Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

8 января 1835 года – единственный день в истории, когда у США не было государственного долга.

Еще   [X]

 0 

Основы руморологии. Теория и практика управления слухами. Учебное пособие (Борисова Елена)

Пособие содержит учебный материал, необходимый для понимания природы слухов, способов их распространения и средств, которые могут использоваться для управления слухами в интересах бизнеса, политики и менеджмента персонала.

Год издания: 2014

Цена: 150 руб.



С книгой «Основы руморологии. Теория и практика управления слухами. Учебное пособие» также читают:

Предпросмотр книги «Основы руморологии. Теория и практика управления слухами. Учебное пособие»

Основы руморологии. Теория и практика управления слухами. Учебное пособие

   Пособие содержит учебный материал, необходимый для понимания природы слухов, способов их распространения и средств, которые могут использоваться для управления слухами в интересах бизнеса, политики и менеджмента персонала.
   Для магистрантов, обучающихся по специальности «Реклама и связи с общественностью» – направление подготовки 031600, преподавателей, а также маркетологов, рекламистов, политтехнологов и управленцев.


Елена Георгиевна Борисова, Сергей Александрович Василенко Основы руморологии. Теория и практика управления слухами

   © Борисова Е. Г.,Василенко С. А., 2014
   © Издательство «ФЛИНТА», 2014
* * *

К читателям

   Уважаемые читатели! Перед вами учебное пособие по предмету, который все чаще встречается в программах курсов – и факультативных, и обязательных, адресуемых будущим рекламистам и маркетологам, журналистам и социологам, специалистам по связям с общественностью и управлению персоналом, философам, психологам и многим другим. Появляющиеся в последнее время работы – и наши, и переводные – рассматривают обычно один-два из всего многообразия аспектов, связанных с таким важным и несколько загадочным явлением, как самотрансляция информации. В нашем пособии делается попытка преодолеть эту ограниченность и показать все аспекты указанного явления, потому данную книгу можно использовать при обучении различным специальностям.
   Еще одна особенность настоящей книги – это неразработанность темы практически во всех областях знаний (от психологии до фольклористики), которые так или иначе затрагивают данную проблематику. Здесь мы сталкиваемся с не столь уж редким в истории науки явлением, когда не только практическая нужда, но и полученные на практике результаты толкали вперед теоретическое осмысление явления.
   Поэтому мы обращаемся к читателям – преподавателям, студентам, работникам сферы коммуникации – с призывом отмечать все те места, которые представляются успешными, и те утверждения, которые вызывают вопросы, не находят подтверждения в практике.
   Авторы надеются, что материал книги будет полезен и тем, кто учит или учится, и тем, кто уже работает в этой сфере.

Предисловие

А. С. Грибоедов
   Слухи как вид информационной деятельности относительно недавно стали предметом исследования и практической разработки. В то же время нельзя не признать, что именно слухи – один из старейших видов распространения информации. В какой-то момент в ходе истории они были немного потеснены газетами, а затем и электронными СМИ. Однако общественные процессы приводят к изменениям в сфере массовой коммуникации, и старое доброе «сарафанное радио» снова обретает былую важность.
   Эксперты в сфере СМИ предсказывают скорую революцию в этой области, связанную в первую очередь со способами передачи информации, ее обработкой, подачей, насыщенностью, оперативностью и т. д.
   Занявшее было ведущие позиции телевидение сегодня теснит Интернет. А эта сфера распространения информации отличается доступностью для многих и вполне позволяет распространять информацию без обращения к авторитетным источникам. Во Всемирной сети слухи фактически получают новую жизнь.
   Любой способ распространения информации может быть подхвачен и использован в своих целях теми, кто профессионально управляет информационными потоками. И управление слухами становится одной из профессиональных областей специалиста по рекламе, PR или другим массовым коммуникациям. Это относится как к сфере коммерции, так и к общественной жизни: политике, отношениям между социальными группами и т. п.
   Соответствующее социологическое направление, посвященное данной тематике, получило название руморологии. В литературе, посвященной этой проблематике, сложились определенные схемы, гештальты, через которые делаются попытки представить эволюцию слухов как некий процесс, изменивший отношение общества к политике и шоу-бизнесу.
   Поскольку управление слухами – довольно сложный вид деятельности, ему следует учиться так же, как и другим способам управления информацией. Предлагаемое вашему вниманию пособие посвящено знакомству с теоретическими основами руморологии – науки о слухах, а также выработке навыков практических действий в сфере управления слухами.

Глава 1. Слухи в системе коммуникации

   Слухи часто расцениваются как нечто недостойное, не заслуживающее внимания серьезных людей. В то же время слух – это фрагмент информации, передаваемый от одного лица к другому, т. е. часть коммуникации. Потому изучение слухов требует обращения к основам теории коммуникации.

1.1. Коммуникация и передача информации в современном мире

   Основным трендом мирового развития является переход человечества к информационному обществу. Термин «информационное общество» был введен в научный оборот в начале 60-х годов XX в. одновременно в США и Японии Ф. Махлупом и Т. Умесао – авторами, которые получили широкую известность благодаря своим исследованиям динамики развития наукоемких производств. В 1970– 1980-е годы наибольший вклад в развитие данной концепции внесли М. Порат, И. Масуда, Т. Стоунер и др. По мнению этих ученых, мировое сообщество вступило в третью промышленную революцию, которая означает прорыв в нескольких направлениях: компьютеризация, роботы, новые материалы, биотехнологии.
   Понятие «информационное общество» обрело мировое признание после выхода в свет в 1981 г. книги И. Масуды «Информационное общество как постиндустриальное общество». Эти исследования главным образом анализировали роль информации в экономике развитых стран Запада. Их результатом стала трактовка информации как специфического ресурса, который не обладает большинством характеристик, присущих традиционным способам производства.
   Олвин Тоффлер в своей книге «Третья волна» (1980) акцентировал внимание на социально-экономических тенденциях, сопутствующих развитию информационных технологий. Рассуждая о будущих возможностях средств массовой информации, Тоффлер указал на увеличение их интерактивности вследствие развития новых сетевых технологий. Он фактически предвидел новые технологии, которые появились через 20 лет после выхода его книги вследствие развития Интернета. Экономика «третьей волны» (по терминологии Тоффлера) характеризуется переходом от товарного производства к экономике с преобладанием сектора услуг, тесно связанной с научно-исследовательскими центрами и созданием новейших интеллектуальных технологий. Главным источником роста прибыли становится информация. Производство опирается на научные достижения.
   Мануэль Кастельс[1] подробно исследует глобальную экономику и международные финансовые рынки, он видит в них ключевые признаки нового мироустройства, которое складывается в настоящее время. Кастельс анализирует тенденции, ведущие к формированию основ информационного, или «сетевого», общества. Исходя из постулата, что сама природа информации позволяет ей легко преодолевать любые фильтры и границы, он характеризует информационную эру как эпоху глобализации. При этом сетевые структуры являются одновременно и способом, и продуктом глобализации общества. В последние десятилетия развитие мировых экономик идет таким образом, что наибольшего успеха достигают те, кто широко использует возможности новейших технологий и современных коммуникаций.
   «Информационное общество» еще не осуществилось, но все атрибуты постиндустриальной эпохи уже присутствуют: тотальная компьютеризация, рост в объеме ВВП доли сектора услуг, увеличение числа занятых в инновационных отраслях экономики. Государства, которые сделали развитие новых технологий важнейшим приоритетом, заняли место мировых лидеров. Возникла новая форма неравенства – так называемый цифровой разрыв. Страны, в которых уровень коммуникационных технологий не позволяет включиться в глобальную систему информационного обмена, постепенно начинают отставать от своих соседей. В итоге в мире возрастает экономическое и социальное неравенство наций.

1.2. Типы и модели коммуникации

   Итак, мы наблюдаем процесс возрастающего влияния информации на глубокие эволюционные изменения в мировом сообществе. Для более детальной характеристики информационного обмена нам потребуется обращение к основным понятиям теории коммуникации. Под информационным обменом в теории коммуникации, как правило, понимается обмен между индивидами какими-либо сведениями, имеющими ценность и передаваемыми друг другу устно, письменно или иным способом. Не каждое сообщение может считаться информативным: если оно будет содержать общеизвестные факты, оно будет истинным, но в нем не будет информации. В межличностном общении информация всегда имеет смысл, она основана на разрыве в знаниях между участниками диалога. Информация всегда воспринимается людьми неодинаково, субъективно. Старшеклассник, написавший в советской школе сочинение о романе Лермонтова «Герой нашего времени», закончил его словами: «Печорин разлюбил Бэлу за то, что она перестала давать ему новую информацию». При всем комизме текста, по сути, он был прав: разница в воспитании, образовании, лингвистические, межкультурные барьеры не могли способствовать длительной и продуктивной коммуникации Печорина и его возлюбленной.
   Сообщения чаще всего появляются в связи с происшедшими событиями. События поэтому являются источником сообщения, содержащего информацию. Как формируется информационная повестка дня на телевидении или радио? До 70 % событий, которые будут упомянуты в новостях, – это ожидаемые события (государственные визиты, заседания Думы, открытие выставки, чемпионат мира по хоккею). Откуда возьмется элемент новизны? Президента на саммите заменит премьер, в Думе разразится скандал, который никто не предвидел, игра на хоккейном чемпионате закончится с неожиданным результатом. Кроме того, неожиданные 30 % событий будут освещаться в первую очередь и добавят остроты и информативности в новостной выпуск. Поскольку даже ожидаемые события содержат некий элемент неопределенности, мы выделяем еще одно свойство информации – неизвестность, неопределенность. Чем
   больше неопределенности, тем сообщение информативнее, потеряв новизну, информация утрачивает ценность, исчезает. Информация присутствует во взаимоотношениях индивида с внешним миром. Коммуникация – это связь с миром, информационный обмен.
   Коммуникация как процесс предполагает трансляцию информации между субъектами коммуникации по возможным каналам связи с помощью различных коммуникативных средств. В самом простом варианте процесс передачи информации может быть описан формулой «источник – сообщение – канал – получатель» («ИСКП»). При трансляции объемных сообщений на значительные расстояния возникла проблема защиты информации и ее сжатия. Так в цепочку передачи информации добавились кодирующие и декодирующие устройства. Поскольку в процессе передачи часть информации утрачивалась (из-за несовершенства техники, плохой погоды, радиопомех и т. п.), в схему, описывающую процесс трансляции информационных сообщений, были дополнительно введены шумы как фактор, безусловно влияющий на качество и полноту принимаемых сведений.
   Важным компонентом коммуникационного процесса является обратная связь, под которой понимают реакцию получателя на информационное сообщение источника. Коммуникация в этом случае становится обоюдным, интерактивным процессом, меняющим отношения сторон друг к другу. Для нас наибольший интерес представляют коммуникации в социуме. Если выстраивать иерархическую классификацию, то на первых местах по эффективности воздействия окажутся следующие каналы коммуникации: доверительный разговор без свидетелей; дискуссия «в узком кругу»; выступление перед большой аудиторией; телефонный разговор. В общении между людьми используются вербальные и невербальные коммуникативные средства. Под вербальными понимаются говорение (письменная и устная – внешняя и внутренняя речь), слушание, чтение. Различают такие виды речевого общения, как монолог, диалог и полилог.
   Понятие «невербальная коммуникация» определяется как система неязыковых форм и средств передачи информации. Невербальная коммуникация появляется до языка. При передаче информации на невербальном уровне важную роль играет мимика – движение губ, бровей, мышц лица; по мнению известного психолога А. А. Леонтьева, при неподвижном или невидимом лице лектора аудитория теряет до 10–15 % информации. Передача и прием невербальной информации могут осуществляться на бессознательном или подсознательном уровне. Невербальные сообщения способны передать обширную информацию о личности коммуникатора. Очень часто невербальная коммуникация происходит одновременно с вербальной и может усиливать или изменять смысл сказанных слов. Невербальное общение может дополнять вербальное, заменять его, повторять, противоречить вербальному сообщению (см.: Миронова Т. В. Язык жестов).
   Согласно исследованиям, 55 % сообщений воспринимается через выражение лица, позы тела, жесты человека, а 38 % – через интонацию и модуляцию его голоса. То есть всего 7 % остается для слов, воспринимаемых получателем в процессе общения. Считается, что вербальные средства общения применяются для передачи фактической информации, а невербальные передают эмоции и чувства. Невербальные сигналы воспринимаются непосредственно и сильно воздействуют, они способны передать информацию, которую трудно выразить словами.
   Существуют различные способы получения информации отдельным индивидом, нередко это бывает связано с воздействием на человека окружающей среды – природных явлений, погодных аномалий, особенностей региона проживания. Кроме того, элемент случайности, неопределенности, непредсказуемости получаемой членом общества информации может быть связан с характером его работы, его ближайшим окружением, родственниками, соседями по дому. Можно определить такой информационный поток, получаемый из первых рук, как фактический, в отличие от модельного, т. е. информации препарированной, отфильтрованной, преимущественно распространяемой СМИ.
   В тоталитарных обществах газетная информация клиширована, упрощена, однообразна, лжива, как правило, запаздывает, поскольку для тщательной цензуры СМИ требуется время. В демократических странах проявляются другие минусы: на издательскую политику могут влиять владельцы СМИ (хотя и не всегда напрямую – это может негативно отразиться на тиражах), спонсоры, госчиновники, политическая обстановка, партии, движения и т. п. Кроме того, к искажению информации может привести ее переработка – яркая «упаковка», смещение акцентов при подаче, субъективная трактовка событий. Добавим сюда краткость сообщений, связанных часто с тем, что современная молодежь с ее «клиповым мышлением» не в состоянии анализировать большие тексты, насыщенные специальными терминами.
   После отказа в России от официальной идеологии (марксизма-ленинизма) образовавшийся вакуум начал наполняться не только религиозным мировоззрением, но также и всевозможными антинаучными обскурантистскими теориями. Истории о вампирах, инопланетянах, колдунах, экстрасенсах постоянно присутствуют в информационном поле, многократно тиражируются и пересказываются. В печати регулярно публикуются гороскопы; астрологи и предсказатели – желанные гости на телеканалах. Если добавить к этому многочисленных мифотворцев-маркетологов, политтехнологов, продвигающих новые товары, политические партии и отдельных политиков, то можно себе представить, какой силы воздействию подвергается общество через каналы массовых коммуникаций.
   Если два десятилетия назад массовыми тиражами издавались журналы «Наука и жизнь», «Химия и жизнь», «Квант», а инженерно-техническое образование считалось престижным, то сегодня самое большое количество дипломов выдается юристам, экономистам и менеджерам по продажам, а первые строчки в рейтингах занимают гламурные издания и желтая пресса.
   Известный российский культуролог, специалист по цивилизационному анализу Игорь Яковенко настаивает на том, что «массовый человек живет в мире мифов и иллюзий»[2]. Выделяя в российском обществе три уровня сознания – традиционное государственное, переходное и инновационное, он подчеркивает, что «на окраине и в порах традиционного государства постоянно живут государственные слои, группы, воспроизводится догосударственная культура»[3].
   Догосударственная культура в значительной степени архаизирована и мифологизирована. Структуры управления обществом «работают с мифами, стереотипами, инстинктами, предполагающими дорефлексивный, минимально рационализированный уровень сознания, бедную культуру»[4].
   Возникновению в обществе питательной среды для устойчивого распространения слухов и сплетен способствует и падение интереса к актуальной политической и экономической информации: тиражи газет и журналов падают, в социуме утверждается описанная Р. Лазарсфельдом модель двухступенчатого потока коммуникации. Согласно этой модели распространяемая СМИ информация воспринимается индивидами в социуме не напрямую, в лоб, а через посредников – «лидеров мнений», людей с более развитыми информационными потребностями. Их ближайшее окружение – на работе, в семье – доверяет им переработку социально значимой информации и смотрит на мир их глазами. То есть трактовка тех или иных событий в значительной степени зависит от уровня образования «лидеров мнений», их личных пристрастий и критического мышления.
   Получение правдивой (фактической) информации в социуме во многом затрудняется и тем, что процессы социальной стратификации продолжаются – образуются новые закрытые сообщества, возрастает непрозрачность в деятельности компаний, фирм, государственных структур. Продолжаются процессы «капсулирования», описанные тридцать лет назад Д. Нейсбитом в его работе «Мегатренды». Нарастает отчуждение между индивидами в социуме, усиливается «атомизация» общества. Интернет не может рассматриваться в связи с этим как альтернатива деструктивным процессам. Сеть не в состоянии заменить живое человеческое общение, предлагая взамен некий виртуальный эквивалент. Безусловно, Интернет служит важным средством проверки достоверности информации, но к сожалению, он недоступен большинству членов общества в силу разных причин: даже в таком крупном городе, как Ярославль, расположенном в центре страны, регулярно пользуются этим ресурсом всего 45 % населения.
   Общество недовольно качеством информации, ее достоверностью и доступностью. Существовавшая в советском обществе иерархичность доступа к информации окончательно не исчезла и в демократической России. Потребность в правдивой информации остается в обществе стабильно высокой, но поскольку обычные каналы ее распространения недостаточно эффективны, появляются «внемедийные коммуникации», которые передают по цепочке от одного индивида к другому факты и версии, не всегда проверенные и подтвержденные.
   Итак, в силу вышеприведенных причин (мифологизированное общественное сознание, двухступенчатый поток распространения информации, «упаковка» газетных текстов, ограниченное распространение Интернета) в коммуникационном акте «источник – сообщение – канал – получатель» вместо обычного сообщения (однократно переданного) может появиться самотранслируемое сообщение, иначе определяемое как слух, которое обладает различными качественными характеристиками.

Глава 2. Самотранслируемая информация и ее место в коммуникации

2.1. Что такое самотрансляция

   Самотранслируемая информация – это такая информация, распространение которой происходит наряду или помимо усилий специализированных коммуникаторов (СМИ, авторитетных лиц, агентств и т. п.) путем добровольной передачи от одних членов сообщества другим. Этот термин принадлежит психологу А. Караяни.
   Подобный способ распространения широко использовался на протяжении тысячелетий. Таким образом был сохранен и дошел до нас богатый фольклор всех народов мира. Так же передавались сокровенные знания – заговоры, привороты и т. п. Однако нередко они становились доступны лишь ограниченному кругу лиц (жрецы, волхвы). Исторические сведения передавались в виде легенд, эпоса, и хотя сильно искажались, тем не менее донесли до потомков немало ценной информации.
   Такой тип передачи сведений об истории, каких-то фактов о мироздании (например, об НЛО) и в наши дни циркулирует в виде самотранслируемой информации, которую можно считать слухами. Например, упорно ходят слухи, что И. Сталин был убит соратниками, что к убийству президента США Дж. Кеннеди приложили руку американские спецслужбы.
   Отметим, что о слухах говорят и тогда, когда известно, правдива ли передаваемая информация, и тогда, когда это остается неизвестным. Иными словами, для признания информации слухом не нужно знать, истинна ли она.

2.2. Другие виды самотранслируемой информации


   2.2.1. Анекдот – тоже самотранслируемая вербальная информация. Однако в отличие от слуха, представляющего собой относительно лаконичное сообщение, анекдот является жанром фольклора. Он должен содержать что-нибудь юмористическое, вызывающее смех. Собственно, его рассказывают именно для того, чтобы повеселить собеседника. Фольклор, в том числе и русский, знает немало историй, которые передавались потому, что были забавны. В наши дни русские рассказывают истории о Ходже Насреддине, Иванушке-дурачке, солдате, сварившем кашу из топора. Возникшие в более позднее время забавные истории относятся к различным социальным типам (обманутый муж, хулиганистый школьник Вовочка и т. п.), типичным представителям какой-либо национальности (например, Абрам и Сара как типичная еврейская пара, «горячие эстонские парни» или просто «немец, американец и русский» и многие другие варианты). Персонажами могут быть и известные люди – политики, артисты и т. п.
   Если анекдот затрагивает вопросы политической жизни, это политический анекдот. Он встречается везде, а особенно был распространен в Советском Союзе, где позволял «по-карнавальному» относиться к достаточно регламентированной идеологической жизни страны. Были лояльные анекдоты.
   Сталин, Черчилль и Рузвельт утром на очередном заседании Ялтинской встречи. Черчилль говорит: «Мне приснилось, что я назначен управляющим земным шаром». «А мне, – говорит не растерявшийся Рузвельт, – снилось, что я назначен управлять Вселенной». «А мне, – говорит Сталин, – снилось, что я вас нэ утвэрдил в этих должностях».
   Однако подавляющее большинство анекдотов носило и носит фрондерский характер, содержа в себе критику существующих порядков – иногда скрытую, иногда явную. В советские времена был распространен дефицит, т. е. нехватка каких-то товаров.
   Рабиновича вызывают в КГБ. «Рабинович, вы говорили, что в СССР нет того, другого. Вы понимаете, что раньше вас бы за такое расстреляли. Но сегодня мы вас отпускаем. Все поняли?». – «Да, конечно». «Ну и что же ты понял?» – спросила Сара, когда муж ей пересказал эту беседу. «Понял, что у них уже и патроны в дефиците».
   Политический анекдот, равно как анекдоты о каких-то личностях, могут играть огромную роль в обществе. Поэтому управление распространением анекдотов – тоже важная функция общественной жизни. Определенную роль тут могли играть выступления известных артистов и писателей. Так, пересказ реприз (или даже намек на всем известные шутки) известнейшего комика Аркадия Райкина был очень распространен в тех же случаях, что и пересказ анекдотов.
   В наши дни встречаются утверждения, что анекдоты сочинялись «специальными подразделениями», при этом одни источники утверждают, что этим занимался КГБ, а другие намекают на «западные структуры». Авторы таких утверждений отмечают, что анекдоты использовались для того, чтобы опорочить какие-то фрагменты нашей информационной сферы, преимущественно входящие в число общего национального достояния. Такие действия называются десакрализацией и часто связаны со смеховой культурой: вспомним русские сказки о попах, о царях и т. п. Действительно, анекдоты о герое Гражданской войны В. И. Чапаеве можно рассматривать как десакрализацию этой фигуры. То же можно сказать и касательно анекдотов о властях, правоохранительных органах.
   Милиционеры собираются к другу на день рождения. Встает вопрос о подарке.
   – Давай подарим ему книгу!
   – Зачем? У него уже есть одна.
   Понятно, что представление о тупых стражах порядка, несправедливых арестах и т. п. сильно ударяют по престижу государства. Однако никаких доказательств, что эти анекдоты сочинялись по заказу «специальными структурами», не имеется.
   Такую же роль, как и анекдоты, могут играть и короткие шутки, забавные фразы, иногда пародирующие нечто известное. Это явление распространено сейчас в Интернете. Такие «словечки» называются мемы.
   Одно время в Сети шутливо употреблялось выражение «какустановили британские ученые». Возможно (контент Сети меняется быстро, и его предшествующие состояния восстановить не удается), это было связано с серией сообщений научно-популярного толка, касающихся Великобритании и потом переведенных на другие языки с сохранением ссылки на «британских ученых». Как бы то ни было, в течение едва ли не года – огромный срок в наше быстро летящее время – вставка в сообщения выражения «британские ученые установили» вызывала у читателей улыбку и сознание принадлежности к некоторому сообществу «понимающих».
   Как обычно и бывает с шуткой, через какое-то время она приелась. Надоевшая, устаревшая шутка получила на жаргоне пользователей Сети название баян. Однако термином оно не стало в отличие от слова «мем», используемого и в научных текстах.

   2.2.2. Песни – часто самотранслируемая информация. Это относится народным песням, а также к другим жанрам, не подлежащим официальному распространению. Это, например, песни неприличного содержания (их в народе называют «с картинками»), воровской («блатной») фольклор, туристские песни, «корпоративные» (песни представителей одной профессии, одного вуза и т. п.). В 1950-е годы в СССР получили распространение песни, близкие к туристским, однако скоро переросшие этот рубеж. Их стали называть самодеятельными, а затем бардовскими.
   Среди авторов текста – а текст всегда был важной составляющей – были и известные поэты: В. Высоцкий, Б. Окуджава. Сочинялись песни и на слова классиков, не получивших широкого распространения в официальной литературе. В какой-то момент получили распространение песни на слова С. Есенина, потом стали популярны произведения на слова Н. Заболоцкого.
   Разучивание песен осуществлялось по собственной инициативе, т. е. это тоже была самотранслируемая информация. И поскольку она не контролировалась официальными властями, тоже нередко способствовала распространению идей и настроений, нередко оппозиционных по отношению к властям. Песня Б. Окуджавы «Возьмемся за руки, друзья!» воспринималась как «шиболет», т. е. знак, по которому узнавали друг друга фрондерствующие интеллигенты. Во времена перестройки она была неофициальным гимном демократов.

   2.2.3. Вирусы в Интернете – это самораспространяющиеся фрагменты информации: словесной (мемы), визуальной (фотографии, демотиваторы) и видео. Вирусом такой файл называют потому, что своими качествами – юмором, интересным сюжетом и т. п. – он подталкивает тех, кто с ним познакомился, переслать его друзьям, знакомым, чтобы те тоже порадовались. В некоторых случаях это может быть реклама, как коммерческая, так и политическая. Например, минутный ролик, направленный против руководителей страны (задолго до президентских выборов) и размещенный под ником Ленин, собрал за неделю несколько миллионов просмотров, так как был оригинален по монтажу и забавен.

2.3. Слухи как вид коммуникации

   Другая особенность коммуникации через слухи – это многократное повторение актов общения, поскольку для распространения слухов необходима многократная их передача между отдельными лицами. Надо иметь в виду и то, что на отдельных этапах – чаще на начальном, но и на промежуточных тоже – распространение слухов может включать и коммуникацию через СМИ или другой вид массовой коммуникации: слух нередко начинает распространяться после какого-то сообщения в СМИ или Интернете, иногда несколько отличающегося от того, что потом стало слухом.
   Информационное поле не является однородной субстанцией, равномерно распространяющейся по всем направлениям. Совершенно очевидно, что структура информационного поля деформирована и если существуют перенасыщенные, многослойные его сегменты, то присутствуют и дискретные пространства, и такие его части, где ощущается дефицит достоверной информации. Из-за деформации информационного поля возникают зоны повышенной циркуляции слухов, где слухи становятся значимыми факторами влияния на общественное сознание. В России сложились благоприятные условия для распространения слухов – ментальность россиян в значительной степени ориентирована на мнение окружающих. СМИ не пользуются особым доверием общества отчасти из-за негативного опыта советской пропаганды, отчасти из-за финансирования влиятельных газет и журналов крупными бизнес-структурами.
   Передачу слуха можно представить в виде простой модели передачи информации от источника к адресату, описываемой теорией коммуникации. Специфика процесса сообщения слуха будет заключаться в том, что при устной передаче исключается использование кодирующих и передающих устройств. Поскольку дистанция между участниками акта коммуникации будет предельно сокращена, а сообщение (как правило) является кратким и выразительным, потери текста из-за помех и шумов сведутся к минимуму. Скорее произойдет некое приращение текста, он станет более ярким, добавятся новые детали. Отличие схемы распространения самотранслируемого сообщения от остальных видов сообщений состоит в том, что акт передачи обычного сообщения представляет собой некую завершенную структуру, т. е. цепочка «источник сообщения – канал коммуникации – получатель» после прохождения текста останавливается и какое-то время может не функционировать, в то время как самотранслируемое сообщение (слух) представляет собой бесконечно повторяющуюся совокупность цепочек, в которой каждый последующий получатель сам становится источником информации и немедленно передает ее дальше. Слух живет только в динамике, любая остановка распространения будет означать угасание и исчезновение слуха.
   Одна из основных характеристик самотранслируемого сообщения – однократная воспроизводимость перед конкретным слушателем. Важное качество самотранслируемого сообщения (хотя и не обязательное) – его устность, попадая в СМИ, оно теряет многие свои качества. Устный тип коммуникации в настоящее время в значительной степени недооценен из-за повсеместно распространенного письменного общения. Вместе с тем в реальной жизни, особенно в ситуации острой предвыборной борьбы, использование устной коммуникации может оказаться наиболее эффективным выходом.
   Плюсы использования слухов как политтехнологии очевидны: информация распространяется сама собой, затраты невелики, а эффект от распространения информации значителен, поскольку участники информационного обмена испытывают друг к другу куда большее доверие, чем к традиционным СМИ. К недостаткам использования самотранслируемых сообщений (из-за чего этот способ коммуникации используется нечасто) относят почти бесконтрольный процесс управления информацией. Это – стихия, развивающаяся по своим собственным законам, и заранее трудно угадать, какой слух будет сам себя «раскачивать», а какой затухнет сразу, едва выйдя из кабинета, где был придуман.
   Факторы распространения: слух возникает там, где к его предмету имеется интерес, а масштаб и траектория распространения обусловлены конфигурацией аудитории (женитьба известного спортсмена, скорее всего, заинтересует его фанатов, а не поклонников оперы). Серьезным фактором является также дефицит надежной информации. Для эффективного слуха нужен не просто общественный интерес, а интерес неудовлетворенный.
   Сопутствующие факторы: сообщая интересные сведения, человек привлекает к себе внимание, демонстрирует близость к предмету общественного интереса (актеру, политику), к референтной группе или органам, принимающим решения, повышает или подтверждает значимость своей персоны в глазах окружающих; фактор эмоционального баланса – слух способен временно оптимизировать эмоциональный баланс в группе.
   В процессе передачи слух известным образом трансформируется, сюжет становится короче, несущественные детали исчезают, важные выходят на первый план. Появляются новые детали, первоначально отсутствовавшие, возникает заострение ситуации, делающее слух более функциональным.
   После закрытия на советском телевидении КВН и исчезновения с экранов А. Маслякова появился слух о том, что он осужден за спекуляцию. Через некоторое время стали говорить о перепродаже бриллиантов, отбывании срока в Тагильской колонии и статье в свердловской областной газете, где подробно все описывалось. Статья, которой никогда не было, называлась якобы «А мы ему улыбались…»
   Приспособление слуха – под стереотипы и установки подстраивается отдельная деталь сюжета, но так, что это меняет психологическое содержание сообщения.
   В США провели эксперимент над группой белых южан, которой был показан эпизод фильма с дракой между белым и чернокожим, причем белый был вооружен бритвой. При пересказе эпизода зрители ничего не путали, но бритва чаще всего оказывалась в руках у черного.

   Вопросы для самопроверки
   1. Каковы особенности самотранслируемого сообщения? В чем его отличия от обычных сообщений?
   2. Может ли устная коммуникация как политтехнология быть эффективнее других средств (СМИ, Интернета)?
   3. Как изменяется слух в процессе передачи?

2.4. Слухи в Интернете

   Роль Интернета как средства «доставки контента» будет неуклонно возрастать. Интернет – едва ли не самое существенное формообразующее начало современной реальности. Распространение самотранслируемых сообщений в Сети отличается от устного распространения слухов и публикации их в СМИ. Вероятно, следовало бы признать существование «другой цензуры» в Интернете – миллионов пользователей, выбирающих то, что им интересно читать. И эта «повестка дня» может радикально отличаться от того, что предлагают влиятельные СМИ. В отличие от газетных или устных текстов Интернет формирует привычку к коротким, лишенным нюансов сообщениям. Слух в Сети нельзя дополнительно «нагрузить» эмоционально, используя невербальные средства коммуникации, отсутствует необходимость видеть лицо собеседника и ощущать тактильный контакт.
   Принципиальное отличие Интернета от СМИ в том, что в Сети отсутствует цензура. Неподконтрольность Интернета сделала его наиболее объективной медиасистемой. Интернет в отличие от обычной прессы интерактивен, т. е. в Сети может одновременно появиться слух и полемическая реакция на него. И безусловно, шлейф комментариев меняет восприятие самотранслируемого сообщения. В распространении слухов определяющую роль играет такое важное свойство Интернета, как анонимность.
   Сходство слухов, распространяемых через Интернет, с классическим сарафанным радио состоит, в частности, в том, что в Сети снизился объем письменной речи, языком социального общения стала записанная, но исключительно устная речь. Письменная речь предполагает другой тип сознания. Кроме того, в Сети существует несколько информационных медийных зон, они разные, между ними есть пересечения и суперкоммуникаторы – их все знают, на них ориентируются. То есть мы имеем дело с типичными лидерами мнений, поддержка или опровержение которыми какого-либо сообщения (в том числе слуха) во многом определяет его дальнейшую судьбу.
   Важным фактором существования слухов в Сети является то, что в большинстве пользователи Интернета не обладают необходимыми навыками, не знают, как себя вести в информационном пространстве, не способны производить реальные идеи с высокой частотой. Если они с высокой регулярностью выходят в Сеть, то обмениваются пустяковой информацией, «перепостами». Собственно, «перепост» и есть классический вариант передачи самотранслируемого сообщения в Сети. Текст идет дальше как бы сам по себе, без добавлений, в лучшем случае с комментариями, которые можно проигнорировать. Анонимный источник сообщения передает «не свое», снимает с себя ответственность («за что купил, за то продаю»).
   Несомненным достоинством Интернета является то, что, используя все свои преимущества – анонимность, скорость рассылки, интерактивность, Сеть выступает мощным агрегатором слуха, который быстро набирает мощь. Впрочем, игнорирование правил запуска «долгоиграющего» устойчивого слуха чаще всего приводит к тому, что сообщение перестает транслироваться по Сети через несколько часов.
   Еще одним достоинством Интернета как инструмента распространения слухов является возможность «автоматизации», т. е. применения компьютерных программ (так называемых ботов), обеспечивающих повторение информации без участия человека, но как бы от лица собеседника.
   Использование слухов в Сети в качестве политической технологии имеет как сильные, так и слабые стороны.
   С одной стороны, очевидна экономическая эффективность, нет нужды в найме агитаторов – распространителей слухов, кроме того (в силу анонимности), возможна любая «концентрация грязи», отсутствие каких-либо этических границ, которые вынуждены учитывать печатные издания, рискующие нарваться на судебные преследования и штрафы. С другой – данная технология не может претендовать на универсальность, поскольку Интернет не работает на значительной части российской территории, представлен главным образом в урбанизированных районах. А на таких территориях, где и печатные СМИ слабо распространяются из-за низкой платежеспособности населения, классический вариант устного распространения слухов может иметь успех.

   Вопросы для самопроверки
   1. В чем главное отличие Интернета от современных СМИ?
   2. В каком виде слухи чаще всего транслируются в Сети?
   3. В чем состоит главное преимущество распространения слухов по Интернету?
   4. Можно ли во время выборов отказаться от всех видов распространения слухов в пользу интернет-рассылки? Будет ли такая технология эффективной?

   Задание
   Попробуйте с помощью статистических данных, показывающих количество интернет-пользователей и уровень подписки крупных федеральных изданий в нескольких регионах России, обосновать возможность успешного применения на выборах разных уровней технологии распространения слухов.

2.5. Как это было (использование слухов в политической и экономической жизни России и зарубежных стран)

   Гейл Коллинз в работе «Жала скорпионов»[5], анализируя влияние слухов на американскую политическую жизнь за последние 230 лет, выделяет периоды, которые называет «руморологическими эпохами».
   Согласно Коллинз, период с 1830 по 1880 г., когда в американском обществе проснулся интерес к политике, был связан в первую очередь со скучной жизнью в маленьких городках, отсутствием иных развлечений, кроме выборов. Общественная мораль в этот период мутирует: от деликатного отношения к политикам газеты переходят к требованиям полной открытости их личной жизни, финансов, здоровья и т. д. В конце XIX – начале XX в. появляется «класс знаменитостей» – богачи, профессиональные красавицы, актеры, летчики, и общество начинает внимательно следить за их жизнью.
   В 1920-е годы газеты становятся более сдержанными и гораздо больший интерес проявляют к шоу-бизнесу, чем к политике. Политические слухи игнорируются прессой, а президенты даже осуществляют цензуру. В этот период, как отмечает Коллинз, традиционно высокая активность избирателей на севере страны падает с 89 до 60 %[6], шумные кампании превращаются в простое исполнение гражданского долга. На граждан обрушиваются автомобили, кинофильмы, фонографы, радиоприемники. Политика утрачивает свою былую притягательную силу из-за появления новых массовых развлечений.
   Риторика политиков не может соперничать с песнями известных исполнителей, трансляциями спортивных матчей, ставших возможными с распространением радио. В это время самое большое количество слухов приходится на долю кинозвезд: все обсуждают их наряды и личную жизнь. При этом какое-то время обществу преподносят актеров и актрис как образец для подражания, людей умеренно консервативных. Руководители киноиндустрии не допускают публикации слухов о супружеских изменах кинозвезд, пьянстве или злоупотреблении наркотиками.
   Позднее американские культурологи напишут, что созданный Голливудом миф об Америке помог гражданам страны пережить Великую депрессию и создать сверхдержаву.
   Депрессия, а затем Вторая мировая война вновь превращают Вашингтон в центр всеобщего внимания. Рузвельт, несмотря на постоянные слухи о его болезнях и прогрессирующем безумии, становится первым президентом, которого постоянно снимают и записывают на радио – он использует СМИ на все сто процентов. Почти еженедельные радиобеседы президента, ответы на телефонные звонки избирателей, открытость Белого дома, – все это привело к тому, что Рузвельт стал самым влиятельным и успешным лидером в истории страны.
   В период с 1945 по 1964 г., который Коллинз называет «тихими годами», ТВ активно вторгается в политическую жизнь. Это не отражается на карьере Трумэна, но помогает Эйзенхауэру проводить эффективную политику и способствует его переизбранию.
   Эйзенхауэр впервые широко использует телевизионные ролики, в которых он отвечает на вопросы избирателей. Бравого генерала, уверенного в себе, очень сложно скомпрометировать, поэтому политические противники распускают слухи о хроническом алкоголизме супруги президента.
   Джон Кеннеди, ставший, вероятно, самым «телевизионным» президентом США, активно влиял на аудиторию тем, что впервые в истории страны объединил имидж политика и героя шоу-бизнеса. Его портреты, как и фото его жены, печатались на обложках не только политических, но и киножурналов. Американцы увлеченно обсуждали одежду президентской четы и интерьеры апартаментов. О Джоне Кеннеди постоянно ходили слухи: в основном, о его многочисленных романах с журналистками, актрисами и секретаршами. Но в этот период, как и при Эйзенхауэре, частная жизнь политиков такого уровня еще остается достаточно закрытой.
   Ситуация начинает постепенно меняться в 1970-е и особенно в 1980-е годы. В течение десятилетий вашингтонский пресс-корпус верил в то, что избирателей не должно касаться что-либо из частной жизни политиков. После Уотергейта эта позиция изменилась: было решено, что полномочия, делегированные обществом властям, использованы неправильно, и массмедиа вскрыли злоупотребления благодаря своим усилиям и настойчивости.
   В начале 1980-х годов слухи еще остаются в американской политической жизни фоновым «шумом», но к концу этого периода уже становятся ее официальной частью. Факт появления слухов служит поводом для появления репортажей и расследований. В это время примером журналистской бесцеремонности стала известная история с сенатором Гэри Хартом, самым перспективным кандидатом на пост президента от демократической партии. Слухи о его близких отношениях с моделью Донной Райе привели к постоянной журналистской слежке за ним, в итоге – к скандалу и снятию кандидатуры с выборной кампании.
   Слухи о невоздержанности президента Клинтона, а затем раздутый прессой скандал с Моникой Левински едва не привели его к импичменту и отставке. Но если под этим скандалом еще была какая-то реальная основа, то недавняя публикация серии официальных снимков президента Дж. Буша и госсекретаря К. Райе с ни на чем не основанными комментариями известного психолога о существовании между ними близких отношений демонстрирует отсутствие у журналистов всяких моральных запретов.
   «Найдется все!» – лозунг интернет-портала «Яндекс» становится печальным итогом процесса разрушения стен, ограждавших частную жизнь американских политиков.
   Странным образом развитие СМИ не уничтожило, а укрепило институт слухов, превратив его во влиятельный фактор политической жизни.
   Напоминают ли события, происходившие в российском (советском, постсоветском) обществе хотя бы отдаленно то, что происходило с эволюцией СМИ в Америке? В конце XIX – начале XX в. Россия успешно развивалась, выходила на мировые рынки. Происходили трансформации в российском обществе: вместе с экспансией буржуазии росло влияние на европейскую культуру российской литературно-художественной элиты. Появились российские кинозвезды, писатели, модные журналы – нарождался свой «класс знаменитостей». Все это закончилось после 1917 г. с вытеснением из страны в эмиграцию более 3 млн дворян, буржуа, артистов, ученых. В СССР началась кристаллизация собственной советской элиты, которая, став правящим классом, зачастую копировала «бывших».
   После отстраивания власти, закрытия оппозиционных газет, создания творческих союзов как органов контроля над художественной интеллигенцией, введения государственного финансирования культуры начала складываться иерархическая система распространения информации, характерная для любого тоталитарного государства.
   Политическая и экономическая информация через систему «бюллетеней», «вестников», «информационных писем» транслировалась сверху вниз через все этажи партийно-государственной власти и дальше – гражданам с помощью сети устной пропаганды. В условиях изоляции от внешнего мира такая система могла какое-то время быть достаточно эффективной, поскольку существовала еще и подсистема страха: внезапных арестов и тайных судов – всего того, что потом назовут «необоснованными репрессиями».
   Понятно, что в условиях постоянного внеправового давления на общество, отсутствия у граждан возможности влиять на действия властей бесследное исчезновение известных людей – политиков, ученых, высокопоставленных военных – порождало множество слухов, мифов, легенд и в конечном счете усиливало недоверие к государственным институтам.
   Эти процессы формирования «двойной жизни» нации углублялись еще и миграционными волнами, связанными с гигантскими стройками новых заводов, дорог, городов. Отъезд из деревни был, кроме прочих потерь, еще и ослаблением социального контроля, утратой моральных норм и принципов, связанных с трудовым и религиозным укладом.
   Если мы можем (с разной степенью достоверности) говорить о влиянии слухов на американскую политическую жизнь, поскольку слухи обсуждались в печати, то в СССР подобного быть не могло.
   Реконструкция слухов возможна только на основе мемуаров или художественных произведений, написанных современниками тех событий. По структуре советские слухи мало отличались от американских: обычно в сюжете смешивалось достоверное и недостоверное и добавлялась для убедительности какая-нибудь красноречивая деталь. Часто слух выдавал желаемое за действительное, фокусировал тайные чаяния народа.
   Г. Бакланов в одной из своих книг описывает разговор двух офицеров о репрессиях в армии накануне войны. Один из них пересказывает другу слух о том, как Берия докладывает Сталину об очередных разоблачениях и арестах, а Сталин, резко стукнув кулаком по столу, говорит: «Хватит!» Воспроизводится архетипическая история о всевидящем добром и мудром государе и «плохих» боярах. Сознание обычных людей отказывалось верить в то, что лидер партии мог оказаться организатором беззакония.
   Слухи сопровождали гибель летчиков Чкалова и Леваневского. В условиях «происков врагов народа» не все верили в случайную гибель Чкалова и исчезновение во льдах Леваневского (считалось, что он перелетел в одну из западных стран).
   После тяжелейшей войны с ее разрушениями и неисчислимыми жертвами советские люди рассчитывали на реформы и послабления как на заслуженную награду. В 1945–1946 гг. ходили слухи о скором отказе от однопартийной системы, роспуске колхозов, выделении земли, ограничении власти силовых ведомств, амнистии заключенным[7]. Власть, безусловно, была в долгу перед народом, но она не собиралась расплачиваться.
   Наиболее значимые последствия в советское время имели слухи периода Карибского кризиса 1963 г. Трудно сказать, что произвело большее впечатление – резкая антиамериканская риторика Н. Хрущева или то, что в Одессе и Новороссийске не удалось скрыть факты массовой отправки ракет на Кубу, но по всей стране начали скупать соль, крупы, спички. Взаимное противостояние США и СССР вскоре благополучно разрешилось, война не началась.
   В период хрущевский оттепели появляется больше слухов о политиках, их женах, родственниках, пристрастиях и т. п. Отчасти это было связано с тем, что в сталинское время за обсуждение политика можно было серьезно пострадать, поэтому больше обсуждали артистов, отчасти – с десакрализацией власти: Хрущев значительно чаще Сталина бывает на людях, ездит по стране и по всему миру.
   Л. Брежнев после нескольких лет пребывания у власти становится героем бесчисленных анекдотов и насмешек. Впервые появляются слухи о коррупции, огромных деньгах, машинах и особняках, к которым получали доступ (по мнению граждан) партийные и государственные чиновники высокого ранга.
   Вероятно, следовало бы ожидать слухов о реформах, подобных Пражской весне 1968 г., но преобладает другое: значительная часть общества желает возвращения сталинских порядков, чтобы элита испугалась и перестала обогащаться. В это время появляется слух о неопубликованных мемуарах секретаря Сталина А. Поскребышева «Двадцать лет рядом», которых в действительности никогда не существовало. Партийная пропаганда неповоротлива, она постоянно запаздывает, сообщая об отставках в высших эшелонах власти через три-четыре дня после западных радиостанций. Всесильная в недавнем прошлом госбезопасность не в состоянии контролировать информационные потоки. Слухи достаточно быстро распространяются по всей стране.
   Нам еще предстоит узнать, как именно работал механизм трансляции слухов. Впрочем, как стало известно авторам от бывших почтовых служащих, один из способов получения неподцензурной информации заключался в том, что поздней ночью провинциальные телеграфисты связывались со своими столичными коллегами и просили передать им что-нибудь из последних новостей культурной и политической жизни. Часть телеграфной ленты затем уничтожалась и в Москве, и в провинции, чтобы возможная проверка ничего не обнаружила.
   В 1930–1940-е годы появляются советские звезды кино, оперы, балета и драматического театра. Им подражают в одежде, прическах и манерах, они известны и популярны. Но несмотря на их близость к народу, поездки по стране (в отличие от голливудских коллег), частная жизнь артистов остается закрытой. Газеты ничего не пишут об их разводах, болезнях, алкоголизме, потому что это запрещено. Исчезновение артиста по какой-либо причине из театра, прекращение съемок в кино порождает массу слухов о болезни и даже его возможной гибели в аварии.
   Один из авторов в 1975 г. вместе со студентами философского факультета Уральского университета читал лекции в рабочих общежитиях Свердловска о советском кино. Студенты столкнулись с тем, что им часто задавали вопросы о творческой судьбе В. Шукшина. При этом большинство зрителей фильма «Калина красная» из рабочей среды были уверены в том, что Шукшин действительно бывший заключенный и бандиты убили его после окончания работы над фильмом именно за то, что он снял такое правдивое жизненное произведение. Слух о ранней смерти режиссера трансформировался в сознании рабочих именно таким образом.
   Множество слухов породила внезапная смерть в 1980 г. В. Высоцкого. Эти слухи прямо повлияли на авторитет власти, упорно замалчивавшей факт смерти и не высказывавшей никакого отношения к всенародно любимому барду.
   В горбачевскую эпоху количество слухов возрастает, начинается эра гласности, сокрушения политических репутаций и авторитетов. После 1991 г. появляется свободная пресса, но вместе с тем и желтые издания (по западному образцу).
   Казалось, что теперь влияние слухов на политическую жизнь значительно уменьшится. Но свобода печати привела к скупке газет и частичной монополизации прессы. Сокращение тиражей, всевластие телевидения способствуют расцвету технологий манипуляции. Избиратели почти не реагируют на сужение политического поля. Вероятно, это связано с процессами кризиса представительной демократии, происходящими во всем мире.
   Использование слухов на российских выборах постоянно усложняется. Если шесть лет назад на губернаторских выборах в одной из сибирских областей для снижения явки избирателей проплачивали неблагоприятный метеопрогноз и распускали слухи от имени милиции о появлении банды, грабящей пенсионеров, то сегодня разыгрывается многоходовая комбинация с участием незаинтересованного источника информации, через который запускается компрометирующий политического противника материал.
   Опубликованные сегодня различные методики борьбы со слухами, к сожалению, отражают реалии вчерашнего дня, даже если советы дают такие специалисты по политическим технологиями, как Е. Токарева, О. Матвейчев, В. Корольке Е. Токарева приводит удачный пример работы пресс-службы АО «Северсталь» с критическим материалом на генерального директора А. Мордашова. Для ослабления слухов в данном случае была использована частичная перепечатка исходного материала из журнала «Форбс», которая преподносилась как оригинальная. В. Королько[8] советует использовать традиционные методы опровержения слухов, включающие в себя игнорирование информации, опровержение по частям, разоблачение с привлечением известных специалистов. О. Матвейчев при появлении со стороны конкурирующей политической команды слухов или компрометирующих материалов рекомендует увеличить их количество в десятки раз, чтобы избиратель перестал обращать на них внимание. Появившиеся в последнее время новейшие технологии политической борьбы, использующие слухи, подметные письма, компромат, отличаются от всего вышеперечисленного и широко применялись во время известных событий на Украине, в Киргизии и Грузии. Отличительными чертами этих технологий являются сетевые методы, децентрализация управления, отсутствие штабов, использование корпоративных сообществ, широкое использование Интернета для тиражирования различной информации.
   С уверенностью можно сказать одно: при трансформации политических технологий использование слухов как метода политической борьбы в России сохранится еще на протяжении весьма продолжительного периода.

   Вопросы для самопроверки по главе 2
   1. Что такое самотранслируемая информация?
   2. Является ли слух истинным сообщением или ложью?
   3. Как можно представить модель распространения слухов в рамках известных вам моделей коммуникации?
   4. Какие слухи распространялись в советское время? Повлияли ли они на общественную жизнь?

   Задание
   Вы должны запустить самораспространение информации о новой рок-группе. Какие ресурсы Интернета могут быть для этого использованы и как?

Глава 3. Типология распространения слухов

3.1. Сферы функционирования слуха

   Слухи могут относиться к самым различным сферам жизни общества. И до тех пор, пока самотрансляция слуха не затрагивает чьих-то серьезных интересов, «ходят слухи здесь и там, а беззубые старухи их разносят по углам», как пел об этом известный бард, актер Театра на Таганке В. Высоцкий. Однако если слух может кому-то вредить или, наоборот, кем-то использоваться, он подлежит тщательному изучению и классификации. Первым пунктом такой классификации является его отношение к сфере распространения.
   Практически все исследователи отмечают политические слухи. Это такая самотранслируемая информация, основное содержание которой связано с внешней или внутренней политикой. По конкретному наполнению слухи могут быть связаны с личными взаимоотношениями («любовница премьера», «мэр столицы оказался гомосексуалистом», «вице-премьер имеет внебрачную дочь» и т. п.). Но сюда же относятся и распространяемые высказывания, относящиеся к возможному развитию событий («мы туда пошлем эскадру», «говорят, наши разорвут с ними отношения» и т. п.), в том числе и о возможности катастроф (например, слухи о нападении на какую-либо страну, о применении нового сверхмощного оружия и т. п.). Встречаются и слухи, связанные с общими представлениями о политическом процессе, например: «все решают масоны», «политик А зависит от одной группы олигархов, а политик Б – от другой» и т. п.
   

notes

Сноски

1

2

3

4

5

6

7

8

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →