Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Одной хорошей шариковой ручкой можно написать примерно 50 000 слов.

Еще   [X]

 0 

Психосоциология человекознания (Душков Б.)

автор: Душков Б.

В книге впервые предпринята попытка рассмотреть основные проблемы психосоциологической науки с точки зрения актуальных направлений ее развития: объективных, субъективных, относительных и абсолютных процессов и периодов. Объективные процессы связаны с феноменами биогенеза и социогенеза, развитием внешних и внутренних детерминант деятельности нейропсихологической организации мозга, особенностями социального развития личности и т. д. Субъективные проявляются в развитии видов психики и типологии видов сознания людей. Относительные связаны с аспектами поведения, психосоциогенезом видов поведенческих актов, особенностями деятельности, проявляющимися в морально-правовых аспектах социализации личности, в нравственных идеалах людей. Абсолютные проявляются в общей национальной и профессиональной этике, в общении и совместной деятельности как видах человеческих взаимоотношений и т. д. Все эти направления составляют предмет и объект психосоциологической науки.

Данная книга адресована не только профессиональным психологам, философам, историкам, богословам, этнографам, педагогам, патофизиологам, врачам, психиатрам, географам и т. д., но может быть использована в качестве учебного пособия для студентов, бакалавров, магистров, аспирантов, молодых преподавателей России, изучающих или использующих на практике современные идеи, концепции и методы изучения единого, целостного психосоциологического мировосприятия, к которому движется человечество в новом столетии.

Год издания: 2003

Цена: 110 руб.



С книгой «Психосоциология человекознания» также читают:

Предпросмотр книги «Психосоциология человекознания»

Психосоциология человекознания

   В книге впервые предпринята попытка рассмотреть основные проблемы психосоциологической науки с точки зрения актуальных направлений ее развития: объективных, субъективных, относительных и абсолютных процессов и периодов. Объективные процессы связаны с феноменами биогенеза и социогенеза, развитием внешних и внутренних детерминант деятельности нейропсихологической организации мозга, особенностями социального развития личности и т. д. Субъективные проявляются в развитии видов психики и типологии видов сознания людей. Относительные связаны с аспектами поведения, психосоциогенезом видов поведенческих актов, особенностями деятельности, проявляющимися в морально-правовых аспектах социализации личности, в нравственных идеалах людей. Абсолютные проявляются в общей национальной и профессиональной этике, в общении и совместной деятельности как видах человеческих взаимоотношений и т. д. Все эти направления составляют предмет и объект психосоциологической науки.
   Данная книга адресована не только профессиональным психологам, философам, историкам, богословам, этнографам, педагогам, патофизиологам, врачам, психиатрам, географам и т. д., но может быть использована в качестве учебного пособия для студентов, бакалавров, магистров, аспирантов, молодых преподавателей России, изучающих или использующих на практике современные идеи, концепции и методы изучения единого, целостного психосоциологического мировосприятия, к которому движется человечество в новом столетии.


Б. А. Душков Психосоциология человекознания

   © Б.А. Душков, 2003
   © ПЕР СЭ, оригинал-макет, оформление, 2003

Введение

   Психология и социология непрерывно обогащаются новыми данными, формируются новые гипотезы и концепции, относящиеся ко всем основным областям их проблематики. В этих условиях резко возрастает потребность в более глубокой разработке концепции современной психологии и социологии. Психология и социология сливаются в единую науку, которую условно можно назвать – психосоциология.
   Наука психосоциологических концепций, схем и парадигм оказалась перед необходимостью объяснять реальные жизненные события и решать практические задачи. При этом некоторые из них обнаружили свою несостоятельность и несоответствие современным требованиям жизнедеятельности субъекта и общества. Нужны новые подходы для развития концепции психосоциогенеза личности. Попытки решать практические задачи на основе чисто эмпирического знания порой позволяют находить решения поставленных психологических и социологических задач, однако все это иногда приводит к психологизации социальных и биологизации психических явлений, утверждению субъективизма и индивидуализма.
   В настоящее время особую остроту и актуальность приобрели психосоциологические проблемы, связанные с разработкой концепции современной психологии и социологии. Это обусловлено в первую очередь развитием новой парадигмы в исследовании психической деятельности, основывающейся на объективном подходе к объяснению природы психического состояния человека и методов его изучения, исследованием проблем, связанных с анализом социальной обусловленности психических явлений, разработкой целостного и гуманистического подхода к познанию человека, народов и эпох и их психосоциогенеза.
   Многообразие явлений, изучаемых психологической и социологической науками, вызывает существенные трудности при разработке современной концепции. Для создания этой концепции необходимо понять предельно общую, глубинную, исторически развивающуюся познавательную структуру, отображающую психическую и социальную реальность в единой целостности и специфических, только ей присущих характеристиках; обосновать психосоциологические способы изучения развития психологического познания как деятельности, элементами которой выступают конкретные научные категории, воспроизводящие различные стороны психической реальности (образ, действие, потребность, мотив и др.), виды типологии психосоциогенеза личности, народов и эпох, связанные с переходом объективных периодов в субъективные виды и отражающие закономерности объективных периодов развития человека, народов и эпох.
   Новизна нашего подхода заключается в том, что в основу своей классификации мы положили не отдельные психологические функции (чувства, мышление и т. д.), а виды психосоциогенеза, которые сформировались в ходе биогенетического, онтогенетического, филогенетического и социогенетического развития личности, народов и эпох, межличностных отношений, обусловленных особенностями социализации в разных культурах и общественно-экономических формациях. Типы людей, народов и эпох, которые формируются в процессе развития отдельных видов типологии (биогенетический вид, деятельностный, общенческий и т. д.), обусловливаются преимущественно механизмами развития психики отдельного индивида или духовного общения между людьми. Виды типологии психосоциогенеза отражают процесс, обусловленный социально-трудовой и духовной деятельностью в рамках конкретной общественно-экономической формации, исторических и национальных особенностей личности. Существует определенная зависимость между личностными типами, представленными, например, К. Юнгом (мыслительный, чувствующий, сенсорный и интуитивный), и видами типологии психосоциогенеза. Так, биогенетический вид в значительной степени участвует в формировании сенсорного типа, психический – способствует развитию мыслительного, поведенческий – обусловливает развитие интуитивного типа, общенческий вид способствует развитию экстравертивного типа и т. д.
   В ходе исследования методологических проблем психологии и социологии выявлены критерии оценки и определены ключевые функции, которые следует учитывать при использовании видов типологии психосоциогенеза личности, народов и эпох в теоретической и практической психологии и социологии.
   В работе показано, что для теоретического анализа рассматриваемой проблемы важно выделить ряд концептуальных положений, раскрывающих сущность возникающих противоречий в системе объективных периодов и субъективных видов. Понятийно-терминологические аспекты психосоциогенеза сложны и мало разработаны. Нельзя в данной связи не учитывать потребность как уточнения уже ранее установившихся значений некоторых терминов (в частности, их многозначности), так и введения дополнительной терминологии для вновь выявленных аспектов видов типологии психосоциогенеза личности, народов и эпох.
   Нам представляется, что исходной позицией в выработке целостного понимания проблемы противоречий видов типологии психосоциогенеза личности, народов и эпох должен стать анализ всех форм их жизнедеятельности. Именно в реальной жизнедеятельности человек раскрывается во всей целостности своего существа. В ней, в ее конкретных формах реализуется единство телесного и духовного, материального и идеального, целей и действительности, этического и эстетического, этнического и экологического и т. д. Во многом складывается новая проблемная ситуация в отношениях человека с социальной и природной средами его обитания, возникает ряд проблем, касающихся дальнейшего развития психологии и социологии личности, народов и эпох.
   Исследование влияния объективных периодов на психологию и социологию человека, народов и эпох выявило ряд психологических и социальных противоречий, возникающих во взаимодействии человека, общества и природы. В результате анализа многочисленных фактов изменения современных этнических, экологических и психических процессов была сформулирована концепция преодоления психосоциологического кризиса, включающая ряд идей и современных представлений в философском и социально-психологическом понимании человека, народов и эпох, этнографических аспектах их постижения, познания в культуре, в раскрытии внутреннего мира человека.
   Как показывают наблюдения, важная группа идей и представлений – определение и разработка ключевых аспектов объективного и субъективно-устойчивого психолого-гуманистического резонанса, связанного с глубинной феноменологией человека. Отсюда важной психосоциологической проблемой становится разрешение противоречий, возникающих в сферах биологии, психики и сознания.
   Особое влияние объективные периоды оказывают на состояние биосенсорности, биоориентированности, этологичности и биоантропологичности, что является одной из исследовательских задач работы.
   Это в свою очередь сказывается на состоянии таких важных психосоциологических детерминант, как соматичность, нейтральность, перцептивность и имагенность. Изменение нижележащих уровней вследствие психосоциологического кризиса приводит к нарушениям и частичному диссонансу таких показателей сознания, как идентифицированность, самоосознанность и уникальность личности.
   Необходимо было решить две группы проблем, связанных с изучением влияния объективных периодов на развитие глубинной феноменологии человека: во-первых, разработать наиболее эффективную систему психологической защиты от влияния неблагоприятных объективных факторов; во-вторых, исследовать взаимосвязи (и их нарушения) между отдельными видами психосоциогенеза (психика, сознание), отражающими динамику развития и специфику глубинной феноменологии человека.
   Другая группа идей и представлений касается проблем субъективных и объективных противоречий, связанных с развитием феноменологии относительной деятельности человека (поведение, деятельность и личность). Передача от поколения к поколению исторически сложившихся и меняющихся программ поведения и деятельности возможна благодаря их закреплению в знаковой форме. С одной стороны, национальная культура оказывает влияние на развитие психических свойств, процессов и состояний личности в национальной группе, а с другой – развитие национальных черт психики (национальный характер, национальные чувства и т. д.) помогает организации системы психологического образования и воспитания, совершенствованию образа жизни людей, в целом – психосоциологической культуры.
   Объективное воздействие на психосоциологию человека на этом уровне проявляется в том, что наблюдаются изменения характеристик видов деятельности (потребности, мотивы, цели и действия); поведения (биогенетичность, психофизиологичность, субъектность, взаимосубъектность) личности (индивидуально-типологичность, динамическая направленность, психологический склад, субъектно-объектность). Причины возникновения и развития острых (конфликтных) ситуаций на современном этапе обусловлены рядом объективных и субъективных факторов: противоборством мотивов, потребностей, интересов, влечений у одного и того же человека или национальной группы, общности; несовместимостью целей или ценностей и норм; несовместимостью групп или общностей, преследующих несовместимые цели и своими практическими действиями препятствующих друг другу. Поэтому в книге специально рассмотрен социальный вид деятельности личности.
   И наконец, последняя группа идей и представлений включает систему отношений, формирующуюся во внутреннем мире человека (феноменология социально-эмоциональных явлений). Результаты комплексных исследований показывают, что в основе таких представлений лежат идеи об изменении психосоциологических процессов, включающих разные уровни отношений личности к объективным изменяющимся условиям среды. При этом необходимо учитывать изменение видового аппарата всей феноменологии социально-эмоциональных явлений: совместной деятельности (совместимость потребностей и мотивов, совместимость целей и межличностных отношений, совместность действий), общения (коммуникативность, перцептивность, интерактивность, субъектно-выражаемость) и социального развития человека (социоперцептивность, социорефлективность, социофилогенетичность и социоэтничность).
   При рассмотрении внутреннего механизма формирования и развития личностных и группо-социальных отношений важно подчеркнуть, что психосоциологические процессы развиваются под воздействием разнообразных факторов. Среди этих факторов имеются социокультурные, социоэкономические ит. п., проявляющиеся на межиндивидуальном, межгрупповом и даже на межгосударственном уровнях. Из факторов, влияющих на развитие национально-психологических процессов, следует отметить ценностные установки и ориентации, различного рода социально-психологические эффекты, межличностные контакты, существование или отсутствие государственности, демографические и территориальные факторы и т. д.
   Таким образом, в работе выделены следующие виды психосоциогенеза: биологический – процесс развития биогенетических особенностей организма человека как единого целого во взаимной связи его частей (эту часть психосоциогенеза можно соотнести с телом человека); психический – закономерное изменение психических явлений во времени, выраженное в их количественных, качественных и структурных преобразованиях (что соответствует особенностям души человека); социальный – относительно устойчивый и целостный процесс социальных отношений субъектов, складывающихся в рамках исторически определенного общества (психосоциогенез, связанный с духом отдельного человека и народным духом этнических общностей в целом).
   Вышеупомянутые положения послужили важной отправной точкой при разработке методологических, теоретических и практических проблем концепции современной психосоциологии, отражающейся в разработанных видах типологии психосоциогенеза личности, народов и эпох.
   В работе на основе высокой гуманизации создано целостное видение мира и человека, осуществлен переход от диссонансных противоречий к гармоническим отношениям человека со своим внутренним миром и социальной средой в целом.
   Работа состоит из введения, разделов, глав, заключения и библиографического материала.
   В настоящем введении обоснована актуальность исследования, показана степень ее научной разработанности, поставлены цели и задачи исследования, раскрыта научная новизна и практическая значимость работы.
   В разделах и главах работы рассмотрены базовые для психологической науки законы формирования психосоциологических видов человекознания, раскрыты многочисленные зависимости формирования индивидуально-психологических и социальных различий людей от объективных периодов развития.

Раздел 1
Психосоциология как междисциплинарная область человекознания

Глава 1
Предмет и задачи психосоциологии

1.1. Предмет психосоциологии

   В современных условиях перед психосоциологией возникают новые задачи. Их решение возможно лишь в результате формирования новых подходов, дальнейшего развития методологии и теории психосоциологии.
   Интерес к психосоциологии обусловлен рядом причин. Во-первых, как показывают исследования, еще существует много противоречивых проблем, относящихся к взаимодействию психосоциологических явлений. Специфика психологических особенностей в социальных общностях существенно влияет на построение национальных взаимоотношений, организацию деятельности людей, их поведение и общение. Для успешного решения задач, связанных с управлением этническими и социальными общностями, необходимо знать не только социально-экономические закономерности жизни людей, но и этнопсихологические, например, изменения в области интересов, потребностей, ценностей, традиций, настроений, чувств. Эти факторы играют известную роль в развитии национальных отношений.
   Во-вторых, в эпоху научно-технической революции возрастают социальные и духовные конфликты. Современные условия жизни предъявляют к личности повышенные требования, диктуют необходимость ее всестороннего развития, усиливают меру социальной ответственности общества за ее формирование. Вместе с тем участие человека в разных сферах деятельности (культура, наука, искусство и т. д.) способствует гармоническому развитию национальных интересов личности, формированию и укреплению новых, выдвигаемых самой жизнью форм связей между людьми.
   В-третьих, изучение психосоциологических особенностей людей расширяет научное представление о противоречивых отношениях между этногруппой и личностью, позволяет вскрыть характерные закономерности социальной детерминированности и исторической изменчивости социальной психики людей.
   Структура и методы психосоциологии исторически изменялись в тесной связи с развитием всех сфер духовной жизни общества и самой этнографической, социологической и психологической мысли.
   Психосоциология многопланова. Это обстоятельство выдвигает вопрос: какие же из свойств являются основными?
   Решение данного вопроса сопряжено с немалыми трудностями. Дело в том, что социальные и психологические явления теснейшим образом переплетены. Первые проявляются прежде всего в специфических чертах создаваемой культуры, в этническом самосознании. Основные же черты психологии народов выражаются во всем многообразии психических явлений: в восприятии, памяти, воображении, чувствах, воле, темпераменте, характере, дарованиях и т. д.[1]
   Психосоциология занимается изучением психологических закономерностей формирования психических явлений отдельных этносов[2], исторических и культурных особенностей, отобразивших характерные, преобладающие черты народа – его обычаи, традиции, культуру и т. д.
   Для разработки основ психосоциологии важное значение имеют общие принципы психологической науки, в особенности методологические положения о том, что психические явления развиваются в ходе исторического развития человечества и индивидуальной жизни человека.
   Одна из важнейших методических установок психосоциологического изучения отдельных современных этнических общностей – необходимость исследования процесса распространения городского образа жизни, связанного с ростом удельного веса и роли городов в расселении человечества и охватывающего соответствующие изменения в размещении производительных сил, в социальной (производственно-профессиональной, образовательно-квалификационной, демографической) структуре общества, в культуре и т. д.
   В психосоциологии можно выделить, на наш взгляд, два раздела. Проблематику первого составляют вопросы конкретно-исторических психосоциологических особенностей людей в той или иной общности или группе, второй раздел – сфера межэтнических отношений, межэтническое общение. Несомненно, что между двумя основными разделами психосоциологии нет жестких границ, тем не менее каждый из них имеет свои специфические задачи.
   Некоторые особенности развития психосоциологии людей дает исторический анализ таких общностей, как человеческий род, народность, нация.
   О психосоциологических особенностях людей в первобытном обществе с полной достоверностью говорить трудно; несомненно лишь то, что неразвитым производительным силам и общественным отношениям соответствовали и неразвитые формы общения, межличностные отношения.
   Роль межродовых отношений сводилась в основном к согласованию совместных действий, распределению трудовых операций, сохранению и передаче социального опыта, организации совместной жизни. Каждый род имел специфические психологические черты и свойства, совокупность которых обозначалась как психологический родовой уклад жизни и деятельности. Эти черты проявлялись и преломлялись в родовой культуре, обрядах, религии и т. д.
   Анализ исторических фактов свидетельствует о том, что образование племен уже положило начало расчленению единой многофункциональной общности.
   В конце XIX – нач. XX вв. широкое распространение получили различные разновидности психологической социологии – инстинктивизм, бихевиоризм, интроспеционистские объяснения общественной жизни в терминах желаний, чувств, интересов, идей, верований и т. п. Наряду с попытками объяснения общественной жизни в терминах индивидуальной психологии появились теории, выдвигающие на первый план коллективное сознание (Э. Дюркгейм, Е. Де Роберти, Ф. Гиддингс, Ч. Кули и др.), а также сами процессы и формы социального взаимодействия (Ф. Теннис, Г. Зиммель, А. Фиркандт, С. Бутле и др.). Психологическая социология способствовала конституированию социальной психологии и изучению таких вопросов, как общественное мнение, специфика коллективной психологии, соотношение рационального и эмоционального моментов в общественном сознании, механизмы передачи социального опыта, психологической основы и условия формирования социального самосознания индивида, группы и т. д.
   В основе нашего подхода к проблемам психосоциологической науки лежат разработанные нами теоретические и методологические особенности объективных, субъективных, относительных и абсолютных процессов и периодов, которые составляют предмет и объект психосоциологической науки.
   Исследования по психосоциологии занимали видное место в ряде работ по социально-психологическим различиям людей разных этнических общностей, что представляло определенный интерес для психологической и социологической науки, несмотря на гиперболизацию значения психологических факторов и игнорирование социально-экономических закономерностей развития общества.
   Вопросы национальных различий в психологии народов поднимались и в России в XVII–XIX вв. в работах М.В. Ломоносова, Н.Г. Чернышевского, В.Г. Белинского и др.
   Проблематика психосоциологии сложна и обширна.
   При исследовании психосоциологических закономерностей важно иметь в виду различные аспекты их изучения, которые, взятые только в совокупности, могут воссоздать реалистическую картину жизни народов во всем ее многообразии, помогут выяснить внутреннюю структуру и представить ее как процесс, как многогранную жизнедеятельность людей.

1.2. История развития психосоциологии

   Многие социологи и психологи считают психосоциологию отдельным разделом социальной психологии. Однако правильнее считать ее самостоятельной наукой, возникшей в процессе развития наук, а именно на стыке социологии и психологии. В связи с этой особенностью психосоциология в науковедческом аспекте является относительно автономной наукой, использующей достижения социологии, этнографии и психологии, в особенности социальной психологии.
   Этнография – описание жизни и быта народов – возникла в эпоху рабовладельческого строя. В XIX в. она была признана наукой, при этом ее сущностью были эмпирические описания быта племени, народа. Важно подчеркнуть, что ученые XIX в. накопили и издали большой этнографический материал, который столетиями будет служить источником для будущих исследователей – этнографов, этнопсихологов, социальных психологов, историков культуры, искусства, медицины и т. д. Передовые этнографы конца XIX и начала XX века подметили влияние возникшей новой науки социологии на развитие этнографии. Известный русский этнограф Н. Харузин в своих лекциях, изданных под названием «Этнография», излагал социологические и социально-психологические взгляды Э.Б. Тайлора, Г.С. Пейсера и др., стараясь использовать их для изучения психологии народов. В то же время работы по этнографии способствовали развитию социологии как науки, что, в частности, подтверждается существованием книги Ш. Летурно «Социология, основанная на этнографии» (СПб., 1895).
   В основе психосоциологии лежат такие отрасли психосоциологической науки как историческая психология, нейропсихология, политическая психология, психологическая антропология, психология религии, психофизиология, социальная психология, этнопсихология и другие направления психосоциологического изучения личности, группы, социума и человечества в целом. Интересен, например, вопрос об истории этнической психологии. Выдающийся французский философ Э.Б. Кондильяк также подчеркивал, что характер народа претерпевает постепенное изменение. Он утверждал, что каждый язык выражает характер народа. Не исключено, что книга «Дух обычаев и привычек различных народов», написанная Ж.-Н. Деменье и изданная им в 1772 г, является первым специальным трудом по описательной этнопсихологии и психосоциологии.
   Однако датой возникновения народной психологии как науки многие ученые считают январь 1859 г. М. Лацарус и X. Штейнтель утверждали, что народной психологии как науки не существует, но почва для нее уже подготовлена. Они стали развивать тезис выдающегося естествоиспытателя А. Гумбольдта о том, что «каждая нация имеет свои законы духа». В первом выпуске журнала была опубликована статья, в которой предпринята первая попытка определить задачи народной психологии как науки: познать психологическую сущность народного духа, открыть законы, по которым совершается духовная деятельность народов в жизни, искусстве и науке, а также основные причины и поводы для возникновения, развития и уничтожения особенностей какого-либо народа. В статье также подчеркивалось, что народная психология как наука по своей сущности объяснительная.
   М. Лацарус и X. Штейнтель определяли задачи народной психологии в исследовании духовной природы человеческого рода, народов, поскольку она становится основой истории или собственно духовной жизнью народов[3]. М. Лацарус и X. Штейнтель признавали, что некоторые социально-психологические особенности народа изменяются в истории, но в то же время они допускали, что национальный дух «заключает в себе нечто субстанциональное, неизменное ядро, которое само определяет все изменения духа»[4]. По мнению этих авторов, психология народа есть синтетическая основа истории: она познает законы развития. Эта синтетическая доктрина полагает необходимыми аналитические наблюдения отдельных народностей.
   X. Штейнтель и М. Лацарус народную психологию разделяли на две части: народно-историческую психологию и психическую этнологию. Такое искусственное малообоснованное разделение народной психологии не получило признания среди ученых[5]. Так, например, В.М. Бехтерев в своей лекции «Предмет и задачи общественной психологии как науки» (1910) отмечал, что X. Штейнтель и М. Лацарус предполагали, что народный дух отличен от индивидуальной души и различия в культуре народов объясняются будто бы особенностями их национального, или народного духа.
   Подробная критика взглядов М. Лацаруса и X. Штейнтеля была сделана отечественным этнопсихологом Г. Шпетом в книге «Введение в этническую психологию» (М., 1927), которая в методологическом аспекте имела большие недостатки. Г. Шпет не обосновал конкретными примерами аналогичность этнопсихологии и психологии нации.
   В 1886 г. выдающийся немецкий психолог В. Вундт опубликовал статью «О целях и путях народной психологии», содержание которой было направлено против ученых, отрицающих народную психологию. В предмет изучения народной психологии он включил обычай, язык и манеры. В 70–80-х гг. в России по вопросам этнопсихологии (в описательном аспекте) писали прогрессивные публицисты и социологи (А.П. Щапов и др.), народники-публицисты (П. Лавров, Н.К. Михайловский и др.), врачи (Е.А. Покровский и др.).
   В первой четверти XX в. В.М. Бехтерев в своих психологических работах затрагивал некоторые частные вопросы этнопсихологии. К сожалению, высказывания В.М. Бехтерева, относящиеся к народной психологии, встречающиеся в различных его работах, не обобщены и не изучены, хотя они были распространены среди русских ученых начала XX в., особенно психологов. Отдельные высказывания по вопросам этнопсихологии имеются в трудах В.Г. Плеханова и пока еще тоже не изучены.
   Во второй половине XIX в. после возникновения научного понятия «нация» возникло понятие «национальная психология». Среди ученых, занимающихся национальной психологией, был Г. Лебон, две книги которого переводились в России: «Психология народов и масс» (СПб., 1896); «Психологические законы эволюции народов» (СПб., 1906). Г. Лебон с точки зрения социального дарвинизма и отчасти расизма считал, что существуют определенные умственные и нравственные, т. е., вообще психические признаки, из которых и вытекает эволюция данного народа. Совокупность этих признаков образует то, что можно назвать душой расы. По мнению Лебона, они устойчивы для определенной расы. Средний тип индивидуального проявления психических наследственных признаков определенной расы – национальный характер. Г. Лебон считал, что различные факторы, способные воздействовать на умственный склад народа, действуют на дополнительные и временные стороны национального характера. Изменяется умственный склад в результате медленных наследственных накоплений. Лидером разработки народной и национальной психологии был также немецкий психолог В. Вундт. Итогом его исследования по этому вопросу явился большой труд «Психология народов», переведенный в России в 1913 г. и составляющий часть двухтомника «Книга природы человечества», в число авторов которого входили А.Ф. Швингер-Лерхенфельд, В. Оствальд и др.
   Основу психосоциологии с социологической стороны представляют такие ее направления, как культурная антропология, социологическая теория личности, социальная антропология, геронтология (Уледов, 1995).

1.3. Психосоциология как предмет комплексного исследования

   Однако ее собственным предметом остается комплексное изучение социальных аспектов психики, воздействие системы этнических факторов на жизнедеятельность и поведение людей.
   Системный подход в изучении психосоциологических проблем должен основываться на общих методологических и теоретических принципах психологии и социологии.
   Психосоциологические проблемы до настоящего времени в основном исследовались с точки зрения конкретно-исторических особенностей психологии и социологии людей. Исследователи уделяли внимание главным образом описанию тех особенностей, которые присущи отдельным этносам и нациям, таким категориям, как психический склад[6], характер, самосознание, чувство народа, и т. д. В меньшей степени изучались восприятие народами друг друга, их память и воображение, процессы опосредованного и обобщенного отражения в сознании народа переживаемых событий, волевая активность представителей различных этносов, развитие талантов и дарований народа и т. д.
   Конечно, перечисленные выше психологические и социально-психологические особенности разных народов тесно переплетаются с этническими факторами, образуя единое целое. Эти особенности развиваются в системе общественных отношений – экономических, политических, правовых, этических, эстетических и т. д.
   Общественные отношения развиваются по объективным законам, детерминируют формирование тех или иных этнических групп и социальное поведение индивидов – членов этнических общностей.
   Взаимодействие психосоциологических явлений в процессе общения и отношений зависит от многих факторов индивидуальной и групповой деятельности людей и может проявляться на разных психических и социологических уровнях.
   Проблемы формирования этноисторических типов личности, механизмы психосоциологических взаимоотношений в этнических группах, различные формы коллективного общения и их взаимовлияния весьма сложны и еще недостаточно изучены. Например, взаимодействие этнопсихологических особенностей людей может проявляться в процессе их восприятия друг другом.
   Восприятие и понимание людьми одной этнической общности людей другой – весьма специфическое явление, обусловленное как социальными, так и этнопсихологическими факторами. В условиях взаимодействия людей разных этносов складывается своеобразная система восприятий и представлений, имеющая большое значение для формирования межэтнического сознания и отношений.
   Немалую роль в организации впечатлений о другом человеке или людях играют собственные представления воспринимающего – его осознанные или не вполне осознанные представления о людях других наций, о том, каков их образ жизни, обычаи, привычки, насколько они добры, отзывчивы, т. е. вся система этнических и психологических свойств, характеризующих воспринимаемый этнос: при этом значение имеет не только система знаний об особенностях той или иной общности, но и этнопсихологические качества самих индивидов, их установки, психологический настрой, т. е. определенная система эталонов восприятия, под которой подразумеваются выработанные в процессе определенной этнической общности и закрепленные в ее памяти. В памяти народа ничего не исчезает бесследно, а сохраняется и передается от поколения к поколению во всевозможных формах – литературе, обычаях, традициях и т. д.
   Память народа сохраняет знания, которые приобретает человек в своем индивидуальном опыте, и дает возможность целесообразно их использовать при смене одних поколений другими в историческом процессе, принимающем у каждого народа различные формы и различное содержание.
   Особенности этноса проявляются в историческом мышлении. Мышление проявляется в языке народа. Диалектический материализм учит, что идеи не существуют оторванно от языка. В пословицах и поговорках, в крылатых выражениях отражаются мысли народа, его знания и опыт: «Ум хорошо, а два лучше», «Век живи, век учись», «Ученье свет, а неученье тьма». Пословицы отражают национально-культурную специфику языка, т. е. те языковые значения, которые передаются из поколения в поколение в виде обобщенных образов, имеющих общие существенные свойства предметов и явлений, а также связи и отношения между ними.
   Если в мышлении народа зафиксировано и отражено познание существенных явлений окружающей действительности, то творческая деятельность отдельных этносов ярко проявляется в функции воображения.
   Одной из форм психосоциологического мировоззрения является фантастическое отображение действительности, возникавшее в сознании первобытного человека, и господствующих над ним внешних сил, при котором земные силы принимают вид неземных (мифология, суеверия и т. д.).
   В начале истории объектами этого отражения являлись, прежде всего, силы природы, которые в эволюции проходили у разных народов через самые разнообразные и пестрые олицетворения. Этот первоначальный процесс прослежен при помощи сравнительной мифологии (по крайней мере, у индоевропейских народов) до его первого проявления в индийских ведах; в дальнейшем развитии он детально исследован у индусов, персов, греков, римлян, германцев и, насколько хватает материала, также у кельтов, литовцев и славян. Но вскоре наряду с силами природы вступают в действие и общественные силы, которые противостоят человеку также чуждо и первоначально, также необъяснимо, как и силы природы, и подобно последним господствуют над ним с той же кажущейся естественной необходимостью. Фантастические образы, в которых первоначально отражались только таинственные силы природы, приобретают теперь и общественные атрибуты, становясь представителями исторических сил. В мифологии с ее верой в фантастических духов, легендарных героев, необычайные события, богов значительное место занимают вопросы о происхождении и сущности мира, о переходе одних явлений и событий в другие.
   Всякая мифология преодолевает, подчиняет и преобразовывает силы природы в воображении и при помощи воображения; мифы исчезают вместе с наступлением действительного господства человека над природой. В мифологии отразились также нравственные взгляды и эстетическое отношение человека к действительности.
   Мифология – это бессознательно-художественная переработка природы (здесь под природой понимается все предметное, включая и общество). Таким образом, на самых ранних этапах становления этническая психология формировалась в борьбе с религиозно-мифологическим сознанием как попытка рационального объяснения мира.
   Важная психологическая проблема – исследование уровня развития чувств народа, которые отражают сложные взаимоотношения, возникающие в общественной жизни между людьми этнических общностей. Чувства народа – явление многообразное. Следует различать чувства, выступающие в качестве компонентов характера этноса и проявления его общих моральных качеств, от специфических чувств, неразрывно связанных с этническим самосознанием и выражающих эмоциональное отношение к собственно этнической действительности (к свойствам как своего, так и других этносов).
   Известно, что Ф. Энгельс в работе «Заметки для предисловия к сборнику ирландских песен», употребляя выражение «национальное настроение» ирландцев, писал: «Глубокая грусть, пронизывающая большинство этих напевов, является и по сей день выражением национального настроения». Из всех видов социальных чувств самое тонкое и легко ранимое – национальное чувство. Необходимо внимательно относиться к этим чувствам, учитывать их в политической и идеологической работе.
   Развитие национальных чувств тесно связано с системой материальных условий и соответственными общественными отношениями. Над различными формами собственности, над социальными условиями существования возвышается целая надстройка различных и своеобразных чувств, иллюзий, образов мысли и мировоззрений.
   Особое место в системе психосоциологических характеристик занимают такие категории, как психический склад[7], разнообразные черты характера народа, типичные качества его темперамента, дарования, самопредставления (автостереотипы), представления о других народах (стереотипы), а также феномен этноцентризма, суть которого сводится к тому, чтобы рассматривать этнопсихологические особенности другого народа с точки зрения имеющихся представлений об этнических и психических явлениях своего народа.
   Под понятием «психологический склад» подразумеваются устойчивые черты психологии людей, сложившиеся на основе длительной истории развития того или иного народа. Психологический склад нередко отождествляется с понятием характера, который понимают как систему свойств не отдельного индивида, а многочисленной группы – нации или народности. Характер уже в значении психологического склада и понимается в конечном итоге как совокупность всех устойчивых свойств психики.
   Путаница в понятиях «психологический склад» и «характер» народа часто возникает из-за непонимания диалектики общего, особенного и единичного. Отождествление психического склада с характером объясняется не только сложностью понимания самого термина «характер», но и слабой разработанностью проблемы психического склада нации и его структуры.
   Нет также единого мнения в понимании термина «этнический характер». Так, например, одни подразумевают под характером народа свойства темперамента, его индивидуальные качества, проявляющиеся в особенностях протекания психических процессов и поведения человека. Другие видят в характере выражение эмоциональных проявлений народа. Третьи описывают различия социальных установок, ценностных ориентаций, морали, отношения к труду и т. д. Однако социальная и психологическая природа этих явлений различна.
   Некоторые авторы, например А. Кардинер, стараются доказать, что характер народа является чем-то неизменным, передающимся по наследству из поколения в поколение. Мнение о якобы «врожденной» природе характера довольно широко распространено в литературе.
   В целом характер каждой данной этнической общности представляет собой органическое единство общего и особенного. Отдельные его качества и свойства тесно переплетаются с другими этнопсихологическими характеристиками, образуя множество связанных между собой компонентов системы психологических особенностей народа, той или иной этнической общности. Однако это не механическая сумма специфических черт. Своеобразие характера этнической общности определяется наиболее типичными для них доминирующими чертами.
   Если в характере народа проявляются разнообразные качества и черты, присущие тому или иному этносу, то особенности их подчеркивает темперамент отдельных народов. В литературе неоднократно отмечается, что своеобразие темперамента отдельных народов характеризуется особенностями психических процессов и поведения людей. Как отмечается, ошибочно было бы абсолютизировать значение темперамента как свойства этноса. Во-первых, нельзя забывать, что речь идет всего лишь о преобладающем темпераменте. Во-вторых, темпераменты соседних этнических общностей обычно весьма близки. Наконец, следует учитывать как влияние культурной среды на формирование темперамента, так и воздействие на его проявление других социальных моментов. В литературе по этнопсихологии можно встретить, например, указание на то, что у японцев преобладает сангвинический темперамент, а у итальянцев – холерический. По-видимому, правильнее говорить не о национальном темпераменте, а о превалировании определенных проявлений различных типов темперамента в той или иной национальной среде.
   Весьма сложна и мало разработана проблема различий между этносами в такой сфере психологических особенностей, как способности. Отмечается, что формирование способностей предполагает усвоение индивидом выработанных человечеством в процессе общественно-исторического развития способов деятельности. Способности (задатки) обнаруживаются у всех народов мира, причем не только в сфере умственных, но и специальных способностей (сценической, музыкальной и т. п.). Однако если и можно говорить о некоторых различиях между народами в этом отношении, то, очевидно, имея в виду не просто унаследованные природные задатки, а прижизненно приобретенные способности.
   Важную роль в функционировании этнических общностей играет этническое сознание и самосознание. Выявлены различные типы этнического самосознания, которые определяются господствующими идеологическими отношениями людей в данном обществе, а в конечном счете – условиями их материальной жизни. Нередко сознание этнической принадлежности многозначно. Как объективные основания этнического самосознания, так и его содержание далеко не тождественны на разных этапах общественно-исторического процесса.
   На формирование психосоциологических особенностей людей оказывают влияние межэтнические процессы – межэтнические отношения, общение, сотрудничество и общественная деятельность.
   Исторический процесс порождает множество различных форм межэтнического общения, которые опосредованно связаны между собой. Каждый индивид застает исторически создавшееся отношение людей к природе и друг к другу.
   В историческом процессе в качестве субъектов выступают не только индивиды, но индивиды в их взаимоотношениях, которые они как воспроизводят, так и производят заново. Практически это означает качественное преобразование межэтнической среды, деятельности, изменение мотивов, потребностей, интересов, общения. Отмечено, что фактор национальности, высоко значимый в первые дни общения, отступает на второй план в сравнении с факторами группового взаимодействия, среди которых как наиболее важные выделялись следующие: цель группового взаимодействия, характер групповой деятельности, эффективность взаимодействия.
   Несмотря на многообразие исторически сложившихся форм межэтнического общения, в нем сохраняется нечто всеобщее: формы рассматриваются через призму представленного в них соотношения общечеловеческих и конкретно-исторических национальных особенностей. Возникая в глубинах первобытного периода, общение как условие жизнедеятельности личности проходит через всю историю развития человеческого общества.
   Как показывают современные исследования, важнейшее условие, порождающее потребность в общении, – возникновение проблемной ситуации. При этом речь идет о такой проблеме, для решения которой по каким-либо причинам недостаточно знаний, умений и навыков индивида, выполняющего конкретную деятельность.
   Итак, понимание психосоциологии как отрасли науки об психосоциологических законах становления, функционирования, развития общества в целом, социальных отношений и социальных общностей предполагает, что основная ее функция – исследование этого главного объекта во всем его многообразии. Так как социальные общности представляют собой отличающиеся друг от друга динамические системы, психосоциология прежде всего исследует сходство и различие систем психосоциологических особенностей народов, а также изменение их типических психосоциологических черт в процессе исторического развития людей.
   Разработка психосоциологической проблематики имеет не только познавательное, но и идейное, мировоззренческое значение. В частности, психосоциологические исследования позволяют видеть, что в мире нет ни одного «чистого», не впитавшего множества инородных элементов, сохранившего некие имманентные свойства народа. Существующие этнопсихологические различия вызваны не имманентными свойствами этнических общностей, а локальными особенностями мирового исторического развития.
   Проблемы психосоциологии в настоящее время важны для практической деятельности людей. Учет национальных особенностей людей необходим для разработки путей формирования нового человека, решения психологических проблем воспитания всесторонне и гармонически развитой личности, для социально-психологического изучения производственных коллективов, проблем массовой коммуникации и пропаганды, службы семьи и т. д. Результаты исследований, полученные в психосоциологии, должны учитываться в идеологической работе. Национальные вкусы людей, например, должны приниматься во внимание в процессе эстетического воспитания, в наглядной агитации и преобразовании быта, в международном культурном обмене.
   Важной психосоциологической проблемой является учет национальных особенностей людей в процессе их обучения и воспитания. Психосоциология должна разработать наиболее эффективные методы патриотического и интернационального воспитания. Длительное совместное нахождение людей разных национальностей в группах, коллективах, их жизнь и постоянное общение придают этим проблемам особое значение. Например, комплексное рассмотрение всех аспектов деятельности учебного интернационального коллектива позволяет выделить ряд особенностей, которые необходимо учитывать при обучении и воспитании человека: формирование языкового общения, трудности психологической и социальной совместимости, выявление новых психологических характеристик и особенностей личности, создание и развитие этнических традиций, накопление опыта преодоления стрессовых ситуаций, проявление эмоциональной зрелости и др. Особую важность в воспитании представляет учет национальных чувств, через которые во многом проявляется отношение людей как к своей, так и к другим нациям, их материальным и духовным ценностям и интересам.
   При помощи психосоциологии возможна разработка рекомендаций, направленных на приобщение человека к национальной культуре, обычаям, традициям. К сожалению, в настоящее время исследователи мало внимания уделяют борьбе со старыми, не соответствующими сегодняшнему времени обрядами и традициями, недостаточно содействуют пропаганде и внедрению гражданских ритуалов, созданию новых обрядов и обычаев.
   Существует ряд общественно-практических проблем в психосоциологии, связанных в первую очередь с разработкой системы мероприятий, способствующих успешному приспособлению человека к условиям социальной общности.
   Как известно, без достаточно обоснованных рекомендаций трудно выработать правильное отношение к социально-культурному наследию народов, отделить содержащиеся в нем положительные традиции от негативных явлений. Поэтому важными практическими проблемами для психосоциологии являются: изучение вопросов национальных отношений в становлении нового, современного общества, в интернациональном воспитании человека, в совершенствовании межэтнических общественных отношений и т. д. Включение психосоциологии в решение практических задач связано с увеличением ее роли в системе научного познания и повышением ее ответственности перед обществом.
   Дальнейшее развитие национального и интернационального в различных сферах культуры и образа жизни способствует развитию межэтнического мировоззрения и самосознания.
   Все сказанное выше позволяет сформулировать несколько основных задач дальнейших исследований в области психосоциологии.
   1. Проведение сравнительного анализа психосоциологических направлений, развиваемых в разных странах.
   2. Изучение основных закономерностей формирования социальных особенностей психологии людей.
   3. Исследование психосоциологических основ взаимодействия общего и особенного, национального и интернационального в различных сферах культуры и образа жизни.
   4. Исследование психосоциологических основ деятельности личности в международных группах и коллективах.

1.4. Задачи и методы психосоциологии

   Психосоциология групп – это психическое отражение их общения, деятельности, поведения, т. е. вид общественного отражения. Психология этноса, с одной стороны, включает в себя весь исторический опыт данной общности, а с другой – использует этот запас для защиты структуры данного общества.
   Начиная с XIX в. в некоторых странах развитие психосоциологии имеет не только познавательный, но и целенаправленный утилитарный характер (изучение психики врага для обеспечения победы над ним, для «проникновения» в душу другого народа и т. д.). В XX в. неоколониализм, имея этнопсихологические сведения, стал использовать их для организации войн, распрей между племенами и народностями.
   Различия между народами, нациями возникли в процессе их социально-исторического развития в определенной природной среде и под влиянием специфических экологических условий.
   Научно-теоретической основой психосоциологии являются теоретические положения науковедения, психологии, социологии, социальной психологии, этнографии, антропологии, культурологии, сексологии и т. д., избирательный синтез которых позволит создать научную концепцию психосоциологии, а главное – ее модель как науки. При этом следует учитывать, что психосоциология народа развивается в историческом процессе его деятельности, проявляющемся в образе и стиле жизни народа, его культуре. В это же время социальные аспекты образа и стиля жизни включают этническое воспитание, особенности образования, выраженные в этнопедагогике. Социальные аспекты образа жизни динамичны, на них влияют интернационализация и прогресс науки и техники. При этом следует отличать отражение социального образа жизни и стиля людей в сознании людей от действительной сущности, которая эволюционирует.
   Основной задачей психосоциологии является социально-психологическое изучение образа жизни (в прошлом и настоящем) социальной общности (большой или малой группы), передаваемого от поколения к поколению, сущности этой преемственности. Она изучает социально-психические механизмы сохранения особенностей социальной группы, особенности ее культуры и их влияние на современный образ жизни.
   Практические задачи психосоциологии – обоснование совершенствования гуманистического образа жизни, усиление демократического воспитания коллективов. С этой целью психосоциология на современном этапе развития общества должна изучать:
   • социально-психологические особенности этногруппы, общественные отношения между этногруппами, этногруппой и национальностью, а также социальные и социально-психологические основы формирования этнических общностей, групп, коллективов, их психологические потребности и мотивации;
   • стереотипное, обыденное поведение определенной социальной общности в конкретный промежуток времени, которые есть результат прошлого и настоящего экономического, демографического и социального (культурного и т. д.) развития в пределах определенного региона;
   • сравнительную психологию различных социальных общностей; особенности психологических связей при осуществлении контактов между этническими общностями, группами, причины нарушений, отражающиеся в их поведении;
   • обыденное социальное воспитание (этнопедагогика или народная педагогика), куда входят этнические нормы поведения;
   • этнографическое массовое, преимущественно обыденное сознание, являющееся отражением образа жизни, его развитие в разных экономических формациях и в разные исторические эпохи, виды его проявлений, например, в этнографической этике и морали, лингвистике и т. д.;
   • социально-психологический аспект эмансипации женщин в пределах определенной этнической общности;
   • влияние современной мировой культуры, науки, научно-технической революции на социально-психологическое развитие социальной группы, этноколлектива;
   • этнографические группы в разных странах с целью выявления особенностей соотношения классового, этнографического и общечеловеческого;
   • особенности общественных отношений в определенной социальной группе, т. е. между полами (особенно социально-психологическое значение женщины), между людьми разных возрастов, в семье, проявление их в обычаях и степень наследования; проявление в этнических нормах; проявление их в одних и тех же догмах; гостеприимство;
   • этнический аспект таких социально-психологических явлений, как подражание, внушение и убеждение;
   • философию «здравого смысла» социальной группы как высшего проявления ее обыденного сознания, влияние этой философии на общественные отношения в группе;
   • психологический аспект обыденного познания, которое также может быть систематизировано, но не в качестве научной гипотезы и теории. Обыденное познание входит в состав образа жизни, обладает большой способностью к саморазвитию. Нередко обыденное данное познание, как правило, использует естественный язык этноса и не употребляет научные понятия. В процессе обыденного познания наблюдению подвергаются преимущественно явления, которые попадают в поле зрения личности – представителя этноса. В обыденном познании этногруппы в ходе обобщения наблюдений используются лишь стихийно сложившиеся в процессе опыта ряда поколений способы примитивного логического мышления. Процедуры наблюдения обыденной жизни обладают относительной надежностью;
   • влияние развития способов производства, коммуникаций и роста информации на социально-психологические особенности социальной общности;
   • установки – готовность к определенной социальной активности группы, зависящей от экономических, этнических потребностей и объективной ситуации их удовлетворения;
   • психологическое влияние традиций, обычаев и этнических норм общественного быта на социальную группу (например семью), на просветительную и религиозную деятельность, социально-психологическую значимость обычаев и стереотипных обрядов, особенно связанных с сезонностью труда и семейным образом жизни (физическое и интеллектуальное воспитание детей, предсвадебные ритуалы, свадьба, рождение ребенка, юбилеи, похороны и т. д.);
   • психологическое влияние традиций, обычаев, социальных норм на особенности демографического поведения людей (традиционное отношение к вступлению в брак и разводу, к бездетности, мало- и многодетности, к контролю над рождаемостью, к заболеваемости, смертности и т. д.);
   • конформизм (своеобразные способы приспособленчества, стремление личности соответствовать признанному стандарту в группе) и его особенности при разрешении конфликта между личностью и группой;
   • внутриэтногрупповые способы разрешения конфликтов, психологическое содержание игр, присущих данной этнографической группе.
   К частным важным задачам психосоциологии относится изучение:
   • типичных характеристик, даваемых одной этнообщностью, этногруппой другой, соседней;
   • эмпирических данных о поведении различных слоев этногруппы, этноколлектива, об особенностях массового сознания при определенных социологических обстоятельствах (участие в борьбе за мир, в войнах, революциях, восстаниях, переворотах, производственных, спортивных, музыкальных соревнованиях и т. д.);
   • этнических групп в многонациональных регионах, городах, их расселения, образа жизни;
   • роли религии в формировании психологии и социологии группы; ее стабилизации;
   • социально-психических особенностей этнических профессиональных групп (рабочих, сельского населения, интеллигенции и т. д.);
   • социально-психологических особенностей образа жизни различных сословий этногруппы;
   • влияния развития мировой культуры на изменение психологии обыденного сознания и воспитания в социальной группе; соотношения развития этнической культуры и этнопсихологии; влияния начального, среднего и высшего образования на изменение психологии социальной группы и др.
   Прогнозируя развитие этнопсихологии, Ю.В. Бромлей пишет: «В настоящее время изучение отдельных этнопсихологических явлений ведется главным образом в рамках этносоциологии современности. И не исключено, что именно здесь находятся истоки нашей будущей этнопсихологии». (Бромлей Ю.В. Современные проблемы этнографии. М., Наука. 1981.С.368).
   В середине XX в. возникла этническая социология, по мнению Ю.В. Бромлея, изучающая механизмы взаимосвязи собственно этнических и социальных (в узком значении слова) явлений в современных этносоциальных процессах: с одной стороны, собственно этнические процессы в различных социальных группах; с другой – социальные процессы в различных этнических обществах.
   Историческая социология, по мнению В.П. Лащука, изучает методом типологии и системных характеристик структуры и механизмы функционирования систем общественной организации и этнической общности, социокультурную специфику бытового уклада и социально-группового поведения людей в различных общественно-исторических средах.
   Достижения психосоциологии будут способствовать не только борьбе с расизмом, но и развитию новых наук – этнической и исторической социологии, ноопсихосоциологии.
   С развитием науки взаимодействие этнографии и этнопсихологии, этнической социологии и исторической социологии будет расширяться.
   К сожалению, понятийный аппарат психосоциологии находится в начальной стадии разработки. Несомненно, многие понятия психосоциологии должны обоснованно заимствоваться из социологии, социальной психологии и этнографии. К ним, например, относятся:
   • «этническая общность (этнос)» – исторически сложившаяся, устойчивая малая или большая группа личностей (племя, народ), имеющая самосознание. Основой этнической общности являются язык, специфический образ жизни с традициями и обычаями, дополнительной основой является общность территории. При этом этническая общность эволюционирует, например, под влиянием научно-технического прогресса и в особенности развития мировой культуры. Способность этнической общности к восприятию мировой культуры, в частности, достижений науки, искусства, этики является важным критерием, характеризующим эту общность[8];
   • «этнические процессы» – эволюционные процессы, происходящие под влиянием культуры и др., приводящие к изменению общности;
   • «этногенез» – процесс формирования этнической общности и т. д.
   Основные научные понятия психосоциологии, заимствованные из социальной психологии, – это «малая и большая группа», «коллектив». Этническая группа – обособление части народа, язык, культура и образ жизни которого имеют особенности. Она может быть малой и большой. Этническая малая группа (семья, племя, небольшая народность, религиозная группа и т. д.) может возникать при продолжительном отрыве небольшой части народа от основного этнического массива. При этом она может специфически развиваться под влиянием окружающих ее народностей. Этническая большая группа – нация, реже многомиллионный народ. Этнический коллектив – это не менее трех этнических личностей, добровольно объединенных общей значимой целью (производственной, общественной и т. д.).
   К относительно новым удачным научным понятиям психосоциологии относится «этноцентризм». Под этноцентризмом понимается склонность рассматривать явления и факты чужой культуры и чужого народа сквозь призму культурных традиций и ценностей своего народа. При этом в этноцентризме всегда содержатся критерии сравнения психологических особенностей племен, народностей. Обоснованно введено в психосоциологию научное понятие «социальный стереотип» – предвзятое мнение об этнографических и социальных свойствах людей другого народа. Как подчеркивает Ю.В. Бромлей, стереотипы поведения являются весьма показательными в социальном отношении компонентами обыденного сознания, а соответственно и бытовой формы культуры. Стереотип поведения подчеркивает этническую и социальную специфику жизнедеятельности того или иного народа.
   Этническую и социальную специфику можно обнаружить в самых разнообразных шаблонах поведения – от трудовых приемов до правил этикета. Как указывает Ю.В. Бромлей, определенную специфическую для каждого этноса окраску имеют и многие из таких сложных социально-психологических образований, как ценностные ориентации, социальные установки, идеалы, нормы поведения, убеждения, интересы и т. д. Однако следует подчеркнуть, что степень стереотипизации того или иного социально-психологического образования зависит от многих этнических факторов (развития социальных аспектов групповых процессов, психологии общения, межличностных отношений и т. д.).
   Основным этнопсихологическим и психосоциологическим научным понятием также является «этническое самосознание» – сознание личностью или малой группой принадлежности к определенной этнической группе. Наиболее подробно разработано это научное понятие в трудах Ю.В. Бромлея (1981), который в своей книге «Современные проблемы этнографии» пишет о том, что этническое самосознание – это представления людей о его свойствах, в то время как этническое сознание включает весь комплекс этнически окрашенных компонентов общественного сознания, в том числе и этнические стереотипы. Именно поэтому при всей значимости для формирования этнического самосознания и соотнесения с другими этническими группами было бы упрощением включать в него целиком соответствующие этнические стереотипы. И.П. Левкович и др. считают, что этническое самосознание не только содержит сознание особенностей своей этнической группы, но и включает эмоциональные переживания. По их мнению, этническое сознание (групповое сознание) является системой взглядов, идей этнической группы, возникающих при взаимодействии с другими этническими группами. Авторы утверждают, что элементом этнического сознания является этический стереотип, формирующийся на уровне обыденного сознания и познания. А.С. Мыльников обоснованно разграничивает этническое самосознание и национальное. Он считает, что этническое и национальное самосознание – однопорядковые научные понятия. Однако, по его мнению, этническое самосознание обозначает осознание принадлежности личности к определенному народу, а национальное – к определенной нации.
   Следует четко различать развитие этнического и социального самосознания у личности и группы. Этническое самосознание у личности возникает в дошкольном возрасте и связано с осознанием особенностей своего родного языка. В развитии самосознания личности ведущую роль играют знания о прошлом своего народа (история народа, предания, фольклор). В то же время этническое самосознание личности может развиваться при отсутствии традиций и обычаев, но при наличии любви к родине и т. д. Оно может быть ослаблено у личности, если последняя не имеет непосредственных или опосредованных контактов с этнической общностью. Религия оказывает значительное воздействие на этническое самосознание личности. Формирование и развитие этнического и социального самосознания группы происходит в результате непрерывного взаимодействия этнических личностей между собой и с социальной и природной средой. Этническое самосознание может проявляться в этническом и общественном мнении.
   «Этническое сознание» – понятие, нуждающееся в разработке дефиниции. Некоторые ученые считают, что его частью является этническое самосознание. В то же время этническое сознание в большой степени включает обыденное сознание, которое является повседневным практическим сознанием масс и в эпоху научно-технического прогресса стихийно интеллектизируется. Обыденное сознание отражает определенные явления, чаще всего относящиеся к трудовой и бытовой деятельности. Обыденное сознание ассимилирует некоторые знания, выработанные наукой. Обыденное сознание является отражением знаний, способствующих ориентации этноличности в социально-предметной среде. Этническое сознание отражает образ жизни племени и народности, развитие их специфических черт культуры.
   «Этническое чувство» – отношение личности к своей этнообщности и к другим этнообщностям. Этническое чувство может проявляться как любовь и гордость, эгоизм по отношению к своей этнической общности и т. д. Оно способствует устойчивости этнического стереотипа, который с прогрессом человечества медленно, но изменяется.
   Важным научным понятием этнопсихологии и психосоциологии является «этнопедагогика» – народный опыт воспитания новых поколений в соответствии со сложившимися традициями, обычаями и определенной этнокультурой.
   К основным научным понятиям этнопсихологии и психосоциологии относится «этническая традиция» – индивидуальная или групповая исторически сложившаяся и передаваемая из поколения в поколение этнообщности привычка в определенных условиях выполнять определенные действия (традиции – социально-групповые, относительно стереотипизированные явления). Е.П. Шпиц определяет традиции как сложившиеся устойчивые и обобщенные нормы и принципы отношений людей в обществе. Э.С. Маркарян считает, что под культурной традицией целесообразно понимать любые стереотипно выраженные массивы группового опыта людей. Для существования любых традиций необходим определенный социально-психологический климат этнообщности, с изменением в нем форм общения происходит эволюция традиции. Д.С. Лихачев подчеркивал, что простое подражание старому не есть следование традиции. Творческое следование традиции, по его мнению, предполагает поиск живого в старом, его продолжение, а не механическое подражание иногда отмершему.
   Обычаи и обряды – социально-психологические формы поведения, продукт групповой деятельности – возникают как следствие определенных потребностей и деятельности этногруппы. Обычай – исторически сложившееся стандартизированное действие, стереотипное поведение этнической общности в результате ее оценки общественно значимых потребностей и интересов этнической общности людей. Обычаи охраняются общественным мнением от возможного их нарушения, обладают свойствами консервативности и устойчивости. Обычай вследствие своей относительно строгой регламентации действий и поступков влияет на психологию этногруппы.
   Обряд – это система символических и реальных действий, отражающих определенные идеи, представления, ценности, нормы, чувства этнической общности. Обряды отображают внутреннее содержание события и представляют собой сложное переплетение идеологических отношений, символических и реальных действий, а также психологических состояний участвующих в них лиц. Многие этнические малые и большие группы, находящиеся примерно на одной ступени социального и особенно культурного развития, имеют сходные обряды и обычаи, этические нормы поведения.
   Обычаи и обряды под влиянием развития общечеловеческой культуры изменяются и даже отмирают. Это отмирание обрядов и обычаев обусловливается тем, что они переносятся из одной стадии развития этнической культуры в другую, где в значительной степени уже утратили свой смысл и даже иногда замедляют развитие этнической общности. Разграничение понятий «традиция» и «обычай» имеет методологическое значение, дающее возможность раскрыть потребности и мотивации этнической общности, а также обычаи в этнической общности, вести с ними эффективную научно-просветительную войну.
   В этнической психологии и психосоциологии используется научное понятие «этнические особенности образа жизни», под которым понимаются особенности жизнедеятельности (в процессе производства, во время общественно-политических мероприятий, в быту, на досуге и т. д.) в определенных социальных и экологических условиях. Специфические черты образа жизни этнической общности передаются поколениям почти в неизменном виде; они могут быть социально-психологического и культурного характера. Этнические особенности образа жизни людей определяют в значительной степени их образ мыслей. Культура этнической общности является отражением ее образа жизни, ее деятельности.
   Возможно, целесообразно в этнопсихологии и психосоциологии использовать научное понятие «межэтнической среды», которая образована малыми группами этнических общностей, взаимодействующих в едином пространственно-временном параметре (лимитрофной зоне).
   Межэтническая деятельность – сложное взаимодействие деятельности одной этнической общности с другими. Межэтническая деятельность определяется экономическими, общественно-историческими, культурными, социально-психологическими условиями развития разных этнических общностей. Межэтническая деятельность создает специфические условия общественного бытия, способствует формированию межнационального сознания, благодаря чему происходит развитие общества, его переход на более высокую ступень формации.
   Межэтническое общение отражает косвенное взаимодействие индивидов в процессе деятельности, обмена результатами труда, информацией, эмоциями и т. д. С развитием производства и усложнением социальной структуры общества развивались и усложнялись прямые и косвенные формы межэтнического общения. С универсальным развитием производительных сил устанавливается универсальное общение межэтнической среды, деятельности, а с другой – изменение мотивов, потребностей, интересов, общения, где главными все более становятся взаимные симпатии, развивающиеся на основе единства общественного бытия, а следовательно, и единства духовной жизни общества[9].
   Социальную значимость личности в этнообщности можно выявить, соотнеся ее образ жизни с требованиями общеэтнических целей. Консервативно настроенная личность ориентируется на сохранение исторически сложившегося образа жизни, на антигигиенические обычаи и обряды. Для развивающейся личности соответственно прогрессу человеческого общества идеал жизни народа направлен в будущее.
   До настоящего времени психосоциология не выработала специфичных методов исследований. Она использует методы, применяемые в социологии и социальной психологии. К ним относятся систематическое, плановое наблюдение и описательный способ, анкетирование и использование вопросников, социально-психологический анализ географических и этнографических путешествий, фольклора и даже художественной литературы. При психосоциологическом исследовании особое внимание обращается на выявление психологической потребности, мотивации этногруппы, особенностей ее поведения, социально-психологические условия для передачи опыта социальной общности.
   В психосоциологическом исследовании наиболее широко применяются следующие методы наблюдения за жизнью представителей социальной общности: эксперимент, беседа, изучение этнической деятельности, анкетирование, тестирование, сравнительный анализ развития социальных особенностей (обычаи, традиции, обряды и т. д.), которые, в свою очередь, преломляются во множестве специальных процедур – методиках получения научных данных об социальных особенностях группы, этнических процессах, свойствах и состояниях личности, этнического сознания, деятельности и общения и т. д.
   Для организации психосоциологических и этнопсихологических исследований обычно используют лонгитюдный (длительное и систематическое изучение одних и тех же испытуемых) и сравнительный методы анализа разнообразных этнических, социальных и психологических характеристик.
   Лонгитюдный метод заключается в том, что на протяжении продолжительного времени последовательно изучаются представители той или иной этнической или социальной общности.
   Если в процессе этнопсихологического и психосоциологического исследования сравниваются особенности психологического проявления образа жизни этнических общностей, то данные исследования обозначают как сравнительно-онтогенетическое построение.

1.5. Методологические принципы и процессы в психосоциологии

Этнокультурные процессы
   Понятия «социокультурные» и «этнокультурные процессы» фиксируют и общее отличие человеческой жизнедеятельности от чисто биологических форм жизни, и качественное своеобразие исторически конкретных форм этой жизнедеятельности на различных этапах развития общества, в рамках определенных эпох, социально-экономических формаций, этнических и национальных общностей. Этнокультурные и социокультурные процессы характеризуют особенности поведения, сознания и деятельности людей в конкретных сферах общественной жизни, в их межэтнической деятельности. Этнокультурные процессы затрагивают особенности отдельного индивида, социальной группы и всего общества в целом.
   В деятельности личности эти процессы играют особую роль, ведь передача этнокультурной информации, как и всякой другой, осуществляется в человеческом обществе в различных формах: через произведения материальной и духовной культуры, путем познавательных процессов, жестов и т. п. Одной из основных форм такой передачи выступает речь – словесная информация, исторически сложившаяся в процессе материальной, преобразующей деятельности людей форма общения, опосредованная языком. Для этнокультурных процессов представляет интерес прежде всего место речи в системе высших психических функций человека – ее взаимоотношения с мышлением, сознанием, памятью, эмоциями и т. д. При этом особенно важны те особенности речи, которые отражают структуру личности и ее деятельность в этногруппах и этнообщностях. Обмен сведениями этнокультурного характера осуществляется на основе непосредственных (личных) или опосредованных (неличных) контактов. Как отмечает Ю.В. Бромлей, по мере развития средств массовой коммуникации удельный вес непосредственных контактов в передаче социокультурной, этнокультурной и этнопознавательной информации непрерывно сокращается. Соглашаясь с Бромлеем, другой исследователь, Ю.М. Кобищанов, тем не менее подчеркивает, что такие контакты все равно остаются наиболее действенными. Основными видами контактов, связанных с передачей этнокультурной информации, являются бытовые, производственные, рекреативные и учебные. Будучи основным коммуникативным средством, язык в то же время выполняет сигнификативные функции, выступает в качестве условного знака принадлежности его носителей к определенной этнической и социальной группе, к определенному классу этнокультурных и познавательных процессов. При характеристике языка как этнического признака культурно-познавательных процессов следует учитывать своеобразие самого восприятия этого признака, так как язык служит средством человеческого общения, мыслительной и социальной деятельности, выражения самосознания личности, передачи от поколения к поколению и хранения культурно-познавательной и другой информации. Языковая принадлежность этнической группы может быть выяснена при первых контактах с ней. В то же время вопрос об этнической принадлежности духовной культуры гораздо сложнее. В отличие от языка лишь некоторые элементы культуры (в узком значении этого слова) выделяются обыденным сознанием в качестве отличительных черт данного этноса или социальной общности.
   Следует разграничивать культурно-познавательные процессы личности и групповые процессы. Поскольку в целом этнокультурные процессы отдельного индивида не обладают всеобщей значимостью для этноса, они сами по себе не могут служить отличительными признаками последнего. В такой роли могут выступать лишь те черты культурно-познавательных процессов, которые характерны для всего этноса или социальной общности. Этнические культурно-познавательные процессы не следует смешивать с культурно-познавательными процессами этноса (нации) в целом. Последние включают не только этнические, национально-специфические, но и межэтнические, интернациональные компоненты. Культурно-познавательные процессы можно разграничить в зависимости от их содержания на стереотипы деятельности и стереотипы воспитания. Под первыми мы понимаем динамическую систему взаимодействий личности с миром, этносом, в процессе которых происходят возникновение и воплощение в объекте культурно-познавательного образа и реализация опосредованных им отношений субъекта с предметной действительностью, а под вторыми – деятельность по передаче новым поколениям этноисторического и социального опыта, планомерного и целенаправленного воздействия наличность, т. е. деятельность, обеспечивающую формирование личности, ее подготовку к общественной жизни и производительному труду в этногруппе и этнообщности.
   При развитии этнокультурных процессов выделяют два элемента, составляющих их основу: чувственное (ощущения, восприятия и представления) и рациональное (мышление во всем его многообразии: понятия, суждения, умозаключения, гипотезы, теории и т. д.). В этнокультурных процессах следует различать уровни – качественно-своеобразные знания, варьирующиеся по полноте, глубине и всесторонности охвата объекта познания, по способу достижения основного содержания знания, по форме выражения. В первую очередь следует упомянуть такие уровни, как чувственно-эмпирический и теоретико-творческий. Они имеют у разных народов свою специфику, связанную с характером развития этнических функций культуры. Различаются культурно-познавательные процессы по особенностям своих важнейших, наиболее стабильных, образований. Так, говорят об особенностях культурно-познавательных процессов конкретной исторической эпохи, о национальном и классовом характере этих процессов. Однако строгих различий между культурно-познавательными процессами установить не удается: в любой исторической эпохе культурно-познавательные процессы всегда содержат в себе, например, элементы культурных знаний предыдущих эпох, хотя роль этих элементов может существенно меняться в связи с возрастной динамикой перцептивно-познавательных процессов. Так, эксперименты показали, что возрастная динамика мнемических функций отличается чрезвычайной лабильностью и противоречивостью.
   Наиболее важными проблемами, стоящими перед психосоциологией в области изучения культуры и природы, являются исследования отношений между человеческими (социальными) сообществами и окружающей географической, социальной и культурной средой, прямое и побочное влияние производственной деятельности на состав и свойства окружающей среды, экологическое воздействие антропогенных, особенно урбанизированных, ландшафтов, других социально-экологических факторов на физическое, социальное и психологическое здоровье человека, на генофонд человеческих популяций, влияние социальных аспектов групповых психических процессов на взаимодействие и на поведение людей и т. д.
   Одна из проблемных областей психосоциологии – изучение влияния социально-психологических явлений на взаимодействие культуры и природы. Социально-психологические особенности культуры характеризуют познавательную, гносеологическую деятельность людей, их историческую преемственность, передачу социального опыта, коммуникативную, регуляторную, нормативную направленность деятельности людей.
   Главной, системообразующей функцией культуры, отражающей ее социальный смысл, является гуманистическая направленность культуры, ее нравственные и эстетические стороны отношений человека к природе.
   Внутреннее, содержательное единство человека и природы служит одной из важнейших характеристик культуры. Подлинно человеческое отношение к природе обусловлено не самой природой, а обществом, культурой, уровнем их развития. Сфера культуры становится в высшей степени производительной сферой, целью которой всегда является «производство» творческой личности.
   В культуре находит отражение уровень потребностей человека как субъекта всего исторического процесса. На ранних этапах истории человек полностью не выделяет себя из природы, находится от нее в прямой зависимости в силу ограниченности используемых им средств и орудий труда.
   Каждой эпохе в развитии общества, в жизни человечества соответствует определенный тип культуры, обладающий специфическими конкретно-историческими характеристиками: формационными, выявляющими особые черты существования культуры в рамках той или иной общественно-экономической формации; классовыми, ибо каждый класс создает свою собственную культуру, соответствующую его месту и роли в социокультурной жизнедеятельности; национальными, ибо своеобразие культурных форм определяется исторической судьбой той или иной нации или народности, отражающей, в частности, и ее межнациональные связи.
   Существенной проблемой психосоциологии является изучение вопросов, касающихся взаимодействия разных областей культуры с природой. В структуре целостной системы культуры можно выделить две большие области: материальную культуру, связанную с изменением человека в процессе преобразования им природы, и духовную культуру, связанную с преобразованием духовного мира человека и его социального бытия. Научно-техническая революция закономерно ведет к все большей интеграции материальной и духовной культуры.
   Актуальной проблемной областью психосоциологии становится изучение влияния воздействия природы на культуру На ранних стадиях развития общества специфика природных ресурсов самым непосредственным образом отражалась на характере орудий труда, что фиксируется при периодизации истории производительных сил, выделяющей каменный, бронзовый и железный века. Почвы, рельеф и водные ресурсы оказывали и до сих пор оказывают значительное влияние на трудовую деятельность в сфере сельского хозяйства (с этим связано преобладание тех или иных направлений деятельности). Содержание недр, ископаемые богатства, энергетические ресурсы, как известно, существенно воздействуют на индустриальное развитие стран. Климат в сочетании с рядом других природных факторов (в частности, с флорой) во многом определяет особенности одежды, жилища, набор возделываемых сельскохозяйственных культур, транспортных средств в различные времена года и т. п. Существенный природный компонент материальной культуры составляет энерговооруженность человеческой жизнедеятельности, обеспечивающая человека питанием, топливом, транспортом, энергией для машин.
   Особенности природной среды (климата, почвы, рельефа, флоры, фауны) оказывают определенное влияние и на различные стороны духовной культуры. Это находит свое косвенное выражение, например, в специфических привычках, обычаях, обрядах, в которых проявляются особенности быта народов, связанные с характерными чертами среды его обитания. Оказывает определенное влияние природная среда и на художественную культуру. Актуальной проблемой психосоциологии является изучение роли культурных традиций в использовании природы. Определенное значение в выборе каждым конкретным народом того или иного способа использования природных ресурсов принадлежит культурным традициям. Влияние культурной традиции обнаруживается в предпочтении тех или иных типов хозяйства, в средствах труда, в потреблении естественных средств жизни (пища и способы ее приготовления), в такой сфере экологии человечества, как внебиологическая адаптация народов к климатическим условиям среды обитания, в таком компоненте материальной культуры, предназначенном для защиты людей от неблагоприятных климатических воздействий, как одежда. Проявляются этнические и социальные традиции и в такой сфере культуры, ориентированной на защиту человека от неблагоприятных воздействий среды, как медицина. Известно, что находящиеся в одних и тех же природных условиях соседние народы нередко пользуются для лечения одинаковых болезней совершенно различными лечебными средствами, лекарственными растениями.
   Как уже отмечалось, еще мало изученным аспектом психосоциологии остается проблема воздействия общества на природу Оказывая влияние на культуру, природа, в свою очередь, испытывает огромное, всевозрастающее воздействие со стороны общества, которое осуществляется с помощью мощного арсенала средств, созданных многими поколениями людей. Один из результатов воздействия общества на природу представляет культурный ландшафт, возникший в результате строительства городов, промышленных предприятий, преобразования земель в сельскохозяйственные угодья, вырубки лесов, создания водохранилищ и т. п. Под воздействием человека меняется направление течения рек, появляются новые водоемы, разрушаются горы. Но сколь ни велики масштабы овладения человеком природой, его власть над ней не абсолютна. Об этом людям время от времени напоминают стихийные бедствия: пожары, наводнения, землетрясения, засухи и т. п. Человек может в большей или меньшей мере ослаблять действие этих стихийных сил, но не в состоянии полностью устранить их.
   Проблема взаимоотношения культуры и природы становится особенно актуальной в современный период развертывания научно-технической революции, когда в условиях бурного развития науки и техники резко обострилась экологическая ситуация, так как технический прогресс способствует вовлечению в сферу производственной деятельности человека не только все большей массы освоенных, но и новых видов вещества и энергии, ранее либо неизвестных, либо не находивших широкого применения.
   В современных экологических условиях, когда проблема взаимодействия культуры и природы приобрела огромное значение, необходимы этноколлективные, осуществляемые по единому плану усилия в области охраны природы.
   Психосоциология, на наш взгляд, может изучать такие аспекты культурно-познавательных процессов, как стереотипы и нормы поведения людей в разные периоды развития народностей и наций, эталоны мышления и оценочных суждений, центральные образования этнических моделей мира, которые свойственны различным этническим группам, а также механизм формирования и усвоения этих моделей в процессе индивидуального развития. Изучение культурно-познавательных особенностей мифологического сознания, которое было характерно для продолжительного периода общественно-исторического развития, следует выделить как отдельную проблему. Исследование мнений о людях, ценностных представлений о них, способов оценки их поступков и мотивов поведения может дать богатый и очень полезный материал для лиц, занимающихся проблемами массовой коммуникации. Знание отдельных элементов культурно-познавательных процессов у людей разных национальностей помогает создать благоприятный морально-психологический климат в трудовом коллективе, что способствует развитию национальных культурных традиций и культуры в целом.
Социочувственные процессы
   Социочувственные процессы – это не локальная система, а интегральная организация. Они являются настраивающими, исходными в развитии, с одной стороны, сложных взаимоотношений между личностью и внешними факторами, с другой – социально-экономических, культурно-познавательных и социально-психологических отношений. В зависимости от протекания данных процессов, их направленности может изменяться направленность и взаимодействие этноличностных, этногрупповых и даже этнообщностных процессов. Социочувственные процессы могут оказывать влияние на деятельность таких важных категорий, как психический склад и характер, а также некоторые познавательные особенности личности, что приводит к изменению личности.
   На развитие социочувственных процессов влияет функциональное состояние людей, особенности их эмоционального возбуждения, испытываемые ими психологические напряжения и стрессовые состояния. Определяется это совокупностью ряда специфических качеств положения личности в социальной группе и этнообщности:
   • особенностями темперамента, в которых проявляются сила, подвижность и уравновешенность нервных процессов;
   • интересом к деятельности, стремлением совершенствовать свое мастерство; настойчивостью, решительностью, смелостью в сочетании с инициативностью, сообразительностью и самокритичностью;
   • способностью к кратковременному большому напряжению при возникновении стрессовых ситуаций;
   • эмоциональной устойчивостью (эмоциональное возбуждение, напряжение и т. д.);
   • широтой распределения, быстротой переключения и устойчивостью внимания;
   • скоростью и точностью сложных видов речемыслительных актов и стереотипов.
   Любое психическое состояние связано с изменениями всего организма и может быть описано системой взаимосвязанных параметров. Важнейшими из них являются поведенческие параметры личности в социальной группе: поза, мимика и пантомимика, характер двигательной активности; характеристики речевого поведения (интонация, структура речи и т. д.); коммуникативно-поведенческие (стиль и характер общения с другими людьми); вегетативные (реакции сердечно-сосудистой и дыхательной систем, внутренних органов и т. д.); биохимические (обмен веществ, ферментные и эндокринные реакции).
   При анализе социочувственных процессов исключительно важное значение имеет их так называемая «субъективная сторона», т. е. субъективное отражение как самого состояния организма, так и определяющих его условий (переживания, чувства и т. п.). Психическое напряжение, как один из основных видов психического и социального состояния, возникающего в процессе жизнедеятельности личности, сопровождается мобилизацией нервно-психического состояния (прежде всего перестройкой анализаторных систем человека), направленной на поддержание тонуса организма и обеспечение оперативной готовности, что необходимо для нормального протекания социочувственных процессов в данных условиях.
   Социальные чувства народа – явление многообразное. Следует отличать чувства, выступающие в качестве этнических компонентов характера и проявления общих моральных качеств, от специфических чувств, непосредственно связанных с этническим самосознанием и выражающих эмоциональное отношение к реальной этнической действительности (к свойствам как своего, так и других этносов).
   Если социальные чувства народа отражают различные отношения, переживания исторической действительности, то целенаправленная деятельность людей связана с их волевыми процессами, их волевой активностью, проявляющейся особенно ярко в наиболее тяжелые периоды формирования и существования этнообщности (войны, стихийные бедствия).
   Развитие социочувственных процессов имеет свои особенности, связанные с перестройкой психофизиологических реакций человека под воздействием меняющихся условий среды и по мере его взросления. Исследованиями установлено, что динамичность возбуждения в своем развитии обнаруживает нарастание и оптимум в 18–21 год, понижение – в 22–24 года. Некоторый подъем в 25–28 лет, а затем вновь понижение, после чего наступает стабилизация на относительно низком уровне. Динамичность торможения, напротив, не только не понижается с возрастом, а несколько даже увеличивается, обнаруживая в своем развитии оптимумы в 19, 22–24 и 32–33 года.
   Социочувственные процессы входят составной частью в сложный комплекс адаптации как реакция приспособления человека в той или иной этнической среде. Они создают оптимальный уровень для психофизиологических и других процессов, что способствует наилучшему использованию ресурсов организма в соответствии с требованиями ситуации. Вместе с тем механизм эмоциональной стимуляции имеет предел, превышение которого сопровождается дезинтеграцией физиолого-биохимических процессов, нарушениями психической деятельности личности в этногруппе или в этнообщности. Именно превращение этого предела и приводит к стрессу. Эмоции представляют собой психофизиологическое состояние организма, имеющее ярко выраженную субъективную окраску Психофизиологическое проявление эмоций обычно сопровождается химическими реакциями и двигательными актами, а также изменениями в деятельности сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, желез внешней и внутренней секреции и т. д. Интегральный характер эмоций, играющих определенную роль в развитии социочувственных процессов, проявляется в реакции многих функций организма.
   Эти процессы обусловлены социально и исторически, как и сама человеческая личность, изменяющаяся в ходе эволюции общества. Они формируются по мере развития этнического сознания и этнического самосознания, под влиянием воспитательного воздействия семьи, школы, культуры и других социальных институтов.
   В ходе формирования личности социочувственные процессы организуются в иерархическую систему, в которой одни процессы занимают ведущее положение, другие же остаются потенциальными, нереализованными тенденциями. Социочувственные процессы определяют одну из важнейших характеристик направленности личности в этногруппах и в этнообщностях. Направленность же личности характеризуется совокупностью устойчивых мотивов, ориентирующих деятельность личности и относительно независимых от наличных ситуаций. Социальная направленность личности характеризуется ее интересами, склонностями, убеждениями, идеалами, в которых выражается национальное мировоззрение.
   Особую группу составляют высшие социочувственные процессы, в которых выражено все эмоциональное богатство этнических отношений человека к социальной действительности. К этой группе принадлежат, в частности, нравственные этночувственные процессы, которые определяют национальные отношения человека к социальным учреждениям, государству, определенному классу, к другим людям, к самому себе.
   Учет динамики социальных этночувственных процессов помогает более целенаправленно вести гуманистическое и патриотическое воспитание, реализуя главные требования к воспитательной деятельности коллектива: всесторонность, дифференцированность, соединение гуманистического и патриотического воспитания со всеми другими компонентами воспитания людей.
Социогрупповые и социообщностные процессы
   Психосоциология групповых и общностных процессов изучает закономерности развития и функционирования психики людей как особой формы их жизнедеятельности. Групповые и общностные процессы людей, теснейшим образом связанные с социально-экономическими и политическими факторами, имеют в каждой этногруппе и социальной общности специфические особенности, во многом детерминированные направлением их развития. В свою очередь, социогрупповые и социообщностные процессы оказывают значительное воздействие на все другие сферы жизни людей.
   Социально-психологические особенности социогрупповых и социообщностных процессов – это относительно устойчивые психологические характеристики, относящиеся к таким категориям, как совместная деятельность, этнические интересы, этнические ценности и нормы поведения, складывающиеся в рамках исторического развития этногрупп и человеческих общностей. В каждой общности или группе воплощаются некоторые общие и специфические взаимосвязи этнопсихологических и социально-психологических особенностей. Именно различия в характере этих связей и отношений обусловили многообразие этногрупп и человеческих общностей. В силу сказанного изучение социально-психологических проблем социогрупповых и социообщностных процессов приобретает не только теоретическое, но и практическое значение.
   Понятие «социогрупповые и социообщностные процессы» играет ключевую роль, так как через него дается универсальная характеристика этнических (национальных) и социальных отношений людей. В литературе подчеркивается тот факт, что под понятием «этнос» разумеется та культурная общность людей, которая осознает себя как таковую, выделяя себя среди других аналогичных общностей (Бромлей Ю.В. Современные проблемы этнографии. М., 1981, с.24). Это осознание членами этноса своего группового единства принято именовать этническим самосознанием, внешним выражением которого является развитие общего социального самосознания личности в той или иной этногруппе или этнообщности. В основе же развития этнического сознания и самосознания личности лежат некоторые специфические особенности протекания социогрупповых и социообщностных процессов. Таким образом, последние могут быть определены как совокупность устойчивых связей и отношений, обладающих относительно стабильными особенностями культуры (включая язык) и психики, а также своим единством и отличием от всех других подобных процессов (процессов группового самосознания). Понятие «система» в данном контексте обозначает совокупность социогрупповых и социообщностных процессов (процессы деятельности, этнопсихологические процессы, процессы, возникающие при этническом общении, и т. д.), находящихся в отношениях и связях между собой и образующих определенную целостность, единство. Следовательно, в ноопсихосоциологии народов особенности системного подхода к изучению социально-психологических проблем социогрупповых и социообщностных процессов заключаются в том, чтобы исследовать своеобразие системных качеств и характеристик этих процессов и отразить сложность их взаимосвязей, проявляющихся в этнотипах и социотипах.
   В настоящее время наметился переход от описания отдельных системообразующих качеств социоогрупповых и социообщностных процессов – целостности, уровневости, множественности, предметности и т. д. – их анализа к изучению их совокупности, системы. Систему групповых и общностных процессов можно рассматривать как целенаправленное формирование социально обусловленных системных качеств, регулируемых конкретными общенациональными и социальными ценностями и нормами[10]. При этом для этногрупповых процессов характерно, что они служат для объединения деятельности людей, находящихся в непосредственном личном общении друг с другом. Эти процессы характеризуют конкретные национальные и социальные связи между людьми, опирающиеся не только на личные деловые контакты, но и на высокую эмоциональную вовлеченность каждого в групповые дела, на высокую степень идентификации членов с группой и на сильно выраженное у всех чувство «мы». В отличие от социогрупповых социообщностные процессы проявляются не в непосредственном общении людей одной национальности друг с другом, а в существовании на большой территории необязательно лично знающих друг друга и не находящихся друг с другом в непосредственных деловых и личных контактах людей одной национальности. Специфическим регулятором протекания социообщностных процессов выступают общественные и национальные отношения, задающие определенные этнические традиции, нравы, обычаи, составляющие образ жизни той или иной этнообщности или социальной общности. Этот регулятор включает также национальные интересы, ценности, потребности, культуру, типичные формы реагирования на экстремальные социальные события и ситуации[11].
   Системные качества, формирующие социогрупповые и социообщностные процессы, имеют свои специфические особенности. Те качества, которые являются предметными, превращающими их социальную деятельность в средство удовлетворения социальных потребностей и интересов людей, выступают как качества первого порядка. Это предметносистемные качества, поскольку, с одной стороны, они выражают некоторые общественные потребности и нормы, с другой – обязательно имеют предметную форму (характер совместной этнической деятельности, уровень развития этномежличностных отношений в этногруппе, особенности ее организации и т. д.).
   Ноопсихосоциологические планетарные явления относятся к качествам второго порядка, которые в отдельных предметах не материализуются, а являются интегративными качествами общественной системы, т. е. этнической или социальной общности. Качества второго порядка есть продукт интеграции, взаимодействия компонентов системы (социально-экономические, территориальные, политические и другие факторы), выражаемые в коллективной научной мысли.
   Социально-психологические проблемы групповых и общностных процессов приобретают особое значение при изучении ноосферных явлений. Использование системного подхода к изучению различных сторон формирования ноопсихосоциологических процессов позволяет рассмотреть разные аспекты конкретных психосоциологических проблем: повышения резерва роста производительности труда, адаптации личности в трудовом коллективе, регулирования воспитания людей. Для решения указанных проблем велико значение практического использования этнопсихологических основ ноопсихосоциологии народов для разрешения социальных кризисов и противоречий. Знание ноопсихологических процессов, их формирования и развития помогает учитывать в работе этнические особенности психики людей, закономерности национального сознания и самосознания, проявление этнических стереотипов, этнической культуры, социальных традиций, привычек и различных форм поведения народов.
   Демократизация всех сторон нашей общественной жизни обнаруживает настоятельную необходимость и важность последовательного проведения в жизнь психосоциологических принципов для регулирования национальных вопросов, преодоления многих возникших ранее стереотипов, догм, деформаций. И делать это надо на научной основе анализа и теоретического осмысления происходящих в этой области реальных этнопсихологических и социопсихологических процессов. По мере распространения различных стандартизованных форм профессиональной культуры этническая специфика у современных народов из сферы материальной культуры постепенно перемещается в сферу духовной жизни. Нельзя не учитывать и возникновение новых традиций, в том числе в сфере повседневной бытовой культуры.
   В качестве одной из главных задач ноопсихосоциологической науки выдвигается изучение динамики современных этнических (национальных) систем и социальных форм взаимодействия[12].

1.6. Связь психосоциологии с другими науками

Культура и народная педагогика
   Дефиниция научного понятия «культура» находится в состоянии разработки. Известный философ и филолог А.Ф. Лосев после продолжительной философской разработки научного понятия «культура» пришел к заключению, что природа и общество, взятые как система, сливаются в одно целое, которое нужно назвать культурой. Культура есть не просто природа, но такая природа, которая обрабатывается и развивается общественно. И культура есть не просто общество, но такое общество, которое развивается. Несомненно, что человеческая предметная деятельность – это элемент сложной социологической системы «культура». Культура всегда детерминирована системой общественных отношений, является системой регуляции человеческой деятельности, несущей в себе накопленный опыт народов и достижения науки и искусства.
   Социально-психологические аспекты культуры включают в себя не только предметные результаты деятельности людей (машины, технические сооружения, произведения искусства, нормы права и морали и т. д.), но и субъективные человеческие силы и способности, реализуемые в деятельности (знания и умения, производственные и профессиональные навыки, уровень интеллектуального и нравственного развития, мировоззрения, способы и формы взаимного общения людей и т. д.).
   Главной системообразующей функцией культуры, отражающей ее социальный смысл, являются гуманистическая направленность культуры, ее нравственные и эстетические аспекты. Гуманистическая направленность культуры проявляется в единстве противоположных, но органически связанных между собой процессов: социализации и индивидуализации личности. В процессе социализации человек осваивает общественные отношения, превращая их во внутреннюю сущность своей личности, в свои социальные качества.
   Каждой эпохе в развитии этнического общества, в жизни человечества соответствует определенный тип культуры и народной педагогики, который обладает специфическими и конкретно-историческими характеристиками: информационными, выявляющими особые черты существования культуры и педагогики в рамках той или иной общественно-экономической формации; классовыми, ибо каждый класс создает свою собственную культуру, соответствующую его месту и роли в социокультурной жизнедеятельности; национальными, ибо своеобразие культурных форм определяется исторической судьбой той или иной нации или народности, отражающей, в частности, и ее межнациональные связи. В этом смысле национальное своеобразие культуры не абсолютно, любая национальная культура включает интернациональный элемент, в прогрессивной культуре каждой нации его представляют общечеловеческие непреходящие ценности. Культурное развитие становится проявлением существования человека как свободной и целостной индивидуальности, находящейся в деятельном отношении к природе, к другим людям и к самому себе. Здесь наглядно проявляется общеисторический смысл культуры как универсального развития самого человека, непосредственно совпадающего с развитием всей совокупности создаваемых им общественных сил и отношений.
   Современная расология (учение о расах), основываясь на знаниях расовых различий и используя достижения эволюционно-генетического учения, полностью отрицает наличие зависимости между расой и культурой, в противоположность расизму, который ее предполагает.
   В сохранении специфики племенной, народной и национальной культуры большую роль играет народная педагогика. В народной педагогике подчеркивается роль колыбельных песен, детских прибауток и пословиц, загадок и национальных детских игр в воспитании детей, особенно младшего возраста. При помощи народной педагогики сохраняется специфика общения и поведения в малой этнической группе, передаются обычаи и обряды, что отражается в ментальной настроенности народов.
   Взаимодействие ноосферной психологии, культуры и народной педагогики проявляется в разнообразных процессах этноноопсихогенеза, движущими силами которого являются природные, биогенетические, социально-экономические, психолого-педагогические и другие факторы. Эти же факторы опосредованно определяют социальные и психологические формы жизни, которые создаются людьми разных этносов, так как эти формы связаны с фазами этноноопсихогенеза и господствующими в них императивами этнобиогенетического, этнодеятельностного и этносовместнодеятельностного, этносоциального и общенческого в более широкой форме взаимодействия. При этом особую актуальность приобретает проблема разработки классификации ноопсихосоциологических особенностей объективных процессов и их периодов, а также этнопсихологических типов и уровней развития человеческих общностей.
Географическая среда и психосоциология
   Проблема соотношения географии и психосоциологии является одной из кардинальных проблем социальной, психологической и географической наук, так как этнопсихосоциологические особенности людей выступают как важные детерминанты человеческого фактора, оказывают влияние на его развитие в процессе взаимодействия социума личности и природы.
   Одна из важнейших методических установок географического и этнопсихосоциологического изучения отдельных современных социальных и этнических общностей – необходимость исследования процесса распространения городского образа жизни, связанного с ростом урбанизации и соответствующими изменениями в размещении производительных сил и социальной (производственно-профессиональной, образовательно-квалификационной, демографической) структуре общества, в культуре и т. д. В эпоху научно-технической революции возрастают социальная и духовная роль личности, ее национальное самосознание.
   Природа страны влияет на человека не только отдельными элементами, но и всей своей совокупностью, общим характером и колоритом. «Северная природа меня очаровала, – говорил М.А. Шолохов. – Сурово, нетронуто, дико. Море и полный каменный хаос гор и фиордов. Ничего лишнего, ничего искусственного. И люди под стать природе. На трудящегося человека – рыбака, лесоруба, крестьянина эта природа наложила печать здоровья и целомудренной сдержанности». К тому же людям вообще свойственно тяготение к стереотипам как ко всему привычному, устоявшемуся, непреходящему.
   Сложившиеся под воздействием определенных социальных факторов представления людей о частной жизни и воспитании детей, о труде и досуге и т. д. – все это немаловажные ориентиры для познания психологии разных народов, их жизнедеятельности и образа жизни.
   Этнос и природа. Взаимодействие человека с природой внутри географической среды у каждого народа имеет свои особенности. Это позволяет рассматривать этнос и географическую среду как определенную целостность. Человеческое общество представляет собой не просто сумму различных сфер общественной жизни, каждая из которых развивается по своим собственным законам, а единый, целостный общественный организм, системные законы которого являются высшим законом, мерой мер всех других, более частных закономерностей. Особенно важен вопрос об изучении различия общего и специфического в общественных явлениях как элемент естественно-исторического системного анализа и выявлении различий функциональных и системных качеств этнических общностей.
   Среди множества специфических качеств, присущих различным общностям людей, к этническим должны быть отнесены в первую очередь те отчетливо выраженные отличительные дифференцирующие качества, которые обладают определенной устойчивостью. Например, в условиях взаимодействия людей разных этносов складывается своеобразная система восприятий и представлений, имеющая большое значение для формирования межэтнического сознания и отношений. Немалую роль в организации впечатлений о другом человеке и окружающей его природе играют собственные представления воспринимающего – его осознанные или не вполне осознанные представления о людях других национальностей, о том, каков их образ жизни, в каком городе или стране они живут, каковы их обычаи, привычки, насколько они добры, отзывчивы и т. д. При этом значение имеет не только система знаний об особенностях той или иной общности, но и этнопсихологические качества самих индивидов, их установки, психологический настрой, т. е. определенная система эталонов восприятия, критерии, выработанные в процессе общественно-исторической практики определенной этнической общности и закрепленные традиционно.
   Об особенностях восприятия природы разными народами свидетельствует представление людей о влиянии природных факторов на психологию человека, и в частности на его сознание. К примеру, эскимосы арктической Америки отождествляли вьюгу, пургу, сильные морозы со злыми и опасными духами «торнаит», ительмены Камчатки боялись «горных богов» – «камули», якобы обитавших в кратерах вулканов, и т. д. Примеры более поздних олицетворенных сил природы, опасных для человека, – вера многих народов в опасных, иногда злобных, иногда проказливых духов леса, гор, моря. Те же черты вплелись позднее в образы гораздо более сложные – злых и гневных богов древневосточных стран и античного мира: египетские Сет и Амон, вавилонская Тиамат, греческий Тифон и т. д.
   Творческая деятельность отдельных этносов ярко проявляется в функции воображения.
   Мифотворчество рассматривается как важнейшее явление в ранней культурной истории человечества. В первобытном обществе мифология представляла основной способ понимания мира. Миф выражает мироощущение и миропонимание эпохи его создания. Мифология и выступает как наиболее ранняя, соответствующая древнему, и особенно первобытному, обществу форма мировосприятия, понимания мира и самого себя первобытным человеком.
   В процессе познания природы человечество разработало два направления. Первое состоит в том, чтобы посредством волшебства и магии погрузиться в различные области сферы представления. Мыслями и знаками пытались подчинить себе природу и овладеть ее силами. Второе заключается в том, чтобы регистрировать в естественных событиях все повторяющееся, регулярное, чтобы иметь возможность «схватить» (erfassen) устойчивое, инвариантное, закономерное. Оба направления имели одну и ту же цель: устранить нужду и прежде всего неуверенность в будущем. Результаты обоих направлений исторически весьма ощутимы. Первое было источником возникновения шрифта и алфавита, второе образовало исходный пункт для возникновения понятия числа и числовой системы. Оба вместе и во взаимодействии друг с другом при письменном счете являются как результатом, так и источником всех специфически человеческих интеллектуальных достижений. Характер сочетаний собственно этнических свойств с социальными в известной мере зависит от временных и пространственных параметров этноса. Необходимо отметить, что одним из важнейших системных качеств этнической общности является географический фактор, включающий общность территории, природные ресурсы, экономико-географическое положение этноса, природные и производственные территориальные комплексы и их компоненты и т. д. Общность территории является важнейшим условием самовоспроизводства этноса. Природные условия этой общей территории влияют на жизнь людей, отражаясь в некоторых общих особенностях их хозяйственной деятельности, культуры, быта и психики.
   Каким образом специфика географической среды влияет на социально-экономическую структуру этнической общности? Различия в земельных фондах, сделавшихся средством производства, в определенной степени определяют географию производства, оказывая воздействие на региональную специфику в социально-экономической структуре общества.
   Территориально разобщенные группы этноса могут длительное время сохранять свои специфические черты в области культуры и психики, а также прежнее самосознание общности; даже находясь на значительном расстоянии друг от друга, они обычно обладают некоторыми общими этническими свойствами. Широкое значение термина «этнос» отражает тесную связь собственно этнических явлений с социально-экономическими, которыми они в конечном счете и обусловлены.
Роль специфических качеств людей в процессе их взаимодействия в социальных и этнических общностях
   Этносам присущи определенные специфические качества. Каковы же эти качества? Этим качествам, казалось бы, отвечают внешние отличительные особенности физического типа людей, т. е. расовые признаки: отличия цвета кожи, глаз, формы и цвета волос, черт лица, роста, формы черепа и т. д. Среди системных качеств, присущих людям, для этнического объединения и размежевания несравнимо большее значение, чем физический облик, имеют групповые специфические особенности (этническая и межэтническая деятельность, проблемы воспитания и т. д.). Деятельность – это основное качество людей. Специфика межэтнической деятельности заключается в сложном взаимодействии одной этнической общности с другой.
   На формирование этносов оказывают влияние такие специфические качества, как этническое разделение и этническое объединение, религия, расовые отличия, общность языка, и т. д.
   Важным специфическим качеством этнической общности является традиция. Этническую традицию можно определить как индивидуальную или групповую исторически сложившуюся и передаваемую из поколения в поколение этнообщности привычку в определенных условиях выполнять определенные действия. Традиция – социально-групповое относительно стереотипизированное явление. Традиции есть сложившиеся устойчивые и обобщенные нормы и принципы отношений людей в обществе. Для существования любой традиции необходим определенный социально-психологический климат этнообщности. Устойчивая этническая традиция обнаруживается в использовании разнообразных средств труда. Особенно это характерно для докапиталистических социально-экономических формаций, а также для пережиточных укладов.
   Где же кроются корни отношений к традиционному и к новому у разных народов? Многие народы сохраняют в своем характере и образе жизни много традиционных черт. Важное значение для понимания механизмов взаимодействия человека и географических факторов имеют народные привычки, обычаи и обряды. Обычаи и обряды – социально-психологические формы поведения, продукт групповой деятельности, возникшие как следствие определенных потребностей и деятельности этногруппы. Обычай, воспринимаемый вследствие своей относительно строгой регламентации действий и поступков, влияет на психологию этногруппы. Обряды отражают внутреннее содержание события и представляют собой сложное переплетение идеологических отношений, символических и реальных действий, а также психологических состояний участвующих в них лиц. Обычаи и обряды под влиянием общечеловеческой культуры изменяются и даже отмирают. Особое значение для понимания взаимодействия природы и этнической общности имеет анализ таких этнических и этнопсихологических явлений, как календарные обычаи и обряды. Исходным пунктом возникновения каждого календарного обычая или обряда служат реальные условия быта человека, и прежде всего его хозяйственная деятельность. Сам народный календарь представлял собой чередование сроков сельскохозяйственных работ, к узловым точкам которых и приурочивались традиционные обычаи и обряды. При исследовании народных календарных обычаев необходимо прежде всего отметить тесную преемственную связь между зимним и весенним циклами праздников. Различаются у народов мира также семейный быт, брачные обычаи и обряды. Специфические качества этнической общности отчетливо проявляются в специфической сфере культуры, ориентированной на защиту человека от неблагоприятных воздействий природной среды. Достаточно наглядно проявляются этнические традиции и в такой сфере экологии человечества, как внебиологическая адаптация народов к климатическим условиям среды обитания. Специфические качества того или иного этноса выражаются и в духовной культуре народов. Как было отмечено ранее, географическая среда оказывает влияние и на духовную культуру. Природа не только подсказывает образы художественного творчества, но и предоставляет физический материал для отдельных его видов, способствует или препятствует их развитию. Однако следует иметь в виду, что духовная культура в классовом обществе по своему идеологическому содержанию является культурой классовой.
   Таким образом, многообразное взаимодействие экономических, социально-психологических, государственно-политических, географических аспектов проблемы развития природы и этносов ставит много новых задач. Научно-техническая революция утверждает принципиально новые масштабы воздействия человека на природу, ставит новые задачи в области всестороннего учета роли специфических качеств людей в процессе их взаимодействия в этнических обществах. Человеческому обществу приходится сталкиваться с серьезнейшими проблемами географической среды, которые по своим масштабам и разнообразию прежде не имели себе подобных. Человек должен преодолевать все трудности, возникающие на его пути, наиболее эффективно осваивать природные ресурсы и охранять природу.
Индивид и личность в системе социальных, национальных и этнических отношений
   Изучение индивида и личности в системе социальных, национальных и этнических отношений связано с рассмотрением многих актуальных вопросов, касающихся всестороннего развития человека, его этно- и психологических особенностей, потребностей, мотивов и интересов в системе взаимодействия «личность и природная среда».
   Всестороннее развитие личности начинается, несомненно, с трудовой, созидательно-творческой человеческой деятельности. В отличие от инстинктивных форм деятельности животных человеческий труд в подлинном смысле этого слова представляет собой целенаправленную деятельность. Сложный процесс развития личности обусловлен единством биологических и социальных факторов. Это единство представляет собой сочетание того, что приобретает личность в результате воздействий окружающего мира, и того, что есть в индивиде от природы. Наиболее существенными структурными единицами личности являются: потребности, установки, интересы, мотивы, уровень притязаний, особенности самооценки. Среди характеристик личности, отражающих социальные отношения, выделяют позицию личности; интерперсональные связи (симпатии, антипатии); преобладающие тенденции; способы действия (способы решения жизненных задач), когнитивные связи и целый ряд других. Направленность так или иначе выявляется в изучении всей системы психологических свойств (качеств) и состояний личности: потребностей, интересов, склонностей, мотивационной сферы, идеалов, ценностных ориентаций, убеждений, способностей, одаренности, волевых, эмоциональных, интеллектуальных свойств, характера и т. д. Действительно, направленность личности выступает как системообразующее качество, определяющее ее психологический склад.
   В каждом народе есть свое понятие о личности, ее поведении и психологии. Например, для англичан весьма характерным понятием является понятие «джентльмен». Само понятие «джентльмен» было неоднозначным в различные исторические эпохи. Слов нет, английский джентльмен достоин изучения: это особая порода с загадочными нравами, с таинственным культом, со множеством мифов и суеверий. Почему только английские этнографы облюбовали глубь Африки и дебри Индостана, когда рядом с ними проживает столь любопытное и своеобразное племя? (Овчинников В. Сакура и дуб. Киев, 1986. С. 347–348).
   Личность есть социальное качество индивида, и поэтому оно может быть понято лишь при рассмотрении жизни индивида в этнической общности. Анализ отношений «индивид – этническая общность» позволяет раскрыть основания свойств человека как личности. Подход к изучению этого отношения, распространенный в западной психологии, можно оценить как натуралистический. Для исследования особенностей отношений личности к природе большое значение имеет выявление общественных функций – ролей и ценностных ориентаций. Позиция личности как субъекта общественного поведения и многообразных социальных деятельностей представляет сложную систему отношений личности (к обществу и природе в целом, к национальным и этническим общностям, к которым она принадлежит, к труду, к людям, самой себе), установок и мотивов, которыми она руководствуется в своей деятельности, целей и ценностей, на которые направлена эта деятельность. Вся эта сложная система субъективных свойств реализуется в определенном комплексе общественных функций ролей, выполняемых человеком в заданных социальных ситуациях развития. Помимо специальных характеристик, относящихся лишь к одному из планов проблемы социальных функций – ролей личности, имеется общий центр, которым являются ценностная ориентация групп и личности, общность целей деятельности, жизненная направленность или мотивация поведения людей.
   Наиболее общим понятием, обозначающим перечисленные выше свойства и состояния личности, является понятие «отношение», или «психологическое отношение» и «социальное отношение». Система субъективно-личностных отношений, формирующихся у той или иной личности, в конечном счете зависит от позиции, которую личность занимает в системе общественных отношений, и ее «движения» в этой системе. Конечно, решающее значение имеют экономические отношения: отношения к собственности на средства производства, те отношения, которые объективно складываются в процессах производства, обмена и потребления. Особая роль в формировании индивида и личности принадлежит национальным и этническим отношениям. Национальные, социальные и этнические отношения являются специфической формой общественных связей, отражающих все богатство и многообразие общественной жизни. Вместе с тем национальные и этнические отношения – строго определенная сфера общественных отношений, «границы» которой очерчены объектом взаимодействия этнических общностей и их представителей.

Глава 2
Объективные процессы. Объективно-бессознательные процессы

   Объективное развитие не является монотонным процессом, оно складывается из целого ряда более или менее длительных устойчивых периодов, определяемых характером жизнедеятельности индивида. Период – промежуток времени, в течение которого зарождается и развивается все хорошее и плохое, что было у родителей и что принадлежит индивиду: правильность и адекватность восприятия действительности, непосредственное единение с природой, уверенность и спокойствие, чувствительность к собственным потребностям.
   За объективной проблемой стоит целая система вопросов, относящихся к различным аспектам жизни человека и общества. Она включает такие аспекты, как связь природы и общества, общества и индивида, человека и биосферы, биологического и социального в психике, и другие проблемы.
   Социальная форма, как более высокая, складывается на основе биологической и включает последнюю, преобразуя ее соответственно своим законам. В ходе развития биологическое сменяется социальным, но не устраняется. Оно начинает развиваться в новых условиях. Биологическое (вообще природное) развитие человека осуществляется общественным образом, что необходимо приводит к изменению его биологических качеств и формированию новых, социальных качеств.
   Человеческий индивид рождается с определенным набором биологических свойств и физиологических механизмов, которые и выступают в роли основы. Причем эта основа такова, что обеспечивает развитие, при соответствующих условиях, именно специфических человеческих форм психического отражения.
   Человеческий организм появляется на свет, обладая уже довольно богатой системой свойств и механизмов, дающей ему позднее возможность овладеть прямохождением, координированными движениями рук и ног, членораздельной речью и т. д. В пренатальной стадии развития, а также в первые недели постнатальной стадии у него созревают генетически закрепленные механизмы адаптации сенсорных систем к внешним воздействиям и выполнения ими своих функций.
   Вся генетически закрепленная система свойств и механизмов человека является общей исходной предпосылкой дальнейшего развития индивида, обеспечивает его универсальную готовность к развитию, в том числе и к психическому, что подтверждается рядом работ, посвященных различным аспектам психогенетики человека.
   Развитие организма происходит на протяжении всей его жизни, т. е. эти свойства и механизмы всегда выполняют роль общей предпосылки психического развития: биологическая детерминанта действует в течение всей жизни индивида. Конечно, в разные периоды эта роль различна. Однако какой бы период психического развития ни изучался, нельзя забывать о его подготовке в плане физиологического (биологического в целом) обеспечения: общих и специальных предпосылок, определенного уровня развития организма – его зрелости, необходимой для данного периода.
   Генетическая обусловленность и вообще биологическое воздействие на разных уровнях развития различны. Например, генетическая обусловленность анатомических и чисто физиологических свойств человека существенно отличается от гораздо более сложной, более опосредованной и во многом еще неизвестной генетической обусловленности тех или иных психологических особенностей человека. Среди этих последних, очевидно, надо различать психические функции разной степени сложности, поскольку их генетические предпосылки могут быть весьма различными и связаны с развитием генетических программ. Однако на последующих этапах (психологическом, социальном) большое значение приобретает отражательная функция мозга человека. Мозг как система имеет детерминированность, которая со времени появления первого человека и до наших дней не изменилась. И все же его потенции как органа мышления и в связи с этим биологические особенности, возникающие в процессе индивидуального развития по мере обогащения социальной программы, росли из поколения в поколение. В результате возникает процесс биосоциального прогресса мозга – органа мышления – без закрепления его итогов в генетической программе. Каждый раз в новом поколении заново на базе исходной общей генетической детерминации мозга происходит сложное становление все более и более условной структуры мозга. Проблема эта в плане задач по исследованию природы социального наследования на базе социологии, психологии, генетики и физиологии совершенно не изучена. В то же время функции индивидуализированной эволюции мозга, ее роль в процессах развития личности человека – один из центральных вопросов во всей проблеме биологической и социальной его сущности. Исследование всех этапов замены биологических факторов прогресса на социальные в истории становления человека разумного, их места в индивидуальном развитии личности и деятельности имеет громадное значение.
   Проблемы, связанные с взаимодействием социального и биологического развития личности, очень сложные, и прежде чем рассматривать общие закономерности формирования разных уровней, надо остановиться на двух вопросах: естественнонаучных основах регуляции и нейропсихологической организации уровней анализа психической деятельности и поведения.
Обусловленность социального и биологического развития
   Одна из задач состоит в том, чтобы разработать классификацию периодов, относящихся к этой области, выявить их соотношение, т. е. представить всю проблематику в некоторой единой системе как «дерево биологических проблем».
   Становление вида Homo sapiens протекало в условиях формирования общественного способа существования. Но биологическое в человеке не исчезло, оно не было просто заменено социальным. Возникнув, социальная форма развития подчинила себе биологическую и преобразовала ее. Накоплено немало данных, показывающих, что развитие человеческого организма опосредуется социальными условиями. Вместе с тем формирование тех качеств человека, которые определяются как социальные, протекает не помимо его психологического развития, а именно в ходе этого процесса.
   Имеется много работ, посвященных рассмотрению обусловленности социального и биологического развития человека, роли биологических и социальных факторов в формировании отдельных сторон биогенеза.
   Для решения вопроса о естественнонаучных основах регуляции деятельности человека важно рассмотреть некоторые аспекты анализа информации, осуществляемые его нервной системой и корой головного мозга. Высшие отделы головного мозга непосредственно связаны с психической деятельностью человека. Центральная нервная система и ее высший отдел – головной мозг – являются органами управления, согласующими деятельность различных органов между собой и регулирующими с помощью психического отражения взаимоотношения организма с внешней средой. Функциональная организация мозга весьма сложна, особенно строение и функции его глубоких структур. Современные исследования физиологии высшей нервной деятельности раскрывают особенности пространственно-временной организации биопотенциалов мозга у человека.
Психологические особенности пространственно-временной организации нервных процессов головного мозга
   Разные по сложности формы поведения осуществляются с помощью различных уровней нервной системы. Простейшие элементы поведения, такие как сегментарные рефлексы, например коленный рефлекс, элементарные защитные рефлексы, осуществляются механизмами спинного мозга. Сложная врожденная форма поведения как регуляция обменного равновесия (гомеостаз), обеспечиваемая дыханием, пищеварением и терморегуляцией, осуществляется посредством механизмов, заложенных в верхних отделах ствола головного мозга (продолговатый мозг – гипоталамус). Более сложные формы поведения тесно связаны с деятельностью промежуточного мозга и подкорковых двигательных узлов (таламоспинальная система). Низшие уровни нервного аппарата участвуют в организации работы коры больших полушарий и обеспечивают ее тонус. Отдельные участки коры головного мозга соединяются между собой не только с помощью горизонтальных (транскортикальных) связей, но и через нижележащие образования, т. е. посредством системы вертикальных связей. Принципы вертикального строения функциональных систем мозга обеспечивают совместную работу восходящими (петельными) и нисходящими (фугальными) связями.
   Мозг в целом, его кора, нейроны коры обладают неоднородным морфологическим строением.
   По функциональному признаку нейроны коры больших полушарий могут быть подразделены на три основные группы. К первой группе относятся клетки, на которых оканчиваются аксоны третьих нейронов специфических афферентных путей. Эти клетки могут быть названы сенсорными, ибо они обеспечивают восприятие афферентных импульсов, приходящих в кору больших полушарий из ядер зрительных бугров. Такую функцию в основном выполняют так называемые звездчатые нейроны, которые в особенно большом количестве находятся в III и IV слоях сенсорных областей коры.
   Ко второй группе относятся клетки, посылающие импульсы в отделы мозга, лежащие ниже, – к подкорковым ядрам, стволу мозга и спинному мозгу. Это большие пирамидальные нейроны, впервые описанные В. А. Бецем в 1874 г. в работе «Два центра в корковом слое человеческого мозга» (Московский врачебный вестник. 1874. № 24). Они сконцентрированы в V слое моторной зоны коры. Их считают моторными, или эффекторными. В осуществлении эффекторной функции коры принимают участие и некоторые веретенообразные клетки.
   Третья группа – клетки, осуществляющие связь между различными нейронами одной и той же или различных зон коры. Это контактные, или промежуточные, нейроны. К их числу относятся мелкие и средние пирамидальные и веретенообразные клетки.
   Наряду с шестислойной клеточной структурой имеется сложная структура нервных волокон в коре больших полушарий. Различаются горизонтальные волокна, соединяющие различные участки коры, и радиальные – связывающие серое и белое вещество. Нервные волокна также располагаются в шесть слоев. Их структура и соотношения между ними еще более сложны и изменчивы, чем структура клеточных слоев. Приведенное описание клеточной структуры коры является в известной мере схематическим, поскольку имеются значительные варианты в степени развития указанных слоев в различных областях коры. По особенностям клеточного состава и строения кору больших полушарий разделяют на ряд участков, называемых корковыми полями. Специфические особенности имеются также в нейронах.
   Модельное изучение целостного мозга показало, что по своей структуре он представляет многоуровневую организацию. Выделено три уровня структурно-функциональной организации нейронной сети мозга: низший (рефлекторный), средний (образный) и высший (логический). Эти уровни соответствуют трем этапам филогенетического развития нейронной сети мозга путем последовательного наслоения новых нейронных образований на более древние. В результате специализации отдельных областей мозга возникают анализаторы и эффекторы мозга. Анализаторы и эффекторы целого мозга постоянно объединяются в функциональные системы, обеспечивающие получение некоторого полезного для организма результата.
Развитие внешних и внутренних детерминант деятельности нейропсихологической организации мозга
   На современном уровне знаний остается остро необходимым исследовать роль разных нейронных популяций и разных отделов мозга в общей архитектонике функциональных систем, обеспечивающих целостные акты поведения и деятельности личности. Внутренняя деятельность происходит посредством сложных «умственных действий», когда человек оперирует не с реальными предметами и не путем реальных движений, а использует для этого их мозговые динамические модели. Внутренняя деятельность возникает на основе внешней и через нее реализуется. Создание внешней модели деятельности на основе внутренней архитектоники нервных структур мозга, регуляция данной модели осуществляется системой психических процессов (перцептивные действия, речевая и волевая деятельность, познавательные акты и т. п.), которые включают потребности, мотивы, цели и осуществляются с помощью сложного набора операций посредством нейропсихологической организации уровней анализа деятельности.
   Все эти формы психической деятельности являются социальными по своему происхождению, опосредованными по строению и системными по способу организации. По-видимому, все эти сложные системы, включающие целые группы компонентов, не могут быть непосредственно «локализованы» в изолированных участках мозга (Лурия А. Р. Функциональная организация мозга//Естественнонаучные основы психологии. М., 1978). Они, скорее всего, размещены по всем участкам мозговой коры и ближайшей подкорки, и каждый из них вносит свой вклад в организацию той или другой психической деятельности. Исследование нейропсихологической организации уровней анализа деятельности позволяет выявить взаимосвязь нейронной организации коры головного мозга, его психической деятельности и формы отражения объективной реальности.
Нейропсихологическое развитие
   Анализ уровней деятельности с точки зрения нейропсихологической организации (системы) представляет собой сложную, комплексную проблему. Общую часть системы составляют такие вопросы, как структура мозга и взаимосвязи в строении центральной нервной системы, особенности классификации цитоархитектонических формаций, генезиса больших полушарий мозга, исследование билатеральной системы, развитие клеточной структуры коры больших полушарий и базальных узлов, деятельность проводящих систем головного и спинного мозга, а также собственных и переключательных аппаратов мозга. Даже перечисление отдельных вопросов, связанных с общей частью деятельности нейропсихологической организации, свидетельствует о сложности внутрисистемной характеристики коры головного мозга и нервной системы в целом. Решение задачи еще более затрудняется на уровне различных отделов мозга (спинного мозга, мозгового ствола, мозжечка, конечного мозга) (Лурия А. Р. Основы нейропсихологии. М., 1973).
   Как подчеркивалось выше, анатомические данные позволяют выделить в коре головного мозга первичные, вторичные и третичные зоны. Условно, по-видимому, можно предположить, что эти зоны соответствуют у человека трем уровням психической деятельности – биочувственному, биопознавательному, биоцелевому. Иерархическое строение коры головного мозга является продуктом длительного исторического развития, и чем большее значение имеет та или другая функциональная система, тем более обширную территорию занимает ее проекция в первичных отделах коры головного мозга. Более сложные формы активной психической деятельности вызывают и более обширные процессы в коре головного мозга, вовлекая в совместную работу более сложные системы корковых зон. Психические процессы осуществляются сложными системами совместно работающих зон мозговой коры и нижележащих нервных образований.
Психологические виды биогенеза
   Каждая действующая система головного мозга (зрительная, слуховая, общечувствительная, двигательная) имеет вертикальную организацию, начинающуюся периферическими рецепторами, переходящими в проводящие пути, включающие наиболее простые – интегрирующие – аппараты верхнего слоя и промежуточного мозга, и кончающуюся высокодифференцированными аппаратами мозговой коры. При этом каждая из систем состоит из первичных, вторичных и третичных зон, участвующих в приеме, переработке, хранении информации и выработке принятия решения. Психические функции охватывают сложные системы совместно работающих зон, каждая вносит свой вклад в осуществление сложных психических процессов, которые могут происходить в совершенно различных, иногда далеко отстоящих друг от друга участках мозга. Высшие формы сознательной деятельности человека опираются на внешние средства, которые представляют собой существенные факторы установления функциональной связи между отдельными участками мозга, соединяя отдельные центры в единую функциональную систему, изменяющуюся как в период развития человека, так и на последующих этапах его деятельности. В процессе онтогенеза меняется не только структура высших психических процессов, но и их отношение друг к другу. Причем актуальной задачей является установление доминирующих зон разных уровней деятельности и то, как меняется соотношение совместно работающих отделов мозга при осуществлении психической деятельности на разных этапах развития.
   Наряду со специфическими сенсорными и двигательными функциями кора головного мозга имеет и неспецифические – активирующие – функции. Раздражение определенных участков коры может оказывать как активирующее, так и тормозящее влияние на нижележащие нервные образования.
   Необходимо разобрать вопрос об организации переработки биологической информации на уровне нервных клеток коры и различных нервных центров. Переработка информации осуществляется разными клетками: простыми, сложными и сверхсложными.
   Структурную форму организации механизмов переработки информации человеком можно представить следующим образом: на уровне разных клеток коры происходит анализ информации с учетом ее специфики. На последующих этапах развивается система отношений между клетками, в результате чего возникают взаимоотношения в ядре группы клеток, а также групповая система ядерных центров. Это определенные этапы подготовки к принятию решения, осуществляемого объединенной системой ядерных центров. Разбирая проблему принятия решения, П. К. Анохин указывает, что при всяком обсуждении принятие решения начинается с решения как такового, т. е. со структуры решения как соответствующего начала для каких-то деятельностей и т. д. Однако решение не является началом. Оно является результатом очень тонкой и обширной работы, проделанной мозгом.
   Описанная выше структура механизмов переработки информации отвечает на вопрос о тонкой и обширной работе нейронов коры головного мозга. Следует добавить, что группы нервных клеток (организации) имеют четко установленную связь с различными психологическими системами биогенеза (потребность, интерес, мотив), а также регулируются соответствующими уровнями (биочувственный, биопознавательный, биоцелевой). Принятие решения невозможно без стадии предрешения, которая определяет, какие обстоятельства должны быть учтены в процессе принятия решения, какого рода нужно выбирать деятельность, которая окажется наиболее адекватной.
   Принятие решения – не изолированный механизм или акт, а этап в развитии целенаправленного поведения. Однако нельзя осуществлять решение, не направленное на какую-то деятельность, на получение какого-то положительного результата. Мотивация является обязательным фактором, определяющим и устанавливающим форму и тип решения, его общие очертания. Извлечение определенной мотивацией какого-то жизненного опыта (с коррекцией воздействиями от внешней обстановки) и приводит к принятию именно данного, а не иного решения. Принятие решения связано с очень сложным процессом примерки жизненного опыта к новой ситуации.
   Гипотетически регуляцию видов биогенеза можно представить следующим образом. Биоцелевой вид в основном регулируют клетки второго и третьего слоев, биопознавательный – четвертого и пятого слоев, а биочувственный – клетки шестого слоя. Кроме того, в каждом виде имеется специфическая организация регулирования процессов возбуждения и торможения, а также отдельные сложные клетки, ответственные за организацию всех процессов и подчиняющиеся клеткам целевого уровня. Такая организация позволяет рассматривать кору головного мозга как сложную, многоуровневую, соподчиненную систему. Структурно-функциональная организация психологических видов биогенеза весьма сложна и требует специального рассмотрения.

   Биочувственный вид как форма отражения объективно-бессознательных процессов
   Регуляция психических особенностей биогенеза происходит на основе трех функциональных блоков: блока, обеспечивающего регуляцию тонуса и бодрствования; блока получения, переработки и хранения информации, поступающей из внешнего мира; блока программирования (регуляция и контроль психической деятельности). Каждый из блоков имеет иерархическое строение и состоит из мозговых зон трех типов: первичных (или проекционных), куда поступают импульсы с периферии или откуда направляются импульсы на периферию; вторичных (или проекционно-ассоциативных), где происходит переработка получаемой информации или подготовка соответствующих программ; третичных (или «зон перекрытия»), которые являются наиболее поздно развивающимися аппаратами больших полушарий. У человека они обеспечивают наиболее сложные формы психической деятельности, требующие совместного участия многих зон мозговой коры.
   Гипотетически можно представить выделенные виды анализа информации – биочувственный, биопознавательный и биоцелевой – и дать их нейропсихологическую основу. При этом следует учесть, что тот или иной вид имеет свои подвиды, соответствующие зонам, выделенным А. Р. Лурия (Лурия А. Р. Основы нейропсихологии. М., 1973).
   Рассматривая биочувственный вид в целом, надо отметить, что он связан с различными источниками активности бессознательных процессов. Можно выделить два основных источника активации – обменные процессы организма и поступление в организм раздражений из внешнего мира.
   Обменные процессы связаны с дыхательными и пищеварительными процессами, с процессами сахарного и белкового обмена, с процессами внутренней секреции. Все они регулируются главным образом аппаратами гипоталамуса. Значительную роль при этом играет ретикулярная формация продолговатого мозга (мезэнцефально-гипоталамическая). С обменным процессом связаны системы инстинктивного (пищевого и полового) поведения, для которого необходима весьма избирательная специфическая активация более высоко расположенных образований мезэнцефальной, диэнцефальной и лимбической систем.
   Источник активации, связанный с поступлением в организм раздражений из внешнего мира, проявляется в виде ориентировочного рефлекса, связанного с работой ретикулярной формации мозга. Это основы биопознавательной деятельности. Примером ориентировочного рефлекса может быть непроизвольное внимание – внимание, возникающее без всякого намерения, без заранее поставленной цели и не требующее волевых усилий. Неспецифические ядра зрительного бугра, а также «хвостатого тела» и гиппокампа функционально тесно связаны с системой ориентировочного рефлекса.
   Значительная часть активности человека обусловлена его намерениями и планами, перспективами и программами, которые формируются в процессе сознательной жизни, связаны с социальными аспектами деятельности и осуществляются при ближайшем участии сначала внешней, а потом внутренней речи. Сформулированный в речи замысел преследует некоторую цель и вызывает программу действий, направленных на достижение этой цели. Достижение цели прекращает активность человека. Формулировка цели и возникновение намерений не только являются чисто интеллектуальным актом, но и требуют определенной энергии, могут быть обеспечены при взаимодействии высших отделов коры с нижележащей ретикулярной формацией. Нисходящие волокна активирующей (и тормозящей) ретикулярной системы имеют достаточно дифференцированную корковую организацию головного мозга. Если связанные со специфическими путями пучки волокон (повышающие либо понижающие тонус сенсорных или двигательных аппаратов) исходят из первичных (и частично из вторичных) зон коры, то волокна, опосредующие более общие активирующие влияния на ретикулярную формацию ствола, исходят в основном из лобных отделов коры. Нисходящие волокна, идущие преимущественно от префронтальной (орбитальной и медиальной) коры, адресуются к ядрам зрительного бугра и нижележащих стволовых образований. Они являются тем аппаратом, посредством которого высшие отделы мозговой коры, непосредственно участвующие в формировании намерений и планов, управляют работой нижележащих аппаратов ретикулярной формации таламуса и ствола, тем самым модулируя их работу и обеспечивая наиболее сложные формы сознательной деятельности. Биочувственный вид – интегральная организация, которая включает в свой состав разные отделы и слои мозга.
   Биочувственный вид – не локальная система, а интегральная организация. Этот вид является настраивающим в развитии сложных взаимоотношений между человеком и внешними факторами, с одной стороны, и в развитии социально-экономических и психологических отношений – с другой. В зависимости от развития данного вида и его направленности могут меняться направленность и взаимодействие биоцелевого и биопознавательного видов, что в конечном счете может привести к изменениям в принятии решений человеком в процессе получения результата труда. Биочувственный вид способен оказывать влияние на осуществление таких важных функций, как восприятие и память, изменяя их деятельность.
   На развитие биочувственного вида влияет функциональное состояние человека: особенности его эмоционального возбуждения, напряжение, стрессовое состояния.
   Функциональное состояние человека зависит от его особенностей, определяющихся совокупностью ряда специфических качеств:
   • особенностями типов темперамента, в которых проявляются сила, подвижность и уравновешенность нервных процессов;
   • интересом к деятельности, стремлением совершенствовать свое мастерство;
   • настойчивостью, решительностью, смелостью в сочетании с инициативностью, сообразительностью и самокритичностью;
   • способностью к кратковременному большому напряжению при возникновении стрессовых ситуаций;
   В эмоциональном напряжении исключительное значение принадлежит его психическим компонентам. Это, в частности, подтверждается тем обстоятельством, что напряжение возникает у человека при попадании в трудные, экстремальные условия. Любое психическое состояние связано с изменением всего организма и может быть описано системой взаимосвязанных параметров. Как было выявлено в экспериментах, важнейшими среди них являются:
   • поведенческие (поза, мимика и пантомима, характер двигательной активности); важную роль в системе поведенческих параметров играют характеристики речевого поведения (интонация, структура речи и т. д.);
   • коммуникативно-поведенческие (стиль и характер общения с другими людьми);
   • вегетативные (реакции сердечно-сосудистой и дыхательной систем, внутренних органов и т. д.);
   • биохимические (обмен веществ, ферментные и эндокринные реакции).
   При анализе состояний исключительно важное значение имеет их так называемая субъективная сторона, т. е. субъективное отражение как самого состояния организма, так и определяющих его условий (переживания, чувства и т. п.). Психическое напряжение как один из сложных видов психических состояний, возникающих в процессе обучения, сопровождается мобилизацией нервно-психической деятельности человека (прежде всего перестройка его анализаторных систем), направленной на поддержание тонуса организма и обеспечение оперативной готовности, что необходимо для нормального протекания психического процесса в данных условиях.

   Биопознавательный вид
   Группа клеток получения, переработки и хранения информации, поступающей из внешнего мира, расположена в конвексальных (наружных) отделах новой коры головного мозга (неокортекса) и занимает ее задние отделы, включая в свой состав аппараты зрительной (затылочной), слуховой (височной) и общечувствительной (теменной) областей.
   По своему гистологическому строению данная совокупность клеток состоит из нейронов подкорки и мозговой коры. Эти нейроны, в отличие от аппаратов первого блока, работают не по принципу градуальных изменений, а по закону «все или ничего», принимая отдельные импульсы и передавая их на другие группы нейронов. По своим функциональным особенностям данные группы клеток приспособлены к приему экстероцептивных рецепторов, к дроблению их на огромное число компонентов, иначе говоря, к анализу мельчайших составляющих деталей и к комбинированию их в нужные динамические функциональные структуры (т. е. к синтезу в целые функциональные системы). Эти клетки головного мозга обладают высокой модальной специфичностью и адаптацией. Входящие в их состав части приспособлены к приему зрительной, слуховой, вестибулярной и общечувствительной информации. На этом уровне создается специфическая познавательная организация, тесно связанная с биочувственными и биоцелевыми видами анализа информации. В систему объединенных клеток входят и центральные аппараты вкусовой и обонятельной рецепции, но у человека они настолько оттесняются центральными представительствами высших экстероцептивных, дистантных анализаторов, что занимают в коре головного мозга незначительное место. На биопознавательном уровне анализа информации осуществляется обобщение ее разрозненных частей в единый комплекс – модель познавательного процесса.

   Биоцелевой вид
   Для формирования биоцелевого вида анализа большое значение имеют лобные доли головного мозга, которые играют решающую роль в обеспечении сознательной деятельности человека. Группы клеток программирования, регуляции и контроля психической деятельности связаны с активной сознательной психической деятельностью. Они расположены в передних отделах больших полушарий, перед передней центральной извилиной. В совокупное объединение клеток входит двигательная зона коры; один из ее слоев содержит гигантские пирамидальные клетки Беца, волокна от которых идут к двигательным ядрам спинного мозга, а оттуда – к мышцам, составляя часть большого пирамидального пути. Эта зона коры головного мозга топографически построена так, что ее верхние отделы являются источником волокон, идущих к нижним конечностям противоположной стороны, а нижние – волокон, направляющихся к мышцам лица, губ и языка.
   Первичная двигательная кора не может работать изолированно. Все движения человека в той или иной степени нуждаются в тоническом пластическом фоне, который обеспечивается базальными двигательными узлами и волокнами экстрапирамидной системы, обеспечивающей фон всех произвольных движений. Наиболее существенная часть данных клеток мозга расположена в его префронтальных отделах, которые вследствие отсутствия их в составе пирамидальных клеток и наличия во втором и третьем слоях большого числа мелких клеток (гранул) иногда называются гранулярной лобной корой. Эти отделы мозга, относящиеся к третичным зонам коры, играют решающую роль в формировании намерений и программ, в регуляции и контроле наиболее сложных форм поведения человека, что подтверждается экспериментальными данными.
   Префронтальные зоны мозга целиком состоят из мелких зернистых клеток, обладающих короткими аксонами и выполняющих ассоциативные функции с другими уровнями анализа информации. Эта область мозга имеет богатейшую систему двусторонних связей как с нижележащими отделами мозга (медиальными и вентральными ядрами, подушкой зрительного бугра и другими образованиями и соответствующими отделами ретикулярной формации), так и практически со всеми остальными отделами коры. Этот уровень анализа связан с выработкой общей стратегии управления и дальнейшего прогнозирования процесса деятельности. Благодаря двустороннему характеру этих связей префронтальные отделы коры находятся в особенно выгодном положении для вторичной переработки информации и для организации эфферентных импульсов, позволяющих оказывать регулирующее воздействие на все эти системы. Префронтальные отделы коры играют важную роль в регуляции состояний активности, приводя их в соответствие с формулируемыми с помощью речи намерениями и замыслами. Префронтальные отделы мозговой коры созревают на поздних этапах онтогенеза (в 4–8-летнем возрасте). Отмечаются обширные связи лобных долей с затылочными, височными, теменными областями и лимбическими отделами коры. В целом биоцелевой вид выполняет координирующую роль всей психологической системы биогенеза.
Общие психологические закономерности формирования видов биогенеза
   Рассмотренные психологические особенности структурно-функциональной организации видов биогенеза свидетельствуют о чрезвычайно сложном строении механизмов его регуляции и координации процессами возбуждения и торможения. Анализ взаимодействия рассматриваемых видов позволяет отметить определенные закономерности, присущие биогенезу. На основе названных закономерностей функционирования и взаимодействия разных видов представляется возможным рассмотреть вопрос о некоторой их классификации. Ключ к разгадке тайн мозга лежит в познании закономерностей формирования видов биогенеза. Об этом свидетельствуют экспериментальные данные, выполненные по изучению проблем центральной регуляции психофизиологических состояний, электрогипнотерапии, электронного моделирования функциональной асимметрии полушарий мозга, центральной электрорефлексотерапии и т. д. (Каструбин Э.М. Ключ к тайнам мозга. М., 1995)
   В литературе намечаются экспериментальные подходы к разработке подобных комплексных проблем. Взаимодействие факторов наследственности и среды определяет развитие любого признака, в том числе динамических характеристик поведения и лежащих в их основе свойств нервной системы (сила, подвижность, лабильность, динамичность). В экспериментальных работах Б. М. Теплова и В. Д. Небылицина и их сотрудников (В. М. Русалов и др.) получены весьма ценные данные, характеризующие основные свойства нервной системы человека и нейрофизиологические основы индивидуальности.
   Ниже приводятся основные характеристики свойств нервной системы; ее сила не имеет верхнего и нижнего «пределов». Первый характеризуется пределом работоспособности, второй – уровнем чувствительности. Подвижность, по Б. М. Теплову, характеризуется скоростью смены нервных процессов; основной экспериментальный прием ее диагностики – переделка простых двигательных реакций. Об индивидуальных различиях в динамике переделки можно судить по изменению либо латентных периодов, либо числа ошибок. Лабильность нервных процессов была выделена из синдрома подвижности на том основании, что в ряде сопоставлений у одного и того же контингента испытуемых показатели переделки не совпадали с показателями скорости возникновения и прекращения нервных процессов. Динамичность нервных процессов была выделена в качестве самостоятельного свойства В. Д. Небылициным. Как справедливо подчеркивает Б. Ф. Ломов, свойства нервной системы должны рассматриваться не абстрактно, а относительно процессов возбуждения и торможения. Однако следует также заметить, что при изучении видов биогенеза, кроме процессов возбуждения и торможения и их свойств (сила, подвижность, уравновешенность) необходимо учитывать и состояние нервной системы.
   И. П. Павлов писал, что «бесчисленные состояния клеток не только образуются под влиянием наличных раздражений, существуют не только во время действия внешних раздражителей, но они остаются и в отсутствие их в виде системы перемежающихся в большей или меньшей мере устойчивых различных степеней раздражения и торможения»[14].
   Таким образом, за основу классификации периодической системы уровней можно взять различные психические процессы, свойства и состояния[15], относящиеся к проблеме генезиса человека. Данная проблема упирается в общефилософскую трактовку единства мира и качественного своеобразия различных видов, сфер этого в целом единого материального мира. Именно целостность системы видов позволяет рассматривать ее как основу, на которой происходит сложный анализ информационных процессов деятельности, поведения и общения. Различные периоды и сферы бытия подчиняются всеобщим закономерностям, выражающим единство мира, и вместе с тем на каждом таком качественно своеобразном уровне бытия действуют специфические закономерности. Между разными сферами, уровнями бытия есть сходство, преемственность, связь и вместе с тем есть различие, качественное своеобразие. Генетические, физиологические, вообще биологические закономерности абсолютно необходимо знать и учитывать для анализа психогенеза. Тем не менее психика, сознание, мышление – качественно новые явления, детерминируемые более сложными, специфическими закономерностями, никак не сводимыми к физиологическим. Однако при анализе психического необходимо учитывать закономерности формирования видов биогенеза. В эволюционном развитии органического мира человеческий организм представляет собой высший уровень биологической организации, отличающийся от собственно биологических объектов живой природы наличием более развитых структур и процессов с присущим им гораздо большим количеством новых, социально опосредованных связей и отношений. С возникновением человека в развитии мира появляется совершенно новое качество – социальная жизнь. Специфическими здесь являются именно социальные закономерности. Социальное, возникнув и сформировавшись исторически на биологической основе, под действием опосредованных отношений стало ведущей, определяющей стороной развития человека, его сущностью. Биологическое и социальное при всей их взаимозависимости являются во многом разными сферами бытия. В каждой из этих сфер действуют специфические закономерности. Имеется определенная периодизация в развитии видов биогенеза. Каждый вид имеет свои специфические особенности формирования. Однако более высокие уровни развития имеют некоторые специфические особенности, заложенные в нижележащем уровне. Такое развитие свойственно также нервной системе, и в частности коре головного мозга.
   Характерной особенностью развития видов биогенеза является тот факт, что нижележащие подвиды как бы отражаются в вышестоящих, однако, как было отмечено выше, это отражение подчиняется всеобщим закономерностям, выражающим единство мира и диалектику процессов развития.
   В связи с проблемой развития психики и ее биологического обеспечения представляется важным сделать несколько общих замечаний. Во-первых, когда речь заходит об этой проблеме, то часто ее сводят только к проблеме «мозга и психики». И хотя безусловно, что именно мозг является органом психики, биологическое обеспечение не сводится только к мозговым процессам; оно включает так или иначе всю систему процессов в организме человека. Значит, и речь должна идти о развитии организма в целом, всех его подсистем. Во-вторых, разработка этой проблемы предполагает исследование не только физиологических процессов, которые часто характеризуются показателями их психофизических проявлений, но и процессов биохимических. В-третьих, для понимания законов развития психики человека и его биологического обеспечения недостаточно исследовать только ранние стадии (детский, подростковый и юношеский возрасты). Необходимо иметь картину эволюции человека от рождения до старости.
   Развитие видов связано с генезисом потребностей, которые выражают зависимость от конкретных условий существования (окружающей среды, способности отражения, системы отношений и т. д.).
   Психологию, конечно, прежде всего интересуют вопросы о том, как формируются и развиваются потребности в процессе жизни индивида (и тех общностей людей, которые изучаются социальной психологией). Потребности человека в веществе, энергии и информации выступают как объективная необходимость, в конечном счете определяя его поведение. Удовлетворение потребностей является необходимым условием развития человека и самой его жизни. Индивид может жить и развиваться только в обществе, среди созданных людьми вещей, пользуясь создаваемыми людьми (при участии этого индивида) материальными и духовными ценностями. Это коренные, необходимые условия жизни человека.
   Механизм возникновения потребности можно представить следующим образом. Воздействие внешней среды вызывает изменение во внутренней среде. Появляется потребность в удовлетворении реакции внешней среды, т. е. в выполнении той цели, которая поставлена в связи с изменением внешнего раздражителя. Таким образом, потребность есть особое физиологическое состояние индивида, вызываемое влияниями внешней среды.
   За единицу измерения потребности можно брать активность внешних стимулов, необходимых для удовлетворения возникающей потребности. Эта активность выражается количеством информации, необходимой для стимулирования возбуждения (с одиночным актом активности) или эмоции (с многочисленными актами возбуждения).
   Общая схема акта отражения такова: влияние внешней среды (цели) вызывает возбуждение, протекающее по схеме: цель – результат (движение). Этот уровень имеет место во всех случаях, где нет задержек движения, т. е. остановки движения при трансформации возбуждения, и его накопления на данном этапе развития возбуждения. Явление задержки возбуждения становится своеобразным накопителем информации, качественное развитие которой видоизменяет конечный результат.
   И. М. Сеченов открыл существование центров, задерживающих рефлексы. Он подчеркивал, что «человек путем часто повторяющихся ассоциированных рефлексов выучивается группировать свои движения, он приобретает (тем же путем рефлексов) и способность задерживать их. Отсюда-то и вытекает тот громадный ряд явлений, где психическая деятельность остается, как говорится, без внешнего выражения, в форме мысли, намерения, желания и пр.»[16]. Цель из внешнего акта превращается во внутренний, откуда идет начало психического акта как отражения. Основой его развития становится качественно новая информация, имеющая абстрактный характер и направленность на выработку определенной потребности, связанной с осуществлением цели при помощи определенных средств и получением нового конечного результата. Конечный результат на уровне нервной системы является не обычным, как было до этого, а качественным скачком от физиологического к психическому. Переход осуществляется благодаря замене обычного результата качественно новым. И. М. Сеченов писал о переходе так: «Теперь я и покажу читателю первый и главнейший из результатов, к которому приводит человека искусство задерживать конечный член рефлекса. Этот результат резюмируется умением мыслить, думать, рассуждать. Что такое в самом деле акт размышления? Это есть ряд связанных между собой представлений, понятий, существующий в данное время в сознании и не выражающийся никакими вытекающими из этих психических актов внешними действиями. Психический же акт, как читатель уже знает, не может явиться в сознании без внешнего чувственного возбуждения. Стало быть, и мысль подчиняется этому закону. А потому в мысли есть начало рефлекса, продолжение его и только нет, по-видимому, конца – движения.
   Мысль есть первые две трети психического рефлекса».
   В результате задержки на линии «цель – потребность – возбуждение – отражение цели – конечный результат» происходит возникновение мысли, которая имеет внутренний характер и отражает внешнюю цель. Схема приобретает следующий вид:
   • цель (вн.) – потребность – цель (внутр.) – возбуждение – результат;
   • цель (вн.) – потребность – цель (внутр.) – ощущение – эмоция – задержка – мысль – цель (осознанная) – мышление – результат.
   Сравнение уровней биогенеза с уровнем прижизненного развития личности (онтогенеза) показывает, что в основе их развития лежит система потребностей. В процессе развития личности происходит развитие его потребностей. Так, на генетическом уровне потребности заключаются в том, чтобы передать необходимую информацию, т. е. процессы, свойства и состояния генов детерминированы условиями среды и временем развития этого уровня. На биологическом уровне потребности нервной клетки удовлетворяются той средой, в которой она развивается. На физиологическом уровне развития потребности нервные клетки зависят от конкретных условий существования и в основном связаны с обеспечением удовлетворения развивающего организма необходимой информацией и регуляцией. Развитие видов во времени порождает возникновение все новых и новых потребностей, которые удовлетворяются или не удовлетворяются. Происходит как бы естественный отбор специфических потребностей, которые очень динамичны и могут меняться под влиянием не только внутренних факторов, но и внешних. Естественно, что на более низких уровнях роль внутренних факторов имеет преобладающее значение. Однако чем совершенней психологическое и социальное развитие, тем больше возрастает влияние внешних факторов. Появляется качественно новая потребность, т. е. такое состояние организма, которое выражает его зависимость от меняющихся конкретных условий существования. Развитие данной потребности требует выработки ряда специфических характеристик, таких как язык, мышление; она имеет уже общественный характер и требует качественно нового подхода к исследованию взаимодействия социального и биологического видов (с учетом закономерностей социального развития).
   Важная роль в развитии потребности отводится цели. Фактор цели присутствует на всех уровнях развития.
   Если рассматривать схему развития потребности исходя из цели, то становится ясным, что с усложнением цели отношения внутри потребности значительно усложняются, вследствие чего результат от уровня к уровню становится все более сложным и все более связывается с социальными факторами. Так, например, на генетическом уровне результатом развития будут передача и сохранение того или иного состояния гена. Совсем другой результат можно наблюдать на психологическом уровне, где развитие приобретает совершенно новое качество «осознанности», т. е. потребность превращается в мотив, который вместе с сознанием и другими психологическими функциями осуществляет регулирующую функцию в поведении людей. Таким образом, каждый вид имеет свои специфические особенности развития и удовлетворения потребностей, что составляет неотъемлемую сторону процесса развития видов с отражением различных форм движения материи.
   В настоящее время из основных форм движения можно выделить прежде всего такие, которые проявляются во всех известных пространственных масштабах и на структурных уровнях материи. К ним относятся:
   • пространственное перемещение – механическое движение атомов, молекул, микроскопических и космических тел, распространение электромагнитных и гравитационных волн (бестраекторное), движение элементарных частиц;
   • электромагнитное взаимодействие;
   • гравитационное взаимодействие (тяготение).
   Далее необходимо выделить формы движения, проявляющиеся лишь на определенных структурных уровнях неживой и живой природы и в обществе.
   Формирование индивидуального сознания и поведения личности в процессе ее онтогенетического развития осуществляется последовательно – от элементарных ощущений и движений до высших форм проявления интеллекта. Этот путь может быть рассмотрен как в вертикальном (поперечном) разрезе, так и в горизонтальном, а именно в процессе онтогенеза созревания всех свойств и сторон личности и ее сознания. Путь познания в поперечном плане совершается непрерывно в повседневной деятельности человека. В горизонтальном плане прижизненного развития личности выделяются следующие уровни: сенсорно-перцептивный, мыслительно-логический, уровень субъективной и объективной практики. Последний уровень имеет три стадии самоуправления: практическое овладение двигательными и трудовыми функциями; сознательное управление витальными влечениями, аффективностью и эмоциями; разумно-нравственное самоуправление собственным поведением. Трудно систематизировать приведенные виды, уровни и стадии развития в строго хронологической последовательности. Их динамика может быть как разновременной, так и одновременной. Путь поперечного становления и созревания личности и ее сознания наглядно показывает возможность одновременного взаимодействия видов, уровней и стадий. Однако классификация прижизненных уровней развития может быть иной. Она связана с воздействием разных факторов в процессе развития личности: биохимического, генетического, морфологического, физиологического, психофизиологического, психологического, социально-психологического и социального. Такая классификация позволяет на разных этапах развития проследить закономерности, связанные с воздействием и внутренних и внешних факторов среды.
   В наших исследованиях выявлена определенная периодичность видов и подвидов. На основании экспериментальных материалов и литературных данных по этому вопросу гипотетически можно представить развитие разных периодов и видов следующим образом. Каждый период развития определяется его целесообразностью, под которой подразумевается отражение объективно существующих возможностей результата действия или деятельности. Отражение цели осуществляется при помощи процессов, состояний, свойств предметов или явлений (групп элементов отражения), которые имеют конкретные выражения в каждом периоде развития. Так, для периода клеточного развития основным процессом будет выступать возбуждение, которое имеет определенные свойства и может приобретать доминантное состояние.
   Как было показано нами ранее (Душков Б. А. Исследование структурно-функциональной системы уровней деятельности // Психолого-педагогические проблемы обучения в высшей школе на современном этапе. М., 1979.), процессы, состояния, свойства развиваются под влиянием цели, образуя определенную систему с доминирующим видом отражения. Таким образом, группы субъективных видов стоят в периодической зависимости от объективных периодов. Естественно, что периодический закон развития субъективных видов и объективных периодов связан с более дифференцированным анализом информации, выявлением периодичности функций и систем, участвующих в отражении отдельных свойств предметов и явлений объективной реальности и т. д. Периодическая система развития психогенеза открывает широкие возможности для составления классификации физиологических и психологических функций, входящих в процессы, свойства и состояния, а также для выявления их роли в формировании сознания и деятельности личности.
   Проблема психологической организации видов биогенеза тесно связана с психологическими аспектами антропогенеза.
   Для изучения проблем антропогенеза необходимо разработать методы анализа, позволяющие рассматривать изучаемые явления в системе их объективных связей и раскрыть основания всего многообразия качеств, которыми они обладают, особенно системных интегральных качеств. Отношение психического и биологического многопланово и многогранно. В одних измерениях биологическое выступает в отношении к психическому как механизм (физиологическая основа психических процессов), в других – как содержание психического отражения (внутренностные ощущения), в третьих – как фактор, влияющий на психические явления, в четвертых – как детерминанты отдельных актов поведения, в пятых – как условие возникновения психических явлений[17]. Все это составляет определенные трудности для построения единой системы психогенеза. Еще более многообразны и многоплановы отношения психического к социальному. Это создает трудности в изучении генетического, физиологического, психического и социального. Одним из подходов к решению этой проблемы может быть поэтапное изучение развития биогенеза и социогенеза, переход на другой функциональный уровень.
   Разработка комплекса возникающих здесь проблем может быть осуществлена только путем системного подхода к анализу психогенеза. Этот подход требует рассмотрения психических явлений как сложных, многомерных, многоуровневых динамических образований в процессе их развития. Детерминанты психических явлений также должны рассматриваться с позиции системного подхода. По-видимому, соотношение биологического и социального в психике человека многозначно; оно определяется конкретными условиями психического развития человека и по-разному проявляется. Как показали наши исследования, соотношение биологического и психологического характеризуется специфическими связями. Эти связи по своей природе носят квазипериодический характер. Квазипериодичность биологических и психических процессов заключается в разных видах отражения объективной реальности. Разноуровневый характер квазипериодических особенностей зависит от степени воздействия внешних факторов, внутрисистемной структуры и последовательности действий нейронных организаций мозга разных модальностей.
   Рассмотренные материалы позволяют подойти к кардинальному вопросу психологии – классификации психических свойств, состояний и процессов, отражающихся в разных уровнях прижизненного развития и уровнях деятельности. «Есть все основания ожидать в психологии, – писал Б. Е. Ананьев, – открытия периодического закона нашего микрокосмоса – классификации психических свойств, состояний и процессов»[18].
   Решение данной проблемы может быть осуществлено на основе системно-комплексного подхода к проблеме взаимодействия разных прижизненных складывающихся видов психогенеза, а также общих закономерностей индивидуально-психологического развития особенностей человека, его способностей и потребностей, темперамента, характера и духовности с учетом исторических факторов развития[19].
   Рассмотренные теоретические вопросы позволяют выделить ряд вопросов, объясняющих генезис субъекта в социуме.

Глава 3
Объективно-осознанные процессы

   Жизнь индивида в социуме и выполняемые им общественные функции обеспечивают формирование, трансформацию и закрепление свойств, которые образуют субъектно-психологический склад. Именно в процессе движения индивидуума в социуме происходит превращение психических процессов в психические свойства его личности. В психологии накоплено немало данных, позволяющих различными способами оценивать модальность, глубину, устойчивость, динамику эмоциональных состояний. Изучаются также интериндивидуальные различия людей по этим показателям. Но в этих трудах эмоция описывается абстрактно как таковая, а не в ее личностном аспекте. Переход к этому аспекту требует выяснения того, какие социальные события являются значимыми для данного индивида и вызывают у него конкретные эмоциональные состояния. Понять, чем обусловливается личностная значимость воспринимаемых событий, невозможно без анализа развития данной личности в социуме.
   Существенная функция в развитии социума людей, несомненно, принадлежит общению, связанному с их совместной деятельностью. Именно в совместной деятельности и общении складываются производственные, семейные, этические и все другие виды социальных отношений и объективно-осознанные процессы. В этом процессе формируются нормы и правила поведения, субъективные отношения между людьми, способы передачи накапливаемого от поколения к поколению, коллективные представления, исходные человеческие формы подражания и внушения и т. п. Социальные институты – органы общества, первоначальная система обучения и воспитания, культурные действия, обряды также рождаются в этом процессе. В процессе общения формируются социальные программы исследования и способы их реализации в жизни людей.
   Качественное своеобразие совместного поведения людей в процессе деятельности должно было привести к возникновению и новых форм общения. Вместе с тем изменилась и мотивация, а также структура всей системы объективно-осознанных процессов и социальных качеств личности.
Развитие психосоциологии объективно-осознанных процессов личности в социуме
   Понятие «социум» (лат. socium – объединенное) обозначает большую устойчивую социальную общность, характеризуемую единством условий жизнедеятельности людей и вследствие этого общностью культуры. Любой социум представляет целостность, основанную на обмене деятельностью между входящими в нее индивидами и группами, выступает в качестве относительно автономного образования, взаимосвязанного с другими социальными общностями. В рамках данного социума деятельность составляющих его групп и индивидов регулируется социальными нормами, закрепленными традицией или юридически либо имеющими силу морального долженствования. Понятие «социум» используется в науке для характеристики социально-культурной целостности, взаимосвязи и взаимозависимости индивидов, а также активного воздействия общества на развитие и деятельность личности.
   В процессе возникновения социума и формирования законов его развития, а также обусловленного этим преобразования биологических законов происходят изменения объективно-осознанных процессов человека.
   Менялись природные потребности индивида, складывались социальные потребности, а в этой связи формировались мотивы и цели поведения, зарождалась идеальная форма отражения действительности, связанная с качественно новым (по сравнению с животными) типом наследования – социальным. В связи с формированием сознания происходили изменения основных функций психики: возникали понятийное мышление, производная регуляция поведения, средства и способы обмена результатами идеального отражения в общении. Человек становился общественным субъектом познания, деятельности и общения.
   Социальное развитие человека нельзя понять в отрыве от семьи, социальной группы и культуры, к которым он принадлежит. Ведущую роль в отношениях человека к миру играют такие соотношения, которые определяются его принадлежностью к социальной системе. Именно они являются основанием объективно-осознанных процессов человека. Основной компонент любой социальной системы – человек как социальное существо. Человек есть последний, в известном смысле слова, элементарный носитель социального системного качества. Социум является для индивида той системой, в рамках которой его связи и отношения с другими индивидами (и их общностями) выступают как существенные необходимые условия жизнедеятельности и развития (в том числе психического).
   Человек не может существовать и развиваться вне этой системы. Социальные отношения, которые складываются между людьми, – необходимое условие существования и развития каждого отдельного индивида и социума в целом. Социальная система, служащая основанием социальных качеств индивида и общностей людей, – сложное образование, развивающееся по объективным законам, действие которой определяет формирование общностей разного масштаба: классов, наций, этнических групп, народов и т. д.
   Высший уровень больших общностей – человечество в целом. В силу действия законов формируются, развиваются и разрушаются различные социальные институты. Этим же определяются и малые общности: семья, различные виды малых групп, коллективы и т. д. Соотношения общностей разного масштаба на разных исторических этапах развития складываются по-разному. Человек как основной компонент социальной системы активно участвует в ее развитии. Законы развития социума действуют не сами по себе как некие абстрактные силы, а проявляются в действиях конкретных людей (и их общностей), реализуются только через эти действия. Конкретный человек (индивид) является компонентом многих подсистем социума и включен в различные стороны их развития. Многообразие подсистем и сторон, в которые он включен, обусловливает и многообразие его объективно-осознанных процессов. Позиция, занимаемая конкретным человеком в социуме (и его подсистемах), определяет направленность, содержание и способы его деятельности, а также сферу и способы общения этого человека с другими людьми, т. е. образ жизни как члена социума, что в свою очередь детерминирует развитие психологических свойств объективно-осознанных процессов личности. Особенности, свойственные социуму, по-разному отражаются в объективно-осознанных процессах человека, которые системно выражают его родовую сущность. Но проявления этой сущности многообразны. Она специфическим образом выступает в психологических особенностях индивидов, групп, социально-психологических феноменах. Объективно-осознанные процессы не есть нечто внешнее по отношению у человеку. В процессе деятельности и общения они (если не все, то многие) становятся как бы имманентными психологическими качествами человека, психологическим складом его личности. Психологические свойства личности просто не существуют вне системы социальных отношений, в которую эта личность включена. В этом плане можно, пожалуй, говорить об определенной системе видов (т. е. выступающих как свойства индивида) социальных качеств. Они будут подробно раскрыты в законе социального развития личности. Уникальность социальной позиции человека, образа его жизни и жизненного пути порождает и уникальность его личности. Важно отметить, что социальная система не только формирует психологические свойства личности, но и определенным образом влияет на развитие объективно-осознанных процессов.
   Подчеркивая ведущую роль социального способа существования человека, мы не имеем права забывать о том, что человек выступает как природное, прежде всего биологическое существо. Биологические свойства человека (свойства, обусловленные его принадлежностью к биологической системе) также многообразны (что отражено в биогенетическом законе развития личности). Это определяется многообразием типов (или уровней) организации живого. Так, В.И. Вернадский выделяет четыре фундаментальных типа организации живого: организменный, популяционно-видовой, биогенетический и биосферный. (См.: Вернадский В. И. Химическое строение биосферы Земли и ее окружения. М., 1965.)
Воздействие объективно-осознанных и объективно-бессознательных процессов на психологические проявления человека
   Многие социальные и биологические качества человека реализуются в его поведении и деятельности через качества психические. Принадлежность человека ко многим системам так или иначе проявляется в его психических качествах. Единство психики как системы выражается в ее общей функции; являясь субъективным отражением объективной деятельности, психика осуществляет регуляцию поведения. На различных уровнях развития жизни эта функция реализуется по-разному. У животных она выступает как момент приспособления организма к окружающей среде, у человека реализуется в сознательной, целенаправленной деятельности, заменяющей среду; в этих условиях она опосредуется социальными факторами. Природа психического отражения такова, что в процессе его изучения исследователь сталкивается с необходимостью рассмотрения системы разнопорядковых отношений: отношения отражения к отражаемому объекту (отражение как образ объекта, понимаемый в широком смысле), отношение отражения к его носителю (отражение как функция мозга), отношение отражения к поведению (отражение как регулятор поведения). Все эти отношения реализуются в едином процессе, динамика которого зависит от конкретных условий его протекания. Большой вклад в развитие системных идей внес Бехтерев своими работами в области комплексного изучения человека[20].
   Соотношение социального и биологического в психике человека многомерно, многоуровнево и динамично. Оно определяется конкретными обстоятельствами психического развития индивида и по-разному складывается на разных ступенях этого развития и его уровнях.
   В исследовании происхождения человеческой психики психологическая наука исходит из теории антропогенеза, основные положения которой состоят в следующем: возникновение человека – закономерный результат биологической эволюции; процесс антропогенеза неразрывно связан (протекал в единстве) с процессом социогенеза; решающая роль в процессе антропо- и социогенеза принадлежит труду.
   Проведенные в последние годы исследования показали, что воздействие объективно-осознанного на объективно-бессознательные проявление человека опосредуется рядом факторов, в числе которых – особенности общения, совместной деятельности, поведения, сознания и т. д. Отсюда следует, что при анализе системы «социальное – психика» наряду с изучением специфических видов социально-психологических процессов необходимо исследовать и сам процесс взаимодействия социального и психического и комплекс тех условий, факторов, через которые преломляются воздействия социального на психику.
   Новизна подхода в исследовании проблемы социальности психики заключается в том, что изучается воздействие системы различных объективных осознанных и бессознательных периодов и видов, генезис которых порождает совокупность отношений в процессе взаимодействия субъект-субъектного и субъект-объектного. Существующие теории трактовки социальности – сведение ее преимущественно лишь к идеологии, коллективным представлениям (Э. Дюркгейм, Л. Леви-Брюль и др.), формирование и проявление психики человека в ходе изначальной практической деятельности (С. Л. Рубинштейн), признание главным фактором развития социальности знака, символа, речи и т. д. (Л. С. Выготский) – не в полной мере объясняют сложный и многосторонний процесс развития субъекта в социуме и в целом объективно-осознанных и бессознательных процессов людей.
Этапы и виды социального поведения
   Немного найдется таких форм социального поведения, которые не зависели бы прямо или косвенно от поведения других людей. С первых же часов жизни человека начинается процесс его социализации, в основе которого лежат связи между индивидами и освоение социальных навыков. Отчасти этот процесс зависит от врожденных механизмов и созревания нервной системы, однако прежде всего он определяется тем опытом, который человек получает на протяжении жизни. Можно выделить следующие этапы социализации и развития объективно-осознанных и бессознательных процессов.
   1. Развитие активных представлений. Наибольшее значение для образования связи между ребенком и каждым из его родителей имеют первые мгновения его жизни, т. е. объективно-бессознательные процессы.
   2. Развитие установок. Группы сверстников играют в детстве и отрочестве очень важную роль, особенно для развития идентификаций и формирования установок.
   3. Развитие склада личности. Обычно больше всего друзей у молодых взрослых людей, состоящих в браке. В среднем их число составляет 7 человек; они подбираются по сходству вкусов, интересов и склада личности, по взаимности в помощи и обмене откровенностями, по совместимости на основе того удовольствия, которое они находят в обществе друг друга, по удобству общения в географическом отношении и по взаимному уважению. С приходом старости многие теряют своих спутников жизни и рискуют остаться в стороне от круга друзей (среднее число друзей у человека, вышедшего на покой, составляет приблизительно 6 человек).
Генезис типологии видов объективно-осознанных и бессознательных процессов личности
   Ранее было отмечено, что развитие личности можно рассматривать как процесс усвоения ею социальных программ, сложившихся в конкретном социуме на данной исторической ступени. Этот процесс направляется социумом и осуществляется при помощи специальных социальных институтов, в первую очередь системы образования и воспитания. Социальная программа, преломляясь в голове индивида, выступает как своеобразный план его жизнедеятельности.
   Психосоциологию интересует прежде всего то, каким образом социальная программа отражается и трансформируется в сознании конкретного индивида (точнее, формирует индивидуальное сознание), как она становится внутренним фактором развития личности. Иначе говоря, основной для психосоциологии вопрос – механизм «ассимиляции» индивидом социальных проблем[21]. Один из ее аспектов – далеко не самый последний по значимости – относится к изучению психофизиологических основ усвоения индивидом социальной программы и ее трансформации в индивидуальную программу, т. е. соотношение развития объективно-осознанных и объективно-бессознательных процессов.
   На социальное развитие личности оказывают большое влияние системы жизненных кризисов. Опираясь на представления Фрейда о психосексуальном генезисе человека, Эриксон[22] разработал теорию, в которой акцентируются социальные аспекты этого развития. По мнению Эриксона, человек на протяжении жизни переживает восемь психосоциальных кризисов. В свою очередь Пекк[23] настаивает на особой важности двух последних кризисов в жизни человека, переживаемых соответственно в зрелом возрасте и в старости, и описывает проблемы, присущие этим кризисам.
   Первый связан с тем, удовлетворяются или нет основные физиологические потребности ребенка ухаживающим за ним человеком. При удовлетворении у ребенка развивается чувство глубокого доверия к окружающему миру, а в противном случае, наоборот, недоверие к нему. Второй связан с начальным опытом обучения, особенно с приучением ребенка к чистоплотности; третий соответствует позднему детству – в этом возрасте происходит самоутверждение ребенка; четвертый кризис происходит в школьном возрасте; пятый переживают подростки обоего пола в поисках идентификаций (усвоения образцов поведения значимых для подростка других людей); шестой свойствен молодым взрослым людям; седьмой переживается человеком в сорокалетнем возрасте. Он характеризуется развитием чувства сохранения рода (генеративности), выражающегося главным образом в «интересе к следующему поколению и его воспитанию». Восьмой кризис переживается во время старения. Он знаменует собой завершение предшествующего жизненного пути, а разрешение зависит от того, как этот путь был пройден. В свою очередь Пекк настаивает на особой важности седьмого и восьмого кризисов в жизни человека, переживаемых им соответственно в зрелом возрасте и в старости, и описывает проблемы, присущие этим кризисам.
   Пекк выделяет в седьмом кризисе четыре подкризиса, разрешение которых служит необходимым условием для развития аутентичной генеративности. Во-первых, речь идет о развитии у человека уважения к мудрости, сменяющего примат физической храбрости. Во-вторых, важно, чтобы сексуализация социальных отношений уступила место их социализации (что соответственно приводит к ослаблению сексуальных ролей). В-третьих, необходимо противиться аффективному объединению, связанному со смертью близких людей или с обособлением детей, и сохранять эмоциональную гибкость, способствующую эффективному обогащению в иных формах. Наконец, очень важно, чтобы человек старался сохранить как можно большую душевную гибкость и продолжал поиск новых форм поведения, вместо того чтобы придерживаться старых привычек и пребывать в некоей психической фригидности.
   Как указывает Пекк, чтобы чувство полноценности могло развиваться в полной мере, человеку необходимо преодолеть три подкризиса в восьмом кризисе. Первый из них заключается в переоценке собственного «Я» помимо его профессиональной роли, которая у многих людей вплоть до их ухода на покой остается главной. Второй подкризис связан с осознанием факта ухудшения здоровья и старения тела. Наконец, в результате третьего подкризиса у человека исчезает самоозабоченность, и теперь он без ужаса может принять мысль о смерти.
Соотношение объективно-осознанной и бессознательной детерминации и самодетерминации в процессе генезиса личности
   Общее объективное основание для формирования свойств личности – система социума. В этом смысле социум порождает личность. Личность и социум не противостоят друг другу как две разные взаимодействующие силы. Личность – член социума и его продукт. Отношения «индивид – социум» суть отношения порождения, формирования и развития личностей (их исторически определенных типов). При рассмотрении объективно-осознанной и бессознательной детерминации личности обнаруживается противоречие: с одной стороны, свойство личности и прежде всего ее сознание и воля определяются социумом, который не зависит от сознания и воли; с другой – личность (во всяком случае развитая личность) в своей социальной жизни, конечно, ведет себя как сознательное существо, обладающее мотивами, целями, волей и т. д.; она активно – в большей или меньшей степени – строит свои социальные отношения с другими людьми. Это противоречие разрешается практически в действиях личности по отношению к другим личностям и в их действиях по отношению к ней. Объективно-осознанная и бессознательная детерминация личностей осуществляется именно в их действиях и взаимодействиях. Отдельные сознательные действия конкретной личности детерминируются социальными отношениями потому, что личность выступает как член социума, и потому же ее сознательные действия включаются в развитие социальных отношений. Невозможно представить себе личность, живущую в социуме и в то же время никак практически не включенную в эти социальные отношения. Детерминировать личность социальными отношениями вовсе не означает, что она становится их пассивным слепком. Более того, самая сущность социальной детерминации исключает это. Включение личности в систему социальных отношений и ее движения в этой системе могут осуществляться только как активный социальный процесс.
   То, какую роль может сыграть конкретная личность в разрешении противоречий, возникающих в объективно-осознанных и бессознательных процессах, зависит прежде всего от их масштаба, соотношения в них необходимого и случайного, от особенностей социума. Но и особенностям личности здесь принадлежит не последнее место. Важно подчеркнуть значение психологических ее особенностей. Порой они оказывают весьма существенное влияние на объективно-осознанные и бессознательные процессы. Включаясь в социальные процессы, личность тем самым изменяет и обстоятельства своей собственной жизни. Участвуя в них, она вместе с тем активно определяет и развивает линию собственной жизни.
   Иначе говоря, основным условием самоопределения личности и сознательного регулирования своей жизнедеятельности является ее социальная активность.
   Изучение объективно-осознанных и бессознательных процессов личности предполагает анализ не только того, как она присваивает социальный опыт и приобщается к жизни общества, но и ее оригинального вклада, обогащающего эту жизнь. Возникает проблема самодетерминации развития личности. Смысл проблемы заключается не только в том, что личность произвольно регулирует свое социальное поведение. Более важно то, что в процессе личного социогенеза на определенной стадии она начинает сама сознательно организовывать свою собственную жизнь, а значит, и определять в той или иной мере свое развитие, в том числе психическое.
   Самодетерминация не приводит к тому, что личность как бы отгораживается от социума, хотя она и становится более автономной. Самодетерминация не отменяет и не заменяет социальной детерминации, а скорее дополняет ее. Общая система детерминант развития личности становится более сложной: увеличивается число ее уровней и измерений, возрастает многообразие связей между причинами, условиями, факторами, предпосылками и т. д. На разных стадиях развития в зависимости от массы обстоятельств специфическим образом у каждой личности складывается определенная мера соотношения социальной детерминации и самодетерминации. Эти соотношения были использованы нами при формулировании закона социального развития личности.

Раздел 2
Субъективные, относительные и абсолютные процессы

Глава 4
Психика как субъективный процесс

   В отличие от концепций, рассматривающих психическое развитие животных только в плане поведения (инстинкт, навык, интеллектуальное поведение), А. Н. Леонтьев предпринял попытку раскрыть развитие форм и уровней психического отражения. Переход от форм взаимодействия, которые свойственны живой материи, находит свое выражение в выделении «субъекта», с одной стороны, и «объекта» – с другой. Необходимым условием обмена веществ является раздражимость. На ранних ступенях развития жизни организмы раздражимы лишь по отношению к таким воздействиям, которые непосредственно участвуют в обмене веществ. Позднее появляется новая, более сложная форма раздражимости по отношению к таким действиям, которые сами по себе непосредственно в обмен веществ не включаются (т. е. не подвержены абиотическим воздействиям). Эта форма раздражимости и есть чувствительность, обеспечивающая ориентировку организма во внешней среде, выполняющая сигнальную функцию. Чувствительность и соответствующая форма психического отражения (ощущение) явились основанием первой стадии развития психики животных – элементарной сенсорной психики. Последующие стадии и формы – перцептивная психика и интеллект. Возникающие, развивающиеся и разрешающиеся противоречия между разными уровнями психики являются движущей силой психического развития.
Генезис психического отражения
   Психическое развитие человека рассматривается в разных аспектах и отношениях:
   • с точки зрения возможных форм отражения (моно- и полимодальных, чувственных и рациональных, конкретных и абстрактных, дифференцированных и интегральных, развитых и неразвитых и т. п.);
   • с точки зрения возможных механизмов (психологических и нейрофизиологических; переработки информации; формирования «картины мира»; целеполагания и целеобразования и т. д.);
   • с точки зрения возможных результатов отражения (сенсорно-перцептивный образ, образ воображения, мнемический образ, понятие, символ, ориентир, логика отношений и т. д.). В этом плане особенно важен вопрос о степени адекватности результата отражения отражаемому объекту;
   • с точки зрения функций отражения в деятельности человека и его общения с другими людьми, в поведении в целом (уровень произвольности регуляции; ее эмоциональные и волевые характеристики; сознательное и неосознаваемое в поведении; трансформации результатов отражения при их передаче от человека к человеку и т. д.).
   Одна из существенных характеристик психического отражения состоит в том, что оно позволяет за сравнительно короткий интервал времени воспроизвести длительно развертывающийся ряд событий. Хотя всякое отражение возможно только при взаимодействии, далеко не во всяком взаимодействии возможно отражение. При этом под отражением понимается особый продукт (воздействия одной материальной системы на другую), который представляет собой воспроизведение в иной форме особенностей первой сигнальной системы в особенностях второй сигнальной системы. Это означает, что хотя отражение не перестает быть всеобщим, оно оказывается более специфическим, чем взаимодействие вообще, ибо далеко не при каждом взаимодействии особенности одной системы воспроизводятся в другой, что отражено в ряде работ.
   Вместе с тем понимание результата отражения только как «следа» взаимодействия связано лишь с первым этапом отражения; второй этап, когда след становится заместителем отражающей системы, ее образом, выпадает из поля зрения многих исследователей. В. С. Тюхтин предложил идею механизма отражения, состоящего из трех процессов (Тюхтин В. С. Клеточка отражения и отражение как свойство всей материи // Вопросы философии. 1964. № 2).
   Наличие взаимодействующих тел и оставление ими взаимных отпечатков друг в друге есть, по Тюхтину, лишь основа, предпосылка отражения, но еще не само отражение. Собственно отражение возникает при выделении и фиксации структуры отображаемого объекта из отпечатка и соотнесении структур, объектов друг с другом; при этом осуществляется переход от структуры отпечатка к структуре оригинала.
   Действительно, сам по себе след, пока он не «прочитан», не проинтерпретирован, не связан с его источником, остается не в поле отражения. Только соотнесение следа с оригиналом делает его образом оригинала. Но для этого требуется кто-то или что-то для «прочтения», интерпретации, связи. Иными словами, если по аналогии с процессом взаимодействия процесс отражения понимался как проблема двух тел (отражаемого и отражающего), то в данном случае появляется третье тело, которое мы в дальнейшем будем называть посредником (для отражаемого удобно применить обозначение «оригинал», для отражающего – «носитель»). У Тюхтинароль посредника-интерпретатора выполняет сам носитель отражения. Иными словами, второе и третье «тело», по Тюхтину, слиты. Это, однако, не противоречит тому, что даже в самом примитивном организме функции его интерпретации могут осуществлять различные подсистемы.
   При традиционном понимании отражения только как следа, который ничем не интерпретируется, на самом деле подразумевают некоторого наблюдателя (посредника). Введение посредника в ту или иную ситуацию – не новость для науки. Так, теория относительности ввела наблюдателя (систему отсчета) в физику еще в начале прошлого века. Здесь же вводится посредник (интерпретатор, субъект) как некоторая система, способная соотносить след с оригиналом и сооветствующим образом реагировать на данный образ.
   Так, самый распространенный случай зеркального отражения (что, собственно, и дало повод назвать процесс «отражением») будет полноценным только тогда, когда зрительную картину увидит какой-либо иной посредник. Все три тела тут различны. Иначе получается при рассмотрении записи на ДНК, где функционирование оригинала (родительских организмов) не просто дает след в виде двойной спирали ДНК дочернего организма, но где существует аппарат переписывания информации (например, ДНК – транспортная РНК) и ее «интерпретации» как команды по синтезу тех или иных белков в рибосомах. Тем самым «след» (наследственность) родительского организма оказывается локализирован в хромосомах, а «образ» (синтезированный по его программе белок) локализируется в рибосоме одного и того же организма. Иными словами, посредник (генетический аппарат белкового синтеза) оказывается реально существующей частью организма (дочернего), отличающейся от другой части – следа. Это уже принципиально иной уровень отражения по сравнению с отражением в зеркале.
Периоды и виды осознанного развития
   Принципиальное положение о периодах и видах психического развития имеет в психологии фундаментальное значение. Один из распространенных подходов состоит в трактовке психического как результата физиологических процессов. Эти процессы рассматриваются в качестве опосредствующего звена между отражаемым объектом и его отражением. Другой подход (получивший название «деятельностного») в качестве звена, опосредствующего связь объекта и его отражения (образа), берет деятельность.
   На основе приведенных выше подходов психическое отражение понимается как результат либо системы нейрофизиологических процессов, объективно развертывающихся в нервной системе и не зависящих от воли субъекта (психическое отражение здесь возникает как бы автоматически), либо целенаправленных действий субъекта, зависящих от его сознания и воли. Но и тот и другой подходы рассматривают отражение лишь как результат, а не процесс. Между тем отражение (образ) не есть нечто завершенное и статичное. Образ формируется, развивается, существует только в процессе отражения. Образ и сам есть процесс. Рассмотрение психического отражения как процесса составляет важнейший аспект психологического исследования, и эти вопросы достаточно широко освещены в научной литературе.
   Положение о том, что психическое может быть понято только как процесс, было четко сформулировано еще Сеченовым.
   Системное исследование психического процесса – это выделение его периодов и видов. Накопленные эмпирические данные и теоретические схемы, сложившиеся в психологии (Ананьев, Теплов, Леонтьев, Ломов, Пиаже, Фехи ер, Забродин и др.), позволяют говорить о четырех уровнях психического отражения:
   • субсенсорные процессы;
   • сенсорно-перцептивные процессы;
   • представления;
   • речемыслительные процессы, понятийное мышление, интеллект.
   Эти уровни различаются по форме психического отражения, его «глубине» и «объему», по условиям, необходимым для его формирования и развития, а также по особенностям проявления его регулирующей функции. Они выступают вместе с тем и как уровни психического развития: онто- и филогенетического.
   Субсенсорный уровень является формой непосредственного психического отражения действительности, обусловливаемой такими раздражителями, о влиянии которых на его деятельность субъект не может дать себе ответа. Это одно из проявлений бессознательного.
   В целом сенсорно-перцептивный уровень отражения обеспечивает адекватность актуальных действий, их соответствие текущей ситуации.
Осознанное развитие субъекта жизнедеятельности
   Субъект – живой телесный индивид, включенный во всеобщую взаимосвязь явлений материального мира, подчиняющийся объективным законам бытия. Поскольку человек является субъектом жизнедеятельности, он выступает и в качестве «носителя» психики (и сознания). Поэтому и путь научного познания сущности психических процессов лежит в русле изучения жизнедеятельности человека.
   В психофизике субъективное как характеристика психического отражения раскрывается через сопоставление с физическими свойствами отражаемых объектов. В психофизиологии и физиологии субъективное часто трактуется как «сторона» физических (прежде всего нервных) процессов. Психическое рассматривается и как интегральная характеристика нервных процессов, представляющая организм в целом, как специфический способ организации их системы. Иначе подходит к пониманию субъективности психического социальная психология. Здесь субъективность раскрывается через анализ личности, личностных отношений индивида к социальным системам (и подсистемам) разного уровня, в которые он включен.
   Изучение специфики субъективной формы психических явлений лежит на пути исследования многосистемного способа существования человека. Эта форма возникает как бы на пересечении различных систем, к которым принадлежит человек, обеспечивая его единство как субъекта предметно-практической деятельности, познания и общения.
   Исследуя механизм психического отражения, мы брали всю систему в целом, всю совокупность развертывающихся в ней процессов. При исследовании механизмов психического отражения важно иметь в виду, что воспринимающие системы (и сенсорная организация в целом) сформировались и развились в длительном процессе эволюции.
   К уровню представлений относится широкий круг психических явлений: воображение, образная память, последовательные, эйдетические образы и т. д. Все эти образы вторичны по сравнению с теми, которые возникают при непосредственном воздействии внешних предметов и событий на органы чувств.
   С точки зрения теории отражения представление – это не тень ощущений и восприятий, не их ослабленный дубликат, а обобщенный образ предметов и явлений объективной действительности. Формируется и развивается оно так же, как и все другие психические явления, в условиях материального взаимодействия субъекта с объектами. Наиболее характерная особенность представления состоит в том, что в нем соединяется образность (наглядность) и в то же время обобщенность.
   В представлении отражаются не только отдельные предметы, но и типичные свойства более или менее значительных по объему групп предметов. В этом смысле оно является собирательным образом. При переходе от восприятия к представлению структура образа изменяется: одни признаки объекта как бы подчеркиваются, усиливаются, другие – затушевываются и ретушируются. Иначе говоря, происходит схематизация образа. Существенной особенностью представления является его панорамность, дающая субъекту как бы возможность выхода за пределы актуальной (наличной) ситуации.
   Один из уровней психического процесса – вербально-логическое, понятийное мышление (речемыслительный уровень). На этом уровне отражаются существенные связи и отношения между явлениями объективной действительности. В отличие от ощущений и восприятий мышление – процесс социально опосредствованного отражения. Это выражается прежде всего в том, что, решая ту или иную задачу, субъект оперирует понятиями и методами мышления, сложившимися в ходе исторического развития общества, в которых зафиксирована общественно-историческая практика. На уровне понятийного мышления как бы разрываются рамки индивидуального опыта, а точнее, в индивидуальный опыт включается огромный багаж знаний, накопленный человечеством.
   Таким образом, уже сложилась традиционная иерархия развития психического процесса, излагаемая в литературе: раздражимость (наинизший уровень живой природы, присущий доклеточным, одно- и многоклеточным), чувствительность (отражение посредством нервной системы), психика (субъективно переживаемое, ощущаемое отражение) и сознание (социально сформированная и ориентированная психика). Каждая нижележащая форма является основой для вышележащей, а вышележащая – частным, но специализированным случаем нижележащей, т. е. приобретает в силу специализации такие дополнительные свойства, которые нельзя целиком свести к свойствам нижележащей формы.
   Более мелкие градации в пределах вида отражения целесообразно называть подвидами отражения. Правда, здесь традиционное и предлагаемое выделения уровней существенно различаются. Для традиционного подхода характерна ориентация на поведение, т. е. на такой акт деятельности, которому предшествовало не только отражение, но и формирование программы поведения. Например, говоря о раздражимости, выделяют таксисы, тропизмы и настии, т. е. видимые изменения самого организма или его положения в пространстве, хотя далеко не всякий акт раздражения может окончиться поведенческой реакцией (например, полученная информация может быть просто «принята к сведению», может запомниться). Нас же интересует отражение как изменение внутреннего состояния организма при раздражении.
   Точно так же при возбудимости традиционный подход исследует механизм образования программ поведения – наличие безусловного рефлекса (инстинкта) или условного рефлекса (навыка). Нас и тут интересует внутреннее состояние организма после возбуждения, но до того как включается тот или иной поведенческий механизм. Лишь для психической формы отражения традиционный подход действительно выделяет уровни отражения в зависимости от вида образов: для первичных образов уровень ощущения – восприятия, для вторичных – уровень представления. Что же касается сознательной формы отражения, то здесь обычно конкретные уровни не выделяются.
   Кроме того, в психологических и философских работах иногда наблюдается терминологическая непоследовательность: конкретные уровни отражения тоже называются формами отражения, например таксисы, тропизмы и настии. Чтобы быть последовательными, следует внутреннее состояние организмов при таксисах, тропизмах и настиях считать подвидами, а не формами отражения, внешнее же их проявление в виде различных перемещений правомерно относить к поведению.
   Для детальной классификации видов отражения следует принять критерий классификации, в качестве которого мы выбрали соотношение исходной и производных фаз отражения. Так, например, одноклеточный организм отражает изменение температуры, давления, солености, освещенности и т. д. окружающей его воды в виде тех или иных физиологических параметров организма: активности протоплазмы, проницаемости мембран и т. д. Это исходный, неспецифический подвид отражения, который мы назвали «соматическим» – телесным. Некоторые организмы столь хорошо приспособились к узким интервалам изменения физических параметров среды, что их наличие или отсутствие в ископаемых остатках дает возможность палеонтологам достаточно точно реконструировать температуру и соленость древних морей и океанов.
   Но помимо отражения организмом условий среды (в широком смысле слова), или первичного отражения, существует и вторичное отражение в виде отражения самого организма в каких-то иных структурах. Так, например, конструкция организма и особенности его физиологии отражаются в виде записи на ДНК. Поэтому, читая запись на ДНК (такие исследования сейчас ведутся достаточно интенсивно), в принципе можно составить представление о типе, структуре и функциях создавшего эту нить ДНК организма. Этот подвид внутреннего вторичного отражения, предназначенного для консервации устройства организма, целесообразно назвать генетическим.
   Вторичное отражение может быть и внешним. Так, организм может выделять во внешнюю среду вещества, предназначенные для привлечения особи противоположного пола, отпугивания, парализации или отравления врага, маркировки территории и т. д. Эти выделения отражают свойства организма, хотя и не столь полно, как при генетическом отражении. По названию желез внешней секреции мы назвали этот подвид «экзокринным».
   Наконец, возможно превращение (обращение) внешнего отражения во внутреннее, и наоборот. Так, спираль ДНК, выведенная наружу и слившаяся с другой спиралью, дает начало новому организму, который отражает то, что записано на ДНК (третичное отражение). Напротив, часть вещества при внешней секреции может попасть внутрь породившего его организма, и организм отразит экзокринное вещество в виде изменения своих физиологических параметров. Со временем организм может специально вырабатывать вещества не для связи с другими особями, а для управления самим собой. Этот случай обратной связи и представляет для нас интерес в качестве следующего, «эндокринного» подвида отражения.
   Таким образом, в каждой форме отражения мы предлагаем выделить четыре вида: первичный (исходный), два вторичных (внутренний и внешний) и третичный (внешний, ставший внутренним).
   Более последовательно мы применяем и критерий выделения видов отражения: существование высшего вида отражения как частного, но более специфического случая низшего вида. С этой точки зрения сознание человека, поскольку оно включает в себя и его психику и тем самым не удовлетворяет данному критерию, заменено на частный, но специфический случай психики, существующий только у человека, – на абстрактное мышление (для краткости – «мышление»).

Глава 5
Сознание как высший субъективный процесс

   Сознание – высший уровень психического отражения и саморегуляции. Эмпирически оно выступает как непрерывно меняющаяся совокупность чувственных и умственных образов, как взаимодействие и соотношение видов индивидуального и социального сознания. Оно познается рядом наук – философией, логикой, лингвистикой, нейрофизиологией, антропологией, социологией, этнографией и др. Психосоциология исследует происхождение, структуру, функционирование и виды индивидуального и социального познания. Сознание обладает активностью, интенциональностью, способностью к рефлексии, самонаблюдению (осознание самого сознания), мотивационно-целостными особенностями, различной степенью (уровнями) ясности.
   Поскольку сознание неразрывно связано с языком и речью, постольку психологическое и нейрофизиологическое исследование речевых процессов составляет одну из главных линий в изучении его нейрофизиологических основ. К сожалению, целостной картиной, раскрывающей организацию речевых процессов, наука сегодня не располагает, хотя в этой области накоплено немало конкретных результатов.
   Сложность изучения типологии видов сознания заключается в его скрытости, и задача исследования состоит в том, чтобы проникнуть в его внутреннее строение, а не ограничиваться изучением явлений и процессов на поверхности сознания. Сознание нужно рассматривать как особое внутреннее движение, порождаемое движением человеческой деятельности.
   Психосоциологию интересуют прежде всего законы развития видов генезиса сознания индивида, индивидуального сознания и участие его в развитии видов типологии психосоциогенеза. Вместе с тем целый ряд других психологических и социологических дисциплин в той или иной связи изучает также определенные аспекты видов социального сознания.
Генезис видов индивидуального сознания
   Основные характеристики индивидуального сознания – активность, идеальная форма отражения, рефлексивность и внутренняя связность – формируются и развиваются в процессе жизни индивида в социуме. Раскрыть объективные законы, которым подчиняется индивидуальное сознание (и внутренний мир личности), можно только на пути изучения развития индивида в социуме как действительного субъекта деятельности, общения и познания. При этом важно изучить разные виды сознания, их зависимости от внешних периодов развития.
   В истории психологических и социологических идей отношение к проблеме сознания менялось, и при этом довольно круто – от утверждения ее в качестве чуть ли не единственной проблемы до объявления сознания фикцией. В одной из распространенных трактовок сознания оно определяется как совместное знание. Современный радикальный бихевиоризм трактует сознание как «оперантное обусловливание вербального поведения». Другая трактовка состоит в том, что сознание объявляется внутренним знанием или убеждением, которое выражается прежде всего в понимании и оценке своих собственных состояний.
   Сознание рассматривается так же, как тотальность впечатлений, мыслей и чувств, которые создают личность.
   В перечисленных выше подходах сознание трактуется как нечто, вытекающее из опыта индивида, как интегратор его внутренней жизни – впечатлений, переживаний, мыслей и т. д.
   Отечественные психология и социология рассматривают сознание как функцию мозга, представляющую собой специфически человеческое отражение бытия. Специфика его состоит в том, что это – идеальное отражение, формирующееся и развивающееся в процессе исторического развития человека.
   В психологии и социологии намечены разные подходы к решению конкретно-научных путей и способов генезиса индивидуального сознания. Каждый из них «схватывает» какой-либо важный момент, но до сих пор еще не создана теория психосоциогенеза сознания.
   В. М. Бехтерев сделал интересную попытку выделить виды и типологию психосоциогенеза сознания. Что же Бехтерев понимал под сознанием человека? Он определял сознание как субъективное, т. е. внутреннее, непосредственно нами воспринимаемое состояние. Благодаря этой субъективной окраске мы можем различать наши психические процессы по их сложности либо тем или другим присущим им особенностям.
   Бехтерев различал два вида осознаваемости психических процессов. Первый из них – «ступени ясности сознания». Другой вид осознаваемости, по Бехтереву, состоит в наличии в сознании различных психических процессов, отличающихся по их содержанию и отношению к личности человека, к его «Я». В этом аспекте, подчеркивал он, правильнее было бы говорить о специальных видах сознания по сложности их содержания, а не по степени самого сознания (см.: Бехтерев В.М. Избранные работы по социальной психологии. М., 1994).
   Какие «специальные виды сознания» выделял Бехтерев? Низшей, начальной формой всякого человеческого сознания является такая его форма, когда в нем еще нет никаких ясных представлений, кроме восприятия собственного существования, кроме представления о том, что есть «Я» и есть нечто другое, совершенно неопределенное. По нашей терминологии это есть социальная модальность сознания. Вторым уровнем в структуре сознания является выделение в нем группы представлений о «Я» как субъекте восприятия в отличие от «не-Я» или объекта. На этом этапе возникает самосознание, представление о самобытности и неповторимости индивидуального человеческого существования, т. е. внутренняя интенсивность сознания. В этом сознании существенное место занимают представления о положении собственного тела в пространстве и о движениях его частей.
   Следующая ступень в структуре и развитии сознания связана с «сознанием пространства», когда человек может создавать пространственные представления об окружающем его мире, т. е. внешняя интенсивность сознания. После «сознания пространства» следует «сознание времени». На следующей, более высокой ступени развития сознания появляется «сознание своей собственной личности». Иначе говоря, это социальная устойчивость сознания. В нем господствуют элементы, составляющие интимное ядро личности человека. Сюда относятся прежде всего представления о нравственных, религиозных, правовых и прочих нормах. С этой формой сознания связаны и первые проявления воли человека как характерные черты его человеческой сущности (см.: Бехтерев В.М. Гипноз. Внушение. Телепатия. М., 1994)
   Один из подходов к анализу механизмов формирования индивидуального сознания был предложен Л. С. Выготским в его концепции высших функций. Опираясь на работы французской социологической школы, школы «психологии образа действия» и школы Пиаже, критически переосмыслив накопленные ими данные, Выготский выдвинул тезис, согласно которому все высшие психические функции суть интериоризированные отношения социального порядка.
   В этой связи, анализируя развитие ребенка, он формулирует общегенетический закон культурного развития индивида (ребенка): всякая функция в культурном развитии ребенка появляется на сцену дважды, в двух планах, сперва в социальном, потом в психологическом, сперва между людьми как категория интерпсихическая, потом внутри ребенка как категория интрапсихическая.
   А. Н. Леонтьев, изучая сознание, выделил три образующих компонента: чувственную ткань образа, значение и личностный смысл. В. П. Зинченко помимо чувственной ткани, значения и смысла выделяет биодинамическую ткань движения и действия (Зинченко В.П. Миры сознания и структура сознания // Вопросы психологии. 1991. № 2).
   Когда в концепции Выготского речь идет о социальных отношениях, то остается неясным, какие социальные отношения имеются в виду, а следовательно, и в какой мере общим является выдвинутый тезис о превращении их в психические функции. Недостаточно раскрыта также суть превращения отношений в психические функции, т. е. интериоризации. Наконец, вызывает сомнения общий, с точки зрения Выготского, генетический закон двукратного появления психической функции и не ясны причины возникновения образующих их компонентов. Все это требует дальнейших исследований.
   Наиболее продуктивным в отечественной психологии и социологии оказался тот подход к изучению общественной детерминации индивидуального сознания, который в качестве основы положил вид деятельности. Согласно этому подходу сознание формируется, развивается и проявляется в социальной по своему существу деятельности. Был сформулирован принцип единства сознания и деятельности, который в течение многих лет направлял как теоретические, так и экспериментальные и прикладные исследования. Разными исследователями этот принцип раскрывается по-разному. Иногда, например, сознание трактуется не как отражение бытия, а только как отражение деятельности. Но общая позиция состоит в утверждении: индивид овладевает тем, что создано обществом, через деятельность и в процессе деятельности (С. Л. Рубинштейн).
   Подобно любому другому научному принципу, принцип единства сознания и деятельности раскрывает лишь определенную сторону социальной детерминации психического и социального развития индивида. В этой связи возникает задача определения сферы, границ и условий действия этого принципа, его соотношений с другими принципами, сложившимися в психологии и социологии, а также разрешения возникающих в связи с этим противоречий.
   Довольно широкое распространение получил подход, утверждающий в качестве основных способов (или механизмов) социального развития индивида подражание, заражение, внушение и убеждение. В отечественной психологии первыми, кто начал исследовать эти способы, были В. М. Бехтерев, Г. В. Плеханов и другие.
   Как известно, идея о том, что в усвоении индивидом социального опыта важная роль принадлежит подражанию, высказывалась еще в античной философии. Позднее философы к ней возвращались многократно. Пожалуй, наиболее развитый вид она получила в работах Г. Тарда, который абсолютизировал эту идею, придавал подражанию значение универсального механизма общественной жизни. Восприняв эту идею, Бехтерев вместе с тем расширил представление об «орудиях общественности», к которым наряду с подражанием он относил также взаимную индукцию, внушение и убеждение. Кстати, он предпринял и очень интересные попытки исследовать эти «орудия» экспериментально. Однако Бехтерев (вслед за Тардом) понимал перечисленные механизмы как натуральные. С критикой их натуралистического толкования в работах Тарда выступил Г. В. Плеханов. Считая, что подражание действительно является некоторым общим механизмом психического развития, он подчеркивал, что действие этого механизма (как и других) определяется конкретными историческими условиями жизни социума. Чему и как будет подражать тот или иной индивид, зависит от его положения в системе социальных отношений. Плеханов утверждал также, что наряду с подражанием существует и другой, противоположный ему механизм: противоречие (или контрподражание), названный им «соотносительным изменением». Представляется, что идея Плеханова о диалектически связанных противоположных механизмах и детерминации психического развития имеет для психологии и социологии существенное значение (Плеханов Г.В. К вопросу о развитии монистического взгляда на историю. М., 1949). В детерминации психосоциологического развития участвуют своего рода пары диалектически связанных механизмов: подражание и контрподражание, суггестия (внушение) и контрсуггестия, заражение и противоположный ему механизм. Конкретное сочетание разных механизмов определяется социальными условиями жизни индивида, что отражено нами в сформулированном законе развития сознания личности (Душков Б.А. Учет особенностей человека в практической психологии (Периодические законы). М., 1995).
   В психосоциологии, исследуя процесс развития сознания индивида (и его психики в целом), иногда ограничиваются рассмотрением этого процесса в связи с узко понимаемой (часто только как предметно-практической) деятельностью индивида. Вопрос же о роли социального сознания при этом остается в тени.
   К. А. Абульханова-Славская показала, что сознание порождается и формируется как психологический механизм включения индивидуального бытия в жизнь социума и вместе с тем социального бытия в жизнь индивида. Развитие индивида как члена социума необходимым образом предполагает и развитие его сознания(см.: Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. – М., 1991).
   Кольберг выделяет три уровня нравственного развития сознания и поведения: преднравственный, конвенциональный и постконвенциональный. Каждый из них включает по две стадии (более подробно см.: Годфруа Ж. Что такое психология. В 2 т. М., 1992).
   1. Преднравственный уровень (с 4 до 10 лет). На этом уровне поступки определяются внешними обстоятельствами и точка зрения других людей в расчет не принимается. На первой стадии суждение выносится в зависимости от того вознаграждения или наказания, которое может повлечь за собой данный поступок. На второй стадии суждение о поступке выносится в соответствии с той пользой, которую из него можно извлечь.
   2. Конвенциональный уровень (с 10 до 13 лет). Человек, находящийся на этом уровне нравственного развития, придерживается условной роли, ориентируясь при этом на принципы других людей. На третьей стадии суждение основывается на том, получит ли поступок одобрение других людей или нет. На четвертой стадии суждение выносится в соответствии с установленным порядком, уважением к власти и предписанными ею законами.
   3. Постконвенциональный уровень (с 13 лет). Истинная нравственность, по Кольбергу, достигается только на этом уровне развития. Именно на этом уровне человек судит о поведении, исходя из своих собственных критериев, что предполагает и высокий уровень рассудочной деятельности. На пятой стадии оправдание поступка основывается на уважении демократически принятого решения или вообще на уважении прав человека. На шестой стадии поступок квалифицируется как правильный, если он продиктован совестью – независимо от его законности или мнения других людей.
   Начиная с 13-летнего возраста преднравственный уровень заменяется у детей конвенциональным и в меньшей степени – постконвенциональным уровнем. Кольберг, однако, отмечает, что многие люди так никогда и не переходят четвертую стадию нравственного развития, а шестой стадии достигает меньше 10 % людей в возрасте 16 лет и старше. (Позже Кольберг исключил эту последнюю стадию, так как критики сочли ее чрезмерно «элитаристской» и носящей на себе слишком явную печать ценностей западной культуры.)
   Высшей ступенью развития сознания В. М. Бехтерев считал то состояние психики человека, когда он, с одной стороны, обладает способностью по желанию вводить в сферу сознания те или другие из бывших в его сознании представлений и, с другой стороны, может давать себе отчет о происходящих в его сознании явлениях, о течении потока психических процессов, о причинах переживаемых им психических процессов и о последствиях своих поступков. Человек может анализировать свою психическую деятельность, давать себе отчет обо всем, что происходит с ним. Именно эта способность самопознания и самоотчета является самым характерным признаком полного сознания, т. е. это система психосоциогенеза сознания.
   Такие формы сознания Бехтерев рассматривал как различные «ступени его содержания». Каждый из уровней организации сознания не только имеет собственные характеристики, но и предполагает, содержит в «снятом виде» особенности, присущие и всем предшествующим, более низким ступеням развития сознания, более примитивным, архаичным его структурам (см.: Шингаров Г.X. О В. М. Бехтереве – ученом и враче-гипнологе // Бехтерев В.М. Гипноз. Внушение. Телепатия. М., 1994).
   По представлению Бехтерева, соподчинению структур сознания основным способам его функционирования соответствуют и основные этапы его развития в онтогенезе каждого отдельного человека. На более ранних этапах развития личности возникают более простые ступени и структуры познания, на более поздних – более сложные и богатые содержанием.
   При ряде патологических процессов распад сознания идет в обратной прогрессивному развитию последовательности: то, что появилось позже всего в индивидуальном развитии, подвергается торможению или разрушается раньше других форм сознания. Прежде всего утрачивается способность самосознания активных волевых действий и произвольного внимания. Далее подавлению или деструкции подвергаются нравственные устои личности, и лишь после этого происходят изменения в сознании времени, пространства и т. д.
   В связи с разработкой концепции сознания Бехтерев большое внимание уделял явлениям перцепции и апперцепции. В соответствии со сложившейся традицией перцепцию он понимал как процесс, благодаря которому то или другое впечатление доходит вообще до сознания, а под апперцепцией понимал процесс, благодаря которому внешние впечатления входят в сферу ясного, «полного» сознания. Поэтому существуют восприятия перцептированные, но не апперцептированные.
   Ясное, «полное» сознание возможно лишь при наличии активного внимания. Последнее связано с восприятием событий, отличающихся, как правило, новизной и эмоциональной насыщенностью. Легко апперцептируются раздражители, выделяющиеся из остальных и имеющие особое значение для воспринимающего.
   Существенную роль в апперцептировании внешних воздействий играет и процесс ожидания каких-либо событий.
   При отсутствии указанных условий и особенно при ослаблении внимания восприятие внешнего мира не попадает в фокус ясного сознания. Отвлечения нашего внимания, по Бехтереву, достаточно для того, чтобы введение данного представления в сферу ясного сознания не свершилось.
О соотношениях сознания и самосознания
   Интересен вопрос о соотношениях индивидуального, социального сознания и самопознания личности. Бехтерев считал, что простейшее самосознание в развитии ребенка предшествует сознанию, т. е. ясным и отчетливым представлениям предметов. Самосознание в его простейшей форме состоит в неясном чувствовании собственного существа. Самосознание, рассматриваемое как «Я», – концепция относительно устойчивая, в большей или меньшей степени осознанная, переживаемая как неповторимая система представлений индивида о самом себе, на основе которой он строит свое взаимодействие с другими людьми и относится к себе.
   Самосознание ребенка есть этап в развитии сознания, подготовленный развитием речи и произвольных движений, ростом самостоятельности, вызванным этим развитием, а также связанными с этими процессами изменениями во взаимоотношениях с окружающими.
   Психологический аспект проблемы самосознания обстоятельно рассмотрен И. И. Чесноковой. На основе обобщения многих исследований она показала, что развитие самосознания проходит те же стадии, которые проходит и познание человеком объективного мира, – от элементарных самоощущений к восприятиям, самопредставлениям, мнениям и понятиям о себе.
   Самосознание не является некоторым самостоятельным процессом, существующим наряду или параллельно с сознанием. Можно сказать, что одна из важнейших характеристик (свойств) сознания – рефлексивность. Сама возможность ее возникновения у индивида складывается в процессе познания окружающего мира (особенно общества), овладения исторически сложившимися деятельностями и способами общения с другими людьми, а соответственно и идеальной формой отражения. Рефлексивность сознания возникает только на уровне идеальной формы отражения действительности.
   Самосознание непрерывно изменяется на протяжении всей жизни человека, формирование его в онтогенезе проходит определенные стадии, связанные с возрастными этапами психического и физического развития человека. Онтогенетические уровни самосознания детерминированы степенью развития сознания и психики в целом.
   В психосоциологии ведутся исследования о начальном моменте и критериях появления самосознания в онтогенезе, и на это существуют разные точки зрения.
   Так, Б. Г. Ананьев считает, что самосознание возникает в период, когда ребенок начинает выделять себя в качестве субъекта своих действий.
   И. С. Кон рассматривает периоды возникновения сознательного «Я» – подростковый и юношеский возраст. В этом возрасте проявляются признаки самосознания: появление сознательного «Я», возникновение рефлексии, сознание своих мотивов, моральные конфликты и нравственная самооценка, интимизация внутренней жизни (см.: Кон И.С. Психология ранней юности. М., 1989).
   Принцип развития в данном контексте дает возможность исследовать самосознание как развернутый во времени процесс, исследовать закономерности развития, которые дают объяснение уже готовым, зрелым формам и актам процесса самосознания, позволяет опровергнуть метафизические теории о неизменности самосознания, теории о внезапном, неожиданном озарении, когда человек вдруг узнает о существовании в себе особого духовного мира.
   Принцип личностного подхода анализа самосознания дает возможность изучения становления личности как реального самосознающего субъекта, а многообразные акты самосознания составляют одно из образующих ее условий.
   Важными теоретическими проблемами, необходимыми для дальнейшего изучения феномена самосознания, являются вопросы об уровнях и единицах самосознания. Выделяют фазы в развитии самосознания ребенка: осознание своих психических процессов, принятие точки зрения другого на себя, усвоение мнения других о себе, формирование стандартов и уровней притязаний, развитие самоконтроля, отделение от матери и формирование семейной идентичности и самоидентичности, сознание половой и ролевой принадлежностей, осознание себя в системе ценностей, идентификации с родителями, формирование представлений о своем будущем, прошлом и настоящем, различные формы саморегуляции.
   В различные исторические эпохи, в разных культурах эти факты могут быть смещены относительно друг друга или сами процессы могут принимать существенно иную форму.
   Самосознание может быть понято лишь в реальной взаимосвязи со всеми психическими процессами, психическими состояниями и свойствами. Любой психосоциальный процесс на высоком уровне развития может вступить в непосредственную связь с процессами самосознания.
Социальная детерминация индивидуального сознания
   Будучи социальным по своей сути феноменом, сознание существует не над индивидами, и не между ними, и не помимо них, а в их головах.
   Социальные идеи, взгляды, настроения и т. п. – это не нечто, «витающее над людьми», а формирующиеся в процессе развития социума идеи, взгляды, настроения конкретных людей, живущих и действующих в конкретных исторических условиях.
   Здесь возникает принципиально важная проблема соотношения социального и индивидуального сознания.
   Индивидуальное сознание, которое интересует психологию прежде всего, формируется и развивается в неразрывной связи с сознанием социальным.
   В «объективной психологии» и «рефлексологии» свои взгляды на сущность сознания В. М. Бехтерев развивал в учении о личном и общем (социальном) сознании, об активном и пассивном восприятии и внимании (сосредоточение).
   Личное сознание с активным восприятием – это то сознание, которое составляет сущность нашего «Я» вместе со всеми подчиненными ему явлениями психической жизни. Общее сознание с пассивным восприятием – это те явления психики человека, которые не находятся в тесном взаимоотношении с «Я» личности (см.: Бехтерев В.М. Избранные работы по социальной психологии. М., 1994).
   Личное сознание представляет собой высшую в развитии и самую богатую по содержанию ступень сознания. Оно связано прежде всего с волевыми процессами и активным вниманием. Именно воля и активное внимание, а также активное восприятие являются важнейшими орудиями человеческого «Я», личного сознания в познании и практического применения мира.
   Благодаря воле, по Бехтереву, человеческое «Я» воздействует определенным образом на окружающий нас мир, активное же внимание извлекает из внешнего восприятия определенные впечатления, которые, благодаря принадлежности активного внимания нашему «Я», вступают в тесное соотношение с последним, становясь прочным его достоянием (см.: Шингаров Г.X. О В. М. Бехтереве – ученом и враче-гипнологе // Бехтерев В.М. Гипноз. Внушение. Телепатия. М., 1994).
   В личностную сферу сознания наряду с внешними впечатлениями входит и совокупность следов от органических рефлексов. К совокупности органических рефлексов, благодаря сочетаниям, присоединяется известная часть следов рефлексов, возбуждаемых внешними раздражениями. В результате этого сплава, органического и внешнего, реакции личной сферы на внешние раздражения всегда находятся в прямой зависимости от потребностей организма. У человека связь потребностей организма с внешними раздражениями, осуществляемая личной сферой сознания, относится не к ближайшему удовлетворению потребностей организма, что связано с инстинктом, а к обеспечению более оптимальных жизненных условий его существования.
   Самостоятельность, самодостаточность и самодеятельность сферы личности Бехтерев видел не только в особом ее отношении к потребностям организма, но и в особом отношении человека к внешним раздражениям, обусловленном исключительно прошлым влиянием на внутриорганические процессы.
   Личная сфера, являющаяся совокупностью следов внешних и внутренних раздражений и оживляющаяся при любом изменении общего состояния организма, а также при всевозможных внешних воздействиях, составляет интимное ядро психики. Поэтому личная сфера органического характера, заключая в себе важнейшие моменты прошлого опыта, является основой активного самостоятельного отношения к окружающему миру.
   С развитием социальной жизни личная сфера человека не ограничивается следами только сочетательных рефлексов, связанных с органическими потребностями. В тесной связи с ними происходит образование следов, обусловленных теми или иными условиями социальной жизни. Из личной сферы органического характера развивается социальная личная сфера. Последняя лежит в основе нравственных и социальных отношений между людьми. Эта социальная личная сфера, поднимаясь до оценки экономических социальных отношений, приводит к образованию целостной личности, т. е. личности как самобытной психологической особи. Поэтому личность, согласно Бехтереву, есть психический индивид со всеми его самобытными особенностями, индивид, представляющийся самодеятельным существом по отношению к окружающим внешним условиям (см.: Шингаров Г.X. О В. М. Бехтереве ученом и враче-гипнологе // Бехтерев В.М. Гипноз. Внушение. Телепатия. М., 1994).
   Психические процессы, связанные с личным сознанием, по желанию человека могут быть воспроизведены в его сознании, извлечены из памяти и поставлены во взаимоотношения с любым элементом осознаваемых в данный момент психических процессов. Восприятие, совершающееся при отсутствии активного внимания, попадает в сферу общего сознания. Такие восприятия входят в состав психики человека. Они оставляют следы в памяти, влияют на мотивацию его поведения, на творческие процессы. Но они не вступают во взаимоотношения с «Я», с самым высоким уровнем организации сознания.
   Любая форма психической деятельности человека, связанная с его «Я», есть результат взаимодействия социального и личного сознания. При этом «личное сознание» играет скорее всего роль заправляющего начала, которое следит за общим ходом мыслительного процесса и внимательно относится к его конечным результатам, тогда как вся сложная подготовительная работа, дающая материал для творчества и мышления, обязана, главным образом, сфере социального сознания.
   Процессы, происходящие в социальном сознании, отличаются от процессов в личном сознании по двум существенным признакам: тем, что лишены руководящего начала, которое создается в личном сознании, в «Я» субъекта, и тем, что сами по себе процессы, осуществляющиеся в социальном сознании, не могут быть по произволу вводимы в сферу личного сознания.
   Сфера социального сознания подчиняется законам здравого смысла и нравственным нормам. Поскольку социальное сознание органически связано с личным сознанием, то очевидно, что и для социального сознания должны существовать практически те же законы логики и те же нравственные устои, что и для личного.
   Соотношение генезиса видов индивидуального и социального сознания связано с противоречиями в сферах психосоциологического развития человека. Было высказано положение о трех основных функциях психики: когнитивной, регулятивной и коммуникативной. Эти функции в том или ином виде проявляются на всех ступенях психического развития, но и с возникновением и развитием сознания (имеется в виду прежде всего индивидуальное сознание) они приобретают новые качественные особенности (Б. Ф. Ломов).
   Когнитивная функция на уровне сознания выступает как познание в полном смысле этого слова, т. е. как активное целенаправленное приобретение знаний. При этом прежде всего имеются в виду знания как идеальные результаты отражения, созданные в процессе общественно-исторической практики и «отлитые в форму» научных, экономических, идеологических, этических и других идей, принципов, норм и т. д. Овладевая ими, индивид вместе с тем усваивает и сложившиеся виды социального сознания.
   Знания фиксируются и передаются от человека к человеку в основном при помощи языка, хотя используются и другие средства. В связи с особой ролью языка (и других знаковых систем) в развитии сознания в некоторых направлениях психологии и социологии утверждается, что знаковость является основной особенностью сознания: сознание трактуется как произвольно построенная индивидом знаковая (условная) картина мира. Между тем сознание, конечно, является отражением бытия. Язык – лишь материальный носитель знания, форма его существования. При помощи языка человек (индивид) овладевает теми смыслами и значениями, идеями и образами, нормами и принципами, которые в нем зафиксированы и которые составляют содержание сознания.
   Основная характеристика регулятивной функции на уровне сознания – его произвольность. Поведение индивида реализуется как проявление его воли.
   Проблема воли и произвольной регуляции была поставлена в психологии как важнейшая еще на первых этапах ее развития. И. М. Сеченову принадлежит одна из первых попыток объяснить механизм произвольных движений с позиции рефлекторной теории. Позднее идеи Сеченова получили развитие в работах Бехтерева (в плане исследования проприоцепции как важнейшего механизма регуляции движения), И. П. Павлова (в связи с изучением второй сигнальной системы), К. И. Корнилова (в связи с изучением психических реакций).
   Наиболее обстоятельно в психологическом плане проблема произвольных движений исследована А. В. Запорожцем. В последние десятилетия появилось много теоретических схем, раскрывающих механизм произвольных движений. В большинстве из них в качестве важнейших звеньев этого механизма указываются заранее представляемый результат движения и сигналы обратной связи; при этом подчеркивается, что движение только тогда становится произвольным, когда сигналы обратной связи (так же как и условия, в которых совершается движение) осознаются. Осознание теснейшим образом связано со словом и речью и формируется в общении индивида с другими людьми.
   Произвольная регуляция относится не только к моторным компонентам поведения – к движениям. При определенных условиях индивид получает возможность целенаправленно регулировать и самые психические процессы (перцептивные, мнемические и иные). Это показано многими исследованиями, особенно в школе культурно-исторического развития.
   Согласно позициям этой школы, непосредственные, натуральные процессы (перцептивные, мнемические, мыслительные) превращаются в высшие, произвольно регулируемые благодаря включению в поведение специальных побуждающих стимулов (орудий, средств); в результате в мозгу человека происходит объединение простых элементов (типа условных рефлексов) в новую «единицу». Знаковые системы, в том числе и язык, по Выготскому, и являются теми «стимулами-средствами», «орудиями», при помощи которых человек овладевает своим поведением и своими психическими процессами. Именно благодаря им создается возможность саморегуляции. Основным условием овладения своим поведением является общение индивида с другими людьми.
   Концепция, предложенная Выготским, выявляет некоторые действительно существенные моменты психического развития индивида. Свое наиболее полное развитие коммуникативная функция психики получает на уровне сознания. Более того, сознание без этой функции вообще не могло бы существовать как идеальная форма отражения бытия. Именно идеальное отражение создает возможность качественно своеобразных форм человеческого общения, и вместе с тем в процессе общения развивается само идеальное отражение.
   Коммуникативная функция сознания формируется и развивается в процессе общения между людьми, которое является необходимой составляющей жизни общества. Она реализуется в процессах не только обмена знаниями, но также и взаимной регуляции поведения людей. Именно в общении формируется идеальный план деятельности (и поведения в целом) как индивидуальной, так и совместной. Общение существенно повышает адекватность опережающего отражения.
   Благодаря коммуникативной функции сознания индивид как бы освобождается от необходимости повторять в своем развитии тот путь, который прошло общество.
   Конечно, общение не есть некоторый самостоятельный духовный процесс, независимый от жизни общества. Наоборот, оно необходимым образом детерминируется общественным развитием, прежде всего материальными условиями жизни общества, а значит, и отдельных индивидов. Этим определяется в конечном счете и развитие коммуникативной функции сознания.

Глава 6
Деятельность как относительный процесс

   Деятельность – категория социальная. Различные виды человеческой деятельности формируются и развиваются в процессе исторического развития общества. При всем своем разнообразии деятельность любого отдельного человека (индивида) включена в систему общественных отношений, как осознанный психологический процесс. Вне этих отношений она вообще не существует. Как именно она существует – это определяется характером общественных (прежде всего производственных) отношений, которые порождаются развитием производства и не могут реализовываться иначе, как в деятельности конкретных людей.
   В качестве объяснительного принципа социальной психики вид деятельности используется при изучении различных областей психосоциологической реальности (психология познавательных процессов, мотивации, воли, эмоций, личности, внутригрупповых процессов) и при построении различных отраслей психологии (общая, социальная, возрастная, медицинская, инженерная психология, психология труда и зоопсихология). Использование деятельности в качестве объяснительного принципа привело к изменению принципов анализа психики в общей психологии (принцип единства сознания и деятельности, принцип единства строения внешней и внутренней деятельности, принцип интериоризации – экстреоризации как механизма усвоения общественно-исторического опыта, принцип зависимости психического отражения от места отражаемого объекта в структуре деятельности) и к разработке положений о планомерном формировании умственных действий, о ведущей деятельности как основе периодизации развития социальной психики, о микроструктурном анализе познавательной и исполнительной деятельности, о деятельностном проявлении межличностных отношений и т. д.
Относительность мотивов и целей деятельности
   Всякая деятельность исходит из определенных мотивов и направлена на достижение определенных целей. Отношение «мотив – цель» – это своего рода «вектор», задающий ее направленность и интенсивность. В общем смысле мотив – это то, что побуждает человека к деятельности, а цель – то, чего он стремится достигнуть в процессе ее выполнения. Для человека мотив выступает как непосредственная субъективно переживаемая побудительная сила, как непосредственная причина его деятельности. При этом источник мотива нередко усматривают в мышлении, в сознании.
   Однако действительной основой мотива является система относительных потребностей, т. е. объективная необходимость – его нужда в веществе, энергии, информации. Именно в потребностях, выступающих как объективная необходимость, нужно искать активность человеческой деятельности. Мотив – это форма их субъективного отражения. При этом в мотивах отражаются не только индивидуальные потребности, но и потребности общества.
   Уровень мотивации определяется именно тем, в какой мере в мотивах данного человека отражаются социальные потребности: чем больше в них представлены эти потребности, тем выше оценивается и уровень мотивации и в целом осознанные относительные процессы.
   В течение жизни у каждого человека формируется определенная система мотивов, одни из которых становятся доминирующими, другие – подчиненными. Эту систему называют мотивационной сферой. Ее формирование – важнейшая воспитательная задача.
   Механизм деятельности как осознанного процесса дает ответ на вопрос, почему тот или иной человек занимается такой-то деятельностью. Но какова именно будет эта деятельность, что будет делать человек – это и характеризует его цели. В конкретной деятельности система мотивов «замыкается» на определенную цель, которая формирует содержание этой деятельности.
   Цели, которые человек ставит перед собой, так же как и мотивы, представляют собой сложную иерархическую развивающуюся систему. Какая цель окажется в том или ином случае ведущей, зависит от конкретных условий развития личности, прежде всего ее морально-психологических качеств.
   Отношения мотивов и целей весьма сложны и динамичны. В одних случаях цели и мотивы могут расходиться и даже вызывать ситуацию внутренних противоречий, в других они создают гармоничное единство. При определенных условиях происходит смещение мотива на цель (иначе говоря, то, что на ранних этапах овладения деятельностью было целью, превращается в ее мотив).
   Цели, как и мотивы, формируются в процессе психосоциального развития индивида. В конечном счете они определяются системой общественных отношений, в которую включен индивид, т. е. обществом. Однако нужно иметь в виду, что каждая новая цель, ассимилируемая и реализуемая человеком, приводит к изменению его мотивационной сферы, которая создает возможность постановки новых, еще более сложных целей.
   Процесс овладения деятельностью и ее совершенствование развиваются как бы по спирали. Сформированный вектор «мотив – цель» реализуется в деятельности; осуществленная деятельность (достигнутая цель) создает возможность перевода этого вектора на новый уровень, который также реализуется в деятельности, что создает новую возможность, и т. д. В этом движении развиваются способности человека, его интересы, склонности, морально-волевые качества, профессиональное мастерство, другими словами – вся относительная сфера личности в целом.
   До сих пор цель рассматривалась лишь в плане ее отношения к мотивационной сфере человека. Но это не единственный аспект проблемы целеобразования. Есть и другой, связанный с вопросом о том, в какой форме цель деятельности представлена ее субъекту, как осознанный относительный процесс.
   Цель деятельности, рассматриваемая в данном аспекте, – это идеальный, или мысленно представляемый, ее результат, то, чего реально еще нет, но что должно быть получено в итоге деятельности. Нужно отметить, что идеальная подготовка к той или иной деятельности и образование целей с развитием производства становятся все более сложными. Формирование представления о результате труда у современного человека предполагает овладение системой знаний о технике, технологии, о производстве в целом.
   Конечной целью любой трудовой деятельности является получение некоторого полезного (для данного человека) результата. Для человека цель его деятельности выступает как образ (в широком смысле) заданного состояния объекта управления, того состояния, в которое этот объект нужно перевести.
   Являясь идеально-относительным представлением конечного результата деятельности, образ-цель выступает как предпосылка, определяющая ее начало. Сложная деятельность не может быть ни спланирована, ни тем более осуществлена, если такая предпосылка не сформирована.
   Формирование образа-цели тесно связано с понятием «опережающего отражения», введенного П. К. Анохиным. Опережающее отражение выступает в различных формах. Важнейшие из них – предвидение (прогнозирование, антиципация, экстраполяция) и целеполагание. Эти формы близки друг другу и могут превращаться одна в другую. Но все же первая более относится к опережающему отражению объективного хода событий, взятых безотносительно к субъекту. Вторая характеризует опережающее отражение, включенное в деятельность субъекта, цель выступает как опережающее отражение будущего результата этой деятельности.
   В образе-цели, формирующемся в процессе целеполагания, объект отражается как изменяющийся не просто сам по себе (по своим законам), а в результате деятельности. Например, заданное состояние объекта управления представляется как такое состояние, которое должно возникнуть в результате управляющего воздействия, осуществляемого человеком.
   Исследования показывают, что образ-цель определяет критерии селекции информации о текущем состоянии объекта управления, а также ее интеграции. Какие сигналы из общего потока будет выбирать человек в первую очередь и как он будет определять их, зависит от характера образа будущего состояния управляемого объекта. Этот образ определяет также способы перекодирования поступающей информации, ее оценки, формирование гипотез и принятие решения.
   Достижение поставленной цели – не одномоментный акт, а более или менее длительный процесс, протекающий во времени. Цель как бы развертывается в систему частных относительных задач, каждая из которых реализуется путем выполнения отдельного действия.
   Сформированный вначале образ-цель должен сохраняться памятью человека до ее окончания, выступая в роли ведущего регулятора всей системы действия. Однако эта система может иметь разное строение. В одних случаях она представляет собой последовательность действий, в которой каждое последующее подготавливается предыдущим и является его логическим продолжением. В других случаях человеку приходится одновременно решать несколько задач, отнесенных к одной и той же цели, и соответственно выполнять несколько действий, которые иногда могут и не быть логически связанными.
   Возможны и такие случаи, когда человек имеет не одну, а несколько целей, а следовательно, и выполняет несколько относительных деятельностей. При этом действия, относящиеся к разным деятельностям, могут чередоваться во времени либо в строго установленном, либо в случайном порядке. Однако в любом случае образ-цель должен сохраняться в голове человека в течение всего времени выполнения деятельности.
   Необходимость совмещать различные виды деятельности, переключаться от одной к другой создает определенные трудности и требует большого нервно-психического напряжения. Это создает трудности для сохранения образа-цели в памяти человека, использования его человеком в нужное время.
   Основной особенностью концептуальной модели деятельности человека является то, что она включает в себя не только трансформированные сигналы, воспринимаемые в данный момент, но и прошлый опыт человека. Она выступает как некоторый динамический синтез на основе личной информации и информации, извлекаемой из памяти. Поэтому концептуальная модель выступает в сознании человека в форме относительного представления, основными чертами которого являются обобщенность (отражение лишь наиболее общих и устойчивых признаков объекта), схематичность (выделение тех элементов объекта, которые выступают как «опорные», наиболее информативные) и панорамность (отражение панорамы как модели целого).
   Формирование концептуальной модели предстоящей деятельности является важнейшей составной частью психосоциологической подготовки человека к труду.
Виды психологической регуляции деятельности
   Деятельность реализуется в последовательности действий, каждое из которых обеспечивает решение частной задачи и достижение частичного результата. При этом отдельное действие подчинено цели деятельности и связано как с теми действиями, которые уже выполнены, так и с теми, которые еще предстоит выполнить. Эта связь между действиями, подчиненными единой цели, возможна только в том случае, если человек имеет план деятельности, организующий ее во времени и пространстве. Этот план, так же как и цель, и формируется в сознании человека еще до начала деятельности. Наблюдения показывают, что деятельность может иметь различные относительные уровни организации, зависящие от того, как она планируется.
   Наиболее элементарный уровень – работа по «ориентирам». В этом случае деятельность строится по принципу ответов на возникающие сигналы. Деятельность здесь как бы полностью подчинена ходу внешних событий. Если человек действует по «ориентирам», то это значит, что он фактически не имеет заранее обдуманного и четкого плана. В условиях, когда сигналы, требующие ответных действий, имеют случайный характер и возникают часто, деятельность становится весьма напряженной, иногда даже хаотической. Такой уровень организации характерен для начинающих, неопытных работающих.
   Более высокий уровень – работа по образцу или некоторому шаблону. При такой организации человек имеет достаточно четкий, но стандартный (жесткий) план и стремится выполнять действия всегда в одном и том же порядке. Стандартный план обеспечивает более высокую эффективность и качество деятельности, чем работа по «ориентирам». Однако трудные условия, возникновение неожиданных событий могут дезорганизовать деятельность, протекающую по стандартному плану.
   Наиболее высокий уровень – это планирование деятельности с учетом вероятности возникновения тех или иных событий. В этом случае человек намечает общую стратегию деятельности, но без детализации, что дает возможность в зависимости от конкретных условий изменять характер и последовательность действий. Такой способ планирования необходим при выполнении особо сложных видов деятельности, например летной. Подтверждением является высказывание одного из летчиков, что он в мыслях как бы проигрывает весь полет и психологически готовит себя заранее к его выполнению. Для успешного осуществления данного способа планирования большое значение имеет способность человека к вероятностному прогнозированию.
   Неотъемлемым компонентом процесса планирования деятельности является предвидение хода управляемого процесса и возможных изменений среды, в которых он протекает. В зависимости от профессионального опыта уровни предвидения также могут быть различны. Элементарный уровень – это определение последовательности основных фаз процесса в связи с предлагаемыми действиями (например, в момент времени t возникает событие а; нужно выполнить действие, в результате которого возникает событие а’). На более высоком уровне предусматривается несколько различных возможных вариантов процесса и приблизительно (на основе прошлого опыта) оцениваются их вероятности.
   Умение предвидеть не является врожденным качеством. Оно формируется по мере накопления профессионального опыта. Этому умению можно и нужно обучать. Рациональное планирование деятельности предполагает также самооценку человеком своих собственных возможностей и определение путей использования своих резервов.
   План деятельности, сформированный до начала ее выполнения, определяет лишь общую «канву». В процессе деятельности он развивается и уточняется. При этом изменяется и уровень детализации плана, происходит переход от общих принципов к деталям. Если вначале определяется план деятельности в целом, то при ее выполнении формируются планы выполнения отдельных операций и переходов от одной операции к другой. Возможно также изменение «точек отсчета», относительно которых формируются планы. Вопрос о планировании деятельности имеет два важнейших относительных аспекта.
   Во-первых, при проектировании (организации) деятельности иногда исходят из того, чтобы навязать человеку жесткие и однозначные предписания, сделать его деятельность полностью алгоритмизированной. В этих условиях фактически исключается возможность планирования деятельности, человека принуждают работать «по ориентирам». Между тем, как уже отмечалось, такая деятельность не является эффективной, быстро развивается утомление, человек теряет интерес к работе, снижается его надежность.
   Во-вторых, как показывает опыт, если информация об управляемом процессе передается в форме, которая не дает возможности предвидеть его развитие, а следовательно, и планировать деятельность, то это часто приводит к ошибкам в работе человека. Поэтому для обеспечения надежной работы человека информация должна передаваться ему таким способом, который бы позволял не только оценивать текущее состояние объекта управления и среды, но и предвидеть возможные изменения. Весьма перспективным в этом смысле является применение индикаторов с предсказыванием событий. В некоторых случаях целесообразно также информировать человека о функциональном состоянии его организма.
   При выполнении деятельности важная роль принадлежит процессам ее психосоциологической регуляции, которая осуществляется на относительных разных уровнях, возникающих в процессе формирования цели и осуществления деятельности.
   Первый – уровень ощущений и восприятий, возникающих при непосредственном воздействии предметов и явлений объективной деятельности на анализаторы человека. Второй – уровень представлений, т. е. наглядных образов тех предметов и явлений, которые в данный момент на органы чувств не действуют, но действовали в прошлом. Этот уровень играет большое значение при формировании концептуальной модели. Третий уровень – речемыслительные процессы. Для него характерно обобщенное и опосредованное отражение действительности. Уровень формируется в процессе усвоения конкретным человеком знаний и приемов обобщения, абстракции, накопленных человечеством.
Психосоциологические виды и структура действий
   Ранее было показано, что конечная цель деятельности достигается поэтапно, путем решения частных относительных задач.
   Элемент деятельности, направленный на выполнение простой текущей задачи, в психологии принято называть действием. Более детальный анализ позволяет разложить действие на составляющие его рабочие движения (в случае, когда речь идет о моторных действиях). При таком рассмотрении действие выступает как относительная система определенным образом организованных движений (рук, ног, всего тела). Фактором, организующим движения в систему (в действие), является задача.
   В принципе деятельность человека может быть описана как система последовательно выполняемых действий. Иногда некоторые действия выполняются параллельно, т. е. одновременно. Нужно отметить, что деятельность не есть простая сумма элементарных действий. Описание деятельности как процесса дает лишь весьма приблизительное представление о ее структуре. В действительности соотношение действий в структуре деятельности более сложно. В процессе ее выполнения происходит объединение и расчленение действий, переходы одного в другое, преобразование действий и т. п. Действие характеризуется высокой динамичностью и пластичностью. Каждое из них формируется по ходу деятельности. Одно и то же действие человек может выполнять разными способами. Способ выполнения каждого последующего действия зависит от результатов предшествующего и конкретных условий деятельности. В процессе деятельности так или иначе проявляются творческие способности человека.
   Деятельность выступает как сложная, иерархически построенная, многоуровневая и динамически развивающаяся структура с большими возможностями переключений от уровня к уровню.
   Все это создает трудности для использования методов ее формального описания. Пожалуй, только стереотипная, доведенная до автоматизма («задолбленная») деятельность может быть описана как сумма последовательно выполняемых действий. Но в этом случае целесообразно заменить человека автоматическим устройством.
   Следует отличать действие как элемент человеческой деятельности от операции, являющейся элементом технологического процесса. Иногда операция может выполняться человеком при помощи одного действия, иногда ее выполнение требует нескольких действий. В автоматизированном производстве многие операции выполняются машинами, т. е. без участия человека. В этой связи возникает важный вопрос о согласовании хода технологического процесса с деятельностью человека, об учете особенностей человеческой деятельности при организации технологического процесса и режима труда[24].
   Действия, выполняемые человеком в процессе труда, весьма многообразны. В качестве оснований для их деления могут быть взяты характер объекта действия (реальные предметы или знаки и знаковые системы, замещающие эти реальные предметы) и способ выполнения действия (практическое выполнение или умственное оперирование с объектом или замещающим его знаком). Поэтому все многообразие действий может быть сведено к четырем видам: предметно-практические, предметно-умственные, знаково-практические, знаково-умственные действия.
   К предметно-практическим действиям относятся такие, как перемещение предмета в пространстве, изменение его формы и т. д. Основную роль в регуляции этих действий выполняют преимущественно перцептивные образы, отражающие пространственные, физические и другие свойства предметов и обеспечивающие изменения рабочих движений по их силе, величине и продолжительности (в соответствии со свойствами объекта и задачами деятельности). Предметно-умственные действия – это оперирование с образом предмета (представление) в уме. Такое оперирование предполагает развитую систему относительных представлений и умственных действий. Примером действий является умственное экспериментирование. Знаково-практические действия представляют оперирование знаками и знаковыми системами. Примеры: письмо, прокладывание курса корабля по карте, оперирование с приборами, несущими информацию в знаковой форме. К знаково-умственным действиям относится оперирование со знаками и знаковыми системами в уме. К ним относятся, например, умственные действия, посредством которых осуществляются логические и вычислительные операции. Два последних вида позволяют решать широкий класс задач в обобщенной форме.
   В процессе реальной деятельности совершаются взаимопереходы от одного вида действий к другим. Данное положение было обнаружено, например, при анализе поведения летчика в ситуации отказа автопилота. Здесь было выявлено четыре различных способа решения одной и той же задачи, в каждом из которых применялись различные виды рассмотренных действий.
   Во всякий момент выполнения действие адекватно предмету, средствам и условиям труда. Это возможно только потому, что они так или иначе отражаются в сознании человека, а возникающее отражение выступает в роли регулятора действий. Информация о текущем состоянии предмета действия и условий его выполнения выступает в форме субъективного образа. Существенная его характеристика – оперативность. Оперативный – значит приспособленный для правильного и быстрого практического выполнения тех или иных задач. Идеальное специализированное отражение объекта (предмета, процесса, явления), складывающееся по ходу выполнения конкретного действия и подчиненное задаче этого действия, называется оперативным образом.
   Понятие оперативного образа близко (но не тождественно) понятию концептуальной модели. Оперативный образ – это концептуальная модель в действии (в данный момент времени), в динамике достижения поставленной цели.
   Важная роль в регуляции действий принадлежит сигналам обратной связи, несущим информацию о результатах действия. Эти сигналы включаются в оперативный образ, корректируют и уточняют его. Выполнив то или иное действие или систему действий, человек изменяет состояние управляемого объекта. Возникающий при этом сигнал не только несет информацию о новом, изменившемся состоянии объекта, но (и это главное) служит для человека сигналом о результате его действия. Образ этого сигнала сличается с образом-целью[25].
   Таким образом, механизм регуляции действия представляет собой замкнутую систему (рефлекторное кольцо), включающую процессы приема и переработки информации, принятия решения и сигналы обратной связи, возникающие при выполнении действия.
   При выборе сигналов обратной связи важно учитывать то, что говорилось о передаче информации о текущем состоянии объекта управления. Необходимо рассматривать эти сигналы в системе всех воздействий на органы чувств и учитывать двухуровневый характер их субъективного отражения. Но здесь возникает и специальный вопрос о времени задержки сигнала обратной связи. Главным моментом следует считать согласовывание времени задержки с временными характеристиками деятельности человека.
   Психосоциологический анализ деятельности человека показывает, что ее основными психосоциологическими составляющими являются: фактор мотив-цель, образ-цель, восприятие текущей информации и концептуальная модель, принятие решения, программа (план) действий, предвидение, структура действия и уровни регуляции, восприятие результатов действия (обратная связь). Перечисленные составляющие образуют единую, целостную структуру генезиса деятельности как осознанного относительного процесса.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →