Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

На Антигуа суп из ящериц считается эффективным средством от астмы; главное – не говорить пациенту, из чего сделано снадобье.

Еще   [X]

 0 

Страна (Даниличева Дарья)

Эта история про то, что случилось в таинственную ночь Праздника. Про солнце и луну, про высоту и глубину, про отвагу и предательство, про друзей и врагов, про Добро и Зло. Про то, как ты можешь стать сильнее самых сильных и совершить Чудо.

В страну детских фантазий и снов проникает зло из компьютерных игр: монстры разрушают прекрасный мир покоя, справедливости и веселых приключений. Но дети объединились во имя добра и с помощью Великой Книги побеждают в суровой битве.

Год издания: 2015

Цена: 175 руб.



С книгой «Страна» также читают:

Предпросмотр книги «Страна»

Страна

   Эта история про то, что случилось в таинственную ночь Праздника. Про солнце и луну, про высоту и глубину, про отвагу и предательство, про друзей и врагов, про Добро и Зло. Про то, как ты можешь стать сильнее самых сильных и совершить Чудо.
   В страну детских фантазий и снов проникает зло из компьютерных игр: монстры разрушают прекрасный мир покоя, справедливости и веселых приключений. Но дети объединились во имя добра и с помощью Великой Книги побеждают в суровой битве.


Дарья Даниличева Страна: Сказочная повесть

   Допущено к распространению Издательским советом Русской Православной Церкви ИС Р14-413-1321
   Художник
   Валерия Неручева

Пролог

   Здравствуй!
   Любишь ли ты зиму? Да-да, то время, когда в пять часов вечера уже ночная темь, но до сна ещё далеко, и повсюду горят огни. Они расцвечивают окна чёрных домов, отчего те становятся похожи на весёлую мозаику, теплятся в уличных фонарях, заливая рыжим светом сугробы по краям тротуаров, подмигивают фарами автомобилей, искрятся в витринах магазинов. Морозный воздух пощипывает лицо. Мама крепко держит тебя за варежку, отчего твои пальцы уже немножко занемели, она идёт сейчас быстрее тебя, потому что очень спешит домой, а ты – не очень. Твой взгляд привлекает витрина магазина: отчего же она выделяется среди остальных? Ах, ну конечно – она украшена мигающей разноцветной гирляндой, которая переливается и раскрашивает снег в немыслимые цвета. Мама спешит, и вы слишком быстро проноситесь мимо, но ты успеваешь увидеть маленькую серебристую ёлочку, мерцающую в огнях витрины. Последний клочок пурпурного снега, на котором остался след от твоего ботинка, позади, и вы сворачиваете во двор.
   – Мама, когда наступит Праздник? – спрашиваешь ты в пятьдесят третий раз за последние два дня.
   Мама не слышит, пытаясь выудить ключи из сумки, но ты и так знаешь ответ: «Скоро!»
   Послушай, даже если ты и не любишь зиму – морозную или слякотную, яркую до рези в глазах или тёмную, так что даже днём приходится включать свет, и длинную, как целая жизнь, – ты точно любишь Праздник, который она с собой приносит.
   Эта история про то, что случилось в таинственную ночь Праздника. Про солнце и луну, про высоту и глубину, про отвагу и предательство, про друзей и врагов, про Добро и Зло. Про то, как ты можешь стать сильнее самых сильных и совершить Чудо.

Мальчик

   Зa ночь город завалило снегом. Он шёл и сейчас – мелкий, словно манная крупа. Фонари и днём не выключали, и их тусклый свет был едва виден сквозь туманную пелену снежной завесы. По дороге одна за другой медленно двигались снегоуборочные машины, счищая ночные завалы, а за ними, ещё медленнее, ползла самая главная машина-лесенка. Якову очень нравилось всегда смотреть на то, как своими клешнями она ловко поглощает сыпучий снег и отправляет его дальше – в путешествие по эскалатору, с самой верхней ступеньки которого белая масса опрокидывается в кузов грузовика. Он мог наблюдать за этим процессом бесконечно, ну, или очень-очень долго. Так же как и его брат. Так же как и все мальчишки на свете. Делал он это и сейчас, из окна детской на четвёртом этаже большого бледно-зелёного дома.
   Яков был самый обыкновенный мальчик. В свои семь лет он успел уже побывать солдатом и генералом, гусаром и танкистом, лётчиком и водителем всех видов транспорта, включая гоночный болид, а ещё – богатырём земли Русской. Но была у него одна особенность – его мечта. Он мечтал о волшебной палочке – настоящей и самой обыкновенной. Он знал, что она есть. В своих блокнотиках (он вечно что-то записывал и зарисовывал) он составлял целые списки самых разнообразных вещей, которые собирался подарить своим друзьям, знакомым и даже незнакомым, едва увиденным, но нуждающимся в чём-то людям. Узнавая от мамы какую-нибудь новость – например, о случившемся где-то урагане, наводнении или лесных пожарах, – он говорил: «Ничего, осталось немножко потерпеть, а зимой, на Рождество, у меня будет волшебная палочка…» Его пытались образумить. «Да это только в сказках такое бывает! Ты же уже большой!» – говорили ему. Мальчик только улыбался в ответ. «Самая обыкновенная, – говорил он, – конечно, мне её подарят».


   Итак, было раннее утро, ещё не совсем рассвело, да и снег сыпал стеной, поэтому в комнате стоял полумрак. Яков, облокотившись на подоконник и подперев кулаками лицо, отчего оно смешно сплющилось, смотрел на снег и на машину-лесенку, которая не успевала его съедать. Но мысли его были далеки от этой картины. Он припоминал сон, который только что видел, но уже успел подзабыть. В памяти вставали яркие картины, от которых у мальчика даже перехватывало дыхание. Что-то такое прекрасное было во сне, словно он побывал в какой-то чудесной стране и снова вернулся в этот сумрачный заснеженный мир. Наконец Яков вспомнил самое волнующее: в этом сне почти сбылась его мечта. Он взбирался со своими друзьями по каким-то крутым каменистым скалам, пока случайно они не наткнулись на высеченную прямо в скале пещеру, в ней жил незнакомый человек в длинной одежде. Что ещё он запомнил о нём? Его глаза были совершенно голубыми. Он подарил мальчику волшебный фломастер. Необыкновенность этого фломастера заключалась в том, что нарисованное им – оживало. Голубоглазый человек изобразил на стене своей пещеры большого коричневого жука с длинными усами – и тот, шевельнув лапками, вдруг стал выпуклым, живым и пополз под низкий свод. Мальчик взял в руку фломастер… и проснулся.

   Утро вступало в свои права, и, хотя за окном по-прежнему плыл снежный сумрак, в ярко освещённой детской уже вовсю кипела жизнь. Машинки, экскаваторы и грузовики работали на стройке, войска вступали в бой, и падали сражённые солдаты на зелёный ковёр. Но тут Яков полез под свою кровать за укатившимся мячом и вылез оттуда, держа в руке какой-то странный белый фломастер с голубым колпачком.
   – Где мой мячик?! Достань мне мячик! – заголосила сестрёнка, но Яков её не слышал.
   Он во все глаза смотрел на находку. И не верил своим глазам. Это был фломастер из сна, точно такой же. Недолго думая, мальчик схватил альбом, открыл чистый лист. Рука сама начала рисовать что-то жёлто-зелёное, искрящееся. Через минуту на листе сидела бабочка. Дети склонились над рисунком не дыша. Она была как живая. Яркие крылья с маленькими пурпурными крапинками словно подрагивали от затаившегося детского дыхания, казалось, ещё немного – и она вспорхнёт. И словно в ответ на эти мысли, бабочка пошевелила тоненьким усиком. Дети, завизжав, бросились врассыпную. А Яков схватил альбом и помчался на кухню, где мама как раз готовила завтрак.
   – Мама, мама, смотри – живая бабочка!
   С истошным воплем все влетели на территорию вкусных запахов, и Яков развернул перед мамой альбом. Бабочка на листе была очень красивая, яркая, но почему-то уже не переливалась всеми цветами радуги и не шевелила больше усиками.
   – Это ты нарисовал? Как красиво! Молодец! – только и сказала мама.
   Яков вернулся в комнату и положил альбом на подоконник. Снег всё сыпал, но машины-лесенки больше не было, вместо неё, уткнувшись капотами в багажники друг друга, по заснеженной дороге ползли автомобили, некоторые с сугробами на крышах. Включённые фары тускло светили в снежном сумраке.
   Мама позвала всех завтракать, а когда Яков вернулся, бабочки на листе не оказалось. Он перелистал альбом от корки до корки пять раз, но бабочки не было ни на одном листе. Лишь перламутровый след остался на месте рисунка от пыльцы её крыльев.

Девочка

   Нетрудно догадаться, что Яков теперь не расставался с волшебным фломастером. Он носил его с собой везде и всюду и спал тоже с ним, положив под подушку. Хорошо ещё, что его младший брат не очень заинтересовался этим чудом. Поэтому никто не мешал Якову рисовать дни напролёт. Его завораживал фломастер. Стоило прислонить его к горизонтальной поверхности, и он начинал рисовать то, что сам хотел. Из-под руки мальчика выходили чудесные птицы с длинными разноцветными хвостами, серые полосатые тигры, рыжие лисята и даже старая кабаниха. Потом пошли сюжеты и пейзажи – качающиеся на верёвочных качелях дети, девочки в венках из полевых цветов, встающее из-за горизонта солнце, серые скалистые горы… Что рисовал Яков? Он сам не мог сказать. Но всё это безумно ему нравилось и было как-то. знакомо. Словно сказка, которую мама давным-давно прочитала ему, а теперь он понемногу её вспоминал. Однажды у него вышла девочка. Просто девочка, в синем платьице, высокая, тоненькая, со смешным хвостиком на макушке. Якову она показалась ну очень знакомой.
   Мальчик и девочка действительно были знакомы. Они встречались раз в неделю в одном замечательном месте. Там были белые колонны, и колокола, и круглый двор, отгороженный от всего мира огромными тополями. Встречались, конечно, не специально, а просто так и иногда. Но с удовольствием…
   В это зимнее утро было воскресенье. Яков с Верой бегали по круглому двору и толкали друг друга в сугробы. Было ужасно весело, но в конце концов у них покраснели носы, намокли варежки и снег набился в ботинки. Голова кружилась от беготни.
   – А у меня есть кое-что! – сказал Яков, отдышавшись, и хитро взглянул на Веру.
   – Покажи, – тут же выпалила девочка.
   – Пойдём.
   И они, взбежав по белому крыльцу, зашли в небольшую комнатку, где было тепло от работающего обогревателя. Сняв варежки, дети уселись за стол – красные озябшие руки у них горели. Яков раздобыл где-то бумагу и с важным видом достал из кармана свой фломастер. Свет от настольной лампы упал прямо на его лицо.
   – Ой, у тебя глаза разные! – с изумлением воскликнула Вера. – Левый глаз серый, а правый – коричневый!
   – Угу.
   – А почему?
   – Мама говорит, так бывает.
   – Ну и где то, что ты хотел мне показать?
   – Сейчас, сейчас. Увидишь. На-ка, нарисуй что-нибудь.
   – Зачем?
   – Нарисуй, нарисуй.
   – Ладно, – сказала Вера и, взяв фломастер, начала рисовать.
   По мере того как проступал рисунок, глаза у девочки становились всё более и более круглыми, она беспомощно посматривала на Якова и наконец проговорила:
   – Что это?
   На листе красовался маленький домик. Над ним светило огромное солнце, и высокая сосна, раскинув разлапистые ветви, покрывала тенью горбатую крышу с торчащей трубой. От домика вилась длинная тропинка. На этом рисунок обрывался.
   – Что это? – снова повторила Вера. – Как я это нарисовала?
   – Здорово, да? Это волшебный фломастер. Он рисует волшебную страну.
   – Правда? А откуда он у тебя?
   Пришлось рассказать всю историю. А потом Яков, порывшись в кармане, достал сложенный вчетверо листочек и протянул его девочке.
   – Что, ещё один секрет? – улыбнулась Вера и развернула листик.
   – Правда, похожа на тебя? – Яков наклонился вместе с Верой над изображением девочки с хвостиком.
   – Правда… Это что – тоже фломастер нарисовал?
   – Ну да.
   – Как же это? Значит, я тоже есть в этой стране?
   – Или кто-то очень на тебя похожий.