Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Трещина по стеклу распространяется со скоростью примерно 1,3 км/сек.

Еще   [X]

 0 

Операция АнтиНАТО. Феодосийская модель (Жмуцкий Дмитрий)

В мае 2006 года антинатовский митинг у ворот Феодосийского морского порта оказался началом серии протестных акций на территории Крыма, которые привели к отмене совместных с вооруженными силами США учений «Си Бриз» и к серьезному поражению президента Ющенко на одном из принципиальнейших для него политических направлений – ускоренном превращении страны в военный форпост НАТО.

Год издания: 2006

Цена: 59.9 руб.



С книгой «Операция АнтиНАТО. Феодосийская модель» также читают:

Предпросмотр книги «Операция АнтиНАТО. Феодосийская модель»

Операция АнтиНАТО. Феодосийская модель

   В мае 2006 года антинатовский митинг у ворот Феодосийского морского порта оказался началом серии протестных акций на территории Крыма, которые привели к отмене совместных с вооруженными силами США учений «Си Бриз» и к серьезному поражению президента Ющенко на одном из принципиальнейших для него политических направлений – ускоренном превращении страны в военный форпост НАТО.
   Успех этой протестной кампании во многом связан с тем, что были применены приемы ненасильственного давления на власть.
   Эта книга – о методах ненасильственного гражданского протеста, о том, как представители местных общественных объединений могут организовать эффективное сопротивление незаконным действиям центральных властей.


Операция «АНТИНАТО». Феодосийская модель Сборник. Составитель Дмитрий Жмуцкий

Организованный гражданский протест

   Принято говорить, что Украина разделена на преимущественно русскоязычный юго-восток и преимущественно украиноязычный северо-запад. И выборы как 2004, так и 2006 годов это в очередной раз подтвердили. Однако разделение Украины на два примерно равных по численности населения макрорегиона несводимо только к языку, а затрагивает и ряд других сфер. Так, полтора десятка лет независимого существования страны гражданская активность юго-востока ограничивалась участием в выборах. А в промежутках между ними население, с советских времен привыкшее к патронажу со стороны власти, находилось в своего рода анабиозе, не предпринимая никаких организованных массовых действий в защиту собственных прав. Монополия на организованный гражданский протест принадлежала северо-западу, и в наибольшей степени Галичине. Не раз такие протесты приводили к успехам. Наиболее ярко это проявилось во время «оранжевой революции», правда, в тот момент и юго-восток нельзя было назвать совсем спящим, неподдельная низовая активность «синих» была заметна и там, однако выглядела на фоне действий «оранжевых» более чем скромно и никаких практических результатов не дала.
   И вот 26 дней феодосийского противостояния, которое стало первой массовой гражданской акцией украинского юго-востока, увенчались победой. Вопреки очевидному желанию президента В.Ющенко, а также глав МИДа и Минобороны Б. Тарасюка и А. Гриценко, американским солдатам пришлось покинуть территорию Украины и отказаться от участия в маневрах «Си Бриз-2006» (Sea Breeze-2006) в Крыму. А ведь ранее такие маневры регулярно проводились, привлекая символическое число протестующих против них пикетчиков. Только в этом году, в отличие от прошлых, допуск иностранных солдат не был, как того требует конституция, санкционирован Верховной радой, несмотря на неоднократную постановку данного вопроса по инициативе исполнительной власти.
   Поэтому в Феодосии не просто протестовали против прибытия американских военных, но и защищали конституцию, требования которой были проигнорированы правительством и «гарантом конституции» – президентом страны. Конечно, незаконность присутствия американских военных сыграла роль в размахе протеста, а именно этот размах и гарантировал его успех. Однако думается, что если бы несколько лет назад маневры вздумали проводить столь же незаконным образом, то с таким возмущением населения их организаторы не столкнулись бы. И нынешнее феодосийское противостояние выглядит первым сигналом того, что юго-восток Украины выходит из гражданского анабиоза и учится отстаивать свои интересы путем массовых ненасильственных акций. Хотя, безусловно, только время покажет, действительно ли протесты феодосийцев знаменуют появление новой общественной тенденции на Украине.
   Симпатии авторов книги к организаторам и участникам акций протеста очевидны, но все же они сдерживают излишние эмоции и пытаются в основном оперировать фактами, щедро предоставляя слово участникам событий, находившимся как в Крыму, так и в Киеве. Выводы, к которым подталкивают авторы, но не высказывают их в лоб, – однозначны: 1) феодосийский протест не спланирован Москвой или украинской оппозицией, а дело рук разочарованного политикой власти местного многонационального населения (особенно интересны страницы, где речь идет об участии в акциях и крымских татар), тогда как политики поддержали феодосийсцев лишь впоследствии, зачастую с оглядкой на столичную власть (последнее прежде всего относится к Партии регионов); 2) прибывшие в Крым американские военные очень мало похожи на резервистов-стройбатовцев, а данные о грузе, который доставило судно «Адвантадж» (Advantage), говорят о том, что, вероятно, речь шла не просто о рядовых военных учениях, но о форме закрепления американского военного присутствия в Крыму. Впрочем, нет смысла здесь пересказывать книгу, когда ее можно прочитать.
   Интересней задуматься о другой теме, затронутой в книге лишь вскользь: в какой мере феодосийская акция скорректирует курс новой власти на ускоренное вступление в НАТО вопреки воле абсолютного большинства населения Украины, в том числе и большинства электората В. Ющенко (согласно соцопросу КМИС, в 2004-м вступление в альянс поддерживали лишь 17,6% его избирателей). Авторы настроены оптимистично, и основанием для их оптимизма стало то, что в соглашение о так и не состоявшейся «оранжевой коалиции» был, по инициативе СПУ, включен пункт, что вступление в НАТО происходит на основании результатов референдума. (Точно такой же пункт был и в не вступившем в силу соглашении между «Нашей Украиной» и Партией регионов). Мне не кажется это серьезным основанием для оптимизма. Ведь данное положение никак не препятствует проведению всех форм максимального сближения с НАТО, включая подписание и реализацию так называемого «Плана действий по обретению членства», а также никак не препятствует и пропаганде членства в НАТО за счет налогоплательщиков. Что же касается референдума, то, конечно, число противников участия Украины в альянсе многократно превосходит число его сторонников. И вряд ли это соотношение существенно изменится за ближайшие 3-5 лет (предполагаемые сроки обретения членства). Однако в нынешних украинских условиях референдум представляет собой игру без правил – ведь закон о нем (в отличие от законов о выборах) никак не регламентирует равные условия для агитации сторонников и противников выносимого на голосование вопроса. А для демократических стран такое равенство – вещь сама собой разумеющаяся. Именно так проходили референдумы о ратификации Европейской конституции в странах ЕС. Более того, такие же равные условия были у обеих сторон даже на референдуме в Чили при диктатуре Пиночета (5 октября 1988), когда решался вопрос о продлении генералу президентских полномочий на 8 лет (тогда большинство чилийцев ответило «нет»).
   Между тем в Украине вопрос о равенстве различных точек зрения в кампании по референдуму никак не дебатируется, зато командой Ющенко и блоком Тимошенко постоянно проводится мысль, что в вопросе о членстве в НАТО достаточно «правильно» проинформировать народ и он проголосует «за». На подготовку общественного мнения выделены деньги – в том числе гранты западных фондов. Порой создается впечатление, что такую информационную кампанию мечтают провести в духе обсуждения в СССР брежневских воспоминаний.
   Хотя, что и говорить, информировать народ о НАТО действительно нужно, но именно информировать, а не зомбировать. А на Украине хоть и принято говорить о свободной прессе, которая работает без темников, в ведущих СМИ обычно встречаешь лишь штампованные слова о Североатлантическом альянсе как о «союзе демократических государств». Однако украинскому обществу остается практически неизвестным, что этот союз в свое время спокойно мирился с наличием в своих рядах португальской, греческой и турецкой военных диктатур, что многие страны Европы стали процветающими членами Евросоюза, оставаясь нейтральными. Неизвестным остается и то, что по окончании холодной войны, а особенно после 11 сентября 2001-го, количество серьезных аналитических публикаций о НАТО на Западе резко сократилось, что служит еще одним доказательством анахроничности этого союза, достаточно эффективного в холодную войну, но не приспособленного к реалиям современного мира. В наиболее серьезных украинских изданиях регулярно появляются интервью ведущего лоббиста расширения НАТО Брюса Джексона, тогда как точка зрения немалого числа американских (не говоря уже о европейских) политологов, говорящих о ненужности участия Украины в НАТО (например, Анатоля Ливена), в украинской прессе практически не отражена.
   Впрочем, думается, и эта информация в конце концов станет доступной, ведь особенностью современного момента является не только феодосийский протест, но и то, что впервые за всю историю нового украинского государства довольно громко заявила о себе некоммунистическая часть политического класса, включающая, что принципиально важно, часть бюрократической и бизнес-элиты, отстаивающая нейтральный статус страны. И теперь эта часть элиты составляет конкуренцию пронатовской элите (численно по-прежнему доминирующей) уже в центре политического спектра.
   Михаил Погребинский,
   директор Киевского Центра политических исследований и конфликтологии

Почти революция

Без иллюзий

   В конце мая 2006 года достаточно немногочисленный антинатовский митинг у ворот Феодосийского морского порта неожиданно оказался началом целой серии протестных акций на территории Крыма, которые привели к отмене совместных с вооруженными силами США учений «Си Бриз-2006», а по большому счету, и к серьезному поражению президента Ющенко на одном из принципиальнейших для него политических направлений – ускоренном превращении страны в военный форпост НАТО у границ России.
   Вполне очевидно, что успех этой протестной кампании во многом связан с тем, что в ходе нее были успешно применены некоторые приемы ненасильственного давления на власть из тех, что широко применялись на Украине сторонниками «оранжевой» коалиции в ходе «бархатного» захвата власти в 2004 году. Но на этот раз этим оружием сумели воспользоваться противники Виктора Ющенко. В некотором смысле они совершили маленькую «антиоранжевую» революцию.
   О том, что такое рано или поздно начнет происходить и может принять общенациональные масштабы, эксперты предупреждали еще в ту пору, когда в Киеве радость от не вполне законной победы заставляла новых руководителей забыть, что эффективность технологий ненасильственного давления не зависит от того, как зовут властителя, против которого они применяются, – Кучма, Ющенко и т. д. При том, что уже тогда примерно половина населения страны не разделяла политические устремления «оранжевых», начало эффективного применения проигравшими современных методик организации протеста становилось вопросом времени.
   Прежде чем приступить к рассмотрению успешного опыта использования «майданных технологий» в противостоянии с теми, кого Майдан привел к власти, следует сделать два принципиальных уточнения.
   Первое. Во время антинатовской кампании в Крыму по разным причинам был использован далеко не весь инструментарий «бархатных революций». В большинстве случаев это связано с тем, что официальный Киев собственными силами справился с рядом задач, которые, в соответствии с методиками искусственного обострения кризисных ситуаций, должны были бы взять на себя организаторы протестных акций. Например, особое место в «майданных технологиях» отводится созданию разного рода иллюзий, политических миражей, которые быстро тают без постоянной медийной поддержки. У большинства населения должно создаваться впечатление, что шаги или намерения действующей власти преступны или таят серьезнейшую угрозу интересам граждан, что сопротивление властям имеет широчайшие масштабы (в то время как этого нет в действительности) и т. д.
   Понятно, что необходимости в широком применении этой существенной части «майданных технологий» в Крыму не было и нет. Здесь не надо создавать, как во время «оранжевой революции» в Киеве, никаких пропагандистских химер, чтобы мобилизовать русское население полуострова на выступления – очевидной политической реальности более чем достаточно. Киевская «оранжевая» власть самостоятельно дает поводы для протестов и постоянно добавляет черной краски в свой образ, открыто настаивая на своей позиции как по поводу правового статуса Крыма и русского населения, так и по поводу вступления страны в НАТО. Объективный результат такого самоочернения показывают итоги выборов – большинство крымчан не приемлют как действующего главу государства, так и проводимую им политику.
   Второе, и самое главное: «майданные технологии» (если рассматривать их полный набор) предназначены не столько для оказания эффективного давления на власть для решения какой-то отдельной проблемы, сколько для осуществления «бархатной революции». Вполне очевидно, что даже близкой задачи «антинатовцы» в мае – июне 2006 года перед собой не ставили и, следовательно, не использовали соответствующие методики захвата власти. Более того, организаторы акции осознанно отмежевывались от попыток сделать одним из лозунгов протестных выступлений требование об отставке президента Ющенко. Протестующие крымчане требовали не революционных перемен, а исполнения конституции государства, запрещающей без разрешения парламента (Верховной рады) допускать на территорию Украины вооруженные силы других государств.

Объединяющий лозунг

   Почему именно намерение властей провести совместные с НАТО учения вызвало такой политический взрыв? Казалось бы, это достаточно далекий от жизни простых граждан вопрос, который должен волновать их гораздо меньше, чем личное благополучие и благосостояние. Однако масштабы антинатовской кампании протеста говорят о том, что простые граждане чувствовали личную заинтересованность, выражали какой-то личный протест. Другими словами, многое говорит о том, что в требовании населения не допускать войска НАТО на территорию Крыма оказалось «зашифровано» нечто гораздо большее, чем просто отрицательное отношение к Североатлантическому альянсу. Что именно?
   Украина – это, в сущности, конгломеративное образование. Государство включает в себя не только территории, исторически заселенные украинским народом, но и Крым, Донбасс, Одесский регион, жители которых только учатся (к тому же без особого рвения) ощущать себя украинцами. По центру страны проходит граница культур: запад видит себя с Европой, восток – с Россией. Различия в самоидентификации, целях и ценностях жителей востока и запада огромны. Вся история независимой Украины – это история противостояния двух мировоззрений. Задача любого лидера страны, не желающего допустить разрушительных катаклизмов, пытаться учитывать интересы обеих столь несхожих частей населения и устанавливать взаимопонимание между ними.
   Однако новая власть, утвердившаяся в результате «оранжевой» революции, настаивает на приоритете этнокультурных, конфессиональных и политических ценностей, которые разделяет лишь половина населения страны. При этом главными направлениями политики властей стали украинизация юга и востока, а также разрыв интеграционных связей с Россией и ускоренное вступление в ЕС и НАТО. В результате русские граждане Украины фактически оказались в положении не вполне полноценных, а их экономическими и личными интересами, связанными с Россией, Киев принципиально решил пренебрегать. Уже это само по себе не может не вызывать протестных настроений, способных наполнять энергией акции, направленные против любого из трех основных направлений политики «оранжевых».
   Впрочем, таких направлений осталось всего два – об ускоренном вступлении в ЕС пришлось забыть, ввиду того, что европейцы крайне прохладно отнеслись к этой идее. При этом все более настойчивое стремление президента Ющенко и его команды сделать Украину членом НАТО не может само по себе не усиливать сопротивления части населения[1]. Выгоды от вступления в альянс весьма сомнительны (если не считать таковыми неизбежный разрыв интеграционных связей с Россией в военно-технической области), а опасности видны вполне отчетливо. Русское население страны не может не задумываться о том, что такое собираются предпринимать власти, какие будущие действия «оранжевой» власти могут потребовать покровительства и защиты мощной военной организации. Опыт ведь показывает, что в НАТО в последние годы спешно вступали государства, настроенные недружественно как к России, так и к собственному русскоязычному населению.
   Таким образом, в протесте против конкретного незаконного решения (о допуске в ходе учений на территорию страны подразделений армии США) могли оказаться зашифрованы и опасения насчет возможных попыток власти заручиться поддержкой внешних сил для подавления протестов собственного населения.
   Крым оказался в центре этой кампании протеста не случайно. Он относится к числу регионов, проявляющих нелояльность к «оранжевым» (да и к любым другим прозападным силам). Большинство населения полуострова решительно сопротивляется украинизации и попыткам ограничить суверенитет региона, категорически не желает поддерживать политику конфронтации с Россией и, более того, традиционно уповает на восточного соседа как на силу, заставляющую официальный Киев воздерживаться от слишком грубых действий в отношении русских крымчан.
   Характерно, что именно здесь центральная исполнительная власть решила под шум учений «Си Бриз-2006» строить некий объект, подразумевающий присутствие на нем вооруженных подразделений НАТО. Это решение, судя по всему, и стало детонатором, запустившим мощный процесс ненасильственного давления на власть под лозунгом: «НАТО – вон!»

Движущие силы: очевидные и скрытые

Благоприятная ситуация

   Видимая для населения часть подготовки к совместным с НАТО учениям должна была начаться всего лишь через полтора-два месяца после окончания избирательной кампании – в конце марта на Украине проходили выборы не только в Верховную раду, но и в местные советы, в том числе в Верховный совет Крыма. То, что в предвыборный период политическая активность граждан резко поднимается, их взгляды приобретают радикальную окраску, у них появляется готовность защищать свои убеждения действием и одновременно создаются специальные организации активистов, – хрестоматийный факт. Именно эта закономерность использовалась в ходе практически всех «бархатных революций» – политическую активность избирателей еще чуть-чуть поднимали и перенаправляли на новую цель – перехват власти.
   В Крыму, в ходе избирательной кампании, закончившейся накануне учений, большая часть политических сил, конкурировавших за голоса избирателей, как раз активно использовала тему прекращения сотрудничества Украины и НАТО. Избирателей убеждали, что приближение Украины к Североатлантическому альянсу окончательно отдалит ее от России. В предвыборной риторике Блока Витренко, блока «Не ТАК!», Блока Куницына, Компартии, Партии регионов и партии «Союз» НАТО прямо противопоставлялось Единому экономическому пространству (интеграции с Россией). Рекламные щиты, десятками размещенные вдоль крымских дорог, предельно ясно излагали эти идеи. Например, на биллбордах блока «Не ТАК!»[2] были написаны три лозунга: «НАТО – нет!», «ЕЭП – да!», «Государственный статус русского языка – да!» На рекламных щитах Блока Куницына был изображен символ Североатлантического альянса, перечеркнутый жирным красным крестом, и т. д Результаты выборов в Верховный совет Крыма показали, сколь распространенными оказались в регионе радикальные настроения: из 100 депутатских мандатов 84 были распределены между партиями, которые использовали в предвыборной кампании антинатовские лозунги.

   Необходимые ингредиенты «бархатной революции»

   К этому следует добавить, что «наследство» избирательной кампании не исчерпывалось подъемом политической активности. Еще до выборов, в 2005 году, в Севастополе начала действовать молодежная организация «Прорыв». Этот проект был создан по образцу сыгравшей немалую роль в ходе «оранжевой революции» организации «Пора» (он использует те же агрессивные технологии «политического перформанса», выполняет роль организационного ядра политических акций и т. д). При этом севастопольский « Прорыв», безусловно, был создан как антагонист «Поры».
   Но несмотря на все это команда Ющенко особого беспокойства не проявляла – ее собственный опыт проведения «оранжевой революции» подсказывал, что за организованной кампанией давления на власть обязательно должны стоять крупные политические игроки, в том числе такие, которые не афишируют своего участия. Но кто мог стать такими игроками?
   Главный политический оппонент «оранжевых», Партия регионов Виктора Януковича, представляющая интересы русской части Украины и весьма осторожно относящаяся к вопросам сотрудничества с НАТО, находилась в процессе поиска компромисса с президентом – шли сложные переговоры по поводу создания правящей коалиции в Раде. Руководству «бело-синих» в тот момент открытое выступление против важнейшего направления политики Ющенко было ни к чему. Другим оппозиционным парламентским партиям вроде бы тоже было не до подготовки и организации акций протеста. Стало быть, развития событий по революционному сценарию власть вроде бы могла не опасаться. Во всяком случае рассчитывать на это основания были.

«Статусные» политические игроки

   Наиболее оперативно на акцию, начавшуюся в Феодосии, отреагировала Наталия Витренко – лидер Прогрессивно-социалистической партии – пророссийской политической силы, которая на парламентских выборах 26 марта не смогла преодолеть трехпроцентный барьер (не хватило нескольких сотых процента) и не прошла в Верховную раду Украины.
   ПСПУ и ее лидер занимали в ходе крымского кризиса, вероятно, наиболее радикальную позицию. В первый же день протеста, 27 мая, Витренко объявила «мобилизацию для борьбы с оккупантами». Она несколько раз побывала в Феодосии, общалась с жителями палаточного городка, выступала на митингах. 30 мая она потребовала импичмента президента. Характерно, что эту инициативу не поддержали даже коммунисты, резко осудившие допуск американского груза в Феодосийский порт. (Лидер Компартии Украины Петр Симоненко отметил, что до начала процедуры импичмента парламент Украины должен принять закон, регулирующий этот процесс.)
   Тем не менее из политических сил, представленных в украинском парламенте, с наиболее резкой критикой власти выступила именно Компартия. На момент начала антинатовских акций партии, прошедшие в парламент, обсуждали несколько вариантов коалиции, но все они обрекали коммунистов на роль оппозиции, и это развязывало им руки.
   30 мая глава КПУ Петр Симоненко и депутат Рады Игорь Алексеев зарегистрировали в Верховной раде законопроект об отставке исполняющих обязанности министров обороны и иностранных дел. В пояснительной записке к законопроекту коммунисты заявили, что феодосийские события «являются ярким бесспорным фактом антигосударственных действий» обоих и. о. Днем позже Симоненко известил, что если власть будет настаивать на проведении учений, Компартия предпримет «радикальные действия с большим числом участников». На митингах Петр Симоненко и другие коммунистические лидеры не раз требовали, чтобы генеральная прокуратура возбудила против министров уголовные дела. Руководители Партии регионов (крупнейшей оппозиционной организации) высказывались гораздо более сдержанно. Они признавали, что власть нарушила конституцию, но воздерживались от антинатовских лозунгов. В первые дни протеста точку зрения партии озвучивали политики из идеологической когорты: Тарас Чорновил, Евгений Кушнарев, Юрий Болдырев, Владимир Зубанов. В отличие от них первые лица партии (Виктор Янукович, Ринат Ахметов и Раиса Богатырева) не подвергали власть публичной критике. «Регионы» явно оставляли себе поле для маневра, не желая отказываться от возможности создать широкую коалицию с партией президента Ющенко – НСНУ.
   Виктор Янукович, лидер Партии регионов:
   – Наша партия последовательно выступает за сотрудничество Украины с НАТО, укрепление системы глобальной и европейской безопасности. <...> Партнерские отношения между Украиной и Альянсом должны развиваться. Но заметьте – именно развиваться, а не форсироваться в авральном порядке.
   (Интервью от 8 июня.)
   Схожим образом действовали и крымские лидеры ПР. Председатель Верховного совета автономии Анатолий Гриценко (член Партии регионов, тезка и однофамилец министра обороны Украины) 2 июня отказался внести вопрос о феодосийских событиях на рассмотрение внеочередной сессии. Позднее президиум крымского парламента (большинство мест в президиуме контролирует ПР) решил обсудить ситуацию в Феодосии не на пленарном заседании, а на депутатском собрании – в формате, который не позволяет принимать постановления. И хотя уже во время собрания депутаты проголосовали за то, чтобы перевести встречу в режим пленарного заседания, и приняли-таки антинатовское решение, эта запутанная процедура позволила провластным СМИ говорить о нелегитимности действий крымских парламентариев.
   Лидер Социалистической партии Украины Александр Мороз, являющийся в целом принципиальным противником вступления страны в НАТО (он, например, потребовал убрать из проекта коалиционного соглашения пункт об интеграции страны в НАТО, внесенный по настоянию Виктора Ющенко), оказался в центре сложнейшего коалиционного торга. Это привело к тому, что возможности СПУ, как и Партии регионов, в части оказания поддержки кампании протеста оказались достаточно ограниченны.
   Тем не менее следует отметить, что в Феодосии кроме Наталии Витренко побывали народные депутаты Украины от Партии регионов (33 человека во главе с членом политсовета партии, главным сторонником федерализации Украины Евгением Кушнаревым), нардепы от Компартии Украины (Петр Симоненко, крымчанин Леонид Грач, Александр Бондарчук, Евгений Мармазов).

Организация протеста «сетевыми» структурами

   И главный секрет этой победы, абсолютно очевидный сегодня (не считая высокой политической активности крымчан и их способности к самоорганизации), состоит всего лишь в том, что на местном уровне обнаружилось достаточно людей и общественных движений, оказавшихся в состоянии вполне профессионально применять «майданные технологии» – власть не разглядела достойного противника. Лидерами и организаторами крымской антинатовской «революции» оказались в основном мало известные за пределами полуострова представители общественных организаций, депутаты местных и поселковых советов и даже члены христианских и экологических движений.
   То, что акции в ходе кампании организовывались независимыми друг от друга местными общественными структурами, стало еще одним из факторов, обеспечивших успех. И дело тут не только в том, что именно такую (сетевую) структуру рекомендуют для организации протестных движений методики проведения «бархатных революций», но и в том, что это обеспечило высокую оперативность принятия решений и сплоченность участников – у них не было «партийных» причин для разногласий.
   Серия акций протеста «Анти-НАТО» началась с митинга, организованного у ворот Феодосийского порта в субботу 27 мая незадолго до прихода судна «Адвантадж» с военным грузом на борту. На небольшой площади у портовых ворот собрались активисты общественной организации Российская община Феодосии и члены Союза казаков Феодосийского региона. По воспоминаниям непосредственных участников событий, было это примерно так.
   Председатель Российской общины Нелла Протасова:
   – Вечером 26-го стало известно, что в Феодосийский порт направляются 3 иностранных корабля с оружием, строительной техникой и стройматериалами. Я созвонилась с казаками, с руководством городской организации Партии регионов, и мы решили, что утром соберем народ у порта. В субботу мы первым делом уведомили горисполком о пикете, и в 10 часов на площади уже находились люди из нашей общины и казаки. Я зашла в ближайший магазин, купила ватман, маркеры, и мы прямо на земле писали транспаранты: «Феодосия без НАТО!», «НАТО, вон из Крыма!» и т. д. Чуть позднее появились люди из Блока Витренко и Партии регионов. Мы обзванивали журналистов, просили сообщить о нашей акции.
   В тот же день председатель Союза казаков Феодосийского региона, депутат горсовета от Партии регионов Борис Степанов впервые высказал идею заблокировать порт:
   – 25 мая мне позвонили и сообщили, что в Босфоре стоит американский сухогруз «Адвантадж» водоизмещением 30 тысяч тонн, который, по всей видимости, направится в Феодосию, – рассказывает Степанов.– Сказали, что приход судна связан с учениями «Си Бриз» и что американцы, по всей видимости, собираются строить в Крыму военную базу. На собрании депутатов городского совета Феодосии я рассказал обо всем коллегам. На следующий день, на заседании горсовета, я снова поднял эту тему и предупредил депутатов, что через 22 часа корабль войдет в феодосийскую гавань. Сказал, что на Круге (совете. – Прим. сост.)феодосийских казаков предложу заблокировать порт и помешать незаконной разгрузке.

   По словам Степанова, первыми, кто поддержал его намерение, были депутаты горсовета от Блока Наталии Витренко «Народная оппозиция». Утром 27 мая активисты «Народной оппозиции» присоединились к казакам и Российской общине Феодосии. Чуть позже к порту подошли люди из местной организации Партии регионов. Вечером к акции протеста примкнул феодосийский горком Коммунистической партии Украины. Лидеры политических сил не скрывают: задержались из-за того, что должны были согласовать свои действия с партийным руководством.
   Впрочем, организаторы пикетов уверяют, что партийные активисты «не делали погоды». Большинство людей, находившихся на площади, составляли простые жители Феодосии и окрестных сел.

   – Они узнали, что в порту незаконно разгружается судно, что несколько человек пытаются блокировать порт, и пришли им на помощь, – считает председатель Крымского общества русской культуры, депутат Верховного совета Крыма Владимир Казарин. Пока политики не начали вояжировать в Феодосию, у ворот порта не звучало ни одного партийного лозунга – названия партий вообще не упоминались. Да, многие жили в палатках с партийной символикой, но лишь потому, что не было других. Феодосийский Блок Витренко, у которого после предвыборной кампании скопилась масса агитационных палаток, предоставил их в распоряжение пикетчиков. В палатках с символикой блока ночевали и казаки, и неорганизованные крымчане, которые приехали поддержать акцию протеста.

Выход кампании за региональные рамки

   Вслед за городским советом Феодосии антинатовский документ принял Ленинский районный совет. Второго июня «территориями без НАТО» стали Партенит (по решению поселкового совета) и Большая Алушта. К ним присоединились Кировский и Черноморский районы, Старый Крым, Судак, Центральный район Симферополя.
   Шестого июня депутаты Верховного совета Крыма собрались для обсуждения событий в Феодосии. Крымские парламентарии провели собрание в режиме пленарного заседания и приняли заявление по поводу сложившейся ситуации. В этом документе содержалось обращение представительного органа автономии к центральной власти прекратить допуск на территорию Крыма иностранных военных и ввоз армейского оборудования, а также предложение расследовать причины произошедшего и привлечь к ответственности виновных должностных лиц. В заявлении также присутствовала фраза: «Верховная Рада АРК выступает за объявление Крыма территорией без НАТО». Крымские парламентарии практически единогласно (в зале присутствовали 78 человек) поддержали эту формулировку, которая почему-то не вошла в окончательную, подписанную спикером редакцию заявления. Возможно, председатель Верховного совета Крыма постарался таким образом смягчить ситуацию.
   В тот же день городской совет Севастополя принял обращение к президенту, и. о. премьер-министра и еще не избранному в тот момент председателю Верховной рады Украины. Депутаты потребовали от руководителей государства «пресечь противоправные действия по вовлечению Украины в структуры военно-политического блока НАТО», прекратить заходы кораблей НАТО в Севастопольскую бухту и учения стран альянса на территории города. Горсовет также потребовал провести всеукраинский референдум о вступлении в Североатлантический альянс и (в случае, если украинцы выскажутся против НАТО) во внеочередном порядке принять закон «О нейтральном и внеблоковом статусе Украины».
   Однако в дни, когда волна решений, выражающих солидарность с принципиальной позицией жителей Феодосии, еще не докатилась до Верховного совета автономии, на материковой части Украины начался знаменательный процесс – к поддержке протестующих крымчан начали присоединяться органы представительной власти юго-восточных областей, которым ввод натовских войск в ближайшей перспективе вроде бы не угрожал. Третьего июня первой откликнулась Харьковская область, за ней Донецкая, местные советы в Запорожской и Луганской областях.

   Политический резонанс и характер действий властей

   Причем принятие таких решений продолжалось и после того, как американские морпехи и их оружие уже давно покинули пределы государства.
   Точности ради следует отметить, что первое антинатовское постановление было принято еще 12 мая городским советом Николаева. Поводом стали украинско-британские учения Военно-воздушных сил «Тугой узел-2006», которые планировалось провести 10 – 28 июня на расположенном неподалеку от города военном аэродроме. В первые дни июня местные организации Блока Витренко, Компартии и казачьей общины начали подготовку к масштабным акциям протеста, и Министерство обороны дало задний ход: сначала учения перенесли, потом – провели без участия британских летчиков.
   

notes

Примечания

1

2

3

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →