Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Названия «хонда» и «тойота» происходят от японских слов, обозначающих разные виды рисовых полей.

Еще   [X]

 0 

О России с «любовью» (Керри Джон)

Джон Форбс Керри – Государственный секретарь США (министр иностранных дел) в администрации президента Б. Обамы. В книге, представленной вашему вниманию, собраны его выступления, статьи и интервью, посвященные политике США в отношении России, украинским событиям и действиям, связанным с этим, президента Владимира Путина.

Год издания: 2015

Цена: 129 руб.



С книгой «О России с «любовью»» также читают:

Предпросмотр книги «О России с «любовью»»

О России с «любовью»

   Джон Форбс Керри – Государственный секретарь США (министр иностранных дел) в администрации президента Б. Обамы. В книге, представленной вашему вниманию, собраны его выступления, статьи и интервью, посвященные политике США в отношении России, украинским событиям и действиям, связанным с этим, президента Владимира Путина.
   Как дополнение даны выступления по аналогичной теме Дженнифер Псаки, официальной представительницы Государственного департамента США, и Виктории Нуланд, помощницы Государственного секретаря по делам Европы и Евразии.
   Комментирует эти материалы Алексей Константинович Пушков, директор Института актуальных международных проблем Дипломатической академии Министерства иностранных дел РФ, председатель Комитета по международным делам Государственной думы.


Джон Керри О России с «любовью»

   Комментарии А.К. Пушкова

   © Перевод с английского, 2015
   © ООО «ТД Алгоритм», 2015

Говорит Джон Керри

В конце «перезагрузки»

Перед нами стоят трудные задачи


   ПРЕЗИДЕНТ ПУТИН: Уважаемый г-н госсекретарь! Уважаемые коллеги! Мы очень рады приветствовать вас в Москве. Мне приятно, что у нас контакты продолжаются с нашими коллегами из США на всех уровнях и регулярно.
   Совсем недавно мы имели дважды достаточно продолжительный содержательный разговор с президентом Обамой по телефону и имели возможность поговорить о многих аспектах наших отношений. Я получил его письменное послание через г-на Донилона. Мы сейчас готовим ответное письмо.
   Надеюсь в ближайшее время встретиться с ним лично, у нас будет такая возможность несколько раз в этом году. Считаю очень важным, что наши ключевые министерства, в том числе министерства иностранных дел, работают совместно над решением самых острых проблем современного мира.
   Мы действительно рады вас видеть, потому что это возможность поговорить лично по тем проблемам, которые мы считаем важными.
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Большое спасибо, г-н президент. Я очень рад здесь находиться, очень рад вас видеть и благодарю за теплый прием. У меня была замечательная возможность поработать с вашим министром иностранных дел по целому ряду вопросов, и мы высоко ценим его усердие и содействие.
   Г-н президент, для меня также большая честь находиться здесь в канун празднования Дня Победы. Я имел удовольствие пройтись по Красной площади и видел подготовку к празднику. Я даже встретился с вашими ветеранами и имел возможность поговорить с ними об их участии в войне. По-моему, многие люди в Соединенных Штатах и других странах не в полной мере осведомлены об огромном вкладе России, о невероятных жертвах и огромных усилиях, приложенных ею как партнером и союзником для победы в этой войне. И мы благодарим вас за это важное сотрудничество.
   Г-н президент, вам лучше, чем кому-либо, известно, что сегодня перед нами стоят трудные задачи, решение которых требует такого же уровня сотрудничества. И я очень рад тому, что наши специалисты сейчас вместе работают над расследованием взрывов в Бостоне, и мы благодарим вас за это сотрудничество.
   Г-н президент, президент Обама попросил меня передать вам привет. Он рассказал мне о содержании своих бесед с вами, за которые он вам очень признателен. Он с нетерпением ждет встречи с вами на полях саммита «Группы восьми» в Ирландии и вновь подтверждает, что существует множество вопросов в области экономики, экономического сотрудничества, вызовов со стороны Северной Кореи, Ирана, Сирии и ряде других областей, в которых, по его мнению, мы могли бы очень тесно сотрудничать.
   И наконец, г-н президент, я знаю, что через несколько минут у нас будет возможность поговорить об этом серьезно, но мы убеждены, Соединенные Штаты убеждены, что у нас имеются очень важные общие интересы в отношении Сирии: стабильность в регионе, отсутствие экстремизма, создающего проблемы в регионе и других странах. По-моему, обе страны приняли общий подход, подписав Женевское коммюнике. Поэтому я надеюсь, что сегодня мы сможем более детально обсудить эту тему и определить возможные точки соприкосновения. В частности, президент Обама считает, что сотрудничество между Россией и Соединенными Штатами по экономическим вопросам принесет огромную пользу обеим странам, и ведущую роль России в решении многих из них трудно переоценить. Мы с нетерпением ждем начала работы с вами.
   Огромное спасибо за прием. Благодарю вас, г-н президент.

Точки соприкосновения США и России


   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ (обращается к министру иностранных дел России Сергею Лаврову): Большое спасибо, Сергей. Большое, большое спасибо. Спасибо за очень теплое приветствие. Очень рад был сегодня быть с вами и провести действительно конструктивную и длительную беседу. Большое спасибо за гостеприимство, которое мне сегодня оказали министр иностранных дел и президент.
   Я также хотел бы сказать, что сегодня в Москве прекрасная погода, очень хорошее настроение в воздухе, я ощущал, что люди готовятся к празднованию Дня Победы. Для меня большая честь находиться здесь, вместе с российским народом праздновать победу в Великой Отечественной войне и отмечать колоссальный вклад, который российский народ внес в победу в этой войне. Многие никогда не обращали внимания на потери, понесенные на этой войне, – почти 30 миллионов в России и в странах, которые сражались вместе с ней. Так что для нас очень символично находиться здесь именно в этот момент, когда мы думаем над тем, как решить еще один конфликт. Но День Победы – это напоминание всем нам, по крайней мере так должно быть, что, несмотря на различия во мнениях, если партнеры хотят работать вместе, то они могут многого достичь вместе, если миру это нужно. И об этом как раз беседовали мы с министром иностранных дел. И я, и наши президенты – президент Обама и президент Путин – согласны, что очень важно продемонстрировать лидерство вместо постоянного конфликта.
   Я знаю, что будущее отношений между США и Россией имеет огромный потенциал, потому что, несмотря на различия во взглядах, нас объединяют общие стратегические интересы. Буду говорить конкретно. Как председатель комитета по иностранным делам, я в Сенате возглавлял движение за ратификацию договора о СНВ, в который вступили Россия и Соединенные Штаты под руководством вашего правительства и президента Обамы. Мы добились ратификации, и сейчас дискуссии о том, чтобы сделать мир еще более безопасным от угрозы ядерного оружия, могут продолжаться.
   В дополнение к этому Россия оказала нам огромную помощь – и раньше, и продолжает это делать сегодня – в том, что касается Афганистана, ВТО, Ирана и Северной Кореи. Это все серьезные вопросы, крупные проблемы, такие, от которых зависят война и мир. И поэтому я хочу поблагодарить Сергея за его партнерские усилия по этим вопросам, и я знаю, что президент Обама благодарен президенту Путину и российскому народу.
   Хотел бы сказать еще несколько слов. Мы обсудили действительно широкий круг вопросов, но я бы хотел, если позволите, в данный момент привлечь внимание к тому, что только что сказал Сергей касательно Сирии. Совершенно ясно, что это как раз одна из тех важных причин, по которым я приехал сегодня в Москву, помимо необходимости обсудить и другие вопросы. Спасибо за ваше терпение. Знаю, день у нас был очень долгим. Но министр иностранных дел и я провели широкое обсуждение с президентом Путиным, а также один на один об укреплении нашего сотрудничества, особенно в вопросах, связанных с Сирией. Хотел бы выразить благодарность президенту Путину за то, что он уделил столько времени очень продуктивной и в то же время очень дружественной и теплой дискуссии, которая имела место сегодня. Думаю, это нам очень помогло наметить перспективы, потому что президент Путин конкретно обратился к министру иностранных дел Лаврову и поручил ему работать напрямую со мной по этим вопросам. И в продолжение того, что Сергей озвучил, я бы хотел сказать о том, к чему мы пришли.
   Мы считаем, что Женевское коммюнике – это действительно важный путь к тому, чтобы положить конец кровопролитию в Сирии, и оно не должно быть просто клочком бумаги. Оно не должно стать одним из позабытых протоколов дипломатии. Оно действительно должно стать дорожной картой, при помощи которой народ Сирии найдет путь к новой Сирии, где не будет больше кровопролития, убийств и резни. Радует, что сирийское правительство и оппозиционные группы высказали стремление найти политическое решение. Обе стороны объявили, что они этого хотят, что они к этому стремятся. И недавно представители оппозиции приехали в Стамбул и подписали ряд деклараций о согласии с положениями Женевского коммюнике.
   Исходя из этого, мы с министром Лавровым договорились о том, чтобы как можно скорее – возможно и желательно, до конца месяца – созвать, попытаться созвать международную конференцию в продолжение Женевской конференции, которая проходила прошлым летом. И конкретная задача этой будущей конференции будет состоять в том, чтобы представители правительства и оппозиции Сирии совместно решили на ней, как полностью осуществить положения коммюнике. Напомню, что в коммюнике специально указано, что правительство Сирии и оппозиция должны при взаимном согласии назначить тех, кто войдет в будущее переходное правительство.
   Обе наши страны – и США, и Россия – хотели бы еще раз подтвердить нашу приверженность суверенитету и территориальной целостности Сирии, а также выполнению положений Женевского коммюнике, признавая, что для этого потребуется взаимное согласие обеих сторон. Поэтому мы оба предложили свои услуги, чтобы посадить обе стороны за стол переговоров, работая вместе с нашими основными партнерами по коалиции, другими союзниками и заинтересованными сторонами, для того чтобы в партнерстве с другими заинтересованными иностранными государствами помочь сирийцам найти реальное политическое решение в рамках Женевского коммюнике.
   Мы также подтвердили нашу приверженность переговорному процессу как главному пути к тому, чтобы положить конец кровопролитию, решить гуманитарные проблемы в Сирии, решить проблемы, связанные с химическим оружием, и предотвратить дальнейшую нестабильность в регионе. Мы считаем, что полное осуществление положений Женевского коммюнике требует создания переходного правительства – об этом конкретно говорится в коммюнике, – сформированного на основании взаимного согласия, при поддержке международного сообщества, и которое будет располагать всеми необходимыми исполнительными полномочиями, как то: выступать как полноценное и работоспособное правительство, включая вооруженные силы и службы безопасности. И сделать это надо как можно скорее, поскольку это путь к урегулированию кризиса.
   Итак, я хотел бы поблагодарить Сергея за отличную работу сегодня. Это была отличная работа. И еще я хочу выразить благодарность президенту Путину за очень теплый прием. Спасибо.
   Г-ЖА ПСАКИ (пресс-секретарь Госдепартамента США): Пожалуйста, первый вопрос.
   ВОПРОС: Почему сирийский народ должен больше верить, что сейчас, когда вы объявили, что будете пытаться созвать конференцию к концу месяца и совместно уговаривать обе стороны сесть за стол переговоров, – почему они сейчас должны больше верить в то, что будет положен конец насилию, после того как погибло столько людей, да еще учитывая, что, как вы сказали, Асад должен уйти? И с какой стати правительство Асада захочет участвовать в переговорах о том, что оно должно уйти?
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Давайте начнем с альтернативы. Альтернатива состоит в том, что будет еще больше насилия. Альтернатива состоит в том, что Сирия приблизится к бездне, если не рухнет в нее, если не начнется хаос. Альтернатива состоит в том, что гуманитарный кризис будет нарастать, Сирия может вообще распасться, может начаться этническое насилие, этнические чистки или тому подобное, которые угрожают стабильности региона и которые возмущают совесть приличных людей по всему миру. Вот такова альтернатива.
   До сегодняшнего момента складывалось такое впечатление, что Россия и Соединенные Штаты не особо сотрудничали в данном вопросе. Поэтому, я считаю, сегодня очень важно заявить о том, что мы намерены сотрудничать для осуществления положений Женевского коммюнике. Я считаю, наше понимание этого коммюнике является очень сходным, у нас больше пунктов согласия. Хотя лично мне неясно, как может в будущем управлять Сирией человек, который совершал все то, о чем нам известно. Однако я не буду это решать прямо сейчас. И вообще не я буду это решать. Потому что в Женевском коммюнике сказано, что переходное правительство должно быть выбрано по соглашению сторон. А кто эти стороны? Это нынешний режим и оппозиция. И мы постараемся сделать так, чтобы они совместно, представляя народ Сирии и его интересы, сформировали на основе взаимного согласия временное правительство.
   Важно здесь и другое. Очень многие в регионе и во всем мире видят то насилие, которое имеет место, искренне переживают за судьбу народа Сирии и желают мира. Сейчас все больше и больше стран призывают к мирному решению, чтобы не допустить хаоса, который последует за распадом страны и приведет к дальнейшим столкновениям. И, конечно, сейчас режим должен предпринять шаги к тому, чтобы гарантировать неприменение химического оружия и избежать дальнейших и еще более ожесточенных столкновений. А мы посмотрим, как ситуация будет разворачиваться.
   Но мы с Сергеем считаем, что Женевское коммюнике было принято и поддержано, поскольку оппозиция приехала в Стамбул неделю или две недели назад, и в Стамбуле они заявили, что будут придерживаться положений Женевского коммюнике и будут поддерживать переходное правительство. Они также согласились с рядом норм, запрещающих любое применение химического оружия. Они также согласились придерживаться принципов инклюзивности, демократии, защищать все меньшинства внутри Сирии. Так что я считаю, что мы имеем фундамент, для того чтобы сирийский народ поверил, что если будет создано переходное правительство и удастся положить конец насилию, то тогда сирийский народ сможет сам определять будущее Сирии. Думаю, что этого хочет Сергей, этого хочу я, и президент Путин, и президент Обама, и именно это мы пытаемся осуществить.
   Г-ЖА ПСАКИ: Следующий вопрос – Джилл Доэрти, CNN.
   ВОПРОС: Вы говорили о том, что Россия и Соединенные Штаты после теракта в Бостоне сотрудничают более тесно. Но прошлый год был отмечен целым рядом сложных проблем, и вы уже упомянули некоторые из них – Сирия, ПРО, «закон Магнитского», НПО, усыновление и так далее. Вы сегодня беседовали, кажется, два с половиной часа с президентом Путиным. Достигли ли вы какого-то конкретного прогресса по этим вопросам и действительно ли после Бостона что-то изменилось в том, как страны будут сотрудничать дальше? Спасибо.
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Джилл, я думаю, что очень важно на некоторые из тех вопросов, которые обсуждались Соединенными Штатами и Россией в последние несколько лет, взглянуть в более широкой перспективе, о чем я упомянул в начале моего выступления. Когда мы с Сергеем впервые встретились ранее в этом году, когда меня только назначили (но вообще-то мы с ним и до этого много раз встречались по разным вопросам в последние несколько лет), мы сели и сказали: вот мы – две из самых мощных держав в мире, у нас долгая история сотрудничества, есть ряд вопросов, важных для всего мира, над которыми сейчас надо совместно работать, чтобы две великие державы сотрудничали. И среди этих вопросов – распространение ядерного оружия, Иран, Северная Корея, угроза войны, мир на Ближнем востоке, Сирия и вероятность разгорания этнических конфликтов.
   Именно наши две страны имеют потенциал, чтобы изменить направление, в котором развивается ситуация. И если мы запутаемся во всех остальных вопросах… Я вовсе не отрицаю их важности, мы обсудили и усыновление, и «закон Магнитского», обо всем этом нужно говорить. Но нельзя позволить этим проблемам так сильно персонализироваться или стать барьером на пути к более широкой цели, более обширным планам и нашим более масштабным интересам.
   И мне кажется, что мы пришли к такому мнению: нам предстоит принять чрезвычайно важные решения. События в Бостоне, как и теракт 11 сентября 2001 года и другие события, напоминают нам о том, что наши общие интересы требуют от нас дать отпор экстремизму. И одна из угроз, которые имеют место в Сирии, – это то, что она стала магнитом для экстремистов, для тех, кто уже объявил о своем намерении причинять зло другим людям в мире, объединяться с «Аль-Каидой», вредить интересам Запада и другим интересам. Поэтому нам нельзя упускать из вида более широкие стратегические интересы. И именно их мы сегодня обсуждали, хотя и над другими вопросами мы будем работать столь же конструктивно и содержательно. Я многого ожидаю от беседы с президентом Путиным. Он высказывался как нельзя более ясно, открыто, слушал внимательно, делал пометки по ходу. Меня впечатлило, как искренне он хочет, чтобы нам удалось трансформировать ситуацию.
   Судить о нас будут по делам. По словам, которые здесь прозвучали, судить не будут. А по делам, которые последуют в ближайшие месяцы, будут. Но я знаю, что в ближайшие дни состоятся визиты на высоком уровне, и наиболее важно то, что президент Путин и президент Обама скоро встретятся на полях встречи «Большой восьмерки» в Северной Ирландии, и мы все будем стараться сделать эту встречу конструктивной и направленной на будущее.

Россия сменила курс

Накануне Олимпиады


   ВОПРОС: Господин госсекретарь, учитывая политическую обстановку, сложившуюся вокруг Игр в Сочи, насколько важно для вас и других болельщиков присутствовать на матче, чтобы поддержать спортсменов, которые представляют Соединенные Штаты на Олимпиаде?
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Для нас большая честь быть здесь. Ведь Олимпийские игры – это особенное событие для всех людей во всем мире, это одно из величайших спортивных мероприятий. Как большой поклонник хоккея, я действительно надеюсь, что нас ждет успех в состязаниях: думаю, что в этом году мы достаточно сильны. Нам предстоит увидеть восхитительную серию матчей, и я рад, что мне удалось приехать сюда, чтобы, скажем так, отметить Олимпиаду и поддержать наших хоккеистов.
   ВОПРОС: Как вы знаете, сразу несколько американских и канадских хоккеистов приняли решение не брать с собой родных и друзей на Олимпиаду. Как бы вы оценили уровень безопасности тех, кто приедет на Игры в Сочи?
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Разумеется, люди не могли не слышать о событиях, которые произошли в России перед этим. Было много разговоров по поводу обеспечения безопасности в Сочи, и это, безусловно, очень важный вопрос, но здесь не в этом дело. Я имею в виду, что, если бы кто-нибудь сказал мне: «Я думаю, не поехать ли мне на Олимпийские игры?», я бы с уверенностью ответил: «Поезжай, и прекрасно проведешь время!». Огромные силы были брошены на обеспечение безопасности, проведено множество подготовительных мероприятий. Однако я думаю, что в наше время, где бы мы ни находились, каждый должен соблюдать меры предосторожности, поэтому не могу давать заверения. Достаточно вспомнить о Бостонском марафоне. Любое спортивное мероприятие или международное событие требует принятия определенных мер для обеспечения безопасности. Но я уверен в том, что при подготовке к Играм на обеспечение безопасности направлены огромные усилия и безопасность здесь на должном уровне, и поэтому каждому, кто спросил бы меня, стоит ли ехать в Сочи, я бы без раздумий ответил: «Конечно! И отлично проведи время!».
   ВОПРОС: Многие знают, что госсекретарь Керри – не только страстный хоккейный болельщик, но и заядлый хоккеист. Часто ли в связи с вашей должностью вы отказываете себе в удовольствии выйти на лед?
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Очень часто. (Смеется.) В прошлый раз мне удалось поиграть на Рождество: это был наш семейный матч по хоккею с метлами.
   Сегодня я просто не мог не выбраться на этот матч. И я очень хотел попасть сюда. Но у меня не всегда получается найти время на хоккей.
   ВОПРОС: Наверняка, непросто организовать матч трое на трое в Эр-Рияде, не так ли?
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Да уж. (Смеется.) Это точно. Но это очень весело!
   Иногда в своих поездках, если неподалеку есть каток, я очень хочу выйти на лед, но, к сожалению, у меня не всегда есть такая возможность.
   ВОПРОС: Большое спасибо, господин госсекретарь.
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Спасибо вам.

России следует проявить большую осторожность


   …Для страны [России], которая так часто выступала против иностранного военного вмешательства в Ливии, Сирии и других местах, было бы важно прислушаться к ее собственным предостережениям. России следует проявить большую осторожность при принятии решений о ее будущих шагах в отношении Украины, президент Владимир Путин должен внимательно прислушаться к украинцам, выступающим за перемены в их стране.
   Соединенные Штаты не ищут конфронтации из-за Украины, но четко заявляют, что все страны должны с уважением относиться к территориальной целостности и суверенитету Украины. Россия обещала поступить именно так, и, с нашей точки зрения, очень важно, чтобы она сдержала свое слово.

Путину не удастся выиграть


   ВОПРОС: Сегодня у нас в гостях госсекретарь Джон Керри. Рады вас вновь видеть на шоу Meet the Press.
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Рад видеть вас, Дэвид.
   ВОПРОС: Итак, за последние 10 дней представители администрации и сам президент, в общем, сказали России: «Не делайте этого, а не то…». Сегодня пятница, президент заявляет это в разговоре с Владимиром Путиным. Обама сказал: «Соединенные Штаты вместе с международным сообществом подтверждают, что никакое военное вмешательство на Украине не останется без последствий». Теперь вы назвали это вторжением. И какие будут последствия?
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Мы сейчас обсуждаем все варианты. Это акт агрессии, совершенный под абсолютно надуманным предлогом. По сути, это поведение в стиле XIX века, происходящее в XXI веке, и для начала, если Россия будет упорствовать в нем, не может быть и речи о встрече G8 в Сочи. Начнем с этого.
   Однако это еще далеко не все. Россия испытывает большую необходимость в инвестициях и торговле. Я считаю, что существует единое мнение всех министров иностранных дел, с которыми я вчера разговаривал, всей группы G8 и других, что они просто изолируют Россию и не будут взаимодействовать с ней в обычном деловом порядке и что Россия навлекает на себя позор на международной арене. В конце концов, может дойти даже до замораживания активов и запрета на выдачу виз. Определенно, могут быть отменены любые обычные режимы торговли. Могут возникнуть препятствия для капиталовложений в бизнес. Курс рубля уже снижается и непосредственно ощущает воздействие этих событий. И это все, Дэвид, из-за того, что не надо было вторгаться в другую страну под фальшивым предлогом ради утверждения собственных интересов.
   ВОПРОС: Ну, так что…
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: С этим можно разобраться по-разному, и президент Путин знает это. Вчера президент Обама предложил посредничество. Существует множество способов защитить русскоязычное население в Крыму и других частях Украины. Но они, по сути, представляют собой нечто вроде скрытого предлога для попыток аннексировать Крым и…
   ВОПРОС: Есть ли военный вариант? Есть, как вы знаете, договор о безопасности с Украиной, заключенный еще в 90-х годах, между США, Украиной и другими западными странами. Провело ли НАТО черту, пытаясь сдержать дальнейшую агрессию от распространения из Крыма в восточную часть Украины?
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Сегодня состоится встреча представителей стран НАТО. Возможно, пока мы тут беседуем с вами, встреча Североатлантического совета уже идет. Они будут… я знаю, что генеральный секретарь НАТО Расмуссен сделал заявление, очень жесткое заявление в отношении того, что произошло. Но я не знаю, что на самом деле будет обсуждаться относительно тех шагов, которые они могут предпринять, а могут и не предпринять. Однако они глубоко обеспокоены. Сегодня или завтра состоится встреча Совета Европейского Союза по вопросам внешней политики. Они весьма озабочены происшедшим. Вчера мы разговаривали с представителями Японии и других стран. Это беспокоит все страны мира, так как в XXI веке они стремятся сделать нормой другое поведение.
   ВОПРОС: Это мне ясно. Просто я пытаюсь понять… Я думаю, что многие люди, которые сейчас наблюдают за нами, пытаются понять, насколько Украина в принципе важна для Соединенных Штатов. Каков наш интерес там? Стоит ли за это сражаться в прямом смысле этого слова?
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Дэвид, разрешите мне внести ясность. Народ Украины сражается за демократию, они сражаются за свободу, они сражаются за то, чтобы их услышали и за то, чтобы ими управляла не клептократия, не тиран, не человек, сажающий в тюрьму членов политической оппозиции, не человек, ворующий у своей страны средства к существованию и будущее. И они выступали против снайперов, которые с крыш убивали их; они продолжали протестовать и бороться за свою свободу. И теперь у них появилась возможность получить такой демократический строй.
   И, кстати, единственные сторонники президента Януковича бросили его. Они проголосовали против него. Стало быть, Россия и президент Путин твердо стоят на стороне этой клептократии. Они заодно с человеком, который был законно лишен полномочий парламентом и даже своими собственными сторонниками. Я считаю, что Россия совершает чудовищную ошибку, и мы надеемся… президент Обама надеется, что президент Путин возьмет курс на такое сотрудничество со всеми нами, которое приведет к стабильности в Украине, и такая возможность у него есть. Это необязательно должно стать и даже не должно стать борьбой между Западом и Востоком. Речь идет не о России и США. Речь идет о народе Украины, так как именно он должен быть в центре внимания.
   ВОПРОС: Я только хочу кое-что прояснить. Насколько я понимаю из того, что вы говорите, вы не хотите высказываться слишком определенно. Надо ли рассматривать здесь возможность военного варианта решения?
   Госсекретарь Керри: Дэвид, в данной ситуации военный вариант – самый нежелательный для всех. Мы хотим мирного разрешения посредством нормальных процедур, принятых в международных отношениях.
   ВОПРОС: Окей.
   Госсекретарь Керри: Как я уже сказал, речь не о России и Соединенных Штатах; речь о народе Украины. И мы просим президента Путина вернуться на прежние позиции и соблюдать Устав ООН, Хельсинский заключительный акт и базовый договор между Россией и Украиной от 1997 года. Я считаю, что эти действия напрямую и открыто нарушают международное право, и мы просим их вернуться на прежние позиции. Да.
   ВОПРОС: Могу я задать вопрос по одному вашему заявлению? Вы говорите, что это не США и Россия, но на самом деле только в эту среду вы сказали моей коллеге Андрее Митчелл, что Владимир Путин заявил, что он будет уважать территориальную целостность Украины. Сейчас же вы сказали об аннексии Россией Крыма. Что-то случилось. Вот мне интересно, по мере того как до вас доходит критика от консерваторов, которые говорят, что Владимир Путин ничего не боится, что он усмотрел «красную черту» этой администрации в Сирии и затем никаких последствий и действий не последовало, что он думает, будто он может провоцировать США и Запад. Но президент Обама ничего в ответ не предпринимает.
   Госсекретарь Керри: Ну, Путин скоро узнает о совершенно ином подходе. Давайте я поясню: у президента Путина слабая позиция. Янукович был президентом, которого Путин поддерживал. Януковича свергли, несмотря на поддержку Путина. Янукович пошел против собственного народа. Президент Путин использует силу совершенно неадекватно, что вызовет осуждение в мире, и это уже происходит. Ему здесь не удастся выиграть.
   Если Путину не удастся уладить проблему, то он может ввести войска в Крым на некоторый период времени. Но дело в том, что при этом он многое потеряет на международной арене. Россия неизбежно проиграет. Русский народ многое потеряет. Будет потерян весь грандиозный эффект от Олимпиады, все 60 миллиардов долларов этой феерии. Не состоится и саммит G8 в Сочи. Россию могут даже исключить из G8, если так будет продолжаться. Активы российского бизнеса могут быть заморожены. Американский бизнес может уйти из России. Обрушение рубля продолжится. То есть России придется заплатить огромную цену. Соединенные Штаты имеют союзников, а Россия изолирована. Поэтому она не занимает позиции силы.
   ВОПРОС: Еще несколько коротких вопросов: ваше прямое заявление сегодня утром также касается Сирии, где вы ясно дали понять, что российская поддержка Башара Асада, по вашим словам, позволила ему увеличить потенциал уничтожения своих оппонентов в этой гражданской войне. Правда ли, господин госсекретарь, что вы поддерживаете более активное вмешательство в Сирии, что вы хотели бы видеть какие-то военные действия, по крайней мере для подготовки повстанцев в Сирии? Пришло ли время для этого? И осложняет ли Россия наши усилия в Сирии?
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Я поддерживаю политику президента и то, что президент сейчас делает, рассматривая все варианты. Он всегда поступал так в отношении Сирии. Дело в том, что мы делаем больше, чем любая другая страна. Мы делаем очень много.
   Еще раз повторю, что Россия ведет очень опасную и очень лицемерную игру. Она заявляет, что озабочена проблемой терроризма, ее беспокоит Сирия, беспокоит воздействие этой войны на Иорданию, Ливан и соседние страны, и в то же время Россия продолжает поддерживать Асада таким образом, что позволяет или помогает ему уходить от участия в переговорах. Это крайне противоречивая и циничная политика. И я считаю, что действия России в Крыму и в Сирии на самом деле полностью противоречат тем стандартам, по которым большинство стран пытаются жить в XXI веке.
   ВОПРОС: Последний вопрос. Есть мнение, что администрации пора публично признать, что перезагрузка в отношениях с Россией умерла. Вы согласны с этим?
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Ну, я не знаю, что вы понимаете под перезагрузкой. Много лет назад…
   ВОПРОС: Перезагрузка в отношениях, к которой призывала эта администрация.
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Нет, я понимаю, понимаю. Но много лет назад мы вступили в другую фазу в отношениях с Россией. Не думаю, что сейчас подходящий момент для провозглашения того или иного названия. У нас были трудности с Россией по некоторым вопросам, но даже при их наличии мы смогли подписать новый договор о СНВ, они помогали с Афганистаном, они помогали с Ираном. Поэтому это не игра с нулевой суммой, мертвый или живой. Дело в разногласиях, очень глубоких разногласиях по определенным вопросам и определенным подходам, и мы ясно заявляли о них на протяжении последних месяцев.
   ВОПРОС: Господин госсекретарь, мы всегда признательны вам за уделенное время. Большое спасибо.
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Спасибо, Дэвид.

Россия выбрала акт агрессии


   ВОПРОС: В студии с нами государственный секретарь Джон Керри, находящийся этим утром в Бостоне. Г-н госсекретарь, спасибо, что присоединились к нам. Премьер-министр Украины этим утром заявил, что действия России равносильны объявлению войны. «Мы на грани катастрофы», – сказал он. Вы согласны с этим?
   СЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Это – непостижимый акт агрессии; по-настоящему ошеломительное, своевольное решение президента Путина о вторжении в другую страну. Россия нарушает суверенитет Украины. Россия нарушает свои международные обязательства. Россия нарушает обязательства, взятые ею в рамках Устава ООН, Хельсинского заключительного акта и Будапештского меморандума 1994 года. Нельзя в XXI веке вести себя так, как это делали в XIX веке, и захватывать другую страну под полностью сфабрикованным предлогом. Поэтому это очень серьезная ситуация.
   Однако ее серьезность находится не в плоскости российско-американских отношений, Боб. Серьезность ситуации заключается в том, какими методами государства будут решать проблемы в наши дни. У России есть еще множество других путей. Они остались. Президент Обама хочет донести до россиян, что есть ряд правильных методов, к которым еще можно прибегнуть и уладить все вопросы, которые у них есть по Крыму, по его гражданам, но прибегать к вторжению в другую страну для этого нельзя.
   ВОПРОС: Как нам сообщили, вчера президент полтора часа беседовал с Владимиром Путиным. В Белом Доме этот телефонный разговор называют самым жестким за все его нынешнее президентство. Вы считаете, он имел какое-то воздействие?
   СЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Что ж, время покажет, но я думаю, что это был важный разговор. Президент проявил твердость. Он абсолютно ясно дал понять, что этот поступок неприемлем и чреват серьезными последствиями, если положение не изменится. Президент попросил г-на Путина, а точнее, сказал г-ну Путину, что следует обязательно найти другой способ повернуть это вторжение вспять и отменить этот акт агрессии. Он указал множество способов, из которых Россия может выбирать в этой ситуации.
   Имеется в виду, что при возникновении законных опасений о судьбе ваших граждан нужно обращаться в ООН. Приглашать наблюдателей. Привлекать правительство другой страны. У России есть множество вариантов выбора. Россия выбрала этот наглый акт агрессии и ввела войска, прикрываясь абсолютно сфабрикованным поводом, заявляя о том, что существует угроза людям. Дело в том, что так не поступает по-настоящему сильная сторона. Так действует только тот, кто слаб и кто отчаялся.
   Мы надеемся, что Россия исправит ситуацию. Она может. Вновь и вновь, на протяжении всей недели, президент Обама и я, а также другие настаивали на том, что существует способ решения этой проблемы. В этом противостоянии не должно быть победителей и побежденных. Это не противостояние России и США, России и Европы. Речь идет о народе Украины. Именно народ Украины стал инициатором тех событий, которые происходят там сейчас. Президент Янукович, поддерживаемый Россией, потерял всякую поддержку, всякую легитимность. Он бежал под покровом ночи. Его же соратники предали его. Они пришли в свой парламент и проголосовали в соответствии со своими парламентскими процедурами.
   Следовательно, новое правительство пришло к власти в результате демократического процесса, и президент Путин и Россия должны уважать это.
   ВОПРОС: Г-н секретарь, в конце концов, президент сказал, что есть цена, которую придется заплатить. Я предполагаю, что имеются определенные дипломатические приемы, к которым можно прибегнуть. Вы можете бойкотировать саммит «Большой восьмерки» и так далее. Но что конкретно можно сделать в этой ситуации? Я имею в виду, я не думаю, что кто-то считает, что мы объявим войну России и отправим туда свои войска.
   СЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Что же, эта ситуация может иметь очень серьезные последствия. Есть множество способов, и не только у США, но и у наших союзников. Вчера я провел вторую половину дня, общаясь по телефону с моими коллегами из разных стран. Я побеседовал с десятью министрами иностранных дел тех стран, которые принимают наиболее активное участие в разрешении вопроса – странами «Большой восьмерки» и некоторыми другими. И все они, все до единого, готовы сделать все возможное для изоляции России в связи с ее интервенцией. Они готовы ввести санкции. Они готовы к экономической изоляции России. Курс рубля уже падает. Россия стоит перед масштабными экономическими вызовами. Я не представляю, чтобы вторжение в другую страну могло понравиться людям, которые идут навстречу всему миру. А если дело дойдет до насилия, то, думаю, у них возникнут долгосрочные трудности.
   Народ Украины просто так этого не допустит. Он умеет сражаться. Он показал незаурядную храбрость, Боб. Я имею в виду, когда Янукович послал снайперов на киевские крыши. И, несмотря на то что люди падали направо и налево, протесты продолжались и они не прекращали борьбу за свою свободу. Они требовали дать им слово без посредничества власти воров и тирании.
   Я считаю, что Россия должна очень хорошо подумать о том выборе, который она делает. Существует возможность отказа в визах, заморозки счетов, торговой и инвестиционной изоляции. Американские бизнесмены могут задуматься над тем, хотят ли они вести дела со страной, которая ведет себя подобным образом. Из своих вчерашних дискуссий я понял, что все наши союзники и друзья решительно настроены действовать сообща и показать, что такие действия не останутся безнаказанными.
   ВОПРОС: Г-н госсекретарь, действительно ли мы готовы бойкотировать встречу «Большой восьмерки»?
   СЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Что ж, мы совершенно готовы к этому, если нам не удастся найти другой способ решения проблемы. Но и президент, и я, и вся наша администрация предпочли бы решить эту проблему. Мы не пытаемся представить это как столкновение Востока и Запада. Мы не хотим возврата к холодной войне. Подобного сценария не хочет никто. Есть множество путей решения этой проблемы. Как президент Обама убеждал вчера президента Путина, настал момент перейти к прямому диалогу с правительством Украины. И проблему можно решить. Мы готовы прийти на помощь в качестве посредников. Мы готовы предоставить существенную экономическую помощь. Мы хотим, чтобы Конгресс также присоединился к нам в предоставлении этой помощи. Мы надеемся, что эта проблема может быть решена в духе XXI века и, откровенно говоря, согласно стандартам «Большой восьмерки». Если Россия хочет оставаться в составе «Большой восьмерки», она должна вести себя как страна «Большой восьмерки». И я гарантирую вам, если эту проблему не удастся решить разумным, современным путем в духе XXI века, все единодушны в том, что это будет иметь последствия.
   ВОПРОС: Хорошо. Большое спасибо, г-н госсекретарь, что присоединились к нам этим утром.
   СЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Спасибо вам.

Действия России свидетельствуют о ее слабости


   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Добрый день всем. Позвольте, прежде всего, сказать, как я был невероятно тронут прогулкой по Институтской улице и возможностью отдать дань уважения от имени президента Обамы и американского народа там, где в последний месяц под огнем гибли люди. Должен сказать, что на меня произвело по-настоящему сильное впечатление то, что я смог увидеть те самые баррикады, увидеть покрышки, увидеть колючую проволоку и пулевые отверстия в уличных фонарях, невероятное количество цветов, людей, по-прежнему греющихся у разведенного в бочке огня, пелену туч и туман, укрывший здания, из которых тогда раздавались выстрелы, и фотографии, снимки погибших, людей, которые жертвовали собой во имя будущего Украины.
   Это было невероятно волнующее ощущение – подойти к стихийно собравшейся группе украинцев и слушать их, слушать их пылкие речи о своем праве навсегда оставить позади ту жизнь, которую они вели при бывшем президенте Януковиче. Одна женщина с горечью рассказывала о том, как бедно они жили и как хорошо жили богачи, как власть имущие присваивали деньги, а простые люди оставались ни с чем. Помимо всего прочего, один мужчина рассказал мне, что недавно он ездил в Австралию и вернулся, но вернулся полный решимости жить так, как живут люди в других странах мира, которые ему довелось повидать.
   Это было очень трогательно, и я в полной мере ощутил, насколько тесно связаны украинцы не только с американцами, но с людьми во всем мире, которые сегодня отстаивают свои права, требуют права жить, определяя судьбу своего народа, определяя собственное будущее. Именно в этом все дело.
   И Соединенные Штаты выражают искреннее соболезнование тем, чье горе по-прежнему очень свежо, тем, кто потерял своих близких, кто отважно противостоял снайперам на крышах и войскам, вышедшим против них с оружием, о котором они и мечтать не могли. Эти смелые украинцы вышли на улицы, чтобы выразить мирный протест против тирании и добиться демократии. Но протестующих встретили снайперы, убивавшие их одного за другим. В то же время другие смельчаки, несмотря на свист пуль, не жалея себя, рисковали жизнями, чтобы подобрать раненых, оттащить их в безопасное место и оказать необходимую помощь. Они возвышали свой голос, отстаивая свое достоинство, добиваясь свободы. И я убежден, что то, за что эти люди столь отважно боролись, не смогут отнять ни пули, ни вторжение. Их голос не заглушить засевшим на крышах головорезам. Это всеобщая, безошибочно узнаваемая ценность, и она называется свободой.
   Сегодня в другой части той же самой страны наступает новый этап борьбы за свободу. И Соединенные Штаты вновь подтверждают свою приверженность сохранению суверенитета и территориальной целостности Украины в соответствии с международным законодательством. Мы осуждаем акт агрессии со стороны Российской Федерации. И сейчас мы видим перед собой доказательства великих перемен, и в этих переменах мы поддерживаем народ Украины.
   Сегодня украинцы требуют создания правительства, которое было бы едино со своим народом. И, должен сказать, все мы восхищаемся той выдержкой, которую проявляет переходное правительство на этом переходном этапе. Люди проявляют выдержку, несмотря на вторжение на их родную землю и действия российского правительства, которое предпочло прибегнуть в первую очередь к агрессии и запугиванию. Более резкий контраст трудно себе представить: полные решимости украинцы демонстрируют силу своей сплоченности, а российское правительство не находит оправданий своим действиям, прячась за дымовой завесой лжи, запугивания и провокаций.
   В глазах украинцев и в глазах всего мира действия России свидетельствуют лишь о ее слабости. Пора расставить все по своим местам. Российское правительство пытается заставить вас поверить в то, что именно оппозиция не выполнила соглашение от 21 февраля, предусматривавшее мирный порядок изменений. При этом игнорируется тот факт, что именно Янукович нарушил свое обязательство подписать это соглашение, когда настал исторический момент, в трудную для его страны минуту, когда именно в этом городе продолжалось противостояние, а народные лидеры собрались, чтобы обсудить будущее, он бежал под покровом ночи, прихватив свое имущество и уничтожив документы. Он бросил свой народ, а затем и свою страну.
   Российское правительство пытается убедить вас в том, что украинское правительство нелегитимно, что его возглавляют экстремисты. При этом игнорируется тот факт, что Рада, представляющая украинский народ, избранные представители народа Украины, подавляющим большинством голосов поддержала новое правительство – даже члены партии Януковича покинули его и большинством голосов поддержали это новое правительство. В том числе и голоса членов партии самого Януковича помогли изменить будущее Украины. И сегодня Рада является наиболее представительным органом Украины.
   Российское правительство также пытается заставить вас поверить в то, что улицы Киева, на которых царят покой и дружелюбие, – по одной из них мне довелось пройтись, а по другим я просто проезжал – эти самые улицы на самом деле опасны. При этом игнорируется тот факт, что в городе нет ни всплеска преступности, ни всплеска грабежей, ни попыток мести политическим противникам. Российское правительство хочет, чтобы вы, вопреки фактам, поверили в то, что в Россию хлынули толпы украинских беженцев, что на Восточной Украине происходят массовые нападения на храмы. Этого тоже не было.
   Они пытаются заставить вас поверить в опасность, угрожающую этническим русским и российским базам. Они убеждают вас в том, что Киев добивается дестабилизации обстановки в Крыму и что действия России являются законными и легитимными, поскольку о вмешательстве просили крымские лидеры. Всем известно, что солдаты в Крыму, действуя в соответствии с распоряжениями правительства своей страны, удерживали позиции, но не сделали ни одного выстрела, не допустили ни одной провокации, находясь в окружении вторгнувшейся в Украину группы войск; при этом россияне считают лидером человека, набравшего 3 процента голосов.
   Они убеждают вас в том, что Киев добивается дестабилизации обстановки в Крыму и что с просьбой о вмешательстве обратились лидеры русского населения. Ни одно из этих заявлений не подтверждаются никакими достоверными фактами.
   Но важнее всего здесь то, что в XXI веке подобные разногласия лучше всего разрешать, опираясь на дипломатию и соблюдение суверенитета, а не прибегая к одностороннему давлению. Президент Обама и я хотим недвусмысленно дать понять России и всему миру, что мы не стремимся к конфронтации. Россия избрала не лучший способ защищать свои законные интересы на территории Украины. Если вас действительно беспокоит судьба своих граждан, обратитесь к правительству. Поговорите с ним об этой проблеме. Обратитесь в ООН. Поднимите соответствующий вопрос в Совете безопасности. Обратитесь в ОБСЕ. Обратитесь за помощью к одной из правозащитных организаций. Существует множество способов, которые путем проб и ошибок были выработаны организованным, цивилизованным, порядочным миром для урегулирования таких разногласий, что позволяет избежать агрессии одних стран по отношению к другим. Россия избрала не лучший способ защиты своих законных интересов на территории Украины.
   Россия может избрать путь соблюдения норм международного законодательства и выполнять свои обязательства, предусмотренные Хельсинскими соглашениями в соответствии с Уставом ООН. Если Россия хочет, как она утверждает, помочь защитить этнических русских и если бы им угрожала опасность, мы поддержали бы усилия, направленные на их защиту, и так же поступило бы правительство Украины. Но если российское правительство добивается именно этого, оно могло бы сотрудничать с легитимным правительством Украины в соответствии с данными в прошлом обязательствами. В этом случае Россия не только не возражала бы, но и добивалась размещения в Украине международных наблюдателей. Эти люди действительно умеют выявлять реально существующие угрозы. И мы вместе с правительством Украины, вместе с Европейским Сообществом просим обеспечить возможность прибытия в Украину большого числа наблюдателей, которые могли бы отслеживать ситуацию и судить о том, что есть правда, а что – вымысел. Если бы Россия хотела помочь в разрядке сложившейся ситуации, она могла бы вернуть своих солдат в казармы, придерживаться заключенного в 1997 году соглашения о предоставлении военно-морской базы и действительно способствовать разрядке, вместо того чтобы развивать вторжение.
   Мы предпочли бы именно такое развитие событий. Я прибыл сюда сегодня по поручению президента Обамы, чтобы дать понять, что Соединенные Штаты Америки стремятся к разрядке сложившейся ситуации. Мы предпочли бы, чтобы проблемы решались с помощью структур правовых институтов, международных институтов, над созданием которых мы трудились много лет, чтобы получить возможность урегулировать подобные кризисы. Но если Россия не захочет разрядки, если она не пожелает сотрудничать непосредственно с правительством Украины, а мы очень надеемся на подобное сотрудничество, то наши партнеры будут вынуждены присоединиться к нам, поддержать и развить принятые нами за последние дни меры, направленные на политическую, дипломатическую и экономическую изоляцию России.
   Обращаясь к российскому руководству, я хотел бы подчеркнуть, что мы не рвемся применять такие меры; пойти на них нас может вынудить сделанный Россией выбор. Пока что мы отказались от участия в подготовке к саммиту «Большой восьмерки», который должен был пройти в Сочи. Мы прервали контакты между нашими и российскими военными, приостановили двусторонний экономический диалог и готовы предпринять дальнейшие шаги, если Россия не вернет свои войска в казармы и не перейдет к законной политике разрядки напряженности.
   В то же время Соединенные Штаты и их – то есть наши – партнеры намерены поддержать Украину. Мы намерены поддерживать ее, поскольку сейчас Украина делает трудные шаги на пути к возрождению своей экономики. И я высоко оцениваю встречу, которая только что состоялась у меня с исполняющим обязанности президента, премьер-министром и другими лидерами; мы обсуждали вопрос, как укрепить экономику страны и быстро перейти к свободным, честным и открытым выборам, которые могут состояться в ближайшем будущем.
   Мы тесно сотрудничаем и намерены продолжать тесное сотрудничество с представителями МВФ и нашими международными партнерами, формируя пакет мер помощи, которые помогут Украине восстановить стабильность финансовой системы в краткосрочной перспективе и развивать экономику в долгосрочной. Я рад сообщить, что этот пакет предусматривает немедленную помощь в виде обеспеченного займа на сумму 1 миллиард долларов, призванного помочь в восстановлении экономики Украины. Кроме того, в данный момент мы вместе с Министерством финансов США и другими партнерами заняты разработкой более масштабного и комплексного плана. Наши лучшие специалисты помогут в восстановлении экономики и финансовых учреждений Украины и в переходе к свободным, честным, быстрым и всесторонним выборам.
   Мы также сотрудничаем с переходным правительством, оказывая помощь в борьбе с коррупцией и возвращением украденных активов; кроме того, мы помогаем Украине бороться с принятой в России торговой практикой, определяемой политическими предпочтениями, будь то манипуляции с поставкой энергоносителей или запрет на импорт превосходного шоколада украинского производства. На дворе XXI век, и мы не вправе допустить, чтобы страны скатывались к практике, принятой в XIX или XX веке. Существуют способы урегулирования подобных разногласий. Великие нации предпочитают делать это достойно.
   Мы убеждены в том, что перед Россией и перед всеми нами открыт ряд возможностей, которые позволят нам идти дальше по пути достойной дипломатии, подобающих дипломатических отношений. Мы приглашаем Россию занять место за этим столом; в частности, мы предлагаем России начать переговоры непосредственно с украинским правительством, поскольку я уверен, что оно готово помочь в благоразумном решении возникших проблем.
   Я горжусь тем, что нахожусь сейчас здесь, в Украине. Как и большинство американцев и других людей во всем мире, мы восхищались силой людей, единственным оружием которых были идеи, людей с убеждениями, принципами и моральными ценностями, добивавшихся свободы, равенства, новых возможностей. В мире нет ничего важнее этого. Сегодня именно эти ценности являются силой, приводящей к переменам во многих странах мира.
   Во многом именно поэтому мир меняется сразу во многих местах одновременно, потому что все мы связаны друг с другом. Мы все понимаем, что делают другие люди, какой выбор стоит перед ними и какую жизнь они ведут. Во всем мире молодежь говорит: мы не хотим быть лишены этих возможностей. Именно в этом все дело. А еще дело в тех, кто ценит демократию и помогает этой стране присоединиться к множеству других, желающих обрести демократию.
   Соединенные Штаты поддержат украинцев, строящих сильное, суверенное и демократическое государство, которого они заслуживают и за которое их земляки еще недавно отдавали свои жизни, демонстрируя чудеса смелости в борьбе за свое будущее. Мы все должны встать и ответить на их призыв.
   Я буду рад ответить на ваши вопросы.
   Г-ЖА ХАРФ: Отлично. Спасибо. Первый вопрос от Андреа Митчелл из NBC. Сейчас принесут микрофон.
   ВОПРОС: Спасибо. Господин секретарь, американские чиновники утверждали, что Владимир Путин в результате своих действий окажется в изоляции. Но сегодня он вел себя довольно вызывающе, говорил около часа и отвечал на вопросы. Помимо всего прочего, он заявил, что Россия оставляет за собой право на любые действия, право использовать любые средства – очевидно, речь шла о военных. Он охарактеризовал события в Украине как антиконституционный переворот. Он отрицал присутствие российских войск в Крыму, захват ими Крыма. Он заявил, что причиной кризиса является вмешательство Соединенных Штатов, утверждая, что США…
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Он в самом деле отрицал присутствие войск в Крыму?
   ВОПРОС: Да, отрицал. Он также возложил вину за кризис на Соединенные Штаты, заявив, что они ведут себя так, словно ставят за океаном эксперименты на лабораторных животных, на крысах. И он не проявлял никаких признаков готовности отступить или уменьшить военное присутствие в Крыму. Уже был открыт огонь – сегодня прозвучали выстрелы. Также поступают сведения о российских военных кораблях, расположившихся вдоль перешейка, соединяющего Крым с материковой частью Украины.
   Принимая во внимание все это, хотелось бы узнать, как действует давление, оказываемое США на Путина. Как вы относитесь к его заявлениям? И еще, в ходе визита в Украину вы встретились со многими лидерами. Вы не встречались с Юлией Тимошенко. Правда ли, что США считают ее не столько частью решения, сколько, возможно, частью проблемы?
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Позвольте мне сначала ответить на последний вопрос. Это вовсе не так. Я думал, что смогу встретиться с ней, но этого не произошло. У меня состоялись встречи с группой, которая сейчас представляет объединившиеся партии, и с наиболее вероятными в данный момент кандидатами на пост президента, с которыми я сотрудничал и поддерживал связь. Я встречался с ними ранее в Мюнхене, и мы продолжили начатый там диалог.
   Что касается заявлений президента Путина, сегодня я разговаривал с ним лично, прямо предлагая ему вступить в законный и приемлемый диалог, в частности с действующим украинским правительством, помня о том, что через 90 дней должны состояться выборы и у народа Украины будет возможность поддержать это правительство. Дело в том, что недавно Россия попыталась убедить несколько городских советов в восточной части страны принять нечто вроде воззвания к России с просьбой прийти на помощь. И что вы думаете? Эти советы поступили наоборот. Они заявили: «Мы не хотим прихода русских. Мы хотим независимости».
   Думаю, очевидно, что Россия изо всех сил ищет повод, чтобы продолжить вторжение. Российские представители говорили о русскоязычном меньшинстве, которое оказалось в осаде. Это не так. На самом деле это правительство действовало исключительно благоразумно, призывая всех сохранять спокойствие, опасаясь провокаций, даже сдерживая свои войска, которые имели законное право противостоять вторжению чужих войск. Напротив, правительство отдало приказ не ввязываться в конфликт, чтобы не дать повода заявить, что кому-то угрожает опасность. Сегодня я не вижу на улицах никого, кто чувствовал бы себя в опасности, если не считать угрозы российского вторжения.
   Поэтому я надеюсь, что президент Путин, который вопреки предъявляемым всем миром доказательствам присутствия войск в Крыму настаивает, что их там нет, сделает шаг назад и внимательно выслушает наши предложения по разрядке ситуации. Мы не ищем серьезной конфронтации. Но я не думаю, что его интересы, которые нам понятны, – база, прочные связи, всем известно, что Хрущев передал Крым Украине, кажется, в 1954-м или в 1956-м… Мы все это знаем. Россию связывает с Крымом долгая история. Это понятно. Но эти отношения можно продолжать и урегулировать законным образом, установив связь непосредственно с украинским правительством. Нельзя вторгнуться в другую страну и диктовать свою волю под дулом пистолета. Великой нации, члену «Большой восьмерки» в XXI веке так себя вести не подобает.
   Мы ищем разумный подход, который позволил бы удовлетворить потребности сторон без ущерба для суверенитета, политической и территориальной целостности Украины. По сути дела, Устав ООН, Хельсинские соглашения, Будапештский меморандум 1994 года и заключенное между Россией и Украиной в 1997 году соглашение о предоставлении военно-морской базы требуют соблюдения определенных норм, которые в данном случае не соблюдаются.
   Повторяю, мы хотели бы, чтобы президент Путин решал возникшие проблемы не вводом войск, не путем конфронтации, а прибегнув к освященным временем традициям дипломатии, диалога, переговоров, поэтому давайте попробуем найти подход, который позволит всем вновь встать на максимально выгодный для данного региона и для всего мира путь.
   ВОПРОС: Поддержит ли вас Германия в противостоянии с Путиным?
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Извините. Мы еще обсудим этот вопрос. Думаю, президент Обама скоро поговорит с канцлером Меркель. У меня намечены дальнейшие переговоры с министром иностранных дел Германии господином Штайнмайером. И я думаю, мы по-прежнему будем едины. Я уверен в этом.
   Г-ЖА ХАРФ: Хорошо. Последний вопрос задает Мария Коренюк из EuroNews.
   ВОПРОС: Какие средства могут использовать Соединенные Штаты, чтобы заставить Россию считаться с нормами международного права в отношении Украины? И второе: окажут ли Соединенные Штаты какую-либо экономическую помощь Украине?
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Позвольте мне сначала ответить на второй вопрос. Мы постараемся оказать помощь как можно быстрее. Наши специалисты вместе с представителями МВФ уже занимаются вопросами экономики, консультируя правительство и собирая факты. Мы пытаемся как можно точнее определить потребности украинской экономики и, как я уже говорил, объявили о предоставлении обеспеченного займа на сумму 1 миллиард долларов. Эти средства уже выделены. Мы знаем, чего хотим добиться этой помощью. Нами предусмотрены дополнительные инициативы, которые могут быть быстро подготовлены, пока наша группа работает в Вашингтоне.
   Президент отдал всем нам распоряжение рассмотреть все возможные варианты прямой экономической помощи. В частности, вчера во время прошедшей в Белом доме встречи с премьер-министром Израиля Нетаньяху президент сделал заявление по поводу Украины, в котором предложил Конгрессу, сделавшему ряд резких заявлений по поводу оказания помощи Украине, в максимально короткий срок представить сформированный Конгрессом пакет экономической помощи. Мы надеемся, что это будет сделано немедленно.
   Итак, это дело неотложное. Мы это понимаем. Не думаю, что для Соединенных Штатов или любой другой страны было бы достойным явиться сюда, поговорить о силе и мужестве людей на улицах, подчеркнуть значение демократии и свободы, за которые здесь боролись люди, а затем просто отойти в сторону и ничего не делать. Поэтому мы верны своим обязательствам и намерены сделать все возможное в рамках нашей системы как можно быстрее.
   Что касается первого вопроса, наша цель попытаться… я уже говорил об этом сегодня несколько раз и хочу повторить. Очевидно, у нас есть множество вариантов. В распоряжении президента США, Соединенных Штатов Америки и других стран есть множество средств. Но никто из нас не хочет нагнетать напряженность, доводя ситуацию до конфронтации, когда люди не могут найти разумный выход и в результате оказываются в ситуации, из которой очень трудно выйти. Это не тот исход, к которому мы стремимся; именно поэтому президент Обама делает акцент и хотел бы, чтобы и я сделал акцент на наших попытках найти выход из ситуации, при котором интересы России – а у нее, безусловно, есть свои интересы – надлежащим образом воспринимались и учитывались бы в создаваемой системе.
   Каждый украинский лидер, с которым мне пришлось беседовать, признавал, что они понимают необходимость налаживания связей с Россией. Отношения между Украиной и Россией имеют значительный потенциал, но эти отношения нельзя налаживать ценой ограничения связей со всем остальным миром, их нельзя навязывать, эти отношения не должны препятствовать соблюдению суверенитета и территориальной целостности украинского государства. Именно этими соображениями следует руководствоваться, именно они служат стимулом для наших усилий в данный момент.
   Большое спасибо всем вам! Я вам очень благодарен. Я рад вас видеть. Прошу прощения, к сожалению, нам нужно придерживаться графика. Извините. Я бы охотно ответил и на другие вопросы, но нам нужно торопиться. Спасибо.

Россия следует провокационным курсом


   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: <…> Мы живем в чрезвычайно сложном мире, совсем не таком, каким он был в молодые годы большинства из нас. И мы должны сегодня говорить об этом, поскольку это имеет прямое отношение к тем решениям, которые мы принимаем здесь, в Соединенных Штатах, касается ли это нашего бюджета или нашей политики.
   Само собой <…>, общее внимание по-прежнему приковано к Украине. Мы видим, что творят в последние двое суток российские провокаторы и агенты в Восточной Украине, и понимаем, что они были засланы туда, чтобы сеять хаос. И это абсолютно недопустимо. Их потуги неуклюжи и в то же время прозрачны. Мы видим, что Россия продолжает свои незаконные и нелегитимные попытки дестабилизировать соседнее суверенное государство и искусственно разжечь кризис, засылая своих оперативников через государственную границу.
   Явное и безошибочно прослеживаемое стремление России усугубить дестабилизацию и поддержать происки сепаратистов на востоке Украины вызывают серьезное беспокойство. Никого не должны обманывать и, поверьте, никого не обманывают старания создать искусственный предлог для военной интервенции – такой же, как мы недавно видели в Крыму. Совершенно ясно, что катализатором хаоса в последние сутки были российские спецназовцы и агенты. Нескольких из них уже арестовали и изобличили. И столь же ясно должно быть, что Соединенные Штаты и наши союзники без колебаний воспользуются инструментами, имеющимися в XXI веке, чтобы заставить Россию держать ответ за свое поведение, присущее разве что XIX столетию. Мы вновь и вновь повторяем, что мы сами и наши союзники предпочли бы деэскалацию и дипломатическое решение. Но Россия не должна ни на секунду истолковать это предпочтение как нежелание сделать все необходимое, чтобы положить конец нарушениям международного порядка.
   Из моих переговоров на прошлой неделе в НАТО и из бесед, проведенных в последние недели, выяснилось, что Соединенные Штаты и наши ближайшие партнеры готовы, несмотря на возможные потери, ввести новые санкции, направленные против тех, кто организует все эти акции, и против важнейших отраслей российской экономики. Против энергетики, банков, горнодобывающей промышленности – это могут быть любые отрасли. И президент Обама уже подписал административный указ, разрешающий введение таких санкций, в случае если Россия не прекратит свой прессинг и агрессию в Украине.
   Хочу сделать еще одно важное замечание. Лучше было бы обойтись без подобных действий. Но они станут необходимы, если Россия будет и дальше следовать прежним провокационным курсом. Вчера в беседе с министром иностранных дел России Лавровым мы договорились провести вскоре на будущей неделе встречу в Европе при участии Украины и наших европейских партнеров, где мы будем говорить о деэскалации, демобилизации, инклюзивности, поддержке выборов и конституционной реформе. На наш взгляд, немаловажно, что Россия согласилась на встречу в четырехстороннем формате с Украиной, чтобы обсудить дальнейшие шаги. А до тех пор, как мы ясно дали понять, Россия должна сделать конкретные шаги по прекращению поддержки сепаратистов в Восточной Украине, вывести свои войска из страны (что, по ее уверению, она уже начала делать, отведя один батальон) и продемонстрировать свою готовность принять участие в обсуждениях и искать пути деэскалации.
   Такие образом, России предстоит сделать выбор: либо работать вместе с международным сообществом, чтобы независимая Украина могла служить мостом между Востоком и Западом, а не предметом раздора и чтобы осуществились надежды и чаяния всех украинцев, либо оказаться в еще более глубокой изоляции и понести последствия за нежелание понять, что наш мир – это не игра с нулевой суммой.
   И Украина, и многие другие вызовы сегодняшнего дня лишь подтверждают то, о чем я чуть раньше говорил, и, полагаю, члены комитета уже давно считают так же: биполярный, однозначный выбор времен холодной войны уже не существует. Мы живем в невероятно сложное время, когда на смену привычному противостоянию «Восток-Запад», который существовал в течение почти всей моей жизни, внезапно возник мир, в котором активное участие Америки стало более важным.

В России опускается железный занавес


   Со времени изобретения печатного станка ни одно технологическое новшество не оказывало столь мощного воздействия на возможности развития личности, рост экономики и свободу самовыражения человека, как интернет.
   Поразительно: в то время как другие страны мира направляют ценные ресурсы на то, чтобы расширить доступ своих граждан к интернету, Россия поступает совсем наоборот.
   Только вчера российская Государственная Дума ввела новые ограничения на деятельность блогеров и интернета, приняв законопроекты, в которых переплетаются косность и желание подавлять.
   Здесь ясно просматривается тенденция. В Украине поддерживаемые Россией боевики арестуют журналистов, прибывших на законных основаниях, и штурмуют телевышки, чтобы не дать людям услышать правду.
   Когда на конференции NetMundial весь мир радовался влиянию интернета на позитивные перемены, Россия поставила себя в изоляцию, поправ принципы и идеалы свободы интернета.
   Не довольствуясь удушением традиционных СМИ, правительство России взяло на мушку цифровые СМИ – один из последних в России бастионов выражения независимого мнения. И если в субботу на планете будет отмечаться Всемирный день свободы печати, то Россия вынуждает основателя крупнейшей социальной сети Павла Дурова уехать из страны, после того как он отказался раскрывать персональные данные участников украинского Евромайдана.
   Почему?
   Как я сказал в понедельник, выступая по интернету на конференции Коалиции по вопросам свободы в киберпространстве в Эстонии, попытки подавить свободу слова всегда и всюду отражают глубинную неуверенность правительства в своих силах. В открытых обществах понимают, что свободная и открытая пресса, включая интернет, жизненно необходима для обеспечения подотчетности правительств.
   Когда я был молодым ветераном, я посвятил два года своей жизни борьбе за окончание войны, и поэтому я поддерживаю инакомыслие и радуюсь тому, что в моей стране поддерживают инакомыслие. Не надо думать, однако, что, проведя на государственной службе четыре десятилетия, я склонен считать любую историю, которая появляется в прессе, правдивой, точной и сбалансированной. Порой мне из-за этого приходилось нелегко. Все мы должны напоминать авторитарным государствам мира, что интернет – это не орудие угнетения, а инструмент для развития, свободы и прозрачности.
   В сегодняшнем мире ни одна страна не в состоянии наглухо отгородиться от окружающего мира электронными средствами или опустить железный занавес над интернетом. Никто не в силах укрыться за стеной, состоящей из единиц и нулей.
   Уничтожьте эту стену, и пусть интернет будет единым, глобальным и открытым.

Если Россия не остановится, дальше будет хуже


   …Я думаю, что политика президента Обамы сработала. Считаю, что европейские союзники были укреплены. Единство между Европой и Соединенными Штатами стало тем фактором, благодаря которому удалось провести выборы в Украине и дать понять России, что Запад является единым и что цена за последующее вмешательство в Украину будет очень высокой.
   Российская экономика уже почувствовала влияние санкций, страна теряет капиталы инвесторов. Как следствие, Путин решил отвести часть войск от границы.
   Мы надеемся, что это может перейти в лучшую плоскость. Фактически медленными, стойкими, уверенными программами мы придаем импульс в этом и любом другом месте.

Что должна сделать Россия, чтобы ослабить санкции


   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Добрый вечер! Спасибо за терпение. Последние два дня были очень продуктивными, и я рад, что у меня была возможность побеседовать как с министром иностранных дел Франции Фабиусом, так и с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. <…>
   Мы всегда помним о нашей фундаментальной миссии в Европе, которая должна оставаться единой, свободной и мирной. И вместе с нашими партнерами в Европейском союзе США и Франция глубоко привержены суверенитету и территориальной целостности Украины. Понятно, что это стало темой беседы, которую я сегодня имел с министром иностранных дел Лавровым. Хочу подчеркнуть, что мы встретились с г-ном Лавровым, чтобы обсудить широкий круг вопросов, признавая, что, когда у нас имеются различия в подходах, мы пытаемся найти решения, но при этом у нас есть важные общие обязательства и наши страны в состоянии сотрудничать и работать вместе. И мы считаем, что было важно найти те вопросы и области, где можно сотрудничать и где мы можем продвинуться вперед.
   Мы говорили об Украине и о необходимости полного осуществления всех двенадцати пунктов Минского соглашения от 5 сентября. Дискуссии также касались того, как добиться прогресса в Украине. Стрельба в районе донецкого аэропорта и в других местах на востоке Украины должна прекратиться. Иностранные войска и вооружение должны быть выведены. Заложников – всех заложников – необходимо освободить, в том числе и летчицу Надю Савченко. Должен быть восстановлен суверенитет вдоль всей украинско-российской границы, и эта граница должна находиться под контролем.
   Хочу поздравить украинскую Раду с принятием антикоррупционного законодательства и пакета законов по реформе судебной системы, который был принят сегодня. Эти реформы фактически являются прямым ответом на призыв украинского народа к реальным реформам и к подотчетности правительства. И теперь, очевидно, предстоит трудная работа по претворению в жизнь этого законодательства и проведению других важных реформ, которые превратят Украину в современное европейское государство, что будет соответствовать требованиям украинского народа, а также ожиданиям и надеждам международного сообщества.
   Сегодня Украина также представила конкретное предложение, которое позволит ОБСЕ вести мониторинг границы. Это предложение включает в себя восстановление украинских пограничных и таможенных постов под наблюдением ОБСЕ и отвод тяжелого вооружения, как это предусмотрено минскими соглашениями, которые я только что упомянул. Таким образом, мы также говорили о тех шагах, которые необходимо предпринять, чтобы ОБСЕ могла обеспечить скорейшее осуществление этого плана.
   В разговоре с г-ном Лавровым я подчеркнул, что единственными легитимными выборами в Украине будут выборы в Раду 26 октября и выборы местных руководителей в регионах Донбасса, имеющих особый статус, которые пройдут 7 декабря. На наш взгляд, любые попытки провести в это время референдумы о независимости в Луганске и Донецке станут нарушением минских соглашений, а Украина и международное сообщество не признают результатов таких референдумов.
   И, наконец, мы обсудили важность скорейшего завершения переговоров по газу между ЕС, Россией и Украиной. С приближением зимы жители Украины и Европы должны точно знать, что перебоев с топливом не будет.
   В данный момент ни для кого не секрет, что у Соединенных Штатов и России существуют разногласия по поводу Украины. Однако я хочу подчеркнуть то, о чем уже говорил в начале выступления. Сегодня мы собрались вместе, чтобы попытаться сосредоточиться на тех вопросах, по которым мы можем найти возможность изменить ситуацию к лучшему для других стран, для мира в целом и, конечно, для отношений между Россией и США. Поэтому, помимо Украины, мы обсуждали многие другие вопросы. На самом деле основная часть беседы сегодня была посвящена множеству других проблем: вирусу Эбола, Афганистану, переговорам с Ираном и Ираком, КНДР и ее ядерной программе, мирному процессу на Ближнем Востоке, необходимым действиям в отношении Сирии, а также развития и других проблем в таких регионах, как Йемен и Тунис.
   Помимо этого, мы уделили особое внимание обсуждению ИГИЛ [ «Исламское государство»]. Наши страны признают необходимость уничтожить ИГИЛ и в итоге нанести ему поражение, ослабить его потенциал и в итоге свести его на нет, а также оказать противодействие насилию и преследованиям, к которым прибегает ИГИЛ. Г-н Лавров признал, как признали и мы, что в рядах ИГИЛ есть граждане наших стран. Из России – возможно, 500 или больше человек. Мы оба согласились с тем, что в XXI веке нет места для ИГИЛ. Ни одна уважающая себя страна по определению не станет поддерживать ужасы, творимые ИГИЛ, и ни одно цивилизованное государство не должно уклоняться от ответственности за участие в искоренении этой чумы.
   Сегодня во время обсуждения я предложил г-ну Лаврову усилить сотрудничество в области разведки в отношении ИГИЛ и в решении других задач по борьбе с терроризмом в регионе, и мы договорились сделать это. Мы также договорились выяснить, не может ли Россия усилить поддержку иракских сил безопасности, и министр иностранных дел подтвердил готовность России помочь с вооружениями (они делают это сейчас, они уже предоставили вооружения), а также, возможно, с проведением подготовки и консультаций.
   Кроме того, Соединенные Штаты и Россия продолжают тесное сотрудничество по Ирану. Этот вопрос стал сегодня одной из основных тем нашей беседы. Обе наши страны вместе с нашими коллегами из ЕС активно участвуют в обсуждениях группы П5+1 по Ирану, и мы глубоко привержены дипломатическим методам достижения соглашения, которое позволило бы международному сообществу убедиться в том, что иранская ядерная программа имеет исключительно мирный характер. В рамках этой работы мы создали широкую коалицию стран, включая Россию и наших коллег из группы П5+1, чтобы обеспечить единство позиций в международном сообществе по данному вопросу.
   Итак, я хочу завершить тем, с чего начал, и напомнить всем вам, что сегодня моя цель, наша общая цель – постараться углубить наши возможности работать сообща, работать совместно с Россией там, где мы можем работать в интересах обеих наших стран и всех тех стран, которых затронут наши действия. Мы также договорились, что вплотную займемся вопросами, по которым у нас есть глубокие разногласия, и постараемся преодолеть эти разногласия конструктивным образом. Мы знаем, что, когда США и Россия успешно сотрудничают, мир становится безопаснее, как показало наше историческое соглашение о вывозе из Сирии всего химического оружия, заявленного как системы обычных вооружений. И мы выполнили эту задачу и продолжаем следить, не осталось ли чего-либо из того, что подлежало вывозу.
   Мы также знаем, что лучше всего попытаться разрешить эти проблемы, используя дипломатические каналы, для того чтобы изучить наши разногласия, понять наши общие интересы, и особенно сегодня в отношении ИГИЛ, Ирана, Эболы, борьбы с терроризмом, Афганистана. Очевидно, что у нас не только состоялись конструктивные обсуждения, но мы также наметили пути продолжения нашей работы, включая дискуссии, которые нам нужно провести по вопросам нераспространения и ядерного оружия.
   Буду рад ответить на несколько вопросов. <…>
   ВОПРОС: Что конкретно должна сделать сейчас Россия, чтобы ослабить экономические санкции, введенные из-за ситуации на Украине, и улучшить отношения? И добились ли вы каких-либо конкретных подвижек в ваших сегодняшних переговорах с г-ном Лавровым по пунктам минских соглашений? Например, сообщила ли вам российская сторона, когда все их войска и техника будут выведены из Украины и какие шаги они предпринимают для восстановления украинского суверенитета над границей? И согласился ли министр Лавров с вашим утверждением, что независимый референдум на востоке Украины был бы нарушением минских соглашений? <…>
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: <…> Относительно минских соглашений существуют 4–5 основных требований для отмены санкций: это освобождение заложников, освобождение всех пленных; вывод войск и особенно вооружений; закрытие границы и ее мониторинг сотрудниками ОБСЕ. Это главные требования, выполнение которых приведет к изменениям в санкциях. В данный момент мы обсудили эти вопросы, многие из них сейчас решаются. Войска отводятся. Тяжелое вооружение – пока нет. Необходимо также обеспечить мониторинг и охрану границы.
   Наряду с минскими соглашениями существует соглашение, достигнутое в результате дополнительных переговоров между президентом Порошенко и президентом Путиным, когда они договорились о временных рамках для некоторых процессов. Предстоит еще одна их встреча в четверг в Милане, на которой президент Порошенко и президент Путин будут присутствовать наряду с президентом Олландом и канцлером Меркель, а также, возможно, другими. Они будут рассматривать эти требования, равно как и соглашение по газу и другие вопросы. Давайте дождемся результатов этой встречи, которые покажут, какова ситуация на данный момент времени.
   Министр Лавров отметил, что они в данный момент находятся в процессе осуществления минских соглашений. Они считают, что Минск является хорошим форматом. По нашему мнению, минские соглашения являются приемлемыми, но их требования должны быть, конечно же, полностью выполнены, хотя некоторые из них могут толковаться по-разному. В течение ближайших недель их выполнение будет проверяться очень тщательно. Я полагаю, что встреча в Милане должна четко определить временные рамки данных процессов, какие цели уже были достигнуты, а какие нет. И мы еще к этому вернемся.
   Г-н Лавров не согласился с нашим взглядом на референдумы, и здесь у нас имеются расхождения. <…>

Выбор остается за Россией


   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Добрый вечер, и спасибо за то, что пришли. Я рад возможности вновь побывать в Париже на пути в Пекин, где состоится саммит форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества. Между тем мне удалось провести здесь сегодня ряд важных и конструктивных встреч, в частности с министром иностранных дел Франции Лораном Фабиусом, а также с министром иностранных дел Иордании Насером Джуде.
   Я хочу выразить свою признательность министру Фабиусу за его теплое гостеприимство и за то, что он принимает нас здесь сегодня в Париже, и я особенно удовлетворен глубиной и широтой обсуждения, которое нам удалось провести. <…>
   Г-н Фабиус и я коснулись многих проблем в нашей дискуссии, состоявшейся сегодня во второй половине дня, уделив внимание среди прочего <…> проблеме Украины и реализации Минского соглашения.
   Нигде миссия построения единой, свободной и мирной Европы не проявляется более четко в данный конкретный момент, чем в украинском кризисе. Соединенные Штаты и Франция по-прежнему глубоко привержены суверенитету и территориальной целостности Украины. И парламентские выборы, состоявшиеся в Украине в прошлом месяце, были очень смелым и очень четким заявлением о выборе в пользу перемен, который сделали граждане Украины. Они добиваются инклюзивного, подотчетного правительства, и они ясно дали понять, что также стремятся к будущему, которое связано с Европой. Они добиваются европейского будущего, а также уважения к своему суверенитету и праву выбора.
   Как я сказал вчера президенту Порошенко во время перелета сюда, мы, разумеется, обеспокоены невыполнением некоторых аспектов Минского соглашения. И я, в частности, призвал президента Порошенко совершить следующий шаг, назначив широко инклюзивную правящую коалицию и сформулировав конкретную программу реформ, учитывающую пожелания избирателей на выборах. Граждане требуют прозрачного, открытого правительства, чистой современной судебной системы, долгосрочной энергетической безопасности и улучшения инвестиционного климата среди других приоритетов.
   Мы также говорили о необходимости продолжать сохранять моральное преимущество, придерживаясь Минского соглашения, и не действовать по принципу «око за око» в ответ на шаги России. Думаю, что президент Порошенко как нельзя более четко заявил о своей решимости оставаться на этой позиции морального превосходства, продолжая настаивать на выполнении минских договоренностей, продолжая настаивать на том, что народ Украины должен иметь возможность определять свое будущее. Он также выразил готовность выполнить обязательства в рамках закона об особом статусе, учитывая пожелания сепаратистов в Луганской и Донецкой областях, но он хочет сделать это в контексте согласованного процесса. Для урегулирования конфликта в восточной Украине и преодоления других вызовов, с которыми сталкивается страна, чрезвычайно важно, чтобы руководство совершало прозрачные политические шаги по вовлечению людей в политический процесс таким путем, который разрешает конфликт, а не обостряет его.
   Напротив, состоявшееся в минувший уикенд незаконное голосование на востоке Украины является вопиющим нарушением суверенитета Украины и Минского соглашения. И президент Обама четко заявил (и я сказал об этом министру иностранных дел Лаврову), что ни Соединенные Штаты, ни международное сообщество не признают результатов этого голосования. Единственными легитимными местными выборами в Донецкой и Луганской областях будут выборы, соответствующие законодательству Украины и Минскому соглашению, и именно они должны быть в центре внимания украинцев, россиян и международного сообщества.
   Мы также призываем Россию и ее приспешников в восточной Украине прекратить насилие в районе Мариуполя и аэропорта Донецка, соблюдать режим прекращения огня и начать добросовестно работать над возвратом Украине контроля над международной воздушной границей. Президент и я неоднократно говорили, что, если Минское соглашение будет полностью реализовано, санкции могут быть сокращены, а если оно не будет выполняться и нарушения будут продолжаться, давление будет только усиливаться. Выбор за Россией.

Россия и Украина

В Украине была невероятная клептократия


   …Противники президента Украины Виктора Януковича могут рассчитывать на полную поддержку президента Барака Обамы и американского народа. Президент Янукович пока не предложил таких реформ и такого совместного будущего, которые дали бы оппозиции возможность почувствовать, что она на законном основании может сесть за стол переговоров.
   Есть определенная параллель между событиями на Украине и отстранением от власти египетского президента Мухаммеда Мурси. Эти случаи доказали, что для установления демократического режима одних свободных выборов недостаточно. Демократия не определяется только выборами. Можно иметь демократически избранное правительство, но не иметь при этом реформ, которые дают работоспособную демократию.
   Выборы 2010 года на Украине, на которых победил Виктор Янукович, не способствовали демократии. На Украине продолжалась невероятная клептократия, где оппозиция не была представлена, где у нее не было голоса и где ее даже не хотели слушать. В действительности оппозиционеров отправили за решетку. Это не демократия. Протесты на Украине стали отражением стремления к модернизации.

О ситуации в Украине


   Соединенные Штаты осуждают вторжение и оккупацию Российской Федерацией территории Украины и нарушение ею суверенитета и территориальной целостности Украины в полном противоречии с обязательствами России по Уставу ООН, Хельсинкскому Заключительному акту, ее соглашению с Украиной 1997 года о военном базировании и Будапештскому меморандуму 1994 года. Эти действия представляют угрозу миру и безопасности Украины и всего региона.
   Сегодня утром я беседовал с президентом Турчиновым и заверил его, что он располагает сильной поддержкой со стороны Соединенных Штатов, а также одобрил то, что новое правительство проявляет высочайшую сдержанность перед лицом явной и действительной угрозы целостности их государства и выпадов в адрес их суверенитета. Мы также призываем к тому, чтобы правительство Украины продолжало ясно заявлять, как оно и делало на протяжении всего этого кризиса, о своей приверженности защите прав всех жителей Украины и соблюдению своих международных обязательств.
   Как заявил президент Обама, мы призываем Россию вывести свои силы на территорию баз, воздерживаться от вмешательства где-либо еще на территории Украины и поддерживаем международное посредничество для решения любых законных вопросов о защите прав или безопасности меньшинств.
   С самого первого дня мы ясно заявляли, что мы признаем и уважаем связи России с Украиной и обеспокоенность России вопросами обращения с этническими русскими. Но эта обеспокоенность может и должна решаться способами, которые не нарушают суверенитета и территориальной целостности Украины, посредством прямого взаимодействия с правительством Украины.
   Если Россией не будут предприняты немедленные и конкретные шаги по деэскалации напряженности, последствия для американо-российских отношений и международного статуса России будут глубокими.
   Сегодня я провел беседу с моими коллегами из разных стран мира с целью согласования следующих шагов. Мы были единодушны в нашей оценке ситуации и будем тесно сотрудничать для поддержки Украины и ее народа в этот исторический час.
   В ближайшие дни в Совете Безопасности ООН, Североатлантическом совете и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе начнутся чрезвычайные консультации в защиту базовых принципов, необходимых для поддержания международного мира и безопасности. Мы по-прежнему верим в важность международного присутствия со стороны ООН или ОБСЕ для сбора фактов, контроля за нарушениями или злоупотреблениями и содействия соблюдению прав. Как один из ведущих членов обеих организаций, Россия может активно участвовать и гарантировать учет своих интересов.
   Народ Украины не желает ничего большего, чем право определять свое будущее – мирно, политическим путем и в условиях стабильности. Ему необходима полная поддержка международного сообщества в этот жизненно важный момент. США – рядом с ним, как и на протяжении последних 22 лет, и отстаивают восстановление его прав.

Наши обязательства перед Украиной


   …Хочу, чтобы вы знали: мы очень серьезно относимся к своим обязательствам перед Украиной, которые взяли на себя еще в 1994 году, выступив гарантом суверенитета и территориальной целостности вашей страны. Мы высоко оцениваем действия новой украинской власти по стабилизации ситуации в стране, выдержку и профессионализм действий военных. Я был очень поражен тем, что увидел в Киеве. Не нужно много времени, чтобы понять, насколько искренними здесь были люди в своей борьбе за свободу.
   Что касается введения российских войск в Крым, США расценивают это как акт военной агрессии и будут действовать быстро, чтобы ввести санкции, если президент России Владимир Путин не выведет войска. Вторжение – это шаг слабого, а не сильного. Кризис может быть разрешен согласно стандартам 21-го столетия…

Россия тоже брала на себя обязательства


   ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Итак, мы рады приветствовать здесь наших друзей из Украины и Великобритании, партнеров по Будапештскому меморандуму 1994 года. К сожалению, здесь отсутствует еще один участник, но с ним мы надеемся встретиться сегодня вечером. Итак, ожидаем нашей дискуссии сегодня утром. Мы признательны вам, что вы здесь. Спасибо!
   Уильям, вы желаете что-либо сказать?
   МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ХЕЙГ: Совершенно верно, что мы собрались для проведения консультаций согласно Будапештскому меморандуму 1994 года. Это предусмотрено в статье 6 Меморандума, и в условиях такого кризиса решение о встрече является абсолютно верным. Очень жаль (как вы и заметили, Джон), что Россия не принимает участия в нашей встрече. Но мы будем сегодня прилагать все дипломатические усилия, чтобы обеспечить прямые переговоры России и Украины на уровне министров при поддержке представителей других стран. Это одна из возможностей; позже сегодня мы постараемся создать другие возможности.
   МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ДЕЩИЦА: Можно я также скажу несколько слов?
   ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Да, Андрей, конечно.
   МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ДЕЩИЦА: Как равноправный участник Будапештского меморандума. [Смех.]
   ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Нет, нет, нет.
   МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ДЕЩИЦА: Я очень рад, что мы проводим здесь эти консультации, а также что на протяжении этих дней мы проводили так много консультаций в Украине: ваш визит, встреча с министром Хейгом и государственным секретарем Керри два дня назад, вчера, и вот теперь мы проводим эти консультации здесь. Это очень важный, решающий момент, и мы очень надеемся на то, что нам удастся провести двусторонние и многосторонние консультации с Россией.
   ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Я хочу просто зачитать два пункта из заявления комиссии Российской Федерации, вошедшего в Будапештский меморандум 1994 года: «Соединенные Штаты Америки, Российская Федерация и Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии подтверждают свое обязательство воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности или политической независимости Украины и что никакие их вооружения никогда не будут применены против Украины, кроме как в целях самообороны или каким-либо иным образом в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций».
   Здесь также говорится, что те же стороны – Соединенные Штаты Америки, Российская Федерация и так далее – обязуются «в соответствии с принципами Заключительного акта СБСЕ», то есть Хельсинского акта, «воздерживаться от экономического принуждения, направленного на то, чтобы подчинить своим собственным интересам осуществление Украиной прав, присущих ее суверенитету». То есть существуют очень четкие правовые обязательства, которые сейчас находятся под угрозой нарушения, и мы собираемся поговорить о них сегодня утром. Большое спасибо всем вам!
   МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ДЕЩИЦА: Большое спасибо!
   МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ХЕЙГ: Спасибо!

Россия собирается поддержать Украину


   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Всем добрый вечер. Большое спасибо за ожидание. Я знаю, что уже поздно, по крайней мере здесь. И я приношу извинения всем за опоздание, но мы потратили изрядное количество времени на эти переговоры.
   Как вы знаете, я сегодня приехал в Париж, чтобы встретиться с министром иностранных дел Лавровым, потому что Соединенные Штаты и президент Обама твердо уверены в том, что дипломатия играет важнейшую роль в оказании помощи народу Украины, который стремится жить достойно в стабильной, мирной, единой и демократической стране. И мы находимся здесь, поскольку твердо убеждены: при разрешении международных проблем следует в первую очередь обращаться к дипломатическим решениям.
   США и Россия расходятся во мнениях о тех событиях, которые привели к этому кризису, но обе наши страны признают, как важно найти дипломатическое решение и в то же время удовлетворить потребности народа Украины – в этом мы сегодня вечером согласились.
   Обе стороны выдвинули предложения о путях снижения напряженности внутри и вокруг Украины. Мы также согласились работать с правительством и народом Украины для реализации шагов, которые они предпринимают по следующим приоритетным направлениям: права национальных меньшинств, право использования родного языка, роспуск и разоружение нерегулярных сил и провокаторов, процесс конституционной реформы с вовлечением всех сторон, а также проведение свободных и справедливых выборов под контролем международного сообщества.
   Мы договорились рассмотреть идеи и предложения, выработанные сегодня вечером, и в ближайшее время продолжить наши обсуждения.
   Соединенные Штаты на каждом этапе процесса урегулирования проводят консультации с Украиной, и мы не будем принимать никаких решений за спиной законного правительства Украины. Этот принцип ясен: не должно быть ни одного решения об Украине без участия самой Украины.
   Сегодня днем, когда я говорил с премьер-министром Яценюком, я подтвердил приверженность США действиям в тесной координации с Украиной и оказанию ей большой поддержки в текущем процессе. При полной поддержке украинского народа премьер-министр Яценюк разрабатывает вопросы конституционных изменений, демократических выборов и болезненных, но необходимых экономических реформ. И, как мы видели на протяжении последней недели в МВФ и ООН, равно как и в ЕС и G7, международное сообщество твердо выступает на стороне Украины. Мы продолжим работать сообща при оказании им той экономической и политической поддержки, которая им необходима в переходный период.
   В искреннем разговоре сегодня вечером с министром иностранных дел Лавровым я ясно заявил, что США по-прежнему считают действия России незаконными и неправомерными, а действия России на протяжении последних нескольких недель привели ее к очевидному конфликту с принципом верховенства права и с международным сообществом и, как мы по-прежнему считаем, с общим ходом истории.
   Но любой реальный прогресс в ситуации с Украиной должен включать отвод очень крупных российских сил, которые ныне концентрируются вдоль границ Украины. И сегодня я поднял в разговоре с министром иностранных дел вопрос о нашей серьезной обеспокоенности по поводу этих сил. Мы считаем, что эти силы создают в пределах Украины атмосферу страха и запугивания. Они никоим образом не создают той атмосферы, которая нам необходима для диалога и для направления сигналов как международному сообществу, так и самим украинцам о действенности дипломатических инструментов.
   США и международное сообщество оказывают твердую поддержку суверенитету Украины и ее территориальной целостности. Мы будем продолжать поддерживать право народа Украины выбирать собственное будущее. И я скажу, что по крайней мере сегодня министр иностранных дел Лавров указал, что Россия настроена уважать право украинцев сделать свой выбор. Очевидно, что Украина идет по трудному демократическому пути в направлении перспективы процветания и мира, и сегодня министр иностранных дел Лавров дал понять в нашей беседе, что Россия собирается поддерживать Украину в ее независимости и способности к такому переходу.
   Правительство Украины продемонстрировало незаурядную сдержанность перед лицом сильнейшего давления. Оно показало миру такое мужество и стойкость, которые достойны восхищения всех стран. И, по мере того как оно будет продолжать двигаться этим путем, Соединенные Штаты Америки и наши партнеры будут продолжать оказывать ему непоколебимую поддержку.
   Я с удовольствием отвечу на любые вопросы.
   ДЖЕН ПСАКИ: Майкл Гордон, «Нью-Йорк таймс».
   ВОПРОС: Господин госсекретарь, как вы отметили, русские сосредоточили значительные силы, некоторые говорят, что, может быть, тысяч 50 военных, прямо на границе, возможно, как средство устрашения, возможно, они задумали военное решение. Вы сказали, что подняли этот вопрос и попросили российскую сторону отвести войска от границы. Они согласились на это? Если нет, какие причины они указали?
   И второе, обе стороны говорили в последние недели о возможности федерализации Украины, во многом в качестве средства защиты интересов русскоязычного населения. Но российская сторона, похоже, имеет в виду далеко идущую концепцию федерализации, которая давала бы регионам право вето в вопросах национальной политики и даже внешней политики. Добились ли вы прогресса в сужении расхождений по этой важнейшей проблеме и каковы следующие шаги? Спасибо.
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Большое спасибо, Майкл. Как я уже говорил, обе стороны сегодня представили предложения о том, как мы можем осуществить деэскалацию в области безопасности и политической ситуации на территории Украины и вокруг нее. Да, мы разговаривали очень серьезно и подробно о влиянии концентрации войск и важности в том числе отвода и перегруппировки некоторых из этих сил для развития процесса.
   Мы оба представили предложения о том, как этого можно было бы достичь, и я вернусь в Вашингтон для консультации с президентом Обамой относительно его выбора в этих вопросах. Но, в конце концов, надо ясно заявить: в итоге граждане Украины должны определить свой дальнейший путь или принять какие-либо решения по этому вопросу. Мы пытаемся найти путь к разрядке, деэскалации ситуации и создать климат, в котором могли бы состояться плодотворные переговоры по другим проблемам.
   Итак, я подошел к другому вопросу, который вы задали, Майкл, к вопросу о федерализации. Я сказал вначале и повторю снова: не нам принимать какие-либо решения или соглашение о федерализации. Мы говорили об этом. Но это дело украинцев, и украинцы должны сами решать свое будущее, своими силами, с учетом приемлемых для них определений. И очевидно, что в исходных условиях должна учитываться точка зрения русских. Я думаю, это важно учитывать, поскольку очевидно, что Россия имеет давние связи и серьезные интересы. Но в итоге решение будет за украинцами.
   И поэтому сегодня мы не прорабатывали этот вопрос, потому что мне не подобало бы это делать, не зная непосредственно мнения Украины на этот счет. Мы стремимся здесь к выработке технологии, а не конкретного решения каждой проблемы, потому что эта конкретика должна исходить от украинцев. Мы ищем способы деэскалации ситуации, пути к тому, чтобы у украинцев появилась заслуженная возможность ее осуществления.
   ДЖЕН ПСАКИ: Энн Гиран, «Вашингтон пост».
   ВОПРОС: Здравствуйте! Для разъяснения вашего ответа относительно войск: существует ли какой-либо сценарий, по которому Соединенные Штаты готовы согласиться с присутствием части этих войск?
   Во-вторых, по Ближнему Востоку: сегодня на встрече Ликуда премьер-министр Нетаньяху сказал, что решение вопроса о заключенных может занять несколько дней и что он примет только такое решение по заключенным, какое будет явно выгодно Израилю. Как вы понимаете позицию Израиля по этому вопросу, вопросу об освобождении заключенных? И насколько это осложнило вашу работу по завершению подготовки рамочного соглашения к концу апреля?
   ГОССЕКРЕТАРЬ КЕРРИ: Что касается вопроса о развертывании войск, думаю, что я уже на него ответил. У нас есть идеи. Есть отдельные предложения, поступившие от обеих сторон. На самом деле очень важно провести соответствующие консультации, прежде чем начать обсуждение этого вопроса.
   Но в конечном счете очевидно, что войска находятся в России на российской земле. Вопрос здесь не в праве или законности; вопрос в стратегической целесообразности, а также в том, разумно ли иметь такое количество войск на границе, в то время как вы пытаетесь дать понять, что предположительно хотите уменьшить напряженность и начать движение в обратном направлении.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →