Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Остров сокровищ в озере Миндемойя на острове Манитулин в озере Гурон – самый большой в мире остров в озере на острове в озере.

Еще   [X]

 0 

Реликт (Чайлд Линкольн)

В Нью-Йоркском музее естественной истории давно ходили слухи об ужасном Музейном звере, обитающем в заброшенных подвалах огромного здания. И вот эти слухи обернулись жуткой реальностью: в музее зверски убиты двое детей, затем найдено изуродованное тело охранника. Расследование этих преступлений, поражающих своей жестокостью, поручено лейтенанту полиции Винсенту д’Агосте, который поначалу подозревает, что в музее орудует маньяк. Эту версию поддерживает специальный агент ФБР Алоизий Пендергаст, расследовавший серию подобных убийств в другом штате. Однако постепенно им открывается страшная истина: Музейный зверь существует, и он продолжает убивать…

Год издания: 2014

Цена: 109 руб.



С книгой «Реликт» также читают:

Предпросмотр книги «Реликт»

Реликт

   В Нью-Йоркском музее естественной истории давно ходили слухи об ужасном Музейном звере, обитающем в заброшенных подвалах огромного здания. И вот эти слухи обернулись жуткой реальностью: в музее зверски убиты двое детей, затем найдено изуродованное тело охранника. Расследование этих преступлений, поражающих своей жестокостью, поручено лейтенанту полиции Винсенту д’Агосте, который поначалу подозревает, что в музее орудует маньяк. Эту версию поддерживает специальный агент ФБР Алоизий Пендергаст, расследовавший серию подобных убийств в другом штате. Однако постепенно им открывается страшная истина: Музейный зверь существует, и он продолжает убивать…


Дуглас Престон, Линкольн Чайлд Реликт

   © Д. Вознякевич, перевод, 2014
   © ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2014
   Издательство АЗБУКА®

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Пролог

1

Бассейн Амазонки, сентябрь 1987 г.
   Уиттлси остановился возле упавшей джакаранды и обернулся к Карлосу – помощник догонял его, обливаясь потом.
   – Остановимся здесь, – сказал он по-испански. – Baja la caja. Поставь ящик.
   Уиттлси сел на упавшее дерево, снял правый ботинок и носок. Закурив сигарету, поднес огонек к голени – на ноге кишмя кишели клещи.
   Карлос снял с плеч армейский рюкзак, к которому был неуклюже привязан деревянный ящик.
   – Открой его, пожалуйста, – попросил Уиттлси.
   Карлос развязал веревки, отпер несколько маленьких медных защелок, снял крышку.
   Плотно уложенное содержимое ящика было прикрыто волокнами какого-то местного растения. Уиттлси отодвинул их, обнажив несколько артефактов, небольшой деревянный пресс и журнал в кожаной, покрытой пятнами обложке. Поколебался, потом достал из нагрудного кармана полевой куртки маленькую, искусно вырезанную из дерева статуэтку какого-то животного. Покачал на ладони, вновь изумляясь ее изяществу и неестественной тяжести. Неохотно положил фигурку в ящик, прикрыл все волокнами и вернул крышку на место.
   Вынув из рюкзака сложенные листы чистой бумаги, Уиттлси развернул их на колене. Достал из кармана рубашки видавшую виды ручку с золотым пером и начал писать:

   Верховье Шингу, 17 сентября 1987 года
   Монтегю! Я решил отослать Карлоса с ящиками обратно и отправиться на поиски Крокера в одиночку. Карлос надежен, а я не могу допустить потери ящика, если со мной что-нибудь случится. Обрати внимание на шаманскую трещотку и другие ритуальные предметы. Они производят впечатление уникальных. А статуэтка, которую мы обнаружили в заброшенной хижине, является подтверждением того, что я искал. Обрати внимание на чрезмерно большие когти, характерные черты рептилий, намеки на двуногость. Племя котога существует, и легенда о Мбвуне не просто вымысел.
   Все мои полевые записи – в этом журнале. Тут же полный отчет о развале экспедиции, ты, разумеется, уже будешь об этом знать, когда получишь мое письмо.

   Уиттлси покачал головой, вспомнив разыгравшуюся накануне сцену. Ох уж этот идиот Максуэлл! Только и думал о том, как бы доставить в музей в целости и сохранности свою случайную находку. Это просто смешные древние семенные коробочки в форме яйца. Совершенно никчемные. Ему бы быть палеобиологом, а не антропологом… По иронии судьбы Максуэлл и остальные повернули назад, находясь всего в тысяче ярдов от его открытия.
   После их ухода с ним остались только Карлос, Крокер и двое проводников. Теперь никого, кроме Карлоса. Уиттлси вернулся к письму.

   Используй журнал и находки, как сочтешь нужным, чтобы помочь мне восстановить свое положение в музее. Но главное, позаботься об этой статуэтке. Я убежден, что для антропологии она бесценна. Мы вчера случайно нашли ее. Видимо, она занимает центральное место в культуре Мбвуна. Однако других следов обитания людей поблизости нет. Мне это кажется странным.

   Уиттлси отложил ручку. Он не стал описывать в журнале, как была обнаружена фигурка. И даже теперь разум его противился этому воспоминанию.
   Крокер отклонился от намеченного пути, чтобы получше разглядеть одно дерево, иначе бы им не обнаружить ни скрытой тропинки, круто спускающейся вниз между замшелыми откосами расселины, ни грубой хижины, спрятанной среди старых деревьев во влажной низине, куда едва проникал дневной свет… Двое проводников-ботокудов, обычно болтавших без умолку на тупианском языке, тут же притихли. В ответ на вопрос Карлоса один из них что-то пробормотал о страже хижины и проклятии тому, кто осмелится вторгнуться в ее тайны. И тут Уиттлси впервые услышал слово «котога». Котога. Люди мрака.
   Уиттлси отнесся к этому скептически. Он и раньше слышал разговоры о проклятиях – обычно перед требованиями повысить плату. Но когда он вышел из хижины, проводники исчезли.
   …Потом откуда-то из чащи появилась та старуха. Видимо, она принадлежала к племени яно-мамо, явно не котога. Но слышала о них. Видела их. Проклятия, на которые она намекала… А с какой быстротой вновь скрылась в лесу – прямо годовалый ягуар, а не женщина преклонных лет…
   После этого они обратили внимание на хижину.
   Хижина… Уиттлси с робостью позволил себе вспомнить. По бокам – две каменные плиты с одинаковыми резными изображениями какого-то сидящего зверя. В когтях он держал что-то неразличимое, выветрившееся. За хижиной был заросший сад, причудливый оазис ярких красок среди сплошной зелени.
   Пол хижины был опущен на несколько футов, и Крокер, шагнув внутрь, едва не сломал себе шею. Уиттлси последовал за ним более осторожно, а Карлос лишь опустился на колени у входа. Внутри было темно, прохладно, пахло гнилью. Включив фонарик, Уиттлси увидел статуэтку, стоящую на высокой земляной насыпи посреди хижины. Вокруг ее основания лежало несколько причудливо вырезанных дисков. Затем луч фонарика упал на стены.
   Они были увешаны человеческими черепами. Осматривая ближайшие, Уиттлси заметил глубокие царапины, происхождение которых он смог понять не сразу. На теменной части черепов зияли рваные отверстия. В большинстве случаев затылочные кости тоже были проломлены, верхние части толстых височных костей отсутствовали.
   Рука Уиттлси задрожала, фонарик выпал. Прежде чем включить его снова, он увидел, что из тысяч глазных впадин сочится тусклый свет. В душном воздухе медленно плавали пылинки…
   Чуть позже Крокер решил, что ему нужно немного прогуляться – побыть наедине с собой, объяснил он Уиттлси. Но не вернулся…

   Растительность здесь очень необычная, травы и папоротники выглядят чуть ли не примордиальными[1]. Жаль, что нет времени для более пристального изучения. Самые упругие разновидности мы использовали для упаковки; можешь показать их Йоргенсону, если он заинтересуется.
   Я твердо рассчитываю встретиться с тобой в клубе исследователей через месяц, отметить наш успех порцией сухого мартини и хорошего маканудо. А пока что со спокойным сердцем доверяю тебе этот материал и свою репутацию.
Твой коллега Уиттлси
   Он сунул письмо под крышку ящика и заговорил:
   – Карлос, доставь этот ящик в Порто-де-Мос и жди меня там. Если через две недели я не вернусь, обратись к полковнику Сото. Скажи, чтобы отправил этот ящик вместе с остальными в музей самолетом, как условлено. Он выдаст тебе заработанные деньги.
   Карлос поглядел на него:
   – Не понимаю. Вы хотите остаться здесь один?
   Уиттлси улыбнулся, зажег вторую сигарету и вновь принялся уничтожать клещей.
   – Кто-то должен доставить ящик. Ты сможешь нагнать Максуэлла еще до реки. А мне нужно несколько дней на поиски Крокера.
   Карлос хлопнул себя по колену:
   – Es loco![2] Я не могу бросить вас одного. Si te dejo atras, te moririas. Вы погибнете здесь в лесу, сеньор, и ваши кости растащат обезьяны-ревуны. Мы должны вернуться вместе, так будет лучше всего.
   Уиттлси раздраженно покачал головой.
   – Дай мне из своего мешка хлористую ртуть, хинин и вяленую говядину, – сказал он, вновь натянув на ногу грязный носок и зашнуровывая ботинок.
   Карлос, продолжая протестовать, развязал рюкзак. Уиттлси, не обращая на него внимания, рассеянно почесывал укусы насекомых на шее и неотрывно глядел на Серро-Гордо.
   – Они будут удивлены, сеньор. Сочтут, что я бросил вас. Мне придется очень плохо, – быстро говорил Карлос, перекладывая лекарства и мясо в рюкзак Уиттлси. – Мухи кабури съедят вас заживо, – продолжал он, подойдя к ящику и обвязывая его веревкой. – Вы снова заболеете малярией и на сей раз умрете. Я останусь с вами.
   Уиттлси поглядел на копну белоснежных волос, прядь которых прилипла к потному лбу Карлоса. Вчера, до того как тот заглянул в хижину, его волосы были совершенно черными. Карлос на миг встретился с хозяином глазами и отвел взгляд.
   Уиттлси поднялся.
   – Adios, – попрощался он и скрылся в кустах.

   Под вечер Уиттлси заметил, что густые низкие тучи вновь окутали Серро-Гордо. Последние несколько миль он шел по старой узкой тропе неизвестного происхождения. Тропа вилась среди черных болот, окружавших основание тепуи – сырого, покрытого джунглями плато, лежащего впереди. Логика человеческой дороги, подумал Уиттлси. Путь проложен с определенной целью; тропы животных зачастую никуда не ведут. А эта тропа идет к оврагу на склоне тепуи. Крокер, должно быть, пошел туда.
   Уиттлси остановился, бессознательно ощупывая талисман, который носил с детства, – золотую стрелку с серебряной поверх нее. Кроме той хижины, он уже несколько дней не видел следов человеческого обитания, если не считать давно заброшенной деревушки собирателей кореньев. Проложить эту тропу могли только индейцы племени котога.
   Подходя к плато, Уиттлси увидел несколько блестящих лент воды, струящихся по склонам. У подножия он устроит ночлег, а утром поднимется на тысячу метров. Подъем будет крутой, грязный, возможно, опасный. Если он повстречает индейцев котога – что ж, будет схвачен.
   Но у него нет причин думать, что котога свирепы. В конце концов, все убийства и зверства местные мифы приписывают Мбвуну. Интересно: неведомое существо, предположительно контролируемое племенем, которого никто не видел. «Может ли Мбвун существовать на самом деле?» – задумался Уиттлси. Возможно, какие-то реликты и сохранились в громадном тропическом лесу: район этот совершенно не исследован биологами. Уже не впервые он пожалел, что Крокер, покидая лагерь, взял его «манлихер» тридцатого калибра.
   Первым делом необходимо найти Крокера. Потом можно искать племя котога, доказать, что оно не вымерло много веков назад. Он прославится – открыватель первобытных людей, живущих в глубине амазонских джунглей в каменном веке, как в «Затерянном мире» Конан-Дойля.
   Опасаться котога нет оснований. За исключением той хижины…
   Внезапно в ноздри Уиттлси ударил тошнотворный запах. Он остановился. Ошибки быть не могло: дохлое животное, притом крупное. Он сделал десяток шагов – запах усилился. Сердце его забилось с надеждой: возможно, котога разделывали добычу поблизости. Там могли остаться инструменты, оружие, быть может, даже какая-то ритуальная утварь.
   Уиттлси медленно двинулся вперед. Сладковатый мерзкий запах становился все сильнее. Путешественник увидел солнечный свет сквозь кроны деревьев высоко над головой – верный признак того, что поблизости поляна. Остановился и подтянул лямки рюкзака, чтобы он не колотил по спине, если придется бежать.
   Узкая, окаймленная кустами тропа выровнялась и свернула в небольшую прогалину. На противоположной стороне ее лежал труп. На комле дерева, к которому он был привален, была вырезана ритуальная спираль, на рассеченной грязно-бурой грудной клетке лежал пучок ярко-зеленых перьев попугая.
   Подойдя поближе, Уиттлси увидел на трупе рубашку цвета хаки.
   Над разрезанной грудной клеткой жужжала туча жирных мух. Отрубленная левая рука с рассеченной ладонью была привязана к стволу дерева волокнистой веревкой. Вокруг тела валялись стреляные гильзы. Потом Уиттлси увидел голову. Она лежала вверх лицом под мышкой у трупа, затылочная кость черепа была сорвана, мутные глаза смотрели вверх.
   Уиттлси нашел Крокера.
   Инстинктивно исследователь попятился. Он видел, что ряды когтей исполосовали тело с чудовищной, нечеловеческой силой. Труп выглядел окоченевшим. Возможно, если Бог милостив, котога уже ушли отсюда.
   Если только это дело рук котога.
   И тут Уиттлси обратил внимание, что тропический лес, обычно оглашаемый звуками жизни, совершенно тих. Он резко обернулся. В высоком подлеске на краю прогалины что-то двигалось, среди листвы светились два узких глаза цвета жидкого пламени. Уиттлси всхлипнул, выругался, провел по лицу рукавом и снова поглядел в ту сторону. Глаза исчезли.
   Скорее в обратный путь, прочь от этого места. Дорога прямо перед ним. Терять время нельзя.
   Но вдруг Уиттлси увидел на земле нечто, чего не заметил раньше, почувствовал ужас, уловив движение крадущегося в кустах тяжеловесного существа.

2

Бразилия, Белен, июль 1988 г.
   Стоя в глубине темного прохода между складами, он вел наблюдение. Моросил дождик, затуманивая широкие обводы грузовых судов, превращая фонари на пристани в крохотные точки. От горячих палубных досок поднимался пар, неся с собой легкий запах креозота. Сзади доносился ночной шум портового города: отрывистый лай собак, негромкий смех и болтовня на португальском языке, музыка в стиле калипсо из баров на набережной.
   Дела у него шли отлично. Когда оставаться в Майами стало слишком рискованно, он подался далеко на юг. Грузооборот здесь был незначительным, маленькие суда ходили на север и на юг вдоль побережья. В порту постоянно требовались грузчики, а ему эта работа была знакома. Он назвался Веном Стивенсом, и никто в этом не усомнился. А вот тому, что он носит имя Стивенсон, не поверили бы.
   Обстановка здесь оказалась вполне подходящей. В Майами было достаточно времени и практики, чтобы обострить интуицию. Здесь она ему пригодилась. Он нарочно говорил по-португальски плохо, запинаясь, чтобы разглядеть выражение глаз собеседника и должным образом отреагировать. Рикон, младший помощник начальника порта, был единственным напарником, в котором нуждался Вен.
   Когда груз приходил с верховьев реки, Вен получал сообщение. Обычно ему говорили о характере груза только два слова: поступающий или отправляемый. Он всегда знал, что искать, ящики неизменно бывали одинаковыми. Следил, чтобы их благополучно выгрузили и разместили на складе. А потом устраивал так, чтобы на идущее в Штаты судно их погрузили последними.
   Вен от природы был осторожным. И пристально наблюдал за десятником докеров. Несколько раз у него возникало тревожное чувство, что десятник что-то подозревает. Тогда он слегка умерял аппетиты, и через несколько дней чувство опасности притуплялось.
   Вен глянул на часы. Одиннадцать. Услышал, как за углом открылась и затем закрылась дверь. Прижался к стене. Послышались тяжелые шаги по настилу, затем под фонарем мелькнул знакомый силуэт. Когда звук шагов затих, Вен глянул за угол. В конторе, как он и предвидел, было темно. Осмотревшись в последний раз, он юркнул за угол здания.
   При каждом шаге пустой рюкзак влажно хлопал о его спину. На ходу Вен полез в карман, достал и крепко сжал в кулаке ключ. Свое орудие труда. Не проработав в порту и двух дней, он снял с ключа слепок.
   Вен миновал суденышко, пришвартованное у пристани, черная вода по его толстым перлиням стекала на ржавые кнехты. Посудина казалась безлюдной, на палубе не было даже стояночной вахты. Вен замедлил шаг. Дверь склада была рядом, у конца главного пирса. Вен быстро оглянулся через плечо, проворно отпер металлическую дверь и юркнул внутрь.
   Затворив за собой дверь, Вен подождал, пока глаза привыкнут к темноте. Он уже чувствовал себя на полпути к дому. Осталось только завершить здесь дела и сматываться к чертовой матери.
   Да, пора убираться. В последнее время Рикона совсем обуяла жадность, крузейро текли через руки как вода. Недавно помощник начальника порта позволил себе пошутить относительно доли Вена. А утром Рикон разговаривал с десятником, торопливо, вполголоса, и десятник поглядывал на Вена.
   Темный склад был заставлен контейнерами и ящиками. Зажигать фонарик было рискованно, но Вен так хорошо знал расположение грузов, что мог бы ходить там даже во сне. Он осторожно двинулся вперед.
   Вот наконец то, что он искал: кучка обшарпанных ящиков, шесть больших и один маленький, сложенных в углу. На двух больших виднелась трафаретная надпись: «МЕИ, НЬЮ-ЙОРК».
   Несколько месяцев назад Вен спросил об этих ящиках. Помощник квартирмейстера складов поведал ему их историю. Груз прибыл по реке из Порто-де-Мос прошлой осенью. Ящики требовалось отправить самолетом какому-то нью-йоркскому музею, но с людьми, которые заключали это соглашение, что-то случилось – помощник не знал, что именно. Оплата не поступила в срок, и о грузе, видимо, все забыли.
   Все, кроме Вена. Позади забытых ящиков было достаточно места, чтобы припрятывать свой товар до загрузки идущего в Штаты судна.
   Теплый ночной ветерок ворвался в высоко расположенное разбитое окно и охладил потный лоб Вена. Он улыбнулся в темноте. На прошлой неделе он прослышал, что вскоре ящики будут отправлены в Нью-Йорк. Но к тому времени его и след простынет.
   Вен обследовал свой тайник. На сей раз там был всего один ящик, содержимое его как раз умещалось в рюкзак. Он знал, где находятся рынки и что там делать. Очень скоро – где-нибудь подальше – он этим займется.
   Собираясь протиснуться мимо больших ящиков, Вен внезапно замер. Он почувствовал странный запах – какой-то земляной, козлиный, гнилостный. Через порт проходило много разного груза, но ни один не вонял, как этот.
   Интуиция подсказывала парню, что здесь кроется какая-то опасность, однако он не мог понять, что его так встревожило. Помедлив, Вен двинулся вперед между стеной и музейным грузом.
   И вновь замер. Что-то было не так. Что-то совсем не так.
   Вен скорее услышал, чем увидел нечто движущееся в этом тесном пространстве. Потянуло резким, гнилостным запахом. Внезапно его со страшной силой ударило о стену. Грудь и живот разорвала нестерпимая боль. Он открыл рот, пытаясь крикнуть, но в горле что-то бурлило, потом в голову словно бы ударила молния, и Вен погрузился во мрак.

Часть первая
Музей сверхъестественной тайны

3

Нью-Йорк, наши дни
   – Эй! – крикнул Хуан, направляясь к нему. – Эй, не трогай слонов!
   Парнишка испуганно отдернул руку: он был еще в том возрасте, когда форменная одежда производит впечатление. Ребята постарше – пятнадцати-шестнадцати лет – иногда отвечали Хуану грубыми жестами. Они понимали, что он невелика птица, просто-напросто охранник музея. Паршивая работенка. Надо бы подготовиться как следует и сдать экзамены в полицию.
   Он с подозрением наблюдал, как рыжий и его братишка крутились в полутемном зале, разглядывая чучела львов. Подойдя к стенду с шимпанзе, рыжий начал на потеху младшему гикать и почесывать под мышками. Где, черт побери, их родители?
   Затем Билли, рыжий, утащил братишку в зал с африканскими экспонатами. Целый ряд масок злобно скалился на них из-за стекла витрины плоскими деревянными зубами.
   – Здорово! – восхищенно воскликнул младший.
   – Ерунда, – сказал Билли. – Пошли посмотрим динозавров.
   – А мама где? – спросил младший, оглядываясь.
   – Потерялась, – ответил Билли. – Идем.
   Они пошли через просторный, гулкий зал с множеством тотемных столбов. В дальнем его конце женщина с красным флажком водила последнюю в этот день группу воскресных экскурсантов, голос ее звучал пронзительно. Младшему казалось, что в зале слегка пахнет чем-то странным, такие запахи издают дым и корни старого дерева. Когда экскурсанты скрылись за углом, в зале наступила тишина.
   Билли помнил, что в прошлый раз они видели здесь самого большого в мире бронтозавра, и тираннозавра, и трахидента. Во всяком случае, ему казалось, что чудища назывались именно так. Зубы у тираннозавра длиной, наверное, десять футов. Ничего более замечательного Билли еще не видел. А вот этих тотемных столбов он не помнил. Может, динозавры находятся за следующей дверью? Но она вела в скучный зал тихоокеанских народов, где были только вещицы из нефрита и кости, шелка и бронзовые статуэтки.
   – Смотри, что ты натворил, – проворчал Билли.
   – Что?
   – Заблудился я из-за тебя, вот что.
   – Мама очень рассердится, – сказал малыш.
   Билли издал презрительный смешок. С родителями они должны встретиться перед самым закрытием на больших ступенях у главного входа. Обратную дорогу он найдет, не проблема.
   Пройдя через несколько безлюдных пыльных комнат, мальчики спустились по узкой лесенке и оказались в длинном, тускло освещенном зале. Тысячи чучел маленьких птичек покрывали стены от пола до потолка, из их незрячих глаз торчала вата. Пахло нафталином.
   – Я знаю, где мы, – обнадежил Билли, вглядываясь в полумрак.
   Малыш засопел.
   – Тихо ты, – сказал Билли.
   Сопение прекратилось.
   Зал делал резкий поворот и оканчивался темным тупиком с пустыми витринами. Выхода не было видно, пришлось возвращаться обратно. Шаги мальчиков гулко раздавались в пустом помещении. В дальнем конце зала была брезентовая ширма, неудачно изображавшая стену. Выпустив руку братишки, Билли подошел и заглянул за нее.
   – Я здесь уже бывал, – уверенно заявил он. – Это место отгородили, но в прошлый раз тут было открыто. Держу пари, мы находимся прямо под динозаврами. Дай-ка посмотрю, есть ли тут лестница наверх.
   – Туда нельзя, – предупредил младший.
   – Дурачок, я только посмотрю. А ты подожди.
   Били шмыгнул за занавеску, и через несколько секунд младший услышал скрип петель открываемой двери.
   – Эй! – донесся голос старшего. – Здесь винтовая лестница. Она ведет вниз, ну да ничего. Я спущусь посмотрю.
   – Не надо! Билли! – крикнул малыш, но единственным ответом ему был звук удаляющихся шагов.
   Малыш принялся вопить, его тонкий голос эхом отдавался в полутемном зале. Через несколько минут он начал икать, громко шмыгнул носом, сел на пол и принялся отрывать отстающую полоску резины с носка ботинка.
   Внезапно мальчик поднял голову. Зал был тихим, душным. Лампы в витринах отбрасывали на пол черные тени. Где-то затарахтела вентиляционная труба. Билли пропал окончательно. Малыш стал кричать, на сей раз громче.
   Может, пойти за ним? Может, там не так уж и страшно? Может, Билли нашел родителей и они ждут его снаружи? Только надо поторапливаться. Музей, наверное, уже закрыт!
   Он поднялся и проскользнул за занавеску. Зал продолжался, там тоже стояли пыльные витрины с никому не интересными экспонатами. Старая металлическая дверь в стене была чуть приоткрыта.
   Малыш подошел и заглянул туда. За дверью находилась верхняя площадка теряющейся из виду винтовой лестницы. Здесь было еще более пыльно, стоял какой-то странный запах, от которого он сморщил нос. Ему очень не хотелось выходить на эту лестницу. Но брат был внизу.
   – Билли! – позвал малыш. – Билли, поднимайся! Пожалуйста!
   Откликнулось только эхо. Мальчик шмыгнул носом, ухватился за перила и начал медленно спускаться в темноту.

4

Понедельник
   Марго свернула на мощеную дорожку, ведущую к служебному входу. Прошла мимо разгрузочного тупика и направилась к гранитному туннелю, выходящему во внутренний дворик. Настороженно остановилась: вход в туннель окрашивали мерцающие полосы красного света, у дальнего конца в беспорядке стояли санитарные и полицейские автомобили.
   Марго вошла в туннель и направилась к стеклянной будке. Старый Керли, охранник, в это время обычно дремал на своем стуле, привалясь к углу, со свисающей изо рта на широкую грудь почерневшей деревянной трубкой. Но сегодня он стоял.
   – Доброе утро, доктор, – поздоровался он, открывая дверь.
   Старик называл «докторами» всех, от директора музея до аспирантов.
   – Что случилось? – спросила Марго.
   – Не знаю, – ответил Керли. – Они приехали пару минут назад. Но сейчас я хотел бы взглянуть на ваше удостоверение.
   Марго принялась рыться в сумке. Предъявлять пропуск никто не просил уже несколько месяцев.
   – Не уверена, что удостоверение у меня с собой, – сказала она, недовольная тем, что так и не собралась выкинуть всякий накопившийся за зиму хлам.
   Друзья из отдела антропологии недавно присвоили ее сумке звание «самой захламленной в музее».
   В будке зазвонил телефон, и Керли потянулся к трубке. Марго наконец обнаружила документ и поднесла к окошку, но охранник не взглянул на него – он с широко раскрытыми глазами слушал, что говорят по телефону.
   Трубку он положил молча и застыл всем телом.
   – Ну? – повторила Марго. – Что случилось?
   Керли ответил:
   – Вам незачем знать.
   Телефон зазвонил снова, и охранник поспешно протянул к нему руку.
   Марго в жизни не видела, чтобы Керли двигался так быстро. Она пожала плечами, бросила удостоверение в сумку и пошла дальше. Ее поджимал срок – надо было заканчивать очередную главу диссертации, и каждый день был на счету. Предыдущая неделя выдалась тяжелой: поминки по отцу, формальности, телефонные звонки, – не до научной работы. Больше времени она терять не могла.
   Пройдя через дворик, Марго вошла в служебный вход, свернула направо и быстро зашагала по цокольному коридору к отделу антропологии.
   В многочисленных служебных кабинетах было темно, как всегда до половины десятого или до десяти.
   Коридор повернул под прямым углом, и Марго остановилась. Дорогу ей преградила желтая пластиковая лента. Марго разобрала печатные буквы: «НЬЮ-ЙОРКСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПОЛИЦИИ. МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ. НЕ ПЕРЕХОДИТЬ». Джимми, охранник, обычно назначаемый в зал перуанского золота, стоял перед лентой, как и Грегори Кавакита, молодой помощник хранителя из отдела эволюционной биологии.
   – Что здесь происходит? – спросила Марго.
   – Типичная музейная неразбериха, – отозвался Кавакита с кривой улыбкой. – Нас не пропускают.
   – Никто мне ничего не объяснил, только велели никого не пускать, – раздраженно произнес охранник.
   – Послушай, – сказал Кавакита. – На будущей неделе у меня презентация в Национальном научном фонде, дел по горло. Если пропустишь меня…
   На лице у Джимми появилось выражение замешательства.
   – Я просто выполняю свою работу.
   – Идем отсюда, – сказала Марго Каваките. – Выпьем кофе в комнате отдыха. Может, узнаем у кого-нибудь, что случилось.
   – Сначала я хотел бы зайти в туалет, если найду такой, куда вход не перекрыт, – раздраженно ответил Кавакита. – Иди, я тебя догоню.

   Всегда распахнутая дверь комнаты отдыха для служащих в тот день оказалась закрытой. Марго взялась за шарообразную дверную ручку, думая, не лучше ли дождаться Грегори. Потом открыла дверь. Уж без его-то поддержки она как-нибудь обойдется.
   Внутри двое полицейских разговаривали, стоя к ней спиной.
   – Это уже который раз, шестой? – хихикнул один.
   – Потерял счет, – ответил его напарник. – Но желудок у него должен наконец опустеть.
   Когда полицейские расступились, Марго увидела комнату отдыха.
   Просторное помещение было безлюдным. В дальнем конце, возле кухни, кто-то склонился над раковиной. Человек сплюнул, вытер губы и обернулся. Марго узнала Чарли Прайна, нового специалиста по консервации, которого взяли на работу полгода назад, чтобы восстановить экспонаты для новой выставки. Его ничего не выражающее лицо было пепельным.
   Полицейские, подойдя к Прайну, мягко подтолкнули его к двери.
   Марго посторонилась, пропуская группу. Прайн шел скованно, будто робот. Марго инстинктивно опустила взгляд.
   Туфли Прайна были в крови.
   Рассеянно глядя на Марго, Прайн заметил, как изменилось выражение ее лица. Последовал за нею взглядом – и остановился так внезапно, что шедший сзади полицейский наткнулся на него.
   Глаза Прайна расширились и побелели. Полицейские схватили его за руки, он стал сопротивляться, заскулил. Его быстро вывели из комнаты.
   Марго прислонилась к стене, пытаясь справиться с сердцебиением, тут вошел Кавакита и с ним еще несколько человек.
   – Перекрыта, должно быть, половина музея, – сказал он, покачивая головой и наливая себе кофе. – Никто не может войти в свои кабинеты.
   И словно в ответ на его реплику система общественного оповещения с хрипом заработала: «Внимание! Всех находящихся в здании служащих просим пройти в комнату отдыха».
   Когда они сели, по двое, по трое стали входить служащие. Главным образом лаборанты и помощники хранителей без полномочий: время для появления важных лиц было еще ранним. Марго рассеянно смотрела на входивших. Кавакита что-то говорил, но она его не слышала.
   Через десять минут помещение наполнилось людьми. Все говорили разом: возмущались, что не могут войти в свои кабинеты, обсуждали каждый новый слух. В музее никогда не происходило ничего сенсационного, и теперь настроение у всех было приподнятым.
   Кавакита отпил кофе и скорчил гримасу:
   – Сплошная гуща. – Повернулся к Марго. – Онемела? С тех пор как мы сели, ты рта не раскрыла.
   Она, запинаясь, стала рассказывать о Прайне. Красивое лицо Кавакиты вытянулось.
   – Господи, – наконец произнес он. – Как ты думаешь, что случилось?
   Когда прозвучал его баритон, Марго осознала, что все разговоры в комнате стихли. В дверном проеме появился крепко сложенный лысеющий мужчина в коричневом костюме, из кармана его плохо сидящего пиджака торчала полицейская рация, изо рта – незажженная сигара. За ним вошли двое полицейских в форме.
   Мужчина встал перед сидящими в комнате, вынул изо рта сигару, снял табачную крошку с языка и откашлялся.
   – Прошу внимания, – сказал он. – Ситуация такова, что вам придется потерпеть наше присутствие еще какое-то время.
   Внезапно из глубины комнаты раздался громкий, укоризненный голос:
   – Прошу прощения, мистер…
   Марго вытянула шею и оглянулась.
   – Фрид, – прошептал Кавакита.
   Марго была наслышана о вспыльчивом характере Фрэнка Фрида, хранителя ихтиологического отдела.
   Мужчина повернулся и взглянул на Фрида.
   – Лейтенант д’Агоста, – отчеканил он. – Нью-йоркское управление полиции.
   Такой ответ заставил бы умолкнуть большинство людей. Но худощавый седовласый хранитель был не из пугливых.
   – Надеюсь, – произнес он саркастически, – нам дозволено будет узнать, что здесь происходит? Полагаю, мы имеем право…
   – Я хотел бы подробно осведомить вас о том, что случилось, – ответил д’Агоста. – Однако в настоящее время могу только сказать, что в здании музея обнаружен труп, обстоятельства случившегося расследуются. Если…
   Все разом зашумели, и д’Агоста поднял руку, призывая к тишине.
   – Могу только сказать, что бригада из отдела расследования убийств находится здесь и занята делом. Музей закрыт. Пока что никто не может ни войти, ни выйти. Надеемся, такое положение продлится недолго.
   Он немного помолчал.
   – Если произошло убийство, то есть вероятность – вероятность – того, что убийца все еще в музее. Мы просим вас побыть здесь час или два, пока ведется поиск улик. Полицейский запишет ваши фамилии и должности.
   Никто не произнес ни звука. Д’Агоста вышел и закрыл за собой дверь. Один из оставшихся полицейских придвинул к двери стул и грузно сел на него. Разговоры стали понемногу возобновляться.
   – Мы арестованы? – воскликнул Фрид. – Это возмутительно.
   – Господи, – чуть слышно произнесла Марго. – Неужели Прайн – убийца?
   – Ужасная мысль, правда? – сказал Кавакита. Встал, подошел к кофеварке и сильным ударом выбил из нее последние капли. – Но то, что я не подготовлюсь к своей презентации, еще ужаснее.
   Марго была уверена, что молодой энергичный ученый всегда будет подготовлен к чему угодно. Однако кивнула.
   – Теперь престиж – это все, – продолжал Кавакита. – Чистая наука сама по себе больше не приносит субсидий.
   Марго снова кивнула. Она слышала Грегори, слышала голоса коллег, но все казалось ей не важным. Кроме крови на туфлях Прайна.

5

   Сидевшая сжавшись в комочек Марго резко вскинула голову, когда ей на плечо опустилась чья-то ладонь. Рядом стоял долговязый, тощий Билл Смитбек, в другой руке он держал пару скрепленных спиралью блокнотов, его каштановые волосы были, как всегда, взъерошены. За ухо засунут карандаш с изжеванным концом, воротничок расстегнут, узел черного галстука спущен. Живая карикатура на работягу-журналиста. Марго подозревала, что это тщательно продуманный имидж. Смитбеку поручили написать книгу о музее, уделив главное внимание выставке «Суеверия», которая должна была открыться на будущей неделе.
   – Сверхъестественные события в музее естественной истории, – угрюмо пробормотал Смитбек ей на ухо, присев на стоящий рядом стул.
   Он бросил на стол свои блокноты, и поток исписанных листков бумаги, компьютерных дискет без этикеток и ксерокопий газетных статей разбежался по его пластиковой поверхности.
   – Привет, Кавакита, – весело сказал Смитбек, хлопнув его по плечу. – Не встречал тигров в последнее время?
   – Только бумажных, – сухо откликнулся Кавакита.
   Смитбек повернулся к Марго:
   – Ты, наверное, уже знаешь все кровавые подробности. Жуть, правда?
   – Нам ничего не сообщали, – ответила она. – Мы только слышали что-то об убийстве. Совершил его, надо полагать, Прайн.
   Смитбек рассмеялся:
   – Чарли Прайн? Этот парень мухи не способен убить, тем более двуногого. Нет, Прайн только обнаружил тело. Вернее, тела.
   – Тела? О чем ты?
   Смитбек вздохнул:
   – Так вам в самом деле ничего не известно? Я думал, вы хоть что-то разузнали, пока сидели здесь несколько часов. – Он вскочил, подошел к кофеварке, наклонил ее, подергал за ручку и вернулся с пустыми руками. – В зале приматов за стеклом витрины нашли жену директора, – сообщил он, усевшись снова. – Ее двадцать лет никто не замечал.
   Марго застонала:
   – Смитбек, рассказывай, что произошло на самом деле.
   – Ну ладно, – вздохнул он. – Утром около половины восьмого двух мальчишек обнаружили мертвыми в подвале старого здания.
   Марго прижала ладонь ко рту.
   – Как ты об этом узнал? – спросил Кавакита.
   – Покуда вы прохлаждались здесь, все остальное человечество собралось на Семьдесят второй улице, – продолжал Смитбек. – Ворота закрыли у нас перед носом. Журналисты там тоже были. И немало. В общем, Райт собирается в десять часов устроить в Большой ротонде пресс-конференцию, дабы пресечь слухи. Все эти разговоры о зоопарке. Начнется она через десять минут.
   – О зоопарке? – переспросила Марго.
   – Находящемся здесь. До чего же сложное положение. – Смитбек явно наслаждался, выдавая им информацию небольшими порциями. – Убийство, кажется, было очень жестоким. А вы знаете журналистов: они всегда предполагали, что тут у вас содержатся в клетках всевозможные звери.
   – Кажется, ты рад случившемуся, – улыбнулся Кавакита.
   – Происшествие придаст моей книге совершенно новый размах, – заявил Смитбек. – Потрясающий правдивый отчет об ужасном убийстве в музее, автор – Уильям Смитбек-младший. Ненасытные дикие звери бродят по пустынным коридорам. Книга может стать бестселлером.
   – Это не смешно, – раздраженно заметила Марго.
   Она думала о том, что лаборатория Прайна находится неподалеку от ее кабинета в подвале старого здания.
   – Знаю, знаю, – добродушно отозвался Смитбек. – Это ужасно. Бедные дети. Но все же я не уверен, что это правда. Возможно, Катберт пошел на такую уловку, чтобы сделать рекламу выставке.
   Он вздохнул, потом заговорил виноватым тоном:
   – Послушай, Марго, меня очень огорчило известие о смерти твоего отца. Я собирался сказать тебе раньше.
   – Спасибо, – ответила она.
   В ее улыбке было не много теплоты.
   – Послушайте, – сказал, поднимаясь, Кавакита. – Я, право, должен…
   – Я слышал, ты собираешься уволиться, – продолжал Смитбек, обращаясь к Марго. – Забросить диссертацию, работать в отцовской компании или что-то в этом роде. – Он с любопытством глядел на нее. – Это правда? Я думал, твои исследования в конце концов дают какие-то результаты.
   – И да, и нет, – ответила Марго. – Работа над диссертацией слегка затягивается. Сегодня в одиннадцать у меня еженедельная встреча с Фроком. Возможно, он забудет о ней, как обычно, и наметит на это время что-нибудь другое, особенно после такой трагедии. Но все же надеюсь увидеться с ним. Я обнаружила интересную монографию о классификации лекарственных растений у племени кирибуту.
   Заметив, что взгляд Смитбека начинает блуждать, она вновь напомнила себе, что большинство людей не интересуется ни генетикой растений, ни этнофармакологией.
   – Так что мне надо подготовиться, – заключила Марго, поднимаясь.
   – Погоди минутку! – сказал Смитбек, с трудом собирая свои бумаги. – Не хочешь побывать на пресс-конференции?
   Когда они выходили из комнаты отдыха, Фрид все еще жаловался на притеснения тем, кто его слушал. Кавакита быстро шагал впереди них по коридору, потом, помахав им через плечо, скрылся за поворотом.

   Когда они пришли в Большую ротонду, пресс-конференция уже началась. Репортеры, окружив Уинстона Райта, директора музея, направляли микрофоны и камеры в его сторону, голоса гулко раздавались в похожем на пещеру помещении. Ипполито, начальник охраны музея, стоял рядом с директором. Поодаль столпились другие служащие и несколько любопытных школьников.
   Рассерженный Райт, стоя в свете кварцевых ламп, пытался отвечать на вопросы, которые выкрикивали журналисты. Обычно безупречный костюм директора был помят, редкие волосы спадали на ухо. Бледная кожа посерела, глаза налились кровью.
   – Нет, – говорил Райт, – видимо, они сочли, что их дети уже ушли из музея. У нас не было предварительного предупреждения… Нет, мы не держим в музее живых животных!.. Ну разумеется, у нас есть мыши и змеи для исследовательских целей, но ни львов, ни тигров, ни прочих хищников… Нет, трупов я не видел… Не знаю, какие там были увечья… Я не проводил экспертизу и не могу говорить на эту тему, вам придется подождать вскрытия… Хочу подчеркнуть, что полиция не делала официальных заявлений… Пока не прекратите крик, я не буду отвечать на вопросы… Нет, я уже сказал, что у нас нет диких зверей в музее… Да, в том числе и медведей… Нет, никаких фамилий называть не буду… Как я могу ответить на этот вопрос?.. Пресс-конференция окончена… Я сказал, окончена… Да, конечно, мы всеми средствами оказываем содействие полиции… Нет, я не вижу причин откладывать открытие новой выставки. Позвольте подчеркнуть, что дата открытия выставки «Суеверия» уже назначена… Да, у нас есть чучела львов, но если вы намекаете… Господи, они застрелены в Африке семьдесят пять лет назад! Зоопарк? У нас нет связей с зоопарком… Я просто не буду отвечать на эти возмутительные намеки… Может, джентльмен из газеты «Пост» перестанет орать?.. Полиция допрашивает ученого, обнаружившего трупы, но я никакими сведениями об этом не располагаю… Нет, мне больше нечего добавить, кроме того, что мы делаем все, что в наших силах… Да, конечно, это трагично…
   Репортеры стали расходиться. Райт повернулся к начальнику охраны.
   – Где была полиция, черт возьми? – услышала Марго его гневный голос. Обернувшись, он бросил через плечо: – Если увидите миссис Рикмен, скажите, чтобы немедленно зашла ко мне в кабинет.
   И с надменным видом вышел из Большой ротонды.

6

   В распоряжении аспирантки Марго Грин были только металлический стол и книжная полка в одной из подвальных лабораторий. «По крайней мере, у меня есть кабинет», – подумала она, выйдя из коридора и начав спускаться по узкой железной лестнице. У одной из ее знакомых – аспирантки в отделе маммалиологии – был только маленький обшарпанный школьный стол, втиснутый между большими холодильниками. Этой женщине даже в середине августа приходилось носить на работе теплые свитера.
   Внизу охранник махнул Марго рукой, разрешая пройти, и она двинулась по тускло освещенному туннелю, окаймленному по обеим сторонам конскими скелетами в застекленных витринах. Никаких полицейских лент там не было.
   У себя в кабинете Марго поставила сумочку и села. Большая часть лаборатории представляла собой, в сущности, склад артефактов из южных морей: здесь были маорийские щиты, боевые каноэ и тростниковые стрелы, набитые в металлические зеленые шкафы, высящиеся до потолка. Имитирующая озеро стогаллоновая цистерна для рыбы, принадлежавшая отделу поведения животных, стояла на железном каркасе под батареей ламп. В ней было столько водорослей, что Марго очень редко могла разглядеть рыбу.
   Рядом с ее рабочим местом примостился столик, заваленный пыльными масками. Реставратор, неприятная молодая женщина, работала в угрюмом молчании, казалось, не больше трех часов в день. По медлительности коллеги Марго полагала, что на консервацию каждой маски у нее уходит недели две. В данной коллекции насчитывалось пять тысяч масок, но, похоже, никого не волновало, что при таких темпах на завершение работы потребуется около двух столетий.
   Марго включила компьютер. На мониторе появились зеленые буквы:
   ПРИВЕТ МАРГО ГРИН
   С ВОЗВРАЩЕНИЕМ В РАСПРЕДЕЛЕННУЮ СЕТЕВУЮ СИСТЕМУ МУЗЕЯ
   ВЫПУСК 15 – 5 СООБЩЕНИЙ ДЛЯ ВАС НЕТ
   Марго изменила режим и стала просматривать свои записи, готовясь к встрече с Фроком. Ее наставник зачастую выглядел озабоченным во время еженедельных встреч, и Марго постоянно старалась представить ему что-нибудь новое. Проблема заключалась в том, что обычно ничего нового не было: еще какие-то статьи прочтены, проанализированы и введены в компьютер: сделана какая-то лабораторная работа и, возможно – возможно! – написаны еще три-четыре страницы диссертации. Она понимала, как воспринимается некоторыми научный сотрудник, привольно существующий на государственные средства, и что конкретно ученые с насмешкой именуют псевдодиссертацией.
   Два года назад, когда Фрок согласился быть ее научным руководителем, Марго даже подумала, что произошла какая-то ошибка. Фрок – автор теории «эффекта Каллисто», профессор кафедры статистической палеонтологии Колумбийского университета, глава отдела эволюционной биологии музея – избрал ее в аспирантки! Этой чести удостаивались очень немногие.
   Карьеру Фрок начинал как антрополог. Прикованный полиомиелитом к инвалидной коляске, он тем не менее провел выдающуюся полевую работу, результаты которой до сих пор являлись основой многих учебников. После того как несколько серьезных приступов малярии сделали невозможным продолжение полевых исследований, Фрок посвятил все свои силы разработке эволюционной теории. В середине восьмидесятых он выступил с новой радикальной гипотезой, вызвавшей бурную полемику. Сочетая теорию хаоса и дарвинизм, гипотеза Фрока оспаривала общепринятое мнение, что жизнь эволюционировала последовательно. Ученый теоретически допускал, что принцип последовательности иногда нарушался; он считал, что порой ответвлением эволюции становились недолговечные аберрации – «чудовищные виды». Фрок доказывал, что эволюция не всегда вызывалась слепым отбором, что само окружение способно вызывать в видах внезапные, причудливые изменения.
   Хотя теория Фрока подкреплялась блестящей серией статей и документов, большинство светил научного мира продолжали пребывать в сомнении. Если причудливые формы жизни существуют, вопрошали ученые, то где же они скрываются? Фрок отвечал, что его теория прогнозирует как быструю передачу генов, так и быструю эволюцию.
   Чем чаще специалисты называли Фрока заблуждающимся, даже безумным, тем охотнее становилась на его сторону популярная пресса. Его теорию окрестили «эффектом Каллисто», по греческому мифу, где молодая женщина внезапно превращается в медведицу. Хотя Фрок и жалел о популистском толковании своего труда, он расчетливо пользовался известностью для продолжения научных изысканий. Как многие блестящие ученые, Фрок был увлечен собственными исследованиями; Марго иногда казалось, что все прочее, в том числе и ее работа, вызывает у него скуку.
   Реставратор в другом конце комнаты поднялась и, ни слова не говоря, ушла на ланч, – значит, время близилось к одиннадцати часам. Марго написала на листе бумаги несколько фраз, очистила экран компьютера и взяла тетрадь для записей.
   Кабинет Фрока находился в юго-восточной башне, в конце элегантного коридора пятого этажа, – настоящий оазис среди лабораторий и автоматизированных рабочих мест, весьма характерных для той части музея, куда не ходят посетители. На массивной дубовой двери кабинета было написано просто: «ДОКТОР ФРОК».
   Марго постучала.
   Она услышала покашливание и негромкий шорох инвалидной коляски. Медленно открылась дверь, появилось знакомое румяное лицо, кустистые брови были удивленно нахмурены. Потом взгляд Фрока посветлел.
   – Ну да, сегодня же понедельник. Входите.
   Фрок произнес это вполголоса, коснулся запястья Марго пухлой рукой и указал ей на кресло. Одет он был, как обычно, в темный костюм с белой рубашкой и ярким пестрым галстуком. Густая грива седых волос была взъерошена.
   Вдоль стен кабинета стояли старые застекленные книжные шкафы, на полках лежали реликты и диковины, привезенные из экспедиций. Книги были сложены у одной из стен в громадные, грозящие рухнуть стопы. Два больших эркера выходили на Гудзон. Зачехленные викторианские кресла стояли на потертом персидском ковре, на письменном столе лежало несколько экземпляров последней книги Фрока «Фрактальная эволюция».
   Рядом с книгой стояла знакомая Марго глыба серого песчаника. На плоской поверхности камня был глубокий отпечаток, странно смазанный и вытянутый вдоль одного края, с тремя большими вмятинами возле другого. Фрок утверждал, что это ископаемый след неизвестного науке существа: единственное материальное свидетельство, подтверждавшее его теорию аберрационной эволюции. Другие ученые оспаривали этот факт. Многие не верили, что это ископаемый след, и называли его причудой Фрока. Многие вообще его не видели.
   – Уберите этот хлам и садитесь, – сказал Фрок, возвращаясь на свое любимое место у одного из окон. – Шерри? Хотя нет, вы всегда отказываетесь. Как глупо с моей стороны забыть об этом.
   На предложенном кресле лежало несколько старых номеров журнала «Нейчур» и рукопись неоконченной статьи, озаглавленной «Филогенетическая трансформация и широколистный папоротник кайнозойской эры». Марго переложила все на ближайший столик и села, гадая, упомянет ли Фрок о смерти двух мальчиков.
   Несколько секунд он, неподвижно застыв, глядел на нее. Потом замигал и вздохнул.
   – Ну что, мисс Грин? Приступим?
   Разочарованная, Марго раскрыла тетрадь. Быстро просмотрела записи, затем стала обосновывать свой анализ классификации растений племенем кирибиту и то, какое он имеет отношение к следующей главе диссертации. Слушая ее, Фрок склонил голову на грудь и закрыл глаза. Посторонний человек принял бы его за спящего, но Марго знала, что доктор внимательно слушает.
   Когда она закончила, Фрок медленно расправил плечи.
   – Классификация лекарственных растений по способу воздействия, а не по внешнему виду, – пробормотал он наконец. – Интересно. Этот параграф напоминает мне о том, с чем я столкнулся у племени ки в Бечуаналенде.
   Марго терпеливо ждала воспоминаний, которые неизбежно должны были последовать.
   – Ки, как вам известно, – Фрок всегда предполагал, что слушатель так же хорошо знаком с предметом, как и он сам, – некогда использовали кору некоего кустарника как средство от головной боли. Шарьер изучал их в восемьсот шестьдесят девятом году и отметил этот факт в полевых журналах. Когда я появился там три четверти века спустя, племя уже не пользовалось этим средством. Теперь ки верили, что головные боли вызываются колдовством.
   Рассказывая, он понемногу передвигался в кресле.
   – Для исцеления заболевшего его родственники находили колдуна и, разумеется, убивали. Естественно, родные убитого жаждали мести и зачастую приканчивали больного. Можете представить, к чему это в конце концов привело.
   – К чему же? – спросила Марго, полагая, что Фрок намерен объяснить, какое отношение все это имеет к ее диссертации.
   – Ну, ясное дело, – развел руками Фрок, – к медицинскому чуду. У людей перестала болеть голова.
   Его широкая грудь затряслась от смеха. Марго тоже улыбнулась – и осознала, что это впервые за день.
   – Хватит о первобытной медицине, – с легким сожалением сказал Фрок. – А работа в поле была интересной.
   Он немного помолчал.
   – Знаете, в экспозиции «Суеверия» племени ки отводится целый раздел, – продолжал ученый. – Конечно, выставка будет чудовищно разрекламирована для привлечения зрителей. Специально для этого пригласили какого-то молодого человека, только что окончившего Гарвард. Говорят, в компьютерах и маркетинге он разбирается лучше, чем в чистой науке.
   Фрок снова слегка передвинулся в своей коляске. Пока Марго укладывала в сумочку тетрадь, Фрок заговорил снова:
   – Скверная история произошла сегодня утром.
   Марго кивнула.
   Фрок немного помолчал.
   – Боюсь за музей, – наконец произнес он.
   Удивленная Марго сказала:
   – Они были братьями. Это трагедия для семьи. А все остальные скоро забудут о случившемся – как обычно.
   – Думаю, что нет, – ответил Фрок. – Я кое-что слышал о состоянии трупов. Приложенная сила была… необычайной.
   – Не предполагаете же вы, что их убило дикое животное? – сказала Марго.
   «Неужели, – подумала она, – Фрок столь безумен, как о нем говорят?»
   Фрок улыбнулся:
   – Дорогая моя, я не строю предположений. Буду ждать дальнейших свидетельств. Пока что просто надеюсь, что произошедшее не повлияет на ваше решение остаться в музее. Да, я с глубоким прискорбием узнал о смерти вашего отца. Но вы обнаружили три незаменимые для настоящего ученого способности: понимание, что искать, понимание, где искать, и стремление завершить разработку своих теорий. – Он подъехал к ней. – В обработке материала усердие так же важно, как и в сборе, мисс Грин. Не забывайте этого. Ваши лабораторные работы были великолепны. Будет весьма досадно, если наука лишится столь талантливого исследователя.
   Марго испытывала одновременно и возмущение, и благодарность.
   – Спасибо, доктор Фрок, – ответила она. – Очень признательна за добрые слова и за вашу заботу.
   Ученый только махнул рукой.
   Марго попрощалась. Но у двери она вновь услышала голос Фрока:
   – Мисс Грин?
   – Да?
   – Пожалуйста, будьте осторожны.

7

   – Может, пойдем пообедаем?
   – Нет, – отказалась она. – Очень занята.
   Дважды в день – Марго не была уверена, что сможет выносить Смитбека в таких дозах.
   – Пошли, – настаивал он. – Я разузнал еще несколько ужасных подробностей об этих убийствах.
   – Ну и ладно.
   Девушка заспешила по коридору, раздраженная тем, что он так легко пробудил ее любопытство. Смитбек догнал Марго, схватил за руку:
   – Говорят, в кафетерии подают восхитительную передержанную лазанью.
   И повел к лифту.
   Зал кафетерия был, как обычно, заполнен хранителями, здоровенными громогласными охранниками, техниками и препараторами в белых халатах. Один хранитель раздавал образцы сидящим за столом коллегам, те вполголоса выражали восхищение и интерес. Марго вгляделась. Образцы представляли собой паразитических червей, свернувшихся в банках с формальдегидом.
   Когда Смитбек и Марго сели, она уставилась на корку своей лазаньи.
   – Как я и обещал, – сказал Смитбек, взял кусок и с хрустом надкусил. – Стояла на мармите как минимум с десяти часов.
   И принялся шумно жевать.
   – В общем, полиция наконец сделала заявление. Ночью совершено два убийства. Блестящее открытие! И помнишь, сколько вопросов задавали репортеры о диких животных? Так вот, есть вероятность, что ребят загрыз дикий зверь!
   – Только не надо за едой, – попросила Марго.
   – Говорят, они буквально растерзаны.
   Марго подняла глаза:
   – Пожалуйста!
   – Я не шучу, – не унимался Смитбек. – И это дело необходимо раскрыть, тем более что предстоит большая выставка. Говорят, полицейские пригласили коронера, который читает зияющие раны от когтей как по книге.
   – Смитбек, черт возьми. – Марго бросила вилку. – Мне это надоело – и твоя развязность, и твои кровавые подробности, когда я ем. Нельзя ли обсудить это после еды?
   – Коронер – женщина, – продолжал Смитбек, не обращая внимания на вспышку Марго, – видимо, специалист по большим кошкам. Доктор Матильда Зивич. Ну и фамилия! Так и представляешь себе толстуху.
   Марго подавила невольную улыбку. Может, Смитбек и толстокожий, но все же забавный. Отодвинув свой поднос, она спросила:
   – Где ты слышал все это?
   Смитбек ухмыльнулся:
   – У меня свои источники информации. – И отправил в рот очередной кусок лазаньи. – Честно говоря, я встретил приятеля, который пишет для «Ньюс». Кто-то выведал подробности у своего человека в управлении полиции. Сообщения будут во всех вечерних газетах. Можешь представить себе физиономию Райта, когда он увидит все это? О господи.
   Смитбек хохотнул и снова наполнил рот. Покончив со своей лазаньей, он уставился на то, что не доела Марго. Несмотря на худобу, журналист обладал волчьим аппетитом.
   – Но как могло оказаться дикое животное на воле в музее? – спросила Марго. – Это чушь.
   – Да? Так вот, слушай: полицейские привезли сюда человека с ищейкой, чтобы выследить эту тварь.
   – Шутишь.
   – Нет. Спроси любого из охранников. Здесь миллион квадратных футов, по которым может бродить большая кошка, да еще пять миль вентиляционных труб, по которым вполне может ползать человек. А под музеем целый лабиринт заброшенных туннелей. Полицейские относятся к этому серьезно.
   – К туннелям?
   – Угу. Не читала моей статьи в прошлом номере журнала? Первоначально здание музея возвели на болоте, которое невозможно было осушить. В девятьсот одиннадцатом году тот музей сгорел, а на его месте построили нынешний, поверх подвалов старого. Нижний подвал огромный, многоуровневый… большая часть его даже не электрифицирована. Сомневаюсь, что кто-то знает там все ходы…
   Дожевав последний кусок. Смитбек отодвинул поднос.
   – А потом, как всегда, ходят слухи о Музейном звере.
   Все, кто работал в музее, слышали эти истории. Ремонтники видели зверя краем глаза в ночную смену. Помощники хранителей, идя по тускло освещенным коридорам к хранилищам с образцами, видели его тень. Никто не представлял, что это за зверь и откуда взялся, но кое-кто утверждал, что несколько лет назад он убил человека.
   Марго решила переменить тему.
   – Рикмен все еще досаждает тебе? – спросила она.
   При упоминании этой фамилии Смитбек скорчил гримасу. Марго знала, что Лавиния Рикмен, начальник отдела по связям с общественностью, наняла Смитбека написать книгу о музее. Договорились о доле музея в авансе и гонораре. Смитбек был недоволен условиями, но грядущая выставка обещала быть очень интересной, может быть, даже сенсационной, и благодаря этому тираж книги легко мог достичь шестизначной цифры. Для Смитбека сделка отнюдь не плохая, думала Марго, если учесть весьма скромный успех его предыдущей книги о Бостонском аквариуме.
   – Рикмен? Досаждает? – Он возмущенно фыркнул. – О господи. Чего еще можно ждать от нее? Послушай, я хотел тебе кое-что прочесть. – Он вытащил из блокнота пачку листов. – «Когда доктор Катберт подал директору музея идею выставки „Суеверия“, тот воодушевился. Такая экспозиция могла иметь не меньший успех, чем „Сокровища фараона Тутанхамона“ или „Семь уровней Трои“. Райт понял, что выставка сулит музею большие доходы и небывалую возможность получить финансовую поддержку города и правительства. Однако некоторые старые хранители сомневались: они сочли, что выставка будет отдавать сенсационностью».
   Смитбек прервался:
   – Посмотри, что сделала Рикмен.
   Он протянул Марго лист. Абзац был жирно перечеркнут наискось, на полях было начертано красным: «УБРАТЬ!» Марго хихикнула.
   – Что тут смешного? – спросил журналист. – Она кромсает мою рукопись. Взгляни на это.
   Он ткнул пальцем в другую страницу. Марго покачала головой:
   – Рикмен хочет панегирика о музее. Вы никогда не сойдетесь во взглядах.
   – Она доводит меня до бешенства. Черкает все хоть чуточку негативное. Хочет, чтобы я общался лишь с тем болваном, который оформляет выставку. Знает – он скажет только то, что одобрит Катберт. – Журналист заговорщицки подался вперед. – Думаю, ты еще не видела столь преданного начальству человека.
   Тут Смитбек поднял голову и простонал:
   – О господи, вот и он.
   Возле их стола появился несколько располневший молодой человек в роговых очках, удерживающий поднос на блестящем кожаном портфеле.
   – Можно подсесть к вам? – робко спросил он. – Кажется, свободных мест больше нет.
   – Конечно, – ответил Смитбек. – Присаживайся. Мы как раз говорили о тебе. Марго, познакомься с Джорджем Мориарти. Это тот самый человек, который оформляет выставку «Суеверия». – И потряс перед ним своими бумагами. – Посмотри, что сделала Рикмен с моей рукописью! Единственное, чего она не коснулась, – тех мест, где я цитирую тебя.
   Мориарти пробежал глазами страницы и посмотрел на Смитбека с почти детской серьезностью:
   – Не удивляюсь. Да и зачем вытаскивать на свет неприглядные подробности?
   – Ну что ты, Джордж. Они-то и делают повествование интересным.
   Мориарти повернулся к Марго:
   – Вы аспирантка, занимаетесь этнофармакологией, так?
   – Да, – ответила она, чувствуя себя польщенной. – Откуда вы знаете?
   – Я интересуюсь этой темой. – Он улыбнулся и бросил на нее быстрый взгляд. – На выставке несколько стендов посвящено фармакологии и медицине. Я, собственно, хотел поговорить с вами об одном из них.
   – Пожалуйста. О чем конкретно?
   Она поглядела на Мориарти более пристально. Самый обычный сотрудник музея: среднего роста, чуть полноватый, с каштановыми волосами. Помятый твидовый пиджак серого цвета, как того требуют музейные правила. Вот только наручные часы имеют форму солнечных. И замечательные глаза за стеклами очков: ясные, карие, светящиеся умом.
   Смитбек подался вперед и уставился на них двоих:
   – Я хотел бы остаться и быть очевидцем этой очаровательной сцены, но, увы, много работы: в среду мне предстоит брать кое у кого интервью в зале насекомых, и нужно закончить текущую главу. Джордж, прежде чем подписывать контракт на киносъемку своей выставки, посоветуйся со мной.
   Он встал, фыркнул и направился к двери, лавируя между столами.

8

   Джонатан Хэмм пристально поглядел в подвальный коридор сквозь толстые стекла очков, которые не мешало бы протереть. На его руки в черных перчатках были намотаны кожаные поводки, две гончие послушно сидели у его ног. Рядом стоял помощник, а возле помощника – лейтенант д’Агоста со сложенными в несколько раз, покрытыми пятнами чертежами. Позади него прислонились к стене двое полицейских, вооруженные скорострельными «ремингтонами» двенадцатого калибра.
   Д’Агоста полистал чертежи.
   – Собаки не могут взять след? – раздраженно спросил он.
   Хэмм испустил долгий вздох:
   – Это гончие. Их не вывели на след. И здесь слишком много запахов.
   Д’Агоста что-то буркнул, вынул из кармана изжеванную сигару и стал подносить ко рту. Хэмм поглядел ему в глаза.
   – Ах да, – спохватился д’Агоста и сунул сигару обратно.
   Хэмм потянул носом воздух. Сырой. Хорошо. Но больше ничего хорошего в этой прогулке нет. Хуже всего обычная тупость полицейских. «Что это за собаки? – спросили они. – Нам нужны ищейки». Это гончие, объяснил он. В нормальных условиях они способны найти заблудившегося человека после метели под трехфутовым сугробом. Но эти условия, думал Хэмм, нормальными не назовешь.
   Место преступления, как водится, было загрязнено, затоптано. Пахло химикалиями, красками, побелкой, множество людей прошагало туда-сюда. Кроме того, основание лестницы было буквально залито кровью; даже восемнадцать часов спустя воздух был насыщен ее запахом, будоражившим собак.
   Сначала они сделали попытку пустить гончих по следу с места преступления. Когда ничего не получилось, Хэмм предложил отойти подальше.
   Гончих не тренировали для работы в помещении. Естественно, псы были сбиты с толку. Но это не его вина. Полицейские даже не сказали, человека они ищут или животное. Может, и сами не знают.
   – Сюда, – позвал д’Агоста.
   Хэмм передал поводки помощнику, тот двинулся вперед, гончие обнюхивали пол.
   Первым делом они облаяли хранилище костей мастодонта: когда открыли дверь, оттуда хлынул запах парадихлорбензола. Пришлось полчаса ждать, пока у собак восстановится чутье. А затем последовал еще ряд хранилищ со шкурами животных, гориллами в формальдегиде, холодильник, наполненный образцами фауны, комната, полная человеческих скелетов.
   Они подошли к арочному проему с открытой железной дверью, за которой находилась ведущая вниз каменная лестница. На ней было темно.
   – Там, должно быть, подземная тюрьма, – нервно хихикнул один из полицейских.
   – Лестница ведет в нижний подвал, – сказал д’Агоста, взглянув на чертеж.
   Он протянул руку, и один из полицейских подал ему длинный фонарик.
   Короткая лестница окончилась в туннеле, выложенном кирпичом «в елочку», со сводчатым потолком чуть выше человеческого роста. Помощник с собаками шел впереди, Хэмм и д’Агоста за ним. Замыкали шествие двое полицейских.
   – Пол мокрый, – заметил Хэмм.
   – Ну и что? – спросил д’Агоста.
   – Если по туннелю течет вода, никаких следов здесь не найти.
   – Меня предупредили, что луж следует ожидать, – ответил д’Агоста. – Но вода течет, когда идет дождь, а сейчас на улице сухо.
   – Это уже лучше, – сказал Хэмм.
   Они дошли до места, где сходилось четыре туннеля, и д’Агоста остановился и взглянул на чертеж.
   – Почему-то я так и думал, что вам потребуется взглянуть на него, – сказал Хэмм.
   – Вот как? – отозвался д’Агоста. – В таком случае должен вас удивить. На этом чертеже нижнего подвала нет.
   Когда собаки заскулили и принялись неистово сопеть, Хэмм внезапно насторожился.
   – Сюда. Быстрее.
   Собаки заскулили снова.
   – Они что-то унюхали! – сказал Хэмм. – Наверняка чистый след. Смотрите, как шерсть у них встала дыбом! Посветите сюда, я ни черта не вижу.
   Собаки напряглись, подались вперед, подняли носы и стали нюхать воздух.
   – Смотрите, смотрите! – сказал Хэмм. – Запах в воздухе. Чувствуете ток воздуха? Надо было взять спаниелей. У них самое лучшее верхнее чутье!
   Полицейские вышли вперед, один светил фонариком, другой держал наготове оружие. Туннель впереди снова раздвоился, собаки свернули направо и побежали рысцой.
   – Осторожнее, мистер Хэмм, там может быть убийца, – сказал д’Агоста.
   Собаки неожиданно подняли оглушительный лай.
   – Сидеть! – приказал помощник. – К ноге! Кастор! Поллукс! К ноге, черт возьми!
   Собаки, не обращая внимания на команду, рвались вперед.
   – Хэмм, нужна помощь!
   – Что это с вами? – воскликнул тот, подойдя к обезумевшим собакам и пытаясь схватить их за ошейники. – Кастор, к ноге!
   – Утихомирьте их! – рявкнул д’Агоста.
   – Вырвался! – крикнул помощник, когда одна из собак стрелой бросилась в темноту.
   Они побежали следом за ней.
   – Чувствуешь запах? – спросил Хэмм, резко останавливаясь. – Черт возьми, чувствуешь?
   Их внезапно окутала едкая козлиная вонь. Другая собака, обезумев от волнения, заметалась, задергалась и неожиданно вырвалась.
   – Поллукс! Поллукс!
   – Постойте! – вмешался д’Агоста. – Забудьте на секунду о собаках. Пойдем упорядоченно. Вы двое – впереди. Снимите оружие с предохранителей.
   Полицейские повиновались.
   Впереди, в гулкой темноте, лай стал тише, потом прекратился. Несколько секунд тишины. Затем из туннеля донесся ужасный, пронзительный вопль, похожий на визг шин по асфальту. Полицейские переглянулись. Вопль оборвался так же внезапно, как возник.
   – Кастор! – воскликнул Хэмм. – О боже! Он ранен!
   – Назад, Хэмм, черт побери! – рявкнул д’Агоста.
   В этот миг какой-то силуэт неожиданно метнулся к ним из темноты, сверкнули две вспышки, раздались два оглушительных выстрела. Грохот отозвался в туннеле эхом и стих, наступило напряженное молчание.
   – Идиот чертов, застрелил мою гончую, – негромко произнес Хэмм.
   Поллукс лежал в пяти футах от них, из размозженной головы пса рекой текла кровь.
   – Он летел прямо на меня… – начал было один из полицейских.
   – Прекратите, – приказал д’Агоста. – Там до сих пор что-то есть.
   Другую собаку обнаружили примерно в ста ярдах. Она была разорвана чуть ли не пополам, из живота вылезали внутренности.
   – Господи, поглядите только, – сказал д’Агоста.
   Хэмм ничего не сказал.
   Чуть подальше туннель разветвлялся. Д’Агоста продолжал смотреть на мертвого пса.
   – Без собак нам не понять, куда оно скрылось, – сказал он наконец. – Пошли отсюда, пусть останками займется медицинская экспертиза.
   Хэмм промолчал.

9

   – Ну-ну? – подбодрила она его после недолгого молчания.
   – Знаете, я очень хотел поговорить с вами о вашей работе. – Мориарти умолк.
   – Правда?
   Впервые кто-то проявлял любопытство к исследованию Марго.
   – Честно говоря, интерес у меня побочный. Все стенды первобытной медицины укомплектованы, кроме последнего. У нас потрясающая коллекция растений, используемых шаманами, и артефактов из Камеруна. Мы хотим их выставить на последнем стенде, но они плохо задокументированы. Если хотите взглянуть…
   – С удовольствием, – сказала Марго.
   – Отлично! Когда?
   – Может быть, сейчас? У меня есть немного времени.

   Выйдя из переполненного кафетерия, они пошли по длинному подвальному коридору, вдоль которого тянулись урчащие трубы парового отопления и запертые двери. Табличка на одной из дверей гласила: «КОСТИ ДИНОЗАВРОВ. ВЕРХНЕЮРСКИЙ ПЕРИОД». Большинство ископаемых коллекций хранилось в подвале – с тех пор как, по слухам, потолки на верхних этажах провалились под тяжестью окаменевших костей.
   – Эта коллекция находится в одном из хранилищ на шестом этаже, – извиняющимся тоном сказал Мориарти, когда они вошли в служебный лифт. – Надеюсь, я смогу ее найти. Знаете, там столько складских помещений.
   – Слышали еще что-нибудь о Чарли Прайне? – негромко спросила Марго.
   – Почти ничего. Очевидно, он не является подозреваемым. Но, судя по всему, мы еще долго не увидим его здесь. Перед обедом доктор Катберт сказал мне, что он сильно травмирован. – Мориарти покачал головой. – Какой ужас.
   На пятом этаже Мориарти и Марго, пройдя по широкому коридору, свернули на металлическую лестницу и стали подниматься. Узкие, путаные коридоры этой части здания были расположены прямо под длинной наклонной крышей музея. По обе стороны тянулись ряды высоких металлических дверей, за которыми находились герметически закрытые хранилища скоропортящихся антропологических коллекций. В былые времена туда периодически накачивали ядовитый цианистый газ, чтобы уничтожать паразитов и бактерии; теперь сохранность артефактов обеспечивалась более тонкими методами.
   По пути Марго и Мориарти проходили мимо приставленных к стенам экспонатов: резного боевого каноэ, нескольких тотемных столбов, ряда расщепленных барабанов из бревен. При миллионе квадратных футов складской площади в музее использовали каждый квадратный дюйм, включая лестницы, коридоры и кабинеты младших сотрудников. Из пятидесяти миллионов артефактов и образцов выставлялось лишь около пяти процентов; остальное было доступно только исследователям и ученым.
   Нью-Йоркский музей естественной истории представляет собой не одно, а несколько больших зданий, соединенных за многие годы в одну хаотическую структуру. Когда Марго и Мориарти перешли из одного здания в другое, потолки стали выше, узкий проход превратился в разветвленный коридор. Тусклый свет, сочившийся из ряда грязных окон на крыше, освещал полки с гипсовыми слепками туземных лиц.
   – Господи, до чего огромный музей, – сказала Марго, внезапно ощутив холодный страх, довольная уже тем, что находится семью этажами выше темных подвалов, где мальчики нашли смерть.
   – Самый большой в мире, – ответил Мориарти, отпирая дверь с трафаретной надписью «ЦЕНТР. АФРИКА. Д-2».
   Он включил двадцатипятиваттную лампочку – голую, без абажура. Марго увидела комнатушку, заполненную масками, шаманскими трещотками, раскрашенными черепами и длинными палками с резными гримасничающими головами наверху. Вдоль одной стены тянулись деревянные шкафы. Мориарти указал на них подбородком.
   – Растения там. Все остальное – шаманские принадлежности. Коллекция замечательная, но Истмен, человек, который собирал ее в Камеруне, был не самым внимательным антропологом, когда дело касалось документации.
   – Невероятно, – сказала Марго. – Я представить не могла…
   – Послушайте, – перебил ее Мориарти, – когда мы начали эти исследования, то чего только не обнаружили, вы даже не поверите. Лишь в этой части здания около ста антропологических хранилищ, и, клянусь, некоторые не открывались как минимум лет сорок.
   Мориарти стал более оживленным и уверенным. Марго решила, что если он снимет твидовый пиджак, сбросит несколько фунтов веса и сменит роговые очки на контактные линзы, то станет почти привлекательным.
   Мориарти продолжал:
   – Только на прошлой неделе мы обнаружили один из всего двух образцов юкагирской пиктографической письменности – в соседней комнате! Как только будет время, напишу заметку в ААЖ.
   Марго улыбнулась. Парень был так взволнован, словно говорил о находке неизвестной шекспировской пьесы. Она была уверена, что этой заметкой заинтересуется всего десяток читателей «Американского антропологического журнала». Но воодушевление Мориарти выглядело забавно.
   – Словом, – сказал он, пальцем возвращая на место сползающие очки, – мне нужна помощь, чтобы разобраться с этой камерунской коллекцией и составить текст для стенда.
   – Что от меня требуется? – спросила Марго, забыв на время об очередной главе диссертации: воодушевление было заразительным.
   – Ничего особенного, – ответил Мориарти. – Я уже набросал черновой текст.
   И достал какой-то документ из портфеля.
   – Видите, – сказал он, водя пальцем по верхнему листу, – здесь изложено, что в идеале мы хотим написать на этом стенде. Это общий набросок. От вас требуется только дополнить его, втиснуть несколько артефактов и кое-какие растения.
   Марго пробежала глазами написанное. Задание стало казаться ей требующим больше времени, чем она предполагала.
   – Кстати, как по-вашему, сколько часов займет эта работа?
   – О, десять, от силы пятнадцать. У меня есть каталожные списки и несколько описательных заметок. Но нам нужно спешить. До открытия выставки остается несколько дней.
   Марго подумала об очередной главе.
   – Погодите, – сказала она. – Это долго, мне надо писать диссертацию.
   Испуг Мориарти выглядел почти комично. Ему даже не приходило в голову, что у нее могут быть другие дела.
   – Значит, вы не сможете помочь?
   – Может, как-то удастся выкроить время, – негромко ответила она.
   Его лицо посветлело.
   – Отлично! Послушайте, раз уж мы на шестом этаже, давайте покажу вам кое-какие экспонаты.
   Мориарти подвел Марго к двери другого хранилища и отпер ее. Она открылась, представив взору великолепное зрелище: раскрашенные буйволовые черепа, трещотки, связки перьев и даже скелеты воронов, связанные сыромятным ремнем.
   – Господи, – негромко произнесла Марго.
   – Здесь культовые принадлежности, – гордо сказал Мориарти. – Погодите, еще увидите, что мы выставляем на стендах. Тут просто-напросто вещи, не вошедшие в число экспонатов. У нас есть одно из лучших в мире одеяний для Пляски Солнца. И взгляните на это! – Мориарти выдвинул один из ящиков. – Оригинальный восковой цилиндр с записями цикла песен Пляски Солнца, всех до единой. Сделаны записи в девятьсот первом году. Мы перенесем их на пленку и будем прокручивать в зале индейцев племени сиу. Ну, что скажете? Замечательная выставка, правда?
   – Не все в музее так думают, – сдержанно отозвалась Марго.
   – Собственно говоря, здесь нет таких уж конфликтов, как некоторые стараются представить, – сказал Мориарти. – Научность и развлекательность вполне могут идти рука об руку.
   Марго не смогла сдержаться:
   – Держу пари, вы повторяете слова Катберта, своего начальника.
   – Он считает, что выставка должна быть интересна широкой публике. Возможно, люди придут сюда увидеть призраков, гоблинов, какие-то ужасы – и увидят. Но вынесут отсюда больше, чем можно ожидать. К тому же зрелище принесет музею немалые деньги. Что в этом дурного?
   – Ничего, – улыбнулась Марго.
   Нападки она решила оставить Смитбеку. Но Мориарти не закончил:
   – Я знаю, слово «суеверия» кое-кому режет ухо. Оно отдает приманкой. И действительно, некоторые эффекты из тех, что мы готовим… э… несколько сенсационны. Но выставка под названием «Туземные верования» успеха бы не имела, верно?
   – Думаю, против названия никто не возражает, – мягко возразила Марго. – По-моему, некоторые ученые считают, что ваши цели не являются подлинно научными.
   Мориарти покачал головой:
   – Только несколько сварливых хранителей и помешанных. Например, Фрок. Он предлагал устроить выставку «Эволюция» и, конечно, не скажет доброго слова о «Суевериях».
   Улыбка исчезла с лица Марго.
   – Доктор Фрок – блестящий антрополог.
   – Фрок? По мнению доктора Катберта, он слишком много берет на себя. «Этот человек безумец», – скопировал Мориарти шотландский акцент своего начальника.
   В полутемном коридоре его выкрик неприятно отдался эхом.
   – Думаю, Катберт далеко не столь гениален, как вам кажется, – сказала Марго.
   – Оставьте, пожалуйста. Он ученый высшего класса.
   – Ему далеко до Фрока. Что скажете об «эффекте Каллисто»? Это одна из самых выдающихся современных работ.
   – Есть ли у него хоть малейшее подтверждение своих теорий? Видели вы свидетельства того, что по земле бродят какие-то неизвестные чудовища? – Мориарти покачал головой, отчего очки у него снова сползли на кончик носа. – Теоретические бредни. Конечно, теория имеет право на существование, но она должна подкрепляться фактическим материалом. А этот его сподручный, Грег Кавакита, подстрекает Фрока программой экстраполяции, над которой работает. Видимо, у Кавакиты есть свои расчеты. Но печально видеть, как человек с таким блестящим умом избирает ложный путь. Взять хотя бы новую книгу Фрока «Фрактальная эволюция». Даже заглавие предполагает скорее детскую компьютерную игру, чем научную работу.
   Марго слушала с нарастающим возмущением. Пожалуй, Смитбек был все-таки прав относительно Мориарти.
   – Ну что же, – сказала она, – поскольку я ученица доктора Фрока, вряд ли вы примете мою помощь в оформлении выставки. Я могу внести в текст слишком много теоретических бредней.
   Она повернулась, быстро вышла из двери и зашагала по коридору.
   Мориарти опешил. Он совсем забыл, что Фрок ее научный руководитель. Вприпрыжку он догнал Марго.
   – О нет, нет. Я не имел в виду… – замямлил он. – Прошу вас, я просто… Вы знаете, что Фрок и Катберт не ладят. Видимо, это как-то сказалось и на мне.
   Вид у него был до того испуганный, что Марго обуздала свой гнев.
   – Я не знала, что разногласия между ними настолько резки, – сказала она, позволив Мориарти остановить себя.
   – И уже давно. Знаете, после того как Фрок выступил с «эффектом Каллисто», его положение в музее пошатнулось. Теперь он глава отдела только номинально, и Катберт плетет интриги. Разумеется, я знаком только с одной точкой зрения. Право, мне очень жаль. Вы напишете для меня этот текст, да?
   – При условии, что вы, – ответила Марго, – выведете меня из этого лабиринта. Мне пора возвращаться на рабочее место.
   – Да, конечно. Извините, – сказал Мориарти.
   После совершенной бестактности к нему вновь вернулась робость, и, пока они шли на пятый этаж, он не раскрывал рта.
   – Расскажите мне еще о вашей выставке, – попыталась приободрить его Марго. – Я немного слышала о чрезвычайно редком артефакте, который будет демонстрироваться.
   – Видимо, вы имеете в виду материалы племени котога, – сказал Мориарти. – Лишь одной экспедиции удалось обнаружить какие-то его следы. Статуэтка их мифического зверя Мбвуна… является одним из главных экспонатов. – Он замялся. – Вернее, будет одним из главных экспонатов. Сейчас ее нет на выставке.
   – Вот как? – заинтересовалась Марго. – Зачем же тянуть до последней минуты?
   – Ситуация не совсем обычная, – ответил Мориарти. – Только послушайте, Марго, это не для всеобщего сведения.
   Они свернули в узкий коридор, и Мориарти пошел впереди, говоря вполголоса:
   – В последнее время к артефактам котога проявило большой интерес руководство музея. Рикмен, доктор Катберт… даже, видимо, Райт. Возник спор, выставлять ли этот материал. Вы, конечно, слышали россказни о проклятии, тяготеющем над этой статуэткой?
   – Почти нет, – ответила Марго.
   – Экспедицию, которая обнаружила этот материал, постигла трагедия, – продолжал Мориарти, – и с тех пор к нему никто не приближался. Он до сих пор лежит в тех ящиках, в которых прибыл. Только на прошлой неделе ящики подняли из подвала, где они простояли все эти годы, и перенесли в охраняемую зону. С тех пор никто не имел к ним доступа, и я был не в состоянии подготовить последние стенды.
   – А зачем их было переносить? – не отставала Марго.
   Они вошли в лифт. Мориарти не отвечал, пока не закрылась дверь.
   – Похоже, в эти ящики недавно кто-то совался.
   – Их взломали?
   Мориарти с удивлением уставился на Марго:
   – Я не говорил этого.
   Он повернул ключ, и лифт пошел вниз.

10

   В прозекторской пахло специфически. Даже воняло. Вся дезинфекция мира не способна заглушить запах смерти. Ядовито-зеленые стены не способствовали улучшению настроения. Как и пустая пока что тележка, неприкаянно, будто незваный гость, стоявшая под яркими лампами.
   Мысли лейтенанта прервало появление крупной дамы, за которой следовали двое мужчин. Д’Агоста обратил внимание на ее элегантные очки, на белокурые волосы, выбивающиеся из-под хирургической шапочки. Женщина подошла широким шагом и протянула руку, растянув накрашенные губы в заученной улыбке.
   – Доктор Зивич, – представилась она, крепко пожимая ему руку. – Вы, должно быть, д’Агоста. Это мой ассистент, доктор Фред Гросс. – Она указала на невысокого худощавого мужчину. – А это наш фотограф, Делберт Смит.
   Делберт кивнул, прижимая к груди фотоаппарат.
   – Доктор Зивич, вам, должно быть, часто приходится бывать здесь? – спросил д’Агоста, внезапно ощутив желание поговорить о чем угодно, лишь бы оттянуть неизбежное.
   – Это мой второй дом, – ответила Зивич с той же улыбкой. – Моя область деятельности – как бы это выразиться – особая медицинская экспертиза. Для всевозможных организаций. Выполняем свою работу, сообщаем о результатах. Потом я читаю в газетах о том, что, собственно, произошло. – Она задумчиво посмотрела на полицейского. – Вам уже приходилось присутствовать при вскрытиях?
   – Да, – ответил д’Агоста. – Не раз.
   Чизбургеры в желудке казались свинцовым слитком. Почему он вовремя не вспомнил, что ему предстоит?
   – Отлично. – Зивич глянула в свои бумаги. – Согласие родителей есть? Хорошо. Кажется, все в порядке. Фред, начнем с пять-Б.
   Она надела три пары латексных перчаток, маску, защитные очки и пластиковый фартук. Д’Агоста сделал то же самое.
   Гросс подвез тележку к холодильнику морга и выдвинул контейнер 3-Б. Нечеткий силуэт под пластиком показался д’Агосте слишком коротким, со странной выпуклостью на одном конце. Гросс плавно сдвинул труп с поддоном на тележку, подкатил ее под лампы, проверил привязанную к большому пальцу бирку и закрепил колеса. Под сточную трубку тележки подставил ведро из нержавеющей стали.
   Зивич возилась с микрофоном, висящим над трупом.
   – Проверка звука, один-два-три… Фред, микрофон совершенно не работает.
   Фред нагнулся к катушечному магнитофону:
   – Ничего не понимаю, все включено.
   Д’Агоста откашлялся:
   – Он не включен в сеть.
   Наступила короткая пауза.
   – Ну что ж, – сказала Зивич, – как удачно, что среди нас есть человек не из научного мира. Мистер д’Агоста, если у вас будут вопросы или замечания, пожалуйста, называйте свою фамилию и четко говорите в сторону микрофона. Хорошо? Все записывается на пленку. Сначала я опишу состояние трупа, а потом начнем резать.
   – Понял, – сдержанно ответил д’Агоста.
   «Резать». Одно дело, когда труп просто лежит. Но когда его начинают кромсать, снимать ткани – к этому он никак не мог привыкнуть.
   – Начинаем? Хорошо. Вскрытие производят доктор Матильда Зивич и доктор Фредерик Гросс, сегодня двадцать седьмое марта, понедельник, время четырнадцать часов пятнадцать минут. С нами находится сержант…
   – Лейтенант. Винсент.
   – Лейтенант Винсент д’Агоста, из нью-йоркского управления полиции. На операционной тележке…
   Фред прочел по бирке:
   – «Уильям Говард Бриджмен, номер тридцать три – А сорок пять».
   – Снимаю покрывало.
   Послышался треск толстого пластика.
   Воцарилось недолгое молчание. Д’Агосте неожиданно вспомнилась изувеченная собака, которую он видел утром. «Главное, поменьше думать. Не думай о своем Винни, которому на будущей неделе исполнится восемь».
   Доктор Зивич глубоко вздохнула.
   – На операционной тележке мальчик, белой расы, возраст примерно десять – двенадцать лет, рост… не могу определить, потому что труп обезглавлен. Может, четыре фута десять дюймов, может, пять футов? Это очень приблизительно. Состояние тела таково, что я не вижу других особенностей. Цвет глаз и черты лица неразличимы из-за обширной травмы головы. Наружных ран или ушибов на ступнях, ногах и гениталиях нет. Фред, протри, пожалуйста, губкой область живота… спасибо. Здесь множественные разрывы, идущие от левой части груди под углом сто девяносто градусов вниз по ребрам, грудине и оканчивающиеся в нижней части живота. Это большая рана, примерно фута два в длину и фут в ширину. Мышцы, видимо, отделены от грудной клетки, тело в значительной степени выпотрошено. Видны грудина и ребра. Сильное кровотечение в области аорты – без очистки и обследования почти ничего не видно. Фред, очисти этот край грудной полости. Внутренние органы обнажены, желудок, толстые и тонкие кишки выходят наружу. Фред, протри губкой шею. В области шеи видны следы повреждений, синяки, возможно смещение позвонков. Теперь переходим к голове… Господи.
   В наступившей тишине Фред откашлялся.
   – Голова отделена по линии между первым и вторым шейными позвонками. Вся затылочная часть черепа и часть теменной кости снесены или, скорее, продырявлены и вырваны неизвестно каким образом, отчего образовалось отверстие диаметром примерно десять дюймов. Череп пуст. Весь мозг, очевидно, выпал или был извлечен через это отверстие… Мозг, вернее, его остатки находятся в тазу справа от головы, но указаний об их первоначальном положении относительно тела нет.
   – Они были найдены разорванными возле трупа, – сказал д’Агоста.
   – Спасибо, лейтенант. Но где остальное?
   – Там больше ничего не было.
   – Чего-то недостает. Вы полностью обследовали место преступления?
   – Конечно, – ответил д’Агоста, стараясь не выказать недовольства.
   – Мозг сильно поврежден. Фред, подай скальпель номер два и косое зеркало. Продолговатый мозг разорван. Вариолев мост не тронут, но отделен. На мозжечке только поверхностные разрывы. Следов кровотечения немного, что указывает на посмертное повреждение. Средняя часть мозга полностью отделена, рассечена пополам и… смотри-ка, Фред, нет зрительного бугра. И гипофиза. Вот чего недостает.
   – А что это такое? – спросил д’Агоста.
   Он заставил себя смотреть более пристально. Мозг в тазу из нержавеющей стали казался скорее жидким, чем твердым. Лейтенант отвернулся. «Бейсбол. Думай о бейсболе. Подача, звук удара битой…»
   – Таламус и гипоталамус. Регулятор организма.
   – Регулятор организма, – повторил д’Агоста.
   – Гипоталамус регулирует температуру тела, давление крови, сердцебиение, метаболизм жиров и углеводов, предположительно в нем находятся центры удовольствия и боли. Это очень сложный орган, лейтенант.
   Доктор Зивич пристально поглядела на него, ожидая вопроса. Д’Агоста послушно спросил:
   – Каким образом он все это делает?
   – Посредством гормонов. Выделяет их в мозг и кровь.
   – Так, – произнес д’Агоста.
   И отступил. Мяч полетел в глубь поля, принимающий попятился, занося руку в рукавице…
   – Фред, взгляни-ка, – отрывисто пригласила Зивич.
   Гросс нагнулся над тазом.
   – Как будто бы… Не пойму…
   – Ну-ну, Фред, – терпеливо сказала она.
   – Похоже… Здесь как будто выкушена часть.
   – Вот именно. Фотограф! – Делберт быстро приблизился. – Сними это. Когда один из моих детей откусывает кусок торта, след остается такой же.
   Д’Агоста подался вперед, но не смог разглядеть в серой окровавленной массе ничего особенного.
   – Прикус полукруглый, как у человека, но пошире, более зазубренный. Возьмем срезы. Фред, на всякий случай проведем тест на наличие слюнных ферментов. Отнеси это в лабораторию, пусть срочно заморозят и сделают гистологические срезы здесь, здесь и здесь. По пять в каждом месте. Пусть обработают, по крайней мере один, эозинофилом. Один – слюноактивирующим ферментом. И проделайте все, что еще придет вам в голову.
   Фред ушел. Зивич продолжала:
   – Теперь я рассекаю мозг. Задняя доля повреждена при удалении из черепа. Делай снимок. На поверхности видны параллельные разрывы и разрезы на расстоянии четырех миллиметров друг от друга, глубиной примерно полдюйма. Раздвигаю первый разрез. Делай снимок. Лейтенант, видите, как широкие вначале разрывы ткани сужаются? Что думаете по этому поводу?
   – Не знаю, – ответил д’Агоста, поглядев чуть пристальнее.
   «Это просто мертвый мозг», – подумал он.
   – Может, длинные ногти? Заостренные? Неужели это дело рук убийцы-психопата?
   Фред вернулся из лаборатории, и они продолжали работать над мозгом, как показалось, целую вечность. Наконец Зивич велела Фреду положить его в холодильник.
   – Теперь я обследую руки, – произнесла она в микрофон. Сняла пластиковый пакет с правой руки и старательно его запечатала. Потом подняла руку, повернула ее и осмотрела ногти. – Под ногтями большого, указательного и безымянного пальцев находится постороннее вещество. Фред, три предметных стекла с лункой.
   – Это же ребенок, – сказал д’Агоста. – Вполне естественно, что ногти у него грязные.
   – Возможно, лейтенант, – ответила Зивич. И выскребла вещество из-под каждого ногтя на отдельное стекло. – Фред, стереомикроскоп. Хочу поглядеть на это.
   Зивич положила стекло на предметный столик и, глядя в объектив, настроила прибор.
   – Под ногтем большого пальца, судя по всему, обычная грязь. То же самое и под остальными. Фред, на всякий случай – полный анализ.
   На левой руке ничего интересного не было.
   – Теперь, – продолжала Зивич, – я осматриваю продольное повреждение на передней части тела. Делберт, сделай снимки здесь, здесь, здесь и там, где, по-твоему, рана будет видна лучше всего. Крупным планом в области проникновения. Похоже, убийца сделал для нас У-образное рассечение, так ведь, лейтенант?
   – Да, – ответил д’Агоста, с трудом сглатывая.
   Последовала серия быстрых фотовспышек.
   – Пинцет, – скомандовала Зивич. – Три рваных разрыва начинаются чуть выше левого соска, углубляются и в конце концов рассекают мышцы. Я открываю и обследую первый разрыв у его начала. Скобку, Фред. Теперь я зондирую рану. Здесь находится неизвестное постороннее вещество. Фред, пергамин. Похоже, это ткань, возможно, от рубашки жертвы. Делай снимок.
   Сверкнула вспышка, потом Зивич достала что-то похожее на кусочек окровавленной корпии и положила в пергаминовый конверт. Еще несколько секунд продолжала зондировать молча.
   – Вот еще кусочек постороннего вещества глубоко в мышце, примерно в четырех сантиметрах прямо под правым соском. Он зацепился за ребро. Похоже, твердый. Делай снимок. Фред, вставь сюда флажок.
   Зивич извлекла инородное тело и подняла, в кончике пинцета был какой-то окровавленный комок.
   Д’Агоста подошел:
   – Что это? Может, ополоснем и посмотрим?
   Зивич посмотрела на него с легкой улыбкой:
   – Фред, принеси мензурку с дистиллированной водой.
   Когда она опустила туда извлеченный предмет и помешала, вода стала буровато-красной.
   – Воду сохрани, потом проверим, что в ней содержится, – сказала Зивич, поднимая к свету свою находку.
   – Господи, – сказал д’Агоста. – Коготь.
   И непристойно выругался.
   Зивич обернулась к своему ассистенту:
   – Очаровательный краткий монолог для нашей пленки, не так ли, Фред?

11

   Неоновый свет вывески винного магазина на другой стороне улицы проникал в единственное окно гостиной Марго, создавая в комнате голубую светотень. Она включила небольшую лампочку под потолком и прислонилась к двери, озирая беспорядок. Обычно она бывала аккуратной до педантизма. Но теперь, после того как целую неделю ей было не до уборки, всюду валялись книги, письма с выражениями соболезнования, юридические документы, обувь и свитера. Пустые картонные коробки из китайского ресторана внизу были свалены в мойке. Старая пишущая машинка стояла на полу, рядом с ней веером разбросаны листы бумаги.
   Неприглядный район – еще не облагороженная северная часть Амстердам-авеню – давал ее отцу лишний довод для уговоров вернуться домой, в Бостон. «Мошка, не годится жить в этом месте такой девушке, как ты, – сказал он, называя ее детским прозвищем. – И в музее не годится работать. Сидеть там изо дня в день среди чучел и заспиртованных тварей – что это за жизнь? Возвращайся, будешь работать в моей фирме. Купим тебе дом в Беверли или Марблхеде. Там ты будешь счастливее, Мошка. Я уверен».
   Увидев, что огонек на автоответчике мигает, Марго нажала кнопку прослушивания.
   «Это Джейн, – зазвучало первое сообщение. – Я сегодня вернулась в город и только что узнала. Послушай, я очень, очень сожалею о смерти твоего отца. Позвоню попозже, хорошо? Хочется поговорить с тобой. Пока».
   Марго подождала. Зазвучал другой голос: «Марго, это твоя мать». Потом раздался щелчок.
   Марго на миг зажмурилась, испустила глубокий вздох. Звонить Джейн она пока не будет. И матери тоже, по крайней мере до завтра. Она знала, что скажет мать: «Ты должна вернуться домой, в фирму своего отца. Он хотел именно этого. Это твой долг перед нами обоими».
   Подобрав под себя ноги, Марго села на пол к машинке и стала просматривать записки хранителя, каталожные данные и распечатки, которые дал ей Мориарти. Он сказал, что текст нужен послезавтра. А очередная глава диссертации должна быть готова к следующему понедельнику.
   Еще минуту-другую Марго глядела на бумаги, собираясь с мыслями. Затем начала печатать. Но тут же бросила и уставилась в темноту. Ей вспомнилось, как отец готовил омлеты – единственное, что он умел стряпать, – по утрам в воскресенья. «“Эй, Мошка, – всякий раз говорил он. – Недурно для старого экс-холостяка, правда?»
   Снаружи гасли огни, потому что магазины закрывались. Марго поглядела на светящиеся вывески, на заставленные витрины. Пожалуй, отец был прав: в бедности хорошего мало.
   Бедность. Девушка тряхнула головой, вспомнив, как в последний раз слышала это слово и какое лицо было у матери, когда она его произносила. Они вдвоем сидели в прохладном темном кабинете отцовского поверенного, вникая во все сложные причины, по которым коэффициент задолженности и недостатки планирования приведут к ликвидации фирмы, если кто-то из членов семьи не возглавит ее, чтобы удержать на плаву.
   Марго подумала о родителях тех двух мальчиков. Они тоже, наверное, возлагали большие надежды на детей. Теперь им никогда не познать разочарования. Или счастья. Потом мысли ее перенеслись к Прайну. И крови на его туфлях.
   Марго поднялась, включила другие лампы. Пора ужинать. Завтра она запрется в кабинете и закончит главу. Поработает над текстом для Мориарти. Принятие решения надо отложить хотя бы на день. Она пообещала себе, что окончательно все решит к встрече с Фроком на будущей неделе.
   Телефон зазвонил. Она машинально сняла трубку.
   – Алло. – Послушала несколько секунд. – О! Привет, мама.

12

   Одинокий охранник в стандартной черно-синей форме брел по коридору, совершая обход. Беззаботно помахивая ключами на длинной цепочке, он что-то напевал. Смена только что началась. Интерес к экспонатам у него давным-давно угас.
   «В дрожь бросает от всего этого, – думал он. – Поглядеть хотя бы вон на ту харю. Дрянная туземная поделка. Кому только, черт возьми, охота платить деньги, чтобы смотреть на этот хлам? К тому же над половиной его тяготеет проклятие».
   Маска злобно пялилась на него из темной витрины. Охранник поспешил к ближайшему контрольному пункту, где повернул ключ в коробке.
   Коробка зафиксировала время: 22.23. Когда он свернул в другой коридор, у него возникло впечатление – отнюдь не впервые, – что кто-то невидимый ступает в такт его гулким шагам.
   Он подошел к следующему контрольному пункту и повернул ключ. Коробка, щелкнув, зафиксировала: 22.34.
   Путь до следующего пункта занял у него всего четыре минуты. Это давало ему шесть минут, чтобы выкурить косячок.
   Охранник свернул на лестницу, запер за собой дверь и пристально поглядел в темный подвал, откуда другая дверь вела во внутренний двор. Рука его потянулась к выключателю, но он вовремя спохватился. Привлекать внимание ни к чему. Осторожно спускаясь, он крепко держался за металлический поручень. По подвалу шел вдоль стены, пока не коснулся длинной горизонтальной дверной ручки. Толкнул ее, и в лицо ему хлынул холодный ночной воздух. Охранник закрепил открытую дверь, зажег сигарету и, высунув голову наружу, с наслаждением втянул в себя горьковатый дым. Легкий шум уличного движения доносился будто с другой планеты. Он с облегчением ощутил, как от марихуаны у него поднимается настроение – это поможет пережить еще одну долгую ночь. Докурив, он щелчком выбросил окурок в темноту, провел рукой по коротко стриженным волосам, потянулся.
   Поднявшись до середины лестницы, охранник услышал, как внизу захлопнулась дверь. Остановился, ощутив внезапный озноб. Неужели он оставил дверь открытой? Нет. Черт, что, если кто-то видел, как он курил марихуану? Впрочем, чего бояться? Унюхать ничего невозможно, а огонек в темноте выглядел просто сигаретным.
   В воздухе появился странный гнилостный запах, не имеющий никакого отношения к травке. Но нигде не мелькнуло ни лучика света, металлические ступени не издали ни звука под чьими-нибудь шагами. Охранник стал подниматься к верхней площадке.
   Достигнув ее, он ощутил за спиной стремительное движение. Обернулся, и резкий толчок в грудь швырнул его к стене. Последнее, что он видел, – это как его собственные внутренности скользят вниз по ступеням. В следующий миг он перестал удивляться, откуда вдруг взялась кровь.

13

Вторник
   Комната не походила на типичный музейный кабинет. Беспорядочных стоп бумаг, журналов и книг там не было. Зато полки украшали безделушки со всего света: кукла сказочника из Нью-Мексико, бронзовый тибетский Будда, марионетки из Индонезии. Стены были окрашены в светло-зеленый цвет, пахло сосновым освежителем воздуха.
   По краям стола миссис Рикмен правильно и симметрично, как кусты во французском парке, были размещены еще несколько экзотических вещиц: агатовое пресс-папье, костяной нож для бумаг, японская нэцкэ[3]. За столом восседала сама Рикмен, чопорно склонившаяся над рукописью. Смитбек находил, что ее рыжие кудри выглядят на фоне зеленых стен особенно отвратительно.
   Постукивание то ускорялось, то замедлялось, когда Рикмен перелистывала страницы. Наконец она перевернула последнюю, аккуратно сложила листы и поместила рукопись в самый центр стола.
   – Так, – сказала она с веселой улыбкой, – у меня есть несколько замечаний.
   – О, – произнес Смитбек.
   – К примеру, раздел о человеческих жертвах, которые приносили ацтеки. Он слишком спорный. – Рикмен грациозно послюнила палец и отыскала нужную страницу. – Вот здесь.
   – Да, но ведь на выставке…
   – Мистер Смитбек, на выставке эта тема представлена со вкусом. А здесь безвкусно. Слишком картинно.
   Она перечеркнула страницу.
   – Написано ведь совершенно правдиво, – возразил Смитбек, изо всех сил стараясь сохранять спокойствие.
   – Меня интересует акцент, а не правдивость. Описание может быть совершенно точным, но, если придать ему неверный акцент, оно произведет ложное впечатление. Позвольте напомнить вам, что в Нью-Йорке много испанцев.
   – Да, но каким образом это может оскорбить…
   – Пойдем дальше. Этот раздел о Гилборге надо убрать.
   Она провела черту еще по одной странице.
   – Но почему…
   Рикмен откинулась на спинку кресла.
   – Мистер Смитбек, экспедиция Гилборга была вопиюще неудачной. Она искала несуществующий остров. Один из членов экспедиции, как вы старательно подчеркиваете, изнасиловал туземку. Мы сознательно избегали упоминания о Гилборге на выставке. Неужели так уж необходимо документировать неудачи музея?
   – Но ведь его коллекции превосходны! – слабо запротестовал журналист.
   – Мистер Смитбек, я не уверена, что вы поняли суть этого задания. – Наступила долгая пауза. Постукивание возобновилось. – Неужели вы полагаете, что музей нанял вас и платит вам, чтобы вы документировали неудачи и контроверзы?
   – Но ведь неудачи, как и сомнительные случаи, неотделимы от науки. Кто станет читать книгу, в которой…
   – Многие корпорации спонсируют музей, и этим корпорациям вполне может не понравиться кое-что в вашей рукописи, – перебила его миссис Рикмен. – И здесь упомянуты весьма темпераментные этнические группы, у которых могут найтись сильные возражения.
   – Но ведь речь идет о делах многовековой давности…
   – Мистер Смитбек!
   Миссис Рикмен лишь немного повысила голос, но эффект был достигнут. Воцарилось молчание.
   – Мистер Смитбек, должна сказать вам с полной откровенностью… – Она не договорила, быстро поднялась, обогнула стол и встала прямо позади журналиста. – Должна сказать, – продолжила миссис Рикмен, – что вы слишком долго не можете встать на нашу точку зрения. Вы пишете книгу не для коммерческого издателя. Говоря прямо, нам нужно благоприятное освещение, какое вы придали Бостонскому аквариуму в своей предыдущей книге. – Она обошла кресло, на котором сидел Смитбек, и с чопорным видом присела на край стола. – У нас есть к вам определенные требования, и мы вправе их предъявлять. Это… – Она начала загибать костлявые пальцы. – Первое: никаких дискуссий. Второе: ничего такого, что может оскорбить этнические группы. Третье: ничего такого, что может повредить репутации музея. Разве они столь уж непомерные?
   На последней фразе дама понизила голос, подалась вперед и стиснула своей сухой рукой руку Смитбека.
   – Я… нет, – выдавил Смитбек с почти неодолимым желанием вырвать руку.
   – Отлично, значит, договорились.
   Миссис Рикмен придвинула к журналисту рукопись.
   – Теперь необходимо обсудить еще один небольшой вопрос. – Говорила она очень четко. – В рукописи вы несколько раз цитируете интересные комментарии людей, «близких к выставке», но не называете источников. В этом нет ничего особенного, понимаете, но мне хотелось бы иметь их список – для моих файлов, и только.
   Она выжидающе улыбнулась.
   Смитбеку это не понравилось.
   – Видите ли, – сдержанно ответил он, – я бы хотел вам помочь, но не позволяет журналистская этика. – И пожал плечами.
   Улыбка миссис Рикмен мгновенно увяла, она открыла рот, собираясь заговорить. Но тут, к облегчению Смитбека, зазвонил телефон. Журналист поднялся, взял рукопись и направился к выходу. Когда закрывал дверь, до него донесся вздох, похожий на стон.
   – Как, еще одно?
   Дверь закрылась.

14

   Д’Агоста никак не мог освоиться в зале человекообразных обезьян, среди чучел усмехающихся шимпанзе, висящих на искусственных деревьях, с их волосатыми шкурами и большими человеческими руками, на которых были настоящие ногти. Лейтенант недоумевал, почему ученые так долго не могли установить, что человек произошел от обезьяны. Это должно было быть ясно с первого взгляда на шимпанзе. Д’Агоста где-то слышал, что они совсем как люди: легко возбудимые, вечно дерутся, даже убивают и поедают друг друга. «Черт возьми, – думал он, – можно ведь, наверное, как-то пройти по музею, минуя этот зал».
   – Сюда, – сказал охранник, – вниз по лестнице. Это просто жуть, лейтенант. Я пришел в…
   – Об этом потом, – сказал д’Агоста. Побывав на вскрытии трупа мальчика, он был готов ко всему. – Говоришь, на убитом форма охранника? Знаком он тебе?
   – Не знаю, сэр. Трудно разобрать.
   Охранник указал вниз. Лестница оканчивалась у выхода во дворик. Тело лежало у ее подножия, в темноте. Все было залито и забрызгано черным – пол, стены, лампочка наверху. Д’Агоста знал, что это за чернота.
   – Ты, – приказал он одному из шедших за ним полицейских, – позаботься об освещении. Место преступления нужно в срочном порядке тщательно обыскать. Криминалисты выехали? Человек этот явно мертв, поэтому санитаров со «скорой помощи» пока не пускайте. Они здесь все затопчут.
   Д’Агоста снова посмотрел вниз.
   – Проклятье, – сказал он, – чьи там следы? Похоже, какой-то болван прошел прямо по луже крови. Или убийца решил оставить нам хорошие улики.
   Все промолчали.
   – Твои следы? – обратился лейтенант к охраннику. – Как тебя зовут?
   – Норрис. Эрик Норрис. Я уже говорил…
   – Да или нет?
   – Да, но…
   – Замолчи. В этих ботинках?
   – Да. Понимаете, я…
   – Разувайся. – «Чертов болван», подумал д’Агоста. – Отнеси ботинки в лабораторию. Скажи, пусть их положат в сумку для вещественных улик. Жди меня там. Хотя нет, не надо, я вызову тебя потом. У меня будет к тебе несколько вопросов. Нет-нет, разувайся прямо здесь.
   Д’Агосте не нужен был еще один Прайн. Что это делается в музее, людям нравится шлепать по крови?
   – Идти туда тебе придется в носках.
   – Слушаюсь, сэр.
   Один из полицейских за спиной д’Агосты фыркнул.
   Лейтенант грозно поглядел на него.
   – По-твоему, это смешно? Он повсюду наследил кровью.
   Д’Агоста спустился до середины лестницы. Голова покойного лежала в дальнем углу вниз лицом. Разглядеть ее как следует он не мог, но знал, что череп раскроен, а мозг плавает в крови. Господи, чего только не обнаружишь на месте убийства.
   Позади него послышались шаги.
   – Криминалисты, – сообщил невысокий мужчина, за которым шли фотограф и еще несколько человек в лабораторных халатах.
   – Наконец-то. Мне нужен свет здесь, здесь, здесь и там, где сочтет нужным фотограф. Протяните ленту. Ее нужно было протянуть пять минут назад. Соберите каждую пылинку, каждую ниточку. Обработайте все химикалиями. И… что еще? Проведите на трупе все возможные тесты, и пусть никто не заходит за ленту. Ни одна живая душа.
   Д’Агоста обернулся.
   – Бригада из лаборатории здесь? А эксперт коронера? Или попивают кофе с рогаликами? – Он похлопал себя по нагрудному карману, нет ли там сигары. – Эти следы прикройте картонными коробками. И расчистите дорожку вокруг тела, чтобы можно было ходить, не следя повсюду кровью.
   – Превосходно, – услышал д’Агоста за спиной негромкий приятный голос.
   – Кто вы, черт побери? – спросил лейтенант, оборачиваясь. Его действия одобрил высокий стройный незнакомец в черном костюме; он стоял, опираясь о перила наверху лестницы. Голубоглазый, со светлыми, почти белыми, зачесанными назад волосами. – Из похоронной конторы?
   – Пендергаст, – ответил тот, спустившись и протянув руку.
   Мимо неизвестного протиснулся фотограф со своим оборудованием.
   – Так вот, Пендергаст, если у вас нет веских причин находиться здесь…
   Блондин улыбнулся:
   – Специальный агент Пендергаст.
   – А-а. ФБР? Странно, почему я не удивляюсь? Что ж, Пендергаст, здравствуйте. Почему не позвонили заранее? У меня тут внизу труп, обезглавленный. А где же ваша команда?
   Пендергаст высвободил руку:
   – Видите ли, я один.
   – Что? Не разыгрывайте меня. Вы же постоянно ходите сворами.
   Вспыхнули лампы, и все вокруг них залил свет. Все, что казалось черным, проступило из тьмы, труп стал виден как на ладони. Посреди кровавой лужи лежало то, что, как заподозрил д’Агоста, было завтраком Норриса. Челюсть его непроизвольно задвигалась. Потом он увидел кусок черепа с уцелевшими короткими волосами, лежащий футах в пяти от мертвого охранника.
   – Ах черт, – сказал д’Агоста, отступив назад, и не смог совладать с собой.
   Его вырвало прямо перед этим типом из ФБР, перед криминалистами, перед фотографом. «Надо же, – подумал он. – Впервые за двадцать два года и, как назло, в самую неподходящую минуту».
   На лестнице появилась молодая женщина, эксперт коронера, в белом халате с пластиковым фартуком.
   – Кто здесь главный? – спросила она, натягивая перчатки.
   – Я, – ответил д’Агоста, утирая рот. Глянул на Пендергаста. – По крайней мере, еще на несколько минут. Лейтенант д’Агоста.
   – Доктор Коллинз, – бодро отозвалась женщина.
   Вместе с шедшей следом ассистенткой она спустилась к очищенному от крови месту возле трупа.
   – Фотограф, – сказала она. – Я буду поворачивать тело. Полную серию, пожалуйста.
   Д’Агоста отвернулся.
   – Нам нужно работать, Пендергаст, – повелительно сказал он. Указал на рвоту. – Не убирайте это, пока криминалисты не закончат дела на лестнице. Ясно?
   Все кивнули.
   – Мне нужно получить данные как можно скорее. Выясните, можно ли опознать труп. Если это охранник, вызовите сюда Ипполито. Пендергаст, пойдемте проведем согласование или координацию, или как там это у вас именуется, а когда бригада закончит работу, вернемся.
   – Отлично, – согласился Пендергаст.
   Д’Агоста подумал, что, судя по акценту, парень приехал с Юга. Он уже встречал таких типов, в Нью-Йорке никакого проку от них не было.
   Пендергаст подался к нему и негромко сказал:
   – Разбрызганная по стене кровь довольно любопытна.
   Д’Агоста уставился на брызги:
   – Неужели?
   – Меня интересует ее баллистика.
   Лейтенант поглядел в светлые глаза Пендергаста.
   – Хорошая мысль, – наконец сказал он. – Эй, фотограф, сделай серию крупных планов этих пятен на стене. А ты…
   – Макгенри, сэр.
   – Мне нужен их баллистический анализ. Похоже, брызги разлетались с большой скоростью, под острым углом. Требуются направление, сила, скорость – полная картина.
   – Слушаюсь, сэр.
   – Результаты должны быть у меня на столе через тридцать минут.
   На лице Макгенри отразилось смятение.
   – Ну что, Пендергаст, – спросил д’Агоста, – есть еще идеи?
   – Нет, это была единственная.
   – Идемте.

   На пункте оперативного реагирования царил порядок. Д’Агоста всегда об этом заботился. Бумаги, папки, магнитофоны – все было под рукой. Выглядело это солидно, лейтенант был доволен. Все занимались делом.
   Худощавый Пендергаст легко уселся в кресло. Несмотря на свой церемонный вид, двигался он ловко, как кошка. Д’Агоста вкратце рассказал ему о ходе расследования.
   – Ну, Пендергаст, – закончил он, – каковы ваши полномочия? Мы напортачили? Нас отстраняют?
   Пендергаст улыбнулся:
   – Нет-нет. Я и сам сделал бы все то же самое. Видите ли, лейтенант, мы начали заниматься этим делом давно, только сами не сознавали этого.
   – То есть?
   – Я из Нового Орлеана. Мы пытались раскрыть серию убийств, весьма необычных. Не буду вдаваться в подробности, но у жертв была удалена затылочная кость и вынут мозг. Тот же почерк.
   – Вот те на! Когда это было?
   – Несколько лет назад.
   – Лет? Значит…
   – Да. Убийства остались нераскрытыми. Расследование сначала вело Агентство по контролю за распространением алкогольных напитков, табачных изделий и огнестрельного оружия, поскольку решили, что дело, возможно, связано с наркотиками. Когда ничего не вышло, за дело взялось ФБР. Но мы ничего не смогли сделать, след простыл. А вчера я прочел телеграфное сообщение об убийстве двух мальчиков в Нью-Йорке. Почерк весьма специфический, верно? И вечером я вылетел. Сейчас я здесь неофициально. До завтрашнего дня.
   Д’Агоста успокоился:
   – Значит, вы из Луизианы? Я подумал, вы новый человек в нью-йоркском отделении.
   – Люди оттуда будут заниматься этим делом. После моего отчета, который я представлю сегодня вечером. Но руководить расследованием буду я.
   – Вы? В Нью-Йорке этому не бывать.
   Пендергаст улыбнулся:
   – Руководить буду я, лейтенант. Я несколько лет занимался этим делом и, откровенно говоря, заинтересован в успехе расследования.
   «Заинтересован» Пендергаст произнес так, что у д’Агосты по спине пробежали мурашки.
   – Но не беспокойтесь, лейтенант, я охотно готов сотрудничать с вами, хотя, возможно, метод будет несколько отличаться от того, что предложили бы мои нью-йоркские коллеги. Если вы, конечно, пойдете мне навстречу. Это не моя территория, и мне потребуется ваша помощь. Что скажете?
   Он встал и протянул руку. «Черт, – подумал д’Агоста, – нью-йоркские фэбээровцы разорвут этого парня и отправят кусками в Новый Орлеан».
   – Договорились, – сказал лейтенант, обмениваясь с ним рукопожатием. – Я познакомлю вас с людьми, первым делом с начальником охраны Ипполито. Только ответьте на один вопрос. Вы сказали, почерк новоорлеанских убийств тот же. Что скажете о следах зубов, которые мы обнаружили на мозге старшего мальчика? Об обломке когтя?
   – Судя по вашему рассказу о вскрытии, экспертиза лишь строит предположения о следах зубов, – ответил Пендергаст. – Интересно было бы узнать о поисках следов слюны. Коготь подвергали анализу?
   Позднее д’Агоста припомнил, что получил ответ лишь на один из своих вопросов. Тогда же он только сказал:
   – Подвергнут сегодня.
   Пендергаст откинулся на спинку кресла, сплел пальцы и уставился в пространство.
   – Придется нанести визит доктору Зивич, после того как она изучит сегодняшнее происшествие.
   – Послушайте, Пендергаст, вы, случайно, не знакомы с Энди Уорхолом?
   – Я мало интересуюсь современным искусством, лейтенант.

   На месте преступления было много людей, но царил порядок, все двигались быстро и говорили вполголоса, словно из уважения к покойному. Работники морга приехали, но держались поодаль, терпеливо наблюдая за происходящим. Пендергаст стоял рядом с д’Агостой и Ипполито, начальником охраны музея.
   – Сделайте мне одолжение, – обратился Пендергаст к фотографу. – Нужен снимок отсюда. – Показал жестом. – И серия снимков: первый с верхней ступеньки, потом со следующей и так далее. Не спешите, добивайтесь нужного ракурса и освещения.
   Фотограф внимательно поглядел на Пендергаста и отошел.
   Пендергаст обратился к Ипполито:
   – У меня вопрос: почему охранник – как его, Джолли, Фред Джолли? – оказался здесь? Маршрут его проходил в стороне отсюда. Так ведь?
   – Совершенно верно, – подтвердил Ипполито.
   Начальник охраны стоял на сухом месте у выхода во дворик, лицо его было бледно-зеленым.
   – Кто знает? – пожал плечами д’Агоста.
   – Да, конечно, – сказал Пендергаст. Он осматривал дворик, окруженный с трех сторон кирпичными стенами. – И говорите, запер за собой дверь?.. Мы должны предположить, что он выходил наружу или направлялся туда. Хм. Вчера в это время был пик потока метеоритов. Быть может, Джолли был подающим надежды астрономом. Но я в этом сомневаюсь.
   Агент помолчал, осматриваясь. Потом обернулся к обоим:
   – Кажется, я могу сказать почему.
   «Черт возьми, настоящий Шерлок Холмс», – подумал д’Агоста.
   – Он спустился по лестнице, чтобы предаться своему пороку. Покурить марихуану. Дворик изолирован и хорошо продувается. Идеальное место, чтобы побаловаться травкой.
   – Это всего лишь догадка.
   – По-моему, я вижу окурок, – настаивал Пендергаст, указывая во дворик. – У дверного косяка.
   – Я не вижу ничего, – ответил д’Агоста. – Слушай, Эд. Пошарь-ка у основания двери. Да-да, там. Что это?
   – Косячок, – ответил Эд.
   – Ребята, что это с вами, не могли обнаружить косячка? Я велел собрать все до последней пылинки, черт возьми.
   – Пока не успели туда добраться.
   – Угу.
   Он глянул на Пендергаста. Везунчик. А может, косячок вовсе не охранника?
   – Мистер Ипполито, – протянул Пендергаст, – для ваших подчиненных обычное дело баловаться наркотиками на дежурстве?
   – Вовсе нет, и я не убежден, что это Фред Джолли…
   Пендергаст махнул рукой, призывая его умолкнуть:
   – Полагаю, вы сможете объяснить происхождение всех этих следов.
   – Их оставил охранник, обнаруживший тело, – ответил д’Агоста.
   Пендергаст нагнулся.
   – Улики, которые могли остаться, совершенно затоптаны, – сказал он хмурясь. – Право, мистер Ипполито, вам бы следовало обучить своих людей оберегать место преступления.
   Ипполито открыл рот, потом закрыл снова. Д’Агоста подавил усмешку.
   Пендергаст осторожно зашел под лестницу, где была приоткрыта большая металлическая дверь.
   – Мистер Ипполито, что за этой дверью?
   – Коридор.
   – И куда он ведет?
   – Направо сохранная зона. Но убийца не мог уйти в ту сторону, потому…
   – Простите, мистер Ипполито, но я уверен, что убийца ушел именно в ту сторону, – сказал Пендергаст. – Дайте подумать. За сохранной зоной находится старый подвал, верно?
   – Верно, – ответил Ипполито.
   – Где были найдены те двое детей.
   – Тот самый, – сказал д’Агоста.
   – Любопытное название «сохранная зона», мистер Ипполито. Прогуляемся?
   За ржавой дверью тянулся освещенный рядом лампочек коридор. Пол был покрыт потертым линолеумом, на стенах красовались картины с изображениями мелющих зерно, ткущих и подкрадывающихся к оленю индейцев племени пуэбло.
   – Красота, – заметил Пендергаст. – Жаль, что они висят здесь. Манера напоминает раннего Фремонта Эллиса.
   – Раньше они висели в зале Юго-Запада, – сказал Ипполито. – Его закрыли, кажется, в двадцатых годах.
   – Ага! – сказал Пендергаст, внимательно разглядывая одну из картин. – Это и есть Фремонт Эллис. Господи, какая красота. Посмотрите, как освещен фасад глинобитной хижины.
   – Угу, – буркнул Ипполито. – Как вы узнали?
   – Да ведь каждый, кто знаком с манерой Эллиса, узнал бы его кисть.
   – Я спросил, как вы узнали, что убийца прошел здесь?
   – Очевидно, это было просто догадкой, – ответил Пендергаст. – Видите ли, если кто-то говорит «это невозможно», я тут же самым уверенным тоном начинаю возражать. Очень скверная привычка, но от нее трудно избавиться. Теперь-то мы, разумеется, точно знаем, что убийца прошел здесь.
   – Откуда? – Ипполито казался сбитым с толку.
   – Посмотрите на это чудесное изображение Санта-Фе. Бывали там когда-нибудь?
   Воцарилось недолгое молчание.
   – Нет, не был, – откликнулся наконец начальник охраны.
   – За городом тянется горный хребет, названный Сьерра-де-Сангре-де-Кристо. Это означает «Горы Крови Христовой».
   – Ну и что?
   – Они бывают очень красными в лучах заходящего солнца, но, осмелюсь сказать, не настолько красными. Это настоящая кровь, притом свежая. Право, жаль, что картина испорчена.
   – Черт возьми, – сказал д’Агоста. – Поглядите-ка.
   По картине на уровне пояса тянулась широкая кровавая полоса.
   – Убийство, как вам известно, дело грязное. Следы крови должны быть по всему коридору. Лейтенант, сюда нужно направить людей из криминалистической лаборатории. – Пендергаст немного помолчал. – Давайте закончим нашу небольшую прогулку, а потом пригласим их. Мне хочется поискать улики, если вы не против.
   – Пожалуйста, – ответил д’Агоста.
   – Смотрите под ноги, мистер Ипполито, мы попросим экспертов осмотреть и полы, и стены.
   Они оказались у запертой двери с надписью «ВХОД ВОСПРЕЩЕН».
   – Это и есть сохранная зона, – сообщил Ипполито.
   – Вижу, – ответил Пендергаст. – А в чем смысл этой сохранной зоны, мистер Ипполито? В остальной части музея сохранность не обеспечивается?
   – Нет-нет, – торопливо отозвался начальник охраны. – Сохранная зона предназначена для особо редких и ценных экспонатов. Из всех музеев страны наш наилучшим образом обеспечен средствами безопасности. Недавно мы установили систему скользящих металлических дверей по всему зданию. Двери соединены с нашей компьютерной системой, и в случае грабежа музей легко перекрыть по секциям, как водонепроницаемые отсеки на…
   – Я понял, мистер Ипполито, большое спасибо, – перебил его Пендергаст. – Любопытно: старая, обитая медью дверь, – сказал он, пристально ее разглядывая.
   Д’Агоста увидел, что медная обивка покрыта неглубокими вмятинами.
   – Судя по виду, вмятины свежие, – сказал Пендергаст. – Что скажете об этом? – И указал вниз.
   – Черт побери, – выдохнул д’Агоста, глядя на дверь.
   Деревянная рама была исцарапана, словно кто-то скреб ее когтями.
   Пендергаст отступил:
   – Лейтенант, с вашего позволения, я хотел бы, чтобы всю эту дверь подвергли анализу. Мистер Ипполито, могли бы вы открыть нам ее, поменьше прикасаясь к ней руками?
   – Сюда не положено никого пускать без разрешения.
   Д’Агоста удивленно посмотрел на него:
   – Черт возьми, нам что, выписывать пропуска?
   – Нет-нет, просто…
   – Он забыл ключ, – пояснил Пендергаст. – Мы подождем.
   – Я сейчас вернусь, – сказал Ипполито, и по коридору зазвучали его торопливые шаги.
   Когда их не стало слышно, д’Агоста обратился к агенту ФБР:
   – Не собирался говорить этого, Пендергаст, но мне нравится, как вы работаете. Вы отлично разобрались с картиной и управились с Ипполито. Желаю вам удачи с нью-йоркскими коллегами.
   На лице Пендергаста появилась улыбка.
   – Спасибо. Я тоже рад, что работаю с вами, а не с кем-то из этих крутых парней. Судя по тому, что произошло там, у вас еще есть сердце. Вы до сих пор нормальный человек.
   Д’Агоста рассмеялся:
   – Нет, дело совсем в другом. Все из-за яичницы с ветчиной, сыра и кетчупа, которыми я завтракал. И короткой стрижки покойного. Терпеть не могу короткие стрижки.

15

   – Ладно, ладно, успокойтесь! Иду!
   Дверь открылась, и Бейли Смит, старый помощник хранителя гербария, снова сел за свой стол, издал громкий раздраженный вздох и принялся с шелестом разбирать почту.
   Марго решительно шагнула вперед. Бейли Смит, казалось, считал своей обязанностью бесцеремонно приставать к ней с разговорами. И едва открывал рот, его невозможно было остановить. Обычно Марго посылала ему требования и таким образом избегала тяжкого испытания общаться со стариком. Но для очередной главы диссертации ей было необходимо исследовать образцы лекарственных растений кирибуту как можно быстрее. Текст для Мориарти не был дописан, и она слышала еще об одном страшном убийстве, из-за которого музей могли закрыть до конца дня.
   Бейли Смит что-то мурлыкал под нос, не обращая на нее внимания. Хотя ему было почти восемьдесят, Марго подозревала, что он просто симулирует глухоту, потому что ему доставляет удовольствие раздражать людей.
   – Мистер Смит! – окликнула она. – Прошу вас, мне нужны эти образцы. – Она пододвинула к нему список по крышке перегородки. – Немедленно, если можно.
   Смит хмыкнул, поднялся со стула, неторопливо взял список и хмуро просмотрел его.
   – Поиски могут занять много времени. Что, если завтра утром?
   – Пожалуйста, мистер Смит. Я слышала, музей могут закрыть в любую минуту. Эти образцы мне очень нужны.
   Поскольку появилась возможность поболтать, старик стал дружелюбнее.
   – Ужасный случай, – сказал он, покачивая головой. – За сорок два года работы здесь не припомню ничего подобного. Однако не могу сказать, что удивлен, – добавил он, многозначительно кивнув.
   Марго не хотела поощрять Смита и промолчала.
   – Но он не первый, судя по тому, что я слышал. И не последний. – Он повернулся, держа список перед носом. – Это что? Muhlenbergia dunbarii? Ее у нас совершенно нет.
   За спиной Марго раздался голос:
   – Не первый?
   Это произнес Грегори Кавакита, молодой помощник хранителя, с которым они вместе ждали сообщения полицейских в комнате отдыха накануне утром. Марго прочла в личном деле биографию Кавакиты: сын богатых родителей, осиротев в детстве, покинул родную Иокогаму и рос у родственников в Англии. Окончив колледж святой Магдалины в Оксфорде, он поступил в Массачусетский технологический институт, защитил там диссертацию, потом стал помощником хранителя в музее. Он был самым блестящим протеже Фрока, что иногда злило Марго. По ее мнению, Кавакита не мог быть искренним союзником Фрока. Он обладал инстинктивным чутьем в том, что касалось музейной политики, а Фрок был бунтарем, оппозиционером со сложившимися взглядами. Однако, несмотря на свой эгоцентризм, Кавакита был, несомненно, блестящим ученым. Он работал вместе с Фроком над моделью генетической мутации – проблемой, в которой, казалось, никто, кроме них двоих, не разбирался. Под руководством Фрока Кавакита совершенствовал экстраполятор, программу, которая могла сравнивать и комбинировать генетические коды разных видов. Когда они пропускали свои данные через мощный компьютер музея, продуктивность системы падала до такой степени, что ее в шутку называли «режимом ручного калькулятора».
   – Что «не первый»? – спросил Смит, неприветливо глянув на Кавакиту.
   Марго бросила на пришедшего предостерегающий взгляд, но тот ответил:
   – Вы упомянули о том, что происшедшее убийство не первое.
   – Грег, тебе это необходимо? – простонала Марго вполголоса. – Теперь я никогда не получу образцов.
   – Меня тут ничто не удивляет, – заявил Смит. – Я человек несуеверный, – сказал он, облокотившись на перегородку, – но уже не впервые какая-то тварь бродит по коридорам музея. Во всяком случае, так говорят. Только, заметьте, я не верю ни единому слову.
   – Тварь? – переспросил Кавакита.
   Марго легонько пнула его в голень.
   – Я лишь повторяю то, о чем все говорят, доктор Кавакита. Распускать ложные слухи не в моих правилах.
   – Конечно, – сказал Кавакита, подмигнув Марго.
   Смит обратил на него суровый взгляд.
   – Говорят, она здесь уже давно. Живет в подвале, питается крысами, мышами и тараканами. Вы заметили, что ни крысы, ни мыши не бегают по музею? А должны бы, видит бог, весь Нью-Йорк кишит ими. Но здесь их нет. Странно, вы не находите?
   – Я не обращал на это внимания, – ответил Кавакита. – Постараюсь разобраться.
   – Был здесь ученый, разводил кошек для каких-то экспериментов, кажется, по фамилии Слоун. Доктор Слоун из отдела поведения животных. Однажды около дюжины его мурок сбежало. И знаете что? После этого их не видели. Исчезли. А вот это уже странно. Одна-две по крайней мере должны были бы появиться.
   – Может, они убежали, потому что здесь не было мышей? – предположил Кавакита.
   Смит словно бы не слышал его:
   – Кое-кто говорит, эта тварь вывелась из одного привезенного из Сибири яйца динозавра.
   – Понятно, – сказал Кавакита, пытаясь подавить усмешку. – По музею бродят динозавры.
   Смит пожал плечами:
   – Я просто пересказываю то, что слышал. Другие полагают, это что-то такое из могил, разграбляемых из года в год. Какой-то артефакт, над которым тяготеет проклятие. Вроде проклятия фараона Тутанхамона. И если хотите знать мое мнение, эти ребята получили по заслугам. Как это ни называй – археологией, антропологией или шаманологией, – для меня это просто разграбление могил. Могилы своих бабушек они не станут раскапывать, а чужие разоряют спокойно и забирают то, что там лежит. Я прав?
   – Полностью, – ответил Кавакита. – Но вы вроде бы говорили о том, что эти убийства были не первыми?
   Смит заговорщицки поглядел на Марго и Кавакиту.
   – Смотрите, если расскажете кому-то, что слышали это от меня, я буду все отрицать, но лет пять назад произошло нечто странное. – Старик помолчал, словно проверяя, какое впечатление производит его рассказ. – Был тут один хранитель, по имени Моррисси, Монтана или что-то наподобие. Он имел отношение к злосчастной экспедиции на Амазонку. К той самой, где все погибли. В общем, он просто-напросто исчез. Бесследно. Об этом стали шептаться. И вроде бы какой-то охранник подслушал разговор о том, что его тело нашли в подвале жутко изувеченным.
   – Понятно, – сказал Кавакита. – Думаете, его растерзал Музейный зверь?
   – Я ничего не думаю, – торопливо ответил Смит. – Рассказываю, что слышал, и только. Поверьте, я наслушался многого от многих людей.
   – А видел кто-нибудь, ну, эту тварь? – спросил Кавакита с вымученной улыбкой.
   – Да-да, видели. Несколько человек. Знаете старого Карла Коновера из слесарки? Он говорит, что видел ее три года назад. Пришел пораньше, чтобы закончить какую-то работу, и увидел ее, сидящую за углом в подвале.
   – Правда? – спросил Кавакита. – И как она выглядела?
   Кавакита пришел в недоумение.
   – Уокера? Я вроде бы его не знаю…
   Бейли Смит неожиданно захохотал, и Марго тоже не сдержала улыбки.
   – Грег, – сказала она, – он имеет в виду, что Коновер был пьян.
   – Понятно, – сухо произнес Кавакита.
   Все его хорошее настроение улетучилось. «Не любит шуток в свой адрес, – подумала Марго. – Хотя сам охотно подшучивает над другими».
   – Ну ладно, – с напускным оживлением сказал Кавакита. – Мне нужны кое-какие образцы.
   – Постой-постой! – запротестовала Марго, когда Кавакита положил свой список на перегородку.
   Старик просмотрел бумагу и взглянул на ученого:
   – Недели через две, устроит?

16

   Несколькими этажами выше лейтенант д’Агоста сидел на громадном, обитом кожей диване в кабинете хранителя. Довольно причмокнув, он забросил одну толстую ногу на другую и огляделся по сторонам. Пендергаст, увлеченный книгой с литографиями, сидел, откинувшись на спинку кресла, за одним из столов. Над его головой висела в вычурной золоченой раме большая картина Одюбона[5], изображающая брачный ритуал белых цапель. Стены были обшиты дубовыми панелями. Под самым потолком, покрытым прессованной жестью, висела изящная позолоченная люстра ручной работы. Один из углов просторной комнаты занимал камин из резного доломитового известняка. Старый Нью-Йорк, подумал д’Агоста. Шикарное место. Не такое, где курят дрянные сигары. И закурил.
   – Половина третьего уже прошла, Пендергаст, – сказал он, выдыхая голубой дым. – Как думаете, где Райт, черт бы его побрал?
   Агент ФБР пожал плечами.
   – Пытается на нас давить, – ответил он, переворачивая страницу.
   Д’Агоста с минуту глядел на него.
   – Музейное начальство, похоже, считает, что может заставить ждать кого угодно и сколько угодно, – сказал он наконец, наблюдая за реакцией собеседника. – Райт и его компания со вчерашнего утра обращаются с нами, как с людьми второго сорта.
   Пендергаст перевернул еще одну страницу.
   – Вот не знал, что в музее есть полное собрание этюдов «Форума» Пиранези[6], – пробормотал он.
   Д’Агоста мысленно усмехнулся: «Разговор у нас, наверное, будет интересным».
   После обеда он позвонил нескольким знакомым в ФБР. Оказалось, они слышали не только фамилию Пендергаст, но и кое-какие слухи о нем. Что он окончил с отличием какой-то английский университет – видимо, это было правдой. Что он служил во Вьетнаме офицером частей особого назначения, попал в плен и вышел пешком из джунглей, единственный выжил в камбоджийском лагере смерти – в этом д’Агоста слегка усомнился. Но тем не менее стал пересматривать свое мнение об этом лощеном южанине.
   Массивная дверь беззвучно открылась, вошел Райт, по пятам за ним следовал начальник охраны. Директор музея сел напротив агента ФБР.
   – Вы, я полагаю, Пендергаст, – со вздохом сказал он. – Давайте покончим с этим делом.
   Д’Агоста откинулся на спинку дивана, предвкушая развлечение.
   Наступило долгое молчание, Пендергаст перелистывал страницы. Райт заерзал.
   – Если вы заняты, – раздраженно сказал директор, – мы можем прийти в другое время.
   Лицо Пендергаста было скрыто за большой книгой.
   – Нет, – ответил он. – Сейчас самое время.
   И не спеша перевернул еще страницу, потом еще. Д’Агоста с удовольствием наблюдал, как директор краснеет.
   – Начальник охраны не нужен для этой беседы, – послышался голос из-за книги.
   – Мистер Ипполито участвует в расследовании…
   Над корешком книги внезапно появились глаза агента.
   – Расследованием руковожу я, доктор Райт, – спокойно сообщил Пендергаст. – И если мистер Ипполито будет столь любезен…
   Ипполито нервно глянул на Райта, и тот махнул рукой, отпуская его.
   – Послушайте, мистер Пендергаст, – заговорил Райт, когда дверь закрылась, – я руковожу музеем, и времени у меня немного. Надеюсь, наш разговор будет кратким.
   Пендергаст аккуратно положил раскрытую книгу на стол перед собой.
   – Я часто думал, – неторопливо произнес он, – что ранние вещи у Пиранези самые лучшие. Вы согласны?
   На лице Райта появилось изумленное выражение.
   – Не понимаю, – запинаясь, произнес он, – какое это имеет отношение к…
   – Последние его работы, конечно, интересны, но, на мой взгляд, слишком фантастичны, – продолжал Пендергаст.
   – Собственно говоря, – начал директор лекторским тоном, – я всегда думал…
   Книга захлопнулась со звуком, напоминающим выстрел.
   – Собственно говоря, доктор Райт, – заговорил Пендергаст строгим тоном, его изысканные манеры исчезли, – пора забыть о том, что вы всегда думали. Поиграем в небольшую игру. Я буду говорить, а вы – слушать. Понятно?
   Райт лишился дара речи. Лицо его от гнева пошло красными пятнами.
   – Мистер Пендергаст, я не потерплю подобного тона…
   Пендергаст перебил его:
   – На тот случай, если вы не видели заголовки в газетах, доктор Райт, сообщаю, что в руководимом вами музее за последние сорок восемь часов произошло три жестоких убийства. Три. Пресса предполагает, что совершил их некий свирепый зверь. Посещение музея после выходных сократилось вдвое. Сотрудники ваши, мягко говоря, очень расстроены. Потрудились вы сегодня пройтись по музею, доктор Райт? Прогулка эта оказалась бы познавательной. Ужас ощущается чуть ли не физически. Большинство людей, если только вообще покидают кабинеты, предпочитают ходить по двое, по трое. Технические служащие находят любой предлог, чтобы не спускаться в старый подвал. Однако вы ведете себя так, будто ничего не случилось. Поверьте, доктор Райт, случилось, и притом нечто ужасное.
   Пендергаст подался вперед и медленно сложил руки на книге. Было что-то столь зловещее в его неторопливости, столь холодное в его светлых глазах, что директор невольно отпрянул. Д’Агоста, сам того не сознавая, задержал дыхание. Агент ФБР продолжал:
   – Так вот, к этому делу возможны три подхода. Ваш, мой или фэбээровский. Пока что слишком явно превалировал ваш подход. Я заявляю, что полицейскому расследованию искусно чинились препятствия. На телефонные запросы отвечали слишком поздно либо не отвечали вовсе. Служащие оказывались либо заняты, либо их невозможно было найти. От тех, кто на месте – например, от мистера Ипполито, – толку мало. Вызванные люди задерживались. Этого вполне достаточно, чтобы возбудить подозрения. Нет, ваш подход неприемлем.
   Пендергаст подождал ответа. Его не последовало, и он снова заговорил:
   – Подход ФБР был бы таким: закрыть музей, приостановить работы, отменить выставки. Поверьте, это явилось бы очень скверной рекламой. И в конечном итоге обошлось бы слишком дорого как вам, так и налогоплательщикам. Мой подход несколько мягче. Если ничего больше не произойдет, пусть музей продолжает работать. Но я выдвигаю определенные условия. Во-первых, обеспечьте сотрудничество работников музея. Нам время от времени придется беседовать с вами и другими руководителями, при этом требуется полная откровенность. Кроме того, мне нужен список персонала. Нам нужно поговорить с каждым, кто находился или мог находиться неподалеку от мест преступления. Исключений быть не должно. Буду признателен, если вы позаботитесь об этом лично. Мы составим график, и каждый обязан будет явиться в назначенное время.
   – Но у нас две с половиной тысячи сотрудников… – заговорил Райт.
   – Во-вторых, – перебил его Пендергаст, – с завтрашнего дня мы ограничим доступ сотрудников в музей до конца расследования. Ради их же безопасности. По крайней мере, вы так скажете им.
   – Но здесь проводятся очень важные исследования, которые…
   – В-третьих, – Пендергаст наставил на директора три пальца, сложенные, будто ствол пистолета, – возможно, нам время от времени придется закрывать музей, частично или полностью. Иногда вход будет закрыт только для посетителей, иногда и для сотрудников. Не исключено, что без предупреждения.
   Райт вышел из себя:
   – Музей бывает закрыт лишь три дня в году: на Рождество, на Новый год, на День Благодарения. Это беспрецедентно. И произведет ужасное впечатление. – Он устремил на Пендергаста долгий оценивающий взгляд. – К тому же я не уверен, что вы имеете необходимые полномочия. Полагаю, нам следует…
   И умолк. Пендергаст поднял телефонную трубку.
   – Это еще зачем? – спросил директор музея.
   – Доктор Райт, наш разговор становится утомительным. Возможно, имеет смысл привлечь к нему министра юстиции.
   И агент ФБР начал набирать номер.
   – Погодите, – сказал Райт. – Можно же обо всем договориться самим.
   – Это зависит от вас, – заявил Пендергаст, перестав вращать телефонный диск.
   – Ради бога, положите трубку, – раздраженно попросил директор. – Конечно, мы будем сотрудничать с вами – в разумных пределах.
   – Отлично, – заключил Пендергаст. – А если в будущем вы сочтете что-нибудь неразумным, можно будет снова набрать этот номер.
   И мягко положил трубку.
   – Если мне предстоит сотрудничать с вами, – заговорил Райт, – думаю, я вправе быть в курсе расследования. Насколько мне известно, добились вы пока очень немногого.
   – Да, доктор, – ответил Пендергаст. Бросил взгляд на лежащие на столе бумаги. – Судя по вашим табельным часам, последний убитый, Джолли, погиб вчера вечером вскоре после половины одиннадцатого. Экспертиза это подтвердит. Он был, как вы уже знаете, изувечен так же, как и предыдущие жертвы. Погиб Джолли во время обхода, хотя лестница, возле которой нашли труп, находится в стороне от его маршрута. Возможно, он вышел туда на какой-то подозрительный шум. Возможно, покурить травки. Возле выхода во дворик обнаружен довольно свежий окурок сигареты с марихуаной. Мы, разумеется, исследуем тело на употребление наркотиков.
   – Разумеется, – сказал Райт. – А не обнаружили вы каких-нибудь особенностей? Что там по поводу дикого зверя? Вы…
   Пендергаст выставил руки ладонями вперед и дождался тишины.
   – Я предпочел бы не строить догадок, пока мы не обсудим имеющиеся улики с экспертами. Возможно, экспертами будут некоторые служащие музея. Официально нет никаких улик, свидетельствующих о том, что поблизости находилось какое бы то ни было животное. Тело найдено у подножия лестницы, хотя ясно, что нападение произошло недалеко от верхней площадки, потому что на ступенях обнаружены кровь и внутренности. Труп либо скатился, либо его сволокли вниз. Убедитесь сами, доктор Райт.
   Пендергаст вынул из ящика стола конверт, достал оттуда глянцевую фотографию и аккуратно положил на стол.
   – О господи, – произнес Райт, разглядывая ее. – Да поможет нам Небо.
   – Правая стена лестничного колодца забрызгана кровью, – сказал Пендергаст. – Вот снимок.
   Он протянул фотографию Райту, и тот быстро положил ее поверх первой.
   – Провести баллистический анализ брызг было несложно, – продолжал агент ФБР. – В данном случае это явно был сильный удар сверху вниз, мгновенно выпустивший внутренности жертве.
   Вложив фотографии обратно в конверт, Пендергаст взглянул на часы.
   – Лейтенант д’Агоста будет общаться с вами, дабы убедиться, что все идет, как мы условились, – сказал он. – И последний вопрос, доктор. Кто из хранителей лучше всех знает антропологические коллекции музея?
   Райт, казалось, не слышал. И наконец почти прошептал:
   – Доктор Фрок.
   – Отлично, – сказал Пендергаст. – Да, и вот что еще, доктор. Я вам уже сказал, что музей может оставаться открытым, если ничего больше не произойдет. Однако, если в этих стенах погибнет еще кто-то, музей будет закрыт немедленно. Я ничего не смогу поделать. Понятно?
   Через несколько долгих секунд Райт кивнул.
   – Превосходно, – подытожил Пендергаст. – Я осведомлен, доктор, о том, что открытие выставки «Суеверия» намечено на конец недели, а вечером в пятницу вы готовите большой предварительный осмотр. Хотелось бы, чтобы у вас все прошло гладко, но это будет зависеть от того, что обнаружим мы в течение ближайших суток. Не исключено, что осторожность потребует отложить торжественное открытие.
   Левое веко Райта начало подергиваться.
   – Это совершенно невозможно. Вся наша рекламная кампания пойдет насмарку. Разразится скандал.
   – Посмотрим, – ответил Пендергаст. – Теперь, если вопросов нет, полагаю, нам незачем больше вас задерживать.
   Побледневший Райт поднялся и, ни слова не говоря, чопорно вышел из комнаты.
   Когда дверь закрылась, д’Агоста усмехнулся:
   – Здорово вы отделали этого типа.
   – Что-что, лейтенант? – спросил Пендергаст, откинувшись на спинку кресла и с наслаждением взяв книгу.
   – Бросьте, Пендергаст, – сказал д’Агоста, с хитрецой глядя на агента ФБР. – Насколько я понимаю, когда нужно, вы можете забыть о благовоспитанности.
   Пендергаст с наивным видом посмотрел на полицейского.
   – Прошу прощения, лейтенант, за неподобающее поведение. Дело в том, что я терпеть не могу напыщенных бюрократов. И похоже, иногда становлюсь с ними очень резким. – Он раскрыл книгу. – Скверная привычка, но от нее очень трудно избавиться.

17

   Тероу отвернулся от окна и вздохнул. Он терпеть не мог Нью-Йорка, но приходилось выбирать: или мириться с этим мегаполисом и работать в одной из лучших генетических лабораторий страны, или жить в славном зеленом городке и работать на допотопном оборудовании. Пока что он предпочитал большой город, но терпение подходило к концу.
   Послышался негромкий гудок, затем мягкое шипение принтера. Появлялись результаты. Еще один негромкий гудок известил, что процесс печатания закончен. «Омега-9» – сверхмощный компьютер, стоивший три миллиона долларов, – затих полностью. Лишь несколько огоньков указывало на то, что в машине что-то происходит. Это была особая модель для программирования ДНК и установления соответствия генов. Именно ради нее Тероу поступил на работу в лабораторию полгода назад.
   Он достал бумагу из принтера и просмотрел. На первой странице была сводка результатов, за ней список нуклеиновых кислот, обнаруженных в образце. Дальше следовали столбцы букв, обозначавших наборы и совпадение целевой группы.
   Целевая группа в данном случае была необычной: большие кошки. Требовалось определить совпадение генов с азиатским тигром, ягуаром, леопардом, рысью. Тероу избрал гепарда, поскольку его генетика хорошо известна. Контрольной группой для проверки того, что процесс сличения генов точен, а образец полноценен, был взят, как обычно, Homo sapiens.
   Тероу пробежал глазами сводку.


   «Полная чушь», – подумал Тероу. Процент совпадения с контрольной группой гораздо больше, чем с целевой, – вопреки тому, что следовало ожидать. Четыре процента вероятности, что генетический материал взят от большой кошки, но тридцать три – что от человека.
   Тридцать три! Мало, но в пределах вероятного.
   Значит, нужно запросить для сравнения Генетическую лабораторию. Это огромная международная база данных – она содержит наборы ДНК и гены для сравнения тысяч организмов, от бактерии Escherichia coli до Homo sapiens. Сравнить эти данные с базой данных Генетической лаборатории, посмотреть, откуда эта ДНК. Похоже, от чего-то близкого к Homo sapiens. Недостаточно близко к человекообразной обезьяне, но, возможно, что-то вроде лемура.
   Любопытство Тероу усилилось. Он впервые сталкивался с тем, что лаборатория выполняет работы для управления полиции. «С чего они взяли, будто этот образец от большой кошки?» – подумал он.
   Результаты заняли восемьдесят больших страниц. Принтер отпечатал колонками опознанные нуклеиды с указаниями вида опознанных генов и неопознанных наборов. Тероу знал, что большинство наборов будет неопознано, потому что единственным организмом с полной генетической картой является Е. coli.


   Тероу просмотрел цифры, затем отнес бумагу на свой стол. Нажав несколько клавиш на своем компьютере, он мог получать информацию из тысяч баз данных. Если их нет у «Омеги-9», она автоматически включится в Интернет и найдет компьютер, в котором есть нужная информация.
   Разглядывая распечатку более внимательно, Тероу нахмурился. «Должно быть, испорченный образец, – подумал он. – Слишком много неопознанных ДНК».


   И перестал листать страницы, увидев нечто поистине странное: программа опознавала большое количество ДНК как принадлежащие животному, именуемому Hemidactylus turcicus. «Что это может быть?» – подумал Тероу. База данных биологической номенклатуры ответила:
   ОБЫЧНОЕ НАЗВАНИЕ: ТУРЕЦКИЙ ГЕККОН
   «Что?» – подумал Тероу и ввел команду: «Расширить».
   HEMIDACTYLUS TURCICUS: ТУРЕЦКИЙ ГЕККОН
   МЕСТО ПОЯВЛЕНИЯ: СЕВЕРНАЯ АФРИКА
   МЕСТА РАСПРОСТРАНЕНИЯ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ: ФЛОРИДА, БРАЗИЛИЯ, МАЛАЯ АЗИЯ, СЕВЕРНАЯ АФРИКА.
   СРЕДНЕЙ ВЕЛИЧИНЫ ЯЩЕРИЦА СЕМЕЙСТВА ГЕККОНОВ, GEKKONIDAE, ДРЕВЕСНАЯ, НОЧНАЯ, БЕЗ ПОДВИЖНЫХ ВЕК.
   Тероу отключил базу данных, хотя информация все еще поступала. ДНК ящерицы и ДНК человека в одном образце? Явная чушь. Но подобное случалось не впервые. Собственно говоря, компьютер винить невозможно. Процедура эта неточная, к тому же известны лишь очень малые доли наборов ДНК в любом организме.
   Он проглядел отпечатанный список. Меньше пятидесяти процентов наборов человеческие – очень низкая пропорция, если субъект являлся человеком, но не исключено, что образец оказался дефектным. А возможность примеси существует всегда. Случайная клетка или две могут испортить весь запуск. Эта последняя возможность казалась Тероу все более и более вероятной. «Чего вообще ждать от управления полиции? Не могут даже взять парня, который в открытую торгует наркотиками напротив дома, где я живу».
   Он продолжал просмотр. Подумал: «Постой, вот еще один длинный набор: Tarentola mauritanica». Включил базу данных. На экране появилась надпись:
   TARENTOLA MAURITANICA: СТЕННОЙ ГЕККОН.
   «Хватит с меня, – подумал Тероу. – Это какая-то шутка». Он взглянул на календарь: первое апреля приходилось на субботу.
   Тероу засмеялся: «Хорошая шутка. Очень, очень удачная. Вот уж не думал, что Бухгольц способен на такое. Ну и ладно, я тоже не лишен чувства юмора». И стал писать отчет.
   ОБРАЗЕЦ ЛА-33
   Вывод: образец окончательно определен
   как Homo gekkoniens, обычное название
   Человеко-геккон…
   Дописав отчет, Тероу сразу же отправил его наверх. И, все еще посмеиваясь, пошел выпить чашку кофе. Он гордился тем, что сумел достойно выйти из положения. И недоумевал, откуда Бухгольц мог взять геккона. Может, этих ящериц продают в зоомагазинах? Он представил себе, как Бухгольц смешивает клеточный материал от двух или трех гекконов с несколькими каплями собственной крови. Небось думал: «Посмотрим, к какому выводу придет наш новичок Тероу». Возвратясь из кафетерия, Тероу громко рассмеялся. Бухгольц ждал его в лаборатории, и он был совершенно серьезен.

18

Среда
   – Прошу вас, присаживайтесь, – сказал он Марго. – Спасибо, что пришли так быстро. Это ужасно, просто ужасно.
   – Несчастный охранник, – отозвалась она.
   Никто в музее ни о чем другом не говорил.
   – Охранник? – Фрок посмотрел на нее. – Да-да, настоящая трагедия. Но я вот о чем. – Он поднял лист бумаги. – Всевозможные новые правила. Очень неудобные. На сегодняшний день служащим разрешено находиться в здании только с десяти до пяти. Нельзя работать допоздна или по воскресеньям. В каждом отделе будет охрана. В отделе антропологии при приходе и уходе нужно будет расписываться. Просят всех постоянно иметь при себе удостоверения. Без них в музей никого не впустят и не выпустят.
   Пробежал глазами несколько строчек.
   – Посмотрим, что еще… а, да. По мере возможности старайтесь находиться в своей секции. И я должен запретить вам посещать изолированные места музея в одиночку. Если вам нужно пойти куда-то, идите вместе с кем-нибудь. Полиция будет расспрашивать каждого, кто работает в старом подвале. Вас вызовут в начале будущей недели. И в некоторые секции музея вход воспрещен.
   Фрок пододвинул памятную записку к Марго. Она увидела приложенный план этажа, закрашенные красным зоны, куда вход был запрещен.
   – Не беспокойтесь, – продолжал Фрок. – Я обратил внимание, что ваш кабинет находится не в запретной зоне, а рядом.
   «Замечательно, – подумала Марго. – Рядом с тем местом, где, возможно, прячется убийца».
   – Профессор Фрок, это, похоже, сложное мероприятие. Почему не закрыли весь музей?
   – Наверняка пытались, дорогая моя. Я уверен, что отговорил их от этого Уинстон. Если выставка «Суеверия» не откроется в срок, музею грозят крупные неприятности. – Фрок протянул руку за памятной запиской. – Будем считать, с этим покончено? Я хотел поговорить с вами о других делах.
   Марго кивнула. «Музею грозят крупные неприятности». Ей казалось, они уже начались. Ее соседка по кабинету вместе с половиной сотрудников сказалась больной. Те, кто вышел на работу, большую часть времени проводили у кофеварок или ксероксов, обмениваясь слухами и держась группами. Музейные залы практически пустовали. Приехавших в отпуск семей, школьников, крикливой детворы – обычных посетителей – было очень немного. Теперь музей привлекал главным образом неприятных зевак.
   – Удалось ли вам раздобыть растения, необходимые для написания следующей главы? – спросил Фрок. – Я подумал, для нас обоих было бы полезно пропустить их через экстраполятор.
   Зазвонил телефон.
   – Черт возьми, – выругался Фрок, поднимая трубку. – Да?
   Наступило долгое молчание.
   – Это необходимо? – спросил ученый. – Пауза. – Ну, раз вы так настаиваете, – завершил он разговор и со вздохом положил трубку. – Власти хотят, чтобы я спустился в подвал. Бог весть зачем. Понадобился некоему Пендергасту. Не отвезете меня туда? По дороге можно поговорить.
   В лифте Марго вернулась к прерванному разговору:
   – Я сумела взять несколько образцов в гербарии, правда, меньше, чем хотелось бы. Но я не понимаю. Вы предлагаете пропустить их через ЭГН?
   – Вот именно, – ответил Фрок. – Это зависит от состояния растений, разумеется. Есть там пригодный материал?
   ЭГН – экстраполятор генетических наборов, программа, которую разрабатывали Фрок и Кавакита для анализа генных «отпечатков».
   – Растения большей частью в хорошем состоянии, – ответила Марго. – Но, доктор Фрок, чем тут может быть полезен экстраполятор?
   «Наверное, я завидую Каваките? – подумала она. – Потому и возражаю?»
   – Дорогая Марго, все получается как по заказу! – воскликнул Фрок, от волнения назвав ее по имени. – Проиграть эволюцию заново нельзя. Но можно сымитировать на компьютере! Возможно, эти растения генетически близки к тем, которые классифицировали шаманы кирибуту. Разве это не будет интересным дополнением к вашей диссертации?
   – Я не думала об этом, – ответила Марго.
   – Мы сейчас проводим опытную эксплуатацию, это как раз то, что нам нужно, – пылко продолжал Фрок. – Почему бы вам не поговорить с Кавакитой о совместной работе?
   Марго кивнула. Но при этом подумала, что Кавакита не захочет делиться своей славой – и даже своей аппаратурой – ни с кем.
   Двери лифта открылись. Прямо возле них был устроен контрольно-пропускной пункт, где дежурили двое вооруженных полицейских.
   – Вы доктор Фрок? – спросил один.
   – Да, – раздраженно подтвердил ученый.
   – Поезжайте за нами, пожалуйста.
   Марго провезла Фрока по коридорам, и наконец они оказались у второго пропускного пункта. По ту сторону барьера стояли еще двое полицейских и высокий худощавый мужчина в черном костюме, с тщательно зачесанными назад белокурыми волосами. Когда полицейский отодвинул барьер, он шагнул к коляске.
   – Вы, очевидно, доктор Фрок, – начал он. – Спасибо, что спустились. Я, как и сказал вам, дожидался еще одного человека, поэтому не смог лично пригласить вас. Если бы знал, – он указал подбородком на коляску, – ни за что не обратился бы с такой просьбой. Специальный агент Пендергаст.
   Он протянул руку для пожатия.
   «Любопытный акцент, – подумала Марго. – Алабамский? Он не похож на агента ФБР».
   – Ничего, – сказал Фрок, смягчившись. – Это моя помощница, мисс Грин.
   Марго пожала прохладную руку Пендергаста.
   – Познакомиться с таким ученым, как вы, большая честь, – продолжал Пендергаст. – Надеюсь, мне удастся прочесть вашу последнюю книгу.
   – Благодарю, – кивнул Фрок.
   – В ней вы прилагаете задачу о разорении игрока в качестве иллюстрации к своей теории эволюции? Я считаю, она прекрасно подкрепляет вашу гипотезу, а то, что самые общие рассуждения подаются в увлекательной форме, лишь усиливает воздействие на читателя.
   Фрок распрямился в инвалидной коляске:
   – Знаете, я собираюсь сделать несколько ссылок на нее в следующей книге.
   Пендергаст кивнул полицейским, которые поставили барьер на место.
   – Нам необходима ваша помощь, доктор Фрок. – Агент понизил голос.
   – Пожалуйста, – дружелюбно ответил ученый.
   Марго поразилась тому, как быстро Пендергаст добился его сотрудничества.
   – Прежде всего я должен попросить, чтобы наш разговор пока что оставался между нами, – сказал агент ФБР. – Могу я получить от вас такое заверение? И от мисс Грин?
   – Конечно, – сказал Фрок.
   Марго кивнула.
   Пендергаст указал одному из полицейских на большую пластиковую сумку с надписью «УЛИКИ», тот подал ее. Пендергаст достал оттуда маленький темный предмет и подал Фроку.
   – В руках у вас, – произнес он, – латексный слепок когтя, обнаруженного в теле одного из убитых детей.
   Марго подалась вперед, чтобы рассмотреть получше. Слепок был длиной с дюйм, может, чуть поменьше, изогнутый, зазубренный.
   – Коготь? – переспросил Фрок, разглядывая его. – Очень необычный. На мой взгляд, это подделка.
   Пендергаст улыбнулся:
   – Доктор, мы не сумели установить его происхождение. Но я не уверен, что это подделка. В корневом канале когтя мы обнаружили какое-то вещество, сейчас оно исследуется на ДНК. Результатов пока нет, исследования продолжаются.
   Фрок приподнял брови:
   – Любопытно.
   – Теперь вот что, – сказал Пендергаст, достав из сумки предмет значительно крупнее. – Это реконструкция орудия, которым был убит ребенок.
   И подал его Фроку.
   Марго посмотрела на слепок с отвращением. На одном конце латекс был пупырчатым, неровным, но детали просматривались ясно и четко. Оканчивался он изогнутыми когтями: центральным большим и по бокам более короткими.
   – Господи! – произнес Фрок. – Похоже на лапу ящерицы.
   – Ящерицы? – с сомнением повторил Пендергаст.
   – Дино-ящерицы, – ответил ученый. – Я бы сказал, типичная, похожая на птичью конечность, с одной лишь разницей. Посмотрите. Центральный коготь чрезмерно утолщен, а два других слишком маленькие.
   Пендергаст с легким удивлением приподнял брови.
   – Дело в том, сэр, – неторопливо произнес он, – что мы думали о большой кошке или другом плотоядном млекопитающем.
   – Но вам наверняка известно, мистер Пендергаст, что у всех млекопитающих хищников пять пальцев.
   – Конечно, доктор, – сказал агент ФБР. – Если позволите, я хотел бы посвятить вас в наши догадки.
   – Разумеется, – ответил Фрок.
   – Есть предположение, что преступник использовал это, – Пендергаст приподнял слепок лапы, – как орудие убийства. То, что я держу в руке, как нам показалось, может быть копией какого-то артефакта, изготовленного примитивным племенем из лапы ягуара или льва. Возможно, это артефакт, давно приобретенный музеем и затем похищенный.
   Фрок постепенно опускал голову, пока подбородком не коснулся груди. Стояла тишина, нарушаемая лишь шагами полицейских у барьера. Наконец ученый заговорил:
   – А убитый охранник? Есть в его ранах следы сломанного или отсутствующего когтя?
   – Хороший вопрос, – сказал Пендергаст. – Посмотрите сами.
   Он достал из сумки большую латексную пластину, длинный прямоугольник с тремя зазубренными выступами посредине.
   – Слепок одной из ран охранника в брюшной полости, – объяснил агент ФБР.
   Марго содрогнулась. Вид у пластины был ужасный.
   Фрок пристально вгляделся в зазубрины:
   – Проникновение, видимо, было очень глубоким. Но в ране нет признаков сломанного когтя. Стало быть, вы предполагаете, что убийца пользовался двумя такими артефактами?
   Пендергаст несколько смутился, однако кивнул. Фрок снова опустил голову. Молчание длилось несколько минут.
   – Вот еще что, – внезапно громко заговорил ученый. – Вы обратили внимание, что следы когтей слегка сходятся? Что вверху расстояние между ними шире, чем внизу?
   – И что? – произнес Пендергаст.
   – Словно пальцы сжимались. Это указывает на гибкость орудия.
   – Согласен, – сказал агент ФБР. – Однако человеческая плоть довольно мягка и легко деформируется. По этим слепкам можно установить очень немногое. – Он помолчал. – Доктор Фрок, не исчезал ли из коллекции какой-нибудь артефакт, способный нанести такие раны?
   – В коллекции нет такого артефакта, – сообщил ученый с легкой улыбкой. – А у существующих животных, которых я изучал, нет таких лап. У этого когтя коническая форма, глубокий, полностью скрытый корень. Вы видите, как он сужается к концу почти до правильной трехгранной пирамиды? Это встречается только у двух разновидностей фауны: динозавров и птиц. Потому-то некоторые биологи, занимающиеся эволюцией, считают, что птицы произошли от динозавров. Я бы сказал, что это птичий коготь, но он слишком велик. Следовательно, он принадлежал динозавру.
   Ученый положил латексный коготь на колени и снова поднял взгляд.
   – Конечно, умный человек, знакомый с морфологией динозавров, мог бы изготовить такой коготь и использовать его как орудие убийства. Думаю, вы проверяли, действительно ли обломок, с которого сделана эта копия, состоит из настоящего биологического материала, например из кератина, а не отлит или выточен из неорганического вещества?
   – Да, доктор. Коготь настоящий.
   – Вы уверены, что ДНК его настоящая, а не от крови и плоти жертвы?
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →