Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

40 \% продающейся в мире бутилированной воды – водопроводная.

Еще   [X]

 0 

Плоть орхидеи (Чейз Джеймс)

Мастер детективной интриги, король неожиданных сюжетных поворотов, потрясающий знаток человеческих душ, эксперт самых хитроумных полицейских уловок и даже… тонкий ценитель экзотической кухни. Пожалуй, набора этих достоинств с лихвой хватило на добрый десяток авторов детективных историй. Но самое поразительное заключается в том, что все эти качества характеризуют одного замечательного писателя. Первые же страницы знаменитого романа «Плоть орхидеи» послужат пропуском в мир, полный невероятных приключений страшных тайн, – мир книг Джеймса Хедли Чейза, в котором никому еще не было скучно.

Год издания: 1998

Цена: 69.9 руб.



С книгой «Плоть орхидеи» также читают:

Предпросмотр книги «Плоть орхидеи»

Плоть орхидеи

   Мастер детективной интриги, король неожиданных сюжетных поворотов, потрясающий знаток человеческих душ, эксперт самых хитроумных полицейских уловок и даже… тонкий ценитель экзотической кухни. Пожалуй, набора этих достоинств с лихвой хватило на добрый десяток авторов детективных историй. Но самое поразительное заключается в том, что все эти качества характеризуют одного замечательного писателя. Первые же страницы знаменитого романа «Плоть орхидеи» послужат пропуском в мир, полный невероятных приключений страшных тайн, – мир книг Джеймса Хедли Чейза, в котором никому еще не было скучно.


Джеймс Хэдли Чейз Плоть орхидеи

Глава 1

   В конце длинного просторного коридора показалась хорошенькая медсестра. В руках у нее был поднос с ужином. Остановившись возле одной из многочисленных дверей, она поставила поднос на стоящий возле стены белый, покрытый эмалью столик.
   Увидев ее, темноволосый коренастый мужчина широко улыбнулся, обнажив два золотых зуба, но тут же погасил улыбку: с верхнего этажа снова донесся вопль.
   – Она действует мне на нервы, – проворчал он и, приволакивая ногу, подошел к медсестре. – Неужели ничего нельзя сделать?
   – Это из десятого номера, – сказала медсестра, поправив обрамлявшие ее красивое лицо светлые волосы. – Эта больная всегда ведет себя так во время грозы. Надо бы поместить ее в звуконепроницаемый номер.
   – Не проще ли сделать ей укол? – возразил мужчина. – Ее крики вызывают у меня дрожь. Знал бы, что здесь творится, никогда бы не пришел сюда работать.
   – Полноте, Джо, – промолвила медсестра. – Интересно, на что же вы рассчитывали, соглашаясь на работу здесь?
   – Только не на это. Мои нервы уже на пределе. Вы слышали, что эта ведьма из пятнадцатого вчера чуть не вырвала мне глаза?
   – Это мне уже известно, – насмешливо улыбнулась девушка. – Как сказала мне сменщица, вы тряслись как осиновый лист.
   – Это я симулировал. Хотел вытянуть немного коньяка у доктора Траверса. Но этот скупердяй сунул мне под нос нюхательную соль. – Джо замолчал и скривился, пытаясь подавить злость. – Послушайте, как воет ветер. Тут и без того мрачно, да еще эти завывания. Словно погибшая душа жалуется на свою судьбу.
   – Просто вы не в настроении сегодня, – сказала медсестра. – Я люблю ветер.
   – Странная любовь. Ну, я пошел, – сказал Джо.
   Неожиданно вопли перешли в жуткий смех – без эмоций, без радости, особенно страшный на фоне раскатов грома.
   – Этот милый смех вам тоже по душе? – Джо с беспокойством смотрел на медсестру.
   – Мы здесь привыкли к этому. – Девушка равнодушно пожала плечами. – Сумасшедшие как дети. Их поведение – не больше чем попытка объясниться с нами.
   – Что ж, ей это отлично удается, – с сарказмом произнес Джо. – Она может гордиться своими успехами.
   Они замолчали, потом медсестра спросила:
   – Вы уже освободились?
   Джо дружелюбно-насмешливо посмотрел на нее.
   – Могу ли я рассматривать ваши слова как намек на приглашение?
   Она рассмеялась.
   – Боюсь, что нет, Джо, – с сожалением проговорила девушка. – Мне еще нужно накормить восемь больных. Это займет минимум час.
   Джо посмотрел на поднос и заметил:
   – Не слабо кормят в этом заведении. Я-то думал, что они, как звери, получают сквозь решетку кусок сырого мяса. – Он взял с подноса листок сельдерея и принялся жевать.
   – Как вы можете прикасаться к обеду больной! – упрекнула медсестра. – Здесь это не положено.
   – Предупреждать надо, – невозмутимо сказал Джо. – Теперь я уже проглотил это. Вкусно. К тому же что значит для нее листок сельдерея, если в будущем ей светят миллионы.
   – Так вы, оказывается, в курсе дела?
   Джо бросил на нее косой взгляд.
   – Ладно, от меня мало что ускользает из того, что творится здесь. Я приложил ухо к замочной скважине и подслушал разговор доктора Траверса по телефону. Блендиш оставил ей несколько миллионов долларов. – Он присвистнул. – Уму непостижимо… Миллионов!..
   – Увы, пора за работу… Значит, мы не встретимся вечером? – Она лукаво посмотрела на него. – Неужели вы решили потерять вечер, проваляясь в постели?
   Джо скользнул взглядом по ее ладной фигуре.
   – О'кей, встретимся в восемь. Только не заставляйте меня ждать. Посидим в машине в гараже. Кроме других нужных вещей, я могу научить вас водить машину. – Он подмигнул. – Это полезнее рома или джина. – Он ушел, волоча ноги, занятый собой и равнодушный к своей маленькой победе.
   Медсестра посмотрела ему вслед, вздохнула и взялась за ключи, висевшие на тонкой цепочке у нее на поясе.
   Со второго этажа снова послышались крики. Больная, казалось, обрела новые силы, и ее крик заглушил вой бури. Где-то громко хлопнула дверь.
   Медсестра вошла в скудно меблированную палату. У окна стоял железный стол, рядом – привинченное к полу кресло. На потолке тускло светила лампочка под проволочным абажуром. Стены палаты были оббиты светло-голубой материей. У противоположной стены на кровати лежала женщина. По всей видимости, спала.
   Все еще занятая мыслями о Джо, медсестра поставила поднос и подошла к кровати.
   – Проснитесь! – грубо окликнула она больную. – Еще не время спать. Вставайте, я принесла вам ужин.
   Ни единого слова или движения. Медсестре стало не по себе.
   – Да проснитесь же вы! – Она ткнула пальцем в одеяло и, почувствовав что-то мягкое, отдернула руку. Под одеялом была только подушка. Медсестра вздрогнула от предчувствия беды.
   И в этот момент железные пальцы, высунувшиеся из-под кровати, обхватили ее лодыжки и рванули вниз. Медсестра упала на спину. Ужас лишил ее голоса. Падая, она сильно ударилась головой о стол. В шоке несколько мгновений она неподвижно лежала на полу. Потом мысль о том, что она наедине с опасной сумасшедшей, пробудила в ней мужество отчаяния. Но встать не удалось. На нее навалилось что-то тяжелое, что невозможно было сбросить. Медсестра слабо застонала. И вдруг поднос с ужином обрушился ей на голову.

   Сумасшедшая на втором этаже снова зашлась смехом, похожим на лай гиены, – глупым и зловещим. Джо, втянув голову в плечи, словно опасаясь удара, пробежал длинный коридор и спустился по лестнице в подвал. Он был счастлив, что наконец-то оказался в своей комнате, которую разделял с Сэмом Гарландом, шофером доктора Траверса. Гарланд в рубашке и брюках лежал под одеялом на своей узкой постели. Его широкое плоское лицо с закрытыми глазами было повернуто к потолку.
   – Ну и ночка! – воскликнул он, услышав, что вошел Джо. – Я что-то не помню подобной грозы в этом году!
   – Да уж! – согласился Джо, падая в стоявшее около двери кресло. – Да еще эта женщина наверху вопит и хохочет, словно привидение. Бр-р! Мурашки по телу бегают. Нервы уже сдают.
   – Ее даже здесь слышно. А что, если она вырвется и прибежит сюда, когда мы будем спать? – Гарланд выдавил улыбку. – Ворвется сюда и перережет нам глотки. Тогда у нее будет повод для веселья…
   – Хватит каркать, – сказал Джо и внезапно поежился от гнетущего предчувствия. – Что бы мне сейчас хотелось сделать, так это съесть кусок хорошего мяса.
   – Нет ничего проще, – сказал Гарланд, поворачиваясь на своем спартанском ложе. – Та дама как раз прошла в комнату медсестер с бритвой. Она находит очень занятной игру в футбол отрезанной головой. Можешь составить ей компанию в темном коридоре.
   – Все смеешься, – сказал Джо сердито. – Не будь таким самоуверенным. Как ты находишь медсестру, которая дежурит сегодня ночью?
   – Я только однажды с ней разговаривал. – Гарланд вновь закрыл глаза. – Вечно я занят. Это хорошая работа, но я все время занят.
   – Твое счастье, – сказал Джо, качая головой. – Я договорился встретиться с этой блондинкой-медсестрой сегодня в восемь часов. Я думаю, нам будет хорошо с ней в темноте.
   – Ха-ха, – насмешливо сказал Гарланд. – Раскатал губу!
   – У нас свидание в гараже, – сказал Джо. – Можешь не ждать меня сегодня ночью. Это достаточно энергичная дама.
   – Это ее трудности, – улыбнулся Гарланд. – Она может оказаться слишком энергичной…
   Но Джо не слушал его. Наклонившись вперед, он с тревогой смотрел на дверь.
   – Что это с тобой? – изумился Гарланд.
   – Там что-то есть, – прошептал Джо.
   – Наверняка мыши или твоя блондинка-медсестра пришла на свидание, – сказал с улыбкой Гарланд. – Почему бы тебе не проверить?
   Но, видя неподдельную тревогу в глазах Джо, Гарланд сел на постели и тоже прислушался.
   Снаружи что-то отчетливо заскрипело, раз-другой, словно кто-то ногтями провел по стене.
   – Может быть, это Борис Карлов? – сказал Сэм, но улыбка исчезла с его лица. – Сделай одолжение, Джо, посмотри, кто там.
   – Почему бы тебе это самому не сделать? – огрызнулся Джо. – Я же не сделаю этого и за сто баксов.
   Мужчины в ужасе замерли.
   Чья-то рука шарила по двери, затем скрипнули половицы и послышались удаляющиеся шаги. Гарланд отбросил одеяло, а Джо опрокинул стул. Прошло несколько невыносимых секунд, затем открылась дверь черного хода и поток холодного воздуха ворвался в коридор.
   – Кто бы это мог быть? – дрожащим голосом пробормотал Джо.
   – Просто кто-то вышел, дурацкая твоя башка. – Успокоившись, Гарланд вновь сел на постель. – Что это с тобой? Если будешь продолжать в том же духе, скоро сам станешь пациентом этой клиники.
   Джо пригладил волосы.
   – Сам не знаю, что со мной сегодня. Наверняка это все из-за проклятой бури. Да еще крик этой сумасшедшей… – Он никак не мог оторвать глаз от двери.
   – Прекрати! Нервные клетки не восстанавливаются, – насмешливо сказал Гарланд. – Так и психом недолго стать.
   – Слушай, – перебил его Джо. – Никак собака воет.
   Действительно, сквозь бушевавший ветер из сада доносилось унылое завывание собаки.
   – Почему бы псу не повыть, раз захотелось, – нехотя отозвался Гарланд.
   – Он не просто так воет, – сказал Джо. – Он испуган. Слушай, что могло его напугать?
   Они напряженно вслушивались в отчаянный собачий вой, и неожиданно Гарланд тоже занервничал.
   – Теперь и меня проняло, – прошептал он, подходя к окну. – Там никого нет. Давай выйдем и угомоним этого проклятого пса.
   – Иди, если тебе хочется, а я не сдвинусь с места ни за какие коврижки. Посмотри, какая темень!
   И тут пронзительно затрезвонил звонок. Они вздрогнули.
   – Тревога! – закричал Гарланд, натягивая пиджак. – Скорее, Джо! Торопись!
   – Тревога! – повторил Джо и почувствовал, как леденящая дрожь пробежала по спине и поднялась к затылку. – Какая тревога?
   – Сбежал кто-то из сумасшедших. – Гарланд подтолкнул Джо к двери. – Теперь и тебе придется бежать во двор.
   – Наверное, он стоял за нашей дверью, и именно поэтому выл пес, – догадался Джо, но Гарланд его не слушал, он уже мчался по коридору, и Джо, которого одна мысль остаться в одиночестве приводила в ужас, бросился за ним вслед.
   Порывы ветра, шум дождя и вой собаки слились в сплошную отвратительную какофонию…

   Шериф Кэмп рванул с головы шляпу и стряхнул скопившуюся на ее полях воду. Медсестра провела его в кабинет доктора Траверса.
   – Так у вас неприятности, доктор? – Кэмп пожал руку высокому угловатому мужчине. – Кто-то из ваших пациентов вырвался на свободу?
   Траверс кивнул головой. В его глубоко посаженных глазах светилась тревога.
   – Мы сразу же организовали поиски, но не сумели обнаружить. Нам нужна помощь. Ее необходимо поймать, она очень опасна.
   Шериф подкрутил светлые, пожелтевшие от табака усы, глядя на доктора бесцветными глазами.
   – Я нахожусь в очень щекотливом положении, – продолжал Траверс. – Если эта история попадет в газеты и журналы, я разорен. Именно этой, единственной из всех больных, ни в коем случае нельзя было позволить убежать отсюда.
   – Я сделаю все, что в моих силах. – Кэмп уселся на стул. – Можете рассчитывать на меня, доктор.
   – Я знаю, – ответил Траверс, нервно шагая по кабинету. – Эта пациентка – наследница Блендиша, – остановившись, добавил он.
   Кэмп вздрогнул.
   – Джон Блендиш? Знакомая фамилия. Ты имеешь в виду миллионера, дочь которого похитили около двадцати лет назад?
   – Совершенно верно. Необходимо поймать ее, прежде чем кто-то узнает, что она сбежала. Вы помните, какую шумиху вызвало в прошлом году известие о смерти Блендиша? Если это происшествие будет предано огласке, скандала не миновать. Тогда мне останется только одно – закрыть свою клинику.
   – Не волнуйтесь, доктор, – проговорил Кэмп. – Мы найдем ее. Так говорите, это наследница старого Блендиша? Зачем же он оставил деньги сумасшедшей? Это же противоречит здравому смыслу.
   – Она его внучка… Незаконнорожденная. – Траверс понизил голос. – Но это строго между нами.
   – Да что вы говорите?! – воскликнул Кэмп.
   – В свое время дочь Блендиша похитил какой-то дегенерат. Убийца с садистскими наклонностями. Почти три месяца она была в его руках. Когда их отыскали, она сделала попытку покончить жизнь самоубийством, выбросившись из окна. В больнице она прожила около шести месяцев, прежде чем умерла от ран.
   – Мне это известно, – опередил его Кэмп.
   – Но есть кое-что, чего вы не знаете. Перед смертью она родила дочь. Отцом ребенка был ее похититель Гриссон.
   Кэмп невольно присвистнул.
   – Так ваша подопечная – ее дочь?
   Траверс кивнул.
   – Кэрол, внучка мистера Блендиша, была копией матери, и старик не мог выносить ее присутствия. Ее воспитывали приемные родители. Блендиш ни разу не навестил ребенка, но обеспечил внучку всем необходимым. То, что отцом был убийца, заставило его предвзято относиться к девочке. Правда, до восьми лет Кэрол была абсолютно нормальным ребенком, и ничто не свидетельствовало о том, что она унаследовала преступные наклонности отца. Она постоянно находилась под наблюдением. А в десять лет вдруг изменилась. Перестала играть с другими детьми, у нее начали проявляться приступы необузданной ярости. Блендиша предупредили об этом, и он нанял специальную сиделку. Взрывы ярости участились и стали более продолжительными. В девятнадцать лет ее пришлось изолировать. Последние три года она провела в моей клинике.
   – Что вы имели в виду, называя ее опасной?
   – Она не всегда бывает злобной и непредсказуемой. Пожалуй, даже большую часть времени это очаровательная девушка. Несколько месяцев подряд она может вести себя так хорошо, что кажется жестокостью держать ее в клинике. Потом начинается очередной кризис, и она бросается на первого встречного. Налицо одна из самых страшных форм шизофрении, вид двойного существования, как у Джекиля и Хайда. Словно какой-то механизм внезапно срабатывает у нее в голове, превращая ее в опасную сумасшедшую, готовую убивать. Самое неприятное, как я уже сказал, что нельзя предсказать наступление очередного приступа. Злоба рождает в ней огромную физическую силу, и она может легко справиться с мужчиной.
   – Она еще никого не убила? – спросил Кэмп, дергая себя за ус.
   – Пока нет. Причиной заключения в клинику послужил неприятный инцидент. Однажды она случайно увидела, как бьют собаку. Кстати, она очень любит животных. Прежде чем кто-либо успел помешать, она бросилась к мужчине и выцарапала ему глаз. Ее едва оторвали от жертвы. Тот тип возбудил уголовное дело, но Блендиш за кругленькую сумму заставил его замолчать. – Траверс провел рукой по волосам. – Так вот, кто знает, что она может натворить сейчас, находясь на свободе.
   – Да, приятное знакомство, – протянул Кэмп. – Вам положительно не везет. Нужно организовать поиски, а тут еще эта дьявольская гроза.
   – Несколько дней назад было официально оглашено завещание Блендиша, – продолжал Траверс. – Ей досталось около шести миллионов долларов. Если станет известно, что Кэрол удрала и блуждает где-то поблизости, первый же попавшийся негодяй постарается ее заарканить, чтобы наложить лапу на эти деньги.
   – Но ведь ее состояние охраняется попечителями, и деньги находятся в надежном месте.
   – Все гораздо сложнее. По законам нашего штата, если кто-нибудь убежит из сумасшедшего дома и проведет вне его стен пятнадцать дней, надо создавать новую комиссию, и только после компетентного заключения врачей о том, что в этом есть необходимость, ее можно будет снова водворить в клинику. К тому же в завещании Блендиша сказано, что если внучке удастся убежать из сумасшедшего дома и она не будет туда возвращена вовремя, то девушка получит право самостоятельно распоряжаться деньгами. Блендиш никогда не мог смириться с мыслью, что ее болезнь неизлечима. Вот почему завещание составлено таким образом. Наверное, перед смертью он жалел, что так мало интересовался внучкой, и попытался оправдаться перед нею таким щедрым даром. Таким образом, по истечении пятнадцати дней снова поместить ее в клинику будет непросто. Потребуется заключение врачей. Причем, если она переедет в другой штат, там может быть совершенно другой закон.
   – Дело действительно серьезное. Есть ли у нее деньги?
   – Насколько мне известно, нет.
   – Ну а как насчет фотографии?
   – Увы…
   – Тогда по крайней мере хотя бы опишите ее. – Кэмп достал из кармана потрепанную записную книжку.
   – Это не так легко сделать. – Траверс наморщил лоб. – Рост примерно сто шестьдесят пять, огненно-рыжие волосы, большие зеленые глаза. Экстраординарная, прекрасная фигура. Привычка смотреть из-под полуопущенных век, от этого она выглядит неискренней. Единственный внешний признак, который может выдать ее болезнь, – тик в правом углу рта.
   Кэмп старательно записал все.
   – Какие-либо особые приметы имеются?
   – Звездообразный шрам на запястье левой руки, – нехотя произнес Траверс. – Попав сюда в первый раз, она попыталась вскрыть себе вены. Наиболее бросающееся в глаза – это волосы с редким медным отливом. Очень красивы и эффектны.
   – Во что она была одета, когда исчезла?
   – В темно-голубое шерстяное платье и туфли на низком каблуке. Мой водитель сообщил, что исчез его плащ, висевший в коридоре. Думаю, она прихватила его с собой.
   Кэмп поднялся.
   – О'кей. Мне нужно идти. Сейчас же распоряжусь, чтобы начали наблюдение за дорогами и окрестностями. Не волнуйтесь, док, мы обязательно найдем ее.
   Но у Траверса, наблюдавшего, как шериф влезает в автомобиль, вдруг возникло ощущение, что его пациентка для него навсегда потеряна.

   Тяжелый грузовик остановился перед кафе «Энди». Ден Бурнс с трудом поднялся с сиденья и, спотыкаясь от усталости, наклонив голову, побрел по лужам, стараясь уклониться от ветра. Толкнув дверь, он вошел в просторное помещение, заполненное табачным дымом, и уселся за столик недалеко от печки.
   Энди, большой, заплывший жиром мужчина, подошел к нему.
   – Привет, Ден, – сказал он. – Рад видеть тебя опять. Что-то ты неважно выглядишь. Думаю, тебе не стоит ночью садиться за руль. Мог бы отдохнуть у меня. Свободная кровать всегда найдется.
   – Увы, надо ехать дальше, – ответил Ден, хотя действительно едва не валился с ног. – Дай чашку кофе, Энди, и чего-нибудь перекусить. Дело в том, что я завтра должен быть в Оаквиле.
   – Да ты спятил! – возмутился Энди. Он вернулся за стойку, налил чашку кофе и поставил на столик. – Вы, дальнобойщики, просто ненормальные. Мог бы и поспать немного. Держу пари, что ты уже много дней не спал в приличной постели.
   – Да уж, – согласился Ден. – Вот уже почти десять недель, как я купил этот грузовик. Так что ничего не поделаешь. Надо же отрабатывать деньги.
   – Подождал бы немного. Ты очень плохо выглядишь. К тому же дождь зарядил надолго.
   – Да уж, льет как из ведра. – Он торопливо допил кофе. – У меня пять сотен ящиков с грейпфрутами, Энди. Товар скоропортящийся.
   – Сам знаешь, что делаешь, – проворчал Энди. – Как Конни и малыш? Надеюсь, ты возьмешь их в следующую поездку. Буду рад вновь их увидеть.
   Лицо Дена оживилось.
   – С ними все прекрасно. Постараюсь взять их в следующую поездку. Эта выдалась уж очень тяжелой. Надеюсь послезавтра быть дома. И так не видел своих уже целую неделю.
   – И все же дождь мне не нравится. Подождал бы, пока взойдет солнце.
   – Не могу. До встречи, Энди. Надеюсь, следующая поездка будет более легкой.
   – Удачи тебе. – Энди подобрал брошенные на стол деньги. – Будь особенно осторожен в горах. Пока!
   После тепла кафе и выпитого кофе в кабине грузовика было особенно холодно и неуютно, и, как ни странно, это прогнало сон. Ден нажал на газ, и тяжелый грузовик с ревом нырнул в пронизанную дождем темноту.
   Выворачивая на магистраль, он кинул взгляд на освещенные окна психиатрической лечебницы и сморщил нос в недовольной гримасе. Каждый раз, когда он проезжал мимо этого заведения, ему было не по себе. Вдруг кто-нибудь убежит оттуда и выскочит на дорогу. Что тогда? Долгие часы за рулем, монотонно убегающая под колеса дорога, ровный рокот двигателя так и клонили ко сну. Он вновь вспомнил ярко освещенные окна клиники. Интересно, к чему такая иллюминация в столь позднее время?
   Ветер вновь принялся терзать его машину, а дождь с удвоенной энергией забарабанил в лобовое стекло, едва он миновал последние дома городка. Было очень трудно видеть дорогу, но он много лет занимался дальними рейсами, и его руки твердо сжимали руль.
   Вдруг он увидел нечто такое, отчего подался вперед, напряженно вглядываясь во тьму. Фары выхватили из мрака фигурку девушки, стоящей на обочине. Она, казалось, не замечала дождя, который хлестал не переставая, и не сделала ни одного движения, попав в конус света.
   Ден резко нажал на тормоз, и, оставив на шоссе длинные полосы, грузовик остановился. Фары уже не освещали ее, и Ден с трудом различил головку с блестящими волосами. Он поразился, как она могла попасть сюда, в это глухое место.
   – Вас подвезти? – крикнул он, стараясь перекрыть шум ветра и дождя. Затем открыл дверцу машины.
   Девушка не шевельнулась. В темноте белело только ее лицо, и Дену показалось, что она оценивающе рассматривает его.
   – Так вас подвезти? – еще раз спросил он. – Что вы здесь делаете? Ведь идет жуткий дождь.
   – Я поеду с вами, – ровно сказала она каким-то неестественно безжизненным голосом.
   Ден открыл правую дверцу и, перегнувшись через сиденье, помог девушке подняться.
   – Ну и погодка! – заметил он. – Будь она проклята!
   Видя, что незнакомка не закрыла дверцу, он протянул руку и захлопнул ее. В слабом свете щитка он заметил, что она в мужском плаще.
   – Да, погода отвратительная, – согласилась девушка.
   Ден продолжил свой путь. Вдруг ему показалось, что он слышит слабый звук колокола.
   – Что это? – удивленно спросил Ден, глядя на свою спутницу. – Похоже на звук колокола.
   – Это сигнал тревоги, – ответила девушка. – Он означает, что какому-то счастливцу удалось убежать оттуда. – Она рассмеялась странным металлическим смехом, от которого Дену стало не по себе.
   Унылый звон колокола, уносимый ветром, несся им вслед.
   – Вы сказали, что кому-то из больных удалось сбежать? – Ден всматривался в темноту, словно опасался, что сейчас из кустов выпрыгнет вопящий, дергающийся человек. – Держу пари, вы очень обрадовались, когда встретили меня? Куда вы направляетесь?
   – Никуда, – ответила девушка и прижалась лицом к мокрому стеклу, будто пыталась что-то там рассмотреть. Свет упал на ее худые руки, и Ден заметил звездообразный шрам у нее на запястье.
   «У самой артерии, – автоматически отметил он. – Наверное, перепугалась, когда порезалась».
   – Как никуда? Раз вы так отвечаете, значит, едете, наверное, далеко, – улыбнулся он.
   – Я ниоткуда не взялась и никуда не еду. Я – никто, – промолвила она, и в ее ровном голосе послышалась печаль.
   «Отвечая так, она просто хочет дать мне понять, чтобы я не вмешивался в ее дела», – подумал Ден и сказал:
   – Мой путь лежит в Оаквиль. Это вам подойдет?
   – Да, – безразлично сказала она и замолчала.
   Машина начала затяжной подъем в гору. Мотор, работающий на пределе мощности, перегрелся, и в салоне было невыносимо жарко. Духота разморила Дена, и его вновь начало клонить ко сну. Дремота сковывала мысли. Теперь машиной он управлял автоматически, забыв о девушке.
   За последние четыре дня он спал всего шесть часов. Бессонница, казалось, доконает его. Он изо всех сил старался держать голову прямо и смотрел на дорогу сквозь щели слипающихся век. Потом в какой-то момент он потерял контроль над собой и упал головой на руль. Но тут же выпрямился, ругая себя. Навстречу бежала обочина с удивительно зеленой травой, сверкающая в свете фар. Он вцепился в руль, завизжали тормоза… Колеса вспахали землю и снова оказались на асфальте. Ящики с грейпфрутами в кузове сдвинулись и начали раскачиваться. Положение стало угрожающим, и Ден подумал, что грузовик вот-вот опрокинется, но каким-то чудом ему все же удалось удержать равновесие.
   – Извините, – пролепетал он упавшим голосом. – Меня сморил сон. – Он посмотрел на девушку, ожидая увидеть ее помертвевшую от страха. Она спокойно смотрела в окно, словно ничего не случилось. – Вы не испугались? Ведь мы чуть было не сыграли в ящик.
   – Мы могли умереть? – едва слышно прошептала она. Ден с трудом уловил смысл сказанного – настолько хлестал дождь по кабине. – Вы боитесь смерти?
   Ден поморщился. Когда шофер в пути, лучше не говорить о смерти – это приносит несчастье.
   Увидев впереди крутой поворот, он снизил скорость. Уже примерно полчаса они ехали по горной дороге.
   – Сейчас начнется затяжной подъем, – сказал он, выпрямляясь на сиденье, чтобы крепче держать руль. – Посмотрите в окно, этот проклятый горный вид стоит того, чтобы им полюбовались.
   Справа от них высился гранитный кряж, слева манила пропасть, на дне которой находилась лощина. Ден переключил скорость, и тяжелая фура медленно поползла в гору.
   – Здесь очень сильные ветры, – крикнул он девушке. Силы будто снова вернулись к нему.
   Где-то впереди со страшным шумом в долину срывались обломки скал.
   – Ветер дует с долины и сбрасывает камни. В прошлом году примерно на этом месте я потерпел аварию.
   Девушка молчала и даже не посмотрела в его сторону.
   «Она какая-то странная, – подумал Ден, стараясь получше рассмотреть спутницу. – Кажется, очень красивая. – Он зевнул, вспоминая ее слова: „Я ниоткуда и никуда не еду…“ Странно. Может быть, она замешана в какой-то скверной истории? А может быть, она удрала из дома?» Ден покачал головой. Девушка начала тревожить его.
   Следующий поворот был таким сложным, что Ден думать забыл о девушке.
   Ветер свирепо набросился на них. Мотор заглох, и фура остановилась. Потоки дождя залили стекла, ничего не было видно. Проклиная все на свете, Ден включил первую передачу. Грузовик снова двинулся, но непослушные ящики закачались и посыпались на дорогу.
   – Черт возьми! – выругался он. – Сейчас я растеряю все эти проклятые ящики! – Он дал задний ход, осторожно и медленно сползая под уклон. Руль почти не слушался. Он вдруг почувствовал, что задние колеса потеряли сцепление с дорогой и машина медленно съезжает к обочине.
   «Сейчас мы улетим в пропасть!» – подумал он, парализованный страхом. Он решил было открыть дверцу и, спасаясь, выпрыгнуть, но вспомнил о фуре и грузе и до отказа нажал на педаль. Колеса забуксовали, и фургон медленно остановился, удерживаясь над обрывом на трех колесах. Очень медленно Ден тронул машину вперед. Метр за метром удалялся он от пропасти. Каким-то чудом ему удалось доползти до поворота и укрыться за выступом скалы от ревущего ветра.
   Он выключил зажигание, еще не веря, что выбрался из этой переделки живым и невредимым. С пересохшими от волнения губами он без сил откинулся на сиденье. Все мускулы его тела противно ныли от напряжения.
   – Вот это да! – прошептал он, сдвинув шляпу на затылок и вытирая вспотевший лоб рукавом пиджака. – Еще немного, и все было б кончено.
   – И что вы теперь намерены делать? – спросила девушка, по-прежнему спокойная и неподвижная.
   Ден не ответил. Он выскочил из кабины проверить, сколько груза утеряно. В свете фар он видел разбросанные по дороге ящики. Некоторые из них разбились, и грейпфруты желтели в дождевых струях, как живые шарики.
   – Придется подождать до утра, – пробормотал Ден. Он был так измучен, что даже рассердиться у него не хватало сил. Он вновь попал в переделку, и практически на том же месте, что и в прошлом году.
   Внезапно из темноты, словно привидение, освещаемое светом фар, возникла девушка. Ден вздрогнул от неожиданности.
   – У нас авария, – объяснил он. – Я зажгу предупреждающий сигнал и подберу ящики.
   – Мы не едем дальше? – подойдя к нему вплотную, чтобы он мог расслышать ее слова, спросила она.
   – Нет! – с внезапным ожесточением ответил Ден. – Сядьте в кабину и не ходите за мной.
   Он отвернулся и зажег бенгальские огни. Шипя и разбрасывая искры, они осветили мокрую дорогу белым пламенем. Измученный и продрогший Ден, не вполне сознавая, что делает, собрал уцелевшие ящики и забрался в кабину.
   Девушка сидела за рулем, но он слишком устал, чтобы прогнать ее со своего места! Ден плюхнулся рядом и закрыл глаза, уронив подбородок на грудь и тут же проваливаясь в сон.
   Ему снилось, что он ведет фуру. Веет теплый ветер. Ровно гудит мотор. Машина не спеша вписывается в поворот. Он чувствует себя отдохнувшим и полным сил. Рядом сидят его жена Конни и малыш. Они улыбаются ему, радуясь, как ровно идет машина…
   Внезапно сон превращается в кошмар. Руль ломается у него под руками словно бумажный, машина сворачивает в сторону, скользит, повисая над пропастью, и падает вниз… вниз… Ден проснулся. Крик Конни все еще стоял у него в ушах, сердце стучало в сумасшедшем ритме. На одно мгновение ему показалось, что машина в самом деле падает – мотор работал, машину трясло на ухабах. И тут до него дошло, что машина с нарастающей скоростью мчится под уклон. Луч фар выхватывал стремительно несущееся под колеса полотно дороги.
   Буквально оцепенев от страха, все еще не стряхнув с себя остатки сна, Ден рефлекторно потянул на себя ручной тормоз, одновременно нажимая на педаль ножного… Однако ни рука, ни нога не нащупали ничего. И тут только он сообразил, что машину ведет не он, а девушка. Едва его отяжелевший мозг осознал это, как он услышал позади рев полицейской сирены. Теперь он окончательно проснулся, обеспокоенный и рассерженный.
   – Вы что, с ума сошли? – крикнул он. – Остановите машину!
   Она не обратила на него внимания, невозмутимая, как статуя, ведя фуру с такой скоростью, что, казалось, тяжелый грузовик вот-вот рассыплется. С грохотом в кузове перекатывались злополучные ящики.
   Ден не смел оттолкнуть ее, боясь, как бы машина не слетела в кювет. Он только кричал, умоляя остановиться. Она словно оглохла. Позади продолжала выть сирена. Ден высунулся в окошко, пытаясь разглядеть что-либо в темноте. Но увидел лишь одну фару: на мотоцикле за ними гнался полицейский.
   Ден повернулся к девушке.
   – Коп преследует нас за превышение скорости. Он лишь составит протокол о нарушении правил движения. Нам не уйти от него. Остановите машину, слышите?
   – Меня он не поймает, – спокойно проговорила девушка и засмеялась своим металлическим смехом, который так действовал на нервы.
   – Не будьте идиоткой! – Он начал придвигаться к ней. – Мы кончим тем, что врежемся во что-нибудь. С такой фурой нам не уйти от преследования. Тормозите!
   Шоссе перед ними начало расширяться.
   «Сейчас коп догонит и перегородит дорогу, – подумал Ден. – Тем хуже для нее. Пусть сама отвечает, я здесь ни при чем! У нее, видимо, что-то не в порядке с головой».
   Все произошло так, как и предвидел Ден. Грохот мотора, ослепляющий свет фар, и коп уже впереди – коренастый, в черном дождевике, словно слившийся с мотоциклом.
   – Тормозите! – орал Ден. – Он же остановится посреди дороги, чтобы перегородить нам путь! Вы же раздавите его!
   – Я раздавлю его, – спокойно подтвердила девушка.
   Взглянув на нее, он внезапно понял – именно так она и намерена поступить!
   – Вы с ума сошли! – Он повертел пальцем у виска, и внезапно сердце его замерло. Он вспомнил ярко освещенные окна психиатрической клиники… Звук колокола… «Кому-то удалось бежать!..» Этот странный металлический смех… «Я ниоткуда и никуда не еду…» Да ведь она сумасшедшая! Полицейский преследует их, чтобы вернуть ее в клинику!
   Ден отшатнулся, и его замутило от страха. Он должен что-то предпринять, в противном случае она убьет копа, его, Дена, и себя. Но что делать? Если бы только удалось выключить зажигание! Но если она заметит, что он собирается сделать, то перевернет машину. Задыхаясь от волнения, он выглянул в окно. Они вновь шли на подъем. Слева длинный деревянный барьер, выкрашенный белой краской. Он служит ограждением и указывает на то, что дорога здесь очень опасна. Слева пропасть. Поверни эта сумасшедшая чуть влево, и они, вне всякого сомнения, улетят в пропасть.
   Полицейский включил сигнал «Стоп! Полиция!».
   – Остановитесь! – в отчаянии закричал Ден. – Коп преследует не вас, а меня. Вам ничего не угрожает!
   Девушка прочла ярко светящиеся буквы, засмеялась и даже не снизила скорость. Полицейский, не чувствуя опасности, замедлял ход своего мотоцикла.
   «Идиот! – подумал Ден. – Этот парень ведь знает, что она сумасшедшая! Какого черта он не сворачивает? Она же раздавит его, как муху!»
   Высунувшись из окошка, он попробовал предупредить не в меру храброго копа:
   – Пропустите нас! Она же вас раздавит! – Ветер унес слова. Он крикнул еще раз, но с тем же результатом. Полицейский еще больше снизил скорость, держась осевой линии, освещаемый фарами грузовика, радиатор которого находился уже лишь в двадцати метрах от освещенной спины.
   Охваченный паникой, Ден повернулся, чтобы предпринять попытку выключить зажигание, но скрюченные пальцы вцепились ему в лицо, острые ногти расцарапали щеку. Грузовик вильнул, задние колеса вновь оказались на траве. Ден закрыл лицо руками, еще не понимая, что между пальцами течет кровь.
   В это время полицейский инстинктивно почувствовал опасность и оглянулся. Ден мельком увидел его лицо в очках, забрызганных грязью, широко раскрытый, что-то кричащий рот. Коп резко увеличил скорость и на какое-то мгновение оторвался от несущегося на него тяжелого грузовика, но ненадолго. Огромная масса груженой машины ударила по мотоциклу, подбросив его словно пушинку. Ден услышал крик полицейского, треск ломающегося мотоцикла, ударившегося о скалу и вспыхнувшего зловещим факелом. В следующее мгновение колеса проехали по чему-то мягкому.
   Перед ними вновь расстилалось пустынное шоссе.
   – Мерзкая тварь! Ты убила его! – заорал Ден. Не задумываясь больше о последствиях, он вцепился в ключ зажигания, защищаясь свободной рукой от скрюченных пальцев сумасшедшей. Машина запетляла, проезжая в опасной близости от обрыва. На какое-то мгновение лицо Дена оказалось совсем рядом с лицом девушки. Он увидел ее глаза, горящие зеленым пламенем. Выругавшись, он замахнулся кулаком, но машина снова вильнула, и он потерял равновесие. В следующее мгновение, бросив руль, сумасшедшая вцепилась в его глаза, раздирая кожу и веки. Горячая волна крови ослепила Дена. Ничего не видя, он шарил руками, пытаясь найти опору. Стальные руки вцепились ему в горло.
   Фура, сломав ограждение, зависла над пропастью. Фары осветили зияющую пустоту. Какое-то мгновение машина балансировала на краю, затем рухнула в бездну.

   Огромный «Бьюик»-пикап фирмы коммунальных услуг, капот которого сверкал на солнце, без труда одолевал крутой подъем, ведущий к перевалу.
   Стив Ларсон вел машину, в то время как его брат Рой, развалясь на соседнем сиденье, бездумно смотрел на дорогу. Ничто не говорило о том, что это братья, если судить по внешности.
   Высокий мускулистый блондин со смеющимися голубыми глазами, загорелый, как всякий человек, проводящий много времени на воздухе и солнце, Стив казался значительно моложе своих тридцати двух лет. Он был в вельветовых брюках и ковбойской рубашке с засученными рукавами, обнажавшими его сильные руки.
   У темноволосого, на голову ниже младшего брата Роя были тонкие подвижные губы и маленькие темные, как агат, глаза. Суетливые движения свидетельствовали, что он пережил какое-то потрясение и нервы его начали сдавать. Его слишком элегантный костюм казался вычурным и неуместным для путешествия по этому суровому горному краю.
   Стив жил в предгорьях Синих гор и разводил в питомнике лисиц. Ему пришлось бросить питомник, чтобы поехать и встретить на вокзале приехавшего из Нью-Йорка брата. Они не очень ладили друг с другом и много лет не виделись. Стив был заинтересован неожиданным приездом брата.
   Встреча на вокзале была холодной, чему Стив не удивился. И в дороге Рой молчал, явно нервничая, и все время оглядывался, словно проверяя, нет ли за ним погони. Стива это раздражало, но он, зная его вспыльчивый характер, не задавал брату никаких вопросов.
   – Ты неплохо выглядишь, – наконец решил он нарушить молчание. – Ты доволен своими делами?
   – Не очень, – проворчал Рой, снова оглянувшись.
   – Я рад, что ты приехал. Мы столько не виделись, – продолжал Стив, не очень уверенный, что действительно рад встрече. – Ты так неожиданно приехал…
   Если Рой что-то скрывал, а в этом Стив не сомневался, то эти его слова были предложением к доверию и откровенности.
   Но Рой уклончиво ответил:
   – Возможно, перемена обстановки пойдет мне на пользу. В Нью-Йорке летом слишком жарко. – Он угрюмо посмотрел на теряющиеся в облаках вершины. Куда бы он ни глянул, его окружали горы – то с острыми пиками, то с округлыми вершинами, покрытыми ослепительно белым снегом. – Какие зловещие места! – невольно вырвалось у него.
   – Нет, здесь чудесно! Вековая красота! Величественная и незыблемая, – возразил Стив. – Здесь так покойно, не то что в твоем Нью-Йорке. Мой дом находится в двадцати милях от ближайшего человеческого жилья, и целыми неделями я не вижу ни единой живой души.
   – Вот это то, что мне нужно, – оживился Рой. – Я хочу отдохнуть.
   Он поерзал на сиденье и, не удержавшись, бросил взгляд назад. Вид пустынной, извивающейся словно серпантин дороги подействовал на него успокаивающе.
   – Да, здесь мне будет отлично. Правда, долго я не задержусь. А тебе нравится уединение? Не скучаешь?
   – Нет, я себя чувствую превосходно. Скучать некогда, на моем попечении более ста лисиц, и в питомнике у меня нет помощников.
   Рой бросил на него косой жесткий взгляд.
   – А как ты поступаешь, когда тебе нужна женщина?
   – Обхожусь, – ответил Стив, не отрывая глаз от дороги. Он-то знал, что значат женщины для Роя.
   – Ты всегда был размазней. В твоих жилах течет не кровь, а вода. – Рой сдвинул шляпу на затылок. – Уж не хочешь ли ты сказать, что живешь здесь монахом?
   – Я здесь всего год, и у меня пока не было времени думать о женщинах, – коротко ответил Стив.
   Рой проворчал:
   – Мне следовало привезти для тебя какую-нибудь курочку. Я думал, у тебя их здесь целый гарем.
   Они подъехали к развилке.
   – Мы свернем направо, – сказал Стив, меняя тему. – Дорога налево ведет в Оаквиль. Все грузы, доставляемые из Калифорнии, дальнобойщики везут через Оаквиль. А наш путь в горы.
   – Взгляни, похоже, там лежит опрокинутая машина, там, наверху! – вдруг воскликнул Рой, показывая пальцем.
   Стив тотчас затормозил. Он высунулся из окна, рассматривая крутой горный спуск, ведущий в Оаквиль. На боку, зажатый двумя соснами, лежал тяжелый грузовик.
   – Какого дьявола ты остановился! – недовольно буркнул Рой. – Ты что, никогда не видел опрокинутой фуры?
   – Конечно, видел, – ответил Стив, открывая дверцу. – Я вдоволь нагляделся на них. В наших краях это часто случается. Именно поэтому я и хочу посмотреть, нет ли там какого-нибудь несчастного. После вчерашней грозы его вряд ли успели обнаружить.
   – Солидарность горных жителей! – В голосе Роя звучала насмешка. – Хорошо, пойдем, – согласился он. – Я немного разомну ноги.
   Прыгая по камням, они с трудом добрались до фуры. Стив залез на кабину и заглянул внутрь. Рой, опершись о колесо, тяжело дышал.
   – Помоги мне! – крикнул Стив. – Внутри водитель и девушка. Похоже, они мертвы, но надо проверить. – Открыв дверь, он осторожно спустился в кабину. Дотронувшись до руки мужчины, он рефлекторно отдернул руку. – Мертв!
   – Пойдем, – нервно позвал Рой. – Нам здесь нечего прохлаждаться! – Он вновь посмотрел на дорогу. Поскольку в поле зрения не было видно ни одной машины, это вселило в него некоторую уверенность.
   Стив нагнулся и пощупал руку девушки. Она была теплой.
   – Она жива!.. Помоги вытащить ее.
   Ругаясь, Рой вскарабкался на крыло грузовика. Заглянув внутрь, чертыхнулся:
   – Подавай ее сюда! А не то проваландаемся здесь целую вечность!
   Стив осторожно поднял девушку и через разбитое ветровое стекло передал брату. Прежде чем покинуть кабину, он заглянул в лицо водителю и изумился:
   – Ты посмотри! Можно подумать, на него напала дикая кошка! Бедняга!
   – Вот эта кошка! – воскликнул Рой, поднимая руку девушки. – Взгляни на ее ногти! Под ними кожа и кровь. Знаешь, что я думаю? Водитель скорее всего попытался приласкать ее, а она расцарапала ему лицо. Вот они и свалились с обрыва. – Он посмотрел на лицо девушки. – Ну и красотка! Держу пари, этот парень подобрал ее на дороге. Давно я не видел такой красавицы! Трудно осуждать этого идиота, если у него появилось желание поближе узнать ее. Как ты думаешь?
   – Хватит болтать, – недовольно прервал его Стив. – Разве ты не видишь, у нее рана на голове.
   Рой положил девушку на траву. Стив опустился перед ней на колени. Стоявший рядом Рой напряженно рассматривал ее.
   – Оставь ее! – неожиданно крикнул он. – Пусть полежит здесь! Она и без тебя сумеет выкрутиться. Девка, ищущая приключений на дорогах, нигде не пропадет! Тебе же не нужны бабы! Ради Бога, поехали! И без тебя отыщется тип, которому встреча с такой красоткой доставит удовольствие!
   Стив удивленно посмотрел на него.
   – Об этом не может быть и речи. Рана очень серьезная.
   – Тогда положи ее на дороге, а сами уедем. Кто-нибудь, подберет. – Лицо Роя стало подергиваться от нервного тика. – У меня нет ни малейшего желания расхлебывать последствия этой катастрофы.
   – Нужно помочь ей, – рассердился Стив. – Вокруг нет жилья, где бы могли оказать ей помощь. Остается только одно – отвезти ее ко мне и послать за доктором Флемингом.
   Лицо Роя вдруг перекосилось от ярости.
   – Давай! Давай! Я наперед знаю, что из этого получится! Ну ты и простофиля! Первая же попавшаяся юбка свела тебя с ума! Беги, ищи доктора! Признайся, увидев эту потаскушку, ты потерял голову! Вот как ты обходишься без баб!
   Стив рывком выпрямился. Казалось, он сейчас ударит брата. Но лишь с горечью сказал:
   – Ты ничуть не изменился. Видимо, уже никогда не станешь другим, не поймешь нормальных человеческих отношений. В твоей голове могут родиться только грязные помыслы. – Он отвернулся и снова склонился над девушкой, проверяя, нет ли у нее переломов.
   – Что ты щупаешь? Давай раздевай! – не унимался Рой.
   Стив сделал вид, что не слышит. Он нащупал пульс и понял, что у нее жар.
   – Послушай моего совета: не возись с ней. Вот увидишь, ты еще пожалеешь об этом!
   – Замолчи! – крикнул Стив, поднимая девушку с земли.
   – Мое дело предупредить, – не успокаиваясь, пожал плечами Рой. – У меня предчувствие, что она принесет нам массу неприятностей. Мне-то, в сущности, наплевать, я скоро смоюсь отсюда. Но ты останешься.
   Стив, осторожно неся девушку, прошел мимо него.
   Ферма «Силвер Фокс» была расположена в долине, в самом центре массива Синих гор, в восьми тысячах футов над уровнем моря. К ней вела узкая горная дорога, ответвляющаяся от магистрали. Пять миль она петляла среди гор и сосновых боров и заканчивалась у деревянного шале, стоящего на берегу удивительно красивого горного озера, где в изобилии водилась форель.
   Год назад Стив решил бросить работу страхового агента и купил эту ферму, чтобы заняться разведением лисиц. Дело было еще как следует не налажено, но он надеялся, что со временем у него найдутся помощники. И если его что и огорчало, так это изолированность от внешнего мира. Единственным помощником пока был преданный ему пес.
   Если бы Рой был другим, эта проблема моментально разрешилась хотя бы на время, пока он будет здесь гостить. Но Стив знал, что брат если и будет чем, то только источником неприятностей, а не приятным собеседником. В глубине души он даже расстроился, когда узнал, что брат решил навестить его.
   Рой, не заходя в дом, отправился на берег озера, предоставив брату заботу о девушке. Она все еще не приходила в себя.
   Но едва Стив скрылся за дверью, как Рой, опасливо озираясь, бросился к машине. Подняв капот, разъединил пару контактов, вывернул свечу и зашел на веранду. Поразмыслив немного, он пробрался в гостиную и запер шкаф с оружием, сунув ключ в карман.
   Вскоре в гостиную вошел Стив.
   – Ты уже уложил ее в кроватку? – насмешливо спросил Рой.
   – Прекрати зубоскалить! – возмутился Стив. – Ты действуешь мне на нервы. – Хлопнув дверью, он направился к машине.
   Рой усмехнулся и вышел за ним. Он с любопытством наблюдал, как Стив тщетно пытается завести автомобиль. Наконец, полный гнева, он подбежал к брату.
   – Это ты устроил?
   – Разумеется! А в чем, собственно, дело? Какая муха тебя укусила?
   Сдерживаясь, чтобы не броситься на Роя, Стив потребовал:
   – Ты вытащил свечу! Немедленно верни!
   – Нет, она побудет у меня. Я же говорил, чтобы ты оставил девку на дороге. Никто не уедет и не приедет сюда, пока я здесь.
   Стив сжал кулаки.
   – Послушай, Рой! Я не знаю, что у тебя на уме, но я не позволю тебе распоряжаться здесь. Отдай свечу, или я отберу ее силой. Я не хотел бы делать этого, но с таким идиотом, как ты, другого выхода нет.
   – Вот как! – бросил Рой. – А что ты на это скажешь? – В его руке неожиданно появился револьвер. – Будешь настаивать на своем?
   Стив побледнел и сделал шаг назад.
   – С ума сошел? Спрячь эту игрушку!
   – Настало время рассказать тебе, в чем дело, – продолжал Рой, и в его глухом голосе прозвучала угроза. – Слушай внимательно. Я убью тебя так же спокойно, как раздавил бы муху, невзирая на то, что ты мой брат. Для меня ты просто неудачник. – Он подошел к веранде, небрежно играя револьвером. – Я попал в скверное положение, вот почему я здесь. Твой дом – замечательное убежище. Здесь меня никто не станет искать. Твой замечательный доктор Флеминг не появится здесь и не расскажет другим больным, что видел здесь меня. Ничего не поделаешь, девчонка и ты останетесь здесь, пока я не уеду отсюда. И не пытайся перехитрить меня. Были люди и поумнее тебя, но и они обожглись.
   Стив понемногу стал приходить в себя. Он никак не мог поверить в то, что брат говорит серьезно.
   – Послушай, Рой, это же безумие. Ей срочно нужен врач. Дай свечу, и я съезжу за ним.
   – Дубовая ты башка! – усмехнулся Рой. – Я работаю вместе с шайкой Маленького Берни. Надеюсь, ты слышал это имя?
   Стив прочел не один репортаж о кровавых злодеяниях Маленького Берни и его шайки. Он был так же знаменит, как и Джонни Далинжер.
   – Но ведь Маленький Берни – убийца! Его разыскивает полиция.
   Рой рассмеялся.
   – В прошлом году мы тряхнули банк и взяли неплохую добычу. Я был правой рукой Маленького Берни. Это было веселое мероприятие.
   – Так вот оно что! – удивленно проговорил Стив. В его голосе прозвучало осуждение. – Я подозревал, что рано или поздно ты снюхаешься с гангстерами. Это самый легкий путь для такого безвольного дурака, как ты.
   Рой убрал револьвер в кобуру.
   – Сейчас у меня полоса неприятностей, но, если немного отсидеться, все обойдется. Тогда я смогу истратить припрятанную добычу. Я не такой идиот, чтобы хоронить себя в медвежьем углу, где единственная компания – лисицы. Я хочу жить и наслаждаться жизнью.
   Стив медленно приблизился к нему.
   – Лучше отдай оружие, – потребовал он.
   Рой скривил губы в злобной гримасе. Внезапно рука его сделала быстрое движение, и грохнул выстрел, эхом отозвавшийся по другую сторону озера. Пуля обожгла ухо Стива.
   – Следующую я всажу в твою глупую башку с такой же легкостью, если ты будешь продолжать валять дурака. И не надейся, что я промахнусь. Помни, я предупредил тебя. – Рой повернулся на каблуках и вернулся в гостиную, где уселся в кресло.
   Стив понял, что Рой, не задумываясь, выполнит свою угрозу. Но за себя он не беспокоился, его больше волновала участь девушки. Надо самому оказать ей помощь, раз нельзя позвать доктора Флеминга. К счастью, у него имеется аптечка, где наверняка найдется все необходимое, и он умеет накладывать повязки.
   Когда он проходил через гостиную, Рой с усмешкой заметил:
   – Я запер твои ружья. Если тебе понадобится пострелять, только попроси, и я это сделаю.
   Не обращая на него никакого внимания, Стив прошел в спальню и принялся осматривать голову девушки. Осторожно обработав рану, он наложил повязку. И в этот момент девушка вздрогнула и открыла глаза.
   – Вам лучше? – улыбаясь, спросил он.
   Она посмотрела на него огромными зелеными глазами и поднесла руки к голове.
   – У меня очень сильно болит голова, – сказала она. – Где я? Что случилось?
   – Я нашел вас в потерпевшем катастрофу грузовике. Ваша машина рухнула в пропасть. Вы еще легко отделались, у вас рана на голове, но вы вне опасности.
   – Грузовик? Пропасть? – прошептала она. – Я ничего не помню. – Она попыталась встать, но Стив осторожно уложил ее обратно. – Я ничего не понимаю. Что случилось с моей головой?
   – Все в порядке, – успокоил ее Стив. – Сейчас вам лучше поспать. Мы поговорим позже, когда вы проснетесь.
   – Но что со мной случилось? Боюсь, но я даже не могу вспомнить своего имени.
   – Не нужно так волноваться. Вам необходимы покой и отдых. Когда вы немного отдохнете, к вам вернется память, и все встанет на свои места.
   – Вы очень добры, – тихо сказала она, закрывая глаза. – Прошу вас, останьтесь подле меня и не уходите.
   – Хорошо. Я все время буду с вами. Спите.
   Она благодарно улыбнулась и замолчала. По всему было видно, что сил у нее практически не осталось.
   В соседней комнате Рой, сидя в удобном кресле, размышлял о том, что, если бы не эта история с девчонкой, он мог бы спокойно пожить у брата, не раскрывая своих карт. Но теперь придется быть настороже. Стив упрям, и если ему удастся застать его врасплох, неприятностей не оберешься. Услышав подозрительный шорох, он нервно вскочил на ноги, выхватывая револьвер. В гостиную, дружелюбно виляя хвостом, вошла большая дворняга.
   – Фу, черт! – Рой облегченно улыбнулся. – Кажется, ты милый пес, но все же напугал меня.
   Он попытался приласкать пса, но тот метнулся в спальню. В этот момент Стив решал новую проблему. Девушку нужно было раздеть. Ближайшая особа женского пола, которая могла бы помочь ему в этом деликатном деле, жила по другую сторону горы, а это было равносильно тому, что она жила на луне, так как он все равно не мог позвать ее на помощь. Увидев собаку, он немного повеселел.
   – Хелло, Спот, – сказал он. – Ты пришел удивительно вовремя.
   Но, к его удивлению, пес с ворчанием попятился назад. Шерсть его встала дыбом.
   – Что с тобой, глупый?
   Не спуская с девушки глаз, пес пятился назад, затем, жалобно воя, выбежал из спальни, а оттуда выскочил во двор.
   – В этом доме все сошли с ума, – проворчал Стив. Он выдвинул ящик комода и достал оттуда красивую белую пижаму. Подвернув рукава и брюки пижамы, прикинул на глаз их длину и решил, что одежда как раз подойдет девушке.
   Расстегнув платье, Стив обнаружил в рукаве носовой платок с вышитым в уголке именем «Кэрол». Он с недоумением повертел его в руках. Кэрол? Кто она такая? Откуда появилась? Неужели она действительно потеряла память? Настолько, что не помнит, что случилось с ней? Он вновь посмотрел на девушку. Как она красива! Нет, девушки подобного класса не имеют привычки останавливать первого же попавшегося водителя, чтобы найти себе дружка. Похоже, за всем этим кроется какая-то тайна.
   Он стащил с нее туфли, очень осторожно стянул платье, стараясь не прикасаться к больной голове. Под платьем обнаружилось сшитое по индивидуальному заказу нижнее белье, и безупречные формы девушки полностью гармонировали с ним.
   Некоторое время он смотрел на нее. От ее красоты у него перехватило в горле. Поглощенный созерцанием полуобнаженной девушки, он даже не услышал, что в спальне появился Рой. Очень осторожно Стив натянул на девушку пижаму.
   – Ничего себе! – удивленно воскликнул Рой. – Я как-то не обращал на нее внимания. Оказывается, она гораздо красивее, чем я думал!
   Стив опустил девушку на постель и быстро повернулся.
   – Уходи! – сердито прошипел он.
   – Полегче! – Глаза Роя, не отрываясь, смотрели на девушку. – Ну и куколка! И полностью в нашей власти.
   Стив пошел навстречу брату. Глаза его зло блестели.
   – Вон! – повторил он. – И чтобы ноги твоей здесь не было!
   Рой поколебался, потом пожал плечами.
   – О'кей, – сказал он, криво улыбнувшись. – Ты не поверил моему предчувствию. Я предупреждал, чтобы ты не связывался с этой женщиной. Она всецело завладела твоими чувствами. Ты даже не понял, почему так испугался твой пес. Эта девушка накличет на тебя беду, и ты пожалеешь, что встретил ее. – Еще раз улыбнувшись, Рой вышел из спальни.

Глава 2

   Это были очень тяжелые дни для Стива. Нужно было работать на ферме, варить еду и ухаживать за девушкой. Рой совершенно не помогал ему. Он часами сидел на скале, наблюдая за дорогой. Стив понимал, что брат смертельно чего-то боится и потому нервничает. Но что он мог поделать? Только ждать. И в конце концов это принесло свои плоды. Все было спокойно, и к концу недели Рой стал почти дружелюбным, настолько, насколько это позволяли его эгоизм и цинизм. Не было и речи о том, чтобы съездить за доктором.
   Стив понемногу смирился со своим положением. Свою спальню он отдал девушке, а сам ночевал в гостиной вместе с братом. Он видел, что нервы у Роя шалят и временами тот ведет себя как ненормальный. Иногда брат не спал всю ночь, ворочаясь с боку на бок, и, даже задремав, при малейшем шорохе вскакивал.
   Он был рад, что Кэрол день ото дня чувствовала себя все лучше. Правда, первые два дня ей было очень плохо, и Стив неотлучно находился подле нее. Наконец температура спала, и рана начала затягиваться. Силы девушки быстро восстанавливались.
   Однако она по-прежнему ничего не вспомнила ни об аварии, ни о том, кто она такая. Она полностью доверяла Стиву, даже перестала стесняться его. Между ними установились простые дружеские отношения. Это одновременно озадачивало Стива и рождало глубокую привязанность. Он влюбился в Кэрол, не сознавая этого.
   Стив никогда не был смелым с женщинами. Вначале, когда Кэрол была плоха, он относился к ней как к сестре. Но когда девушка встала на ноги и все время старалась быть рядом с ним, выказывая при этом откровенную симпатию, Стив растерялся.
   Не подозревая о болезни Кэрол, Стив объяснил себе потерю памяти катастрофой, в которую она попала. Девушка словно превратилась в ребенка. Стив твердил себе, что не имеет права воспользоваться ее состоянием. Он был с нею сдержанным, полагая, что, поправившись, Кэрол поймет свою ошибку, приняв за любовь обычную благодарность.
   Рой тоже положил глаз на Кэрол, считая ее легкой добычей. Мысль об этом крепко засела у него в голове. Правда, Кэрол не обращала на него внимания, и он видел, как она относится к Стиву. Но это не смущало Роя. Он был уверен, что, как только окажется с ней наедине, все будет в порядке. Однажды утром, сидя на берегу озера, он увидел спускавшуюся по тропинке Кэрол. Рой преградил ей путь.
   – Добрый день! – сказал он, впиваясь в девушку взглядом.
   Солнечные лучи пронизывали ее волосы цвета старого золота, и она была ослепительно хороша в эту минуту.
   – Где вы были?
   – Кормила лисиц, – спокойно ответила она. – Я ищу Стива. Пропустите меня.
   – А я хочу поговорить с вами. – Рой подошел ближе. – Пора нам познакомиться поближе.
   – Я пойду к Стиву, – повторила она, пытаясь пройти.
   Он снова задержал ее.
   – Пусть Стив немного поскучает в одиночестве. Я хочу сказать, что вы мне очень нравитесь.
   Он притянул девушку к себе. Она не сопротивлялась, безучастная к его действиям. Отвернувшись, она смотрела в сторону дома. Рой почувствовал аромат ее волос и шелковистое прикосновение их к своей щеке. Но у него вдруг появилось ощущение, будто он обнимает манекен из универсального магазина. Однако апатия девушки не смутила его. Три недели без женщины, не слишком ли много? Он не привык к этому. К тому же он был высокого мнения о своей внешности, полагая, что ни одна женщина не сможет устоять, если он окажет ей знаки внимания.
   – Пустите меня. Прошу вас! – все так же без эмоций попросила она. – Я хочу пройти к Стиву.
   – Не пропадет ваш Стив, – грубо сказал он, сжимая девушку. Он заглянул в огромные безразличные глаза и впился в ее губы. Она и на этот раз не сделала попытки сопротивляться, но и не отвечала на его ласки. Кровь пульсировала в висках Роя. Он подхватил девушку на руки, собираясь бросить на траву.
   Сильный удар остановил Роя. С проклятием выпустив Кэрол, он развернулся и увидел искаженное гневом лицо Стива. Не успев выхватить револьвер, он получил второй удар, уложивший его на ковер из сосновых игл.
   – Если ты еще раз пристанешь к Кэрол, – кипя от ярости, сказал Стив, – я сверну тебе шею.
   Он обнял Кэрол и повел ее в дом.
   – Зачем вы ударили его? – спросила Кэрол, счастливая, что Стив рядом. – Мне было это совершенно безразлично.
   – Я не хочу, чтобы он пугал вас, – возразил Стив, любуясь ею.
   – Я не боюсь его. Я его просто не люблю. Если вы не хотите, чтобы он вел себя со мной так, я ему не позволю. Я не знала, что вам это не понравится.
   Стив задумчиво посмотрел на Кэрол. Как странно она рассуждает, совсем как ребенок!
   Рой медленно поднялся и посмотрел вслед уходящей Кэрол. Радость от того, что она не оттолкнула его, что он был так близок к цели, заглушила злость на Стива. Он целовал Кэрол, и если бы не Стив, то…
   Наступила тихая, спокойная ночь. Легкий бриз колыхал верхушки сосен. Вода лениво плескалась о деревянную пристань.
   Рой думал о том, как пройти в комнату Кэрол, не разбудив брата. Только бы попасть к ней в комнату, все остальное произойдет само собой. Он в этом не сомневался. Он трепетал при одной мысли, что снова почувствует в своих объятиях это молодое крепкое тело. Приподнявшись, он посмотрел на Стива. И вдруг услышал снаружи какой-то шорох. Это заставило его моментально забыть о Кэрол, сердце сжалось от страха. Мимо окна мелькнула чья-то тень, быстрая и молчаливая, и тут же исчезла. Рой замер от страха, не в силах оторвать взгляд от окна. Заскрипели половицы. Кто-то приближался к двери комнаты. Рой растолкал брата. Стив сел на кровати. Пальцы Роя клещами вцепились в его руку. Увидев белое лицо брата, Стив сразу понял: что-то случилось.
   – Там кто-то ходит, – дрожащим голосом сказал Рой. – Послушай.
   Со стороны озера донесся вой пса Спота.
   Стив подбежал к окну.
   – Успокойся, это Кэрол.
   Рой с трудом перевел дыхание.
   – Кэрол? Ты в этом уверен? Что она там делает?
   – Я же вижу, что это она, – проговорил Стив и выскочил в окно. После недолгого колебания Рой присоединился к нему. Босая Кэрол ходила взад-вперед по веранде. На ней была пижама Стива.
   – Вот ведьма! Ну и натерпелся я из-за нее страха. Что она здесь делает?
   – Молчи! – прошептал Стив. – Может, она лунатик?
   Рой выругался. Теперь, когда страх прошел, он снова почувствовал желание. В белой ночной пижаме, с рыжими раскинувшимися по плечам волосами и голыми ногами, Кэрол взволновала его. Кровь прилила к голове Роя.
   – Как она соблазнительна! – не удержался он. – Какая фигурка!
   Стив пропустил его слова мимо ушей. Ему было не до красоты девушки. Его встревожило ее состояние.
   Внезапно Кэрол остановилась и посмотрела в их сторону, будто почувствовав, что за ней наблюдают. При свете луны им было хорошо видно ее лицо, и они с удивлением увидели, как изменилось его выражение. Она стала похожа на дикое животное, губа подергивалась в нервном тике, глаза, огромные, как озера, были лишены всякого выражения. Стив не узнал ее. Снова послышался жалобный вой Спота, и Кэрол повернулась в его сторону. Весь ее облик изменился. Движения стали какие-то вкрадчивые, в них таилась угроза.
   Спот выл, не переставая. И тут Кэрол через окно влезла в свою комнату.
   – Вот это да! Что ты думаешь по этому поводу? – Голос Роя прерывался. – Ты видел ее лицо?
   – Да, – задумчиво ответил Стив. – Пойду посмотрю, что она делает.
   – Будь осторожен, не то она еще вырвет тебе глаза. По-моему, она способна на любую гадость.
   Стив надел халат, взял электрический фонарик и вышел в коридор. Потом осторожно открыл дверь комнаты Кэрол.
   Закрыв глаза, девушка лежала на кровати. Она казалась такой же спокойной и красивой, как и всегда.
   Стив окликнул ее, но она не ответила.
   Он немного постоял, глядя на нее, потом вышел и осторожно прикрыл за собой дверь.
   В оставшуюся часть ночи он так и не уснул.

   Сэм Гарланд и Джо мыли санитарную машину во дворе клиники Гленвиля.
   – Посмотри! – сказал Сэм, протирая крыло. – Еще один журналист появился, чтоб ему пусто было.
   Джо улыбнулся, обнажив золотые зубы.
   – Этот тип мне нравится, – сказал он. – В его рассуждениях есть логика. Может быть, нам удастся вытянуть из него немного денег.
   – Неплохая идея, – ответил Сэм, отступая назад, чтобы полюбоваться сверкающим на солнце хромированным радиатором.
   Фил Магарт, высокий и худощавый, развинченной походкой приближался к ним. Всю неделю он вертелся в окрестностях, пытаясь побольше разузнать о бежавшей из гленвильской клиники больной. Но за исключением лаконичного сообщения доктора Траверса о случившемся факте ничего больше не вытянул. Шериф вообще отказался разговаривать на эту тему, послав его подальше.
   Магарт работал репортером местной и еще нескольких провинциальных газет Среднего Запада. Он был дотошен, раскапывая факты об интересных событиях и происшествиях. И на этот раз он почувствовал, что за заурядным исчезновением сумасшедшей кроется что-то более серьезное. Иначе персонал не молчал бы. Перебрав многих, журналист вышел на Гарланда и Джо.
   – Салют, ребята! – сказал он, останавливаясь возле них. – Ну как, нашли вашу ненормальную?
   – А что вы нас об этом спрашиваете? – пожал плечами Гарланд. – Мы знаем то же, что и все, не так ли, Джо?
   – Это уж точно, – отозвался тот, подмигивая Магарту.
   – А я почему-то решил, что вы знаете больше. – Магарт позвякал монетами в кармане. – Уж имя вы, конечно, знаете. Я могу себе позволить потратить кое-какие деньги в обмен на информацию.
   Джо и Гарланд навострили уши.
   – Как много вы можете уплатить? – осторожно спросил Гарланд.
   – Достаточно солидную сумму. Но я должен быть уверен, что новость стоит того.
   – Не сомневайтесь, – отозвался Гарланд, глядя на своего сообщника. – Думаю, сто баксов будет в самый раз, не так ли, Джо?
   – Именно, – ответил Джо, потирая руки. – Сто долларов каждому.
   Магарт вздрогнул.
   – Я мог бы попытаться разговорить блондинку-медсестру. Два синяка под ее глазами красноречиво свидетельствуют о том, что у нее имеется кое-какая информация, и за двести долларов она обязательно поделится ею со мной.
   Гарланд сделал строгое лицо.
   – Не думаю, что вам это удастся. Наша медсестра очень строгих правил.
   – И все же стоит попытаться, – упорствовал Магарт. – Мне она показалась достаточно энергичной женщиной. – Он сдвинул шляпу на нос, в упор глядя на Гарланда. – Так как насчет ста долларов?
   Гарланд и Джо переглянулись.
   – О'кей, – вздохнул Гарланд. – Мы согласны.
   – Надеюсь, это хорошая информация? – требовательно спросил Магарт.
   – Не то слово – это сенсационная информация, – сказал Гарланд. – Достойная первых страниц центральных газет.
   – Большая, чем Пирл-Харбор, – подтвердил Джо.
   – Большая, чем атомная бомба, – добавил Гарланд, не моргнув глазом.
   Магарту ничего не оставалось, как вытащить пачку банкнот и отсчитать пять билетов по двадцать долларов.
   – Так скажите в двух словах, в чем здесь дело? – сказал он, передавая деньги. – Я слушаю.
   – Это наследница Джона Блендиша. – Сэм схватил банкноты. – Что вы об этом думаете?
   Магарт сделал шаг вперед.
   – Что за чушь вы мелете? – хриплым от волнения голосом сказал он. – Этого просто не может быть!
   – Все верно. – Сэм удивился. – Неужели вы ничего не слышали о Джоне Блендише? Он очень богат, и двадцать лет назад у него похитили дочь…

   На следующее утро Стив и Кэрол завтракали вместе. Рой еще раньше отправился удить форель.
   – Вы хорошо спали этой ночью? – осторожно спросил он, наливая кофе.
   – Всю ночь я видела сны, – ответила она.
   – А вы не вставали ночью? – улыбаясь, спросил Стив. – Мне показалось, ночью кто-то ходил по дому. Или это мне приснилось?
   – Нет, – сказала она, дотрагиваясь тонкими пальчиками до висков. – Было что-то, но я никак не могу вспомнить. Это меня пугает. – Она судорожно схватила руку Стива. – Что бы я делала без вас! Я чувствую себя в полной безопасности рядом с вами.
   Погладив ее руку, Стив смущенно улыбнулся.
   – Не бойтесь, все обойдется. Что же вам приснилось, Кэрол?
   – Не помню точно. Но у меня ощущение, что каждую ночь я вижу один и тот же сон. Я вижу во сне больницу, сиделку. Я не знаю, чем она занята, но это всегда одна и та же женщина. У нее в глазах застыл ужас, и она наклоняется ко мне. Я всегда просыпаюсь в этот момент, а окружающая темнота наводит на меня еще больший страх.
   Потом Стив все время думал о Кэрол. Он был полон тревоги за нее и тогда, когда вернулся Рой. Молчаливый и напряженный, Рой не спускал глаз с Кэрол. Вечером, когда Стив запер входную дверь и вошел в спальню, Рой притворился спящим.
   Стив посмотрел на брата, пожал плечами и тоже лег. Присутствие Роя тяготило и смущало его, он не мог дождаться, когда брат уедет.
   Среди ночи Рой приподнялся и окликнул Стива. Убедившись, что тот спит, он сбросил покрывало. Весь день он мечтал о Кэрол, доводя себя до исступления, и еле сдерживал нетерпение. Ведь она не упиралась, когда он целовал ее, и, если он сейчас не разбудит брата, дело будет в шляпе.
   Стив зашевелился во сне. Рой замер. Но Стив не проснулся. Рой выскользнул в коридор и осторожно прикрыл дверь.
   Комната Кэрол находилась в конце коридора. Было темно. За окном в листве деревьев шелестел ветер, в озере плескалась вода.
   Рой повернул ручку двери и бесшумно вошел к Кэрол. Она лежала на кровати. Руки обнажены, волосы, словно желтый ореол, рассыпались вокруг головы по подушке. Освещенная луной, она была прекрасна. Едва он появился на пороге, девушка открыла глаза. Она не казалась испуганной.
   – Добрый вечер, малышка, – произнес Рой. Он никак не мог найти нужных слов. Тело его горело как в огне. – Я пришел тебя развлечь.
   Кэрол молча наблюдала за тем, как он пересекает спальню.
   – Надеюсь, я не испугал тебя? – Ее красота приводила его в исступление.
   – Нет! – тихо ответила она. – Я знала, что вы придете. Видела это во сне.
   – Вы действительно хотели меня видеть? – Рой не верил своим ушам. Он присел рядом с девушкой.
   Она внимательно смотрела на него.
   – Весь вечер я ловила на себе ваш взгляд. Я была уверена, что вы придете.
   Рой широко улыбнулся.
   – Весь вечер я думал только о вас. – Он положил пальцы на руку Кэрол, теплую и мягкую. Она не сбросила его руки. – Я так хотел поцеловать вас.
   – Стив этого не хочет.
   – Стив ничего не узнает. Он спит. Вам нравится целоваться со мной? – Он наклонился к лицу Кэрол и дотронулся до ее груди.
   Она, не шевелясь, смотрела на него и словно не видела.
   – Снимите ее, – прошептал он, дотрагиваясь руками до пижамы. – Послушайте меня, Кэрол, я не сделаю вам плохо.
   Увидев, что она механически расстегивает пуговицы, открывая белую грудь, он очень удивился.
   – Ты прекрасна! – прошептал он первые пришедшие на ум слова. – Ты просто восхитительна!
   Рука его легла на грудь Кэрол.
   Взгляд Кэрол затуманился. Он просунул руку под ее спину и приподнял девушку.
   Вдруг у нее вырвался негромкий металлический смех, и это так поразило Роя, что он застыл.
   – Чему вы смеетесь? – сердито спросил он и тут же впился поцелуем в ее губы.
   Какое-то мгновение она оставалась неподвижной, потом ее руки скользнули Рою на затылок, пальцы впились в шею, а зубы волчьей хваткой вцепились в губы Роя.
   Стив внезапно проснулся и сел на постели с тревожно колотящимся сердцем. «Что разбудило меня? – подумал он и бросил взгляд на кровать Роя. Брат, похоже, спал, под одеялом угадывалась его фигура. – Почему же я так внезапно проснулся? Может, опять не спит Кэрол?»
   Он встал и подошел к окну. Веранда была пуста. Внизу у амбара он увидел Спота. Пес не издавал ни звука, глядя в сторону дома. Стив покачал головой и зевнул, намереваясь снова улечься.
   «Наверное, все же что-то приснилось», – подумал он. Но, возвращаясь в постель, он разглядел, что кровать Роя пуста.
   «Кэрол!» – мелькнуло в голове, и он бросился к двери. Он бежал, а дом наполнялся жуткими криками и стонами. Прерывающийся голос молил:
   – Стив! Стив! Скорее! Помоги!
   В коридоре, спотыкаясь, закрыв лицо руками, брел, согнувшись, Рой, и сквозь его пальцы крупные капли крови падали на пол.
   – Что случилось? – Стив оцепенел от ужаса.
   – Мои глаза! – рыдал Рой. – Она вырвала мне глаза! Помоги мне, Стив! Сделай что-нибудь!
   Стив оттолкнул его.
   – Что ты сделал с ней? – закричал он и побежал к Кэрол.
   Спальня была пуста. Он выбежал на веранду и вдруг остановился как вкопанный. Кэрол стояла на верхней ступеньке лестницы, и взгляд ее был устремлен на Стива. Никогда еще он не видел такой дикой красоты. Волосы Кэрол отливали красной медью, кожа была похожа на белый шелк и в лунном свете резко выделялась на темном фоне стены. Она неподвижно стояла с обнаженной грудью, с протянутыми пальцами, скрюченными, как у птицы. Красивое дикое животное! Ее вид ошеломил Стива и одновременно привел в восторг. Отвернувшись от него, Кэрол спустилась с лестницы и исчезла во дворе.
   – Кэрол! – крикнул он. – Вернитесь!
   Не отвечая, она с невероятной скоростью скрылась в лесу. Стив не знал, что делать. Из коридора доносились стоны Роя, и он поспешил к нему на помощь.
   – Возьми себя в руки! – нетерпеливо прикрикнул Стив. – Скоро твои царапины заживут.
   – Господи, да я же говорю: она выцарапала мне глаза! Смотри! – Рой отнял от лица руки.
   Стив отшатнулся, почувствовал приступ тошноты. Зрелище было ужасным. Глаза Роя заливала кровь. Лицо пересекали глубокие царапины. Ему действительно было очень плохо. Прислонившись к стене, он дрожал всем телом.
   – Спаси мои глаза! – умолял он. – Если ты мне не поможешь, я ослепну. Не уходи, Стив! Она может вернуться. Она сумасшедшая! Преступница! Только посмотри, что она со мной сделала!
   Стив взял его под руку и потащил в спальню. Уложив на кровать, попытался успокоить.
   – Не волнуйся, сейчас промою твои глаза и наложу повязку.
   Он поставил кипятить воду и отправился за аптечкой.
   – Не уходи! – стонал Рой. – Я ничего не вижу. Она может вернуться! Я ослеп! Я знаю, что ослеп! Будь рядом. Они ищут меня и, если найдут, убьют! Теперь я совершенно беззащитен. Я в их власти, если ты не поможешь мне!
   – Кто тебя преследует? – спросил Стив, наливая воду в таз.
   – Сулливаны! – Рой ощупью пытался найти руку брата. – Ты знаешь, кто это? Конечно, нет! О, их никто не знает! Они работают очень аккуратно. Это наемники… профессиональные убийцы. Маленький Берни нанял их, чтобы они убили меня.
   – Здесь они тебя не найдут. Ты в полной безопасности. Давай я промою тебе глаза. Потерпи, если будет больно.
   – Не прикасайся ко мне! – крикнул Рой, вжимая голову в подушку. – Подожди!
   Стив кивнул.
   – Что ты сделал с Кэрол? – спросил он, когда брат немного успокоился.
   – Ничего. Она позвала меня к себе. Поверь. Она позволила себя поцеловать. Я не смог сдержаться, и она впилась в меня с такой силой, что я не смог оторвать ее от себя. Она обняла меня за шею… кусала мои губы… Это было ужасно. Глаза ее сверкали. Я стал вырываться, и когда мне это почти удалось, она ногтями впилась в мое лицо. У нее ногти, как у тигра! Она сумасшедшая!.. Настоящий дикий зверь!
   – Ты испугал ее, – холодно сказал Стив. – Я же предупреждал, чтобы ты не вертелся возле нее.
   – Если сюда явятся Сулливаны… что я буду делать, Стив? Ты же не дашь им убить меня? – Рой лихорадочно зашарил рукой под подушкой. – Вот револьвер!.. Стреляй сразу же, едва их увидишь.
   – Успокойся, – нетерпеливо сказал Стив. – Здесь ты в полной безопасности.
   – Ты их не знаешь. Это профессиональные убийцы. У них еще никогда не было осечек. Берни хорошо заплатил им. Они найдут меня. Обязательно найдут!..
   – Но почему? – требовательно спросил Стив. – Почему Маленький Берни хочет убить тебя?
   – Берни и я ограбили банк. Маленький Берни много раз оставлял меня с носом, и на сей раз я решил рассчитаться с ним той же монетой. Прихватив деньги, я удрал. Двадцать тысяч долларов – неплохие деньги. Но Берни нанял Сулливанов, и теперь они идут по моему следу.
   – Они не найдут тебя здесь, – попытался успокоить его Стив.
   – Найдут, – безнадежно ответил Рой. – Не расставайся с револьвером. Стреляй, как только их увидишь… Они похожи на двух черных воронов… такие же одинаковые… два черных ворона…
   – Ложись. Я попробую остановить кровь. – Стив уложил брата на спину. – Лежи спокойно.
   Рой молча терпел, пока Стив накладывал повязку на его израненные глаза.

   Два черных ворона.
   Это описание отлично подходило Сулливанам. В черных пальто, черных брюках, скрывающих слоновьи ноги, в черных туфлях и черных фетровых шпяпах, они выглядели зловеще.
   Несколько лет назад они выступали в бродячем цирке под именем братьев Сулливан. На самом деле они не были братьями. Их настоящие имена Макс Геза и Фрэнк Курт. Они великолепно метали ножи, прекрасно стреляли и были ловкими иллюзионистами. Гвоздем их программы было метание ножей в освещенную ярким светом женщину, привязанную в центре обтянутой черным бархатом доски. Зал же был погружен в темноту. Ножи один за другим вонзались в черный бархат на расстоянии трех сантиметров от вздрагивающей артистки.
   Аттракцион действительно был сенсационным, и Сулливаны могли бы им кормиться еще много лет. Но им пришлось расстаться с партнершей, а затем и с цирком. Она увлеклась клоуном и бросила их. Сулливаны попытались найти другую партнершу, но не смогли. Никто не соглашался за мизерную плату ходить рядом со смертью, а после представления еще и удовлетворять желания братьев. Тогда они заявили директору цирка, что уйдут. Тот отказался расторгнуть контракт, и не без причины. Их номер пользовался огромной популярностью. Директор договорился со случайной девушкой, пообещав ей хорошие деньги. Но Сулливаны уже сделали свой выбор. В один прекрасный день Макс нашел выход из положения: он бросил нож так, что тот пригвоздил дрожащую девушку к черному бархату, пронзив ей горло. Так закончился их номер, так был разорван контракт.
   Уйдя из цирка, они вскоре оказались в среде гангстеров, найдя работу по вкусу. Они стали наемными убийцами. На чужую смерть Макс смотрел как на захватывающее зрелище, испытывая при этом патологическое удовольствие.
   «Профессиональный убийца, – рассуждал он, – необходим для современного общества. Раз нет мотива убийства, то и убийцу очень трудно отыскать, следовательно, я вне опасности. Надо только поумнее все спланировать, чтобы казнь прошла гладко».
   Фрэнк разделял его взгляды. Он не был мастером по части идей, но Макс знал, что лучшего помощника ему не найти. Среди воротил черного бизнеса и гангстеров они распустили слух, что за три тысячи долларов плюс сто долларов на текущие расходы в течение недели они уберут кого угодно. Это принесло свои плоды. От заказчиков не было отбою.
   Мощный черный «Паккард» Сулливанов колесил по всей стране. Эти зловещие вороны молчаливо и неотвратимо несли с собой смерть. И всегда им удавалось оставаться безнаказанными. Полиция не имела ни малейшего представления о их деятельности, потому что жертвы не могли обратиться к защите закона. Иногда обреченному удавалось притаиться, но Сулливанов это не смущало. Рано или поздно смерть настигала жертву. Чтобы выполнить задание, им нужны были фотография, адрес и имя. Розыск «клиента» входил в их обязанности. Расходов у них почти не было, и сотни баксов с лихвой хватало на неделю. Очередные три тысячи, полученные за ликвидацию, они припрятывали на черный день, когда отойдут от дел. Оба обожали птиц и вынашивали планы купить со временем куриный питомник.
   Маленький Берни нанял их на следующий день после того, как Рой надул его, забрав все деньги. Сулливаны запросили с него пять тысяч за ликвидацию Роя, вполне резонно рассудив, что, если Берни, у которого в распоряжении много убийц, обратился именно к ним, значит, дело сложное и потребует времени.
   Основная трудность заключалась в том, чтобы найти Роя. Кто-то предупредил парня, что Сулливаны вышли на охоту за ним, и он исчез. Им стало известно, что он уехал из Нью-Йорка, и они проследили его путь до Пенсильванского вокзала.
   Сулливаны знали свое дело. Они рассуждали так: чтобы найти жертву, надо знать ее привычки, адреса родных, любовниц, друзей. Потом остается запастись терпением и ждать, когда жертва попадется в сеть.
   Они раскопали, что у Роя есть брат, который еще год назад работал страховым агентом в Канзас-Сити. Наведавшись в Канзас-Сити, они узнали, что Стив Ларсон, уйдя из страхового бизнеса, занялся разведением лисиц. Правда, никто не знал, куда именно он уехал. Целую неделю Сулливаны, сидя в отеле, обзванивали все магазины, которыми пользовались фермеры, занимающиеся подобного рода бизнесом, наводили справки, пытались узнать адрес Ларсона. Они представились агентами, нанятыми нотариусом, который якобы разыскивал Стива Ларсона по делу о большом наследстве. После упорных расспросов и поисков их настойчивость была вознаграждена. Служащие магазина Боннер-Спрингс дали им координаты Стива.
   Через три дня большой черный «Паккард» прибыл в Пойнт-Брезе, небольшой городок, расположенный в долине в двадцати милях от Синих гор.
   Припарковав машину напротив бара, Сулливаны покинули «Паккард» и вошли в заведение. Многолетнее общение друг с другом отшлифовало их до такой степени, что один казался тенью другого. Черная одежда и театральность их поведения привлекли внимание немногочисленных посетителей. Сулливаны действительно походили на выходцев с того света. Смерть словно шла рядом с ними.
   Они действительно могли сойти за братьев. У обоих были усы и коротко подстриженные волосы. Правда, внешне они все же разнились. Макс был ниже ростом, с узким бледным лицом и тонкими губами. Фрэнк же был толстяком, с мясистыми губами, большим носом и черными, как агат, глазами. Он имел привычку во время разговора облизывать губы.
   Войдя, Сулливаны подтянули табуретки к стойке и одновременно уселись, положив на нее руки в черных перчатках. Бармен посмотрел на странных посетителей, отметив, что те смахивают на черных зловещих птиц, но все же раздвинул губы в профессиональной улыбке, опасаясь нарваться на неприятность.
   – Да, джентльмены? – сказал он, останавливаясь перед ними.
   – Два лимонада, – ответил Макс тихим, словно каркающим голосом.
   Бармен выполнил заказ, сохраняя невозмутимое лицо, но едва он собрался удалиться, как Макс поманил его пальцем.
   – Что происходит в вашем городишке? – спросил он, отхлебывая лимонад и не спуская с бармена цепкого взгляда. – Расскажите последние новости. Здесь ничего странного не случилось?
   – Весь город в волнении, – ответил бармен, пользуясь предоставившейся возможностью посплетничать на злобу дня. – Завтра во всех центральных газетах будет рассказано о нашем городке. Так сказал мне один репортер.
   – С чего бы это? – удивился Макс.
   – Из клиники в Гленвиле убежала сумасшедшая. Она наследница шести миллионов долларов.
   – А где эта клиника?
   – В пяти милях от дороги на Оаквиль. Ее привез сюда водитель грузовика. Грузовик был найден в нескольких милях отсюда в пропасти. Водитель погиб. Подозревают, что это именно она убила его.
   – Ее нашли? – Фрэнк допил лимонад и вытер толстые чувственные губы перчаткой.
   – Нет. Еще ищут. Утром здесь была толпа копов. Я еще никогда не видел их в таком количестве.
   Глаза Макса блеснули.
   – Кто мог оставить этой ненормальной столько денег?
   – Джон Блендиш, мясной король. Вы помните дело Блендиша? Она его внучка.
   – Вспомнил! – хлопнул себя по лбу Макс. – Об этом писали лет двадцать назад.
   – Именно! Его дочь похитили. Сумасшедший гангстер… Девочка была его дочь, такая же сумасшедшая, как и ее отец. Если она не будет найдена в течение двух недель со времени побега, по законам штата ее нельзя будет вновь водворить в клинику, и она получит право самостоятельно распоряжаться деньгами. Именно из-за этого поднялась вся эта кутерьма.
   – Она действительно сумасшедшая? – Макс допил лимонад. Его вдруг заинтересовала эта история.
   – Самая натуральная. – Бармен кивнул. – Убийца-сумасшедшая.
   – А как она выглядит? Вдруг мы увидим ее случайно. Надо же быть настороже. Кто знает, что она может выкинуть.
   – Рыжие волосы и очень красивая. На левом запястье звездообразный шрам.
   – Этого достаточно. – Фрэнк положил на прилавок доллар. – Нет ли в окрестностях фермы по разведению лисиц? – небрежным тоном спросил он.
   Бармен отсчитал сдачу.
   – Да. В предгорьях Синих гор находится питомник Стива Ларсона.
   – Далеко?
   – Миль двадцать.
   Макс взглянул на часы. Было девять тридцать.
   – Мы как раз интересуемся лисицами. Думаю, надо съездить к нему и взглянуть. Наверное, это порадует его.
   – Надеюсь, – удивленно ответил бармен. Эти двое не были похожи на скупщиков пушнины.
   Они направились к двери, но на полдороге Макс обернулся.
   – А этот парень наверху, он живет один? – будто мимоходом спросил он.
   – Вы хотите знать, один ли он управляется с хозяйством? Обычно да. Но сейчас у него гостит какой-то тип. Я видел, как они проезжали недавно.
   Лица Сулливанов одеревенели.
   – До встречи! – попрощался Фрэнк, и они плечом к плечу направились к черному «Паккарду».
   Фил Магарт наблюдал за их отъездом. Затем, сдвинув шляпу на затылок, вошел в бар.
   – Хелло, Том, – приветствовал он бармена. – Как насчет доброй порции виски?
   – Рад вас видеть, Магарт, – расплылся в улыбке бармен. – Есть какие-нибудь новости о сумасшедшей?
   – Никаких, – ответил репортер, наливая себе добрую порцию виски из черной бутылки, поставленной перед ним барменом.
   – Я рассказал об этой истории двум типам в черном. Они только что вышли из бара. Вы, наверное, столкнулись с ними. Есть в них что-то подозрительное. Один из них интересовался лисицами.
   – Им так же нужны меха, как и мне. Мне кажется, я уже встречался с ними до этого. Три раза за последние три года. И каждый раз при этом кто-либо умирал насильственной смертью.
   Глаза бармена округлились.
   – О чем вы говорите, мистер Магарт?
   – Такие типы, как эта парочка, не забываются. Вы когда-нибудь слышали о братьях Сулливан?
   – Думаю, что нет.
   – Может быть, это только молва и их вообще не существует. Братья Сулливан – профессиональные убийцы. Они навещают какого-нибудь беднягу, и он прямиком отправляется на тот свет. Может быть, эти двое и есть вестники смерти. Я их представлял именно такими.
   – Они интересовались Стивом Ларсоном, – с тревогой сказал бармен. – Уточнили даже, живет ли он на ферме один.
   – Его ферма почти на самых вершинах Синих гор?
   – Да. Хороший парень. Часто покупает у меня виски. Я видел его примерно неделю назад. Он проехал мимо с одним парнем.
   – И эти двое интересовались им?
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →