Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Солист группы «Айрон Мейден» Брюс Дикинсон (р. 1958) работает пилотом «Боинга-757».

Еще   [X]

 0 

Скорее мертвый, чем живой (Чейз Джеймс)

Мастер детективной интриги, король неожиданных сюжетных поворотов, потрясающий знаток человеческих душ, эксперт самых хитроумных полицейских уловок и даже… тонкий ценитель экзотической кухни. Пожалуй, набора этих достоинств с лихвой хватило бы на добрый десяток авторов детективных историй. Но самое поразительное заключается в том, что все эти качества характеризуют одного замечательного писателя.

Год издания: 2002

Цена: 69.9 руб.



С книгой «Скорее мертвый, чем живой» также читают:

Предпросмотр книги «Скорее мертвый, чем живой»

Скорее мертвый, чем живой

   Мастер детективной интриги, король неожиданных сюжетных поворотов, потрясающий знаток человеческих душ, эксперт самых хитроумных полицейских уловок и даже… тонкий ценитель экзотической кухни. Пожалуй, набора этих достоинств с лихвой хватило бы на добрый десяток авторов детективных историй. Но самое поразительное заключается в том, что все эти качества характеризуют одного замечательного писателя.
   Первые же страницы знаменитого романа «Скорее мертвый, чем живой» послужат пропуском в мир, полный невероятных приключений и страшных тайн, – мир книг Джеймса Хедли Чейза, в котором никому еще не было скучно.


Джеймс Хедли Чейз Скорее мертвый, чем живой

Глава 1

   Группа, сидящая за столом, и люди в тени словно оцепенели, когда в помещение вошел Джордж Фразер. Не дойдя до стола несколько шагов, он остановился – руки в карманах, подбородок вперед, глаза холодные и угрожающие. Никто не вымолвил ни слова, никто не шевельнулся.
   – Кто позволит себе какую-нибудь шуточку, – сказал Джордж Фразер после долгого молчания, – тот схлопочет путевку на тот свет.
   Очень медленно, почти осторожно, Капоне положил свои карты на стол.
   – Хэлло, Джордж, – прошептал он хрипло.
   Джордж Фразер бросил на него ледяной взгляд. Немного нашлось бы людей, которые не побоялись бы проникнуть в одиночку в эту заднюю комнату, чтобы предстать пред очи самых опасных и великих пяти гангстеров. Но у Джорджа Фразера были крепкие нервы.
   – Время пришло! – сказал он, словно ножом отрезал. – Вы уже достаточно здесь покомандовали. Теперь этому конец! С сегодняшнего дня только мое слово – закон. И я не потерплю, чтобы кто-нибудь вмешивался.
   Снова последовала долгая пауза. Потом Диллинджер поднял сверкающие от гнева глаза.
   – Кто это говорит? – прорычал он.
   Джордж Фразер улыбнулся.
   – Я, – ответил он холодно и ядовито.
   Диллинджер засопел от злости. Рука его скользнула к боковому карману. Капоне, который стоял рядом, поспешно схватил его за локоть. Лицо его было серым от страха.
   – Тебе что, надоело жить? – воскликнул он. – У тебя нет никаких шансов, когда речь идет о Фразере!
   Диллинджер попытался высвободить свою руку от тисков Капоне. Стол закачался, и одна из бутылок упала на пол, разбившись на тысячу осколков.
   – Оставь его, Аль! – приказал Фразер. – Если уж он непременно этого хочет, то ему нужны руки!
   Капоне скользнул по Фразеру взглядом, полным ужаса. Бледное неподвижное лицо и холодные как лед глаза лишали его элементарного спокойствия. Он поспешно отвернулся.
   – Будьте начеку, ребята! – выкрикнул он. – Фразер будет стрелять!
   Люди, сидевшие за столом, отодвинули стулья и вскочили, в то время как стоявшие в тени бросились на пол. Лишь один Диллинджер остался сидеть за столом, уставившись на Фразера сверкающими от гнева глазами.
   – О'кей, Джони, – насмешливо сказал Фразер. – Вытаскивай свою пушку! Чего же ты ждешь?
   Диллинджер медленно поднялся, потом отшвырнул ногой стул.
   – Ставлю сотню долларов, что я успею выстрелить пять раз, прежде чем ты успеешь вытащить свою пушку! – продолжал издеваться Джордж Фразер.
   Стоял он в небрежной позе, руки вяло свисали по сторонам.
   Диллинджер изрыгнул проклятия. Молниеносно его рука схватилась за оружие. Но в руке Фразера еще быстрее оказался большой автоматический пистолет. Помещение наполнилось грохотом выстрелов. Широко раскинув руки и закатив глаза, Диллинджер грохнулся наземь.

   – Доброе утро, мистер Фразер, – сказал Элла, ставя на ночной столик чашку с чаем. – Я вас разбудила?
   – Угу, – сказал Джордж и отсутствующим взглядом посмотрел на Эллу, которая стояла перед ним в своем переднике и со смешной синей шапочкой на голове, из-под которой выбивались каштановые волосы. – И вы меня довольно сильно напугали. Я совсем не слышал, как вы вошли.
   – Я немного приберусь, – сказала она и подняла жалюзи.
   Джордж Фразер, ослепленный лучами утреннего солнца, закрыл глаза и вздохнул. Жаль… Пробуждение все прервало: и заднюю комнату, и запах пороха, и искаженные страхом лица Капоне, Нельсона, Карписа и Чарли Лаки. Лишь когда Элла уйдет, он сможет снова погрузиться в свои грезы.
   – Что ж, валяйте, – сказал он, поднимаясь с кровати. – Только не шумите, пожалуйста. У меня ужасно болит голова.
   Элла с надеждой посмотрела на него.
   – Вчера вечером с вами снова случилось нечто невероятное?
   Джордж устоял от искушения дать волю своей фантазии и рассказать ей какую-нибудь дико романтическую историю о приключениях прошедшего вечера. Лишь накануне он рассказал ей такую историю, которая превосходила все предшествующие, и теперь боялся, что новая лишь испортит вчерашнее впечатление.
   – Пока я не могу ничего рассказать, – объяснил он. – Может быть, позднее. В настоящий момент все это держится в строгом секрете.
   Элла была разочарована. Худая, с угловатыми движениями и вечно недовольным видом – типичное дитя трущоб Ист-Энда, – она уже три года работала служанкой в этом семейном пансионе.
   Почти каждое утро, если у него не было плохого настроения, Джордж потчевал ее своими кровавыми историями о бандитах, гангстерах и прочем люде. Он их всех знал, когда еще жил в Штатах. Его имя было отлично знакомо всему «дну», а самому ему довелось пережить столько приключений, что он мог бы написать дюжину романов. Все эти истории, которые так легко слетали с языка Джорджа, были плодом его неистощимой фантазии. На самом деле он никогда не был в Штатах и никогда не видел воочию ни одного гангстера. Зато уже много лет читал запоем полицейские романы, не пропускал ни одного гангстерского фильма, которые появлялись на экранах, и благодаря этому хорошо знал мирок американских преступников, который невыразимо притягивал его.
   Как и многие люди, которые уходили в свой потайной, собственный мирок, Джордж сильно страдал комплексом неполноценности. Ему всю жизнь не хватало уверенности в себе, и что бы он ни предпринимал, как ему казалось, все было заранее обречено на неудачу. Этот комплекс неполноценности был прямым следствием отношения, которое проявляли к нему его родители. Родители – артисты варьете – не хотели иметь детей, и, когда Джордж все-таки появился на свет, они восприняли его как тяжкое бремя. И они дали ему почувствовать это. А когда он немножко подрос, отдали его на воспитание одной пожилой чете. Эта чета, взявшая его только ради того, чтобы хоть немного улучшить свое материальное положение, была слишком стара для такого маленького ребенка. Прошло совсем немного времени, когда Джордж убедился, что они воспринимают его как неизбежное зло. Сознание того, что его никто не любит, сделало ребенка робким и чувствительным. Чем старше он становился, тем все больше и больше уходил в себя и в итоге оказался как бы в закрытой капсуле. Джордж ни с кем не дружил, у него не было ни одного приятеля, которому он мог бы раскрыть свое сердце и поделиться своими мыслями и мечтами. И чтобы побороть неуверенность и одиночество, он углубился в истории о мире насилия, всегда идентифицируя себя с героями того или иного повествования.
   Какое-то время ему было вполне достаточно в мыслях чувствовать себя гангстером и бандитом, но потом ему захотелось поделиться своими фантазиями с окружающими. Он осторожно начал пробовать рассказывать свои выдуманные истории Элле и был счастлив, что ему удалось найти в ней благодарную слушательницу.
   Элла находилась под большим впечатлением от этих рассказов, хотя Джордж Фразер не был человеком, способным произвести на кого-либо сильное впечатление. Он, правда, был высоким и крепким, но зато неловким и робким. Кожа его была бледно-желтая, а глаза голубые и печальные. Несмотря на крепкое телосложение, он не мог избавиться от робости. Когда с ним кто-нибудь заговаривал, он сразу краснел, застывал от смущения и избегал смотреть в глаза человеку, который обращался к нему. Но несмотря на все это, Элла оказалась словно околдованной рассказами Джорджа, и ей никогда не приходило в голову, что все, что он ей преподносил, было чистейшим вымыслом.
   А тем не менее это было так. Еще четыре месяца назад Джордж был в действительности служащим банка. Десять лет назад, когда ему было семнадцать, он поступил в этот банк учеником и не имел ничего против, чтобы прослужить там до пенсии. Но судьба распорядилась иначе.
   Однажды вечером после закрытия банка он зашел в закусочную и познакомился там с довольно броско одетым человеком, который, видимо, коротал в этой закусочной весь вечер. Этот незнакомец, в припадке любви к ближнему, рассказал Джорджу, какая лошадь победит в заезде, который начнется завтра в два часа. Джорджа никоим образом нельзя было назвать игроком. Бега его совершенно не интересовали, но ему польстило, что его собутыльник принял его за любителя спорта. Он решил поставить на лошадь. Та действительно выиграла с большим преимуществом, и Джордж получил от рассерженного букмекера двадцать фунтов. К сожалению, после этого он пришел к поспешному выводу, что может составить себе на бегах состояние. Прошло очень немного времени, и он очутился по уши в долгах. В поисках выхода он обратился к ростовщику, а когда не смог выплатить ему бешеные проценты, банк узнал о его положении, и он был уволен.
   Две недели он был без работы и вскоре узнал, что никто не считает разумным взять на работу бывшего служащего банка, которого уволили по сомнительным причинам. Будущее Джорджа было отнюдь не розовым. Он исходил себе ноги, чтобы найти работу, и когда совсем было отчаялся, его приняли в издательство «Уорлд уайд паблишинг компани». Он схватился за это место, как говорится, и руками, и ногами, хотя его и пугала мысль о том, что он, будучи агентом, должен будет ходить из дома в дом и предлагать всем родителям четырехтомную Детскую энциклопедию. Джордж ни капельки не верил в свой талант продавца, но тем не менее у него появилось мужество, когда он познакомился с Эдгаром Робинсоном, который заведовал отделом по распространению. Робинсон, самоуверенный человек, с черными волосами и кожей, покрытой пятнами, уверял Джорджа, что распространение книги – это все равно что детская забава. Ни один агент из его отдела не зарабатывал меньше десяти фунтов.
   Неделей позже Джордж испытал свое счастье и сразу пришел к выводу, что все утверждения Робинсона не что иное, как пустая болтовня. К концу недели он заработал всего три фунта десять шиллингов. Но он знал, что у него очень мало шансов найти иную работу, и ему не оставалось ничего другого, как держаться за это место.
   Ежедневное хождение от одной двери к другой ударяло по гордости Джорджа. К тому же на первых порах ему мешала робость. Часто он так долго стоял перед каким-нибудь домом, что люди начинали с подозрением коситься на него. Однажды даже одна пожилая дама вызвала полицию. Многие люди просто закрывали перед ним дверь, а иные обращались с ним невежливо и пренебрежительно. Джордж ужасно мучился, и бывали минуты, когда он был так удручен и угнетен, что не знал, что же делать. Он все больше и больше уходил в себя и свой мирок приключений и насилия, чтобы хоть как-нибудь подправить свое оскорбленное достоинство.
   Пока Элла прибирала в комнате, он пил свой жидкий чай.
   – Вы уже видели сегодня Лео? – спросил он, чтобы хоть что-нибудь сказать.
   – Куда-нибудь спрятался, – равнодушно ответила девушка. Она не скрывала своего разочарования по поводу того, что Джордж сегодня утром так немногословен. – Это животное боится всякого человека, кроме вас, мистер Фразер. А вас, кажется, он просто обожает.
   Лицо Джорджа прояснилось.
   – Да, звери меня любят, – скромно заметил он. – Бедный Лео! Ему наверняка жилось несладко, когда он был еще маленьким.
   Элла лишь презрительно фыркнула.
   Как только она ушла, Джордж соскользнул с постели, приоткрыл дверь. Потом взял сигареты с комода и снова улегся. Каждое утро, когда Элла уходила, он приоткрывал дверь и ждал Лео.
   Когда он въехал в этот семейный пансион, Лео боялся его так же, как и других. Как только к нему приближался человек, кот молниеносно исчезал, чтобы где-нибудь спрятаться. Джорджу было жалко животное. В минуту самопризнания он понял, что судьба животного была похожа на его собственную. Кот был сильный и крупный, но такой же пугливый, как и Джордж. Последний понял причину страха животного перед людьми и решил завоевать доверие кота. Целых два месяца Джордж занимался этим. Он покупал рыбу и оставлял ее под своей кроватью. Он всегда входил в свою комнату медленно и бесшумно, а когда в комнату в его присутствии входил кот, он почти не шевелился, боясь испугать его. Прошло довольно много времени, прежде чем Лео приобрел к нему такое доверие, что оставался в комнате в присутствии хозяина. Но и тогда он еще поспешно бросался в бегство, когда Джордж пытался к нему приблизиться. Но терпение Джорджа было неисчерпаемым, и в конце концов ему удалось подружиться с котом. Триумфальной для него была та минута, когда кот позволил ему погладить себя. Он не только гордился своим успехом, сострадание к коту перешло в глубокую любовь к животному, которое помогало ему коротать бесконечные часы одиночества и скуки. Лео был его единственным другом, единственным существом, на которое он мог излить скопившуюся у него любовь.
   Предаваясь своим мыслям, Джордж вдруг ощутил на кровати какую-то тяжесть. Он открыл глаза и увидел Лео, который вытянулся на одеяле и смотрел на него. Это был огромный черный домашний кот с большими желтыми глазами.
   – Сегодня у меня мало времени, старый бродяга, – сказал Джордж, гладя кота по голове. – Мне нужно работать. Ну, иди ко мне, составь мне компанию.
   Он притянул кота к себе, поглаживая его по шелковистой шерстке, довольный и счастливый, благодарный за доверие животного, которое теперь не боялось его любви.

Глава 2

   – Как дела? – осведомилась с дружеской улыбкой барменша Глэдис и подала ему кружку пива.
   Джордж постучал себя по шляпе и улыбнулся в ответ. Ему нравилась Глэдис. Он охотно заходил в этот бар и чувствовал себя польщенным, когда Глэдис подавала ему пиво еще до того, как он просил ее об этом. Этот маленький знак внимания позволял ему чувствовать, что он не простой клиент, и он ощущал себя в этом баре как дома.
   – Неплохо, – ответил он. – А насчет ваших дел можно и не спрашивать. Вы всегда великолепно выглядите. – Он заплатил за пиво. – И как вам это удается?
   Глэдис рассмеялась.
   – Все благодаря работе, – ответила она и посмотрелась в зеркало. – Кстати, вчера вечером здесь был мистер Робинсон. Кто его новый приятель? Такой молодой, бледный, со шрамом? Он еще ни разу у нас не был.
   Джордж покачал головой.
   – Понятия не имею. Робинсон часто завязывает новые знакомства. Судя по всему, общество самого себя его не устраивает, – он подмигнул.
   – Ну, не знаю, – ответила Глэдис, протирая стойку. – Во всяком случае, видок у парня ежовый. У меня даже мурашки пробежали по спине.
   – Вот даже как? – Глаза Джорджа широко раскрылись.
   – Да, что-то в нем есть такое… Не хотела бы я с ним встретиться в темном переулке.
   – Да бросьте вы, – сказал Джордж с нотками любопытства в голосе. – Просто вы чересчур впечатлительны.
   Барабанная дробь пальцами по стойке напомнила ей, что она забыла о своих обязанностях.
   – Я сейчас вернусь. Это мистер Генри. Он всегда спешит.
   Джордж понимающе кивнул. Глэдис ушла, а он погрузился в свои собственные мысли.
   Мистер Генри, как и Джордж, был завсегдатаем бара «Кингс армс». Небольшого роста, краснолицый, он ни с кем не общался. Джордж часто спрашивал себя, кем может быть этот человек, чем занимается. В то утро он решил, что в нем есть нечто таинственное. Джордж сделал несколько глотков и прислонился к стене.

   Глэдис принесла виски с содовой мистеру Генри, перебросилась с ним парой фраз и вновь подошла к Фразеру. Глаза ее возбужденно сверкали, лицо побледнело. «Что-то случилось», – подумал Джордж, пододвигая к ней пустой бокал.
   Глэдис взяла бокал, вновь наполнила и, наклонившись к Джорджу, прошептала:
   – Это Дэви Бентилло. Я его узнала, несмотря на гримировку.
   Джордж бегло взглянул на краснолицего клиента. Флики сбились с ног в поисках Дэви. Маскировка была превосходной, но, вполне возможно, это действительно был он: рост, форма носа, разрез глаз – все подходило под описание… Глэдис права.
   – Великолепная работа, малышка, – сказал Джордж Фразер, нащупывая рукой холодную рукоятку револьвера.
   – Осторожно, мистер Фразер, – прошептала Глэдис, полумертвая от страха. – Он очень опасен.

   Немного позже его тронул за локоть Эдгар Робинсон.
   – Как дела? Вы выглядите каким-то измученным. Плохо спали?
   Джордж заморгал глазами и вздохнул.
   – Доброе утро, – сказал он.
   Робинсон снял очки с сильными линзами и принялся протирать их. Глазки его были маленькие и колючие.
   – Будьте так добры, угостите меня чем-нибудь, – сказал он Джорджу со смущенной улыбкой. – Я оставил деньги дома.
   Джордж без воодушевления посмотрел на него:
   – Чем именно?
   – Неплохо было бы выпить порцию виски, – сказал он. – Но поскольку речь идет о ваших деньгах, то бокал пива меня устроит.
   Джордж сделал знак Глэдис.
   – Что с вами сегодня? – не отставал Робинсон. – Вы такой тихий. Неужто заболели?
   – Нет, все в порядке, – лаконично ответил Джордж. Он не испытывал симпатии к Робинсону, хотя и восхищался его профессиональной хваткой.
   – Вот и хорошо, – ответил Робинсон. – Надо всегда быть в седле. – А когда к ним подошла Глэдис, он скривил губы в сладкой улыбке: – Хэлло, дитя мое! Вы хорошеете с каждым днем. Джордж, вы не хотите завязать шуры-муры с Глэдис?
   Джордж недовольно опустил глаза. Он не любил подобного, и развязность Робинсона в женском обществе всегда приводила его в смущение.
   – Как вы можете такое говорить? – буркнул он и сказал Глэдис: – Принесите ему пива.
   Когда она ушла, Робинсон проводил ее взглядом, а потом подмигнул Джорджу.
   – Как раз по моему вкусу, – сказал он. – Как вы думаете, тут есть смысл поработать?
   – Да перестаньте же! – нетерпеливо буркнул Джордж. – Неужели вы и пяти минут не можете не думать о женщинах?
   Робинсон смерил его насмешливым взглядом и улыбнулся.
   – Странный вы парень, Джордж. И самое неприятное то, что вы полны комплексов. Вы боитесь любви.
   Джордж сунул в рот сигарету, кашлянул и вытащил из внутреннего кармана большой конверт.
   – Итак, – сказал он, переводя разговор на другую тему, – посмотрим, что еще нужно сделать.
   Робинсон взглянул на список адресов.
   – Ну, хорошо. Вы все еще в Уэмбли? Кстати, Джордж, – добавил он, – чуть было не забыл. Я нанял нового агента. Возьмите его под свою опеку.
   – То есть я должен научить его распространять книги? – уточнил Джордж.
   Робинсон кивнул.
   – Именно так, – подтвердил он. – Он еще новичок, а вы человек с опытом. Вот я и подумал, что вы можете ему немного помочь.
   – О чем разговор? – ответил Джордж. Ему было приятно, что Робинсон ему доверяет. – А что это за новичок?
   – Зовут его Сидней Брант. Странный парень, но, возможно, станет хорошим агентом. – Робинсон бросил взгляд на часы, висящие над стойкой. – Он должен вот-вот прийти. Возьмите его во второй половине дня, когда будете обходить школы. Ну да вы знаете, что там надо делать.
   – Можете на меня положиться, – заверил Джордж и с важным видом выпрямился, потом сделал знак Глэдис и заказал сандвич. – Вам еще пива? – спросил он Робинсона.
   – Сейчас нет, – отозвался тот. – Я недавно поднялся.
   Пока Джордж ел свой сандвич, бар постепенно заполнялся. Между людьми пробирался молодой человек со спутанными желтыми, как солома, волосами. Нечто в этом человеке сразу привлекло внимание Джорджа. На правой щеке у него красовался темно-красный шрам. На лице его было написано выражение горького презрения, а бледно-голубые глаза были холодными как лед. Молодой человек – ему было 21—22 года – направился в сторону Робинсона и, не говоря ни слова, встал перед ним.
   – О-о, это вы! – воскликнул Робинсон. – А это Джордж Фразер, один из наших лучших агентов. Джордж, это Сидней Брант. Я вам только что о нем говорил.
   Джордж покраснел от радости, когда услышал, что Робинсон назвал его «одним из лучших агентов», но, когда он встретился взглядом с Брантом, то испытал какое-то странное и неприятное чувство. Его смущали и безликое лицо Бранта, и его равнодушная поза.
   – Добрый день, – сказал он и отвел от Бранта глаза. – Мистер Робинсон как раз только что просил меня помочь вам немножко вначале. Я сделаю все от меня зависящее.
   Брант равнодушно посмотрел на него и промолчал.
   – Вы вскоре поймете, что наш старина Джордж сможет научить вас многому, – сказал Робинсон.
   «Почему Брант ничего не ответил?» – подумал Джордж. Он уставился на свою кружку, потом неожиданно поднял голову.
   – Мистер Робинсон хотел бы, чтобы мы вместе поработали. И мы… мы можем начать прямо сегодня со второй половины дня.
   Брант кивнул. Он перевел взгляд на Робинсона, а потом снова на Джорджа. Казалось, что он до сих пор придерживается мнения, что комментарии с его стороны излишни.
   – Лучшего работника, чем Джордж, мы вряд ли смогли бы найти, – снова вставил Робинсон, которому молчание молодого человека явно действовало на нервы. – Мы сделаем из Сида прекрасного агента, не правда ли, Джордж?
   – Не называйте меня Сидом, – сказал молодой человек тихим, но резким голосом. – Меня зовут Брант.
   Робинсон обнажил зубы в улыбке, но глаза его свидетельствовали о растерянности. Наступила неприятная тишина.
   – Присаживайтесь, – наконец нарушил молчание Джордж. – Выпейте чего-нибудь. Что бы вы хотели?
   Брант пожал плечами.
   – Я не пью, – ответил он. – Но от лимонада не отказался бы.
   – Лимонаду мистеру Бранту! – крикнул Джордж Глэдис.
   Девушка наполнила стакан лимонадом и поставила его перед Брантом. Снова воцарилось неловкое молчание. Робинсон допил свое пиво, вытер рукой толстые губы и соскользнул с табурета.
   – Ну, я пошел, – сказал он. – У меня еще много дел. – Он с лучистой улыбкой повернулся к Бранту: – Оставляю вас на попечение Джорджа. Привет!
   Его автоматическая улыбка немного омрачилась, когда он почувствовал на себе насмешливый взгляд Бранта. Он поднял руку в знак приветствия и направился в сторону двери. Джордж с восхищением смотрел ему вслед.
   – Этот человек знает свое дело, – констатировал он. – Поверьте мне, он один из лучших специалистов, с которыми я когда-либо встречался.
   Брант выпил глоток лимонада и поморщился.
   – Живет за счет глупых людей, – презрительно сказал он. – Обирает своих агентов, а те достаточно глупы, чтобы позволять такое.
   У Джорджа проснулось чувство справедливости.
   – Так и должно быть в деле. Он нас воспитал, и поэтому нормально, что мы благодарны ему за это. Если бы он не создал для нас связи, мы бы не смогли продавать свой товар.
   Бледное лицо молодого человека опять скривилось в улыбке.
   – Что вы понимаете под благодарностью?
   – Разве он вам этого не говорил?
   – Кое-что говорил, но я хочу знать, что он говорил вам.
   Джордж поставил пустую кружку.
   – Робинсон получает от нас десять процентов дохода. И я считаю, что это честно. За каждую сделку мы получаем по фунту и выплачиваем Робинсону по два шиллинга. – Он с любопытством посмотрел на Бранта. – Робинсон обучает нас искусству продавать и разделяет с нами наши доходы. Два шиллинга – это немного.
   Брант откинул голову назад сердито, раздраженно.
   – А почему вы уверены, что фирма платит за сделку по фунту, а не больше?
   Джордж недоуменно уставился на него. Он предчувствовал, что собирается сделать открытие, открытие, которого очень боялся.
   – Что вы хотите этим сказать? – недовольно буркнул он.
   – Фирма платит за каждую совершенную сделку тридцать шиллингов, поэтому ваш друг и помощник Робинсон настаивает, чтобы все сделки проходили через него. Он не только забирает у вас два шиллинга, но и кладет в свой карман еще десять. Дело в том, что я звонил в фирму и интересовался, сколько я получу, если пошлю совершенные заказы прямо фирме.
   Внезапно Джордж почувствовал ненависть к этому человеку. Почему он не оставит его в покое? Он доверял Робинсону. Они хорошо уживались друг с другом. Робинсон был его единственным знакомым, он хвалил его и доверял ему. А теперь он вспомнил о всех совершенных сделках, которые он оформил через него, и почувствовал себя безжалостно обманутым.
   – Так вот оно что! – сказал он после длительной паузы.
   Брант допил свой лимонад.
   – Я думал, что вы давно об этом догадались, – сказал он своим тихим голосом.
   – Каков подлец! – воскликнул Джордж, пытаясь придать своему лицу злобное выражение. – В Штатах я бы ему показал!
   Брант загадочно улыбнулся:
   – Вы родом оттуда?
   – Да, – ответил Джордж, который понял, что настал момент показать себя в более выгодном свете. – Но я уже довольно долго живу здесь. Полагаю, что стал легкомысленным. Как только подумаю, что этот мошенник Робинсон обводит меня вокруг пальца, так во мне все кипит. Услышал бы это Келли! Он бы меня научил, как вести себя!
   Узкое холодное лицо Бранта оставалось неподвижным.
   – Келли?
   Джордж отпил из кружки. Пиво было теплым и выдохшимся. Не глядя на Бранта, он сказал:
   – Да. Фрэнк Келли. Раньше я работал на него.
   – Келли? – Лицо Бранта было напряжено. – Уж не знаменитого ли гангстера вы имеете в виду?
   Джордж кивнул.
   – Конечно, – сказал он, почувствовав, как кровь прилила к его лицу. – Добрый старина Фрэнк! Не повезло ему, бедняжке! – Он поставил кружку и, чтобы скрыть смущение, сунул в рот сигарету. – Но с тех пор утекло уже много воды.
   Узкие губы Бранта вздрогнули.
   – Но теперь, когда вы все узнали, вы ведь не оставите Робинсона безнаказанным?
   Джордж сразу почувствовал ловушку, которую сам себе приготовил. Если он не хочет уронить себя в глазах Бранта, то должен довести свою роль до конца.
   – Можете быть в этом уверены! – хмуро бросил он.
   – Вот и хорошо! – заявил Брант, и его глаза злорадно блеснули. – Тогда я могу не беспокоиться. Вы знаете, как действовать.
   – Я ему покажу, как меня обманывать! – тоскливо проговорил Джордж.
   – Я пойду с вами, – сказал Брант. – Хочу видеть, как вы будете расправляться с ним.
   Джордж покачал головой.
   – Предоставьте это мне, – тихо сказал он. – Возможно, на меня найдет приступ ярости, и я не хочу, чтобы при этом были свидетели.
   – И все-таки я пойду с вами, – настойчиво сказал Брант. – На меня можете не обращать внимания.
   Они посмотрели друг на друга, и Джордж понял, как уменьшается его сопротивление под испытующим взглядом Бранта.
   – О'кей, – сказал он. – Хотите идти – идите…
   Какое-то время оба молчали, потом Джордж сказал:
   – Предлагаю приняться за работу. Вы готовы?
   Брант кивнул и поднялся.
   – Вечер сегодня будет интересным, – заметил он и последовал за Джорджем к выходу.

Глава 3

   Пока они ехали в Уэмбли, Джордж Фразер говорил мало. Он думал о том, что ему сказал Брант. Если все было действительно так, как говорил Брант, то Робинсон обманул его по крайней мере фунтов на двадцать. И тем не менее он не имел никакого представления, что он скажет вечером Робинсону. Если бы не Брант, у него, видимо, вообще не хватило бы духу заикнуться об этом деле. Но теперь из-за этого нарушителя спокойствия он должен был показать свое лицо.
   Когда поезд подземки остановился в Уэмбли, Джордж с облегчением поднялся. Он был рад приняться за работу. Он еще ничего не знал: ни как ему держаться с Брантом, ни как вести себя вечером по отношению к Робинсону. Он отбросил неприятные мысли и зашагал вместе с другими пассажирами к выходу.
   – Сперва мы должны наведаться в школу на Радлет – роуд, – сказал он, когда они проходили Хай-роуд. – Должны узнать имена и адреса детей, которые посещают школу. Это не совсем просто, поскольку учителя не собираются нас поддерживать. Навстречу нам идут очень немногие, а большинство смотрят на агентов с недоверием. Мы должны убеждать учителей, чтобы они распространяли наши формуляры среди детей, чтобы мы могли узнать их адреса и имена, а потом уже наведываться к их родителям. Говорить об этом просто, но вы еще увидите, что это за театр.
   Брант молчал, с бесстрастным видом шагая рядом с Джорджем. Казалось, он вообще его не слушал. Джорджа злило это равнодушие, и он был рад, когда они наконец добрались до школы. Теперь его мрачный компаньон поймет, что добиться чего-либо можно только в случае, если людей начинаешь поливать лестью. Перед воротами школы Джордж остановился и показал на вывеску.
   – Вот, полюбуйтесь, – сказал он, думая, что и Бранта охватит такое же неприятное чувство, что и его. – «Агентам и торговцам вход запрещен». Мы можем на что-нибудь надеяться только в случае, если найдем общий язык с директором.
   Брант снова промолчал. Его взгляд скользнул по Джорджу насмешливо-презрительно.
   А тот открыл дверь и вошел в длинный коридор, в котором пахло дезинфекцией и мастикой. Шагая впереди Бранта, он поспешил к кабинету директора. Тот поднял голову и нахмурился.
   – Добрый день, мистер Пикторн, – поздоровался с ним Джордж сладким голосом, которым всегда пользовался, когда был на службе. – Чудесная сегодня погода, не правда ли? Слишком хорошая, чтобы сидеть в кабинете. Но все должны работать.
   Он стоял перед письменным столом, слегка согнувшись, дружелюбный и веселый, нацеленный только на то, чтобы не вызвать неудовольствия. Джорджу потребовалось много времени и сил, чтобы преодолеть свою робость по отношению к незнакомым людям, но теперь он считал, что знает, как вести себя, и надеялся, что произвел на Бранта соответствующее впечатление.
   Пикторн улыбнулся и кивнул:
   – Да, денек отменный…
   Потом его взгляд перекочевал на Бранта, и вся приветливость исчезла с его лица.
   Он поспешно отвел глаза.
   «Ну вот, так оно и есть, – с торжеством подумал Джордж. – Надменный тип! Совсем не подобает здесь показывать свою заносчивость».
   – Я как раз проходил мимо, мистер Пикторн, – поспешно продолжал он. – И хотел бы взять формуляры, которые оставил вам вчера.
   – К сожалению, они еще не заполнены, – ответил директор, с излишней заботливостью раскладывая карандаши и шариковую ручку на своем столе.
   Джордж почувствовал, что его уверенность словно смыло водой.
   – Не беда, – сказал он с какой-то застывшей улыбкой. – Я знаю, что вы человек очень занятой. Тогда я загляну к вам завтра.
   Мистер Пикторн все еще играл своими карандашами.
   – Боюсь, что это не имеет смысла. Книги, конечно, хорошие, но вы ведь, наверное, знаете, что школьный совет против того, чтобы школу посещали агенты. А я не могу идти против совета. – Он выдвинул ящик стола и вынул оттуда кипу формуляров. – Очень сожалею, – сказал он, пододвигая формуляры Джорджу. – А теперь прошу меня извинить.
   – Вот не повезло, – сказал Джордж, когда они снова очутились на улице. – А мне он чуть ли не божился, что отдаст формуляры для заполнения. Вот мы и остались с носом. Нельзя же ходить по квартирам из одной в другую, даже не зная, есть ли там дети.
   – Так что мы будем делать дальше? – равнодушно спросил Брант.
   Джорджу с трудом удалось подавить гнев. Он вынул список школ и бегло просмотрел.
   – Направимся в школу на Шерман-роуд, – сказал он наконец.
   – О'кей, – согласился Брант. – Будем надеяться, что там нас примут иначе.
   Джордж пристально посмотрел на него.
   – Вам легко критиковать, – со злостью сказал он. – Но если вы считаете, что можете проделать все это лучше меня, валяйте!
   – Попытаюсь, – уверил Брант. – Если вы, разумеется, вновь все не испортите.
   Джордж не верил своим ушам и от удивления не смог вымолвить и слова. Они молча зашагали по улице.
   «Какой нахал! – думал Джордж. – И он должен обучать этого самонадеянного сопляка?! Посмотрим, кто будет слушать этого выскочку с желтыми волосами и жутким шрамом, одетого в поношенную одежду!» – Джордж немного успокоился. Школа на Шерман-роуд пользовалась хорошей репутацией. Будем надеяться, что его там ожидают правильно заполненные бланки заказов.
   В школьном вестибюле висела та же вывеска, запрещающая вход агентам и торговцам. Рядом было прикреплено другое объявление, подписанное директором школы:
   «Вы умеете читать? Тогда прочтите внимательно еще раз! Агентам и торговцам категорически запрещается находиться в школе во время занятий без специального на то разрешения муниципальных властей!
Директор Ч. Экклес».
   Джордж прочитал объявление, и ему стало неуютно.
   – Это не предвещает удачу, – проворчал он, украдкой оглядывая коридор, ведущий к классам.
   Брант равнодушно пожал плечами.
   – Вы всегда сможете сказать, что не умеете читать, – заметил он саркастически. – Возможно, вам поверят.
   Джордж покраснел и молча направился к кабинету директора. Жаль, что с ними не было Робинсона. Уж он – то знает, что делать в подобных случаях.
   Джордж постучал в дверь и подождал.
   – Войдите! – рыкнули за дверью.
   Директор школы Экклес, высокий массивный человек, встретил их недружелюбно.
   – Что вам нужно? Кто вы? – пролаял он командирским тоном.
   Джордж нервно улыбнулся.
   – Добрый день, мистер Экклес. – Его наигранная веселость вот-вот должна была покинуть его. – Простите, что отрываем вас от дел, но, я думаю, вам будет интересно узнать, что в свет вышло новое издание Детской энциклопедии.
   – Что? – возмущенно всплеснул руками директор. – Вы не имеете права соваться сюда с такими пустяками! Вы что, не видели объявления на двери? Благодарю за визит. Всего хорошего!
   Если бы Джордж был один, он бы втянул голову в плечи и незаметно выскользнул из кабинета. Но присутствие Бранта исключало отступление.
   – Если вы позволите, мистер Экклес, – забормотал он с красным от волнения лицом, – я обращу ваше внимание на то, что новое издание значительно дополнено и расширено. Оно содержит большое количество иллюстраций и может пригодиться каждому школьнику. Эта энциклопедия значительно облегчит труд учителя, так как отвечает на многие вопросы, в том числе и на те, на которые педагогу порой бывает трудно ответить.
   Директор отодвинул свой стул, медленно и угрожающе.
   – Я многое ожидал от вас, но это переходит все границы. Как называется ваша фирма?
   Джордж в страхе посмотрел на директора. Тот, видимо, собирался жаловаться. Его уволят, и возможно, последует даже полицейское расследование.
   – Ну так как? – продолжал директор. – Как называется ваша фирма? Я доведу дело до конца. Таким грубостям пора положить конец.
   Откуда-то со второго плана вперед неожиданно выступил Брант. Он подошел к директору и посмотрел на него своими холодными невыразительными глазами.
   – Никакого повода для жалобы нет, мистер Экклес, – начал он своим бархатным голосом. – Во всех других школах района нас принимали вежливо, и мне кажется, что мы имеем право требовать вежливости и от вас.
   Экклес, сверкнув глазами, посмотрел на Бранта, а потом внезапно отступил на шаг.
   – Мы только выполняем свою работу, – продолжал Брант, не спуская своих глаз с директора, – так же, как и вы выполняете свою. Издательство, на которое мы работаем, уже два столетия поддерживает связи с учителями и со школами. И я полагаю, что уже по этой причине мы можем надеяться, что нас выслушают. Наше издательство пользуется огромной популярностью в самых широких кругах и за свои заслуги в области воспитания и образования было дважды отмечено Лондонским городским советом. Детская энциклопедия нашего издательства известна во всем мире.
   Мистер Экклес опустился на стул, будто все силы сразу оставили его.
   – Если вы сами не хотите за деньги приобрести эти книги, – продолжал Брант, – то издательству будет приятно вручить их просто так.
   – Просто так? – повторил Экклес, широко раскрыв глаза. – Вы имеете в виду – подарить?
   – Конечно! – подтвердил Брант. – Нам было бы очень приятно, если бы эти книги имел каждый учитель. Но так как по понятным причинам мы не можем дарить такое количество экземпляров, то руководство издательства решило дарить роскошные экземпляры директорам тех школ, которые особенно отличились по подписке.
   Мистер Экклес был весьма удивлен, а у Джорджа даже язык отнялся.
   – Кто бы мог подумать! – воскликнул директор со внезапной улыбкой. – Почему же вы этого не сказали сразу? Присаживайтесь, пожалуйста. И извините за то, что я был с вами груб. Меня ведь дергают каждый день. Так что можно понять, что человек иногда срывается.
   Брант пододвинул себе стул и уселся. О Джордже, который остался стоять у двери, забыли.
   – Я вас понимаю, мистер Экклес, – уверял его Брант. – И если не ошибаюсь, вы прикладываете много труда, чтобы ваши ученики писали красивым почерком. Мистер Пикторн из школы на Радлет-роуд также уверял нас, что у его учеников четкий почерк. Наше издательство объявило конкурс почерков, и я уверен, что ваша школа также захочет участвовать в нем. Каждый ученик должен дать образец своего почерка, и они будут сравниваться специалистами нашего издательства. Ученик с лучшим почерком получит в качестве приза красивую грамоту и денежное вознаграждение в десять шиллингов. Мистер Пикторн согласился на участие в этом конкурсе, и мы будем очень рады, если и ваша школа будет также в нем участвовать.
   – Пикторн? – презрительно фыркнул директор. – Этот старый хвастун? Разве у него методика? Если мы будем соревноваться с его школой, то у него вообще не будет никаких шансов. Я с удовольствием приму участие в этом конкурсе, но это так сразу нельзя сделать. Такие вещи нужно тщательно подготовить и организовать.
   – В школе Пикторна все было организовано за десять минут, – спокойно сказал Брант. – Просто попросите своих учеников написать свою фамилию и адрес на отдельном листе бумаги. Это будет достаточно для того, чтобы вынести суждение о почерке. Все это делается просто, и мы больше не будем вам надоедать, поскольку уверены, что премию получит именно ученик вашей школы.
   – Чудесно, – заметил директор. – В таком случае приходите завтра, и вы получите образцы почерков.
   – Мы постоянно на ногах, мистер Экклес. Может, нам лучше подождать? Ведь это минутное дело. – Он помолчал и посмотрел на директора скучающим взглядом. – Кстати, энциклопедию вы получите независимо от того, выиграет ваша школа или нет.
   Директор поднялся.
   – Ну, хорошо, – сказал он с улыбкой, – подождите здесь. Я все сейчас сделаю.
   Как только он ушел, Джордж дал волю своим чувствам.
   – Это же все чепуха! – воскликнул он. – Фирма никому не дарит книги!
   Брант презрительно посмотрел на него.
   – Но ведь директор этого не знает…
   – Если он уличит нас в обмане, то натравит на нас полицию! – сказал Джордж в ярости. – И что это за театр с конкурсом почерков?
   Брант смотрел в окно.
   – Неужели вы этого не поняли? – сказал он тоном взрослого, который отвечает на надоедливые вопросы ребенка. – Ведь таким образом мы получаем адреса всех учеников школы. Речь-то идет об этом. Вы все напортили, вот я и пытаюсь выправить положение.
   – Десять шиллингов будете платить из собственного кармана? – продолжал Джордж с красным от гнева лицом. – Я лично не выбрасываю на ветер денег, заработанных с таким трудом.
   В холодных глазах молодого человека засветился огонь.
   – А кто вам сказал, что мы должны будем платить деньги? Я лично этого не говорил.
   – Вот как! – Джордж пришел в ужас от такой наглости. – Сначала наговорите с три короба, а потом отказываетесь от своих слов. Это же обман!
   – А! Попридержите лучше свой язычок! – выдавил Брант со злостью. – Каждый поступает так, как считает нужным. Фирме наплевать, голодаем мы или нет. Она не платит нам жалованья. Она заинтересована только в том, как бы побольше сбыть своего товара. Робинсон обманывает нас, а мы обманываем своих клиентов. – Он нагнулся вперед, и на лице его появились красные пятна. – Если вас это не устраивает, можете убираться. А я буду поступать так, как считаю нужным!

Глава 4

   Вечером действительно пошел дождь. Из своего окна Джордж глядел на опустевшую улицу, на камни мостовой, блестевшие от влаги, и на воду, бегущую по водостокам. На камине лежал список с адресами, который он уже привел в порядок. Работа с Брантом в послеобеденные часы окупила себя. Джордж был доволен, что шел дождь. Приятно иметь свободный вечер. Он решил провести какое-то время в «Кингс армс». Он любил теплую атмосферу бара, ему нравилось следить за приходящими и уходящими, подслушивать какие-то обрывки разговоров и следить за Глэдис, которая деловито сновала от одного клиента к другому.
   Какое-то время Джордж смотрел в окно, а потом это ему надоело. Он поднялся и подошел к комоду. Выдвинув верхний ящик, он стал рыться в белье, пока его рука не наткнулась на коробку. Он взял ее с собой и снова уселся у окна. Когда он хотел открыть коробку, то услышал какой-то шорох. Джордж испуганно вскочил и поспешно спрятал коробку под подушкой кресла. Прислушался, склонив голову набок и прикрыв глаза. Дверь снова скрипнула. Он почти неслышно подобрался к ней и распахнул. В комнату гордо вошел Лео, оглядываясь вокруг, и прыгнул на кровать.
   – Привет, старый бродяга, – приветствовал его Джордж и закрыл дверь. – Ну и нагнал ты на меня страху!
   Теперь, когда он уже не был один, комната показалась ему более уютной. Капли дождя, стекавшие по стеклам окна, больше не удручали. Джордж был рад, что Лео пришел из подвала, чтобы нанести ему визит. С благодарностью он нагнулся к коту и потерся щекой о мягкую шерсть.
   Потом он вернулся к креслу и, вытащив коробку, снова сел. Какое-то время он прислушивался, чтобы убедиться, что ему никто не помешает. Джордж открыл коробку и вытащил из нее тяжелый пистолет. Рука его коснулась рукоятки, и на лице появилось почти просветленное выражение. Он положил коробку на пол и принялся разглядывать пистолет со всех сторон, словно никогда его раньше не видел.
   Пистолет вместе с патронами привез с войны опекун Джорджа как память о битве на Сомме. Уже давно Джордж, словно ребенок, мечтал иметь пистолет. Дважды получал он от опекуна трепку за то, что, еще будучи ребенком, играл с пистолетом. Но вместе с ростом фантазии росло и его желание обладать оружием, не уменьшилось это желание и с возрастом. Когда он узнал, что его опекун погиб в результате несчастного случая на транспорте, он не испытал ни страха, ни печали. Известие это он принял молча и думал только о том, что пистолет теперь будет принадлежать ему. В течение тринадцати лет оружие было самым большим сокровищем Джорджа. Почти каждый день он находил время вынимать его из коробки, чистить, полировать черный металл, вынимать и снова вставлять обойму. Когда он держал пистолет в руке, то чувствовал себя неимоверно сильным. С глубоким удовлетворением он представлял себе, как реагировали бы на оружие люди, которые плохо обращались с ним. В настоящий момент он видел перед собой испуганное лицо мистера Экклеса, видел его расширенные от ужаса глаза при виде оружия в руках Джорджа. Его пальцы дотронулись до курка, и он недовольно поморщился. Потом он вздохнул и опустил оружие. Вытащив обойму, он автоматически повертел ее в руках.
   Мысли его вернулись к Бранту. Сидней Брант был не кем иным, как мелким и эгоистичным мошенником. Достаточно было ему добиться своего, и он был доволен. И все же Джордж должен был признаться самому себе, что Брант был выше его. Он обладал большей властью над людьми, чем Джордж, и умел навязывать свою волю людям. Но с пистолетом в руке Джордж мог выступить против кого угодно. В том числе и против Бранта.
   Он достал из коробки масляную тряпку и осторожно протер ею оружие. Потом вытащил коробку с патронами и открыл крышку. Они лежали в пять рядов, тесно прижавшись друг к другу. Джордж никогда не заряжал пистолета. Он всегда следил за тем, чтобы патроны и пистолет находились отдельно друг от друга. И у него никогда не возникало желания выстрелить, а одна мысль о том, чтобы зарядить пистолет, уже пугала его. Несмотря на свои кровожадные авантюры, которые возникали в его воображении, он бы пришел в ужас, если бы кто-нибудь оказался раненным по его небрежности.
   Время шло. На улице по-прежнему шел дождь. Джордж положил пистолет обратно в коробку и сунул ее в тайник между рубашками и нижним бельем. Потом подошел к шкафу, вынул оттуда бутылку молока и начатую банку сардин.
   – Иди ко мне, Лео, – позвал он кота, держа банку так, чтобы тот мог ее видеть.
   Кот сразу же соскочил с кровати и начал ласкаться о его ноги. Джордж положил сардины на клочок бумаги и налил молока в мыльницу.
   – Вот так-то, бродяга, – нежно сказал он. – Теперь и я пойду ужинать.
   В баре было почти пусто. Было еще рано, без четверти семь, и только три постоянных посетителя пришли сюда, несмотря на непогоду. Джордж повесил свою шляпу и плащ и прошел в свой привычный уголок.
   – Добрый вечер! – приветствовала его Глэдис с улыбкой.
   – Добрый вечер, – ответил Джордж и сел на один из табуретов. – Ужасная погода, не правда ли?
   – Ужасная, – подтвердила Глэдис. – Будете ужинать? У нас есть свиная отбивная, если не возражаете.
   Джордж не возражал. Когда Глэдис принесла ему ужин и кружку пива, он углубился в газету.
   Бар постепенно наполнялся. Стало более уютно и шумно. Закончив ужин, он сунул в рот сигарету и сделал знак Глэдис, чтобы она принесла еще пива. Потом он принялся разгадывать кроссворд. Тепло, гул голосов, стуканье бильярдных шаров в соседней комнате действовали на него успокаивающе. В половине десятого он заказал себе еще одну кружку пива, последнюю. «На дорожку», – сказал он сам себе. Его уже клонило в сон, и он с мечтательностью подумал о своей постели. Завтра казалось ему еще очень далеким, и он подумал, что жизнь, в конце концов, не так уж и плоха.
   Чья-то рука дотронулась до его плеча. Джордж вздрогнул, повернулся и уставился на Сиднея Бранта, сперва удивленно, а потом смущенно и растерянно. Он почувствовал, как кровь прилила к его лицу, и чуть было не опрокинул свою кружку с пивом. Брант был без пальто. Его поношенная куртка и брюки были совершенно мокрыми.
   – Хэлло! – хмуро сказал Джордж. – Вы меня напугали. Что вы здесь делаете?
   Брант прислонился к стойке.
   – Я искал вас, – ответил он. – Вот я и подумал, что, видимо, найду вас здесь.
   – Вам повезло, что вы меня застали, – сказал Джордж. – Я как раз собирался уходить.
   Брант презрительно посмотрел на него, потом сделал нетерпеливый знак Глэдис.
   – Лимонаду! – крикнул он, а потом снова повернулся к Джорджу. – Что вы, собственно, делали, когда работали на Фрэнка Келли?
   Инстинкт предостерег Джорджа. Он был начеку и не хотел ничего говорить Бранту. Он любил фантазировать Элле, но Брант совсем другое дело.
   – Это уж мое дело, – сказал он и отвел глаза. – О таких вещах я не говорю.
   – Но мне-то можете и сказать, – проговорил Брант. – Я сам нахожусь в этом деле.
   Джордж на какое-то мгновение лишился дара речи. Он уставился в холодные серо-голубые глаза Бранта, и то, что он там увидел, испугало его.
   – В каком деле? – спросил он.
   Брант улыбнулся.
   – Я тоже умею держать язык за зубами, – ответил он. – Вы думаете, я бы стал продавать эти дурацкие книги, если бы не должен был это делать?
   Джордж не понял, на что намекает Брант, и промолчал.
   – Как только над этим делом прорастет трава, я это брошу ко всем чертям, – продолжал Брант и дотронулся до своего красного шрама. Взгляд его стал хмурым, а губы еще тоньше.
   «Это нечестный человек, – подумал Джордж. – Возможно, преступник». И как ни странно, но при этой мысли он почувствовал зависть. Он знал, что это нехорошо, но он постоянно хотел вести опасную жизнь. Чтобы хоть что-то сказать, он выдавил из себя:
   – Этот ужасный шрам! Вы ведь приобрели его совсем недавно, не так ли?
   Черты лица Бранта резко преобразились. Лицо, казалось, даже потемнело, сузилось и превратилось в маску страшной ненависти. Он нагнулся вперед и сплюнул на пол.
   – Пошли! – пригласил он Джорджа. – Сейчас мы пойдем к Робинсону.
   – Только не сегодня, – поспешно ответил Джордж. – Идет дождь. И уже слишком поздно. Сходим завтра.
   Брант, видимо, приложил усилие, чтобы сдержаться. Его лицо снова стало холодным и равнодушным.
   – Вы, наверное, записывали для памяти, сколько заказов получили для фирмы?
   – Конечно, – ответил Джордж, удивляясь внезапному изменению темы разговора.
   – У вас эти записи с собой?
   Джордж вынул старую записную книжку. Брант взял ее и полистал страницы, которые были исписаны мелким аккуратным почерком Джорджа.
   – Это все? – спросил он, подняв глаза.
   Джордж непонимающе кивнул.
   – Робинсон должен вам тридцать фунтов. Вам это ясно?
   – Так много? – Джордж с сомнением посмотрел на него. – Ну, ничего не поделаешь. Я наверняка не получу от него этих денег. У него их никогда не бывает.
   – Это мы еще посмотрим, – сказал Брант и сунул записную книжку в карман. Он выпил свой лимонад, бросил шиллинг на стойку и повернулся к Джорджу. – Пойдемте! – нетерпеливо сказал он.
   – Это не имеет смысла, – слабо запротестовал Джордж.
   Не успел он это сказать, как хозяин хлопнул в ладоши и прокричал:
   – Время, господа! Заведение закрывается!
   Джордж вышел вслед за Брантом.
   – Я иду домой, – сказал он. – К Робинсону мы пойдем завтра.
   – Бросьте! – оборвал его Брант. – Мы пойдем к нему прямо сейчас.
   – Я даже не знаю, где он живет, – заметил Джордж. – И потом, будьте разумны. Дождь льет как из ведра. Мы оба промокнем до нитки.
   Брант чертыхнулся и продолжал идти. Джордж семенил за ним. Он понимал, что у него нет выбора. Судя по всему, Брант знал дорогу. Он свернул в боковую улицу и через несколько минут остановился.
   – Вот мы и пришли, – сказал он и показал на один из маленьких одноэтажных домов. – Здесь у него комната.
   Брант поднялся на несколько ступенек к двери и нажал на кнопку звонка. Джордж стоял рядом с ним, полный тревожного чувства. Через некоторое время за дверью раздались шаркающие шаги, и вскоре после этого они увидели на пороге полную пожилую женщину, которая с любопытством уставилась на них.
   – Что вы хотите? – спросила она. – И зачем так трезвонить? Или вы думаете, что я глухая?
   Брант сделал шаг вперед.
   – Мы друзья Робинсона, – сказал он невозмутимо и прошел дальше, так что женщина поневоле отступила в темный коридор. – Он нас ждет.
   – Минутку, – наконец сказала она и преградила Бранту дорогу. – Я не приглашала вас войти. Приходите лучше завтра.
   Брант никак не отреагировал на это. Вместе с тем он обошел женщину и продолжал свой путь к лестнице.
   – Он нас ждет, – повторил он. – И не беспокойтесь. Мы знаем дорогу.
   Женщина нерешительно остановилась, и оба мужчины прошли вверх по лестнице. Поднявшись, Брант действовал так же решительно. Он нажал на дверную ручку, толкнул дверь и вошел в комнату. Джордж держался позади него. Вид у него был смущенный.
   Робинсон стоял перед комодом с зеркалом. Обеими руками он поддерживал штаны, которые только что собирался снять. Зубной протез он уже вынул, от этого щеки его казались ввалившимися и морщинистыми. Он недоуменно уставился на Бранта, и краски постепенно исчезали с его лица. В углу комнаты стояла широкая старомодная кровать. На ней лежала женщина. Ей было лет тридцать пять – сорок. Она была пышной и вульгарной.
   – Закрыть дверь! – приказал Брант, не спуская глаз с Робинсона.
   Джордж машинально повиновался, потом сунул руки в карманы своего плаща и остановил свой взгляд на вытертом ковре, со страхом ожидая, что будет дальше.
   Женщина первая пришла в себя от удивления.
   – Кто вы? – пронзительно закричала она. – Вон отсюда! Эдди, выстави их!
   Робинсон, все еще поддерживая штаны, испуганно отступил под взглядом Бранта.
   – Вы что, оба сошли с ума? – выдавил он наконец из себя. Он быстро огляделся, нашел свой протез и сунул его в рот. Когда он снова заговорил, голос его больше не дрожал: – Вы не имели права врываться сюда. Уходите! Поговорим завтра!
   – Мы не знали, что у вас гости, – мягким голосом сказал Брант. – Но поскольку мы уже пришли, то останемся. Джордж хочет с вами поговорить. Не правда ли, Джордж?
   – Если вы не уйдете сию же минуту, – вскричала женщина, – я вызову полицию! – Она соскользнула с постели, рванула со стула халат и спрятала под ним свои колыхающиеся прелести. – И ты не стой, словно в тебя ударила молния! – набросилась она на Робинсона. – Выстави их отсюда!
   Робинсон пытался взять себя в руки.
   – Вы оба заплатите мне за это! – заявил он. – Вы оба пьяны. Убирайтесь! Поговорим завтра!
   Джордж был готов провалиться сквозь землю. Он уже было взялся за ручку двери, но голос Бранта заставил его застыть в неподвижности.
   – Говорите, Джордж! Выложите ему, зачем мы пришли!
   Робинсон сконцентрировал свое внимание на Джордже.
   – Вот, значит, как? – буркнул он. – Я удивлен вашим поведением. Это к добру не приведет. Подождите до завтра.
   Джордж открыл рот и снова закрыл его. Он не мог вымолвить ни слова.
   – Если вы сию же минуту не уберетесь, – пронзительно закричала женщина, – я выцарапаю вам глаза!
   – Скажите своей рыночной торговке, чтобы она попридержала язычок, – тихим, угрожающим голосом сказал Брант Робинсону.
   Женщина встрепенулась, издала какой-то злобный крик и отшатнулась. Ее красное от гнева лицо побледнело. Робинсон тоже отступил на шаг с открытым ртом и учащенным от страха дыханием. Странное оружие появилось в руках Бранта. В ярком свете лампы под потолком в его руке сверкнуло лезвие. Джордж оцепенел от страха.
   – Советую вам вести себя разумно, – сказал Брант. – Для всех будет лучше, если вы не вынудите меня пойти на крайности.
   Женщина снова опустилась на кровать, онемев от страха. Робинсон тоже был испуган до такой степени, что дрожал всем телом. Наконец он был вынужден присесть на стул. Джордж чувствовал себя не лучше. Он боялся, что женщина снова начнет кричать, поднимет соседей, появится полиция. Брант, казалось, понял, что на Джорджа не стоит рассчитывать, и взял бразды правления в свои руки.
   – Вы обманывали Фразера, – сказал он Робинсону. – Я выяснил, что вы на самом деле должны были платить ему другие суммы. – Он достал записную книжку Джорджа. – Здесь все записано. Вы должны ему тридцать фунтов. Мы и пришли, чтобы получить эти деньги.
   Робинсон как-то ошалело смотрел на него. Он то открывал, то закрывал рот, как рыба, выброшенная на берег.
   – И не тяните зря время, – с угрозой произнес Брант. – Я весь мокрый и хочу поскорее попасть домой. Вы обманывали, а теперь пришло время платить!
   Робинсон судорожно глотнул.
   – У меня… у меня нет денег…
   Брант неожиданно подался вперед, а рука его так быстро выбросилась вперед, что Джордж успел заметить лишь блеск лезвия. Робинсон с визгом отшатнулся, на его щеке протянулся порез, из которого потекла кровь. Женщина открыла рот, собираясь закричать, но Брант так взглянул на нее, что все звуки застряли у нее в горле.
   – Быстро! – Брант снова повернулся к Робинсону. – Или вам этого мало?
   Робинсон дрожащей рукой показал на комод. Брант достал оттуда бумажник, который лежал под грязным носовым платком. Там было двадцать фунтов. Он сунул их себе в карман.
   – Где остальные? – спросил он.
   – Это все, что у меня есть, – начал уверять его Робинсон в паническом страхе. – Клянусь вам!
   – И с вами покончено, – заявил Брант. – Теперь мы сами за себя постоим. Поняли? Больше не суй свой нос в наши дела! Иначе расправа будет короткой.
   Прислушиваясь к его словам, Джордж внезапно понял, что именно так он вел себя в своих фантазиях. Именно такие слова бросал бесстрашный гангстер Джордж Фразер другим гангстерам.
   Брант подтолкнул его к двери.
   – Спокойной ночи! – сказал он. – И на вашем месте я не стал бы вызывать полицию. Дело в том, что меня все равно не поймают, но вот вас-то я тогда уже не выпущу из рук. От меня вы не скроетесь!
   Он сделал знак Джорджу, приглашая его следовать за собой, и вышел из комнаты.

Глава 5

   Джордж в своих мечтаниях и фантазиях так часто разыгрывал эту роль, которую взял на себя Брант, что чувствовал себя буквально оскорбленным. Правда, он признавался себе, что вел себя не по-геройски. Он боялся Робинсона и женщины. Но только потому, что чувствовал себя безоружным. Откуда было ему знать, что у Бранта была с собой бритва и что он не остановится перед насилием? Если бы он знал это, то захватил бы с собой пистолет. С «люгером» в руке он нагнал бы страху не только на Робинсона и женщину, но и на самого Бранта. Какую возможность он упустил! И только потому, что Брант не поверил ему. Внезапно в Джордже вспыхнул порыв ярости. Это было типично для Бранта – он должен был играть первую скрипку, а его, Джорджа, оттеснил на второй план, чтобы самому сорвать все лавры.
   Когда они уже были в уличной темноте под дождем, Джордж схватил Бранта за руку и остановил его. Гнев, разочарование и стыд придали ему силы.
   – Что за игру вы ведете? – спросил он грубо. – Почему мне не сказали, какие у вас намерения? Я бы смог покончить с этим делом и без этого представления.
   Брант удивленно уставился на него.
   – Что это вы здесь рассказываете? – спросил он и стряхнул руку Джорджа. – Вы даже пальцем не могли там пошевелить.
   – И в этом виноваты только вы! – воскликнул Джордж с растущей злостью. – Я же вам говорил, что сегодня нет смысла идти туда. Если бы я знал ваши намерения, все было бы по-другому.
   – Как? – спросил Брант. – Деньги у меня. Теперь мы можем делать, вы понимаете это, все, что хотим. Или вы считаете, что могли бы вытащить у него больше?
   Слова Бранта немного отрезвили Джорджа, но он завидовал успеху напарника и был так зол, что не мог совладать с собой.
   – Все было бы по-другому, если бы я захватил свой пистолет! – вырвалось у него.
   – Пистолет? – переспросил Брант. – Что за пистолет?
   Джордж еще никогда и никому не говорил о пистолете. У него не было на него разрешения. Если бы полиция узнала о том, что у него есть оружие, у него были бы большие неприятности. И скорее всего пистолет отобрали бы. И вот теперь он сказал об этом Бранту. У него не было другого выхода, если он не хотел потерять свое лицо.
   – За кого вы меня принимаете? – хмуро спросил он. – У меня уже много лет имеется пистолет. Я привез его из Штатов. Только я не очень люблю об этом распространяться. Полиция меня все равно не поймет.
   – Пистолет… – повторил Брант еще раз с таким ударением, словно этот факт был чрезвычайно важен. – Значит, у вас есть пистолет?
   – Уже несколько лет, – повторил Джордж. Его порадовала реакция, с которой Брант воспринял его слова. – А с пистолетом в руке не надо тратить много слов. Меня нельзя назвать словоохотливым.
   – Этого я не знал, – сказал Брант, и теперь его суровость и самоуверенность почти не производили впечатления на Джорджа.
   – Бритвы я с собой не ношу, – продолжал Джордж, и голос его звучал странно даже для него самого. – Так поступают только новички.
   – Здесь оружия не достать, – ответил Брант, словно извиняясь. – Но на этого мошенника мы все равно нагнали страху.
   – Нагнали, – подтвердил Джордж, польщенный словом «мы». Это свидетельствовало о том, что Брант готов разделить с ним свой успех.
   – И вы, наверное, хороший стрелок? Не так ли? – спросил Брант.
   – Я? – Джордж рассмеялся. – Во всяком случае, другие так утверждали. Попадаю в центр игральной карты с двадцати метров. Правда, сейчас я уже много лет не в форме.
   – И вы, наверное, отправили на тот свет не одного человека? – спросил Брант. – Из тех, которые вам не нравились?
   Джордж открыл рот, но в последний момент почувствовал ловушку и продолжал идти молча. Хвастаться Бранту было опасно. Он еще почти не знал этого человека.
   – Какое испытываешь чувство, когда убиваешь человека? – продолжал допытываться Брант.
   – На эту тему я не говорю, – коротко ответил Джордж.
   Брант скользнул по нему взглядом.
   – У Келли, вероятно, многое на совести.
   Вопрос опасности не представлял.
   – Кое-кто был, – ответил Джордж и пожал плечами. – Тогда вопрос стоял так: или мы, или они.
   – А сами вы ни одного не убили?
   Джордж удержался от искушения.
   – Это уже касается только меня, – сказал он, а потом добавил: – И перестаньте задавать нескромные вопросы.
   – Понял, – сказал Брант. – На такие вопросы, видимо, никто охотно не отвечает.
   – Это уже лучше, – сказал Джордж, удивленный своим хладнокровием.
   На углу улицы они остановились.
   – Вот ваши деньги, – сказал Брант.
   Что-то промелькнуло в его интонации, но он тем не менее протянул деньги.
   Джордж заколебался. Он хорошо понимал, хотя и неохотно признавался в этом себе, что у него никогда не хватило бы мужества забрать эти деньги у Робинсона. Знал он и о том, что Брант ждет дележа денег. Поэтому он взял эти деньги, отсчитал десять фунтов и протянул их Бранту.
   – Вот, – сказал он с лицом, пылающим от смущения. – Давайте поделимся по-честному. Ведь, в конце концов, вы мне помогли.
   – О'кей! – спокойно сказал Брант и сунул деньги в карман.
   Джордж был немного удивлен, что Брант воспринял это как само собой разумеющееся.
   – Ну ладно, я пошел, – сказал Брант, словно не видя удивления Джорджа. – Робинсон наверняка не причинит нам никаких неприятностей. А мы впредь будем посылать выполненные заказы прямо в фирму. Если же он вздумает ерепениться, мы познакомим его с вашим пистолетом.
   Джордж кивнул.
   – Правильно, – согласился он. – И я уж ему покажу!
   Прежде чем уйти, Брант положил руку на плечо Джорджа и улыбнулся.
   – Вы хороший человек, Джордж! – Он по-дружески похлопал его по плечу. – Вы далеко пойдете!
   Этим вечером Джордж долго не мог заснуть. Не помогало даже монотонное мурлыканье Лео. Он был уверен, что Брант уже не будет смотреть на него с таким презрением, как раньше. Он полагал, что произвел известное впечатление на этого равнодушного и надменного человека. Конечно, он шел на определенный риск, рассказав ему о пистолете. Но игра, видимо, стоила свеч.
   Он снова мысленно представил себе сцену в комнате Робинсона. Только на этот раз главную роль в ней играл он сам. Именно от него отпрянул в испуге Робинсон, и именно ему он отдал деньги. А Брант был где-то на заднем плане, ничего не говорил и только смотрел на него с нескрываемым восхищением своими серо-голубыми глазами.
   Назавтра вечером Джордж встретился с Брантом в закусочной напротив станции метро Уэмбли. Отношение Бранта к Джорджу поразительно изменилось. И хотя глаза его по-прежнему выражали скуку и презрение, в поведении появилось что-то заискивающее и даже рабское. К радости Джорджа, он не задавал никаких вопросов о «люгере».
   – Пора приниматься за работу, – заметил Джордж, заказывая вторую кружку пива. – Мы прекрасно справились с работой вдвоем. Я разговаривал с дирекцией, им на все наплевать, лишь бы удалось собрать побольше заказов. – Он закурил сигарету, чувствуя себя шефом, инструктирующим агента-новичка. – Прежде всего необходимо правильно представляться будущим клиентам и знать, кто они такие. Лучше всего наносить неожиданный визит. Не забывай и то… – продолжал он наставлять Бранта, потягивая пиво.
   У Бранта был отсутствующий вид. Вряд ли он слышал монотонное брюзжание Джорджа.
   – Необходимо вызвать доверие у клиента, прежде чем приступить к делу…
   – Ладно, – прервал его Брант. – Вижу, теорию ты действительно усвоил. Идем, покажешь, как это происходит на практике.
   Джордж просмотрел список имен и адресов.
   – Что ж, начнем, – сказал он. – Отправимся к мистеру Томасу. У него двое малышей: Томми и Джейн. Никогда не помешает знать их имена. Достаточно назвать детей по имени, как родители подумают, что вы из школы, и позволят вам войти.
   Широкая улица, с двух сторон уставленная неказистыми домами, привела к жилищу Томаса. По дороге Джордж пережил немало неприятных минут, так как люди обращали внимание на странную пару, которую представляли они с Брантом.
   – Пришли, – Джордж остановился перед серым домом и нажал кнопку звонка. Послышался звук бегущих ног, и дверь широко распахнулась. Двое ребятишек вопросительно уставились на незнакомцев.
   – Ваш папа дома? – Джордж ласково улыбнулся. Дети продолжали молча таращиться, не двигаясь с места.
   – Вы можете позвать кого-нибудь из взрослых, а не стоять как истуканы? – спросил Брант грубым голосом.
   Мальчик и девочка сорвались с места и исчезли в коридоре.
   – Мама, мама… там двое мужчин.
   Джордж с Брантом обменялись взглядами.
   На пороге появилась женщина неопределенного возраста с красными от стирки руками.
   – Кто вы? – с подозрением спросила она.
   – Мистера Томаса, несомненно, нет дома? – поинтересовался Джордж, снимая шляпу.
   – Он в саду, – повысив голос, женщина позвала: – Берт! Подойди на минутку…
   – Не беспокойтесь, мы сами найдем его.
   Мистер Томас как раз собрался закурить, когда Джордж и Брант появились перед ним.
   – Добрый день, мистер Томас, – доброжелательно проговорил Джордж. – Вскапываете огород?
   – Добрый, – буркнул Томас и, сняв фуражку, почесал голову.
   – Я надеюсь, вы уделите нам немного времени, – продолжал Джордж. – Мы пришли поговорить о Джейн и Томми.
   Выражение лица мистера Томаса сделалось более мягким.
   – А-а, так вы из школы? – несколько смутившись, он посмотрел по сторонам и громко крикнул: – Эмми, иди сюда!
   Появились миссис Томас и ребятишки, которые с любопытством уставились на пришельцев.
   – Эти господа пришли из школы. Что вы натворили, дети? – Мистер Томас нервно вытер руки о брюки.
   – О нет, что вы… – живо возразил Джордж. – У вас прекрасные дети, и они хорошо учатся. Я подумал, что они могли бы учиться еще лучше, если бы вы им помогли. Давайте пройдем в дом, я не задержу вас надолго…
   Мебель в крошечной гостиной была покрыта слоем пыли. Смахнув пыль фуражкой, хозяин пригласил гостей сесть.
   Джордж с достоинством оглядел убогую обстановку. Он знал свое ремесло и поэтому не волновался. Кроме того, он собирался продемонстрировать Бранту свои блестящие, как он полагал, способности торговца.
   – Прежде чем перейти к делу, – начал он, – позвольте задать один очень важный вопрос. Вы согласны, что в настоящее время образование вещь необходимая? У детей постоянно возникает масса вопросов, ответить на которые не всегда легко. У преподавателей зачастую нет времени объяснять все, что желают знать наши сорванцы, а у родителей не хватает знаний, и вы испытываете стыд от того, что не можете утолить их жажду знаний. Вот я и пришел, чтобы помочь вам в этом вопросе. Я могу предложить вам великолепную книгу, благодаря которой знания всегда будут с вами. – Из саквояжа он вытащил экземпляр Детской энциклопедии. – Вот, взгляните… – Он положил книгу на стол, медленно перелистывая страницы. Родители и дети с интересом следили за его действиями. Джордж кратко комментировал статьи. – Возможно, Томми заинтересуется конструированием моделей кораблей или у Джейн возникнут проблемы с математикой… Вы, мисс Томас, несомненно, превосходная кулинарка, найдете множество новых рецептов в разделе «Питание». А для вас, мистер Томас, эта книга просто находка. В разделе «Сад» содержатся все мыслимые и немыслимые советы по садоводству и огородничеству. Вы понимаете, что, имея такую книгу, можно обеспечить будущее своих детей.
   Миссис Томас с надеждой глянула на мужа.
   – Шикарная книга, Берт. Я никогда не видела ничего подобного. Давай купим…
   – Купи, папа, купи, – заныли дети.
   – Тише! – прикрикнул отец. – Книга, без сомнения, очень полезная, но такие штучки стоят недешево…
   – Вовсе нет, – широко улыбаясь, ответил Джордж. – Это великолепное издание будет стоить вам два пенса в день.
   – Два пенса в день, – повторил ошеломленный Томас. – Как это?
   – Два пенса, и не больше, – осторожно повторил Джордж, понимая, что наступил ответственный момент. – Шиллинг в неделю, и будущее ваших детей обеспечено. Платить можно в рассрочку по пять шиллингов в месяц. Полное собрание стоит семь фунтов десять шиллингов. Но мы не просим всю сумму сразу…
   – Семь фунтов десять шиллингов! – воскликнул Томас. – Но это же громадные деньги! Нет, не может быть и речи о такой книге! Слишком дорого для меня, старина. – Он протянул книгу Джорджу. Дети тотчас же разочарованно завопили, и миссис Томас пришлось вывести их из гостиной.
   – Минуточку, мистер Томас, – сказал Джордж, понимая, что столкнулся с наихудшим из клиентов – бедняком. – Вы согласны, что польза от этой книги огромная…
   – Кто же спорит… Но, увы, я просто не могу себе это позволить.
   Брант презрительно смотрел на Джорджа.
   – Подождите, – заявил он спокойно. – Я могу доказать вам, мистер Томас, что вы можете уплатить два пенса в день и при этом не испытывать никаких затруднений.
   Удивленные, Джордж и Томас повернулись к Бранту. Взгляд того был холоден и расчетлив.
   – Хотите пари, мистер Томас?.. Ставлю полкроны, что мне удастся убедить вас, что можно потратить такую сумму, даже не заметив. Если я выиграю пари, вы покупаете наши книги.
   – У вас ничего не выйдет, – ухмыльнулся Томас.
   – В таком случае, – Брант положил монету на стол, – полкроны ваши. Выгодное предложение, не так ли?
   – О'кей, парень, доказывай.
   Брант достал из кармана смятую банкноту в десять шиллингов.
   – Мы с вами заключим еще одно пари… Спорим, вы не знаете, сколько денег у вас в кармане в настоящий момент.
   Мистер Томас прищурился:
   – Ну и что?
   – Если вы назовете мне точную сумму – десять шиллингов ваши.
   Томас нахмурился.
   – Действительно… Возможно, около пенни. Но я не вижу никакой связи…
   – Прекрасно, – улыбаясь, Брант спрятал банкноту. – Итак, вы не знаете, сколько денег у вас при себе. Так что, если бы я положил эти два пенса без вашего ведома в ваш карман, вы и не узнали бы, что разбогатели на два пенса. И с другой стороны, если бы взял эти же два пенса, вы бы не заметили это. Итак, вы можете позволить себе платить два пенса ежедневно, чтобы купить это ценное издание.
   Некоторое время Томас смотрел на Бранта, потом добродушно улыбнулся.
   – Хитро, – сказал он с восхищением. – Ладно, давайте ваши бумаги…
   При этой сцене у Джорджа возникли разноречивые чувства. Он испытал злость, унижение и разочарование. Он вновь подумал, что приемы Бранта не совсем честные, но тем не менее всегда достигают цели.
   А Брант, казалось, совсем забыл о Джордже. Внимательно проверив бланк заказа, заполненный Томасом, он положил его в свой карман.
   Наступило неловкое молчание. Джордж чувствовал нарастающую злость, но ссориться было неудобно. Они попрощались с семейством Томас и молча вышли на улицу. Лишь отойдя на приличное расстояние, Джордж остановил Бранта.
   – Послушай, старик, ведь это же мой заказ. Я начал это дело…
   Брант ухмыльнулся.
   – Не будь идиотом. Ты бы ничего не добился там даже за сто лет. За кого ты меня принимаешь? За простофилю? И уж теперь-то я уверен, что могу работать самостоятельно. И мне недолго доведется бить ноги, продавая это барахло.
   – Ладно, поделим комиссионные, – Джордж не умел долго сердиться.
   – Зачем тебе размениваться на подобную мелочь? – саркастически сказал Брант. – Вчера я заработал для тебя двадцать фунтов, а сейчас ты устраиваешь сцену из-за пятнадцати шиллингов… До скорого!
   – Э… подожди, – начал было Джордж.
   – До скорого! – Засунув руки в карманы, Брант удалился с опущенной головой.

Глава 6

   Субботы гнетуще действовали на Джорджа. Ему нечего было делать, он ничего не предпринимал и сидел обычно в кресле у окна с книгой в руках. Лео составлял ему компанию.
   В эту субботу он чувствовал себя беспокойнее, чем обычно. Книга его не увлекала, и он ощущал, как гнетет его пустота большого дома. В его мыслях часто возникал Брант. За последние три дня он превратился в преуспевающего агента, а за последнюю неделю заключил девять договоров, что составило шесть фунтов заработка. А Джордж за это время с трудом заключил только два договора. Он завидовал успехам Бранта, но был убежден, что Брант добился этого различными обманными уловками, и он постарался вдолбить себе, что лучше будет голодать, чем работать нечестно. И тем не менее он не мог подавить в себе зависть.
   Джордж отложил книгу и бросил взгляд на Лео, который лежал, лениво развалившись и моргая глазами. «Странно, как такое животное, как кошка, может сносить одиночество», – подумал он. Если бы не было Лео, он бы вышел на улицу и стал бесцельно бродить по городу.
   Джордж поднялся и подошел к кровати. Пару минут он гладил кота и говорил ему всякие нежные слова. Внезапно ему стало ясно, что он совсем один, что никому до него нет дела и что у него не было ни одного друга, которому он мог бы довериться. Он почувствовал сострадание к самому себе, и глаза его увлажнились. Будущее показалось Джорджу беспросветно серым и унылым.
   Его мрачные мысли нарушил звонок телефона, который находился внизу. Он посадил Лео на кровать и направился к двери. Потом на мгновение заколебался. Все равно ему не успеть спуститься, и телефон замолчит. Но тот продолжал настойчиво звонить. Джордж выбежал из комнаты и помчался вниз по лестнице. Спустившись, он быстро сорвал трубку и, тяжело дыша, сказал:
   – Алло?
   – Долго же вы подходили, – раздался в трубке сердитый голос.
   – Кто это говорит?
   – Брант, – нетерпеливо ответил звонивший. – Я так и думал, что вы дома. Вы не могли бы оказать мне любезность, Джордж?
   – Брант? О, добрый день! Я не ожидал…
   – Ничего, ничего. У вас есть какие-нибудь планы на сегодня?
   – У меня? – Никаких планов у него, конечно, не было. По субботам у него никогда не было никаких планов. Но откуда Брант мог знать об этом? Он не хотел ему в этом сознаваться, но в то же время боялся упустить что-то интересное. – Я и сам не знаю, – ответил он осторожно. – Сейчас я читаю, потом…
   – Читать вы можете в любое время, – прозвучал насмешливый голос Бранта, – и я не обратился бы к вам с просьбой, если бы это не было так важно. Я хотел только спросить, не забежите ли вы на минутку к Джо, чтобы передать от меня весточку?
   – К Джо?
   – Это клуб на Мортимер-стрит, недалеко от вашего дома. У них там нет телефона, иначе бы я позвонил.
   – Мортимер-стрит! Это же у Паддингтонского вокзала, верно?
   – Верно. Я по ошибке захватил с собой ключ от квартиры, а вернусь очень поздно. Моя сестра этого не знает, у нее нет ключа, и она не сможет попасть домой. Может быть, вы оставите у Джо для нее весточку?
   – У вас есть сестра?
   – Да. И мы живем вместе. Я должен был оставить ключ под половиком, но забыл. Вот я и хочу передать ей пару слов, чтобы она зря не беспокоилась. Так вы сможете забежать к Джо, Джордж? Просто скажите бармену, что я унес ключ с собой и вернусь не ранее двух часов ночи. Он передаст это Коре.
   Джордж на мгновение задумался. Его охватило легкое возбуждение.
   – Да, конечно… Я и сам могу ей это передать. Могу подождать ее там, если хотите.
   – Это необязательно. И я не имею ни малейшего понятия, в котором часу она зайдет к Джо. Я только знаю, что она обязательно заглянет туда в течение вечера.
   Джордж и сам не знал, почему он находится в таком радостном настроении. Сестра Бранта! Пять минут назад он даже не знал, что у него есть сестра, а теперь находился в таком возбуждении, словно это должно было перевернуть всю его жизнь. И это было удивительно.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →