Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Размеры обуви были придуманы в 1792 году обувщиком Джеймсом Смитом.

Еще   [X]

 0 

Сетевые сообщества и обучение (Патаракин Евгений)

Успешная творческая деятельность в современном мире невозможна вне сетевых коллективов. Единицами культурной эволюции становятся сетевые гибридные сообщества, состоящие из людей и программных агентов. Новые сервисы социального обеспечения, такие как блоги, народные классификаторы и ВикиВики радикально упростили процесс сетевого творчества. В результате в учебном процессе все чаще возникают ситуации, когда над общим проектом параллельно работают множество учеников – соавторов. Значение непосредственного обмена сообщениями между соавторами заметно снижается, и их совместное поведение напоминает поведение стаи птиц. Организатор совместных сетевых проектов все чаще играет роль . Стайный советник расширяет поле зрения учеников, помогает им отслеживать направление деятельности друг друга. Чем дальше видят ученики, чем больше они знают о действиях других членов стаи, тем скорее формируется общая деятельность. Предлагаемая модель сетевого взаимодействия может использоваться в педагогической практике для освоения учениками толерантности, критического мышления и экологических стратегий. В книге приведены многочисленные примеры учебных проектов, выполненных в среде сетевых сообществ. Масштабным событием в жизни учебных сетевых сообществ России стал проект «Время вернуться домой» – Letopisi.ru. Это открытая учебная гипертекстовая энциклопедия, в рамках которой школьники, студенты и учителя собирают и представляют исторические события городов, поселков, сел и деревень России на протяжении 2006 года.

Год издания: 2006

Цена: 77 руб.



С книгой «Сетевые сообщества и обучение» также читают:

Предпросмотр книги «Сетевые сообщества и обучение»

Сетевые сообщества и обучение

   Успешная творческая деятельность в современном мире невозможна вне сетевых коллективов. Единицами культурной эволюции становятся сетевые гибридные сообщества, состоящие из людей и программных агентов. Новые сервисы социального обеспечения, такие как блоги, народные классификаторы и ВикиВики радикально упростили процесс сетевого творчества. В результате в учебном процессе все чаще возникают ситуации, когда над общим проектом параллельно работают множество учеников – соавторов. Значение непосредственного обмена сообщениями между соавторами заметно снижается, и их совместное поведение напоминает поведение стаи птиц. Организатор совместных сетевых проектов все чаще играет роль стайного советника. Стайный советник расширяет поле зрения учеников, помогает им отслеживать направление деятельности друг друга. Чем дальше видят ученики, чем больше они знают о действиях других членов стаи, тем скорее формируется общая деятельность. Предлагаемая модель сетевого взаимодействия может использоваться в педагогической практике для освоения учениками толерантности, критического мышления и экологических стратегий. В книге приведены многочисленные примеры учебных проектов, выполненных в среде сетевых сообществ. Масштабным событием в жизни учебных сетевых сообществ России стал проект «Время вернуться домой» – Letopisi.ru. Это открытая учебная гипертекстовая энциклопедия, в рамках которой школьники, студенты и учителя собирают и представляют исторические события городов, поселков, сел и деревень России на протяжении 2006 года.


Е. Патаракин Сетевые сообщества и обучение

   © Е. Д. Патаракин, 2006
   © ООО «ПЕР СЭ», оригинал-макет, оформление, 2006
* * *

Введение

   Внедрение компьютерных и сетевых технологий стимулирует не только рост интереса к новым формам обучения, но и пересмотр отношения к самому феномену обучения. Развитие практик телеобучения и телеработы подчеркивает тот факт, что учеба является активным процессом извлечения информации [99]. Этот процесс происходит в течение всей жизни и не ограничивается специально отведенными для обучения часами и зданиями. Педагогический ландшафт велик и разнообразен [59, 134]. Люди постоянно учатся внутри окружающих нас профессиональных и любительских сообществ. Это обучение зачастую происходит без направляющего руководства, но всегда в естественном контексте. Модель обучения в сообществах, как правило, прямо противоположна модели формального образования, где направленное обучение происходит в отрыве от профессионального контекста. Отрыв формального образования от реального мира является объектом жестокой критики уже многие годы. Еще Дьюи тосковал по первобытному обществу, в котором ребенок становился охотником, участвуя в настоящей охоте, а не имитируя эту деятельность в игре. Школу обвиняют в том, что она превратилось в отдельное от науки и практики место, где конструируется своя особенная реальность [12, 82, 88, 129].
   Отторжение образования от науки и практики являлось естественным следствием роста знаний и усложнения цивилизации. Проблемы лавинообразного роста информации задевали не только образование. Развитие вычислительных средств и сетевых технологий, было направлено на решение научных, промышленных и военных задач. Расширение мыслительных возможностей отдельных ученых или всего научного сообщества было дополнительной целью [28, 29, 156, 157]. Вне зависимости от целей, которые лежали в основании этих работ, в их результате массивы информации, хранящиеся в учреждениях науки и искусства, превратились в цифровые объекты, доступные для повторного использования в педагогических целях. Информационные сервисы, которыми пользуются члены профессиональных сообществ, становятся доступными для использования в учебных целях. Подчеркнем, что речь идет не о создании специальных педагогических объектов и средств, а об использовании образованием возможностей, уже существующих в сетевых сообществах. Такое прочтение ситуации, с одной стороны, позволяет использовать огромный потенциал научных и культурных центров, который ранее не воспринимался как образовательный. С другой стороны, такое прочтение позволяет увидеть ту огромную ответственность, которая лежит на современном образовании, клиентами которого становятся все жители нашей планеты.
   Очевидно, что добиться построения системы обучения, которая бы обеспечивала всем желающим в любой период их жизни и в наиболее удобное для них время доступ к имеющимся образовательным ресурсам, только силами и средствами формальных учебных заведений, абсолютно не реально ни в одной стране мира. Решение такой задачи возможно только при объединении всех лиц и организаций, заинтересованных в развитии образования. Это глобальное объединение реально осуществить только на базе сетевых коммуникаций.
   Ученики и учителя нуждаются в освоении объектов, знаний и практик в их профессиональном контексте. Представители профессиональных сообществ стремятся привлечь в свои ряды новых учеников, продвинуть в общество свои объекты, знания и практики. Сетевые сообщества это – дорога, на которой открыто движение в обе стороны. Я надеюсь, что книга вызовет интерес у обеих сторон.
   Первая глава посвящена сообществам реальным и виртуальным. Не смотря на особенности сетевых сообществ – обмен сообщениями через компьютерные сети, использование цифровой памяти и программных агентов, они, прежде всего, поддерживают социальные отношения между людьми.
   Вторая глава посвящена анализу тех педагогических возможностей, которые несут в себе сообщества. Особый интерес представляют сообщества обмена знаниями и учебные сообщества, которые могут быть построены либо на базе профессиональных сетевых сообществ, либо с использованием их опыта.
   В третьей главе рассматриваются тенденции развития сетевых технологий. Доказывается, что эволюция коллективных и личных архивов, средств сетевого общения, приводит ко все большей социализации Всемирной Паутины.
   В четвертой главе представлена модель включения ресурсов сетевых сообществ в учебную деятельность и результаты практической работы, полученные на основе этой модели.
   • Открытые для учебного использования коллекции цифровых объектов.
   • Информационные сервисы, позволяющие включать цифровые объекты в материалы учебных лекций, дискуссии учеников и творческие проекты.
   • Образцы профессионального использования цифровых объектов и информационных сервисов культурными посредниками.
   • Учебные проекты, в которых были использованы примеры, информационные сервисы и цифровые объекты из коллекций сетевых сообществ.

Глава 1. Сообщества обычные и виртуальные

   Единого определения того, что есть сообщество, не существует. Для разных людей это понятие означает различные вещи. Различные научные дисциплины формируют различные определения и различные подходы к изучению сообществ. Заманчиво было бы использовать простое и краткое определение, которое сформулировал еще Джон Дьюи [165] «сообщество это – множество людей, общающихся между собой». Описывая происхождения слова community, Вильямс указывает, что в английский язык это слово попадает из латинского языка в 14 веке [146]. В начале слово используется для обозначения людей, проживающих в одном географическом месте. С начала 17 века происходит постепенно расширение значение этого слова и оно начинает обозначать не только людей объединенных географической близостью, но и людей имеющих что-то общее. Постепенно слово все более отгораживается по своему значению от слова общество. Резкое разделение понятий сообщества и общества происходит в 19-м веке. Разделение было связано с изменениями в сфере технологий и права. В начале века большинство людей жило на своей земле в маленьких сообществах и производило большую часть необходимых товаров своими руками. Наиболее быстрым способом передвижения был водный транспорт. К концу 19 века во многих частях света произошел сдвиг от натурального хозяйства на своей земле к городской жизни и фабричному производству.
   Определению понятия «общинный» отдельное внимание уделил Иван Иллич в ходе своей лекции в японской аудитории [61]:
   «Commons» – старинное английское слово, сходное по значению с японским словом iriai. Оба эти слова в пре индустриальную эпоху описывали определенные аспекты окружающей среды. Люди называли общинными те элементы своего природного окружения, по отношению к которым законы устанавливали особые формы общественного уважения. Люди называли общинной ту часть окружающей среды, которая лежала за порогом их дома, и не являлась их личным владением. Они осознают ее необходимость не для производства товаров, но для естественного поддержания домашнего хозяйства.
   Само слово «сообщество» в языке эмоционально окрашено гораздо положительнее, чем слово «общество». На одном полюсе расположено общество, школа, обезличенное фабричное производство. На другом полюсе – сообщество, домашние ценности, личные и теплые отношения между людьми. Следуя совершенно естественному желанию использовать позитивный смысл, связанный со словом «сообщество» многие организации пытаются создать вокруг себя сообщества. Так появляются сообщества слушателей, зрителей, читателей, пользователей и т. п.
   Следует отличать сообщество от группы. Множество или группа – это совокупность людей, объединенных каким-то общим признаком. Например, находятся в одной комнате; одного возраста; увлекаются игрой в шашки; происходят от одного предка, смотрят телевизор, пользуются телефоном. В отличие от сообщества, множество не требует связей между своими членами. Люди не становятся сообществом оттого, что они смотрят один и тот же сериал. Но, когда они начинают общаться между собой по поводу этого сериала, они формируют сообщество. Такое сообщество можно назвать сообществом любителей сериала и примеров таких сообществ можно привести много – любители чая, джаза, кино и т. д. Сообщество – группа людей, активно общающихся между собой. Необходимое условие всеобщей связанности членов сообщества накладывает достаточно жесткие рамки на допустимые размеры сообщества. Этот размер не может превышать 150 человек, поскольку человек не в состоянии удержать в сознании большее число связей.
   О виртуальных сообществах принято говорить применительно к сообществам, в которых люди общаются друг с другом помощи информационной сети Интернет. Понятие виртуального сообщества считается новым, хотя еще Дьюи рассматривал возможность существования таких сообществ. Дьюи справедливо указывал, что книга или письмо могут создать более тесную связь между людьми, разделенными огромным расстоянием, чем та связь, что существует между теми, кто живет под одной крышей [165].
   Термин «Виртуальное сообщество» был введен Говардом Рейнгольдом исследователем социальных отношений в сети и одним из основателей сообщества WELL в 1993 году в книге «Virtual Community» [107]. В этой книге Рейнгольд обсуждает различные примеры коммуникаций между членами социальных групп на базе таких списки рассылки, новостные списки, многопользовательские сообщества, IRC. Рейнгольд дает следующее определение виртуальным сообществам:
   «Виртуальные сообщества являются социальными объединениями, которые вырастают из Сети, когда группа людей поддерживает отрытое обсуждение достаточно долго и человечно, для того чтобы сформировать сеть личных отношений в киберпространстве».

   Отличительными чертами сетевых сообществ являются следующие:
   1. Информационный обмен между членами сообщества поддерживается через сеть Интернет.
   2. Для хранения информации внутри сообщества используется цифровая память.
   3. Для доступа к хранимой сообществом информации используются программные агенты.
   Технически сеть Интернет состоит из целого ряда слоев, – от реальных проводов передающих биты информации по всему свету, до веб-браузеров, которые получают эти биты и выводят на экран тексты и картинки. Первый слой сети – компьютеры и соединяющие их провода. Компьютерные сети по сути своей являются транспортными сетями. Второй слой это – Интернет Протокол (IP). Благодаря созданию этого протокола мы используем компьютерную сеть так, как будто все компьютеры непосредственно связаны друг с другом. Информация разбивается на порции – пакеты. Каждый пакет помечается адресом – куда его нужно доставить. После того, как все пакеты доставлены, они вновь собираются в сообщение. Вы пишете правильный адрес и передаете сообщение любому из компьютеров, подсоединенных к Сети. Этот компьютер, на основании адреса, принимает решение какому следующему компьютеру надо передать сообщение. Эта передача продолжается от одной машине к другой до тех пор, пока письмо не доходит до адресата. Интернет передает пакеты по всему миру. Функционально сеть Интернет – это коммуникационная и информационная среда, в которой люди и программы обмениваются сообщениями по электронной почте, передают файлы, просматривают веб-страницы.
   Человеческая культура формировалась и передавалась при помощи информации сохраняемой в твердых объектах [32]. Дьюи отмечал, что сама сущность цивилизации состоит в том, что мы нарочно воздвигаем монументы и памятники, чтобы не забыть [164]. Норман доказывает, что значительная часть человеческого знания хранится в окружающих нас повседневных вещах [88]. Сама форма ножниц хранит информацию о том, как этот предмет может быть использован. Поведение – это сопоставление информации хранимой в памяти и информации хранимой в вещах. В повседневных ситуациях наше поведение определяется комбинацией наших внутренних знаний и внешней информации и внешних ограничений. Мы постоянно используем эти внешние возможности, которые помогают нам меньше заучить и не запоминать так точно. С развитием цифровых технологий выражение «память в вещах» приобретает дополнительный смысл, поскольку все большее число окружающих нас вещей снабжаются цифровой памятью. Развитие цифровой памяти ведет к тому, что мы все реже пытаемся хранить информацию внутри нашего мозга, и все чаще пытаемся перебрасывать эту информацию на носители электронной памяти. Эта память имеет несомненные преимущества: в нее легче занести информацию, информация меньше искажается и дольше хранится, информацию легко копировать и стирать. Новые цифровые технологии могут освободить наш мозг от механических аспектов мышления для решения творческих задач.
   Согласно Флуссеру память это – процесс и рассматривать ее следует не с точки зрения того, что в памяти лежит, а с точки зрения того, что с этим можно сделать [32]. Цифровая память не имела бы никакого значения, если бы не существовало агентов, которые обеспечивают возможность быстрого поиска и представления нужной информации. Агенты это – помощники, которым мы доверяем выполнение определенных задач. Это – некто или нечто выполняющий инструкции. Слово агент восходит к латинскому слову agere – вести, действовать. Главное качество агентов – способность выполнять какую-то делегированную ему работу в чьих-то интересах. Цифровые помощники облегчили нам выполнение множества мыслительных задач и позволили нам взглянуть на процессы нашего мышления и нашего общения с другими людьми с новой точки зрения. Сознание отдельного человека все чаще рассматривается как общество, в котором взаимодействует масса мыслительных агентов, каждый из которых решает определенную задачу [83]. Человеческая культура все чаще рассматривается как огромная сеть, состоящая из множества агентов – человеческих и электронных [39, 53, 54, 55]. Все чаще мы оказываемся в ситуации, когда наша мыслительная деятельность и наше общение с другими людьми происходят при участии программных агентов. Круглый стол, за которым сидят и люди и программные агенты, не просто «такая метафора». Согласно работе Ривса и Наса [102] люди склонны мыслить программные средства и образы медиа в терминах пространства или межличностных отношений. Компьютер и компьютерные программы рассматриваются и оцениваются нами так же, как и другие люди. Причиной этому является даже не столько отмеченное Лаурелл [70,71] в предложенной ей театральной метафоре желание быть «обманутым вымыслом», сколько выработанная за тысячелетнюю эволюцию привычка воспринимать всякий объект, наделенный активностью как живое существо и приписывать ему человеческие черты. Люди эволюционировали в мире, где наибольшие проблемы и возможности пищи, кровли и различных опасностей были связаны с другими людьми. Цена ошибки в отношениях человека с окружающим миром была огромна. В этих условиях серьезные преимущества давала следующая стратегия – «Если существует хотя бы низкая вероятность того, что иная тебе сущность является человеком, воспринимай ее как человека».
   Компьютерная сеть Интернет и сеть документов Всемирная Паутина связывают между собой не только компьютеры и документы, но и людей, которые пользуются этими компьютерами и этими документами. Когда компьютерная сеть связывает людей или организации, то мы имеем дело уже с социальной сетью. Точно так же как компьютерная сеть состоит из множества машин, связанных между собой проводами, так и социальная сеть состоит из множества людей, связанных между собой различными социальными отношениями, такими как дружба, совместная работа или информационный обмен.
   Интернет и другие средств массовой коммуникации часто упрекают в негативном влиянии на социальную активность граждан. Роберт Путман отмечает, что в современном обществе за последние пятьдесят лет резко упала социальная активность граждан [101]. Люди реже ходят на выборы, реже посещают церкви, спортивные секции и клубы, меньше общаются с членами своих семей, друзьями и соседями. Все чаще жители занимаются делами в одиночку, например, все больше времени уделяется просмотру телевизионных программ и путешествиям в сети гипертекстовых документов. Чем меньше люди участвуют в жизни сообществ, тем меньше внимания они уделяют социальным вопросам и тем хуже они понимают вопросы и проблемы, стоящие перед сообществом. Барри Уэлман считает, что возможности Интернета вовлечь людей в новые социальные отношения или разрушить старые отношения серьезно преувеличены. Изменение общественных отношений начало происходить и вне сети Интернет. Новые возможности для перемещения – (самолеты и автомобили) и новые передачи сообщений (факсы и телефоны) уже привели к феномену сетевого индивидуализма. Современный человек включен во множество достаточно редких сетей и маневрирует в этом пространстве как в своей личной сети отношений [140]. Уэлман выделяет следующие технические особенностей сети Интернет, влияющие на личностные отношения и открывающие перед людьми новые возможности:
   • Независимость от места. Интернет поддерживает взаимодействие людей независимо от их местоположения и расстояния между ними.
   • Независимость от времени. Интернет поддерживает связи между людьми, живущими в разных часовых поясах или с различными временными ритмами.
   • Скорость. Интернет поддерживает очень высокую скорость межличностного обмена.
   • Ограниченное представление участников. То, что в сети люди, как правило, не видят, не слышат и не чувствуют друг друга, накладывает на общение определенные эмоциональные рамки.
   • Текстовый характер большинства сообщений. Это приводит к снижению значимости отличий и иерархий – социальные класс, гендерные различия, этническая принадлежность, возраст становятся менее значимыми.
   • Отсутствие видимого или звукового контакта. Это может порождать более грубые формы коммуникаций. Люди могут обмениваться сообщениями, которые они никогда бы не позволили себе употребить при личном общении.
   • Возможность пересылки почтовых сообщений от одного человека к другому. Сближение социальных групп, стирание групповых различий.
   • Возможность массовой рассылки позволяет людям оставаться одновременно в нескольких социальных кругах – принадлежать к нескольким сообществам обмена знаниями.
   • Скорость и массовость пересылки сообщений делают мир меньше.
   Хотя современные коммуникации и видоизменили мир вокруг нас, мы по-прежнему ощущаем себя членами сообществ, связанными с другими людьми родством, дружбой, работой или соседством. При этом существенно изменилась наша способность поддерживать отношения с людьми живущими далеко от нас. Теперь мы можем поддерживать эти отношения, пользуясь машинами, самолетами, факсами и телефонами. Наши отношения более не ограничены только ближайшим соседством.
   Развитие компьютерных и сетевых технологий создает новый тип цифровой урбанизации, когда наряду с привычными дорогами, рынками, торговыми центрами, больницами, музеями и школами все активнее строятся цифровые дороги, виртуальные центры торговли, искусства, здоровья и образования. На виртуальных картах появляются целые информационные города, в которые перемещаются и бизнес и общественная жизнь [121]. Для того чтобы сделать эти города привлекательными для обитания недостаточно насытить их информацией. Нужно чтобы эта информация включалась в те отношения, которые складываются между обитателями новых цифровых пространств. Люди чаще всего приходят в сеть Интернет в поисках информации. Но, остаются они в сети благодаря тем отношениям, которые складываются между ними и другими людьми. В сети вырастают все новые организации торговли, науки, искусства, здравоохранения. Каждая из таких организаций борется, прежде всего, за доверие посетителей. Одним из главных факторов, влияющих на доверие посетителей, оказывается сообщество людей, участвующих в жизни и развитии организации. Новым посетителям и новым членам сообщества важна возможность принять личное участие в деятельности сообщества, интересна информация, которую пишут другие люди не за деньги, не выполняя чей то заказ. В связи с этим многие организации и корпорации активно исследуют возможности сетевых сообществ и всячески поощряют их развитие. Не так важно, зачем они это делают. Важно, что результат этой деятельности может быть использован в педагогических целях.
   Теоретическое осмысление сетевых сообществ как отдельного и особого феномена начинается относительно недавно. При этом наибольшее внимание уделялось особенностям взаимодействия пользователя и изучаемой среды электронного общения, взаимодействию партнеров посредством сети электронных коммуникаций. Достаточно редко анализу подвергалась совместная деятельность небольших сетевых групп. В процессе разработки дизайна сетевого сообщества необходимо учитывать два главных параметра: насколько удобно отдельным членам сообщества внутри данной оболочки, насколько эффективно поддерживаются внутри данной оболочки общественная структура. Так же как это происходит в рамках реальных сообществ, где люди встречаются лицом к лицу, внутри сетевых сообществ существуют изначальные психологические установки, система которых образует поведенческую программу данного сообщества. Анализируя факторы, которые определяют поведенческие установки участников виртуальных сообществ, можно выделить такие характеристики как место, границы, время, возможные действия, предметы. Для всякого сообщества вопросы передачи и освоения знаний членами сообщества играет большое значение. Основная педагогическая проблема дизайна состоит в том, чтобы технические возможности облегчали освоение знаний. В ряде работ педагогические проблемы дизайна решались внутри сообществ, участниками которых были преподаватели. Опыт изучения таких сообществ позволяет специально сосредоточиться на особенностях дизайна педагогических сообществ.

Глава 2. Сообщества и учеба

   Одним из наиболее интересных направлений в изучении сетевых сообществ, является изучение тех возможностей, которые они открывают для учебы. Электронное обучение не исчерпывается тем, чтобы получать информацию через сеть, как это свойственно дистанционному обучению, или искать информацию в сети, как это свойственно обучению исследовательскому. Учебные сообщества уделяют наибольшее внимание тому, как люди делятся своими знаниями [16].
   Для формирования сообщества определяющее значение имеет общение. Люди живут в сообществе благодаря тому общему, что есть между ними, а общение – тот способ, благодаря которому они обретают это общее [165]. Дьюи подчеркивал, что любые виды человеческих сообществ содержат функцию обучения. Он даже разрабатывал критерии, позволяющие определить меру педагогической ценности любого вида социализации, того или иного сообщества. Деятельность, обучение и творчество нуждаются в других людях. Обучение требует и партнеров-сверстников, с которыми можно было бы спорить и сотрудничать, и старших, которые могли бы оценить результаты деятельности. Данный подход основывается, прежде всего, на традициях отечественной психологической школы, связанной с именем Льва Выготского. Выготский подчеркивал, что мы становимся самими собой через других, предъявляя им то, что в нас есть [160]. Но, то, что в нас есть это, – прежде всего способность творческого перевода той информации, которую мы черпаем из окружающего мира, теми средствами, которые нам доступны. Необходимость общения для творчества доказывается в работах другого нашего соотечественника – Юрия Лотмана [173]. Размышляя об условиях, необходимых для творчества, Лотман построил простейшую кибернетическую модель. В рамках этой модели творческим сознанием обозначалось интеллектуальное устройство, способное выдавать новые сообщения. Новыми же сообщениями считались такие, которые не могут быть выведены однозначно при помощи какого-либо заданного алгоритма из некоторого другого сообщения. При этом в качестве такого исходного сообщения может выступать и текст на каком-либо языке, и текст на языке-объекте, то есть действительность, рассмотренная как текст. Сама ситуация коммуникации с адекватным переводом между двумя разными людьми, говорящими на естественном языке, абсолютно невозможна. Такая ситуация предполагает, что они пользуются одним и тем же кодом. Для этого необходимо, чтобы они в семиотическом отношении представляли как бы удвоенную одну и ту же личность. В ситуации художественного перевода передающий и принимающий пользуются пересекающимися, но не идентичными кодами. В реальной ситуации всякая коммуникация несет в себе не только функцию передачи смысла, но и генерацию нового содержания. Перед человеком, передающим сообщение, оказывается не один код, а некоторое множественное пространство кодов. Для Лотмана «настоящий» акт коммуникации (в любом достаточно сложном и, следовательно, культурно ценном случае) является не простым перемещение некоторого сообщения, остающегося адекватным самому себе из сознания адресанта в сознание адресата, а переводом некоторого текста с языка моего «я» на язык твоего «ты».
   Первые попытки анализа средств коммуникации, с точки зрения их пригодности к использованию в педагогическом процессе в рамках учебного сообщества, можно обнаружить в работах французского педагога Селестина Френе, который разработал и организовал школьную корреспондентскую сеть [188]. В рамках этой сети школьники обменивались текстами и картинками. Френе рассматривал коммуникационные возможности – музыкальные записи, фотографии, телефонные разговоры, радио, кинофильмы и телепередачи – прежде всего как средства для выработки учеником своего собственного языка, при помощи которого он мог бы общаться с другими людьми. Сообщество обмена знаниями, которое строил Френе в своей школе, основывалось не просто на обмене сообщениями, а на печатных документах – публикациях. При анализе технического средства Френе обращает внимание, прежде всего на то, как ученик может его использовать для общения с другими детьми. Ключевой для Френе вопрос – может ли при помощи данного средства ученик создать новое сообщение и поместить это сообщение в школьной газете? Печатная машинка, магнитофон, кинокамера – все эти средства для Френе открывают новые возможности для самостоятельных исследований и самостоятельного творчества. Магнитофон – прекрасное средство именно потому, что с его помощью ученик самостоятельно записывать голоса других учеников, рассказы ремесленников и рабочих. Радио и кинематограф абсолютно не соответствуют методам работы Френе, потому что они не позволяют ученикам действовать самостоятельно. На основании этого подхода Френе полностью исключал возможность использование в учебной деятельности современное ему радио, как абсолютно не соответствующее его методам. Френе был убежден, что и радио, и кинематограф, и телевидение имеют богатейшие возможности и обязательно должны использоваться в учебном процессе. Однако в то время не было той среды, в которой ученики и учителя могли бы воспользоваться записями радио, и телевизионных коллекций так, как им бы этого хотелось.
   Огромное значение для сетевого образования имела книга «Общество без школ» Ивана Иллича, которого интересовали не столько цели образования, сколько содержание учебной среды. Иллич полагал, что человек естественным образом самостоятельно стремиться выбирать лучшие пути обучения и необходимо только определить, какие компоненты должны присутствовать в учебной среде, чтобы обучение проходило комфортно и эффективно. Ответы на этот вопрос Иллич попытался найти в шестой главе, которая называлась – «Учебная паутина». В этой главе Иллич перечислил и подробно рассмотрел ресурсы и службы, необходимые для успешного функционирования учебного сетевого сообщества [59]. Позднее эти компоненты были дополнены рядом авторов, но общие принципы построения учебной сети были прописаны еще в 1972 году. Иллич полагал, что для учебы необходимы следующие составляющие:
   1. Учебные ресурсы и справочная система, которая помогает находить эти ресурсы.
   2. Примеры для подражания и система, которая поддерживает обмен навыками и умениями.
   3. Партнеры, с которыми можно было бы соревноваться, сотрудничать, спорить и говорить на одном языке.
   Кроме перечисленных обязательных для учебы составляющих, Иллич надеялся на участие экспертов, которые могли бы оценивать результаты учебной деятельности.
   Свою следующую книгу Иллич посвятил дружественным средствам [60]. Эта книга так же имела большое значение для методологии построения сообществ, поскольку «дружественные средства», которые люди используют по своему усмотрению, очень близки по смыслу «граничным объектам», которые различные сообщества используют в соответствии со своими правилами и нормами. Человеку очень важно использовать средства так, как он считает нужным. Люди должны иметь возможность преобразовывать вещи в связи с собственными вкусами и потребностями. В развитых странах заключенные в тюрьмах зачастую имеют больше вещей, чем их родственники на свободе, но они не вольны в принятии решений о том, что делать с этими вещами. Эти люди лишены того, что Иллич называет conviviality, и низведены до статуса простых потребителей. Дружественность всегда противопоставляется Илличем промышленному фабричному производству и обезличенным общественным отношениям. В связи с этим вспоминается предположение Норберта Винера о том, что существование средств менее мощных, но способных работать не в фабричных, а домашних условиях, могло бы существенно видоизменить общественные взаимоотношения [158]. Последствия выбора того или иного средства поддержания сообщества всегда трудно прогнозировать. Сами по себе средства с одинаковым успехом могут быть использованы и в добрых и в злых целях. Когда Иллич анализировал построение информационных каналов в Мексике, то очень жестко критиковал государственные вложения в развитие централизованных телевизионных каналов. В принципе на гораздо меньшие деньги на базе видеомагнитофонов можно было бы организовать в региональных центрах систему перезаписи учебных видеокассет. Жители сельской местности могли бы обмениваться видео кассетами и, таким образом, поддерживалась бы локальная образовательная сеть, которая была бы значительно эффективней сети централизованной. Спустя несколько лет Жан Бодрийяр описывает реальную систему обмена видеокассетами подобную той, которую мыслил Иллич, как пример провала телекоммуникационного проекта [153]. В рамках проекта планировалось распространять знания о рациональном землепользовании в зоне засушливого климата. В качестве основного средства были использованы видеокассеты. Все участники проекта получили видеомагнитофоны. Местная мафия быстро увидела возможности для нового рынка и наладила использование этой сети для распространения видеокассет с порнографическим содержанием. Этот пример лишь подтверждает «дружественность» средства – каждый мог использовать его так, как хотел.
   Философия Иллича оказала заметное влияние на развитие образования и на процесс внедрения информационных средств в обучение. Ключевой вопрос – «какие люди и какие вещи должны окружать человека, чтобы он хорошо учился?» сохранил свою актуальность и сегодня.
   Сеймур Пейперт в книге «Переворот в сознании» [184] посвятил отдельную главу образам учащегося общества. Среди других примеров Пейперт выделил «школу самбы» – сообщества, в которых люди разного возраста учатся танцевать, готовясь к ежегодному представлению. Пейперт выделил следующие отличия данной группы, которые бы он хотел видеть в своей технологической школе – социальная сплоченность, связь с реальностью, общая цель. Пейперт особо подчеркивал самопроизвольное возникновение этого сообщества из культурных народных традиций, поскольку школы самбы не изобретались исследователями, не субсидировались из соответствующих фондов, и не возникли в результате решения правительства. Метафора «школы самбы», как учебного сообщества, успешность которого коренится в окружающей культуре, получила дальнейшее развитие в работах целого ряда последователей Пейперта. Многие детские учебные центры в США строили и строят свою работу как технологические «школы самбы» [15, 16, 17, 63, 105].
   Всплеск интереса к теме сообществ и их роли в обучении связан с работами Этьена Венгера, в которых он исследовал сообщество практики или сообщество обмена знаниями – (Community of Practice) [141, 142]. Термин обозначает группу людей, вовлеченных в совместную деятельность. Необходимым условием сотрудничества людей в группе является их профессиональное общение. Венгер рассматривал такое сообщество на примере служащих медицинской регистратуры. Они встречаются не только на рабочем месте, обмениваются советами, рассказывают случаи из своей повседневной практики. Выбрав этот пример, Венгер хотел подчеркнуть тот факт, что такие сообщества могут возникать на любом профессиональном поле. Зачастую процесс обмена знаниями и пополнение коллективной памяти происходит в условиях, когда люди не задумываются над тем, что они делают. Медсестры, встречающиеся в кафетерии больницы, могут и не осознавать, что их разговоры о способах ухода за больными и истории которыми они делятся, формируют сообщество обмена знаниями.
   Для каждого конкретного поля существуют свои виды деятельности. Эти виды деятельности и обсуждаются внутри сообщества. Члены сообщества обмениваются знаниями, которые они смогут использовать в своей деятельности. Так, члены шахматного клуба, совместно анализирующие запись шахматной партии, в дальнейшем смогут использовать полученные в ходе обсуждения знания. Сотрудники, обсуждающие в ходе неформального обеда возможности новой версии программного обеспечения, после обеда будут использовать этот программный продукт и те знания, которыми они обменялись в ходе обеда. Члены научного общества, на заседании которого обсуждается статья, помогут автору статьи внести необходимые дополнения и пояснения и под воздействием обсуждения внесут коррективы в свои собственные работы. Дискуссия между членами сообщества имеет непосредственное отношение к событиям, происходящим внутри сообщества, и его новым объектам – книгам, картинам, статьям и т. д.
   Сообщества существуют как внутри неформальных, так и внутри формальных организаций. Сообщества могут действовать и внутри организаций и рабочих групп. Однако они создаются без приказов и указаний и всегда имеют неформальную структуру. Люди приходят в сообщества и остаются в сообществах, потому что хотят обмениваться знаниями. Каждый человек является членом множества сообществ или социальных миров. Мы можем попадать в такие сообщества на короткий период или же проводить там годы. Мы можем оставаться на периферии сообщества или постепенно перемещаться внутри сообщества, получая все больше прав и занимая центральное положение. Принадлежность к сообществу предполагает, что человек владеет знаниями в определенной области.
   Одно из основных положений, на которых базируется теория сообщества практики, состоит в том, что знания всегда осваиваются в определенном контексте. Для освоения знаний очень важно обеспечить участие новичка в реальной деятельности. Для описания такого начального участия, в ходе которого новички вступают в сообщество, используется специальный термин – легитимное периферийное участие legitimate peripheral participation LPP [73]. Новички, попадая внутрь сообщества, получают законную возможность участвовать в деятельности сообщества. Участвуя в этой деятельности, люди осваивают новые знания в контексте данного профессионального сообщества. Учение происходит не столько через усвоение учебного курса, сколько через участие в совместной деятельности. Во многих случаях траектория личного роста человека внутри сообщества может рассматриваться как процесс обучения. Никто не рождается скрипачом. Человек через длительные уроки, тренировки, обсуждения и прочую деятельность сообщества постепенно становится членом сообщества людей, играющих на скрипке [12]. Точно так же никто не рождается программистом. Включение в сообществе обмена знаниями всегда сопряжено с освоением тех объектов и средств, которые используют в своей деятельности члены сообщества. Эти средства могут быть физическими объектами. К таким же средствам относятся тексты, символы, категории и системы классификаций, которыми пользуется данное сообщество. Постепенно эти объекты и системы классификации становятся все более привычными и домашними, и человек просто перестает их замечать и воспринимать как нечто новое и незнакомое. Антропологи называют этот процесс одомашниванием или окультуриванием объектов и категорий [171, 175]. Принадлежность к сообществу для отдельного человека может быть определена через опыт использования объектов данного сообщества. Чем естественнее человек использует объекты, тем глубже он погружается в сообщество. Постепенно человек настолько осваивает объект, что начинает использовать его автоматически. По выражению Бейтсона объект «сливается в подсознание» [149]. Чем лучше мы знаем вещь, тем меньше мы о ней думаем.
   Известным примером этнографического описания сообщества практики является Денверский проект. Проект осуществлялся внутри большой корпорации, занимавшейся ремонтов копировальной и другой офисной техники. Корпорация использовала несколько вариантов обучения сотрудников. В основе первого варианта лежало издание директивных документов, которые служили руководствами для техников. На основании этих документов техники ремонтировали наиболее часто встречающиеся неисправности. Однако в директивных документах ничего не сообщалось о неожиданных и нетипичных поломках. Кроме того, в руководствах ничего не сообщалось о проблемах с персоналом тех офисов, где техники проводили ремонт аппаратов, а эти проблемы возникали постоянно и требовали оперативного решения. Для того, чтобы быстро разрешать новые и недокументированные проблемы техники организовали свое неформальное сообщество. Внутри этого сообщества обмен знаниями и опытом происходил посредством обмена боевыми рассказами о том, кто из техников с какими проблемами столкнулся. Корпорация поддержала это неформальное сообщество, и техникам раздали портативные радио аппараты для связи. Эти аппараты обеспечили оперативную связь и позволили эффективно разрешать проблемы на месте. В случае возникновения нетипичной проблемы техник обращался к своим товарищам, и они вспоминали сходные ситуации, возникавшие проблемы и способы их решения.
   Примером этнографического описания виртуального сообщества обмена знаниями может служить описание Сообщества Червя, представленное в работах Стар и ее коллег [122]. Сетевое сообщество генетиков, изучавших геном человека на модельном организме – нематоде Caenorhabditis elegans (C.elegans). В сообщество входило около 1400 человек, работавших в более чем 100 лабораторий по всему миру. Участники проекта хорошо понимали значимость стандартов и стандартных условий – выращивание нематод, поддержание культуры в жизнеспособном состоянии, пересылки яиц из одной лаборатории в другую – все это требует выполнения строгих правил сетевого протокола. Информационная инфраструктура сообщества Червя (Worm Community System – WCS) представляла собой распределенную гипертекстовую библиотеку, в которой поддерживалось формальное и неформальное общение между членами сообщества и доступ к данным, размещенным на нескольких сайтах. Данные включали графическое представление изучаемого организма, фрагменты карты генома, исследовательские статьи и их формальные и неформальные аннотации. Часть статей и аннотаций была представлена в форме ежеквартального электронного издания. Формирование электронной системы, поддерживавшей деятельность сообщества ученых, происходило на протяжении нескольких лет.
   Интересы представителей различных сообществ обмена знаниями могут пересекаться. Пересечение интересов представителей различных социальных миров формирует сообщество интересов. Важно отметить, что предмет общего интереса с точки зрения представителей разных сообществ может выглядеть совершенно по-разному. Например, темой переработки бытовых отходов в городе интересуются различные сообщества. Городские власти могут видеть в бытовых отходах мусор, от которого нужно избавиться. Представители бизнеса – дешевый источник материалов. Представители экологических организаций – объект исследования. Граничные объекты это – объекты, которые в своей практике используют несколько социальных миров и которые удовлетворяют различным требованиям этих сообществ. Таким образом, они являются одновременно и достаточно устойчивыми и пластичными. Впервые понятие граничные объекты было использовано при анализе отношений внутри музея, где чучела мертвых птиц одинаково успешно использовались и профессиональными учеными и начинающими наблюдателями птиц [122, 123]. В дальнейшем это понятие получило широкое применение при анализе отношений, который складываются на границе нескольких социальных миров. Граничные объекты не просто подчеркивают сложности и неясности в отношениях между различными социальными мирами. Они всегда поддерживают упорядоченные отношения между мирами. Граничные объекты – это обычная, каноническая форма существования всех объектов в нашем человеческом окружении [12]. Наиболее удобным полем для изучения взаимоотношений, которые складываются между людьми и объектами являются наука и технология. Во-первых, категории и границы играют в науке огромное значение. А во вторых, ученые очень часто переносят объекты из одной области в другие. Скорее всего, нет ни одной науки, которая бы не была междисциплинарной, особенно в том случае, если она подразумевает лабораторные исследования. Системы классификаций создаются с тем, чтобы быть доступными и востребованными несколькими сообществами. Почвоведы и ботаники используют общую систему классификации. Исчезающие представители животного мира, перечисленные в Красной Книге Нижегородской области, могут восприниматься и как охраняемые объекты, и как учебный материал, и как вспомогательный материал, расширяющий возможности творчества. Теория Личности Дж. Келли [168] была и остается психологической теорией. Однако предложенный в рамках теории Тест Репертуарных Решеток активно использовался в различных областях. Например, для извлечения экспертных оценок и выявления неявных знаний [112, 113]. Компьютерные и сетевые версии теста репертуарных решеток использовались и для выявления знаний и для сближения позиций партнеров участвующих в обсуждении или обучении [36, 37, 38, 40, 114] Многие языки программирования создавались так, чтобы быть и языками программирования и учебными средствами. Современные информационные технологии создают программное и информационное обеспечение, которое используют представители самых различных сообществ.
   Концепция сообществ обмена знаниями получила наибольшее развитие в области управления организациями, системах переподготовки кадров и непрерывного обучения [142]. В области образования по образу сообщества обмена знаниями были построены ряд постоянно действующих курсов повышения квалификации учителей [111]. По отношению к школьной практике сообщества обмена знаниями выступали в большей степени как орудие критики. Острие этой критики направлено, прежде всего, на то, что школьное образование порождает свою отдельную реальность и свой школьный контекст, который имеет мало общего с контекстами других социальных миров [12, 26, 141].
   В последние годы многое делается для того, чтобы использовать опыт сообществ обмена знаниями в обучении и привлечь школьников и студентов к участию в жизни тех реальных сообществ обмена знаниями, которые существуют на базе центров науки, искусства и здравоохранения. Эта работа становится тем более актуальной, что с развитием компьютерных и сетевых технологий перед сообществами обмена знаниями открываются новые возможности по представлению своих цифровых архивов и привлечению новых членов. С развитием компьютерных технологий у сообществ обмена знаниями появляются новые формы для хранения знаний и новые программные сервисы, облегчающие управление информацией.
   Сеть Интернет открывает новые возможности для участия школьников в профессиональных научных сообществах. Благодаря уровню развития, на который вышли современные информационные системы, поддерживающие научное сообщество, мы можем использовать метод учебных проектов в качестве пропуска в научные сообщества обмена знаниями. Вступление в сообщество означает, в первую очередь, доступ к ресурсам этого сообщества. Эти ресурсы могут быть как материальными, так и нематериальными. Например, школьники, вступая в научное общество или начиная работать над проектом, получают не только доступ к аппаратуре, реактивам и/или вычислительной технике. Прежде всего, они получают возможность быть за одним столом с более опытными коллегами и спрашивать у них совета в случае необходимости. Интернет позволяет надеяться на установление новых товарищеских отношений между учениками и учеными. Быстрый рост числа компьютеров и компьютерных сетей, которые стали доступны школам, сделали возможными новые партнерские отношения между наукой и образованием. Информационные технологии позволяют значительно облегчить организацию исследований, в которые могут быть вовлечены множество учеников по всему миру при поддержке ученых, которым уже нет необходимости присутствовать во всех точках проекта, для того чтобы приложить к этим точкам свой опыт и свои знания. Традиционная поддержка учеными школьного образования зависела от того, насколько ученый был готов пожертвовать своим временем на проведение лекций в конкретной местной школе или на руководство исследовательским проектом отдельного ученика. Такой тип отношений редко приводил к значительному вкладу в образование или науку. Современные отношения могут базироваться на взаимных интересах. Для некоторых ученых, школьные исследования могут послужить наиболее эффективным способом сборам данных и проведения исследований. Роберт Тинкер, анализируя партнерские отношения между наукой и образованием, прежде всего отмечает исследования, которые требуют проведения наблюдений и анализа данных в различных частях земного шара [129]. Перечень наиболее очевидных направлений, по которым может развиваться сотрудничество учебных и профессиональных сообществ:
   1. Изучение окружающей среды. Взятие и анализ проб воды, почвы, кислотных дождей, долговременные исследования с большим объемом данных.
   2. Исследование биоразнообразия.
   3. Эпидемиологические исследования. Например, распространение ОРЗ.
   4. Метеорологические исследования.
   5. Изучение озонового слоя и ультрафиолетового излучения.
   6. Анализ изображений с использованием информационных банков данных исследовательских лабораторий, исследующих Марс и Луну.
   7. Социокультурные исследования. Достаточно редко используемая возможность по привлечению школьников к сбору и анализу данных.
   8. Исследования в области образования – о педагогической практике.
   К сожалению, в большинстве глобальных научных проектов участие школьников ограничивается лишь сбором материалов. Чаще всего школьники не принимают участия в критическом обсуждении полученных результатов. Многие проекты просто не предполагают обсуждения между школьниками. Вместо этого школьники направляют собранные данные в адрес руководителей проекта, которые выполняют всю работу по объединению, анализу и представлению результатов. Эти результаты затем и посылаются командам участникам. И международный и российский опыт показывает, что руководители проекта получают гораздо более полезный учебный опыт, чем школьники, которые используются скорее как исполнители, а не как настоящие ученые [16, 151, 152].
   Реальные взрослые исследовательские сообщества открывают огромные возможности перед образованием. Множество таких сообществ как ACM[1] существуют долго и успешно. В своей практике эти сообщества активно использовали списки рассылки, электронную почту и BBS. Развитие компьютерных технологий расширило возможности для дискуссий внутри этих сообществ, дополнив практику регулярно проводимых конференций. Профессиональные сетевые сообщества являются удачными примерами сообществ построения знаний. Важным отличием профессиональных сообществ от сообществ, организованных в школе, состоит в том, что у взрослых всегда есть свои собственные цели, которых они достигают, участвуя в жизни сообщества. В школьных сообществах школьники слишком часто стремятся к достижению целей, которые были перед ними поставлены искусственно. Участие в профессиональных сообществах учит школьников находить и решать свои собственные задачи. Учебные сообщества могут многому научиться у профессиональных сообществ.
   Сетевые сообщества открывают новые возможности для обучения. Современные тенденции развития сети, которые рассматриваются в следующей главе, еще более подчеркивают эти новые возможности.

Глава 3. Сеть как среда для сообществ

   Сеть – развивающееся множество различных элементов, разными способами связанных между собой. Образ сети часто и продуктивно использовался в работах Бергсона, Вернадского, Шардена [150, 155, 191]. Сетевые структуры окружают нас повсюду, и во многих феноменах мы можем увидеть Сеть [4, 136, 137]. Это и транспортные сети: водного, железнодорожного, автотранспортного и воздушного сообщения; газо, нефте и водопроводы. Один и тот же рисунок может представлять и грибной мицелий, и схему авиа–перевозок и сеть гипертекстовых документов. Человечество перешло на новый этап своего развития, когда феномен культуры рассматривается с информационных и коммуникационных позиций. Тот факт, что научная деятельность и творчество более уже не возможны без существенных изменений в способах коммуникации и способах размышления, отмечался уже в середине прошлого столетия в работах основателей кибернетики [19, 156, 157]. В начале семидесятых необходимость в перестройке общества на базе информационного подхода была подчеркнута экологическим кризисом. Жюль Росне в те годы писал, перефразируя известное ленинское выражение, что «экологическое общество есть дружественность + телекоммуникации» [108].

notes

Примечания

1

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →