Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Чтобы покончить жизнь самоубийством с помощью кофе, нужно выпить 100 чашек подряд

Еще   [X]

 0 

ОТКАТ-2. Особая Техника Клиентской АТтракции (Горбачев Максим)

В этой книге каждый найдет то, что ищет: менеджеры по продажам – пошаговое описание технологии «откатинга»; руководители и собственники предприятий – принципы борьбы с откатами; морализаторы, далекие от бизнеса, – лишний повод убедиться в своем совершенстве и порассуждать о «безнравственности российского бизнеса»; все интересующиеся – подробное описание распространенного в российской (и не только!) деловой практике явления под названием «Его Величество Откат».

Год издания: 2010

Цена: 119.9 руб.



С книгой «ОТКАТ-2. Особая Техника Клиентской АТтракции» также читают:

Предпросмотр книги «ОТКАТ-2. Особая Техника Клиентской АТтракции»

ОТКАТ-2. Особая Техника Клиентской АТтракции

   В этой книге каждый найдет то, что ищет: менеджеры по продажам – пошаговое описание технологии «откатинга»; руководители и собственники предприятий – принципы борьбы с откатами; морализаторы, далекие от бизнеса, – лишний повод убедиться в своем совершенстве и порассуждать о «безнравственности российского бизнеса»; все интересующиеся – подробное описание распространенного в российской (и не только!) деловой практике явления под названием «Его Величество Откат».
   Новое издание книги дополнено подробным описанием техники проведения переговоров об откате, даются сценарии и варианты развития ситуаций.
   Книга основана на практическом опыте работы в «откатоопасных» отраслях бизнеса и проведения тренингов продаж. Авторы ставили перед собой цель дать практические инструменты всем сторонам, вовлеченным в процесс.
   Для широкого круга читателей.


Максим Горбачев, Дмитрий Ткаченко Откат-2 Особая Техника Клиентской АТтракции

   Российским закупщикам посвящается…
   Заслон на пути у хапуги и вора,
   Гибрид аудитора и прокурора,
   Сверхбдительный страж процедур и закупок,
   Подвижник, способный на дерзкий поступок,
   Успеха бюджетов решающий ключик —
   Такой он по сути – российский закупщик!!!
А. А. Храмкин

От авторов

   Вы не ошиблись! В этой книге вы найдете то, что ищете. Менеджеры по продажам – пошаговое описание технологии «откатинга». Руководители и собственники предприятий – принципы выстраивания «противооткатной» обороны. Далекие от бизнеса морализаторы – еще один повод убедиться в своем этическом совершенстве и посудачить в кругу себе подобных о «безнравственности российского бизнеса». Все интересующиеся – первое издание, заполняющее информационный вакуум вокруг широко распространенного в российской (и не только!) деловой практике явления под названием «Его величество откат».
   Мы не стали «проводить всесторонний анализ» и «вырабатывать подходы к проблеме» – это удел теоретиков. Данная книга – результат опыта, полученного при управлении торговым персоналом в «откатоопасных отраслях продаж, таких как поставки промышленным предприятиям и дистрибуция фармпрепаратов, и многих лет проведения тренингов продаж, практически на каждом из которых задавался вопрос о том, как лучше подойти к вопросу «личной мотивации» закупщика. Мы ставили перед собой другую цель – дать практические инструменты всем вовлеченным в «откатный» процесс сторонам. На наш взгляд, это нам удалось.
   Чего нет в этой книге? Здесь нет главы, посвященной морали и этике отката. Почему? Вопросы о нравственной составляющей этого явления всегда исходят от журналистов (в ходе каждого интервью), PR-специалистов, устроителей конференций и т. д., то есть от людей, далеких от продаж и имеющих весьма приблизительное представление об этой сфере жизни. Но торговый персонал, регулярно сталкивающийся с вопросами «взаимовыгодного сотрудничества», относится к откату как к явлению природы. Действительно, глупо морализировать на тему «плохо или хорошо, что каждое утро восходит солнце», или рассматривать этическую составляющую процесса пищеварения. Это есть, и все! От того, что мы заклеймим данное явление позором, оно не исчезнет. Поэтому мы относимся к существованию практики откатов как к данности, без которой многие сферы бизнеса современной России просто немыслимы. Эта практика, с одной стороны, развращает торговый персонал, привыкающий решать все вопросы с помощью конверта с деньгами, а с другой – гарантирует выполнение партнером своих обязательств. С одной стороны, она является деянием, состав которого описан в статье 204 Уголовного кодекса, а с другой – единственным способом продавать конкурентоспособные товары в госсектор. Она ставит под угрозу экономическую безопасность фирмы и России в целом, но в то же время позволяет малому бизнесу выжить, борясь с компаниями-голиафами на олигопольных рынках. Кроме того, без практики откатов нельзя представить ни прошлое, ни настоящее, ни, к сожалению, будущее России.
   Дмитрий Ткаченко и Максим Горбачев

Предисловие

   Сначала разберемся с понятием «откат». Существуют разные, хотя во многом идентичные, определения этого явления. Например: «Откат – любое негласное вознаграждение служащего коммерческой фирмы или административного органа сторонними лицами или организациями за принятие выгодного им управленческого или хозяйственного решения в рамках его должностных полномочий»[1]. Или: «Откат – это денежные средства, материальные и нематериальные ценности, передаваемые лицу, принимающему решение или влияющему на принятие решения в организации-покупателе о приобретении товаров и/или услуг, по негласной договоренности с представителем компании-поставщика, предлагающим эти товары/услуги».
   Откат характеризуется следующими признаками:
   ♦ получатель отката – физическое лицо, сотрудник организации;
   ♦ негласность самой договоренности об откате:
   ♦ о нем не знает руководство компании-покупателя;
   ♦ откат выплачивается за конкретное действие или бездействие (принятие решения о закупке, вводе продукта в ассортиментную матрицу). Например, если после сделки менеджер по продажам принес закупщику бутылку виски стоимостью в 20 тысяч рублей, не оговорив этот подарок заранее, то откатом это действие не является.

   По сути, слово «откат» – это неологизм, активно вошедший в русский язык всего два десятка лет назад и заменивший на бытовом уровне такие понятия, как «взятка» и «коммерческий подкуп».
   Действительно, все существующие определения отката – «перевод» с юридического языка на русский статей 204 («Коммерческий подкуп») и 290 («Получение взятки») Уголовного кодекса Российской Федерации (см. Приложение).
   О чем же мы думаем, слыша это запретное, а потому, как и всякий запретный плод, манящее слово? В ходе тренинга по откатингу мы проводим ассоциативный эксперимент для того, чтобы показать участникам сложность и многогранность этого явления. Чего только не услышишь из уст продавцов! Проводя анализ этих ассоциаций, мы структурируем их и показываем, что все их можно поделить на несколько групп (рис. 1).

   Рис. 1. Группы ассоциаций, связанных с понятием «откат»

   В процессе работы над этой книгой мы постарались взглянуть на откатинг со всех перечисленных выше точек зрения.
   С морально-этическим блоком мы разобрались в патетической речи в разделе «От авторов». Первая глава посвящена юридическим аспектам откатинга, распространенности и особенностям откатов на разных рынках. Во второй главе рассказывается о коммуникативной составляющей процесса – разработанной нами технологии «О.Т.К.АТ.» – «Особая Техника Клиентской АТтракции» и об экономических вопросах «личного стимулирования». В чем же изюминка этой методики?
   О.Т.К.АТ. – это структурированный набор коммуникативных приемов, имеющих целью актуализировать личные интересы закупщика и направленных на достижение продавцом успеха в переговорах, зашедших в тупик после применения всех «белых» (формальных, общепринятых) способов убеждения, техник аргументации, методов работы с возражениями и т. д.
   Как родилась технология «О.Т.К.АТ.»? Многое подсказали «старшие товарищи», многое было наработано в ходе личной практики «откатинга». Необходимость обучать торговый персонал (своих подчиненных, а затем и сотрудников других организаций) заставила структурировать и систематизировать имеющийся у нас опыт. Он оказался весьма востребован: сначала – как блок в тренинге продаж, а потом – как самостоятельный тренинг. «Практика – критерий истины», и обратная связь, получаемая от участников тренинга «О.Т.К.АТ.» и руководителей компаний, в которых он проводился, показала его высокую эффективность. Во второй главе вы найдете основные положения технологии «О.Т.К.АТ.», лежащей в основе нашего авторского тренинга.
   Третья глава посвящена методам борьбы с откатами. Из нее вы узнаете об основных подходах и инструментах противодействия откатам на предприятии.
   Таким образом, у этой книги три задачи:
   ♦ систематизировать разрозненную информацию об откатах;
   ♦ для продавцов – представить технологию «О.Т.К.АТ.», позволяющую более эффективно взаимодействовать в различных патовых ситуациях продажи;
   ♦ для руководителей компаний – продемонстрировать различные методы борьбы с откатами, показавшие свою работоспособность на практике.

Глава 1
Откаты по закону и по жизни

«Принос – взятка – откат…». История вопроса

   Бери, что можно только взять.
   На что ж привешены нам руки,
   Как не на то, чтоб брать.
В. Капнист. Ябеда (1796)
   Что нам известно об истории «откатинга» на Руси? Может быть, это позорное явление – болезнь нашего времени? Отрыжка постсоветской эпохи, помноженная на неокрепшую демократию? Хотелось бы так думать… Однако, опираясь на обширные исторические источники, мы легко убедились в том, что подкуп административного лица – прочная традиция российского государственного быта по крайней мере на протяжении нескольких последних столетий. Конечно, в иных социально-экономических условиях были по-другому расставлены акценты. В связи с неразвитостью экономических отношений весь процесс был чуть-чуть у€же и крутился вокруг получения нужных решений от чиновников разного уровня и того, что и сейчас считается самой коррумпированной сферой – области госзакупок. Прекрасный экскурс в наше «темное прошлое» совершил И. А. Голосенко в своей работе «Феномен «русской взятки»: очерк истории отечественной социологии чиновничества»[2].
   Земля любит навоз, лошадь – овес, а воевода – принос
   Формы взятки менялись – брали съестным, мехами, крепостными, деньгами, услугами, но суть ее как формы злоупотребления властью, служебного преступления сохранялась. Конечно, термина «откат» тогда не существовало, но само явление совершенно не изменилось. Упорная воспроизводимость подобного деяния нашла стихийное отражение в языке. В обиходе широко использовались народные эквиваленты термину «взятка»: «оказать почесть», «проявить уважение», «мзда», «корм», «добыча», «подарок», «детишкам на молочишко», «вернуть долг», «любостяжательность», «лихоимство», «сребролакомство»[3],[4].
   В допетровские времена принос был обычным, ни в коей мере не осуждаемым явлением. Тогда на Руси вся местная власть – воеводы и их штат – не получали казенного жалованья от московской власти и лично устанавливали поборы на собственное содержание. Разумеется, те, кто давал регулярно и обильно, получали от начальства искомое «снисхождение».
   Петр I признал этот институт «кормления» пагубным, но назначенные им оклады чиновникам (даже губернаторам) выплачивал нерегулярно, в уменьшенном размере и т. п., что неизбежно поддерживало систему «кормления» и подношения[5]. Он принял первые законодательные акты, послужившие прообразом будущих правил «публичных» торгов. Тогда вопросами поставок и продаж занималась Канцелярия подрядных дел, подчиненная Камер-коллегии. Для сравнения: в Великобритании создали «Краун Эйдженс», специальный орган по закупкам, обеспечивающий интересы короны в колониях Британской империи, лишь в 1833 году.
   О внимании и «креативном» подходе, с которым Петр Великий относился к вопросам госзакупок, говорит выдержка из книги «Русская старина. Жизнь императоров и их фаворитов».
   Добр дворянин, что ездит не один (а с приносом)
   «…Вследствие публикации Адмиралтейской коллегии о вызове подрядчиков для торга и поставки потребных Адмиралтейству материалов явилось много желающих. Но из них осталось только трое купцов, которые друг перед другом наперебой старались удержать подряд за собою.
   Наконец один из них объявил, что возьмет за вычетом расходов по гривне за рубль. Другой сказал, что возьмет только по пяти копеек. Третий же говорил, что из одного только усердия и ревности к Государю берется поставить и без барыша, надеясь, что впредь не будет оставлен.
   Коллегия вошла об этом с докладом к Государю».
   Какое же решение принял государь?
   «Отдать тому, который требует за труды по гривне за рубль! Другому отказать, понеже из пяти копеек не из-за чего трудиться; а третьего, как плута, отдать на два месяца на галеру, сказав ему, что Государь его богаче!»[6].
   Начиная с «увещевательных» указов Петра I взятка теряет легитимированный характер, как было при институте «кормления», и принимает нелегальный или полулегальный вид, но не исчезает. Весь XVIII век шла упорная и бесплодная борьба со взяточничеством. Монархи издавали новые указы и манифесты. Сенат проводил ревизии по всей гигантской стране, мздоимцев (иногда очень сановных) нещадно били кнутами и батогами, рвали им ноздри, клеймили, ссылали с конфискацией всего имущества. Однако взяточничество и казнокрадство становились повальными. Александр I с горечью признавался своему воспитателю, швейцарцу по рождению и республиканцу по убеждениям Ф. Лагарну: «…непостижимо, что происходит, все грабят, почти не встретишь честного человека. Это ужасно!»[7]. Подобные выразительные признания можно пригоршнями черпать в русской истории. Начиная с Екатерины II русские государи один за другим признавались в бессилии победить повальное взяточничество и другую сторону этой медали – казнокрадство. «Через всю русскую историю, – писал П. Берлин, один из самых серьезных исследователей отечественного взяточничества, – лишь сменяя свою форму, лишь увеличивая и уменьшая свои размеры, тянется колоссальное взяточничество. Взяткою широко пользуются, как отмычкою казенных сундуков, крышки которых гостеприимно раскрываются перед людьми, сумевшими в соответствующий момент дать соответствующему человеку соответствующую взятку»[8].
   От доброго приноса и правда на цепи живет
   Фактами коррупции, казнокрадства и взяточничества изобилуют все последующие царствования вплоть до последнего императора. Взяточничество прочно оставалось негласной статьей доходов чиновников всех рангов от рядового до сановного, взгляд на должность как на «пожалование для личного обогащения продолжал жить» с прочностью многовекового обычая[9].
   Процесс «давать – брать» взятку был обоюдным, и к нему привыкали обе стороны – чиновники и просители любых сословий – дворяне, купцы, мещане, крестьяне. Ненормальность, уродливость подобного способа управления перестали замечать, он стал повседневным, как бы естественным, само собою разумеющимся. Особенностью «русской взятки» было то, что ее перестали стыдиться, а если кто и возмущался, то его считали неисправимым «идеалистом». «Брали губернаторы, председатели гражданских и уголовных палат, брали в Сенате. Все это узаконилось, вошло в обычай, и проситель никогда не приходил в присутственные места с пустыми руками»[10].
   Сенатские ревизии 1910–1913 годов, которые закончились шумными судебными процессами, показали, что у чиновничества (особенно высшего) существовали «неофициальные, аферистические, уголовно наказуемые источники доходов, которых нет в распоряжении других общественных групп, и размеры этих доходов были отнюдь не незначительные»[11].
   Кроме того, следует отметить, что в то время, как на всем протяжении XVIII и XIX веков, так и в начале ХХ века, правительство «одной рукой энергично и бесплодно искореняло взяточничество, а другою столь же энергично, но уже и вполне успешно насадило условия, по необходимости рождающие новое поколение взяточников»[12]. Подлинное объяснение, как писал П. Берлин, непотопляемости российского взяточничества надо искать в том, что у нас оно «неразрывно слилось и срослось со всем строем и укладом политической жизни». Дело в том, что, «стремясь привязать к себе чиновничество крепкими узами… правительство сквозь пальцы смотрело на обогащение с помощью взяток и обмана казны. Оно знало, что если чиновники-взяточники и обманывают, и разоряют казну, то, с другой стороны, в политическом отношении они всегда являются наиболее угодливым элементом». Хотя взяточник в моральном отношении и гнилая, но все-таки какая-то подпорка режиму…
   «Так прочно закладывались психологические основы взяточничества и казнокрадства, – продолжает П. Берлин и делает очень важное заключение: – Оба упомянутых явления – родственные друг другу сорные травы. Если мы остановим свое внимание на главном поле российского взяточничества, то легко убедимся, что и люди, получавшие взятки, и люди, их дававшие, одновременно богатели за один общий счет – казенный». Вот почему оно расцветало у нас махровым цветом около казенных предприятий и учреждений, нанося колоссальный экономический вред.
   Подьячий любит принос горячий
   Нужно отметить, что, как писал Берлин, «при строгом, неукоснительном применении существующих у нас архаических законов, регулирующих хозяйственную жизнь страны, чиновники могли бы эту жизнь совершенно затормозить, оставаясь на почве законности».
   Дело доходило до абсурда. Так, в «Своде законов Российской империи» излагалось, как надо «на законном основании» сушить кирпичи, гнуть железо, молоть хлеб, разводить огородные культуры и т. п. вплоть до мелочных предписаний дворникам убирать золу из печей «прежде их топки». Таким образом, в России – стране с отсталым политическим строем, с отсталым законодательством взятка сплошь и рядом выступала в «конституционной» роли. Любой русский промышленник и общественный деятель мог привести сотни примеров, показывающих, как взятка выступала толкачом экономического, научно-технического и даже шире – общественного прогресса в обход устаревших законов. Через корыстную поддержку открывались новые фабрики и рудники, строились железные дороги, модернизировался флот (военный и гражданский). Вероятно, именно эту функцию нашей взятки имел в виду уже в наше время бывший мэр Москвы Г. Попов, когда смиренно признался, что предпринимателям придется давать чиновникам взятки «для пользы дела».
   С темными временами царизма разобрались, а что же произошло после победы революции? Может быть, взятки были изжиты в соответствии с суровыми законами военного времени? К сожалению, нет. Во вновь формирующиеся министерства были набраны кадры из старых дореволюционных служащих, которые принесли с собой свои обычаи, привычки и навыки управленческой работы. Так продолжилась эта традиция.
   За годы советской власти, в изменившихся социально-экономических условиях, взятка покинула административную среду и расползлась по другим социальным институтам – системам здравоохранения, образования, торговли и т. п.
   Вывод однозначен: принос, взятка, откат – это прочная традиция российского государственного устройства, веками сформированный обычай делового оборота, прекрасно адаптирующийся к любым социально-экономическим условиям.

Юридические аспекты «откатинга»

   – Воруют!
Н. М. Карамзин

Из истории права

   В уголовном праве России XIX – начала XX века было такое же неприятие взяточничества и коррупции, как и сегодня. Например, посмотрим «Уголовное уложение» 1845 года, которое действовало до 1917 года, именно в тот период, когда в России стал развиваться капитализм. Оно содержало весьма развернутое законодательство об ответственности чиновников за всякого рода коррупционные проявления. Различались несколько видов взятки, в частности мздоимство и лихоимство.
   В суд ногой – в карман рукой
   Под мздоимством понимались случаи получения чиновником вознаграждения за некие правомерные, законные действия. Причем различались два вида мздоимства: по предварительной договоренности и без нее. Например, чиновник совершил какое-то действие, которое удовлетворяло интересы некоего субъекта (купца, капиталиста и пр.). При этом он мог даже не думать о вознаграждении, но если ему подносилась мзда, то это считалось преступлением. (Помните Верещагина: «Я мзду не беру! Мне за державу обидно…») Правда, наказывалось такое преступление не очень строго – штрафом в размере двукратной стоимости этой мзды, и даже не обязательно влекло увольнение с должности. Если же имело место мздоимство по предварительной договоренности, то наказание было более серьезным. Лихоимство же – ситуация, когда чиновник получал вознаграждение за незаконное действие, и наказывалось гораздо суровее.
   Следует отметить, что история права знает случаи, когда взятки в любом их проявлении официально не являлись правонарушением. Так, в Османской империи в XVII веке при министерстве финансов существовала «бухгалтерия взяток», имевшая своей функцией учет взяток, полученных должностными лицами, с отчислением определенной доли в казну.

Преступление

   Но вернемся в наше время. Для начала определимся с понятием коммерческого подкупа (в просторечии – «отката»). Данному преступлению в Уголовном кодексе РФ посвящена статья 204 («Коммерческий подкуп»). Под коммерческим подкупом понимается «незаконная передача лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное оказание ему услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением».
   Взятка способна заменить правду судебной ошибкой
   Юридически статья 204 УК РФ – «родственница» статей 290 («Получение взятки») и 291 («Дача взятки»), которые направлены против правонарушений со стороны должностных лиц государственных и административных органов. А «откат» по своей сути и есть взятка, только в коммерческой сфере.
   Разобрав диспозицию, поговорим и о санкциях. Согласно статье 204 получателю «отката» грозит:
   ♦ штраф 100–300 тысяч рублей;
   ♦ или штраф в размере заработной платы за период 1–2 года;
   ♦ или лишение свободы до трех лет.
   Привлекают к суду и откатодателя, только наказание в этом случае менее строгое:
   ♦ штраф до 200 тысяч рублей;
   ♦ или штраф в размере заработной платы за период до 18 месяцев;
   ♦ или лишение свободы до двух лет.
   Дело принимается к производству по заявлению организации, в которой трудится откатчик, либо с ее согласия. Для компании это удобный путь – в данном случае расследование и сбор доказательств ведутся силами правоохранительных органов, а не «внутрифирменного ЧК».
   Еще одна статья, которую можно использовать в борьбе с откатами, – 201-я («Злоупотребление полномочиями»). Она предусматривает наказание за использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, своих полномочий – «вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам».
   Управленцу за злоупотребления может грозить:
   ♦ штраф до 200 тысяч рублей;
   ♦ или штраф в размере заработной платы за период до 18 месяцев;
   ♦ или исправительные работы на срок 1–2 года;
   ♦ или лишение свободы на срок до трех лет.
   По уголовным делам штраф взимается в пользу государства. Если же компания, кроме наказания откатчика, желает получить компенсацию в свою пользу, то должна предпринять дополнительные шаги.

Наказание

   Истребовать с откатчика компенсацию за незаконные действия можно по статье 15 Гражданского кодекса РФ («Возмещение ущерба») или по статье 238 Трудового кодекса РФ («Материальная ответственность работника за ущерб, причиненный работодателю»), подразумевающей прямой действительный ущерб.
   Не ходи в суд с одним носом, ходи с приносом!
   Таким образом, российское законодательство обладает целым арсеналом статей, направленных на борьбу с коммерческим подкупом. Правда, указанные выше статьи носят скорее теоретический, чем практический характер.
   Первый момент, на который стоит обратить внимание, – то, что в раскрытии факта передачи отката должна быть заинтересована хотя бы одна из сторон, которая должна проинформировать правоохранительные органы о предложении коммерческого подкупа. На практике это происходит крайне редко – ну не заинтересованы представители коммерческих организаций подставлять друг друга! Этим объясняется практически полная латентность (скрытость) данного преступления.
   Большая часть уголовных дел по фактам отката возникает тогда, когда берущий зарвался уже настолько, что на него начинает «стучать» дающий. Известны анекдотичные случаи нервного срыва у чиновников, которые изначально договаривались о получении отката у «заинтересанта», а затем, обуреваемые мыслями о том, не является ли данная ситуация проверкой, сами обращались в компетентные органы. Трудно передать удивление «откатодателя» в такой момент! Представьте, что в ходе общения чиновник сам намекает на необходимость учитывать его «личный интерес», вы этот разговор поддерживаете, а после факта передачи заветного конверта вас радушно «принимают» люди в форме, любезно демонстрирующие кинофильм «Как я дал откат», в котором вы исполняете главную роль.
   Известен и ряд случаев, когда представители коммерческих организаций «закладывали» коллег, исходя из простого желания попасть на хороший счет у руководства – выслужиться и показать свою неподкупность. Но это происходит редко: чаще всего после доклада сотрудника о факте предложения отката его гладят по головке и отказываются от сотрудничества с «откатной» организацией, не вовлекая в процесс правоохранительные органы.
   Подавляющее число дел по факту «откатинга» (из мизерного количества все же выявленных и дошедших до суда) разваливается в ходе судебного разбирательства. Дело в том, что главной практической стороной применения статьи 204 УК РФ («Коммерческий подкуп») является то, что состав преступления трудно доказуем, как и в случае со взяткой. Доказать в суде наличие связи между получением денег (имущественных благ) и принятым решением в интересах дающего крайне проблематично. За исключением вышеописанных случаев, в которых одна из сторон была заинтересована в том, чтобы «сдать» другую сторону.
   Но даже в этом случае, если в доказательственной базе отсутствует видеозапись факта передачи денег, в ходе которого откатополучатель проговаривает, за что он сумму получил, упомянутая причинно-следственная связь недоказуема. Вообще в российской судебной практике по статье 204 УК РФ («Коммерческий подкуп») в основном проходят дела, связанные с воровством и вымогательством, случаи «откатинга» редки и единичны.
   Трудность наказания «откатчика» связана еще с тем, что по закону возможно лишь уголовное преследование «лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации». То есть таким лицом может быть в организации лишь человек, решения которого обязательны для исполнения и который имеет специальные полномочия, закрепленные нормативными актами организации (уставом, приказом, положением, доверенностью). Таким образом, менеджеры среднего звена, которые в основном балуются «откатом», просто лоббисты: их решения не обязательны, они лишь настоятельно рекомендуют начальству ту или иную сделку. Соответственно уголовная ответственность на них не распространяется.
   Где суд, там и взятка – такова повадка
   Итак, мы с вами пришли к выводу, что в России основным сдерживающим от участия в «откатных» схемах фактором является не буква закона и возможность уголовного преследования, а методы борьбы с откатами, применяемые непосредственно в компаниях, и различные способы «обеления» откатов, встречающиеся на практике.
   В заключение дадим несколько советов «откатчикам».

Общие советы

   1. Передавайте или берите откат в месте, неожиданном для другой стороны. Особенно удобны для установки видео– и аудиозаписывающей аппаратуры машина вашего оппонента, ваш кабинет, заранее назначенное место (кафе, сауна и т. д.).
   2. Помните о возможности наличия портативной видео– и аудиозаписывающей аппаратуры непосредственно на теле оппонента или в его вещах. Портативные камеры часто размещают в сумках, кейсах и борсетках, приносимых с собой оппонентом.
   3. Ни в коем случае не обсуждайте при передаче денег, за что вы их получаете. Если вас старательно выводят на такой разговор, стремясь проговорить условия, – уходите! Это засада!
   4. Вообще уходите от налички! Зачем человечество придумало Web-Money и Western Union? В том числе и для того, чтобы вы меньше нервничали! Однако будьте осторожны при обсуждении условий (см. вышеприведенные пункты).

Получателям отката

   1. Первую сделку проведите без бонусов, оговорив, что к обсуждению «личной мотивации» вернетесь после прохождения первого цикла сотрудничества. Данный подход очень хорош тем, что, с одной стороны, отсекает все случаи провокации, направленные против закупщика. Никто не будет имитировать поставку только для того, чтобы проверить своего сотрудника. Последний же, если «казачок окажется засланным», легко отметет от себя все подозрения, сославшись на то, что просто не хотел обижать поставщика, а данный ответ – лишь форма вежливого отказа. С другой стороны, прохождение первого цикла сотрудничества демонстрирует все огрехи и возможные перспективы дальнейшего взаимодействия – стоит ли головная боль, приносимая сотрудничеством с этим поставщиком, получаемых от него денег? По новому товару первый цикл сотрудничества показывает спрос на него и возможные объемы продаж, что позволяет выбрать оптимальную формулу отката или вообще отказаться от него в случае, если дело не стоит выеденного яйца, и объем продаж недостаточен для получения сколько-нибудь значимых сумм бонуса.
   2. Не прикасайтесь к купюрам и самому их вместилищу (конверту, папке и т. д.)! Помните, что купюры (а иногда и конверт) помечают специальной невидимой при обычном освещении краской. Если вы все же прикоснетесь к купюрам, то на последующих кадрах оперативной съемки ваши руки будут убедительно светиться в ультрафиолете, наглядно подтверждая факт «нечистой лапы».
   3. При получении отката помните, что принесенные вам купюры могут быть помечены словом «откат» или «взятка», светящимся в ультрафиолете, а также что их номера переписаны в имеющемся под рукой у пришедших к вам работников органов протоколе. В этом случае заверения, что это «возврат долга», не подойдут.
   4. Если вы не притронулись к принесенным деньгам, а работники органов появились в месте ведения переговоров, настаивайте на том, что не знаете, чье это: «Товарищ забыл!»

Откатодателям

«Обеление» откатов в сфере закупок и продаж

«Обеление» откатов в сфере закупок

   «Если поставщики предлагают и дают откаты категорийным менеджерам за вход в сеть, ввод новых позиций в ассортиментную матрицу или размещение продукции на полке в несколько «фэйсов», нам просто необходимо перенаправить этот денежный поток в свою кассу», – решили топ-менеджеры сетевой розницы с оглядкой на западные розничные сети. В результате возникла система бонусов за вход и сотрудничество с сетью, которая, кроме минимизации рисков ритейлера при работе с поставщиком, позволила также направить деньги поставщиков на увеличение собственной прибыли.
   В действительности данная практика повсеместно используется западными сетевыми операторами. Например, рассказывают о том, что Danone заплатила одной крупной французской розничной сети 5 млн евро за включение в ее ассортимент нового йогурта[13]. Это официальная система оплаты услуг розничной сети за работу с товаром поставщика. Если посмотреть на ситуацию с точки зрения взаимодействия двух компаний, то для поставщика это создание отлаженного механизма управления своим товаром в розничной сети. Во-первых, размещение своего товара в том месте торгового зала, где это необходимо. Во-вторых, в том ассортименте и количестве, которое считается оптимальным. Сеть при этом снижает свои риски возможных потерь от недобросовестных поставщиков, упорядочивает работу мерчендайзеров в торговом зале и многое другое.
   Особенностью российского подхода к системе бонусных платежей стало то, что некоторые российские ритейлеры собирают эти деньги не официально, то есть без договора за предоставление дополнительного сервиса в сети. Чаще всего подобные платежи проходят либо по договорам, по которым сеть проводит маркетинговые исследования для поставщика (например, о том, как продаются его и сопутствующие товары), либо просто нигде не приходуемой наличкой. Так как за эти деньги компания-поставщик не получает никаких дополнительных услуг, то бонусы превращаются в обычное вымогание наличных денег. Ведь здесь отсутствует официальный договор на предоставление услуг, и поставщик просто не имеет юридической возможности потребовать обещанный ему сервис и контролировать его качество. Категорийные менеджеры, которых руководство лишило откатов, очень быстро осваиваются в этой «мутной» ситуации и начинают включать в перечень дополнительных услуг и свой личный интерес.
   Поставщики, видя подобную диспозицию, а также то, что большинство бонусов имеет ценовой диапазон (например, бонус за вход от 1000 до 2000 у. е.), привычно за откат договариваются с закупщиками о том, чтобы вдвое снизить сумму того или иного «взноса».
   И умный берет, когда глупый дает
   Чтобы лучше понимать, о каких суммах идет речь, приведем перечень бонусов и их размеры в розничных сетях (табл. 1).
   Некоторые ритейлеры пошли еще дальше и разрешили своим закупщикам официально получать комиссионные от поставщиков. В качестве подтверждения подобной практики приведем данные опроса руководителей 120 торговых компаний. На вопрос «Имеют ли ваши закупщики возможность официально получать премии от поставщиков?» 7 % ответили утвердительно[14].

   Таблица 1
   Виды оплаты услуг розничной сети (виды бонусов) за работу с товаром поставщик[15]



   Итак, откат передается закупщику совершенно легально под видом комиссионного вознаграждения по агентскому договору. В этом случае некоторые магазины ставят поставщику условие: тому сотруднику отдела закупки, который будет с вами работать, вы будете уплачивать определенный процент (который варьируется от 1 до 3 %) от каждой поставки. Для поставщика так даже проще – не нужно тайно передавать деньги, можно провести платеж по бухгалтерии. Руководство же закупщика контролирует размер отката, не позволяет ему зарываться и закладывать свой интерес сверх цены поставщика. Правда, возникает вопрос, кто в этой ситуации управляет закупщиком: его руководство или поставщик? Так как на требование предоставить дополнительную скидку продавец скажет: «Зачем тебе скидка? Ведь от закупки со скидкой в итоге и ты меньше получишь…»
   Возьми на калачи, да только дело не волочи

«Обеление» откатов в сфере продаж

   Чаще всего «обеление» откатов в сфере продаж происходит под видом проведения маркетинговой акции, в ходе которой закупщик, выполнивший требования поставщика (определенный объем закупки, закупка всей ассортиментной линейки и т. д.), получает личный бонус. Бонус выдается деньгами, но чаще всего самим товаром (так называемым свободным продуктом) или подарками. Эта деятельность поставщика носит название trade-marketing (торговый маркетинг). Его цель – стимулировать участников каналов сбыта продвигать продукцию того или иного производителя.
   В качестве примера рассмотрим, за что и как «легально» стимулируют товароведов в торговых точках FMCG-компании (компания, торгующая товарами народного потребления).
   ♦ Увеличение товарного запаса. Чаще всего это акции, по условиям которых бонус выдается при единовременном заказе определенного количества продукта. Например, «при единовременном заказе кофе на сумму 3000 рублей товаровед получает в подарок пачку кофе. Подарок выдается на каждые 3000 рублей, количество подарков не ограничивается».
   ♦ Расширение выкладки на полке. Для того чтобы поддерживать требуемую выкладку и избежать перестановки, специалисты по трейд-маркетингу рекомендуют дарить подарки только по завершении акции.
   Подсунуть барашка в бумажке. Сунуть под хвост (то есть взятку дать)
   Например, «при выставлении в период с 25 ноября по 25 декабря на полке пяти бутылок шампанского товаровед получает новогодний набор – две бутылки шампанского и коробку конфет. Подарок выдается перед новогодними праздниками».
   ♦ Соблюдение стандартов мерчендайзинга.
   «При согласии соблюдения требований стандартов выкладки с клиентом подписывается соглашение сроком на полгода. Каждые две недели мерчендайзер проверяет соблюдение условий соглашения и выставляет баллы за каждый пункт (от 0 до 5). Все баллы заносятся в специальный буклет, в котором товаровед ставит свою подпись.

   По итогам акции клиент может выбрать себе подарок исходя из количества набранных баллов. Магазин, набравший наибольшее количество баллов, получает главный приз».
   С «обелением» откатов ритейлерами и их поставщиками мы разобрались. А как обстоят дела в других сферах бизнеса? Какие придумываются «легальные» способы стимуляции лиц, принимающих решения в других сферах бизнеса?
   Приведем пример из практики IT-индустрии. Так, компания Microsoft предлагала системным администраторам откаты в виде «поощрительной программы для сотрудников, которые прилагают усилия к лицензированию используемых в их компании продуктов Microsoft»[17].
   Заступить заступил, а пять рублей слупил
   Как же проводилась эта «маркетинговая акция по продвижению лицензионных продуктов Microsoft»? Сначала системные администраторы ряда потенциально интересных для Microsoft компаний получили неожиданное предложение. В письме, адресованном лично системному администратору, его приглашали принять участие в упомянутой «поощрительной программе». У звонящих по указанному в письме телефону сотрудник call-центра узнавал об источнике информации о программе. Как выяснилось, Microsoft сама выбирала компанию для участия в программе и посылала письмо одному из ее IT-специалистов, в котором и содержался специальный код для входа на заветный сайт www.ms-bonus.ru.
   В письме и на специальном закрытом сайте приводилась и подробная схема премирования. «Денежный объем, эквивалентный сумме закупленных лицензий, переводится в условные единицы по курсу 1:20 и округляется в большую сторону до величины, кратной 50 условным единицам». Иными словами, если компания, сотрудник которой примет участие в подобной «акции», купит лицензионное программное обеспечение на 2500 долларов, то способствовавший этому работник организации получит 150 у. е. Правда, единовременно он может получить не больше 1000 у. е. Речь, конечно, идет не о наличных: системному администратору будет выдана пластиковая карта некой торговой сети на сумму, эквивалентную полученному бонусу. Примечательно также, что руководители большинства компаний так и не узнали, что Microsoft выдает личные бонусы их сотрудникам.
   Ничего удивительного в этой ситуации, конечно, нет. Просто Microsoft лишний раз доказала, что «деньги не пахнут», выбрав тот маркетинговый инструмент (откат), который адекватен рынку, и «обелив» его. Аналогичных примеров сотни, если не тысячи, многие фирмы таким образом привлекают дополнительных клиентов. Подробнее о распространенности откатов на рынке читайте в следующем разделе.

Распространенность откатов на рынке

Стефан Гарчиньский

   Таблица 2


   Как видно из приведенных данных, 90 % руководителей платят откаты в связи со сложившимися правилами работы на рынке. При этом больше половины опрошенных считают, что откаты позволяют удвоить клиентскую базу, и только каждый пятый говорит, что при помощи откатов увеличивает наценку. Получается, что для многих откат – обычай делового оборота, без которого обходится редкая сделка. Соответственно работать без него практически невозможно. Вы или работаете «как все», или уходите с данного рынка. Ну а для кого-то откат – это стратегия развития и конкурентное преимущество на рынке. «Не подмажешь – не поедешь».
   Но везде есть исключения из общих правил. Одна торговая компания, занимающаяся сантехникой (запорная арматура и т. д.), не использовала в своей работе с клиентами откаты. Это была позиция собственника, принципиально возражавшего против откатов по ряду причин (необходимость обналички денежных средств, сложность контроля того, сколько реально собственные сотрудники «донесли» до клиента и т. д.). В результате компания вообще не работала с заказчиками из сферы ЖКХ. Работа в основном шла с мелкооптовыми перепродавцами и розничными магазинами, которым нужен был не откат, а хорошая цена на товар, так как закупкой занимался лично собственник.
   Откат – это «черепаха», на которой стоят все «слоны» бизнеса!
   В зависимости от того, в каких целях используется откат и насколько широко он распространен, возможна следующая типология степеней поражения рынка.

Степени поражения рынка[19]

   «Нулевой откат». Встречается на отдельных рынках в странах глубоко укоренившегося капитализма, где проделана большая работа по противооткату. Над менеджерами и чиновниками всех уровней довлеют различные законы и морально-этические кодексы, которые побуждают их отказываться от хлебосольства контрагентов, выходящего за границы стаканчика колы или чашки капучино, и стремглав бежать докладывать начальству всякий раз, когда случается получить подарок дороже 25 долларов. Предложения более весомых бонусов вообще способны вызвать у «белого воротничка» нервное расстройство или неадекватное поведение вроде подачи заявления в полицию.
   «Откат I степени», легкий. Менеджеры охотно принимают ценные подарки и другие знаки внимания со стороны откатодателей, если те соблюдают определенный этикет. Обе стороны делают вид, что откат дается не за что-то, а просто за хорошее отношение, стало быть, подкупом не является. Чаще всего легкий откат действительно жестко не обязывает откатчика совершать какие-то действия в пользу откатодателя. Сами «благотворители» расценивают свои подношения как плату за лояльность своему «агенту влияния».
   «Откат II степени», средний. Менеджеры ударно трудятся по принципу «компании – скидки, сотрудникам – откаты», пытаясь худо-бедно соблюсти баланс между корпоративным интересом и личной выгодой. При невозможности получить откат менеджеры явственно скучают. Откат представляет собой недополученную компанией скидку (ее кладет себе в карман откатчик). Руководители и владельцы бизнеса могут быть в курсе положения дел: считая откат неизбежным злом, они лишь следят, чтобы наемные менеджеры не зарывались. Косвенные признаки: смутная и не афишируемая политика компаний-продавцов в отношении корпоративных скидок, практикуемая на рынке; неадекватно низкая оплата труда менеджеров, предполагающая «самостимуляцию». Размер отката варьируется от 5 до 10 % от объема сделки.
   «Откат III степени», тяжелый. Вместо рынка продукта/услуги существует рынок отката: управленцы заключают контракт с тем, кто больше откатит. Ни интересы компании, ни сам предмет сделки большой роли не играют. В этом случае откат чаще всего не просто недополученная компанией скидка, но еще и изрядная накрутка к цене товара. Сам откат становится главным способом продвижения продукции, все остальные маркетинговые инструменты имеют второстепенное значение. Для удобства получения мзды менеджерами создаются «карманные» компании, для обналички отката широко используются фирмы-однодневки. Особенно распространен на рынках, где оценка полезности самого продукта (услуги) носит субъективный характер или является прерогативой «высоколобых» специалистов. Например, IT-рынок, маркетинговые исследования, услуги PR. Размер отката может достигать 50–70 % от объема (хотя это тоже не предел).
   У нас нет высоких цен – у нас есть большие откаты! Из них, собственно, и складывается цена…
   В качестве примеров распространенности откатов на различных рынках и в отраслях можно привести следующие реплики.
   Откаты на IT-рынке. Откаты широко распространены в области «системной интеграции». В некоторых случаях они являются одним из основных способов продвижения компаний в этом сегменте, так как конкуренция здесь очень плотная, и услуги, предоставляемые клиентам, практически одинаковы и равнозначны. Следовательно, без вербовки человека в интересующей компании-клиенте компаниям-интеграторам почти невозможно продвигаться, расти и зарабатывать. Откат составляет в среднем 10 % по «железу» и 25 % по софту.
   Откаты на рынке фармакологии. Крупные зарубежные и российские производители уже некоторое время как отошли от откатов налом. Все подобные вопросы негласно переданы «в ведение» дистрибьюторов. Иными словами, производителей не волнует, каким образом их партнеры добиваются хороших продаж. В ряде случаев зарубежные производители идут на легальные формы отката, работая с так называемыми российскими opinion leaders, влияющими на закупки. Их приглашают выступить с лекциями за баснословный гонорар или выделяют грант на исследования их «карманным» фирмам. Решение о таком откате обычно принимается головной конторой за рубежом.
   Откаты на полиграфическом рынке. Зона отката чуть-чуть сузилась. На мелких заказах маржа стала невелика, и откат экономически нецелесообразен. Многие компании, размещающие в типографиях очень крупные заказы, наладили строгий контроль над своими сотрудниками с помощью службы безопасности – вплоть до прослушки рабочих телефонов. Зато на рынке средних заказов по-прежнему настоящее раздолье.
   Откаты в сфере логистики. В качестве примера откатов в сфере логистики приведем объявление на сайте компании-грузоперевозчика: «Предлагаем сотрудничество в области доставки грузов. Если клиент просит вас организовать доставку груза, вы можете обратиться к нам, и мы сообщим вам стоимость перевозки (наши цены не превышают среднестатистические). Ваш интерес и форму его получения мы готовы обсуждать индивидуально. Мы давно работаем на рынке перевозок, дорожим своим имиджем и будем для вас надежным партнером, так как руководствуемся популярным в бизнесе правилом – живи сам и давай жить другим».
   Откаты в нефтяной отрасли. Допустим, некой государственной нефтяной компании надо покрасить кусок трубы. Ее топ-менеджер объявляет конкурс и нанимает два института, которые должны провести оценку, например, двух компаний-претендентов. В первом институте претенденту № 1 ставят минус 10 баллов, претенденту № 2–0 баллов. Во втором институте результат обратный: претенденту № 1 дают 0 баллов, № 2 – минус 10. Поскольку формально соревнование закончилось ничьей, топ-менеджер компании сам определяет победителя. Тот в знак благодарности дает откат – минимум 15 % (порой доходит до 70 %) от стоимости подряда. Откат проходит через цепочку посредников и оседает в так называемой «точке оставления прибыли» – фирме, приближенной к топ-менеджеру.
   Просьбы не докуки, как не пусты руки
   Об откатах в строительстве можно даже рассказать анекдот. Одна фирма объявляет тендер на строительство отеля. Делают предложение три фирмы – турецкая, австрийская и российская. Турки обещают построить отель за 40 млн. Австрийцы предлагают построить тот же отель за 80 млн. Фирма из России делает предложение на 120 млн. Заказчик очень удивился и вызвал нашего подрядчика:
   – Ты что, совсем обнаглел? Вроде наш человек, а цена у тебя выше всех! Вон турки за 40 миллионов готовы строить!
   – А что? Все правильно. 40 – тебе, 40 – мне, а 40 туркам отдадим – пусть строят!

Глава 2
Как предложить откат

Сбор и анализ информации об организации-клиенте

   Мысль о том, что в любом деле важна подготовка и что именно она на 90 % определяет успех любого дела, бесспорна. А когда «дело» еще и уголовно наказуемо, то переоценить важность подготовки просто невозможно. Важнейший аспект подготовки к ведению переговоров о продаже – сбор информации об организации, с которой предстоит контактировать: кто здесь является ЛПР, какова схема принятия решения о закупке и объемы потребления вашей продукции, у кого из конкурентов производятся закупки. Главное, что нужно выяснить до начала переговоров об откате, – экономическая целесообразность откатывать данному клиенту и прогноз необходимости использования в работе с ним откатов. Эти ключевые моменты мы и рассмотрим подробнее.
   «Бабло побеждает зло» – то есть размер отката всегда больше предполагаемой ответственности и риска быть пойманным

Экономическая целесообразность «откатывать» клиенту

   Компания «Альфа» – мелкий клиент-перепродавец, который время от времени делает у вас небольшие закупки.
   Компания «Бета» – крупный конечный потребитель с большим потенциалом, является «дочкой» госкорпорации. В настоящий момент вы ведете с ним переговоры о сотрудничестве.
   Компания «Гамма» закупает у вас большие объемы запчастей для собственного потребления. Закупки этого клиента постепенно росли в течение прошлого года, пока вы не стали для него одним из ключевых поставщиков запчастей. Подобная ситуация стала возможна благодаря сочетанию ваших цен, наличию необходимой продукции на складе и дополнительного сервиса, который устраивает закупщика. Правда, время от времени у данного клиента возникают «просрочки» оплаты за отгруженный товар.
   Компания «Дельта» – перепродавец, закупающий у вас узкую номенклатуру по низким ценам, но в больших объемах. Вы зарабатываете небольшую маржу на этом клиенте и в основном используете его объемы для получения дополнительных скидок у поставщиков.
   С кем из этих клиентов стоит использовать откат и для решения каких сбытовых задач?
   Рассмотрим схему анализа клиентской базы. Ее можно анализировать по объему продаж (или объему полученной прибыль) и потенциалу клиента. Потенциал клиента – это ответ на вопрос: какую долю наши поставки занимают у него в бюджете закупок по нашей товарной группе? Если потенциал у клиента есть, нужно «расширять свое присутствие». Очень часто многие компании так и остаются «поставщиками на подхвате», так как не могут перехватить у конкурентов действительно значимые объемы, а поставляют только то, чего нет у основного поставщика.
   Более подробно об оценке потенциала организации вы можете узнать в бесплатном курсе «Тактика управления продажами», на который можно подписаться по ссылке http://www.gorstka.ru/consulting/sales/.
   Если дополнительного потенциала у клиента нет, то здесь основная задача – удерживать текущее состояние. Вернемся к нашей ситуации (рис. 2). С компанией «Альфа» откат использовать нет необходимости, так как это «мелочовка». Важнейшая причина, по которой не стоит предлагать откаты мелким клиентам, – моментально страдающая репутация компании: все на рынке знают, что этот поставщик – откатчик, а продукция, которую он продвигает, неконкурентоспособна и продается только за откаты. В результате крупные клиенты отказываются работать с компанией-поставщиком, опасаясь некачественной или неликвидной продукции, а также лишних кривотолков и подозрений.
   Казна на поживу дана
   При работе с компанией «Бета» откат нужен для входа в организацию, так как этот клиент интересен (у него высокий потенциал), а также потому, что «дочки» госкорпораций обычно без личных бонусов ничего более-менее крупного не закупают. Компания «Гамма» дает большие объемы, тем не менее здесь есть потенциал дальнейшего роста продаж. Если использовать в этой ситуации откат, то в первую очередь для «ускорения расчетов» по отгрузкам. Компания «Дельта» дает хорошие объемы и небольшую маржу, но больше из этого клиента мы уже не выжмем (нет потенциала). Платить здесь откат экономически нецелесообразно (да и незачем).

   Рис. 2. Оценка целесообразности использования отката при работе с клиентом

Прогноз необходимости использования отката в работе с организацией-клиентом

   1. Уровень коррумпированности организации-клиента. Если в организации «берут» на всех уровнях, то слух об этом обязательно ходит по рынку. Поэтому подобную информацию можно «снять» у знакомых из других организаций, работающих в данной отрасли.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →