Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Мизофония – сущ., иррациональное отвращение и ужас, вызываемые звуками, издаваемыми людьми при поглощении пищи.

Еще   [X]

 0 

Инвестиционный портфель Уоррена Баффета (Баффет Мэри)

Авторы снимают завесу тайны со стратегий и методов, которыми пользуется Уоррен Баффет при поиске активов для долгосрочных инвестиций.

Для широкого круга читателей.

Год издания: 2012

Цена: 159 руб.



С книгой «Инвестиционный портфель Уоррена Баффета» также читают:

Предпросмотр книги «Инвестиционный портфель Уоррена Баффета»

Инвестиционный портфель Уоррена Баффета

   Авторы снимают завесу тайны со стратегий и методов, которыми пользуется Уоррен Баффет при поиске активов для долгосрочных инвестиций.
   Для широкого круга читателей.


Мэри Баффет и Дэвид Кларк Инвестиционный портфель Уоррена Баффета

   С. Э. Борич по изданию:
   THE WARREN BUFFETT STOCK PORTFOLIO / by Mary Buffett & David Clark, 2011.

   © 2011 by Mary Buffett & David Clark

Введение

   «Как бы то ни было, опасения по поводу того, что рынок недвижимости в Калифорнии будет переживать такой же спад, который мы наблюдали в Новой Англии, вызвали обвал акций “Wells Fargo” почти на 50 процентов в течение нескольких месяцев 1990 года. Даже если мы приобрели некоторое количество акций не по самой низкой цене, все же мы с радостью восприняли известие об их дальнейшем падении, так как это позволило нам скупить большое их количество в ситуации, когда цена определялась уже паническими настроениями. Инвесторы, намеревающиеся вкладывать деньги в акции, должны придерживаться аналогичного подхода в оценке рыночных флуктуаций. Вместо этого многие поступают нелогично, проявляя эйфорию в фазе роста цен и огорчаясь в фазе падения».
   Уоррен всегда придерживался точки зрения, что лучше покупать акции тогда, когда они никому не нужны. Во время рецессии 2008–2009 годов такая возможность появилась, и те, кто не побоялся рискнуть, оказались в громадном выигрыше. Обращаясь к ситуации конца 2011 и начала 2012 года, мы в очередной раз отмечаем, что соотношение цены и величины прибыли на одну акцию (в дальнейшем для этого показателя мы будем использовать общепринятую английскую аббревиатуру Р/Е) вновь достигло уровня, которого мы не наблюдали уже с начала 1980-х годов. Соотношение цена/прибыль для акций «Coca-Cola» составляет в настоящее время 13, а в 1999 году было равно 47. Акции «Wal-Mart» имеют сегодня Р/Е 12, а в 2001 году – 38. У акции «Procter & Gamble» данный показатель равен 16 сегодня и 29 в 2000 году. Что это означает?
   Вступая в пятый год периода, который многие экономисты уже называют Великой рецессией, мы обнаруживаем, что акции лучших компаний, имеющих фантастические долгосрочные экономические показатели, продаются по удивительно низким ценам и с малым коэффициентом Р/Е, что дает инвесторам возможность существенно разбогатеть. Мы говорим здесь не о быстрой прибыли, а о серьезных вложениях сроком на 10 лет с реинвестированием годовых процентов, составляющих, по самым скромным прикидкам, в цифровом выражении от 8 до 12. Сегодняшнее состояние рынка дает нам такой шанс. Пессимизм по поводу ситуации с банками в Европе и уровня безработицы в Америке вызвал настоящую бурю на фондовом рынке, благодаря чему цены на акции опустились и создали прекрасные возможности для стоимостного инвестирования.
   В нашей книге «Уоррен Баффет и интерпретация финансовых отчетов» («Warren Buffett and the Interpretation of Financial Statements») основное внимание мы уделили изучению финансовых отчетов, чтобы определить, располагает ли та или иная компания тем, что Уоррен называет долгосрочными конкурентными преимуществами, которые свидетельствуют об устойчивости их экономических показателей. В данной же книге мы рассматриваем только те компании, в которых Уоррен уже обнаружил долгосрочные конкурентные преимущества. Он приобрел акции этих компаний в качестве долговременных инвестиций как для себя лично, так и для своего холдинга «Berkshire Hathaway». В результате нынешней рецессии акции этих компаний вновь продаются по ценам, которые дают перспективу длительного роста.
   Наша основная задача заключается в том, чтобы научить вас оценивать компании, составлять консервативные прогнозы относительно их будущих доходов и принимать решения о приобретении их в инвестиционных целях по текущей рыночной цене. В мире Уоррена по мере снижения цен на акции возрастает перспективность инвестиций. Конкретные показатели, подставляемые в прогнозы, помогают понять, насколько привлекательна та или иная акция для покупки.
   Мы начнем с краткой истории инвестиционной стратегии Уоррена, а затем объясним, как интерпретировать показатели дохода на одну акцию и ее стоимость на протяжении ряда лет. Это позволит быстро выявить компании, обладающие долгосрочными конкурентными преимуществами, и спрогнозировать прибыль от их акций с учетом реинвестирования ежегодных доходов. Затем мы взглянем на текущий инвестиционный портфель Уоррена и рассмотрим ряд конкретных компаний, проведя анализ их деятельности.
   Из опыта нам известно, что прогнозы на десять лет имеют неплохую точность в нормальных условиях ведения бизнеса. На протяжении всей книги мы исходим из очень консервативных прогнозов, что реальные конечные показатели если и окажутся для вас сюрпризом, то только приятным. В случае неточности прогноза мы уверены, что вы нас простите, так как по итогам вы будете богаче, чем ожидали.
   Прочитав книгу, вы будете способны быстро определять, располагает ли компания долгосрочными конкурентными преимуществами и в какой мере привлекательна цена ее акций. Помните, что акции даже самых лучших компаний могут потерять свою привлекательность в качестве инвестиций, если они переоценены.
   В настоящее время в «Berkshire Hathaway» отбором акций для инвестиционного портфеля занимаются три человека. Возглавляет эту группу Уоррен Баффет, который принимает 99 процентов решений в сфере инвестирования. Ему помогают Чарли Мангер, зачастую дискутирующий с Уорреном по поводу инвестиций, энтузиазм которого вывел «Berkshire» в число самых успешных компаний, и новичок Тодд Комбс, принятый на работу в 2010 году в качестве ассистента Уоррена. Значительная часть этой книги посвящена компаниям, в которые Уоррен Баффет вкладывает деньги лично и от имени «Berkshire». В конце книги для самых любознательных мы приводим краткий обзор инвестиций Мангера и Комбса и рассказываем об их стиле инвестирования и личном вкладе в портфель активов «Berkshire».
   Итак, давайте без промедления приступим к изучению инвестиционного портфеля Уоррена Баффета.

   Мэри Баффет и Дэвид Кларк

Глава 1
История и эволюция инвестиционной стратегии Уоррена Баффета

   Понять, в чем состоит гений Уоррена Баффета как инвестора, несложно. Однако его подход зачастую противоречит теориям и стратегиям инвестирования, которым следуют 99 процентов инвесторов. Что же необычного в методах Баффета? Когда все остальные спешат сбыть с рук акции, Уоррен избирательно приступает к их покупке. Ключевым словом в этой фразе является «избирательно». Покупая акции, Уоррен отбирает лучшие из лучших, имея дело только с компаниями, обладающими «долгосрочными конкурентными преимуществами».
   А когда весь мир подсчитывает свои богатства, скупив большое количество акций на «бычьем» рынке, мы отмечаем, как Уоррен начинает продавать акции в фазе подъема цены, накапливая солидные ресурсы свободных денег. Через два-три года, когда бычий рынок дойдет до своей верхней ценовой границы, мы, скорее всего, увидим, как Уоррен сидит сложа руки. Складывается впечатление, что он упускает все легкие деньги, которые можно заработать на, казалось бы, бесконечном росте акций.
   В верхней точке двух последних бычьих периодов знатоки указывали пальцами на Уоррена и заявляли, что он потерял чутье и его время ушло. Когда фондовые рынки рухнули и люди в массовом порядке начали сбывать акции, кто же на ценовом дне сумел приобрести акции некоторых самых лучших компаний мира за совершенно смешные деньги? Уоррен Баффет.
   На ранних этапах стратегия Баффета заключалась в том, чтобы извлекать краткосрочную прибыль на растущем фондовом рынке, когда на нем случается ажиотажный всплеск покупок, как это было в конце 1960-х годов. В последние годы он уже не играет на повышение и предпочитает, чтобы денежные резервы генерировались внутри компании «Berkshire Hathaway», а сам ждет неизбежного падения цен на акции, чтобы извлечь из этого прибыль. Прекрасное понимание микроэкономических сил, управляющих динамикой развития конкретных компаний, позволяет ему из всей массы акций, обращающихся на фондовом рынке, выбирать самые выигрышные. Он покупает акции только тех компаний, которые обладают наилучшими экономическими предпосылками долгосрочного развития, и инвестирует в них деньги на срок от двадцати до сорока лет.
   Покупка акций происходит при очередном обрушении биржи, а когда впоследствии цены восстанавливаются, Уоррен продает их. Это дает ему необходимые средства для будущих инвестиций. Он также вкладывает деньги в отдельные события на рынке, в результате которых на конкретные акции цены понижаются на короткий срок, а затем приносят выигрыш в долгосрочном плане. Кроме того, Уоррен признанный мастер так называемых арбитражных сделок, которые дают ему значительную прибыль.
   Секрет успеха Баффета состоит в том, что у него, в отличие от других, всегда имеются запасы свободных средств. Он использует их, когда рынок начинает рушиться и на бирже появляются хорошие акции по бросовым ценам. Затем он придерживает у себя акции действительно успешных компаний, а остальные по мере повышения цен продает, накапливая очередной резерв свободных денег. Когда рынок достигает своего пика, этот резерв дополнительно пополняется за счет дивидендов. Наконец он продает акции всех компаний, за исключением тех, которые обладают долгосрочными конкурентными преимуществами. Это позволяет ему постоянно сохранять и накапливать богатство. (Уоррен создает денежные накопления за счет поступлений от всех компаний, входящих в «Berkshire». Индивидуальные инвесторы также должны накапливать резервы свободных средств, направляя туда все излишки доходов.)
   Повторяя данный цикл снова и снова, Уоррен создал колоссальный инвестиционный портфель, в который входят лучшие из когда-либо существовавших компаний, и стал вторым из числа самых богатых людей в мире.
   В этой книге мы продемонстрируем инвесторам, какие компании, по мнению Уоррена, обладают долгосрочными конкурентными преимуществами и в какие из них он сегодня вкладывает деньги. Мы также научим вас проводить оценку компаний, чтобы определить, в какой мере инвестиции в них могут окупиться в будущем.

   Эволюция Уоррена от биржевого спекулянта до инвестора в компании с долгосрочными конкурентными преимуществами
   В начале карьеры на Баффета оказал большое влияние один из выдающихся деятелей Уолл-стрит Бенджамин Грэм, разработавший теорию, известную сегодня под названием стоимостного инвестирования. Грэм первоначально специализировался на анализе недооцененных облигаций. Затем он начал применять свои подходы и к обыкновенным акциям. Он выделял компании, акции которых, по его оценкам, котировались ниже реальной стоимости, покупал их и держал в течение трех лет в надежде, что их стоимость восстановится. Однако мощные биржевые потрясения 1929 и 1933 годов свели на нет практически все его усилия. Тем не менее Грэм остался в игре, пытаясь вернуть потерянные деньги своих инвесторов, а по окончании Великой депрессии обнаружил, что появилось чрезвычайно плодородное поле деятельности в лице компаний, стоимость акций которых, уменьшившаяся прежде во много раз, вновь начала восстанавливаться.
   Все уже давно забыли, какое влияние на стоимость акций оказала Великая депрессия, но в результате событий, происходивших с 1929 по 1932 год, индекс Доу Джонса потерял примерно 88 процентов, упав с 380 до 43 пунктов. Если бы подобное происходило в наши дни, это означало бы снижение с сегодняшних 12 000 до примерно 1500 пунктов. Великая депрессия настолько сильно сказалась на ценах акций, что индекс Доу Джонса вернулся к уровню 1929 года, составлявшему 380 пунктов, лишь через 24 года – в 1956 году.
   Падение цен на акции, продолжавшееся с 1929 по 1932 год, отражало крах всей мировой экономики, равного которому еще не было в истории. Упал спрос на продукцию даже самых лучших и успешных компаний. Падение спроса порождало масштабные увольнения и сокращение производства, а это означало еще более резкое снижение темпов роста экономики. Когда экономическая ситуация в конце концов начала улучшаться, сильные компании, производившие известные бренды (то есть обладавшие долгосрочными конкурентными преимуществами), восстановили стоимость своих акций значительно быстрее, чем фирмы второго и третьего эшелонов, многие из которых сумели подняться только в 1950–1960-е годы, когда на бирже прочно воцарились «быки».
   Именно на акциях компаний второго и третьего эшелонов, о которых большинство инвесторов никогда и не слышали, Грэм сумел отточить свои навыки инвестирования в тридцатые, сороковые и пятидесятые годы. В этом же секторе фондового рынка проводил свои первые сделки в духе Грэма и начинающий инвестор Уоррен.
   Итак, после биржевого краха 1929–1932 годов крупные и самые известные компании, обладавшие долгосрочными конкурентными преимуществами, достаточно быстро сумели восстановить стоимость своих акций. Однако основная масса инвесторов, потерявших в ходе экономической катастрофы свои сбережения, с опаской относились к фондовому рынку, тем более к компаниям второго и третьего эшелонов. Со временем и эти фирмы начали становиться на ноги, а некоторые даже добились по-настоящему больших успехов, однако цены на их акции росли по-прежнему медленно. В тот период Грэм буквально скупал такие компании на корню, причем по цене, которая была гораздо меньше их истинной стоимости. Постепенно они полностью восстановились, но инвесторы – за исключением Грэма и ему подобных – по-прежнему игнорировали их. Уоррен сумел разглядеть в стоимостном инвестировании Грэма хорошую возможность «купить доллар за пятьдесят центов» и в полной мере воспользовался ею.
   На протяжении пятидесятых и шестидесятых годов Уоррен продолжал практиковаться в этой сфере бизнеса, скупив немало «розовых листков» (так в то время именовались ежедневные сводки о котировке акций компаний второго и третьего эшелонов). Когда же фондовый рынок вновь привлек к себе большую массу индивидуальных инвесторов, покинувших его в годы Великой депрессии, недооцененные акции этих компаний бурно пошли в рост. Таким образом, возвращение мелких инвесторов в 1960-е годы сделало Уоррена и его клиентов по-настоящему богатыми.

   Крах 1973–1974 годов
   В конце 1960-х годов фондовый рынок непрерывно рос. У Баффета оставалось все меньше выбора для покупок. Количество недооцененных акций иссякало, и это лишало его возможностей зарабатывать деньги на бирже. Времена, когда можно было купить доллар за пятьдесят центов, прошли.
   Но Уоррена беспокоило еще одно обстоятельство. Мало того что оставалось все меньше недооцененных компаний, в которые можно было вкладывать деньги, так еще и общий уровень цен на акции взлетел до невиданных прежде высот. Популярные акции, например «Avon», продавались по цене, которая в 50–70 раз превышала доход на одну акцию. Уоррен, изучавший историю финансов, хорошо понимал, что такое положение не может длиться вечно и пузырь рано или поздно лопнет, в результате чего цены покатятся вниз. Он также помнил, что Грэм потерпел неудачу только из-за того, что не сумел вовремя уйти с растущего рынка в конце 1920-х годов. Его слишком увлекли легкие деньги на бычьем рынке, и Грэм оставался на нем до последнего, перейдя ту грань, за которой цены начали падать. В результате он потерял много собственных денег и денег своих клиентов. Грэм проявлял большой талант в поиске выгодных сделок, но не усвоил истины, что карты надо сбрасывать еще до того, как ситуация накалится до предела.
   В 1969 году Уоррен сделал то, чего не сумел Грэм в 1929 году. Он закрыл свое инвестиционное товарищество, раздал партнерам причитающиеся им значительные доходы, распродал весь свой инвестиционный портфель, обратив его в наличные деньги, и на три года полностью отошел от дел. По его словам, он просто сидел сложа руки, в то время как все остальные инвесторы лихорадочно зарабатывали уйму легких денег. Впоследствии Баффет часто говорил, что это были три самых длинных года в его жизни, но он даже не пытался двинуться с места, сохраняя свои денежные ресурсы.
   В начале 1973 года биржевые спекуляции приблизились к пику сумасшествия. Цены на нефть взлетели до заоблачных высот, а проценты по кредитам выражались цифрами от 5 до 10. Вслед за этим началось быстрое падение. На протяжении последующего года промышленный индекс Доу Джонса потерял свыше 45 процентов своей стоимости.
   Уоррен ушел с рынка в 1969 году, но интересно отметить, что его нынешний друг и партнер по бизнесу Чарли Мангер, управлявший в то время собственным хедж-фондом, остался на бирже и повторил ту же ошибку, что и Грэм в 1929 году. Крах 1973–1974 годов стоил ему потери 53 процентов от стоимости всех инвестиций. Если бы в то время вы вложили через Мангера миллион долларов, то к концу 1973 и началу 1974 года эта сумма сократилась бы до 466 485 долларов. Это настолько потрясло Мангера, что в 1976 году, когда рынок восстановился и ему все же удалось вернуть партнерам вложенные деньги, он закрыл свой хедж-фонд.
   Когда при падении рынка в 1973 году некоторые из величайших компаний Америки предлагались для продажи по бросовой цене, Уоррен был настроен по-боевому. Об этом периоде он говорил: «Я чувствовал себя, как сексуально озабоченный юноша в гареме». К концу 1974 года он окончательно вернулся на рынок. Теперь Баффет уже не скупал дешевые фирмы в духе Грэма, а охотился за «первосортным товаром» – компаниями с долгосрочными конкурентными преимуществами, которые сделали его сверхбогатым человеком.
   В конце 1960-х годов Уоррен уже начал понимать, что многие фирмы, которые он купил, следуя принципам Грэма, представляли собой не более чем «окурки сигарет, в каждом из которых табака оставалось всего на пару затяжек». Для долговременных инвестиций они явно не годились. Уоррен обнаружил, что в мире бизнеса есть две существенно отличающиеся друг от друга категории компаний. В одну из них (очень многочисленную) входили середняки. Вложения в них не давали долгосрочной выгоды. Вторая группа была значительно меньше и состояла из предприятий с отличными экономическими предпосылками, которые Уоррен называет долгосрочными конкурентными преимуществами. Именно эти преимущества позволяют им в течение долгого времени добиваться выдающихся результатов и для себя, и для своих инвесторов.
   Весь 1973 год Уоррен занимался покупкой акций. Это были не сверхдешевые фирмы, которыми увлекался Грэм, а компании, располагавшие долгосрочными конкурентными преимуществами. Их акции он сохранял в течение длительного времени, и они сделали его одним из самых богатых людей мира.
   Когда разразился крах 1973 года, Уоррен получил возможность приобретать акции самых лучших компаний Америки по смешным ценам. В тот год им было куплено 1 727 765 акций «Washington Post» по 6,36 доллара за штуку общей стоимостью 11 миллионов долларов. Сегодня они стоят около 616 миллионов, что означает прирост стоимости на 5500 процентов. В среднем за 38 лет они прибавляли в цене по 11,17 процента в год. Такие цифры способны вызвать широкую улыбку на лице любого инвестора.

   ВАЖНЫЙ УРОК, КОТОРЫЙ НЕОБХОДИМО УСВОИТЬ
   Почувствовав, что акции переоценены, в 1969 году Уоррен ушел с рынка и перевел свои активы в наличные деньги. Профессиональные инвесторы смеялись над ним, так как биржа продолжала расти. Однако, когда в 1973–1974 годах все рухнуло, у него было достаточно свободных средств, чтобы воспользоваться сверхнизкими ценами на акции действительно отличных компаний.

   2007 год – очередное дежавю
   Давайте теперь перенесемся в 2007 год. Уоррен опять решил, что фондовый рынок находится на слишком высоком уровне, и начал накапливать денежные резервы. Их сумма составила 37 миллиардов долларов, что вывело «Berkshire Hathaway» в число самых богатых компаний мира.
   И снова профессиональные инвесторы с Уолл-стрит начали ставить под сомнение умственные способности Баффета, так как не могли понять, зачем ему такое неимоверное количество свободных средств. Но когда в 2008 году произошел обвал биржи и крупнейшие инвестиционные банки и финансовые учреждения развалились, словно карточные домики, к кому они обратились за помощью? К человеку, у которого была куча денег, – к Уоррену Баффету. На эти средства он опять купил значительные пакеты акций крупнейших американских компаний. Это были поистине уникальные сделки. Индустриальный гигант «General Electric» продал ему пакет привилегированных акций на сумму 3 миллиарда долларов, по которым ежегодно выплачиваются дивиденды в размере 10 процентов, и предоставил компании «Berkshire» право в течение пяти последующих лет приобрести дополнительный пакет на 3 миллиарда по цене 22,50 доллара за акцию. Фактически «Berkshire» приобрела опцион на покупку акций GE по цене 22,50 доллара до 2013 года. Похожая сделка была заключена с одним из крупнейших инвестиционных банков мира «Goldman Sachs». Уоррен приобрел привилегированные акции с десятипроцентными годовыми дивидендами на 5 миллиардов долларов и получил опцион на покупку дополнительного пакета на сумму 5 миллиардов по 115 долларов за штуку. Также был заключен договор со второй по величине в мире страховой компанией «Swiss Re» на покупку привилегированных акций, по которым выплачиваются ежегодные дивиденды в размере 12 процентов. Общая сумма сделки составила 2,5 миллиарда долларов. Была проведена также массовая скупка акций «Burlington Northern» и «Wells Fargo».
   А где же были во время кризиса 2007 года поклонники стоимостного инвестирования, превозносящие идеи Бенджамина Грэма? Они теряли деньги точно так же, как и сам Грэм в 1929 и 1933 годах.
   О динамике покупок и продаж мы поговорим немного позже, но следует помнить, что если бы в 1969 году Уоррен не ушел с рынка, то тоже потерял бы значительную часть своих денег и денег инвесторов.
   Хотелось бы особо обратить ваше внимание на тот факт, что в периоды биржевых крахов Уоррен не покупает совершенно обесценившиеся акции фирм в духе Грэма, а нацеливается на самые лакомые компании, обладающие долгосрочными конкурентными преимуществами.

   ОЧЕНЬ ВАЖНЫЙ МОМЕНТ
   Понять инвестиционную философию Уоррена нетрудно. Надо просто создавать денежные резервы и вкладывать их в ценные бумаги, когда цены на них упадут до самого выгодного уровня. При этом Уоррен следит не за всем рынком, а только за некоторыми конкретными компаниями. Дождаться подходящих цен можно и в период общего падения биржевых индексов (как это было с «Washington Post»), и во время рецессии в какой-то отдельной отрасли («Wells Fargo»), и в результате временного снижения показателей самой компании («American Express»).
   

notes

Примечания

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →