Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Ежегодно люди съедают больше горилл, шимпанзе и бонобо, чем их содержится во всех зоопарках мира.

Еще   [X]

 0 

Это мужское дело (Чейз Джеймс)

Мастер детективной интриги, король неожиданных сюжетных поворотов, потрясающий знаток человеческих душ, эксперт самых хитроумных полицейских уловок и даже… тонкий ценитель экзотической кухни. Пожалуй, набора этих достоинств с лихвой хватило бы на добрый десяток авторов детективных историй. Но самое поразительное заключается в том, что все эти качества характеризуют одного замечательного писателя. Первые же страницы знаменитого романа «Это мужское дело» послужат пропуском в мир, полный невероятных приключений и страшных тайн, – мир книг Джеймса Хедли Чейза, в котором никому еще не было скучно.

Год издания: 2001

Цена: 69.9 руб.



С книгой «Это мужское дело» также читают:

Предпросмотр книги «Это мужское дело»

Это мужское дело

   Мастер детективной интриги, король неожиданных сюжетных поворотов, потрясающий знаток человеческих душ, эксперт самых хитроумных полицейских уловок и даже… тонкий ценитель экзотической кухни. Пожалуй, набора этих достоинств с лихвой хватило бы на добрый десяток авторов детективных историй. Но самое поразительное заключается в том, что все эти качества характеризуют одного замечательного писателя. Первые же страницы знаменитого романа «Это мужское дело» послужат пропуском в мир, полный невероятных приключений и страшных тайн, – мир книг Джеймса Хедли Чейза, в котором никому еще не было скучно.


Джеймс Хедли Чейз Это мужское дело

Глава 1

   Мой принцип – никогда не брать попутчиц в кабину, но сейчас был особый случай. Все-таки у девушки испортилась машина, а именно их ремонтом я зарабатываю себе на жизнь. Глянув на часы – было четверть двенадцатого, – я притормозил. В моем животе урчало от голода, я чертовски устал, так как почти пять часов провозился с машиной около аэропорта Норфолк. Однако трогательная беззащитность девушки заставила меня открыть дверцу и спрыгнуть на землю.
   – Что у вас случилось?
   – Понятия не имею. Бензина полный бак, но двигатель не заводится.
   Подойдя к «Бьюику», я поднял капот. В нос ударила волна резкого запаха сгоревшего масла, бензина, эпоксидной смолы. Все было ясно.
   – Зажигание приказало долго жить. Завтра вам его починят.
   – Но вы же даже не смотрели как следует! Вы уверены в этом? Как мне не везет!
   – А что здесь смотреть? Запах говорит сам за себя. Ведь ремонт машин – моя профессия.
   Повернувшись, она глянула на мой пикап. По его борту шли большие красные буквы: «Гарри Колленз. Ремонт машин, Игл-стрит, 14».
   Года два назад я гордился этой машиной. Когда мне ее продали, я тут же заказал надпись, дабы сделать рекламу самому себе, но за два года пикап сильно обветшал и совершенно потерял привлекательный вид.
   Она беззаботно рассмеялась.
   – Вот повезло так повезло! Другая наверняка остановила бы какого-нибудь недотепу, а я нарвалась прямо на механика.
   – Повезло, но не совсем. У меня нет нужной детали, так что ничем не могу помочь. Могу подбросить вас до ближайшей станции техобслуживания.
   – Но они наверняка закрыты в такой поздний час. Да и не улыбается мне перспектива тащиться у вас на буксире.
   – Могу дотащить до открытой.
   – Благодарю, но лучше не стоит. К тому же эта развалина не моя, а моего приятеля. Так что это его головная боль. Пусть приезжает сюда сам, если захочет. Оставим ее прямо здесь.
   – А вдруг ее угонят? Какая-никакая, но все же машина.
   – Это его трудности. Вы меня подбросите до дома? Я живу в Вест-Энде.
   – Ну, почему бы и нет…
   Не дожидаясь приглашения, она скользнула в кабину. Я с сомнением посмотрел на сиротливо стоящую машину.
   – А вдруг какой-нибудь усталый водитель врежется в нее на полной скорости? Нельзя ее так оставлять.
   – Бог мой, вы всегда так беспокоитесь о ближних своих?
   – Было бы весьма неприятно, если бы, предположим, я налетел в темноте на этот железный гроб, – открыв багажник, я взял аварийный фонарь и повесил его на дверцу «Бьюика».
   – Но ведь вам его никто не вернет.
   – Невелика потеря.
   Я медленно тронул пикап с места. Неяркий свет от щитка приборов освещал длинные ноги девушки и ее открытые коленки. Они были очень красивы! Краем глаза я рассматривал свою пассажирку. В полумраке я видел немного: темные волосы, разделенные пробором, ниспадали на плечи, чуть завиваясь в локоны, идеальная линия носа. Сам не знаю почему, но я был уверен, что сидевшая рядом со мной девушка очень красива.
   Она вытащила сигареты, предложила мне. Чиркнула спичка, но я не успел рассмотреть свою соседку.
   – Это ваш пикап?
   – Да.
   – Тогда вас зовут Гарри Колленз?
   – Совершенно верно.
   – Меня зовут Глория Селби.
   – Рад познакомиться, э-э…
   – Мисс Глория.
   – Рад познакомиться, мисс Глория.
   Мы проехали почти полмили в молчании, пока она вновь не заговорила:
   – Вы всегда работаете так далеко от дома?
   – Что дает вам основание полагать, что я работал?
   – Вы не похожи на мужчину, который сел бы за руль с такими грязными руками, если только перед этим он не работал, как черт.
   – Все правильно. Один из моих приятелей позвонил и попросил разобраться, что случилось с его машиной. Рядом, в пяти минутах езды, была станция техобслуживания, но он так ценит мои способности…
   – И отказаться вы не могли?
   – Не те времена, чтобы отказываться.
   – А мне казалось, что владельцы автомастерских купаются в деньгах.
   – Мне тоже так казалось, вот я и занялся этим бизнесом.
   – Что, туго приходится?
   – Как сказать… может быть, я выбрал не тот район.
   – Но мне казалось, Оксфорд-Сити самый престижный район.
   – Я тоже так думал, когда там поселился. А где конкретно находится Игл-стрит, вы знаете?
   – Рядом с перекрестком Оксфорд-стрит и Робинсон-авеню.
   Я вновь искоса взглянул на нее и сразу уставился на убегающую под колеса дорогу.
   – Вы первая из всех, кого я знаю, правильно ответили на вопрос. Мало того, что эта улица с односторонним движением, так там через каждые пятьдесят ярдов красуются знаки «Остановка запрещена!». Водители боятся заехать ко мне даже за бензином. Но не подумайте, что я жалуюсь, просто так оно и есть. Вам не скучно?
   – Ну что вы, все, что вы рассказываете, очень интересно.
   С минуту мы молчали.
   – Я обязательно поставлю машину к вам в гараж, да еще расскажу о вас своим друзьям.
   – Буду весьма благодарен вам за рекламу.
   – Вы сомневаетесь, что я так сделаю?
   – Почему же, может, и сделаете, как сказали, если завтра вспомните обо мне. Но я больше чем уверен, что завтра вы напрочь забудете о моем существовании и поставите машину в ближайший гараж. Так все делают, чего здесь обижаться…
   – Я живу на Нью-Бонд-стрит, это ведь совсем рядом.
   Мне показалось, что она прижалась коленкой к моей ноге.
   – Какого типа у вас машина?
   – «Ягуар» последней модели.
   Теперь я явственно ощутил прикосновение ее коленки.
   – Машину нужно отремонтировать?
   – Ну что вы! Но ее нужно мыть. Могу я поставить ее к вам? Сейчас она стоит в гараже слишком далеко от дома.
   – Место для машины всегда найдется, но я никому не даю ключей от гаража. – Мне все еще казалось, что она просто болтает, чтобы поддержать разговор.
   – Но я иногда приезжаю очень поздно.
   – Я живу прямо над гаражом и всегда засыпаю поздно. Цена – тридцать пять фунтов в месяц, в эту сумму входит и мойка вашей машины.
   – Но я плачу столько же, плюс раз в месяц машина проходит полный осмотр.
   – Ну это вряд ли, – я покачал головой.
   – Вот как? – Она засмеялась. – Что ж, придется подумать над вашим предложением.
   – Тридцать пять фунтов не такие уж и большие деньги, если подумать.
   Я был уверен, что теперь не услышу и слова о «Ягуаре». Еще я был уверен, что, высадив Глорию на Бонд-стрит, никогда ее больше не увижу.
   – А почему сегодня вы были на «Бьюике»?
   Она немного наклонилась вперед, чтобы стряхнуть пепел.
   – Сестра моего приятеля уезжала в Париж, вот он и попросил меня отвезти ее на своей машине в Норфолк. Вы когда-нибудь бывали в Париже?
   – Да, когда служил в армии, но всего два или три дня.
   – Вам там понравилось?
   – Вообще-то да, но нам тогда было не до развлечений. Да и цены там такие, что глаза лезут на лоб.
   – Как и везде. Но если знаешь нужных людей, то все обходится дешевле. В Париже мне известен дешевый отель, да и к тому же у меня там много друзей, так что мне все обходилось намного дешевле.
   – Так вы там частый гость?
   – Почти каждый месяц.
   – Это связано с вашей работой?
   – Да. Я модельер. Разрабатываю новые модели женского белья.
   – Как это? – удивился я.
   – Так. Работа – она и есть работа. Я не хуже других, работающих в этом бизнесе, да и у меня большие связи.
   – Но, как мне кажется, возить белье в Париж дело бесперспективное.
   – Кому как. У меня неплохой вкус, хотя покупательницы там очень привередливые.
   – И все же, как мне кажется, вы слишком молоды, чтобы вести дело самостоятельно.
   – Вам тоже не сто лет, – засмеялась она.
   – Не думал, что в тридцать два года выгляжу сосунком. Благодарю за комплимент.
   – Вы женаты?
   – Да, а вы?
   – Я же уже сказала. Да и зачем мне это? У меня есть любимая работа, а мужчина – найти его проще простого.
   Я снизил скорость и повернул направо. По всей видимости, Глория не врала. У нее действительно квартира на Бонд-стрит, и она может себе позволить каждый месяц ездить в Париж. Я вдруг разозлился на себя. Если у меня плохо идут дела, это вовсе не означает, что у других обстоит точно так же. Я сделал ошибку, вложив почти все деньги в покупку гаража. Если бы у меня осталось еще немного денег, я бы выкарабкался. Мне не следовало покупать новые заправочные колонки и моечную машину, следовало кое-что оставить и на черный день. Но тогда, в первые дни, мне так нравилось покупать все новое, что и в голову не приходило, что я могу потерпеть крах. Эта девица, рядом со мной, могла позволить себе купить «Ягуар», ездить в Париж каждый месяц, снять квартиру на Бонд-стрит. Для меня это были совершенно недоступные вещи, казавшиеся сказкой. Я работал, как вол, постоянно учился, приобретал все новые и новые специальности, но это не приносило мне ничего, кроме головной боли. А эта женщина всего лишь имела хороший вкус, за который ей платили много денег. Она имела даже больше, чем нужно.
   Она вдруг встревоженно спросила:
   – Ваши часы идут правильно? Неужели уже так поздно?
   – Они чуть спешат, но сейчас уже полночь. Вы спешите?
   – Нет, но ведь в это время полагается быть в постели. Впрочем, мне завтра не нужно вставать рано. Вы любите рано вставать? Я – нет.
   – Люблю я это делать или нет, мне все равно придется вставать очень рано, – в моем голосе послышалось неприкрытое раздражение. – Я открываю станцию в половине шестого. Это единственное время, когда у меня худо-бедно покупают бензин. Но если я посплю лишний час, прощай торговля. Вот так.
   – Так вам приходится совсем туго?
   – Я просто устал, но дела и в самом деле неважные.
   – Возможно, вы просто не знаете нужных людей.
   – На что вы намекаете?
   – У меня есть знакомый владелец станции техобслуживания. Так у него куча денег.
   – Я же сказал, что неудачно выбрал место.
   – Он покупает и продает подержанные машины. Это отличный бизнес.
   – Ну это вряд ли. Сейчас кризис.
   – Смотря для кого. Кризис – это не более чем оправдание для бездельников. Если деньги нельзя заработать в одном деле, почему бы не попробовать в другом? Не мытьем, так катаньем, так, кажется, говорят. Ведь я права, не так ли?
   «Черт! – подумал я. – Только этого не хватало! Эта девица пытается учить меня жить!»
   – Конструируйте лучше свои бюстгальтеры, – проворчал я.
   В ответ она лишь усмехнулась.
   Я с облегчением вздохнул, когда повернул на Нью-Бонд-стрит.
   – Даже не знаю, как вас и благодарить…
   Я открыл дверцу, и Глория выпрыгнула из машины.
   – Скоро я к вам приеду, Гарри. До встречи.
   – До встречи, – я поколебался и добавил: – Глория.
   Она обошла пикап и пошла по тротуару. Мне так и не удалось хорошо рассмотреть ее лицо. Даже если она заедет ко мне завтра, я ни за что не смогу узнать ее. Дойдя до угла, она оглянулась, махнула рукой и исчезла. Я вспомнил ее длинные стройные ноги, круглые коленки. До этого времени меня не очень волновали женщины, я имею в виду с тех пор, как я женился на Анне. Но эта женщина произвела на меня сильное впечатление.
   Я даже не заметил, как, вспоминая свою случайную спутницу, доехал до гаража.
   – Гарри? – услышал я раздраженный голос жены и вернулся с небес на землю.
   – Да, моя радость, это я. А кто еще может приехать так поздно?
   Поднявшись, я очутился в наших скромных апартаментах, состоявших из гостиной, маленькой спальни, ванной с туалетом и кухни, где с трудом можно было развернуться двум людям. Жена ждала меня в дверях спальни, кутаясь в старый халатик, купленный мной сразу после свадьбы. С тех пор я так и не мог позволить себе купить ей новый. Не те времена, чтобы покупать женам дорогие пеньюары.
   – Почему так поздно, дорогой?
   – Эта старая колымага никак не заводилась.
   Анне было уже двадцать шесть лет, но выглядела она как длинноногий подросток. У нее была свежая упругая кожа, большие серые глаза и большой, чуточку неправильной формы рот. Ее нельзя было назвать красавицей, но ее милая непосредственность и стройная фигурка подкупали. Я часто говорил ей, что никакой мужчина не отказался бы от такого лакомого кусочка. Она же считала, что у нее напрочь отсутствует вкус и шикарной женщиной ей никогда не стать. Но она была отличной хозяйкой, а уж готовила – пальчики оближешь! Возможно, она не была красавицей, но она была доброй и отзывчивой, а в моем теперешнем положении именно в этих качествах я очень нуждался.
   – Пойди прими душ, дорогой. Ты голоден?
   – Готов съесть даже живого ежика.
   – Дай мне пять минут, дорогой. Ужин сейчас будет на столе.
   Когда я вошел в маленькую спальню, она уже легла. Ужин, состоявший из нескольких бутербродов и подогретого чая, я проглотил за пять минут.
   Быстро раздевшись, я рассказал ей о своей поездке, о девушке, которую подобрал возле испорченного «Бьюика», и о том, что у нее «Ягуар» последней модели. Анна не проявила особого интереса к моему повествованию. Лишь когда я сообщил о том, что эта девушка ездит каждый месяц в Париж, жена, тяжело вздохнув, сказала, что тоже не отказалась бы хотя бы раз побывать в этом городе. Но когда я заявил, что мне надоело вечно сидеть без денег, а у этой девушки имеется все, что только душа пожелает, жена вдруг воспротивилась такому упрощенному видению мира.
   – У нее, скорее всего, проблем еще больше, чем у тебя. Не надо думать, что в мире только ты один страдалец.
   – О'кей, о'кей, давай спать, – с раздражением прервал я ее. – Мне нужно очень рано вставать, если я хочу продать хотя бы несколько десятков галлонов бензина.
   – Почему бы мне не сделать это? Я знаю, как включать насосы. Почему именно ты должен подниматься всегда так рано?
   – Это мои трудности. Ты же не хочешь, чтобы я пришел на кухню и докучал там тебе своими советами?
   – Думаю, на кухне тебе тоже бы не понравилось. Но я…
   – Спи, дорогая…
   Она вздохнула и покорно отвернулась, а я еще долго лежал, глядя в потолок. Я думал о гараже, о постоянно растущих долгах, и вновь слышал голос этой девушки: «Кризис – это не более чем оправдание для бездельников. Если деньги нельзя заработать в одном деле, почему бы не попробовать в другом…»
   Ее голос удалялся и удалялся, но продолжал звучать в моем мозгу как испорченная пластинка.

Глава 2

   Я платил ему четыре фунта в неделю, но, по правде говоря, стоило платить в два раза больше. И все же, даже эта мизерная плата была для меня непозволительной роскошью, без которой, правда, я не мог обойтись, так как при срочных вызовах мне требовался помощник. Конечно, я собирался уволить Тима, но потом так привык к парню, что никак не мог решиться на этот шаг. По крайней мере, он ни разу не попросил прибавки и к тому же просто обожал Анну.
   – Хэлло, Тим, – я отложил бумагу, на которой подсчитывал дебет-кредит. – Ты что, уже успел отремонтировать тормоза «Мерседеса»?
   – Как же! Просто вас спрашивает какая-то девица.
   Я вздрогнул и, поднявшись, отодвинул стул.
   – Проверь запас бензина. Думаю, на этой неделе нам не стоит его покупать.
   Парень сразу сообразил, что к чему. Я понимал, что в душе он сочувствует моим еженедельным мукам над бухгалтерскими книгами. Я вышел в полутемный ангар, который служил одновременно гаражом и мастерской. Он был достаточно просторным, чтобы вместить двадцать машин. Тим возился около бензоколонки.
   Возле ворот вышагивала высокая девушка в черном. На ее плече болталась сумочка на длинном ремне.
   – Чем могу служить?
   Она резко повернулась. Вас когда-нибудь ударяло током? Это было примерно такое же ощущение – удар током и неровное сердцебиение. Во рту сразу пересохло. Не думайте, что это была потрясающая красавица, вовсе нет. Прелестное личико, изящная фигурка, само собой, но было здесь еще нечто. Запах секса, если угодно. Один взгляд ее глаз мог заставить любого мужчину раздеваться, дрожа от нетерпения. По канонам красоты ее лицо было чуточку длинным и худощавым. С высокими скулами, она смахивала на китаянку, но ее глаза, темные и мерцающие, обещали райское наслаждение мужчине и еще такое, о чем не принято говорить вслух.
   На ней было облегающее платье, и ее твердые груди торчали так вызывающе, словно хотели вырваться из черного подвала, именуемого платьем. Узкая талия переходила в бедра совершенной формы, а уж длинные ноги в нейлоновых чулках могли свести с ума даже самого злобного женоненавистника.
   – Хэлло, – ее губки раздвинулись, продемонстрировав белоснежные идеально ровные зубы.
   Вот это женщина!
   За последние два дня я не раз вспоминал таинственную незнакомку, которую подбросил на Нью-Бонд-стрит. Сейчас, когда она находилась в моем полутемном гараже, рядом с грязными верстаками, я не мог отвести от нее взгляд. Она казалась мне самой прекрасной и обольстительной женщиной на земле.
   – Вот так сюрприз! Даже не думал, что увижу вас снова. – В горле запершило. Но тут я вспомнил о Тиме, который наверняка пялил на нас глаза. Она повернулась одновременно со мной и в упор глянула на Тима. Бедняга покраснел до корней волос и мгновенно испарился.
   – Забавный парнишка. Он вам помогает?
   – Этому парню палец в рот не клади. Он умен не по годам.
   – Это хорошо. Я ведь намереваюсь поставить у вас свою машину.
   Я понимал, что самым разумным было бы отказать ей, потому что уже сейчас я жаждал ее до безумия, и если я буду видеть ее каждый день, то когда-нибудь могу не сдержаться.
   – Мне кажется, вы могли бы найти и более удобный гараж, да и значительно ближе к дому.
   Тонкие брови взлетели вверх, глаза недовольно скользнули по моему лицу.
   – Мне нужен закрытый гараж и здесь мне нравится. Но если вы не хотите, чтобы я здесь находилась, так скажите прямо, а не придумывайте несуразные отговорки.
   – Но я думаю о том, что чем ближе гараж к дому, тем удобнее.
   – Нечего обо мне беспокоиться. Я буду платить тридцать фунтов в неделю и пять фунтов каждый раз, когда мне понадобится вымыть машину.
   Красный огонек опасности ярко горел в моем мозгу, здравый смысл подсказывал отказать ей, но я лишь промямлил:
   – Здесь, у стены, вы никому не будете мешать, и отсюда лучше всего выезжать.
   Ее глаза вспыхнули.
   – Я уплачу вам за месяц вперед. А так как здесь могут и обмануть, то прошу выдать мне квитанцию.
   – Как скажете, мисс. Пройдемте ко мне в кабинет.
   Тим смотрел ей вслед, и я понял, что Глория ему не понравилась. Не знаю почему, но за последние полчаса он стал меня сильно раздражать. Распахнув дверь, я пропустил ее вперед. Когда она проходила мимо меня, я почувствовал аромат ее духов и запах чистой женской кожи.
   – Прошу вас, садитесь.
   Стоя за столом, я видел ее ноги, коленки и ослепительно белое белье там, где юбка чуть завернулась. Мне пришлось сделать большое усилие, чтобы буквы получились ровные, но все же мне это плохо удалось. Поднявшись и глянув на нее, чтобы передать бумажку, я вдруг понял, что все это время она изучающе рассматривала меня. Похоже, она прекрасно понимала, в каком состоянии я нахожусь. Едва она заметила, что я смотрю на нее, как в глазах появилось равнодушное выражение и она произнесла ровным тоном:
   – Завтра я пригоню машину, мне она требуется достаточно редко. – Глория помедлила. – Как ваши дела, Гарри?
   – Лучше не бывает, – криво улыбнулся я. – Два фунта за бензин, десять шиллингов за ремонт тормозов, семь фунтов за аренду гаража. Деньги просто рекой текут.
   Поднявшись, она подошла ближе ко мне. Запах ее духов был возбуждающим, сексуальным, как и она сама.
   – Может быть, вы примете мой совет, Гарри?
   – Разумеется, я человек не гордый.
   Наклонившись, она сняла воображаемую пушинку с моего рукава. Ее глаза завораживали, гипнотизировали, как глаза кобры. Мне до дрожи хотелось обнять ее, но я пересилил этот порыв и сжал пальцы в кулаки. Я понимал, что она провоцирует меня.
   – Тогда я подумаю, что можно будет сделать для вас, а пока…
   – Гарри! – Голос Анны резанул по нервам, как бритвой. Мы инстинктивно отпрянули друг от друга.
   Подойдя к двери, я открыл ее и крикнул:
   – Я здесь, где же мне еще быть.
   – Поднимись на минутку.
   – Это ваша жена? О'кей, Гарри, я приеду завтра. До встречи. – И она прошла мимо меня, вызывающе покачивая бедрами. Пожалуй, слишком вызывающе, но в тот момент я, как токующий тетерев, не обратил на это внимания. Проводив Глорию до двери гаража, я поднялся наверх, прыгая через две ступеньки. Зайдя на кухню, где в этот момент находилась Анна, я взял со стола банку пива, но открыть ее смог только после второй попытки, настолько дрожали руки.
   – Я не помешала? – спросила Анна.
   Не знаю почему, но вдруг я посмотрел на нее оценивающим взглядом – потрепанный свитер и выцветшие джинсы, висевшие мешком. Локон каштановых волос прикрывал левый глаз, на подбородке мучное пятно. Еще час назад она казалась мне совершенством, но в сравнении с Глорией она была просто бедной Золушкой. Перед моими глазами колыхались аккуратные складки платья в такт шагам Глории.
   – Анна, неужели ты не можешь следить за собой? Да в эти штаны может влезть целое семейство, а по свитеру давно плачет мусорный бак.
   Ее глаза удивленно расширились, но в следующий момент она рассмеялась:
   – Прости, милый, но я убирала квартиру. Сейчас я переоденусь.
   – Ну что ты, я не хотел тебя обидеть, дорогая. Мне просто хочется, чтобы ты всегда была на высоте.
   – А ведь многие мужья даже не замечают, как одеваются их жены… Я польщена, Гарри.
   Я слегка шлепнул ее по попке.
   – Да, пришло время выбраться из этих штанишек. Они просто вульгарны.
   – Но ты – мой единственный ценитель. Да и находясь в них, я экономлю на чулках.
   Полученная от Глории бумажка в пять фунтов в качестве задатка жгла мне руки.
   – Вот пять фунтов. Купи себе новые. Это часть платы за место в гараже.
   Ее глаза еще больше расширились от удивления.
   – Но я пошутила. Мы не можем себе позволить такую роскошь, как потратить деньги на одежду. У нас столько долгов, дорогой…
   – Бог с ними, с долгами. Я не собираюсь заносить этот доход в приходно-расходную книгу. Завтра же купи себе новые брюки, а эти выбрось.
   – Но, Гарри…
   – Я так хочу, Анна! Неужели я выражаюсь недостаточно понятно?
   Раньше я никогда не кричал на нее. Да и она меня никогда не раздражала. Анна была потрясена моей вспышкой.
   Нет, на этом надо поставить крест, и немедленно: изящные бедра, длинные ножки, аккуратное платье, тонкие пальчики, снимающие невидимые пушинки с моего рукава, призывно блестящие глаза – все это не доведет до добра. Нужно как можно быстрее отказать Глории и вернуть ей эти пять фунтов.
   Вошел Тим, еще более запачканный, чем раньше. Не глядя на меня, он заявил, что отремонтировал бензоколонку и отправляется домой. Я пожал плечами и, махнув рукой, вновь уткнулся в бухгалтерские документы, стараясь не думать о Глории. Но почему-то мне это никак не удавалось. Наконец я со вздохом разочарования отодвинул бумаги и от нечего делать посмотрел на противоположную сторону улицы. Напротив меня было почтовое отделение. Двое служащих как раз загружали машину мешками с почтой. Некоторое время я равнодушно наблюдал за их работой. И в этот момент к ним присоединился Билл Метс.
   Во время войны мы были с ним в одном батальоне. Мало того, что мы воевали бок о бок, но нас даже ранило в один день, так что в госпитале мы лечились тоже вместе. Демобилизовались мы тоже одновременно.
   Когда я купил гараж, то обнаружил, что Билл работает в почтовом отделении напротив.
   Открыв окно, я громко поприветствовал его. Он перешел улицу, дружески улыбаясь. Я вышел из кабинета и присоединился к нему.
   Широкое красное лицо Билла было добродушным, а чуть кривые ноги, низкий рост и широкие плечи указывали на то, что это человек огромной физической силы.
   – Хэлло!
   – Рад тебя видеть, старина.
   Он дружески подмигнул мне.
   – Вижу, ты парень не промах. Я недавно видел птичку, вылетевшую из твоей дыры. Я чуть не полетел за ней, но вовремя вспомнил, что нахожусь на втором этаже. Ну и красотка!
   – Она хочет ставить машину в моем гараже.
   – Вот так удача! Так, значит я еще смогу полюбоваться ее красотой. До сих пор мне не везло: ни одна пара стройных ножек не появлялась в поле моего зрения. Ты мне не конкурент, так как человек серьезный, да и к тому же женатый. Что же касается меня, то я бы за себя не поручился, будь владельцем гаража.
   – Хватит болтать, Билл. Что это ты сияешь, как новенький шиллинг? Уж не получил ли ты прибавку к жалованью, старый развратник?
   – Не то слово! Я получил повышение. Сейчас я охранник. Уже в этот понедельник приступаю к работе. Теперь мне не придется таскать эти тяжеленные мешки. Сиди себе в машине и посматривай направо и налево. Эта работа как раз по мне.
   – И что же ты будешь охранять, старик?
   – Понимаешь, до сих пор в таких машинах не возили ценностей, но сейчас будут возить. Вот я и буду охранять такие грузы, чтобы у плохих мальчиков не возник соблазн завладеть ими.
   – Но ведь это же опасно.
   – А мне нравится риск. Помнишь былые времена, когда мы с тобой, Гарри…
   Когда я через двадцать минут вновь вернулся в кабинет, то неожиданно обнаружил там жену. Ее вид поразил меня: на ней был халатик, который она сшила сама, и она тщательно причесалась. Надо заметить, что Анна отличная портниха. Халатик очень шел ей.
   – Почему здесь пахнет духами?
   Я покраснел.
   – Духи?.. Ах да, мисс Селби… Помнишь ту девушку, которую я подвозил? Она конструирует женское белье. Я же говорил тебе, что она хотела поставить машину в нашем гараже. Будет платить тридцать фунтов в месяц.
   – Чудесно, – лицо Анны посветлело. – У нас много места, возможно, и другие захотят ставить свои машины.
   – Но ведь у нас нет отдельных ворот. Все любят брать ключи с собой, – я постарался перевести разговор на менее щекотливую тему. – Билл получил повышение. Теперь он охранник.
   – Но ведь это же опасно!
   – Он в восторге.
   – И вот что, Гарри…
   Я с тревогой посмотрел на нее.
   – Что еще?
   – Я просуммировала все счета, подлежащие оплате.
   – Мы в глубокой яме?
   – Не то слово! Восемьдесят девять фунтов.
   – Вот это да! – Я просвистел первые такты похоронного марша.
   – Нам не стоило покупать новую бензоколонку, старой было вполне достаточно, ведь мы не продаем много бензина. Я подумала, что если мы уволим Тима, то с колонкой справлюсь я сама.
   – Ты? Еще чего не хватало! Твое дело кухня и квартира! И потом, мне придет в голову стоящая идея, и мы выкрутимся. Это я точно знаю.
   – Какая?
   – Пока не знаю. Но это будет.
   – Ты действительно не хочешь, чтобы я носила эти брюки? Их еще можно носить, а пять фунтов нам нужны…
   Я совершенно не вникал в ее лепет. Поможет ли мне Глория познакомиться с нужными людьми?
   – Гарри…
   – Что такое? – я оторвался от своих мыслей.
   – А она хорошенькая, эта Селби?
   Анна смотрела на меня в упор, и я, не выдержав ее взгляда, отвернулся.
   – Я как-то не обратил на это внимания.
   По виду Анны я понял, что она вот-вот расплачется.
   – Пойду наверх готовить обед.
   Я смотрел, как она поднимается, вслушивался, как скрипят ступеньки, сжимал и разжимал кулаки, ненавидя себя.

Глава 3

   Вчера, после того, как я закрыл гараж, явился Билл, принес два фунта сосисок, рыбы, несколько пакетов картофеля фри и две пинты пива. Он хотел отметить свою новую должность. Я знал, что Анна злится за то, что сравнение с Глорией оказалось не в ее пользу и я не сумел это скрыть. Конечно, будь у нее ноги чуть красивее, и если бы она все время следила за собой, все было бы нормально. Но смотреть на вымазанный мукой подбородок после того, как я любовался хорошенькими ножками в аккуратных нейлоновых чулочках, было выше моих сил.
   Ради Билла мы притворялись веселыми, но я все время думал о Глории, Анне и нашей ссоре. И все же, как мне кажется, Билл заметил, что у меня кошки на душе скребут. Анна была лучшей актрисой и заставила развеселиться Билла. Наконец он ушел, довольный ужином и хорошо проведенным временем.
   Закрыв за ним дверь, я вошел в спальню и увидел, что жена, отвернувшись к стене, довольно неумело притворяется спящей. Я молча улегся рядом и тоже притворился, что уснул. Мы лежали рядом друг с другом и злились. Конечно, можно было бы разрядить напряжение, заняться любовью, но я ждал от Анны первых ласк, а она, видимо, того же дожидалась от меня и не поворачивалась ко мне лицом.
   Как обычно, я проснулся первым, побрился, затем спустился вниз, час продавал бензин, потом вошел в гараж и расчистил место для «Ягуара». Я решил оставить его в гараже, поскольку уже взял деньги и выдал квитанцию. И потом, я почему-то был уверен, что Глория поможет мне выбраться из долгов.
   Здравый смысл подсказывал мне обратное, но в том положении, в котором находился я, было не до здравого смысла. «Она – моя главная надежда», – твердил я себе, но понимал, что просто хочу ее.
   Шел дождь, нудный и унылый. Когда Тим, держа в руках велосипед, вошел в гараж, его волосы совсем промокли. Он сразу заметил расчищенное место, которое я приготовил для «Ягуара».
   – Подмети здесь, Тим. Это место я выделил для машины мисс Селби.
   Его совиные глаза вспыхнули.
   – Это та женщина, что была здесь вчера?
   – Точно. И поторопись.
   Запах кофе напомнил мне, что я еще даже не завтракал.
   Когда я вошел в кухню, то увидел, что на Анне все те же старые джинсы, хотя волосы были аккуратно причесаны и перевязаны красной лентой. И все же у нее была отличная фигурка!
   – Привет, дорогая!
   Она жарила рыбу и даже не обернулась.
   – Вкусно пахнет.
   – Стараюсь, дорогой. Ты хорошо выспался?
   Я обнял ее и усадил на колени.
   – Не обижайся на меня за вчерашнее, милая. Нам ни к чему ссориться.
   – Но я хочу быть уверенной, что нужна тебе. Не сегодня, а все время. И если мы перестанем доверять друг другу, то… сам понимаешь. А эта женщина с ее нарядами беспокоит меня. Ты уверен, что она не заставит тебя потерять голову? И потом, если мы разоримся, чем будем заниматься в будущем? Но если мы будем работать вместе, все будет хорошо. Ведь я тоже могу пойти работать… Ешь, а не то все остынет.
   Мои мысли вновь вернулись к Глории. Действительно ли она сможет помочь мне? В настоящий момент мне оставалось только надеяться на это.
   Позавтракав, я вновь спустился в гараж и увидел Билла.
   – Гарри, хочу сказать тебе пару слов. Как Анна?
   – Нормально, а в чем дело? Ведь нам было так хорошо вчера. Здорово, что ты решил отметить свою новую должность с нами!
   – А как же иначе, ведь вы самые близкие для меня люди здесь.
   Наступила продолжительная пауза. По всему было видно, что Билла что-то беспокоит. Он переминался с ноги на ногу, нерешительно посматривая на меня. Наконец он сказал:
   – Знаешь, Гарри, возможно, это и не мое дело, но мне кажется, у тебя какие-то неприятности, не так ли?
   – Ну, это уж моя головная боль. Тебе-то зачем об этом беспокоиться?
   – А кому же еще? Ведь мы друзья! И если бы неприятности были у меня, ты бы помог мне, не так ли? Вот и мой долг помочь тебе. Пятьдесят фунтов тебя выручат?
   – В этом месяце – несомненно, а потом?
   – А в следующем месяце мы что-нибудь придумаем.
   – Но как я смогу вернуть деньги, если нам приходится экономить даже на воде?
   – Пока что бери деньги, так как они тебе нужны, а уж отдашь, когда сможешь. За это время я накопил сто пятьдесят фунтов, но тратить их решительно не на что. Так что бери деньги и успокойся.
   – О'кей, только тебе придется подождать, пока я отдам.
   – Мне торопиться некуда, я могу и подождать.
   – Только не говори об этом Анне. Ей не нравится, когда я одолживаю деньги.
   Билл с тревогой посмотрел на меня.
   – Как? Я думал, что она в курсе всех твоих дел и ты ничего от нее не скрываешь.
   – Ну конечно же, но ты же знаешь женщин, ей не хочется, чтобы кто-то знал о наших трудностях.
   – Будь с ней поласковее, Гарри, она замечательная женщина.
   – А то! Даже и не знаю, что бы я делал без нее.
   Я проводил его до двери гаража и в этот момент увидел черный «Ягуар». За рулем, в плаще и, как всегда, без шляпы, сидела Глория. Билл лишь мельком взглянул на нее и ушел, а что касается Тима, так тот уставился на девушку с таким видом, словно это было исчадие ада. Но я даже не обратил внимания на это, так как, подобно Тиму, тоже, как завороженный, смотрел на нее. Вот это женщина! У меня даже сердце перестало биться, когда я заметил что-то голубое, мелькнувшее в разрезе юбки, когда она выходила из машины.
   Я подошел к ней. Она улыбнулась и, захлопнув дверцу, сказала:
   – Так я могу оставить здесь машину? Можно ее сегодня вымыть?
   – Разумеется. Все будет сделано по высшему разряду.
   Она глянула в сторону Тима, который до сих пор пребывал в столбняке.
   – Может, мы поговорим в вашем кабинете? Я хочу кое-что вам сказать.
   Вот это глаза! В них, как в глубоком омуте, можно утонуть. Какие немыслимые наслаждения они обещают!
   Едва мы вошли в кабинет, как она сразу закрыла дверь.
   – А где жена?
   – Ушла за провизией.
   – Это хорошо, так как жены видят грех в самых невинных поступках. Гарри, я хочу пригласить вас в субботу на небольшую вечеринку. Там будет один человек. Он занимается ремонтом радиоаппаратуры, и вам стоит поговорить с ним.
   – Я чего-то не понимаю. Ведь я абсолютный нуль в радиотехнике.
   – Это не важно. Он ищет место для студии, и ваш гараж…
   Я сразу понял всю выгоду данного предложения.
   – А вдруг он не согласится?
   – Можете не беспокоиться. Он очень прислушивается к моим советам. У вас есть фрак или приличный костюм?
   Я хотел сказать, что в прошлую субботу заложил в ломбард свой смокинг, но вовремя одумался.
   – Конечно, вы можете взять с собой жену, но вы же знаете, как жены мешают деловым разговорам.
   – В таком случае я приду один.
   – Договорились. После восьми часов я буду ждать.
   С опозданием я вдруг вспомнил, что в субботу мы с Анной и Биллом договорились идти в кино. Что ж, придется отправить Анну с Биллом в кино, а самому…
   – О'кей, можете сделать мне одолжение? Позвоните мне в субботу около семи и, когда я возьму трубку, молчите, как рыба.
   Она сделала понимающие глаза.
   – Вам нужно алиби, не так ли?
   Я покраснел. Она, видя мое смущение, поспешно сказала:
   – Конечно, Гарри, я позвоню.
   – Благодарю, Глория… Вы знаете, Анна скоро вернется…
   – Да, да, я понимаю… – Взяв сумочку и зонтик, она направилась к дверям, но там задержалась. – А кто этот забавный толстяк, с которым мы встретились у входа?
   – Это Билл Метс. Мы с ним вместе воевали во Франции, и это мой большой друг.
   – Он что, почтальон?
   – Пока да, но вчера он получил новую должность. Теперь он охранник.
   – Но разве на почте нужна охрана?
   – Когда возят ценные посылки, то да.
   – Вот как! Мне кажется, он хороший человек.
   Мы уже почти вышли на улицу, но здесь мне не повезло: мы нос к носу столкнулись с Анной. Я заметил, каким взглядом Глория посмотрела на стоптанные туфли Анны, на ее забрызганные грязью чулки. На мое счастье, Анна в этот момент возилась с зонтиком, так что не заметила Глорию. Глория спокойно повернулась и пошла по улице. В этот момент я увидел, что Тим внимательно наблюдал за нами, наполовину высунувшись из-за машины.

Глава 4

   В пятницу днем, сказав Тиму, что мне нужно сходить за свечами зажигания на Чаринг-Кросс, я прямиком направился к Джеку Броссу и взял напрокат вполне приличный смокинг с рубашкой. Положив все это в камеру хранения, я несколько успокоился. Не думайте, что все это не действовало мне на нервы. Не взять Анну с собой, да еще к тому же отказаться идти с ней в кино ради какой-то вечеринки, уже само по себе было достаточным прегрешением, тем более что я шел туда с другой женщиной. К тому же у Анны не было даже вечернего платья.
   В субботу около семи часов вечера Анна уже приготовила ужин и гладила свое единственное приличное платье. Она вся так и светилась от предвкушения того, что мы наконец-то выйдем в люди. Полгода мы вообще никуда не ходили. Я очень хотел признаться ей во всем, но, когда увидел ее раскрасневшуюся, словно девочка, в простеньком платьице, у меня язык не повернулся разочаровать ее.
   – Ты молодец! Прелесть!
   – Все в порядке? – Обняв, она поцеловала меня в щеку. – Все готово. Пирог с кроликом уже подрумянился.
   – Кто тут говорит о пироге? – На кухню вошел Билл в своем лучшем костюме. Вытащив из-за спины большой букет цветов, он протянул их смутившейся Анне и сконфуженно пробормотал:
   – Вот. На углу больше ничего приличного не было. Их нужно сразу же поставить в воду, иначе они завянут.
   Она взяла цветы, зардевшись от смущения. Все же у меня очень красивая жена! Билл смотрел на нее с восхищением.
   – Вот это женщина, Гарри! Как бы я хотел, чтобы и у меня была такая же жена. Только вряд ли, такую можно встретить лишь раз в жизни.
   Мы уселись за стол около семи, но мысль о том, что вот-вот прозвучит звонок Глории, портила мне аппетит. Я готов был под стол провалиться от стыда. Анна сразу заметила мою нервозность.
   – Что с тобой, дорогой?
   И в этот момент раздался телефонный звонок.
   Она сделала попытку взять трубку, но я как ошпаренный вскочил и, опрокинув стул, помчался сам, крича:
   – Я сам! – Краем глаза я заметил удивление Билла и тревожно дрогнувшие губы Анны. Но было уже поздно – я схватил трубку. Низкий женский голос промурлыкал:
   – Это я, Гарри. Ты… Вы просили меня позвонить.
   У меня подкашивались ноги, так она меня волновала.
   – Все в порядке, я буду сразу после восьми.
   – Все о'кей?
   – Да.
   Мне лучше было сейчас же рассказать о вечеринке и о Глории, и о деловом свидании, но взгляд Билла, взгляд мужчины, который все понимает, заставил меня соврать:
   – Извини, дорогая, только что попал в аварию один из моих клиентов…
   Разумеется, они были разочарованы. Анна даже хотела поехать со мной и помочь мне в ремонте машины, но тут уж я проявил твердость.
   – Ты мне будешь только мешать, дорогая.
   Более откровенную глупость я не мог ляпнуть. Анна покраснела и уткнулась в тарелку.
   – Как скажешь, дорогой. Тогда я схожу в кино с Биллом. – Она так смотрела на скатерть, словно видела ее впервые. Уж лучше бы она дала мне пощечину. Я пошел переодеваться, мимоходом отметив, как смотрит на меня Билл. Он сразу сообразил, откуда дует ветер.
   Я заехал в камеру хранения, потом вымылся в небольшом отеле, переоделся и пешком отправился на Нью-Бонд-стрит.
   Двери ее квартиры были свежеокрашены, на окнах жалюзи. В подъезде были развешены горшки с геранью. Все это придавало подъезду французский колорит. Рядом с подъездом стояли три машины: «Кадиллак», «Хамбер» и все тот же «Бьюик», уже знакомый мне. Я еще пребывал в нерешительности, раздумывая, не уйти ли все же домой, но рука сама нажала на кнопку звонка.
   – О, это вы, Гарри!..
   Она была в безукоризненно сидящем на ней черном вечернем платье, дававшем возможность хорошо рассмотреть высокую пышную грудь почти до сосков. Свет ламп переливался на нитке жемчуга, обвивавшей ее шею. В темных волосах переливалась бриллиантовая диадема. Вот это женщина! Как я ее хотел!
   – Не ожидала, что фрак так идет вам. Мальчики умрут от зависти.
   – А вы выглядите как кинозвезда.
   – Ну что вы! Но всегда приятно для женщины услышать комплимент. Я вам нравлюсь?
   – Не то слово!
   – Пойдемте, я познакомлю вас с гостями.
   – А он здесь?
   – Да. Его зовут Дикс. Когда вечер будет в самом разгаре и все немного выпьют, я вам его представлю.
   Глория провела меня в большую гостиную с тяжелыми шторами на окнах. По стенам были развешены бра с колпачками из цветной материи, а в центре комнаты о чем-то судачили три девушки.
   – Встречайте… То есть имею честь представить вам моего нового друга Гарри Колленза.
   Я с удивлением оглянулся на нее, но было уже поздно, она провела меня на середину комнаты.
   – Запоминайте, – быстро сказал она, – Бетти, Мэгги, Нетта. И пусть они не запускают коготки в ваше сердце. Девочки, запомните, на этот вечер он мой.
   Девочки были роскошно одеты и сильно накрашены. Одна рыжая, а две платиновые блондинки. Ни одна из них не произвела на меня впечатления. Глория тем временем взяла меня под руку с видом полновластной хозяйки. Мне совсем не понравилась ее бесцеремонность. Все девицы жеманно улыбнулись, а рыжая Бетти еще и заговорщицки подмигнула.
   Я, повинуясь своему лоцману, повернулся к мужчинам. Трое из них были во фраках, а четвертый – в коротком сером американского покроя пиджаке с разрезами и в галстуке, на желтом фоне которого были вышиты две оскаленные лошадиные морды.
   Высокий, хорошо сложенный мужчина с тяжелой массивной челюстью и маленькими подозрительными глазами внимательно рассматривал меня. На вид ему было около двадцати пяти лет.
   – Эдди, это мистер Колленз.
   Так вот каков этот Дикс! Он мне сразу не понравился.
   – Хэлло, как поживаете? – Сделав шаг, он оказался в футе от меня. У него ясно прослушивался американский акцент. – Рад с вами познакомиться. – Его губы чуть раздвинулись в хищной улыбке. – Отлично! Познакомьтесь с моими друзьями. Берни, Джо и Луис.
   Друзьям было примерно столько же лет, сколько и Диксу. Берни – огненно-рыжий, коротконогий, с удивительно чистой и белой кожей. Джо – здоровенный малый с широченными плечами, как и у Дикса. Луис – тоненький, стройный, с гвоздикой в петлице, этакий великосветский хлыщ с усиками. Кажется, они из кожи вон лезли, чтобы мне понравиться, но не очень преуспели в этом. Глория скользнула за импровизированную стойку бара.
   – Кто что будет пить? Виски?
   – Да, пожалуй.
   Я осмотрелся. Стойка с разнокалиберными бутылками. Перед Глорией стоял серебряный шейкер для коктейлей, вдоль стены – удобные диваны, современная мебель, все так и кричало показной роскошью. В углу громоздился телевизор с экраном устрашающих размеров.
   – Может быть, потанцуем, Гарри?
   – Мне не до танцев.
   – И все же… – Глория выскользнула из-за стойки, и моя рука автоматически обвила ее талию. Она словно ждала этого и тут же прильнула ко мне всем телом. Я почувствовал ее упругую грудь с твердыми сосками, и они дразнили меня, словно два очаровательных шаловливых зверька, вызывая неудержимое желание поласкать их руками. Запах волос Глории дурманил меня, а ее бедра и живот касались моего тела с затаенным смыслом. Обнимая ее, я ощущал прохладу и шелковистость ее кожи. Внизу живота разливалось приятное тепло, вызывая сладостное ощущение. До чего она была соблазнительная и желанная!
   Я с честью выдержал два танца. С такой партнершей это было нетрудно. Она слушалась меня, как породистая лошадь жокея. Когда-то мы с Анной ходили на танцы, но после того, как я приобрел гараж, с этим было покончено.
   Глория улыбнулась.
   – Вы хорошо танцуете, Гарри, не хуже Эдди.
   – Это комплимент?
   – Если хотите, да. Эдди делает хорошо все, за что ни возьмется.
   В данную минуту Дикс топтался возле радиолы, облапав Нетту и, часто переступая ногами, каким-то образом ухитрялся оставаться на месте. В тот момент, когда вся компания вновь вернулась к бару, чтобы подкрепиться виски, я вспомнил Анну. Хорошо, что я не взял ее сюда, такую свеженькую и чистую в своем простеньком платьице. О чем бы она могла побеседовать с этими расфуфыренными красотками? Эти дамочки, судя по поведению, ночные бабочки высокого полета, но низкого приземления. Это видно по тому, как они разговаривают, по их косметике, прическам. Черт возьми, а вдруг это в самом деле обыкновенные шлюхи? Берни, конечно, бывший букмекер. Джо – отставной боксер. А вот Луис, скорее всего, маленький альфонс.
   Что касается Дикса, то он поставил меня в тупик. Разумеется, американец. Глядя на то, как он жует резинку, как держит высокий бокал в крепкой волосатой руке, глядя на его узенькие постоянно бегающие глазки-щелочки, я пришел к выводу, что он выглядит как типичный гангстер из американских третьеразрядных фильмов.
   Глория провозгласила таким тоном, словно только что сделала грандиозное открытие:
   – Мальчики, вы знаете, Гарри прекрасно танцует!
   Дикс повернулся в мою сторону.
   – Даже так? Приятно слышать. Тогда, может быть, я покажу ему один фокус? – Он подошел к камину и взял в руки толстую кочергу.
   – Сейчас Дикс устроит представление! – Глория захлопала в ладоши.
   Дикс быстрым движением завязал кочергу узлом и тут же развязал ее.
   – Сумеешь повторить, дружок?
   Я отрицательно покачал головой. Он швырнул кочергу обратно и вернулся к бару.
   – Эдди, ну вот, кочерга безнадежно испорчена, – Глория сморщила свой хорошенький носик. – И так все знают, что ты самый сильный человек на свете.
   – Помалкивай, пока тебе не дадут слова, – оборвал он ее.
   – Как можно так разговаривать с дамой! У тебя воспитание пещерного человека.
   Неожиданно Дикс фамильярно шлепнул Глорию пониже спины. Она густо покраснела. Кровь ударила мне в голову. Я вскочил со сжатыми кулаками, но Джо мгновенно встал между нами. Дикс между тем нагло улыбался.
   – Успокойся, дружок. А она впредь пусть не лезет со своими глупыми замечаниями.
   Глория злобно глянула на Дикса.
   – У меня останутся синяки.
   – Неужели? Сейчас проверим…
   – Прекрати! – Глория повернулась к Джо. – Поставь музыку, Джо.
   Парочки обнялись, и инцидент был исчерпан. Глория скользнула в мои объятия.
   – Он сделал вам больно?
   Глория рассмеялась.
   – И вы хотели полезть с ним в драку? Гарри, вы моментально проиграли бы. Там, в Америке, Дикс на равных дрался с лучшими боксерами страны. У него необыкновенная реакция и физическая сила. Даже Джо, бывший профессионал, не рискует вступать с ним в поединок.
   – Все равно я бы его ударил.
   Она сжала мои пальцы и еще крепче прижалась ко мне.
   – Я вам верю, Гарри, но Дикс пошутил. Он порой бывает несколько резковат.
   Мы опять танцевали, потом пили, снова танцевали. Вино лилось рекой, как пишут в старинных романах. Возвращаясь после очередного танца, я находил свой бокал полным, и виски было отличного качества. В конце концов все упились до положения риз, и я в том числе. Одна из парочек затеяла ссору. Берни, который все время накачивал Нетту виски, видимо, решил, что она дошла до нужной кондиции, и сделал попытку отправиться в спальню.
   Глория тут же загородила им дорогу.
   – Эдди, скажи им! Они могут развлекаться где угодно, но только не в моей спальне!
   Дикс нехотя проворчал:
   – Вечно ты со своей моралью.
   – Если ты ничего не предпримешь, я сейчас же уйду отсюда.
   Дикс что-то сказал Берни, и тот отпустил Нетту.
   – Поговори лучше с Гарри, Дикс. Сейчас как раз время поговорить о деле.
   Дикс повернулся ко мне.
   – Глория говорила о вас. Я объясню, что нужно будет сделать на первых порах. Там, в гараже, будет склад примерно на сто пятьдесят позиций запасных частей к автомобилям. Все это надо рассортировать и высылать по первому требованию. На первых порах будете получать десять процентов от общей суммы, а затем, возможно, и больше.
   – И какая сумма?
   Он наморщил лоб.
   – Ну, когда как. Но не меньше пятидесяти фунтов в неделю.
   И хотя Дикс сидел рядом, я не мог скрыть удовольствия при мысли о том, что смогу заработать так много денег.
   – Завтра я заеду, чтобы осмотреть помещение. Если оно меня устроит, мы будем работать вместе. Пока же я не могу обещать ничего определенного. Так как, устраивает вас мое предложение?
   Перспектива работать с таким вспыльчивым грубияном меня совсем не прельщала. В нем было что-то такое, что настраивало меня против него. Но пятьдесят фунтов в неделю разом покончили бы со всеми моими финансовыми затруднениями. Уже только ради этого стоило терпеть его наглую физиономию.
   – Согласен. Что я должен делать?
   – Работать на совесть. Если так и будет, мы поладим. Если же нет, то извини.
   Мы вернулись к гостям. Все мирно играли в карты. Я глянул на часы. Половина двенадцатого. Анна, вероятно, уже дома. Как быстро прошел вечер!
   – Мне нужно идти, – прошептал я на ухо Глории.
   – Пусть вначале уйдут гости, а ты пока выпей.
   – Но я не могу дольше оставаться.
   – Глория, дай парню выпить. – Дикс поднял бокал. – За успех! Что-то мне подсказывает, что мы сработаемся. Это идея Глории. Она очень умная девушка.
   – Извините, но мне пора, уже поздно.
   – Какие пустяки! Мы с Глорией едем в клуб. Поехали с нами.
   – Но у него жена. Подожди, Эд, вот женишься, тогда и узнаешь, каково приходится мужу, если он приходит домой в неурочный час.
   – Не волнуйся, в своей семье приказывать буду я.
   – Я провожу тебя, – Глория взяла меня под руку.
   При прощании Дикс так сжал мою руку, что послышался хруст суставов.
   – Ты ему понравился, – доверительно сказала Глория. – Он не всем пожимает руку. Ты определенно произвел на него впечатление. И… – она запнулась. – И на меня тоже.
   Ее глаза сияли, и она была такой обольстительной, что я не выдержал и попытался привлечь ее к себе. Глория сделала попытку освободиться, но от резкого движения из плена платья одна грудь вдруг выскочила, представ передо мной во всем своем очаровании. Глория поспешно, с милым смущением, затолкала ее обратно. Но мне все же удалось поцеловать Глорию. Боже, как она умела целоваться! Вот это женщина! Ее губы, вначале твердые и узкие, вдруг раскрылись, и я ощутил ее жаркий язычок и холодок ровных зубов. Потом медленно, словно нехотя, она высвободилась из моих объятий. Сверкнули глаза.
   – Спокойной ночи, Гарри.
   Дверь бесшумно закрылась, и я остался один в полутемном подъезде. Выйдя на свежий воздух, я глубоко вздохнул. На небе ярко сияли звезды.
   Медленно возвращаясь домой, я обдумывал свои будущие действия. Я все еще чувствовал запах кожи Глории, вспоминал ее рот, мягкие и податливые губы, гибкое тело, упругую грудь. Все это навсегда врезалось в мою память. В голове стоял легкий туман от крепкого виски Дикса. В принципе что я теряю? Не я первый, не я последний. Каждый день в мире происходят тысячи подобных историй. Она хочет меня, я хочу ее, так в чем же дело? Нужно быть круглым идиотом, чтобы упустить подобный шанс. Главное, чтобы Анна ни о чем не догадалась. Если глаз не видит, то и сердце не болит. Позаниматься сексом с Глорией и покончить с этим. А потом жить себе и дальше с Анной, так как она действительно прекрасная жена. В отношении Глории я не обольщался: любовью здесь и не пахло, это был просто голос плоти. Она буквально кричала – возьми меня. А потом я забуду о ней. Это был оптимальный вариант. Анна ничего не будет знать, а я пересплю с самой лучшей женщиной в мире, а затем оставлю ее.
   Уже проходя по Игл-стрит, я думал только о жене. Она славная, и я люблю ее больше всех на свете. Интрижка с Глорией никак не отразится на моем отношении к Анне. Следует только побыстрее получить от Глории то, что я хочу, и забыть об этой истории. Это элементарно просто.
   В спальне горел свет. Анна с распущенными волосами сидела на постели. Глаза у нее были заплаканные.
   – Вот я и вернулся.
   – Я рада, Гарри.
   – Как фильм?
   – Ничего особенного.
   Я был уверен в себе и доволен своими действиями, как никогда. Погоди, бэби, сейчас ты перестанешь смотреть на меня такими осуждающими глазами.
   – Я хочу кое-что сказать тебе, Анна.
   – Может, завтра? Ведь ты устал, Гарри.
   – Послушай, сегодня мне звонил не клиент. Я солгал.
   Она кивнула с показным спокойствием.
   – Я знаю.
   – Как же так? – удивился я. – Откуда ты узнала?
   – Это не важно.
   – А, вот в чем дело! Зря ты так думаешь. Я просто не хотел говорить тебе заранее, чтобы не спугнуть удачу. Ведь я даже не знал, как все могло повернуться.
   Анна с недоверием смотрела на меня.
   – О чем ты?
   – А вот о чем. Я же говорил тебе, что придумаю что-нибудь, что поможет нам выпутаться из долгов. Так вот. Я встречался с одним человеком, с которым меня познакомил один из клиентов. Этот человек хочет арендовать наш гараж под склад и согласен платить за это пятьдесят фунтов в неделю. Так что сейчас ты сможешь купить себе такие наряды, какие только пожелаешь. Именно он и звонил мне вчера.
   Она по-детски всплеснула руками.
   – Ах, Гарри, как ты меня напугал! Но теперь все в порядке. Я так рада! У нас будет все хорошо до тех пор, пока мы вместе.

Глава 5

   Дикс сидел за рулем, небрежно положив на него руки. Рядом сидел Берни. Галстук Дикса, яркий, словно тропическая бабочка, казался неуместным в полумраке гаража, впрочем, он нигде не был бы к месту. На Берни был серый костюм и мягкая шляпа, надвинутая на глаза.
   Эта парочка словно сошла с экрана голливудского фильма о гангстерах. Манера резко открывать двери, буквально выпрыгивать из машины, щурить глаза – ни дать ни взять шайка гангстеров приехала на разборку.
   – Хэлло! – Дикс покачивался с ноги на ногу, держа руки в карманах. – А электрические розетки здесь имеются?
   – Да. Десять штук.
   – А почему здесь так темно?
   – Мы пользуемся переносными лампами, когда ремонтируем машину. Но если вы пожелаете увеличить освещение, то это можно устроить.
   – О'кей, мы здесь все осмотрим, а потом зайдем в кабинет. Договорились?
   Немного разочарованный, я все же вернулся в кабинет и сел за стол. В этот момент Анна в своем лучшем платье зашла ко мне. Ее глаза сверкали от возбуждения.
   – Они приехали?
   – Да, вот их машина. Шикарная, не так ли?
   – Да, но вот ее хозяева не кажутся мне деловыми людьми.
   – Он американец, а они все такие.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →