Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

У рыбы-фонаря фосфоресцирующая голова, освещающая ей путь, но нет глаз.

Еще   [X]

 0 

Человек-манипулятор (Шостром Эверетт)

Несколько лет назад мне в руки попала книга под названием "Корова не может жить в Лос-Анджелесе". Речь в ней шла о мексиканце, который тайно переправлял своих родственников через границу и обучал их премудростям жизни в Америке. "Глядите, — говорил он, — американцы — милейшие люди, но одного они терпеть не могут. Вы не должны им давать знать, что они трупы".

По-моему, это предельно точный диагноз болезни современного человека. Он не живой. Он марионетка, приводимая в действие внешними силами...

Об авторе: Автор книг и психолог. еще…



С книгой «Человек-манипулятор» также читают:

Предпросмотр книги «Человек-манипулятор»

Эверетт Шостром.
Человек-манипулятор.
Внутреннее путешествие от манипуляции к актуализации.
Оглавление h z t "Заголовок 3;1;Заголовок 4;2;Заголовок 5;3" 
 "" Предисловие переводчика.  h 3
 "" Предисловие Фрица Перлза.  h 4
 "" Введение.  h 5
 "" Часть Первая. Человек перед выбором: манипуляция или актуализация.  h 7
 "" Глава 1. Проблема.  h 7
 "" Глава 2. Манипулятор.  h 10
 "" Причины манипуляции.  h 12
 "" Игры и манипулирование.  h 13
 "" Сводка манипулятивных схем.  h 14
 "" Глава 3. Актуализатор.  h 14
 "" Основные характеристики манипуляторов и актуализаторов.  h 15
 "" Различия между манипулятивными и актуализирующими отношениями.  h 16
 "" Интеграция.  h 17
 "" Несовершенство самоактуализирующихся людей.  h 18
 "" Часть вторая. Цели актуализации.  h 18
 "" Глава 4. Контакт как альтернатива манипуляции.  h 18
 "" Отношения глубинные и обусловленные.  h 20
 "" Контакт и уход от контакта.  h 20
 "" Эмоции как средство контакта.  h 21
 "" Подавление эмоций как средство контроля.  h 21
 "" Глава 5. Честно выражать свои чувства.  h 21
 "" Природа чувств.  h 21
 "" Манипулирование чувствами других людей.  h 22
 "" Обманные приемы манипуляторов.  h 23
 "" Конгруэнтность и актуализация.  h 24
 "" Манипулятивные формы общения.  h 24
 "" Актуализационные формы общения.  h 25
 "" Глава 6. Доверять себе здесь и сейчас.  h 26
 "" Настоящее, прошлое и будущее.  h 26
 "" Ориентация на себя и ориентация на других.  h 27
 "" Ориентация на настоящее и актуализация.  h 28
 "" Выводы.  h 29
 "" Заключение.  h 30
 "" Глава 7. Свобода и сознавание.  h 30
 "" Свобода.  h 30
 "" Смирение, или отказ от борьбы.  h 31
 "" Всемогущество или человечность?  h 32
 "" Сознавание.  h 32
 "" Глава 8. Личный контроль.  h 34
 "" Роль религии.  h 36
 "" Часть III. Примеры манипуляции и актуализации.  h 37
 "" Глава 9. Дети и родители.  h 37
 "" Типы детей-манипуляторов.  h 37
 "" Родитель-манипулятор.  h 38
 "" Дисциплинарные методы.  h 39
 "" Теория дисциплины.  h 40
 "" Актуализирующий родитель.  h 41
 "" Подход, центрированный на актуализации.  h 42
 "" Билль о правах актуализирующихся родителей.  h 43
 "" Глава 10. Подростки.  h 43
 "" Как подростки манипулируют родителями.  h 44
 "" Как родители манипулируют подростками.  h 44
 "" Примеры.  h 45
 "" Актуализирующие отношения между родителем и подростком.  h 46
 "" Актуализирующийся подросток.  h 47
 "" Глава 11. Влюбленные.  h 48
 "" Джим и Джейн.  h 48
 "" Мэри и Мак.  h 49
 "" Mapвин.  h 49
 "" Марта.  h 49
 "" Джим и Джейн.  h 49
 "" Мэри и Мак.  h 50
 "" Mapвин.  h 50
 "" Марта.  h 51
 "" Выводы.  h 51
 "" Глава 12. Учителя и ученики.  h 52
 "" Манипулятивное и актуализационное преподавание.  h 52
 "" Отношения между подростком и учителем.  h 54
 "" Манипуляции учащихся.  h 54
 "" Манипуляции учителей.  h 55
 "" Актуализационное обучение.  h 55
 "" Глава 13. Мужья и жены.  h 56
 "" Манипулятивная и актуализационная любовь.  h 56
 "" Б-любовь и Д-любовь.  h 57
 "" Гнев и ненависть.  h 57
 "" Значение конфликта.  h 59
 "" Борьба между супругами.  h 59
 "" Деструктивные стили борьбы.  h 61
 "" Конструктивные стили борьбы.  h 62
 "" Глава 14. Прибыль или личность?  h 62
 "" Часть IV. Процесс актуализации.  h 65
 "" Глава 15. Актуализационная терапия.  h 65
 "" Актуализационная терапия.  h 65
 "" Групповая терапия как средство переквалификации манипулятора в актуализатора.  h 71
 "" Актуализационное значение конфликта.  h 72
 "" Процесс актуализационной терапии.  h 73
 "" Глава 16. От манипуляции к актуализации.  h 74
 "" Пример 1. Инженер, 43 года.  h 74
 "" Пример 2. Домохозяйка, 25 лет.  h 75
 "" Пример 3. Врач, 43 года.  h 76
 "" Пример 4. Студентка, 26 лет.  h 77
 "" Пример 5. Священник, 36 лет.  h 77
 "" Пример 6. Я сам.  h 78
 "" Заключение.  h 80
 "" Приложение переводчика. Десять ассертивных прав человека.  h 81
Перевод В.Данченко
Shostrom E.L. Man, the manipuator:
The inner journey from manipuation to actuaization.
Nashvie, TN: Abingdon, 1967
К.: PSYLIB, 2003
Предисловие переводчика.
Впервые "Человек-манипулятор" Э.Шострома был подстрочно переведен "для служебного пользования" Всесоюзным центром переводов научно-технической литературы и документации (ВЦП НТЛД) в конце 70-х годов прошлого века. Перевод получил порядковый номер А-34423 и вскоре попал в Самиздат. Собственно говоря, "подстрочным переводом" его можно было назвать лишь условно. Ни предметом, ни английским, ни русским языком безымянный переводчик не владел, поэтому читатель был вынужден большей частью сам догадываться, о чем идет речь.
После перестройки книгу Шострома издали на хорошем русском языке под названием "Анти-Карнеги, или человек-манипулятор" (Минск: ТПЦ "Полифакт", 1992). Переводчиком значилась А.Малышева. Она сменила не только название книги, но и названия глав, изменила разбивку на главы, убрала примеры, иллюстрации и бoльшую часть авторского текста. По сути, это был не перевод, а выполненный в традициях советской научно-популярной литературы задорный пересказ того, что Малышевой удалось понять из перевода №А-34423. Несмотря на гладкость речи, пересказ уступал "оригиналу": из него окончательно исчезло то, о чем ранее можно было хотя бы догадываться.
Наконец в прошлом году появился, как было заявлено, "первый полный перевод" Шострома (М.: "Апрель Пресс, ЭКСМО-Пресс", 2002; переводчики H.Шевчук и Р.Кучкарова). При ближайшем рассмотрении оказалось, однако, что это все тот же №А-34423, по которому спустя рукава слегка прошелся литредактор; на внятности текста его правка практически не отразилась. Поскольку же эта халтура сразу была оцифрована и стала распространяться в сети, я понял, что пора дать людям знать, о чем на самом деле писал Шостром.
* * *
Предлагаемый текст является результатом концептуальной расшифровки перевода ВЦП НТЛД №А-34423 путем предварительного обратного перевода его на английский. Свою первую несовершенную попытку внести какую-то ясность в этот "набор слов" я запустил в Самиздат около двадцати лет назад (кстати, не так давно она частично всплыла в Интернете). Нынешняя попытка несомненно более успешна, — теперь я гораздо лучше знаком с идеями "Движения за осуществление возможностей человека", к которым обращается Шостром, и с особенностями перевода этих идей на русский язык. Но поскольку доступа к английскому оригиналу у меня не было, разобраться в содержании нескольких абзацев, главным образом с описаниями "примеров из жизни", так и не удалось. Дабы не смущать читателя бессмыслицей, они опущены (купюры отмечены троеточиями в квадратных скобках). Кроме того, в пяти местах мне не удалось выправить неудачный перевод некоторых терминов и выражений (они отмечены вопросительными знаками в квадратных скобках). Надеюсь, со временем я доберусь до оригинала, и эти недоработки будут устранены. Но уже сейчас текст вполне пригоден для употребления, с чем я всех нас и поздравляю.
Владимир Данченко,
Киев, сентябрь 2003
Предисловие Фрица Перлза.
Несколько лет назад мне в руки попала книга под названием "Корова не может жить в Лос-Анджелесе". Речь в ней шла о мексиканце, который тайно переправлял своих родственников через границу и обучал их премудростям жизни в Америке. "Глядите, — говорил он, — американцы — милейшие люди, но одного они терпеть не могут. Вы не должны им давать знать, что они трупы".
По-моему, это предельно точный диагноз болезни современного человека. Он не живой. Он марионетка, приводимая в действие внешними силами. Его нарочитое, предсказуемое и обделенное эмоциями поведение в самом деле напоминает поведение оживленного трупа. Он надежен в работе, но лишен живых побуждений, желаний, стремлений. Его жизнь пуста и бессмысленна. Он занят тем, что управляет и манипулирует окружающими, безнадежно запутавшись при этом в сетях их манипуляций, равно как и своих собственных.
В данной книге описано, как мы теряем признаки жизни и становимся манипуляторами, играющими роли, — роли, в которых не участвует ни наше сердце, ни наша жажда жизни. Современному человеку чрезвычайно трудно понять и принять тот факт, что он мертвый, ненастоящий, что он упустил возможность быть живым человеческим существом. Тем не менее, он может вернуть себе свою человечность, если рискнет раскрыться жизни и перейти из состояния отстраненно-преднамеренной манипуляции в состояние спонтанной актуализации, самопроявления.
Я полагаю, что представленный в этой книге континуум "смерть — жизнь" (или манипуляция — актуализация) должен придти на смену континууму "болезнь — здоровье", принятому сегодня в психиатрических и психологических кругах. Ибо первый несет в себе надежду. Осознание и диагностика своих манипуляций — шаг, который дает человеку надежду на преображение этого манипулирования в актуализацию потенциальных возможностей своей личности. С другой стороны, как писал Эрик Эриксон, "приходится признать, что... глубокие психические расстройства внутренне ассоциируются у нас с отсутствием какой-либо надежды". Сегодня вполне очевидно, что надежду современная психиатрия и психология в расчет не принимают.
Как бы там ни было, "медицинская модель", — будь то модель болезни человека или его здоровья — вызывает растущее разочарование. Большинство психотерапевтов предпочитают более не называть своих пациентов психотиками или даже невротиками. Пациенты — это люди, которые пытаются решать свои жизненные проблемы во вред себе, вырабатывая различные манипулятивные стереотипы поведения.
Важно уяснить, что понятие "психического расстройства" не подходит для описания таких людей. Из работ Томаса Шаша и других следует, что медицинская модель неприложима к людям с жизненными проблемами, так как в ее рамках проблему составляет не дезадаптивное поведение человека, а некое изменение его физиологии. Кроме того, медицинская модель позволяет пациенту оставаться в своем проблемном состоянии. "Что ж я могу поделать, — я болен", "не вините меня, я невротик", "во всем виновата моя импульсивность", — эти и тому подобные высказывания общеизвестны.
Но если современный человек не болен психически, что с ним? Согласно Уильяму Глассеру, он безответственен и ему нужно учиться принимать ответственность за то, что с ним происходит. С точки зрения Эрика Берна, он играет в игры. Альберт Эллис полагает, что он действует на основе нелогичных допущений. По Эверетту Шострому, он манипулятор, которому нужно прежде всего осознать манипулятивный характер своих отношений с другими людьми. И, во-вторых, ему требуются внятные терапевтические цели, способные замотивировать его и побудить жить, полностью осуществляя свой личностный потенциал. В данной книге представлена модель, которая пытается учесть обе эти потребности.
Шостром определяет людей с жизненными проблемами как манипуляторов, то есть лиц, которые с помощью определенных поддающихся распознаванию самоубийственных приемов эксплуатируют, используют и контролируют себя и других людей словно неодушевленные предметы, "вещи". Цель терапии — становление манипулятора актуализатором, то есть человеком, который относится к себе и другим как к лицам, а не вещам, и преобразует свои самоубийственные манипуляции в возможности самоосуществления.
Я считаю, что понимание своих манипуляций может принести пользу каждому из нас, а не только так называемым "больным" или "невротикам". Вот почему попытка д-ра Шострома разработать более детальную систему диагностики манипуляций на основе выделенной мною пары "попирающий — попираемый" представляет несомненный практический интерес.
Традиционный медицинский диагноз ставится для того, чтобы определить надлежащий метод лечения. Однако традиционная психиатрическая диагностика подобной цели не преследует, так как применяемые затем психотерапевтические приемы по существу одни и те же вне зависимости от того, каков диагноз! Как писал Глассер, "психотерапии недостает специфического и индивидуального подхода к лечению, подобного тому, который следует после постановки диагноза скарлатины, сифилиса или малярии".
Поэтому я считаю, что описанная Шостромом система диагностики манипуляций гораздо более полезна, так как, во-первых, описывает подлинную сущность манипулятивных приемов пациента и, во-вторых, мотивирует последнего к самопониманию уже самим фактом диагноза его манипулятивной схемы поведения. Ведь если медицинский диагноз мотивирует произвести те или иные изменения врача, психотерапевтический диагноз служит тому, чтобы замотивировать к изменениям пациента!
Диагноз манипуляций, как я могу судить по собственному опыту, в самом деле пробуждает в человеке желание измениться. Напротив, традиционный психиатрический диагноз (который определяет человека как шизофреника, маньяка и т.д.) вызывает у пациента болезненное состояние и уныние, а также опасения и неуверенность в себе, если он с диагнозом не согласен. Кроме того, подобный диагноз иногда провоцирует появление в жизни пациента стереотипных серьезных проблем.
Простота предлагаемой системы диагностики манипуляций не должна стать причиной недооценки ее значения, ибо она действительно позволяет клиницисту диагностировать проблемы и стимулировать изменения в некоторых пациентах, которые обращаются за терапевтической помощью. Она также логически побуждает их двигаться к актуализации, а не просто к состоянию заурядного функционирования, каковое издавна считалось достаточной целью психиатрического лечения.
Актуализация противоположна манипуляции. Мне бы хотелось дополнить д-ра Шострома только в том, что терапевту следует отличать само-актуализацию от актуализации представлений о себе. В первом случае пациент становится тем, кем он есть, — он открывает свою неповторимую самобытность и отваживается быть ею. Человек же, который пытается актуализировать свои представления о себе, просто желает претворить в жизнь некий внешний идеал, а не стать собою.
Две другие, как мне кажется, ценные с клинической точки зрения темы этой книги представлены в четвертой главе, посвященной контакту, — конструкту, который играет особую роль в гештальттерапии, — и пятнадцатой главе, где выделены десять параметров, общие для всех существующих психотерапевтических систем. Я полагаю, обе эти главы будут интересны любому клиницисту, восприимчивому к новым идеям.
В заключение хочется сказать, что это хорошая книга. Она будет интересна как специалистам, так и широкому кругу читателей.
Фредерик С. Перлз,
Эсаленский институт,
Биг Шур, Калифорния
Введение.
Современный человек — манипулятор.
Это и бывалый продавец подержанных автомобилей, который склоняет нас к покупке не подходящей нам машины, и преисполненный чувства ответственности отец, который уверен в непогрешимости своих решений относительно выбора места учебы и карьеры для сына. Это профессор, который сухо излагает студентам материал, не высказывая собственного отношения к предмету; милое дитя, уговаривающее дедушку разрешить поиграть в песочнице; неглупая секретарша, которая отвлекает внимание шефа от своей неграмотности короткой юбкой; скучающий гость, который бормочет "прекрасный вечер", вместо того чтобы просто сказать "спасибо за приглашение". Это и подросток, который обрабатывает взрослых на предмет 200-долларовых часов, совершенно необходимых ему для подводного плавания, и солидный бизнесмен, достигший успеха (своего собственного, разумеется) за счет служащих, которые представляют для него единицы времени и таланта, купленные за недельную плату. Разумеется, это и рабочий, который стремится прежде всего выяснить дополнительные льготы, причитающиеся ему за низкоквалифицированный труд; и здоровый человек, который предпочитает получать пособие по безработице 62 доллара 50 центов, а не работать за 65 долларов. Это и муж, который скрывает от жены размер своих доходов, чтобы иметь возможность оставить себе кое-какие карманные деньги, и жена, ненавязчиво соблазняющая мужа, чтобы тот купил ей новый наряд, не задумываясь, может он себе это позволить или нет. Это священник, проповедующий банальности, лишь бы не оскорбить слух прихожан; стареющий родитель, который цепляется за болезнь, чтобы привлечь внимание своих чересчур занятых детей; это политик, который обещает все, кроме новых налогов.
Манипулятор — это легион. Он живет в каждом из нас, сознательно, подсознательно и неосознанно применяя обманные трюки, позволяющие нейтрализовать, подавить нашу подлинную природу, низвести себя и ближнего до положения вещей, которыми затем можно было бы управлять для обретения каких-то воображаемых или действительных благ.
Конечно, не всякое манипулирование — зло; иногда оно просто необходимо для выживания. Однако в большинстве случаев оно приносит несомненный вред, поскольку маскирует действительную болезнь, которая может однажды дать о себе знать в виде расстроенной жизни, разбитой семьи или разрушенной карьеры. Представители гуманистической психологии считают настоящей трагедией тот факт, что в результате бесконечного манипулирования современный человек едва ли не полностью утратил способность выражать себя прямо и непосредственно, превратившись в озабоченный автомат, который убивает отведенное ему время жизни на то, чтобы удержать прошлое и застраховать будущее. Да, он часто говорит о своих чувствах, но редко их испытывает. Он любит поговорить о своих тревогах, но неспособен встретиться с ними лицом к лицу. Он пробирается по жизни ощупью, используя целый арсенал масок и уклончивых заявлений, и не сознавая действительного богатства бытия.
Поскольку это первая книга, посвященная теме манипуляции, давайте для начала определим некоторые термины, с которыми неспециалист может быть незнаком. Манипулятор — это человек, который эксплуатирует, использует и/или контролирует себя и других лиц, как если бы они были неодушевленными объектами, вещами. Каждый из нас манипулятор в какой-то мере; вместе с тем современная психология полагает, что манипуляции несут в себе возможность положительного развития, которое Абрахам Маслоу и Курт Гольдштейн называют "само-актуализацией" или само-проявлением, воплощением своих возможностей в действительность. В отличие от манипулятора, актуализатор (редкая птица в чистом виде) — это человек, который рассматривает себя и других в качестве личностей или субъектов, наделенных уникальными возможностями, и способный проявлять свое действительное "я". Парадокс состоит в том, что каждый из нас сочетает в одном лице манипулятора и актуализатора; в наших силах, однако, влиять на их соотношение, заменяя манипулятивные формы поведения актуализационными.
Актуализатор доверяет своим чувствам, знает свои потребности и предпочтения, позволяет себе иметь желания и допускать ошибки, радуется стоящему противнику, предлагает при необходимости помощь тем, кто в ней нуждается, и, среди прочего, не боится быть конструктивно агрессивным. Манипулятор, с другой стороны, привык скрывать свои чувства за поведенческими ролями, диапазон которых простирается от высокомерного пренебрежения до подобострастной лести. Происходит это отчасти и потому, что он не сознает присущих ему возможностей актуализации. Задача настоящей книги — показать, что такие возможности существуют.
Замысел ее возник у меня, когда я прочел в "Субботнем обозрении" за 16 марта 1957 года статью Эриха Фромма "Человек — это не вещь". Он предупреждал, что в условиях рыночной ориентации современного общества знание психологии потребителя и манипулирование им становится первоочередной задачей момента. Опыт манипулирования потребителем, писал Фромм, естественно порождает мысль о возможности манипулировать также персоналом фирмы. Это уже дало начало так называемой психологии "человеческих отношений", от которой рукой подать до психологии вождизма, которая бы учила манипулировать всеми остальными.*
Я хочу обрисовать альтернативу нынешним манипуляциям в надежде, что сопоставление манипулятивного и актуализационного образа жизни позволит вступающему в жизнь поколению осознать существование иной, не-манипулятивной жизненной перспективы.
Я надеюсь также, что эта книга поможет увидеть свои манипулятивные приемы и выработать актуализационные стратегии поведения даже вполне сформировавшимся взрослым людям. Разумеется, никакая книга не излечит человека от манипулятивности и не превратит его волшебным образом в актуализатора. Манипуляторам с серьезными проблемами требуется профессиональная помощь, — например, участие в развивающих актуализационных группах. Но те, кто пойдет по пути актуализации, не пожалеют. [...]
Я адресую свою книгу всем, кто хочет как следует разобраться в этом вопросе.
Эверетт Л. Шостром
Часть Первая. Человек перед выбором: манипуляция или актуализация.
Глава 1. Проблема.
Прошедшие полвека углубили наше понимание процесса становления человека манипулятором.
Мы знаем, например, что манипулятору недостает способности любить себя и применять свой опыт для расширения так называемого "чувства полноты жизни". Для манипулятора понимание человеческой натуры служит лишь одной цели: контролю над ней. Это относится в какой-то степени к каждому из нас — и к вам, и ко мне.
Так, едва начав ходить, младенец вскоре обучается мило лопотать, плакать или демонстрировать вспышки раздражения, чтобы добиваться желаемого. Окружение как поощряет его в этом, так и обучает все новым тонкостям искусства манипулирования. Поэтому не удивительно, что достигая подросткового возраста он в совершенстве осваивает трусливые приемы управляющего обольщения. Тем более, что за примерами далеко ходить не надо. Некоторые трюки он перенимает у отца, который разыгрывает роль ответственного родителя, часть — от матери, которая отчаянно манипулирует, пытаясь удержаться за тесемки фартука.[???] Затем идет создаваемое манипуляторами и прославляющее манипуляторов кино, телевидение и т.п.
Манипуляции так прочно укоренились в нашей повседневной жизни, что неподготовленный наблюдатель обращает внимание только на самые очевидные или самые оскорбительные из них. Они подобны воробьям, — большинство из нас сознает мельком существование воробьев, но многих ли из них мы замечаем?
Манипулирование, эта чума современности, — универсальный, общечеловеческий феномен. Например, уже в Ветхом Завете можно прочитать историю Давида, который был так очарован прекрасной Вирсавией, женой Урии, что послал соперника в самую гущу сражения на верную смерть. Вопиющая манипуляция! Читая далее, можно узнать о последних днях Давида, преисполненных страданий, вызванных греховной любовью к этой женщине, и о том, как его мятежный сын, "завладев сердцами израильтян", организовал заговор с целью захвата царского трона отца. Да, древние манипулировали людьми в собственных интересах и становились жертвами манипуляций точно так же, как и мы с вами.
Парадокс современного человека-манипулятора состоит в том, что он, будучи существом разумным и вооруженным научными познаниями о мире, продолжает оставаться в дремучем неведении относительно всего, что касается его самого. Вроде бы он не особо от этого и страдает, но как немного он знает об истинной творческой жизни! Какая часть современных людей подходит под это описание? Такой статистики у нас нет, но мы можем смело утверждать, что, в той или иной степени, речь идет почти о каждом из нас. Разумеется, не все мы мошенники, менеджеры по продажам или странствующие проповедники. Большинство из нас — "просто люди", которые живут как придется и не особо ведают, что творят.
Человек не рождается манипулятором. Он учится, вырабатывает у себя способность манипулировать людьми, чтобы избегать неприятностей и добиваться желаемого, причем вырабатывает он эту способность бессознательно.
К несчастью для современного человека, средства обучения и воспитания сегодня как никогда стоят на службе манипуляции. Возьмем, например, нашего забавного друга сержанта Билко.* Годами он входил в наши дома через телевидение, раз в неделю по двадцать две минуты — плюс восемь минут для манипуляций коммерческой рекламы, — сколько уроков манипулирования он преподал детям? И не забывайте про повторы. Мы обожали парня!
Билко управляет своей армией точно так же, как младенец управляет родителями, предприниматель — служащими и клиентами, а муж — женой. Но и Билко иногда подвергается манипуляциям, когда старшие по званию отдают ему прямые приказы.
Почему, воспитывая мальчика, отец должен давить его своим авторитетом? Если его, например, заботят друзья сына и он высказывает о них свое искреннее мнение, то затем ему потом непременно нужно рядиться в праведные родительские одежды и провозглашать: "Если ты упорствуешь в своей распутной жизни в компании этих бездельников и хочешь кончить жизнь в тюрьме, то пеняй на себя и не беги потом ко мне за помощью!". Как мы позже узнаем, для того есть скрытые причины, но лучше бы ему научиться твердо произносить следующую фразу: "Сынок, ты сам выбираешь свою судьбу. Если ты так решил, ступай в тюрьму, но когда ты вернешься мы все равно будем любить тебя, потому что ты наш сын". Так было бы лучше, но такое вряд ли возможно в современных семьях манипуляторов. Манипулятор больше всего не хочет, чтобы кто-то, пусть даже самый близкий для него человек, узнал о его глубинных чувствах.
Сокрытие своих истинных эмоций — таков удел и первый признак манипулятора. "Моя мать умерла" — говорит знакомый деловым тоном радиокомментатора дневных новостей. Он настолько утвердился в роли манипулятора, что и в самом деле потерял способность ощущать естественное в данном случае горе утраты, либо так натаскал себя, что не позволяет себе выражать подобных чувств. Отсюда только шаг до полного отсутствия каких бы то ни было чувств по отношению к ближнему, если эти чувства не помогают использовать людей, как неодушевленные предметы, как вещи.
Иногда в ходе терапии клиент вступает в конфронтацию, заявляя психотерапевту: "Я на вас сержусь!". При этом он улыбается. Психотерапевт очень рано обучается обращать внимание не на то, что говорит человек, а прежде всего на то, что он делает. Психотерапевт учится понимать "язык тела". Если бы клиент говорил правду, он делал бы то, о чем говорит, — выражал гнев. Его кулаки были бы сжаты, а глаза горели яростным огнем. Поэтому психотерапевт рассматривает его заявление как некую форму манипуляции. Обычно тело человека не лжет, хотя его слова могут сообщать неправду.
Манипулятор словно играет с жизнью в покер, постоянно пытаясь скрыть свою слабую карту. Он напоминает профессионального карточного игрока, который сознательно нарабатывает безразличный вид, чтобы скрывать за ним как страх перед крупным проигрышем, так и надежду на крупный выигрыш. В современном обществе такая способность сохранять безразличный вид даже в случае утраты близкого друга или ценного работника вызывает восхищение.
Свою задачу манипулятор видит в том, чтобы производить некое должное впечатление. Многие манипуляторы пытаются заставить окружающих говорить на своем языке, — как, например, ханжа, который ни в коем случае не должен слышать каких-то нежелательных слов. Другие, напротив, по любому поводу замечают: "О, это очень интересно", тогда как их глаза говорят об обратном. Иногда я в таких случаях просто говорю манипулятору: "Я вам не верю".
Другой парадокс современного человека-манипулятора состоит в том, что, хотя его деятельность предоставляет ему самые широкие возможности для саморазвития и получения удовольствия от жизни, он избегает риска каких бы то ни было душевных волнений или вовлеченности. Из живого человека он превращается в озабоченный автомат, который не желает признаваться в своих ошибках и постоянно обвиняет в них всех и вся. Он рассыпается в многочисленных телодвижениях, душещипательных историях и оправдательных объяснениях, однако язык тела выдает его с головой. Кстати говоря, если друзьям требуется подчас немало времени, чтобы разобраться, что к чему, актуализатор распознает манипулятора сразу. На всех его проявлениях, будь то надутые губы, ледяная отчужденность или профессиональная улыбка, лежит очевидная печать неискренности, отсутствия подлинной вовлеченности. Не имея своего лица, манипулятор обзаводится маской, которая, как он думает, понравится аудитории и произведет желанный эффект.
В его репертуаре бесконечное количество приемов, позволяющих пускать пыль в глаза. Несомненно, он знаток Шекспира, который сыпет цитатами по поводу и без повода. Не важно, что он прочитал один-два сонета, — прочитанное прочно отложилось в его памяти. Это еще один признак манипулятора: поверхностная эрудиция с целью впечатлять и управлять. Он ни перед чем не остановится, лишь бы собрать побольше информации, которая бы позволила поймать вас на крючок.
Другой пример манипулятора — крупный бизнесмен, слывущий среди коллег соблазнителем секретарш. По правде говоря, секс как таковой его не интересует. Завлекая их в постель, он занимается манипулятивным спортом, демонстрируя другим свою власть. Сам же он от подобных занятий испытывает лишь упадок сил.
Есть и такой, которого я называю "нытик". При встрече с вами первые пятнадцать минут он неизменно тратит на подробное описание того, как тяжело ему приходится, хотя на самом деле бизнес его процветает. Манипулятор — это тот, кто преувеличивает свою ответственность или, напротив, отказывается от нее.
Некоторые из нас произносят максимы, как если бы действительно руководствовались ими в жизни: "Нужно всегда быть вежливым", "никогда не раздражаться", "не делать того, чего не следует" (последнее может означать что угодно), "клиент всегда прав" и т.п. Разве кто-нибудь верит на самом деле, что клиент всегда прав? А кто всегда вежлив и никогда не раздражается? Большинство подобных правил — обычная для манипуляторов показная болтовня.
Человек, который не манипулирует другими, может раздражаться и говорить об этом. Он не всегда вежлив и знает это. Часто цитируемое изречение Билла Роджерса о том, что он никогда не встречал человека, который бы ему не нравился, могло бы вызвать у него улыбку и добродушное замечание: "Что ж, по-видимому старина Билл просто не встречал кое-кого из тех, что доводилось мне". Он смотрит на жизнь такой, какой она есть, и его не волнуют поверхностные максимы. Обычно его внимание занято тем, что представляется ему действительно существенным.
Манипулятор же, напротив, относится к своим делам как к скучным обязанностям, от которых нужно поскорее избавиться. Он не умеет ловить момент и наслаждаться им или переживать глубокие чувства. Он считает, что время для забав и удовольствий, для развития и обучения — это детство и юность, и что теперь его ждут лишь тяготы и проблемы. Так что по достижении "зрелости" он отказывается от жизни и в полном смысле слова прозябает, даже не пытаясь постичь цель и смысл своего существования.
Авраам Линкольн в свое время преподал нам убедительный урок. После первой неудачной попытки пройти в Конгресс, он сказал: "Если добрые люди, по мудрости своей, сочли нужным оставить меня на заднем плане, так тому и быть. Я слишком хорошо знаком с разочарованиями, чтобы огорчаться по этому поводу". Линкольн понимал, что хотя любое соревнование неизбежно предполагает победителей и побежденных, жизнь на этом не кончается. Потерпев неудачу, он просто стал готовиться к следующему забегу.
А теперь сравните реакцию Линкольна с типичной реакцией манипулятора, которому не удалось продвинуться по службе или получить желанную прибавку к жалованью. Придя домой, он умудрится переложить вину на своего давно умершего отца, который его притеснял, или на жену, которая именно в это утро плохо приготовила ему завтрак. После этого он может напиться или заболеть, впасть в оцепенение или начать терроризировать окружающих своим мрачным видом, объявив пассивную забастовку против себя самого, человечества в целом и своего тупого босса в частности. Он даже может хлопнуть дверью и выти из игры, оставив свое место другому.
Наряду с потребностью управлять манипулятор испытывает потребность в руководстве свыше. В течение многих сотен лет люди ищут некий авторитет, который бы решал за них, что такое хорошо, а что такое плохо. Парадокс, конечно, состоит в том, что в качестве "хорошего" определяется приятное авторитету, а "плохого" — то, чем он недоволен. Но главная беда в том, что морализаторские концепции добра и зла порождают психологию отвержения, поскольку индивиду приходится решать, какие части его хороши, и в дальнейшем стараться отождествляться с ними, а какие части плохи, и в дальнейшем отвергать или отрицать их. Нетрудно догадаться, что это разжигает в индивиде непрерывную "гражданскую войну", ибо он никогда не уверен до конца, что в нем хорошо, а что плохо.
Альтернативу психологии отвержения можно определить как естественный контроль. Решение отвергнуть какую-то свою часть во имя контроля над своим поведением прежде всего неэффективно: оно не дает желаемого результата. Следует уважать все человеческие тенденции. Неразумно было бы отрезать левую руку по той причине, что она все делает хуже, чем правая. Столь же неразумно было бы ампутировать и какую-то часть своей личности. Однако поскольку все эти части могут проявляться либо бестолково, либо творчески, возникает проблема выбора и ответственности за свои проявления. Таким образом, свобода в этом смысле равнозначна ответственному выбору стиля своего самовыражения. Этот подход связан не с отвержением или отказом от какой-то части личности, а с осознанием того, что происходит, когда мы проявляем себя самоубийственным образом, превращая себя в вещь.
Манипулятивное поведение я называю самоубийственным, а актуализационное поведение — творческим. Собственно говоря, актуализационное поведение представляет не что иное, как творчески выраженное манипулятивное поведение. Все мы манипуляторы, но вместо того, чтобы отвергать свое манипулятивное поведение, нам следует попытаться превратить его в актуализационное. Для этого ничего в себе отвергать не нужно.
Я исхожу из того, что в отношениях с другими людьми каждый из нас может проявляться в двух ипостасях, которые Фредерик Перлз назвал ролями "попирающего" и "попираемого".* Попирающий — это активная, энергичная, доминирующая, авторитарная роль. Попираемый — роль пассивная, уступчивая и покорная. В каждой из этих ипостасей человек может проявляться либо манипулятивно, либо творчески.
Манипуляция не служит необходимой составляющей жизни и не приносит никакой действительной пользы. По существу, манипуляция порождается неудовлетворенностью собой и своим миром. Нахватавшись терминов и концепций из области психиатрии и психологии, современный манипулятор не осмысливает их и не применяет в качестве инструментов самопреобразования, каковыми они предположительно являются. Сплошь и рядом он использует психологические концепции для рационального объяснения своего самоубийственного поведения, оправдывая свои нынешние несчастья ссылками на прошлый опыт и прошлые неудачи. Он использует знание человека для самопотакания своему социально-неадекватному и самоубийственному поведению. Его детское "я не могу", превратилось во взрослое "я не могу, потому что..." ("я слишком застенчив", или "я интроверт", или "моя мать отвергала меня"). Потому что, потому что, потому что...
Между тем психология предназначена вовсе не для оправдания манипулятивного поведения, которое не позволяет индивиду жить, максимально используя свои возможности. Задача психологии состоит не только в том, чтобы объяснять поведение человека, но и в том, чтобы способствовать нашему самопознанию и саморазвитию.
Описав явление в общих чертах, давайте теперь перейдем к деталям и познакомимся с манипулятором поближе.
Глава 2. Манипулятор.
Манипулятором я называю человека, который относится к себе и другим лицам как к объектам, "вещам", подлежащим использованию и контролю. Современный манипулятор представляет собой продукт научного и рыночного подхода, в рамках которого человек рассматривается как вещь, о которой нужно много знать, чтобы уметь на нее воздействовать.
Эрих Фромм говорит, что вещи можно расчленять и манипулировать ими, не причиняя вреда их природе. Но человек — не вещь "C:WINDOWSProfiesNicРабочий столshost01shost01refer.htm" "s1" t "_bank" . Его нельзя расчленить, не разрушив его; им нельзя манипулировать, не причиняя ему вреда. Между тем главная задача рыночного механизма в том и состоит, чтобы выработать в людях такое "вещное" отношение друг к другу.
Человек здесь больше не человек, а потребитель. Для торговца он — возможный покупатель, для портного — костюм, для коммивояжера — банковский счет. Рыночные отношения обезличивают нас, лишают индивидуальности это вызывает нас протест. Лично я не хочу быть "головой" у моего парикмахера, я хочу быть Эвереттом Шостромом, живой нерасчлененной личностью. Этого жаждет любой из нас — каждый из нас в глубине души хочет чувствовать себя живым, уникальным и неповторимым, единственными в своем роде; но в действительности все мы плотно сидим на крючке системы коммерческого мышления, которая не потерпит в нас ничего подобного. С помощью своих послушных марионеток она ежедневно разыгрывает нескончаемый спектакль продажности на сцене театра торговли, где вежливые кукловоды, льстиво улыбаясь, обхаживают и зазывают нас со всех сторон идеальными, заученными, готовыми, дежурными, безжизненными фразами. Это вызывает у нас возмущение.
Поскольку же такой манипулятор живет в каждом из нас, давайте попробуем выделить его и четко обозначить. Я нахожу, что все многообразие манипуляторов можно разделить на несколько основных типов, представленных на рис. 1. Этот рисунок может служить иллюстрацией как типичной психотерапевтической группы, так и нашего собственного арсенала стратегий самоубийственного поведения, применяемых в разные моменты жизни. Иными словами, в каждом человеке преобладает какой-то один, характерный для него тип манипулятора.
 INCLUDEPICTURE "C:WINDOWSProfiesNicРабочий столshost01shost01000img01.gif" * MERGEFORMATINET 
Рис. 1. Типы манипуляторов. "C:WINDOWSProfiesNicРабочий столshost01shost01refer.htm" "s2" t "_bank" 
Рассмотрим каждого из них:
ДИКТАТОР. Демонстрирует власть и силу. Чтобы управлять своими жертвами, он подавляет их, приказывает, ссылается на авторитеты и т.д. В качестве разновидностей Диктатора могут выступать Надзиратель, Деспот, Большая Шишка, Божество.
ТРЯПКА. Обычно выступает в роли жертвы Диктатора и представляет собой его прямую противоположность. Тряпка научается мастерски справляться с Диктатором. Он демонстрирует свою чувствительность и ранимость, забывает, не слышит, он пассивен и молчалив. Разновидности Тряпки: Растяпа, Тупой, Хамелеон, Застенчивый, Уступчивый.
КАЛЬКУЛЯТОР. Стремится во что бы то ни стало просчитать и проконтролировать все и вся. Он обманывает, запутывает, надувает, старается перехитрить и перепроверить других. Разновидности Калькулятора: Аферист, Соблазнитель, Шулер, Мошенник, Шантажист.
ПРИЛИПАЛА. Полная противоположность Калькулятора. Он подчеркнуто зависим, желает быть ведомым, ищет заботы и готов быть одураченным. Он позволяет другим делать за него его работу. Разновидности Прилипалы: Паразит, Нытик, Вечное Дитя, Ипохондрик, Беспомощный.
ХУЛИГАН. Демонстрирует агрессивность, жесткость и недоброжелательность. Он управляет окружающими с помощью угроз. Разновидности Хулигана: Матерщинник, Ненавистник, Головорез, Угрожающий. Женские варианты — Стерва, Мегера, Сварливая Баба.
СЛАВНЫЙ ПАРЕНЬ. Демонстрирует сердечность, заботливость, внимательность. Он просто убивает своей добротой. С ним сложнее справиться, чем с Хулиганом, — вы же не будете драться со Славным Парнем! В конфликте с Хулиганом Славный Парень почти всегда побеждает. Разновидности: Предупредительный, Пацифист, Душка, Самоотверженный.
СУДЬЯ. Подчеркнуто критичен и скептичен. Он никому не доверяет, постоянно осуждает и негодует, обидчив и злопамятен. Разновидности: Критикан, Всезнайка, Обличитель, Собиратель Компромата, Следователь, Устыдитель, Оценщик, Мститель.
ЗАЩИТНИК. Противоположность Судьи. Демонстрирует свою поддержку и снисходительность к ошибкам. Он портит окружающих, потакая им сверх всякой меры, а также не давая подзащитным постоять за себя и обрести самостоятельность. Вместо того, чтобы заняться своими делами, он предпочитает заботиться о других, принимая над ними пожизненную опеку. Разновидности: Наседка, Утешитель, Покровитель, Мученик, Помощник, Альтруист.
Как правило, манипулятор являет собой какой-то один из этих типов, либо их комбинацию. Его отношения с окружающими складываются на основании вполне определенных закономерностей. Так, если он относится к какому-то ярко выраженному манипулятивному типу, то неизбежно проецирует на окружающих его противоположность, превращая их тем самым в свои мишени. Жены-Тряпки, например, нередко выбирают себе мужей-Диктаторов, и, умышленно удерживая их в этой роли, осуществляют над ними контроль с помощью своих подрывных приемов.
Поскольку каждый человек несет в себе весь букет манипулятивных потенциалов, психотерапевтическая группа представляет собой как бы модель нашего внутреннего мира, вынесенную вовне. Вот почему групповая терапия так эффективно помогает манипулятору увидеть себя со стороны, в других людях. Иногда разные люди воспринимают нас по-разному, поскольку одним мы демонстрируем одни манипуляции, а другим — другие. Вот почему следует быть весьма осторожным в своих суждениях о людях на основании чужих мнений: последние отражают как правило лишь отдельные стороны личности, причем далеко не всегда самые главные.
Причины манипуляции.
Я согласен с идеей Фредерика Перлза, что основная причина возникновения феномена манипуляции заключается в вечном внутреннем конфликте человека между его стремлением к независимости и самостоятельности, с одной стороны, и желанием найти опору в своем окружении, — с другой... [...]
Не доверяя полностью своим силам, человек полагает, что его спасение в опоре на других. Однако и другим он полностью не доверяет. Поэтому он вступает на скользкий путь манипуляций с тем, чтобы посадить "других" на привязь, чтобы он всегда мог их контролировать и, при таком условии, больше доверять им. Он уподобляется ребенку, который съезжает с горки, уцепившись за край одежды другого, и пытаясь в то же время им управлять; или человеку, который отказывается вести машину, но пытается руководить шофером. Эту первую и главную причину манипулирования мы назовем недоверием. [...]
Эрих Фромм указывает на еще одну причину манипулирования. Он считает, что нормальные отношения между людьми — это любовь. Великие мировые религии призывают нас возлюбить ближнего как самого себя, но это как раз и составляет проблему. Многие ли знают, как возлюбить самого себя? Большинство даже не сознает, что при всем своем желании не смогли бы возлюбить ближнего, так как себя не любят.
Мы склонны полагать, что чем более мы совершенны и безупречны в глазах окружающих, тем сильнее нас будут любить. На самом деле ближе к истине обратное: нас любят тем больше, чем больше мы готовы принимать свои человеческие слабости. Однако заслужить любовь в любом случае не просто, так что ленивому манипулятору приходится довольствоваться ее жалкой альтернативой: он отчаянно пытается добиться безраздельной власти над другими, власти, которая заставила бы другого человека делать то, что нравится ему, манипулятору, думать так, как надобно ему, чувствовать то, что он хочет, — одним словом, превратить другого в вещь, свою послушную вещь.
Третью причину манипулирования предлагают нам Джеймс Бюдженталь и экзистенциалисты. Риск и неопределенность, говорят они, окружают нас со всех сторон. В любой миг с нами может произойти что угодно, этот мир непредсказуем. Сознавая условия своего существования в мире — свою "экзистенциальную ситуацию", — человек ощущает себя беспомощным.
Пассивный манипулятор в связи с этим занимает такую позицию: "Ах, я не могу контролировать всего, что может со мной случиться?! Ну, так я не буду ничего контролировать вообще!" Как пишет Бюдженталь, "видя непредсказуемость своей жизни, он сдается и возводит чувство неспособности влиять на то, что с ним происходит, в ранг абсолютного закона. Он полностью превращает себя в объект" "C:WINDOWSProfiesNicРабочий столshost01shost01refer.htm" "s3" t "_bank" . Пассивный манипулятор впадает в ступор, что усугубляет его беспомощность. Непосвященному может показаться, что с этой минуты пассивный манипулятор становится жертвой активного. Ничего подобного. Крики "Сдаюсь! Делайте со мной, что хотите!" — не более чем уловка пассивного манипулятора. Как хорошо показал Перлз, в любой схватке между "попирающим" и "попираемым" почти всегда побеждает пассивная сторона&heip;

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →