Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

К каждому экземпляру первого выпуска «Дейли миррор»[26] прилагалось бесплатное зеркало.

Еще   [X]

 0 

Экодизайн в китайской традиции (Джангкху Долма)

Вся китайская культура насквозь пронизана символами, а «дерево» – это одна из пяти стихий, от гармоничного сочетания которых в доме зависит счастье хозяев. Эта книга посвящена использованию растений в качестве корректирующего средства фэн-шуй. Вы узнаете, как превратить свой дом в настоящий оазис китайской природы, где искусство фэн-шуй связано со всеми составляющими катайской традиции: религией, искусством, медициной, досугом.

Год издания: 0000

Цена: 49.9 руб.



С книгой «Экодизайн в китайской традиции» также читают:

Предпросмотр книги «Экодизайн в китайской традиции»

Экодизайн в китайской традиции

   Вся китайская культура насквозь пронизана символами, а «дерево» – это одна из пяти стихий, от гармоничного сочетания которых в доме зависит счастье хозяев. Эта книга посвящена использованию растений в качестве корректирующего средства фэн-шуй. Вы узнаете, как превратить свой дом в настоящий оазис китайской природы, где искусство фэн-шуй связано со всеми составляющими катайской традиции: религией, искусством, медициной, досугом.
   Каждый день вы сможете отдохнуть после работы в бамбуковой роще, наслаждаясь свежим китайским чаем, избавиться от головной боли с помощью травяного отвара, поднести гостям букет живых пионов, а затем подать им изысканные блюда из заботливо выращенного лотоса. И все это не выходя из собственного дома! Воистину, оказаться в далеком и древнем Китае много проще, чем вы думаете.


Долма Джангкху Экодизайн в китайской традиции

Предисловие

   После многолетнего опосредованного взаимодействия с китайской культурой и духовной практикой состоялась моя первая поездка в Китай. Путь туда лежал через годы жизни в Индии и почти годовое странствие по Индокитаю, поэтому приближение происходило постепенно и осознанно. Тем не менее, «культурный шок» все равно оказался сильным, ибо сосредоточившись на традиционной китайской культуре, даже зная о происшедших коммунистических преобразованиях в стране, я не ожидала увидеть там «Запад чистой воды». Исключение составляют музеи для туристов, где культура сохранена исключительно с демонстрационными целями. Конечно, в течение двух месяцев жизни в Китае, это первое впечатление стало потихоньку отступать, и я научилась обнаруживать под этой «пластмассовой» поверхностью немало глубин, хотя большинство китайцев настроены совершенно празападно. Я не буду описывать здесь впечатления о тайцзы, даосизме, буддизме (как тибетском, так и дзен), поскольку тема данной книги – экодизайн. Это новое направление дизайна в китайской традиции, безусловно, опирается на применение растений в фэн-шуй и расширяет его смысл.
   Многие подтверждали мое наблюдение, что Китай в целом сильно загрязнен как высокоразвитая индустриальная страна, отчего китайцы так любят горы, где еще сохранился чистый воздух и «оазисы» старых городов. На юго-западе страны к ним относятся Дали и Лиджань в провинции Юннань, где я прожила месяц в настоящей сокровищнице фэн-шуй. Однако старый город – это в действительности мираж из прошлого, поскольку все дома и храмы превращены внутри в отели и магазины, тогда как сами китайцы живут за явной «чертой» в новом городе, отстроенном по евростандарту. Старый же город – это обитель для туристов, как иностранных, так и китайцев, проживающих на равнинной части страны. Такая же картина наблюдалась и в городе Ченгду, столице провинции Сычуань, где я прожила второй месяц. Всего несколько улиц в центре города намеренно сохранены в традиционном стиле, тогда как остальной город ничем не отличается от Москвы. Однако любое турагенство предложит вам поездки в окрестные маленькие городки, построенные по фэн-шуй (например, Луо-Даи), которые сохраняются специально для любителей восточной экзотики.
   Таким образом, задачи экодизайна оказываются насущными для современных китайцев не меньше, чем для нас, ищущих его истоки в китайской натурфилософии, а его образцы – в древних китайских памятниках. Одно из мероприятий, позволяющих поддерживать цветоводство – это традиционные цветочные весенние ярмарки. Такая ярмарка «Камелия» в Дели проводится ежегодно, и при мне она прошла в шестой раз, будучи посвящена выставке всех сортов роз во всекитайском масштабе. Несколько дней огромная площадь была заставлена павильонами с розами – от букетов до деревьев в кадках, дорога к ней была устлана красным ковром, по которому китаянки в народных одеждах проносили красочных огромных Драконов. Примечательно, что посетители ярмарки, составившие целую толпу, не столько покупали цветы, сколько делали их фото, обмениваясь визитками с продавцами. Очевидно, главной целью была не распродажа, а налаживание постоянных поставок частным заказчикам и организациям от цветочных фирм. Другое явление представлял собой сад бонсаи в историческом музее в Ченгду, где несколько сотен образцов этого исконного китайского искусства были выставлены на обозрение без коммерческих целей.
   Конечно, в старых китайских городах примеры использования растений в фэн-шуй и укладе повседневной жизни видишь просто на каждом шагу. Собственно, об этом и была написана наша книга, а новые китайские материалы послужили иллюстрациями к тому, что мы изучили ранее теоретически по источникам. Парадоксально то, что перспектива овнутрения принципов фэн-шуй в экодизайне городского жилища, когда они применяются не столько к саду вокруг дома, сколько к размещению растений в квартире, крайне актуальна для жителей китайских городов, хотя работы на эту тему нам неизвестны. Как многие элементы восточных культур, будучи воспринятыми на Западе, обретают после новую ценность у себя на родине, так и адаптированное на Западе применение принципов фэн-шуй может впоследствии оказаться бесценным в празападных китайских городах. Такие плоды нашего труда были бы пределом всех мечтаний, но если хотя бы ставший уже привычным для российских горожан интерес к фэн-шуй обретет более широкое и прочное основание в понимании его места в целостной культуре традиционной китайской жизни, то и в таком случае польза этой книги была бы весьма ощутимой во многих судьбах. Как известно, фэн-шуй «работает» не только в личной жизни, но и на уровне развития и благосостояния страны, будь то Россия или Китай.

   Долма Джангкху (Мария Николаева)
   Апрель 2008, Чиангмаи (Таиланд)

Введение

   Известно, что строго организованное пространство обладает гнетущим воздействием на психику человека. Сады смягчают подобное подавление личности, сглаживая влияние правильных архитектурных форм. В китайских садах отсутствует предсказуемость, они выстраиваются по принципу неожиданных явлений и превращений. Кроме того, живая природа сама по себе никогда не утомляет взор симметрией, прямыми линиями и прямоугольными очертаниями, в отличие от творений цивилизации. В нашем случае в качестве архитектурных форм мы можем рассматривать мебель, а стены послужат «оградой» сада.
   Китайский сад – это геометрически правильно оформленная территория с четко ориентированной по сторонам света архитектурой и совершенно особым образом оформленным пространством природной среды. Среда, то есть свободное от мебели пространство комнат, полностью в нашем распоряжении, и в наших силах сначала сделать ее «природной», а затем оформить особым образом. Важно помнить и то, что сад – это диалог природы и культуры. В связи с особым статусом человека в китайском мировоззрении, архитектурные постройки, выражавшие его присутствие в природе, не прятались. Они открыто и активно были включены в окружающую композицию, но в то же время не подавляли природу, а служили элементами сада. И этот принцип тоже осуществим в квартире, более того, специалисты по интерьерному дизайну считают его основным: мебель и прочие детали интерьера должны органически сочетаться.
   Не следует забывать, что сад – часть жилого пространства, связанного с бытом. Здесь мы не встречаем деления на приземленное и возвышенное, сад свидетельствует о единстве мира в целом. Исполненная глубокого смысла каллиграфическая надпись или изысканная статуэтка рядом с обычной домашней утварью – вполне уместное сочетание. Кроме того, сад представляет собой пространство личной свободы и место для уединения, поддерживая психическое равновесие личности. И это тоже в высшей степени относится к городской квартире, которая должна быть таким местом, хотя зачастую им не является.
   Теперь обратим внимание на традиционное отношение к устройству жилых пространств в самом Китае. Затрагивая тему китайского сада, мы неизбежно сталкиваемся с таким необычным явлением китайской культуры, как фэн-шуй. До сих пор представление исследователей о влиянии этой формы геомантии на китайскую культуру не совсем ясно. Проблема заключается в том, что фэн-шуй трудно вычленить из всего пласта культурной жизни Китая. В то же время многие черты китайской традиции обусловлены именно влиянием фэн-шуй, которое настолько глубоко вошло в жизнь общества, что стало формировать особенности культуры и мировосприятия, отражаясь в искусстве.
   В самом общем виде фэн-шуй – это учение об энергетической конфигурации пространства, в котором живет и действует человек и с которым он находится в неразрывной связи. Поскольку мир в целом с глубокой древности виделся китайцам как единый живой организм, освоение принципов управления энергиями позволяло воздействовать на события отдельной человеческой жизни или общества в целом. Исходными в фэн-шуй являются представления о великой триаде: Небо – Земля – Человек, и это определяет взаимоотношения человека и природы. Мир включает все три составляющие, они единосущны и обладают равным статусом. Высшая цель человека возводится к сближению его с окружающим миром и самораскрытию его сущности в соответствии с образами, рождаемыми Небом и Землей.
   В области практического применения фэн-шуй ставится цель выстроить окружающее пространство таким образом, чтобы реализовать потенциал человека как элемента космической триады, определяя структуру и внешний вид среды обитания. Наиболее полно этот потенциал можно реализовать в творчестве. Именно творчество человека извечно делало его причастным к природе Неба и Земли, включая в круговорот Вселенной.
   Итак, создание пространства (дома, сада или иной территории), в котором человек соединяется с Небом и Землей в единое мироздание, обещает ему максимальное благополучие, а значит, ему будут сопутствовать все виды удачи. Для этого рекомендуется, во-первых, следовать принципам фэн-шуй, а во-вторых, подойти к делу творчески. Квартира – ваш холст, а о том, как нарисовать на нем картину, достойную внимания небожителей, мы попытаемся рассказать в этой книге.

Часть I
Дом как произведение искусства

   Как уже говорилось, по китайским понятиям, творческая активность человека сближала его с Небом и Землей. При создании сада это достигалось самим фактом творчества, поскольку кроме геомантической структуры сад одновременно был произведением искусства. Знатоки этого искусства неизменно подчеркивали, что в устроении садовых ландшафтов их создатель на девять десятых – «господин вещей» и лишь на одну десятую – мастер, повинующийся законам своего ремесла. Это объясняется тем, что человек в китайской триаде имел статус, равный Земле и Небу, что обязывало его завершить все созданные ими образы.
   Такой установки мы не находим больше нигде. Предполагалось, что, доводя до совершенства небесные и земные образы, человек совершенствовал самого себя, выражая тем самым свою внутреннюю природу. Китайское садовое искусство не только соперничает с природой, но и превосходит ее. Художники-садоводы располагают горы, рощи и водопады таким образом, чтобы подчеркнуть красоту матери-природы, усилить впечатление от нее и предложить созерцателю бесконечное разнообразие меняющихся видов.
Искусство создания пейзажей
   Прежде всего, пространство китайского сада очень конкретно. Он ограничен высокой стеной, и даже виды, находящиеся за его пределами, воспринимаются как живописные свитки, включенные в его композицию. В общем, сад – это выделенное пространство, мир в мире, который самодостаточен и поэтому может пребывать где угодно. Именно такими характеристиками обладает и городская квартира, и даже отдельная комната, если ваши пристрастия не разделяют родственники или соседи.
   Композиционно сад представляет собой некую целостную зону, которая делится на более мелкие локальные части. И это нам тоже на руку, поскольку квартира состоит как раз из таких локальных частей (отдельных помещений), объединенных в единую структуру. А эффект неожиданно возникающего вида, непременную принадлежность китайского сада, здесь организовать еще легче – достаточно повернуть за угол, войти в комнату и т. д. Дело лишь за самим видом.
Белый фон садовой «ограды»
   «Обычно белый цвет стены служит фоном для всего, что находится в саду. На нее падают лунные тени, она освещается закатными лучами солнца, растворяется с дымкой дождя, напоминая облако, спустившееся с неба. Ее белое пространство служит нейтральным фоном, как белая бумага свитка (недаром сад читается наподобие каллиграфического или живописного свитка). Множество проемов в стене создают определенный ритм, рождая при правильном прочтении сада многочисленные музыкальные ассоциации. Это своего рода «волшебная» зона, представляющая сама по себе отдельный пространственный слой, который резонирует с пространством сада и разделяет его» (Е. В. Новикова).
   Итак, наш сад начинается со стены. Белые обои или белая краска (смотря, для какого помещения) – неплохая идея. И, как правило, довольно дешевая, что тоже удобно. А если у вас на подоконнике стоит деревце причудливой формы, то его тень на белой стене станет изысканным украшением комнаты. В течение дня она перемещается, меняет форму, появляется и исчезает, и ее «танец» тоже можно обыграть. Другой вариант: установить на окне несколько растений так, чтобы на стене появлялся пейзаж, меняющийся вслед за движением солнца. Такой «театр теней» вполне в китайском духе. На белом фоне прекрасно смотрятся и художественные детали, о которых мы будем говорить в следующих главах.
   Белый цвет ассоциируется у китайцев с облаками. И тут могут возникать самые разные идеи, начиная с силуэтов парящих птиц или фигурок небожителей, а заканчивая фотообоями, запечатлевшими настоящие облака. А еще белый цвет – символ Луны, лунного света, что имеет особый смысл. Дело в том, что наиболее распространенный тип сквозных проемов в садах Китая – округлый, который имитирует Луну, рождая многочисленные ассоциации с популярным в китайской традиции лунным миром. Такая форма проемов вызывает ассоциации с эликсиром бессмертия, по китайским представлениям изготовляемым на Луне, и с Лунным Зайцем, толкущим это снадобье в ступке. Круглый проем вводит посетителя в особую лунную зону, пространство Луны – мир, который воспевался еще с эпохи Тан.
   Вообще, в округлых сквозных проемах прослеживается эстетика прохождения сквозь стену, как сквозь особую пространственную зону. Так что белые стены и округлые дверные проемы – вполне китайское решение интерьера. А если «скруглить» доступными средствами проем окна, то на нем можно формировать «лунный» пейзаж. Этот пейзаж можно встретить на китайских картинках с изображением лунной богини Чанъэ. Или дайте волю фантазии, но пусть непременным компонентом пейзажа будут растения, цветущие белыми (лунными) цветами.
   Возможно, вы не любитель белого цвета, тогда можно подобрать другой нейтральный фон или вообще рассматривать стену как продолжение вашего «сада» в глубину и декорировать ее соответствующим образом. Создавать такую «перспективу», возможно, самое интересное занятие.
Вечные сюжеты – горы и воды
   «Мудрый радуется воде, а добрый – горе. Мудрый ценит движение, а добрый – покой. Мудрый обретает радость, а добрый – долголетие» (Конфуций).
   В Китае не только растительность разнообразна, но и пейзажи бесподобны. Плодородные долины орошают реки Янцзы и Хуанхэ, а в верховьях они прокладывают себе путь через горы, утесы и скалистые холмы. Легкость и красота туманной дымки, плывущей над реками и озерами, вдохновляют поэтов, художников и садоводов. Именно у гористого пейзажа позаимствовали китайские сады свой неповторимый характер.
   Как и в пейзажной живописи Китая, горы и воды являются главными компонентами садов. Это естественно, поскольку они изначально имели символическое значение. Стихии камня и воды воплощали дуальную (инь-ян) структуру бытия. Идея взаимосвязи воды и камня, точнее воды и горы, вообще свойственна китайской традиции. Пейзаж, представляющий в Китае прообраз космического единства мира, осознавался художниками как «горы – воды».
   В садово-парковом искусстве отразилось живописное понятие юньгэнъ (корень облаков), утверждавшее внутреннее единство мира, как сочетание камня и воды. Только взаимопроникновение и метаморфозы этих двух стихий и связанные с ними представления о единстве души и ритма, органичное слияние «мудрости» и «доброты», «движения» и «покоя», «радости» и «долголетия» (в терминах Конфуция) рождают ощущение целостности бытия и создают качество в искусстве.
Воды: зеркальная гладь, извилистый поток
   Неподвижная вода – «воплощение покоя пустоты и неведомого двойника всех образов, хранимого игрой отражения» (В. В. Малявин).
   Вода всегда была неизменной принадлежностью китайского сада. Текущая вода воспринимается как символ вечности, непрерывный поток бытия, в который втекают отдельные струи времени – такой образ содержит пиктограмма этого понятия. Согласно фэн-шуй, стоячая вода обладает способностью накопления животворной энергии ци и передачи ее наблюдателю, струящаяся же считается мощнейшим проводником ци. Умелое сочетание того и другого позволяет корректировать энергетический баланс сада, что влияет на приходящих туда людей. Но при этом водоемы выполняют также чисто практическое назначение: из них берут воду для хозяйственных нужд, по ним совершают прогулки на лодках, а также разводят в них декоративных рыбок, созерцание которых к настоящему времени поднялось до уровня отдельного искусства, полезного для развития чувствительности.
   Что касается стоячей воды в квартире, есть несколько вариантов. Если вы осуществили идею выращивать у себя дома лотосы (или тропические кувшинки), значит, «водоем» у вас уже есть. Другим вариантом, доступным для большего числа людей, является аквариум. Согласно фэн-шуй, аквариум в квартире очень полезен и с энергетической точки зрения, и как символ, привлекающий благосостояние, особенно если в нем плавают золотые рыбки. Наконец, можно включить воду в растительный пейзаж на окне.
   Самое простое решение – широкая декоративная посудина с водой. Испаряясь, вода будет увлажнять воздух, что полезно для растений, особенно для бонсаи. Оттуда же можно брать отстоявшуюся воду для полива. А эстетически что может быть лучше дерева, отражающегося в зеркальной глади воды? Ведь в этом качестве вода активно включается в композиционное решение любого китайского сада. Деревья высаживаются, а павильоны и беседки возводятся с таким расчетом, чтобы их отражение в воде являло собой целостную композицию, отдельный кадр. Даже небо, отражаясь в водной глади, обретает двойника, включаясь в игру превращений.
   Гораздо доступнее более скромные возможности. Очень хороши плоские вазы с плавающими в них цветами или цветочными лепестками. С точки зрения фэн-шуй, символической заменой водной глади служит зеркало, тоже относящееся к стихии воды. Можно включить в композицию из растений маленькое зеркальце, имитирующее озеро. Тогда энергия, исходящая от растений, отражающихся в «воде», будет удваиваться.
   Что касается текущей воды, то сейчас в продаже имеется множество вариантов комнатных мини-фонтанов и мини-каскадов. Есть и мини-альпинарии, сочетающие камни, воду и растения (для размещения которых они и предназначены) – идеальное решение со всех точек зрения: как фэн-шуй, так и эстетики, причем не только китайской. В некоторых книгах даже детально описывается, как изготовить всю эту роскошь самостоятельно.
   «Магия подобия» – неотъемлемая часть китайской культуры. Любой предмет можно заменить его символом, и вместо извилистых потоков воды пусть у вас струятся символизирующие их узоры на полу или на стенах. С полом нам особенно повезло: в китайском саду между древесными и цветочными группами не растет трава, обычно там просто утоптанная земля или мощение. Так что пол в нашем распоряжении: обычный паркет или другое покрытие сойдет за мощение, а извилистые «дорожки» и «ручейки» можно прокладывать в меру своих возможностей – ковровой дорожкой, узором плитки и т. п. Собственно, в китайском саду как ручейки, так и дорожки подчинены требованиям направления циркуляции энергии ци, исходящей от стоячей воды, по всему пространству сада.
Горы: живопись камней в садовом пейзаже
   «Большой камень и маленький связаны между собой, словно шахматные фигуры на доске. Маленькие камни возле воды подобны стайке детей, охвативших расставленными руками гору-маму. В горах большой камень будто ведет детей. В этом и состоит родство между камнями… Нет многочисленных тайн изображения камня. Секрет раскрывается одним словом – они живые» («Слово о живописи из Сада с Горчичное Зерно»).
   Другой составляющей садовых пейзажей выступают камни. Камень воспринимается как и природный, и рукотворный материал: он создан природой, но обработан человеком. Правильно расположить камни в китайском саду всегда означало ввести пространство сада в космический круговорот энергии. Парадоксально, но в истории китайской культуры обработка и изготовление художественных изделий из яшмы и нефрита стали уделом народных мастеров, тогда как простой камень обрел свое место в живописи великих художников и в знаменитых садах.
   Внимания заслуживают прежде всего камни причудливой формы – они считаются воплощением жизненной силы космоса. Камни так же делятся на пять основных типов по правилам фэн-шуй и в соответствии с идеей пяти первоэлементов (у-син). Камни определенных форм, относящиеся к конкретным стихиям (например, огня или земли), оказывают соответствующее влияние на окружающий энергетический баланс сада. Поэтому сочетание камней различной формы как между собой, так и с архитектурными постройками и общим видом сада следует тщательно продумывать. В Китае на эту тему писались отдельные трактаты.
   Известно множество типов камней и специально подобранных их сочетаний. Различают дырчатые, ноздреватые, морщинистые, пористые и продолговатые, «наполовину вросшие в землю», «убегающие», «стремящиеся навстречу друг другу». Крайне разнообразны и способы расстановки камней. Благодаря сходству садового искусства с пейзажным, живописные принципы размещения камней в композиции пейзажного свитка постоянно применялись в садах. Художники, которые прославились в живописи камней, как правило, были знатоками садового искусства, например, Ши-Тао (создатель ряда садов в Янчжоу) и Ли Юй (создатель Сада с Горчичное Зерно).
   В энциклопедии китайской живописи изложены принципы расстановки камней в садах. В особенности знатоки ценили в камнях три свойства: «проницаемость», позволяющую ощутить их толщу; «худобу», оставляющую впечатление легкости, изящества; «открытость», красоту пустот и отверстий в камне, открывавших его навстречу окружающему пространству. Свойства камней раскрывались полнее в зависимости от способа установки в саду: группа или одиночный камень, в дополнение к архитектуре или как отдельная композиция, возле воды или самостоятельно.
   В нашем «саду» камни также играют значительную роль. Можно заметить, что большинство стилей бонсаи имитируют деревья, выросшие в горах. Эффектные и причудливые камни – непременная часть композиции бонсаи. Да и среди обычных растений удачно подобранные камни смотрятся прекрасно. Особенно прелестной может быть композиция из растений в общем контейнере, дополненная камнями, что позволяет добиться реалистичного эффекта. Разумеется, в зависимости от того, какой пейзаж вы воспроизводите, лесной или высокогорный, подбирается размер камней и их число по сравнению с количеством растений.
   Вообще, красивые камни необычной формы – неплохое украшение интерьера. Введение декоративных камней в оформление квартиры ничем принципиально не отличается от работы с ними в саду. Это могут быть и небольшие экземпляры на столиках или полках, и монументальное нагромождение на полу. Можно даже выбрать подходящий уголок и устроить в нем свой собственный «сад камней»! Одним словом, ваша фантазия ограничивается только эстетическими требованиями и соображениями бытового удобства (все-таки вы здесь живете).
Заманчивая игра перспективы
   «Композиция китайского сада целиком построена на системе последовательно сменявших друг друга видов, на оптических иллюзиях. Эта ландшафтная структура создана так, чтобы показать относительность любой системы образов и планомерно ввести зрителя в особое психическое состояние, характеризующееся чрезвычайной ясностью духа. Сад увлекает зрителя ощущением таинственности, постоянной игрой метаморфоз, а затем проводит по всему пути следования на грани оппозиций инь-ян, непрерывно разыгрывая сценарий превращения одного в другое» (Е. В. Новикова).
   Сад в Китае – это всегда игра метаморфоз, бесконечная череда превращений, символизирующих собою многообразие и полноту жизни. В ряду принципов ландшафтного решения в первую очередь выделяется последовательность восприятия, что напоминает собой процесс нанизывания чего-либо на нить. Каноны фэн-шуй обязывают выстраивать сад наподобие единой, непрерывной энергетической нити, к которой стекаются все каналы движения энергии ци. Если посетитель при входе в сад правильно улавливает настроение и «частоту звучания ци», то сад шаг за шагом развертывается перед ним и проводит его по этой «нити», усиливая собственную ци посетителя. Внимание человека удерживается тщательно продуманной сменой сюжетных композиций, постоянным диалогом с садом, игрой перепада масштабов и превращений.
   Садово-парковая композиция выстраивается из системы открытых и закрытых видов. Первые сообщаются с пространством сада, вторые представляют собой замкнутый ансамбль, видимый лишь с определенной точки, часто из окна, с пролета галереи или через проем в стене. Количество тех и других определяется заранее и должно быть продумано относительно взаимного соотношения и общей идеи сада. Соответственно и созерцать эти виды нужно из двух положений, статичного и динамичного. Тщательно разработанная система дорожек, мостиков, галерей направляет посетителя, открывая ему тот или иной вид, и задает траекторию движения.
   В квартире этот принцип реализовать гораздо проще, ведь здесь мы имеем готовую структуру, где «галереи» коридоров и проемы дверей задают направление. Следует лишь хорошенько продумать систему «видов»: какая картина видна в обрамлении дверного проема, который служит ей «рамой», что тоже нужно учитывать; что человек увидит, войдя в комнату; какой пейзаж откроется при повороте к окну.
   Важнейшая категория видов – это тун: отдельные участки сада сооружаются с учетом того, как они будут выглядеть из проема. В зависимости от этого выбирается форма проема, его обрамление. Здесь прослеживается основополагающий принцип китайского сада – совокупность множества отдельно взятых кадров, композиций. В нашем распоряжении дверные проемы, по отношению к которым этот принцип применить проще всего.
   Когда мы заходим в комнату, может сработать другой универсальный принцип решения пространства, применимого к любой художественной форме – так называемое «заимствование вида» (цзе цзин). Это одна из самых важных категорий садового искусства. Наиболее лаконично этот прием можно охарактеризовать как «кадр в кадре», когда в одном целостном пейзаже как его часть присутствует другой, самостоятельный пейзаж.
   Среди технических средств, посредством которых достигаются эти удивительные эффекты, одно из основных – игра с масштабами. Так, например, в древности виднеющаяся вдали пагода включалась в миниатюрный пейзаж, находящийся рядом со зрителем, как предмет, принадлежащий этому пейзажу, а не удаленный на значительное расстояние. Миниатюрные карликовые деревья выступали в роли древних исполинов, композиция камней одновременно была и горной грядой. Сущность этого приема состоит в умении мастера взять (заимствовать) привычную форму, внешний вид объекта, и использовать ее в совершенно другом качестве.
   Здесь уместно вспомнить бонсаи, которые находят широкое применение в китайских садах. Часто для контраста их ставят рядом с предметами нормальных размеров. Либо карликовые деревья воспринимаются как обычные, группируя вокруг себя пространство особым образом, отдельно от всего сада, но в то же время составляют композицию с другими его элементами. Мы можем использовать их, например, для создания «вида из окна». Особенно реалистично это выглядит при помещении композиции из бонсаи между рамами.
   Широкий подоконник отгораживают от комнаты остеклением, вставляя третью раму. Получается своего рода оригинальный флорариум. При помощи форточек можно регулировать температуру внутри него, впуская теплый воздух из комнаты или холодный с улицы. В результате вы будете наслаждаться видом дикой природы «за окном»! Это очень удобный способ выращивания субтропических растений, требующих зимой прохладного содержания. Конечно, подобный «зимний сад» можно устроить и на лоджии, но ведь не у всех она есть.
   Благодаря перепаду масштаба можно создать впечатление, что за окном – горный пейзаж с вековыми деревьями или фрагмент китайского парка. В такую композицию можно включить даже миниатюрную пагоду. Это решение имеет еще то преимущество, что реальный городской пейзаж любой степени безобразия не будет оказывать влияния на ваш «внутренний мир». А для бонсаи этот способ размещения хорош тем, что между рамами легче поддерживать необходимую им высокую влажность воздуха. Конечно, этот вариант подходит только для растений, имеющих зимний период покоя, но среди комнатных растений родом из Китая таких большинство. Если в вашу композицию включены листопадные деревья, это добавит «пейзажу» реалистичности. К тому же эстетичные листопадные деревья красиво смотрятся и без листьев: крепкий, причудливо изогнутый ствол, изящный ажур ветвей.
   И последнее, что хотелось бы добавить о «пейзаже» в оконном проеме. Как свидетельствует знаменитый теоретик китайского садового искусства Цзи Чэн, в создании видов учитывалось даже то, как будет смотреться сад из окна соседнего дома. Для нас более интересным будет вид нашего окна с улицы. Созерцание собственного окна с неотразимой пейзажной картиной за стеклом, безусловно, греет душу.
   Согласно общепринятой формуле, сооружать сад следует так, чтобы за пределами вида имелся еще один вид. Нужно постоянно поддерживать в зрителе интерес к композиционным решениям сада, удивляя неожиданным появлением нового вида. Здесь применим принцип «экранирования», позволявший разбивать пейзаж сада на множество самостоятельных видов и создавать свои пространственные зоны даже на крохотной территории. В роли экрана могут выступать камни, архитектурные постройки, заросли.
   В нашем случае эту роль сыграют мебель и ширмы. Впрочем, ширмы и экраны часто используются и в садах. Помимо эстетического назначения (создания многослойности пространства), они играют геомантическую роль, направляя движение ци в оптимальную сторону. Кроме того, такие экраны служат защитной преградой от «злых духов», которые, по представлениям китайцев, могут передвигаться только по прямой.
Китайские истоки бонсаи
   «Понятие бонсаи в расширенном толковании будет следующим: художественно идеализированное натуральное дерево в миниатюре, выращенное на подносе или в неглубоком горшке, плошке» (Л. Дханда).
   Культура бонсаи давно и прочно ассоциируется с Японией. На самом деле, искусство бонсаи (от пан-сан или пан-чинг) зародилось в Китае в период от 200 г. до н. э. до 400 г. н. э. Только затем оно попало в Японию, где прижилось и пережило такой расцвет, что именно оттуда широко распространилось по всему миру. Жителям городов предпочтительнее не просто вырастить на окне цветок в обычном горшке, а обустроить уголок живой природы. Бонсаи и есть миниатюрная копия природы: деревья с замшелыми корнями, камни, мох. Именно с этой целью обычно растят бонсаи– чтобы дерево в миниатюре воспроизводило взрослое или старое дерево с сохранением всей красоты данного вида, или во всяком случае производило такое впечатление.
   У нас есть несколько причин отнестись к этому специфическому способу выращивания растений внимательно. Во-первых, выращивание художественно идеализированного дерева есть завершение образа, созданного Землей и Небом. Во-вторых, это дает нам реальную возможность сравняться в искусстве создания пейзажей с китайскими садоводами, не выходя из квартиры. Пейзаж «в натуральную величину», определенно, в квартире не поместится, а вот его миниатюрная копия – вполне. И в третьих, сами китайские создатели садов в своем творчестве широко использовали карликовые деревья.
«Деревья» в миниатюре
   Где взять растение, чтобы вырастить из него бонсаи? Во-первых, можно вырастить его самому из семечка – вариант творения «с самого начала», но и самый продолжительный по времени. Многие растения, в том числе и древесные, размножают черенками. Поэтому другой вариант – вырастить из черенка. Лучше всего подобрать для этой цели ветку, форма которой послужит как бы прототипом будущего бонсаи. Третий способ, употребляемый в бонсаи, – применение прививки. Его преимущество состоит в использовании в качестве привоя короткого побега. Особенно подходит этот способ для цветущих и плодовых деревьев. Недостаток его заключается в том, что остается заметным место прививки. Однако этот дефект может быть скрыт с помощью формирования кроны или использования привитых растений в том стиле бонсаи, где это не бросается в глаза. Четвертый метод (видимо, наилучший для начинающих) – это выбор и приобретение в питомнике подходящего деревца, обладающего уже достаточно толстым стволом и определенным количеством ветвей. После тщательной стрижки и обкручивания проволокой в этом растении уже через какой-нибудь час будут проступать очертания будущего бонсаи, потом года два уйдут на доведение его до зрелого состояния, и после этого можно будет любоваться результатом.
   И последний метод. Вы едете за город подальше и ищете там маленькие деревья, выдержавшие все бури. В течение долгих лет они закалялись в трудных условиях и в итоге превратились в почти готовые бонсаи. Если найти такое дерево, откопать и, придав форму, пересадить, то оно станет хорошей основой для вашей деятельности. Правда, дикорастущие деревья довольно тяжело переносят перемещение в домашние условия. Полезно для начала пересадить его на год или более в «культурный» открытый грунт (продолжая тем временем работать над формой), чтобы растение «приручалось» постепенно, и чтобы у него развилось как можно больше поверхностных корней, необходимых для художественного эффекта. После этого деревце можно выкопать и поместить в контейнер уже в качестве бонсаи.
   Прежде всего нужно решить, какой конкретно вид дерева, кустарника или лианы будет использоваться. Особое внимание следует обратить на приспособленность выбранного растения к вашему микроклимату. Следует также помнить, что в миниатюрном виде растения с изящной листвой и мелкими цветками смотрятся пропорциональнее, чем растения с крупными листьями и цветами.
   Сагеретия (сагереция) чайная – небольшое вечнозеленое, крепкое, быстрорастущее декоративное деревце из Южного Китая, которое очень давно используется для выращивания бонсаи. Другое растение, интересное в этом отношении – серисса японская, или «дерево тысячи звезд». Его родина – Китай, Япония и Южная Азия. Серисса – вечнозеленый кустарник или деревце с грубой серой корой и овальными темно-зелеными, довольно толстыми листьями. Для тех, кто хочет вырастить комнатный бонсаи, серисса – настоящая находка. Ценится за обилие белых звездчатых цветков, обусловивших второе название, и замысловатую форму поверхностных корней. При хорошем уходе серисса цветет фактически круглый год, но особенно обильно с весны до осени. Существуют формы с бело-розовыми цветками, а также пестролистные – с белой каймой по краю листа, декоративные круглый год.
   Успешно используют для бонсаи косточковые культуры: сливы, абрикосы, персики, вишни. А присутствие в доме этих растений дает неповторимую возможность прочувствовать приход весны. Время, когда еще нет листьев, а сливовые, вишневые, абрикосовые деревья покрыты благоуханной пеной своих цветов, в Китае считалось самым восхитительным временем года. Обычай любоваться весенним цветением плодовых деревьев неукоснительно соблюдался всеми образованными китайцами.
   Вистерия, или глициния – крупная листопадная лиана – произрастает в субтропических районах Северной Америки и Восточной Азии. Род насчитывает 9 видов, широко использующихся в вертикальном озеленении в Европе и на юге России, где они цветут очень обильно и продолжительно в марте – мае. Наиболее распространенные виды: глициния китайская и глициния обильноцветущая, или многоцветковая родом из Японии. В комнатной культуре из-за размеров их обычно выращивают в виде бонсаи, а также как кадочные штамбовые или полуштамбовые растения.
   В комнатных условиях, на солнечном подоконнике можно выращивать карликовую разновидность граната (Punica granatum nana). Карликовая форма граната обыкновенного очень декоративна как с цветами, так и с плодами, и они вполне пропорциональны миниатюрному «деревцу». Маленькое цветущее и плодоносящее гранатовое дерево всегда вызывает чувство восхищения. Дважды цветущая разновидность гранатового дерева прекрасно культивируется в бонсаи.
   Есть также немало красивых кустарников, пригодных для выращивания из них бонсаи. Например, многие виды и сорта азалий пользуются особым расположением у любителей бонсаи в Японии. Карликовый вид гардении с маленькими листьями и цветками тоже может служить прекрасной основой для бонсаи. Также пригоден для миниатюры и гибискус, или китайская роза, хотя для размеров бонсаи его листья несколько крупноваты. И, наконец, жимолость японская: особенно эффектен бонсаи из нее в стиле «Каскад», или «Дерево, нависшее над скалой».
   В культуру бонсаи может быть с успехом введен бамбук. «Бамбуковая рощица» радует глаз, причем для создания бонсаи подходят многие виды бамбука. Пересадка этого растения отличается от других методов пересадки. Старые стебли бамбука срезают у основания, а цепкие толстые корни вынимают из контейнера и очищают от почвы, но так, чтобы не повредились тонкие корни. Сначала в контейнер погружают маленькие нежные корни, а затем уже толстые корни с новыми ростками, отобранные в качестве основы для будущей рощицы. Далее их поливают и оставляют в контейнере, давая вырасти новым стеблям.
   Существует немало травянистых растений, которые выращивают в контейнерах в качестве сопутствующих основному растению бонсаи для того, чтобы оттенить его достоинства в общей композиции. К их числу относятся пеллиония, хирита, камнеломка.
Основные стили бонсаи
   Прообразом бонсаи выступает живая природа, поэтому стили, в которых культивируется миниатюрное растение, подразделяются на категории, соответствующие моделям его произрастания в естественных условиях. К основным стилям относятся следующие формы выращивания:
   1) правильный прямостоячий;
   2) неправильный прямостоячий;
   3) «наклоненное дерево»;
   4) «дерево, согнутое ветром»;
   5) полукаскад;
   6) каскад;
   7) «метлообразное» дерево;
   8) бунжин, или «элитарный» стиль;
   9) многоствольное дерево;
   10) группа деревьев, или «рощица»;
   11) композиции на скалах;
   12) «бонсаи в миниатюре».
   Нужно сразу отметить, что это не единственная и далеко не полная классификация стилей бонсаи. Хотя систематизацию бонсаи по форме производили, естественно, японские дизайнеры, японские названия стилей опущены, ведь здесь нас интересует Китай, а не Япония. Кроме того, каждый стиль имеет и свое символическое значение, опять-таки в японской традиции. Например, правильный прямостоячий стиль символизирует несгибаемую жизненную силу и гордое одиночество. Но в этом отношении можно опираться и на собственные ассоциации и свою внутреннюю символику. Символы, имеющие личностную значимость, зачастую не менее, а иногда и более действенны, особенно если дело касается творческого процесса. Ниже, для удобства изложения, мы сгруппируем их по признаку внешнего сходства.
Прямостоячие стили
   «Правильный» прямостоячий стиль – это основа основ в культуре бонсаи. Дерево характеризуется прямым конусообразным (сужающимся) стволом, толстыми корнями, разошедшимися в разные стороны под землей, ветвями, слегка склоняющимися книзу, и верхушкой, как правило, конической формы, хотя встречаются и шаровидные.
   Ствол дерева делится на три равные части. Нижняя часть свободна от ветвей, благодаря чему ствол, корни и кора видны во всей красе. От следующей трети ствола растут три главные ветви. Если вести отсчет снизу, то первая ветвь растет в одну сторону, вторая в другую, а третья – от зрителя. Именно эта, третья, ветвь чрезвычайно важна с точки зрения придания бонсаи пространственной глубины, поэтому она должна быть достаточно разветвленной и многолистной. Две боковые ветви слегка повернуты на зрителя, но не настолько, чтобы заслонить контур ствола и разветвления первых трех ветвей. Эти три ветви в принципе формируются вырастающими из ствола горизонтально, но на самом деле имеют уклон вверх либо вниз. Третья, верхушечная, часть ствола занята следующими тремя, более маленькими ветвями с разветвлениями, обычно поднимающимися кверху и создающими густую лиственную крону верхней части дерева. Покрытые листвой ветви закрывают ствол, образуя на дереве шаровидную или остроконечную прямую верхушку (в зависимости от конкретного вида) и придавая дереву общую коническую форму.
   Ко всем ветвям должен быть равный и неограниченный доступ света и воздуха, поэтому особое внимание рекомендуется обратить на то, чтобы ветви не слишком заслоняли солнце друг от друга, т. е. не росли непосредственно одна над другой. Дерево в данном стиле лучше всего поместить в овальный или прямоугольный контейнер. Из приведенного описания следуют несколько важных выводов.
   1. Визуальный возраст и, следовательно, «внушительный» облик дерева определяются разросшимися корнями, расположенными на поверхности и уходящими в землю. Корни создают впечатление, что дерево растет много лет и прочно держится в земле.
   2. Большие нижние ветви многих старых деревьев клонятся вниз, тогда как маленькие ветви у верхушки направлены вверх. Подобное расположение в культуре бонсаи имитирует природный вид дерева, создает визуальное ощущение его почтенного возраста. Кроме того, отсутствие ветвей в самой нижней части ствола, ясно видимая их ветвистость в срединной части также поддерживают впечатление вековечности, отличающего миниатюру от кустарника или молодого деревца.
   3. Передняя и тыльная части дерева должны быть легко различимы. Передний план бонсаи выглядит наиболее эффектно и создает непосредственное восприятие его как естественно растущего дерева. Зритель без труда определяет передний, наиболее зрелищный план бонсаи по следующим признакам: свободно просматриваются две трети ствола; вторая или третья ветви направлены от зрителя и придают бонсаи пространственную глубину.
   «Правильный» прямостоящий стиль чаще всего применяют к хвойным породам деревьев, впрочем, в этом стиле можно выращивать и деревья с шаровидными кронами.
   «Неправильный» прямостоячий стиль – это только некоторое изменение стиля, рассмотренного выше. Главное его отличие заключается в том, что ствол, оставаясь прямостоячим, обретает неправильную, изогнутую форму. Вершина дерева до некоторой степени наклонена вперед, но при этом находится на одной вертикальной линии с основой ствола. Все правила, касающиеся корней, ветвей, расположения растения в контейнере, полностью соответствуют перечисленным выше.
   Стиль бунжин, или бундзинги считается «элитарным». Здесь нет никаких иных правил, кроме того, что акцент делается на высоком, довольно слабом с виду и сильно искривленном стволе. Художнику предоставлялась полная свобода творческого самовыражения. В этом стиле прослеживается старинная японская манера изображения деревьев: небольшое количество ветвей и отчетливо видимые листья. Пожалуй, единственное условие заключается в том, что дерево должно отвечать высоким требованиям возможных ценителей его красоты.
   Стиль «метлообразное дерево» тоже относится к прямостоячим и выглядит соответственно названию. Все ветви произрастают из верхней части ствола, простираются вверх и в стороны так, что деревце приобретает облик перевернутой метлы.
Наклонные стили
   Стиль «наклоненное дерево» отличается тем, что дерево наклонено или изогнуто в определенном направлении. Самая нижняя ветвь простирается в сторону, противоположную наклону дерева. Все ветви изогнуты, верхушка слегка наклонена вперед. Дерево растет в контейнере овальной или продолговатой формы таким образом, что основной своей массой оно размещается только над частью контейнера. В контейнере круглой формы растение нужно сажать в центре. Главные ветви формируют так же, как это было описано выше.
   Стиль «дерево, согнутое ветром», как следует из самого названия, представляет собой дерево, которое склонилось под сильным ветром, имеющим определенное направление. Все ветви дерева подчинены данному направлению, причем одна сторона бонсаи может быть полностью свободна от них.
Каскадные стили
   Стили характеризуют деревья, которые полностью или частично склоняются на одну сторону контейнера. В стиле «полукаскад» ствол сначала растет прямо вверх, а затем резко наклоняется в сторону, но не ниже основы контейнера. В стиле «каскад» устремившийся вверх ствол как бы неожиданно падает на сторону, причем может зависнуть значительно ниже основания контейнера. Поэтому контейнер помещают на краю стола или подставки. И в том и в другом стиле три главные ветви различаются, если смотреть на дерево с обратной стороны каскада. Высокий контейнер подчеркивает отличительные достоинства данного стиля, а маленькая ветвь верхушки обычно направлена в противоположную сторону от основной массы дерева, чтобы придать устойчивость всей композиции. Иногда в стиле «каскад» вместо ствола на одну сторону контейнера склоняется одна из главных ветвей. Оба стиля используются для воссоздания дерева, склонившегося или зависшего над скалами или над утесом, поэтому их также называют «дерево на скале».
Многоствольные стили
   Стиль «многоствольное дерево» не является чем-то надуманным. В природе порой встречаются деревья, насчитывающие два и больше (до семи) стволов. В садовой практике используется прием посадки нескольких саженцев в одну лунку, получивший название букетной посадки. Во избежание малоэстетичной симметрии композиции (сказанное не относится к дереву с двумя стволами) в этом стиле рекомендуется выращивать деревья с нечетным количеством стволов. Группа стволов будет иметь свой первый и второй план, со своими боковыми и направленными от зрителя ветвями, произрастающими из стволов в соответствующих местах.
   Стиль «группа деревьев» предполагает, что число деревьев варьирует от двух-трех до целой «рощицы». Если выращивается небольшое количество деревьев, их можно располагать вблизи друг от друга. Небольшие группы деревьев могут быть сконцентрированы в разных местах, – этот прием придает всей композиции законченную целостность. Необходимо следить за тем, чтобы одни виды растений сочетались с другими. Гармонии между ними можно добиться и с помощью придания деревцу формы, сохраняющей индивидуальную красоту данного вида. Особенно важно следовать этому правилу в тех случаях, когда используются два-три ствола. В «рощице» общее расположение композиции должно отвечать индивидуальной характеристике каждого отдельно взятого дерева. Например, деревья с красивыми ветвями, растущими влево, располагают в левой части группы. То же самое относится к деревьям, у которых ветви лучше растут с тыльной части.
Композиции на «скалах»
   Известны два типа подобных композиций. В первом из них корни дерева или деревьев как бы проникают в ложбины и впадины собственно скалы. В другом – корни проходят сквозь расщелины и трещины в камнях, имитирующих скалы, в плоские контейнеры с грунтом. И в том, и в другом стиле «скала» может быть больше или меньше растения (на ваше усмотрение). Во втором типе композиции корни растения словно вырываются из объятий скалы. В этом стиле, пожалуй, самое главное – найти подходящий интересный материал – «скалу», камень с такими расщелинами, через которые можно пропустить корни, не поранив их. Кроме того, необходимо использовать растение с необрезанными корнями. Более того, они должны быть достаточно длинными, чтобы, пройдя через камень, достигали дна контейнера с питательной почвой. В качестве контейнера можно использовать плоский пологий камень. Оба типа композиций на скалах максимально приближены к природным ландшафтам.
Бонсаи в миниатюре
   Высота мини-бонсаи от основания ствола до вершины колеблется от 8 до 20–25 см. Начало создания полностью повторяет уже знакомые нам этапы, связанные поиском исходного растения. Стили те же, что и для вышеописанных бонсаи, однако правила выращивания не столь жесткие. Подбирая дерево, необходимо обратить внимание на то, чтобы у него изначально был относительно толстый ствол. Рост и утолщение ствола происходят очень медленно из-за небольшого количества земли в крошечных контейнерах. Растения необходимо подбирать с маленькими листьями, цветками и плодами, иначе мини-бонсаи может не получиться. Особенно тщательно и методично нужно осуществлять полив – небольшое количество земли в контейнере в жаркую погоду очень быстро высыхает.
Особенности комнатных бонсаи
   Подробно о формировании бонсаи мы здесь рассказать не сможем. К счастью, в настоящее время этой теме посвящено довольно много специальной литературы, поскольку это весьма распространенное занятие. Мы лишь отметим важные моменты в процессе создания миниатюрного дерева.
   Тщательно подбирают не только дерево для бонсаи, но и контейнер. Предпочтительно выбирать как можно более простой вариант: цвет и форма не должны быть навязчивы, наоборот, им следует выгодно оттенять цвет и форму растения. Грунт должен выглядеть естественной частью рельефа, а камни-«скалы» и мох – вызывать ассоциацию с природным ландшафтом. В комнатных условиях мох не растет, поэтому следует выбрать почвопокровные комнатные растения, которые будут создавать соответствующий эффект. Помимо эстетических функций они помогают сохранить влагу в почве в жаркие летние дни и предохраняют верхний слой почвы от размывания во время полива.
   Следует сказать несколько слов о самом грунте. Полноценная почвенная смесь, предназначенная для бонсаи, должна удовлетворять следующим требованиям: сохранять влагу, содержать достаточно воздуха и минеральные вещества для питания корней по меньшей мере в течение года. В хорошую земляную смесь входят следующие компоненты: глина с перегноем, гумус и крупнозернистый песок. Все это замешивают в пропорциях, соответствующих конкретному типу почвы, необходимой данному виду. Нужно также обеспечить дренаж во избежание закисания почвы и загнивания тонких корешков. Посадка (а в дальнейшем пересадка) – это отдельная и довольно сложная процедура. Важный момент – работа с корнями, подрезание тех из них, что идут вертикально вниз, распределение других в почве и выведение некоторых на поверхность.
   Перед тем как приступить к формированию бонсаи, необходимо определить наиболее благоприятное время года для предстоящих процедур. Конкретное время для каждого растения определяется появлением почек, поскольку все манипуляции следует проводить до начала роста.
   Следующая стадия работы связана с приданием стволу искомой формы, чаще всего с помощью проволоки. Важнейший элемент в определении стиля – это ствол растения. Каждый раз при его сгибании существует реальная опасность слома. Вся последующая форма бонсаи тесно связана с формой ствола. Если процесс придания желаемой формы начался с очень молодого ствола, значительно легче в дальнейшем развивать его в соответствии с избранным стилем, приемлемым для данного типа дерева. Важным этапом в формировании дерева является подрезка и оформление ветвей, что достигается с помощью проволоки или других способов.
   Несмотря ни на что, дерево должно быть здоровым и нормально развиваться. Как уже было сказано, форма достигается обрезкой и стрижкой, равномерное развитие – регулярным поливом и внесением удобрений. Распространенное мнение, что бонсаи – растение, выращенное в суровых условиях, – всего лишь легенда. Особенно это относится к комнатным бонсаи. Они требуют тщательного ухода, неправильное содержание может погубить их или лишить привлекательности. Каждый бонсаи нуждается в замене старой, «отработанной» почвы, обеспечении свежими удобрениями в период активного роста. Таким образом, пересадка из контейнера в контейнер производится каждый год или по мере роста растения.
   Еще одно правило заключается в том, чтобы следить за поступлением в достаточном количестве солнечных лучей к бонсаи. Поскольку продолжительность светового дня в умеренных широтах короче, чем в тропиках и субтропиках, без дополнительного освещения растения могут испытывать световой голод. Особенно это относится к холодному времени года – с конца октября до начала марта. Конечно, различные виды растений требуют разных условий освещения, но в комнатной культуре бонсаи они особенно чувствительны к этому фактору. Следует учитывать и то, с какой стороны свет падает на растение, поскольку оно будет тянуться в ту сторону. Для «всестороннего» развития растению требуется равномерное освещение со всех сторон, или его нужно периодически поворачивать.
   Почва в сосуде с бонсаи должна быть постоянно влажной (не сухой и не мокрой). Ее состояние лучше определять на ощупь. Наконец, самое главное требование для комнатного бонсаи – высокая влажность воздуха. Существуют разные способы поддержания влажности: опрыскивания, поддоны с водой или влагоемким материалом и др. В последнем случае контейнер с растением устанавливают так, чтобы он не соприкасался с водой. И еще следует учесть, что потребности растения зависят от температурного режима. Чем выше температура, тем больше света, воды и питания ему требуется, и наоборот.
   Из всего сказанного можно сделать вывод, что для выращивания бонсаи требуется время и вдохновение. Последнее обязательно, ведь создание бонсаи – это не только технический процесс. Культура бонсаи сохраняет редкий и счастливый сплав науки и искусства. Методику культивирования можно почерпнуть из книг, но художественное видение – непременное условие выращивания бонсаи – зависит индивидуально от создателя композиции.
Живопись, поэзия, каллиграфия
   «Сады Китая – это результат многовековых усилий лучших представителей его народа. Эти сады доносят до нас идею о единстве всего сущего, оставленную нам мудрецами даосизма, пророками буддизма, певцами эпохи Тан и живописцами времен династии Сун. Мастера садового искусства в конкретных формах воплотили мечты мыслителей, поэтов и художников» (М. Рандхава).
   Искусство садоводства стоит в одном ряду с такими традиционно важными видами китайского искусства, как каллиграфия и живопись, где использовались сходные средства выражения и принципы. Китайские поэты и философы, а многие из них были государственными чиновниками, уходя в отставку, возделывали свои сады. Просвещенные императоры из династий Тан и Сун были покровителями садоводства, живописи и искусства керамики. Один из них – Хуан-Сун (713–756) выходил по весне в сад с придворными музыкантами, дабы услаждать цветы нежной музыкой.
   Многие прославленные художники, которые часто достигали немалых успехов и в каллиграфии, создавали значительные произведения в области проектировки садов. Характерны в этом отношении знаменитые сады монаха Ши-тао: «Сад десяти тысяч камней» и «Горная обитель слоистых камней». Возможность полноценного творчества одного человека в различных сферах искусства объяснялась общими принципами и задачами, лежащими в основе этих видов искусства, а также сходной организацией творческого процесса.
   Здесь мы сталкиваемся с феноменом иероглифического мышления, характерного для Китая. В индоевропейских культурах акт космогенеза начинается звуком (словом), т. е. основополагающая единица, формирующая образ в сознании – слово. «Вначале было слово», – гласит Библия. Однако слово не только творит, но зачастую и застит мир. В Китае же первостепенными в передаче информации и формировании образа являются зрительные ассоциации, лежащие в основе иероглифического письма. Это породило специфическое восприятие формы и пространства, не имеющее аналогов в европейских структурах сознания.
   Такое восприятие обусловило необыкновенную емкость зрительного образа, а как следствие – философское осмысление и большую силу воздействия на человека тех сфер творческой деятельности, которые были связаны с визуальными знаками. К ним относятся в первую очередь каллиграфия и живопись, однако базовые для этих сфер искусства эстетические принципы активно использовались и в других его областях, в том числе и в садово-парковом искусстве.
   Чтобы успешно действовать в этом направлении, нам, во-первых, придется попробовать настроиться на образное восприятие и ощутить себя «художниками пространства». А во-вторых, нужно отрешиться от западных понятий «разграничения» различных областей деятельности. В китайской традиции нет таких четких границ. Здесь философские трактаты пишут в стихах, а талантливый живописец – непременно философ и поэт, тогда как поэты и живописцы увлеченно возделывают сады и т. д. Каждый образ многолик, он повторяется в череде форм в зависимости от средств выражения.
   В садоводстве, например, очень распространено «цитирование» других садов, и не только их. Китайский сад может напоминать известные поэмы и литературные сюжеты или представлять собой, по выражению Е. В. Завадской, «картину мира, подобную живописному свитку». Могло быть, разумеется, и наоборот. При этом все формы выражения образа как бы «равноправны».
Живописные свитки пейзажей
   Отчего благородный муж любит горы и воды? Изысканная простота холмов и рощ – его постоянная обитель. Журчанье ручья среди камней – его постоянная радость… Однако же для того, чтобы жить в покое и благоденствии, выполнять свой долг перед государем и родичами, совершенствовать себя, поступать сообразно приличиям высоконравственный муж вовсе не обязан покидать сей мир.
   Виды лесов и потоков, картины туманных далей часто открываются нам как бы во сне; глаза и уши наши их не воспринимают. Но под рукой искусного мастера они вновь появляются перед нами. И тогда, не выходя из дома, мы можем перенестись в глухие ущелья, услышать крики обезьян и гомон птиц, увидеть залитые светом горы и искрящиеся бликами потоки. Разве не доставит нам радость сие зрелище? Разве не тронет оно наше сердце? Вот почему в свете так ценят искусство живописи. Отнестись к нему легкомысленно – значит помутить свой духовный взор и загрязнить чистые порывы души.
   Го Си «Возвышенный смысл лесов и потоков»
   В Китае живопись считается самым великим и богатым из всех видов изобразительного искусства. Наиболее ранние из дошедших до нас живописных работ на бумаге и шелке насчитывают более двух тысяч лет. Примерно в XVII веке в Китай проникла европейская живопись, ее китайцы стали называть сиянхуа – «картины, пришедшие с Запада», в отличие от исходной формы «традиционной китайской живописи». Древнекитайская живопись – одно из главных направлений изобразительного искусства Востока. По тематике она делится на несколько разделов: портретная живопись, пейзажная живопись (жанр «горы и воды»), жанр «цветы и птицы».
   Зарождение классической эстетики китайского сада следует относить к эпохе раннего средневековья. По времени она совпадает со становлением китайской пейзажной живописи. Тесная связь между пейзажной живописью и садоводством, особенно неофициальным, «интимным» садом далеко не случайна. Устройство мира, рано ставшее предметом философских размышлений в Китае, определило направление художественных поисков.
   Тонкое понимание природы помогало зодчим продумывать принципы размещения зданий в самых живописных местах, а художникам выработать приемы живописи, обобщающие ее законы. В процессе долгих поисков ими была определена своеобразная форма картин – свитков, помогающих показать мир во всем его многообразии. Часто мотивом для горизонтального свитка служили картины с изображенными на них горами, реками и дорогами, которые продолжались через всю картину, создавая впечатление нескончаемого пейзажа. Вертикальный свиток, напротив, должен быть охвачен одним взглядом. Это требует точного построения картинной плоскости.
   Пейзажные картины составляли большинство среди картин различных жанров. Особое положение пейзажного жанра объясняется широким распространением в Китае концепции о единстве человека и природы. Согласно этой концепции между человеком и Вселенной не существует неодолимых преград. Кроме того, человек, пусть даже живущий в городе и занятый служебными делами, неизменно мечтает быть поближе к горам, лесу и водоемам, желает слиться с природой.
   Название, данное пейзажу в средние века, – шань-шуй, то есть «горы-воды». Гора еще в древности олицетворяла светлые, активные, мужественные силы природы – ян, а вода связывалась с темным, мягким и пассивным женственным началом – инь. Так в самом названии пейзажа воплотились важнейшие понятия древней натурфилософии.
   Зодчество с течением времени тоже все более тяготело к пейзажности, мыслилось как часть природных форм. Утрачивая монументальную мощь, оно приобретало более изысканный характер. Наконец, пришла пора декоративных садов, воспроизводивших мир естественной природы с ее деревьями, мхами, водоемами, заброшенными беседками, но только построенный по законам пейзажной картины. Подобно китайскому пейзажу, сад развертывал перед зрителем умозрительную картину мира. И как мы уже знаем, основную структуру, составляющую композицию сада, представляли собой вода и камни. Поэтому и способы пространственного построения ландшафтных композиций были заимствованы из живописи.
   В китайских садах мы часто сталкиваемся с особым приемом – уподоблением камня облаку, в связи с уже упомянутым живописным понятием юнъгэнь («корень облаков») – это утверждало идею единства мира. Китайские пейзажисты нередко изображали облака как горные ландшафты-миражи, а вершины гор – как низкие облака. Этой же идеей руководствовались и при создании садов, поскольку сад отчасти был проекцией пейзажного свитка на созданную человеком среду.
   В китайском понимании для того, чтобы выйти за грань форм и явлений поднебесного мира, необходимо было совершить скачок, увидеть все вещи как бы наоборот, в их зеркальном отражении. Это было необходимым критерием живописного творчества, позволявшим мастеру выйти за грань мира обычных форм и явлений. В садах одиночные камни часто ставились «наоборот» – в опрокинутом виде, так что верхняя часть была шире и тяжелее нижней. Пейзажные картины, отражающиеся в водной глади, тоже реализуют этот принцип.
   Древнейшей традицией в Китае было уподобление идеально устроенного мира саду, что тоже роднило его искусное сотворение с живописью. Даже стили китайских садов перекликаются с манерами письма, принятыми в живописи. Китайские живописцы уже в VIII веке, наряду с прозрачными водяными минеральными красками, стали применять богатую оттенками черную тушь. Тогда же сложились и разные манеры письма: одна – тщательная гун-би («прилежная кисть»), фиксирующая все детали и показывающая зрителю мельчайшие подробности картины, другая – свободная и как бы незавершенная се-и («живопись идеи»), позволяющая зрителю по воле своей фантазии додумать то, что скрыл от него художник.
   Живопись в стиле гун-би исполнена торжественной праздничности. Сделав абрис, художник закрашивает рисунок минеральными красками. Поскольку такие краски создают яркий колер, картины в стиле гун-би выглядят очень нарядно. Для передачи приподнятого, радостного образа мира художники применяют особые декоративные приемы. Синие и зеленые пики гор обводятся золотой каймой, белые пятна облаков, перерезающие вершины, подчеркивают их величие, люди и строения, вкрапленные в пейзаж яркими пятнами, напоминают цветы. Именно в стиле гун-би работали художники, оформлявшие росписью интерьеры дворцов императора и знати.
   В отличие от картин гун-би в картинах, написанных в стиле се-и, как правило, отсутствуют четкие контурные линии. Картины написаны непосредственным нанесением тушью «фактуры» изображаемого предмета. Художник больше заботится о передаче эмоционального, душевного настроения, чем о точной передаче деталей. Он отказывается от многоцветной палитры и пишет только черной тушью с размывами, добиваясь через тональное единство впечатления целостности мира. Картины художников се-и монохромны, т. е. выполнены в одном цвете, лишь иногда слегка подцвечены водяными красками. Благодаря этому их картины выглядят не столь пышно, но зато горы и реки, водопады и грозные обвалы, тихие цветущие долины и прозрачные горные озера, затерявшиеся среди горных вершин, – все запечатлено в картинах с огромной выразительной силой. Весь пейзаж построен на нюансах черной туши, на сочетании четких графических линий и мягких расплывчатых пятен, однако зритель ощущает и влажность воздуха, и приглушенность красок раннего утра. Это умение немногими средствами создать единую и цельную картину природы явилось результатом длительного наблюдения всех состояний в жизни природы.
   К V–VI вв. сложились две устойчивые формы китайского сада: императорские и частные сады. Традиции их создания развивались в тесном взаимодействии друг с другом, что исключает возможность их противопоставления. Они взаимно дополняют друг друга. На севере Китая получили распространение масштабные императорские сады, тогда как традиция храмовых садов государства Чу, ориентированных на внутренний транс, видимо, послужила ступенью для развития так называемых «садов сердца». Первый тип представлял собой масштабную картину мира, поражавшую воображение размерами, буйством красок и многообразием форм, а второй – отличался преимущественно монохромностью, меньшими размерами и большой склонностью к деталям и миниатюрным композициям. Как мы видим, аналогия практически полная. Яркий тому пример – оппозиция света и тени, прием, хорошо разработанный особенно в частных садах, что подчеркивалось еще и относительно скромным колористическим решением. Определенно здесь заметно влияние написанного тушью пейзажа.
Художественное решение дома
   «Средь путей живописца тушь простая выше всего. Он раскроет природу природы, он закончит деяние творца» (Тайны живописи Ван Вэй).
   Для того чтобы ощутить себя художником своей квартиры, попробуем проникнуться тем духом, который сами китайские художники считали законом творчества. Не имеет смысла начинать картину, излучающую радость и жизнь, в подавленном настроении. Внутреннее состояние будет проявляться на картине, и нарисованное будет казаться неоконченным. Также мало смысла в том, чтобы много вещей распределять по картине и вместо одного уверенного штриха рисовать огромное множество хлипких. Нужно концентрироваться на «существенном» и спокойно, но не сдержанно переносить его вовне.
   Великие мастера живописи создают свои лучшие произведения, если они находятся в состоянии внутреннего покоя. Это особенно касается китайской живописи. Можно сказать, это духовный ритм, который дает жизнь картинам. Если мы находимся во внутреннем покое и можем ощутить себя едиными с природой, мы можем создавать настоящие, т. е. живые картины, не теряя в технике. Сутью китайской живописи является «дух живого», выражающая себя жизненная энергия. Первые теоретические правила написания картин в V в. были обобщены и сформулированы художником и теоретиком искусства Се-Хэ в «Шести законах живописи». Звучали они так:
   1) живое движение в созвучии энергий;
   2) четкое письмо кистью;
   3) живописание образов соответственно предметам;
   4) наложение цветов согласно родам вещей;
   5) расположение предметов согласно общему плану;
   6) передача образцов посредством письма.
   Выраженные краткими формулами, эти правила комментировались и использовались китайскими живописцами. Как мы видим, первое и главное требование – передача не столько внешнего сходства, сколько внутреннего трепета, самого дыхания жизни. Это подробно объясняет Янь-Юань в трактате «О живописи»:
   «Прежде некоторые художники смогли очень правдоподобно изображать различные предметы, однако сущность живописи следует искать за пределами внешнего подобия. Эту истину трудно объяснить обыкновенным людям. В картинах нашего времени предметы могут быть переданы верно, но в них нет созвучия энергий. Если же стараться отобразить в картине созвучие энергий, то и внешнее правдоподобие предметов будет достигнуто само собой… Силы Инь и Ян порождают все сущее, и так творится порядок для всей тьмы явлении мироздания. Сокровенные превращения действуют там, где «забываются слова», и работа духа свершается в одиночестве. Травы и деревья пышно цветут, не нуждаясь в киновари и купоросе. Серые тучи брызжут снегом, не требуя свинца и пудры. Горы покрываются свежей растительностью без зеленой краски. Ветер кружит в небе разноцветные облака, не пользуясь палитрой живописца. Художник и сам может передать все цвета с помощью одной лишь черной туши. А возможно это потому, что в нем полностью созрел замысел картины. Если же замысел будет выражаться только в красках, формы вещей будут нежизненны».
   Итак, проникнувшись этим духом, попробуем реализовать некоторые из описанных выше принципов в оформлении своей квартиры. Прежде всего речь пойдет о выборе стиля. Он может быть «императорским», и тогда в интерьере будут преобладать яркие, насыщенные жизнью краски. Или вы предпочтете лаконизм «интимного» сада, выразительность силуэтов и нежность полутонов. Разумеется, можно избрать разные стили для различных помещений. Например, гостиная или столовая могут быть оформлены в духе гун-би: пышные цветущие растения, яркие (но не кричащие) детали в интерьере, жизнерадостный пейзаж или натюрморт на стене. А комната, где вы предпочитаете отдыхать и размышлять в одиночестве, больше соответствует скромному и возвышенному лаконизму черной туши. Интерьер такой комнаты удачно дополнит композиция бонсаи, вторящая пейзажу се-и, висящему на стене. Так вы сможете наслаждаться им сразу в двух ипостасях: живой и нарисованной. Или можно создать на подоконнике «природный ландшафт», и ощутить себя китайским мыслителем, постигающим тайны бытия в единении с природой.
   Мы уже упоминали, что в китайском саду очень распространено «цитирование» других садов, – традиция, роднящая сады с живописью. Речь идет о сооружении элементов садового ландшафта, характерных, например, для садов более древних эпох. Помимо этого в саду ярко выражены элементы личной памяти. Какое-нибудь знаменитое в Китае место могло вдохновить заказчика или создателя сада на определенный сюжет, связанный с общепринятыми ассоциациями или личными воспоминаниями. И этот принцип тоже можно использовать в создании композиций из комнатных растений. Вы можете попробовать, например, воспроизвести классический пейзаж китайского сада: «извилистый поток, огибающий беседку и орошающий бамбук».
   Особое внимание в живописи, как и в саду, уделялось камням. Границы эстетического восприятия камня в китайской традиции очень широки. По мнению Е. В. Завадской, они определяются даосской традицией уподобления себя простоте обычного камня (ши) и конфуцианским стремлением к самосовершенствованию, доведенному до той изысканности, которой отличаются яшма или нефрит (юй). В даосизме черпали вдохновение создатели знаменитых садов – Ши-тао, Чоу Хаоши, Дун Даоши, Гэ Юйлян. Поэтому и обычный камень, как концентрированная энергия Неба и Земли, представлял в этом смысле особый интерес.
   Больше всего китайцев интересует пустота внутри камня, «пойманное» пространство. Конфигурация внутренних пустот создает в нем энергетически насыщенное и резонирующее пространство. Камень трогают и гладят, по нему стучат специальными палочками, так как он обладает собственным звучанием. В этом смысле камни воплощают в себе важный эстетический принцип живописи. По оценкам китайских знатоков, живопись мастера должна «звучать», т. е. рождать звуковые ассоциации у зрителя. Такой «звучащий» камень может стать не только украшением комнаты, но и вашим личным другом, успокаивать или веселить, ибо звучание создает определенное настроение. А небольшой «сад звучащих камней» – уникальная возможность попробовать себя в оригинальном «музыкальном» творчестве.
   Наконец, китайская живопись интересует нас и сама по себе. Мы ведь говорим о саде, о таком месте, где царствует природа, а живые растения в квартире можно разместить далеко не везде. И тут нам на помощь приходит «магия подобия». Пейзажные, цветочные и растительные мотивы вашего подоконника могут продолжаться в интерьере комнат в украсивших стены картинах, узоре обоев, росписи ширм, занавесей и обивки мебели. Это полностью соответствует «законам жанра», ведь живопись в Китае потому так и ценилась, что позволяла совместить проживание в городе и наслаждение природой. Садовый и живописный образ природы равноправны и оказывают схожее воздействие.
   Здесь следует вспомнить о другом жанре китайской живописи – «цветы и птицы». Для этого жанра характерны темы трав, бамбука, камней, а также зверей, птиц, насекомых и пр. Что касается изображаемых растений, то художники отдают предпочтение сливовому дереву (особенно в сезон цветения), орхидее, бамбуку, хризантеме, считая эти растения олицетворением благородных качеств человека.
   По китайским понятиям, живопись – это не только картины. Яркие, горячие, полные жизни или нежные, изящные, передающие хрупкость и уязвимость красоты изображения на ширмах и циновках, тканях и занавесях, на веерах и фарфоре – это тоже живопись, самая настоящая. Такие «картины» чаще всего выполнены в жанре «цветы и птицы». У истоков этого жанра стоят орнаменты, наносимые в глубокой древности ремесленниками на гончарные изделия и художественные поделки, а позднее художники этого направления расписывали веера и ширмы. В любую, казалось бы, случайную сценку, будь то изображение птички, легко присевшей на ветку, или бабочки, порхающей над распустившимся цветком, художники старались вложить такие же глубокие и возвышенные чувства, как и в создание пейзажей.
   Подбирая такие «живописные» украшения для вашей квартиры, следует руководствоваться не только и не столько их китайским происхождением, сколько тем, насколько они соответствуют «духу жизни». Если изображения цветов, трав, бабочек и птиц ощущаются как «живые» – они вам подходят!
Письмо и стихосложение цветами
   «Благодаря поэтам Юга, объектами поэтического воплощения стали чистота обрызганных росою хризантем, тонкое изящество качающегося тростника, едва уловимый аромат цветущей сливы, разливающийся над сумеречной водой, безмятежная зелень сосны, изливающей ветру свои печали, и дивный нарцисс, который прячет свою благородную стать в глубоких оврагах или вдруг появляется у ручья» (Окакура).
   «Чтобы написать такие стихи, нужно прежде иметь такое сердце. Чтобы нарисовать такой портрет, нужно прежде постичь такой облик» (Избранные чаньские изречения).
   Каллиграфия (начертание иероглифов), поэзия и живопись очень тесно связаны между собой. Это понятно, поскольку иероглифическая письменность является формой картинного выражения мыслей. Начертание иероглифов так легко превращается в «игру туши». Что касается связи поэзии с живописью, лучше всего ее охарактеризовал искусствовед Шан-Йен-Юань: «То, что не смогла сказать поэзия, сказала живопись. То, что не смогло найти выражения в живописи, нашло его в поэзии». Добавим к этому, что образы, рожденные живописью и поэзией, питали творческую мысль создателей садов.
   Поэтический восторг перед красотой природы, которым жили многие поколения людей в средневековом Китае, запечатлен не только в живописи, но и в поэзии. И хотя выразительные средства этих искусств были различными, язык поэтов и художников стал почти единым. Картины не мыслились без стихотворной надписи, в стихах рождались живописные образы. Умение сочинять стихи, знание живописи считалось обязательным для всякого образованного человека. Получить должность государственного чиновника мог только тот, кто сдал государственные экзамены, причем в задания входили как знание конфуцианских книг, так и владение искусством, умение слагать стихи. Конечно, настоящими поэтами становились немногие, однако поэты были, как правило, чиновниками.
   Стихи, живопись и садоводство Китая роднит прежде всего то, что они до предела насыщены символами, понятными любому образованному китайцу. Как стихотворения китайских поэтов, так и китайский сад – венок переплетенных символов. Набор деревьев, используемых в садовых ландшафтах, всегда детально продуман. Как правило, это растения, имеющие высокое символическое значение. Прежде всего, это сосна – символ благородства духа, бамбук, воплощавший стойкость и надежность, слива мэйхуа, а также персик – любимое дерево небожителей. Встречаются также плакучие ивы, очень популярны абрикосовые и мандариновые деревья, банановые заросли.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →