Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Зубочистка является объектом которым чаще всего давятся американцы!

Еще   [X]

 0 

Выбор пал на меня (Чейз Джеймс)

Корридон – типичный «солдат удачи», работающий на тех, кто платит больше. Поэтому, когда бывший армейский сослуживец полковник Ричи предлагает ему опасное, но хорошо оплачиваемое дело, он смело бросается в водоворот событий и внедряется в банду.

Год издания: 2014

Цена: 59.9 руб.



С книгой «Выбор пал на меня» также читают:

Предпросмотр книги «Выбор пал на меня»

Выбор пал на меня

   Корридон – типичный «солдат удачи», работающий на тех, кто платит больше. Поэтому, когда бывший армейский сослуживец полковник Ричи предлагает ему опасное, но хорошо оплачиваемое дело, он смело бросается в водоворот событий и внедряется в банду.
   Удастся ли ему обнаружить и перехитрить главаря их группировки и не навредить полковнику? Теперь не только успех предприятия, но и жизнь Корридона зависит от его хитрости и умения быстро ориентироваться в сложившейся ситуации… В противном случае ему уже никогда не видеть парижской весны…
   Книга также издавалась под названиями «Почему выбрали меня?», «Почему я?», «Весна в Париже», «Подсадная утка», «Солдат удачи», «Грязная репутация для чистого дела», «Продается агент»


Джеймс Хедли Чейз Выбор пал на меня

   James Hadley Chase
   Why pick on me?
   This edition published by arrangement with David Higham Associates Ltd and Synopsis Literary Agency
   Copyright © by Hervey Raymond, 1951 – Why Pick On Me?
   © Перевод ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014
   © Издание на русском языке ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014
   © Художественное оформление ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014

Глава 1

   Его появление в Сохо всякий раз повергало в изумление одних и заставляло возмущаться других. И все из-за репутации, будь она неладна. Но если ему и хотелось изменить свою жизнь, что очень сомнительно при таком-то характере, сейчас ничего не оставалось, как примириться со своей репутацией, – так прокаженному приходится безропотно принимать то, что колокольчик – его крест.
   Ему завидовали и не доверяли. Завидовали силе и бесстрашию. А в его досье стояла специальная пометка: «Человек, который делает только то, что хочет. Способен на все».
   Его репутация служила ему, как образование врачу, юристу или инженеру, – словом, была средством к существованию. А существовал он, надо сказать, безбедно, распутывая и проворачивая темные делишки. И чем темнее дело, тем больше вероятности, что именно его призовут на помощь. Ведь нанимали Корридона те, кому не хватало мужества рисковать собственной шкурой. Начиналось всегда одинаково: «Половина сейчас, остальное по окончании дела». И он брал половину обещанной суммы, а потом… отказывался от работы. «Можете обратиться в суд», – говорил он в таких случаях и при этом улыбался. Но никто еще ни разу не воспользовался его советом. А все потому, что ему поручали такие задания, о которых упоминать в зале суда – себе дороже.
   Надувательство продолжалось удивительно долго – никому не хотелось признаваться в собственной глупости. Корридон на это и рассчитывал. Он не отказывался выслушать новые предложения, назначал свои сроки, брал аванс, а потом… бросал дело. Уже пять лет, как он перешел в стан мошенников, негодяев, бандитов и воров. И цинично признавал себя крупным паразитом, живущим за счет тех, что помельче. Их никто не заставлял обращаться к нему. Они бежали за помощью сами со своими страхами, жадностью, своим скудоумием. Ну а попав ему на крючок, становились беспомощными.
   Но лафа не могла длиться всю жизнь, Корридон отдавал себе отчет, что рано или поздно вранье раскроется. Наступит день, когда двое или трое обманутых сойдутся вместе и все поймут. Тогда будет сказано последнее слово, дверь захлопнется перед его носом и придется выдумывать новый способ добычи денег.
   Слово было сказано. Месяц прошел, а к нему никто не обращался. Летели дни. Пачка купюр, которую Корридон носил с собой, исхудала. В этот вечер у него осталось всего пятнадцать фунтов стерлингов – меньше не было со времени его службы в армии.
   Но это его не слишком беспокоило. Он верил в свою судьбу, имел собственное мнение о причинах удач и превратностей и придерживался своей теории, звучащей примерно так: «Всему есть начало и конец, а то, что случается между этими двумя точками, контролировать не надо. Достаточно знать, что судьбу изменить можно, стоит лишь захотеть». Корридон предпочитал плыть по течению, реагируя на внешние воздействия в виде обстоятельств и людей. Особенно – людей, вносивших разнообразие в его жизнь.
   В этот вечер, изнывая от скуки, Корридон забрел в «Аметист», снискавший славу самого мрачного ночного клуба Сохо. Пришел в надежде, вдруг случится что-нибудь такое, что избавит его от безделья, отравляющего ему жизнь уже целый месяц.
   Владелец клуба Зани, в безупречном темно-голубом смокинге, с тщательно уложенными черными волосами, стоял за стойкой бара и толстыми пальцами-сардельками барабанил по прилавку.
   Зани тотчас приметил нового посетителя, усевшегося за столик в затененном углу, и нахмурился. Ему не хотелось видеть этого человека в своем клубе. Он слышал, что у Корридона нет денег, и опасался, что тот попросит взаймы. Для себя Зани решил, что отказывать неразумно. Корридон неприятно реагирует на подобные отказы. Сам щедрый, он одалживал деньги любому, кто просил, не беспокоясь о возврате, и рассчитывал на подобное отношение к себе. Он никогда не обращался с такой просьбой к Зани, но владелец клуба знал, что рано или поздно это случится, а он не любил расставаться со своими деньгами.
   Корридон сдвинул шляпу на затылок и огляделся. В зале находилось человек тридцать. Они сидели за столиками или на высоких стульях у стойки бара, стояли в проходах… Мужчины и женщины пили, курили, болтали и порой похохатывали.
   Как только он сел, на него перестали обращать внимание. Корридон усмехнулся, вспомнив время, когда стоило ему появиться здесь или в любом другом месте – не важно, как люди тут же толпились вокруг него, наперебой спеша угостить, развлечь и заручиться его расположением, в чем видели знак собственной важности.
   Корридон не страдал манией величия. Но равнодушие публики красноречиво подтверждало: пора искать новую территорию, знакомиться с новыми людьми, заново создавать себе репутацию… Где выбрать место? Он задумчиво потер массивный подбородок. В Хаммерсмите?[1] Корридон скривился: на порядок ниже! Можно попробовать Бирмингем или Манчестер. Но там своих мошенников хватает… Надо постараться найти место, где он будет счастлив. В сыром и мрачном Манчестере ему никогда не испытать этого прекрасного чувства.
   Тогда Париж.
   Корридон закурил сигарету и подозвал официанта.
   Да, Париж. Он уже лет шесть там не был. После Лондона больше всех столиц мира он любил Париж. Но сперва необходимо раздобыть денег. Ехать в Париж с пустыми карманами… Фи! Нужно продержаться максимум нескольких недель, пока не подцепит кого-нибудь. Да и жить лучше на широкую ногу – чем солиднее впечатление, тем больше клиентов. Для начала понадобится по меньшей мере две тысячи фунтов.
   Заметив остановившегося рядом с ним официанта, Корридон заказал:
   – Двойное виски с содовой. – Он увидел, что к нему направляется Милли Льюис, и добавил: – Принесите пару.
   Милли было двадцать шесть лет. Голубые глаза этой крупной, красивой блондинки поражали своей пустотой, широкий рот привлекал словно приклеенной улыбкой. Оставшись без мужа и денег, с маленькой дочерью на руках, она пошла на панель. Корридон знал Милли уже два года. Ему импонировала ее привязанность к дочурке, и он с пониманием относился к ее профессии и охотно одалживал деньги, когда Милли попадала в затруднительное положение.
   – Привет, Мартин, – улыбнулась женщина. – Ты занят?
   Он покачал головой:
   – Сейчас принесут выпивку и для тебя. Присядешь?
   Милли оглянулась – хотела убедиться, что не осталась не замеченной мужской половиной посетителей клуба.
   – Не возражаешь, дорогой?
   – Не называй меня так, – раздраженно буркнул Корридон. – И садись. Почему я должен возражать?
   Она села, сунув зонт и сумку под стол. Серый фланелевый костюм прекрасно подчеркивал ее соблазнительные формы. Корридон отметил, что выглядит она очень даже привлекательно и вполне может крутиться возле «Ритца».
   – Как дела, Милли?
   Она повернулась к нему, блеснула глазками и засмеялась:
   – Неплохо… Правда неплохо. Хотя и не то что прежде. Скучаю, представь себе, по американцам.
   Официант принес бокалы, и Корридон сразу расплатился. Милли, которая все замечала, трогательно взглянула на него:
   – А ты как, Мартин?
   Он пожал плечами:
   – Так себе… Что Сузи?
   – О, прекрасно!.. Я навещала ее в воскресенье. Она уже начала говорить.
   Корридон усмехнулся:
   – Ну, раз начала, теперь ее не остановить. Передавай привет малышке. – Он нащупал в кармане банкнот и, вытащив, протянул Милли. – Купи ей что-нибудь. Дети любят подарки.
   – Но, Мартин, я слышала…
   – Никогда не верь слухам. – Корридон нахмурился, его серые глаза потемнели. – Делай, что тебе говорят, и помалкивай.
   – Хорошо, дорогой.
   Макс, невысокий мужчина в красно-белой клетчатой рубашке и мешковатых фланелевых брюках, прошел к пианино. Он работал в клубе со дня открытия. Поговаривали, будто у него туберкулез или рак… Макс не признавал и не отрицал этого. Он сидел в клубе и играл на пианино. До войны, во время и после нее, ночь за ночью.
   Милли, не удержавшись, начала подпевать, постукивая в такт мелодии каблучками.
   – Здорово, правда? – Она покосилась на Корридона. – Как бы я хотела уметь что-нибудь стоящее… Например, играть, как он.
   Корридон усмехнулся:
   – Не прибедняйся, Милли. Макс был бы счастлив зарабатывать столько, сколько ты.
   Она скорчила рожицу:
   – Я хочу показать тебе кое-что. Только держи так, чтобы никто не видел. – Милли вытащила из-под стола свою сумочку, достала из нее что-то и сунула ему в руку. – Ты не знаешь, что это?
   Корридон осторожно разжал кулак и увидел светлый камушек, по форме напоминающий плоское кольцо. Он, хмурясь, повертел его в руке, внимательно разглядывая.
   – Где ты это взяла?
   – Нашла.
   – Где?
   – В чем дело, Мартин? Не будь таким таинственным.
   – Держу пари, это нефритовое кольцо для стрельбы из лука. На большой палец.
   – Что-что?..
   – Ими пользовались китайцы. Если не фальшивое, то стоит немалых денег.
   – Сколько?
   – Понятия не имею. Возможно, сотню. А может, и гораздо больше.
   – Ты хочешь сказать, что такие кольца носили стрелки из лука?
   – Да. Для натягивания тетивы. Еще до нашей эры.
   Милли вздрогнула:
   – До нашей эры?
   Корридон улыбнулся:
   – Не волнуйся, скорее всего, это подделка. Где ты его взяла?
   – Наверное, мой клиент потерял. Я нашла его под комодом.
   – Лучше отдай в полицию. Если кольцо подлинное, клиент наверняка поднимет шум. Я не хочу, чтобы тебя посадили в тюрьму.
   – Он не знает, что я нашла… – возразила Милли.
   – Но скоро узнает, как только ты попытаешься его продать. – Корридон под столом вернул ей кольцо.
   – Думаешь, он назначит вознаграждение?
   – Возможно.
   Она на мгновение задумалась и покачала головой:
   – Надеюсь, обойдется.
   – И все же тебе лучше избавиться от кольца, Милли. Такие вещи всегда легко отследить.
   – А ты… ты не хочешь его купить, Мартин? Скажем, за полсотни?
   Корридон засмеялся:
   – Может быть, оно стоит не больше пятерки. Нет, спасибо, Милли, это не по моей части. Да и что мне с ним делать?
   Милли разочарованно вздохнула и положила кольцо в сумочку.
   – Я не знала, что это нефрит. Я думала, нефрит желтый.
   – Ты спутала с янтарем, – терпеливо пояснил Корридон.
   – Да? – Глаза Милли в удивлении расширились. – Откуда ты все знаешь?.. Я, как только нашла его, сразу поняла, что, кроме тебя, в этом никто не разберется.
   – Заходи иногда в Британский музей, – улыбнулся Корридон.
   – О, я бы умерла там от скуки. Впрочем, ладно, как-нибудь своди меня. Ну, привет. Спасибо за подарок для Сузи. Я куплю ей Микки-Мауса.
   – Хорошая мысль. – Корридон смял окурок в пепельнице. – Не забудь избавиться от кольца. Отдай его первому попавшемуся полицейскому и скажи, что нашла на улице.
   Милли захихикала:
   – Представляю, как вытянется у него физиономия!.. Пока, Мартин.
   Зани в душе ликовал – Корридон покинул «Аметист», так и не попросив денег. Но такая мысль даже не пришла в голову Корридону. Шагая домой, он увидел на углу улицы Милли, увлеченную беседой с худощавым мужчиной в темном пальто и шляпе. Не заметив Мартина, она взяла мужчину под руку, и они двинулись по улице в сторону ее дома.
   Обычно наблюдательный, Корридон не обратил внимания на ее спутника, лишь бросил в их сторону быстрый равнодушный взгляд. Он был обеспокоен собственными планами и проблемами, и этот незнакомый мужчина остался для него не более чем бесформенным темным силуэтом.

Глава 2

   Вот уже год Корридон жил в трехкомнатной квартире над гаражом, расположенным позади госпиталя Святого Георгия. Он нанял приходящую горничную, которая каждый день поддерживала порядок в его холостяцком убежище. Небольшой, убого обставленной гостиной он по чти не пользовался – там было сыро и мрачно. Впрочем, спальня тоже не отличалась уютом, была сырой и мрачной. Ее единственное окно выходило прямо к высокой стене, загораживающей свет.
   Корридона это устраивало. Он не хотел быть связанным домом. А не имея вещей, особенно дорогих сердцу, Мартин в любой момент мог без сожаления оставить квартиру и никогда сюда не возвращаться и не вспоминать. Как место для ночлега она его устраивала и даже имела некоторые преимущества в виде решеток на окнах и крепких дверей. К тому же по вечерам ему никто не мешал – остальные помещения в здании были заняты разными коммерческими фирмами, и сотрудники уходили в шесть вечера. Тогда Корридон оставался один в этом большом доме.
   Корридон проснулся в восемь утра. Он не спешил выбираться из постели. Неторопливо потянулся и уставился в потолок. В голову сразу полезли мысли о том, надо или нет уезжать из Англии. Не переставая думать о своих делах, он встал, побрился и начал одеваться. Пока Корридон сражался с галстуком, не желающим завязываться в узел, в дверь постучали. Корридон спустился по лестнице, ведущей к единственному входу в квартиру, и открыл дверь. Он ожидал увидеть почтальона. Однако перед ним предстал лучащийся доброжелательностью инспектор Роулинс из Центрального уголовного бюро.
   – Доброе утро, – ощерился в улыбке Роулинс. – На ловца и зверь бежит.
   Глядя на этого крупного мужчину лет пятидесяти, с широким румяным лицом, можно было подумать, что он вчера вернулся из отпуска с морского побережья. Даже после двух суток непрерывной работы Роулинс оставался энергичен и бодр. Корридон знал его как храброго, добросовестного, честного, но очень хитрого полицейского, скрывающего холодный, ясный ум за добродушной улыбкой деревенского священника…
   – А, это ты, – буркнул Корридон. – Чего тебе надо?
   – Уже позавтракал? – оставил без внимания его недовольство Роулинс. – Я бы не отказался от чашечки чаю.
   – Заходи, – нехотя отозвался Корридон. – Чая не будет. Если хочешь, могу предложить кофе.
   Инспектор прошлепал за ним вверх по лестнице в маленькую темную гостиную. Пока Корридон варил кофе, Роулинс медленно бродил по комнате, насвистывая себе под нос и ничего не упуская из виду.
   – Не могу понять, почему ты живешь в такой дыре, – наконец произнес он. – Почему не найдешь себе что-нибудь поудобнее?
   – Эта квартира меня устраивает, – пожал плечами Корридон. – Ты же знаешь, я не домосед. Как твоя жена?
   – Прекрасно. – Роулинс приступил к кофе. – Сейчас небось гадает, где я. Нелегко быть женой полицейского.
   – Изумительная возможность обманывать супругу и рассказывать ей сказки. – Корридон закурил сигарету и задумчиво глянул на инспектора. Обычно тот не приходил в гости просто так. Любопытно, что же привело его с утра пораньше?
   – Брось, я уже вышел из того возраста… А где ты провел прошлую ночь, старина? – вдруг поинтересовался Роулинс.
   Корридон стряхнул пепел на ковер и растер его подошвой ботинка.
   – Когда-нибудь я упаду в обморок от твоих хитростей, Роулинс. Говори прямо – что случилось?
   Инспектор наивно улыбнулся:
   – Вечно ты торопишься с выводами, старина, это твой недостаток. Ты мне нравишься, Корридон. Конечно, ты скользкий тип, порой излишне жестокий, к тому же тебе не мешало бы хоть иногда быть честным, но…
   – Ладно, ладно, – махнул рукой Корридон. – Мне не до шуток. Что произошло?
   Роулинс вроде бы смутился. Но Корридон не принял смущения всерьез, поскольку великолепно знал хитрюгу полицейского.
   – Ты разговаривал с Милли Льюис вчера вечером? – Полицейский окинул Корридона быстрым проницательным взглядом.
   «О боже, – подумал Корридон. – Я как чувствовал… девчонка влипла в историю из-за этого кольца…»
   – Да. Мы встретились в клубе. А что?
   – Ты был у нее дома?
   – Пытаешься острить? Думаешь, я имею обыкновение посещать таких, как Милли, на дому?
   Роулинс отхлебнул кофе, и выражение его лица стало очень серьезным.
   – Ты ведь по-дружески относился к ней, не так ли?
   – Да. У нее неприятности?
   Роулинс покачал головой:
   – Уже нет.
   Корридон замер, недоверчиво глядя на инспектора.
   – Как это?
   – Она умерла, приятель.
   Корридон резко отодвинул чашку и вскочил. Холодная дрожь пробежала по спине.
   – Умерла? Что случилось?
   – Ее убили. Вчера вечером. Около половины двенадцатого.
   – Понимаю…
   Корридон, засунув руки в карманы, беспокойно прошелся по комнате. Он был потрясен. Милли успела стать частичкой его жизни. Теперь ему будет недоставать ее доброй улыбки.
   – Вот я и подумал, – продолжал Роулинс, – может, тебе что известно. Она не упоминала, случайно, что у нее свидание?
   – Милли ушла из «Аметиста» в одиннадцать, – отозвался Корридон. – Я вышел минут через десять и видел, как она разговаривала с мужчиной на углу Пикадилли. Потом они вместе пошли в сторону ее квартиры.
   – Значит, это было примерно в двадцать минут двенадцатого?
   Корридон кивнул.
   – Только не проси меня описать того мужика. Я не обратил на него внимания. Проклятье! Помню, он худощавый, в темном пальто и шляпе…
   – Жаль. – Роулинс задумчиво потер подбородок. – Обычно ты бываешь наблюдательнее. Да, от этого проку мало.
   Корридон зло выплюнул сигарету и тут же закурил новую. Он хмуро смотрел в окно. У Милли осталась дочь. Надо чем-то помочь. У Милли не было ни пенса за душой… Значит, еще больше нужны деньги.
   – Довольно грязная смерть, – бесстрастно сообщил Роулинс. – Очевидно, маньяк.
   Корридон повернулся к нему.
   – Перерезано горло, – ответил на невысказанный вопрос инспектора. – Должно быть, парень совсем потерял голову. Придется присмотреть за другими «девушками». Немотивированные преступления на сексуальной почве всегда очень трудно раскрывать.
   – Немотивированное преступление? Ты уверен?
   – Во всяком случае, так оно выглядит. Молли – не первая из проституток, убитая таким образом. – Роулинс горько усмехнулся. – И не последняя. – Он резко выпрямился. – Ты что-то знаешь?
   – Что-нибудь украдено? – проигнорировал вопрос Корридон. – Сумочка на месте?
   – Да. Насколько я могу судить, ничего не пропало. Выкладывай, что тебе известно.
   – Вчера вечером Милли показала мне нефритовое кольцо. Нашла у себя в комнате, – видно, обронил кто-то из ее клиентов. Она интересовалась, представляет ли кольцо какую-нибудь ценность.
   – Нефритовое кольцо? – Роулинс выглядел изумленным. – Что за кольцо?
   – Копия кольца, которыми пользовались лучники. Во всяком случае, я думаю, что копия. Если оно подлинное, то стоит больших денег. Такие вещи изготавливались лет за двести до нашей эры.
   – Вот как? – Инспектор в волнении встал. – Значит, она показала кольцо тебе?
   – Да. А в чем дело? Ты смотришь на меня так, будто подозреваешь в чем-то.
   – Я? – Роулинс пожал плечами. – Поехали на квартиру Милли, ненадолго. Поможешь найти это кольцо. Машина на улице.
   – Жизнь полна дьявольских неожиданностей, а? – внезапно произнес инспектор, когда они спускались по лестнице.
   – Согласен, – кивнул Корридон. – К чему ты это сказал?
   – Так, взбрело в голову…
   Они сели в машину, и Роулинс опять завел разговор:
   – Милли хотела продать кольцо?
   – Если бы сумела найти покупателя, я думаю, она бы его продала. Я советовал ей сдать вещь в полицию. Пытался втолковать, что, если с кольцом что-нибудь неладно, ее разыщут в два счета.
   В этот час на Пикадилли было немного машин, и до квартиры Милли они добрались уже через несколько минут.
   – Тело увезли, – пояснил Роулинс. – Но в комнате ничего не тронуто. Зрелище не из приятных.
   – Перетерплю, не волнуйся, – буркнул Корридон.
   – Не сомневаюсь.
   Полицейский, дежурящий у входа в квартиру, отдал им честь.
   – Йетс еще здесь? – спросил Роулинс.
   – Да, сэр.
   – Пошли. – Роулинс кивнул Корридону: – Ты захаживал сюда прежде?
   – Нет, – покачал головой Корридон.
   Роулинс толкнул дверь, и они ступили в светлую спальню. Сержант Джон Йетс и два детектива в штатском занимались отпечатками пальцев на двери в ванную.
   В дальнем конце комнаты Корридон увидел кровать. Постельное белье, стена у изголовья и ковер были забрызганы кровью.
   – Кровь Милли, – мрачно произнес инспектор. – Убийца перерезал ей горло, она не успела закричать…
   – Оставь подробности при себе, – оборвал его Корридон.
   Роулинс подошел к комоду. Из верхнего ящика он достал сумочку Милли, открыл ее и вывалил содержимое на стол. Пудреница, портсигар, кошелек с шестью пятифунтовыми банкнотами, грязный носовой платок, несколько визитных карточек… Роулинс сунул в сумку нос.
   – Ничего больше нет. Йетс!
   Сержант, невысокий седой крепыш с внимательным взглядом голубых глаз, подошел к ним, безучастно посмотрел на Корридона, затем на Роулинса.
   – Ты не видел здесь кольцо из светлого камня? – спросил инспектор.
   – Нет. Мы все перерыли, ничего такого не заметили.
   – Поищите еще. Это очень важно.
   Йетс приступил к поискам, а инспектор открыл дверь ванной и поманил к себе Корридона. Они едва в ней уместились. Роулинс закрыл дверь, опустил крышку унитаза и сел на нее.
   – Садись на край ванны, – великодушно подсказал он Корридону.
   – А почему нельзя поговорить в комнате? – усмехнулся Корридон. – К чему такая таинственность?
   – Когда ты в последний раз видел полковника Ричи?
   Корридон застыл в изумлении.
   – С чего вдруг ты вспомнил о нем?
   – Перестань валять дурака, – поморщился Роулинс. – Знаешь ведь, мне не до шуток. Отвечай на вопрос. Скоро все поймешь.
   Корридон достал пачку сигарет и протянул Роулинсу. Они закурили.
   – Мы не встречались с сорок пятого года.
   – Он хороший парень.
   Корридон промолчал. Да и что тут скажешь? В его военном прошлом полковник Ричи занимал важное место. Ричи мог быть очаровательным, когда хотел. Он мог быть жестоким. Многих друзей Корридона он посылал на смерть. Жалел их, но все же посылал не колеблясь. Когда речь шла о безопасности государства.
   – Хочешь повидаться снова? – спросил Роулинс.
   – Нет уж, спасибо. Он опять будет звать к себе. А такой работой я сыт по горло.
   Роулинс помрачнел.
   – Жаль. Ему нужны надежные люди. Подумай: интересная жизнь, заманчивые путешествия, незабываемые впечатления и неплохие деньги…
   – Деньги – дерьмо, – сухо оборвал его Корридон. – А волнения мне ни к чему. Все это хорошо во время войны. Сейчас мирное время. К твоему сведению, я очень люблю жизнь. Так при чем здесь Ричи?
   – Я с ним вчера разговаривал. – Роулинс широко улыбнулся. – Он сказал, что припас для тебя работенку. Тебе ведь не надо долго готовиться, не так ли?
   Корридон беспомощно пожал плечами:
   – Почему ты суешь нос в мои дела? Я ни в чем не нуждаюсь. И вообще, в конце недели я еду в Париж.
   – Ты? По девочкам соскучился? Ну-ну, не смею отговаривать.
   – Это кольцо имеет отношение к Ричи? – догадался Корридон.
   Роулинс кивнул:
   – Ничего не собираюсь от тебя скрывать. Да, оно имеет отношение к Ричи. Но он сам тебе расскажет. Это я и имел в виду, когда сказал, что жизнь полна неожиданностей. Сейчас съездим к нему.
   – Я не поеду. – Корридон встал. – Буду рад, если вообще больше его не увижу. Для грязных делишек найдутся другие. Я свое отработал.
   Роулинс с сожалением посмотрел на него и тоже поднялся. На этот раз он выглядел усталым.
   – Не дергайся, старик. Он захочет услышать о кольце. В конце концов, совершено убийство. Ты должен помогать следствию.
   – Какое отношение это имеет к Ричи?
   – Большое. – Роулинс подавил зевок. – Поехали, не тормози. Что ты теряешь? При твоем содействии мы возьмем убийцу. Милли была твоим другом. Разве не ты крестный отец ее дочери?
   – Не говори ерунды, – усмехнулся Корридон. – Не то доведешь меня до слез. Хорошо, едем.
   Роулинс засиял:
   – Я знал, что ты согласишься. Поэтому сказал Ричи, что ордера на арест не надо.
   – Значит, он по-прежнему прибегает к своим старым трюкам, – мрачно заметил Корридон. – А если бы я отказался, он бы что – упрятал меня в тюрьму? У него опять пропали бы часы?
   Роулинс хитро подмигнул:
   – На этот раз – портсигар. Повернись-ка лучше ко мне спиной, я пощупаю твой карман.
   Корридон равнодушно повернулся к нему спиной.
   – Значит, откажись я, месяц отсидки был бы мне обеспечен?
   Роулинс весело рассмеялся:
   – С тобой трудно иметь дело, Корридон. Ты заранее знаешь все ходы. Между нами говоря, на этот раз месяцем бы не обошлось. Минимум два. Ричи действительно очень хочет тебя видеть.

Глава 3

   Корридон с отвращением глянул на нее. Просто не верилось, что женщина может быть такой непривлекательной и неряшливой. Он вспомнил, что именно так подумал шесть лет назад, когда пришел проститься с Ричи и впервые увидел мисс Флеминг. За это время она ничуть не изменилась. Тот же красный лоснящийся нос, те же растрепанные волосы и безвкусный наряд.
   Конечно, она очень добросовестна, владеет десятью языками и за службу во время войны награждена орденом. О несомненности ее талантов говорило уже то, что она была личной помощницей Ричи. Но, несмотря на все ее достоинства и заслуги, Корридон не понимал, как Ричи ее терпит.
   Мисс Флеминг оторвалась от работы, равнодушно оглядела вошедших и махнула рукой в сторону двери, рядом с которой стоял ее стол.
   – Пройдите, пожалуйста. Полковник ждет вас.
   Роулинс широко улыбнулся.
   – Благодарю, – радушно начал он. – Какой сегодня чудесный день, прямо…
   Вежливое приветствие заглушил стрекот пишущей машинки. Мисс Флеминг продолжила работу.
   – Оставь свои манеры для Армии спасения, – посоветовал Корридон. – Фанни этим не проймешь.
   Роулинс неодобрительно покосился на него, открыл дверь и прошел в кабинет.
   Полковник Ричи стоял перед небольшим камином, заложив руки за спину. Высокий, более шести футов ростом, широкоплечий, с узкой талией, он поражал отличной выправкой. Седые волосы коротко подстрижены, черная повязка скрывала левый глаз, потерянный еще в Турции.
   Он перевел взгляд с Роулинса на Корридона и улыбнулся:
   – Здравствуйте, Мартин. Очень рад вас видеть.
   – Не сомневаюсь, – сухо буркнул Корридон, пожимая протянутую руку. – А вы неважно выглядите, полковник.
   – Не удается вести спокойную жизнь, – отозвался Ричи, продолжая улыбаться. – Очень много работы. – Он указал на кресла. – Садитесь. В нашем распоряжении полчаса. В двенадцать у меня важная встреча в министерстве иностранных дел.
   Корридон сел, достал сигарету, закурил. Пустую пачку бросил в камин. Ему было не по себе. В беспокойстве он огляделся. Корридон злился на себя… Только сумасшедший возьмется добровольно помогать Ричи. И все же, глядя на усталое лицо полковника, на опущенные уголки губ, мешки под глазами, Корридон отчего-то испытал угрызения совести.
   Ричи хорошо относился к нему, и они всегда были друзьями. Ричи спас его от полиции, когда Корридон убил секретаря посла. Старая история, но, если бы полковник тогда не вмешался, многое сейчас было бы по-другому. Именно благодаря Ричи его наградили орденом и дали небольшую пенсию за раны, полученные в гестапо. Да, Ричи хороший человек, но это не значит, что Корридон должен снова работать с ним…
   – У вас задумчивый вид, – заметил Ричи. – О чем печалитесь?
   Корридон через силу улыбнулся:
   – Меня удивляет, что вы так дрожите над этой мисс Флеминг. Почему не посадите в приемной кого-нибудь поярче и посимпатичней?
   Ричи усмехнулся:
   – А в чем дело? Она умная.
   – Не спорю. Но разве это главное? Ладно, замнем. Роулинс вам кое-что расскажет.
   Роулинс, нетерпеливо дожидающийся своей очереди, быстро и четко доложил об убийстве Милли.
   – Корридон знал ее, – заключил инспектор. – Вчера вечером они встречались. Она показала ему нефритовое кольцо, которое нашла у себя в комнате – очевидно, обронил кто-то из клиентов.
   – Нефритовое кольцо? – Полковник застыл в напряжении.
   – Кольцо лучника, – пояснил Корридон. – Вы, наверное, видели такие в Британском музее. Хотя, возможно, у Милли была копия.
   Ричи неторопливо залез в карман жилетки, что-то достал и кинул Корридону:
   – Похоже?
   Корридон поднял с пола светлое кольцо и внимательно рассмотрел его.
   – Да. То самое?
   Ричи покачал головой:
   – О нет. Таких колец множество. Думаю, все они пронумерованы. Если заглянете внутрь, то увидите цифры. Не обратили внимания на номер кольца, которое оказалось у вашей знакомой?
   Корридон подошел к окну и, внимательно присмотревшись, увидел цифры 1 и 2, выдавленные в светлом камне.
   – Боюсь, нет. Там было темно, а Милли не хотела, чтобы кольцо кто-нибудь заметил.
   – Жаль. – Ричи повернулся к Роулинсу. – Кольцо, разумеется, не нашли?
   Инспектор покачал головой:
   – Йетс сейчас ищет, но сомневаюсь, что найдет.
   – Не найдут, – мрачно подтвердил Ричи.
   – Корридон думает, что видел этого парня, – будто невзначай сообщил Роулинс. – Только не обратил на него внимания.
   Корридон заметил взгляд полковника и почувствовал, как краска заливает лицо.
   – Ну, упустил я этого типа… Но я же не знал, что он собирается ее убить!
   – Не волнуйтесь, – успокаивающе улыбнулся Ричи. – Сейчас делу уже не поможешь. Хотя, должен заметить, на вас это не похоже. Легкая жизнь заставила вас растерять свои таланты.
   – Мне они ни к чему, – огрызнулся Корридон. – С какой стати я должен интересоваться всеми, кто попадается мне на пути.
   – Зоркий глаз всегда полезен, – спокойно произнес Ричи. – Помню время, когда вам достаточно было лишь взглянуть, чтобы запомнить целую газетную полосу. Теперь вы на такое не способны?
   – Не знаю, давно не пробовал, – нахмурился Корридон. – Если вам больше ничего не надо, я лучше пойду. У меня дела. Кроме того, вы опаздываете на встречу.
   Роулинс встал.
   – Я вам не нужен, полковник?
   Ричи покачал головой и обратился к Корридону:
   – Задержитесь, пожалуйста, Мартин. Еще несколько слов.
   Роулинс ушел, но Ричи все не начинал разговора.
   – Простите, полковник, – наконец не выдержал Корридон. – Я знаю, что вы заняты, поэтому не буду тратить ваше время. Мне не нужна работа.
   Ричи молча прошел к большому письменному столу, сел и взял папку. Он серьезно посмотрел на Корридона:
   – А деньги вам нужны?
   Корридон улыбнулся.
   – Военное ведомство сейчас не платит таких денег, – возразил он. – Так что это не аргумент.
   – У вас много свободного времени? – продолжал Ричи.
   Корридон зыркнул на него исподлобья:
   – Что вы имеете в виду?
   – Я слышал, вы стали мошенником. У вас далеко не блестящая репутация в Сохо.
   – Роулинс вам наговорит. – Корридон вновь покраснел ни с того ни с сего. – Не надо обращать внимания на его бредни.
   – А я и не обращаю. Роулинс здесь ни при чем. У меня достаточно других источников информации. На прошлой неделе я разговаривал с Айзексом. Он хотел, чтобы вы занялись контрабандой – ввезли партию швейцарских часов, и предлагал вам сто фунтов за работу. Вы взяли пятьдесят, но работу не выполнили. Полагали, он шуметь не станет, не так ли?
   – Возможно. Обмануть такую крысу, как Айзекс, – это даже не мошенничество. Кстати, откуда вы его знаете?
   Корридон погасил сигарету и взглянул на часы.
   – Мне приходится сталкиваться с самыми разными людьми, – ответил полковник. – Я согласен с вашей оценкой Айзекса… Однако ваши методы мне не нравятся. Вы можете быть честным сами с собой, Мартин? Люди говорят, что вам нельзя доверять. Когда мы работали вместе, я мог верить вам, как себе.
   – И Брут был честным человеком. – Корридон выдавил улыбку. – Дело в том, полковник, что я с вами больше не работаю. Я сам отвечаю за свои поступки.
   – Верно. – Ричи нахмурился, и Мартин заметил, что полковник страшно устал. – Двести фунтов стерлингов могут оказаться вам полезными?
   Корридон замер и сразу не нашелся что сказать. Наконец он прочистил горло.
   – Это предложение или подарок?
   – Есть работа. Если выполните ее успешно, получите двести фунтов, – отчеканил Ричи. – Устраивает?
   Корридон невольно поежился под колючим взглядом его светло-серых глаз.
   – Только не говорите, что военное ведомство готово запросто выложить такую сумму.
   – А почему бы и нет? К несчастью, вы, похоже, единственный кандидат… – Ричи устало посмотрел на него. – Деньги будут выплачены по завершении операции.
   – Вы на редкость удачно строите из себя ублюдка, – засмеялся Корридон. – Знаете что, ну вас к лешему с вашими грошами. Мне не нужны ни ваши деньги, ни ваша работа.
   Ричи улыбнулся в ответ:
   – Рад слышать, что вам не нужны мои деньги. Тогда, возможно, имеет смысл напомнить вам о патриотизме?
   Корридон встал.
   – Зря тратите время… Почему выбрали меня? Почему сами не беретесь за это дело, если оно так важно для вас?
   – Я выбрал вас потому, Мартин, – спокойно произнес Ричи, – что это дело для человека, лишенного чести и совести, для человека лживого и нечистоплотного. Поэтому я выбрал вас.
   Корридон засмеялся:
   – Похоже, вы говорите серьезно…
   – Да, серьезно. У вас дурная репутация. Вас не заподозрят. Эта работа придется вам по душе. Возможно, предстоит небольшое ограбление. Не утверждаю наверняка, но, вероятно, так и будет… Ну, желаете выслушать?
   Корридон снова сел.
   – Вы, кажется, собирались в министерство иностранных дел? – Он кивнул на часы. – Разве у вас есть время?
   Ричи встал, вышел из кабинета, что-то пробубнил мисс Флеминг и тут же вернулся.
   – Важнее этого дела ничего нет. Даже вы в этой ситуации обретаете немалое значение.
   – Что ж, поведайте о вашей проблеме. Ничего не обещаю, но выслушать – выслушаю.
   – Я буду краток, – заторопился полковник. – У нас в стране есть организация, которая быстро расширяет свою численность и сферу деятельности. Цель – нанести государству как можно больший ущерб. Понятия не имею, кто за этим стоит. Но есть подозрение, что финансирование идет от наших врагов в Европе. Уверен, что глава организации куплен. Допустим, за ним стоят силы, которым не нравятся поставки нашего угля на их рынок. В финансах они не ограничены, в средствах достижения цели не разборчивы. В организации есть люди, работающие на шахтах. Им даются определенные инструкции, а через месяц начинаются диверсии, и наш экспорт летит к черту.
   Возьмем другой пример. Вы наверняка помните, как недавно все газеты трубили о несчастном случае, в результате которого погиб министр по европейским делам. Так вот, никакого несчастного случая не было. Он стал мешать политическим силам одной европейской страны, и эта организация подрядилась его убить. Я не хочу терять время на примеры. В арсенале их методов саботаж, забастовки, убийства и многое другое. Мы пытаемся выйти на заправил.
   Корридон пожал плечами:
   – Не вижу здесь работы для себя. Надеюсь, вы не рассчитываете, что я найду главаря?
   – Думаю, вы сделаете это быстрее, чем кто-либо другой.
   – Потому что…
   – Потому что руководитель организации любит людей вроде вас. Он ищет недовольных, тех, кто нуждается в деньгах и готов получить их любым путем, – словом, не патриотов. У вас отличное досье со времен войны, и ваша теперешняя репутация может только привлечь его.
   – Тем не менее до сих пор этого не произошло.
   – Вы ведь не сделали и шагу навстречу… Недавно мы взяли одного из их людей – пытался уничтожить завод в Харуэлле[2]. Мы нашли у него кольцо и заставили говорить. Теперь нам известно, что заведение на Вестерн-авеню под названием «Тепленький насест» – одно из мест, где они собираются. Но он оказался слишком упрям и, прежде чем мы успели второй раз допросить его, покончил с собой в камере.
   – И вы хотите, чтобы я посетил «Насест» и посмотрел, что из этого выйдет?
   – Да. Вы бывали там?
   Корридон кивнул:
   – Владелец – майор Джордж Мэйнворт. Мы знакомы. Думаете, он с ними связан?
   – Не знаю. Мне известно, что время от времени там собираются члены организации. Ну, займетесь этим?
   – Вот что я сделаю. – Корридон встал. – Схожу туда и присмотрюсь. Никаких усилий для связи с ними прилагать не стану. Но если мне будет предложено примкнуть к ним, соглашусь. Не исключено, что из затеи ничего не выйдет. В таком случае я выхожу из игры и уезжаю в Париж. Так что обещаний не ждите. Вы меня знаете.
   Ричи улыбнулся:
   – Годится. Только держитесь от меня подальше, Мартин. Не пытайтесь связаться со мной ни по телефону, ни письменно. Эти люди, если они вас примут к себе, будут за вами следить. Их нельзя недооценивать. Они работают уже полгода и совершили всего одну ошибку. Будьте осторожны.
   – Смеется тот, кто смеется последним, – пожал плечами Корридон. – И все же как я дам знать о себе и о них?
   – Один из моих людей выйдет с вами на контакт, не беспокойтесь. Какой придумаем пароль?
   – «Весна в Париже». – Корридон криво улыбнулся. – Это придаст мне сил.

Глава 4

   Вернувшись от Ричи, он занялся делами Милли. Она не оставила завещания. Не оставила ничего, кроме дешевых украшений и денег в сумочке.
   Корридон убедил Ричи обратить все имущество бедняжки в наличные и вручить их адвокатам, которым предстоит заботиться о Сузи. Сам он обещал платить девочке ежемесячно. Зная, что на ближайшее время Сузи обеспечена всем необходимым, Корридон мог вплотную заняться делом.
   Ричи считал, что таинственная организация не ограничена в средствах, и Корридон склонен был с ним согласиться. Если уж они могут устраивать забастовки… Возможно, и ему представится удобный случай урвать несколько сотен фунтов, совсем неплохо…
   «Если они такие умные и осторожные, – рассуждал Корридон, – вряд ли хранят деньги в банке. Сегодня слишком много любопытных. Значит, деньги должны быть скрыты в таком месте, откуда их легко достать в любой момент. Очевидно, имеет смысл разыскать это место и там пошуровать…»
   Корридон миновал «Уайт-Сити»[3] и выехал на Вестерн-авеню. Здесь дорога стала шире, и он прибавил скорости.
   «Тепленький насест» находился в двух милях от аэродрома, в стороне от дороги, и был скрыт высоким забором. Корридон приезжал сюда однажды с другом – тот состоял в членах клуба – и помнил, какая суматоха поднялась при его появлении. Тут не одобряли чужаков.
   Интересно, не забыл ли его Джордж Мэйнворт. В последний раз они виделись в грязной забегаловке в Сохо, где пьяный майор ругался с парнем, сидевшим рядом с ним за столом. Они ссорились шепотом, потом Мэйнворт неожиданно ударил парня по лицу, и тот выхватил нож. Если бы не Корридон, Мэйнворту пришлось бы туго. Побледневший и перепуганный, майор ушел, а Мартин угостил парня выпивкой.
   У Корридона вошло в привычку собирать разную, даже, казалось, ничего не значащую информацию. Он понятия не имел, когда придет время использовать ее, но жадно слушал все подряд.
   Молодой человек был готов болтать о Мэйнворте всю ночь. Возможно, его желание подогрел фунтовый банкнот, перекочевавший в его в руку. Так или иначе, Корридон услышал немало. Парень рассказал, почему Мэйнворта выгнали из армии, и еще много пикантного из жизни бывшего вояки, рисующего того в самом неприглядном свете.
   В то время Мартин не знал, пригодится ли полученная информация, но сейчас, мчась по Вестерн-авеню, он увидел возможность взять на крючок отставного майора.
   Впереди показалась светящаяся неоновая вывеска «Насеста», и, сбросив скорость, Корридон направил машину к входу. Он нашел место для стоянки, остановил автомобиль и вылез. К нему тотчас подошел молодой человек в алой с серебряными позументами ливрее.
   – Добрый вечер, – с вежливой улыбкой обратился он к Корридону. – Вы член клуба, сэр?
   – Добрый вечер, – в тон ему отозвался Корридон. – Нет, я просто хочу поговорить с майором Мэйнвортом.
   Молодой человек тут же перестал улыбаться и скользнул по нему лениво-равнодушным взглядом:
   – Прошу прощения, сэр, но майор не принимает без предварительной договоренности.
   – Очень жаль, – спокойно отреагировал Корридон. – А здесь есть кто-нибудь, с кем бы я мог поговорить?
   – В чем дело?
   Корридон обернулся. Так-так-так… Еще один пожаловал… Моложавый мужчина в безукоризненном вечернем костюме с алой гвоздикой в петлице бесстрастно рассматривал Мартина.
   – Простите, кто вы? – Корридон улыбнулся как можно обворожительнее.
   – Я Бретт, управляющий. Что вам нужно?
   – Повидать майора Мэйнворта.
   – Он вас знает?
   Корридон пожал плечами:
   – Сомневаюсь только, помнит ли… Мы не виделись несколько лет. Прошу вас, передайте ему, что Мартин Корридон хочет поговорить об Эрни.
   Узкие губы Бретта дрогнули.
   – О ком?
   – Об Эрни. Он поймет.
   Бретт махнул рукой, и молодой человек исчез. Бретт остался на месте, не сводя темных глаз с лица Корридона.
   – Кто такой Эрни, о котором вы говорите?
   – Спросите Мэйнворта. Он вам скажет. Если захочет.
   Бретт немного посомневался, потом досадливо дернул плечом и резво развернулся на каблуках.
   – Следуйте за мной.
   Они миновали большой бассейн, где плавали несколько персон мужского и женского пола, затем прошли мимо клумб с тюльпанами… Наконец Бретт открыл дверь, и они очутились в ярко освещенном маленьком баре. Сидящая за стойкой публика с любопытством уставилась на Корридона, а две симпатичные женщины улыбнулись и помахали рукой Бретту. Управляющий кивнул им и провел Мартина мимо стойки в кабинет.
   – Подождите здесь, – велел он и исчез за дверью.
   Корридон закурил сигарету и, прикрыв глаза, прислушался. Однако ничего не услышал.
   Прошло, наверное, минут пять, прежде чем Бретт вернулся.
   – Можете войти. – Он махнул рукой в сторону открытой двери.
   Корридон вошел в роскошно обставленный кабинет. Большой камин ласкал теплом, поленья весело потрескивали, рождая пламя. Джордж Мэйнворт сидел за огромным письменным столом.
   Майор не изменился с тех пор, когда Корридон видел его в последний раз. Только, пожалуй, чуть постарел и даже немного усох. Его темные волосы заметно поредели и засеребрились на висках. Военная выправка давала о себе знать – даже сидя он был подтянут, губы сжаты под нависшими жесткими усами.
   – Вы хотели меня видеть? – Мэйнворт оставался неподвижен. Его маленькие глазки смотрели внимательно и подозрительно, словно прощупывали.
   – Ну да. – Мартин беззаботно кивнул, закрывая дверь. – Я бы хотел вступить в клуб.
   – Это не ко мне. – Мэйнворт потянулся к звонку. – Подойдите к Бретту.
   – Погодите. – Корридон опустился в кресло. – Я предпочитаю иметь дело с вами. По моим сведениям, среди прочих формальностей есть и вступительный взнос. Пятьдесят гиней, надо же! У меня сроду таких денег не было! Но я намерен вступить в клуб.
   Мэйнворт медленно убрал руку от звонка.
   – Вот как? И кто за вас поручится?
   – Вы, – как ни в чем не бывало ответил Корридон. – Или… что, если я найду Эрни? Он замолвит за меня словечко. Вы помните его, майор? Четыре года назад… Он тогда пытался вас зарезать.
   Майор выпрямился, лицо его застыло.
   – Вот оно что. – В его голосе зазвучала горечь. – Я слышал о вас, конечно. У вас репутация опасного и не слишком разборчивого в средствах человека, не так ли?
   – Боюсь, именно так.
   – Почему вы хотите вступить в наш клуб?
   Корридон смял сигарету и потянулся к золотому портсигару Мэйнворта на столе.
   – По-моему, все понятно. Старые связи больше не устраивают меня, и это отражается на моем кармане. Здесь же полно богачей, развлекающихся на досуге. Новая территория, простор для охоты… Разве не ясно?
   – Значит, вы хотите обирать моих клиентов? И ожидаете, что я соглашусь?
   – Было бы неразумно отказывать мне, – улыбнулся Корридон. – Откровенно говоря, Эрни был слишком разговорчив и нащебетал о вас много интересного. Кому нравятся скандалы, майор? А скандал возможен. Даже эти чудаки, опора клуба, отвернутся от вас, узнав, почему вы так торопливо покинули армию.
   Мэйнворт дрожащей рукой достал сигарету из золотого портсигара. Яркий огонек золотой зажигалки осветил его лицо.
   – Значит, шантаж. Мне следовало догадаться.
   – О да. Вы же сами сказали – я не слишком разборчив в средствах, не так ли?
   – А если я сделаю вас членом клуба?
   – Тогда, естественно, я обо всем забуду. Итак, майор, кажется, мы начинаем понимать друг друга. Не тратьте время зря. Вы в полной безопасности, уверяю вас. Мне нужно лишь спокойно заняться своей охотой.
   – Ясно. – В раздражении Мэйнворт открыл ящик стола, достал карточку и что-то быстро написал на ней. – Вот. – Он протянул карточку Мартину. – Но предупреждаю, Корридон, если кто-то из членов клуба пожалуется на вас, вы автоматически будете исключены. И я не сумею вам помочь. У нас есть комитет по рассмотрению жалоб, и они не задумываясь вышвырнут вас.
   Корридон засмеялся:
   – Не беспокойтесь. Жалоб не будет. Мои методы абсолютно надежны.
   – Рад слышать.
   Вдруг дверь кабинета отворилась, и в комнату вошла девушка, невысокая, стройная и смуглая, с рассыпанными по плечам блестящими волосами, – картинка!
   – О, простите! – воскликнула она. – Я не знала, что у вас посетитель.
   – Входите, мисс Фейдак. – Мэйнворт встал. – Я сейчас освобожусь. Чем еще могу быть вам полезен? – Теперь он обратился к Корридону.
   Девушка взглянула на Мартина. Любопытство и заинтересованность отразились на ее лице.
   Корридон встал и улыбнулся ей. И тут же его словно жаром обдало. На изящной шейке красавицы он увидел цепочку. На ней висело светлое нефритовое кольцо.

Глава 5

   – Благодарю. – Корридон сунул карточку в карман и вновь не удержался, чтобы не взглянуть на девушку.
   Та улыбнулась:
   – Вы новый член клуба? – Она говорила с легким иностранным акцентом, похоже австрийским.
   – Только что вступил, – весело подтвердил Корридон. – Вы думаете, это опрометчиво с моей стороны?
   – Что вы! У нас очень хорошо! Вот увидите, все отнесутся к вам доброжелательно. – Девушка выжидающе смотрела на Мэйнворта.
   – Мистер Мартин Корридон, мисс Лорин Фейдак, – неохотно представил их друг другу майор.
   – Рад познакомиться. – Корридон, не скрывая, разглядывал кольцо на цепочке. – Вы тоже из числа доброжелательных членов клуба?
   – Да. А почему вы спрашиваете?
   – Надеюсь, вы познакомите меня… с обстановкой в клубе. Но, боюсь, вы не одна?..
   Она рассмеялась:
   – С удовольствием покажу вам клуб. Я жду брата. Он никогда не отличался пунктуальностью!
   – Прошу прощения, мисс Фейдак, – раздраженно перебил Мэйнворт. – Вы хотели видеть меня?
   – Ах да… я собиралась обменять чек.
   – Я подожду вас в соседней комнате, – широко улыбнулся Корридон и вышел.
   Вскоре девушка присоединилась к нему.
   – Может, выпьем? – улыбнулась она в ответ.
   – Я только что хотел предложить.
   Корридон предупредительно открыл перед ней дверь. У Лорин была удивительно легкая походка, совсем как у манекенщицы. «Она и есть манекенщица», – решил Корридон.
   Они заняли столик в углу бара.
   – У вас великолепная походка, – заметил Мартин.
   Ее глаза засияли от удовольствия.
   – Я модельер, – пояснила Лорин. – К сожалению, рост не позволяет мне работать манекенщицей. А в Вене я была дизайнером.
   Корридон кивнул. После войны многие поменяли профессии и страны.
   – Я и подумал, что вы жили в Австрии. Эмигрировали?
   Она начала рассказывать о том, что уехала из-за брата. Тот оказался замешан в политических играх. Его приговорили к смертной казни, но он бежал из Вены. С тех пор они в Англии, которая стала им домом.
   Мартин с удовольствием слушал мелодичный голос и автоматически впитывал информацию. Подошел официант, и Корридон заказал шампанское.
   – У меня праздничное настроение, – стал оправдываться он, заметив удивление Лорин. – Красивая женщина и хорошее вино как нельзя лучше дополняют друг друга. Вы счастливы в Англии?
   – Да. А вот брат – он директор бюро путешествий на Мэйфер-стрит – тоскует по Вене.
   Официант вернулся с шампанским, откупорил бутылку и наполнил бокалы. Корридон сделал глоток. Великолепно! Наверное, стоит дорого. Но угрызений совести он не испытывал. Наконец-то ему повезло! Не успел он проникнуть в клуб, как столкнулся с одним из членов организации. Мартин не рассчитывал, что это произойдет так скоро. Надо быть начеку – Ричи предупреждал насчет этих людей. Они могли следить за квартирой Милли и видеть его с Роулинсом.
   – Раз уж у нас доверительный разговор, – Лорин лукаво взглянула на Корридона, – скажите, чем занимаетесь вы?
   – Я солдат удачи.
   – Что это означает?
   – Солдат удачи – это человек, который ищет для себя выгоду, приключения и удовольствие.
   – Но такую работу здесь отыскать нелегко…
   – Верно. Но я и не стремлюсь урабатываться. Стоит добыть немного денег, как я сразу устраиваю себе отдых – например, пью шампанское и разговариваю с вами. Что может быть приятнее?
   Их бокалы, соприкоснувшись, издали приятный звон.
   – Я не могу задерживаться. – Лорин с сожалением вздохнула. – У брата сегодня день рождения, и я обещала поужинать с ним.
   – Как трогательно. – Корридон, лениво откинувшись на спинку кресла, любовался ее сочными губами. – Не часто приходится слышать, что брат и сестра собираются вместе отпраздновать какое-нибудь событие. Разве у вашего брата нет знакомых девушек?
   – Нет. – Лорин улыбнулась. – Он серьезный человек. Ему не хватает на них времени. Когда Слейд хочет отдохнуть, то приглашает меня.
   – А вы не настолько серьезная и предпочитаете мужское общество. Поэтому частенько устаете от брата, хотя и любите его. Так?
   – Верно. Я вижу, вы проницательны.
   – Должен только предупредить, что не умею развлекать женщин. Да, когда-то у меня были хорошие манеры и, как утверждали очаровательные представительницы слабого пола, даже определенный шарм. Увы, все в прошлом – вой на виновата. Жизнь слишком коротка – не хочется терять время попусту. Если женщина привлекает меня, я ей так и говорю. Если она потом начинает, на мой взгляд, плохо себя вести, я волен найти себе другую. – Он смотрел прямо в ее темные блестящие глаза. – Вы ужасно привлекательны.
   – Я должна быть польщена? – сквозь смех спросила Лорин.
   Мартин пропустил иронию мимо ушей.
   – Вы не могли бы отделаться от брата?
   – Это невозможно, у него ведь день рождения.
   – Да, основательная причина. Тогда я подожду. Жаль, конечно. Вдруг ваше настроение изменится, когда мы встретимся в следующий раз. Женщины так непостоянны.
   – Вам кажется, что сейчас я в настроении?
   – Конечно.
   – Напрасно вы так думаете. – Она мило улыбнулась.
   – Когда мы встретимся?
   – В воскресенье.
   – Не раньше?
   – Подождите, ведь всего три дня, мистер Корридон.
   – Зовите меня Мартином. Если мы собираемся раскрепоститься, к чему официальность?
   – Вы говорите ужасные вещи!
   – Знаю. Итак, встретимся в воскресенье. Где и когда?
   – У меня квартира на Бейзуотер-Крессент. Дом номер 29, на верхнем этаже. Приходите часов в семь.
   – И вы будете одна?
   – Вы ужасный человек.
   – Я живу по своим правилам. Вы будете одна?
   – Если не изменится настроение.
   Корридон кивнул:
   – Хороший ответ. Излишняя уверенность вредит чувствам.
   – Вы всегда так успешно преодолеваете препятствия?
   Мартин наполнил бокалы.
   – Зависит от встречной помощи. – Он подался к ней и пальцем провел по нефритовому украшению. – Любопытная штучка. Издалека похожа на кольцо китайских лучников.
   Взгляд его серо-зеленых глаз словно впился в лицо девушки, пытаясь уловить реакцию. Безрезультатно.
   – Вы очень умны! Так и есть. Откуда вы знаете?
   – В часы досуга я посещаю Британский музей. Прекрасное место для расширения кругозора… Оно подлинное? Можно взглянуть?
   – Конечно. – Лорин отцепила кольцо. – Оно досталось мне в наследство.
   Она протянула ему кольцо, но внезапно чья-то рука перехватила его.
   Девушка резко повернулась.
   – О, Слейд, дорогой, – пробормотала она. – Ты меня напугал. – Лорин повернулась к Корридону: – Это мой брат Слейд. – Девушка дотронулась до плеча мужчины, только что бесшумно возникшего рядом с ними. – Слейд, познакомься с Мартином Корридоном. Мартин полчаса назад вступил в клуб и сказал, что он солдат удачи.

Глава 6

   – Солдат удачи? – Фейдак с любопытством взглянул на Корридона. – Это интересно. Можно мне к вам присоединиться?
   Он между делом сунул нефритовое кольцо в карман.
   – Разумеется, – с серьезным видом ответил Мартин. – Хотите шампанского? Лорин призналась, что у вас день рождения.
   – Что значит «солдат удачи»? – повторил вслед за сестрой вопрос Фейдак, усаживаясь между ними.
   – Я берусь за любую работу, которая хорошо оплачивается, и пользуюсь определенной репутацией в известных кругах.
   – Какой репутацией, мистер Корридон? – усмехнулся Фейдак.
   – Не слишком разборчивого человека.
   – Да… интересно. Прошу прощения за любопытство, но могу я спросить: а как вы заслужили такую репутацию?
   – Не будь назойливым, Слейд, – хмуро попеняла ему Лорин. – Ты едва знаком с мистером Корридоном, а уже устраиваешь ему настоящий допрос.
   Корридон засмеялся:
   – Не волнуйтесь. Я ничего не имею против… Мне платят за советы.
   – Так-так… Расскажите, пожалуйста, подробнее.
   – Некоторые считают, что я люблю риск, что меня не заботит этика и что я готов обмануть даже правительство, если представится удобный случай… Они правы. Я не люблю чиновников и ничем не брезгую.
   – Не будет ли бестактностью с моей стороны спросить почему? – Фейдак улыбнулся. – Извините, я и в самом деле устроил вам допрос.
   – Возможно, вашей сестре скучно.
   – Ее это интересует так же, как и меня. – Фейдак выдал это прежде, чем Лорин успела открыть рот. – Продолжайте, пожалуйста.
   – Во время войны я был агентом разведки, – послушно произнес Корридон. – Пробирался в Германию, разыскивал там предателей и всех, кто помогал врагам, и убивал их.
   – Это весьма опасное занятие. – Глаза Фейдака заинтересованно блеснули. – Вас ловили?
   – Я попал к головорезам гестапо, но мне посчастливилось бежать. – Корридон закурил. – Не хвастаясь, могу утверждать, что хорошо послужил родине. Сразу после окончания войны я выполнял в Лондоне сложное задание – мне поручили выкрасть из некоего посольства документы. Меня застукал один из секретарей, который случайно задержался на работе допоздна. Надо было действовать быстро, пока он не успел поднять шум, и мне пришлось его убить. Бумаги я взял и доставил куда следует, но полиция в конце концов меня арестовала. По традиции руководство отреклось от меня, я был на волосок от смертной казни. С тех пор я избегаю всяких дел с властями и одно время даже хотел отомстить.
   – Очень интересно. – Фейдак задумчиво смотрел на него. – Нечто подобное случилось и со мной, и я вынужден был покинуть свою страну. Мы друзья по несчастью. Я чувствую к вам симпатию.
   Он достал из кармана визитную карточку и протянул Корридону:
   – Здесь мой служебный адрес. Может, у вас найдется время позвонить мне? По-моему, мы можем оказаться полезными друг другу.
   Корридон в удивлении приподнял брови:
   – В самом деле?
   – Уверяю вас, я не горю желанием понапрасну тратить ваше время. Так уж получилось, что у меня есть работа как раз для такого человека, как вы.
   – Честно говоря, сомнительно, – покачал головой Корридон. – То, чем я занимаюсь, вряд ли может быть связано с туристическим бюро.
   – Тем не менее, поверьте, я сумею вас заинтересовать. Если вы не откажетесь посетить мою контору.
   – Но предупреждаю, – зловеще улыбнулся Корридон, – меня привлекают лишь крупные суммы, мистер Фейдак.
   – Думаю, мы договоримся.
   Корридон пожал плечами и раздраженно спрятал карточку в карман.
   – А теперь прошу прощения. – Фейдак встал. – Мне надо предупредить метрдотеля. Ты готова, Лорин?
   – Одну минутку, – отозвалась девушка. – Я еще не допила шампанское. Подойду чуть позже.
   – Хорошо. – Фейдак протянул руку Корридону. – Надеюсь, мы скоро увидимся.
   Корридон пожал ему руку.
   – Конечно. Я загляну к вам, как только появится свободное время.
   Он произнес это равнодушно – так говорят, когда не собираются выполнять обещанное.
   – Глупец! – воскликнула Лорин, когда Фейдак ушел. – Ни в коем случае не имейте с ним дела! Не задавайте мне вопросов, но прошу – не связывайтесь с ним и даже близко не подходите.
   Корридон изобразил удивление:
   – Вы очень странная девушка. Вы должны радоваться, что я понравился вашему брату.
   – Но разве вы не понимаете? Он собирается использовать вас! Я не хочу, чтобы он использовал моих друзей!
   Корридон успокаивающе взял ее за руку:
   – Не сердитесь. Уверяю вас, меня еще никто не использовал, не пожалев об этом. – Он встал. – Теперь я должен идти. Желаю вам приятно провести время. В воскресенье увидимся.
   – Пожалуйста, не ходите к нему, – с беспокойством произнесла Лорин.
   – Не собираюсь, – улыбнулся Корридон. – Только не забудьте следить за своим настроением. Вы очень красивая женщина.
   Сунув руки в карманы, он ушел, тихонько насвистывая.

Глава 7

   Корридон не пытался оторваться от преследователей. Даже наоборот, выехал на запруженную транспортом Шепердз-Буш и сбавил скорость, чтобы его не потеряли. Лишь на подъезде к дому Корридона надоевший «бьюик» проскочил мимо, и Мартин лишь заметил две темные фигуры на переднем сиденье.
   Корридон притормозил, остановил машину, выключил зажигание и прислушался. «Бьюик» тоже остановился. Мартин подошел к гаражу и включил свет – так им лучше будет видно. Вдруг из тени на освещенном клочке земли появился человек. Корридон в изумлении замер, сжав кулаки. Потом разглядел кокетливую меховую шапочку, мини-зонтик, большую сумку и… облегченно вздохнул.
   Девушка, вышедшая из темноты, была высокой, стройной и красивой. Призывная улыбка алых пухленьких губ, короткое пальто распахнуто с шиком, характерным для удачливых уличных проституток.
   – Привет, дорогой, – пропела красотка. – Тебе нужна девочка?
   Корридон дружелюбно улыбнулся и открыл ворота гаража.
   – Нет, – отозвался он. – А что ты здесь делаешь?
   Она пожала плечами:
   – Ищу парня вроде тебя. – Девушка подошла ближе. От нее неназойливо пахло духами, напоминавшими ему аромат сирени. Корридону нравился этот запах. – Давай позабавимся, дорогой…
   – Не сегодня, – твердо ответил Корридон и влез в машину. – Ты напрасно теряешь время.
   Не дожидаясь ответа, он загнал автомобиль в гараж, вышел и закрыл ворота. Покончив с делами, Мартин обернулся и заметил два неясных силуэта в конце улицы.
   Девушка вновь подошла к нему.
   – Передумай, дорогой, – попросила она. – Потом будет весна в Париже.
   Корридон засмеялся:
   – Знакомая песенка. Где я слышал ее раньше?
   Он привлек девушку к себе.
   Для наблюдателей, пасущих его, предстала обычная для Пикадилли картина – мужчина сговаривается с уличной шлюхой.
   – За мной следят двое, – прошептал Мартин. – Зайдете ко мне?
   – Да. Ричи предупредил, что, возможно, за вами установят слежку. Он и придумал, чтобы я действовала именно так.
   Корридон усмехнулся:
   – Его не заботит мой моральный облик… Впрочем, я не возражаю. Раз нужно для дела, придется смириться.
   Держа девушку под руку, он подошел к двери и отпер ее.
   – Поднимайтесь наверх. Первая дверь направо. – Мартин, щелкнув выключателем, проводил взглядом девушку, обратив особое внимание на обтянутые нейлоном стройные ножки. «Складная девочка, – подумал он. – Держу пари, полковник не обращает внимания на ее формы».
   Он закрыл входную дверь и поднялся наверх.
   – Хорошая у вас маскировка, – признал Корридон. – Вы меня одурачили. А надо сказать, я не новичок в подобных делах.
   – Это идея Ричи. Полковник сказал, что они не обратят внимания, если я таким образом и в таком виде появлюсь у вас в квартире. Надеюсь, он прав.
   Корридон снял пальто и шляпу.
   – Самое интересное, что именно этого от меня и ждут. Так что придумано неплохо. Садитесь. Кто вы?
   – Меня зовут Марион Говард. Я буду приходить каждый вторник по вечерам.
   Корридон ухмыльнулся:
   – Похоже, моя репутация ничего не стоит… Выпить хотите?
   Она покачала головой:
   – Я не пью.
   – Сигарету?
   – Не курю.
   – Вообще никаких пороков? – не сдержал изумления Мартин.
   – У меня на них нет времени. Кстати, я принесла для вас деньги. – Она открыла сумочку. – Фантастическая щедрость – пятьдесят фунтов!
   Корридон присвистнул:
   – Боже мой! Что это с ними? Самое большее, на что я рассчитывал, – это двадцать пять.
   Марион вытащила десять пятифунтовых банкнотов и положила их на стол.
   – Дело особой важности. Какие новости?
   Корридон сел на стул и закурил.
   – Вы все, кажется, уверены, что я всемогущ. Я ничего не обещал.
   Она улыбнулась. Мартин решил, что девушка ему определенно нравится – ее улыбка, искренний, доверчивый взгляд…
   – Ричи хитер как лис, – понимающе взглянула на него Марион. – Он знает – раз уж вы занялись этим делом, то теперь просто так не откажетесь. Но давайте не тратить времени. Я должна еще доложить ему о нашей встрече.
   – Будьте осторожны, за вами могут проследить, – заметил Корридон.
   – У меня отличная квартирка на Дувр-стрит, – пояснила девушка. – Все продумано. Если за мной сейчас установят слежку, то в половине первого меня посетит мужчина, и я передам то, что нужно.
   Корридон задумчиво усмехнулся:
   – Кажется, Ричи знает, что делает. Неплохие меры безопасности предпринял.
   – Иначе нельзя. Эти люди очень опасны. Что произошло сегодня?
   – Слишком многое. Я встретился с Мэйнвортом и убедил его принять меня в члены клуба. Это было не трудно – я шантажировал его. Пока он подписывал членскую карточку, в кабинет вошла девушка. У нее было нефритовое кольцо. Девицу зовут Лорин Фейдак, живет в доме номер 29 по Бейзуотер-Крессент, модельер. Мы познакомились и в воскресенье должны встретиться в более интимной обстановке. – Он усмехнулся. – Возможно, у нее будет другое настроение, но сегодня она обещала. Все выглядело очень заманчиво.
   – Думаете, вас цепляли на крючок? – спросила Марион.
   – Кто знает? Ее братец, Слейд Фейдак, работает в бюро путешествий на Мэйфер-стрит. Мы обменялись парой слов, а он тут же предложил мне работу. Думаю, успел поговорить с Мэйнвортом и все обо мне узнал. Слейд хочет, чтобы я посетил его для конкретного разговора. Как только он ушел, Лорин назвала меня глупцом и предупредила, чтобы я с братцем не связывался. – Корридон стряхнул пепел в камин. – У меня не было времени проверить, не действуют ли они сообща. По словам Лорин, кольцо досталось ей в наследство. Первое впечатление – все подстроено. Беспокоит меня вот какой факт: как они узнали, что я собираюсь посетить клуб? Убежден, они были готовы к встрече со мной. И если следили за квартирой Милли, могли видеть меня вместе с Роулинсом. Полагаю, мне не следует спешить.
   

notes

Примечания

1

2

3

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →