, скоро сама узнаешь. Зато много молодежи. Здесь весело, как в студенческой общаге, вот посмотришь!
   – Разбирай вещи, потом мы тебе все покажем! – Стейси ласково погладила Мариду по руке, и та поняла, что, по крайней мере, с соседками ей повезло. Кажется и с начальником тоже. Все складывалось замечательно.
   Марида улыбнулась.
   Чуть позже Марида и ее соседки вышли из здания и направились к краю плато, на котором располагался пансионат.
   Там, внизу шумело море, и его синие волны ударялись в скалистый берег. На берегу располагалась тихая рыбацкая деревушка, окруженная со всех сторон высокими горами. Марида была удивлена, что в мире есть нечто равное по красоте Грузии, где она когда-то жила. Москва уже давно стала для нее родиной, тем более, что ее родители родились в этом городе. Работа военного забросила отца в Грузию еще во времена Союза. Там они и остались, но потом, в силу известных политических обстоятельств, были вынуждены вернуться назад. Тем не менее, воспоминания детства жили в душе Мариды, и только сейчас, глядя на окружающий ее пейзаж, от красоты которого захватывало дух, она поняла, как тосковала по уходящим за облака горным вершинам, по шуму волн, разбивающихся, о прибрежные камни. Но эта страна отличалась от Грузии. Здесь не было такого буйства красок. Здесь было тише. Спокойнее. И красота природы казалось какой-то другой.
   – Более северной, что ли? – подумала Марида.
   И море здесь было прозрачнее, и сам воздух. И сосны вместо пальмовых деревьев и кипарисов.
   – Мне здесь нравится! – сказала Марида, оборачиваясь.
   Позади нее, на горном плато возвышалось белое здание пансионата «Графские Развалины», куда она была принята на работу.
   – Да, здесь здорово! – заметила Хельга. – Климат хороший. Только сейчас зима, очень сильные ветры. Поэтому мало постояльцев. А летом – замечательно. Но, говорят, и работы больше!
   – Там внизу – деревня, – продолжила рассказ Стейси, – разные магазинчики, если тебе что нужно купить – пожалуйста! Еще есть кафе, бары, мы ходим туда по выходным.
   – А в самом пансионате?
   – В самом пансионате все для клиентов. Для нас только Интернет-кафе. Ну и наша столовая. Не волнуйся, тебе больше ничего и не понадобится, времени не будет! – засмеялась Стейси.
   – Расскажите про персонал, – попросила Марида.
   – Ну что тебе сказать… Денис, наш начальник, он просто супер! – протянула Стейси и Марида поняла, что та явно неравнодушна к их руководителю, – Он замечательный, он все знает, всегда поможет. Он конечно строгий, но он молодец! Лео… не знаю, он все время шутит, но в работе он кажется, серьезный и строгий. Кейт… Никто из девчонок ее не любит.
   – Зато наши мужчины… – перебила Хельга, – Конечно, она с ними так щебечет!
   – Боже, она же такая страшненькая! – не сдержалась Марида.
   – Ей это не мешает, – заметила Стейси. В воздухе повисла неловкая пауза.
   – Еще про кого-нибудь расскажите! – попросила Марида.
   – Еще есть Радка. Менеджер по контролю качества. Она не часто приходит, где-то раз в месяц, она строгая женщина, ее побаиваются здесь. И Карэн, управляющий пансионатом. Он хороший человек, сама посмотришь.
   – Еще?
   – Ну а кто тебе еще нужен? Ну, Милош есть, владелец пансионата, но мы о нем пока только все слышим, так и не видели ни разу, – сказала Хельга, – Я все мечтаю его охомутать. И бросить к черту эту работу! Пусть другие работают!
   Она снова весело засмеялась, а потом продолжила:
   – Ну и ребята, конечно есть. С нашей группой ты скоро познакомишься, когда будем обучаться.
   – Сколько нас?
   – Шестеро, с тобой. Три девушки и три парня.
   – Что за ребята? – поинтересовалась Марида, и Хельга толкнула Стейси локтем.
   – Смотри-ка на нее! Не успела приехать и уже интересуется! – она снова засмеялась. – Их трое. Мэтт, Матвей, твой соотечественник, честно скажу, я его не люблю. И не скрываю этого. Он карьерист и подхалим.
   – Ты знаешь его всего месяц! – попыталась вступиться за соотечественника Марида.
   – Мне хватило и двух минут! Потом Карлитос, португалец. С ним поосторожнее. Он тебе чешую от дохлой рыбы по цене бриллиантов сможет продать! Так заговорит, что забудешь, как тебя зовут! И Эндрю, австралиец. Он конечно, мужлан настоящий, вырос где-то на ранчо. Но мне он нравится, девочки. В нем есть что-то от настоящего мужчины. Так что на него не претендуй, он мой!
   – Напрасно стараешься, Кейт уже положила на него глаз, – заметила Стейси.
   Хельга смешно наморщила нос.
   – Далее… – протянула она. – Есть еще старшенькие. Их пятеро. Три девушки и два парня. Среди них Рико, с ним тоже будь осторожна!
   – Это почему же?
   – Красавчик-Рико, – пояснила Стейси, – притягивает девушек как магнитом. Он встречался со всеми старшенькими, и говорят, даже Радка к нему неравнодушна.
   – К тому же у него было несколько романов с клиентками, хоть это и строго запрещено!
   – Почему же его не уволили? – вдруг оживилась Марида.
   – А чем он виноват? Они сами к нему липнут, не оторвать. Так что смотри, берегись!
   Марида усмехнулась, и непроницательные соседки не заметили грусти в ее усмешке.
   – Это вряд ли. Я не из тех, кто живет эмоциями. Я приехала сюда зарабатывать. Романы меня не интересуют.
   Хельга и Стейси пожали плечами, что означало:
   – И мы хотим заработать, но зачем же отказываться от жизни?
   Марида не заметила их жеста, или скорее, сделала вид, что не заметила.
   – А вы чем заниматься будете? – перевела она тему.
   – Мы все здесь на равной позиции. Принимаем клиентов, регистрируем их, потом решаем их проблемы, отвечаем на вопросы. Что-то типа портье. Только мы стоим днем, а старшенькие по ночам. Ночные портье, – ответила Хельга.
   – А Кейт?
   – Кейт смотрит, как мы работаем, помогает в особо сложных ситуациях. Лео занимается финансовыми вопросами, составляет наш график, выдает зарплату и так далее.
   – А Денис?
   – Денис помогает Карэну в управлении пансионатом. Ты можешь обратиться к Денису, только если у тебя возникла уж очень серьезная проблема! – объяснила Хельга.
   – И ни в коем случае не обращайся к Карэну и не звони Радке. Их нельзя беспокоить, – предупредила Стейси.
   Марида задумалась.
   – Разве сложно работать портье? – спросила она вдруг. – Это же простая работа. Почему же такая высокая зарплата?
   – А тебе какая разница! Платят и ладно! – заметила Хельга.
   – И все же это странно!
   – Но ведь мы оставили свои страны, мы переехали сюда, – возразила Стейси.
   – Тем более! Они что не могли найти людей из своей страны? И платить меньше!
   – Милош хотел сделать интернациональный пансионат. Так они объясняют, – сказала Хельга.
   – Вот именно – так они объясняют! – произнесла Марида.
   Хельга и Стейси ничего не ответили. Возможно, они тоже задумывались над этим вопросом.
   – А Стейси у нас умная! – вдруг неожиданно заметила Хельга и, заметив вопросительный взгляд Мариды, добавила, – Она уже принимала клиентов! А мы все репетируем! Пока Радка никому больше не разрешила встать за стойку.
   – Поздравляю! – улыбнулась Марида, и Стейси улыбнулась в ответ.
   Хельга взглянула на часы.
   – Ладно, девушки, обед! Пошли скорее, с нашими познакомишься!
   Они направились обратно к входу в здание, но, войдя в холл, Марида остановилась. Она подняла голову, чтобы еще раз рассмотреть великолепный купол, подходящий скорее для дворца, нежели для холла гостиницы, и все здесь – кожаные кресла, великолепные цветы, фонтан в центре, – поражало своей роскошью.
   – Несомненно, хозяин отличается тонким вкусом, – подумала Марида, и вдруг заметила, что ее спутницы куда-то исчезли.
   Растерянная, Марида остановилась. Она была одна. Она не знала, куда ей идти дальше. Она совершенно заблудилась.
   – Туда, в коридор! – подумала она и побежала догонять подруг. Марида бежала по коридору, боясь опоздать, бежала быстрее и быстрее, и вдруг, не успев затормозить на повороте, столкнулась с мужчиной средних лет, чуть полноватым, в его волосах уже появилась проседь, а на смуглых щеках – первые морщины.
   – Простите, простите, пожалуйста! – растерянно пробормотала Марида, оглядывая перепачканные землей перчатки, надетые на руках встретившегося ей человека.
   – Садовник! – подумала она.
   – Ничего страшного! – произнес он на очень отчетливом английском. – В столовую на два этажа выше. Туда, – он вытянул руку в грязной перчатке.
   – Спасибо! – улыбнулась Марида, порываясь бежать.
   – Не нужно здесь бегать. Вы можете сбить с ног наших гостей, – заметил он. – Вы должно быть Марида?
   – Да… – она удивленно кивнула.
   – Я видел ваше фото в директории. Приятно познакомиться. Меня зовут Карэн.
   Марида смогла открыть рот и медленно пошевелила губами, она не сумела ничего произнести от смущения, охватившего ее.
   Он засмеялся и вдруг улыбнулся доброй улыбкой.
   – Думали я садовник? У нас не очень большой штат. Помимо сотрудников, работающих с клиентами, всего две горничные Мария и Фатулла, и два повара Шива и Раджи – у нас в основном индийская кухня. Денис ездит за покупками. Так что мы все делаем сами, привыкайте.
   – Да, сэр… – тихо пробормотала Марида.
   – Можно просто по имени, – заметил он. – А теперь иди! А иначе опоздаешь на обед! Дисциплина здесь в почете и опаздывать нельзя!
   – До свидания. Рада была познакомиться, Карэн! – улыбнулась Марида и пошла дальше по коридору.
   Она не обернулась. А если бы обернулась, то увидела бы, что Карэн продолжает смотреть ей вслед.
   – Так вот ты какая, Марида, – тихо сказал он сам себе, глядя ей вслед.
***
   Марида вошла в небольшую в столовую. Она все еще чувствовала, как ее щеки пылают от смущения.
   Надо же! В первый же день умудриться сбить с ног управляющего, да еще и принять его за садовника!
   Но она не могла не признать, что он произвел самое благоприятное впечатление. Нет, все в этом пансионате положительно нравилось Мариде! И прекрасная природа, и тихая рыбацкая деревушка, и холодные зимние ветры, ударявшие в окно, и милые веселые соседки, и строгий Денис, и улыбающийся Карэн, и даже эта маленькая уютная столовая, в которой горел камин, а вокруг стола сидели сотрудники пансионата. Два повора-индийца разносили еду, в комнате стоял пряный аромат горячей пищи, и Мариде вдруг показалось, что она попала из ада в рай. Ее прошлое вспоминалось, как ад. Здесь она чувствовала, что обретает покой. И вдруг какой-то голос, отчетливый и тихий, звучавший в самой глубине ее сердца, сказал:
   – Это твое место. Ты останешься здесь.
   И Марида не возразила. С этой минуты она знала, что так и будет. Она останется в этом пансионате навсегда. Потому что это то самое место, которое было уготовано ей судьбой. Это вдруг стало ясно, как будто бы она знала об этом всегда, просто забыла. А сейчас вдруг вспомнила.
   Голос Хельги прервал ее мысли.
   – Ну, куда ты запропастилась! Мы тебе заняли место! Мальчики! Познакомьтесь! Это наша новенькая девочка!
   Глаза всех присутствующих тут же обратились к Мариде, и она чуть смущенно улыбнулась.
   – Привет! – сказала она.
   – Привет! – хором ответили остальные.
   Марида прошла на свое место между Хельгой и Стейси. Напротив них сидели трое молодых ребят, и Марида поняла, что за столом существует определенная иерархия. Денис, Лео и Кейт сидели в дальнем углу стола. Напротив нее, видимо, сидели новички, такие же, как и она сама.
   – Меня зовут Карлос! – представился худощавый юноша, с густой шапкой черных волос. – Пойдешь с нами сегодня в бар? Будет вечеринка. Вход двадцать евро.
   Остальные тихонько прыснули.
   – Карлитос он, а не Карлос! – крикнула Хельга, – Не верь ему, Марида, для девушек вход бесплатный!
   Карлитос весело засмеялся, и Марида улыбнулась в ответ.
   – Ты из Москвы? – обратился к ней достаточно красивый светловолосый мальчик с чуть оттопыренными ушами, и Марида поняла, что это и есть Матвей.
   – Так точно! – кивнула она.
   – Ну и как там? – поинтересовался он.
   – Здесь лучше, – улыбнулась Марида. – Там холодно.
   – Согласен! – сказал Матвей, потом зачерпнул ложкой суп и попробовал его, чуть поморщившись, отодвинул тарелку, – Эх, борща бы сюда! Надоела уже эта индийская похлебка!
   Марида ловко перебрала ключи на своей руке и выбрала подходящий.
   – Я делаю хороший борщ, – заметила она. – Могу как-нибудь приготовить!
   – Отлично! – Матвей улыбнулся, и огонек симпатии вспыхнул в его глазах.
   Марида улыбнулась в ответ. Она снова сделала верный ход.
   – Ну и как тебе здесь? – обратился к ней третий новичок, это мог быть только Эндрю, и Марида удивилась точности описания Хельги, высокий, сильный, с крупными чертами лица, он действительно походил на ковбоя с ранчо, особенное сходство придавал низкий, грубоватый голос и такие же манеры.
   – Пока все отлично! – ответила Марида.
   – Она еще не видела Радку! – заметила Стейси, и все снова засмеялись.
   На другом конце стола о чем-то оживленно говорили, и Марида, прислушавшись, поняла, что не понимает ни слова.
   – Не обращай внимания! – улыбнулась Хельга, – Это профессиональный слэнг. Здесь принято говорить только о работе, все и всегда обсуждают клиентов. Когда-то и мы станем такими же! Ужас! Смотри! Это Марина, испанка. – Хельга указала Мариде на красивую девушку, с длинными курчавыми волосами, ухоженную до кончиков ногтей. – Она подружилась со Стейси. Так что ты будешь моей подругой. А это Эжени – француженка, – Хельга указала на другую девушку, тоже удивительно стройную и красивую, с синими глазами, настолько большими, что они казались всегда широко распахнутыми.
   – Здесь очень красивые девушки, – заметила Марида.
   – В первом наборе, – пояснила Хельга. – Карэн хотел, чтобы клиентов встречали красавицы. Потом видимо передумал, судя по мне.
   – Прекрати! – засмеялась Марида.
   – И еще третья, Елена. Троянская. – Хельга указала на светловолосую девушку с чуть курносым носиком.
   – Почему Троянская? – спросила Марида.
   – Во-первых, она гречанка. Во-вторых, из-за нее всегда все дерутся. Лео хотел встречаться с ней, но она выбрала Рико. А когда Рико бросил ее, вернулась к Лео. А Рико встречался со всеми девушками своего потока. И вообще со всеми, кроме меня и Стейси. Но мы не в его вкусе. Ему нравятся те, кто постройнее. Так что смотри в оба!
   – Это он? – спросила Марида, кивнув на смуглого красавца с белозубой улыбкой, и Хельга умильно улыбнулась.
   – Я бы сама была не против с ним повстречаться, – заметила она, – Но так как он не обращает на меня никакого внимания, я выбираю Эндрю.
   – Он и правда симпатичный, – ответила Марида. – Но я приехала работать. И ничто меня не отвлечет от моей цели.
   Она попробовала суп и должна была признать, что он гораздо вкуснее борща, который она всегда не любила.
   – Расскажи нам что-нибудь, ты ведь новенькая? – вдруг с улыбкой повернулась к ней Марина.
   Марида быстро проглотила ложку горячего супа.
   – Только что я в коридоре я сбила с ног Карэна, – сказала она первое, что пришло в голову.
   Все дружно засмеялись.
   – Хорошее начало! – улыбнулся Денис.
   И только Лео совершенно серьезно сказал:
   – В коридоре нельзя бегать. Ты можешь сбить с ног гостей.
   Этого было достаточно, чтобы Марида поняла, что чувство юмора – не самая сильная его сторона.
   – Ты же говорила, что старших пятеро? – спросила Марида у Хельги.
   – Адиль на дежурстве. Он из Ливана, – пояснила Хельга.
   Так Марида познакомилась с новыми коллегами. Вечером они все вместе пошли в тот самый бар, о котором говорил Карлитос, и здесь Марида увидела строгую иерархию, старшие общались со старшими, новенькие с новенькими. Ей самой было все равно, с кем общаться. Она пока еще не поняла, кто станет ее другом. Хотя было очевидно, что Хельга вызывала симпатию своей откровенностью и вечным весельем, которое она создавала везде, где появлялась.
   Поздно вечером, когда они вернулись в комнаты, в пансионате потушили свет, соседки Мариды быстро уснули, а сама она шмыгнула под теплое одеяло и задумалась о том, что встретилось ей сегодня.
   – Странно, сегодняшний день ничем не удивил меня! – подумала она и вдруг вспомнила, что забыла позвонить родителям. Последний раз она звонила из аэропорта, сообщить, что долетела! Они не могли не волноваться. Нужно было что-то делать, и Марида вылезла из кровати, накинула халат, завязала в хвост длинные черные волосы и осторожно выскользнула за дверь.
   – В холле должен быть телефон! – подумала она.
   Марида подошла к лифту, нажала на кнопку, двери бесшумно распахнулись перед ней, и она вошла в лифт. Опустившись на нижний этаж, Марида вдруг услышала голоса. Говорила женщина, в ее голосе звучали капризные нотки, и Марида поняла, что женщина была пьяна. Мужской голос, тоже слегка заикавшийся, пытался утихомирить ее.
   – Нет, я отказываюсь идти в этот номер! Нам обещали люкс! И на меньшее я не согласна!
   – Дора, милая, пойдем, я хочу спать! Мы разберемся с ними завтра!
   – Нет! Пусть он позовет управляющего! Я не хочу говорить с этим мальчишкой! Мне нужен кто-то, кто отвечает за свои слова! – снова капризно вскрикнула женщина.
   И тут Марида услышала мужской голос, говоривший спокойно и дружелюбно. Голос полный такого достоинства, что, не выдержав, она выглянула из-за листьев пальмы, укрывавших ее, и увидела молодого невысокого юношу за стойкой, с темными курчавыми волосами, слегка золотистой кожей. Он не был красив, но был вежлив и приветлив.
   – Простите за доставленные неудобства, – сказал он. – К сожалению, мы не можем предоставить вам люкс сегодня. Это слишком опасно, номера люкс находятся на верхних этажах и при таком сильном ветре, как сегодня есть риск, что могут разбиться стекла. Это опасно для вашего здоровья, мадам. Поэтому мы просим вас провести эту ночь в номере класса полу-люкс, а завтра с утра, когда ветер утихнет, вы сможете занять вашу комнату. Мой друг вас проводит.
   Он сказал это тоном, не терпящим возражения, в ту же секунду появился Рико, и направился к лифту, гости последовали за ним, женщина продолжала что-то бормотать, но Рико улыбнулся ей своей ослепительной улыбкой, что-то сказал, и она громко засмеялась в ответ.
   – Джон, мне нравится этот мальчик! – выпалила она, проходя мимо Мариды, которая еле успела скрыться за стволом пальмы.
   Ошеломленная, Марида вышла в холл, как только гости скрылись в лифте. Как он мог держаться с таким достоинством, когда они пытались унизить его?
   – Странно… Очень странно, – тихо сказала она, и услышав ее, Адиль поднял голову.
   – Я могу вам чем-то помочь? – вежливо, но, как и прежде, с достоинством спросил он.
   Марида улыбнулась ему.
   – Ты должно быть Адиль? – он кивнул, – А я Марида. Я не клиентка. Я новенькая.
   Улыбка сбежала с лица Адиля, и он нахмурился.
   – Новенькая? А что ты здесь делаешь ночью? Почему не в комнате?!
   – Я хотела позвонить родителям, сказать, что все хорошо. Я только сегодня приехала, – растерянно сказала она.
   – Понятно. И никто, конечно же, не объяснил тебе правила. Запомни. Никогда, ни при каких обстоятельствах ты не должна покидать комнату ночью. Это ясно?
   – Или меня уволят? – спросила она.
   – Конечно, – он кивнул. – Звони и иди к себе, пока тебя не заметили.
   – Спасибо! – Марида благодарно улыбнулась, он вежливо кивнул и углубился в работу.
   Разговаривая с родителями, Марида наблюдала за Адилем. Он принадлежал к тому редкому типу людей, чьи хорошие манеры не были им привиты воспитанием, они родились с ним. Все, что он делал, было естественно, вежливо, полно достоинства и легкости.
   – Он настоящий профессионал! – восхитилась Марида. – Неужели и я смогу стать такой же!
   Она повесила трубку.
   – Адиль, как тебе это удалось? – спросила она и он, не понимая, поднял голову, – Я имею в виду, как ты успокоил эту женщину, она ведь не в себе! И ты не заискивал перед ней…
   Он засмеялся.
   – Это называется опыт. Я уже год здесь. Через год ты станешь такой же. А теперь быстро иди спать!
   Марида кивнула.
   – Спокойной ночи! – сказала она, направляясь к лифту.
   Она нажала на кнопку и остановилась в ожидании.
   – Марида! Подожди! – Адиль вышел из-за стойки и догнал ее.
   – В чем дело? – обернулась она.
   – Мне бы надо тебя проводить… Но я не имею права покинуть свое место… Пока я один.
   – Зачем? – она засмеялась, – Я найду дорогу! Здесь всего лишь подняться на лифте и пройти по коридору! Я справлюсь!
   – Хорошо. Пожалуйста, я прошу тебя, сразу же в комнату!
   – Я поняла. Здесь дисциплина, – улыбнулась Марида.
   Он кивнул. Двери лифта распахнулись. Марида вошла и нажала кнопку своего этажа, Адиль махнул ей рукой и направился к стойке.
***
   Лифт бесшумно скользил вверх, потом двери распахнулись, и Марида очутилась в темном коридоре. Кругом была тишина. Ни одна лампочка не горела, но она знала, куда идти. Марида дошла до конца коридора и остановилась напротив своей двери. Она прислушалась. В воздухе повисла странная тишина, которую вдруг прорезал оглушительный вой, и Марида вскрикнула.
   – Ветер воет, – поняла она и дернула ручку двери, но дверь не поддалась. Марида дернула снова, сильнее, потом несколько раз повернула ручку. Бесполезно. Дверь оставалась закрытой.
   – Зачем они заперли дверь? – недоумевала Марида.
   Она постучала, сначала тихонько, потом погромче, но лишь тишина была ей ответом.
   – Эй! – не выдержала наконец Марида, – Стейси! Хельга! Откройте!
   Никто не ответил, и Марида отчаянно забарабанила в дверь руками и ногами. Ничего. Она перестала стучать. Снова повисла странная глухая тишина. В этой глухой тишине, в непроглядном мраке, не освещаемом ничем, стояла Марида. И в эту секунду Марида поняла – она одна. Она одна, здесь больше никого нет! Нет ни Стейси, ни Хельги, ни Карлитоса – никого! И от этой мысли вдруг стало страшно.
   – Ты боишься чего-нибудь? – вспомнила вдруг она вопрос Дениса.
   – Мне бы надо тебя проводить…. – мелькнула в памяти фраза Адиля.
   Марида похолодела. Она была слишком умна, чтобы не понять: эти вопросы не были случайными. Она одна. Одна в темноте. Марида почувствовала, как ужас парализует ее, холодный пот выступил на лбу, и в эту секунду снова раздался оглушительный вой.
   – А если это не ветер? – подумала она. – Нет… Я не должна бояться. Это ветер. Я просто ошиблась этажом. Я должна идти назад. К лифту. Здесь просто незаселенный этаж… Здесь нет ничего страшного, здесь безопасно, – убеждала она себя, в то время, как голос в глубине ее сердца, голос ее интуиции кричал:
   – Нет, это неправда! Здесь опасно! Здесь очень опасно!
   Марида повернулась к лифту. Она боялась идти, идти вперед, навстречу этой кромешной тьме. Кто знает, что скрывается там, за пеленой мрака? Дрожащая, испуганная, она стояла, прислонившись спиной к двери, содрогаясь от завываний ветра, сменяемых могильной тишиной. Внезапно стало холодно. Марида почувствовала приближение тоненьких струек ледяного воздуха с другого конца коридора, и ей стало жутко. Она опрометью бросилась к лифту, но не успела нажать на кнопку…. Кнопка загорелась сама. Медленно, Марида отступила к стене, чувствуя, как холодеют ее руки и дрожат колени. Никогда ей еще не было так страшно, она верила, в то, что ничего не боится и что же! Кто-то ехал в лифте. Кто-то ехал к ней… Струйки ледяного воздуха стали сильнее, как если бы их источник приблизился к Мариде… Широко раскрытыми глазами она смотрела на дверцы лифта, который остановился на ее этаже. Медленно дверцы распахнулись, и Марида, чувствуя, как замерло ее сердце, закрыла глаза. В следующую секунду чьи-то руки схватили ее за плечи и втолкнули в лифт. Что-то ярко вспыхнуло, раздался громкий визг, двери закрылись, и лифт плавно заскользил вниз. Цепенея от ужаса, Марида открыла глаза. Перед ней стоял Денис.
   Побледневшая, испуганная, Марида смогла произнести только:
   – Я боюсь…
   – Правильно делаешь! – строго ответил он. – Ты нарушила один из самых строгих запретов! Если бы это не был твой первый день, мы бы уволили тебя! Сразу же и без разговоров! К тому же ты подставила Адиля. Что было бы если бы я не нашел тебя?
   – Что это было? – тихо спросила Марида.
   – Ты ошиблась этажом и попала в незаселенную часть пансионата. Будь внимательнее в будущем.
   – Нет, а что там выло, почему было так холодно? – снова спросила она.
   – Ветер, – спокойно ответил Денис. – Там в конце коридора открыто окно. Попадает холодный воздух.
   – Как ты нашел меня?
   – Адиль сказал, что ты пошла к себе, я не нашел тебя в твоей комнате и понял, что ты ошиблась этажом.
   Двери лифта распахнулись, и они оказались на освещенном тусклыми лампочками этаже, где жили сотрудники.
   – Теперь иди спать, – Денис легонько толкнул ее в спину. – И помни, ночью сотрудникам запрещено выходить из комнат, это последнее предупреждение!
   – Я поняла, – ответила Марида. – Спокойной ночи.
   – Спокойной ночи, – за ним закрылись стальные двери.
   Марида остановилась и обернулась к лифту, туда, где скрылся Денис.
   – Ты ведь сказал мне неправду, – шепотом сказала она. – Там было что-то. Я знаю. Я чувствую. Там что-то было… Ты обманул меня… Зачем?
   Марида почувствовала, как ее мысли начинают путаться, и она поняла, что слишком устала, чтобы думать о чем-то. И этот день ее удивил. Удивила профессиональность Адиля. Удивила ложь Дениса. К тому же, она узнала, что оказывается, она умеет бояться… Она знает страх…
   Марида направилась в комнату, где, мирно посапывая, спали Хельга и Стейси.

Глава 2. История Мариды

Начало весны
   – Неплохо. Завтра днем Стейси и Карлитос встают в смену на два дня. Потом Хельга и Эндрю… – Радка прошлась по комнате в задумчивости. – Потом снова Стейси и Карлитос. А в выходные их сменят Марида и Мэтт.
   – Но как! – Марида не смогла сдержать изумленного возгласа, – Я же только начала обучение!
   – Ты справишься. Должна справиться! – Радка сказала это тоном, не терпящим возражений, – У нас мало людей, ожидается много клиентов. Если будут трудности, просто позовешь Кейт, она всегда поможет.
   – Хорошо, – тихо сказала Марида.
   В конце концов, она приехала работать. Радка была права.
***
   – А куда нажимать, чтобы позвонить Кейт? А как позвать партнера? А куда нажимать, чтобы снять сумму с карточки гостя? А где найти ключи? А где ключ от сейфа? – Марида засыпала Адиля бесконечными вопросами, и наконец он не выдержал.
   Адиль облокотился на стойку и улыбнулся Мариде.
   – Посмотри, как работают Стейси и Карлитос. У них не было ни одной ошибки. Ни одной жалобы. Поверь, это не трудно! Ты справишься, я уверен! Мы все начинали когда-то.
   – Я боюсь! – призналась Марида.
   – Не бойся. В крайнем случае, если что не так, звони 8019, это номер моей комнаты. Я спущусь, помогу тебе.
   – Но ведь ты будешь спать после ночной смены! – возразила Марида.
   – Значит, проснусь, – ответил он. – Командный дух и взаимовыручка – вот то, на чем держится работа нашего пансионата. Ты это поймешь позже. А сейчас, иди, сходи в деревню, прогуляйся по набережной, отдыхай, пока не началась работа!
   – Спасибо тебе! – Марида с благодарностью сжала его руку.
   Адиль только улыбнулся в ответ.
   Вечером за ужином Карлитос, Стейси, Хельга и Эндрю, не переставая, болтали о прошедших сменах, взволнованные, с горящими глазами они делились своими впечатлениями.
   – А эта тетка мне говорит: я хочу расплатиться дорожными чеками! А я никогда не делала этого! – рассказывала Стейси. – Звоню Кейт, она не берет трубку. Звоню Лео, его нет. И я не знаю, что делать!
   – И что? – заинтересовалась Хельга.
   – Да ничего! Карлитос так заболтал ее, что она готова была отдать все свои деньги, лишь бы скорее отделаться от него!
   Марида засмеялась. Да, хорошо иметь в напарниках такого болтуна, как Карлитос!
   – А у меня вчера один клиент платил карточкой, и она не работала! Я думала, я что-то делаю не так, потом мы два часа звонили в его банк! Оказалось, у него просто не было денег! – продолжала рассказывать Хельга. – А я так испугалась.
   Марида и Матвей переглянулись. Им все это только предстояло.
   Вечером они вдвоем стояли на балконе, слушая порывы ветра, которые и в начале весны оставались достаточно сильными. Вокруг была темнота. В ночном небе горели яркие звезды, о чем-то шумели сосновые ветки, покачиваясь в такт морскому прибою.
   – Обещай мне, что мы будем поддерживать друг друга и не бросим, если что-то случиться! – сказала Марида.
   – Хорошо, конечно, – ответил Матвей. – Матвей Орлов и Марида… Как твоя фамилия?
   – Светлая.
   – Что светлая? Ночь?
   – Фамилия такая, Светлая, – ответила Марида.
   – Почему? – глупо спросил он.
   – Не знаю почему. Папа был Светлый. Мама была Светлая. И я вот получилась Светлая, – засмеялась Марида.
   – Ясно. Так вот, Матвей Орлов и Марида Светлая – друзья навеки!
   Марида улыбнулась и пожала его руку.
   – Только бы не сильно опозориться завтра. Я так боюсь, что Денис подумает, что я совсем глупая, – сказала она вдруг.
   – Ты не глупая. Не бойся. Другие справлялись, и мы справимся!
   Наступило утро, Марида вскочила за час до звонка будильника, быстро собралась, привела себя в порядок, наспех позавтракала и взглянула на часы. Еще час до начала смены! Марида выглянула в окно. Порывы ветра стихли, и восходящее солнце золотило голубую поверхность ласкового моря. Она улыбнулась. Марида сбежала со ступенек пансионата и пошла по дорожке ведущей вниз, в деревню. Но она не дошла до деревни, остановившись на живописном уступе, где росла одинокая сосна. Прислонившись к стволу дерева, Марида смотрела на золотые копья солнечных лучей, танцевавших на поверхности моря. Она осталась наедине с природой. Глядя на меняющуюся каждую секунду бесконечную водную гладь, казавшуюся ей сейчас голубой пустыней, она забыла о времени.
   Солнце поднялось выше, и Марида взглянула на часы.
   – О Господи! Уже девять! Я должна принимать смену! – в ужасе Марида бросилась назад к пансионату.
   Она вбежала в холл, когда часы показали пять минут десятого. Она увидела Эжени, смерившую ее насмешливым взглядом и улыбку сонного Рико, напряженное лицо ожидающего Матвея, и Дениса, который сказал:
   – Марида, очень прошу тебя, никогда больше не опаздывай.
   – Хорошо, – тихо ответила она.
   С этой минуты Марида никогда больше не приходила на работу с опозданием.
   – Удачи! – сказал Денис, и удалился вместе со старшими, оставив Матвея и Мариду одних в холле.
   Марида и ее напарник переглянулись.
   – Во сколько будет заезд? – спросила она.
   – В 11 выезд. И заезд в час.
   – Подождем! – улыбнулась Марида.
   Выезд прошел благополучно, они проводили около десятка гостей, и Марида тихо радовалась, все шло гладко, без ошибок, без жалоб!
   В двенадцать Мэтт отправился обедать, чтобы вернуться в час, к намеченному приему гостей, и Марида осталась одна. Ну что ж. Всего час посидеть одной. Это не страшно.
   Зазвонил телефон, и Марида подняла трубку.
   – Приемная, – сказала она, и даже не успела добавить «Добрый день», в ответ раздался возмущенный крик, перемежаемый с ругательствами: – Вы что издеваетесь! – кричал какой-то клиент из номера 118, – У вас не работает ни телефон, ни телевизор, а теперь отключился и холодильник! Я даже воды холодной выпить не могу!
   – Одну минуточку! Я проверю и пришлю к вам электрика, – ответила Марида.
   – Через пять минут! – закричал он.
   – Конечно, сэр! – Марида повесила трубку.
   Где она должна найти электрика за пять минут! Насколько она знала, электрика вызывали из деревни. Марида набрала его номер, но жена электрика ответила, что он уехал в город. В растерянности, Марида набрала номер телефона Кейт. Та не ответила. От Стейси и Хельги Марида уже знала, что Кейт далеко не всегда снимает трубку телефона. Марида позвонила Лео, потом набрала телефон Адиля. Пять минут были на исходе. В растерянности, Марида позвонила Денису.
   – Не волнуйся, – ответил он. – Какой номер? 118? Хорошо, все сделаем. Занимайся приезжими.
   – Спасибо! – Марида расплылась в улыбке.
   Слава Богу! Хоть один нормальный человек! Эти мысли поднимали ей настроение, поэтому, когда вернулся Матвей, она была уже в добром расположении духа.
   – Как обед? – спросила она.
   – Да все не дождусь твоего борща! – весело ответил он, в эту минуту двери распахнулись, и вошла толпа туристов, около двадцати человек, может быть, чуть больше, Марида с Мэттом вытянулись, готовые приветствовать гостей.
   Они достаточно бойко выдавали ключи, заводили данные о гостях в базу пансионата, одновременно отвечая на вопросы клиентов, и были весьма довольны собой, пока на горизонте не замаячила новая проблема: последние пять туристок требовали одиночные номера.
   – Мэтт, сколько осталось одиночных? – тихонько прошептала Марида.
   – Три, – также тихо ответил он.
   – Пожалуйста, ваши ключи! Мой коллега проводит вас! – Марида приветливо протянула три ключа женщинам.
   – Что ты будешь делать? – спросил ее Мэтт, выходя из-за стойки.
   – Не знаю, – прошептала Марида.
   Мэтт и три дамы скрылись в лифте, и перед Маридой остались две последние гостьи, постукивающие в нетерпении длинными ногтями по стойке. Одна – пожилая женщина с ярким макияжем на лице и выкрашенными в белый цвет волосами, вторая – молоденькая девчонка лет двадцати.
   – К большому сожалению, у нас сейчас заняты остальные одиночные номера, – сказала, наконец, Марида и подняла глаза на женщин, набираясь смелости.
   – То есть, как, заняты? – переспросила женщина.
   – Их нет, к сожалению, – чуть заискивающе улыбнулась Марида. – Мы можем предложить вам провести два дня в одном номере вместе, а потом освободятся одиночные.
   – Ну уж, нет! – хором закричали обе, а девчонка добавила: Я платила за одиночный, я свои права знаю!
   – Я буду жаловаться! – тут же свистнула ей вслед женщина.
   Растерянная, Марида набрала телефона Кейт, но, как и следовало ожидать никто не ответил. Марида снова набрала телефоны Лео и Адиля, но не дождалась ответа. В отчаянии, испуганная и подавленная, она повесила трубку и обернулась. Пересекая холл, к ней шел Денис.
   – Какие-то проблемы? – тихо спросил он.
   – Да! – Марида с надеждой кинулась к нему. – Проблемы! У нас нет одиночных номеров!
   Денис пробежался пальцами по клавиатуре.
   – Дай два люкса в пятой зоне, – сказал он, потом обратился к клиенткам, – Чтобы компенсировать ваши неудобства, мы предлагаем вам провести эти две ночи в номерах класса люкс.
   Женщины довольно заулыбались, Марида выдала им ключи, и вернувшийся Мэтт отправился проводить гостей в комнату. Марида обернулась к Денису, вытирая вспотевший от напряжения лоб.
   – Спасибо тебе! – прошептала она.
   – Во-первых, никогда не надо говорить клиентам правду в глаза. Если есть какие-то проблемы нельзя обсуждать их при гостях. Объясняй им все на понятном языке, но между собой говорите так, чтобы им не было понятно. Хоть на русском говорите, ясно?
   Марида кивнула.
   – И если ты не можешь дать гостям то, за что они платили, дай лучшее, а не наоборот. Это избавит нас от дополнительных проблем. Понятно?
   Марида снова кивнула.
   – Хорошо, продолжайте.
   И Денис покинул холл, а Марида отправилась обедать. За обедом она чувствовала, что напряжение не покидает ее, и она не смогла проглотить ни кусочка. Вернувшись за стойку, она обнаружила крайне мрачного Мэтта, которому в ее отсутствие пришлось выслушать жалобу на горничных от клиента.
   – Для такой работы нужно иметь стальные нервы! – заметил он.
   – Ничего, привыкнем! – ответила Марида. – Самое трудное на сегодня позади!
   Но она ошибалась, оказалось, что трудности только начались, и Марида поняла это, когда увидела покрасневшее от гнева лицо лысого господина, представшего перед ней.
   – Ну и где мои золотые запонки?! – завопил он, не позволив ей произнести не слова.
   – Не знаю, – запинаясь, сказала Марида.
   – Ах, не знаете! Нехорошо! – он улыбнулся, – Такая молодая и уже научилась врать! Очень не хорошо! Но я добьюсь своего! Я добьюсь, чтобы вас уволили сегодня же!
   – А в чем дело? – вмешался в разговор Мэтт.
   – А вы, юноша, не вмешивайтесь, вас не касается! – продолжил лысый господин. – Позовите мне управляющего! Немедленно!
   Марида снова с готовностью набрала телефон Кейт. На этот раз девушка подняла трубку.
   – У клиента пропали запонки, он хочет видеть управляющего, – сбивчиво объяснила Марида.
   – Сейчас спущусь, – лениво ответила Кейт.
   – Минуточку, пожалуйста, – улыбнулась Марида клиенту.
   Через минуту и правда спустилась Кейт в компании Лео.
   – Добрый вечер! – обратилась Кейт к клиенту, – Кейт Тейлор, старшая смены и Леонард Бреди, финансовый менеджер отеля. Чем мы можем вам помочь?
   – Вообще-то, я хотел видеть управляющего! Но, тем не менее: вы не поверите, что я увидел сегодня, когда вошел в свой номер. Как вы думаете, что? – и с триумфом добавил, указывая на Мариду, – Я увидел вот эту молодую особу, копошащуюся в моих вещах! Она якобы убирала номер! А потом я не смог найти свои золотые запонки! Такой уважаемый пансионат не должен нанимать на работу воровок!
   – Что?! – Марида задохнулась от возмущения. – Что вы говорите! Я не убираю номера!
   – Ты была в номере этого господина? – строго спросила Кейт.
   – Конечно, нет! – крикнула Марида. – Я весь день здесь, отходила только обедать!
   – А вот и неправда! – крикнул клиент.
   – Успокойтесь, пожалуйста, – подал голос Лео, – Мы все сейчас выясним. Марида, ты работаешь первый день, но мы, конечно же, доверяем тебе…
   – И зря! – крикнул клиент.
   – Это неправда, я не воровка! – Марида не смогла сдержаться, она почувствовала, как слезы выступают у нее на глазах, она всегда ненавидела несправедливость.
   – Позовите полицию! Я требую полицию! – кричал клиент.
   Кейт и Лео переглянулись, по их лицам Марида поняла, что и они не верят ей, и слезы покатились по ее щекам. Мэтт молчал. Кейт подняла трубку телефона.
   – Дэн, спустись, у нас проблемы, – сказала она.
   Через минуту Денис вошел в холл к великому удовольствию клиента, которому удалось снова повторить свою историю. Денис слушал его очень внимательно, а потом взглянул на часы, которые показывали ровно шесть.
   – Сэр, я предлагаю вам вместе с вами пройти в ваш номер и посмотреть еще раз, возможно, вы ошиблись, и ваши запонки на месте.
   – Вы что, держите меня за идиота! – крикнул лысый господин, вытащил платок и вытер мокрую лысину, – Я все обыскал.
   – Я настаиваю, – спокойно ответил Денис. – Проверьте запонки и остальные вещи. Они должны быть на месте. Мы доверяем сотрудникам. Прошу вас!
   Нехотя, лысый господин последовал за Денисом в лифт.
   Через десять минут Денис вошел в комнату позади приемной, где Мэтт пытался утешить рыдающую Мариду.
   – Не надо плакать, – он вытащил платок и протянул его Мариде, – Если всегда плакать, ты не сможешь здесь работать. Все в порядке, он нашел свои вещи.
   – Как это получилось? – всхлипывая, спросила Марида, вытирая слезы.
   – Такое случается, – спокойно ответил он. – Золотое правило: если клиенты что-то говорят, скорее всего, это неправда.
   – Но зачем?
   Денис пожал плечами.
   – Только больше не плачь, – попросил он, и Марида кивнула.
   Впоследствии друзья Мариды говорили, что Денис помогает ей больше, чем остальным, но Марида продолжала упорно отрицать это, объясняя его помощь тем, что она обучалась на целый месяц меньше остальных, хотя конечно же, не могла не чувствовать симпатии, которую ее начальник испытывал к ней. И это радовало Мариду. Еще один ключик она подобрала верно.
   В середине весны Марида почувствовала, что работать вдруг стало легче. Исчез первоначальный страх, прошла нервозность, и девушка даже начала получать удовольствие от работы. И лишь одна мысль по-прежнему не давала ей покоя: как получилось, что Кейт и Лео поверили этому лысому обманщику, как могли подумать, что она украла запонки, и главное, что заставило их поверить в это?
***
   В свой первый апрельский выходной Марида отправилась на берег моря, она хотела тишины, хотела отдохнуть от назойливых шумных клиентов и побыть наедине с собой. Она хотела встретить весну. Но это не удалось, едва лишь она спустилась к берегу, как обнаружила Рико, стоя на причале, он отвязывал лодку.
   – Марида! Марида! – замахал он ей, улыбаясь своей белозубой улыбкой, – Поехали, покатаемся!
   Марида улыбнулась. Как и предсказывала Хельга, в последнее время Рико все чаще оказывал ей знаки внимания.
   Она торопливо прошла по мокрым доскам причала, спрыгнула в лодку, он завел мотор, и лодка заскользила по водной глади. Марида обернулась назад, берег скрывался, белое здание пансионата становилось все меньше. Они направлялись в открытое море.
   – Ну, как? – спросил Рико. – Освоилась? Работать нравится?
   – Все отлично, – улыбнулась Марида.
   – Мы мало общаемся! – он улыбнулся и посмотрел ей в глаза. Марида ожидала подобного хода и знала, что последует дальше. Она не отличалась от других девушек, Рико и ей казался чрезвычайно привлекательным, поэтому она решила прекратить возможные отношения с ним прежде, чем они смогут начаться.
   – Я очень хочу, чтобы мы были друзьями, – сказала она.
   – Я тоже, – Рико радостно улыбнулся.
   – Я имею в виду, только друзьями, – быстро добавила Марида. – Как брат и сестра.
   На его лице отразилось изумление.
   – Почему? – вдруг спросил он.
   – Просто, я хочу, чтобы ты был моим другом. Ты хороший человек, – пояснила Марида.
   Рико ошеломленно молчал. Казалось, ее слова произвели неожиданное впечатление.
   – Ты первая девушка, которая сказала мне это. Почему? Ты думаешь, со мной интересно общаться?
   – Думаю, да, – ответила Марида.
   Он протянул ей руку, и она пожала ее.
   – Решено, – серьезно ответил он. – С этого дня – я твой друг. Можешь во всем рассчитывать на меня. Ты – мой первый друг, среди девчонок.
   – Не пожалеешь, я славный парень! – улыбнулась Марида и, зачерпнув горсть холодной воды, плеснула на него, он вскрикнул, ответил ей тем же, и в лодке завязалась шутливая потасовка.
   – Ладно, сдаюсь! А то лодку утопим! – крикнул Рико, снова садясь к рулю, и Марида вернулась на скамейку. Они были далеко от берега, впервые Марида чувствовала себя легко и свободно в обществе другого человека. Матвей тоже был ее другом, но это была другая дружба. Матвей абсолютно не интересовал ее, как и она его, они могли говорить друг другу что угодно, не стесняясь в выражениях, как если бы, и правда, с детства росли вместе. Рико был другим. Он просто был открытым человеком, его обаяние и доброта располагали к себе любого.
   Марида радостно улыбнулась, но Рико не ответил на ее улыбку, он вдруг стал серьезным.
   – Почему ты приехала сюда? – спросил он.
   – То есть? – не поняла Марида. – Чтобы работать.
   – Нет. Я не хочу слышать такой ответ. Я хочу знать, почему. У тебя была хорошая работа, но ты оставила ее. Оставила родных, ты говоришь, что тебе нужны деньги. Почему?
   – Просто, потому что нужны деньги, – ответила Марида, глядя на рябящую морскую поверхность. Ветер тронул ее волосы, и прядь упала ей на лицо, она отвела ее и взглянула на Рико.
   – Нет, – снова сказал он. – Ок, ты не хочешь встречаться со мной. Но и ни с кем другим! Мы же живем здесь, Марида. Посмотри, Хельга встречается с Эндрю, хоть они и скрывают, но это знают все. Стейси увивается вокруг Дениса. Лео уже давно с Еленой. И даже Карэн ухаживает за Мариной. Не знала? Марина у нас непромах! Да и я все еще с Эжени. Мы то сходимся, то расходимся. А ты? Разве тебя интересует Мэтт? Нет! Или я? Нет! Адиль до сих пор одинок, хоть Кейт и крутится рядом. Кейт крутится рядом со всеми, она единственный смерч в этих местах. А ты? Сколько раз, когда мы ходили в деревню, местные рыбаки пытались познакомиться с тобой и все напрасно… Я хочу знать причину, Марида. Мы ведь друзья?
   Марида помолчала.
   – А почему ты хочешь знать? – спросила она.
   – Потому что тебе тяжело. И я это вижу. Потому что ты никогда и никому не рассказывала об этом. Если ты расскажешь мне, тебе будет легче.
   Марида оглядела его. Красивое лицо, темные вьющиеся волосы, дорогие часы на руке и цепочка на шее, стильная куртка и модные джинсы. Не было ни разу, чтобы Рико появился в одной и той же одежде. Он легкомысленный и переменчивый.
   – Как я могу быть уверена, что ты не расскажешь об этом другим?
   – Я обещаю, – просто ответил он, и Марида поверила.
   – Хорошо. Я расскажу.
***
   Марида Светлая работала в службе безопасности крупной компании. Она любила свою работу и ожидала повышения по службе. Марида была одной из лучших в отделе, ее любили и уважали. Более того, Марида была самой счастливой девушкой в мире. Выпускница престижного вуза, дочь любящих, пусть и небогатых, родителей, Марида была успешна в работе. Кроме того, у нее был ее Макс. Они познакомились на вечеринке в ночном клубе, Марида редко ходила в клубы, да и в ту ночь оказалась там случайно. Как выяснилось позже, он также не любил клубы. Они были похожи во всем, казалось, он понимал ее с полуслова. Он вызвался проводить ее, попросил телефон, позвонил на следующий же день, и так началась для Мариды новая жизнь, озаренная светом влюбленности. Она никак не могла поверить собственному счастью: он был такой красивый, такой умный и образованный, такой обаятельный и предупредительный! Неужели такое возможно! Радость светилась в глазах Мариды, а ее влюбленность все быстрее перерастала в страсть, слепую, не контролируемую разумом. Каждая минута, проведенная врозь, казалась ей вечностью, ничто кроме него не интересовало девушку. Потом Макс сделал ей предложение, и Марида начала приготовления, пока лишь мысленные, к предстоящей свадьбе. Удивительно, но Макс сумел очаровать и родителей Мариды, и ее подругу. Надо заметить, что помимо Макса и любимой работы, у Мариды было еще одно бесценное сокровище. Элла. Ее лучшая подруга. С детства они были неразлучны, и теперь стали настолько близки, что казалось, что две девушки общаются без слов, с помощью им одним известных импульсов и сигналов.
   К тому моменту Элла тоже собралась выйти замуж, она отчаянно копила деньги на квартиру, и однажды обратилась к Мариде с весьма странной просьбой.
   – Я настолько сильно мечтаю об этой квартире, что не переживу, если что-то случиться с деньгами. Пожалуйста, возьми эти деньги и положи в сейф у тебя на работе. Здесь пятнадцать тысяч. Это наш первоначальный взнос, – с этими словами Элла протянула Мариде увесистую пачку купюр.
   – Нет проблем, – ответила Марида. – Если хочешь, могу помочь тебе с кредитом.
   – Буду очень благодарна! – Элла улыбнулась.
   Но помочь не получилось, так как один день перевернул жизнь Мариды, изменив ее раз и навсегда.
   В тот день Марида, как и обычно разбирала запросы клиентов, каждого из которых требовалось проверить и составить подробное досье. Она вытащила одно из них, и улыбка сверкнула на ее лица.
   – Валединский Максим, – прочла она.
   Неужели! Макс решил стать их клиентом! Почему он не сказал ей? Наверное, как всегда шутит! Он такой шутник! Марида сняла трубку телефона и набрала его номер, но повесила трубку прежде, чем он успел ответить. Она тоже умеет шутить!
   Марида вставила листок бумаги в прорез факсимильного аппарата и набрала номер.
   – Миш, посылаю тебе клиента, проверь его! – смеясь, сказала Марида.
   И какого же было ее изумление, когда от ее коллеги пришел отрицательный ответ. Марида схватила трубку. Что за глупости! Наверное, опять ошибка!
   – Миш, в чем дело? – взволнованно спросила она, и в ее голосе звучало возмущение, она готова была крикнуть: Это же мой жених, ты думаешь, это смешно?! Но голос на другом конце трубки отнюдь не смеялся.
   – Максим Валединский, он же Петр Мальцев, он же Питер Штейнберг, мошенник международного класса, обвиняемый в использовании фальшивых документов, двух ограблениях, разбойном нападении, торговле оружием. Подозревается в убийстве совершенном в 2004 году. Полагаю, этого достаточно, чтобы передать сведения в следственные органы, а Марида?
   – Что ты говоришь! – она не могла опомниться от изумления. – Это неправда. Ты ошибаешься…
   – Проверь сама, – обижено буркнул Михаил и повесил трубку. Марида продолжала держать трубку в руках, оттуда доносились прерывистые гудки.
   Вечером она встретилась с Максом и прямо с порога выпалила все, что было ей известно. Он молчал, напряженно раздумывая.
   – Ты поэтому со мной связался? – спросила она. – Чтобы получить доступ к нашей базе данных! Замышляешь очередное ограбление?
   Она посмотрела ему в глаза, и Макс ответил ей твердым серьезным взглядом.
   – А что полюбить такой как я права не имеет? – спросил он, наконец.
   И Марида поверила. Потому что хотела поверить. Она заплакала, он стал утешать ее, и через минуту они уже плакали вместе.
   – Я завяжу с этим, обещаю! Мы уедем, мы начнем новую жизнь! – говорил Макс.
   А через несколько дней ночью в ее квартире раздался звонок. Марида сняла трубку.
   – Марида, это Макс! – его голос звучал взволнованно. – Нам нужно встретиться. Это срочно! Я буду у твоего подъезда!
   Несколько минут спустя, прорвавшись сквозь оборону, выставленную родителями, она уже сидела в его машине. Он выглядел взволнованным и напуганным
   – Марида, я попал в трудную ситуацию. Мне нужна помощь. Помоги мне.
   – Что случилось?! – Марида почувствовала, как страх, неведомый раньше просыпается в ее душе.
   – Мне нужны деньги. Срочно. Если я не достану их до рассвета, меня убьют. Я задолжал одному человеку.
   – Сколько?
   – Около двадцати тысяч.
   – Но у меня нет таких денег! – Марида засмеялась. Это звучало как нелепая шутка, – Я могу найти тысячу или две!
   – Тогда я пропал. Мне никто не поможет. Послушай. У меня есть деньги. На моем счете во Франции. Я доберусь до Франции, сниму деньги и верну их тебе. Через два дня. После этого мои долги будут закрыты. И я смогу завязать. Смогу начать новую жизнь. Ты приедешь во Францию ко мне. Я куплю там квартиру. Мы поженимся, пожалуйста, дай мне шанс! Дай мне шанс начать новую жизнь! Я ведь люблю тебя.
   – Я тоже люблю тебя, – сказала Марида.
   – Тогда помоги. Пожалуйста. Иначе меня убьют завтра.
   Марида обняла его. Она не представляла себе жизни без него, она была готова на все, чтобы помочь ему.
   – Ты меня не обманешь? – спросила она, глядя ему в глаза. – Ты, правда, любишь меня? Мы, правда, будем вместе?
   – Не обману, – твердо ответил Макс. – Через три дня я верну деньги.
   – Хорошо. Поехали. – Марида приняла решение. Если ради его любви ей нужно будет совершить предательство, она сделает это.
   Через полчаса Марида открыла сейф и отдала ему деньги.
   – Спасибо, ты спасла меня! – тихо сказал он. – С меня корзина роз!
   Марида улыбнулась, и в ее глазах вспыхнуло счастье.
   Макс поцеловал ее, и они расстались. Больше они никогда не виделись. Прошло три дня, неделя, две, но ни деньги, ни розы так и не поступили. Марида звонила ему, но ни один телефон не отвечал. Но она продолжала надеяться и ждать, пока однажды он все-таки не взял трубку.
   – Я хочу дать тебе один совет, – сказал он. – Научись анализировать то, что происходит вокруг. Сотруднику службы безопасности это не помешает. Ты совсем не разбираешься в людях.
   Марида выронила телефон и долго стояла, не в силах пошевелиться, не зная, что делать дальше. Словно во сне она рассказала Михаилу о своем романе с бандитом Валединским, молча перенесла свое увольнение, даже настояла на этом. Но главная мысль, которая тревожила ее, была об Элле. Предательство, совершенное Максом, она еще сможет пережить. Но как пережить предательство, которое совершила она сама? Ради своей сумасшедшей любви, она предала самого близкого человека, она обманула доверие друга. Марида потеряла все в один момент. Работу, любовь, подругу. Но главное – веру в себя. Она не знала, как следует жить дальше. Не знала, кто она и какой ей следует стать. Мир не принял наивную девушку, которая верила людям. «Научись анализировать», сказал он ей. Это был совет стоимостью в пятнадцать тысяч. И Марида стала анализировать. Первые результаты анализа стали интересными: Марида вспомнила, как поразило ее сходство их взглядов с Максом, как умел он понимать с полуслова, как разделял все ее увлечения. Он просто сумел быстро подобрать ключ к ее сердцу, как умел подбирать коды к стальным дверям банковских сейфов.
   Марида приняла решение. Точнее несколько решений. Первым из них было отказаться от любви в будущем, чтобы не повторить прошлое. Вторым, не верить людям, изучить, чтобы понять, как использовать их в дальнейшем. Третье, вернуть деньги Элле, и как можно скорее. На ее прощение Марида не рассчитывала. Как раз в эти дни на глаза ей попалось объявление о наборе сотрудников для пансионата «Графские Развалины». Его удаленность от Москвы, и главное, высокие зарплаты, как нельзя более соответствовали целям Мариды, и она незамедлительно позвонила по телефону, указанному в газете. Почти сразу же она была принята на работу, купила билет и покинула свой дом, чтобы обрести новый. Элле она отправила письмо, в котором честно рассказала о случившемся, пообещав вернуть деньги в течение года. Ответа она не получила. Перед отъездом Марида купила тяжелый браслет со связкой ключей различного размера, висящей на нем. Отныне она научится находить подход к каждому, кто будет преграждать ей путь к ее цели.
***
   Марида подняла глаза и посмотрела на Рико.
   – Вот собственно и вся история, – сказала она, убирая пряди волос с лица. – Поэтому Кейт и Лео думали, что я украла запонки. Они знали о моих отношениях с Максом.
   Рико молчал.
   – Скажи, что не будешь уважать меня больше, – добавила она.
   – Ты заработаешь здесь за год, столько, сколько тебе нужно. И даже больше, – сказал он. – И я буду тебя уважать. Потому что ты моя сестра. И потому что мы все можем ошибаться. Но ты не права насчет любви. Не все такие, как этот Макс, поверь мне.
   – Может быть, – согласилась Марида. – Но я не хочу проверять это.
   – Наш Денис точно не такой, – заметил Рико. – Адиль тоже. Да и я.
   В его голосе звучала искренность, и Марида грустно улыбнулась.
   – Я знаю, – сказала она. – Вот только такая как я не стоит вас. И хватит об этом. Я должна работать и зарабатывать. Я уже говорила об этом и не хочу повторять больше!
   – Ты не права, сестричка, – заметил Рико, направляя лодку к берегу.
   Обратно они плыли молча, и Марида чувствовала, что ей стало легче, когда она рассказала о том, что тревожило ее, заставляя жить прошлым. Она с наслаждением вдохнула морской воздух, чувствуя, что ее жизнь продолжается, что впереди – длинная дорога, за поворотом которой, возможно скрывается счастье.
   – Спасибо, что выслушал, – сказала она, когда лодка причалила к берегу.
   – Спасибо, что поверила, – ответил Рико, помогая ей выбраться.

Глава 3. Клиенты и сотрудники пансионата

Весна, лето
   – Пожалуйста, послушайте… – начала было Марида.
   – Нет, это вы меня послушайте, девушка! – закричала брюнетка. – Ваш паршивый пансионатишко был выбран мной и как видно напрасно, и никто не хочет мне помочь!
   – Я не смогу вам помочь, вы не даете мне вставить не слова! – почти крикнула Марида.
   – Управляющего мне! – завопила брюнетка.
   В поисках поддержки Марида обернулась к стоящему позади Денису, умоляюще взглянув на него.
   – Сама, – сказал он просто и спокойно, и отвернулся, как если бы происходящее его не касалось. Марида поняла, что она уже не новичок и должна сама научиться справляться с трудностями. Марида сделала глубокий вдох.
   – Пожалуйста, позвольте мне помочь вам, – тихо сказала она клиентке.
   – Ну, наконец-то! – произнесла та. – Ведь этого я и жду уже целый час!
   Так для Мариды началась самостоятельная жизнь в пансионате «Графские Развалины». Она по-прежнему боялась, ошибалась, говорила не то, что нужно, но научилась находить выход из сложных ситуаций и решать проблемы клиентов, не прибегая к помощи старших. Этому научились и другие новички, и теперь они, как прежде старшенькие, бесконечно обсуждали произошедшие в течение смены проблемы, пытаясь доказать кому из них досталось нечто трудное, кто проявил себя более смелым и расторопным.
   В конце весны на доске почета в третий раз оказалась фотография Елены. Она неизменно признавалась лучшим сотрудником, обслужившим максимальное количество клиентов. Марида хотела стремиться к тому же, но пока ей было далеко до подобных результатов.
   По вечерам сотрудники ходили в бар в деревне, там, как и прежде, продолжали обсуждать работу, трудности, смешные ситуации. Работа стала их жизнью, вытеснив все, что было до этого.
   Постигая основы новой деятельности, Марида заметила нечто интересное, а именно: самым важным в общении с клиентами было подбирать нужные слова. Один и тот же смысл, выраженный разными словами, мог, как успокоить человека, так и вызвать у него приступ ярости, и она научилась использовать правильные выражения. Клиенты любили ее за готовность помочь и умение выслушать. Рассказывали они часто, и Марида понимала, что многим из них просто не с кем поговорить, поэтому они рассказывают о своих проблемах милой девушке за стойкой.
   Она продолжала вести свой дневник, куда записывала в том числе истории, рассказанные ей клиентами пансионата.

   История первая.

   Я стояла за стойкой. Было около полудня. Мэтт ушел обедать. Было тихо и спокойно. Лето еще не началось, и в пансионате почти не было клиентов. Распахнулись двери и вошли трое: мужчина с седой бородой и всклокоченными седыми волосами, по лицу его было видно, что он любитель напитков покрепче воды. Он был одет в длинный плащ цвета хаки, он прихрамывал. Его сопровождали две женщины, одна – его возраста, бледная невзрачная. Скорее всего – жена. Вторая моложе. Несмотря на плащ, скрывавший фигуру девушки, было видно, что она ожидает ребенка. Девушка была некрасивой, полноватой с веснушчатым лицом.
   – Есть номер? – грубовато бросил мужчина.
   – Вам номер на троих? – спросила я. – У нас есть такие номера. Пожалуйста, заполните регистрационные карточки.
   Мужчина заполнил карту, и оказалось, что эти люди – мои соотечественники. Андрей Дружинин, Маргарита Дружинина и Аня.
   – Сейчас мой коллега проводит вас, – сказала я. – Вы планируете оплатить проживание сразу?
   – Да, за три недели, – буркнул Дружинин и бросил на стол увесистую пачку денег. Я провела оплату.
   – Пошли, не будем ждать, сами найдем! Пошевеливайтесь! – сказал он жене и дочери.
   – Не пойду я никуда! – сказала вдруг Аня, и слезы покатились по ее щекам. – Я не хочу!
   – Не хочет она! Я сказал ты пойдешь, дрянь такая! – и он отвесил ей подзатыльник, Аня тихо вскрикнула.
   Я не имею права вмешиваться в отношения между клиентами. Но я не могу видеть, как бьют женщину, тем более в таком положении.
   – Пожалуйста, без рук! – попросила я.
   – А вы посмотрите на эту мерзавку! У нас нет денег себя-то прокормить, а она нас еще и позорит! Думаешь, у нее есть муж? Как же! Думаешь, о ее ребенке кто-то будет заботиться! Он станет нищим, беспризорником! Я выкину его на улицу, как только он родится!
   – Его отец не позволит тебе сделать этого! Павлик заберет меня!
   – Ну конечно! – захохотал вдруг Дружинин. – Где твой Павлик? Что же он ни разу не появился?
   – Потому что он работал! А теперь вы увезли меня, и он не знает, где я! – крикнула Аня.
   Ее отец снова рассмеялся.
   – Вот дура! – сказал он, подмигнув мне. Я промолчала. Пришел Мэтт и повел их в номер, избавив меня от продолжения этой неприятной сцены.
   Несколько дней спустя я работала утром, моя смена началась в семь. Мэтт завтракал, и я опять была одна. Двери лифта открылись, и появилась Аня. Она прошла по холлу, посидела в кресле. Меня поразили ее большие грустные глаза. Она выглядела совсем потерянной. Заметив мое сочувствие, она подошла ко мне.
   – Я все жду, – сказала она вдруг. – Жду, когда приедет мой жених. Не верьте отцу. Родители никогда не любили меня. Они только и мечтают о том, как выбросят моего ребенка на улицу. А Павлик любит меня. Он заберет меня от них. Мы будем счастливы втроем. Когда же он приедет?
   – Надеюсь, что скоро. Не волнуйтесь. Вам нельзя волноваться, – сказала я, и она снова заплакала.
   Потом она спустилась к морю. А на следующий день, вечером, подвыпивший Дружинин, встал рядом со мной, облокотившись на стойку.
   – У всех дети, как дети, – сказал он. – А у меня одна дочь, и та – дура.
   Я не ответила.
   – Она нашла проходимца, который бросил ее, как только появилась какая-то ответственность. А я должен расплачиваться! Но не тут-то было! Не на такого напали! Найдите мне телефон какого-нибудь приюта! Пусть приедут, заберут ребенка, когда он родится.
   – Надеюсь, у этого ребенка хватит ума появиться на свет не в нашем пансионате? – подумала я про себя.
   В течение следующих двух недель я нередко видела это странное семейство, иногда они были вместе, иногда поодиночке, и в моей душе всегда рождалась жалость к этой несчастной Ане и ненависть к Дружинину. Мой отец никогда бы не поступил так! – думала я с гордостью.
   Однажды вечером, на исходе третьей недели, красивый молодой человек зарегистрировался в пансионате. Я не обратила на него никакого внимания, но Мэтт сказал мне: «Готовься, будет шоу!» Я не успела спросить, что он имел в виду, как из столовой показалась Аня. Молодой человек сидел в холле, ожидая, когда освободиться его номер. Аня прошла к лифту, не заметив его. В то время как он не спускал с нее глаз. Когда она скрылась, он подошел ко мне и сказал:
   – Простите, девушка. Я передумал. Пожалуй, я остановлюсь в деревне. У друга.
   Я опустила глаза. Передо мной лежал его паспорт. Павел Ильченко. Секунду я колебалась. Потом мне вспомнился Макс, и я решила, что не позволю виновному избежать ответственности.
   Я мило улыбнулась в ответ.
   – Сожалею. Но я уже провела платеж. Мы не можем его вернуть, – нагло солгала я.
   – Что же делать? – он выглядел растерянным.
   – Вы оплатили эту ночь. Останьтесь до утра.
   Он колебался.
   – Ладно, – сказал он, наконец. – Я могу заказать ужин в номер?
   – Конечно, – я снова улыбнулась.
   После ужина, когда Аня и ее родители сидели в холле, я сняла трубку телефона и набрала номер комнаты, где остановился Павлик.
   – Господин Ильченко! – сказала я, – Вас беспокоят из приемной. У нас возникли проблемы с вашей картой, вам звонят из банка. Будьте любезны, спуститесь, пожалуйста.
   – Хорошо, – недовольно буркнул он.
   – Ты спятила, какой еще банк? – гневно прошептал Мэтт. – Тебя уволят и правильно сделают!
   – Посмотрим! – ответила я.
   Павлик вышел из лифта и направился к стойке, и в эту секунду Аня заметила его.
   – Павлик! – истошно крикнула она и, вскочив с кресла, бросилась к нему. Родители удивленно наблюдали за ней. Она обняла жениха за шею, заплакала, он растерянно обнял ее в ответ.
   Мы с Мэттом наблюдали за этой сценой. Дружинин поднялся и, прихрамывая, направился к новоиспеченному зятю.
   – Ну, здравствуй! – сказал он. – Ты заберешь ее?
   – Куда? – не понял Павлик.
   – Она говорила, что ты женишься на ней. Посмотри на нее!
   Аня продолжала громко всхлипывать.
   – Давайте обсудим это после, – нашелся Павлик, – мне звонят из банка!
   Он поднял на меня глаза, ожидая поддержки.
   – Они уже повесили трубку, – я улыбнулась.
   – Так ты заберешь ее?! – крикнул Дружинин.
   – Куда я ее заберу?! —закричал в ответ Павлик. – Я ей ничего не обещал! Я предлагал избавиться от ребенка! Она сама не захотела! Оставьте вы меня в покое, наконец!
   Дружинин захохотал
   – Вот, смотри! – сказал он Ане, – Вот какой у тебя жених!
   – Прекратите! – крикнула Аня сквозь слезы, – Хватит! Вы оба хотите избавиться от меня, лучше мне умереть!
   Внезапно она вскрикнула, положила руку на живот и испуганно посмотрела на меня. Мы молчали.
   – У вас есть врач? – уже тихо спросила она.
   Мэтт кинулся к телефону, звонить, а я бросилась к ней. Я оставила стойку и помогла Ане подняться в номер. Ее родные остались внизу.
   – Не уходите, не бросайте меня, мне страшно! – попросила она. – Подержите меня за руку.
   Я села рядом и взяла ее за руку.
   Раздался звонок телефона. Это был Матвей.
   – Врач уехал. Денис поехал в город за другим. Будут не раньше, чем через три часа. Держись, брат.
   – Хорошо, – ответила я.
   – Что он сказал? – спросила Аня, когда я повесила трубку.
   – Что скоро будет врач. Не волнуйтесь. Все будет хорошо.
   – Я хочу умереть.
   – Это неправильно. Вы молодая. Вы будете жить. Не бойтесь.
   Потом приехал врач. В пансионате царил переполох, и надо заметить, что Павлик и родители Ани немало ему способствовали.
   – Я прошу, позовите полицию, – просила жена Дружинина. – Пусть они заберут этого ребенка и доставят в приют.
   – Она права, – поддакивал Павлик.
   Мэтт взглянул на меня.
   – Рано, – сказала я. – Ребенок еще не родился.
   – Лучше забрать его сразу, пока она не привыкла к нему, – возразила мать. – Делайте, как я говорю, вы всего лишь портье!
   Мэтт позвонил в полицию.
   На лице Павлика появилась надежда на освобождение. Дружинин молча пил в углу коньяк.
   Кажется, я была единственной, кого волновало здоровье бедняжки Ани. После приехали сотрудники полиции. Они были удивлены, узнав, в чем дело, но понимали, что ребенку не место в пансионате.
   Еще через несколько часов появился врач. Он держал на руках маленький сверток, который тихонько попискивал. Я почувствовала, что начинаю улыбаться.
   – Как она? – спросила я.
   – В порядке, – ответил врач. – Родился мальчик.
   – Отлично, – заметил Павлик. – Видите, все закончилось благополучно. Доктор, отдайте его офицерам. Мать отказывается от него. Отец тоже отказывается. Я готов подписать бумаги, – быстро добавил он.
   Мне вдруг стало жаль, что я нахожусь здесь, среди этих людей, в сравнении с ними лысый с его запонками показался мне добрым гением.
   Врач спустился со ступенек и подошел к полицейскому, передавая ребенка.
   – Может, оставим его, сделаем сыном пансионата? – хотела крикнуть я.
   Полицейский взял ребенка на руки.
   – Мальчик говорите? – раздался вдруг из дальнего угла голос Дружинина. – Слава Богу, услышал меня! А то все девки рождались.
   Он медленно поднялся и заковылял к полицейским.
   – А ну, покажите его!
   Он взял ребенка, развернул одеяльце и радостно улыбнулся.
   – Разве это мальчик! Это богатырь! Оставьте его. Что я, внука вырастить не смогу? Давайте, господа офицеры, спасибо, что приехали, а теперь все, до свидания, чао!
   – Но мать отказалась от ребенка, – заметил Павлик
   – А ты кто такой, щенок, чтобы за мою дочь говорить! – крикнул вдруг Дружинин. – Анна моя не такая, чтобы сына бросить, не зря я ее растил! Да уберетесь вы отсюда? – обратился он к полицейским.
   – Господа, помощь полиции нам больше не понадобиться, спасибо за визит, – сквозь слезы улыбнулась я. – Будьте добры, захватите в город господина доктора.
   – Ой, спасибо! – обрадовался врач.
   Следующим утром я постучала в номер к Ане. Она, радостно улыбаясь, опиралась на подушки, у нее на руках лежал маленький сынишка.
   – Ваш Павлик уехал, – сказала я.
   – Отлично, – спокойно ответила она. – У меня теперь есть Андрюшка. Спасибо вам.
   – Не меня благодарите, – сказала я, взглянув на Дружинина, сидевшего рядом с кроватью дочери.
   Дружинин догнал меня, уже в коридоре и заговорщически подмигнул мне, прошептав на ухо:
   – Мальчишку-то в честь меня назвала!
   И улыбнулся счастливой, совсем детской улыбкой. А я поняла, что разбираюсь в людях не лучше, чем в тот день, когда встретила в ночном клубе Макса.

   – Марида, Марида! – раздался крик Стейси, и Марида подскочила на кровати.
   – Что ты так орешь! Я же сплю, – возмутилась она.
   – Свершилось! – крикнула она, – Не время сейчас спать!
   – А в чем дело-то? Денис тебе еще раз улыбнулся?
   – Прекрати! – Стейси села на кровать рядом с ней. – Завтра будет большой праздник! Милош приезжает!
   – Да неужели! – теперь уже Марида раскрыла глаза от изумления. – Врешь!
   – Правда! После завтрака приедет Радка! Будет нас уму-разуму учить! Так что вставай!
   После завтрака сотрудники пансионата собрались в большом банкетном зале, где Радка с Карэном подробно объяснили им правила поведения в присутствии хозяина отеля. Горничные с двойным усердием мыли коридоры, Рико и Адиль были отправлены в сад, помогать Карэну, Денис и Эжени руководили подготовкой праздничного банкета.
   – Ночью за стойкой будут Елена и Адиль, – объявила Радка. – А днем Эжени и Рико. Не стоит ставить новеньких в день приезда хозяина. Поэтому сегодня Мэтт и Марида будут работать с трех до полуночи. Потом их сменят Елена и Адиль, надеюсь, они успеют выспаться.
   – До полуночи? – неуверенно переспросил Денис.
   – Кейт побудет с ними после десяти.
   – Хорошо, – Денис кивнул.
   Марида и Матвей удивленно переглянулись. Разве работать после десяти тяжелее? Напротив, гости будут спать. И потом, они уже опытные сотрудники!
   В три часа дня Марида и Мэтт заняли свое место за стойкой. Сегодня не ожидалось ни заезда, ни выезда гостей, поэтому их работа была в основном связана с уборкой холла и рабочего места к приезду Милоша. Помимо этого они отвечали на вопросы клиентов, заказывали еду в номер, в целом день прошел удивительно спокойно. Стрелка часов приблизилась к десяти, спустилась Кейт и села в кресло в холле, разложив перед собой ворох разноцветных журналов. Никто больше не звонил, клиенты пансионата рано ложились спать, лишь стайка молодежи взяла машину напрокат, чтобы отправиться в город на дискотеку.
   Когда оставалось около получаса до конца смены, Кейт зевнула.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →