Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

"ОК" - самое популярное слово в мире

Еще   [X]

 0 

Тайна сокровищ магараджи (Чейз Джеймс)

Книга также издавалась как «Быстрые доллары», «Быстрые деньги».

Год издания: 2001

Цена: 69.9 руб.



С книгой «Тайна сокровищ магараджи» также читают:

Предпросмотр книги «Тайна сокровищ магараджи»

Тайна сокровищ магараджи

   Книга также издавалась как «Быстрые доллары», «Быстрые деньги».


Джеймс Хедли Чейз Тайна сокровищ магараджи

Глава 1

   Рико стоял в мрачном коридоре и всматривался в пустой ресторанный зал. Длинный, узкий, со столиками, приготовленными для вечера, зал производил не очень приятное впечатление. С минуту постояв, он наконец махнул рукой и двинулся к себе за стойку. В красном, обитом кожей кресле сидел могучего телосложения мужчина, при виде которого Рико сразу забеспокоился. Он всегда чувствовал себя беспокойно в присутствии Бида, так как отдавал себе отчет, что имеет дело с опасным человеком, который, кроме всего прочего, действовал на него как гипнотизирующая змея соответственного размера.
   При виде Рико Бид вытащил из кармана связанный за углы грязный носовой платок, развязал его, а содержимое вытряхнул на стол. Рико онемел. На столе лежал массивный браслет, весь усыпанный бриллиантами. Никогда в жизни Рико не видел что-либо более красивое. У него мелькнула мысль, что он очень хотел бы иметь браслет, но тотчас же отогнал ее от себя. Владеть такой драгоценностью? Нет, это далеко не соответствовало его финансовым возможностям! Кроме того, покупка или продажа такой драгоценности была связана с несомненной опасностью и могла привести к крупным неприятностям.
   – Я тебе тысячу раз говорил, чтобы ты держался подальше от таких игрушек! – крикнул он Биду, злой от собственного бессилия. – Это не для меня!
   – Не дашь ли ты мне чего-нибудь выпить, – прервал вспышку хозяина клуба мягкий, почти детский голос, так резко контрастирующий со взглядом Бида, что Рико даже рот открыл от удивления. – Эти камешки уже сами по себе стоят не меньше двух тысяч…
   Рико покачал головой. Он не хотел показать Биду, что растерян и не знает никого, кому можно сбыть такую вещь. С тех пор, как он узнал Бида, он всегда напускал на себя этакую солидность и важность.
   – Я не хочу их брать. Это слишком опасно.
   Бид изучающе посмотрел на Рико.
   – Но ты должен это взять, – процедил он сквозь зубы. – У меня неприятности. Хозяйка этой игрушки вполне могла…
   Рико почувствовал, как у него подкашиваются ноги. Белый как полотно, он упал на стул.
   – Идиот! – крикнул он. – Выматывай отсюда. Ты что, не знаешь, что фараоны в этом случае прежде всего явятся ко мне? Они ведь знают, что ты постоянно крутишься у меня.
   У Бида напряглись мощные мускулы.
   – Мне нужны деньги, – сказал он. – Дай пятьсот долларов…
   Рико был напуган не на шутку. Убийство!.. Увидев Бида, он подумал: конечно, этот парень явился неспроста. Однако самонадеянно, хоть и с боязнью, полагал, что сумеет уладить любое дело, с каким бы этот опасный тип ни пришел к нему. Но убийство! Такое в голову Рико не приходило. И подобная ситуация никак не устраивала его. Хоть и хотелось иметь браслет, но страх быть замешанным в убийстве был сильнее желания приобрести ценную вещь. Рико отодвинул от себя браслет.
   – Ни пенса. Забирай это и сматывайся отсюда.
   Веко правого глаза Бида как-то странно дернулось. Он отвернул полу куртки так, чтобы Рико увидел спрятанный там револьвер.
   – Пять сотен! – повторил посетитель грозно.
   – Нет! – выкрикнул Рико, и его изрытое оспой лицо покрылось испариной.
   – Пятьсот монет, Рико, – повторил еще раз Бид. – И быстро! Я должен сматываться, пока земля не начала гореть у меня под ногами.
   Рико тяжело дышал. Он низко наклонил голову, пот заливал его лицо. Сейчас хозяин клуба был похож больше на мокрую крысу, попавшую в ловушку.
   – Убирайся вон! – с усилием выдавил он.
   Вдруг Бид прыгнул вперед и схватил Рико за рубашку, легко поднял его над головой и потряс в воздухе, как куль с мукой.
   – Я сказал: пятьсот! – хриплым голосом повторил парень, опуская Рико на пол.
   Продолжая держать его одной рукой за рубашку, он другой принялся методично бить хозяина по лицу, так что голова бедняги моталась из стороны в сторону. Наконец он швырнул Рико на стул.
   – Плати, иначе я продолжу развлечение.
   Рико с трудом поднялся и подошел к конторке. Потрогал рукой распухшую щеку, потом выдвинул ящик, достал пачку банкнот, отсчитал пять бумажек и дрожащей рукой протянул их Биду.
   Тот небрежно сунул их в карман куртки и бросил на стол браслет.
   – Не следовало меня принуждать применять силу. Если мне что-то нужно, я буду это иметь, понял? Любой ценой!.. И пора бы уж тебе это знать.
   Рико не произнес ни слова, поглаживая горевшие щеки.
   – Я сообщу тебе, где я буду, – продолжал Бид, словно ничего не случилось. – Если какое-нибудь подходящее дельце будет для меня, подожди, пока я не дам о себе знать.
   Рико облизнул сухие губы.
   – Да, – хрипло ответил он.
   – Ну, тогда прощай, – бросил Бид и ушел, не оглядываясь.
   После его ухода Рико подошел к бару, налил себе стакан виски с содовой, сел в кресло и, медленно потягивая виски, стал смотреть на браслет.
   «Недурная штучка, – думал он. – Красивая вещь… И попала мне в руки. Дорогая, но и весьма опасная. Стоит пять или шесть тысяч долларов. Только кто ее купит?»
   Ральф Рико встал и положил браслет в тайник в стене, за картиной. Решил ждать случая. Если женщина жива, то найти покупателя будет не так уж и трудно, но если нет… При мысли об этом лицо Рико снова исказилось. Взяв в руки стакан, он сделал большой глоток виски, затем зашел в ванную, чтобы умыть горевшее лицо.
   «Этот Бид – крепкий парень, – думал он. – И нервы у него стальные.» «Если мне что-то нужно, я буду это иметь…» Это правда, и Рико не раз убеждался в этом. Осторожно стал мыть щеки, холодная вода принесла явное облегчение. У владельца клуба не было злости против Бида. Быть с ним в союзе означало для Рико возможность делать неплохие дела, а то, что он получил по физиономии, только подтверждало это и невольно вызывало не только страх перед этим типом, но и уважение к нему. Приободрившийся Рико поправил галстук, причесал волосы и вернулся в кафе.
   Когда он дошел до бара, то остановился как вкопанный и сердце его замерло от страха. В красном кресле, том самом, в котором только что восседал Бид, сидел маленький тщедушный человечек с лицом, покрытым веснушками, и рыжими, как огонь, волосами. При виде Рико он поднял голову и вперил в него зеленые проницательные глаза.
   – Как дела, Рико, – буркнул он вместо приветствия, – что поделываешь?
   Рико сделал попытку улыбнуться, но из этого ничего не вышло.
   – Что вы здесь делаете, лейтенант? – спросил он, бледнея.
   Лейтенант Джордж Олин все так же пытливо смотрел на хозяина.
   – Да вот, решил нагрянуть сюда, чтобы поймать тебя на месте преступления. Что ты на это скажешь?
   Рико попытался рассмеяться, но его смех прозвучал как голос попавшей в мышеловку мыши. Чуткое ухо лейтенанта не могло этого не уловить.
   – Я делаю все возможное, чтобы не попасться, – пробовал пошутить Рико. – Что это вам пришло в голову, лейтенант?
   – Неужели не понятно, приятель? – процедил Олин. – Разве полчаса назад у тебя не побывал кто-то?
   Рико налил себе вторую порцию виски, в голове у него все смешалось от панических мыслей. Как ему быть? Он не собирался признаваться, что только что отсюда ушел Верн Бид. Но если заведение находилось под наблюдением полиции и Бида видели, как он уходил отсюда? Или еще хуже, может, его уже арестовали?
   – Ничего я не видел, – осторожно начал Рико. – Я работал у себя в кабинете. Естественно, я не исключаю, что кто-то мог войти в кафе незамеченным, но я ничего не знаю об этом.
   Олин презрительно улыбнулся. Он знал Рико, и для него не были секретом мечты Рико перейти от мелкой спекуляции к более крупным делам. Уже не один месяц лейтенант следил за ним, надеясь, что рано или поздно владелец клуба попадется.
   – Смотри, Рико, с огнем играешь! Кончишь ты в конце концов газовой камерой.
   Рико все еще улыбался, но было видно, что ему не до смеха. Кому понравится упоминание о смерти, даже сказанное в шутку.
   – В чем дело, лейтенант? Откуда столько злости ко мне? Выпьете чего-нибудь?
   – На службе не пью. Послушай, Рико, кто это тебя побил? Может, это Бид?
   – Девушка, – нашелся Рико. – Думал ее уломать, а вот что получилось. Наградила меня пару раз щеткой для волос… Но… почему вы вспомнили Бида?
   – Потому что он интересует меня. Был он сегодня здесь?
   – Я его не видел, – ответил Рико, качая головой. – Не было здесь никого, кроме вас.
   – И твоей приятельницы? – вставил Олин.
   – Вроде так…
   Лейтенант затянулся, потом вынул изо рта сигарету и пустил к потолку столб дыма.
   – Несколько часов назад, – заговорил медленно Олин, глядя на Рико, – актриса Джоан Брук вышла из своего дома прогуляться в парке. В конце аллеи этого парка на нее было совершено нападение. Бандит сорвал с руки женщины браслет с бриллиантами стоимостью около пяти тысяч долларов. Способ, которым было совершено нападение, говорит о том, что это мог быть только Бид. Полицейская машина стояла в нескольких десятках метров от того места, но наши парни ничего не услышали и не заметили, хотя было совсем светло. Бид – специалист по таким фокусам, кроме того, он последние дни крутился около твоего кафе. Я и зашел к тебе, чтобы посмотреть, нет ли его у тебя и не поделился ли он случайно с тобой своей добычей.
   У Рико был вид оскорбленной добродетели.
   – Можно ведь было спросить потерпевшую, кто на нее напал. Бида трудно не запомнить. Но так или иначе, а мне не нравятся ваши подозрения, лейтенант.
   – Ну почему же. Запретить ведь мне этого нельзя. Что касается актрисы, то она уже ничего не скажет. Она мертва…
   Улыбка погасла на губах Рико.
   – Значит, ее пришили, – промямлил Рико. – Откуда вы знаете, что это сделал Бид?
   – Бид – по натуре убийца, – спокойно продолжал Олин. – Я был уверен, что рано или поздно он дойдет до убийства. Будь осторожен, Рико! Это опаснейший тип. Ты должен освободиться от него, послушайся моего совета. Тот подонок, который попадется на этом браслете с бриллиантами, прямиком угодит в газовую камеру.
   Рико почувствовал, как холод пробежал у него по спине.
   – Я никогда не впутываюсь в такие дела, – почти выкрикнул он. – И вам никогда мне этого не пришить!
   Олин отреагировал на такое заверение и на протест нетерпеливым жестом.
   – Слушай, Рико, у тебя неплохое заведение, и зарабатываешь ты немало. Зачем тебе связи с такими типами? Выкладывай карты на стол. Я готов помочь тебе.
   Рико чувствовал, как пот ручейками течет у него по спине. Он знал, что может доверять слову Олина, но продать Бида?! До сих пор он был связан с ним мелкими делами. Бид был первым клиентом, который дал ему возможность заработать много долларов. Кроме того, если бы он помог войти Биду в газовую камеру и об этом узнали, то за его собственную жизнь никто не дал бы и пенса. Нет, теперь, когда он стал заметной фигурой в преступном бизнесе, он не может никого предать, не опасаясь навредить и самому себе.
   – Лейтенант, если бы я знал что-нибудь, я бы вам сказал.
   С минуту Олин без всякого выражения смотрел на него.
   – Ты уверен, Ральф Рико, что говоришь мне правду? – спросил он, наклонившись над столом. – Было бы лучше, если бы ты ее все-таки сказал…
   После ухода Олина Рико долго сидел огорошенный, глядя на свои сжатые кулаки. Лоб его был бледным и мокрым от пота.

Глава 2

   – Добрый вечер, это Международное разведагентство…
   – Это Эд, – прервал Даллас. – Дорогуша, дай мне старика…
   Вскоре он услышал хриплый голос Гемина Парвиса:
   – В чем дело, Даллас?
   – У Черной Морды гости, – быстро доложил Даллас. – Мужчина и женщина. Типу лет пятьдесят, у него, чувствуется, водятся деньги. Она молодая, ничего особенного, однако может закрутить голову любому мужчине. Черная Морда ждал их. Они вошли без звонка.
   – Не называй Рея Черной Мордой, – холодно прервал Эда Парвис. – Это индус из хорошей семьи.
   – Согласен, – нетерпеливо пробормотал Даллас, – но мне это безразлично. Что я должен делать с этой парой? Схватить их при выходе?
   – Лучше узнай, кто они такие, спешить нам некуда. Ведь это первые к нему посетители.
   Даллас быстро вышел из будки и прошел в холл отеля «Космополитен», направляясь в сторону Джека Буруса. Тот сидел, развалясь в кресле, с газетой в руках и внимательно наблюдал за входом в гостиницу. Даллас наклонился над ним.
   – Старик приказал узнать, что это за люди. Ты оставайся здесь и продолжай наблюдать. Если еще кто-нибудь зайдет к индусу, звони старику.
   Потом Эд протиснулся сквозь толпу, дошел до парадного входа и устроился в стороне, на стуле под пальмой в ящике. Прошел почти час, прежде чем он снова увидел гостей Рея. Впереди шла блондинка, одетая в элегантное пальто. Эд обратил внимание на выражение ее лица: на нем читались расчет и какая-то удивительная холодность и решительность. И их не могли скрасить даже красивые голубые глаза, которыми обладала женщина. Ее спутник был невысокого роста, загорелый и неплохо сложенный, хотя и несколько грубоватого вида, мужчина. Тусклые серые волосы, зачесанные назад, военного типа усы. Белоснежный костюм добавлял ему уверенность и вместе с тем некоторую важность.
   Мужчина и женщина прошли мимо Далласа, направляясь к выходу из гостиницы. Эд пошел следом за ними и увидел, как они садятся в большой черный лимузин, за рулем которого ожидал филиппинец в ливрее. Машина тут же рванулась с места, но опытный взгляд Далласа успел схватить ее номер. Подозвав такси, расторопный детектив поехал в главное полицейское управление.
   Через несколько минут такси остановилось у большого серого здания. Расплатившись, Даллас собирался искать лейтенанта Олина и тут увидел именно его, выходившего из полицейской машины. Эд направился к лейтенанту, крикнув на ходу:
   – Хэлло, Джордж, задержись на минутку.
   Мрачный Олин повернулся к нему.
   – Я очень занят. Ты слышал: убили Джоан Брук?
   Даллас замер от удивления.
   – Ну вот, сам видишь, что у меня нет времени.
   Олин быстро шел длинным коридором. Детектив не отставал, наступая Джорджу на пятки. Зная, что не так легко отделаться от преследователя, Олин пинком открыл дверь, пропустил вперед Далласа и вошел вслед за ним в свой кабинет. Эд ожидал продолжения начатого лейтенантом сообщения.
   – Это был грабеж, – пояснил Олин, – убийца забрал у актрисы браслет стоимостью в пять тысяч долларов.
   Даллас протяжно свистнул.
   – Черт побери! И что, ты напал на какой-нибудь след?
   – Да, но мне не хочется пока ничего говорить по этому делу. Что тебя привело к нам?
   – Проверь, кому принадлежит черная «Лассоль» номер А-067.
   Олин закурил сигарету.
   – Что-нибудь интересное?
   – Речь идет о краже, совершенной пятнадцать лет тому назад. Дело странное и удивительное…
   Олин покачал головой.
   – Ну, кражи меня не интересуют. И я не понимаю, кого может привлекать дело пятнадцатилетней давности.
   – Страховую компанию, тем более что речь идет о такой мелочи, как четыре миллиона долларов.
   Олин казался ошеломленным.
   – Хорошо ли я расслышал? Четыре миллиона?!
   – Именно. Тогда страховая компания выплатила эту сумму владельцу пропавших драгоценностей, но все еще надеется вернуть ее, отыскав исчезнувшие сокровища.
   Олин смотрел на кончик догорающей сигареты.
   – Что-то припоминаю… Если я не ошибаюсь, речь идет о коллекции драгоценностей какого-то шаха, магараджи или что-то в этом духе…
   – Да, магараджи Читтабада. Он одолжил собрание семейных драгоценностей музею Парбента, который устраивал выставку самых ценных коллекций мира. Сын магараджи Рей отправил драгоценности в Нью-Йорк самолетом, который так и не прилетел к месту назначения. С того времени был потерян всякий след той коллекции. Годом позже к скупщику краденого обратился некий Пауль Хотт и пытался сбыть пару игрушек именно из той коллекции. Ты помнишь Хотта? Довольно крупный вор. Скупщик донес на него в полицию, потому что Хотт хотел получить за свои игрушки слишком много, а может, и по каким-нибудь другим соображениям. Хотта поймали, но где находится коллекция, он не сказал. Он получил двадцать лет и все еще сидит, но через пару лет выйдет на свободу. Парвис по поручению страховой компании все еще ищет эти драгоценности, хотя, по-моему, стоило бы обождать, пока Хотт не отбудет свой срок заключения. Только он один может привести нас к кладу.
   Олин молча пускал дым в потолок, потом спросил:
   – А сам Хотт разве мог обделать такое дельце?
   Даллас пожал плечами.
   – Кто его знает. До сих пор не найдено ни следов самолета, ни экипажа. Можно допустить, что многие были в сговоре с Хоттом, в том числе и экипаж канувшего в неизвестность самолета. Вор никого не выдал. Но добыча так и не появилась на рынке. Сам собой напрашивается вывод, что только Хотт знает тайник.
   – К чертям! – нетерпеливо воскликнул Олин. – Мне не до тайников и сокровищ. На мне висит убийство актрисы. Скажи, зачем тебе имя владельца авто?
   – Несколько лет назад магараджа Читтабада умер, – объяснил Даллас, – и его сын Рей стал наследником капиталов отца и исчезнувших семейных драгоценностей. Этот тип очень любит транжирить деньги. Он спустил, говорят, половину того, что ему оставил отец. И вдруг сынок известного нам индуса появляется здесь, в Нью-Йорке. Страховая компания считает, что Рей хочет связаться с Хоттом и заключить соглашение.
   – Какое еще соглашение? – недоумевающе спросил Олин.
   – Полагаю, что за соответствующую сумму Хотт вернул бы эти драгоценности. О Рее говорят, что он из тех типов, что, кроме денег, любят риск и аферу, и не исключают, что он не угомонится, пока к полученной страховке за семейные реликвии не прибавит и сами пропавшие реликвии. Черт его знает, так ли это на самом деле, но нас наняли, чтобы следить за Реем, особенно присматриваться, с кем он встречается. До сего времени его навестила только одна пара, которая отбыла из отеля на автомобиле «Лассоль» А-067.
   – Придется тебе помочь, – сказал Олин, беря в руку трубку телефона. Поговорив, он положил ее обратно. – Машина принадлежит некоему Престону Килле, живет на бульваре Рузвельта. Из этого следует, что он крупная рыба. Хватит с тебя?
   – Не совсем. Не мог бы ты спросить в архиве, нет ли там чего на этого Престона?
   Олин вздохнул, набрал номер, сказал пару слов и, отключив телефонный аппарат, сообщил Эду:
   – Ничего они не знают. В полицейских досье нет ничего такого на интересующего тебя подозрительного субъекта.
   – Хорошо, благодарю тебя, Джордж, значит, мне придется еще побегать.
   И Эд действительно почти бегом спустился по лестнице, поймал такси и поехал в редакцию «Геральд». Лабиринтом коридоров он добрался до кабинета Уэнтли Фейвела. Тот руководил отделом информации и выбрал это место потому, чтобы знать побольше о людях, чей заработок определяется не менее чем четырехзначной цифрой. На свой оклад он жил прилично, но любил кое-что добавлять к нему, охотно снабжая кое-каких людей информацией о любых членах большого света.
   Даллас сел в угол стола и протянул Фейвелу открытый портсигар.
   – Нужна кое-какая информация…
   Фейвел молчал.
   – Слушай, Даллас, – произнес он некоторое время спустя, – нет у меня времени, дел по горло.
   Даллас достал бумажник и вынул оттуда две пятидолларовые банкноты.
   – Пусть это будет наградой тебе за пять минут разговора со мной. Я хочу знать все о некоем Престоне Килле.
   Фейвел спрятал деньги.
   – Знаю о нем немного, – начал он, довольный. – Он из Сан-Франциско, и у нас всего два месяца. Купил большой дом на бульваре Рузвельта. Три года назад он очень удачно играл на бирже, но потом отошел от дел и сейчас почти все время проводит на скачках. Наверное, и там он выигрывает, ибо не видно, чтобы он имел другие доходы.
   – А блондинка, с которой он показывается?
   – Это Ева Гилис. Лакомый кусочек, да? Килле вытащил ее из кабаре «Фоли» примерно месяц назад и снял для нее апартаменты на Роксуорт-авеню. Но это долго не продлится: хоть Престон и любит девушек, но часто их меняет. Только кто знает… Эта малышка, полагаю, попытается содрать с него как можно больше…
   – Час назад они навестили в отеле раджу Рея, – сказал Эд в задумчивости. – Из твоей, Уэнтли, информации о Килле нельзя заключить, что он относится к тому сорту людей, которыми привык окружать себя Рей.
   – Ты уверен, что видел Еву и Престона там? – Фейвел выглядел заинтересованным не на шутку.
   – Да, они входили к индусу в номера.
   – Я вижу, вы продолжаете заниматься теми драгоценностями?
   – Конечно. Это пока главный источник доходов нашего бюро.
   Фейвел подумал, потом сказал:
   – Не исключено, что вы на верной дороге. Я слышал, что Килле близко связан с преступным миром, но это не наверняка: пока что доказательств нет. Он много времени проводит в клубе «Фру-фру», в заведении некоего Ральфа Рико – мелкого скупщика краденого. Рико мечтает подняться по лестнице преступного бизнеса. Я не удивился бы, если б за ним как раз и стоял Килле. Стоит походить около этого Рико.
   – У полиции нет никакого досье на Килле, – заметил Даллас.
   – Я знаю, но повторяю тебе, что когда-то Килле делал большие деньги. Некоторые его операции дурно пахли, но это вполне типично для крупных маклеров. Кроме того, интересно, что вот уже два года Престон ничем практически не занимается. Может, он что-то ищет? Тебе не следует, Эд, сбрасывать со счетов его связи с Рико. Возможно, это и наведет на нужный след.
   – О' кей, – сказал Даллас, поднимаясь со стула. – Пока достаточно, но, если услышишь что-либо, что будет интересовать меня, звони.

Глава 3

   По тому, как вел себя Килле, было видно, что он колебался и не мог принять окончательного решения, но Ева не дала ему сказать ни слова. Она тут же продиктовала магарадже номер банковского счета и увела Килле из апартаментов, прежде чем тот успел раскрыть рот. Когда в холле Престон попытался высказаться, Ева заявила:
   – Тебе нечего бояться, принимая эти деньги. Если план реализовать не удастся, мы немедленно вернем Рею эту сумму.
   Приехав на квартиру к Еве, Килле еще раз настойчиво объяснил девушке всю нелепость их начинания:
   – Драгоценности исчезли пятнадцать лет назад. Их искали сотни людей и, насколько мне известно, ищут и сейчас. Ну какие у нас шансы найти их?
   – Именно это нам и нужно тщательно обдумать и все обсудить, – сухо ответила Ева. – Я иду купаться в ванне, мне там иногда приходят в голову интересные мысли. А ты здесь без меня тоже хорошенько подумай, Престон. План пахнет полумиллионом долларов.
   Но Килле и не думал размышлять на эту тему. Фантастична и абсурдна сама идея! Он отдавал себе отчет, что такие большие деньги были бы в его положении спасением от угрозы надвигающегося банкротства, но он не имел ни малейшего понятия, как их получить и как взяться за поиски пропавших сокровищ.
   Килле заканчивал второй стакан виски, когда Ева вышла из ванной.
   – Вечером съездим поговорить с Рико, – проговорила она, подойдя к Престону.
   Он поставил стакан на стол, схватил Еву за плечи и крепко прижал к себе, но не в порыве нахлынувшего чувства, а от злобы и раздражения, вызванных словами девушки.
   – Ты не будешь мне указывать, что я должен делать и чего не должен, – сказал Килле. – Здесь все решаю я, и было бы хорошо, если бы ты, девочка, этого не забывала. Нет у меня желания видеться сегодня с Ральфом, а кроме того, я думаю, что вообще откажусь от этого дела. Тебе ясно?
   – Мне больно, Престон! – воскликнула Ева, вырываясь из его рук. Ее взгляд подействовал на него как холодный душ. Килле отпустил девушку и стал мерить шагами комнату из угла в угол, засунув руки в карманы брюк.
   – Не делай глупости, Престон. – Ева была совершенно спокойна. – Я хочу тебе только помочь. Ты хорошо знаешь, что должен держать себя в руках. Позволишь себе раскиснуть – погибнешь. Ты ведь понимаешь: это твой единственный шанс поправить пошатнувшиеся финансовые дела.
   Килле, недовольный услышанным, повернулся. Чтоб прервать поучительный тон девушки, сказал:
   – Пустой разговор! Ведь невозможно найти эти проклятые драгоценности. Почему, ты думаешь, Рей обещал так много денег? Потому что знает, что никогда не придется их мне отдавать.
   – И все же думаю, что тебе надо пойти сегодня вечером к Рико, – настаивала на своем Ева. – Он найдет нам толкового человека для той опасной работы, что будет связана с поиском драгоценностей.
   – Для опасной работы? – повторил Килле, потирая лоб. – Что еще за опасная работа?
   – Разреши мне одеться, дорогой, по дороге в клуб я тебе все объясню, и ты поймешь, что опасную работу сделают другие, а деньги получишь ты. План заманчив. Ты согласишься со мной, что таким образом разбогатеть не всегда выпадает шанс.

Глава 4

   – Садись, – показал он на стул перед собой. – Я надеялся, что ты придешь, поэтому я все еще здесь.
   Даллас сел, бросив шляпу на стол и ладонью пригладив коротко остриженные волосы.
   – Мне удалось добыть малость информации о тех двоих, навестивших индуса, – начал он. – Типа зовут Престон Килле. Слышали ли вы эту фамилию?
   Чуть подумав, Парвис кивнул.
   – Он долгое время крутился на бирже в Сан-Франциско, – сказал шеф, глядя в потолок. – Два года назад он здорово опростоволосился, и биржевые маклеры, не желая скандала и огласки, стали на его защиту. Однако они потребовали, чтобы Килле немедленно смылся подальше, и он перебрался сюда.
   – Этими данными я и располагаю, – прервал Даллас шефа, – и именно это я хотел вам доложить. Узнал у Фейвела.
   – Надеюсь, ты не дал ему денег, – забеспокоился Парвис. – Этот вампир высосет у меня все наличные.
   – Я должен был немного ему дать. Откуда мне было знать, что все это вам уже известно? – продолжал опечаленный Даллас. – Но мы не станем, я надеюсь, ссориться из-за каких-то десяти долларов. А может быть, вы хотите, чтобы я сказал вам пару слов о некой Еве Гилис?
   – Ее я тоже знаю, – продолжал демонстрировать свою осведомленность Парвис. – Пять лет назад она была первой на конкурсе красоты и отхватила за победу пять тысяч. После этого сумела уговорить хозяев «Фоли» взять ее в ревю. Некоторое время ее имя горело большими буквами на рекламных щитах и она имела довольно шумный успех. У нее есть брат Адам, если не ошибаюсь, они двойняшки. Братец два года пробыл в Индии и только недавно вернулся в Штаты. Два месяца назад Ева вдруг бросила клуб и пошла на содержание к Килле. Я понял бы ее, будь он богат. Но когда человека в его положении выбирают в любовники, это трудно поддается объяснению, тем более что в «Фоли» ей хорошо платили. Что-то здесь с этой троицей нечисто.
   – Зачем же вы давали мне поручение, если все знаете и об этой паре, и о Престоне? – сказал вконец расстроенный Даллас.
   – Я плачу тебе не за то, чтобы ты узнавал прошлое интересующих нас людей, – отпарировал Парвис, – а чтобы интересовался их настоящим. Кроме того, у меня хорошая память. Так ты говоришь, что эти двое разговаривали с Реем?
   – Да, они пробыли у него около часа.
   – Нам надо держать глаза открытыми, – несколько рисуясь перед подчиненным, ораторствовал Парвис. – Не исключено, что благодаря радже эти драгоценности в конце концов попадут в наши руки. Я всегда утверждал, что никто, кроме самого Рея, не сможет их найти. Только вот не спускайте с него глаз.
   – А откуда вы знаете, что он их ищет? – спросил слегка уязвленный тоном шефа Даллас. – Не потому ли, что так считает страховая компания?
   – Я сам подсунул им эту версию. Рей отдает себе отчет, что при его образе жизни папенькины деньги и страховка скоро кончатся. Почему бы не попробовать вернуть драгоценности? Страховая компания, которой они сейчас юридически принадлежат, в свое время выплатила отцу Рея огромную страховую сумму, но с тех пор стоимость этих пропавших сокровищ выросла неимоверно. Поэтому Рей и пытается их найти. Он приведет нас к кладу, если только у нас хватит терпения. Мак-Адамс и Эндсвит караулят индуса ночью, а Бурус не отходит от него днем. Ты возьми на себя Килле. Сам Рей не будет искать коллекцию, за него это будут делать другие. Среди этих «других» может оказаться и Килле.
   Худощавое лицо Далласа не выразило энтузиазма.
   – И все-таки нужно подождать, пока Хотт не выйдет из тюрьмы, вот он и приведет нас к спрятанным сокровищам.
   Парвис скривился.
   – Он не выйдет раньше чем через два года, а мы не можем позволить себе так долго ждать. У нас есть шанс неплохо заработать на этом деле, Эд…
   – Я-то не увижу из тех денег ни цента, – заметил Даллас.
   – Посмотрим. Как бы то ни было, а приниматься за работу надо. Эти пятнадцать лет бесплодных поисков скверно отозвались на нашей страховой компании. Она на днях даже решила приостановить платить нам. Единственное, что мне удалось сделать, – это убедить ее продлить контракт еще на три месяца. Как видишь, дела неважные.
   Даллас встал.
   – Ну что ж, все понятно. Я иду работать. Буду следить за Килле, хотя я очень сомневаюсь, чтобы он привел нас к кладу. Один только Хотт знает, где он зарыт.
   – Помни: мы не можем ждать два года, – резюмировал Парвис. – У нас осталось всего три месяца…
   Даллас направился к двери и исчез в темном коридоре.

Глава 5

   В половине одиннадцатого Ральф Рико вышел из своей конторки, прошел через зал и направился к бару. Приказал бармену налить для себя двойную порцию виски. Сделав первый глоток и оглядев кафе, Ральф заметил в зале двух мужчин. Оба были одеты в вечерние костюмы. Один сидел на табуретке у бара, другой, сидя за столиком, читал газету. Того, у бара, Ральф уже видел раньше. Высокий, с хорошими манерами блондин. Вокруг его голубых глаз лежали глубокие тени, придавая лицу печать усталости. Рико, наблюдая за ним, с досадой заметил, что когда-то женщины наверняка сходили с ума по этому парню. Он выглядел человеком твердого характера, тренированным и… жестким. Уже с месяц он регулярно появлялся в клубе. Звали его Адам Гилис. Он не был особенно выгодным клиентом, но, к счастью, почти всегда приводил с собой девушку, и та заказывала шампанское.
   В этот вечер Адам был один и ничего не пил. Сидел за столиком и бесстрастными глазами смотрел на себя в зеркало на стене. Блондин производил впечатление человека, нетерпеливо ждущего кого-то. Рико подумал, что он наверняка ожидает какую-нибудь из своих курочек, чтобы она заплатила за его выпивку. Ральф презрительно пожал плечами и перенес свой взгляд на другого мужчину.
   Он ни разу не видел его у себя, и это очень беспокоило, так как мужчина не был похож на завсегдатая ночных заведений. Он производил впечатление человека, много времени бывающего на свежем воздухе. Это мог быть какой-нибудь коммивояжер, например агент фирмы по продаже пылесосов.
   Рико допил свое виски и пошел в холл, чтобы посмотреть список гостей.
   – Кто этот тип, подстриженный ежиком? – спросил он у портье, вставшего при виде хозяина. – Я его здесь ни разу не видел.
   – Его зовут Эд Даллас, – ответил Шмидт, толстяк с бодрой улыбкой. – У него была рекомендация от Ринкета, поэтому я впустил его.
   – Хорошо, я только хотел знать, кто он такой. Когда придет мистер Килле, дай мне знать, я должен его видеть.
   Рико вернулся в бар и осмотрелся. Даллас разговаривал с одной из девушек, работавших на хозяина клуба, – смуглой Зоей Нортон. Рико, увидев на их столике бутылку шампанского, удовлетворенно кивнул головой. Он знал: Зоя не уступит, пока партнер не поставит шампанское. Она была одной из самых способных помощниц в таких делах. Тем временем Адам Гилис рассматривал и изучал хозяина клуба, делая это совершенно безобидно и незаметно, так как использовал для этого зеркало. Он уже давно задавал себе вопрос, кто это изуродовал лицо Рико. Гилису было просто любопытно узнать это. Он думал: «Наверно, стал кому-нибудь на дороге… А все же, за что ему так выдали? Интересно, способен ли этот Рико на большие дела?»
   Когда Рико ушел, Адам посмотрел на часы и нахмурил лоб. Почему до сих пор нет Евы? Сказала, что будет в клубе вместе с Килле в десять, а уж почти одиннадцать. Ему пришла в голову мысль позвонить ей, но вскоре он решил, что это далеко не безопасно. Телефонную трубку может взять Килле. Ему не понравится, конечно, поздний звонок к его даме постороннего мужчины. У Килле может возникнуть или подозрение, или интерес к личности абонента, что вовсе не входило в планы Гилиса. Поразмыслив так, Адам отказался от намерения поторопить сестру. Настроение его заметно испортилось затянувшимся ожиданием, но выхода не было: нужно дождаться сообщений по делу. К тому же у Адама было огромное желание выпить чего-нибудь, и он завистливо поглядывал на ряды бутылок в баре. Но даже если бы он вывернул все свои карманы, ему не удалось бы наскрести и пары долларов. Гилис достал портсигар и убедился, что он тоже пуст. Сунув его обратно в карман, Адам стал нервно постукивать пальцами по столу, потом встал и вышел в холл.
   – Мистер Килле еще не приходил? – спросил Адам у Шмидта. – Я был в баре и мог не заметить его.
   – Нет, я не видел названного господина, – небрежно ответил портье. Он был довольно опытный человек и с первого взгляда на гостя мог определить, чего он стоит. К Гилису он не чувствовал ни малейшего уважения, видя в нем типичного нахлебника с пустым карманом.
   Гилис вышел в туалет, вымыл руки и стал причесываться. За этим занятием и застал его вошедший сюда Даллас. Он встал у рукомойника рядом с Гилисом и, когда их взгляды встретились, сказал:
   – Моя смуглянка хочет оставить меня в дураках. Вы не могли бы просветить меня, не напрасно ли я трачу время?
   Адам тотчас стал самим собой.
   – Тебя ждет приятный вечер, парень, – сказал он. – С Зоей никогда не соскучишься, так что пользуйся случаем, не пожалеешь.
   Даллас протянул Адаму открытый портсигар.
   – Она тут, видно, звезда? Я же в клубе впервые и не хотел бы ошибиться. Собираюсь побыть в городе пару недель и уладить кое-какие дела, и хочу на время иметь подходящую компанию. Мне кажется, что эта пещера – как раз то, что мне нужно.
   Гилис жадно затянулся сигаретой.
   – И ты прав, – поддакнул он. – Лучшего не найти, а Зоя – просто прелесть.
   – Спасибо, надеюсь, мы еще увидимся. Моя фамилия Даллас.
   – Адам Гилис, – представился новый знакомец детектива. – Прихожу сюда три-четыре раза в неделю. Охотно выпил бы с вами чего-нибудь покрепче…
   – Я тоже. – Даллас был уверен, что это не кто иной, как брат Евы. Они были очень похожи: те же голубые глаза, тот же овал лица.
   – Я хочу просить вас об одной услуге, – продолжал Гилис. – Я бы не решился, если бы не был уверен, что мы еще увидимся с тобой, дружище. Забыл дома бумажник и, черт, сколько времени жду друзей, а их все нет. Не мог бы ты мне одолжить десятку на час?
   – Конечно, могу, – ответил Даллас, скрывая удивление.
   Он открыл свой бумажник, вынул оттуда две бумажки по пять долларов и протянул их Гилису. Тот небрежно сунул деньги в карман.
   – Очень тебе благодарен. Постараюсь как можно скорее вернуть тебе долг. А пока еще раз – спасибо.
   Они вместе вернулись в бар.
   – Я не буду отнимать у тебя время, – сказал Адам.
   – А меня Зоя ждет. Пойду пропущу стаканчик виски.
   В этот момент Даллас заметил стоявших у бара Еву и Килле. Девушка была в сильно декольтированном платье цвета морской волны, на плечи наброшена норковая накидка.
   Эд толкнул локтем Адама.
   – Вот это девчонка!
   Гилис посмотрел на Еву, которая ответила ему многозначительным взглядом, но он тут же отвел глаза в сторону. Ни он, ни она не показали, что знают друг друга.
   – Этот клуб славится красивыми девушками, – ответил Адам Далласу. – Но не забывай, что ночью все кошки серы. – Кивнув Далласу, он прошел к бару и сел неподалеку от Евы и Килле.
   За столиком нетерпеливо ждала Зоя.
   – Прошу меня простить за долгое отсутствие, – с улыбкой извинился Эд. – Но меня задержал этот светловолосый Адонис. Красивый парень, правда?
   Зоя нахмурилась.
   – Этот шалопай? – пренебрежительно спросила она. – Единственное, что у него есть, – так это смазливая внешность, но и этого ему ненадолго хватит.
   Эд продолжал смотреть на Еву.
   – Красивое платье у этой девушки, – заметил он.
   – Возможно, – сухо ответила Зоя. – Она умеет одеваться. Ты, наверное, не знаешь, что это сестра того типа. Могу поклясться, что они стоят друг друга.
   – Сестра?! – удивился Даллас. – А ведут себя так, словно чужие.
   – Возможно, она не хочет знакомить брата с Килле, – бросила Зоя. – Килле – ее любовник, но меня это не касается. Мы еще не выпьем с тобой шампанского?
   – Конечно, – с деланным энтузиазмом сказал Эд, представляя себе кислую физиономию Парвиса, когда он в конце недели сделает шефу отчет о своих расходах. – Сокровище мое! Все, что у меня есть, отдаю тебе!
   Зоя бросила на него благосклонный взгляд.
   – Знаешь, ты мне нравишься, – сказала она.
   Но Даллас едва слушал девушку. Теперь он смотрел на Рико, который вошел в бар и направился в сторону Килле. Мужчины тут же вышли, оставив Еву одну. Даллас заметил, как Адам посмотрел в сторону Евы и показал ей глазами на дверь.
   – Мне нужно выйти, – вдруг сказал Даллас. Вынув из кармана двадцать долларов, он бросил бумажку на стол. – Я совсем забыл, детка, что у меня важная встреча. Увидимся завтра, моя радость, а пока – до свидания.
   Детектив поспешно оставил бар в тот момент, когда Ева допила свое виски. Чуть позже Адам и Ева, взяв плащи в гардеробе, вышли на улицу. Даллас пошел за ними. Он увидел, что Ева села в стоящую у тротуара черную «Лассоль». Даллас спрятался за соседним автомобилем и ждал. Подошел, внимательно осматриваясь кругом, Адам и, открыв дверь, сел рядом с Евой. Даллас, ступая тихо и осторожно, как кот, подошел к стоящему автомобилю сзади.

Глава 6

   Впервые за два последних года Престон Килле мог сказать себе, что он чувствует себя отлично. Более того, будущее рисовалось ему в самых радужных тонах. Ева убедила его, что план поисков сокровищ магараджи должен привести к успеху. Убедить Килле в этом не составляло большого труда, если учесть, что драгоценности в его руках были единственной возможностью снова стать на ноги и жить так, как ему хотелось. Предприятие это казалось весьма рискованным, но дело стоило того, чтобы пойти на крайний риск, ибо в финале Престону светила весьма кругленькая сумма долларов. Успех плана во многом зависел от его собранности, от умения сохранять спокойствие и во многом – от того, удастся ли ему найти для этого дела подходящего человека, который был бы способен реализовать этот план. Килле мог бы и сам взяться за столь ответственное дело, но он слишком высоко ценил себя. Он и так уже многое сделал. Ему думалось, что он смог внушить доверие Рею: ведь недаром тот поручил осуществление плана именно ему, Килле, и пообещал награду в полмиллиона долларов. Сейчас будет нанят за соответствующую плату Рико. Возможно, понадобится еще кто-то. Но этим исполнителям чужого плана достаточно будет той суммы, что дана Реем авансом на предстоящие расходы. А обещанные полмиллиона достанутся только ему, Килле Престону. Этими деньгами Престон не хотел делиться ни с кем. Он, оторвавшись от своих приятных мыслей, посмотрел на Рико, наливавшего для них виски, и, когда тот подошел к нему, спросил:
   – Почему ты сегодня какой-то сам не свой? Что-нибудь случилось?
   Рико сел.
   – Я ждал вас сегодня и собирался кое-что показать. Это кое-что немножко с запахом, но через год-два все это выветрится, и я рассчитываю получить за эту игрушку четыре тысячи долларов.
   Килле помолчал немного, слушая Рико, потом произнес:
   – Не думаю, чтобы это меня заинтересовало, но посмотреть могу.
   Рико подошел к двери, запер ее на ключ, потом достал из тайника браслет и положил его на стол. Престон посмотрел на драгоценность и поднял глаза.
   – Очень воняет?
   – Его владелица мертва.
   – Джоан Брук?
   Рико кивнул.
   – Странно, что ты взял эту игрушку.
   – Это вышло случайно, – солгал Рико, – я только из газет узнал, что браслет принадлежит Брук.
   – И ты думаешь, что полиция удовлетворится твоим объяснением, что браслет убитой актрисы у тебя оказался случайно? Не будь таким наивным.
   – Я же сразу сказал вам, что эта вещь горячая, – пробормотал Рико. – Я думал, что она могла бы заинтересовать кого-нибудь из ваших богатых приятелей. Конечно, над ней надо немного поработать, чтобы ее не узнавали, но вещь на самом деле красивая.
   Килле взял браслет и тщательно осмотрел его.
   – Действительно, хорошая вещица. Сколько ты за нее хочешь?
   – Две шестьсот, – быстро сказал Рико. – Браслет стоит не меньше шести тысяч.
   – Не больше пяти, – поправил его Килле, – но, однако, в настоящее время ты не можешь получить за него даже цента. Могу дать тебе тысячу…
   – Две, и он ваш. – Рико поднялся со стула, но, увидев, что Килле отодвинул от себя браслет, поспешно сказал: – Ну, хорошо, пусть я потеряю на этой вещи, но хочу избавиться от нее. Согласен.
   Килле кивнул головой.
   – Но деньги придется подождать недели две-три.
   – Хорошо. – Рико сел. – Я верю вам и подожду.
   Килле снова кивнул головой и спрятал браслет в карман.
   – Есть одно дело, о котором я хочу поговорить с тобой. – Килле умолк, чтобы сделать хороший глоток виски. Надо было приступить к главному, ради чего он приехал сюда. – Скоро представится возможность заработать тысяч пятнадцать. Пока дело в стадии разработки плана, но уже сейчас я должен подыскать надежных людей для этого. Мне надо два-три хороших парня. Тебя может заинтересовать это дело?
   Пятнадцать тысяч! Глаза Рико заблестели от возбуждения. Это хорошие деньги!
   – Конечно, я согласен, – сказал он. – Что нужно от меня?
   – Я еще не знаю. Я хотел просто убедиться, могу ли я рассчитывать на тебя.
   Рико забеспокоился, он был слишком осторожен, чтобы вести игру втемную.
   – Не могли бы вы хотя бы вкратце изложить суть дела? Это опасно?
   – Возможно, – спокойно ответил Килле. Ни на миг он не должен дать понять Рико, что собирается подвергнуть его смертельной опасности. – Но ты рискуешь немногим. Если дело обернется плохо, получишь всего лет десять-пятнадцать каторги.
   Рико показал зубы в печальной улыбке.
   – Какие же есть гарантии безопасности? Я не люблю рисковать без гарантии, мистер Килле.
   – Позже я скажу тебе обо всем более конкретно, – ответил Килле. – Успех дела будет зависеть от человека, который должен сделать самое важное. Если это будет способный парень с крепкими нервами, то тебе ничто не будет угрожать, но если этот парень сделает один неосторожный шаг, попадемся мы все.
   Рико кивнул.
   – И кто же этот парень, мистер Килле?
   – Такого человека я еще не нашел. Я подумал, не мог бы ты найти подходящего типа? Но это непростое дело, Рико. Нам нужен не только отважный, но и ловкий человек, хладнокровный, способный пойти, в случае необходимости, на самые крайние меры. – Килле заметил, что при словах «самые крайние меры» Рико судорожно глотнул, но не стал ставить ему это в вину. – Не пойми меня неправильно, – постарался Престон успокоить владельца клуба. – И ты, и я, мы оба – противники насилия в делах, но ведь может так случиться, что другого выхода не будет. И тот человек, на которого ляжет ответственность за успех всей операции, должен иметь психологию убийцы, но это не означает, что он обязательно должен убивать.
   Килле увидел, что его слова принесли Рико явное облегчение.
   – Я знаю такого человека, – сказал Рико. – Его зовут Верн Бид. Он в городе всего несколько месяцев, но у меня с этим парнем надежные связи. Ему можно довериться, он именно такой человек, который вам нужен. – Понизив голос, Ральф добавил: – Я подозреваю, что убийство Джоан Брук – дело рук Бида. Я не уверен, но кое-что указывает на него.
   Килле провел рукой по лицу.
   – Рико, мы не можем позволить себе даже малейшей ошибки, иначе вылетим в трубу.
   – Но я не вижу более подходящей кандидатуры. Что он должен делать?
   – Поговорим об этом позже. Сначала я должен увидеть его. Можешь ты его пригласить сюда завтра вечером?
   – Боюсь, что нет. Его ищет полиция, и он наверняка смылся из города.
   – Знаешь, где его можно найти?
   – Нет, но через несколько дней Бид наверняка даст о себе знать. Как только он позвонит мне, я обо всем договорюсь.
   – О'кей, – согласился Килле, поднимаясь. – Тем временем я буду делать то, что зависит от меня. Постарайся побыстрее устроить встречу с Бидом. Чем быстрее, тем лучше.
   – Постараюсь, – заверил услужливо Рико. – Можете на меня рассчитывать. – Он немного поколебался, потом добавил: – Верн Бид может узнать, что он заработает? Что я ему могу сказать?
   Килле стряхнул пепел с сигареты.
   – Если он доведет дело до конца, получит десять тысяч. Если его постигнет неудача – пять. Видишь: любой исход дела оплачивается.
   Рико вытаращил глаза.
   – Десять тысяч долларов! Это в самом деле крупная игра, мистер Килле?!
   – Разумеется, – подтвердил тот.

Глава 7

   – Я жду тебя битый час! Почему опаздываешь?
   – Были трудности, мой дорогой, – ответила Ева, кладя руку на ладонь брата. – Я не могла приехать раньше. Килле снова паниковал и колебался, и я уже думала, что мне не удастся убедить его встретиться с Рико. Слушай, Адам, меня страшно мучает такая жизнь. Как долго это будет продолжаться? Ты не представляешь, как трудно жить с таким типом. – Она вздрогнула. – Я уже так жалею, что согласилась помочь тебе. Ты реализуешь свои планы, а я должна терпеть этого старика.
   – Выбрось из головы все эти глупости. Ты должна помнить о главном. Видимо, ты не можешь представить, сколько это – полмиллиона долларов и что они для нас с тобой значат? За такие деньги любая девушка была бы ласкова не только с Килле, но с самим дьяволом.
   – Ты плохо воспитан, Адам, – возмутилась Ева. – А кроме того, мы пока не видели ни одного доллара из тех пятисот тысяч, и я боюсь, что не увидим их никогда.
   Адам враждебно посмотрел на сестру.
   – Хорошо. Если ты так думаешь, я могу вывести тебя из игры. Очень просто найти сколько угодно покладистых девчонок, которые сыграют роль, доставшуюся тебе, не хуже, а может, лучше тебя. О Килле не беспокойся. Скажи ему только, что собираешься вернуться обратно в «Фоли».
   Ева почувствовала прошедший по коже холод озноба.
   – Не заносись, дорогой, – нервно сказала она.
   – Я вовсе не заношусь, – ответил Гилис. – Лучше будет, если ты с таким настроением вообще уйдешь из дела, иначе ты в дальнейшем можешь нам доставить массу хлопот. Знай только, что, если ты вернешься в театр, нам больше не придется увидеться с тобой, может, никогда.
   В глазах Евы Адам увидел страх.
   Он знал по опыту, что ее слабость пройдет и сестра полностью подчинится ему.
   – Прошу тебя, Адам, не будь так жесток ко мне, – сказала девушка, беря его за руку. – Я выполню то, что мне поручено. Забудь обо всем, что я говорила, я сегодня в плохом настроении и немного не в себе.
   Гилис милостиво принял ее слова к сведению.
   – Я понимаю тебя и обещаю, что твоя жизнь содержанки скоро кончится. Потерпи еще с месяц, а потом ты никогда даже не встретишься с Килле и не вспомнишь, словно его и не было в нашей с тобой жизни.
   – Буду надеяться, – вздохнула Ева.
   Гилис положил ей руку на плечо.
   – Выбрось из головы свои черные мысли, – весело сказал он. – Все будет хорошо! Ты только подумай, сколько у нас будет денег.
   Эта перемена настроения у брата не обманула Еву: она знала его двуличие и коварство и знала, что не имеет на него никакого влияния. Адам был всегда хозяином положения.
   – Сказала Престону все, что ему предназначалось узнать? – спросил Адам.
   – Да.
   – И какова… реакция?
   – Он был захвачен этой идеей.
   – И пошел к Рико за помощью?
   – Наверное. Я убедила его, что он должен посоветоваться с Рико. Ты ведь этого хотел, не так ли?
   – Рико знает Верна Бида. Он подходящий человек, и никто лучше его не справится с нашим делом. Я за этим отчаянным парнем уже давно наблюдаю. Хотелось бы верить, что Рико хоть немножко похож на этого Бида. Как ты думаешь, Килле не скажет Рико ничего лишнего?
   – Конечно, нет! Он хорошо понимает, что Рико много выкладывать нельзя. Старик сделает так, как я ему сказала.
   Гилис посмотрел на часы.
   – Лучше будет, если ты вернешься: нельзя, чтобы Килле заподозрил, что я играю какую-нибудь роль в этой игре. Завтра около половины первого я загляну к тебе. Если у тебя будет Килле, дай знать, опустив на окна занавески.
   Ева открыла дверцу машины.
   – Да, я же совсем забыл…
   Ева повернулась к брату, она знала, что последует за этим восклицанием. Каждая их встреча кончается одинаково.
   – Сколько? – спросила она.
   – Черт тебя побери, всякий раз ты выглядишь так, словно тебя режут! – гневно воскликнул он. – Можешь ты подождать еще месяц?! Я буду иметь столько денег, что с лихвой верну тебе эти жалкие гроши.
   – Сколько тебе нужно?
   – Я одному типу должен тридцать долларов и хочу их сейчас же вернуть. Ты опоздала – и мне пришлось взять в долг…
   – Избавь меня от таких подробностей…
   – Сумма в пятьдесят долларов не опустошит твой карман? – все так же гневно продолжал Гилис, ибо его злило, что сестра не дала ему рассказать дальше начатое, которое, как он считал, полностью оправдывало его.
   Ева раскрыла сумочку и стала считать деньги.
   – У меня только сорок…
   – Ладно, пока хватит. Не можешь разве побольше вытянуть из Килле? Не хочу я постоянно по мелочам просить у тебя денег. Долларов триста-четыреста хватило бы мне до конца месяца. Престон дал бы тебе эти деньги, если бы ты была с ним более милой и более покладистой.
   – Ты и тут хочешь указать мне?
   – Ничего подобного, – ответил Адам. – Ты не так меня поняла. Ты могла бы убедить Престона, что твои расходы требуют немного больших доходов, чем ты получаешь, вот и все.
   – Будто ты не знаешь, что у него нет денег, – нетерпеливо прервала Ева. – Ты ведь сам говорил, что у него одни долги.
   – Такой человек, как Килле, всегда может добыть денег. Немало людей доверяют ему. Я поэтому и выбрал его. Помнишь, какое впечатление он произвел на Рея?
   Ева вручила брату четыре бумажки.
   – Постарайся, чтобы тебе этой суммы хватило как можно дольше, – произнесла она. – Не могу я у старика без конца просить деньги.
   – Я хотел бы, чтобы ты перестала корчить из себя мученицу! – раздраженно прошипел Адам. – Увидимся завтра, а ты между тем перебери кое-какие свои вещицы. Тот мех, что подарил тебе Килле, ты, по-моему, уже не носишь?
   – Доброй ночи, Адам. – Ева наклонилась, чтобы поцеловать его в висок. – Постарайся прийти пораньше, мне нужно поговорить с тобой.
   – Буду около девяти, – равнодушным тоном ответил Гилис.
   Когда он покинул машину, Даллас вышел из своего укрытия и долго смотрел вслед уходящему мужчине.

Глава 8

   Даллас вышел из машины, открыл калитку и пошел по тропинке к дому. Ночь была тихая и спокойная. Эд нажал на кнопку звонка. В дверях показался Парвис, в тапочках и ночной пижаме.
   – Не время для визита, – недовольно проворчал он, глядя на ночного гостя. – Я, собственно, собираюсь ложиться спать…
   – Счастлив тот, кто может думать о постели, – ответил Даллас, входя за хозяином в комнату, сплошь заставленную стеллажами с книгами.
   Парвис был холостяком, и порядок в его доме поддерживал молодой филиппинец, он же готовил хозяину обед.
   – А у меня нет времени для сна, – продолжал Эд, удобно устраиваясь в кресле.
   Парвис вслушивался в заключительные аккорды музыки.
   – Ты знаешь эту вещь? – спросил он, выбивая такт музыки пальцами на столе. – Это самый трудный этюд Шопена. Даже сам Падеревский играет его не без ошибок…
   – Оставим Падеревского, – пробормотал Даллас, потирая пальцами виски. – Есть дело…
   Парвис неохотно снял адаптер с пластинки.
   – Ты был сегодня вечером в клубе «Фру-фру»? – спросил шеф.
   – Был, конечно, – ответил Эд. – И могу поспорить, что Килле примеривается к коллекции магараджи Читтабада.
   – Как ты напал на это? – спросил заинтересованный Парвис.
   – Вечером я видел Рико… Но лучше будет, если я начну все сначала.
   И Даллас подробно рассказал шефу о событиях вечера, о том, что он видел и слышал в клубе. Передал также содержание разговора Евы с Адамом.
   Парвис все это время сидел недвижим и внимательно слушал. Когда Эд умолк, он встал и начал ходить медленными шагами по комнате.
   – Конечно, Эд, тебе здорово повезло. Даже трудно поверить в это. Я пятнадцать лет вожусь с этим делом, и мне никогда не удавалось за один вечер добыть столько информации.
   – Нам не следует делать поспешных выводов, – буркнул Эд. – Пока это только подозрения и предположения…
   – Брось! Совершенно ясно, что эти люди ищут коллекцию Рея, – прервал его Парвис. – Утром Килле и Ева посетили Рея, а вечером Гилис говорит о полумиллионном заработке… Похоже на то, что Рей пообещал такую сумму, если драгоценности будут найдены. В то же время Гилис хочет попытаться обойти Килле…
   – Мне кажется, что автор этого плана – именно Гилис, – заметил Даллас, – а Килле исполняет здесь роль наживы. Интересно, каким способом Килле думает добыть эти драгоценности?
   – Интересно, конечно, и любопытно во всех отношениях, – ответил Парвис, садясь в кресло. – И если Килле знает способ поиска драгоценностей, то нам этот способ тоже должен быть известен непременно. Или мы не детективы?
   – А кто такой этот Бид, которого так высоко ценит Гилис?
   – Если речь идет о Верне Биде, а я в этом почти уверен, – начал Парвис, – то, я думаю, будет достаточно, если я тебе скажу, что он является главным подозреваемым по делу об убийстве Джоан Брук.
   – И этого типа обещал найти Рико?! – воскликнул изумленный Даллас.
   Парвис утвердительно кивнул головой.
   – Тогда это очень опасный человек, – продолжал Даллас. – Я встретил сегодня Олина из криминальной полиции. Он сказал, что послал своих людей понаблюдать за квартирой Бида. Один из полицейских заметил по описанию человека, похожего на Бида. Полисмен проследил, как тот вошел в аптеку, сам последовал туда за подозреваемым. Но увы! Полицейский убит, хозяин аптеки – тоже, ибо Бид начал стрелять раньше. Олин выслал туда дополнительный наряд. Бандит убегал по крышам, был ранен, но ему все равно удалось уйти. Сейчас полиция прочесывает весь тот квартал, и Олин утверждает, что им удастся Верна поймать.
   Парвис молчал, положив подбородок на сложенные руки. Наконец он произнес:
   – Надо привлечь к этому делу всех наших людей. Рея сторожить ни к чему. Нас интересуют в первую очередь Ева Гилис и ее брат, а также Килле и Бид. Только они могут нам помочь добраться до драгоценностей. Вдохновителем всей этой операции является, по всей видимости, Адам Гилис. Имей это в виду и поддерживай с ним знакомство, и вообще неплохо было бы войти в доверие к этому искателю приключений и сокровищ.
   – Этот тип напоминает мне слизняка, – заметил Даллас, – после встречи с ним остается такой же неприятный осадок. Когда я слушал, как он разговаривал со своей сестрой, меня начинало мутить…
   – Надо к этому привыкнуть, – заметил Парвис. – Но кто займется Рико?
   – В клубе «Фру-фру» есть девушка, некая Зоя Нортон, которой я, кажется, понравился, – скромно заметил Даллас. – Я думаю, ее можно уговорить работать на нас. А кто лучше ее мог бы информировать нас о действиях Рико?
   Парвис кивнул.
   – Ты прав, но как это сделать?
   – Призвать на помощь все личное обаяние и некоторую сумму денег, – ответил Даллас, улыбаясь. – Это будет стоить вам триста или четыреста долларов. Но думаю, что эти расходы окупятся.
   Парвис вскочил.
   – Я дам тебе на все расходы не больше сотни! Думаешь, деньги у меня под ногами валяются?
   – Меньше трехсот она не возьмет, – спокойно заметил Даллас. – Подумайте. Я не хочу, чтобы вы потом говорили, что я принудил вас к большим и неоправданным расходам.
   Парвис молчал. Он понимал, что в данном случае игра может стоит свеч и что скупиться здесь неуместно.
   – Ну, хорошо, поговори с ней, – неохотно произнес он. – Но, ради бога, умеренно трать деньги, не сори ими. Я понимаю, что у тебя весьма трудное задание. Старайся соблюдать крайнюю осторожность. Помни: люди Рея ни в коем случае не должны догадаться, что ты следишь за ними. Наша задача – найти драгоценности, а дела, которые входят в ведение полиции, нас с тобой не касаются. И я хочу, чтобы ты крепко все это запомнил. Итак… если кто-нибудь из вас нападет на след Бида, пусть его не трогает и не спугнет. Нельзя пока отдавать его полиции. Если его захватят, он уже не приведет нас к кладу.

Глава 9

   Рико отложил в сторону ручку и откинулся на стуле. Его лицо выражало почти бешенство. Пятьсот двадцать долларов! Еще полгода назад он был бы доволен такой суммой, но сейчас!.. «Целый месяц труда, чтобы заработать какие-то пятьсот двадцать долларов», – со злостью думал он, сжимая и разжимая пальцы. Вскочил и стал мерить шагами комнату из угла в угол. После смерти Джоан Брук он прекратил перепродавать ворованные ценности. Ральф знал, что Олин следит за ним. Конечно, нужно быть полным идиотом, чтобы продолжать опасную торговлю. Поэтому лавочку свою Ральф пока прикрыл, затаился. Он понимал, что нужно выждать время, пока все не успокоится. Но прореху в своих доходах без этого подпольного бизнеса Рико чувствовал.
   Прошло три недели с того вечера, когда к нему приходил Килле со своим таинственным и заманчивым предложением, которое должно было принести ему пятнадцать тысяч. С того дня Ральф настойчиво, но безуспешно разыскивал Бида. Люди Рико шныряли повсюду, но пока не принесли хозяину никакой обнадеживающей информации. А тем временем Килле терял терпение. Вчера вечером он явился в клуб и заявил, что дает Рико три дня на розыски Бида, и пригрозил, что их договор можно будет считать расторгнутым, если за это время Бид не объявится сам или не будет разыскан.
   – Пятнадцкать тысяч долларов!
   Рико глотнул из стакана виски и хмуро посмотрел на концы своих ботинок. Куда, к черту, девался этот Бид? А может, он и был тем человеком, за которым полиция гналась по крышам и который как сквозь землю провалился? Может, он был ранен во время перестрелки, заполз в какую-нибудь дыру и там подох?
   При мысли об этом пот прошиб Рико. Если это случилось – плакали его пятнадцать тысяч! Он прикончил второй стакан и решил пройти осмотреть свои владения. Уже почти полночь, пора показаться в зале.
   Рико поправил шелковый платок в кармане пиджака, подтянул манжеты и направился к двери. И в этот момент он замер на месте как громом пораженный, не веря собственным глазам. Потом бросился вперед.
   – Бид! Черт тебя побери! Я только что думал о тебе! Где ты столько пропадал? Как твои дела?
   Бид закрыл за собой дверь и плюхнулся в кресло.
   – Дай мне что-нибудь выпить, – прохрипел он. – Умираю от жажды.
   Рико бросил на него беспокойный взгляд. Со времени их последней встречи Бид изменился: он похудел, лицо его вытянулось, а черные круги под глазами говорили, что ему здорово досталось.
   – Я искал тебя, – начал Рико, наливая ему виски. – Где ты пропадал?
   – Меня не было в городе.
   – Олин ищет тебя, – предостерег Рико. – Может, тебе не следовало приходить сюда?
   Бид фыркнул.
   – Не говори глупостей. Я видел Олина…
   Рико испугался.
   – Когда?
   – Дашь ты мне, наконец, это проклятое виски? – заворчал Бид. – Полиция полдня продержала меня в главной комендатуре.
   Рико поставил стакан перед Бидом, сел напротив в кресло и спросил очень заинтересованно:
   – Ну и что? Ты ведь на свободе?
   – Придумал себе полезное алиби, на которое даже Олин попался.
   – Ты хочешь сказать, что они думают, что ты чист? – уже более спокойно спросил Рико.
   – У полиции никогда не было материала на меня. – Бид скривил губы в тонкой иронической усмешке. – Никем и ни разу я еще не был пойман на месте преступления. Фараоны хотели обвинить меня в убийстве Джоан Брук, но у них нет никаких доказательств. Я же в Нью-Йорке создал себе неопровержимое алиби. Шесть моих приятелей поклялись, что я находился с ними в тот день, когда была ограблена и убита Джоан Брук.
   Рико вздохнул с облегчением.
   – Прекрасно! Значит, ты можешь взяться за работу.
   – Конечно, – ответил равнодушно Бид. – Сбыл браслет?
   – Удалось взять за него совсем немного. Хорошо еще, что я вообще нашел покупателя на такую вещь.
   – Не говори глупостей, – процедил Бид. – На хороший товар купец всегда найдется.
   Рико выглядел обеспокоенным.
   – Поговорим о тебе. Говорят, ты был ранен?..
   – Это верно. Поэтому я и должен был укрыться на пару недель. На волосок левее – и меня не было бы на свете.
   – Где же ты отыскал убежище?
   – У одной девушки, – ответил Бид, потирая рукой глаза. – Это она помогла мне выйти из затруднительного положения. – Он посмотрел на стол. – До сих пор не могу в это поверить. Какая-то Анита Джексон. Вот пройдоха девчонка! Она способна провести и оставить с носом целый эскадрон полицейских. Хороша, каналья! Но я остался совсем без денег. Нет ли у тебя чего-нибудь интересного для меня?
   – Есть, – подтвердил Рико, наклонившись поближе к Биду. – И кое-что существенное. Ты пришел прямо-таки в роковой момент. Еще три дня – и все полетело бы к чертям. Это дело может дать тебе не менее десяти тысяч долларов.
   Бид резко поднял голову.
   – Десять тысяч! Ты, случайно, не сошел с ума?
   Возбужденный Рико потирал руки.
   – Речь идет о деле, за которым стоит финансист Престон Килле. Я сказал ему, что ты единственный человек, которому можно доверить такое дело.
   – А в чем оно? – спросил подозрительно Бид.
   – Не знаю. Килле невероятно скрытен. Он сказал, что скажет тебе о задании только с глазу на глаз. Ему можно доверять, Бид.
   – Ты уверен, что речь идет о десяти тысячах?
   – Конечно! Если выполнишь работу, получишь десять тысяч, не выполнишь – пять. Килле не похож на скрягу. Поговори с ним и сам убедишься в достоверности услышанного тобой.
   Бид хотел что-то сказать, как вдруг дверь без стука открылась и на пороге показалась девушка. На ней было вечернее платье лимонного цвета. Глаза девушки с интересом остановились на незнакомце, которым для нее был Бид.
   – В чем дело, Зоя? Я занят, – сказал недовольно Рико.
   – Некто Даллас попросил реализовать ему чек, – сказала девушка, подходя к столу. – Тридцать долларов. Хочет угостить меня шампанским.
   Рико взял чек, оглядел его со всех сторон, наморщил лоб, потом открыл ящик стола, бросил в него чек и достал банкноты.
   – Не нравится мне этот тип, – заметил владелец клуба. – Что-то часто он стал крутиться в моем заведении.
   Зоя не отрывала взгляда от Бида.
   – Думаю, что этот Даллас влюбился в меня, – сказала она, улыбаясь и делая глазки Биду, который смотрел на девушку без особого интереса. – Кажется, у него есть деньги, а что меня еще может интересовать?
   – Прекрати болтовню, – вспылил Рико. – В следующий раз, прежде чем войти, не забудь постучаться в дверь.
   Зоя подняла брови.
   – Конечно. Я не подумала об этом. Ральф, а ты не хочешь представить меня своему приятелю?
   Бид сделал нетерпеливое движение.
   – Уходи, Зоя, – сказал Рико, – у нас дела…
   – Ну, раз нет, то я ухожу, – сказала Зоя, пожимая плечами. Подошла к двери, открыла ее и исчезла.
   – Кто это? – спросил Бид.
   – Не беспокойся. Это одна из моих девушек. Ее зовут Зоя Нортон, я ей доверяю. Может быть, ты и сегодня сможешь поговорить с Килле? Я попытаюсь позвонить ему.
   Бид утвердительно кивнул головой. Рико снял трубку и набрал номер.
   – Я хотел бы поговорить с мистером Килле, – сказал он в трубку, потом с минуту слушал ответ. – Но я должен непременно связаться с ним по важному делу, – настаивал Рико. – Не можете ли вы сказать, где я все же могу найти мистера? – Затем взял ручку и записал номер, поблагодарив собеседника на том конце провода за оказанную любезность. – Престон у своей девушки, – объяснил Рико своему гостю. – Думаю, я ему не очень помешаю?
   Бид недоверчиво посматривал на Рико. Тот, увидев этот взгляд, смешался и поспешно набрал раздобытый только что номер.
   – Это Рико, – представился владелец клуба, услышав голос Евы Гилис. – Могу я поговорить с мистером Килле?
   – Прошу вас подождать минутку, – произнесла Ева.
   – В чем дело? – услышал он в трубке недовольный голос Килле. – Кто тебе позволил звонить сюда?
   – Тот, кого мы искали, сейчас находится у меня, – почти подобострастно доложил Рико.
   – Не может быть! – воскликнул Килле. – Он у тебя! Ушам своим не верю!
   – Все точно. Я сказал ему, что вы хотите его видеть.
   – Быстро приезжайте сюда. Жду в отеле «Пакаборг», номер 202.
   Рико положил трубку и доложил результат разговора Биду:
   – Килле немедленно хочет тебя видеть. Он в номере своей дамы, Евы Гилис. Хочет, чтобы я тебя туда сопровождал.
   Бид встал, допил виски, погасил сигарету и сказал:
   – Можешь сопровождать, как знаешь.
   Рико снял с вешалки черную фетровую шляпу и небрежно надел ее на голову, надвинув на правый глаз. Через кухню Верн Бид и хозяин клуба прошли в коридор, заканчивающийся черным ходом. Ни один из мужчин не заметил, что через чуть приоткрытую дверь за ними наблюдала Зоя. Как только эти двое скрылись за дверью, девушка подала знак рукой Далласу. Тот быстро подошел к телефону рядом с туалетом и набрал номер Парвиса.

Глава 10

   Была теплая, душная ночь. Килле беспрерывно вытирал пот со лба. В руке он держал запотевший стакан виски со льдом. В огромной пепельнице, стоявшей на подлокотнике кресла, дымилась непогашенная сигарета. Ева сидела на удобной тахте у окна, повернувшись к Килле спиной. Девушка была бледна, и ее красное вечернее платье резко контрастировало с лицом. С того момента, как Килле вызвал сюда Бида, ни Ева, ни Престон не нарушили ни единым словом установившегося в номере безмолвия. Оба казались погруженными в свои мысли. Но имели эти мысли одно направление. Килле не сомневался, что Рико привезет именно того человека, который им нужен, и значит, можно приступить к делу. Но у самого Килле уже давно прошел первый порыв энтузиазма и пришло сознание того, что принять к исполнению этот план мог только сумасшедший. Росла убежденность, что у них нет никаких шансов на успех. Правда, Ева была обратного мнения и не допускала мысли о поражении.
   «Что мы можем потерять? – рассуждала она. – Если этот человек скажет, что наш план абсурден, мы от него откажемся. А если план все же можно реализовать? Это же ведь полмиллиона долларов! Это единственный аргумент, который поддерживает у Килле решимость. Полмиллиона!» А Килле, в который раз возвращаясь мыслями к опасному начинанию, надеялся, что Бид найдет их план неосуществимым, что огромная сумма останется только в мечтах, что ему не придется подвергать себя огромной и смертельной опасности. До сих пор Килле старался больше думать об огромной добыче, меньше о тревожном, но теперь, когда он ждал живого Бида, в голове у него не было никаких других мыслей, кроме как об ожидавших его в недалеком будущем опасностях и бедах.
   – Этот человек не согласится, – неожиданно прервал Килле молчание, выдавая этим свои мысли. – Твой план, Ева, не пойдет…
   Девушка повернулась и посмотрела на Престона внимательным взглядом. Она выглядела уставшей и озабоченной. Она и сама не верила в успех плана и считала его глупейшей и вдобавок опаснейшей затеей Адама. Но Адам сделал все возможное, чтобы заставить сестру помогать ему, и Ева знала, что никакая сила не заставит брата отказаться от своего решения и никто не переубедит его – тем более она. Если бы она сейчас вышла из игры или побудила Килле отказаться от плана, она уже никогда бы не увидела Адама. Рассудок говорил ей, что не ввязываться в это дело было бы самым разумным и правильным, но жить без Адама?.. Жить без брата, которого она так любила, – это было невозможно.
   – Пусть решает Бид, – сказала девушка. – Слушая тебя, я начинаю думать, что тебе совсем не нужны деньги.
   Килле сделал глоток из стакана.
   – Хуже всего то, что это все страшно рискованно. Конечно, деньги нужны, но…
   – Я не вижу, какой в этом риск, – прервала его Ева. – Рискует фактически только один Бид.
   – Вот я и думаю, что не настолько же он глуп, чтобы принять весь риск на себя! – воскликнул Килле.
   – Но десять тысяч долларов – это немалые деньги, – холодно заметила Ева. Механически она привела главный аргумент Адама.
   Коротко звякнул звонок у входной двери. Килле поднялся так резко, что вылил себе на брюки большую часть содержимого стакана. Чертыхаясь про себя, он попытался вытереть пятно.
   – Мистер Рико, – доложил портье.
   – Пригласите его, – ответил Престон, силясь овладеть своим голосом, и, отойдя к камину, стал смотреть на дверь внимательно и настороженно. Ева поднялась с тахты, но не сошла с места и стояла с явным выражением испуга на лице. Если сейчас войдет этот человек и скажет «да», то обратной дороги у нее уже не будет.
   Вошел Рико, за ним Бид. Глаза последнего подозрительно оглядели комнату. Он бросил быстрый взгляд на Еву, потом посмотрел пристально на Килле. Тот радушно кивнул. Килле сразу определил, что этот высокий, крепкий человек в лихо сдвинутой на затылок шляпе, – настоящий бандит и опасный тип. Встретившись с холодным, как лед, взглядом Евы, Килле ощутил пробравшую его до костей дрожь.
   – Это Бид, – представил Рико своего спутника, двигаясь от двери к хозяину со сладкой улыбкой.
   Килле снова кивнул головой в сторону Бида, который не спускал с него холодного и подозрительного взгляда. Бид не был доволен первым впечатлением. Килле он определил как богатого труса со слабыми нервами, которому доверять вроде не стоит.
   – Садитесь, – пригласил гостей Килле, показывая на кресла. – Филипп, виски, – приказал он слуге, который тут же поставил на столик бутылку со стаканами.
   – Бид, тебе приготовить? – спросил Рико.
   Тот кивнул головой. В ожидании виски Бид вытащил из кармана мятую пачку сигарет, выбрал одну, прилепил ее к нижней губе и поудобнее устроился в кресле. Украдкой взглянул на Еву, стоявшую лицом к нему у окна, и оценивающе пробежал взглядом по ее фигуре. Едва слуга покинул номер, Килле, отвечая на проницательный взгляд Бида, направленный на девушку, сказал:
   – Мисс Гилис в курсе всего дела. Ева, ты не хочешь подойти к нам поближе?
   Ева повернулась и посмотрела на Бида более внимательно. То, что она увидела в его глазах, заморозило кровь в ее жилах. Девушка сделала несколько шагов от окна и стала рядом с Килле.
   Рико учтиво поклонился ей:
   – Я так давно не видел вас в нашем клубе, мисс Гилис…
   – Если не ошибаюсь, мы пришли сюда по делу, – прервал Бид своим холодным, ровным голосом. – У меня свидание через полчаса.
   Килле сел, затянулся сигаретой и, выдохнув столб дыма, начал:
   – Хочу, чтобы вы знали: ничего конкретно еще не решено. Пока я изучаю обстановку, и, возможно, все на этом и кончится.
   У Рико вытянулось лицо.
   – Но… мистер Килле, – начал он.
   – К черту! – оборвал Бид. – Рико сказал, что вы платите за работу десять тысяч. Это верно?
   – Да.
   – Так в чем дело?
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →