Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Человек, который выкуривает пачку сигарет в день, выпивает пол-чашки смолы в год.

Еще   [X]

 0 

Билет в газовую камеру (Чейз Джеймс)

Мастер детективной интриги, король неожиданных сюжетных поворотов, потрясающий знаток человеческих душ, эксперт самых хитроумных полицейских уловок и даже… тонкий ценитель экзотической кухни. Пожалуй, набора этих достоинств с лихвой хватило бы на добрый десяток авторов детективных историй. Но самое поразительное заключается в том, что все эти качества характеризуют одного замечательного писателя. Первые же страницы знаменитого романа «Билет в газовую камеру» послужат пропуском в мир, полный невероятных приключений и страшных тайн – мир книг Джеймса Хедли Чейза, в котором никому еще не было скучно.

Год издания: 2001

Цена: 89.9 руб.



С книгой «Билет в газовую камеру» также читают:

Предпросмотр книги «Билет в газовую камеру»

Билет в газовую камеру

   Мастер детективной интриги, король неожиданных сюжетных поворотов, потрясающий знаток человеческих душ, эксперт самых хитроумных полицейских уловок и даже… тонкий ценитель экзотической кухни. Пожалуй, набора этих достоинств с лихвой хватило бы на добрый десяток авторов детективных историй. Но самое поразительное заключается в том, что все эти качества характеризуют одного замечательного писателя. Первые же страницы знаменитого романа «Билет в газовую камеру» послужат пропуском в мир, полный невероятных приключений и страшных тайн – мир книг Джеймса Хедли Чейза, в котором никому еще не было скучно.


Джеймс Хэдли Чейз Билет в газовую камеру

Глава 1
Последнее слово кандидата в газовую камеру

   – Парни, кто к нам пришел! – заорал он. – Король сенсаций удостоил нас своим визитом!
   Берни Гудсон – нормальный парень, но в голове его сплошная каша. Так что не стоило обращать внимания на эти слова. Лениво махнув рукой, я заказал себе виски.
   – Привет, парни, – сказал я. – Держу пари, что ваше веселое настроение скоро изменится.
   Эти слова были для них, словно холодный душ на головы, и все с неодобрением уставились на меня. Гудсон ткнул пальцем мне в грудь – жест, который я терпеть не могу. Тем не менее я промолчал.
   – Послушай, парень, – сказал он, пристально глядя мне в лицо. – Сюда пропускают только по специальному приглашению. Так что будь человеком и убирайся.
   Я отхлебнул виски и продемонстрировал пригласительный билет.
   – О'кей, парни, я не только ваш друг, но даже коллега, – миролюбиво сказал я. – Так что буду с вами до конца.
   Хаммершмидт из «Глобуса» сдвинул шляпу на затылок.
   – А чего это ты заявился сюда так рано? – с подозрением спросил он, напрягая голосовые связки. – Или, как всегда, рассчитываешь на свое везение?
   – Почему бы и нет, – безмятежно ответил я. – Ты груб, но попал в самую точку. Лучше явиться раньше, чем позже, как сказала одна знакомая стюардесса.
   Гудсон поставил бокал на стойку и посмотрел на часы.
   – Все начнется в 12.00, – сказал он.
   Хаммершмидт так сжал свой бокал, что тот треснул в его руках. Я задумчиво посмотрел на него.
   – Не поранился?
   – Обошлось, – буркнул он.
   – Не надо волноваться, – я не сводил с него взгляда.
   Он выдержал мой взгляд. Взяв со стойки пачку соломки, вытащил горсть. Ребята внимательно наблюдали за нами. Хаммершмидт покраснел. Он разломал соломку на две половинки, и одну из них укоротил на наших глазах; сломал еще несколько штук, зажал в кулаке, выровнял и протянул нам.
   Первым тянул Гудсон, но ему досталась не самая короткая. Потом жребий тащили еще трое, но с тем же успехом. Наступила моя очередь, ну и, конечно, короткая была у меня. Я отбросил ее в сторону. Все смотрели удивленно.
   – Везунок, как всегда, – буркнул Гудсон.
   – Кому-то же должна приходить удача, – сказал я. – Не беспокойся, ты обо всем узнаешь.
   11.20. Можно было еще упиться до чертиков, и все пили с таким пылом, словно умирать сегодня именно им.
   На улице дожидались три машины, готовые отвезти нас в тюрьму. Гудсон и Хаммершмидт устроились в одной из них, и я составил им компанию.
   – Ник, чего ради ты заинтересовался этим делом? – спросил Гудсон, едва машина тронулась с места.
   – А почему бы и нет? – Я пожал плечами. – Дело Бесси вызвало много шума, не так ли? – Я усмехнулся. Гудсон – смышленый парень, но меня ему не провести. – Я подумал, что неплохо будет повидать осужденного. Во всяком случае, смерть в газовой камере – этого я еще не видел.
   – Ты думаешь, Бесси виновен? – с напускным равнодушием спросил Гудсон.
   – А то, – снова усмехнулся я.
   – Послушай, если за этим что-то кроется, ты скажи; я должен быть в курсе. Я ведь всегда делился с тобой информацией. Я надеюсь…
   – Не надо, – сухо сказал я. – Откуда, черт возьми, я знаю, его это рук дело или нет? Суд присяжных обвинил именно его, не так ли?
   – Меня не интересует мнение суда присяжных!
   – Вот бы никогда не подумал!
   – О'кей, друг, – криво усмехнулся Гудсон. – Подождем, пока тебе что-нибудь понадобится.
   Мы прибыли к зданию тюрьмы в 11.40. У ворот была небольшая толпа. Мы вышли из машины, подняв в знак приветствия руки. Ворота открылись в 11.45.
   Пара копов внимательно осмотрела наши карточки и пропустила вовнутрь. После казни Шнайдера, полиция опасалась, как бы вновь кто-нибудь не передал осужденному оружие и тот не устроил потасовку. Копы понимали, что это все равно бесполезно, но тщательно обыскивали всех. Мы остановились в тюремном дворике, не зная, куда идти дальше. Вышел провожатый, и мы гуськом прошли в серое мрачное здание. Мне показалось, что осужденные на смерть преступники – мы сами. Пройдя коридором с низким потолком, мы вновь оказались во дворике. «Дом смерти» находился на дальнем конце тюремной территории. Нервно поеживаясь, мы увидели катафалк, который стоял перед этим зданием. Оно имело два входа: один вел в коридор, в конце которого находилась газовая камера, другой – в каморку, где сейчас находился Бесси.
   «Дом смерти» стоял особняком. Мы шли к нему.
   – Кто из вас будет присутствовать на последнем слове? – спросил охранник.
   Я поднял руку.
   – О'кей, ждите здесь.
   Остальные направились в коридор и стали с любопытством рассматривать газовую камеру. Гудсон прошел мимо меня последним и успел шепнуть:
   – Держи себя в руках, приятель.
   Я попытался беззаботно улыбнуться, но с удивлением обнаружил, что мышцы лица словно одеревенели. Нервы действительно были напряжены до предела.
   Газовая камера представляла собой восьмиугольник с окнами на семь сторон. Узкий коридор, где находились свидетели, был не более четырех футов в ширину. Из камеры выходила высокая стальная труба, посредством которой после казни камера проветривалась.
   Я глянул сквозь окно в газовую камеру. Там ничего не было, за исключением стула с высокой спинкой и ремнями. Снизу подходили трубы, по которым подавался газ. Я дернулся; все дрожало внутри, словно это меня должны были вскоре посадить на этот стул. Через окно были видны другие окна и коллеги, которые с любопытством рассматривали внутренности камеры. Они помахали мне рукой, и я автоматически ответил. Наверное, мы все были стаей обезьян.
   Пришло время свидания с Бесси. Он сидел в камере и курил сигарету. На нем были лишь трусы. Я вопросительно глянул на охранника.
   – Зачем вы его раздели?
   – Мы всегда так делаем. Газ скапливается в складках одежды и очень долго выветривается.
   – А если осужденные – женщины?
   Тот нервно усмехнулся. Вероятно, он тоже нервничал.
   – Их это уже не волнует.
   Бесси был рослым парнем с тяжелым лицом, на котором словно навечно застыла печаль. Заведомо считая его преступником, я нашел, что он очень похож на такового. Он был мрачен, но никаких признаков страха я не заметил. Капеллан, находящийся в камере, бормотал молитвы. Бесси изредка поглядывал на него, облизывая губы. По всему было видно, что ему чертовски надоело бормотание капеллана.
   Я вздрогнул от неожиданности, услышав за спиной шаги. Это пришел начальник тюрьмы. Он был бледен и избегал моего взгляда.
   – О'кей, – сказал он охраннику.
   Тот отпер дверь камеры и распахнул ее. Бесси посмотрел сначала на них, потом на меня. Тут уже я, в свою очередь, старательно избегал его взгляда. Но потом мне стало совестно, и я подумал, что надо же подбодрить парня. Я подмигнул. Это был глупый поступок с моей стороны, но надо же было показать, что я сочувствую ему.
   Охранник дотронулся до плеча Бесси, и тот встал. Только сейчас я заметил, что он в наручниках. Торопясь и запинаясь, начальник тюрьмы прочел приговор и в заключение хрипло спросил:
   – Какое ваше последнее слово?
   Это было как раз то, ради чего я сюда и явился. Я сделал шаг вперед. Бесси пристально глянул мне в глаза.
   – Хорошо. Я скажу… Это не моих рук дело. – Голос его звучал ровно и спокойно. Охранник попытался взять его за руку, но он отступил на шаг, не отрывая от меня взгляда. – Раскрути это дело, Мейсон. Это все Лу Спенсер. Найди его… Лу… Ты слышишь?
   Его провели в газовую камеру, усадили на стул и привязали ремнями. Я хотел было записать его слова, чтобы потом показать другим, но почему-то передумал. Через пару минут Бесси уже был надежно привязан к стальному стулу. Он глянул в мою сторону, и я кивнул, пытаясь уверить самого себя, что сделаю все, что в моих силах.
   Полицейский принес газовые баллоны и присоединил их к трубам. Начальник тюрьмы еще раз проверил надежность ремней, и они направились к двери.
   – Это быстро, – сказал начальник, не глядя на Бесси.
   Стальная дверь захлопнулась, и смертник остался один. Мы видели его через окошки. Прошло секунд десять, но мне они показались годами. Я чувствовал, как бешено бьется сердце. Бесси поднял голову, обведя взглядом окна. До него словно только сейчас дошел весь трагизм его положения. Начальник тюрьмы крутнул рукоятку, которая, очевидно, открывала газовые баллоны. На Бесси я не смотрел – мой взгляд был прикован к руке начальника тюрьмы.
   Потом я глянул в камеру. Газ наполнял ее, поднимаясь из-под стула белым туманом. Газ проник в ноздри Бесси, и парень дернулся, напрягая мышцы. Неожиданно он закричал. Из камеры не доносилось ни звука, но по его искаженному лицу и открытому рту, я понял, что он кричит. Потом голова его безвольно опустилась, тело дернулось в последний раз, и осужденный повис на ремнях. Начальник крутнул другую ручку. Пришел полицейский врач с белым листком бумаги и секундомером.
   – Тридцать секунд… Сорок… Пятьдесят… – Врач знаком показал, что можно открыть дверь.
   Я почувствовал, как к горлу подкатывает какой-то комок.
   – Он мертв, – услышал я слова врача, словно доносящиеся издалека.
   – Ну и что он сказал? – Гудсон подошел ко мне и взял за руку.
   Я пожал плечами.
   – Совесть у тебя есть? Ведь я никогда ничего от тебя не скрывал.
   – Ха! – рявкнул Хаммершмидт. – Этот тип не хочет помочь нам!
   – Он сказал: «О'кей, парень. Это не моих рук дело». Точка.
   Все с подозрением уставились на меня.
   – И все? – разочарованно протянул Гудсон. – Он в самом деле больше ничего не сказал?
   Я покачал головой.
   – Это все.
   Все пошли звонить в редакции. Ко мне подошел начальник тюрьмы.
   – Я бы не принимал всерьез его слова насчет Спенсера, – сказал он тихо.
   – Вы не верите последним словам? – с надеждой спросил я.
   Он покачал головой: то ли утвердительно, то ли нет.
   – И все же я забыл бы об этом.
   Я надвинул шляпу на глаза.
   – Вы слышали о парне с деревянной ногой, который играл в теннис?
   Он кивнул.
   – Да.
   – Я тоже считал, что это фантастика…

Глава 2
Ник Мейсон начинает расследование, как завещал казненный

   В полицейском управлении я зашел прежде всего в комнату для прессы. Я надеялся застать здесь одного моего знакомого, у которого собирался кое-что узнать. Четверо репортеров играли в карты. Я огляделся и заметил в дальнем углу, на диване, Эдди Мо. Судя по всему, он спал. Это был самый уродливый парень, которого я когда-либо встречал. Невысокого роста, вечно грязные волосы ниспадают на плечи, полностью закрывая уши. При его рождении акушерка, принимавшая роды, скорее всего стала заикой от испуга. Но чего ему было не занимать, так это острого ума и наблюдательности.
   Я придвинул стул, уселся и потряс его за плечо. Открыв глаза, он недовольно заворчал.
   – Неужели нельзя было подождать, пока я проснусь?
   – Извини, – с раскаянием произнес я. – Есть разговор.
   – Ага! – Эдди пригладил волосы. – Держу пари, ты вновь будешь эксплуатировать мои мозги.
   Я покачал головой.
   – Не сейчас. Мне нужно знать лишь твое мнение по интересующему меня вопросу.
   Он закрыл глаза.
   – Они уже казнили Бесси?
   – Да, – растерянно сказал я.
   – И что же тебя вдруг встревожило? – спросил он, по-прежнему не открывая глаз.
   – Откуда ты знаешь, что я встревожен?
   Когда Эдди улыбается, это зрелище не для слабонервных.
   – И все же?
   – Послушай, Мо, – я пытался говорить спокойно. – Это я пришел сюда задать тебе несколько вопросов, а не наоборот.
   Он открыл глаза.
   – И что же тебя интересует, брат? Что-нибудь, связанное с казненным?
   Я закурил и некоторое время молчал.
   – Мне почему-то кажется, что Бесси непричастен к этому делу.
   – Гениальная догадка! – Эдди застонал, открыв глаза.
   – Этот Ричмонд… – Я тщательно обдумывал каждое слово. – По-моему, у него было гораздо больше врагов, чем один несчастный Бесси.
   – У него было больше врагов, чем у кого бы то ни было. И негодяй Ричмонд получил по заслугам.
   – Был еще один свидетель – женщина, не так ли? Но ее почему-то не стали слушать.
   Эдди равнодушно пожал плечами.
   – Там было много женщин, – сказал он. – У парня было женщин, как волос на голове.
   – Как ее звали? – настаивал я.
   Эдди поднял глаза к потолку.
   – Послушай, Ричмонд мертв, Бесси мертв. Оба они были мерзавцами… Ни к чему ворошить старое. Выброси все из головы.
   – Черт возьми, почему все хотят поскорее забыть об этом деле? Что-то здесь не так. Послушай, Мо, кое-что известно тебе, кое-что мне. Поехали, поговорим.
   Эдди покачал головой.
   – Хочу спать! Как только ты перестанешь донимать меня глупыми вопросами, я тут же усну…
   – У меня дома случайно сохранилась непочатая бутылка отличного виски.
   Эдди резво вскочил на ноги.
   – Сразу надо было об этом сказать! – рявкнул он. – Где моя шляпа?
   По дороге Эдди болтал о футболе. Он совершенно не разбирался в нем, но любил делать вид, будто знает обо всем на свете. Я не мешал ему болтать, думая о предстоящем деле.
   Дома я усадил его в кресло, поставил бокалы и бутылку виски.
   – Прежде чем мы напьемся, Мо, – начал я, – открою тебе карты. Я очень хочу, чтобы ты мне помог.
   Эдди усмехнулся, но ничего не сказал.
   – Мне обещали десять грандов, если я разберусь в деле Бесси.
   – Как это? – резко сказал Эдди. – Кто обещал тебе деньги?
   Я развел руками.
   – Пока это секрет. Но десять тысяч – большие деньги. Да я уже и сам догадываюсь, что в деле Бесси что-то не так. Очень уж все это смахивает на инсценировку: кто-то подставил Бесси.
   Эдди встревожился.
   – Лучше брось ты все это, Ник, – сказал он серьезно. – Можешь нажить такие неприятности на свою задницу…
   – Давай забудем про анатомию. Расскажи все, что ты знаешь.
   Он на мгновение задумался.
   – Ларри Ричмонд был президентом «Маккензи Корпорейшн», – медленно начал он, не сводя с меня немигающих глаз. – Акции компании имеются у многих. Сам понимаешь, эти люди не чета нам – у них солидный вес в экономике.
   Я наклонился вперед и подлил ему еще порцию виски. Он расценил этот жест по-своему.
   – Не лезь в эту грязь, Ник! Закроем тему и…
   – Продолжай.
   – Странностей здесь хватает. Ричмонд лично вел дела, продавая акции. Кстати сказать, они никогда не были в свободной продаже. Ну, а уж что за птица был Ричмонд, тебе не надо говорить. Пара слов на великосветском рауте, слушок на бирже… якобы из его уст. Купились многие. Его акции хорошо шли. – Он замолчал, оценивающим взглядом измеряя количество виски. – И если теперь, после смерти Ричмонда, всплывет что-то, в любом случае это будет весьма неприятное известие для держателей акций.
   Я не торопил его. Для меня это действительно было новостью, но я предпочитал помалкивать.
   Эдди наконец оторвал взгляд от бутылки виски и глянул мне в глаза.
   – Даже мой босс имеет акции «Маккензи Корпорейшн». А раз так, мне не надо говорить о его реакции на развитие событий. Ха! Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться – эта фирма занимается грязными делишками. Но, поскольку все получали на лапу, и, заметь, не слабо, каждый боялся лишний раз поинтересоваться, откуда все это берется.
   – А поконкретнее?
   – Увы… – Эдди пожал плечами. – В том-то и дело, что одни догадки и предположения.
   – Бесси как-то был связан со всем этим?
   – Это уж точно. Он многим не нравился. Но! Ричмонду он нравился, а это о многом говорит. Но скорее всего он где-то сказал не то, что следует. На его беду, он слишком много знал о тайных делишках фирмы. А раз так – почему бы не сделать его козлом отпущения, обвинив в реальных и нереальных грехах? На него повесили убийство, и он не смог от этого откреститься. Сейчас Бесси нет, так что забудь о нем.
   – А кто такой Лу Спенсер?
   Эдди бросил на меня настороженный взгляд.
   – Спенсер был правой рукой Ричмонда. Прежде всех именно его взяли за убийство Ричмонда.
   – Так это Лу убил Ричмонда?
   Эдди побледнел.
   – Я бы не утверждал это на все сто процентов, но…
   – О'кей, – перебил я. – Ты дал мне исчерпывающую информацию. Благодарю.
   – Надеюсь, ты не будешь искать приключений на свою голову? – Эдди поднялся.
   Но по его глазам я понял, что он боится за меня.
   – Может быть, займемся расследованием вместе? – предложил я. – Гонорар пополам. Да, кстати, поговаривали, что Ричмонд отбил у Бесси девушку, и тот убил его из ревности.
   – Был такой слушок, – кивнул Эдди.
   – И кто она?
   Мо задумался.
   – Француженка. Проститутка. Ее куда-то спрятали, чтобы присяжные не вызвали ее в суд в качестве свидетеля. Но до этого дело не дошло. Блонди так никто и не вызывал.
   – Она профессиональная проститутка?
   – Разумеется… Бесси любил девиц подобного разряда.
   – Не помешает повидать ее, – сказал я. – Это может оказаться полезным.
   – Я не знаю, где она живет, но по ночам она часто бывает в «Хоч-баре».
   Похлопав его по спине, я толкнул Эдди в направлении двери. Уже на пороге он остановился.
   – О'кей, парень, я ухожу. Но все же скажи, кто мог предложить тебе десять грандов?
   – Моя тетя Белла.
   – Ты имеешь в виду дочь тети Фанни?
   Вытолкав его, я запер дверь, вытащил из бара еще одну бутылку виски и прошел в спальню. Выпив почти четверть бутылки, я медленно разделся и лег, размышляя, с чего начать. Меня не очень беспокоила финансовая сторона дела, и времени у меня было более чем достаточно. Я зарабатывал на жизнь тем, что писал статьи на всевозможные темы и рассылал по редакциям. Редакторам моя писанина нравилась, и я получал приличные гонорары. Квартира у меня достаточно удобная, а денег хватает на то, чтобы пить двадцать четыре часа в сутки. Допустим, я начну расследование, и об этом пронюхают. Маккензи или еще кто-нибудь. Наверняка кто-то предупредит меня… но все же я рискую нарваться на большие неприятности и многое потерять. Да, невеселые перспективы. Я закурил сигарету, подлил виски в бокал и поставил на столик рядом с кроватью. И в этот момент раздался телефонный звонок. Ничего себе! Я глянул на часы. Половина третьего. Кто бы это мог быть?
   – Да?
   – Ник Мейсон?
   Услышав твердый металлический голос, принадлежащий, как ни странно, женщине, я сел. Рука сама собой потянулась за бокалом, чтобы подкрепиться. Я не мог не узнать этот голос. Четыре дня назад эта женщина позвонила мне. Не называя себя, предложила мне побывать на казни Бесси, чтобы услышать его последнее слово. Чтобы я не подумал о том, что она разыгрывает меня, тут же пообещала заплатить десять тысяч долларов. Она повесила трубку, едва я попытался узнать, кто она.
   Я был донельзя заинтригован. И вот сейчас таинственная незнакомка вновь звонит мне. Я безошибочно узнал ее твердый звонкий голос.
   – Да, это я, беби.
   – Вы ходили?
   – Разумеется.
   – И…
   – Он умер. Я слышал его последние слова: «Это сделал Лу Спенсер».
   Незнакомка тяжело вздохнула.
   – Он так и сказал?
   – Да… Но послушайте! Какое это имеет отношение к вам?
   – Я послала вам пять тысяч долларов. Когда узнаете все об этом деле и напишете статью, получите остальные пять тысяч.
   Я испугался, что она вновь повесит трубку и торопливо сказал:
   – Я начал расследование… Здесь много неясностей.
   В трубке молчание.
   – Алло, вы слушаете?! – с тревогой закричал я.
   – Да. Я надеялась, что вы приложите все силы, чтобы докопаться до истины, но сейчас вижу, что ошиблась.
   – Может быть, мы встретимся и обговорим некоторые детали? Это серьезное дело, беби. Тут замешаны очень большие люди.
   – Думаю, вы разберетесь в этом и без меня. – В трубке послышались короткие гудки.
   Положив трубку и глядя в потолок, я нашел в адрес пропавшей собеседницы по крайней мере десяток очаровательных эпитетов. Да, она знала, к кому обратиться. Я начну раскручивать это дело, так как люблю совать нос в чужие дела, в особенности если они дурно пахнут, а еще лучше – воняют. Я погасил свет. В темноте всегда думается лучше.
   Итак, с чего начать? Есть несколько нитей. Необходимо познакомиться с держателями акций «Маккензи». Потом попытаться узнать побольше о самой фирме. Поискать Лу Спенсера. Эдди умный парень, и я надеялся, что он поможет мне, если я не буду втягивать его в неприятности. Потом еще Блонди. Нужно познакомиться с ней. Во всяком случае, блондинки – моя слабость. Да, программа обширная!
   С удовлетворением подумав об этом, я уснул.

Глава 3
Загадочная незнакомка в черном

   Соскользнув с постели, я подошел к двери. Открыв ее, я увидел посыльного. Он молча протянул мне конверт. Я взял его, расписался в получении и вздохнул. Посыльный не собирался уходить. До меня не сразу дошло, что он ждет на чай. Надеяться на это может только сумасшедший. Мысленно я пожелал ему на обратной дороге свалиться с лестницы и свернуть шею. Я сделал попытку осторожно прикрыть дверь.
   – Что-то ваша пижама сильно помята.
   Бедняга сделал попытку заговорить мне зубы и проскользнуть в коридор. Ха, он до сих пор надеется что-то получить от меня! Толчок в грудь вернул его на лестничную клетку. Я захлопнул дверь перед его носом и прошел в спальню, мимоходом глянув в зеркало. Посыльный был прав: пижама в самом деле выглядела ужасно. Я сел на постель и вскрыл конверт. На колени выпало пять хрустящих бумажек по тысяче долларов. Записки или чего-нибудь в таком роде не было. Мне осталось только сидеть и пялиться на деньги. Затем я вернул банкноты в конверт и положил конверт на столик.
   Неплохо! Я не успел начать работу, но деньги уже получил.
   Пройдя в ванную, я снял мятую пижаму. Холодный душ вернул бодрость. Обернув вокруг талии полотенце, я принялся за бритье, одновременно критически рассматривая себя в зеркале. Возможно, я и не очень красив, но силен и мужественен. Закончив бритье, я вернулся в спальню, решив отметить получение гонорара изрядной дозой виски.
   И вот здесь меня неприятно поразили две вещи. Во-первых, сильно пахло духами – чего не было, когда я уходил в ванную. Во-вторых, конверт со столика исчез. Сбросив полотенце, я торопливо натянул халат и прошел в гостиную. Входная дверь была полуоткрыта. Подойдя к окну, я посмотрел на улицу. Никого. Однако за угол сворачивает такси. Машина двигается подозрительно быстро.
   Я вновь вернулся в спальню и принюхался. Надо сказать, что я не из тех, кто хорошо разбирается в ароматах. Но я готов был биться об заклад, что пахло в комнате не так, как раньше. Я знал запахи своей квартиры – так ребенок, закрыв глаза, моментально определит свою кормилицу.
   Как потерявший управление робот, я описывал круги по спальне, и на мгновение у меня даже появилась дикая мысль позвонить копам. Правда, я подавил это желание в зародыше. Усевшись на стул, я принялся размышлять. Итак, красивые денежки уплыли, и мне это очень не нравилось. После приличной дозы виски я почувствовал себя значительно лучше и начал одеваться, даже не отдавая отчета, зачем это делаю. Но одевшись, почувствовал, что настроение пришло в норму. Я запер квартиру и отправился завтракать.
   Заказав два яйца, тосты и кофе, я принялся за еду. И был так поглощен этим процессом, что едва не прозевал тот момент, когда в кафе вошел еще один посетитель. Это был парень, который жил в квартире напротив моей: малосимпатичный мне человек. Я попытался прикрыться газетой, дабы он меня не заметил.
   Увы! Со злорадным выражением на лице он подошел к моему столику и уселся напротив.
   – Тебе не стоит приводить в квартиру девушек, Мейсон, – сказал он. – Это может повредить репутации нашего дома.
   – Неужели ты настолько наивен, утверждая, что от меня что-то зависит? У этого дома была плохая репутация задолго до того, как я сюда въехал. Кроме того, я никак не пойму, о чем ты говоришь. Какие девушки? – Я бурчал, как разозленный индюк.
   В этот момент подошла официантка и приняла его заказ: тосты и томатный сок. Едва она ушла, сосед сказал:
   – Утром, когда я выходил за газетами, из твоей квартиры выскочила девушка. Она мчалась с такой скоростью, словно за ней гнались все демоны преисподней.
   «Если бы ее увидел я, она мчалась бы значительно быстрее!» – мрачно подумал я.
   – Это какая-то ошибка, – решительно сказал я. – По-моему, у тебя галлюцинации. В следующий раз ты скажешь, что я обзавелся детьми.
   Он с подозрением глянул на меня и злобно произнес:
   – Не надо меня дурить. Тем более что она совсем не похожа на ребенка.
   Я допил кофе и закурил сигарету.
   – Так ты упорствуешь в своих галлюцинациях? – с любопытством спросил я. – Держу пари, ты даже не сможешь описать ее мне.
   – Как бы не так! – Он довольно потер руки. – Высокая блондинка с таким обилием штукатурки на лице, что она могла бы отваливаться пластами. Одета во все черное и даже в черной шляпке. Вокруг шеи золотистый шарф. Хотя она и двигалась быстро, но я всегда смогу узнать ее.
   Я встал и отодвинул стул.
   – Орел! Будем считать, что все это тебе приснилось.
   Я вышел на улицу и не спеша пошел по ней в толпе торопящихся на работу людей.
   Итак, высокая блондинка во всем черном. Достаточно сложно отыскать человека, руководствуясь лишь таким описанием. Но она утащила мои пять грандов, так что придется отыскать ее, либо признать свое поражение. Признавать себя побежденным не хотелось, и я зашел в аптеку, чтобы позвонить в комнату прессы в полицейском управлении.
   Эдди там не оказалось, но мне сказали, что скорее всего он отправился в бильярдную Хэнка.
   Взяв такси, я поехал туда. Увы, и там Эдди не было, и я начал методично обходить все злачные места города. Никогда в жизни у меня не появлялось желания сыграть в какую-нибудь азартную игру. Будь моя воля, я и на пушечный выстрел не подошел бы к игральному столу. Но в первом же игорном заведении меня заставили сыграть. Проиграв пару долларов, я двинулся было к выходу, но мне загородил дорогу какой-то наркоман в идиотском одеянии.
   – Как насчет партии в бильярд по доллару? Или вы предпочитаете играть на интерес?
   Я и раньше встречал подобных типов. Они всегда казались мне такими жалкими, что рука непроизвольно тянулась за монетой, хотя я из своего опыта знаю, что эти мерзавцы за ленчем съедают не менее четырех блюд.
   Он протянул мне кий. Второй взял себе и принялся натирать его мелом.
   – Я уже наигрался, – вяло запротестовал я. – А ты потренируйся с кем-нибудь другим.
   Не слушая моих возражений, он схватил меня за руку и потащил к столу. По тому, как он собирал шары на ближайшем свободном столе, я понял, что он на шарах собаку съел. Я сказал ему об этом.
   – Да вы что! Я совсем недавно научился играть!
   Я задумчиво посмотрел на парня. По всему было видно, что его крыша от наркотиков не на месте, но он как-то уж очень пристально рассматривал меня. Заметив мой взгляд, он стушевался и, вытащив перочиный ножик, стал старательно подправлять свои ногти.
   – Мы с вами никогда раньше не встречались? – внезапно спросил он.
   Я покачал головой, точно зная, что никогда не видел этого типа. На память мне грех жаловаться.
   – И все же, мне кажется, что я вас где-то видел. – Парень старательно избегал моего взгляда.
   – Вот как? Вполне возможно.
   – Вы случайно не Мейсон, журналист, который пишет статьи на злободневные темы?
   А вот тут он переиграл! Значит, он точно знал, кто я такой.
   – Вы правы. Видимо, вам попадалось мое фото.
   – Скорее всего так. – Он убрал ножик в жилетный карман. – Видимо, я видел ваше фото в газете. Извините.
   Положив кий и еще раз внимательно глянув на меня, он направился к выходу. Я задумчиво смотрел ему вслед.
   Едва он вышел из заведения, я подошел к бармену, который привычным жестом протирал бокалы.
   – Кто этот наркоман? – спросил я, кивнув в сторону выхода.
   Бармен покачал головой.
   – Понятия не имею.
   – Бывал он у вас раньше?
   – Что-то не помню.
   И в этот момент в бильярдную зашел Эдди. Увидев меня, он довольно улыбнулся.
   – Какого черта ты здесь делаешь? – риторически спросил он, подходя к бару, и, не дождавшись ответа, заказал два виски.
   – Хотел найти тебя, – честно сознался я. – Я же помню, что ты любишь посещать заведения подобного толка.
   Бармен поставил выпивку и спросил у Эдди:
   – Как ваше здоровье, мистер?
   Эдди наклонился вперед и похлопал его по руке.
   – Как нельзя лучше, друг.
   Так они знакомы… Ну и черт с ними! Мне нужны сведения про наркомана.
   – Так кто был этот парень?
   Улыбка моментально пропала с лица бармена.
   – Я же сказал вам, что понятия не имею.
   Эдди глянул на меня, потом на бармена, видимо, сообразив, что к чему.
   – О'кей, – кивнул он бармену. – Это мой друг.
   – Не знаю, – сердито огрызнулся тот. – Извините, я не могу тратить на вас время, джентльмены… – Он отошел в дальний угол бара и вновь принялся полировать бокалы.
   – Хм… – Эдди сделал глоток. – В чем дело?
   Я пожал плечами.
   – Пока не знаю. Я уже уходил отсюда, но вдруг какой-то незнакомый парень предложил мне партию в бильярд. Затем выяснилось, что он знает меня. Ты же знаешь, я тоже не промах и сразу определил, что у него в кармане револьвер. Вот мне и захотелось узнать, кто он. Я уверен, что этот пижон знаком бармену, но он не хочет о нем говорить.
   Эдди нахмурился.
   – Как он выглядел?
   – Высокий, худой, имеет привычку поминутно облизывать губы, похож на наркомана, но у него очень уж цепкий взгляд. Возможно, он просто притворялся наркоманом.
   – Как он держал в руках кий?
   – Профессионально, сэр.
   Эдди прищурился.
   – По описанию, это Эрни Кац… Ну и ну!
   – Кто это?
   – Хороший вопрос! – усмехнулся Эдди. – Один из телохранителей Лу Спенсера.
   Бокал в моей руке дрогнул.
   – Лу Спенсера?
   Эдди кивнул:
   – Да. Скорее всего за тобой уже следят.
   – Но почему бармен прикрывает этого наркомана?
   – Кац – наркоман? Да ты с ума сошел! Этот мерзавец опаснее гремучей змеи. Бармен просто боится его!
   Я сделал большой глоток виски.
   – Они не собьют меня с пути, дудки.
   Эдди пожал плечами.
   – Поживем – увидим. Я посмотрю, что ты запоешь, когда познакомишься с ними поближе.
   Я быстро глянул по сторонам. Похоже, никому до нас не было дела, в том числе и бармену. Я понизил голос:
   – Утром у меня было небольшое приключение. В квартиру забралась какая-то загадочная блондинка и утащила деньги.
   Эдди заинтересованно уставился на меня.
   – Ты намекаешь на то, что она забралась к тебе в квартиру, ударила чем-то тяжелым по башке и ограбила?
   – Ничего подобного. Я брился в ванной, в этот момент она проникла в квартиру и стащила деньги. Я даже не видел ее. Но сосед из квартиры напротив видел. Вот я и ищу тебя, чтобы узнать, не поможешь ли ты отыскать ее.
   Эдди удивленно заморгал.
   – Черт возьми, откуда я могу знать ее?
   – Подумай: блондинка в черном. Во всем черном, даже шляпка у нее черная.
   Эдди покачал головой.
   – Все-таки ты не собираешься бросать дело Бесси.
   Мне не хотелось разубеждать его в обратном, тем более что я понимал: одурачить Эдди не удастся. Слишком умен! Видимо, он прочел мои мысли, так как довольно улыбнулся.
   – Ну ты и орел, старик! Кто-то уплатил тебе пять грандов, и тут же их у тебя стянули! Ха! Прекрасная блондинка удирает с деньгами моего друга!
   Что на это возразить! С горя я сразу выпил половину бокала.
   – И ты решил обратиться ко мне за помощью? Полагаешь, что мне известны все блондинки в городе?
   – Но ведь это могла быть девушка Бесси.
   Эдди удивленно раскрыл рот.
   – Послушай, Ник, – сказал он. – Ты мой друг, но я все же предпочитаю держаться подальше от этого дела… Понимаешь? И в то же время, я не могу запретить тебе рыть собственными руками себе могилу. Ты ведь не слушаешь доброго совета.
   – Экий ты, – торопливо сказал я. – Ладно, не будем об этом. Придется самому разбираться со своими неприятностями.
   Конечно, очень жаль, что Эдди умыл руки. Я глянул на часы. Время ленча.
   – О'кей, я учту твои советы.
   Допив виски, я пожал ему руку и вышел из бильярдной.
   Остановившись на краю тротуара, я задумался. До сих пор я полагал, что экстремальные ситуации – удел других и меня касаться не должны. Пока что я не был уверен, что моя точка зрения на этот вопрос изменилась. И все же, не грозит ли моей шее петля? Хм… Поживем – увидим. Пусть события до поры до времени идут своим чередом. А пока не помешает поближе познакомиться с интересующей меня фирмой.
   Характерным жестом руки я остановил такси и, усевшись рядом с водителем, велел отвезти меня к «Гофман-билдинг».

Глава 4
И опять совет не совать нос куда не надо!

   Я вышел из такси возле парадного входа в «Гофман-билдинг», вошел в вестибюль и поднялся на десятый этаж. Именно здесь располагался офис «Маккензи Корпорейшн». Коридор был декорирован с помпезной роскошью, а ковер так и вызывал желание позабавиться на нем с какой-нибудь обладательницей длинных ног. Приемная походила на зал ожидания крупного аэропорта. В дальнем углу за столом сидела симпатичная девушка, и возле нее стояли несколько мужчин.
   Некоторое время я с интересом поглядывал на них, потом решил присоединиться к мужчинам и подошел к столу. Никто даже не посмотрел в мою сторону. Мне это не очень понравилось. Чиркнув спичкой о подошву, я поджег газету, которую держал один из парней, и дипломатично отошел в сторону. Когда пламя обожгло ему руку, он издал дикий вопль и бросил газету на пол. Все моментально сгрудились вокруг него. Я подошел к столу и объяснил, что хотел бы видеть секретаря Лу Спенсера. Не соблаговолит ли столь очаровательная девушка позвонить ему и сообщить, что пришел Ник Мейсон. У меня к нему сугубо приватное дело. Девица кинула на меня оценивающий взгляд и, решив, что вид у меня достаточно представительный, нехотя взялась за трубку телефона внутренней связи.
   – Кабинет номер 26, направо, – сухо сказала она, закончив непродолжительный разговор.
   – Благодарю, беби. – Я обворожительно улыбнулся. – Надеюсь, ты увидишь меня ночью во сне.
   Подойдя к двери с номером 26, я без стука открыл ее. Кабинет по размерам был гораздо скромнее, но в отличие от приемной стол в нем буквально подавлял своими пропорциями. Ковер был настолько толстым, что ноги утопали в нем по щиколотку, а на стене висела картина, изображавшая обнаженную женщину. На несколько мгновений она приковала мое внимание.
   С трудом отведя взгляд, я сконцентрировал свое внимание на столе. За ним сидела жгучая брюнетка. Это была одна из тех девушек, едва познакомившись с которой, можно смело вести ее домой и представлять матери. Скандала не будет. Девушка что надо: мягкие пушистые волосы, большие карие глаза, идеальной формы носик, большой чувственный рот.
   – Извините, – вежливо сказал я. – Эта дама привлекла мое внимание, вот почему я вас сразу не заметил.
   Она улыбнулась.
   – Мистер Мейсон?
   – Именно. – Я положил шляпу на стол и сел. – Мне нужен Лу Спенсер.
   Ее глаза округлились.
   – Мистер Спенсер занят. О встрече с ним надо договариваться заранее.
   Откинувшись на спинку кресла, я задумчиво рассматривал ее. Нельзя сказать, чтобы она была писаной красавицей, но многое в ней импонировало мне.
   – Если вы сообщите мне причину, по которой вам нужно встретиться с Лу Спенсером, я проинформирую его, и вам будет назначено время.
   – Видите ли, мисс… э-э…
   Она не назвала своего имени, а лишь выжидательно смотрела на меня. Мое терпение начало истощаться.
   – Беби, а не отправиться ли нам вместе на ленч? – Я глянул на часы. – Сейчас начало второго, самое время. Там и обговорим детали. Мне о многом надо расспросить вас. Возможно, вы убедите меня, что мистер Спенсер как раз и есть тот человек, который мне нужен.
   Она уже открыла рот, чтобы сказать «нет», хотя я и заметил, что заинтриговал ее. Видимо, она из тех, кто любит, чтобы их уговаривали.
   – Не будьте такой сердитой. – Я еще раз улыбнулся. – Посидим, поговорим…
   Неожиданно она улыбнулась в ответ и поднялась, отодвинув кресло.
   – Нет проблем, мистер Мейсон. Почему бы и не сходить на ленч.
   Вот это да! А девчонка не промах! «Нет проблем». Держу пари, что сорок тысяч проституток при этих словах перевернулись в своих могилах.
   Спустившись на лифте, мы вышли из здания.
   – А не пойти ли нам к «Маленькому Джо»? – предложил я.
   – Пожалуй. – Она улыбнулась. – А где это?
   Я подозвал такси и гостеприимно распахнул дверцу. Глянув на мою спутницу, водитель уважительно подмигнул мне.
   – О'кей, старик. Куда ехать?
   – К «Маленькому Джо»… И не забудь поднять стекло.
   – Понимаю! – усмехнулся он.
   Ее глаза весело заблестели. Ей нравился мой разговор с таксистом.
   – Таксисты еще те ребята, – сказал я. – Может быть, пришло время нам познакомиться?.. Я – Ник Мейсон… Впрочем, вы и так это знаете.
   – Марди Джексон.
   Я церемонно поцеловал ей руку. Она весело рассмеялась.
   – Итак, мисс Джексон, – я протянул ей сигарету. – Вы – секретарь Спенсера.
   – А вы – Ник Мейсон, который пишет статьи.
   Мы закурили.
   – И каждый зарабатывает на хлеб, как может. Я бы мог привести массу поучительных примеров на этот счет.
   – Возможно, в будущем вам предоставится шанс сделать это.
   Вот в таком шутливом ключе началась наша поездка. Всю дорогу мы обменивались комплиментами, стараясь превзойти друг друга. Впервые с тех пор, как я достиг совершеннолетия, я сидел в такси и не приставал к женщине. Вообще это со мной бывает. Большинство женщин ведет себя при этом так, что вы всю дорогу умираете со скуки. Другие же, наоборот, думают, что теряют время, если вы не лапаете их. Но эта девушка свою цену знала, так что я не рискнул сразу перейти в атаку.
   У «Маленького Джо» всегда полно посетителей, но официант-грек, едва увидев меня, махнул рукой, указывая на дальний конец зала. Мы направились к столику, и я видел, какими жадными глазами провожают мужчины мою спутницу. Все они были с женщинами, но это не меняло в их психологии ровным счетом ничего.
   Марди с удивлением наблюдала, как официант суетится вокруг нас. Я видел, что манеры старика-официанта ей понравились. Едва мы уселись, грек сунул мне в руку меню.
   – Вы очень голодны? – поинтересовался я.
   – Да уж. Иначе зачем бы я пришла сюда?
   – Тогда начнем с анчоусов и мяса по-швейцарски.
   – Звучит заманчиво.
   – О'кей, пару порций, и побыстрее, ну а все остальное, что подать, ты и сам знаешь, – сказал я греку.
   Марди наконец-то стянула перчатки, и я с удовлетворением отметил, что кольца на пальце нет.
   – Может быть, мы начнем разговор, мистер Мейсон? – спросила она.
   Я покачал головой.
   – К чему спешить. Не лучше ли вам рассказать мне кое о чем?
   Она вопросительно подняла брови.
   Официант принес заказ и ушел. Мы приступили к еде. Через некоторое время, когда Марди отложила столовые приборы, я решил рискнуть.
   – О'кей, открою свои карты. Вы когда-нибудь слышали о Бесси?
   Она едва заметно вздрогнула, в глазах зажегся интерес.
   – Значит, слышали, – поспешно продолжил я, не давая ей раскрыть рот. – Этого парня вчера казнили, и меня интересует его история. Не можете ли вы рассказать мне о нем?
   – Я? – Казалось, ее удивление искреннее. – Но ради чего я должна рассказывать вам о нем? И какая информация конкретно вас интересует?
   Я развел руками:
   – О'кей, я был не прав. Забудем о Бесси.
   Она наклонилась вперед:
   – Нет, не забудем. Наоборот, вспомним…
   Я видел, что она немного взволнована. Эта девушка мне нравилась. Но нельзя забывать, что она секретарь Лу Спенсера. Я снова покачал головой.
   – Простите, что заговорил об этом. Это был не слишком умный ход с моей стороны.
   – Тогда о чем же вы собирались со мной говорить?
   Я широко улыбнулся.
   – Надеялся, что мне удастся кое-что вытянуть у вас, но понял, что был не прав. Я бы рассказал вам все, что знаю, но в данный момент мне лучше помолчать. И все же, как мне повидать мистера Спенсера?
   Марди пристально посмотрела на меня.
   – Знаете, мистер Мейсон, мне не нравится все это. Ведь вначале вы говорили, что вам надо поговорить о каком-то важном деле. Моя работа связана с серьезной фирмой. А вместо разговора о делах, вы начали разговор о каком-то бандите. Дешевая шутка?
   Кажется, я покраснел. Это было что-то новое.
   – Это не шутка, – промямлил я. – Дело серьезное, но я в таком положении…
   – Ну раз так, – холодно сказала она и поднялась, – то не будем тратить время.
   – Не уходите… Вы не можете уйти. Дайте мне шанс оправдаться…
   Она покачала головой:
   – Не думаю, что вам это удастся…
   Но села.
   Пусть она и умнейшая женщина в мире, но все же женщина. А всем женщинам присуще любопытство. Оглянувшись по сторонам, чтобы убедиться, что нас никто не подслушивает, я выложил ей всю историю до конца.
   Она сидела спокойно, сложив руки на коленях и чуть приоткрыв рот.
   – Больше всего меня интересуют эти десять грандов, – закончил я. – И во всяком случае наказание всегда должен понести истинный виновник.
   – Но… не мистер Спенсер… Нет, не могу этому поверить.
   Я пожал плечами.
   – Никогда не встречался с ним. Но, с другой стороны, зачем ему телохранитель? Почему, занимая такой ответственный пост в фирме, он связан с таким типом, как Кац?
   Она вздрогнула.
   – А вы знаете больше, чем сказали… Не так ли? – Нерешительно глянув на меня, она продолжала: – Ничем не могу помочь… Я его личный секретарь… Понимаете?
   – Понимаю вас, – негромко сказал я. – Но в то же время ситуация сложная – речь идет об убийстве. А в делах такого рода пощады не жди.
   Она побледнела, но все же вновь покачала головой:
   – Нет, пока я ничем не могу вам помочь.
   – О'кей. Может быть, это произойдет немного позже.
   Грек принес кофе, я предложил ей сигарету. Мы молча пили кофе и курили. Что дальше делать, я не знал. Я так надеялся на этот разговор! Увы, надеждам не суждено сбыться.
   – Я полагаю, мне все же стоит встретиться со Спенсером, – наконец сказал я. – Может быть, тогда что-нибудь прояснится.
   Марди задумчиво вертела в руках ложку.
   – Думаю, это не самое лучшее решение, – сказала она, не глядя на меня. – Не лучше ли будет для вас оставить это дело?
   Я поднял брови. Это становится интересным: все советуют одно и то же, как сговорились.
   – Но я уже по уши завяз в нем. Поймите меня. Если я потерплю неудачу, будет большой шум. Мне придется дать необходимые разъяснения.
   – Не хочу вас пугать… – Она неожиданно положила руку на мое запястье. – Но… я не хочу, чтобы вы подумали…
   Я усмехнулся.
   – Вы намекаете на то, что я намереваюсь прыгнуть выше головы? – Я сказал это лишь для того, чтобы она не считала меня сумасшедшим.
   Марди с беспокойством глянула на меня.
   – Нет, я не это имела в виду. Но если то, что вы рассказали, правда… Не кажется ли вам, что необходимо заручиться поддержкой влиятельного человека, чтобы двигаться вперед?
   Я стряхнул пепел. О такой девушке я мечтал. Девушка, которая прямо говорит то, о чем вы только догадываетесь.
   – А что бы вы делали на моем месте?
   – Я не перешла бы к активным действиям до тех пор, пока не нашла ту, которая звонила по телефону, – решительно сказала мисс Джексон. – Почему она предложила вам деньги? Почему заинтересована в этом расследовании?
   Я кивнул.
   – Неплохая мысль… но ее очень трудно претворить в жизнь. Как можно по голосу найти человека?
   Она еще раз глянула мне в глаза и поднялась.
   – Пора идти, – натянув перчатки, взяла сумочку. – Спасибо за ленч.
   Я последовал за ней.
   – Но ведь вы не расплатились по счету, – удивилась Марди.
   – Здесь все за счет заведения, – я улыбнулся, махнув греку.
   Он с поклоном проводил нас до двери.
   – Надеюсь, вы еще появитесь у нас с этой красивой леди, – сказал он.
   Марди нахмурилась, но я видел, что девушка довольна.
   – Разумеется, мы еще появимся здесь.
   На улице я остановил такси. Марди повернулась ко мне.
   – Вы собираетесь вновь посетить наш офис? Не нужно делать глупости. Вначале найдите женщину, которая звонила вам.
   Скользнув в такси, она уехала, а я остался стоять на тротуаре.
   Неожиданно на другой стороне улицы я увидел Эрни Каца. Сделав последнюю затяжку, он швырнул окурок в мою сторону и медленно направился в том направлении, куда уехала Марди.

Глава 5
Поединок с Блонди

   Затем позволил себе плотный ужин. Около десяти вечера я вышел из дома с намерением отыскать загадочную Блонди.
   Вечер был душный.
   «Хоч-бар» – одна из тех ночных коробок, которые внешне выглядят достаточно прилично. Но это до тех пор, пока вы не познакомитесь с клубом поближе. Заняв угловой столик, я заказал двойную порцию виски и начал просматривать вечернюю газету.
   Посетителей оказалось достаточно много, но женщин среди них практически не было. По крайней мере, никто не заинтересовал меня. Я уже начал корить себя за то, что пришел в эту дыру. Наконец я подозвал официанта, высокого жуликоватого парня с влажными глазами и синяком на подбородке. Многозначительным жестом я сунул руку в жилетный карман. Он с интересом смотрел на меня.
   – Послушай, приятель, – сказал я. – Я ищу даму, которая часто бывает здесь. Может быть, ты сумеешь подсказать мне, где ее найти.
   Я вынул из кармана руку, держа банкноту между пальцев. Он не сводил с нее взгляда.
   – Назовите, кто она.
   – Блонди. Мне сказали, эта девица часто заходит сюда.
   Облегченная улыбка появилась на лице парня.
   – О, знаю ее! Действительно, она часто заходит. Полагаю, сейчас она на рабочем месте.
   Я протянул банкноту, и она мгновенно исчезла.
   – Где ее найти?
   – На углу Десятой улицы.
   – Спасибо, брат, – я поднялся.
   Он пожал плечами.
   – Учтите, ее услуги дорого стоят, – предупредил он, забирая бокал.
   – Об этом я уже наслышан. Что ж, познакомимся с ней поближе.
   – Вы легко найдете ее. Высокая женщина во всем черном. – Он криво улыбнулся. – Блонди всегда выглядит шикарно.
   Я вышел из бара. Высокая женщина в черном. Я начал волноваться. Неужели?.. И все же радоваться рано.
   На углу Десятой улицы никого не было. Фонари отсутствовали, так что улица была погружена в полумрак. Ни в одном из магазинов не было освещения. Я подумал, что это не самое лучшее место для подобной работы, но, видимо, Блонди знает, что делает.
   Прислонившись к стене, я закурил. Прошло не менее пяти минут. Мое терпение уже начало истощаться, когда из темноты появилась девушка. Вначале послышался торопливый стук каблучков, и я выплюнул сигарету. В следующее мгновение я увидел, как в мою сторону движется высокая стройная фигура в черном.
   Я чуть развернулся в ее направлении, чтобы она поняла, что ждут именно ее. В темноте белело лишь лицо. Блонди замедлила шаг, положив руку на бедро, и вихляющей походкой подошла вплотную. Я уловил запах ее духов – тот же тяжелый запах, оставленный ею в моей спальне. Это обрадовало меня. Итак, таинственная незнакомка в черном, утащившая мои деньги, обнаружена.
   – Хэлло!
   Она взяла меня под руку. Блонди была почти одного роста со мной. Ее черная шляпка скрывала лицо, и я мог видеть лишь контуры подбородка и рот.
   – Хэлло, беби!
   Она хрипло хихикнула, явно подражая Мэй Уэст.
   – Я тебе нравлюсь, дорогой? – Она прижалась ко мне бедром.
   Я мысленно усмехнулся. Разумеется, я пойду с ней, но Блонди ожидает неприятный сюрприз.
   – А зачем же я здесь? – вопросом на вопрос ответил я. – Весь вечер ищу красотку, вроде тебя.
   – Правда, дорогой?
   Она снова засмеялась. Мне не нравилось, что она часто употребляет слово «дорогой», но я успокаивал себя мыслью, что скоро девица будет называть меня совсем другими словами.
   – Тогда вперед.
   Я взял ее под руку.
   – Нам туда, – она указала в конец улицы.
   Шаг в шаг, как влюбленная парочка, мы шли молча. Наконец я нарушил затянувшуюся паузу:
   – Потрясающие духи у тебя.
   – Тебе нравятся, дорогой?
   – Еще бы. Концентрация настолько сильная, что готов держать пари, запах остается во всех помещениях, где ты бываешь.
   – Забавный мальчик, – она искоса глянула на меня.
   – Это уж точно.
   Мы остановились возле небольшого здания, где располагался ночной ресторан. Я увидел скромную вывеску, на которой значилось: «Андрэ Марш».
   – Так, так, – сказал я. – Значит, это твое имя написано здесь?
   – А ты шутник, дорогой. – Она раскрыла сумочку и начала искать ключи. – Когда ты придешь в следующий раз, тебе будет легче найти меня.
   Если я заявлюсь сюда еще раз, то скорее всего она встретит меня кочергой. Открыв дверь, она провела меня по мрачному коридору, минуя ресторан.
   – Вот мы и пришли, дорогой, – она распахнула передо мной еще одну дверь.
   Так я и думал! Типичный притон. Вы открываете дверь и попадаете в спальню, вся меблировка которой состоит из одной большой постели.
   Я обошел вокруг внушительных размеров кровати и остановился в углу. Нас разделяла только эта кровать.
   – Что ж, здесь довольно мило. – Я рассматривал картины на стене.
   Блонди сняла шляпку, распустив белокурые волосы. Мы внимательно изучали друг друга. Она не была похожа на заурядную уличную проститутку. Тяжелый подбородок, а так – ее можно назвать красивой. В общем, если бы не сегодняшняя встреча с Марди, эта проститутка заинтересовала бы меня и в другом отношении.
   Я повесил шляпу на крючок и подмигнул ей. Она в ответ улыбнулась.
   – Тебе уже лучше, дорогой?
   – Чувствую, что пора переходить в атаку.
   – Подожди меня, – она шмыгнула в ванную.
   Я присел на постель и закурил. Где-то здесь лежат мои пять грандов. Или она уже отнесла их в банк? Это было бы печально. Но я знаю, как нелегко проститутки расстаются с деньгами. Они предпочитают всегда иметь их под рукой. Поэтому я надеялся, что меня не постигнет разочарование.
   Я даже не начал искать свои деньги, как Блонди выпорхнула из ванной с широкой улыбкой на лице. Села рядом со мной.
   – Могу я получить свой подарок, дорогой?
   Я покачал головой.
   – А вот тут ты промахнулась, беби. Я и не собирался платить тебе.
   Я говорил, что она отличается от обычной уличной проститутки. Так вот, я был не прав. Видимо, у меня немного поехала крыша, раз я так думал. Улыбка моментально исчезла с ее лица, глаза холодно блеснули, как у заурядной потаскухи.
   – Как тебя понимать? – хрипло спросила она.
   Да, красотка показывает зубы! Я стряхнул пепел на пол.
   – Так и понимай. – Я поднялся, отступив на шаг, чтобы иметь свободу маневра. – Пришло время представиться, беби. Меня зовут Ник Мейсон.
   Блонди вздрогнула, но тут же взяла себя в руки.
   – Ты пьян, дорогой?
   – Спустись на землю, беби! И перестань называть меня подобными словечками. Это плохо действует на мою психику.
   Она встала и подошла к двери.
   – Убирайся! Такие вещи со мной не проходят!
   – Спокойнее. – Я вновь опустился на кровать. – Утром ты побывала в моей спальне и забрала пять грандов. Верни их, и мы мирно разойдемся.
   Из нее вышла бы хорошая актриса. Невинно раскрыв глаза, Блонди расхохоталась.
   – Ты сумасшедший! Я никогда тебя не видела и даже не знаю, где ты живешь!
   Я медленно встал.
   – Послушай, беби, не надо считать меня болваном! Я получу эти деньги, даже если при этом придется разрезать тебя на куски. И не груби, иначе я сверну тебе шею. Веди себя прилично.
   Девица нерешительно глянула в мою сторону.
   – Ты хочешь обыскать эту комнату? Нет вопросов…
   Я чуть не расхохотался. Она подошла к комоду и взялась за ручку одного из ящиков. По тому, как она это делала, я понял, что меня ждет неприятный сюрприз. Перепрыгнув через кровать, я схватил девку в охапку и швырнул на постель. Интуиция не подвела: в ящике лежал револьвер.
   Журналистская жизнь толкала меня в разные переделки; разных баб я видал, но с такой женщиной имел дело впервые. Это была настоящая фурия.
   Вскочив, она набросилась на меня, вцепившись в шею. Я с трудом устоял на ногах. Обхватив ее за запястья, оторвал пальцы от горла.
   – Блонди, – с укоризной сказал я, – разве так ведут себя леди?
   Взвизгнув, она ударила головой мне по носу. Чувствуя, как кровь заливает лицо, я с силой отбросил ее от себя.
   Мы стояли, злобно глядя друг на друга. Потом я сделал шаг вперед, намереваясь еще раз врезать ей по челюсти.
   – А вот этого лучше не надо, Мейсон! – раздался голос у меня за спиной.
   Я резко повернулся. В дверном проеме стоял Эрни Кац, целясь мне в живот из автоматического револьвера сорок пятого калибра.

ГЛАВА 6
Ловушка

   – Убери пушку, приятель. Ты все же решил пригласить меня на партию в бильярд. Вопрос в…
   – Заткнись, Мейсон! – рявкнул Кац.
   Это мне понравилось. Парни, которые часто ходят в кино, предпочитая при этом фильмы о гангстерах, как раз разговаривают таким тоном, бессознательно подражая крутым киноребятам.
   Я сел на постель.
   – Тебе все же лучше убрать пушку, приятель. Или, по крайней мере, обращайся с ней поаккуратнее. У нас с Блонди сугубо приватное дело, и мы не нуждаемся в посторонних.
   – Ты слишком много болтаешь, – все так же грубо сказал Кац. – Закрой рот и слушай. Я буду задавать вопросы, а ты отвечать, понял?
   Я пожал плечами.
   – Итак, чего тебе здесь надо?
   – Ну, это легкий вопрос, – улыбнулся я. – Для чего сюда приходят мужчины?
   Кац сдвинул шляпу на затылок и прислонился к косяку. Сунув руку в жилетный карман, он вытащил зубочистку.
   – Ты что, нарываешься на неприятности?
   – Не волнуйся, Кац. Что ты можешь со мной сделать? А вот я, скажем, могу сделать этот город для тебя настолько горячим, что тебе придется исчезнуть отсюда, и надолго.
   Кац сунул зубочистку в рот.
   – Заткнись, недоносок! Я еще раз предлагаю отвечать на мои вопросы. Какого черта ты здесь ошиваешься?
   Я пожал плечами.
   – Полагаю, мне пора покинуть эту конуру. – Я сделал вид, что собираюсь подняться.
   – Сидеть! – В голосе Каца звучала неприкрытая угроза.
   – Это ни к чему не приведет. Я ухожу.
   Кац прошел в глубь комнаты.
   – Замри! Я еще не готов убить тебя, так что не зли меня понапрасну.
   – Тебе лучше убраться с моей дороги!
   Этот гангстер уже начал раздражать меня. Я полагал, что он все же подумает, прежде чем применять оружие.
   Возможно, Кац каким-то образом дал сигнал Блонди, но скорее всего она действовала по своей инициативе. Я не уловил ее маневра, лишь почувствовал запах, и в следующий миг что-то тяжелое обрушилось мне на голову. Свет в глазах померк, и я рухнул на постель. А ведь еще мгновение назад я собрался прыгнуть на Каца! И вот лежу как бревно.
   – Не бей его больше, – услышал я голос Эрни. – Мне надо задать еще пару вопросов этой птичке.
   Открыв глаза, я заметил, что продолжаю лежать на постели. Блонди стояла в стороне, сложив руки на груди. Лицо равнодушное, но глаза блестят. Кац все еще с револьвером.
   – Что все это значит? – Кац глянул на Блонди, не опуская оружие.
   – Он сумасшедший. Пришел сюда и требует, чтобы я отдала его деньги.
   – А ты их не брала? – Кац криво улыбнулся. Он подошел и сел рядом. – Послушай, недоносок, мы действительно забрали твои деньги. Блонди проделала неплохую работу.
   – Какого черта… – Проститутка гневно засверкала глазами.
   – Заткнись, – Кац даже не повернул головы в ее сторону. – Пусть он знает. Мы уже некоторое время следим за тобой. Ведь ты ходил на казнь Бесси, не так ли?
   – Ну и что здесь особенного? – Я был удивлен, что он так много болтает; может быть, таким образом я продвинусь в своем расследовании.
   – Мы хотим узнать, кто стоит за тобой. Сам ты слишком ничтожная фигура. Мы хотим лишь узнать, кто тебе заплатил. Ясно?
   Я перевел взгляд на Блонди.
   – Я думал, ты – женщина Бесси, но теперь вижу, что ошибался. На Бесси навесили это дело, а этот тип, – я кивнул на Каца, – враг Бесси. Почему ты играешь против меня?
   – Заткнись! – грубо оборвала меня Блонди. – Нам надо знать, кто послал тебе пять грандов.
   Я покачал головой.
   – Увы, я не могу сказать вам это. Я и сам не знаю. Я получил записку с предложением разобраться в этом деле, а деньги – лишь задаток. Меня дело заинтересовало, и я решил немного покрутиться. Ничего не узнал и хотел вернуть деньги, но ты украла их у меня, дешевая потаскуха!
   Я был достаточно осторожен и не сказал им, что получил указания по телефону, так как не хотел, чтобы они знали про ту женщину.
   – Это все? – недоверчиво спросил Кац.
   Я кивнул.
   – Что с тобой, Эрни, – прошипела Блонди. – Выколоти из него правду. Что-то ты стал слишком добрым.
   Вот сволочь! Похоже, ей совершенно незнакома жалость.
   – Что ты хочешь от меня услышать? – быстро спросил я. – Не могу же я рассказать то, чего и сам не знаю.
   Кац задумчиво почесал подбородок. Он не сводил с меня немигающего взгляда, и нельзя сказать, чтобы я чувствовал себя уютно. Этот парень такая же падаль, как и Блонди, но гораздо опаснее.
   – О'кей, – наконец он принял решение. – Можешь убираться. Пять грандов ты не получишь, и лучше не обращайся в полицию. Ясно?
   – Ты сумасшедший! – завопила Блонди. – Посмотри, как этот мерзавец поступил со мной! Неужели ты отпустишь его?
   В глазах Каца сверкнул недобрый огонек.
   – Заглохни!
   Неприкрытая злоба звучала в его голосе. Блонди сделала шаг назад, повернулась и скрылась в ванной. Кац наблюдал за ней, потом повернулся ко мне.
   – Да она с ума по тебе сходит, – мило улыбнулся он. – Знаю я ее. Она от мужиков всегда с ума сходит, особенно если те отказываются переспать с ней.
   Кац отошел к комоду. Револьвер все еще был в его руке.
   – Запомни мои слова, парень. – Он внимательно следил за моим лицом. – Забудь о деле Бесси… иначе рискуешь потерять здоровье. Нам не хочется, чтобы у такого парня, как ты, были неприятности. А ты парень что надо, я навел справки. Все ребята считают тебя о'кей. Мне это нравится, так что оставайся при своих интересах.
   – В каком смысле?
   – Забудь о деле Бесси и продолжай свое бумагомарание. Будет лучше, если ты забудешь обо мне и Блонди.
   – А если не забуду?
   – Ты же сам знаешь, что… происходит в таком случае. Люди, которые устроили этот спектакль, занимают весьма высокое положение в обществе. Они запросто сотрут тебя в порошок, если захотят. Могут просто вышвырнуть из города. Могут даже отдать приказ физически уничтожить тебя. Они на все способны, и ты знаешь это не хуже меня.
   – Да, это действительно устроило бы всех. – Я поднялся и потянулся за шляпой. Она почему-то валялась на полу. Я поднял ее и отряхнул пыль. – Я подумаю. А ты поцелуй за меня Блонди… Мне это сделать не удалось.
   Кац поджал губы. Кажется, он никак не воспринимал мой юмор. Тем не менее кивнул.
   – О'кей, я скажу, что ты ушел.
   Я шагнул к двери.
   – Пока… Но полагаю, мы еще увидимся.
   Я вышел на улицу. Очень хотелось пить, ужасно болел нос. Правый глаз заплыл, и я почти ничего им не видел. Остановив такси, я поехал домой. Возле дома покинул машину, но домой не пошел, а решил наведаться в ближайший бар. Я был рад, что там было пусто. Бармен испытующе посмотрел на меня, но ничего не сказал. После второй порции коньяка я почувствовал себя несколько лучше. Третья и четвертая порции вернули мне форму. Нос все еще побаливал, но уже не так сильно. Закурив, я задумался. Да, драка с женщиной не входит в мои привычки.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →