Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

На лондонской Олимпиаде 2012 года, длившейся 17 дней, спортсменам бесплатно выдали 150 000 презервативов – примерно по 15 штук на человека.

Еще   [X]

 0 

Призыв (Мухин Денис)

Представьте, что вы один из самых одаренных ученых расы иниров. Вы умны, сильны, обладаете незаурядными способностями. И тут какие-то смертные осмеливаются вытащить вас из дома на свою ничтожную планету! Вопиющее безобразие! Впрочем, оказавшись на этой самой планете, вы понимаете, что все не так уж просто и в результате неожиданного нападения быстро убраться из данного места не представляется возможным. Чем дальше затягивается ваше пребывание в чуждом мире, тем больше появляется вопросов, ведь происходящее вокруг просто невероятно. А значит, необходимо разобраться!

Год издания: 2011

Цена: 59.9 руб.



С книгой «Призыв» также читают:

Предпросмотр книги «Призыв»

Призыв

   Представьте, что вы один из самых одаренных ученых расы иниров. Вы умны, сильны, обладаете незаурядными способностями. И тут какие-то смертные осмеливаются вытащить вас из дома на свою ничтожную планету! Вопиющее безобразие! Впрочем, оказавшись на этой самой планете, вы понимаете, что все не так уж просто и в результате неожиданного нападения быстро убраться из данного места не представляется возможным. Чем дальше затягивается ваше пребывание в чуждом мире, тем больше появляется вопросов, ведь происходящее вокруг просто невероятно. А значит, необходимо разобраться!


Денис Мухин Призыв

Пролог

   Сильнейший демонолог Лииба Марвиш сидел в своем любимом кресле у камина и неспешно потягивал из хрустального бокала слабенькое вино. Посторонний человек мог бы с уверенностью сказать, что он полностью расслаблен и спокоен, но на самом деле это было не так. Марвиш с трудом сдерживал волнение и нетерпение под маской невозмутимости, и хотя никто не видел его в этот момент, сохранять лицо непроницаемым в любое мгновение своей жизни уже давно вошло у него в привычку.
   Причины же подобных чувств были более чем значительны. В далеком прошлом, когда Марвиш еще не считался самым сильным магом, ему приходилось зарабатывать на жизнь охотой на демонов, которые обожают селиться в развалинах крепостей и башен. Вот во время одной такой охоты и повезло молодому человеку наткнуться в разрушенном замке на небольшой тайник с несколькими пергаментными свитками на древнем языке. И только сейчас, спустя много лет, с помощью ученых из главного университета владыки удалось расшифровать пару из них. В первом свитке он нашел всего лишь описание еще одной вариации пентаграммы призыва, чуть более надежной, чем та, которая используется сейчас, а вот второй пергамент оказался настоящим сокровищем. В нем описывался ритуал призыва высших демонов.
   До сего момента демонологи могли только мечтать о подобном, довольствуясь услугами слабых демонов с изнанки мира. А в этот самый миг в заклинательном покое башни ученики и коллеги Марвиша подготавливали грандиозный призыв, который принесет ему славу воистину великого мага современности!
   Марвиш с трудом сдержал довольную улыбку, навеянную мыслями. Осталось подождать совсем немного, и можно будет начинать. Вдруг, прерывая мысли демонолога, раздался робкий стук в дверь, и в покои мага проскользнул невысокий юноша в традиционной, серой с красным, мантии демонолога.
   – Учитель, все приготовления завершены, и мы ждем только вас, – проговорил он.
   Марвиш неспешно допил вино, отставил бокал на столик и, поднявшись, пошел следом за своим учеником. Столь долгожданный час настал!
   В заклинательном покое (каменный пол, стены без окон и высокий потолок в три человеческих роста) сейчас находилось девять магов, выстроившихся вокруг большой, светящейся красными линиями пентаграммы. Точно такая же пентаграмма отражением мерцала и на потолке. Линии были выполнены из крови – самой мощной составляющей большинства ритуалов в демонологии.
   Один из магов, выделявшийся как возрастом, так и более высокомерным выражением лица, кивнул:
   – Начали.
   И присутствующие одновременно затянули заклинание на непонятном языке, вливая свою силу в пентаграмму призыва. В такт словам она начала пульсировать и разгораться все ярче, до ослепительного алого сияния. В центре магической конструкции заклубился серый дым, заполняя все свободное пространство, но не выходя за границы внутреннего круга. Под действием заклинания он становился гуще, образовывая круглую серую колонну от пола до потолка, внутри которой иногда проглядывали жилки крохотных молний ярко-алого цвета. Голоса магов смолкли, и в зале стал нарастать гул, вначале едва слышный, он все усиливался, пробирая собравшихся до костей. Дым начал вращаться, ужимаясь и стягиваясь в самом центре пентаграммы, и образовался шар, размером примерно метр в диаметре. Он несколько секунд повисел, потом по его поверхности пробежала сначала одна трещина, следом еще две, и вот серый шар оказался покрыт целой сетью набухающих алых трещин, а затем со страшным грохотом взорвался ослепительной красной вспышкой.
   Магов, зажавших руками уши, чтобы хоть как-то спастись от оглушающего шума, ударной волной разметало по сторонам, некоторых с силой отбросило на каменные стены, несмотря на поставленную защиту. А в пентаграмме появилось неизвестное существо, свободно парящее над полом в лежачем положении. Со стонами поднимаясь и отлипая от стен, люди медленно возвращались на свои места, шепотом ругались и потирали пострадавшие части тела. Лишь главный среди них никак не выражал своего недовольства, пристально разглядывая обнаженное существо.
   А посмотреть действительно было на что. На демона призванный походил намного меньше, чем призывающие. Прежде всего его рост был чуть меньше метра. Строение тела отдаленно напоминало человеческое, но именно что только напоминало – немыслимо тонкие ручки и ножки с четырьмя пальцами (совершенно одинаковыми) на каждой, такое же худое туловище: что-то похожее на скелет, обтянутый кожей. В груди, между дугами выпирающих, сросшихся вместе ребер, были две вертикальные складки кожи, образующие что-то вроде щели между собой. Приплюснутый череп, обтянутый кожей, рос сразу из грудной клетки. На том месте, где у человека располагаются глаза, от виска до виска шла тонкая полоска чего-то, по виду похожего на кость. Ни носа, ни челюсти, ни рта. Половые признаки у существа также отсутствовали напрочь. Да и вообще, создавалось впечатление, что оно находится на грани истощения.
   Едва главный маг открыл рот, собираясь заговорить, как в голове у каждого из присутствующих громко зазвучали незнакомые слова, смысл которых стал постепенно понятен:
   – Где Сеть?!
   Маги недоуменно переглянулись, но не успели сказать ни слова.
   – Что?! Ее нет! Какой безмозглый дикарь навесил глушилку?
   Один из демонологов кашлянул, прочищая горло, и заговорил, обращаясь к странному демону:
   – Молчать, тварь! Ты был призван и будешь служить нам!
   После этой фразы в зале ненадолго повисла тишина, прерываемая только шорохом мантий магов, когда кто-нибудь из них шевелился. Странное существо медленно приняло вертикальное положение, по-прежнему паря в воздухе, и застыло. У магов создалось неприятное впечатление, что их внимательно осматривают, после чего у каждого в голове прозвучала новая фраза…

Глава 1

   Вот уж действительно, стоит отлучиться, как происходит не пойми что! Глушилки появились невесть откуда, носители примитивного разума забрались неизвестно как. От таких существ мне делается дурно, слишком мало они отличаются от тех же животных по сложности и быстроте мышления. Чтобы что-то понять, приходится подстраиваться под ритм их мысли, что причиняет почти физическую боль, а копаться в таких сознаниях – то же, что и в мусоре, как выражались Старшие.
   Хотя нет, какой дом? У этого места совершенно другой ментальный фон, нежели на моей планете! Да и строений таких не припомню. И не ощущаю сородичей, что просто невозможно! Я точно знаю – на планете проживают кроме меня еще пара иниров и один орл. Конечно, за время моего отсутствия все могло измениться, но не настолько это большой срок – тысяча оборотов, чтобы все разбежались по другим мирам или преставились. Значит, это другое место. В подобное предположение вполне укладывается и отсутствие доступа к ментальной Сети, связывающей все обители развитых разумных в нашем уголке вселенной, а также наличие примитивов рядом со мной.
   Придется покопаться в их разуме, чтобы определить, куда меня занесло, как бы мне этого ни хотелось. Определив самого развитого из присутствующих, я осторожно, преодолевая брезгливость, добрался до его памяти и в один прием все считал. Осознать все сразу не удалось – объем столь примитивной, не сортированной и грубо поданной информации ошеломил меня и ввел на мгновение в ступор. К тому же у людей (как они себя называют) оказался всего лишь один поток сознания вместо пяти, как у меня. Перестроиться оказалось очень тяжело – не каждый инир сможет перейти на использование одной части разума. К моему счастью, я вдоволь наэкспериментировался со своим сознанием в Бездне, что сейчас очень пригодилось.
   Но стоило мне начать сортировать и осмысливать полученную информацию, как по мне хлестнуло что-то вроде плети из неизвестной энергии. Природная защита от подобных атак у иниров сама по себе неплоха, а у меня намного улучшена по причине пребывания в одном неприятном измерении, так что вся энергия атаки отклонилась.
   Кто же это у нас так забавляется? Явно не эти дикари – такая плеть слишком сильна для них, да и отпечаток силы отличается. Придется создать для наблюдения органы зрения, обычно они не нужны в водно-воздушной среде моего дома.
   Сформировав глаза по всему телу, я оглядел место, где оказался, – практически пустое каменное помещение с девятью огромными фигурами в непонятных многослойных покровах. Так вот какие эти… порывшись в чужой памяти, выудил нужное слово – демонологи. Вокруг меня, на полу, был нарисован странный рисунок (кажется, пентаграмма), зеркальная копия которого находилась на потолке. Атака пришла точно не от нее, так как тип энергии тот же, что и у магов, значит, придется ощупывать окружающее пространство в поисках другого источника.
   К моему большому сожалению, опознавать источники грубых, неживых сил для меня намного сложнее, чем обнаружить мыслящее существо, будь то животное или такой же инир, как я сам. Это обусловлено направлением развития нашей расы и эволюцией сознания, позволившей нам существовать без материального носителя. Другое дело, что это здорово уменьшает доступные ощущения и не всем нравится.
   Наши ближайшие соседи орлы пошли немного другим путем и научились контролировать потоки неживых энергий в дополнение к использованию силы своего разума, но они не могут обходиться без тела или создать его заново при потере – за все приходится платить и невозможно развиваться во всех доступных направлениях одновременно. Даже Старшие или существа, получившие звание Смотрителя, не могут все, хоть и достигли в своем развитии заоблачных высот, до которых мне пока еще далеко.
   Впрочем, трем Смотрителям пришлось изрядно постараться, чтобы меня подавить, несмотря на преимущество в численности и ментальную мощь, которая во много раз превосходила мою. Их это очень удивило. Хе-хе, а одному из них так здорово от меня досталось, что большую часть моего заключения он почти наверняка восстанавливал свою сильно поврежденную структуру, если вообще не развеялся. А уж какое изумление испытали вытаскивавшие меня по окончании срока наказания! Еще бы – первый в истории инир, покинувший измерение Бездны, практически не пострадав: не лишился ни разума, ни духа. Я позднее просматривал всю доступную информацию в хранилище Сети, читал отчеты о заключенных и обнаружил, что никто из моей расы долго не протянул. Наоборот, даже при меньших сроках заключения часто было некого вытаскивать или оказывалась значительно повреждена матрица сознания и сути. Даже единственный Старший, приговоренный за эксперименты с чужим разумом, не избежал этого.
   Но что-то я слишком погрузился в воспоминания. Моим оправданием служит лишь то, что на это ушла всего пара мгновений. Я как раз закончил обследование окружающего пространства на предмет нахождения источника атаки. Им оказалась штуковина в руках одного из магов, которую я определил как портативный генератор энергии типа пространственно-энергетического модуля, или по-здешнему «жезл контроля» (начавшаяся обработка считанной памяти тоже дала свои результаты).
   Подтверждая полученные выводы, держащий палку маг вновь атаковал меня – снова безрезультатно. Что они все-таки хотят от меня? Придется считывать мысли присутствующих, благо язык их оказался не столь уж и сложен. Невольно содрогнувшись от отвращения, я коснулся сознания ближайшего ко мне демонолога.
   «…какой сильный демон попался, даже плеть жезла ему не вредит! Ну да ничего, существует много способов подчинения и времени еще много, но когда у меня в руках будет его сила… О-о-о, многие пожалеют о противостоянии мне!»
   Что?! Да как он посмел! Желать подчинить меня! Жалкий дикарь! Уничтожу! Сотру! Развею в пыль!

   Заклинательная башня главного демонолога Лииба находилась не в замке, как у любого уважающего себя мага, а в глухой местности его владений, там, где никто не появлялся и даже один человек мог привлечь внимание накинутой сети следящих заклинаний, простирающейся на многие мили вокруг. Рядом с башней расположился тренировочный полигон, оборудованный новейшими разработками Исследовательского института плетений при дворе владыки и способный сдержать самые разрушительные чары, защитив окружающую среду от уничтожения. Иногда демонолог использовал его для проверки вызванных демонов, выставляя их против различных боевых големов, которых артефактная гильдия создавала для нужд армии. Но сейчас стояла ночь, полигон был пуст, и никаких испытаний в ближайшем будущем не предвиделось.
   Тем неожиданней стал почти бесшумный взрыв (если не считать грохота разламывающихся камней) башни демонолога, который снес многовековую постройку из огромных каменных глыб, как пушинку, повалил все близко стоявшие деревья и практически уничтожил редчайшую по сложности защиту полигона, прилегающего к башне.

   А вот это уже плохо! Не сдержавшись и выплеснув малую толику ярости, я уничтожил не только примитивов, но и строение, в котором находился, а также осыпал окрестности каменным водопадом. Эх, моя импульсивность иногда может быть к месту, но чаще всего она приносит только неприятности. Ну да ладно, сделанного не воротишь, а пока нужно убираться отсюда как можно быстрее – столь мощный всплеск ментальной энергии наверняка привлек внимание, и сюда спешат аборигены. Поэтому лучше отыскать укрытие понадежнее и уже после этого приниматься за анализ ситуации и определять местонахождение этой отвратной планетки, куда меня затащили. Задействовав три потока сознания на поддержание тела в воздухе, обнаружение различных неприятных сюрпризов в виде поисковых сетей и местных существ, а также на собственную маскировку от ментального поиска, я продолжил размышления по поводу своего положения.
   Единственное, что радовало меня в тот момент, так это какая возникнет суматоха, когда Старшие обнаружат мое исчезновение. Сам факт подобного способен вызвать у Смотрителей панику и недоумение. А учитывая мою славу «самого злостного преступника», чуть не угробившего Сеть, и по совместительству одного из лучших разумов всей расы иниров, потеря которого невосполнима, меня будут искать все! Конечно, они могут отследить остаточный фон, но если даже я не почувствовал его, то с полной уверенностью можно сказать, что все признаки того, что это произошло, очень скоро исчезнут вовсе. Кстати, заклинание, с помощью которого меня сюда вытянули, я запомнил в точности, потом надо будет разобраться в принципах работы – вдруг пригодится когда в будущем.
   Но это все подождет – уже пару мгновений я ощущаю приближение нескольких отрядов примитивов, движущихся в сторону разрушенной башни. Судя по скорости перемещения (почти вдвое меньшей, чем у меня сейчас, но все равно приличной) и по интенсивности излучения сознаний, эти дикари, научившиеся управлять грубой энергией мира, – маги. Но быстро же они среагировали, должно быть, способны определять выбросы энергии, несмотря на ее природу. Это добавляет им капельку уважения с моей стороны.
   Однако это не отменяет моего нежелания с ними встречаться. С отвращением порывшись в снятом слепке сознания (упорядочивание полученных знаний еще не закончилось, поэтому приходилось искать необходимое буквально методом тыка), я определил примерное направление и увеличил скорость полета. Мне повезло, что этот демонолог построил свою башню неподалеку от пустынной местности, судя по всему, он руководствовался схожими требованиями. Правда, что-то там мелькнуло о недостаточной благонадежности здешних земель из-за неприятного соседства, но мне просто не хотелось еще раз лезть копаться в той каше сознания примитива ради незначительного уточнения.
   Между тем редкий лесок подо мной сменился зеленой равниной, лишь кое-где колыхались небольшие рощицы. В одной такой я и приземлился. Расстояние между свежими развалинами и виновником их возникновения, то есть мной, уже достаточное. Пора заняться делами, а не только убегать от преследователей. Первая и основная цель – обследовать планету, на которую меня занесло, и определить хотя бы примерное расположение ближайших звезд. Тогда, может, и получится узнать, какой это участок галактики, да и вообще, наша ли она, а то всякое возможно. Но этот вариант маловероятен: примитивы – и осуществляют перенос на такие расстояния?! Да скорее я научусь создавать новые вселенные!
   Привычно сдержав яростное желание превратить все вокруг себя в прах, я успокоился и снял щиты, защищающие меня от обнаружения и ментальных атак. К сожалению, при обследовании немаленьких территорий приходится избавляться от различных барьеров, ограждающих сознание, в угоду большей чувствительности. Расплатой за такие возможности служит полная беззащитность. Но сомневаюсь, что здесь найдется существо, способное хотя бы почувствовать мои действия, не говоря уж о том, чтобы причинить мне какой-то вред. Да и никто не наблюдает теперь за каждым моим действием, иначе я бы не рискнул применять столь рискованный способ. Даже после моего поражения врагам не удалось снести внутренние щиты, препятствующие проникновению в память и закрывающие мои мысли, сейчас же я избавился и от них.
   Расслабившись и отрешившись от всего, я стал медленно расширять сознание, охватывая своим вниманием как поверхность планеты, так и ее недра. Постепенно увеличивал обследуемую область, пока перед моим мысленным взором не предстал весь глиняный шарик с просто огромным количеством светящихся точек – сознаниями всех разумных. В большинстве своем они еле тлели, но некоторые из них сверкали маленькими звездочками, затмевая все соседние. Даже используя все возможности своего разума, я не смог подсчитать хотя бы примерное их количество.
   Потрясающее зрелище. У нас подобное увидеть невозможно: на самой населенной планете – не больше нескольких сотен жителей. Да что там! Если собрать всех представителей моей расы в одном месте, и то не наберется такого количества.
   Кстати, на планете всего восемь континентов: семь из них – примерно одинакового размера, один – меньше всех примерно в пять раз. Но не это самое примечательное в нем – его окутывает странная завеса, которая не позволяет увидеть или обнаружить с помощью магии такой огромный кусок земли. Также есть немалое количество островов.
   В общем, обычный мирок, каких хватает и у нас. Примерное представление я о нем имею. Теперь стоит разобраться с ближайшими звездами. Но все же что-то меня беспокоит, не дает полностью сосредоточиться и заняться делом. Как будто кто-то очень далеко решил обратить на меня внимание… внимание…
   Внимание! Бросив исследование, я направил все силы на возведение защиты. И почти успел! За мгновение до замыкания внешнего щита кто-то нанес мне сильнейший энергетический удар, проломивший почти законченный внешний купол и сейчас медленно, но верно продавливающий внутренний. Да как же так?! Еще мгновение, и удар достигнет цели, а ведь будь я во всеоружии, и получил бы нападающий грамотный отпор! Но ничего, если я уйду в пустоту, то и тебе не жить, неведомый враг! Собрав всю доступную силу, в момент, когда все мои щиты рухнули, но нападавший еще не уничтожил саму мою суть, я нанес ответный удар, вложив всю свою ярость, гнев и отчаяние от осознания неминуемой смерти, после чего уже безропотно поддался блаженной темноте, окутывающей разум…

   Владыка Лииба в холодном поту подскочил на постели, рефлекторно отбросив в сторону легкое одеяло и выхватив из-под подушки кинжал. Первая мысль, посетившая его, была: «Нападение», но в огромной спальне оказалось пусто, а молоденькая наложница мирно посапывала на самом краю кровати. Утерев пот, владыка спрятал оружие и улегся обратно, укрываясь.
   Что же это было? Явно не сон, потому что все сны он отлично помнил и после пробуждения, чем добавлял хлопот дворцовым толкователям. Сейчас же никакого сна он не видел, а что-то… что-то похожее на… крик. Да, именно крик, агония умирающего создания. Но к чему бы это?
   Владыка еще немного поворочался с боку на бок, в попытках уснуть, но этому не суждено было случиться. Сначала в коридоре раздались приглушенные голоса, в которых тем не менее можно было разобрать требования пропустить, а затем по двери бесцеремонно забарабанили и заорали:
   – Владыка, проснитесь, беда.
   Поморщившись (такое же обращение, как и к правителю опасных соседей, когда-то грело душу, но сейчас вызывало лишь глухое раздражение), владыка второй раз за ночь скинул одеяло и встал с кровати, накидывая висящий на стуле халат, а затем крикнул:
   – Войди.
   Дверь приоткрылась, и в образовавшуюся щель проскользнул и поклонился один из советников, бледный как мел.
   – Беда, владыка, башня главного демонолога разрушена, а все находившиеся в ней на тот момент убиты от чудовищного выброса силы.
   – И это все? – безразлично вопросил владыка, зевая.
   – Нет, спустя некоторое время, когда на место происшествия прибыли отряды ловчих, произошел еще один выброс вблизи границы, так что наши соседи точно заинтересуются. Но и это еще не все. В это же время всполошились жрецы – статуя Исурта Стража Границ во всех столичных храмах треснула и раскололась.
   Зевающий владыка поперхнулся и закашлялся:
   – Что? Да как такое возможно? Впрочем, это подождет, собирай малый совет и всех магов поднимай, пусть просветят нас о сложившемся положении. И жрецов доставь, узнаю все из первых рук. Свободен.
   Едва за советником закрылась дверь, как правитель принялся одеваться, не обращая внимания на проснувшуюся и лупающую глазами наложницу.
   Случилось то, из-за чего он иногда ненавидел свой титул и трон – перемены. И что они принесут, неведомо даже богам.

   Целый океан боли свидетельствовал, что я еще жив, вот только радости это не доставляло совершенно. Даже в Бездне мне не было так больно, хотя там пытка разъятия личности продолжалась безумно долго. Преодолев судорожные выбросы энергии, вызванные повреждениями, я блокировал все ощущения, оставив кристально чистый разум с одной-единственной задачей – восстановить матрицу духа или хотя бы минимизировать причиненный ущерб.
   На достижение сколько-нибудь приемлемого результата ушло много времени, но я справился – разрушение моей энергетической составляющей приостановилось. Но внешнее информационное поле (или аура, как называют ее здесь маги) оказалось уничтожено подчистую и восстановлению при текущем состоянии дел не подлежит. Еще хорошо, что вражеская атака пришлась в основном на материальное тело, остатки силы повредили энергетику и ментальные потоки, снеся три верхних слоя сознания и основательно покорежив четвертый. Главное, не добрались до слоя памяти, иначе я сейчас был бы развеян окончательно. Это, пожалуй, для меня пострашнее будет. Какой же огромной силой надо обладать, чтобы, ударив по материальному носителю, так задеть духовную и ментальную части? Не хочу больше встречаться с таким противником без подготовки!
   Теперь, пережав поврежденные каналы, по которым ранее капля за каплей вытекла жизнь вместе с энергией, я смог заняться ощупыванием окружающего пространства (без тела ориентироваться стало значительно сложнее). Вокруг появилась гигантская воронка с развороченными краями, местами продолжала дымиться земля. М-да, не слабый противник мне попался! Я тоже так сумею, но результат будет куда скромнее. Впрочем, сейчас не время удивляться – как бы ни были примитивны аборигены на этой планете, они не пропустят три огромных всплеска силы почти в одной области. Да и вдруг появится еще один такой же демонолог. Надо убираться отсюда подобру-поздорову.
   В чем преимущество существования в энергетически-духовной форме (пусть и с поврежденной матрицей структуры), так это в скорости передвижения, не ограниченной физическими законами. Да что там говорить, в одной галактике есть планеты, буквально сочащиеся потоками тварной энергии, и на них обитают бесплотные существа, в которых тем не менее развивается разумная жизнь. Конечно, если можно так назвать камень, мыслящий химическими процессами и не обладающий никакой энергетической структурой.
   Оказавшись подальше от места схватки, я почувствовал некоторое облегчение – теперь можно не опасаться неожиданного нападения со стороны аборигенов и спокойно заняться поисками источника энергии для собственного восстановления. Хотя поблизости ощущались какие-то закрытые токи силы, мне они были недоступны. Ощупав окружающее пространство, я понял, что попал в густой лес, в который и стремился ранее. При беглом обследовании ближайших территорий живых источников разума здесь не нашел.
   Интересно, что это за энергия здесь обнаружилась? Не природные потоки точно – они всегда текут в открытую, любой, кто на это способен, может окунуться в них. Осторожно прикоснувшись к одному из источников, я тут же отпрянул – в нем ощущалось биение разума! Почти незаметное, будто кто-то находился в состоянии покоя или сна. Я попробовал еще раз, но не стал прерывать контакт, а попытался осторожно зачерпнуть немного энергии на свои нужды. Это удалось с трудом, и ощущение чужого разума заметно усилилось. Ничего не понимаю – никакие разумные существа, встреченные мной, не походили на это! Если на мгновение предположить, что эти закрытые потоки есть структура чужого разума, то совершенно непонятно, что это за создание, слишком огромное для осуществления нормальных мыслительных процессов. Даже самые крупные представители разумных, при переходе в чисто энергетическое состояние сжимают свои потоки, увеличивая их интенсивность, но никак не размер структуры. Это естественно для уменьшения затрат на поддержание своего существования и защиту. Здесь же наблюдается полностью обратное явление!
   Кто бы мог подумать, что я встречу здесь что-то, достойное изучения! Мой исследовательский интерес вспыхнул с новой силой, и я зачерпнул еще энергии (пусть такой тип мне и не подходит, но как раздражающий и стимулирующий фактор сойдет), одновременно послав импульс дружелюбных чувств. А затем попытался произвести обмен информацией, подключив один из своих целых внешних каналов напрямую к непонятному потоку. До сих пор это срабатывало с любыми разумными. Результатом моих действий стало усиление токов непонятной энергии и ощущение слабого удивления, смешанного с непониманием и сомнением. Отлично! Пришедшая в движение структура постепенно начала уплотняться и стягиваться в одну точку. Очень интересное явление! Я принялся посылать короткие импульсы разных эмоций, чтобы показать, что я реально существую. Ощущение чужого присутствия стало нарастать, и появилось чувство волнения с примесью недоумения. Как будто кто-то с моей помощью пробуждался или осознавал себя. Создавалось ощущение, будто ко мне стекалась со всего леса энергетическая основа неизвестного существа. Довольно любопытно оказалось наблюдать подобное, отслеживая все стадии преобразования, особенно когда я обнаружил, что потоки сознания идут точно по корневой системе некоторых деревьев. Может быть, это растение? Но у них куда более убогая структура, да и энергия другая.
   Тем временем разум, к которому я прикоснулся, обрел четкость и сосредоточил внимание на мне. Немного подумав, я не стал закрывать свое сознание и позволил отследить мои мыслительные потоки – враждебность я бы сразу почувствовал, а сейчас ощущались лишь любопытство с благодарностью и удивление моим состоянием. И спустя несколько мгновений поступило предложение помочь. Похоже, мои повреждения не укрылись от существа в процессе взаимного обследования. Ну что ж, раз мне предлагают помощь, то нет смысла отказываться. Сняв большую часть щитов с разума, чтобы облегчить понимание, я предложил провести частичное слияние и обменяться информацией. Вместе с полученным согласием в меня хлынул поток чужеродной энергии, направленный на восстановление повреждений, – Великий лес (как он называл себя сам) принялся за лечение.

   – Владыка, владыка, просыпайтесь!
   Как и облеченный властью сосед, владыка эльфов изволил почивать, только не в кровати, а на уютной поляне, под раскидистыми ветвями большого дуба. И неожиданное пробуждение ему очень не понравилось. Про себя посетовав на беспокойных подданных, не способных оставить его в покое даже на время сна, правитель эльфов открыл глаза и сел, недовольно посмотрев на склонившегося в приветствии слугу.
   – Что случилось?
   – Хранители говорят, что Великий лес обрел разум!
   От такого известия владыка только раскрыл рот, но не выдавил ни звука, ошеломленный и растерянный.
   – И это еще не все: на территории людей неподалеку от наших границ произошли три колоссальных выброса силы! Наши лучшие оракулы в один голос твердят, что кто-то убил бога!
   Содрогнувшись, владыка сбросил оцепенение, стремительно поднялся с зеленого ковра и, оправив немного помятую одежду, быстрым шагом направился к выходу из своего любимого сада, по пути расспрашивая слугу:
   – Насчет Леса хранители точно уверены?
   – Да, они не раз пытались слиться разумом с Великим лесом, но каждый раз получали по ушам. У них создалось впечатление, что Лес уже с кем-то общается, а они ему мешают. – Слуга, сопровождавший правителя эльфов, намного уступал тому в росте, и ему приходилось почти бежать, подстраиваясь под широкий шаг владыки.
   – Понятно, теперь остальное – разведчиков и запрос соседу послали?
   – Сразу же. Но разведчики прибудут обратно только утром, а у наших соседей, похоже, тоже все стоят на голове, пытаясь выяснить, что случилось.
   – Да что же это такое! Столько всего и сразу!
   Как и любой правитель, владыка эльфов не любил неожиданностей, которые начинали внезапно сыпаться со всех сторон, поэтому пришел в очень скверное расположение духа.
   – Значит, так, послать вестников всем князьям, чтобы прибыли на Большой Совет, а пока они собираются, хранителей в малый приемный кабинет, и быстро!
   Слуга практически мгновенно скрылся из виду, а владыка не спеша, как подобает истинному повелителю, направился в упомянутый кабинет, попутно размышляя, чем могут обернуться неожиданные новости для него и его народа.

   В процессе общения выяснилось, что Великий лес, или для меня просто Лес, был разумным всегда. Все растения на достаточно большой площади являлись его телом, а разум был коллективным, из связанных между собой отдельных деревьев. К большому сожалению Леса, именно это и не давало ему обрести сколько-нибудь четкое сознание, и он оставался пассивным наблюдателем, что вовсе не мешало накоплению знаний, но препятствовало их полноценному осмыслению. Свою роль в этом сыграли и местные жители – раса эльфов, почитавших природу и жизнь. Сливаясь с этими существами, Лес получал новые знания в обмен на силу, но в то же время был вынужден ослаблять связь с деревьями – носителями разума, что приводило к невозможности собственного осознания. Фактически эльфы искусственно тормозили зарождение разума моего нового знакомого, вовсю пользуясь заимствованной у него силой. Мое вмешательство привело к началу цепной реакции, в ходе которой многочисленные раздробленные элементы пришли в движение, образуя целостный разум, хоть и привязанный к растительному миру, но уже почти не зависящий от него. Лишь прямое уничтожение большей части растительности может привести к возвращению в прежнее состояние. Но этого Лес не собирался допускать.
   В отличие от встреченных мной аборигенов, или людей, как их называют на этой планете, Лес не вызывал у меня чувства отвращения и брезгливости. Объяснялось это довольно просто – он находился всего лишь на несколько ступеней развития ниже меня, в то время как способности людей уступали моим примерно в десять раз. Кроме того, они оказались не готовы к ментальному общению. Да и примитивная система хранения и обработки информации указывала на низкий уровень их развития. Если судить по впечатлениям Леса, то у эльфов с этим дела обстояли получше (за счет общения с ним), но ненамного. Пока он латал мои самые серьезные повреждения и даже восстанавливал внешнее информационное поле (разница в наших энергиях ничем мне не грозила, поскольку Лес использовал свою собственную только как инструмент, выправляя мою структуру за счет остававшейся в ней энергии, что для меня сейчас не представлялось возможным из-за уничтожения основных потоков сознания, отвечавших за контроль общего состояния структуры), я делился знаниями про свою расу – иниров.
   Вообще моя раса довольно малочисленна – на сегодняшний день нас всего тысяча шестнадцать сознаний, поэтому Сообщество разумных (объединение всех разумных, вышедших за границы возможностей плоти, включает в себя множество видов и рас, связанных между собой Сетью) занесло нас в списки вымирающих видов и обеспечило кучей поблажек. Давным-давно мы были почти как местные жители, разве что намного более развиты. Жили себе мирно, не зная о многообразии окружающей вселенной и не стремясь покидать свою планету. До тех пор, пока в нее не врезалась огромная каменная глыба, расколов на несколько частей. Смотрители, ответственные за естественное развитие нашей цивилизации, упустили этот момент, и миллионы существ умерли в единый миг. Вот только нас сильно недооценили – пусть мы не были хорошо развиты в техническом плане, но на протяжении всей истории развития мы изучали возможности разума и совершенствовались духовно. Мы могли передавать друг другу свои силы и объединять разумы. Поэтому при обнаружении стремительно надвигающейся угрозы мы быстро образовали гигантский общий разум, включивший в себя всех, даже почти неразумных детей. За оставшиеся до столкновения мгновения был выработан план по спасению нескольких иниров, которые не позволили бы пропасть достижениям многих тысячелетий. Самые развитые представители расы (среди которых совершенно неожиданно оказался и я) получили все накопленные знания и в момент столкновения метеорита и планеты начали поглощать силу сородичей. Это позволило на некоторое время сохранить наши сознания, хоть мы и потеряли тела. Полученная от миллионов погибающих сородичей сила и энергия от разрушающейся планеты способствовали мгновенному эволюционному скачку, который изменил как наше сознание, так и энергетическую структуру. Проще говоря, в момент смертельной агонии миллионов иниров родилась другая раса. В хранилище Сети нет ни одного упоминания о подобном случае.
   В итоге нас оказалось всего восемьдесят три переродившихся могущественных инира, растерянных, подавленных. Тех, кто пережил и прочувствовал смерть каждого из своих многочисленных собратьев и получил почти все знания погибшей расы. Только образование единого разума не дало нам сойти с ума от всего случившегося, но ощущение собственной смерти (так воспринимали мы гибель иниров) вызвало безумный гнев и ненависть, почти несвойственные нашей расе. Те, на кого мы их собирались обрушить, обнаружились неподалеку – неудачники Смотрители были атакованы и мгновенно уничтожены, не успев оказать никакого сопротивления. Даже толком не разобравшись в своих способностях, единый разум оказался настолько могущественен, что расправа далась слишком легко.
   К тому времени, когда к нам на переговоры явился Старший, мы уже достаточно освоились со своим новым состоянием, но по-прежнему не разъединяли свои сознания, так как вместе мы были сильнее. Мощная защита на посланце также показывала, что не только мы это осознавали. В общем, тогда состоялось наше первое знакомство с населяющими космос существами, что оказалось для нас шоком. Тогда же нам была предоставлена информация касательно уничтожения нашей планеты. Оказалось, где-то во вселенной проводились эксперименты с гравитацией, и в результате разрушения одной планеты образовалось множество осколков, которые разлетелись в разные стороны. Спустя много времени один такой и врезался в наш дом.
   Старший тогда заверил нас, что виновные будут наказаны, и предложил присоединиться к Сообществу разумных на исключительных правах – как единственному оставшемуся в живых от нашей расы. Это, а также предложение помощи лучших ученых по продолжению нашего рода очень нас насмешило. С того момента в течение ста лет, пока мы не разъединили сознания, никто так и не знал, что мы не одно существо, а объединение нескольких. Забавно было наблюдать переполох в Сети и среди всех этих ученых, которые обследовали нас ранее.

   Лес закончил лечение, воссоздав заново самые основные каналы и оставив мне более мелкие повреждения – восстанавливать связи на более глубоком уровне он не умел. Так что сейчас я наслаждался вновь обретенной силой, пусть она и не шла ни в какое сравнение с моими возможностями, бывшими до неожиданного нападения. Внешнее информационное поле было восстановлено, что обеспечило мне лучшее восприятие окружающего мира. А второй поток сознания, который начал функционировать почти в прежнем режиме, позволил более полно обрабатывать и сортировать получаемые от Леса знания о планете. Раз уж попал сюда, то надо хотя бы разбираться в местных реалиях. В ответ я передавал моему новому знакомому сведения не только о себе – у нас не было принято что-то скрывать, тем более при объединении разумов ты становился одним из многих и знал все обо всех, как и они о тебе. Здесь же я поспособствовал рождению разума, став за него в какой-то мере ответственным, поэтому и обучение Леса лежало на моей совести. Пусть сейчас большая часть информации ему не пригодится, но для последующего развития еще как понадобится.
   Жаль, мне пока доступны только два потока сознания, иначе обмен происходил бы гораздо быстрее. Постепенно все мои многочисленные раны сами залечатся, но до той поры мне нужно уцелеть, а без тела я слишком заметен даже со всеми своими щитами. Мне бы сюда парочку сородичей, они бы мгновенно привели меня в норму простым слиянием… Увы, когда я вернусь и как, неизвестно.
   Уловивший мои размышления Лес предложил создать мне тело, эльфийское, – уж его-то структуру он знает отлично. Тогда я смогу спокойно разгуливать по планете, не опасаясь быть обнаруженным кем бы то ни было. Правда, эльфы не очень стремятся покидать свое место жительства, но тем не менее они есть во многих поселениях, и еще один не вызовет особого удивления (тем более все необходимые знания лесного народа я уже получил). Немного подумав, я уточнил, как Лес спрячет чуждую этому миру энергетику. Оказалось, он создаст нужную ауру (удивительно, но они используют ее для хранения силы, ну и варварство!), характерную для эльфа, и она надежно закроет собой мою. Взвесив все достоинства и недостатки (коих почти не оказалось), я согласился с предложенным планом, и Великий лес приступил к делу, предварительно поместив меня в одно из своих деревьев – носителей разума. Наблюдая, как создается зародыш тела и ниточки контроля тянутся ко мне, я расспрашивал Лес про напавшее на меня существо – очень уж меня обеспокоило наличие здесь кого-то равного по силе если не Старшим, то Смотрителям. Тогда он меня и просветил, что здесь существуют боги, которых почитают почти все расы, даже эльфы. У каждого народа есть один или несколько таких покровителей, так что, несмотря на то что я уничтожил одного, осталось не так уж мало. Правда, знаний по ним у моего знакомого нет, поскольку лесные жители почитают только свою богиню, а на остальных плюют с высокой горы. Лес с ней не общался, даже присутствия не ощущал, но то, что богиня изредка заглядывает к своим почитателям и одаривает откровениями – сомнению не подлежит. Несмотря на всю свою мощь, эти существа могут действовать из своего мира с большими ограничениями или через аватаров – проводников.
   Получив эту информацию, я задумался. По его словам, эти боги очень могучи, в то время как я убил одного почти без подготовки. Я так полагаю, кто-то вроде Старших решил ввести в заблуждение здешних аборигенов.
   Я спросил об этом Лес. После непродолжительных раздумий он выдал мне совершенно неожиданный ответ – боги паразитируют на местных обитателях, получая от них духовную энергию во время молитвы и с помощью этой силы творя чудеса, привлекающие все большее число верующих! Кто бы мог подумать, что обыкновенные энергетические паразиты могут достигнуть подобного могущества?! В бытность мою простым иниром в нашей расе иногда рождались существа, которые могли тянуть силу у других, но после выявления их сути мы стали уничтожать таких еще до рождения. А здесь они даже не охотятся, получая огромные объемы духовной энергии (самой совершенной) абсолютно безвозмездно! Нужно будет по прибытии домой поставить в известность Смотрителей – пусть разберутся с паразитами, а то нашли, понимаете ли, кормушку! То-то здесь такие слаборазвитые существа живут – наверняка боги им просто не дают расти, чтобы не лишиться послушного стада, производящего корм!
   Я приглушил охватившую меня ярость – побочный эффект от длительного слияния с сородичами. Это чувство хоть и утихло, но продолжало тлеть у каждого, так что лучше было от него избавиться. Я послужил этаким аккумулятором и при распаде на отдельные сознания получил это чувство от всех своих сородичей, из-за чего постоянно выхожу из себя по мелочам. Пусть иниры и понимали мою роль своеобразной мусорки сильных эмоций для единого разума, но решение было принято совместно, исходя из полезности для большинства, а меня выбрали как наиболее подходящую кандидатуру, так как я оказался способным лучше всех себя контролировать (или просто менее эмоциональным, чем большинство сородичей). По крайней мере, так было до катастрофы. Из-за этого небольшого недостатка я и жил отдельно от всех, копаясь в Сети, и лишь иногда меня посещали собратья.
   Пока я глушил собственные эмоции, Лес почти закончил формирование тела и какого-то вещества вокруг него. Как он пояснил, это была одежда, защищающая от непогоды и перепада температуры. Способный изменять эти условия одним лишь усилием воли, я совсем забыл, какими хрупкими могут быть другие существа, причем, по уверению Леса, эльфы наименее уязвимы и почти не болеют. Да, что такое болезнь, я узнал от него же, потому что иниры подвержены только недугам разума и обладают самым совершенным физическим телом на нашей планете (несмотря на его малый размер). Да и как иначе, если тело – только оболочка для разума и ее можно всегда изменить, сделав более совершенной, подходящей для любой среды обитания. Мой спаситель закончил создавать ауру, я разместился в пустой оболочке, взяв под контроль получившегося эльфа, и вылетел из раскрывшегося ствола. Я чувствовал вновь приобретенной плотью дуновение ветерка и тепло солнца, просвечивающего сквозь листву, слышал множество звуков и видел яркие краски окружающего мира. Немного раздражала одежда, но и к этому можно привыкнуть. Вот только зрение отличалось в худшую сторону – раньше я мог видеть в нескольких диапазонах, а теперь всего в двух. Наблюдая, как я осваиваюсь в новом теле, Великий лес пояснил, что это еще улучшенное им тело, остальные эльфы имеют меньше возможностей, а также добавил с оттенком веселья, что они не летают, а ходят ногами.
   Пришлось приземляться и опробовать все мышцы, причем и так было заметно, что они изрядно укреплены гением растительного разума. Даже с предоставленными слепками памяти эльфов научиться управлять новым телом (раз в пять-шесть больше прежнего) оказалось сложно. До тех пор, пока я не сообразил сразу отдавать команды телу. До этого угловатые и неловкие движения сразу стали плавными и красивыми, позволяя в полной мере насладиться моей новой оболочкой.
   Собрав с травы и деревьев капли воды, я сделал перед собой вертикальную лужицу, предварительно затемненную для создания зеркальной поверхности, и в ней осмотрел себя – не знаю как насчет привлекательности, но мой облик мне понравился из-за гармоничности. Бледная кожа чуть зеленоватого оттенка ничуть не портила внешнего вида, а роскошные изумрудные волосы, волной спадавшие на спину, были довольно длинными. Разве что отростки на голове, именуемые ушами, торчали. Эти эльфы, по сравнению с остальными обитателями планеты, выглядели необычно. Не мне судить, но Лес утверждает, что у них отличное телосложение. Темно-коричневая куртка и такого же цвета подпоясанные штаны (я быстро расширял свой словарный запас) оказались весьма удобны и на вид не вызывали отторжения. А невысокие сапоги плотно обхватывали ступню и совсем не жали, позволяя передвигаться по лесу почти бесшумно. В целом все очень и очень неплохо, разве что для поддержания жизни в этом теле требуется употреблять в пищу растения. К счастью, только раз в день, в отличие от обычных эльфов, которым приходится питаться в три раза больше.
   Что вызвало у меня недоумение, так это болтающиеся на поясе ножны с мечом (совершенно примитивное орудие убийства) – убить я могу и силой своего разума, не прибегая к грубым и грязным методам. Но, покопавшись в памяти жителей Леса, я сообразил, что это – прежде всего статус эльфа и предупреждение окружающим, как и лук – дань традиции, а уж потом средство защиты и нападения. Он оказался у меня на спине в чехле, рядом с колчаном стрел. Эх, придется подстраиваться ко всем этим новым условиям, иначе меня быстро вычислят и уничтожат если не дикари, так эти паразитические боги. Великий лес обещал помочь в случае осложнений, но его власть за пределами основного зеленого массива сильно ослаблена и ограничивается растениями. Кстати, через тело он передал мне частицу своих возможностей, чтобы управлять растительностью, а также при сильных повреждениях залечивать раны, вытягивая силу из деревьев. В общем, эту оболочку почти нельзя уничтожить, лишь бы были рядом растения, и она восстановится.
   Но сейчас моя главная задача – найти источник чистой энергии, чтобы окончательно прийти в себя. В крайнем случае сойдут и накопители магов, если таковые имеются. На всем протяжении Леса таких мест нет, а его сила мне не подходит – несмотря на растительное происхождение, до чистой ей далеко. Сам я выработать нужное количество для восстановления энергетического тела не смогу, поэтому необходимо обследовать эту планету, причем не вызывая ненужных подозрений местных жителей и по возможности избегая внимания богов. К счастью, по утверждению Леса, аура (лучше даже в мыслях переходить на местные термины, иначе и попасться можно на этом) эльфийского тела полностью скрывает мою собственную. Причем если я буду использовать свою личную силу, она почти не будет отличаться от эльфийской (под влиянием моего тела). Получилась почти идеальная маскировка.
   В общем, мне крупно повезло пробудить Лес, иначе пришлось бы сейчас тратить массу времени на восстановление основных энергетических (хотя нет, как здесь говорят – духовных) потоков, если вообще не оказался бы развеянным (не все иниры способны воспринять чуждую энергию). Мы сами себе источники, но при обширных повреждениях можем рассчитывать только на помощь сородичей или собственные силы, потому что чистую энергию в густо заселенном мире достать достаточно трудно.
   Мои печальные размышления прервал Лес, потребовавший подойти обратно к дереву, из которого я появился. Исполнив его приказание, я еле успел подхватить полупустой мешок (сделанный из того же материала, что и моя одежда), выпавший из раскрывшегося ствола. За ним последовала маленькая деревянная коробочка. Как пояснил мой благодетель – путешественник без припасов, пусть и скудных, слишком подозрителен, даже если он эльф. Роясь в мешке, я обнаружил деревянные наконечники для стрел (при ударе они мгновенно прорастают в плоти противника), съедобные травы, фрукты и овощи из рациона эльфов, а также странные плитки, оказавшиеся походным запасом разведчиков. По уверению Леса, еда не будет портиться в мешке, оставаясь свежей и сочной, даже если пролежит в нем год. Еще там нашлась фляга с древесным соком. Затем я переключился на коробочку, в которой лежало несколько десятков крупных семян, похожих на косточки от фруктов. Хорошенько покопавшись в заимствованной памяти, я определил, что это семена деревьев – носителей разума. Догадаться, зачем они, было нетрудно. Лес немного смущенно попросил посадить их за пределами доступной ему местности, так как его ушастые обитатели могут только плясать и устраивать хороводы вокруг священных деревьев, а вот способствовать увеличению их количества у эльфов мозгов не хватает.
   Простая и необременительная просьба, поэтому я согласился и тут же по совету Леса попытался прорастить брошенное на землю зерно. К счастью, память нескольких эльфов содержала необходимые воспоминания, и мне надо было только сверяться со своими действиями. Направив тоненький поток силы из ауры к семени, я просто мысленно попросил его вырасти. К моему изумлению, у меня все получилось – оказалось, достаточно попросить и обеспечить подпитку энергией, и спустя несколько мгновений около меня появилось тоненькое деревце.
   Удивительно! Как инир, я больше склонен к работе с разумом живых существ, а не с растениями. Сейчас же мне пришлось всего лишь попросить, и мое желание тут же исполнилось. И это только малая часть приобретенного дара! Как исследователь, я получил практически бесценный опыт, и расставаться с новым телом мне быстро расхотелось, более того, я вознамерился взять его домой и предоставить на изучение сородичам. В Сообществе разумных состоит множество форм жизни, но подавляющее большинство из них является энергетическими или близкими к ним. В то время как полностью растительных или хотя бы таких, как эльфы, – обладающих властью над растительным миром, – не больше десятка.
   Проверив свое снаряжение, я убедился, что все необходимое у меня есть, кроме одной вещи – денег. Если я правильно понял, это универсальный ресурс, позволяющий произвести обмен на что угодно, вплоть до живых и разумных существ в некоторых частях этой планеты. Дикость совершенная! Если бы не мое плохое состояние, я бы смог создать гору этих металлических кругляшек буквально из воздуха! Правда, сейчас меня хватит всего на пару монет из золота, после чего я окажусь ни на что не способен по меньшей мере день. А все этот фальшивый бог! Но он уже мертв, так что не следует понапрасну растрачивать силы на ярость.
   К сожалению, денег у растительного разума не оказалось – он о них вообще не вспоминал, пока я не спросил об этом. Но пообещал попробовать стащить у эльфов или найти в земле, если кто случайно обронил. В свое время много охотников за рабами пытались проникнуть во владения лесного народа, но почти все они нашли только свою смерть. От них и могло что-нибудь полезное остаться, что не забрали или не нашли эльфы. А пока Лес ищет, предложил мне опробовать предоставленное оружие – знания у меня есть, но вот необходимые навыки для их применения отсутствуют.
   Решив использовать хотя бы часть эмоциональных жестов низших существ, я пожал плечами, но все же извлек лук из чехла, достал стрелу и выстрелил в намеченную цель – лист на ветке дерева в четырехстах шагах от меня. Что удивительно – почти попал, отклонившись всего на ладонь от цели. По меркам эльфов это средний результат, лучшие их стрелки выбивают на этом расстоянии десять раз из десяти за пять секунд (одна из единиц измерения времени на этой планете). Думаю, попрактиковавшись, я смогу делать то же самое. Убрав лук, я вынул из ножен меч и стал его рассматривать – выполненный также из дерева, он оказался намного тверже, чем можно было ожидать. По мнению эльфов, такое оружие уступает только самым лучшим сплавам гномов – местных двигателей оружейной науки. А уж если дерево зачаровано (что за бестолковое определение!) магией ушастых, так и вообще одно из лучших получается, с обычными железками против такого не пойдешь.
   Откопав в памяти несколько красивых приемов, я попробовал их исполнить, не беря полный контроль над телом, позволяя ему двигаться почти самостоятельно. Плавные и быстрые движения оказались неожиданно красивыми и гармоничными, чем-то похожими на танец (искусство красивого движения радует, хоть оно и совершенно бессмысленно). Порывшись еще в памяти, обнаружил весьма красивые схватки. После просмотра нескольких из них, я ощутил, что, несмотря на очевидную примитивность и дикость такого способа уничтожения противника, мне это понравилось – изящные взмахи оружием, снопы искр от столкновения металла и красивые брызги крови создают ни с чем не сравнимое впечатление. Правда, это только когда сражаются истинные мастера своего дела – простая кровавая схватка вызывает у меня лишь отвращение, свойственное любому разумному существу. Пожалуй, при случае я попробую применить меч по назначению.
   Убрав деревяшку в ножны, я обнаружил, что Лес уже закончил поиски и вывалил из того же дерева на траву грязную кучку непонятно чего, сверху красовались несколько затейливо украшенных и вышитых мешочков. Вроде они используются у дикарей для хранения денег и называются кошелями. Подобрав один, я оценил его содержимое – горсть желтых и серебристых кругляков с чеканкой каких-то рисунков на обеих сторонах. Очевидно, те самые деньги, имеющие ценность у всех рас и так необходимые для моего путешествия. Я выбрал два кошеля, сложил большую часть денег в один и убрал его в мешок, а второй сунул в карман одежды.
   После этого я приступил к разбору остального. Помимо денег, в кучке оказалось несколько украшений (вещей, которые непонятно зачем надевают на тело), невзрачных камешков (чем-то ценных) и очень дорогая статуэтка размером с ладонь, изображающая какую-то эльфийку. Все это было, скорее всего, вытащено Лесом из-под земли и поэтому покрыто толстым слоем грязи. Я провел рукой над статуэткой, очищая ее. Раз она из золота, то может пригодиться, к тому же неведомый мастер сделал поистине великолепную работу, отобразив каждую черточку лица и складку облегающего одеяния эльфийки. Создавалось впечатление, что она живая и вот-вот сойдет со своего постамента. Кажется, лесной народ ценит такие вещи, хотя и не особо любит работать с металлом. Убрав находку в мешок, я принялся разбирать украшения.
   Лес принес мне изделия из серебра и золота, с вставками из обработанных камней, вроде их называют кольцами, серьгами и ожерельями. Совершенно непонятно, зачем они мне нужны – деньги есть, сам я их носить не собираюсь, а для чего другого они не годятся. Правда, осмотрев украшения более внимательно, я различил потоки силы вокруг одного из колец, выточенного из прозрачного зеленого камешка (местные называют его изумрудом), небольшого красного камня (рубина) в оправе на серебряной цепочке и пары серег с черными шариками (жемчужинами).
   Обратившись к знаниям демонолога, я понял, что эти вещи предназначены для защиты своего хозяина от опасностей. Например, кольцо отклоняет все быстро летящие во владельца предметы, те же стрелы и метательные ножи. Оказывается, и такое оружие есть – до чего только не додумаются разумные в поисках способа убийства ближнего своего! Как хорошо, что наша раса пошла по другому пути развития, избежав массового убийства своих сородичей. Насильственной смертью у нас умирали только опасные для окружающих личности. Впрочем, я отвлекся.
   Серьги имели странную ауру, и от них исходили едва различимые потоки силы, определить природу которых я не смог.
   Амулет же защищал своего владельца от проявлений враждебной магии, основанной на элементах (убогая здесь система обучения – есть прежде всего энергия, какой бы она ни была, и материя, а не разграничения по так называемым стихиям). По моей просьбе Лес их полностью наполнил и также проинформировал меня, что и остальные украшения когда-то были магическими, но после долгого нахождения под землей превратились в обыкновенные изделия, которые при должном умении можно снова активировать.
   Демонолог что-то на этот счет знал, но оперировать столь тонкими потоками здешней энергии я не могу, так что все это можно выбросить. Впрочем, кольцо и амулет я очистил и надел на себя – лишняя защита (пусть и такая примитивная) мне сейчас не помешает, поскольку заботиться об этом самостоятельно пока не получится. Но смешно наблюдать, к чему может привести стремление к безопасности у более хрупких существ, чем иниры. Мы всегда использовали для защиты лишь собственный разум. Отдаленно похожие безделушки (генераторы ментальных волн) у нас были только в глубокой древности, когда лишь некоторые из нашего народа владели всей силой разума. Эта информация передавалась через тысячи поколений, а если учитывать, что срок жизни инира составлял тогда около четырех сотен оборотов планеты вокруг светила, то, можно сказать, это был самый восход нашей цивилизации.
   Поднявшись с колен, я отряхнул прилипшую землю и перекинул мешок через плечо – больше мне здесь делать нечего, так что можно отправляться в путешествие. Представление о местности у меня имеется, благодаря доступу к памяти эльфов. Но отправиться в путь у меня не получилось – в ультимативной форме Великий лес потребовал забрать все им принесенное. Выражение местных «Денег много не бывает» полностью соответствует истине, а эти камни и украшения стоят куда больше, чем все мое золото и серебро.
   Я не стал спорить и обижать своего единственного союзника на планете, очистил ценности от грязи и покидал в мешок все, кроме серег. Их я по настоятельному требованию вдел в мочки ушей и, создав себе зеркало из воды, полюбовался на результат – вопреки ожиданию, черные жемчужины в посеребренной оправе подходили мне как нельзя лучше. Еще хорошо, не надо все остальное на себя надевать. Вес моего мешка увеличился, но для тела это оказалось почти незаметно, так что я не испытывал особого неудобства.
   Теперь осталось только наметить направление моего пути, желательно в наиболее дружелюбные для лесного народа места. Посоветовавшись с Лесом, я выбрал королевство Миридор на другой стороне владений эльфов – с его жителями они находятся в хороших отношениях и постоянно торгуют. Там довольно хорошо развита магия и имеется небольшой шанс наткнуться на нужный мне источник. К тому же мой спаситель даже потрудился отыскать для меня подходящую личность, на основе которой и создавал мой облик, изрядно его улучшив. Так что с его памятью я получил не только полезные знания, но и возможность представляться именем вполне реально существовавшего эльфа. Что избавляет меня от возможной проверки происхождения какими-нибудь заинтересованными лицами.
   Умер этот Тировит Воортан сравнительно недавно, причем по вине каких-то неразумных монстров, встречающихся в диких местностях. Поэтому о смерти эльфа знает только Лес, что и позволит мне представляться его именем, а слепок памяти не даст повода для подозрений немногочисленной родне и друзьям неудачливого путешественника.
   Шагнув в раскрывшийся ствол дерева (кстати, оно называется лесным народом меллорном), я мгновенно оказался в нескольких днях пути от места знакомства с Лесом, почти на границе с королевством. Правда, перескочил пограничную заставу эльфов – у меня не было с собой кланового знака, поэтому могли возникнуть проблемы. От людей же (даже магов) я смогу скрыться без особого труда. Где помер тот ушастый, я знаю благодаря Лесу, поэтому и следует туда наведаться в первую очередь. Если ему верить, то это не больше четырех-пяти дней пути на своих двоих (во всяком случае, для эльфов, которые передвигаются лесными тропами и экономят много времени, это расстояние намного меньше, чем для всех остальных). Попрощавшись, я быстрым шагом двинулся вперед в поисках подходящей тропы, которая перебросила бы меня на территорию королевства без всяких проблем со стражей.

Глава 2

   Обойти заставы людей оказалось сущей мелочью – форты, призванные блокировать дорогу путешественникам, было видно издалека благодаря тому, что все растения вокруг них были вырублены. Лес на границе оказался усыпан различными магическими и не очень ловушками, но для лесных жителей это были детские игры. Магия меня не замечала благодаря тому, что информационное поле моего тела слилось с растениями, ветки придерживали механические ловушки, не затрудняя мне проход, а ямы, прикрытые иллюзией, я ощущал издалека. Судя по едва заметной даже для моего нового зрения тропинке, здесь часто появлялись ушастые дикари, не утруждая себя отметкой на границе и прохождением досмотра на предмет запрещенных товаров.
   Поначалу я едва мог держать контроль над телом, одновременно имитируя мышление эльфа. Как оказалось, доступа к памяти недостаточно для полноценной реализации всех возможностей нового вместилища. Например, движение по лесу представляло проблему – ветки цеплялись за одежду и волосы, кустарники приходилось огибать, выискивая другой путь, под ноги следовало смотреть, чтобы не запнуться и меньше шуметь. В общем, с менее совершенным зрением, не позволяющим смотреть одновременно почти во все стороны, я постоянно что-то упускал из виду. А остальные чувства приходилось заново осваивать, потому что раньше я в некоторых из них не имел надобности. Все это настолько нагружало меня, что пришлось модулировать слепок сознания какого-нибудь эльфа и, уже опираясь на него, продолжать движение.
   Кстати, я также смог применить лесной шаг, которым ходят эльфы по лесу. Они делают своеобразные скачки через пространство, опираясь на информационное по… вернее ауру деревьев, и при каждом шаге используют крохотную часть энергии. Таким образом, я за один такой шаг преодолевал расстояние раз в десять – двенадцать больше, нежели обычно. Вместе с лесными тропами это делает эльфов истинными хозяевами лесных массивов, поэтому никто из разумных с ушастыми старается не ссориться.
   Лес людей не сильно отличался от Леса эльфов, после границы были все те же растения, разве что более чахлые и бесцветные. Вот только здесь иногда появлялись двойки разведчиков, которые проверяли каждый куст. Меня они, естественно, не заметили, зато я получил возможность наблюдать егерей не в чужой памяти, а своими глазами. Ничего интересного – бородатые (и не очень) люди в зеленом и с оружием, двигаются прилично, почти не тревожа тишину леса, но на этом и все. С отслеживанием окружающей обстановки у них явные проблемы – не заметить меня в десятке шагов надо постараться.
   Удовлетворив свое любопытство, я двинулся дальше. Если верить картам, которые видели эльфы, то искомое начало лесной тропы находится недалеко от людских поселений, именуемых деревнями, и мне осталось идти не так уж много.
   Еще через час пути, мне повезло встретить довольно интересную компанию, вот только от егерей этих людей отличали небольшие такие тюки за спиной. Наверное, это и есть так называемые контрабандисты, которых и ловят патрули. Кажется, самый популярный для эльфов товар – пыльца какого-то растения, которое водится далеко на юге, она вызывает кратковременное усиление мозговой деятельности. Совершенно безвредная для лесных жителей, это страшный наркотик для людей, разрушающий нервную систему и вызывающий привыкание. Не повезло им. Ушастые вообще почти не подвержены никаким ядам растительного происхождения. Мое тело совершеннее, и я могу потреблять любой яд без каких-либо последствий, спасибо за это Великому лесу.
   Тем временем контрабандисты, за которыми я наблюдал, остановились на небольшой отдых. Осторожно приблизившись, я попытался определить содержимое мешков. Это оказалась далеко не пыльца, а какие-то сушеные листочки и корешки. Покопавшись в памяти, я выудил название – мандрагора, так называемое растение бессмертия, из составляющих которого людские маги делают эликсиры долголетия. Вроде бы такой товар на вес драгоценных камней, хотя для эльфов не представляет никакой ценности – обычная травка.
   Хм, налицо серьезные отличия в генотипе рас, населяющих эту планетку. Очень интересное место, очень. Обычно на планете возникает одна форма жизни, редко две относительно близкие, но никак не больше. Здесь же живет больше десятка рас, причем некоторые совершенно не похожи друг на друга и не могут давать общее потомство. И это не считая Великого леса и так называемых богов! С ума сойти! А что говорить про этих магов! Обычно существа либо могут управлять грубыми потоками энергии, либо нет, но не припомню, чтобы это могли делать только отдельные индивидуумы после соответствующего обучения. А тут еще особые возможности у каждого эльфа. Жутко интересное местечко, вот восстановлюсь и буду изучать этих дикарей, благо их тут много и исчезновение одного-двух десятков никто не заметит. Но это только далекие планы, еще надо, чтобы Старшие до меня не добрались первыми, тогда быстро объявят здесь заповедник и причислят цивилизацию к развивающимся, а ты гуляй отсюда подальше и не влияй на естественное развитие. Ладно, грустные мысли прочь.
   Подобравшись поближе к контрабандистам, я задумался. Вроде бы мне от них ничего не нужно, в черепушки их влезать противно, но сделать что-нибудь нехорошее хочется так, что аж руки зудят. Странные эмоции, почти непривычные для меня. Может, всему виной неприязнь, которую эльфы питают к людям? Если учитывать матрицу, то вполне возможно.
   Тем временем мужчины принялись увлеченно поглощать какую-то еду, совершенно зря выпустив из виду свою поклажу. Воспользовавшись тем, что один из мешков валяется под густым кустом, я попросил ветки передать его и, получив желаемое, стал незаметно выбираться из чащи, сдерживаясь, чтобы не напугать этих недотеп. Что-то я развеселился, впрочем, издеваться над окружающими всегда было моим любимым развлечением.
   Засунув добытый трофей в свой мешок, я продолжил путь. Теперь можно будет продать его и получить кучу денег, правда, зачем они мне нужны? Если судить по их количеству, то мне хватит купить большое поместье. По представлениям некоторых эльфов, это большой ценный кусок земли с разными грубыми строениями. Зачем это надо, никто из них ни разу не задумывался и потому не знал. Ушастые вообще не очень интересуются жизнью своих соседей, раз и навсегда выучив, что люди падки на деньги и ценности, а большего и не надо. Только память парочки разведчиков более-менее разъяснила мне их образ жизни. Большой шок для всех, впервые выбравшихся из леса, ведь у эльфов нет знати, а есть дома, почти равные между собой. Впрочем, я к ним обратно не скоро вернусь, поэтому разбирать устройство общественных отношений ушастых сейчас не имеет смысла.
   Вот так за неспешными размышлениями я и дошел до тропы. Начиналась она за двумя небольшими деревцами, переплетенными между собой и образующими своеобразную арку, воздух в которой едва уловимо колебался. Да это же настоящий подпространственный туннель в миниатюрном размере! Вот это планета! На каждом шагу сюрпризы подстерегают! Нет, надо срочно восстанавливаться, перебить богов и вместе с Великим лесом спрятать планету в складках пространства, чтобы никто не нашел. Это же натуральное сокровище для ученого! Так, успокоиться, а то от волнения мое информационное поле вышло за пределы тела, распространившись почти по всей небольшой полянке.
   Остановившись недалеко от врат, я застыл на месте, переведя ресурсы обоих потоков на обследование и обработку полученной информации по туннелю. Интересно, очень интересно. Для прохода в него необходимо обладать одним-единственным типом информа… в смысле ауры. Нетрудно догадаться каким – эльфийским. Другие расы не поймут, что это вход в туннель, даже пройдя через врата. Так-так, при использовании у каждого эльфа берется немного энергии, позволяющей сохранять стабильность. Очень интересно. Если судить по характеру образования, то подпространственный туннель создался естественным способом. Но я даже не могу представить, что послужило катализатором такого образования. По идее этот процесс должен был разрушить планету. Однако вот она, цела и невредима, и таких туннелей множество. М-да, моих возможностей и знаний здесь явно не хватает. Потом попробую спросить Лес об этом, может, у него окажется какая-нибудь информация.
   Немного постояв на месте, я решительно двинулся вперед, входя в туннель. Обычно такие проходы крайне нестабильны и требуют применения защиты от пространственных колебаний, способных не только уничтожить материю, но и повредить энергетическую составляющую существ. Но ничего подобного здесь не происходило.
   Более того, вокруг меня все тот же лес. Удивительно! Но медленное перемещение в пространстве все равно ощущается. Не сравнить с межсистемными переходами, но тем не менее все равно впечатляет. Кстати, здесь можно сделать шаг в сторону от тропинки, по которой я иду, и выйти в обычный лес без всяких проблем. Еще один феномен. Всевышний разум, да это настоящее сумасшествие для такого ученого, как я! Еще один такой сюрприз, и я не выдержу, решив, что это все мне мерещится и я по-прежнему нахожусь в Бездне. Но в то же время мне нестерпимо хочется все исследовать, разобрать, разложить на атомы, затем все снова собрать, чтобы понять, как это работает и вообще может существовать. Ах, как же меня огорчает такое мое ограниченное состояние! Сотру этих богов! Это как видеть перед собой источник чистой энергии и не иметь возможности его использовать! Ладно, что-то я слишком разволновался, прежде всего спокойствие.
   Весь путь до конечной точки подпространственного туннеля занял у меня примерно половину дня, по крайней мере, уже начало темнеть, хотя, когда я входил, был полдень. И это при расстоянии в пять дней пути обычным способом! Что ни говори, а с эльфами в лесах не сравнится никто из других рас. Жаль, что это не относится ко всем видам местности, а то такая привычка к быстрому передвижению очень заразная – перемещаться в любую точку пространства очень удобно, и потеря этой возможности только усиливает мою ненависть к разожравшимся паразитам!
   Выскочил я из туннеля на небольшой полянке, где стояли точно такие же древесные врата, только в виде двух поваленных друг на друга деревьев. Вокруг, на все ощущаемое мной пространство простирался лес без всяких признаков разумных обитателей. Ну и чего тут этот эльф забыл? Ничего интересного здесь нет, а угроза для жизни присутствует. Великий лес говорил, что кто-то смог подобраться к этому ушастому достаточно близко, чтобы убить. Даже обычный эльф чувствует присутствие враждебно настроенных существ, ему подсказывают все растения вокруг. Конечно, если он находится в Лесу или недалеко от него, где распространяется власть растительного разума.
   Самое время исполнить обещание и поболтать с единственным созданием на этой планете, относящимся ко мне дружелюбно. Достав из коробочки одно семечко, я попросил траву расступиться. Подковырнув рыхлую почву сапогом, бросил туда семя и присыпал сверху. Небольшое усилие вместе с толикой энергии, и вот пробился росток, стремительно потянувшийся вверх. Через пару минут рядом со мной стояло небольшое крепкое деревце, и сразу же установился контакт с Лесом.
   Отмахнувшись от благодарности, я сразу поинтересовался местонахождением останков умершего ушастого. Оказывается, мне осталось пройти совсем немного – бедняга спешил ступить на «лесную тропу», вот только не успел немного, и его перехватили раньше. Кто это сделал, растительный разум не знает, но точно уверен в моей безопасности около меллорна. Ну что же, буду на это надеяться, но в случае чего я и сам смогу дать любому достойный отпор.
   Оставив около деревца походный мешок, чтобы не мешал, я достал из ножен меч – если уж решил обходиться пока силами этого тела, то надо проверить свои возможности и с этим орудием убийства. Только в этот раз матрица памяти была от воина, а не простого разведчика. Внимательно обследуя все вокруг, я двинулся в нужном направлении и буквально через десять минут обнаружил останки того самого Тировита Воортана. Осторожно приблизившись, я обследовал горку костей, уже поросших травой. Может, и умер он по меркам Леса совсем недавно, но природа уже успела позаботиться о теле.
   Рядом с костями и остатками одежды валялось оружие ушастого – оплетенный травой меч, который эльф, очевидно, выронил в момент смерти. Походный мешок также превратился в тряпки, и его содержимое рассыпалось по земле. Порывшись, я взял все самое интересное, на мой взгляд. Это называется мародерство, но покойному все равно уже ничего не нужно, а мне пригодится. Убрав меч, я приступил к осмотру.
   Добыча оказалась богатой: меч с превосходно сохранившимися ножнами, целый кожано-металлический пояс, застегивающийся массивной посеребренной пряжкой, подвешенный на него изогнутый кинжал с гравировкой на лезвии, содержимое сгнившего кошелька (рассыпавшиеся деньги мне собрала в одну кучку трава), походный набор из котелка, кружки и ложки (все из металла), две одинаковые золотые серьги (у эльфов это вообще повальное увлечение) с рубинами, клановый знак (маленький красный листок с прозрачной капелькой на нем) опять же в виде серьги, с ощутимым присутствием энергии, один простой на вид серебряный браслет (в виде цепочки с пластинкой), золотой кулон на такой же цепочке (при открытии создает изображение эльфийки), маленькая металлическая трубка с вставленными в нее кристаллами (скорее всего, изобретение гномов), а также какая-то странная вещь в виде множества хаотично переплетенных между собой металлических нитей, создающих что-то вроде сферы. Больше ничего интересного у эльфа при себе не было. Впрочем, мне и так много досталось – все вещички покойного в большинстве своем оказались изделиями магов.
   Раз уж теперь я играю роль этого лесного жителя, то придется все это надевать. Еще хорошо, что Тировит не стал навешивать на себя кучу украшений, как некоторые другие эльфы. Вдев в уши еще три серьги, благо места для этого оказалось более чем достаточно, я застегнул пояс и подобрал теперь уже мой меч. Эта штука – фамильная ценность, и ее отсутствие вызовет много вопросов у родственников. Хоть шанс на них наткнуться и мал, но нельзя им пренебрегать. Браслет я застегнул на руке, а кулон надел на шею вместе с защитным амулетом. Трубка, деньги и непонятное нечто были разложены по карманам, посуду я взял в руки и осторожно пошел назад, пока никто на меня не напал.
   Я не спеша передвигался по лесу, когда Великий лес показал мне картинку приближающихся существ и потребовал поторопиться к носителю его разума. Чуть не выронив посуду от неожиданности, я ускорил шаг, одновременно вертя головой и стремясь заметить врагов. Чувства тела мне ни о чем не сообщали, но, высвободив на мгновение часть ресурса основного потока сознания на прощупывание окружающей местности, я обнаружил стремительно приближающиеся огоньки чужого разума. Правда, они были настолько тусклы, что почти не ощущались. Скорее всего, это какие-то примитивные создания, но их количество – десятка два – внушало беспокойство. Добравшись до меллорна, я бросил на траву добычу, быстро выхватил лук, наложил стрелу и стал высматривать цели. Раз уж растения мне сейчас не помогут, буду полагаться на глаза и Великий лес. С его помощью удостоверившись в местонахождении нападающих, я повернулся в ту сторону и выпустил тройку стрел. Судя по звуку, одна воткнулась в ствол дерева, а вот две другие нашли свою цель, и на землю упали две тушки, начавшие постепенно проявляться. Мимикрия под окружающий фон! Эти существа маскируются! Подумать только, разума почти нет, а такое вытворяют!
   Я снова восхитился многообразием животного мира этой планеты и защелкал тетивой, одну за другой посылая стрелы туда, где ощущал этих тварей, стремительно приближавшихся ко мне. Стрелять в пустоту оказалось довольно сложно, но я смог поразить еще двенадцать существ, прежде чем остальные из стаи успели подобраться к полянке.
   Отбросив лук, я выхватил меч и быстрым движением разрубил прыгнувший на меня размытый силуэт, сразу отскочив вправо. Лес тоже не остался в стороне – одна из нижних веток меллорна хлестнула горизонтально, отбрасывая парочку нападавших, целившихся мне в голову. Едва успев заметить смазанное движение, я подставил меч, нанизывая тело на клинок. Две твари также не теряли времени и почти достали меня, когда я отпустил меч и со всей силы вдарил обеими кулаками по едва видным небольшим силуэтам. Одежда защитила меня от их когтей, а сами нападавшие с отчетливо слышным хрустом отлетели назад, противно вереща. Оставались еще трое, но когда я, схватившись за кинжал, развернулся, то обнаружил, что меллорн обзавелся тремя противными украшениями, нанизанными на ветви. Похоже, живых тварей больше не осталось.
   Убрав кинжал, я подобрал лук и истратил еще несколько стрел, чтобы добить раненых. Если бы не моя мгновенная реакция и скорость движения тела, то глубокими бороздами от когтей на рукавах куртки я не отделался бы. Слишком уж эти твари быстрые и ловкие. Вынимая меч из тела одной, я наконец-то смог подробно ее разглядеть. Это оказался небольшой такой уродец с коротким туловищем, длинными сильными лапами и острыми когтями, маленькой головой с плоской мордой, большую часть которой занимала зубастая пасть. Нос и уши отсутствовали, только маленькие темные глаза были упрятаны глубоко под надбровные дуги. Все тело покрывала длинная коричневая шерсть, а сзади торчал короткий хвост в пол-ладони. В общем, ничего приятного, особенно учитывая жуткую вонь, распространявшуюся от почти черной крови.
   Хорошенько вытерев меч о шерсть, я убрал его в ножны и стал собираться – находиться здесь долго я не намеревался (вдруг еще кто заявится попробовать меня на зуб). Запихав посуду и содержимое карманов в мешок, я закинул его на плечо, так же как и лук с полегчавшим колчаном. Жаль, некоторые стрелы сломались. А затем вошел во врата. Лучше уж находиться в обществе местных жителей, чем отбиваться от всяких тварей в лесах. У эльфов-то ничего такого не было, а вот люди, судя по всему, выбили все им угрожающее только рядом со своими поселениями.
   На этот раз я прошел всего час по тропе, свернул в сторону и вышел в небольшой рощице. Если я не ошибаюсь, недалеко отсюда должен располагаться городок примерно на пять тысяч жителей, предназначенный в основном для торговли с лесным народом. Впрочем, там можно встретить не только их, но и другие расы. Даже темные эльфы попадаются в небольшом количестве, но из-за постоянной тихой грызни со всеми их не очень любят. Правда, задевать опасаются из-за того, что каждый путешествующий темный эльф является мастером (в основном оружия, но и маги бывают) – других из их земель не выпускают. Воортан как-то сталкивался с одним, так еле ноги унес.
   Кстати, пока иду, надо перейти на матрицу этого ушастого, основательно покопаться в памяти и выяснить подробности его жизни. Лицо-то у меня точно такое же, а вот поведение может отличаться. Хотя вне своего Леса все эльфы становятся холодными и высокомерными в общении даже со своими сородичами, не говоря уж о чужих. Так сказать, своеобразная политика поведения вне своих земель. И уж точно никто, кроме близких друзей и родственников, не будет спрашивать, где я пропадал столько времени. Тировит – взрослый эльф, имеющий право на собственное мнение и свободу передвижения. Он более пятидесяти лет путешествовал по разным странам. Год с лишним назад вернулся в Лес, но потом опять смылся от родни, потребовавшей жениться. Тут-то и нарвался на убивших его тварей. Мне повезло, что Великий лес снял с него копию, так что я теперь по всем параметрам подхожу под оригинал, включая память.
   Ладно, надо бы составить какой-нибудь план действий на ближайшее время, а то не хочется мне наугад бегать туда-сюда. Сперва осмотрюсь в городке, посещу места силы (наверняка они здесь есть), затем лавки с магическими (Великий разум, ну и бред!) вещами, вдруг что и попадется с чистой энергией. Но сначала надо попасть в сам город – ворота-то наверняка закрыты на всю ночь. Значит, придется либо дожидаться утра, либо проникать через стену. Жизнь в городе замирает в ночное время, так что мне там находиться не имеет смысла. Дойду до границы леса и там устроюсь на отдых, тем более тело уже потратило значительное количество своих сил, да и есть надо хотя бы раз в день.
   Лес кончился раньше, чем я рассчитывал, и намного дальше от города. Я заметил, что вокруг центров местной цивилизации любят селиться крестьяне и распахивать землю, чтобы обеспечивать себя необходимой провизией. А поля они получают, выкорчевывая всю зеленую массу. Совершенно варварский способ получения пищи, неужели нельзя использовать те же растения, что уже есть, но немного изменив их под свои нужды, как когда-то поступали мы на своей планете. В этом вопросе мое негодование совпало с эльфийским, так как лесной народ в отношении получения еды, довольно близок к инирам. Да это и гораздо проще, чем уродовать природу. И ведь есть же у людей так называемые маги земли, но используют их только для увеличения плодородия почвы. Одним словом – дикари!
   Подавив желание тут же ринуться искать и по-хорошему вразумлять виновников (почищу им мозги, тогда будут знать!), я подыскал раскидистое дерево, с легкостью на него взобрался и удобно устроился в обнявших меня ветвях. Для эльфов спать в лесу одно удовольствие, в отличие от всех остальных рас. Пожалуй, за последнее время я получил слишком много информации, которую надо рассортировать и обработать, так что эта ночь как раз кстати – тело пусть отдохнет, а разум будет работать.
   Едва стало достаточно светло, я спрыгнул вниз и хорошенько потянулся, разминая тело. А затем вышел из леса и направился по дороге к воротам, которые уже распахнулись. Ночное время было потрачено не зря – я свел воедино все знания эльфов по этому королевству и быту обычных жителей, что позволило немного понять общественное устройство людей.
   Но до чего же слабые создания! Они сбиваются в кучу, чтобы защитить себя, строят все эти здания из дерева и камня, надевают на себя обработанный металл, так как их тонкая кожа не способна противостоять даже простым когтям хищников, не говоря уж о примитивном оружии. Другое дело мы, иниры, – еще только на стадии развития нашего разума мы взяли под контроль почти всех животных, способных доставить нам неприятности, а тех, что не смогли, прогнали. Благодаря политике развития в равновесии с природой мы избежали уничтожения многих существ, занимавших одну с нами нишу в питательной цепочке. До разрушения планеты у нас в огромных заповедниках обитали создания, зародившиеся многие десятки тысяч лет назад. А здесь растительный мир безжалостно уничтожается ради горсти злаков, посеянных на освободившейся земле!
   Шагая по дороге и вздымая облачка пыли сапогами, я рассматривал выползающих на поля крестьян, одетых во что-то нелепое. Никакого сравнения с эльфийской одеждой. Убожество! И при этом люди умудряются быть одной из самых многочисленных рас. Если так пойдет и дальше, то в ближайшие несколько тысяч лет они уничтожат не только всех вокруг себя, но и саму планету.
   В какой-то мере это королевство еще не самый худший пример благодаря соседству с эльфами и их отношению к бессмысленной порче растений. Между людьми и ушастыми был заключен договор – вы бережно относитесь к тому, что дорого для нас, и не чините нам препятствий в передвижении по вашей территории, а мы с вами торгуем. А так как различные ценные и редкие корешки, листочки, цветочки можно достать только у них, то это здорово влияет на торговлю – тот же корень мандрагоры стоит бешеные деньги и приносит очень много золота в казну владыки. Но все равно непонятна тяга людей к наживе и собирательству. Учитывая короткий срок их жизни, они только и успевают накопить, а потом помереть от старости. Другое дело лесной народ, способный жить почти вечно по местным меркам – несколько тысяч не сравнить с сотней лет.
   За размышлениями я добрался до ворот городка, где стоял караул из десятка солдат и одного мага, точнее, ученика мага, если судить по отсутствию на груди знака школы магии. В отличие от всего остального, эльфы-разведчики уделяли своим возможным противникам много внимания, вплоть до системы обучения.
   Не удостоив стражу и взгляда, я прошел мимо них (ни один из ушастых не унизится до отчета человеку, если этого можно избежать) и оказался в городе. Идя по улицам сквозь расступающуюся передо мной толпу, я невольно обратил внимание на чистоту, царящую вокруг. Скорее всего, ее обеспечивают маги, потому что ощущается присутствие силы. Так как Тировит не раз здесь бывал, я хорошо знал расположение улиц и сразу направился в гостиницу, предназначенную специально для длинноухих. Находилась она немного дальше от ворот, в окружении небольшого парка, призванного хоть немного смягчить впечатление гостей от каменных мостовых и домов.
   Пройдя по посыпанной песком дорожке, петляющей меж деревьев, я вышел к небольшому, буквально воздушному зданию. Построенному полностью из дерева, с большими арочными окнами, прикрытыми энергетическими полями… точнее, магическими заклинаниями. На стенах вились плети каких-то растений, а широкий вход был занавешен полупрозрачной, узорчатой тканью. К постройке и оформлению точно приложил руку какой-то эльфийский маг – уж больно похоже на их жилища и лесной магией пропитана буквально вся гостиница.
   Едва я приблизился к входу, как ткань сдвинулась в сторону и из двери выскользнул человек:
   – Добро пожаловать, вечный. – И он низко поклонился, впрочем, тут же выпрямился. – Прошу, входите.
   Самое время для матрицы сознания – сам я еще не изучил манеры поведения и едва ли смогу воспроизвести необходимые эмоции на лице, так как все иниры обмениваются чувствами напрямую, не используя для этого мимику и жесты, в отличие от дикарей. Почти полностью отдав управление телом имитации разума Тировита, я затаился, ограничивая свое влияние и наблюдая как бы со стороны за собственными действиями.
   Даже не повернув головы, эльф прошел мимо слуги, придержавшего занавеску, и очутился внутри. Большой зал с высоким потолком оказался неожиданно просторным и светлым. Из него вели в разные стороны по две двери справа и слева, а посередине была небольшая арка, сквозь которую виднелась широкая лестница на второй этаж. Резные деревянные столики были расставлены далеко друг от друга, позволяя свободно перемещаться между ними, так что можно было не опасаться кого-нибудь задеть. На полу лежали мягкие ковры, а около стен стояли кадки с растениями. В общем, заведение высокого класса, если сравнивать с другими гостиницами, где побывал Тировит. Подскочил хозяин, – высокий пожилой человек с седой головой, – с поклонами проводил к одному из столиков в дальней части зала.
   – Мне обычный завтрак, – бросил ушастый, – и самый лучший номер.
   – Все как пожелаете, вечный. – Мужчина еще раз поклонился: – Через пару минут будет подано.
   И он скрылся за одной из дверей, откуда исходили аппетитные ароматы. Тонкий слух уловил команды, раздаваемые хозяином. Оставалось только ждать. Буквально через пару минут дверь кухни распахнулась и появилась девушка, несущая большую тарелку с фруктами, за ней еще одна с кувшином и стеклянным бокалом на подносе. Быстро сгрузив все на стол перед посетителем и кинув на него кокетливый взгляд, они удалились.
   Взяв управление на себя, я принялся за дегустацию незнакомой и одновременно знакомой пищи. Очень двойственное чувство – знать, какой вкус будет у этого яблока, но в то же время пробовать его впервые. Сковырнув печать на кувшине, я принюхался – там был жидкий мед на травах. Эльф оказался большим любителем сладкого, и его вкусы здесь хорошо знали. Налив густую жидкость в бокал, я стал пить ее маленькими глотками, наслаждаясь новым впечатлением. Что-то подобное готовилось и у нас до катастрофы, но как же давно это было…
   Пока я копался в воспоминаниях, задумчиво попивая мед, служанки поставили на стол две миски с какими-то салатами, тарелочку с хлебом и еще одну чистую передо мной, положив рядом небольшую ложечку. Все ясно, исключительно растительная пища, хорошо перерабатываемая организмом, в отличие от мяса. Хоть я более совершенен, чем ушастые, но Великий лес – сам растение и не сумел достаточно адаптировать мой желудок под мясную пищу. Есть ее я могу, но лучше это делать, когда ничего другого нет, что очень маловероятно, так как мне подходят любые растения, даже ядовитые для людей.
   Неторопливо поглощая завтрак, я составлял план действий на этот день. Не сидеть же все время в своем номере. Сначала следует посетить башню местного мага и представительство гильдии магов, расположенные рядом на одном источнике силы, затем побродить по городу, заглянуть на рыночную площадь и в лавки, торгующие магическим товаром. Может, там окажется что-нибудь содержащее чистую энергию – даже маленькая капля пойдет мне на пользу. И следует избавиться от товара контрабандистов. К счастью, Тировит Воортан знал парочку людей, к которым можно было обратиться по подобным вопросам, а также имел представление о цене, которую надо запросить.
   Что-то многовато дел на один день набралось, а ведь еще следует наполнить амулеты силой – в моем состоянии они очень пригодятся в любой схватке. Заодно отдам проверить вещи, которые всучил мне Лес. Может, там все с магией, но я не могу это определить, потому что полностью истощен. Кто знает, сколько все это валялось в земле, прежде чем оказалось у меня.
   Еще нужно будет покопаться в том, что досталось от демонолога – узнать, что напридумывали местные жители в сфере управления грубой энергией, то есть магией. Новая информация о противнике не помешает, но памяти одного демонолога явно недостаточно, чтобы во всем разобраться. Пожалуй, надо раздобыть слепок сознания еще одного мага, а то у меня только эльфийские.
   Эх, как низко я пал! Вынужден беспокоиться о совершенно ненужных вещах. И это лучший ученый расы? Как только я восстановлюсь, эти мерзкие паразиты жестоко поплатятся за попытку нападения на меня!
   Закончив есть, я отодвинулся от стола и встал. Почти сразу ко мне подскочил хозяин гостиницы, с поклоном протягивая деревянную фигурку – ключ от номера. Взяв его, я решился немного пообщаться сам, замедлив поток сознания, отвечающий за контроль действий тела:
   – Кто-нибудь из наших есть?
   Голос получился слишком равнодушным, но все же первые слова удались легко. Только приходилось тщательно контролировать органы речи, следить, чтобы движения губ совпадали со звуками. Довольно сложная задача для того, кто всю свою жизнь общался мысленно.
   – Только леди Терани из дома Багровых листьев и господин Лоор из Внешнего дома. Они еще спят.
   Так, Внешний дом – стражи границ, и мой эльф не слишком знаком с его представителями, а Багровые листья – каратели. Очень странная парочка попалась, интересно, что им нужно вне Леса?
   – Они вместе?
   – Да, вечный, они прибыли позавчера и остановились в моей гостинице.
   Покопавшись в карманах, я вытащил из имеющегося кошеля золотую монету и положил на стол, а затем, подхватив свой походный мешок, отправился на второй этаж в покои, где обычно останавливался Воортан. Пожалуй, я сейчас их осмотрю и быстро уйду, пока сородичи не встали, а то не хочется мне что-то с ними встречаться, по крайней мере, сегодня.
   На втором этаже оказалось так же уютно, светло и просторно, как и внизу, я остановился справа, у первой двери в виде живой изгороди. Вложив деревяшку в подходящее по форме углубление, я шагнул сквозь расступившиеся растения и оказался в большой комнате, утопающей в зелени, с широкими окнами и прозрачным потолком. Судя по воспоминаниям эльфа, это типичное обиталище лесного народа. При желании все что угодно можно создать из листьев, веток, побегов и цветов. В обе стороны вели двери, скрывая за собой спальню и комнату для отправления естественных нужд. Мило.
   Теперь можно и пойти погулять. Спустившись вниз, я сказал хозяину, что буду только вечером, и вышел на улицу. Выбравшись из зеленых насаждений вокруг гостиницы, я осмотрелся – примитивов на улицах заметно прибавилось. Ну да, если вспомнить результаты сканирования планеты, то здесь имеется огромное количество хоть сколько-нибудь разумных существ. Не сравнить с нашими показателями – в большинстве случаев всего несколько тысяч на планету.
   Сверившись с знаниями Воортана, я повернул направо по улице и направился в сторону рыночной площади. Во-первых – надо побывать у магов, во-вторых – там рядом живет друг эльфа, которому можно сдать ворованное у контрабандистов без всяких проблем. Идя сквозь расступающийся поток людей, я незаметно осматривал строения, одежду, оружие аборигенов. Конечно, это не качественные эльфийские изделия, но и в них есть некий намек на изящество и чувствуется, что в процессе работы над ними применялась магия. По меркам этого мира – мастерство выше среднего, для меня же – жалкие потуги. Если уж создавать что-то, то делать это надо совершенно, как некоторые Старшие, любящие существовать в материальной форме. Я был на нескольких планетах, невозможно передать тот восторг, который я испытал от созерцания их творений, будь то здания или что другое. А здесь…
   Хотя что это я, примитивы же создают это только для защиты своих слабых тел от различных опасностей природы и врагов, так что к ним неприменимы требования совершенства. Как выразился один из эльфов: для людей главное – результат!
   Но пешее передвижение порядком утомляет. Перемещаться силой своего разума гораздо удобней, чем рассчитывать на возможности тела. Еще хорошо, что все передо мной расступаются, а кто не видит по причине отсутствия глаз на спине, тех предупреждают более наблюдательные соседи. Однако как хорошо выдрессировали людей лесные жители. Порывшись в памяти, я обнаружил и причину – ушастые довели до сведения властей, что не переносят, когда к ним прикасаются без разрешения, да устроили несколько десятков показательных убийств слишком смелых или нерасторопных. Этого оказалось достаточно для того, чтобы народ стал их старательно обходить на безопасном расстоянии. Очень облегчает жизнь в городе. Как представлю себя в толкотне, так понимаю, что через пару мгновений от этого городка остались бы одни руины. Конечно, будь я в своем нормальном состоянии.
   Почти добравшись до площади, я свернул в неприметную темную улочку и, сверяясь с памятью эльфа, отыскал нужный дом. Обшарпанный, с затянутыми пленкой окнами и немного покосившейся старой деревянной дверью, он производил впечатление нежилого. Вот только оно было обманчиво – этот вид являлся не совсем настоящим. Я ясно это ощутил, благодаря колебаниям эн… силы, оплетающей дом, да и чужие знания подсказывали верность предположения. Хозяин этого места не был магом, но мог позволить себе его услуги ради маскировки от недружелюбно настроенных личностей. Но атмосферу ветхости придавали и искусственно состаренное красками дерево, и намеренно сколотый с внешней стороны камень фундамента, и прочие уловки.
   Друг ушастого оказался обычным скупщиком товара, который не понесешь продавать на рынок, по причине того, что цена, например, мешка с листьями и корешками будет превышать стоимость всех товаров вместе с их продавцами.
   Подойдя к входу и пару раз стукнув по оказавшейся толстой и надежной двери, я передал управление телом матрице Тировита – общение с хорошо знающими эльфа существами мне пока небезопасно, запросто смогут обнаружить подмену. Вот когда наберусь опыта, тогда и посмотрим.
   Дверь открыл огромный орк, которого эльф проигнорировал, шагнув внутрь. Клыкастый успел отскочить. Он не удивился такому отношению, видно, хорошо знал посетителя. Захлопнув дверь, он изловчился и проскользнул мимо лесного жителя, умудрившись не коснуться его в тесном коридоре, что говорило об изрядном опыте. Охранник побежал докладывать хозяину, а за ним неспешно проследовал и эльф. Коридор вывел его в большой зал, обставленный со вкусом: дорогая и красивая мебель, толстый ковер на полу, парочка гобеленов на стенах. Гостиная была пуста.
   Похоже, ушастые ни во что не ставят орков, не считая их достойными даже взгляда. Интересно почему? Да и этот мясистый представитель не очень развитой расы ощутимо излучал презрение и неприязнь, хоть и не показывал этого внешне. Нужно будет более осторожно к ним относиться – вдруг решат свою ненависть выразить в попытке убийства.
   Немного поколебавшись, эльф бросил свой мешок на мягкий диван и присел рядом. Впрочем, ожидать долго не пришлось – из глубины дома послышались торопливые шаги, и в гостиную почти выбежал человек. Оказался он невысокого роста, пухлый, с приличным животом, косыми глазами-щелочками, одетый в дорогую одежду, напоминавшую халат, и с множеством украшений. Толстые пальцы были унизаны кольцами и перстнями, на шее болталась толстая золотая цепочка с каким-то амулетом, а из-под рукава рубашки на правой руке выглядывал витой серебряный браслет с драгоценными камнями. Причем все побрякушки были магическими.
   – Дорогой друг, рад тебя видеть у себя дома, – распахнул объятия хозяин, показывая, как он рад.
   – И тебе здравствовать, Борук, – отозвался Тировит, даже не вставая. – Как твое здоровье, дела?
   – Все отлично, дорогой мой, – отозвался собеседник, присаживаясь в кресло сбоку. – И если ты появился, то будут еще лучше, не так ли?
   – Ты прав, – кивнул эльф, – есть кое-что, от чего ты не откажешься, но, как и в прошлый раз, желательно об этом не распространяться.
   Он покопался в мешке и вытащил из него на свет немного меньший размером. Развязав горловину, вынул листик мандрагоры и протянул торговцу. Получив в руки растение, толстяк внимательно понюхал и даже лизнул его, после чего откинулся на спинку кресла, восхищенно смотря на своего посетителя.
   – Балуешь ты старого друга, теперь мои дела точно пойдут намного лучше, чем прежде. Там ведь и корешки есть? – Человек кивнул на мешок.
   Как же – старый друг! Все, что исходило от этого существа, это жажда наживы и еще раз наживы. Окружающие для него – всего лишь источники заработка и ничего более. Дай ему возможность продать самого ушастого (без последствий для своей драгоценной шкуры, конечно) – вопрос встал бы только о цене за предательство! Эх, до чего доводит неразвитых созданий желание обладать материальными богатствами. Мы обошли этот этап становления общества стороной. Пищи всегда было в достатке благодаря обильно растущих на планете растений, немного измененных под наши нужды, а хищников мы взяли под контроль.
   – Да.
   – Отлично, просто отлично! – Хозяин радостно потер ладони. – Качество не подлежит сомнению, осталось только обсудить цену. Как насчет полсотни за каждый листик и сотня за корень?
   – Не смеши меня, старый ты скряга, да в столице у тебя алхимики и маги оторвут их с руками раз в десять дороже, чем ты предложил, так что не меньше четырех сотен за лист и восьми за корень, – насмешливо усмехаясь, отозвался лесной житель.
   – Сколько? – картинно схватился за грудь торговец. – Да ты меня разоришь! Не больше трех и шести!
   – Жадность до добра не доведет. Я тебе хотел помочь как другу, дать заработать, а ты стремишься на мне нажиться! Три с половиной и семь сотен золотом.
   – Только ради нашей дружбы и в убыток себе, я соглашусь. – Толстяк почти сиял от радости, очевидно, уже подсчитывая прибыль.
   – По рукам, – согласился эльф.
   – Риг, Тог, – заорал хозяин, разворачиваясь в сторону дверей из гостиной, – быстро сюда!
   Появившиеся по зову орки, похожие на привратников, преданно уставились на Борука.
   – Сосчитать и рассортировать, быстро! – Толстый палец указал на мешок с товаром на диване. – Как закончите, сразу мне сообщите количество. А мы пока с уважаемым Тировитом отведаем вина.
   Спустя некоторое время, как раз когда бутылка вина и разные темы для разговора себя исчерпали, орки завершили подсчет, сообщив результат на ухо торговцу.
   – Итак, друг мой, сумма получилась очень солидная – девяносто семь тысяч двести монет золотом, желаешь получить ее банковским чеком? Или камнями?
   – Пожалуй, чеком будет лучше, – отозвался ушастый.
   Толстяк вынул из кармана книжку, накорябал на ней пером цифру и поставил подпись. Толстая ладонь легла на предварительно оторванный лист, и под ней полыхнуло светом.
   – Прошу, как обычно, можно получить в любом отделении банка гномов.
   – Отлично, а теперь я откланяюсь. – Эльф небрежно принял бумажку, засунул ее в карман куртки и в сопровождении хозяина проследовал по коридору к выходу. – До скорого.
   – Само собой, мой друг, само собой, всегда рад вас видеть, – почти промурлыкал толстяк, расплываясь в слащавой улыбке и лично распахивая перед дорогим гостем дверь.
   Выйдя на улицу, я с облегчением взял управление на себя и постарался быстрее покинуть улочку. Странные эти примитивы. Зачем врать друг другу, если можно сказать прямо. Что хорошо в мысленном общении – собеседнику сразу ясно, как ты к нему относишься и чего хочешь. И не надо изворачиваться и играть словами. Если же не хочется показывать свое отношение к собеседнику, чтобы не обидеть, то для этого проще использовать верхний слой разума (почти не подверженный эмоциональной окраске). И насколько сразу проще становится жить!
   Смысл слова «друг» я уловил, но зачем так называть того, кто им не является? Что эльф, что торговец, оба общались только ради возможности заработать, не испытывая дружественных чувств, – один голый расчет. Правда, Воортан в меньшей степени корыстен, но и он убедился на собственном опыте – для комфортного путешествия по землям людей, деньги всегда необходимы и решают множество проблем. Но еще одного такого общения я могу и не выдержать – даже в роли стороннего наблюдателя оказалось тяжело, ведь разум обоих притворщиков был открыт для меня. В конце концов, можно выбрать местного богача и просто заставить его дать денег – это легко сделать даже в моем состоянии, – а после приказать забыть произошедшее. Но, несмотря на мое негативное отношение, матрица показала себя в разговоре просто превосходно – ни одного сбоя, эльф получился как живой. Пусть я и предоставляю ресурсы своего разума, но все решения принимаются матрицей, переданной Великим лесом. Интересно, в сражениях на этих убогих железках результат будет так же хорош? Жаль, что пока не представился шанс проверить. Впрочем, учитывая агрессивность жителей этой планеты, я сомневаюсь, что это продлится долго. По воспоминаниям Тировита, в городах с эльфами предпочитают не связываться, но на дороге можно запросто наткнуться на грабителей.
   Выбравшись на площадь, я завертел головой в поисках необходимой мне лавки, пока не наткнулся взглядом на вывеску с нарисованными на ней посохом и книгой в россыпи различных флакончиков. По крайней мере, именно таким оказался рисунок, когда я взглянул на него обычным зрением, поскольку иначе виднелись одни лишь тончайшие нити плетений. Это была обыкновенная иллюзия, потому что кристалл посоха размеренно мерцал, раскрытая книга шевелила страницами, а стекло тускло поблескивало. То, что мне и надо.
   Уже почти привычно следуя через толпу и не обращая внимания на расступающихся людишек, я пересек площадь и направился к своей цели. Даже если бы я не понял смысла иллюзии, мощная сила, которую излучал двухэтажный домик, не позволила бы мне пройти мимо. Впрочем, соседний дом был ничуть не хуже в энергетическом плане и тоже оказался магической лавкой, торговавшей всеми разновидностями амулетов и другими товарами для защиты, что было ясно написано на небольшой табличке, прибитой к двери. (Здесь пользовались эльфийской вязью и общим языком – на нем говорят люди.) В него можно будет заглянуть позже.
   Распахнув деревянную дверь, я шагнул вперед под нежный перезвон колокольчиков. Несмотря на отсутствие окон, внутри было очень светло благодаря висящим под потолком сгусткам теплого солнечного света. Просторное помещение с правой стороны оказалось заставлено большими шкафами с книгами, а с левой стеклянными витринами с сотнями флакончиков разных размеров. На каждой была прикреплена небольшая табличка. Витрины оплетали едва заметные потоки энергии, создавая целую узорчатую сеть. Воспользовавшись знаниями демонолога, я определил сложнейшее заклинание замедления времени, применяющееся для хранения скоропортящихся продуктов и зелий. Всю стену напротив занимали закрепленные в держателях пластинки с выгравированными на них символами и знаками. Материал их был разный – от дерева до металла. Если не обращать внимания на каждую пластину в отдельности, то казалось, будто бы стена сверху донизу покрыта мозаикой непонятного рисунка.
   Это руны. Материальные носители плетений местных магов. Необязательно проходить обучение, чтобы их использовать, – достаточно иметь запас силы и уметь перекачивать его в руну. В тот же момент заклинание сработает, правда, количество силы тоже имеет значение. Для простых существ это один из способов хоть в чем-то сравниться с магами. А также хорошее подспорье эльфам, применяющим одну только лесную магию.
   Осматривая лавку, я размышлял.
   И чего только не придумают дикари с целью облегчить себе жизнь! Впрочем, я начинаю немного уважать местных – надо обладать исключительным воображением, чтобы создать подобную систему. И хотя по сравнению с возможностями Сообщества разумных все это выглядит как возня в песочнице, удивляет то, как люди смогли добиться столь многого с помощью примитивного управления грубой силой планеты. А ведь те же демонологи призвали меня, не поколебав ткань пространства, что тоже должно быть для них чрезвычайно сложно. Это как заниматься перестройкой атмосферы пустынной планеты с целью сделать ее пригодной для обитания, имея под рукой лишь булыжник. Пусть для меня все это не имеет почти никакой пользы, но посмотреть, чего достигнет эта цивилизация, я бы не отказался. Исключительно интересный мир! Исключительно. Жаль, не проследить путь его становления до этого момента. Смотреть в прошлое способны только Старшие, что несколько печально – их только пусти сюда, так сразу закроют доступ в мир, как представляющий редкую ценность для Сообщества.
   Не успел еще звон колокольчиков смолкнуть, как из двери в стене напротив появился человек. Естественно, он оказался магом.
   – Добро пожаловать в лавку, вечный, я ее владелец, магистр Хорц. – Он слегка поклонился: – Что вам требуется?
   Так как Тировит здесь не появлялся, больше предпочитая клинок, нежели магию, то мне можно было не использовать матрицу его сознания, а самому немного попрактиковаться в общении.
   – Какие-нибудь атакующие руны, хорошо действующие на обычные защитные людских школ, также руны с массовым поражением и что-нибудь против темных направлений магического искусства.
   Благодаря Марвишу я получил много информации о системах обучения и типах магии, так что вполне разбирался в предмете. Раз уж мне нельзя сейчас пользоваться своей силой, то следует в дополнение к лесной магии приобрести еще и несколько рун других направлений.
   – У меня есть множество вариантов. На какой уровень сложности вы рассчитываете?
   – Уровень мастера, руны, требующие много силы. И желательно, чтобы заклинания были не обычными атакующими, которые использует каждый маг.
   Магистр прошел к мозаичной стене и после нескольких мгновений беглого осмотра повернулся ко мне.
   – Из атакующих такого уровня есть Кислотное дыхание дракона – преобразует влагу в воздухе в сильную кислоту, против него довольно трудно защититься даже опытным магам, но слишком узкий радиус действия, около двадцати шагов. Далее – Отделение души из магии смерти, но с вашей энергетикой будет слишком большая потеря силы. Так что рекомендую один из вариантов классической Молнии, но с добавкой – само по себе это заклинание предназначено для пробивания чужой защиты, а в этом варианте еще действует и огненный удар после попадания в цель. Почти идеально для вас, вечный.
   На мгновение задумавшись и просчитав с помощью чужих знаний работу рун, я выбрал:
   – Пожалуй, третий вариант будет лучше всего.
   Хорц снял со стены небольшую металлическую пластинку и положил ее в один из мешочков, висящих у него на поясе.
   – Теперь руны с заклинаниями массового поражения. На мой взгляд, вам больше всего подойдет Огненная волна в двойном виде. Мало кто ожидает такого от вашей расы.
   – Что значит в двойном? – К сожалению, демонолог в создании и использовании рун глубоко не разбирался, и поэтому мои знания на эту тему ограниченны.
   – Все очень просто – выставляете руну перед собой и получаете расходящуюся конусом волну пламени, а если поднимаете над головой, направляя в небо, то образуется расширяющееся кольцо вокруг вас, – довольно пояснил маг. – Это моя личная разработка, поэтому и незнакома большинству.
   – Беру, – кивнул я, – что еще?
   – Ну и против темных искусств я порекомендую Щит отрицания, как раз и разработанный для эльфов. Хоть он и требует большого количества силы, но гарантированно защитит вас, а также позволит применять магию и свободно двигаться, не опасаясь выйти за границу зоны его действия.
   – Беру.
   Пожалуй, стоит взять еще что-нибудь дальнобойное для одиночных целей – вдруг для стрельбы из лука будут неподходящие условия. Озадачив магистра, я принялся ждать. В этот раз ему понадобилось больше времени, чтобы найти требующиеся руны. Наконец он оторвался от стены и повернулся ко мне:
   – Из всего моего товара вам больше всего подходят руна Астрального призрака и Снаряд Локура. Призрак – сложнейшее заклинание, распознает ваших врагов даже на большом расстоянии и атакует по очереди. Возможно нацеливание на конкретный объект даже в случае невидимости – достаточно знать его предположительное расположение. Единственный недостаток – огромное потребление силы, даже я могу его создать не больше трех раз подряд. А Снаряд – обычное заклинание, предназначенное для уничтожения защищенных целей издалека. Для использования нужно видеть противника.
   Ну, на этот случай у меня есть лук, так что выбор очевиден.
   – Призрака беру, сколько с меня?
   Сняв со стены четвертую руну, маг также отправил ее в мешочек с тремя первыми и, что-то подсчитав на небольшом щелкающем приборчике, который он вынул из кармана, огласил мне цену:
   – Сто тридцать золотых за первую руну, двести восемьдесят – вторая, двести десять – третья и триста пятнадцать – четвертая. Всего девятьсот тридцать пять монет.
   – Обмен устроит?
   – Смотря что, – хитро прищурился маг, – если заинтересует, то и цену могу сбросить.
   Поставив на небольшой столик неподалеку мешок, я принялся в нем рыться, пока не откопал небольшое золотое ожерелье с тремя большими красными и зеленым камнями. Вытащив его на свет, я продемонстрировал изделие магистру. Он принял у меня ожерелье и, нацепив на правый глаз прозрачное выпуклое стеклышко в оправе, поднес поближе к лицу.
   – Какая отличная работа, огранка восхитительна и идеально подходит для наложения заклинаний. Просто превосходная заготовка! – пробурчал себе под нос маг, производя осмотр. – Давно уже мне не выпадало подобной удачи, Фриза обзавидуется, когда увидит!
   Наконец оторвавшись от украшения, Хорц обратил свое внимание на меня:
   – Не буду спрашивать, где вы такое чудо достали. Беру его, но даже по самым скромным оценкам, ожерелье стоит больше двух тысяч, так что сейчас я выпишу вам чек.
   Магистр впихнул мне в руки мешочек с рунами и, покопавшись в карманах, извлек такую же книжечку, как и у торговца. Уже виденные мной действия – и второй чек с деньгами на полторы тысячи золотых оказывается у меня.
   – Если вам попадется еще что-нибудь подобного качества, то я с радостью приобрету все по справедливой цене, – напутствовал меня маг, когда я покидал его лавку.
   – Непременно, – пообещал я и вышел на площадь.
   Ну что же, некоторый опыт я получил, а дальше все пойдет легче. Теперь можно посетить и лавку рядом, вдруг тоже что-то подходящее найдется. Придется привыкать к таким примитивным подпоркам и ресурсам предоставленного тела, по крайней мере, пока я не восстановлюсь.
   Эх, но кто бы мог подумать, что лучший ученый иниров окажется в столь неприглядной и постыдной ситуации! Прямо злость берет! Попался как неразумный детеныш, решив, что здесь никто мне не соперник. И меня тут же в этом разубедили, чуть не уничтожив вовсе! Обидно до безумия. Захотелось что-нибудь разнести в пыль, чтобы унять моментально вспыхнувшую злость. Очевидно, мое состояние отразилось на лице, потому что прохожие, и так обходившие меня по широкой дуге, постарались оказаться еще дальше, оставив вокруг метров десять чистого пространства. И это при том что торговая площадь бурлила жизнью. Даже те, кто собирался посетить только что покинутую мной лавку, вдруг резко сменили направление движения, не желая оказаться поблизости от разъяренного эльфа.
   Взяв под контроль эмоции, я постарался успокоиться. Ладно, не следует стоять здесь, нервируя окружающих, лучше загляну в еще одну лавку, которую я приметил ранее. Здесь продаются различные магические амулеты, эликсиры и свитки. Умно, разделение товаров позволяет контролировать цены, из-за отсутствия конкуренции… Стоп, а откуда я это знаю? Перебрав доступные знания по этой теме, обнаружил, что Марвиш (что за нелепое имя!) в самом начале своего восхождения был владельцем вот такой вот лавочки и поэтому хорошо разбирался в вопросах торговли. А так как этот мир развивается медленно, цены за последние несколько столетий не сильно изменились.
   Опять же возникает вопрос – искусственно ли это сделано или обусловлено уникальностью мира? Богам как раз выгодно такое замедление развития. Ведь подросшие птенцы могут и избавиться от паразитов, если сообразят о своем истинном предназначении – кормить высших мира сего, – как бывало не раз в других цивилизациях. Хорошо, что мы избежали этого, так как объединению из миллионов разумов совсем не нужны высшие силы, к которым следует обращаться в надежде на поддержку и защиту. Мы сами были частицами такого бога и могли справиться своими силами с любой проблемой, возникшей на родной планете… кроме последней, пожалуй, – ее разрушения.
   Толкнув дверь, я вошел, оглядываясь по сторонам. Внутреннее убранство оказалось таким же, как в предыдущей лавке – везде стояли витрины, столики с товаром, стеллажи с книгами и свитками, на одной из стен было закреплено множество магических карт. Также кроме книг на некоторых стеллажах располагалось огромное количество баночек с различной гадостью, начиная с чьих-то засушенных лапок и кончая странными жидкостями и порошками. Ага, ингредиенты, необходимые почти любому магу невоенной направленности.
   – Приветствую в моем магазине, я Фриза, чем могу помочь? – Из-за прилавка, расположенного справа, встала молодая женщина, которую я не заметил в первый момент.
   Впрочем, она только выглядела молодо, но было ей не меньше нескольких сотен лет, если судить по информационному полю. Да и вообще не очень-то походила на человека – натуральный эльф, только кожа намного темнее, ростом ниже среднего и уши чуть короче, да при улыбке сверкнули во рту слишком длинные клыки. Что-то знакомое. Порывшись в памяти, я понял, в чем дело, – это темная эльфийка! Но что она здесь делает? Ведь несмотря на отдаленное родство с лесными эльфами, отношения этих двух рас довольно напряженные. А уж пребывание прямо в пограничном с Лесом городе кажется безумием. Интересно, почему Воортан об этом ничего не знает, ведь он в этом городе появлялся постоянно. Порывшись в его памяти, обнаружил, что эльф ни разу не пользовался людскими изделиями, а значит, и сюда не заходил.
   – Не думал, что встречу здесь темную эльфийку, да еще в качестве владелицы магической лавки, – сообщил я безразличным тоном, вовсю разглядывая другой вид ушастых.
   Реакция на мои слова последовала незамедлительно – Фриза мгновенно посерела, схватилась рукой за небольшой медальон, висящий на груди, и отступила на шаг назад, испуганно раскрыв глаза.
   – К-как? – дрогнул ее голос.
   – Что как? Как узнал? – осведомился я. – Ну, если кто-то выглядит как темный эльф, то он им и является.
   – Но иллюзия…
   – Иллюзия?
   Я пригляделся получше и обнаружил, что вокруг нее действительно есть какой-то почти невидимый слой, состоящий из замысловатых переплетений очень тоненьких нитей силы, – судя по всему, это и есть иллюзия, но я их обычно не замечаю. Простым зрением можно увидеть только строгую женщину средних лет. Какой молодец Великий лес, что наделил меня такой способностью.
   – Да вроде что-то есть, но на меня эти уловки не действуют, – сообщил я ушастой, пожимая плечами.
   Первый испуг уже прошел, и на лице у темной эльфийки осталось выражение какой-то обреченности и усталости. Тяжело вздохнув, она уселась обратно за прилавок и посмотрела мне в глаза.
   – И?.. Что со мной теперь будет?
   Не понял? Что она имеет в виду? Ах да, эти две расы никогда не упустят сделать друг другу гадость. Но мне-то все равно, это Тировит не любит их, а не я. Поэтому и не буду ничего делать, а остальные мои так называемые сородичи ничего и не заметят.
   – Ничего, мне только интересно, что ты тут делаешь?
   Недоверчиво, но с внезапно появившейся надеждой в глазах ушастая посмотрела на меня:
   – Торгую и прячусь.
   – От кого? – Да что же из нее приходится вытаскивать каждое слово.
   – От своей семьи. А где лучше спрятаться, как не под боком у врага, где и не подумают искать. – Фриза начала потихоньку оживать. Хотя это явно не ее имя.
   – «Спрятаться в пламени свечи», – выдал я подходящую местную поговорку, которая вовремя пришла на память. – Понятно. Кстати, может, ты скажешь свое имя?
   – Я Вилима.
   – Вилима…
   – Просто Вилима, меня изгнали и объявили охоту, – грустно улыбнулась темная эльфийка.
   Как интересно, еще один кусочек в мозаику жизни этого мира.
   – И за что же тебя так сурово? – Учитывая неосведомленность подавляющего большинства лесных жителей о быте темных сородичей, мое любопытство не выглядело неуместным.
   – Несоответствие занимаемому положению, поведение, позорящее род, излишняя мягкость и еще много всякого такого, – вздохнула ушастая, стыдливо отводя взгляд в сторону.
   Хм, ничего удивительного. Судя по опыту Воортана, встречавшегося с темными, от которых он еле успел сбежать, первым действием ушастой после ее разоблачения должно было быть нападение с целью убийства свидетеля. Здесь же только страх и обреченность. Совсем на темных эльфов не похоже. Конечно, так может поступать только самоубийца, но кто сказал, что они верх рассудительности?
   – Ладно, все это очень интересно, но у меня еще дел хватает. – Отвернувшись от Вилимы, я прошелся вдоль витрин, тщательно отслеживая тип силы в каждом предмете.
   Защитные амулеты сразу пришлось исключить из осмотра, поскольку их наполняла сама темная эльфийка, судя по совпадению сил. Книги, свитки и ингредиенты меня также не интересовали, поэтому я направился к витрине накопителей. Их было примерно три с лишним десятка, закрепленных в особых захватах и совершенно разного вида. От браслетов до ограненных камней. Ну что ж, посмотрим. Проведя над витриной рукой, я сосредоточился на своих ощущениях и попытался определить наличие чистой силы, пригодной для использования. Много времени это не заняло, но результат оказался неутешителен – примерно половина артефактов оказалась почти пуста, часть заряжена темной силой, а оставшаяся не пойми какого типа, но никак не чистой. Ну что ж, не следовало и рассчитывать что-нибудь найти с самого начала. А жаль, хотя бы еще один слой сознания мне никак не помешает.
   Раз не получилось с накопителями, попробую другое. Я отошел к соседней витрине, где рядами лежали безделушки непонятного назначения и странного вида. Во всяком случае, мне кучки шариков, пластины в кольце, слепленные в пирамидку или перекрученные между собой, ни о чем не говорили, а чужие знания ничего дельного не подсказывали. Впрочем, мне нужны не эти штуки, а их сила, если окажется чистой. Теперь пришлось проверять медленней и тщательней, так как у большинства предметов все потоки были замкнуты – малейшая неосторожность, и произойдет выброс. После полутора десятков пустышек я наткнулся на коротенький деревянный жезл со сферой на конце, у которого просто не удалось определить тип силы. То, что он не пустой я чувствовал, но не более этого. Сильно мешала аура моего тела, потому что снижала чувствительность раза в три. Пришлось даже на мгновение высвободить свое информационное поле. Конечно, это было рискованно, но короткий всплеск чужой силы никто не заметил. А темную эльфийку можно было не опасаться – она не маг, да и попадаться в руки ни к своим, ни к чужим ей не хотелось.
   Риск принес свои плоды – жезл испускал слабые, почти незаметные волны силы, так необходимой мне. Но много ли в нем, определить не удалось, что было достаточно странно – с другими вещами такой проблемы не возникло. Быстро проверив оставшиеся полки, я убедился, что ничего подходящего нет, и вернулся к жезлу. Сейчас выкачаю из него энергию и можно отсюда выбираться. Вот только я совсем не рад тому, что нашел, скорее даже наоборот, чувствую равнодушие и усталость. Даже если таких вот штук будет раз в сто больше на моем пути, это почти не ускорит моего восстановления. Даже если я найду небольшой источник чистой силы и вычерпаю его до дна, это поможет мне воссоздать только два уничтоженных слоя разума. Конечно, есть и более крупные источники, вот только сомневаюсь, что они бесхозные, а серьезную схватку я сейчас не потяну, несмотря на все подарки Леса. Так что остается только печально вздыхать и довольствоваться крохами, надеясь на большее.
   Положив руку на эту разукрашенную палку, я потянул силу, но против ожидания она осталась там, где и была, проигнорировав мои потуги. Не понял… В чем дело? Присмотревшись внимательней к жезлу, я не обнаружил ничего необычного, что могло бы мне помешать. И в чем проблема? Ради проверки попытался вытянуть капельку силы из соседнего кристаллического кубика, и все получилось отлично. Значит, дело в жезле, а не во мне. Надо его приобрести, а там уж разберусь без всякой спешки.
   Подойдя к смирно сидевшей на своем месте темной эльфийке, я положил перед ней покупку.
   – Сколько? – Страх из ее глаз ушел, после того как Вилима убедилась в том, что я не побегу ее тут же сдавать местным представителям Леса, но тревожное ожидание осталось.
   – Этот жезл принадлежал великому магу древности, – начала ушастая расхваливать товар, видно, по привычке, но, бросив взгляд на меня, поперхнулась и коротко закончила: – Семьсот золотых со скидкой.
   Бросая на стол бумажку, полученную в соседней лавке, я быстро и осторожно снял слепок разума девушки (по их меркам две сотни лет не возраст), потом пригодится – в конце концов, исследование мира всегда начинается с исследования его обитателей и общества. А у разных рас социальное устройство может сильно различаться. Эх, вот где мои прошлые возможности пригодились бы. Снял бы я десяток-другой слепков разума с самых разных мест одновременно и изучал бы себе. Правда, если никто не помешал бы, вроде богов или других могущественных особ, равных мне по развитию.
   – Восемьсот золотых сдачи, пожалуйста. – Получив очередной банковский чек на получателя, я запихнул жезл в мешок и развернулся, намереваясь удалиться.
   – Постойте. – Возглас Вилимы остановил меня на полдороге.
   – Да?
   – Что будет со мной?
   М-да, я же ей ясно сказал, что никуда сообщать не буду!
   – Да кому ты нужна?! Не подвержен иллюзиям только я, а все остальные мои сородичи будут видеть человека, так что не надо дергаться зря.
   Махнув рукой на прощание, я выскользнул из лавки. Эх, неожиданная встреча показала, что пока общаться можно только с людьми. С ушастыми уже не пройдет – совсем забыл про манеры, отсутствие которых уже не спишешь на пренебрежение к низшим существам. Значит, задействую матрицу Воортана, а сам буду закреплять навыки общения. К счастью, адаптивность у меня очень высокая, как и у всех иниров, поэтому общение посредством звуков не представляет затруднения.
   Оглядевшись по сторонам, я заметил, что день уже давно перевалил за половину и скоро начнет темнеть. Со всеми этими торговыми делами и не обратил внимания, как пролетело время. Эх, жаль, дикари нуждаются во сне, столько тратить на отдых просто возмутительно. И отныне я должен такому распорядку подчиняться, если не хочу выделяться из толпы и держать предоставленную оболочку в порядке. Надо бы еще зайти в банк и взять деньги по чекам. Впрочем, это подождет, да и работает гномское учреждение не до самого вечера, так что, пока я туда доберусь, оно уже закроется.
   Приняв решение, я спешным шагом направился к гостинице, благо она находилась не так уж далеко – всего в десяти минутах от площади, что считается центром города. За ночь я разберусь с жезлом, и можно будет идти дальше, так как здесь больше нет для меня ничего интересного.
   Но перед возвращением сделал небольшой крюк. Пользуясь отсутствием рядом прохожих, способных обратить внимание на мое любопытство, я остановился и осмотрел башню городского мага и здание гильдии, расположенные неподалеку от площади. К сожалению, планы посетить их пришлось оставить – густая сеть магической защиты, покрывавшая их, мне очень не понравилась. Лучше не рисковать. Огорченно вздохнув, – и источник оказался не тем, что нужен, – я поспешно удалился.
   Просчитывая наиболее удобный путь к столице этого королевства (с учетом известных эльфам точек силы, на которых расположены поселения), я добрался до парка перед гостиницей. Хм, а почему бы не посадить меллорн здесь? Тогда я смогу проконсультироваться с Великим лесом. А также у меня будет возможность всегда вернуться сюда за несколько мгновений – кто знает, вдруг понадобится здесь что-то. Только не покажется ли здешним магам слишком подозрительным всплеск эльфийской магии? Как бы не решили проверить, кто это тут экспериментирует. Хорошо, тогда не буду выращивать полноценное дерево, а сделаю только маленький росток, который замаскирует исходящий от гостиницы фон магии, ведь там ею пропитано все. Буду надеяться, этого окажется достаточно для расширения ментальной сети разума Леса.
   Отойдя с тропинки поглубже в парк, я нашел подходящее чистое место, закрытое с одной стороны разросшимся кустарником, а с другой – парочкой толстых деревьев. Здесь никто меня не увидит и не помешает. Достав из мешка коробочку, я извлек одно семечко и посадил его. Теперь маленький импульс магии на прорастание и развитие. Тут же проклюнулся небольшой росток и стал медленно подниматься к солнцу. Через пару десятков минут меллорн достиг высоты мне по пояс и остановился.
   А на меня накатились волны радости, излучаемые Лесом. Ответив ему тем же, я связал наши сознания для лучшего обмена информацией и тут же поинтересовался о целесообразности размещения семян там, где есть люди. Ведь они могут пустить меллорны на древесину, поскольку она ценится везде на вес золота. Полученный ответ меня успокоил – выросшее дерево ничем не будет отличаться от своих соседей, поскольку из полученных мной семян вырастают измененные меллорны, не способные воспроизвести себе подобных. Это своеобразная плата за незаметность, но, учитывая их срок жизни в несколько тысяч лет, вполне приемлемая. Тем более Великий лес всегда сможет подкинуть сюда еще семян. Главное – обеспечить первоначальную доставку, чем я и занимаюсь.
   Так, а что это я все Великий лес, да Великий лес, это всего лишь определенная местность проживания лесных эльфов. А называть так живой разум не очень удобно. Надо дать ему какое-нибудь говорящее имя, например Велес. Поинтересовавшись у нарекаемого, я получил одобрение.
   – Ну что ж, нарекаю тебя Велес и впоследствии буду так и называть.
   Предоставив Велесу доступ к своей памяти для дальнейшего обучения, я выбрался на тропинку и пошел к гостинице.

Глава 3

   Страж границ – взрослый опытный эльф, примерно тысячелетнего возраста. Одет в почти такой же комплект одежды, что и я, предназначенный для длительных переходов по лесу. На поясе – короткий меч и кинжал. Наверняка и лук есть. Светло-коричневые волосы коротко подстрижены, впрочем, как и у всех стражей границ, – благодаря этому их сразу можно опознать среди длинноволосых лесных жителей. По левому виску и вниз до скулы тянется едва заметная золотистая татуировка, служащая чем-то вроде опознавательного знака, который указывает на ранг, место и срок службы, награды и заслуги. К сожалению, расшифровать его я пока не могу из-за отсутствия необходимой информации. Многочисленные серьги и клановый знак (в виде маленького черного овального щита) вдеты в левое ухо, что-то наподобие амулета – на груди под одеждой, а также браслеты и кольца на каждой руке – от украшений эльфа явственно чувствовалась сила, показывая, что нацепил он их не зря. Учитывая, что страж границ – маг, возникает ощущение, что он готовится к большим неприятностям.
   Его спутница – каратель – также весьма заметная особа. В противоположность стражу – миниатюрная эльфийка головы на три пониже меня, с роскошной гривой зеленых волос до талии. Обтягивающий походный костюм выгодно подчеркивает ее изящную фигуру. На узком поясе, состоящем из переплетения тоненьких цепочек, у нее висит непременный атрибут карателя – тонкий трехгранный кинжал с красным лезвием без ножен, который используют при казни приговоренного. Это мощный артефакт, который вытягивает из жертвы кровь и дарит взамен мучительную боль. В плане магических побрякушек и смертоносных украшений эльфийка также не уступает своему спутнику. Вот только на правом ухе висит один клановый знак в виде капли крови. Каратель тоже маг.
   Весьма заметная и опасная парочка, как-то не хочется мне с ними общаться. Убить не убьют, но заставить растратить собственные силы могут, и прощай вся маскировка.
   Чтобы еще больше увеличить себе время подготовки, я заказал ужин, хотя и не нуждался в этом. К сожалению, в предоставленной мне информации этих ушастых не оказалось, а вот они точно меня узнали, потому что бросали в мою сторону довольные взгляды. Странно, Воортан с ними не встречался точно, да и не слышал о них ничего, предпочитая быть подальше от политики и проводить все свое время в путешествиях. Но хуже всего то, что они оказались здесь вместе и, судя по доносившимся до меня шуточкам, отлично знают друг друга. А это может повлиять на мои планы, если учесть, какими полномочиями наделены стражи границы и каратели.
   Машинально поедая содержимое множества тарелочек и мисочек и запивая все это хорошим вином, я попытался проникнуть в головы эльфов, но совершенно неожиданно наткнулся на преграду. Несмотря на всю грубость исполнения, защита разума позволяет своим владельцам обнаружить вторжение, и будь у меня прежние возможности, то обойти ее не составило бы труда, но сейчас имеется слишком большая вероятность провала. Так что этот способ узнать цели и намерения парочки в отношении меня сейчас не годится. Ладно, пусть с матрицей пообщаются, вдруг я тут ни при чем, и они просто решат поздороваться.
   Едва я успел покончить с ужином, как ко мне подошли эльфы, ну что ж, время Тировита, а я понаблюдаю со стороны и в самом крайнем случае перехвачу управление.
   – Приветствую собрата на чужой земле. Вечного лета! – в соответствии с правилами приличия поприветствовал страж границ. – Мое имя Лоор Вашни Лит, а это Терани Шис Чесе.
   – Вечного лета вам! Я Тировит Воортан. – Эльф, сидя, взмахнул рукой, приглашая присоединиться. – Не часто за пределами Леса можно встретить карателя и стража границ, тем более вместе.
   Парочка переглянулась, еле уловимо поморщившись, и села напротив.
   – Итак, чем обязан?
   – А в то, что мы подошли просто так поговорить, вы не верите? – усмехнулась эльфийка, насмешливо сверкая холодными глазами.
   – Ну почему же, если вот сейчас вы скажете, что так и есть, конечно, поверю, – откинулся на спинку стула Воортан, возвращая ухмылку и смотря не менее холодно в ответ, что не очень-то вязалось с его веселым видом.
   – Увы, у нас на первом месте стоят дела, а уж исполнение этикета потом, – решил прервать обмен уколами Лоор, брезгливо морщась. Было заметно, что ему больше по нраву махать мечом, чем устраивать словесные поединки. – Прежде всего я хотел бы уточнить, ты тот самый Тировит Воортан из дома Вечерней росы?
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →