Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Полярные медведи могут бегать со скоростью 40 км/ч.

Еще   [X]

 0 

Предпринимательские организации в России. Историография, источники, история (Воронцова Евгения)

Книга представляет собой достаточно полную сводку текстов, посвященных проблеме предпринимательских организаций в России, – как опубликованных в 1980-1990-е гг., так и не публиковавшихся ранее, но написанных тогда же и даже чуть раньше. В ней затронута и проблема мобилизации российской промышленности в годы Первой мировой войны, что особенно актуально в свете приближающегося 100-летия с момента ее начала.

Год издания: 2013

Цена: 219 руб.



С книгой «Предпринимательские организации в России. Историография, источники, история» также читают:

Предпросмотр книги «Предпринимательские организации в России. Историография, источники, история»

Предпринимательские организации в России. Историография, источники, история

   Книга представляет собой достаточно полную сводку текстов, посвященных проблеме предпринимательских организаций в России, – как опубликованных в 1980-1990-е гг., так и не публиковавшихся ранее, но написанных тогда же и даже чуть раньше. В ней затронута и проблема мобилизации российской промышленности в годы Первой мировой войны, что особенно актуально в свете приближающегося 100-летия с момента ее начала.


Евгения Воронцова Предпринимательские организации в России. Историография, источники, история

   © Е. А. Воронцова, 2013
   © ООО «Издательство «Этерна», 2013

   Медаль Императорского Общества для содействия русскому торговому мореходству. Санкт-Петербургский монетный двор, 1880 г. Медальеры: лицевой стороны – В. В. Алексеев (на обрезе: В. А.), оборотной стороны – А. Г. Грилихес (отец)

Список сокращений и аббревиатур

   ГА – Государственный архив
   ГрССР – Грузинская Советская Социалистическая Республика
   губ. – губерния
   г. о. – горный округ
   и др. – и другие
   МВД – Министерство внутренних дел
   МГИ – Министерство (земледелия и) государственных имуществ
   МТП – Министерство торговли и промышленности
   МФ – Министерство финансов
   ПСКЖЗ – Постоянная совещательная контора железных заводчиков
   ПСКЗПП – Постоянная совещательная контора золото-и платинопромышленников
   СБНП – Съезд бакинских нефтепромышленников
   СГПУр – Съезд горнопромышленников Урала (Уральской горной области)
   СГПЦП – Съезд горнопромышленников Царства Польского
   СГПЮР – Съезд горнопромышленников Юга России
   СДСМПТ – Съезды деятелей по средней и мелкой промышленности и торговле
   СКНП – Съезд кубанских нефтепромышленников
   CM – Съезды мукомолов
   СМЗСПР – Съезды металлозаводчиков Северного и Прибалтийского районов (съезда представителей горнопромышленных, металлургических, вагоно– и машиностроительных и механических заводов Северного и Прибалтийского районов)
   СМП – Съезд марганцепромышленников
   СПААМП – Съезд представителей автомобильной, авиационной и моторной промышленности
   СПБТСХ – Съезды представителей биржевой торговли и сельского хозяйства
   СПБТСХССКЗ – Съезды представителей биржевой торговли и сельского хозяйства Сибири, Степного края и Зауралья
   СГПЗУ – Съезд горно(марганце)промышленников Занге-зурского у. Елисаветпольской губ.
   СПДБК – Съезды представителей дальневосточных биржевых комитетов
   СПЛД – Съезды представителей льняного дела
   СПЛПТ – Съезды представителей лесной промышленности и торговли
   СПМОП – Съезд представителей металлообрабатывающей промышленности
   СППТ – Съезды представителей промышленности и торговли
   СППТЮР – Съезды представителей промышленности и торговли Юга России
   СПТП – Съезды представителей торгового посредничества (комиссионеров и коммивояжеров)
   СРФЗМО – Съезд русских фабрикантов земледельческих машин и орудий
   ССЗ – Съезды стеклозаводчиков
   СССР – Союз Советских Социалистических Республик
   СТНП – Съезд терских нефтепромышленников
   СУПЧР – Съезды углепромышленников Черемховского района
   т. д. – так далее
   т. е. – то есть
   т. п. – тому подобное
   у. – уезд
   УССР – Украинская Советская Социалистическая Республика
   ЦГИА – Центральный государственный архив

Предисловие

   В первой (историографической) части представлены тексты, написанные в 1980-е гг. В них обстоятельно изложена история возникновения предпринимательских организаций, выполнявших определенные социальные функции обеспечения деятельности российской буржуазии. Специфика самого типа организаций, многообразие их форм получили отражение в работах как дореволюционных, так советских и современных исследователей. Е. А. Воронцовой отмечены успехи авторов, обратившихся к этой теме, в частности в анализе отношений предпринимательских организаций с монополиями и рабочими. Однако практически не изученным остался механизм воздействия данных объединений на общественное мнение и их отношения с политическими партиями.
   «Оценка экономического могущества и политической роли российской буржуазии в годы Первой мировой войны в советской историографии (середина 1960-х – 1970-е годы» представляет собой комплексное рассмотрение литературы о социально-экономическом и политическом развитии России начала XX в., в том числе в условиях Первой мировой войны. По мнению Е. А. Воронцовой, основными для исследователей того времени темами были: экономическое развитие российской промышленности, ее отдельных отраслей и регионов; основные группы буржуазии; государственно-монополистическое регулирование; кризис «верхов»; общественные организации буржуазии; ее политика в рабочем вопросе. Особое внимание уделено значительному расширению источниковой базы исследований, в которую вошли различные комплексы архивных материалов и фундаментальные публикации документов.
   В разделе «Источники» проанализировано использование в работах отдельных авторов определенных групп и видов источников. Это позволило установить, что деятельность предпринимательских организаций регулировали как документы общего законодательства, так и административные распоряжения. В части этих документов закреплялась система ведения дел, что позволяет выявить набор нормативных документов предпринимательских организаций. Автор отмечает, что деятельность предпринимательских объединений определяли документы разных рангов, обладавших в силу этого разной юридической силой, начиная от общероссийского законодательства, т. е. актов, утвержденных царем, до документов, утвержденных министрами и даже органами местной власти. Появление в 1906 г. «Временных правил об обществах и союзах фабрикантов» повлекло рост предпринимательских объединений. В итоге число их съездов выросло в 1906–1909 гг. по сравнению с 1890–1899 гг. с 6 до 12, а обществ и союзов – с 5 до 13.
   В «Делопроизводственной документации съездов предпринимателей» дана детальная информация о сохранности архивных фондов съездов предпринимателей, важных для исследователей документов – стенограмм, протоколов, журналов съездов, а также сведения о наличии печатных материалов съездов в РГБ, РНБ им. Салтыкова-Щедрина, библиотеках отдельных архивов. Особое внимание Е. А. Воронцова уделила публикациям делопроизводственных документов съездов, в частности в их «Трудах» и комплексах, которые включали документы советов, бюро, комитетов съездов.
   Подводя итог исследования делопроизводственной документации съездов предпринимателей, в качестве узловых компонентов, отразивших своеобразие комплексов отдельных съездов, автор выделяет стенограммы, журналы, протоколы, записки, ходатайства и переписку как документы, особо значимые для изучения представительных организаций буржуазии.
   Анализируя периодическую печать представительных организаций российской буржуазии (съездов предпринимателей), Е. А. Воронцова отмечает: «Периодика занимала особое место в системе изданий съездов. На нее, как носителя долговременного и регулярного воздействия на сознание, на общественное настроение, падала наибольшая нагрузка. Печать предпринимательских организаций была главным способом самовыражения, выхода «вовне», основным рычагом воздействия на «общество». Автором проанализированы такие проблемы функционирования периодических изданий съездов предпринимателей, как цели, задачи, программы изданий; принципы организации их деятельности, а также структуры. Особое внимание в работе уделено содержанию периодических изданий съездов, их ключевых тем и вопросов. Е. А. Воронцовой охарактеризована и общая издательская деятельность съездов. Статья «Ассоциированные предприниматели, общественное мнение и периодическая печать» является своеобразным дополнением к предыдущему тексту.
   Особое место в характеристике периодики занимает текст, написанный по материалам дипломной работы «Известия Центрального военно-промышленного комитета как источник социально-экономической истории России в годы Первой мировой войны». В нем изложены обстоятельства учреждения газеты как важного органа российской буржуазии, стремившейся активно участвовать в обеспечении русской армии всем необходимым путем мобилизации отечественной промышленности и создания новых отраслей – автомобильной, химической (взрывчатых веществ), авиационной. В книге публикуется и очерк истории Центрального военно-промышленного комитета, причастного к снабжению русской армии.
   В разделе «Очерки истории предпринимательских организаций» Е. А. Воронцовой представлены статьи, содержащие информацию о процессе создания предпринимательских организаций и их типах, об участии научно-технической интеллигенции в обществах для содействия промышленности и торговле и характере отношений российских предпринимателей с интеллигенцией, проявлении культуры предпринимательства в представительных организациях металлозаводчиков и культуры деловых отношений в сфере горной и горнозаводской промышленности.
   Важный справочный материал, представленный в книге, – блок статей, написанных для ряда энциклопедических изданий.
   Особую информационную ценность имеет раздел «Приложения». Он включает списки литературы, научных публикаций источников, публикаций актовых документов предпринимательских организаций всех типов, опубликованных документов конкретных съездов предпринимателей и их исполнительных органов, периодических изданий предпринимательских организаций.
С. В. Воронцова,
доктор исторических наук,
профессор кафедры источниковедения
исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова

От автора

   Предпринять издание этой книги меня побудило осознание того факта, что результаты моих исследований 30-20-летней давности по предпринимательским организациям в России востребованы сегодня, причем, пожалуй, даже больше, чем в момент первого их опубликования. В последнее время ко мне начали поступать запросы на вторичную публикацию и высказывания коллег-историков о полезности для них моих работ. Оказавшись лицом к лицу с этой приятной неожиданностью, я провела некоторые разыскания и обнаружила, что цитирование действительно продолжается, однако вне научного оборота находится то, что публиковалось в непрофильных периодических изданиях и малотиражных сборниках.
   В такой ситуации казалось вполне целесообразным попытаться сделать более доступным для исследователей, сегодня занимающихся различными аспектами социально-экономической истории России, наработанное мною в годы активных занятий данной проблематикой. Книга решает эту задачу. Она представляет собой достаточно полную сводку текстов, посвященных истории предпринимательских организаций в России, – как опубликованных в 1980-1990-е гг., так и не публиковавшихся ранее, но написанных тогда же и даже несколько ранее.
   Структура книги сложилась органично, в соответствии с характером текстов. В первую ее часть вошли две историографические статьи. Во второй представлены результаты источниковедческих исследований, охватывающих основные типы источников по рассматриваемой теме: нормативные документы, делопроизводственную документацию, периодические издания. Третью часть составили тексты, в совокупности дающие очерк ряда важных аспектов истории предпринимательских организаций на разных этапах их развития. Статьи для энциклопедических изданий, образовавшие четвертую часть книги, в минимуме объема содержат максимум конкретной информации и, собранные воедино, рисуют целостную картину. Самостоятельное значение имеют приложения, включающие литературу, а также списки нормативных документов и публикаций съездов предпринимателей.
   За специально оговоренными исключениями, тексты приводятся в том виде, в каком они сложились изначально, что позволяет показать степень изученности проблемы в 1970-1990-е гг. Такой способ публикации поможет современным исследователям оценить масштабы утрат и пополнений в источниковой базе, причем в архивах и библиотеках не только Российской Федерации, но и ряда бывших республик СССР, а ныне самостоятельных государств. Собранные в данной книге тексты в сопоставлении с трудами, вышедшими за последовавшие после их написания годы, зримо предъявляют, насколько и в каких направлениях при изучении предпринимательских организаций удалось продвинуться, а где продвижения не наблюдается. Хочется надеяться, что благодаря этому книга будет содействовать открытию новых исследовательских горизонтов и принесет пользу отечественной исторической науке.
   Помимо объективных причин (послужить науке) на издание подвигли и причины субъективного характера: книга – признание в любви и выражение благодарности моему научному руководителю, доктору исторических наук, профессору Светлане Владимировне Воронковой, родной кафедре источниковедения, которой тогда руководил действительный член Академии наук СССР, академик-секретарь Отделения истории, профессор Иван Дмитриевич Ковальченко, и родному историческому факультету Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова (его я когда-то с отличием окончила, там защитила кандидатскую диссертацию и проработала около 10 лет).

Историография

Предпринимательские организации российской буржуазии (к историографии проблемы)[1]

   Проблемы истории российской буржуазии все больше привлекают внимание исследователей, что нашло отражение в историографических работах[2]. Но такая существенно важная форма консолидации буржуазии, как предпринимательские организации, незаслуженно осталась в тени. Предпринимательские организации (биржи, общества, съезды, союзы) были важным элементом организационной структуры буржуазии. Действуя в области экономической политики, добиваясь для буржуазии социальных привилегий, они выполняли социальную функцию обеспечения условий для нормальной жизнедеятельности объединений, занятых в сфере производства и обмена, и прежде всего монополий. Предпринимательские организации следует рассматривать как необходимую ступень на пути к созданию высшей формы классовых организаций – политических партий, что делает актуальным их изучение. Однако специфика этого типа организаций, многообразие их форм затрудняли исследование и способствовали возникновению сложной историографической ситуации, анализ которой и стал задачей настоящей работы. Для ее решения оказалось необходимым сопоставить подход к проблеме буржуазных и советских авторов.
   Для российской буржуазии вопрос о формах и принципах организации «представительства интересов» русской промышленности и торговли имел не академический, а практический интерес. Высокая степень заинтересованности буржуазии в выборе организационных форм, способных дать ей максимум социально-экономических выгод, была тем становым хребтом, на который нанизывается вся буржуазная литература по предпринимательским организациям, будь то публицистика, учебная литература или специальные работы. Для работ тех, кто в той или иной форме сотрудничал с буржуазией и выражал ее взгляды, характерен прагматический подход к проблеме. Осознание значения социально-экономических организаций самой буржуазией происходило в ходе бурной полемики, развернувшейся в прессе и на учредительных съездах представителей промышленности и торговли в период революций 1905–1907 гг. и в последующие годы, когда возрос уровень организованности буржуазии и она усилила давление на правительство с целью обеспечить наиболее благоприятные условия для деятельности создаваемых ею организаций. Закономерным было обращение в ходе этих дебатов к опыту буржуазии других стран, прежде всего Германии, при выборе оптимальной формы для своих организаций[3].
   Тот же практический интерес обусловил и сходство взглядов ряда авторов в оценке причин возникновения такого рода организаций в России[4]. Усложнение торгово-промышленной жизни и государственные мероприятия в области экономической политики создали основу для «правильного» развития торговли и промышленности и развертывания организационной работы торгово-промышленного класса по защите своих интересов. Идея апологетов российской буржуазии, заключавшаяся в отказе государства от контроля и в безусловной защите им начинаний буржуазии, трансформировалась потом в идею содействия центральной власти в решении экономических вопросов. Это нашло отражение и в обсуждении содержания и объема «представительства интересов» буржуазии. Если сразу после революции 1905–1907 гг. в прессе появились высказывания в пользу предоставления компетенции в «обслуживании интересов торговли и промышленности» организациям предпринимателей, сохранения за ними «права самоопределения» в «подробностях организации и самодеятельности», то позже требования стали гораздо скромнее. Под «правом инициативы», присущим представительству, стали понимать лишь право ходатайствовать перед соответствующими правительственными учреждениями.
   Материалы прессы дают представление о программе-максимум по организации представительства интересов российской буржуазии: невмешательство государства во «внутренние дела», регистрация явочным порядком, лучшая форма правильного представительства – организованные по профессиональному и классовому принципу торговые палаты, областные и всероссийские отраслевые съезды для обсуждения общих «нужд и польз» и принятия мер к их развитию. Как эта программа корректировалась в зависимости от конкретных условий, показывает доклад о проектируемой общероссийской организации А А Вольского[5], ставшего позже редактором журнала «Промышленность и торговля» – органа Съездов представителей промышленности и торговли. В частности, в докладе отвергаются публично-правовые функции организации как невозможные в России. Стремясь обосновать необходимость общеимперских съездов как оптимальной формы представительства интересов буржуазии, Вольский дал критическую оценку существовавших в России организаций предпринимателей. Он разграничивает совещательные и представляющие организации и делит последние на профессиональные и публично-правового характера. У автора доклада есть представление о взаимосвязи форм организаций с принципами их построения, задачами и выполняемыми функциями.
   Классификация объектов вообще неразрывно связана с тем, какое содержание вложено в то или иное понятие, а также с тем, какая сторона объекта выделяется как главная. В популярной литературе получила распространение систематизация торгово-промышленных организаций по характеру отношений к государству (континентальный европейский и английский типы) и по характеру защищаемых интересов: организации для защиты общих экономических интересов промышленности и торговли, их отраслей, для защиты специальных интересов (синдикаты, союзы работодателей).
   В 1900-1910-х гг. появляются специальные исследования о предпринимательских организациях, сведения о них попадают в учебники. Подача материала последними весьма показательна, так как они отражают общепринятую точку зрения. Учебник по истории торговли и промышленности, изданный в 1911 г., не только классифицирует организации предпринимателей, но и освещает процесс их развития, распределив на группы (биржи и совещательные торгово-промышленные организации) и описав их функции[6]. Составители учебника проследили развитие второй группы от совещательных органов через эпизодические торгово-промышленные съезды к постоянно действующим. В первую очередь постоянно действующие съезды они отнесли к органам представительства, объяснив их возникновение ростом активности коммерческих кругов, необходимостью объединиться в профессиональные организации для защиты своих интересов. В курсе лекций И. М. Гольдштейн[7] рассматривает профессиональные и сословные организации предпринимателей и представительство их интересов как фактор, облегчающий образование картелей.
   Концепция, пытающаяся охватить систему организаций буржуазии в целом и базирующаяся на источниках, впервые встречается у Е. С. Лурье[8]. Ее классовая ограниченность проявляется в характеристике групп организаций, в оценке их как защитников интересов торговли и промышленности, а не буржуазии. Используя два основных критерия – отношение к власти (официальное и частное представительство) и целевое назначение организации, Е. С. Лурье классифицирует их по объему охвата объектов. Он первым в буржуазной историографии отметил переплетение функций организаций различных групп, в частности исполнение функций синдикатских и работодательских организаций союзами для защиты общих интересов, а также предпочтение, которое они оказывали крупным предприятиям. В противоположность тенденции противопоставления предпринимательских и монополистических объединений, Лурье рассматривает их в единстве, как систему. Но при этом он не смог уловить их качественное своеобразие. Начальным этапом четко оформленного предпринимательского движения он считал время после 1905 г.
   В тот же период было опубликовано первое исследование по конкретной организации – Съездов горнопромышленников Юга России[9]. П. И. Фомин, секретарь совета Съездов, рассматривает их как совещательное учреждение, обсуждающее общие нужды и вырабатывающее ходатайства перед правительством, призванное говорить от всей промышленности и потому включающее всех горнопромышленников региона. Он перечисляет основные методы деятельности этой организации как профессиональной: коллективное выяснение вопросов и представление ходатайств, систематическая обработка общественного мнения в специальной и общей периодике, «кустарное воздействие» на влиятельных лиц. Автор дал характеристику использованных источников, включив в работу «Некоторые методологические замечания об источниках наших сведений о горной и горнозаводской промышленности Юга России». Разделив их на печатные материалы и неопубликованные документы с целью выяснить путем сравнения достоверность их сведений, он указал на их неполноту и отметил ряд недостатков (в частности в учете числа предприятий из-за невыясненности понятия «предприятие»).
   Выразителем меньшевистской концепции о буржуазии – гегемоне революции был А. Ерман-ский (А. О. Гушка). Для доказательства априорных положений о высокой степени организованности и фактическом господстве этого класса он обратился к анализу его отношений к государству и рабочим[10]. Дальнейшее развитие получили его взгляды в работах, посвященных результатам анкеты Императорского Российского технического общества об организациях капитала[11]. Становясь все в большей степени «фактически господствующим классом в полном смысле слова», хотя и без «формально-правовых гарантий» своего господства, крупная буржуазия держалась в стороне от общественно-политического движения, извлекая для себя групповые выгоды – такова, по определению Гушки, особенность политической эволюции торгово-промышленного класса России. Тем самым он низводит кардинальную проблему политической власти до формально-правовых гарантий господства. Считая, что анкета пробивает брешь в концепции о политическом порабощении буржуазии, Гушка оценивает представительные организации буржуазии как финансово мощные, с широкой сферой деятельности, с выигрышной позицией по большинству ходатайств, с «целой армией» интеллигенции. Исследователь систематизирует организации буржуазии по объекту воздействия: потребитель, государство, рабочие. Представительные организации и союзы работодателей, по мнению автора, ведут общественную борьбу с другими классами, причем союзы работодателей он считал организациями непосредственной, а представительные – организациями «посредственной» классовой борьбы, так как она ведется путем давления на государственную власть и общественное мнение «в полном ее объеме и в общенациональном масштабе».
   Выводы А. О. Гушки оказались неприемлемыми для буржуазии, которая постаралась опровергнуть тезис о соответствии экономического значения ее политическому положению с целью реабилитации перед властью и мобилизации общественного мнения на защиту буржуазии[12]. Стержень критики – мысль о том, что нельзя возлагать на торгово-промышленный класс ответственность за политику творимую без его участия, и надежда получить улучшение из рук власти.
   Сокрушительной критике подверг выводы А. О. Гушки В. И. Ленин[13], назвав главным его пороком подмену марксистского понятия классовой борьбы либеральным. К сужению и извращению этого понятия вело утверждение Гушки, что «борьба капиталистов с наемными рабочими внутри рамок данного политического строя есть «непосредственная» классовая борьба, а борьба за самый политический строй есть „посредственная“ классовая борьба»[14]. Корень ошибок Гушки, считал Ленин, состоит в непонимании значения для пролетариата и идущей за ним буржуазной демократии непосредственного участия в политической власти. Ленин характеризовал позицию Гушки в вопросе о месте буржуазии в социальной структуре самодержавия как точку зрения лакея, «которому барин позволяет „совещаться“ с поваром об устройстве обеда и т. п., называя их „достойными себе помощниками“»[15].
   Ленинская оценка результатов анкеты прямо противоположна выводам А. О. Гушки: «Анкета показывает, что буржуазия экономически двигается вперед, – что отдельные, частные права буржуазии расширяются, – что растет организация ее в класс, – что увеличивается ее роль в политической жизни. Но именно потому, что эти изменения происходят, становится еще глубже противоречие между сохранением 99/100 политической власти в руках абсолютизма и помещиков, с одной стороны, и экономическим усилением буржуазии – с другой»[16]. Говоря, что представители крупного капитала давно заняли в России господствующее положение, Гушка «забывает и самодержавие, и что власть и доходы остаются по-прежнему в руках землевладельцев-крепостников»[17]. Значение его работы В. И. Ленин видел в «сводке фактов». Он пользовался предложенной исследователем группировкой организаций капитала на картели – тресты – синдикаты, союзы работодателей и «представительные». Последнее название Ленин брал в кавычки, говоря об организациях крупного капитала. Называя же их организациями крупнейшего капитала, узкого слоя крупнейших капиталистов, он обходится без кавычек Логично предположить, что в ленинском понимании представительные организации не были организациями всего класса буржуазии. Лишь четко обозначив социальные границы понятия, Ленин считал возможным пользоваться термином «представительные организации».
   Оперируя приводимым Гушкой материалом, В. И. Ленин характеризует представительные организации как продукт революционной и контрреволюционной эпохи, как организации «купецких тузов», экономически господствующих над остальными. «Дистанция огромного размера отделяет, например, политическую роль представительных организаций этого слоя от его политического господства, а его политическое господство – от политического господства торгово-промышленного класса»[18]. Анализируя направление и объем деятельности этих организаций, Ленин соглашается с Гушкой в том, что центр тяжести их деятельности лежит в области формулировки позиции и в ее защите, но считает, что обсуждавшиеся ими вопросы и их ходатайства свидетельствуют об узости сферы их деятельности. «Допущение «представителей промышленности и торговли» в те или иные местные или центральные учреждения – вот предел «смелости» их ходатайств. О том, как вообще должны быть организованы эти учреждения, они не умеют думать. Они берут сложившиеся по чужой указке учреждения и в них клянчат местечка. Они становятся рабски на государственную почву, не их классом созданную, и на этой почве «ходатайствуют» об интересах своего сословия, своей группы, своего слоя, не поднимаясь и тут до широкого понимания интересов всего класса»[19]. Ленинская оценка позиции организаций буржуазии в революции 1905 г. принципиально отличается от оценки Гушки. Ленин считает выжидательную и контрреволюционную позицию буржуазии следствием ее колеблющегося положения, вследствие которого она готова помогать старому порядку против рабочих, но может и устраниться: «Это – именно тот класс, который может быть нейтрализован в борьбе нового со старым, демократии с средневековьем, ибо, чувствуя себя привычнее, спокойнее, удобнее рядом со старым, этот класс может господствовать и при самой полной победе нового»[20].
   В советской историографии усвоение ленинской концепции происходило постепенно. В 1920-1930-е гг. процесс только начинался. В тот период на первом плане стояло изучение отношения буржуазии к рабочему движению, что закономерно. В. В. Рейхардт освещает процесс централизации антирабочих организаций и историю борьбы буржуазии за сохранение экономического господства, взяв за основу деятельность ее «крупнокапиталистических штабов» – съездов, союзов и обществ[21]. Т. Шатилова анализирует деятельность Петроградского общества заводчиков и фабрикантов и созданного по его инициативе Всероссийского союза обществ заводчиков и фабрикантов по борьбе с революционными рабочими организациями[22]. В книге М. Балабанова перечислены способы борьбы буржуазных организаций с рабочим движением[23]. К этому периоду относится появление монографий, в которых буржуазия рассматривается как исторический феномен в единстве всех его сторон[24]. В них затрагивается и вопрос о степени организованности и системе организаций буржуазии, причем исследователи подчеркивают их классовый характер.
   Вследствие слабой изученности проблемы говорить об этапах ее исследования можно лишь приблизительно. В целом оно соотносится с этапами развития советской исторической науки. Так, с 1940-х гг. более интенсивно стала разрабатываться социально-экономическая проблематика (школа А Л. Сидорова), в том числе проблема места и роли буржуазии и созданных ею организаций. В центре внимания советских исследователей в 1950-1970-е гг. стояли монополии, в связи с которыми рассматривали и предпринимательские организации[25]. Качественная характеристика социально-экономических явлений, их сущностных черт позволила исследователям показать, что предпринимательские организации были орудием монополий, ареной конкурентной борьбы. Расцвет их советские историки связали с монополистической стадией капитализма, на которой появилась четко осознанная общность интересов. Исследователи рассматривают монополии как необходимое и решающее условие развития предпринимательских организаций. Возникая зачастую при участии монополий, они в свою очередь ускоряли процесс монополизации. В том же ключе анализировали исследователи деятельность отдельных предпринимательских организаций[26].
   В деятельности предпринимательских организаций исследователями отмечено переплетение разнородных функций: монополистических, представительных, антирабочих. В. Я. Лаверычев, например, считает, что под оболочкой отраслевых «представительных» и «профессиональных» организаций скрывались в ряде случаев простейшие объединения картельного типа[27]. В то же время он предостерегает от автоматического отнесения каждой такой организации к монополистическим объединениям и указывает на сложность изучения монополии в такой «оболочке». Представительные функции предпринимательских организаций находили выражение, по его мнению, в стремлении защищать коммерческие интересы фабрикантов в их отношениях с земствами. Но переплетение монополистических и представительных функций, использование монополиями формы представительных организаций не должны приводить к их смешению. Отграничение монополий от всех других организаций буржуазии, методологически верное, четко проводится советскими исследователями. Представляет интерес предлагаемый Д. И. Шполянским принцип такого отграничения[28]. Он считает, что съезд горнопромышленников Юга России имеет с монополиями общую цель – укрепление господства южных монополий на рынке, но для ее достижения они используют разные методы. На основе соотнесения цели и методов ее достижения, на наш взгляд, возможна разработка критериев классификации.
   В связи с монополиями советские историки затрагивали вопрос о месте и роли представительных организаций. Большинство исследователей придерживаются той точки зрения, что происходило сращивание монополий с государственным аппаратом через предпринимательские союзы, а не подчинение. Изучивший ход и особенности этого процесса в текстильной промышленности В. Я. Лаверычев отметил повышение роли монополий в оболочке профессиональных организаций[29]. По его мнению, специфика процесса монополизации в текстильной промышленности, в которой преобладал такой тип монополистических союзов, как картель, повлияла на степень зрелости государственно-монополистического капитализма в отрасли, на складывание этого аппарата формально вне рамок крупнейших отраслевых союзов, но в органах, ими контролируемых.
   Высокой степенью убедительности обладают выводы С. С. Алиярова относительно ситуации в нефтяной промышленности, где становлению нового представительного центра сопутствовал интенсивный процесс монополизации при активном обратном воздействии этих организаций на процесс монополизации[30]. Исследователь рассматривает предпринимательские организации отрасли как важнейшее звено в сращивании с государственным аппаратом монополистического капитала. Весомой аргументацией подкрепил Алияров свой взгляд на Первую мировую войну как новый качественный этап в развитии представительных организаций в нефтяной промышленности, выразившийся в победе Нефтяной секции при совете Съездов представителей промышленности и торговли над советом Съездов бакинских нефтепромышленников. Автор видит в борьбе этих двух центров отражение монополистической борьбы и столкновение «новейших» и «ветхозаветных» взглядов на характер и методы осуществления «нефтяной политики».
   Понять место предпринимательских организаций буржуазии в социально-экономической структуре России невозможно без анализа их отношения к рабочему движению. Исследования советских историков показали, что антирабочие функции выполняли практически все организации, и кроме того, с 1905–1907 гг. создаются особые союзы исключительно с этой целью[31]. Советские исследователи единодушны в определении их сути: это орудие борьбы с рабочим движением и канал, через который монополисты, выступая от лица всей промышленности, отрасли, района, воздействуют на правительственный аппарат, добиваясь решения рабочего вопроса в нужном им направлении. Эти союзы, будучи центрами выработки методов борьбы с пролетариатом, наибольшую активность проявляли в периоды революционных ситуаций. Тогда активизировались их контакты и осуществлялись попытки координации действий. Вместе с тем стремление буржуазии к консолидации сил в условиях политического банкротства самодержавия, по мнению советских историков, не получило завершения даже после февраля 1917 г. из-за противоречий между различными ее группировками. В. Я. Лаверычев, например, убежден, что соперничество Москвы и Петербурга ослабляло эффективность коллективных действий и задерживало организационное оформление общероссийского объединения[32]. Различие их позиций он связывает с характером стачечного движения в них, с политическими настроениями московской буржуазии, стремившейся использовать массовое движение против существующего строя в своих интересах.
   Монография И. Г. Мосиной открывает новое направление в изучении предпринимательских организаций, так как рассматривает представительные организации буржуазии Сибири в совокупности с политическими[33]. Параллельное освещение истории их возникновения, сферы интересов, направлений деятельности позволило автору показать специфику тех и других, более точно определить их сущность.
   В 1970-1980-е гг. расширился спектр проблем, объекты стали изучаться в динамике. В исследованиях по истории отдельных организаций предпринимателей[34] выделены этапы их развития, показаны изменения сферы деятельности и ее направлений, условия их возникновения и специфика функционирования, изменение их роли в социально-экономической жизни страны и относительно различных слоев и групп буржуазии, механизм закрепления господства в них монополий.
   Было начато изучение системы предпринимательских организаций, действовавших в определенной отрасли. Н. Д. Овсяникова, рассмотрев систему местных и общероссийских организаций золотопромышленной буржуазии, пришла к выводу, что узость круга их интересов определялась классовой ограниченностью буржуазии и условиями, в которые правительство поставило ее организации[35]. В деятельности представительных организаций этой отрасли она видит отражение не только ее растущей силы, но и политической слабости, заставлявшей приспосабливаться к царизму.
   К 1970-1980-м гг. относится появление двух монографий, ставших значительным вкладом в изучение российской буржуазии. В них отражена динамика ее развития, существенные изменения ее организационной структуры. Предпринимательские организации исследователи затрагивают постольку, поскольку они имеют значение для решения поставленных ими задач. В. Я. Лаверычева привлекает социальный аспект, его цель – изучение особенностей развития и выступлений на общественной арене крупной буржуазии, проблемы ее формирования в класс капиталистического общества[36]. Автор рассматривает как одно из направлений процесса формирования буржуазии создание предпринимательских организаций, показывает, как недостаточный культурный и образовательный уровень буржуазии, ее сословная замкнутость и кастовая ограниченность наложили отпечаток на характер общественного самоопределения купечества, предопределили права и формы предпринимательских организаций, направление расширения их функций.
   Л. Е. Шепелев[37] избрал предметом исследования проблемы торгово-промышленной политики, соответственно на первом плане у него отношение правительства к буржуазии. В этом ключе исследователь прослеживает историю складывания системы предпринимательских организаций, связывает этапы их развития с этапами проведения экономической политики. Применив сравнительно-исторический метод, он показал особенности каждого этапа развития предпринимательских объединений и каждого вида организаций, охарактеризовал их функции и объем деятельности, их изменения во времени. Автором монографии четко очерчены ареал применения понятия «предпринимательские организации» и его соотношение с понятием «представительные организации». По характеру отношения к власти Шепелев выделяет совещательные и предпринимательские организации. Под совещательными исследователь понимает официальные коллегиальные органы с участием предпринимателей и представителей правительства, а под предпринимательскими – все разрешенные правительством общественные организации буржуазии. В числе последних он выделил организации представительного типа, отнеся к ним биржевые комитеты и съезды. Предлагаемое им соотношение понятий «предпринимательские» и «представительные» организации позволяет точно определить место целого разряда организаций буржуазии в ряду других, исходя из наиболее общих признаков, и основные структурные компоненты этого разряда.
   В работах 1970-1980-х гг. более глубоко проанализировано отношение правительства к организациям буржуазии. Исследователи отметили, что правительство преследовало свои собственные цели, отличающиеся от целей буржуазии, и охарактеризовали его отношение как «двойственное»[38]. Понимая необходимость организаций буржуазии и боясь столкнуться с их оппозицией, правительство допустило создание данных организаций в интересах развития экономики при ограничении их деятельности жесткими рамками и при сохранении за собой права контроля. Экономические интересы буржуазии правительство максимально учитывает, если они не ущемляют интересов помещичьего землевладения и не расходятся с «видами» высшего сословия. По этой причине, полагают советские исследователи, не были удовлетворены ходатайства предпринимателей по поводу отсутствия в России системы обязательного представительства их интересов. Отсюда логично вытекает и факт, отмеченный Ю. А. Бурановым: покровительствуя уральской горнопромышленности, правительство сохраняло известное «равновесие» между Уралом и Югом, двумя основными производителями металла, что обеспечивало ему независимость по отношению к обеим группам буржуазии.
   В 1980-е гг. началось источниковедческое изучение предпринимательских организаций. Источниковедческие аспекты нашли отражение в главе монографии Л. Е. Шепелева. Новый шаг в этом направлении сделан в кандидатской диссертации Т. И. Грико, которая показала информативные возможности статистики этих организаций[39].
   Подводя итоги, следует отметить принципиальное воздействие концепции на конкретные исследования. Для буржуазной концепции характерны эмпиризм и прагматизм, изучение организаций с точки зрения практической пользы, для выработки практических рекомендаций. Их оценка дается исходя из задач, которые буржуазия ставит перед собой. Меньшевистское понимание классовой борьбы и роли в ней буржуазии, отношение к вопросу о власти привели к неверной оценке социально-экономической организации буржуазии России как оптимальной, наилучшим образом обеспечивающей ее классовые интересы. Советская историческая наука, базируясь на ленинской концепции, критически подходя к оценочным моментам в исследованиях предшественников, использовала накопленный ими фактический материал. Современные исследователи подчеркивают классовый характер и ограниченность предпринимательских организаций. Предлагаемые ими классификации позволяют вычленить основные структурные части социально-экономической организации буржуазии, а изучение их взаимодействия друг с другом и с внешними объектами (правительство, рабочий класс) – подойти к определению ее места в социально-экономической системе страны.
   И все же приходится констатировать, что ленинская концепция буржуазии, охватывающая весь спектр проблем, в полном объеме пока еще не реализована. Анализ обращений исследователей к предпринимательским организациям показал, что советская историческая наука не до конца использовала возможности, которые она открывает. До сих пор предпринимательские организации преимущественно рассматривались в системе фактов, характеризующих другие процессы и явления. Работы по истории отдельных организаций редки и не образуют системы, дают лишь фрагментарное представление о сущности и особенностях этого типа организаций. Ряд вопросов истории предпринимательских организаций вообще не получил освещения. Предлагавшиеся классификации не всегда базировались на детальном исследовании типов, видов и отдельных организаций, действовавших в социально-экономической сфере. Исследование взаимосвязей, позволяющее определить место объекта в ряду других, выразилось в анализе отношений предпринимательских организаций с монополиями и рабочими. Но механизм воздействия на правительство не понят до конца, так как не раскрыт ряд важных вопросов: какими путями шли ходатайства, роль официальных каналов и личных контактов, роль представителей ведомств в этих организациях и степень влиятельности предпринимателей в правительственных органах и др. Практически совсем не изучен механизм воздействия на общественное мнение, не выявлено, какие задачи в этой области ставили предпринимательские организации, не затронута проблема отношений социально-экономических организаций с политическими партиями, не решен вопрос о степени соответствия этих организаций экономической мощи буржуазии и ее политической роли, не выявлены до конца особенности организаций и степень их своеобразия. Необходимым условием ликвидации имеющей место мозаичности, отрывочности является комплексное исследование проблемы. Изучение предпринимательских организаций как особого типа будет полезно для решения ряда проблем социально-экономической истории России.

Оценка экономического могущества и политической роли российской буржуазии в годы первой мировой войны в советской историографии (середина 1960-х – 1970-е годы)[40]

   Соотношение в годы Первой мировой войны экономической и политической роли российской буржуазии – проблема чрезвычайно важная для изучения истории России в канун Октябрьской революции 1917 г. Комплексное рассмотрение литературы о социально-экономическом и политическом развитии России этого времени позволяет сделать некоторые выводы об оценке в исторической науке такого соотношения. Хронологические рамки работы определяются тем, что в середине 1960-х гг. были подведены итоги изучения истории страны в период Первой мировой войны и намечены направления новых исследований[41]. В докладах научных сессий АН СССР, проходивших в 1963 и 1964 гг., отмечалась недостаточная разработанность проблемы. От изучения экономических процессов необходимо было перейти к анализу взаимосвязи социально-экономического и социально-политического развития, взаимоотношений классов и групп. Мы не затрагиваем исследований, посвященных послефе-вральскому времени и аграрному вопросу, поскольку они нуждаются в специальном рассмотрении.
   Группировка исследований произведена по проблемно-тематическому принципу, что позволяет определить основной круг изучаемых вопросов. На наш взгляд, основными были следующие сюжеты: экономическое развитие российской промышленности, ее отдельных отраслей и регионов; основные группы буржуазии; государственно-монополистическое регулирование; кризис «верхов»; буржуазные общественные организации; политика буржуазии в рабочем вопросе.
   Важным событием стало опубликование в 1973 г. монографии А. Л. Сидорова[42], созданной им еще в 1940-е гг. В этом исследовании автор прослеживает динамику и тенденции развития экономики России; детально освещая состояние отдельных отраслей народного хозяйства, делает вывод об усилении в нем диспропорции в годы войны.
   Это подтверждает и изучение процессов, происходивших в отдельных отраслях промышленности[43]. Исследователями убедительно показаны усложнение условий ее функционирования под влиянием войны, расстановка экономических и социальных сил и связей, развитие трестов и концернов, повышение степени концентрации, формирование финансовой олигархии, разграничение сферы действия предпринимательских организаций буржуазии и монополий, отмечен рост экономического могущества российской буржуазии.
   Работа В. Я. Лаверычева[44] открыла спор о характере различий крупнейших групп российской буржуазии. Автор считает, что война создала благоприятные условия для развития монополистического капитала. Это проявлялось в увеличении накоплений, ускорении процесса централизации капитала, укреплении позиций монополий. Окрепли в годы войны финансовые группы московской монополистической буржуазии, активно устремившиеся в другие отрасли экономики. Предприятия, контролировавшиеся «Рябушински-ми и Второвыми», достаточно определенно приобрели черты концернов. В статье «Некоторые особенности развития монополий в России (1900–1914 гг.)» В. Я. Лаверычев говорит о том, что в годы войны монополистический характер деятельности отраслевых «представительных» организаций, под оболочкой которых скрывались простейшие объединения картельного типа, становится более очевидным. То же происходило и в других отраслях[45].
   Иных взглядов придерживается И. Ф. Гиндин[46]. Он считает, что текстильная промышленность России и московская крупная буржуазия сохранили и в период империализма свой домонополистический характер. На наш взгляд, оценка московской буржуазии как домонополистической с явными старокупеческими чертами недостаточно убедительна. Выводы В. Я. Лаверычева подкреплены большим фактическим материалом. Их подтверждают и другие исследователи. Так, Т. М. Китанина[47] показала, что уже в 1916 г. группа Стахеева претендовала на захват ключевых позиций в ряде важнейших областей русской экономики. Автором выявлены особенности подобных концернов как военно-инфляционных в своей основе, вызванных к жизни особыми конъюнктурными условиями. Эти складывавшиеся объединения, имевшие многоотраслевой характер, возглавлялись выходцами из купеческого сословия, не порывавшими с торгово-посредническими операциями. Как и В. Я. Лаверычев, Т. М. Китанина доказывает, что усиление финансово-промышленных групп происходило главным образом за счет резкого расширения сферы их влияния и распространения контроля на ряд обособленных друг от друга отраслей экономики. В противоположность И. Ф. Гиндину она подчеркивает факт пополнения рядов представителей финансовой олигархии из среды старой национальной торгово-промышленной буржуазии не только центральных, но и периферийных районов. По ее мнению, это был качественно новый скачок в формировании русской финансовой олигархии, характерный для военного времени. Данные, полученные в результате исследования новых для России отраслей промышленности, свидетельствуют об активности национальной буржуазии центра, которая направляла свои капиталы в «незанятые» еще отрасли. Это подтверждают история создания в России автомобильной промышленности[48], развитие электроиндустрии и электрического транспорта[49].
   В связи с исследованиями В. С. Дякина необходимо отметить, что вопрос о роли иностранного капитала в России в годы войны является одним из наименее разработанных. Мы можем назвать лишь работы Р. Ш. Ганелина о русско-американских финансовых и экономических отношениях, рассматриваемых в связи с общеполитической ситуацией[50], и статью М. И. Светачева[51].
   За последние годы появились определенные достижения в исследовании отдельных экономических регионов. Сложность социально-экономической обстановки на Урале, переплетение разнохарактерных элементов в его экономике, наличие в ней как синдикатов, так и монополистических объединений старого типа показали М. П. Вяткин и В. Е. Четин[52]. Г. X. Рабинович[53] также отметил неравномерность процесса монополизации по отдельным районам Сибири, его ускорение, перерастание старокупеческих монополий в монополии новейшего типа. Он констатировал проявление государственно-монополистических тенденций в этом регионе, ставил проблему формирования буржуазии. Изучались золотодобывающая промышленность Сибири[54], мобилизация промышленности региона[55]. Исследователей Кавказа и Закавказья интересовала экономическая проблематика, расстановка классовых сил, отношения буржуазии с правительством и рабочими[56]. Под этим углом зрения рассматривалась деятельность военно-общественных организаций.
   Исследование советскими учеными отраслей и регионов промышленности показывает ускорение процесса монополизации, наличие государственно-монополистических тенденций. Процесс развивается вширь и вглубь, захватывает окраины страны, все новые отрасли. Складываются более высокие формы монополий, повышается уровень обобществления производства. Упрочивается и усиливается влияние буржуазии.

   Это подтверждает и изучение государственно-монополистического регулирования экономики России. Такие вопросы затрагивались в вышеназванных работах, а также рассматривались специально. Закономерно возникала необходимость дать оценку роли буржуазии как партнера самодержавия в данной области. В центре внимания исследователей стояло складывание органов государственно-монополистического регулирования, прежде всего системы Особых совещаний. Изучение обстоятельств создания Особого совещания по обороне[57] позволяет проанализировать борьбу буржуазии за руководство осуществлением военно-экономической мобилизации тыла, противоречия по вопросам организации снабжения армии в среде самой буржуазии, экономические и политические направления в деятельности Совещания. Его создание – уступка буржуазии; вместе с тем коалиция правящей бюрократии с буржуазией укрепила самодержавие.
   Особое совещание по топливу характеризуется исследователями как учреждение, в котором шел процесс сращивания политической надстройки и буржуазии[58]. В организации продовольственного дела В. Я. Лаверычев[59] подметил два направления: буржуазия выступала за государственное регулирование через систему принудительных синдикатов, что ускоряло развитие монополистического капитализма, а политика правительства, осуществлявшего вмешательство в хозяйственную жизнь через особые органы государства и сопротивлявшегося попыткам буржуазии добиться огосударствления созданных ею центров, замедляла это развитие. История Особого совещания по перевозкам специально не рассматривалась. Сравнительно мало изучены и органы Особого совещания по обороне на местах – заводские совещания[60], а ведь без этого невозможно получить полное представление о результатах его деятельности. Продолжалось исследование государственно-монополистических отношений в отдельных отраслях промышленности: в кожевенном[61], частном патронном[62], нефтехимическом[63] производствах.
   Авторами показано, что создание государственно-монополистических органов, ставших высшими и надведомственными органами государственной власти, сыграло важную роль в мобилизации промышленности. Их появление – свидетельство усиления влияния буржуазии, без участия которой оказалось невозможным действенное регулирование. Совещания стали новой формой сотрудничества правительства и буржуазии в организации экономики. В рамках этих органов складывался общегосударственный учетно-регистрационный аппарат. Их создание – свидетельство эволюции самодержавия в сторону буржуазной монархии. С другой стороны, в России так и не сложилась цельная система государственно-монополистических органов. Они отличались незрелостью, имели нечеткую структуру. Привлечение в эти органы буржуазии вело к ограничению самодеятельности буржуазных организаций. Ограниченность государственного регулирования промышленности была вызвана противоречием между сохранением политической власти в руках царизма и экономическим усилением буржуазии.
   Показывая закономерность возникновения ГМК в России, историки отмечают его особенности, обусловленные расстановкой классовых сил в стране[64]. Вопрос о том, как эти особенности проявлялись в годы войны, нуждается в разработке.
   Видное место в советской исторической литературе занимает социально-политическая проблематика, т. е. изучение отношения буржуазии к царизму и пролетариату, места и роли политических и представительных организаций буржуазии.
   Исследуя деятельность Государственной думы, буржуазных партий, историки стремятся конкретно проследить весь ход развития отношений буржуазии и царизма, определить степень оппозиционности буржуазии. Одни из них концентрируют внимание на том, что разделяло буржуазию и царизм[65], подчеркивают нарастание оппозиционности и политической активности буржуазии и полную неспособность царизма выработать план своего спасения. Считая такую позицию излишне категоричной, Р. Ш. Ганелин[66] отмечает трудность для царизма разорвать цепь внутриполитических препятствий на пути к сепаратному миру и состояние некоторой «замороженности» буржуазных заговорщиков.
   Другая группа исследователей считает возможным говорить о существовании определенного плана внутриполитических мероприятий царизма, тесно связанного с планами внешнеполитическими[67]. Признавая наличие объективных предпосылок политической оппозиционности буржуазии, они считают, что боязнь революции, а также тесные экономические связи буржуазной верхушки и царизма обусловили контрреволюционную направленность ее политической деятельности. Следствием недостаточной политической зрелости буржуазии и ее лидеров явился провал попыток создания партии «настоящей» буржуазии[68].
   На наш взгляд, вопрос о соотношении сил царизма и буржуазии поставлен, но не решен. Необходимо выработать единую систему «координат» – объективных показателей, проверить их на конкретном материале. В этом плане интересна полемика В. Ф. Романова[69] со сторонниками концепции «политического безвластия» буржуазии. Осмысление ее места в социально-политической структуре общества, механизма воздействия на политику самодержавия приводит автора к выводу о значительном объеме реальной власти буржуазии, о ее возрастании в годы войны.
   Для правильного понимания расстановки классовых сил немаловажное значение имеет изучение буржуазных общественных организаций, возникших в связи с мобилизацией промышленности. Наиболее последовательное изложение истории военно-промышленных комитетов (ВПК) дано в монографии А. Л. Сидорова, который показал влияние деятельности Особого совещания по обороне на ВПК и роль комитетов в оформлении оппозиционных настроений буржуазии. Дан анализ конституирования и деятельности ВПК как организации, позволившей буржуазии соединить свои экономические интересы с политическими надеждами[70]; политической программы ВПК[71], их роли в экономической жизни Сибири[72]. О деятельности Земгора целостное представление дают статьи Г. С. Акимовой[73], которая характеризует причины и этапы его создания, основные направления деятельности, структуру и состав, правовое положение. Исследователи отмечают роль Земгора в складывании системы оппозиционных организаций, на которые опиралась буржуазия.
   Для определения политической роли буржуазии важно понимание ее отношения к рабочему движению. Исследователи обнаружили две тенденции в решении рабочего вопроса – милитаризация труда и проведение либеральной политики. В этом вопросе интересы царизма и буржуазии совпадали в главном. Что касается милитаризации труда, то буржуазия и царизм в принципе сходились на применении карательных мер против рабочих. Буржуазию устраивала возможность использовать в этих целях правительственный аппарат, но она не хотела допустить вмешательства военных властей в производственные дела, потому и не поддержала законодательное введение милитаризации[74]. Либеральную политику, направленную на подчинение рабочих влиянию буржуазии, торгово-промышленная буржуазия пыталась осуществлять через рабочие группы ВПК. Они рассматриваются как первая серьезная попытка создания организаций, способных внести идейное разложение в рабочее движение[75]. Другая форма проведения либеральной политики – привлечение трудящихся к «совладению» предприятиями – не получила распространения[76]. Эти попытки потерпели провал из-за бойкота ВПК большевиками. Кроме того, за осуществление данных мер выступала лишь незначительная часть наиболее дальновидных предпринимателей, а царизм допускал их лишь до известной степени. Буржуазии не удалось выработать единой тактики борьбы с рабочим движением.
   По сравнению с предыдущим периодом наблюдался известный спад интереса к проблематике Первой мировой войны. Видимо, нужно было время, чтобы осмыслить итоги предшествующего развития и накопить материал для последующего. Предвестником перелома было появление монографии А. Л. Сидорова, а сам перелом начал обозначаться в конце 1970-х гг.
   Однако и в эти годы продолжалось исследование различных аспектов данной проблемы. Изучались отдельные отрасли промышленности, регионы страны, система ГМК, т. е. было конкретизировано и подкреплено фактическим материалом положение о главенстве буржуазии в экономике России. Ее экономическая сила была признана фактом допущения к участию в мобилизации промышленности. В годы войны усилилась ее политическая организованность, но в силу объективных причин она все же была недостаточно сильна, чтобы добиться своих прав в полном объеме, стояла у «порога» власти, но не смогла еще обойтись без царизма, поскольку видела в нем единственную силу, способную остановить революцию.
   Более рельефно обозначить изменения, внесенные войной в развитие страны и в положение буржуазии, позволит сравнительный анализ периода войны с предшествующим временем. Следует специально рассмотреть вопрос о соотношении экономической и политической роли буржуазии. На первостепенное значение установления объема и границ реальной власти буржуазии уже обращалось внимание[77]. Только комплексное рассмотрение всех аспектов позволит решить проблему. Но пока еще мала контактность исследователей, занимающихся экономикой и социально-политическими вопросами.
   На современном уровне развития советской исторической науки особое значение приобрел вопрос об источниковой базе исследования, о качестве информации. При изучении российской буржуазии исследователи используют архивные материалы и различного рода публикации. В той или иной степени вовлечены в научный оборот фонды Особых совещаний, документы деятельности монополистических объединений и предпринимательских организаций (фонды советов съездов промышленников, государственных учреждений, монополий). Для решения социально-политических проблем обращаются к материалам буржуазных общественных организаций, политических партий, Государственной думы и т. п. Представляют интерес фонд перлюстраций, документы Департамента полиции. Привлекают внимание мемуары буржуазных деятелей и царских сановников. Чаще, чем раньше, исследователи ссылаются на прессу, но возможности ее далеко не исчерпаны.
   Для большинства советских исследователей характерно внимательное отношение к источнику, высокое профессиональное мастерство в работе с ним. Работы многих авторов (А. Л. Сидоров, В. Я. Лаверычев, В. С. Дякин, Т. М. Китанина и др.) базируются на широком круге источников, ими вводятся в научный оборот новые материалы. В то же время при разработке вопроса о роли буржуазии возникает ряд трудностей. Масштабность вопроса ставит исследователей перед проблемой отбора и оценки источников, содержащих необходимую и достаточную информацию для решения поставленных ими задач. В этом отношении велико значение источниковедческих работ. Так, на основе изучения материалов Особого совещания по обороне С. В. Воронкова рекомендовала общие приемы работы с архивными фондами Совещания, охарактеризовала систему его органов и ведение делопроизводства[78], Л. Я. Сает дала внешнюю критику журналов этого Совещания[79]. Ценными представляются рекомендации по работе с делопроизводственными документами А. Г. Голикова, Г. Р. Наумовой и др.[80] В рассматриваемый период были осуществлены публикации документов[81], отличающиеся высоким научным уровнем. Следует отметить чрезвычайное многообразие, разнохарактерность и разнотипность источников, отражающих разные стороны рассматриваемой проблемы, часто содержащих «скрытую» информацию. Поэтому необходим специальный источниковедческий анализ, способный определить значимость того или иного источника для решения проблемы, создающий фундамент для ее дальнейшего исследования, для выявления глубинных связей.

Источники

Актовые материалы предпринимательских организаций российской буржуазии[82]

   Актовые материалы эпохи российского капитализма мало привлекали внимание исследователей, на что указывалось в литературе[83]. В области истории промышленности можно назвать лишь статьи по материалам акционерных компаний, монополий, в которых разработана методика их источниковедческого анализа, применимая и к нормативным документам предпринимательских организаций[84].
   В исследовательской практике также исключением является активное их привлечение[85]. Нормативные документы предпринимательских организаций, т. е. разрешенных правительством общественных организаций торгово-промышленной буржуазии[86], специально не рассматривались. А между тем это источник массовый, хорошо сохранившийся, доступный, так как существует в виде публикаций[87]. Его значение определяется тем, что эти документы, призванные регламентировать основные стороны деятельности организации, содержат сведения комплексного характера.
   В сложившейся ситуации мы видим свою задачу в установлении групп нормативных документов и в общем анализе их содержания с целью выявления того, что они могут дать для изучения предпринимательских организаций в России. По этой причине рассматриваются документы, имевшие юридическую силу, т. е. утвержденные, и продолжавшие действовать ко времени Февральской революции 1917 г., т. е. в последнем варианте. При такой постановке задачи оказалось возможным абстрагироваться от истории появления каждого конкретного документа. Возникшие в процесс отбора трудности вытекали из недостаточной изученности как этого типа документов, так и самого объекта. При выборе источников исследования учитывались признаки основополагающие (общественный характер организаций и регламентирующий характер документа) и формальный – название организации: биржи, съезды, союзы, торговые палаты, общества. Выявленные документы, не составляя всего корпуса источников, являются представительными, т. к. охватывают большинство организаций, в том числе все наиболее значительные.
   Удалось установить, что деятельность предпринимательских организаций регулировали документы разного ранга: часть их включена в общее законодательство, другие как отдельные законодательные акты утверждались императором, третьи подлежали утверждению соответствующих министров, четвертые регистрировались местными органами власти. Эти законодательные акты, нормативы, административные распоряжения обладали разной юридической силой, их неисполнение влекло определенные последствия. Отсутствие общего законодательного акта отражает двойственное отношение самодержавия к объединению предпринимателей: не имея возможности обойтись без них, оно стремилось осуществить свой контроль путем утверждения каждой отдельной организации.
   По характеру и форме выделяются две группы документов. Первую составляют идентичные по составу сведений и структуре и имеющие удо-стоверительный характер положения и уставы, вторую – разъясняющие их правила и инструкции. Различалась сфера применения документов первой группы: организации съездовского типа, как правило, руководствовались положениями, прочие имели уставы. Со временем претерпевали изменения форма и содержание нормативных документов, на них сказалась общая тенденция к унификации и стандартизации. Если деятельность Общества для содействия русской промышленности и торговле помимо собственного устава[88] регламентировалась рядом пунктов Устава Русского географического общества, то нормативы более поздних организаций брали за образец акты, регулировавшие деятельность однотипных организаций. Они более развернуты, объемны (это естественное следствие усложнения задач организаций и накопления опыта по созданию таких документов). Результатом процесса формализации документации явились разработка в начале XX в. примерного биржевого устава[89], учреждение обществ заводчиков и фабрикантов с практически одинаковыми уставами, введение стандартных юридических формул. В 1906 г. как один из результатов революции 1905 г. появились Временные правила об обществах и союзах, в которых даны определения общества, союза, профессионального общества и установлен порядок их учреждения[90]. Его обязательными условиями Правила называли заявление учредителей и устав с определенным набором сведений. Правила, создав некоторые общие основания для учреждения общественных организаций, знаменовали наступление нового этапа и в существовании предпринимательских ассоциаций. Этот факт нашел отражение в бурном росте числа утвержденных нормативов и, соответственно, объединений предпринимателей начиная с 1906 г.[91]

   Таблица № 1. Динамика утверждения уставов, положений и правил предпринимательских организаций

   Для нормативного документа характерно наличие четкого формуляра, т. е. системы устойчивых клаузул[92]. Положения и уставы предпринимательских организаций открывает раздел, где в общем виде формулируется сущность организации: «О бирже», «Цель», «Задачи и права». Вокруг него группируются остальные, в которых оговариваются условия реализации этой сущности. Формуляр нормативов сложен. Крупные разделы членятся на параграфы, следующие друг за другом в определенной последовательности. Идентичны формуляры обществ заводчиков и фабрикантов, близки к ним по структуре уставы бирж. При наличии устойчивых клаузул нет абсолютного тождества формуляров положений и уставов съездов и обществ: в них сведения об одних и тех же сторонах скомбинированы по-разному. В ранних документах это было следствием неразработанности формуляра, в более поздних – отражением конгломератного (неспециализированного) характера деятельности организации. В определениях нормативов прослеживается развитие формулировок от относительно размытых через подробное перечисление к более обобщенным.
   Положения и уставы несут информацию по четко определенному кругу вопросов, содержат сведения об организационном периоде, деятельности, порядке прекращения дел. Многие называют членов-учредителей, указывают способ созыва первого общего собрания и распределение голосов на нем, организацию первых выборов и выбытия должностных лиц в первые годы, называют, кто может быть первыми членами. При ликвидации организации документы уделяют главное внимание порядку принятия решения по этому вопросу и назначению ее имущества.
   Главное содержание нормативов составляет регламентация функционирования объекта. Исходя из цели определены принципиальные моменты: состав и структура организации, направления ее деятельности и функции. Нормативы предпринимательских организаций, фиксируя механизм их функционирования, отражают не только статику, но и динамику. Они дают возможность установить внутренние связи (структурных частей и членов друг с другом, с созданными при организации учреждениями) и внешние (с правительством, общественными организациями, иными учреждениями). Большое место в них занимают организационные вопросы: от формирования структуры до организации созыва съездов (процедура созыва) и делопроизводства (способ его ведения).
   Поскольку в содержании документов запечатлены характерные черты объекта, вызвавшего документ к жизни, содержательный их анализ является необходимой ступенью в познании объекта. Такой анализ предполагает выявление как общего, так и особенного и индивидуального в содержании определенной совокупности документов (в данном случае – нормативных), а через это и в самом объекте. Нормативы зафиксировали общие для всех предпринимательских организаций черты: принцип выборности исполнительных органов и членов; общественный, не преследующий получения прибыли характер; предпринимательский костяк состава. Они показывают, что понимается под защитой общих, прежде всего экономических, интересов промышленников, которая является основной целью их организаций. Это прежде всего защита интересов перед государством, «обществом», рабочими путем ходатайств, выдачи заключений по возбужденным правительством вопросам, участия в работе правительственных и общественных учреждений, содействия урегулированию отношений труда и капитала. Положения и уставы перечисляют средства воздействия на общественное мнение: полезные учреждения и мероприятия, издание специальной литературы, периодики и пр.
   Еще одна группа целей связана с ролью буржуазии как организатора производства. В их числе – изучение состояния отрасли или региона, промышленности и торговли в целом с помощью статистики, лабораторий, поощрения премиями исследовательской работы, обсуждение проблемы и выработка мер по улучшению положения. Кроме того, нормативы ставят задачу содействовать практическому применению этих мер, их популяризации и распространению путем организации музеев, выставок, изданий, создания справочных и иных бюро. Их издательская деятельность направлена на повышение «осведомленности» промышленников в своей области, их «культурности». Предусмотренное нормативами создание школ и курсов для рабочих позволяло буржуазии пытаться подчинить их своему влиянию. В нормативах прописаны и такие цели, как содействие появлению местных, профессиональных и прочих учреждений. В более поздних документах для определения всего комплекса целей появляется термин «представительство интересов».
   Общность целей, зафиксированная в нормативах, обусловлена принадлежностью данных организаций к одному типу – общественные объединения предпринимателей. Но в формулировке целей нет полного совпадения, неодинаков удельный вес представительных, пропагандистско-информационных и организационных целей. Одни из различий – временного характера, являются отражением изменения задач. Например, нормативы ранних обществ показывают преобладание просветительских задач, отводят значительную роль научно-техническим исследованиям, что отражает их генетическую связь с научными обществами[93]. Такая постановка задач закономерна на первом этапе консолидации буржуазии в класс, осознания ею своей роли. Нормативы более поздних обществ, отводя большое место этому классу задач, запечатлели новые черты, связанные с появлением организаций съездовского типа. Это выразилось в постановке собственно представительных задач[94], сказалось на подборе конкретных целей[95].
   В положениях съездов содержательно и по объему доминируют собственно представительные цели, но по их формулировке выделяются две группы, различающиеся по степени организованности предпринимателей. Одну составляют съезды общероссийские отраслевые, единственный многоотраслевой региональный и объединяющие промышленность и торговлю в целом[96]. Их положения, называя целью учреждения представительство общих интересов, отразили претензию на защиту интересов буржуазии как класса. Представительные задачи закреплены в перечне прав съездов, обеспечивающих достижение их целей.
   Входящие во вторую группу регионально-отраслевые горнопромышленные съезды, не поднявшиеся до объединения в масштабе России, судя по положениям, ставят перед собой более узкие задачи[97]. На первом плане у них внутренние дела: организация статистики, административные и хозяйственные заботы, установление размеров сбора и пр. Представительный характер этой группы проявляется в предоставлении права возбуждать ходатайства, входить в сношения с правительственными и общественными учреждениями по предметам, касающимся нужд отрасли. В такой формулировке целей нашла отражение специфика отрасли, ее особая роль в экономике России.
   Различия в постановке целей, закрепленные нормативами, вызывались и специализацией организаций. Специализированными были биржи, торговые палаты, общества заводчиков и фабрикантов. Особенность биржевых уставов – отсутствие раздела о целях. Они дают определение биржи как сборного места принадлежащих к торгово-промышленному классу лиц для взаимных сношений и сделок, для получения по ним необходимых сведений, т. е. цель биржевых собраний определяется как обеспечение необходимых условий для осуществления торговых операций (места, информации). О представительстве интересов здесь речь не идет. Но в 1910-е гг. определение устава уже считалось устаревшим. Одной из главных задач бирж называлось соблюдение интересов торговли и промышленности своего района, изыскание средств и способов их развития, отмечалось расширение сферы их деятельности по сравнению с зафиксированной в уставах[98]. Этот факт – свидетельство изменившегося отношения норматива и реальности.
   Уставы торговых палат закрепляют за ними защиту русской промышленности и торговли как единого целого в их внешних сношениях, в соответствии с чем они должны были содействовать экономическому сближению России с другими странами на почве торгово-промышленных интересов и развитию торговых, промышленных, финансовых и других контактов[99]. Их специфика нашла отражение в объеме информационно-справочных задач: обмен мнениями и сведениями, их сбор и распространение, ознакомление с нуждами и «обычаями» рынков и т. п.
   Цель учреждения обществ заводчиков и фабрикантов – изучение, защита интересов промышленности, исследование и улучшение условий труда и производства, изучение условий и развитие сбыта продуктов производства[100]. Эта обтекаемая формулировка конкретизируется в параграфе о правах обществ, где основное внимание уделено урегулированию отношений с рабочими (путем третейского разбирательства недоразумений между нанимателями и нанимаемыми, учреждения примирительных камер, выработки нормальных такс, т. е. их нормирования). В числе прав – выдача пособий своим членам в случаях стачек, оказание другой поддержки, применение совместных мер. Главенствуют цели обороны от «неправильных» действий рабочих, замаскированные под попечение об их благе. Существование специализированных работодательских обществ сделало необязательным выполнение таких задач для большинства организаций, поэтому нормативы лишь немногих из них включают задачу «способствовать» упорядочению отношений труда и капитала.
   Характером объединения предопределена постановка исключительно внутрипрофессиональных задач у профессиональных обществ[101]. Их цели формулируются в уставах в соответствии с Временными правилами: выяснение и согласование экономических интересов, улучшение условий труда членов организации, поднятие производительности предприятий. Уставы свидетельствуют о нерасчлененности в деятельности профессиональных обществ разноплановых задач (производственных, работодательских, представительных). Наряду с целями, общими для данного типа организаций, для отдельных видов и групп нормативы содержали некоторые индивидуальные цели, присущие лишь конкретной организации, в чем проявилась незавершенность процесса стандартизации и унификации подобной документации.
   Важное место в системе сведений норматива принадлежит характеристике состава участников, общие черты которого определены общностью целей, а отличия – разницей в характере организаций, степенью организованности промышленников, спецификой отрасли. Нормативные документы называют их социальный статус, устанавливают категории членов, их права и обязанности. Уставы ранних обществ представляют их относительно аморфными в социальном плане, отводя заметную роль представителям интеллигенции. Социально однородными, чисто предпринимательскими предстают по нормативам общества заводчиков и фабрикантов, биржи. По уставам первых их членами могут быть все лица и учредители, уплачивающие промысловый налог и занимающиеся фабрично-заводским производством. В состав биржевых обществ согласно уставам входили только торговцы (купцы). Отдельных предпринимателей и их объединения нормативы называют членами съездов и обществ, объединявших представителей легкой промышленности и менее развитых, чем горная, отраслей[102]. В первом случае однородность состава, зафиксированная нормативами, может быть следствием их специализации, во втором – невысокой степени организованности.
   Нормативы организаций, возникших на более высоком уровне, включают в их состав не отдельных предпринимателей, а целые организации: это объединения объединений. Положения съездов представителей промышленности и торговли России и ее Юга наиболее последовательно проводят этот принцип, включая отдельных промышленников либо предприятия на правах совещательных членов. Их действительными членами могли быть общественные по торговле и промышленности учреждения, промышленные и торговые организации владельцев предприятий и т. п. К ним близки определения положений общероссийских отраслевых съездов[103]. Но по положениям последних и горнопромышленных съездов кроме буржуазии, занимавшей главенствующее место, в число членов входили на разных основаниях представители других социальных слоев (чиновничества, интеллигенции) и «общественности» (земства и пр.). Следует отметить отраженное нормативами изменение статуса представителей интеллигенции в съездах по сравнению с ранними обществами, их превращение из наставников в советников, обслуживавших нужды буржуазии, а также расширение социальной базы организаций, за счет чего создавались более благоприятные условия для осуществления их целей.
   По положениям съездов горнопромышленников в организацию с решающим голосом входили назначавшийся министром председатель и командированные представители министерств и ведомств. Другую группу действительных членов составляли предприниматели; по ряду документов они были обязаны участвовать в расходах на содержание съездов[104]. Различая владельцев копей, заводчиков и арендаторов, они устанавливали их юридический и хозяйственный статус. Кроме непосредственно работавших в отрасли положения включали в состав съездов потребителей, от деятельности которых зависела нормальная работа горной промышленности[105]. Давая представителям технических, ученых (т. е. научных), торгово-промышленных обществ, земских и городских учреждений совещательный голос, нормативы не позволяли им оказывать заметное воздействие на деятельность съездов и отстраняли от принятия решений. В отличие от горнопромышленных, положения общероссийских отраслевых съездов включали представителей ведомств на правах совещательных членов, а общественные организации – на правах действительных. Допущение по нормативам в члены организации представителей власти – существенный факт для характеристики социального лица тех или иных групп буржуазии. В определении нормативами состава предпринимательских организаций отразились некоторые особенности их структуры, в частности наличие представителей местных съездов и отделов[106], соотношение представителей промышленности и торговли.

   Почти все нормативы выделяют две основные категории членов, различающиеся по объему прав: действительных и совещательных членов; другие категории примыкают к одной из этих двух. Так, за членами-учредителями и почетными членами закреплены права действительных членов, которым предоставляются решающий голос во всех делах, право избирать и быть избранными, отзывать членов исполнительных органов, не удовлетворяющих назначению. Соответственно, совещательным членам они дают совещательный голос.
   В документах сформулированы права и обязанности членов сообществ как единого целого и установлены наказания для нарушителей. Одни из них выделяют это в специальные разделы или параграфы, в других такая информация присутствует в скрытом виде. Например, из описания порядка внесения вопросов на обсуждение съезда видно, что члены организации имеют такое право. Нормативы позволяли им участвовать в общих собраниях, присутствовать на заседаниях исполнительных органов, пользоваться учреждениями организации и ее справками, делать заявления и запросы, выйти из состава членов. Исключение из членов обставлялось рядом условий, гарантировавших соблюдение интересов исключаемого. Каждому члену нормативные документы предоставляли возможность получать издания организации, знакомиться с протоколами, докладами и постановлениями, т. е. быть информированными, обязывая в то же время исполнять постановления собраний и съездов.
   В структуре нормативами закреплен коллегиальный и выборный характер ассоциаций предпринимателей. Основными структурными элементами являлись сборы всех членов (собрание или съезд), исполнительные органы (у ряда организаций – двух уровней: совет – комитет) и контролирующие органы (ревизионные комиссии). Первый из них положения характеризуют по разным признакам: территориальному (всероссийские или общие, местные или районные), по обсуждаемым вопросам (общие – групповые или особые), по способу созыва (очередные и экстренные). Некоторым организациям они предоставляли право открывать местные отделения или отделы[107]. Нормативы предусматривали образование постоянных и временных комиссий и совещаний, учреждений для разработки специальных вопросов, аппарата для текущей работы (управляющий делами, канцелярия или контора). Особенностью структуры организаций золотопромышленников и железных заводчиков, законодательно закрепленной, было существование совещательных контор. Нормативные документы рисуют иерархию структур организации и каждого из ее органов. Структурными элементами последних являлись председатель, его товарищи, секретарь и казначей, избираемые в определенной пропорции к членам и кандидатам в члены. Ряд документов узаконивал разряд лиц, действовавших по поручению организации или ее органов[108]. Как тенденцию следует отметить возраставшую со временем развернутость регламентации структуры, логичность формулировок, что отражает усложнение самой структуры предпринимательских организаций.
   Нормативы фиксировали функции, права и обязанности структурных подразделений. Роль собраний или съездов как руководящего органа одни из них формулируют прямо, другие – в виде описания того, как осуществляются их обязанности. Они возлагали на собрания рассмотрение отчетов исполнительных органов и учреждений, созданных при организации, выработку инструкций для них, часто – изменение уставов и решение вопроса о ликвидации организации. В определении уставами функций биржевых обществ проявилась специфика бирж как организационных центров торговли, в силу чего они должны были принимать постановления об устройстве и порядке работы биржи, облегчении заключения биржевых сделок. Уставы давали им возможность осуществлять представительские функции как следствие вышеназванных путем ходатайств и представления ведомствам своих «предположений».
   Предписанная нормативными документами система выборов устанавливала две категории должностных лиц: назначаемых (председатели съездов горнопромышленников, члены-делегаты, члены-корреспонденты, кооптированные члены) и избираемых. Избрание последних было прерогативой общего собрания и исполнительных органов: собрание избирало состав исполнительных органов, кандидатов к ним и почетных членов; выборы членов организации, ее председателя одни документы возлагали на собрание, другие – на исполнительный орган (совет и др.). Число должностных лиц чаще всего определялось в нормативе; реже это оставлялось на усмотрение съезда (собрания), исполнительного органа или соответствующего министра. Специфика совещательных контор отразилась в регламентации инструкциями системы выборов их членов: контора обращается к избирателям с пояснением о предполагаемом размере взноса на ее содержание, приглашая назвать в установленный срок назначаемых в члены; неполучение ответа рассматривается как отказ от участия в выборах; по истечении срока подсчитываются голоса.
   Содержание и объем деятельности исполнительных органов нормативы определяли исходя из их назначения: быть постоянно действующими и представлять организацию перед правительственными и иными учреждениями. Кроме функций, направленных вовне, положения и уставы закрепляли за ними оказание непосредственного содействия промышленности и торговле, в том числе собирание информации. Формулировки нормативами функций исполнительных органов и целей организации перекликаются. Уставы называют особой функцией биржевых комитетов регулирование деятельности бирж (надзор за «благочинием» биржевых собраний, попечение о правильном производстве торговли и пр.). Согласно нормативным документам, исполнительные органы несли обязательства по отношению к самой организации: общим собраниям, другим структурным частям, членам. На них возлагалось исполнение постановлений общих собраний/съездов, их подготовка и проведение. В нормативах перечислялись направления деятельности исполнительного органа в этой области. Так, советы занимались составлением программы или ее проекта, подготовкой докладов по вопросам программы, созывом съездов или подачей ходатайства о нем, прояснением возбуждавшихся членами вопросов, их внесением на рассмотрение общего собрания (съезда). Положения съездов горнопромышленников включали в функции совета наблюдение за составлением протоколов, изданием и рассылкой материалов съездов (т. е. общих собраний). В отношении других структурных частей нормативы закрепляли за советом определение границ районов и состава групп, право посылать представителей на групповые и районные съезды, созывать собрания округов[109]. Они предоставляли советуруко-водство учреждениями организации[110], право создавать отраслевые комитеты, специальные комиссии, лаборатории, библиотеки. Обязанности исполнительных органов по отношению к членам состояли: в оформлении приема и выхода из состава организации или в передаче этих вопросов на рассмотрение общих собраний; в ведении списков членов; в рассмотрении их запросов и заявлений, наведении справок, сообщении результатов ходатайств.
   Нормативы ряда организаций предусматривали образование при совете органа для управления его делами[111]. Они или вообще не определяют функции этого органа, или оставляют «распределение его занятий» и состав на усмотрение совета. В этом плане выделяются союзы, уставы которых возлагали на Распорядительный комитет функции, принадлежавшие в других организациях совету, в частности – исполнение постановлений собрания и совета, созыв собраний, наблюдение за учреждениями союза[112].
   Финансовые функции согласно нормативам были распределены между собранием (съездом) и исполнительным органом (советом). Собрание утверждало сметы, балансы, раскладку сборов и размер взносов, а совет распоряжался средствами и имуществом организации в пределах сметы и постановлений собраний. Исполнительные органы были подотчетны собранию, предоставляли ему документацию, несли ответственность за злоупотребления. Нормативы содержат информацию об источниках средств организаций (взносы, раскладка, пожертвования), т. е. об их материальной базе.
   Для обеспечения нормального функционирования объекта рассматриваемые документы обставляли гарантиями права органов сообщества и его членов. Они устанавливали карательные меры вплоть до наказания по «законам Империи» для нарушителей требований законодательных актов и организации к своим членам. Так, уставы обществ заводчиков и фабрикантов ввели штрафы за неисполнение членами принятых на себя обязательств. Нормативами ряда организаций за неуплату взносов члены лишались права иметь голос на съезде или присутствовать на нем, пользоваться учреждениями организации; наконец, они могли быть исключены. Эту последнюю меру применяли к несостоятельным должникам, лицам, наносящим вред «общим интересам и целям», к нарушителям уставов и положений, постановлений собраний и исполнительных органов.
   Нормативы выдвигали гарантии правильного осуществления контроля за деятельностью исполнительных органов, который являлся необходимым условием нормального течения дел. Поэтому ревизионные комиссии составлялись из лиц, не входящих в руководящие органы; они имели право требовать документацию, проверять финансы и пр. С той же целью нормативы устанавливали срок полномочий должностных лиц, неучастие лично заинтересованных лиц в баллотировке. Они выдвигали условия «беспристрастности» исполнительных органов: в их состав не могли быть избраны два лица, торговавшие под одной фирмой[113]; чины ведомств, имевших ближайшее отношение к промыслу без особого разрешения[114]. Вводя норму – взносы не возвращаются, а выбывающий теряет право на имущество организации, они охраняли ее финансовые интересы.
   Анализ сведений нормативных документов о распределении обязанностей позволяет понять значение каждого структурного элемента. Принимая решения, собрание осуществляет «верховную власть». Формулировка «съезд утверждает» – свидетельство некоторой пассивности: он не разрабатывает, а лишь принимает или отклоняет предложенное. Исполнительные органы по данным нормативов представляются звеном, осуществляющим практически все связи с внешним миром. В то же время их автономность относительна. Давая им право принимать экстренные меры без постановления собрания, нормативы требуют доклада о них съезду[115].
   Нормативные документы содержат в скрытом виде информацию о способах внешнего проявления объекта и функционирования организации как целостного организма, о взаимодействии ее частей. Они называют «материальных носителей» связей – представителей организации в правительственных и общественных учреждениях, указывают на наличие разнонаправленных связей: от организации и к ней. По ним первые осуществляются в форме ходатайств и предложений, направляемых в центральные и местные учреждения (причем вопросы, касавшиеся других ведомств, должны были проходить через «свое»). В срочных случаях организация имела право обращаться непосредственно к ним, информируя затем «свое» ведомство. Благодаря нормативам она получала юридические основания для запросов и получения сведений о результатах ходатайств. Другие связи включаются в случае требования правительством заключений. В нормативах указано, что требование по представлению комитета или совета обсуждают общее собрание либо совет, по заключению которых вопрос получает «дальнейшее направление». Получается, что связи обладают возвратностью, движение от начала к цели и от нее к тому, что уже является концом, строго обязательно. При изменении его направления включается уже иная связь. Взаимосвязь частей организации нормативы показывают, описывая, от кого, к кому и через кого идет рассмотрение вопросов, заявлений, жалоб, кто и куда их вносит.
   Нормативные документы позволяют подойти к данным организациям как к действующим системам и выявить механизм их функционирования. Вопрос мог формулироваться в общем виде: порядок рассмотрения дел в совете устанавливает наказ или исполнительный орган. Для всех органов нормативами определены место и периодичность заседаний и причины внеочередных сборов. Документы показывают, как проводится подготовка к собранию или заседанию, как они проходят. К ним готовили разные материалы, рассылали повестки членам. Нормативы указывают, кем созывается заседание, кто, кроме членов, может в нем участвовать и на каких правах. До открытия съезда производили проверку полномочий, подсчет числа голосов каждого члена. Собрания и заседания открывал председатель (назначенный или избранный). В ряде документов перечислены его права: руководит прениями, пользуется всеми правами председателя собрания[116].
   Нормативами устанавливалось, что порядок рассмотрения вопросов на съезде определяет программа, отступления не допускаются или возможны лишь по постановлению собрания[117]. Они определяли условия обсуждения вопроса по требованию члена на съезде или заседании совета, а также его форму (прения). В них расписан порядок принятия решений: способ голосования, исчисления голосов. Число голосов на съездах было разным, а на заседаниях исполнительных органов у всех имелось по одному голосу. Исключение – совещательные конторы: у их членов голосов столько, сколько избирателей они представляли. Распределяя голоса, нормативы давали членам один голос при выборах должностных лиц и в наиболее важных вопросах, а в остальных случаях оно разнилось. Одни документы начисляли голоса в зависимости от класса[118], другие делят их на основной и добавочные и указывают, по какому признаку начисляются последние, часто устанавливают максимум голосов. Часть из них предусматривает начисление их отдельно по каждому виду деятельности, группе производств. Предоставляя право передавать голоса по доверенности, нормативы устанавливают максимум для таких членов и их голосов и число представителей от члена. За вырабатывавшими и уплачивавшими меньше нормы нормативы сохраняли право объединяться для получения одного голоса (при этом имевший голос не мог объединиться с не имевшими его для получения двух голосов, что ограничивало права мелких предпринимателей). Узаконивая эту систему распределения голосов, положения обеспечивали преобладание представителей крупного капитала. Сведения нормативных документов о системе выборов, распределении голосов, наличии имущественного ценза могут быть использованы при разработке социальной проблематики.
   Нормативы закрепляют решение вопросов в исполнительных органах простым большинством, на съездах наиболее важных – абсолютным (изменение устава, ликвидация организации, выборы должностных лиц, исключение членов, обложение сборами). Чтобы решения имели силу постановления, они вводят кворум (присутствие определенной части членов) и меры на случай его отсутствия. Нормативы требовали фиксации постановлений собраний в журналах и протоколах с приложением особых мнений.
   По способу изложения и расположению сведений о проведении собрания четко выделяются нормативы обществ заводчиков и фабрикантов, бирж, двух групп съездов. В уставах обществ и заводчиков они идут в главе «Управление общества» после совета, в биржевых уставах рассеяны в разделе «О биржевом обществе». Положения одних съездов показывают, как производятся действия[119], положения других устанавливают принцип гласности съездов, подробно перечисляют права участников собрания и председателя[120]. Нормативы некоторых съездов оставляют разработку правил об устройстве и порядке занятий съездов за ними. Особую форму нормативного документа представляют собой правила о созыве съездов, где специфика распределения материала обусловлена видом документа[121]. Некоторые пункты нормативов имели социальную направленность: ограничение съездов строго рамками программы, рассмотрение вносимого членом вопроса лишь по решению большинства голосов собрания и т. п.
   По нормативным документам в некоторой степени можно представить характер отношений предпринимательских организаций с государством. В целевой установке они определили отношение буржуазии к государству. Отношение правительства к ее организациям вылилось в различные формы контроля. Временные правила и ряд нормативов дают органам власти право закрывать организации и называют условия его реализации[122]. Порядок ликвидации дел часть нормативов позволяют определять министру и Горному департаменту По положениям ряд съездов должен был «доводить» о своей ликвидации до местных властей[123]. Конкретные способы контроля, с разной степенью детализированные в нормативных документах, касаются как внешнего проявления объектов, так и их внутренних дел. Общую формулировку содержат уставы бирж, положения горнопромышленных съездов устанавливают наиболее тесную зависимость. Нормативы оговаривают подчинение законам и распоряжениям правительства[124], называют законы, соблюдение которых обязательно[125], устанавливают ответственность должностных лиц перед законом.
   Во внутренней жизни предпринимательских организаций нормативы предоставляют государственным органам роль арбитра, в соответствии с чем жалобы на постановления организации и ее органов члены могут приносить властям[126]. Последние могли назначать ревизию, вводить в состав ревизионных органов своих представителей[127]. Нормативные документы ставили под контроль государства финансы организаций, требуя направлять ведомствам сметы и балансы[128] и пр. Стремясь обеспечить лояльность организаций, нормативы устанавливали формы контроля за общими собраниями: созыв по оповещении властей или с их разрешения, представление программ на утверждение[129]. Положения горнопромышленных съездов добавляют к этому отсутствие возражений у министра как условие их гласного проведения. Чтобы «суждения» съезда касались лишь предметов, относящихся «до нужд промышленности», и проводились по программе, в них четко обозначены права назначаемого министром председателя. Нормативы этих съездов требовали предоставлять ведомствам протоколы съездов, особые мнения их участников.
   Надзор за исполнительными органами, судя по нормативам, осуществлялся в форме издания инструкций для них и правил избрания должностных лиц[130]. По ним было необходимым согласие министра для отстранения члена конторы и его разрешение для изменения числа старшин (для всех бирж). Представителям министерства инструкции дают право требовать созыва заседаний контор, надзирать за тем, чтобы их действия не выходили за пределы «дозволенной деятельности». В нормативах фиксируется, что учреждения при предпринимательских организациях создаются на законных основаниях, с разрешения властей и при наличии утвержденных уставов или правил[131].
   Для получения органами власти обобщенной информации о деятельности организаций некоторые нормативные документы требовали посылки чиновникам годовых отчетов[132]. Чтобы не допустить их выхода за установленные рамки, ставилась под контроль их издательская деятельность[133].О масштабности, значимости той или иной организации может свидетельствовать уровень контролирующих органов: министерство, центральные или местные учреждения.
   Нормативные документы регламентировали и некоторые стороны внутриклассовых отношений[134]. Так, допуская организацию групповых съездов, они обеспечивали «автономию» отдельных отраслей и групп предпринимателей. С этой целью вводилось предварительное обсуждение вопросов, касающихся отрасли, на совещаниях представителей группы или района, предоставление их решения этим представителям. Оговаривалось, что постановления общего съезда по таким вопросам вступали в силу лишь в случае согласия указанных представителей. Данная тенденция прослеживается по положениям и в отношении советов Съездов, чьи выборные органы должны были избираться из представителей всех районов и отраслей, на чьих заседаниях обязательным было присутствие представителей общественных по торговле и промышленности учреждений, заинтересованных в решении вопроса, и т. п.
   Существенное влияние оказали нормативные документы на складывание источниковой базы. Предусматривая издание периодики, специальной литературы, статистических сведений, требуя обязательной публикации протоколов и других материалов собраний и исполнительных органов, они предопределили преобладание в корпусе источников опубликованных материалов. Закрепляя систему ведения дел, пути движения документов, нормативы дают представление о делопроизводстве предпринимательских организаций, называют виды делопроизводственной документации (доклады, заключения исполнительных органов, протоколы, различные списки, заявления о приеме и пр.). Они упоминают инструкции и правила для органов и должностных лиц. Ими предусмотрена отчетная и планирующая документация (балансы, отчеты – о деятельности, денежные и о результатах ходатайств, сметы, планы действий). Положения, уставы, инструкции фиксируют некоторые условия ведения переписки, определяют формуляр документов (состав подписей, печати и пр.). Благодаря этому нормативные документы полезны как при работе с существующими фондами, так и при реконструкции несохранившихся. Они помогают исследователям составить правильное представление о структуре и функционировании организации, необходимое для анализа документов фондов.
   Все вышесказанное подводит к выводу о важности нормативных документов для характеристики предпринимательских организаций. Само наличие такого документа говорит о том, что организация существовала. В них сжато, лаконично сформулированы сущность объединения, его социальный состав и организационное устройство. Определяя статус предпринимательской организации, регламентируя основные стороны ее деятельности, характер ее взаимосвязей и отношений с государственными и иными учреждениями, норматив закреплял за ней особое место в социально-экономической системе, а также допустимые пределы изменения структуры и функций. Называя элементы структуры, способы их взаимодействия, функции организации, нормативные документы по существу давали модель предпринимательской организации. Характер отображения действительности обусловил как разнообразие, так и ограниченность информации, аккумулируемой этими документами.
   Проведенный общий анализ нормативов, являясь необходимым этапом их исследования, не исчерпывает всего богатства их содержания. На следующем этапе возможна постановка более конкретных задач, применение иных методов исследования. Так, фиксация в нормативах различий объектов позволяет их классифицировать (с последующей проверкой по другим материалам), выделить типы предпринимательских организаций и группы внутри одного типа. Правомерность применения данного метода вытекает из взаимосвязи и взаимозависимости законодательства и жизни, из отражения конкретной реальности в нормативе. Он позволяет рассмотреть объект в единстве его существенных сторон. Вследствие большей мобильности отдельные законодательные акты предоставляют в этом плане больше возможностей, чем общее законодательство. В то же время они относительно устойчивы, их информация сопоставима. Вполне возможно прояснить и вопрос о степени несоответствия законодательного акта и реальности, его характере (принципиальное или на уровне частностей). Для более полного выявления информативного потенциала нормативных документов необходимо их сопоставление с другими видами источников, определение специфики их информации об объекте.

Делопроизводственная документация съездов предпринимателей[135]

   В то время как нормативные документы дают идеальную модель представительных организаций, делопроизводственная документация показывает их в реальных связях и отношениях, позволяет скорректировать эту модель. Состав и структуру делопроизводственной документации определяли нормы законодательства, потребности функционирования и место организаций представительного типа в социально-экономической системе России, в организационной структуре российской буржуазии.
   Анализ делопроизводственной документации представительных организаций съездовского типа существенно облегчается исследованием делопроизводственных документов государственных учреждений и частнокапиталистических объединений. Некоторые итоги этого изучения уже подведены в литературе[136]. В силу отсутствия работ, специально рассматривавших делопроизводственную документацию общественных организаций, наиболее важными в выборе направления изучения делопроизводственных документов съездов стали исследования материалов Особого совещания по обороне государства[137], акционерно-паевых торгово-промышленных предприятий[138] и монополий[139]. Они построены по одному принципу. Рассмотрев с большей или меньшей полнотой историю организаций и охарактеризовав их сущность, исследователи переходили к освещению исторических судеб и современного состояния архивных фондов, к анализу содержания и видового состава делопроизводственной документации. Такое построение исследований позволило им выявить как общие черты, характерные для этого вида документации, отдельных ее групп и разновидностей, так и особенности, вытекающие из специфики их коллективного автора: Особого совещания по обороне, предприятий, монополий. Выработанные исследователями принципы изучения делопроизводственной документации, приемы работы с данным видом источников, применявшиеся ими методика и техника исследования представляются эффективными и для изучения делопроизводственных документов съездов предпринимателей. Опираясь на полученные уже результаты, мы сочли возможным отказаться от подробного описания и подробной источниковедческой характеристики всех групп и разновидностей делопроизводственной документации и сосредоточиться на выявлении основных хранилищ и специфики информации, зафиксированной в делопроизводственной документации съездов.

Фонды съездов предпринимателей в советских архивах

   Исторические судьбы архивов съездов. Ввиду отсутствия компактно собранной в каком-либо виде (справочник, каталог) информации по фондам общественных организаций дореволюционной России вообще и предпринимательских организаций буржуазии в частности, выявление фондов съездов в архивах оказалось делом трудоемким. Изучение путеводителей по центральным и местным архивам и каталогов ряда архивов показало, что сохранились фонды меньшинства съездов (табл. № 2). Основная их часть хранится в ЦГИА СССР (5 фондов) в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург), остальные находятся в Киеве, Баку, Кутаиси, Екатеринбурге (по 1 фонду), Томске (2 фонда), что соответствует местонахождению постоянных исполнительных органов съездов предпринимателей.

   Таблица № 2. Фонды советов съездов предпринимателей в архивах СССР

   Исторические судьбы архивов съездов в основных своих чертах совпадают с судьбами архивов других объединений предпринимателей. Они были оставлены без присмотра работниками организаций буржуазии, прекративших свое существование после победы Октябрьской социалистической революции 1917 г., и некоторое время находились в неприспособленных помещениях. Часть документов была вывезена сбежавшими руководителями, часть дел специально испорчена. В связи с бумажным «голодом» часть документации в 1920-е гг. использовалась повторно или отправлялась на переработку. Создание к концу довоенного периода Единого государственного архивного фонда, целенаправленный поиск делопроизводственных документов привели к концентрации в госархивах наряду с другими фондов предпринимательских организаций.
   Сведения о судьбе фондов съездов, сохранившиеся крайне фрагментарно и неполно, чаще всего не позволяют даже установить, когда и как фонд попал в архив. Так, историческая справка к описи фонда совета СГПЮР сообщает, что фонд с 1930 г. хранился в ГА Харьковской области, но документов о том, откуда и как он поступил в архив, не сохранилось. Составитель справки предполагает, что фонд оставался в помещении совета СГПЮР после бегства в 1919 г. руководителей организации в Ростов-на-Дону что им пользовались работники Высшего совета народного хозяйства УССР, занимавшего здание совета Съездов. Последнее предположение, по его мнению, подтверждает сдача в августе 1938 г. в архив некоторых документов из фонда совета СГПЮР, обнаруженных в объединении «Сталь» при упорядочении его архива. Правдоподобно выглядит также предположение составителя справки о вывозе основной части фонда работниками совета в 1919 г. и ее гибели. В статье С. М. Семеновой и Г. С. Хомяковой сообщается, что дела совета СГПУр, переписка с ним правлений акционерных обществ были обнаружены в апреле 1925 г. во дворе дома 20 по Галерной улице среди материалов акционерных обществ[140]. Неизвестно, когда и как фонд совета СМП попал в ЦГИА ГрССР в Тбилиси, откуда в 1960-е гг. был возвращен в Кутаиси в связи с организационной перестройкой архивов республики.
   Состояние, в котором фонды попали в архивы, сделало необходимой их научно-техническую обработку произведенную в послевоенные десятилетия. При обработке по возможности сохранялась структура фонда, соответствовавшая структуре организации. Так, описанный по структурному принципу фонд СППТ имеет следующие разделы: канцелярия, промышленный, торговый, транспортный, статистический, юридический отделы, финансово-экономическая комиссия, отдел труда, ЦВПК, справочное бюро, бюро по делам русских за границей, редакция журнала «Промышленность и торговля», ссудо-сберегательная касса, бухгалтерия, описи. Каждой структурной единице совета СМП (канцелярия, бухгалтерия, технический отдел, статистическое бюро, лечебный и учебный отделы, агент совета СМП по делам о вознаграждении пострадавших от несчастных случаев на рудниках рабочих) соответствует отдельная опись.
   В таких случаях обработка фондов производилась с минимальными перемещениями дел из одного раздела в другой. Дела также не расшивались, сохраняя первоначальное расположение документов. В большей степени изменилось взаимное расположение дел внутри раздела, поскольку его невозможно и незачем было восстанавливать. При определении места дела в названных фондах обработчики старались придерживаться хронологии. Так, дела фонда СМП внутри каждой структурной части были расположены по годам, а в пределах года – по степени важности, с точки зрения архивистов. Историческая справка к описи фонда совета СТПЮР раскрывает этапы архивной обработки фонда: вначале материалы фонда были поверхностно приспособлены для пользования и по «случайным признакам» распределены между 4 описями, а в 1949 г. при полной переработке фонда документы были систематизированы по структурно-хронологическому принципу.
   Все фонды имели значительное количество россыпи. Сформированные из нее по определенным признакам дела распределялись затем по структурным частям фонда. В частности, документы фонда совета СМП, не имевшие помет и штампов структурных частей, были распределены по отделам согласно сохранившейся в фонде «Общей инструкции о правах и обязанностях служащих в совете Съездов и его учреждениях»[141]. При обработке фонда совета СТПЮР папки, содержавшие разрозненные документы, были объединены, документы систематизированы, и лишь затем из них были оформлены единицы хранения.
   Часть фондов находилась в таком состоянии, что оказалось невозможным выявить и сохранить их первоначальную структуру. Это был просто набор документов, разрозненных и утративших взаимные связи. Обработка их была произведена по тематическому принципу. В обработанном таким образом фонде ПСКЗПП опись выделяет материалы: об образовании Конторы, Комитета по золотопромышленным делам и Главного золотопромышленного комитета, а также протоколы Конторы; местных съездов золото– и платино-промышлеников; о деятельности Конторы по рассмотрению различных вопросов положения золотопромышленности; редакции журнала «Золото и платина»; других предпринимательских организаций, присланные в Контору для сведения; по личному составу и регистрационно-справочный аппарат. Последовательно тематически описан фонд совета СГПУр, в котором отдельно сгруппированы материалы: по истории и деятельности совета Съездов и других организаций; по вопросу о ликвидации посессионного права и о поземельном устройстве бывших посессионных крестьян; по истории промышленности Урала и разные; по вопросу об урегулировании перевозки грузов и пересмотре тарифов на грузы; по вопросу о строительстве подъездных путей на Урале; по вопросу о налоговом обложении предприятий; по вопросу о пересмотре рабочего законодательства.
   Фонды съездов представляют собой определенным образом упорядоченные хранилища информации в форме делопроизводственных документов. Их несоответствие архивам, которые сформировались в процессе функционирования организаций, побуждает сосредоточиться на характеристике делопроизводственной документации съездов как носителе информации.
   Состав документов. Общность организационной структуры съездов повлияла не только на состав важнейшей документации, что отмечено А. Г. Голиковым[142], но и на ее содержание. Структура съездов (высший орган – съезд, т. е. общее собрание членов организации, исполнительные органы и члены организации) предопределила существование трех основных групп делопроизводственных документов, выделяемых по происхождению. Первую группу составляют документы, подготовленные к съезду, отразившие его работу, выработанные съездом и подводящие его итоги. Эта относительно небольшая по объему компактная группа откладывалась в делах общего отдела или канцелярии. Деятельность съездов (собраний) была запечатлена в: 1) программе съезда, 2) списках участников, 3) журналах, протоколах, стенограммах, отчетах о прениях, 4) докладах и записках съезду – отчетных и по вопросам программы, 5) резолюциях и постановлениях, 6) ходатайствах и переписке по вопросам организации и проведения съезда, по выполнению постановлений съезда. Подготовительные и черновые материалы, сохранившиеся в фондах в незначительном числе, информируют об этом важном событии (съезде) как о процессе.
   Во вторую группу входит основная масса документации. Образовавшаяся в процессе деятельности исполнительных органов (совета, комитета, бюро) делопроизводственная документация, совпадая в основном по своему видовому составу с документацией съездов, имеет и некоторые отличия. Наряду со списками, журналами и протоколами сессий и заседаний исполнительных органов, докладами, докладными записками и записками, постановлениями, она включает обильную переписку. В виде приложений к журналам помещались доклады, справки, заметки и др. Вероятно, в архивах съездов они брошюровались либо вслед за соответствующим протоколом, либо в особых делах к протоколам. Управленческая, распорядительная документация исполнительных органов представлена не только постановлениями, но и циркулярами, доверенностями на ведение дел. Списки членов (алфавитные и по категориям членов) называют местожительство, род занятий, должность в совете, звания, чьим представителем является, что позволяет определить социальный состав руководства съездов. Их дополняют частично сохранившиеся избирательные бюллетени и документация по личному составу. Основными адресатами переписки по материалам фондов съездов выступают государственные учреждения и учреждения съездов. Распорядительного характера переписка адресовалась в первую очередь управляющему делами совета Съездов, канцелярии и отделам. Ретроспективные, за ряд лет обзоры, очерки деятельности исполнительных органов, сохранившиеся в архивных делах, не обязательно приурочивались к очередному съезду. В некоторых случаях их появление было связано с повышенным вниманием к определенной проблеме. Так были составлены очерки деятельности ПСКЗПП за 1902–1904, 1910-1911 гг.[143] Архивные фонды сохранили большее число черновиков и подготовительных материалов исполнительных органов, чем съездов, документов справочно-информационного характера «для служебного пользования». Такие копии и черновики в ряде случаев восполняют утраты подлинных документов.
   К этой группе следует отнести также материалы особых совещаний и временных комиссий, созывавшихся при советах Съездов. Фонды СППТ, СГПЮР, СБНП, ПСКЗПП, СМП, Съездов золото– и платинопромышленников Пермской губ. содержат такого рода материалы, главным образом протоколы и журналы заседаний совещаний и комиссий. Неполная сохранность, а в ряде случаев почти полное отсутствие в фондах съездов материалов первой и второй групп (табл. № 3) вынуждает обращаться к их публикациям (табл. № 4).

   Таблица № 3. Стенограммы, протоколы и журналы в архивных фондах съездов

   Таблица № 4. Печатные материалы съездов в РГБ, РНБ им. Салтыкова-Щедрина, библиотеках архивов




   Третью группу документации составили материалы, присланные членами организаций. Они позволяют охарактеризовать их отношения с исполнительными органами организации, с нею как единым целым. В видовом составе этой группы делопроизводственной документации отражен характер связи «члены – съезды». Исходившая от съездов в лице их исполнительного органа управленческо-распорядительная документация показывает, что съезды были центрами, координировавшими действия предпринимателей, концентрировавшими их мнения и вырабатывавшими некую равнодействующую.
   Присылавшиеся членами съездов документы распадаются на две подгруппы по такому признаку, как инициатор контакта. По требованию исполнительных органов были присланы и осели в архивах съездов документы, содержащие необходимые им статистические и справочно-информационные сведения: отчеты съездов, акционерных обществ, правлений предприятий, доклады общим собраниям, каталоги, извещения, отношения, а также отзывы на предположения съездов. По собственной инициативе члены организации обращались к съезду и исполнительным органам с предложениями и просьбами, оформленными в виде докладов, докладных записок, записок и ходатайств[144]. В надежде получить поддержку организации члены съездов присылали копии своих ходатайств и записок, адресованных государственным учреждениям. Для обсуждения вопросов, возбуждавшихся членами организации, вызывавших их интерес, съезды прибегали к тиражированию записок членов съездов. Аккумулируемая фондами съездов документация членов, отражающая их позиции по наиболее важным вопросам, позволяет исследователям изучать отношения представительных организаций более и менее высокого ранга, например общеимперских СППТ и отраслевых съездов, ПСКЗПП и местных съездов.

   Таблица № 5. Структура аппарата советов съездов (по материалам фондов)

   Организация делопроизводства. Документы первых двух групп хранились в архивах съездов компактно, материалы третьей были рассеяны по делам различных отделов, канцелярии. Местоположение документов главным образом определялось структурой аппарата совета съездов (табл. № 5), вытекало из организации делопроизводства съездов. Делопроизводство, определяемое Варадиновым как общий порядок производства дел по данным законами формам и установившимся образцам деловых бумаг[145], было сосредоточено в канцелярии и отделах, возглавлявшихся управляющим делами и заведующими отделами. Совет осуществлял общий контроль за ведением дел и отчитывался перед съездом. В обязанности канцелярии входили ведение протоколов съездов и советов, составление от их имени различных бумаг (докладов, записок, отчетов о деятельности), сношение с учреждениями и лицами по вопросам «представительного свойства»[146], подготовка различных изданий. Благодаря этому канцелярия выступала в роли координатора деятельности исполнительных органов, была звеном, обеспечивавшим движение информации, направляла ее потоки – в совет и отделы и от них. На отделы возлагалось выполнение распоряжений совета по одному или нескольким взаимосвязанным вопросам, предварительная разработка проблем и представление совету результатов.
   Правильное функционирование аппарата и, следовательно, организации в целом обеспечивалось наличием взаимосвязей структурных частей, их взаимодействием. Его механизм у съездов предпринимателей выглядел следующим образом. Съезды и совет были органами, принимавшими решения. В качестве исполнителей выступали отделы или даже конкретные лица по поручению съезда и совета. Вся документация по вопросу, поступавшая на рассмотрение совета, шла через канцелярию. Доклад по общим и организационным вопросам на заседании совета делал управляющий делами совета съездов, по вопросам, входящим в компетенцию отдела, – заведующий отделом. Для подготовки вопроса к заседанию совета или к съезду отделы осуществляли работу по сбору и обработке необходимой информации и оформлению ее в виде документа или ряда документов (основного и приложений к нему). С учетом коррективов, внесенных при рассмотрении вопроса съездом или советом, канцелярия, через которую осуществлялись все «внешние» сношения, подготавливала ходатайства, записки и другую документацию и отправляла адресату оформленные по правилам документы. Такое положение привело к концентрации в ее делах в упорядоченном виде документации съездов и совета, переписки, которая велась от их имени, а также различных документов общего характера, разнообразных в тематическом отношении.
   Особенности состава и содержания делопроизводственной документации, отложившейся в делах отделов, определялись характером их деятельности, их ролью исполнителей распоряжений съездов и советов, в силу чего в них была сосредоточена вся подготовительная работа, сбор и обработка данных, подготовка материалов к заседаниям съездов и советов. В делах отделов откладывались документы съездов и совета, служившие им руководством к действию. Работа по сбору и обработке данных отразилась в опросных листах, справках, заметках, сводках, обзорах, в тематических подборках газетных вырезок и журнальных статей, а также законов, речей государственных деятелей, докладов правительственных комиссий других государств, послуживших исходным материалом, источником информации. Составлявшиеся отделами доклады, записки, проекты, таблицы подводили итоги этой работы. Сохранившаяся в делах отделов переписка показывает такую важную сторону их деятельности, как практическая повседневная связь с членами организаций.
   Сфера деятельности отдела также оказывала влияние на видовой состав и содержание делопроизводственной документации отделов. Так, в юридических отделах центром сосредоточения делопроизводства являлись нормативные документы. Основными моментами деятельности этих отделов были: обсуждение законопроектов, реакция на принятие законов, изучение вопросов, возникших в практике применения законов. Они отразились в журналах заседаний отделов и материалах к ним. Переписка, включающая запросы мнений членов съездов, обращения к ведомствам за разъяснениями положений законов, доводимые до сведения совета съездов и соответствующих ведомств замечания на проект показывают процесс обсуждения вопроса. Справки, обзоры, заметки по истории вопроса, его положению в других странах, необходимые для анализа норматива и мотивировки своей позиции, составляют значительную часть делопроизводственной документации этого отдела. В результате такого обсуждения появлялись выработанная отделом редакция статей проекта, доклады и докладные записки совету. Принятием не удовлетворявшего объединенных предпринимателей закона объясняется появление докладных записок, разъяснявших вредность этого акта, указывавших на гибельные последствия его применения для промышленности и торговли. Постановления отдела по ходатайствам и жалобам членов съездов на нарушение законов государственными органами служили совету основанием для отклонения ходатайства члена съездов или его поддержки. Разработанные отделом и утвержденные советом циркуляры разъясняли членам организации основные положения законов, их особенности, нюансы[147].
   Важную сторону деятельности съездов в качестве представительных организаций зафиксировала документация справочных и статистических бюро. Само появление справочного отдела было связано с обслуживанием каждодневных насущных потребностей предпринимателей в оперативной информации по вопросам, имевшим непосредственное отношение к их производственной деятельности. По этой причине наиболее существенную часть документации отдела составила переписка с предприятиями о выдаче и наведении справок по запросам. Например, фонд совета СППТ содержит подлинные предположения и запросы фирм, копии и отпуски ответов на них[148]. Бюллетени справочного бюро, уцелевшие фрагменты подготовительных материалов и черновиков к ним освещают процесс обобщения и систематизации такого рода информации[149].
   Разнообразная в видовом отношении документация статистических бюро, являясь вспомогательной по отношению к их статистическим публикациям, показывает «кухню», организацию работы по сбору и обработке статистических данных, по подготовке статистических публикаций. Значение этой документации усиливает то обстоятельство, что цифровой материал в интерпретации статистических бюро служил обоснованием позиции объединенных съездами предпринимателей в вопросах социально-экономической политики, их требований к государству. Материалы, отражающие деятельность съездов в этом направлении, фрагментарно сохранились в фондах ПСКЗПП, СМП, СТНП, Съездов золотопромышленников Томского горного округа, лучше – в фондах СБНП, СГПЮР, СГПУр. Самый значительный комплекс хранит фонд совета СППТ, где по статистическому отделу числится около 730 дел (из 3872 дел фонда). Основную массу документации статистических бюро составляют таблицы, ведомости, сводки данных, окончательные и черновые: по производству и распределению производимой предприятиями – членами съездов продукции, по рабочей силе и др. К ним примыкают обзоры, составлявшиеся по материалам статистических таблиц другими отделами советов съездов. Организацию сбора и обработки статистического материала статистическими бюро раскрывают частично сохранившиеся в фондах советов съездов, вырабатывавшиеся бюро программы статистических обследований и сборников, материалы о формах статистической отчетности[150], бланки опросных листов и заполненные опросные листы[151], переписка по вопросам текущего статистического учета, использованные в качестве источников информации балансы акционерных обществ, котировки ценных бумаг. Их дополняют составлявшиеся для «внутреннего пользования» справки и списки (предприятий, районов действия страховых обществ). Определенные трудности для исследователя создает наличие разных вариантов таблиц, набросков, черновиков, невозможность в ряде случаев определить источники информации и проверить правильность сводок.
   Также вспомогательное значение имеет для исследования истории представительных организаций информация специальной (бухгалтерской и технической) документации. В архивных фондах съездов хранятся бухгалтерские книги, счета и справки, переписка, сметная документация, а также планы, чертежи, карты, сопровождающие их расчеты и описания, объяснительные записки и сметы на устройство различных сооружений. Специфическая форма кодирования информации затрудняет ее извлечение и использование.

   Вторичная Информация. Значительную часть материалов фондов съездов составляют документы, чье происхождение не связано со съездами либо связано с ними косвенным образом, содержащие «вторичную информацию». Вопрос о путях проникновения этой документации в архивы съездов довольно сложен. Известно, что между различными организациями существовал обмен документами и изданиями как «для сведения», так и с целью добиться соответствующей реакции, выполнения распоряжения или просьбы. Но установить, кто был инициатором посылки документа и, тем самым, «включения» связи, далеко не всегда оказывается возможным. Сопроводительные письма, содержавшие ответ на этот вопрос, зачастую либо не сохранились, либо попали в другие дела. Разобраться в этом могут помочь штампы и пометы, содержащие указания на отправителя, получателя, исполнителей, время отправления и получения, входящие-исходящие номера, принятое решение в форме резолюции на документе.
   Вторичная информация – свидетельство наличия связей. Ее объем говорит о степени их интенсивности; состав, соотношение разных видов документации – о характере связей. Важное значение структуры связей для характеристики съездов предпринимателей определяет значение документации, хранящей «вторичную информацию». Структура связей разных типов объединений различна. Так, для монополий основная связь – связь с контрагентами, предпринимателями и конкурентами. В отношении к государству они выступают либо как поставщики, либо как просители преимущественно по конкретным, чисто экономическим вопросам. У съездов, претендовавших на роль полномочного представителя и защитника интересов класса, структура связей была иной.
   Важная для качественной характеристики съездов связь с однотипными (предпринимательскими) организациями нашла отражение в проникновении в фонды съездов документации этих организаций. Она раскрывает характер взаимоотношений и действий организаций, имевших одинаковый статус, место среди них съездов. Относительная немногочисленность документации предпринимательских организаций – не членов съездов в фондах заставляет предположить малую тесноту взаимосвязи между самостоятельными организациями. Это положение не меняет и тот факт, что часть присылавшихся документов, оседавших в библиотеках съездов, ныне хранится не в архивах, а в библиотеках.
   Посылка предпринимательскими организациями своей документации съездам имела различное целевое назначение. Протоколы, журналы, отчеты, доклады должны были информировать съезды о деятельности других организаций и косвенно содействовать координации действий. Осевшие в фондах съездов проекты, опросные листы, записки и другие выработанные предпринимательскими организациями документы свидетельствуют о попытках уяснения мнений друг друга по вопросам, имевшим общее значение, и о способах такого уяснения. О сходстве взглядов, об общих действиях свидетельствуют совместные документы. Посылка друг другу различных изданий, в том числе статистических, обеспечивала получение информации, полезной предпринимателям данного съезда в их практической деятельности. Закономерно отсутствие распорядительной, управленческой документации.
   Но в структуре связей съездов предпринимателей доминируют не «горизонтальные» связи (с партнерами, обладавшими равными с ними правами), а связи «вертикальные» – с государством в лице его учреждений и ведомств. Именно здесь с наибольшей полнотой проявляется функциональное назначение съездов, посреднический характер их деятельности. Съезды «включали» эту связь не столько в заботах об интересах организаций, сколько в борьбе за интересы отрасли, промышленности и торговли в целом, как они их понимали. Самыми активными партнерами съездов по этой связи выступали в первую очередь министерства и ведомства, курировавшие съезды (МФ, МГИ, МТП), их департаменты, созданные при них комиссии, комитеты, совещания. Об их активности говорит значительная по объему переписка по выяснению мнений съездов, по их ходатайствам, по участию их представителей в работе ведомств. О том, что связь с другими государственными учреждениями была по преимуществу опосредованной и шла через министерство, в ведении которого находились съезды, также свидетельствует переписка: документ этого учреждения поступал в совет съездов с сопроводительным письмом «своего» ведомства. Прямая связь была возможна в экстренных случаях. Фонды горнопромышленных съездов, работавших в постоянном контакте с управлениями железных дорог и порайонными комитетами, деятельность которых ощутимо сказывалась на промышленниках в их деловой практике, сохранили значительное число документов этих звеньев государственного аппарата.
   Не только для сведения, но и для руководства посылались протоколы, журналы, доклады государственных учреждений разного ранга, в том числе совещаний и комиссий, в работе которых представители съездов принимали участие, а также циркуляры, распоряжения и постановления, имевшие отношение не к съездам, а к отраслям, предпринимателей которых объединяли съезды. Наличие управленческой документации, адресованной съездам как непосредственно, так и косвенным образом, – показатель «вертикальности» связи и движения информации. Важную смысловую нагрузку несут представления, рапорты, предложения ведомств в более высокие инстанции (например, МТП в Государственную думу, департамента соответствующему министру, горного инженера в Горный департамент). Они показывают, что государственные органы оповещали о своей деятельности съезды на ранних стадиях рассмотрения проблемы. Кроме того, те из них, к появлению которых побудили ходатайства съездов, показывают процесс принятия решения по ходатайствам, ход обсуждения их в «верхах», а не только принятое решение, окончательный результат.
   Наличие в фондах съездов в десятках дел огромного числа нормативных документов, объяснительных и докладных записок к ним свидетельствует об обращении государственных органов к съездам для выяснения мнения объединенных предпринимателей, об интересе съездов к тому или иному вопросу. Отложившиеся в фондах съездов нормативы являются документальной основой для выяснения круга вопросов, по которым государство считало необходимым иметь отклики съездов как представителей буржуазии.
   Адресованные непосредственно съездам документы появились в результате обращения государственных органов к съездам в качестве представителя торгово-промышленного класса, в результате обращения съездов к государственным учреждениям как органам власти, облеченным полномочиями в решении вопросов, в результате отношений, в которых государственные учреждения и съезды выступали в роли контрагентов в делах.
   Значение документации государственных учреждений для съездов определялось тем, что знакомство с ней позволяло им ориентироваться в обстановке, действовать с учетом существующих в этих сферах течений, находить союзников. Своевременное получение этой документации позволяло съездам оперативно принимать свои меры. Роль осевших в архивах съездов документов государственных учреждений в изучении истории этих организаций, их места возрастает в связи с тем, что они существуют в фондах не изолированно, а в контексте документов, создававшихся съездами как ответ на законодательные и прочие инициативы государства. Показательно, что содержание подавляющего большинства документов так или иначе раскрывает деятельность государства в сфере экономической политики по вопросам, относящимся к промышленности и торговле в целом, к их отраслям, к смежным вопросам.

Публикации делопроизводственной документации съездов

   Значительно возросшее с появлением множительной техники тиражирование документов заметно сказалось на складывании источниковой базы. Сохранилась масса публикаций и разного рода распечаток делопроизводственных документов съездов предпринимателей. Советы рассылали такого рода печатную продукцию членам съездов, государственным учреждениям, редакциям органов печати, некоторым библиотекам. Печатная делопроизводственная документация, доминируя в количественном отношении, более доступна исследователям, чем архивные материалы. Публикации имеются практически по всем съездам, а для подавляющего большинства организаций они являются основной формой, в которой дошла до нас делопроизводственная документация. По этой причине представляется необходимым рассмотреть их специально.
   Публикация делопроизводственной документации служила решению двух задач. Во-первых, выполнялось требование закона (положения о съездах) о напечатании трудов, протоколов или журналов съездов, отчетных документов и рассылке их заинтересованным учреждениям и организациям. Во-вторых, повышалась эффективность социального управления за счет улучшения информированности членов организации, позволявшей координировать их деятельность и выступать съездам как единому целому. Тиражирование усиливало действенность информации, заложенной в делопроизводственной документации. Доводя до членов организации существенно важную информацию, выступая в роли коммуникаторов, публикации способствовали правильному функционированию организации, побуждая ее составные части действовать согласованно. Отправляя экземпляры таких документов в значительном числе соответствующим ведомствам, съезды рассчитывали также подготовить почву для прямого обращения к ним, прощупать настроения чиновников, определявших их деятельность. Решая вторую задачу, съезды значительно расширяли круг тиражируемых делопроизводственных документов.
   Этот значительный по объему и информативному потенциалу комплекс материалов сложился в ходе подготовки, проведения и подведения итогов съездов, в результате функционирования их исполнительных органов (см. табл. № 4).

   Документы съездов. Особое место по систематичности, комплексности, полноте среди них занимают «Труды» съездов[152]. Включая, как правило, довольно полную подборку материалов (программы, списки участников, журналы или протоколы, стенограммы заседаний, постановления съезда, доклады), они дают целостное представление о работе съезда. В труды могли включаться положение о данном очередном или экстренном съезде, выработанные съездом документы.
   Последовательность расположения и состав материалов съездов в «Трудах» достаточно стабильны для каждой организации. Их открывали протоколы, журналы или стенограммы с приложениями, составлявшие костяк издания. Часть горнопромышленных съездов помещала в трудах и протоколы, и стенограммы заседаний съездов. К сожалению, труды съездов редко открывались предисловиями, в которых излагались бы принципы отбора материалов, значение включенных в труды документов. Такое предисловие, показывая условия и трудности подготовки издания, позволяет детализировать наши представления о деятельности съездов. Так, из предисловия к «Трудам 1 Всероссийского съезда комиссионеров и коммивояжеров» (СПб., 1909) явствует, что издать полный стенографический отчет о съезде совет не смог вследствие финансовых затруднений. Вынужденный ограничиться сокращенным изложением трудов общих собраний, он включил по стенограмме речи и заявления программного характера. В этом издании совет видел фундамент для будущей работы новой организации. Публикация трудов была своего рода подведением итогов проделанной съездом работы.
   Подготовка съездов сопровождалась тиражированием разнообразной делопроизводственной документации. Размноженные, рассылались для ознакомления и уточнения проекты программ съездов, утвержденные программы, списки членов организации, объявления о времени и месте проведения съезда, иногда с разъяснениями наиболее важных с точки зрения совета съездов вопросов, причин созыва съезда[153].
   Еще до съезда печатались и рассылались доклады, затрагивавшие вопросы общего характера. В некоторых случаях их подборки публиковались в виде брошюр[154]. Таким образом члены съезда знакомились с позицией совета и других авторов докладов, получали возможность дать свои отзывы и заключения, по которым затем корректировались тексты докладов. Наряду с ними рассылались также тезисы докладов, фиксировавшие основные их положения. Другую часть докладов участники съезда получали перед началом его занятий.
   На самом съезде составлялись и вскоре же тиражировались доклады, обобщавшие результаты работы его комиссий, групп. Среди публиковавшихся можно назвать доклады по организационным вопросам[155], доклады о положении отрасли[156], доклады, чье появление связано с подготовкой и проведением правительственных мероприятий[157]. Фундаментальные доклады совета СППТ[158] выпускались в виде книг. Тиражированные доклады постоянных и временных комиссий съездам рисуют положение вопроса на определенный момент, его историю, содержат оценку современной им ситуации, предлагают необходимые в «интересах промышленности и торговли» меры. Тиражировались и докладные записки съездам от отдельных членов организаций[159].
   В обязательном порядке советы публиковали отчеты, подводившие к очередному съезду итоги деятельности организации и ее исполнительного органа за период со времени предыдущего съезда. Информация печатных отчетов, различаясь в частностях, совпадала в главном. Они содержали обобщенную сводку фактов по основным направлениям деятельности организации и ее совета: информировали о заседаниях, о присутствовавших на них, о ходатайствах съездов (по каким вопросам, кому, как подано – письменно, при аудиенции), об участии в работе совещаний и комиссий, о сношениях с министерствами и ведомствами, о составленных советом проектах, докладах, докладных записках[160]. Кроме общих отчетов сохранились опубликованные отчеты по отдельным сторонам деятельности совета, в том числе денежные, дающие картину использования советом денежных ресурсов организации. Совет СМП опубликовал отчеты о представительской и хозяйственной деятельности совета[161]. Отдельно публиковались отчеты уполномоченных СГПЮР 13–17, 20–28 съездам, содержащие сведения о принятых ими мерах по ускорению рассмотрения ходатайств и благоприятному их решению в Петербурге[162].
   Обязательно велась и публиковалась не только в трудах съездов, в прессе, но и отдельно фиксировавшая ход занятий съезда документация. Протоколы, журналы, стенограммы заседаний съездов печатались для раздачи участникам съездов, рассылки заинтересованным ведомствам и общественным организациям. Достаточно полно сохранившиеся публикации протоколов и журналов заседаний съездов в значительной степени дополняют архивные фонды и труды съездов. Особый интерес представляют протоколы заседаний СГПЮР, общих и местных съездов мукомолов, съездов золотопромышленников[163]. Публикация сохранила формуляр документа (номер заседания, дата, присутствующие и далее по формуле «слушали – постановили» с кратким изложением прений). Часто ее дополняли программа съезда, список участников, а заключали приложения к журналам. В этом качестве выступали нормативные документы, доклады и отчеты, сметы и таблицы. Правилом была полная публикация протоколов и журналов, но иногда давалось их сокращенное изложение[164]. В отдельных случаях они приближались к стенограмме[165].
   Формуляр «Журнала заседаний 2 секции IV СПБТСХ по вопросам о тарифах на хлебные грузы под председательством члена совета В. В. Уржумцева»[166] отличается некоторыми особенностями. В нем нет сведений о присутствующих, о выборе председателя заседания, не воспроизведены подписи присутствовавших, сведения сгруппированы тематически.
   Некоторыми организациями сразу после съезда составлялись сводки постановлений (резолюций) съезда, сгруппированные по вопросам программы[167]. Наличие таких сводок облегчало ориентацию, в концентрированном виде показывало итоги съезда, его решения. Публикации материалов чрезвычайных и экстренных съездов отличались большим лаконизмом, как, например, объединенные в одной книге постановления и протоколы чрезвычайного Всероссийского СПБТСХ[168]. Оперативную информацию хроникального характера донесли до нас дневники съездов, состоящие из кратких заметок о событиях: о намеченных или проведенных заседаниях съезда, его секциях, о приветствиях съезду, прибытии участников[169].
   Особую группу составляют отклики на съезд, прежде всего печатные отчеты о его работе, которые составлялись как советами, так и делегатами организаций – членов съездов[170]. Они описывают занятия съезда, более обобщенно и прямо, чем другие публикации, оценивая его работу. Точку зрения представителей ведомства на съезде отражают опубликованные отчеты представителей съездов, назначенных министрами[171]. К образцам публицистической литературы может быть отнесена брошюра М. В. Козаровицкого, которую вызвала к жизни борьба различных группировок при организации съездов комиссионеров и коммивояжеров[172].
   Таким образом, в публикациях документов съездов четко выделяются две группы: подготовленные к съезду (доклады, отчеты и др.) и образовавшиеся как результат работы съезда. Стабильность и регулярность публикаций документов съездов позволяет считать перспективным их использование исследователями.

   Документы исполнительных органов. В значительном количестве тиражировались материалы, отражавшие деятельность исполнительных органов: советов, бюро, комитетов. Многие из них отложились в архивах предпринимательских организаций, министерств и ведомств, а часть из их библиотек после Октябрьской революции попала в государственные библиотеки, где и хранится ныне.
   Советы общероссийских съездов, ПСКЗПП и ПСКЖЗ относительно регулярно публиковали журналы своих заседаний[173], а совет СГПЮР – не только протоколы за год в виде книги, но и проекты протоколов[174]. Последние, видимо, предназначались для рассылки участникам заседаний с целью внесения в случае необходимости коррективов.
   Тиражировались также готовившиеся к заседаниям советов отчеты: об их деятельности, о деятельности конторы и канцелярии, о делопроизводстве, об исполнении постановлений совета[175], отдельными книгами вышли доклады сессиям советов СМП и СГПЮР[176]. СГПЮР публиковали и наиболее важные, имевшие всеобщий интерес резолюции совета съездов[177]. Поручив кому-либо выяснение вопросов, исполнение решения совета, сбор сведений и получив отчеты этих лиц о проделанной ими работе, советы публиковали самые интересные с их точки зрения[178].
   Менее систематически выпускались делопроизводственные документы, отразившие деятельность постоянных и временных комиссий при советах[179], существовавших при нем учреждений: труды, журналы и доклады, обзоры деятельности и отчеты[180], заключения по вопросам, входившим в их компетенцию[181].
   Широко используя такую форму рассмотрения вопросов, как совещания при советах съездов, советы доводили результаты их работы до сведения членов организации и публики путем напечатания журналов и протоколов совещаний, издания в виде брошюр стенографических отчетов и заключений совещаний, докладов им, отчетов о работе[182].О проведении съездами совместных работ свидетельствуют изданные ими документы совещаний, созывавшихся под эгидой организаций для рассмотрения некоторых общих вопросов экономической политики[183].
   С целью усилить резонанс распространялись выработанные съездами и их советами докладные записки и записки по актуальным вопросам: положение отрасли, ее нужды и необходимые для ее развития меры; пути сообщения, их состояние и развитие, железнодорожные и таможенные тарифы; вопрос о недрах; аграрный вопрос; развитие горного дела; представительство в различных учреждениях (земских, государственном банке и др.); законодательство и его изменения; отношения с ведомствами; рабочий вопрос и др. Тиражировались также отдельные ходатайства, имевшие значение для всех членов организации и всего торгово-промышленного класса[184].
   Проинформировать своих членов о существующих точках зрения, мнениях различных групп промышленников, чтобы они могли скоординировать свою деятельность, дать отзывы, – эту цель преследовала публикация документов других организаций и отдельных лиц советами съездов[185].
   Публикация обеспечивала более широкий общественный резонанс; давала возможность распространить столь важные для съездов документы не только в «подлежащих ведомствах», но и среди относительно широкого круга заинтересованных организаций и лиц. Тиражирование докладных записок и ходатайств способствовало популяризации деятельности съездов как выразителей и защитников интересов торгово-промышленного класса и его отраслевых отрядов, созданию благоприятного общественного фона для предпринимаемых съездами шагов. Тиражирование заключений съездов по запросам ведомств, кроме перечисленных выше целей, должно было создавать впечатление высокой авторитетности представительных организаций съездовского типа.

Материалы представительных организаций (съездов) в фондах государственных учреждений

   Документы российских представительных организаций обязательно должны были отложиться в архивах государственных органов по двум причинам. Отсутствие в России явочной системы учреждения каких-либо объединений, в том числе общественных организаций, обусловив достаточно жесткую регламентацию их деятельности, предопределив их подконтрольность государству, с неизбежностью порождало не только исходящие от государственных учреждений актовые материалы, но и комплекс делопроизводственной документации. С другой стороны, выполнение представительской функции съездами, требуя от них вступления в контакт с государственными органами, которые определяли социально-экономическую политику, должно было привести к стягиванию в соответствующие учреждения делопроизводственных документов съездов. Эти предположения побудили начать поиск информации о съездах предпринимателей в архивных фондах тех государственных учреждений, в ведении которых съезды находились (МФ, МГИ, МТП). В МФ ими непосредственно занимались вначале Департамент торговли и мануфактур, а затем образованные в составе отдела торговли и промышленности Центральные учреждения по части торговли и промышленности. Подведомственные МГИ съезды представителей горной и горнозаводской промышленности вел Горный департамент. После реорганизации в 1905 г. Центральных учреждений по части промышленности и торговли в МТП ему был передан и Горный департамент. Таким образом, в МТП были сконцентрированы функции надзора и контроля за деятельностью съездов предпринимателей. За местными съездами наблюдение осуществляли органы этих министерств: например, наместники, горные управления, окружные инженеры. За соблюдением съездами и их деятелями норм административного и уголовного права наблюдало МВД и его местные органы (генерал-губернаторы, градоначальники). В своих повседневных сношениях съезды имели дело с отделом торговли и отделом промышленности МТП, Горным департаментом. В последнем ими занимались отделения частных золотых промыслов, частных горных заводов, соляных и нефтяных промыслов, совета СГПУр, а также инспекторский отдел. Местные органы МТП и МВД осуществляли сношения со съездами через общий отдел или секретарскую часть и торгово-промышленные отделы канцелярий.
   Поисковая работа началась с обследования справочников и путеводителей по архивам и обзоров отдельных фондов[186], статьи которых, как правило, содержали указание на наличие в них материалов съездов (табл. № 6). Следующим этапом поисковой работы было обследование описей архивных фондов. На этом этапе были выявлены дела, в которых, судя по названию, находилась или могла находиться делопроизводственная документация, связанная со съездами. Заключительный этап работы предполагал знакомство с самими делами с целью выяснения состава, структуры и содержания делопроизводственной документации государственных учреждений, касающейся съездов предпринимателей.

   Таблица № 6. Сведения путеводителей и обзоров о материалах съездов в фондах государственных учреждений



   На каждом этапе поисковой работы возникали свои сложности, связанные с неполнотой информации используемого источника: путеводителя по архиву, обзора фонда, описи. Описания ряда фондов в справочниках не содержат указаний на материалы съездов, что не исключает вероятности обнаружения их там. Так, при работе с описями № 1 и 2 фонда Центральных учреждений по части торговли и промышленности МФ[187] удалось обнаружить дела, содержащие документацию съездов, в то время как статья путеводителя по архиву не упоминала материалы съездов. Выявление делопроизводственной документации съездов по описям затрудняется тем, что в названиях дел часто отсутствуют указания на корреспондентов государственного учреждения, на авторов-составителей документов. По описи крайне сложно выявить материалы съездов в делах, сформированных по тематическому принципу. Обстоятельством, затрудняющим обследование архивных фондов, стала их разбросанность по удаленным от Москвы архивам.
   В конечном итоге были обследованы как наиболее перспективные фонды центральных государственных учреждений, ведавших съездами: Департамента торговли и мануфактур, Центральных учреждений по части торговли и промышленности, МТП, Горного департамента, а также отдельные фонды местных органов. Наибольший объем делопроизводственной документации по съездам сохранил фонд Горного департамента, что может служить косвенным свидетельством жесткости контроля, с одной стороны, и интенсивности связей– с другой.
   Положительным фактором следует считать сохранение в большинстве архивных фондов государственных учреждений дел, сформировавшихся еще в архивах этих учреждений в процессе их функционирования, так как в них документы сохранили свое первоначальное окружение. Это позволяет проследить взаимосвязи документов, понять логику их появления в данном деле. А система документов отличается большей информативной емкостью, чем простая подборка разрозненных документов. Документы фондов государственных учреждений отражают этапы выработки решения в форме проектов и черновиков[188]. Они хранят как подлинники, так и размноженную различными способами документацию, копии и отпуски документов.

   Состав документов. Концессионная система регистрации съездов и «ходатайствующий» характер представительства ими интересов предпринимателей привели к формированию в фондах государственных учреждений двух больших групп дел по съездам, содержащих разную информацию. К первой относятся дела по учреждению, созыву и проведению съездов, утверждению и изменению положений о них, ко второй – дела по ходатайствам съездов. Особенностью фондов государственных учреждений является хранение делопроизводственной документации разных уровней. С одной стороны, это документация, сформировавшаяся в процессе контактирования государственных органов со съездами, с другой – внутри-и межведомственная документация, возникшая в процессе обсуждения дела и принятия по нему решения, отразившая процесс выработки решения. Делопроизводственная документация, возникшая как следствие существования в России концессионной системы учреждения различных обществ и отсутствия общего законодательства по представительным организациям, отразила попытки выработки по инициативе соответствующих департаментов министерств общих положений для отдельных отраслей[189]. Сохранилась переписка с различными учреждениями и организациями, в том числе со съездами, образовавшаяся в процессе обследования ведомствами вопроса, а также донесения командированных на места чиновников. Ряд документов (справки, ведомственные записки о принципах организации съездов, варианты проектов положений) отражает процесс выработки ведомственных проектов положений. Запросы, разосланные в процессе обсуждения заинтересованным учреждениям и организациям в центре и на местах, полученные заключения, замечания и отзывы позволяют судить о позициях различных социальных сил, об их борьбе, о достижении ими соглашений.
   Документы дел о разработке общего положения о съездах горнопромышленников показывают, что более чем за 10 лет (с 1904 по 1917 г.) этот вопрос так и не получил решения. Выработанные Советом по горнопромышленным делам и отложившиеся в фонде Горного департамента проекты положений не были утверждены. Справка Горного департамента раскрывает историю создания и рассмотрения проекта с первой сессии этого совета. В связи с длительной разработкой им общего положения в делах отложились документы по утверждению, изменению и дополнению положений об отдельных съездах горнопромышленников.
   Так как обязательным условием конституирова-ния съезда было утверждение положения о нем, в делопроизводстве ведавших съездами ведомств сформировался комплекс документов, отражавших этот сюжет. Обязательным компонентом этого комплекса являются ходатайства учредителей либо учредительного съезда, к которым приложен проект положения. Реже необходимость создания представительной организации обосновывалась не в ходатайстве, а в особой записке[190]. Остальная документация носила внутри– и межведомственный характер. Так, ходатайства региональных горнопромышленных съездов по этому вопросу осели в архиве Горного департамента в сопровождении представлений окружных инженеров, горных управлений, генерал-губернаторов. Здесь же находились запросы ведавшего съездом ведомства, адресованные другим министерствам, прежде всего МВД. Изменив в соответствии с полученными замечаниями и заключениями проект[191], исполнительный орган ведомства делал представление министру, Комитету министров[192]. О принятом ими решении сообщала резолюция на проекте положения, заверенная подписью руководителя департамента и скрепой делопроизводителя[193]. Процедура внесения изменений и дополнений в положения о съездах протекала таким же образом и оформлялась однотипной документацией в делопроизводстве ведомств[194].
   Слабее в делопроизводственной документации государственных учреждений отражено формирование исполнительных органов съездов. Так, в деле по ходатайству съезда железозаводчиков об учреждении постоянного бюро присутствует циркуляр Горного департамента членам съезда, предписывающий им сообщить департаменту имена 12 лиц, которых желательно видеть избранными в бюро, а также ответы на него[195]. Дело сохранило также черновик справки о полученных каждым избираемым в бюро голосах и отпуск извещения Горного департамента о лицах, получивших наибольшее число голосов.
   Информация о созыве и проведении съездов в фондах государственных учреждений отразилась главным образом в переписке по таким вопросам, как разрешение на созыв съезда, сроки его проведения, программа, постановления съездов и прежде всего их ходатайства. При этом чем ниже ранг съезда, тем обильнее переписка. Для общероссийских съездов сохранились ходатайства о созыве съездов с указанием вопросов программы и времени проведения, запросы ведомства, ведавшего этим съездом, в другие министерства и их отзывы, представление ведомства «своему» министру, уведомления центральным и местным государственным органам. Для регионально-отраслевых и местных съездов, ходатайствовавших непосредственно перед местными органами власти, документация дополняется перепиской этих органов друг с другом. Например, переписка по созыву съездов золотопромышленников включает рапорты окружных инженеров горным управлениям, ходатайства начальников этих управлений перед Горным департаментом о разрешении съездов, мнения департамента и его представления министру[196]. В фондах государственных учреждений сохранились составлявшиеся чиновниками в процессе подготовки решения справки и другие документы «для служебного пользования»: о законах по данному предмету, о «мнениях» Горного департамента и др.
   Важную для понимания социальной природы съездов информацию зафиксировала внутри– и межведомственная переписка, касающаяся назначения представителей ведомств на съезды: запросы от подразделения, занимавшегося вопросом, в другие подразделения и министерства, имевшие право по положению о съезде посылать своих представителей на съезды, их уведомления о командируемых представителях.
   В архивах государственных учреждений оседала информация, собиравшаяся с целью предотвратить выход деятельности съездов за рамки, установленные положениями о них и законодательными установлениями по административной части. Поэтому в делах по созыву съездов в большом количестве и в разных видах сохранились программы съездов: проекты, составленные представительными организациями; проекты, отразившие внесенные по требованиям министерств изменения; утвержденные программы. Также в соответствии с требованиями закона архивы государственных органов аккумулировали материалы о работе съездов: труды, журналы и протоколы заседаний, постановления съездов и отчеты о их работе, списки ходатайств съездов[197]. Фонд Горного департамента хранит составленные специально для департамента отчеты назначенных ведомством председателей горнопромышленных съездов о том, что на них происходило[198]. Сохранившиеся подборки вырезок из печатных изданий свидетельствуют, что государственные учреждения специально занимались сбором информации. О целенаправленном сборе сведений говорит и хранение в фондах материалов о том или ином деятеле, вызывавшем по каким-то причинам сомнения. В качестве примера можно назвать дело об инициаторе создания СДСМПТ Козаровицком[199].
   Сохранившаяся в фондах государственных учреждений документация по созыву и проведению съездов является также носительницей информации об их внутренних делах. Так, о возникших между членами съездов разногласиях сообщает переписка по первым двум съездам терских нефтепромышленников[200]. Она раскрывает борьбу на съездах крупных промышленников с мелкими, прежде всего по вопросу о праве голоса.
   Осуществление представительской функции привело к тому, что в фондах государственных учреждений отложилась информация об этой качественно значимой стороне деятельности представительных организаций буржуазии. В комплекс входят прежде всего ходатайства, подкрепленные в качестве основания постановлением съезда или совета съезда, журналом заседания, на котором оно было принято. Если это было ходатайство в поддержку прошения члена съезда или группы членов, прилагалась его копия. В ту же группу входят «ходатайствующие» докладные записки и доклады, в заключительной части которых содержались пожелания съездов, а также записки, подкреплявшие ходатайство развернутой аргументацией. Наличие специальных дел по докладным запискам, состав собранной в них документации позволяют говорить о том, что эти документы рассматривались государственными органами как ходатайства[201].
   Ходатайства, отложившиеся в рассматриваемых фондах, распадаются на две группы. Ходатайства по организационным вопросам касаются созыва съезда, места нахождения совета, образования новых структур в составе организаций, способов получения и хранения взносов и сборов на содержание съездов, а также имущественных дел организаций. К ним примыкают ходатайства съездов о созыве ведомственных совещаний (и распоряжения ведомств на сей счет) и об участии в их работе представителей съездов[202].
   Другая группа ходатайств вызвана к жизни различными веяниями в области экономической политики (прежде всего налоговой), отношений с органами городского и земского самоуправления, оценки состояния различных отраслей промышленности и торговли и мер содействия их развитию[203].
   Документальное окружение ходатайств отразило процедуру принятия по ним решения и оповещения о нем заинтересованных сторон. Значительное место здесь занимает меж– и внутриведомственная переписка, подготовленные в процессе рассмотрения ходатайств разного рода справки. Результатом первоначального рассмотрения ходатайства отделом ведомства в случае его положительной оценки было составление представления или рапорта в вышестоящие инстанции. Заключения органов, имевших право принимать окончательное решение, фиксировались в журналах их заседаний и доводились до сведения нижестоящего исполнительного органа с помощью выписок из этих журналов, соответствующих помет на представлявшихся документах. На основании журнального постановления вырабатывалось заключение департамента или его циркуляр и посылалось уведомление съездам. Обильная переписка ведомств со съездами по их ходатайствам показывает громоздкость бюрократического аппарата, наличие трений и сложностей. Съездам в лице советов приходилось неоднократно напоминать о своих ходатайствах, выяснять их положение, запрашивать ведомства о ходе дела, подкреплять свои ходатайства дополнительными соображениями[204]. Запросы ведомств содержат информацию о наличии различных точек зрения среди самих предпринимателей, объединяемых отраслевыми съездами. В документах государственных учреждений отразилась практика рассмотрения ходатайств съездов в совещаниях при ведомствах[205]. Их задача заключалась в распределении признанных заслуживающими внимания резолюций и постановлений съездов между отделами и департаментами соответствующих министерств для изучения и принятия решения. Сохранились журналы их заседаний, материалы к ним, переписка.
   Делопроизводственная документация государственных учреждений донесла до нас информацию о такой форме представительской деятельности съездов, как дача заключений по запросам ведомств. В фондах отложились запросы мнения съездов по различным вопросам и отзывы съездов и их исполнительных органов[206].
   Характер отношений с государством предопределил роль переписки. Будучи отражением и выражением практической деятельности в точке скрещивания интересов ведомств и съездов, она в совокупности, как в мозаике, создает целостную картину, показывает механизм взаимодействия государства и съездов.

Информативные возможности делопроизводственной документации съездов предпринимателей

   Влияние функционального назначения съездов, их структуры на делопроизводственную документацию как носителя определенной информации побудило попытаться выделить группы и разновидности документов, содержащих самую существенную для исследования съездов информацию. Постановка в качестве исследовательской задачи выявления информационного потенциала источника требовала сосредоточиться на содержательной стороне. Форма источника рассматривалась лишь постольку, поскольку она была способом организации упорядочения информации.

   Стенограммы, протоколы, журналы. Объединение стенограмм, протоколов, журналов заседаний в одну группу закономерно вытекает из той функции, которую они выполняют, – фиксировать ход заседания, процесс обсуждения вопроса и принятия по нему решения, делать это по ходу заседания с последующей обработкой записей, внесением в них поправок и утверждением в такой отредактированной форме. Поскольку в источниковедческой литературе уже дан анализ их видовых признаков и свойств, поскольку мы подходим к ним с точки зрения их информационного потенциала, отпадает необходимость подробного описания стенограмм и протоколов заседаний съездов, протоколов и журналов их исполнительных органов (советов, комитетов, бюро, отделов, комиссий). К сожалению, говорить о сохранности всей генеральной совокупности этого комплекса источников не приходится (табл. 5, 6). Лучше других сохранилась документация СППТ, СГПЮР, СБНП, СГПУр, СТНП, СМП, их советов и комитетов, ПСКЗПП, ПСКЖЗ. Стенограммы, протоколы, журналы других организаций имеют большие лакуны, документы некоторых представляют собой разрозненные фрагменты некогда существовавшего комплекса. Степень сохранности протоколов исполнительных органов в целом хуже, чем документов съездов. Не следует упускать из виду и то обстоятельство, что в большинстве случаев приходится иметь дело не с подлинниками, а с публикациями, документами, тиражированными разными способами (типографским, ротапринт-ным, с помощью стеклографа и гектографа), с копиями. Значение подлинников определяется тем, что адекватность текста реальности, правильность его удостоверены подписями участников события (заседания). Положительной стороной публикаций является то, что стенограммы, протоколы и журналы, как правило, даются в них с приложением сопутствующих документов (докладов, справок, таблиц). В современных архивных фондах съездов этот порядок нарушен.
   Объединяя вышеназванные документы в одну группу по функционально-целевому назначению, необходимо отметить наличие особенностей, которые, собственно, и позволяют говорить о них как о разных, но взаимодополняющих видах источников – о стенограммах и о протоколах-журналах. Первое отличие определено способом фиксации информации о событии, обусловившим разницу в объеме. Стенограммы съездов насчитывают не один десяток страниц текста, протоколы и журналы – всего несколько. Стенограммы, дословно воспроизводя все выступления на съезде, давали предельно детализованную картину заседания. Меньшая подробность протоколов и журналов позволяла им за счет обобщения и систематизации информации осуществить ее сжатие и повысить информативную емкость текста на тот же объем, выделить самое существенное с точки зрения участников.
   По этой причине текст протоколов и журналов более структурирован, чем текст стенограмм, сильнее обработан не только редакторски, но и в содержательном отношении. Ему соответствует формула «слушали – постановили» с вертикальным (слева – вопрос, справа – принятое решение) или горизонтальным (решение под вопросом) расположением текста и с более или менее подробной передачей мнений групп участников заседания. Как правило, протоколы-журналы съездов были более подробными, чем протоколы-журналы их исполнительных органов. Для протоколов характерны нумерация вопросов по порядку их рассмотрения на заседании и расположение их по степени убывания важности дела. Мелкие вопросы часто объединялись в группу «текущих дел». Анализ местоположения вопроса в документе может помочь исследователю понять значение для данных представительных организаций той или иной проблемы, ее роль в их истории и истории российской буржуазии.
   Такие обязательные для формуляра протоколов-журналов элементы, как название и номер документа, дата, перечень участников, а иногда и вопросов повестки, свидетельствуют о достаточно высокой степени унификации этого вида делопроизводственной документации представительных организаций съездовского типа. Необходимо отметить устойчивость их формуляра и его соответствие общепринятым нормам делопроизводства. В силу того что стенограммы, протоколы, журналы вобрали в себя другую делопроизводственную документацию (доклады, записки, отношения), они могут быть полезны при реконструкции генеральной совокупности документов съездов, а также отображенных в них фактов, могут выступать в роли свидетеля, подтверждающего их существование в реальности.
   Функционально-целевое назначение стенограмм, протоколов и журналов представительных организаций съездовского типа обусловило комплексный характер содержащейся в них информации по истории этих организаций, по социально-экономическим аспектам истории российской буржуазии. В них в наиболее концентрированном и полном виде отображена деятельность съездов предпринимателей. Эта группа источников аккумулирует информацию обо всех сторонах и направлениях деятельности организаций. Стенограммы и протоколы съездов зафиксировали и донесли до нас информацию о том, как проходила выработка программы действий из предложенных вниманию съезда проектов, вариантов, наметок и стратегии деятельности организации на весь предстоящий период, как вырабатывалась окончательная формулировка, зафиксированная в постановлениях и резолюциях. Протоколы экстренных съездов показывают, какой способ реагирования на экстраординарные с точки зрения объединенных предпринимателей раздражители был избран съездами и в какой форме программировались их действия по устранению таковых.
   Протоколы и журналы их исполнительных органов, прежде всего советов и комитетов или бюро, отразили процесс реализации выработанной на съездах программы и разработки тактики, способной наиболее эффективно, в понимании деятелей съездов, привести к достижению поставленных съездом целей. Протоколы отделов и учреждений советов съездов, комиссий при них раскрывают организацию работы непосредственных исполнителей. Они запечатлели как борьбу мнений, так и позиции съездов по всему спектру интересовавших их вопросов. Для исследователей важна содержавшаяся в них мотивировка принятия именно такого решения, а также присутствие оценочного момента.
   Обследование стенограмм, протоколов и журналов различных съездовских организаций выявило две группы организаций, различающихся по основному направлению их представительной деятельности. Документы одной группы показывают высокую активность «внутренних» сношений (с предпринимателями – членами организации). В документах других больше внимания уделено сношениям «внешним» (с государством и другими социальными силами).
   Стенограммы, протоколы, журналы первой группы съездов подробно показывают организацию съездами обслуживания первичных потребностей класса. Они сообщают о таких мероприятиях съездов по обеспечению нормальных условий функционирования принадлежащих предпринимателям предприятий, как строительство и содержание дорог, технических сооружений, необходимых для промышленников данного региона, как создание условий для воспроизводства рабочей силы (медицинская помощь рабочим, подготовка кадров). В эту группу вошли съезды, действовавшие в менее развитых отраслях, – отраслевые и регионально-отраслевые вроде СМП.
   Документы другой группы съездов отразили более высокую тесноту взаимосвязи с государством и несколько иной ее характер. Они показали более высокую активность второй группы организаций в вопросах экономической политики, а также заметный рост внимания к социальным аспектам в ее проведении, к отношениям с другими социальными силами: с дворянством и государством как защитником его социальных привилегий, земским движением, с рабочим классом. Видимо, это можно рассматривать как выражение более высокого уровня социальной зрелости, обусловленной статусом отрасли и мощью данного отряда буржуазии, объединением в рамках организации различных отрядов и ее ролью выразителя общих интересов класса. Эта сторона наиболее ярко выражена в стенограммах, протоколах СППТ, СПБТСХ, СГПЮР, совещательных контор. В содержании стенограмм, протоколов, журналов съездов предпринимателей отразилось, как они учитывали реальные условия, приспосабливались к ним и пытались их приспособить к своим нуждам.
   Ценность этой группы источников обусловлена комплексностью и систематичностью их содержания, четкостью структуры информации, облегчающей выделение самого существенного в деятельности организаций. Их изучение позволяет ответить на вопросы, как была организована деятельность данного объекта и что составляло ее сердцевину. В них отразился общественный характер съездов, их представительская функция. Примененный в протоколах и журналах способ кодирования информации (фиксация процесса в определенных временных точках, деление текста на ячейки) позволяет говорить о возможности применения для их анализа формально-количественных методов исследования с целью мобилизации информативных возможностей источника во всей их полноте и единстве. Вопрос о превращении этой возможности в реальность, в исследовательскую практику должен решаться для каждой организации в зависимости от того, насколько представительна сохранившаяся выборка. Еще более перспективны в этом плане постановления и резолюции съездов, являющиеся концентрированным выражением «воли объединенных промышленников», итогом работы съезда, обязательным для всей организации. Лаконичная формулировка, структурная четкость, единство содержания каждого элемента структуры (пункта резолюции) максимально облегчают их обработку.

   Доклады, докладные записки, записки, в докладах, докладных записках и записках (опубликованных и отложившихся в фондах съездов и государственных учреждений) нашло концентрированное выражение функциональное назначение съездов как представительных организаций буржуазии. Они являлись одной из основных форм реализации этого назначения, важнейшим методом деятельности съездов. Выделение этих документов съездов в особую группу основывается как на количественных, так и на качественных показателях. Значительный объем документации данной группы в архивных фондах съездов и в библиотеках позволяет говорить о важной роли данного источника. Это характерная именно для съездов делопроизводственная документация, отражающая их специфику. Двусторон-ностью представительской функции съездов (перед своим классом и перед государством) объясняется адресование одних записок съездам и советам, других – государственным органам. Первые служили основанием для принятия организацией в лице очередного съезда или совета съездов решения по вопросу. Вторые были средством воздействия на органы, облеченные властью, способом добиться решения вопроса в нужном съездам русле, осуществить постановления организации.
   С помощью этих материальных носителей представительской функции решались съездами главные их задачи. Доклады, докладные записки и записки не только формулировали позицию съездов, но и подкрепляли ее развернутой системой аргументации. Они предлагали оптимальные с точки зрения объединенных предпринимателей способы решения вопроса, предостерегали государственные органы, усмотрев в их мотивах неверную точку отправления и опасные для производительных сил страны основы[207]. Обращая их внимание на отдельные стороны вопроса, они добивались обеспечения лучших условий для сферы, в которой действовали члены съездов. Так, при дебатировании вопроса о субсидии Добровольному флоту совет СППТ выступил с запиской, в которой доказывал необходимость строительства судов в России, а не за ее пределами[208]. Записки побуждали государство к действиям, желательным для объединенных промышленников, выражали согласованный взгляд предпринимателей страны, отрасли, региона.
   Откладывавшиеся в архивах съездов черновики, копии, распечатки, а в фондах государственных учреждений – подлинники докладных записок и записок оказались вписанными в систему делопроизводственной документации, находились там в окружении связанных с ними документов. В современных архивных фондах они не полностью утратили это окружение: переписку, показывавшую ход рассмотрения вопроса в государственных учреждениях[209], их ответы на записки[210] и др. Такое расположение документов позволяет исследователю проследить судьбу записки и определить степень значимости ее информации. Полезен в этом отношении и анализ помет на документах. Так, пометы на докладах говорят о включении их в качестве приложений в отчеты[211], о невозможности их опубликования[212], о внесении изменений в текст[213]. Формуляр докладных записок и записок в целом отвечал требованиям, предъявлявшимся к такого рода документам, сочетая значительную степень унификации с допущением вариаций.
   Информация докладных записок и записок структурирована. Она делится на три части: «историческую», аналитическую и резюмирующую. Аналитический и оценочный момент в них выражен ярче, чем в других источниках. В начале документа, как правило, содержалось изложение «истории вопроса». Затем давался анализ современного положения вопроса или предполагаемой правительством меры, изложение позиции съезда завершало документ. В первой части подробно перечислялись все сношения съездов с ведомствами по вопросу, указывались причины составления записки: неудовлетворительное положение дела, неудовлетворительный ответ на предыдущее обращение[214]. Здесь же могло быть сообщено о процессе выработки записки, о ходе обсуждения вопроса, например: совет запросил мнение местных торгово-промышленных организаций и земств[215], образовал для рассмотрения вопроса особое совещание[216], организовал анкету. В некоторые документы составители внесли оценку своей работы: «Записка представляет собою как бы итог работы всех съездов горнопромышленников Юга России и всего законодательного, литературного и прочего материала по данному вопросу»[217].
   Подробно мотивируя позицию съездов, доклады, докладные записки и записки подкрепляют ее обычно статистическими данными, которые рассматриваются их авторами как показатель высокой степени объективности, ее критерий. Такая мотивация желаемого результата позволяла съездам предлагать в некоторых случаях несколько вариантов решения вопроса, своего рода программу-максимум и программу-минимум. Анализ сложившегося положения, состояния вопроса на данный момент в записках был не самоцелью, а средством в достижении цели, что нашло выражение в заключительной части. Сформулированные в ней выводы рекомендовали решение вопроса в интересах промышленности и торговли, как их понимали объединенные съездами предприниматели.
   Помимо записок положительного свойства, предлагавших конкретные способы и пути решения вопроса, съездами составлялись записки, для которых характерны публицистичность, полемический заряд (прежде всего по вопросам, остро дебатировавшимся в прессе, в общественных кругах)[218]. Для исследователя, занимающегося изучением позиций различных социальных сил по ключевым вопросам социально-экономического развития России, такие записки представляют особый интерес. Они были формой реакции объединявшихся съездами предпринимателей на изменения в сферах, от которых предприниматели зависели и с которыми были связаны в экономическом и социальном отношении: в области экономической политики, в системе государственных учреждений, ведавших промышленностью и торговлей, в смежных с их отраслью отраслях, в области правовых отношений.
   Записки различались как по уровню затрагиваемых в них проблем, так и по уровню обобщения фактов. Постановкой наиболее общих, принципиальных с точки зрения буржуазии вопросов отличались СППТ, советом которых были, например, составлены докладные записки об условиях развития производительных сил России[219], о мерах их развития и улучшения торгового баланса[220]. В записках, анализирующих правительственные законопроекты, излагались общие соображения и выдвигались встречные предложения в виде собственного проекта[221], трактовались отдельные положения проектов, их детали.
   Тематика докладных записок и записок, частота обращения к той или иной проблеме позволяют определить узловые с точки зрения съездов вопросы. Анализ записок СППТ и ряда отраслевых съездов показал, что в центре внимания представительных организаций съездовского типа стояли три глобальных направления экономической политики: денежные средства, пути сообщения, рабочая сила. Эти документы создавались как ударная сила для обеспечения промышленности и торговле оптимальных финансовых условий деятельности и возможности выхода их продукции на рынок, для оптимального использования рабочей силы.
   Спектр вопросов в рамках этих трех направлений был относительно широк. Записки давали анализ состояния налоговой системы в целом, практики взимания налогов, плюсов и минусов проектируемых правительством и уже существующих налогов (государственного, промыслового, подоходного, земского обложения промышленных и торговых заведений), организации промышленного кредита в России и необходимости предоставления его предприятиям отдельных отраслей и даже отдельно взятым промышленникам. Большое значение записки съездов придавали вопросу о таможенных пошлинах и тарифах, причем здесь столкновение противоречивых интересов промышленников различных отраслей проявилось наиболее откровенно.
   Кроме этого, в записках затрагивались вопросы плохого состояния путей сообщения в России, необходимости их улучшения путем строительства новых дорог и подъездных путей, лучшего использования существующих, усиления их материально-технической базы – подвижным составом, рельсами, складскими помещениями. Следует отметить отображение записками борьбы различных промышленных регионов, прежде всего Юга России и Урала, в вопросе о направлении планировавшихся железных дорог, а также борьбы промышленников и казенных железных дорог по поводу тарифов и источников средств на строительство подъездных путей.
   Самая характерная черта записок по рабочему вопросу – стремление переложить бремя расходов по обеспечению нормальных условий воспроизводства рабочей силы на государство, фактически торпедировать рабочие законопроекты, в том числе по страхованию рабочих (разумеется, исключительно по «объективным причинам»). Записки запечатлели этапы дискуссий по этому вопросу буржуазии в лице съездов с государством.
   Помимо проблем, общих для всей промышленности и торговли, записки показывают отраслевой срез, показывая и преломление общего в отраслевом, и специфическое, особенное, диктуемое потребностями развития отрасли (в понимании съездовской буржуазии). Благодаря этому их анализ может помочь исследователям в изучении природы и конкретных проявлений конкуренции между отраслями. Кроме того, в них нашла отражение и конкурентная борьба различных групп предпринимателей одной отрасли. Любопытна сохранившаяся в фонде СМП записка председателя совета Съездов и их представителя в Петербурге министру финансов по вопросу устройства механических спусков, сообщающая о «видах» предприятия Церетели на превращение «всей промышленности» в свою «данницу» и ходатайствующая о недопущении новых льгот и привилегий этому предприятию[222].
   Внимание составителей записок привлекали не только вопросы, не сходившие с повестки в течение всего времени существования съездов, но и вопросы, возникавшие на отдельных временных отрезках и связанные с такими мощными факторами, как, например, Первая мировая война[223]. С их помощью съезды пытались облегчить предпринимателям использование созданной войной конъюнктуры и уменьшить ее отрицательные последствия.

   Ходатайства. Тесно связаны с рассмотренной выше группой делопроизводственной документации ходатайства. Появление этого вида документов было вызвано условиями, в которых действовали представительные организации буржуазии в России, с их положением ходатаев за торгово-промышленный класс перед государством. В российских условиях представительство интересов выливалось главным образом в исхода-тайствование тех или иных льгот и преимуществ. Взаимосвязь ходатайств и записок проявилась в том, что они служили осуществлению одной и той же функции съездов – представительской. Поэтому докладная записка могла содержать ходатайство в заключительной части своего текста, могла сопровождать ходатайство, дополняя его развернутой аргументацией, могла подкреплять ранее возбужденное ходатайство[224].
   Но эти функционально близкие документы не тождественны, различаются по цели и форме, по характеру информации. Если ходатайство содержит прямую просьбу, то записка может выражать ее завуалированно, представляя желаемое как закономерный вывод из объективных данных, как требование самой жизни, которое съезды уловили. Таким образом, их различает степень объективизации: с одной стороны – явная заинтересованность, с другой – якобы беспристрастное изложение дела. В ходатайствах просьба сформулирована очень конкретно и однозначно, мотивация сведена к минимуму, вследствие чего они лаконичны.

   В отличие от записок, ходатайства всегда точно указывают адресата.
   Как и докладные записки, ходатайства в фондах съездов не сконцентрированы в одной группе дел. Они редко выделяются в описях, что затрудняет их выявление и комплексное вовлечение в научный оборот. В архивах государственных учреждений, напротив, по ходатайствам съездов комплектовались особые дела. Расположение ходатайств в архивных фондах в окружении взаимосвязанной с ними документации (переписки, протоколов специальных комиссий по их рассмотрению в государственных учреждениях, их докладов руководителю ведомства) позволяет представить, как на практике осуществлялось это предоставленное съездам право, как происходила выработка ходатайства, его рассмотрение государственными органами, каковы были результаты. После обсуждения вопроса съездом или по его поручению советом и принятия постановления о ходатайстве канцелярия приступала к составлению текста ходатайства, требуя необходимые сведения у любого отдела, учреждения, члена съезда. Выработанный ею текст вносился на рассмотрение совета. Скорректированное советом ходатайство с сопроводительным письмом и необходимой документацией (таблицы, копия записки и др.) посылалось ведомству, в ведении которого находилась организация, и через него – тому, в чью компетенцию входило решение вопроса.
   В ходатайствах съездов поднимались наиболее важные с их точки зрения вопросы, имевшие стратегическое значение. Их подкрепляли ходатайства советов съездов, которые должны были ускорить прохождение ходатайств съездов в надлежащих инстанциях. С другой стороны, положение съездов как защитников интересов каждого входящего в организацию предпринимателя побуждало их выступать в роли посредника между ним и государством. Это привело к созданию ходатайств отдельных членов съездов и групп промышленников перед организацией и ходатайств исполнительных органов в государственные учреждения в их поддержку[225]. Последние, как правило, использовали текст поступившего в совет съездов ходатайства и дополняли его указанием на постановление совета. В исполнительные органы поступали и ходатайства, выработанные совещаниями при советах съездов. Кроме обычных ходатайств съезды прибегали к телеграфным ходатайствам с последующим дополнением их более подробным документом.
   Информация ходатайств группируется по тем же проблемам, что и информация записок финансовый, транспортный, рабочий вопросы, вопросы внутриотраслевые, постоянного и временного характера[226]. Как и докладные записки, ходатайства выдвигают социальные притязания в сфере взаимоотношений классов и социальных групп. Лейтмотив ходатайств, затрагивающих отношения с дворянством, – «равные права» и «отмена привилегий». Особую группу составили ходатайства по организационным вопросам. Ходатайства об учреждении организаций содержали краткую мотивировку необходимости новой организации и ее задач, а также просьбу утвердить положение о ней[227]. Ходатайства о созыве съезда обязательно содержали сведения о программе съезда и о времени его созыва. С помощью ходатайств добивались внесения изменений и дополнений в положения о съездах. Такие ходатайства часто содержали старую и новую редакцию соответствующих пунктов, могли выяснять саму возможность внесения изменений[228]. Об утверждении результатов выборов руководящих органов также подавалось ходатайство[229].
   Не только сами ходатайства, но и порядок их рассмотрения государственными органами – логичное следствие существовавшей в России разрешительной системы и громоздкого бюрократического аппарата. Для рассмотрения ходатайств создавались особые временные органы: «По установившемуся порядку все возбуждаемые съездами горнопромышленников ходатайства обсуждаются в особом, назначаемом каждый раз г. министром земледелия и государственных имуществ при Горном департаменте, совещании, причем совещание это приступает к исполнению своей задачи лишь по доставлении съездом трудов его»[230]. По вопросам, входившим в круг интересов разных ведомств, обязательны были согласования и «увязки». Лишь на конечном этапе дело выносилось на утверждение министра. Отступления от этого порядка, неизбежно порождавшего обильную переписку, допускались лишь в экстренных случаях[231]. В делопроизводстве съездов ходатайства были одним из самых важных узлов, вокруг которых группировалась переписка.
   

notes

Сноски

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

   Колосов Л. Н. Возникновение организации крупного капитала – Съезда терских нефтепромышленников //Учен. зап. Грозненского пед. ин-та. Грозный, 1953· Вып. 1; Литвинов И. Д. Съезды горнопромышленников Юга России – орудие монополий угольно-металлургической промышленности. Автореф…. канд. ист. наук. Киев, 1955; Бондаренко Е. Съезды горнопромышленников Юга России – крупнейшая представительная организация монополистического капитала России // Вестник Моск. гос. ун-та. Серия 8. Экономика, философия. 1961. № 1.

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

   См.: Алияров С. С. Нефтяные монополии в Азербайджане в период Первой мировой войны. Баку, 1974; Балашова А В. К вопросу о влиянии Первой мировой войны на развитие электротехнической промышленности России // Актуальные проблемы политической экономии. Вып. 4. М., 1972; Басилая Ш. И. Марганцевая промышленность Грузии накануне и в период Первой мировой войны // Труды Сухумского гос. пед. ин-та. Т. 18–19· Сухуми, 1966; Ибрагимов М. Д. К вопросу о влиянии Первой мировой войны на нефтяное производство Бакинского района (19114-1917 гг.) //Учен. зап. Азербайджанского ун-та. Серия История и философия. 1968. № 1; Колосов Л. Н. Зарождение новой монополистической группировки в грозненской нефтяной промышленности в годы Первой мировой войны // Известия Северо-Кавказского научного центра высшей школы. Серия Общественные науки. Ростов-на-Дону 1973· № 4; Корелин А. П. Монополии в паровозо– и вагоностроительной промышленности России // Вопросы истории капиталистической России. Свердловск, 197'2;ШациллоК. Ф. Из истории финансового капитала. Влияние Первой мировой войны на развитие судостроительной промышленности Юга России // Первая мировая война. М., 1968; Он же. О диспропорции в развитии вооруженных сил России накануне Первой мировой войны (1906–1914 гг.) // Исторические записки. Т. 83. М, 1969

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

   См.: Крупина Т. Д. Политический кризис 1915 г. и создание Особого совещания по обороне // Исторические записки. Т. 83· М., 1969; Сомов С. А. О «майском» Особом совещании // История СССР. 1973· № 3; Он же. Обсуждение в Государственной думе и Государственном совете законопроекта об Особом совещании по обороне (июль – август 1915 г.) Гродно, 1973; Тимошенко А. И. Особое совещание по обороне России в годы Первой мировой войны // Известия высших учебных заведений. Серия Правоведение. 1968. № 2; Сидоров АЛ. Указ. соч.

58

   См.: Алияров С. С. Из истории государственно-монополистического капитализма в России: Особое совещание по топливу и нефтяные монополии // История СССР. 1977. № 6; Ибрагимов М. Д. Создание правительственных органов «регулирования» нефтяной промышленности и их деятельность // Материалы V научной сессии Совета по координации АН АзССР Кн. 1. Баку 1972; Он же. К вопросу об установлении фиксированных цен на нефть в период Первой мировой войны (1914 – февраль 1917 г.) //Учен. зап. Азербайджанского гос. ун-та. Серия История и философия. 1972. № 4.

59

60

61

62

63

64

65

   См.:Дякин В. С. Русская буржуазия и царизм в годы Первой мировой войны. Л., 1967; Он же. К вопросу о «заговоре царизма» накануне Февральской революции // Внутренняя политика царизма (середина XVI – начало XX в.). Л., 1967; Слонимский А Г. Катастрофа русского либерализма. Прогрессивный блок накануне и во время Февральской революции 1917 г. Душанбе, 1979; Старцев В. И. Русская буржуазия и самодержавие в 1905–1917 гг. (Борьба вокруг «ответственного министерства» и «правительства доверия»). Л., 1977.

66

67

68

69

70

71

72

73

74

   См.: Бакланова И. А. К вопросу о милитаризации труда в период империалистической войны // Рабочий класс и рабочее движение в России. 1861–1917. М., 19б6-,Корелин А.П. Формы и методы борьбы крупного капитала с рабочим движением в России в годы Первой мировой войны // Вестн. Моск. ун-та. Серия 8. История. 1965. № 6; Он же. Крупный капитал и эксплуатация рабочих в металлообрабатывающей промышленности России в годы Первой мировой войны // Рабочий класс России в период буржуазно-демократических революций. М., 197'8;Лаверычев В. Я. Российские промышленники и рабочее движение в период империализма // Рабочий класс и рабочее движение в России. 1861–1917; Он же. Царизм и рабочий вопрос в России. 1861–1917. М., 1972.

75

   См.: Дякин В. С. Провал попыток создания массовой опоры либеральной буржуазии в рабочем движении в годы мировой войны 1914–1917 гг. // Пролетариат России на пути к Октябрю 1917 г. (Облик, борьба, гегемония). Ч. 2. Одесса, 19б7;Мосина И.Г. ВПК Сибири и вопрос об участии в них рабочих // Некоторые вопросы расстановки классовых сил накануне и в период Октябрьской социалистической революции. Из истории Сибири. Томск, 1976; Она же. Некоторые вопросы рабочей политики буржуазии Сибири в годы Первой мировой войны // Из истории социально-экономической и политической жизни Сибири. Конец XIX в. – 1918 г. Томск, 1976; Сейранян Б. С. Борьба большевиков против ВПК в годы Первой мировой империалистической войны (1914–февраль 1917 г.). Л, 1969·

76

77

78

79

80

81

82

83

84

85

86

87

88

89

90

91

92

93

   Уставы: Общества для содействия улучшению и развитию мануфактурной промышленности (М., 1890), Общества для содействия русской промышленности и торговле, Общества для содействия процветанию отечественной промышленности (М., 1861), Санкт-Петербургского общества для содействия улучшению и развитию фабрично-заводской промышленности (СУРП. 1897. № 45), Общества для содействия русскому торговому мореходству (М., 1873), Общества рыбоводства и рыболовства (Вильна, 1911)·

94

95

96

   Положения о Съездах: представителей промышленности и торговли (Устав торговый / Сост. Я. М. Гессен. СПб., 1914. Ст. 858–901), деятелей по средней и мелкой промышленности и торговле (СПб., 1913), представителей биржевой торговли и сельского хозяйства (Устав торговый. Ст. 902–922; изм.: СУРП. Отд. 1.1915. № 231), представителей торгового посредничества (Устав торговый. Ст. 923–958), представителей промышленности и торговли Юга России (Устав торговый. Ст. 1005–1050), представителей лесной промышленности и торговли (СПб., 1914), стеклозаводчи-ков (СПб, 1913).

97

   Положения о Съездах: горнопромышленников Юга России (Устав горный. 1914. Т. 2. С. 359–363), горнопромышленников Царства Польского (там же. С. 370–375), горнопромышленников Зангезурского уезда Елисаветпольской губ. (там же. С. 382–386), углепромышленников Черем-ховского района (там же. С. 387–391), марганцепромыш-ленников Шорапанского уезда Кутаисской губ. (там же. С. 375–382), бакинских нефтепромышленников (там же. С. 392–397), терских нефтепромышленников (там же. С. 397–403); Временное положение о Съездах горнопромышленников Уральской горной области (там же. С. 355–358).

98

99

100

101

102

103

104

105

106

107

108

   Образцовый устав биржевых артелей; Уставы бирж: Александровской (СУРП. 1909· Отд. П. 1909· № 16), Армавирской (там же. 1910. № 29), Астраханской (там же. 1906. № 9; 1907. № 9; 1909– № 43; 1914. № 18; 1915. № 27), Бакинской (там же. 1886. № 82), Барнаульской (там же. 1911. № 206), Батумской (там же. 1910. № 31), Бердянской (там же. 1905. № 29; 190б.№б), Бийской(тамже. 1912.№ 47), Благовещенской (там же. 1909· № 44; 1912. № 180), Варшавской (там же. 1872. № 97), Виндавской (там же. 1901. № 83; 1910. № 18; 1913· № 68), Витебской (там же. 1912. № 199), Владивостокской (там же. 1901. № 117; 1905. № 8; 1909– № 30), Воронеж-ской(тамже. 1908.№ 38; 1912. № 85), Георгиевской (там же. 1912. № 97), Дербентской (там же. 1916. № 80), Ейской (там же. 1911.№ 152), Елецкой (там же. 19Ю.№ 11б), Екатерино-дарской (там же. 1909·№ 89; 1915.№ 1бЗ), Елисаветградской (там же. 1915. № 12), Иркутской (там же. 1911. № 152,212), Казанской (там же. 1866. № 110; 1903· № 8), Камышинской (там же. 1911.№ 126), Киевской (там же. 1880. № 124; 1913· № 72), Кирсановской (там же. 1909· № 77), Козловской (там же. 1909.№ 89; 19Ю.№ 79), Кокандской(тамже. 1906. № 62; 1909· № 28), Красноярской (тамже. 1916. № 80), Кременчугской (там же. 1908. № 60; 1912. № 13, 117), Курганской (там же. 1910. № 29; 1914. № 62), Курской (тамже. 1904 № 4; 1905. № 89; 1914. № 40), Либавской (тамже. 1880. № 89), Лодзин-ской (там же. 1898. № 107; 1907. № 7), Мариупольской (там же. 19 Ю. № 44), Минской (там же. 1913-№ 152;1915.№ 135), Нижегородской (там же. 1913· № 116), Николаевской, Самарской губ. (там же. 1911.№ 116; 1914. № 146; 1916. № 17), Ново-Николаевской (там же. 1915. № 114), Новороссийской (там же. 1904. № 21; 1913· № 195), Оренбургской (там же. 1906. № 14), Пермской (там же. 1901. № 83, приложение; 1908. № 55; 1917. № 17), Перновской (тамже. 1874. № 46), Петропавловской (там же. 1909· № 15), Потийской (там же. 1908. № 93), Псковской (там же. 1908. № 65), Ревельской (там же. 1872. № 30; 1879 № 114;), Рижской (там же. 1867. № 4; 1913· № 27), Ровенской (там же. 1910. № 73), Ростовской-на-Дону (там же. 1867. № 40; 1909– № 88, 100; 1913– № 189), Самарской (там же. 1913· № 205), Саратовской (там же. 1870. № 57; 1899· № 110; 1914. № 146), Семипалатинской (там же. 1910. № 100), Симбирской (там же. 1901. № 117, приложение; 1913– № 233; 1914 № 50; 1917. № 19), Ставропольской (там же. 1917. № 20), Сызранской (там же. 1905. № 29), Таганрогской (там же. 1905. № 5; 1906. № 59, 67; 1912. № 180; 1915. № 102), Тифлисской (там же. 1906. № 68), Томской (там же. 1900. № 102, приложение), Тульской (там же. 1866. № 109), Тюменской (там же. 1910. № 29), Уральской (там же. 1909. № 15), Уфимской (там же. 1905. № 50), Феодосийской (там же. 1908. № 60; 1909– № 40; 1915. № 147), Хабаровской (там же. 1910. № 44), Харьковской (там же. 1868. № 100; 1882. № 33; 1904. № 11; 1908. № 37; 1909– № 59), Херсонской (там же. 1906. № 37; 1913– № 186;), Царицынской (там же. 1899. № 118), Челябинской (там же. 1906. № 14; 1908. № 24), Чистопольской (тамже. 19 П. № 2), Читинской (там же. 1915. № 66), Ярославской (там же. 1908. № 93; 104. № 102), Московской (М., 1915), Санкт-Петербургской (Уставторговый. СПб., 1914. С. 731–760), Одесской (там же. С. 807–816), Орловской (Орел, 1892); Правила для Рыбинской биржи (Устав торговый / Свод законов. Изд. 8. СПб., 1881.Т. 1.Ч2.С.370–371; изм.: СУРП. 1893· № 182; Положения о Съездах марганцепромыш-ленников Шорапанского уезда, бакинских нефтепромышленников, терских нефтепромышленников.

109

110

111

112

113

114

115

116

   Положения о Съездах: горнопромышленников Уральской горной области, горнопромышленников Царства Польского, горнопромышленников Зангезурского уезда, марганцепромышленников Шорапанского уезда, бакинских нефтепромышленников, терских нефтепромышленников; Уставы: Общества для содействия развитию портландце-ментной промышленности, Общества фабрикантов хлопчатобумажной промышленности, Всероссийского общества суконных фабрикантов, «Союз лесопромышленников Рижского порта…».

117

   Положения о Съездах: представителей промышленности и торговли, деятелей по средней и мелкой промышленности и торговле, представителей биржевой торговли и сельского хозяйства, представителей торгового посредничества, представителей льняного дела, представителей промышленности и торговли Юга России, представителей лесной промышленности и торговли, стеклозаводчиков; Устав съезда русских фабрикантов земледельческих машин и орудий.

118

119

120

   Положения о Съездах: горнопромышленников Юга России, горнопромышленников Уральской горной области, горнопромышленников Царства Польского, горнопромышленников Зангезурского уезда, марганцепромышлен-ников Шорапанского уезда, бакинских нефтепромышленников, терских нефтепромышленников, а также представителей горнопромышленных, металлургических, вагоно– и машиностроительных и механических заводов и предприятий Северного и Прибалтийского районов.

121

122

123

124

125

126

127

128

129

   Положения о Съездах: деятелей по средней и мелкой промышленности и торговле, представителей биржевой торговли и сельского хозяйства, горнопромышленников Юга России, горнопромышленников Уральской горной области, горнопромышленников Царства Польского, горнопромышленников Зангезурского уезда, углепромышленников Черемховского района, марганцепромышленников Шора-панского уезда, бакинских нефтепромышленников, терских нефтепромышленников; представителей горнопромышленных, металлургических, вагоно– и машиностроительных и механических заводов и предприятий Северного и Прибалтийского районов; Правила о созыве и устройстве съездов золото– и платинопромышленников; Устав Общества фабрикантов хлопчатобумажной промышленности.

130

131

132

133

   Временное положение о съездах горнопромышленников Уральской горной области; Положения о съездах: горнопромышленников Царства Польского, бакинских нефтепромышленников, терских нефтепромышленников; представителей горнопромышленных, металлургических, вагоно– и машиностроительных и механических заводов и предприятий Северного и Прибалтийского районов; Инструкция постоянной совещательной конторе железных заводчиков; Устав Общества для содействия русской промышленности и торговле.

134

135

136

137

138

139

140

141

142

143

144

145

146

147

148

149

150

151

152

   Труды IV съезда представителей промышленности и торговли. СПб., 1910; Труды первого всероссийского съезда деятелей по средней и мелкой промышленности и торговле. СПб., 1913; Труды первого съезда представителей промышленности и торговли Юга России. Одесса, 1911. Т. 1–2; Труды I всероссийского съезда комиссионеров и коммивояжеров. СПб., 1909; Труды… съезда горнопромышленников Юга России. Харьков, 1879–1917 [Съезды очередные IV–VI, IX–XXVI, XXVIII–XLI и экстренные]; Труды… съезда горнопромышленников Урала. Екатеринбург; СПб., 1899–1916. [Съезды очередные VII–XII, XTV–XXI и экстренный 1912 года]; Труды… съезда горнопромышленников Царства Польского. СПб., 1883–1910. [Съезды очередные I–VII и экстренный 1895 года]; Труды… съезда бакинских нефтепромышленников. Баку, 1885–1915. [Съезды I, V, IX, XII, XIV, XV, XVIII, ΧνΐΙΙ-ΧΧΧΙΠ, XXXV]; Труды… съезда кубанских нефтепромышленников. Екатеринодар, 1911–1914. [Съезды I–III]; Труды… съезда марганцепромышленников. Ку-таис, 1901–1914. [Съезды III, V, VI, VIII, XII, XlV–XVl·]; Труды… съезда металлозаводчиков Северного и Прибалтийского районов. СПб., 1903–1906. [Съезды П-Ш]; Труды съезда железоза-водчиков, созванного при Министерстве государственных имуществ в 1885 г. СПб., 1888. Т. 1–2; Труды I всероссийского съезда золото– и платинопромышленников. СПб., 1907–1909. Т. 1–4; Труды… местного съезда золотопромышленников Оренбургской и Уфимской губерний. Екатеринбург, 1911–1916. [Съезды ЛТП-ХИТ]; Труды… Пермских губернских съездов золото– и платинопромышленников. Екатеринбург, 1903–1917. [Съезды Π, VIII-ΧII, XIV, XVочередные и I, III–V, VII экстренные]; Труды первого съезда золотопромышленников Амурского, Бу-реинского и Приморского горных округов. Благовещенск, 1916; Труды первого общегубернского съезда золотопромышленников Енисейской губернии. Красноярск, 1916; Труды съезда золотопромышленников Минусинского горного округа. Минусинск, 1917; Труды… съезда представителей льняного дела. М, 1911–1913. Ч. 1–2.

153

154

   Доклады и материалы по вопросам, включенным в программу… съезда представителей биржевой торговли и сельского хозяйства. СПб., 1907–1914· [Съезды II–VIII и чрезвычайный]; Материалы первого съезда представителей торгового посредничества. СПб., 1909; Материалы совета к VII очередному съезду терских нефтепромышленников. Грозный, 1903· Вып. 1–2;Материалы 12 местному съезду золотопромышленников Оренбургской и Уфимской губерний. Екатеринбург, 1915; Отчет о деятельности совета СПЛТТТ за… год. Пг, 1915–1916.

155

   Необходимость объединения представителей лесной промышленности и торговли. Вводный доклад редакции журнала «Лесопромышленник» на предварительном совещании представителей местных лесопромышленных организаций по вопросу об учреждении центрального органа лесопромышленников. СПб., б. г.; Магид М. Г. Об установлении повагонного и попудного сбора с лесных материалов, перевозимых по железным дорогам, на содержание совета СПЛПТ и его вспомогательных органов. Пг, 1916; Доклад совета СПЛД. Об изменении действующего положения о съездах. М., 1913·

156

157

158

159

160

   Доклад совета СППТII очередному съезду о его деятельности со времени I очередного съезда по 1 мая 1907 г. СПб., 1907; Отчет совета… съезду горнопромышленников Юга России. Харьков, 1883–1915 [Съезды VIII–XL].; Отчет о деятельности совета… съезду бакинских нефтепромышленников. Баку, 1896–1916. [Съезды IX–XXXIV]; Отчет о деятельности совета СМП, избранного на… съезде. Кутаис, 1900–1913. [Съезды III–XVI]; СРФЗМО в… году. Харьков, 1912–1913; Отчет о деятельности ПСКЖЗ за… год. СПб., 1914–1915; Отчет о деятельности СМ за… год. СПб., 1898–1913; Краткий отчет совета СПЛД за… год. М., 1914–1916.

161

162

163

   Протоколы заседаний… съезда горнопромышленников Юга России. Харьков, 1877–1917. [Съезды очередные II, XXV–XXXII, XXXIV, XXXV, XXXVII–XLI и экстренные]; Протоколы заседаний съезда золотопромышленников Ку-реинского горного округа… года. Благовещенск, 1906–1910. [Съезды 1906–1908, 1910 гг.]; Протоколы соединенных съездов золотопромышленников Амурского и Буреинского горных округов… года. Благовещенск, 1905–1913· [Съезды 1905,1909,1911–1913 гг.]; Протоколы… общего съезда золотопромышленников Зейского горного округа. Благовещенск, 1909–1911. [Съезды V–VII]; Протоколы… съезда золотопромышленников Восточно-Забайкальского горного округа. Нерчинск; Чита, 1912–1915. [Съезды I–IV]; Протоколы и постановления… съезда золотопромышленников Ленского и Витимского горных округов. Иркутск, 1915–1916. [Съезды XV–XVI]; Протокол… съезда мукомолов. СПб., 1901–1903. [Съезды VI, VII]; Протоколы местных съездов, происходивших после VIII общего съезда мукомолов. СПб., 1907.

164

165

166

167

168

169

170

   Балков М. А. Первый всероссийский съезд деятелей по средней и мелкой промышленности и торговле. Симбирск 1912; Отчет об организации СМЗСПР и занятиях I съезда ме-таллозаводчиков Северного и Прибалтийского районов. СПб., 1902; Отчет с I съезда представителей автомобильной, авиационной и моторной промышленности. Пг, 1916; Отчет по II и III всероссийским съездам мукомолов. СПб., 1895; Отчет о заседаниях экстренного всероссийского съезда представителей лесной промышленности и торговли. Пг, 1915.

171

172

173

174

175

176

177

178

179

   Журнал образованной при совете СПБТСХ комиссии по вопросу об организации при названном совете съездов Сибирского бюро. СПб., 1915;Журнал заседания образованной при совете СПБТСХ комиссии по вопросу об установлении прямого русско-японского товарного сообщения. Пг, 1916; Труды комиссии, избранной XIII съездом нефтепромышленников для разработки вопросов об обеспечении пострадавших рабочих, о горных поселках и подъездных путях. Баку, 1900.

180

   Отчет совета съезда… съезду горнопромышленников Юга России по Медико-механическому институту. Харьков, 1909–1913. [Съезды XXXTV–XXXVIII]; Отчет Статистического бюро съезду горнопромышленников Юга России. Харьков, 1900–1907. [Съезды XXV-ХХЩ; Отчет деятельности лазарета СГПЮР для раненых воинов в г. Харькове. Харьков, 1915; Обзор деятельности амбулаторий и подачи квартирной (врачебной и акушерской) помощи в Бакинском промысловом районе за 1911 г. Баку 1913; Обзор деятельности постоянной комиссии нормального сортамента по вопросу об определении удельного веса прокатного металла. СПб., 1905.

181

182

   Журналы совещания, созванного при совете СППТ для рассмотрения предположений Горного департамента об изменениях и дополнениях в действующих правилах закона о нефтяном промысле. СПб., 1908; Совещание по вопросу о ближневосточном экспорте с участием командированной Министерством торговли и промышленности комиссии на Ближний Восток для изучения ближневосточного рынка. [Протокол]. Одесса, 1912; Стенографический отчет совещания потребителей жидкого топлива при совете СПБТСХ. СПб., 1908; Стенографический отчет совещания, образованного при совете СПБТСХ, по вопросу о мерах борьбы с фальсификацией коровьего масла. СПб., 1910; Стенографический отчет совещания, состоявшегося при совете СПБТСХ, по вопросу об обложении промысловым налогом биржевых сделок. СПб., 1911; Журнал образованного при совете СПБТСХ совещания для обсуждения вопроса о расширении состава всероссийской биржевой организации. СПб., 1915; Журнал образованного при совете СПБТСХ совещания по вопросам, связанным с предстоящим в 1910 г. пересмотром тарифов на перевозку хлебных грузов по железным дорогам. СПб., 1910; Журнал образованного при совете совещания для пересмотра утвержденных министром финансов 4 мая 1915 г. «Правил об отпуске за границу товаров из числа запрещенных к вывозу по обстоятельствам военного времени». Пг, 1915; Журнал образованного при совете СПБТСХ совещания для обсуждения некоторых вопросов таможенного характера, возникших в связи с текущими военными событиями. СПб., 1915; Журнал заседания образованного при совете СПБТСХ особого совещания для обсуждения законопроекта об установлении правил о переходе торговых и промышленных предприятий. СПб., 1915; Журнал образованного при совете СПБТСХ совещания для обсуждения вопроса о предположенном Главным управлением почт и телеграфов изменении почтовых посылочных такс и порядка перевозки посылок внутри Инперии и в заграничном сообщении. СПб., 1915; Журнал совещания при совете СПБТСХ по вопросу о желательных основаниях для производства государственными и частными коммерческими банками ссудной под залог хлеба операции во второй половине 1916 г. Пг, 1916; Журнал совещания антрацито-промышленников при совете съездов. 14–15 июля и 2 августа 1915 г. Харьков, 1915; Стенографические отчеты совещаний представителей горных и горнозаводских предприятий Юга России при совете СГПЮР 9 и 10 августа 1914 г. Харьков, 1914; Отчет о заседаниях совещания юрисконсультов и врачей горнопромышленных предприятий при совете СГПЮР 26–28 января 1908 г. по вопросу о законе 2 июня 1903 г. Харьков, 1908;Авдаков Н. С. Доклад уполномоченного съезда горнопромышленников Юга России о положении каменноугольной промышленности (об угольном голоде). СПб., 1913; Доклад совета СГПЮР совещанию горнопромышленников Донецкого бассейна 9 августа 1914 г. О современном положении горной и горнозаводской промышленности Юга России в связи с войной. Б.м., б. г.; Протокол совещания при ПСКЗПП. СПб., 1905; К вопросу о положении золотопромышленности в России. (Протоколы совещания, образованного при ПСКЗПП по вопросу о возможном развитии золотопромышленности в России). СПб., 1911.

183

   Журнал образованного советами съездов представителей промышленности и торговли и представителей биржевой торговли и сельского хозяйства совещания для обсуждения вопроса о реорганизации экспедиторского при таможенных учреждениях промысла. СПб., 1911; Проект общего устава российских железных дорог, выработанный по поручению советов съездов представителей промышленности и торговли и представителей биржевой торговли и сельского хозяйства комиссией под председательством члена обоих советов CA. Нововейского и одобренный в соединенном заседании советов. СПб., 1911; К вопросу об отделении перевозочной операции от складочной операции. СПб., 1911; Соображения по вопросу о предлагаемом железными дорогами повышении вывозных железнодорожных тарифов налесные грузы. СПб., 1914.

184

185

   Докладная записка представителей 24 общественных училищ. Киев, 1910; К вопросу о вздорожании нефтяного топлива. (Записка волжских пароходчиков.) СПб., 1908; Докладная записка Харьковской каменноугольной и железо-торговой биржи министру торговли и промышленности, представленная совету съезда для заключения. Харьков, 1916; Влияние временных налогов на лесную и соприкасающиеся с ней отрасли промышленности (записка совета Общества целлюлозного и писчебумажного производства «Сокол»). Пг, 1915.

186

   Китанина Т. М. Обзор материалов фонда Горного департамента (к характеристике положения уральской металлургической промышленности в 1895–1917 гг.) // Учен, зап. Уральского гос. ун-та. Свердловск, 1969· № 72. Сер. ист Вып. 9; Мальцева Н. А. Обзор документальных материалов фонда Министерства торговли и промышленности // Исторический архив. 1958. № 2; ЦГИА АзССР. Обзор фонда Кавказского горного управления. Баку, 1959; ЦГИА СССР. Путеводитель. Л., 1956; ЦГИА АзССР. Путеводитель. Баку 1958; ЦГИАГрССР. Путеводитель. Тбилиси, 1947; ЦГИА УССР. Путеводитель. Киев, 1958; Иркутский областной архив. Путеводитель. Иркутск, 1975; Государственный архив Свердловской области. Путеводитель. Свердловск, 1979; Томский областной архив. Путеводитель. Томск, I960; Харьювский обл. apxiB. Харыав, 1959·

187

188

189

190

191

192

193

194

195

196

197

198

199

200

201

202

203

204

205

206

207

   Ответ совета на замечания Министерства финансов по поводу продления закона 2 января 1906 г. о промысловом налоге. СПб., 1908; О льготном пропуске иностранного чугуна. СПб., 1911; Ответ на записку директора Варшавско-Венской железной дороги по вопросу о местных тарифах на провоз угля по Варшавско-Венской железной дороге. СПб., 1893; Современное положение нефтяной промышленности в связи с вопросом об истребовании казною долевого отчисления нефти в натуре. СПб., б. г.

208

209

210

211

212

213

214

215

216

217

218

219

220

221

222

223

224

225

226

227

228

229

230

231

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →