Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Большинство губных помад содержат рыбью чешую.

Еще   [X]

 0 

Мифы и легенды Ирака (Стивенс Е.)

В памяти иракских сказителей сохранились отголоски народного творчества шумеров, халдеев, сирийцев, персов. Колорита и экзотики добавляли в истории, которые уже имели хождение в этих местах, торговые караваны, перевозившие еврейских пленников, чернокожих рабов и невольниц из всех частей Древнего мира. Опасная ведьма-людоедка, проказливые джинны, веселый речной демон, черная тараканиха, решившая выйти замуж, и многие другие необычные, таинственные, а иногда и ужасные персонажи поражают воображение, смешат и волнуют. Они показывают, как чрезвычайно сложен орнамент быта и верований народа, живущего на территории нынешнего Ирака.

Год издания: 2008

Цена: 69.9 руб.



С книгой «Мифы и легенды Ирака» также читают:

Предпросмотр книги «Мифы и легенды Ирака»

Мифы и легенды Ирака

   В памяти иракских сказителей сохранились отголоски народного творчества шумеров, халдеев, сирийцев, персов. Колорита и экзотики добавляли в истории, которые уже имели хождение в этих местах, торговые караваны, перевозившие еврейских пленников, чернокожих рабов и невольниц из всех частей Древнего мира. Опасная ведьма-людоедка, проказливые джинны, веселый речной демон, черная тараканиха, решившая выйти замуж, и многие другие необычные, таинственные, а иногда и ужасные персонажи поражают воображение, смешат и волнуют. Они показывают, как чрезвычайно сложен орнамент быта и верований народа, живущего на территории нынешнего Ирака.


Е. С. Стивенс Мифы и легенды Ирака

Предисловие

   В один из дней второго десятилетия моего временного проживания в Ираке я задалась вопросом: а есть ли у меня возможность внести хотя бы малый полезный вклад в копилку знаний об этой стране? Я пользуюсь преимуществом женщины, поскольку мои соотечественники в Ираке большей частью сотрудники учреждений, занятые дипломатической или коммерческой деятельностью, и, следовательно, ограниченные во времени, а часто и условиями для посвящения себя работе, не связанной с политикой, бизнесом, историей или наукой. Более того, мужчины изолированы от семейной жизни значительной части иракского общества. Я же, женщина, могу входить туда, куда им вход запрещен, поэтому свободна в изучении страны с позиции, которая им недоступна.
   Я обратилась к моим записям иракских обычаев, занятий, ремесел, предрассудков, магии и многого другого, обнаружив среди них несколько записанных мной на слух историй. Это напомнило мне о том, что точно так же, как земля Ирака хранит множество еще не тронутого археологического материала, народ этой страны, которая вплоть до мировой войны почти не подвергалась западному влиянию, хранит в памяти до сих пор не записанные устные сказания, берущие начало в древности. Ирак называется колыбелью человечества. Если это так, то следует надеяться, что удастся обнаружить следы некоторых таких сказаний, которые забавляли человечество в колыбели. Следует надеяться на обнаружение следов колыбельных песен, которые утешали человечество, и страшилок, которые его пугали.
   Фольклористика – самая молодая из всех наук. Это и наиболее скромная наука, поскольку она служит полезным подспорьем своим старшим сестрам: истории, антропологии, мифологии и родственным им наукам. Вдумчивый анализ фольклора дает весьма ценные фрагменты информации, которые пополняют наши знания о человеческом обществе, его обычаях, верованиях и скитаниях.
   Однажды я увидела в магазине близ Британского музея нитку янтаря, каждая бусинка которой заключала в себе мушку. Точно также в сказаниях и легендах Ирака опытный читатель обнаружит среди всякого вздора и фантазий забальзамированные крупицы мифологии, религиозных знаний, преданий и племенных обычаев, значительно более древних, чем та фабула, в которую они облечены. В самом факте того, что такие-то сказания обнаруживаются в разных странах, может таиться информация относительно переселений народов, их войнах, о торговых путях и т. д.
   Устные сказания Ирака пришли из многих разнообразных источников. Ведь Ирак, расположенный между Ближним и Дальним Востоком, был одним из перекрестков мировых торговых путей и полем многочисленных сражений.
   Волна за волной переселения, завоевания и поселения захлестывали регион. Шумеры, халдеи, касситы, ассирийцы, персы, арабы и турки. Каждый народ, в свою очередь, вносил что-нибудь из его религиозных верований, обычаев, сказаний и традиций в устное народное творчество страны. Торговые караваны в медленном передвижении от побережья Средиземного моря или городов Китая и Индии, еврейские пленники, негритянские поселенцы, рабы, путешественники и бродячие цыгане, должно быть, что-то добавляли в иракский фольклор и распространяли его. Особо следует отметить использование ввозимых рабов, поскольку частью обязанностей раба было развлечение его владельца сказками и песнями. Наконец, в эпоху ислама здесь наблюдаются ежегодные караваны паломников, проходящие в разных направлениях, поселения паломников в священных городах, таких как Кербела и Неджеф.
   Неудивительно поэтому, что природа устных сказаний и фольклора Ирака смешанного свойства. Многое из того, что в них заключено, уже знакомо тем, кто изучают фольклор, в переводах с персидского, армянского и турецкого языков, не говоря уже о более широко известных сказках братьев Гримм. В примечаниях я обращаю внимание на некоторые из таких параллелей. Редко, когда предание переносится от одного народа к другому целиком. В действительности скорее отдельные эпизоды преданий извлекаются из одного и того же источника. Связи между Персией, Арменией, Сирией, Турцией и Ираком поддерживались постоянно, и было бы удивительно, если бы не образовался общий массив легенд. Полезно заметить, однако, как гений каждого народа преобразует один и тот же материал устного творчества.
   Сосредоточившись на конкретном направлении исследования, я обнаружила, насколько восхитительны поиски такого рода. Они не только познакомили меня со многими интересными и привлекательными личностями, но дали повод побродить по стране, ощутить чарующее гостеприимство племенных шейхов и других людей.
   Искусство сказителей, уходящее на Востоке в седую старину, в Ираке переживает упадок. Им владеют лишь в немногих городах. Еще двадцать лет назад профессия сказителя приносила выгоду и считалась достижением. Мужчины-сказители посещали кофейни и рынки, им хорошо платили или дарили подарки за декламацию. Женщин-сказительниц хорошо принимали в гаремах. Теперь в городах сказителей заменили кино и граммофон, и, хотя в большинстве семей найдется старый раб, приживала или родственник, который рассказывает сказки в семейном кругу, даже их становится все меньше. Большая часть фольклора, передававшегося из поколения в поколение, постепенно забывается. Когда к кино и граммофону добавится радио, этот процесс забвения ускорится, поскольку иракцы весьма восприимчивы к такого рода западным изобретениям. В недалеком будущем те же самые кочевники пустыни будут слушать концерты и пропагандистские политические передачи какой-нибудь радиостанции с Ближнего или Среднего Востока.
   Все предания, собранные в этой книге, имеют хождение и сегодня. Многим из них недостает законченности и выдумки, у многих явно отсутствует значительная часть текста, но я старалась скрупулезно воспроизвести, насколько это возможно, дух и манеру декламации сказаний. Я стремилась повсюду воздерживаться от чересчур свободного перевода и следовать арабскому языку как можно ближе. Некоторые истории переведены буквально, но не все, поскольку стенографистка-любительница могла записывать их лишь тогда, когда они проговаривались рассказчиками медленно, с остановками после каждого предложения. Эти рассказчики представляли собой людей самого разнообразного звания и происхождения: министра правительства, школьных учителей, мусульманок и христианок, их служанок и рабынь, кочевников мужчин и женщин. Все они владели искусством сказителей не в равной степени. Лучшей из встреченных мною сказительниц и сказителей была христианка из Багдада, хотя мусульманка одного племени, очаровательная женщина с артистическим талантом, подошла к мастерству упомянутой христианки очень близко. Христианка, неграмотная, одноглазая женщина в возрасте между 50 и 60 годами, оторвалась от своей среды в тот момент, когда села на полу на корточках и стала рассказывать свои предания. Она была хорошей актрисой, пользовалась жестами и изменением тембра голоса, чтобы подкрепить свою выразительную и живую речь. По ее словам, она унаследовала свои истории от бабушки, которая любила их рассказывать. Сказала, что смогла запомнить буквально лишь те истории, которые слышала в раннем детстве. Среди других историй, услышанных мной из ее уст, была хорошо знакомая, классическая сказка из «1000 и одной ночи» под названием «Рассказ о Хасане из Басры». Ограниченный объем книги не позволил мне включить в нее версию рассказа женщины, но интересно определить, насколько близко устная традиция соответствует письменному тексту. Я старательно воздерживалась от чтения оригинальной истории, пока не записала ее устный рассказ.
   Я собирала эти сказания в Багдаде, Мосуле и в пустыне к северу от Мосула, но, к сожалению, не в Басре и не на юге страны. Надеюсь в будущем у меня будет возможность собрать фольклор и в Южном Ираке. Господин Джон Ван Эсс, чей «Разговорный язык Месопотамии» является образцовой работой и который знает Ирак и иракцев лучше, чем любой европеец или американец, говорил мне, что юг богат фольклором и что там колдовская практика среди черных рабов заслуживает внимательного изучения.
   Теперь о форме сказаний. В начале декламации обычно произносятся стишки примерно такого содержания (у мусульман):
Здесь, не здесь,
Эй, почитатели Пророка,
Молитесь за Него.
[1]

   На это аудитория отвечает хором:
Тысяча молитв
И мир тебе, о Пророк Аллаха;

   Причем, и мусульмане, и христиане пользуются формулой:
Было это, не было,
Мы уповаем на Аллаха.[2]

   Обычно рефрены и стишки произносятся в начале и ходе повествования, в конце же его используется другой вид повтора, примерно такой:
Мы были с вами и возвращаемся назад,
И тамбурин гремит, а невеста в печали.

   Или:
Эта история – полуправда,
И если бы я был рядом с нашим домом,
То принес бы вам тарелку бобов и тарелку изюма.

   Такие рефрены появляются время от времени в соответствующих местах.
   Содержание сказаний, как я уже говорила, различается. Кажется, проще всего классифицировать сказания по группам. Это – «колыбельные» сказки и «колыбельные» повторы. Это – сказки о животных, сказки вроде «Семейных сказок» братьев Гримм. Это – сказки типа «1000 и одной ночи», а также короткие рассказы о сверхъестественных существах, переданные людьми, которые верят в их существование. Подобные сказания можно сгруппировать согласно источникам их возможного происхождения. Однако я посчитала свои попытки подвести сказания под разные категории неудовлетворительными и поэтому оставила их в полном беспорядке, просто приводя некоторые сведения о рассказчике каждой сказки в конце книги. Там также встретятся такие примечания, которые в действительности проясняют не текст, а скорее содержание историй, там встречаются также ссылки на несколько сборников персидских, армянских и турецких сказок, которые включают параллельные сюжеты.
   Практически каждая помещенная здесь сказка хорошо известна фольклористам по сказкам определенного рода, таким, например, как сказки, в которых джинны, или сказочные персонажи, превращаются по своему желанию в птиц. Типажи, знакомые нам по историям с лебедями-девицами. Когда встречаешь подобные типажи в Ираке, поневоле вспоминаешь людей-птиц на древних цилиндрических печатях и изображения людей с птичьим оперением, которые находят время от времени на шумерских сооружениях. Опять же описание условий существования мертвых в подземном мире в вавилонском эпосе «Нисхождение Иштара в темное царство», «где пищей является прах и где едят землю», весьма впечатляюще:
Они не видят света и сидят в темноте,
Они одеваются как птицы с оперением крыльев.

   В общем, птица всегда была символом души. История о торговце колючками, в которой жених выступает в обличье птицы, напоминает как шумерских обитателей подземного мира, так и легенду о Лоэнгрине. Сходство с этой легендой и другими сказаниями подобного рода усиливается, когда человек-птица в арабском предании исчезает из своего человеческого окружения в тот самый момент, как только его имя и человеческая сущность публично провозглашаются.
   Наблюдается большая разница между сказками, которые рассказывают иракским и английским детям. Британская няня или мама не верит в существование фей или великанов, в то время как иракская сказительница часто верит в них. Для большинства населения Ирака, за исключением небольшого образованного меньшинства, сверхъестественные существа, которые появляются в сказках и преданиях, реально существуют. С другой стороны, я прожила в этой стране более десяти лет и никогда не слышала сказок о привидениях. Не утверждаю, что таких историй не существует, но лично я не обнаружила ни одной. И если приходится слышать о семье, которая преследуется призраком, то она никогда не преследуется мертвецом, а только джинном. Я спрашивала некоторых женщин о причине этого, и они обычно отвечали таким образом: «Почему мертвый должен возвращаться? Когда люди умирают, они уходят в подобающее для них место». Любопытно отметить, что шумерская и вавилонская литература полны привидений и наставлений, как умилостивлять их. Но следы древнего культа привидений сохраняются в небольшом числе сказаний, таких как «Рассказ о мальчике и Дивах», доказывая снова продолжение жизни идей в сказках, после того как с ними рассталось общественное сознание.
   Необходимо сказать о различных сверхъестественных существах, встречающихся на этих страницах. Западные читатели уже знакомы с джинном, афритом и гул ем, которые нередко появляются в арабских сказках «1000 и одной ночи». Возможно, меньше они знают о других иракских демонах и великанах, обитающих в аду, таких как силува, див, дами, сеир, тантал, табиа, ум ассабьян и карина.
   Я касаюсь здесь только тех из мифологических существ, которые появляются в сказаниях, поскольку в будущей книге надеюсь рассмотреть фольклор Ирака более обстоятельно.
   Силува играет в иракских легендах в основном ту же роль, что ведьма и великанша-людоедка в сказках Запада. Это – водяное существо, поскольку оно обитает в реках или в пещерах рядом с горными потоками. Ее тело покрыто длинными волосами, груди висят до колен, и когда она хочет накормить своих детей, которых носит на спине, то перебрасывает груди через плечо. По форме силува напоминает женщину, но иногда изображается с рыбьим хвостом вместо ног. Она любит питаться человечиной и в то же время неравнодушна к любовной связи с мужчинами. Силува смертна, как и все создания Аллаха, кроме ангелов, и боится железа. Оценивая некоторые из многочисленных историй о силуве, я склонна полагать, что этот демон является смесью культа некоторых древних речных божеств и персонажей рассказов африканских рабов о человекообразных обезьянах. Однажды, обсуждая силуву с моим старшим слугой, уроженцем Бахрейна, я спросила:
   – Водятся ли такие существа где-нибудь помимо Бахрейна?
   Он ответил утвердительно. Я попросила его сообщить, в каком виде и где они водятся. К моему удивлению, слуга сказал:
   – В Лондоне, который я посетил вместе с Фейсалом Ибн Саудом.
   Этот человек находился в свите Фейсала Ибн Сауда, когда тот посетил Лондон в конце войны. В ответ на настоятельные просьбы сообщить подробности, он пояснил:
   – Мистер Филби водил нас однажды в большой сад, где много животных. Там были силувы, двое, самец и самка, в домике. Домик был украшен. Никому не позволялось подходить к ним, кроме одного человека, англичанина, который за ними ухаживал.
   Я засомневалась:
   – То, что ты видел, были обезьяны, Мубарак.
   Он возразил:
   – Нет, хатун, мы видели там и обезьян, очень много, но эти были похожи на людей.
   Иногда я сталкивалась с тем, что арабы принимают крупных человекообразных обезьян за демонов.

   Другой речной демон называется феридж акра'а. Он любит проделывать шутки с рыболовами и обитателями рек, но, видимо, является не столь опасным существом, как силува.
   Подобно силуве, феридж акра'а имеет рыбий хвост или слабые ноги. Он напоминает старика, но его лысая голова красного цвета, а борода – зеленая. Кочевник племени шаммари однажды рассказывал мне, что один шейх племени, стоявшего лагерем у реки Евфрат, заметил, что его кобыла, прежде неутомимая и сильная, стала слабой и понурой, после того как ночью ее круп был измазан дегтем. На следующее утро кочевники обнаружили верхом на кобыле феридж акра'а, который попытался безуспешно бежать от них после своей ночной верховой езды. Люди шейха напали на чудовище и прикончили его ножами. Одна багдадская газета сообщала о появлении демона подобного вида в конце августа 1922 года.
   Дами – великанша. Наполовину животное, она появляется, как призрак, на окраинах городов. Подобно демонам Вавилона и Ассирии, дами обычно питается прахом, отходами и отбросами разного рода, хотя и любит полакомиться человечиной. В иракских сказках она часто играет роль, отведенную в европейских сказках волку.
   Карина – женщина-демон. Она привлекает к себе мужчину, лишает его любви к своей жене или невесте и даже приживает от него детей. Часто полагают, что холостяки живут с каринами, как с женами. В армянском фольклоре ее называют А1. Эротические сны приписывают к любовной связи с женщиной-демоном. Полагают, что она весьма ревнива и способна сильно навредить обычной женщине, к которой ее любовник может питать сердечную привязанность. Карина также крадет или убивает детей. Мистер Кэмпбел-Томсон указывал, что она, вероятно, происходит прямо от вавилонской ardat lili.
   Див – еще один демон, который является в лесах или глухих местах. Он и его женская особь появляются на страницах этой книги так часто, что с их особенностями можно познакомиться, прочитав ее.
   Сеир. Кочевник шаммари описывал мне его как существо, являющееся в глухих местах и в развалинах, особенно Хатры. Он говорил, что по внешнему виду это очень древний, одноглазый старик с бородой до колен, у него длинные зубы, покрытые железом, и железные ногти на ногах. Питается человечиной. Я слышала об этом демоне только от соплеменника шаммари. В Багдаде и на юге он, очевидно, неизвестен. В книге мистера Кэмпбела-Томсона я обнаружила: «Из нескольких поэтических фрагментов Ветхого Завета выясняется, что северные семитские племена верили в демонов точно такого же рода – волосатые существа, ночные монстры, которые являлись в заброшенных и глухих местах в сопровождении шакалов и страусов».
   Судя по рассказу соплеменника шаммари, этот великан родственен циклопам из греческих легенд.
   Надеюсь, что иракцы, которые прочтут эту книгу, будут достаточно любезны, чтобы снабдить меня имеющейся в их распоряжении информацией об этих ночных существах, поскольку Ирак колоссальное хранилище фольклора и легенд. Предлагая публике эти сказки из моей несовершенной и постоянно растущей коллекции, я надеюсь показать, как велико сокровище подобного рода этой страны. Я не поместила здесь истории непристойного характера, имеющиеся же – вполне приличны. Мне казалось, что лучше передать эти истории в естественном виде, не пересказывая их.
   Хотелось бы поблагодарить самым сердечным образом тех, кто помогал мне в работе. Открывают их перечень сказители и сказительницы, а также доброжелательные люди, такие как мадам Татеосян, шейх Аджиль аль-Явир, сведший меня с членами семьи Накиба. Далее идут Абдель Азиз-бек Музаффар, который был достаточно любезен, чтобы проявить искренний интерес к сборнику сказаний и проверить правильность разных рефренов стихов на диалекте. Особенно я благодарна сэру Арнольду Уилсону, ставшему первым европейцем, которому я показала коллекцию, и особенно благодарна ему за его полезные замечания и ободрение. Должна выразить признательность профессору Альфреду Гильому за ценные советы относительно определенных аспектов арабской транскрипции и перевода, данные в то время, когда книга находилась уже в гранках.

Безумная женщина

   Сапожник ответил:
   – Премного благодарен. Спасибо! – забрал шерсть и обратился к жене: – О, женщина, ты знаешь, кто будет прясть эту шерсть? Я хочу, чтобы из нее сделали аба.
   Женщина ответила:
   – Да! Знаю.
   Пастух отдал ей шерсть, и куда же она пошла? Женщина пошла к канаве за Южными воротами, которая была заполнена позеленевшей от водорослей водой и где квакали лягушки. Кур-руч! Кур-руч! Кур-руч! Ква! Ква!
   Женщина позвала:
   – Эй, кузины! Родственницы!
   Те отозвались:
   – Кур-руч! Кур-руч! Ква! Ква!
   Она решила, что ей отвечают, и продолжила:
   – Я принесла вам шерсть, чтобы вы сделали пряжу для аба моего мужа. Сможете сделать?
   Лягушки ответили:
   – Ква! Ква! Кур-руч! Кур-руч!
   Она спросила:
   – И когда мне прийти за пряжей!
   В ответ:
   – Кур-руч! Ква!
   – Так, через месяц! – воскликнула женщина. – Хорошо, я приду за ней! – Затем бросила две кипы шерсти в канаву и вернулась домой.
   – Ты отдала мою шерсть на пряжу? – спросил муж.
   – Да, муженек, – ответила женщина, – я отдала ее моим кузинам по матери!
   «Никогда не слышал, чтобы у нее были такие кузины, – подумал муж, – но, может, они, действительно есть». И поинтересовался:
   – Когда они принесут шерсть?
   – Я собираюсь забрать ее через месяц, – сообщила жена.
   Прошел месяц, другой, за ним еще месяц. Муж напомнил жене:
   – Прошло уже три месяца, а моя аба еще не сшита. Я пойду с тобой и заберу шерсть. Где живут твои кузины?
   – У Южных ворот!
   И вот они шли, шли и пришли к Южным воротам. Когда муж спросил, где дом кузин, жена указала на канаву и пояснила:
   – Мои двоюродные сестры живут там!
   В это время заквакали лягушки:
   – Крр-рр! Кк-кк! Ква! Кур-руч!
   Муж глянул и увидел в воде две кипы шерсти, позеленевшие, прогнившие и испорченные! До чего же он был взбешен! Муж побил супругу с криками:
   – Ты глупая тварь! Идиотка! Дура!
   Когда они вернулись назад, он захлопнул дверь дома перед ее носом и пошел спать. Жена осталась снаружи, на дороге, хотя уже темнело. Муж же уснул.
   Вечер перешел в ночь, а женщина все сидела у дороги, пока ее муж спал дома. Мимо прошла кошка, и женщина подумала, что муж смягчился и прислал кошку в знак того, что она может войти в дом. Поэтому стала прогонять кошку:
Прочь, прочь!
Он послал за мной госпожу кошку,
Я не приду!

   Чуть позже мимо пробежала собака. Женщина закричала:
Боже праведный! Теперь он послал за мной собаку,
Но я не приду!
Прочь, прочь!

   Случилось так, что этой ночью в доме султана похозяйничал вор. Теперь он шел с верблюдом, на которого погрузил награбленные драгоценности. Верблюд заблудился и, блуждая, остановился перед женщиной, которая закричала:
Он посылал госпожу кошку, но я не пошла!
Он посылал собаку, но я не пошла!
Сейчас же здесь господин Горб! Я должна пойти с ним!

   Поэтому она поднялась, постучалась в дверь и крикнула мужу:
Ты посылал госпожу кошку, я не пришла!
Ты посылал собаку, я не пришла!
Теперь же ты прислал господина Горба, я должна прийти!

   Муж почувствовал угрызения совести в связи с тем, что оставил супругу на холоде. Он открыл дверь и увидел за ней свою жену с верблюдом.
   – Откуда ты взяла этого верблюда?
   – Ты его послал ко мне!
   Тогда он завел верблюда во двор, а жене велел:
   – Холодно, иди в дом и ложись спать!
   Когда муж убедился, что жена заснула, он открыл пристегнутые к седлу мешки и обнаружил, что они заполнены драгоценностями! Мужчина взял лопату, вырыл яму и зарыл в нее сокровища. Затем убил верблюда и тоже зарыл его тушу в землю, оставив только кусок мяса. Из него он приготовил куббе[4] и пошел спать.
   Потом пришли соседки из близлежавшего дома. Они постучали в дверь и позвали женщину:
   – Мы хотим сходить к реке, чтобы набрать воды![5]
   Муж услышал стук, разбудил жену и приказал:
   – Пойди узнай, кто стучит в дверь.
   Она пошла. Женщины взяли ее с собой к реке набрать воды.
   Когда женщина возвращалась домой, ее муж взял с крыши блюдо с куббе и сбросил часть его содержимого на свою жену. Затем снова лег в постель и притворился спящим.
   – Сюда, соседи! Сюда! Идет дождь из куббе! – закричала женщина.
   Соседки подобрали разбросанное куббе, съели его и разошлись. Женщина пошла к своему мужу и стала поднимать его с постели, причитая:
   – О, мой супруг, мой супруг!
   – В чем дело? – огрызнулся тот. – Ты не даешь мне поспать!
   – Гляди, – показала она, – идет дождь из куббе!
   Муж глянул на то, что принесла жена.
   – А ведь верно, это действительно куббе! Откуда оно появилось? – спросил он и съел кусочек.
   – Оно упало с неба, – пояснила жена. – Когда мы вернулись с реки, то попали под дождь из куббе!
   – Это правда? – удивился муж.
   Затем они оба отправились спать.
   На следующий день сапожник, как обычно, пошел на работу. То же было и на другой день, а на третий день улицы обходил глашатай, опрашивая людей:
   – Видел ли кто-нибудь верблюда с седлом, к которому были пристегнуты мешки султана?
   Женщина услышала это и обратилась к глашатаю со словами:
   – Верблюд у нас, зайдите, зайдите! Мой муж увел его во двор!
   Она повела стражников во двор, но они ничего там не нашли. Тогда спросили женщину:
   – Где твой муж?
   – Он там, где сук[6], – сообщила она и послала мальчишку показать людям султана место, где находилась лавка мужа, занимавшегося починкой старой обуви.
   Стражники схватили его и доставили во дворец со словами:
   – Султан хочет видеть тебя!
   Когда сапожника привели во дворец, его поставили перед начальником стражи и объявили, в чем его обвиняют:
   – У тебя верблюд с мешками султана, пристегнутыми к седлу.
   – Нет, клянусь Аллахом, нет! – принялся он отрицать.
   – Не криви душой, – велели ему. – Твоя жена во всем призналась.
   – Неправда, – настаивал он, – у меня нет верблюда. Я бедный сапожник, каждый знает меня как честного человека. Куда бы я дел верблюда?
   – Твоя жена сообщила глашатаю, что ты увел верблюда с мешками, пристегнутыми к седлу, во двор.
   – Приведите сюда мою жену, – потребовал муж, – учините ей допрос в моем присутствии и позвольте мне задать ей несколько вопросов.
   – Ладно, пусть она придет, – позволил начальник стражи.
   За женой послали и сказали ей:
   – Твой муж зовет тебя, он во дворце. Иди с нами.
   – Хорошо, пойду, – согласилась она, – но он приказал мне сторожить дверь дома, как я смогу это делать, если уйду во дворец? Лучше я возьму дверь с собой! – Она сорвала дверь со скоб[7], водрузила ее на голову и пошла во дворец.
   Когда жена прибыла во дворец, начальник стражи спросил:
   – Что это такое? Почему эта женщина несет на голове дверь?
   – О, господин, – ответила женщина, – мой муж приказал мне не оставлять без внимания дверь дома, поэтому я взяла ее с собой!
   – Расскажи страже обо всем, что случилось в тот день, когда я, по твоим словам, отвел во двор верблюда с мешками, пристегнутыми к седлу, – потребовал сапожник.
   – Это было в тот день, когда ты спросил о своей аба, и я повела тебя за город, чтобы узнать, приготовили ли мои кузины-лягушки пряжу для нее. Потом ты побил меня и выгнал из дома. Ночью ты послал за мной госпожу кошку, но я не согласилась вернуться. Тогда ты послал за мной господина кобеля, только я опять не согласилась. Тогда ты прислал господина Горба, я пошла с ним, и ты впустил нас обоих.
   – Что еще случилось той ночью? – спросил муж.
   – Ах да, муженек! – воскликнула женщина. – Это была как раз та ночь, когда шел дождь из куббе!
   – Что за вздор! – воскликнул начальник стражи.
   – Но это правда, начальник, – ответила женщина. – Когда я возвращалась с реки, с небес посыпался дождь из куббе, и я ела его!
   – Женщина безумна, – заключил начальник стражи, а затем обратились к сапожнику: – Иди! С тебя сняты все обвинения!
   Мужчина пошел домой. Он развелся с женой. После этого однажды ночью откопал мешки с драгоценностями и уехал в другой город. Там стал жить богачом за счет сокровищ султана.

Коза и старуха

   Однажды начался дождь. Он лил так сильно, что стала протекать крыша, и старуха сказала козе:
   – Козочка, мы не сможем остаться в доме сухими, давай полезем в колодец.
   – Я не полезу вниз, – отказалась коза.
   – Не полезешь? – спросила старуха.
   – Нет.
   – Мне что – вызвать мясника, чтобы он зарезал тебя?
   – Уходи прочь, – сказала коза.
   Что ж, старуха пошла к мяснику и попросила его:
   – Иди и зарежь мою козу. Моя коза не хочет лезть в колодец!
   – Я не пойду в такой дождь, – отказался мясник, – уходи, уходи отсюда!
   – Привести к тебе кузнеца, чтобы он затупил твои ножи? – пригрозила старуха.
   – Убирайся, – огрызнулся мясник.
   Старуха обратилась с просьбой к кузнецу:
   – Пойди и затупи ножи мясника! Он не хочет зарезать мою козу, а коза не хочет лезть в колодец!
   – Убирайся, убирайся отсюда, – замахал руками кузнец, – я не пойду в такой дождь!
   – Заставить реку залить огонь в твоем горне? – обиделась старуха.
   – Прочь! – рявкнул кузнец.
   Старуха пошла к реке:
Река, река, залей огонь кузнеца.
Кузнец не хочет затупить ножи мясника,
Мясник не хочет зарезать мою козу,
А моя коза не хочет лезть в колодец.

   – Уходи, уходи, – зашумела река.
   – Пойти к верблюду, чтобы он выпил тебя? – рассердилась старуха.
   – Прочь! – забурлила река.
   Старуха пошла просить верблюда:
Верблюд, верблюд, выпей реку,
Река не хочет залить огонь кузнеца,
Кузнец не хочет затупить ножи мясника,
Мясник не хочет зарезать мою козу,
Коза не хочет лезть в колодец!

   – Уходи, – отозвался верблюд, – я не пойду в такой дождь!
   – Заставить веревку задушить тебя? – разгневалась старуха.
   – Прочь, – сказал верблюд.
   Старуха стала просить веревку:
Веревка, веревка, задуши верблюда,
Верблюд не хочет выпить реку,
Река не хочет залить огонь кузнеца,
Кузнец не хочет затупить ножи мясника,
Мясник не хочет зарезать мою козу,
Коза не хочет лезть в колодец!

   – Прочь, прочь отсюда, – закричала веревка, – я не пойду в такой дождь!
   – Попросить крысу, чтобы она изгрызла тебя? – возмутилась старуха.
   – Прочь! – велела веревка.
   Старуха пошла к крысе:
Крыса, крыса, изгрызи веревку,
Веревка не хочет задушить верблюда,
Верблюд не хочет выпить реку,
Река не хочет залить огонь кузнеца,
Кузнец не хочет затупить ножи мясника,
Мясник не хочет зарезать мою козу,
Коза не хочет лезть в колодец!

   – Уходи, уходи прочь, – сказала крыса, – я не пойду в такой дождь!
   – А если я приведу кошку, чтобы она съела тебя? – спросила старуха.
   – Прочь, – повторила крыса.
   Старуха пошла тогда к кошке:
Кошка, кошка, съешь крысу,
Крыса не хочет изгрызть веревку,
Веревка не хочет задушить верблюда,
Верблюд не хочет выпить реку,
Река не хочет залить огонь кузнеца,
Кузнец не хочет затупить ножи мясника,
Мясник не хочет зарезать мою козу,
Коза не хочет лезть в колодец!

   – Где крыса? – заинтересовалась кошка. – Веди меня к ней!
   Только кошка собралась прыгнуть на крысу, как та взмолилась:
   – Нет, не надо! Я пойду грызть веревку!
   – Нет, не надо! – взмолилась веревка. – Я пойду душить верблюда!
   – Нет, не надо! – взмолился верблюд. – Я пойду пить реку!
   – Нет, не надо! – взмолилась река. – Я пойду заливать огонь кузнеца!
   – Нет, не надо! – взмолился кузнец. – Я пойду тупить ножи мясника!
   – Нет, не надо! – взмолился мясник. – Я пойду резать козу!
   – Нет, не надо! – взмолилась коза и полезла в колодец.
   Вслед за ней полезла и старуха.

Три мышки

   Один Аллах знает,
   Всякий, кто грешен, должен говорить: «Прошу прощения у Аллаха!»

   Жили-были три мышки. Они были сестрами. Старшую звали Ханни, среднюю – Манни, а младшую – Тарьяксанни.
   Ханни жила в лавке пекаря и обжилась там.
   Манни жила в лавке мясника и обжилась там.
   Тарьяксанни жила в лавке зеленщика и обжилась там.
   Однажды Тарьяксанни заболела. Поехал в город человек, чтобы купить хлеба, мяса и овощей. Сначала он заглянул в лавку зеленщика, чтобы купить фиников. А когда зашел в лавку, услышал, как кто-то говорит ему тонюсеньким голосом:
О, незнакомец, оседлавший коня
Со звенящими колокольчиками,
Передай моим сестрам Ханни и Манни,
Что Тарьяксанни почти при смерти.

   Затем человек верхом на коне поехал к пекарю и, покупая хлеб, рассказал:
   – Когда я был в лавке зеленщика, кто-то просил меня тоненьким голоском:
«О, незнакомец, оседлавший коня
Со звенящими колокольчиками,
Передай моим сестрам Ханни и Манни,
Что Тарьяксанни почти при смерти».

   Ханни услышала слова незнакомца, и едва они слетели с его губ, как она уже прибежала к сестре Манни и сообщила ей:
   – К нам в лавку приходил незнакомец и рассказал, что наша сестра Тарьяксанни почти при смерти!
   Затем Ханни и Манни побежали к лавке зеленщика, чтобы увидеться с больной сестрой, и утешили ее словами:
   – Милостью Аллаха ты поправишься, и мы все вместе отправимся за город подышать свежим воздухом.
   Через некоторое время Тарьяксанни поправилась. Тогда каждая мышка собрала еду для прогулки. Ханни взяла с собой хлеб, Манни – мясо, а Тарьяксанни – финики.
   Сестры отправились за город, каждая держа во рту свою пищу. По пути встретили собаку, которая облаяла их и погналась за ними. В страхе мышки убежали от нее и спрятались в норе у отверстия колодца.
   Собака прибежала, облаяла колодец и трижды повторила:
Мать колодца, мать колодца,
Ты та, кто дает испить из своего широкого устья!
[8]

   Потом со словами «Если бы вы были разумны или предусмотрительны, то не пришли бы к матери колодца!» собака прыгнула и съела Ханни, Манни и Тарьяксанни – всех разом!

Воробей и его жена

   Как только она покончила с едой, прилетел муж с гостями и велел:
   – Ну, неси нам семь зерен, мы страшно голодны!
   Она ответила:
   – Прости, муженек! Тебя так долго не было, что меня истомил голод, и я съела все семь зерен!
   Тогда воробьиха улетела к своим родным, а гости разлетелись по домам. Воробей же остался в одиночестве переживать свое поспешное решение в отношении супруги, поскольку любил ее.
   Поэтому через некоторое время он полетел на дерево, где воробьиха жила у родственников, и сел на сук.
   Жена-воробьиха спросила:
   – Кто сел на дерево моего отца?
   – Это я, – откликнулся воробей, – я! Моя маленькая чаровница, чмокающая птичка! Моя маленькая ласковая пернатая женушка, я хочу, чтобы ты вернулась! Хочу, чтобы ты снова была дома!
   Но воробьиха ответила:
   – Убирайся! Возвращайся туда, откуда прилетел!
   На следующий день воробей снова прилетел на дерево отца его супруги. Та вновь спросила:
   – Кто сел на дерево моего отца?
   Воробей ответил, как прежде:
   – Это я, я! Моя маленькая чаровница, чмокающая птичка! Моя маленькая ласковая пернатая женушка, я хочу, чтобы ты вернулась! Хочу, чтобы ты снова была дома!
   Но она ответила:
   – Убирайся! Возвращайся туда, откуда прилетел!
   Так продолжалось несколько дней.
   Но однажды утром воробей прилетел к портнихе и попросил:
   – Мне нужны зеленая, желтая, голубая, красная и лиловая нити!
   Портниха дала ему пять нитей пяти цветов.
   Воробей подхватил их клювом и полетел на дерево отца супруги.
   – Кто сел на дерево моего отца? – как всегда, спросила воробьиха.
   – Это я, я! Моя маленькая чаровница, чмокающая птичка! Моя маленькая ласковая пернатая женушка, я хочу, чтобы ты вернулась! Хочу, чтобы ты снова была дома! – откликнулся воробей.
   – Убирайся! Возвращайся туда, откуда прилетел! – крикнула она.
   Но воробей заговорил снова:
   – Я принес красную, зеленую, желтую, голубую и лиловую нити. Оставишь ли ты их у меня или я вернусь без них?
   Тогда она радостно защебетала, подлетела к нему, взяла нити в свой клюв и вернулась с мужем в их гнездо. Воробьиха переплела нити в одну[10]. Затем они купили много зерна и организовали торжество для всех своих друзей.

Дунгара Хшейбан

   Однажды у младшей дочери, беременной накануне родов, появилось сильное желание поесть чечевичного супа. Она пошла к старшей сестре и спросила:
   – Не дашь ли ты мне немного чечевицы, мне очень захотелось чечевичного супа.
   Старшая сестра ответила:
   – Я сама сварю тебе чечевичный суп.
   Младшая сестра села в ожидании, а старшая принялась готовить суп. И пока его варила, раскалила на очаге докрасна вертел. Когда же младшая сестра села за еду, старшая ткнула ей вертелом в бедро. Младшая сестра убежала, не поев супа, голодная.
   Вернувшись домой, она попросила мужа достать для нее немного чечевицы. Тот отправился на поиски.
   Пока женщина сидела дома в ожидании, у нее начались схватки. Она сильно испугалась, поскольку рядом не было никого, способного оказать ей помощь. Но в тот самый момент, когда помощь ей больше всего потребовалась, стена раздвинулась, и в комнату вошли пять девушек, дочерей джиннов, которые помогли ей произвести на свет дочь. Затем обмыли девочку, запеленали и отдали матери.
   Первая девушка сказала:
   – Если пожелает Аллах, ее чело увенчает золотая корона.
   Вторая молвила:
   – Когда она пойдет, на следах ее ног будут вырастать мирт и жасмин.
   Третья произнесла:
   – Когда она скажет слово, с ее губ сорвется жемчужина.
   Четвертая добавила:
   – Когда она заплачет, прольется дождь, когда улыбнется – выйдет солнце.
   Пятая заключила:
   – Каждый раз, когда она искупается, вода, в которую она входила, будет превращаться в слитки серебра и золота.
   Затем стена снова открылась, и девушки скрылись за ней.
   В тот же вечер женщина еще раз обмыла свое дитя. Как и предсказывали дочери джиннов, вода, в которой купалась новорожденная, превратилась в слитки золота и серебра. Женщина купила еду и одежду, наняла слуг, приобрела прекрасный дом. У нее стало столько денег, сколько она хотела, потому что каждый день производились золото и серебро.
   Все это происходило в отсутствие мужа, поскольку тот продолжал искать повсюду чечевицу, но нигде не мог найти. Поэтому, когда женщина переехала в свой прекрасный дом, она послала раба на поиски мужа. И приказала рабу, по обнаружении супруга, сводить его в баню, переодеть в добротную новую одежду.
   Раб поискал мужа женщины в торговом ряду и нашел его там.
   – Ваша жена приказала мне найти вас, – объяснил ему раб, – она хочет знать, почему вы не возвращаетесь домой.
   – Я ищу повсюду чечевицу, по которой истомилась жена, но пока не нашел ее, – ответил муж. – Как я могу вернуться в дом?
   – Ваша жена родила дочь, и хочет, чтобы вы на нее взглянули, – продолжал раб, – но сначала вам нужно пойти в баню.
   Супруг сходил в баню, затем облачился в новую одежду и вместе с рабом вернулся в дом. Жена ожидала его у двери. Когда супруг приблизился, она вышла к нему и рассказала обо всем, что случилось.
   Тот очень обрадовался, и с этого дня они с женой зажили богато, счастливо, ни в чем не нуждаясь.
   Их дочь росла и с течением времени достигла тринадцатилетнего возраста. Девочка отличалась такой необыкновенной красотой, что приводила в восторг каждого, кто ее видел.
   Однажды она вышла на крышу подышать свежим воздухом. Пока ходила там, мимо проезжал сын султана и залюбовался ею. Глядя на нее, он потерял голову, а когда прибыл во дворец, пошел к отцу и заявил:
   – Я увидел девушку, на которой хочу жениться. Никакую другую в жены не возьму.
   – Кто эта девушка, сынок? – спросил султан.
   – Я видел ее сегодня на крыше одного дома, – ответил юноша.
   – Браке ней невозможен для тебя, – сказал султан, – ведь нам неизвестна эта девушка и ее родственники.
   Но юноша продолжал умолять отца, и наконец султан уступил его просьбам. Он послал женщин своего семейства в дом девушки. Они увидели, что семья девушки богата, и жена султана сообщила матери девушки:
   – Я пришла просить руки вашей дочери. Сын хочет взять ее в жены.
   Обручение состоялось. Мулла составил брачный договор и назначил день, когда невеста должна была предстать перед женихом.
   Сестра матери девушки пожелала сопровождать ее дочь. Вечером в день отъезда она вместе с невестой села в карету и отправилась во дворец султана. В пути тетя попросила девушку остановить карету и сделать небольшую передышку. Когда они съехали с дороги, тетка обратилась к девушке:
   – Я хочу примерить твой брачный наряд, ты позволишь мне?
   – Пожалуйста, – согласилась та. Сняла брачный наряд и передала его тетке.
   Как только они переоделись, тетка схватила девушку, выцарапала ей оба глаза и оставила у дороги. А сама снова села в карету и поехала во дворец султана в качестве невесты. Никто из членов семьи султана не заподозрил, что это не та невеста, но жених, увидев ее лицо, вышел из опочивальни и сказал матери:
   – Это не та девушка, которую я видел.
   – Это девушка, которую ты взял в жены, – возразила мать, и сына султана заставили принять ее как невесту.
   Настоящая же невеста, ослепленная, шла по пустыне, натыкаясь на колючки и спотыкаясь о камни. Ее платье изорвалось, ноги кровоточили. Пройдя таким образом некоторое расстояние, она встретила бедного торговца колючками, которого восхитила ее красота.
   – Ты фея или человек? – спросил он.
   – Я – человек.
   Затем торговец посочувствовал ее горькой участи, взял к себе в дом и сказал своим четырем дочерям:
   – Вот несчастная девушка, которую я встретил в пустыне. Покормите ее и позаботьтесь о ней.
   – Отец, мы голодны, нам самим не хватает хлеба, – напомнила старшая дочь. – Ты должен прогнать незнакомку. Она съест нашу еду, нам ничего не останется!
   – Как я могу прогнать ее? – возразил торговец колючками. – Это грех!
   – Отец, – сказала младшая дочь, – девушка останется у нас, я буду делиться с ней моей порцией каждый день. – Младшая дочь полюбила незнакомку, как только увидела ее.
   Так невеста осталась в доме торговца и делила еду с его младшей дочерью. Когда наступила ночь, она попросила:
   – Принеси мне воды, я хочу искупаться, – а когда говорила это, с ее губ сорвалась жемчужина.
   Младшая дочь торговца пошла за водой. Невеста выкупалась. Когда же вышла из воды, лоханка наполнилась слитками серебра и золота. Она передала их торговцу колючками и пояснила, что теперь он каждый день будет получать то же самое, также как жемчужины, слетающие с ее губ. Так торговец колючками разбогател.
   Однажды невеста попросила дочерей торговца колючками:
   – Соберите мирт и жасмин, выросший на земле, по которой я ступала, и сходите во дворец султана. Когда придете под окна невесты наследника, кричите, пока она не выглянет из окна: «Мирт и жасмин за правый глаз!»
   Дочери торговца колючками поступили так, как им было сказано. Они пришли под окно мнимой невесты и закричали:
   – Мирт и жасмин за правый глаз!
   Мнимая невеста выглянула из окна и спросила:
   – Что вам надо?
   Они ответили:
   – Вот мирт и жасмин за правый глаз!
   Злодейка испугалась и выбросила им из окна правый глаз племянницы. Дочери торговца вернулись домой, а настоящая невеста положила правый глаз в глазницу, он прирос, и она смогла видеть правым глазом.
   Затем взяла жемчужину, слетевшую с ее губ после произнесения слова, и передала дочерям торговца колючками с наказом:
   – Идите, как и в прошлый раз, под окно невесты наследника и кричите: «Жемчужина за левый глаз!»
   Они пришли во дворец султана, как и в первый раз. Мнимая невеста подошла к окну и спросила:
   – Что вам надо?
   Дочери торговца ответили:
   – Жемчужину за левый глаз!
   Тогда мнимая невеста выбросила им левый глаз, с которым они вернулись к настоящей невесте. Девушка положила его в глазницу и стала хорошо видеть обоими глазами, как прежде.
   Однажды девушка попросила торговца колючками принести доски и соорудить из них ей такую одежду, чтобы она выглядела деревянной.
   Тот выполнил ее просьбу, сделал для нее платье из дерева, которое покрывало ее с головы до ног, оставив лишь отверстия для глаз и рук. Затем девушка взяла в руки деревянное изделие и попрощалась с торговцем колючками и его дочерями. Они упрашивали девушку остаться, но она отказалась со словами:
   – Теперь вы богаты, и я должна идти. – Она благословила их, вышла из дома и шла до тех пор, пока не подошла ко дворцу султана, где села у ворот.
   Слуги заметили ее и сообщили сыну султана:
   – У ворот дворца сидит человек в деревянной одежде!
   Тот велел:
   – Идите и спросите у него, чего он хочет.
   Слуги пошли спросили:
   – Что тебе нужно?
   Человек в деревянной одежде ответил:
   – Хочу служить в доме наследника.
   Слуги сказали:
   – Входи, будешь помогать в обслуживании дома.
   Девушка вошла. Она так хорошо справлялась со своими обязанностями, что привела всех в восхищение. Ночью девушка снимала свое деревянное платье, днем же всегда его носила. Ее прозвали Дунгара Хшейбан.
   Однажды наследник устроил пирушку для своих друзей и приказал старшему слуге:
   – Пусть этим вечером нас обслуживает за столом только Дунгара Хшейбан.
   Когда пришли гости, Дунгара Хшейбан понесла блюда к столу. Но ее движения в деревянном платье были столь неуклюжи, что она выронила блюда, и они разбились.
   Сын султана рассердился и закричал:
   – Дунгара Хшейбан! Сними свое деревянное платье, или я зарежу тебя кинжалом!
   В ответ на эти слова девушка приподняла свое платье и совсем его сняла, представ перед всеми прекрасной луной, вышедшей из-за облаков. Наследник сразу узнал в ней свою настоящую невесту и попросил ее рассказать обо всем.
   Она рассказала ему все от начала до конца. Он обнял ее и взял себе в жены. Что же до тетки, то ее он приказал сжечь живьем!
Мы были с вами и ушли.
И если бы ваш дом находился ближе,
Я принес бы вам горстку изюма.
[11]
хрустальный корабль
Было это, не было,
Мы уповаем на Аллаха.

   Жил один купец, у которого было три дочери. Однажды возникла необходимость отправиться купцу в далекое путешествие за товарами. Перед отъездом он спросил у старшей дочери:
   – Дочь моя! Что тебе привезти по возвращении?
   Та пожелала:
   – Хочу красивое новое платье!
   Тот же вопрос купец задал средней дочери, и она заказала:
   – Я тоже хочу красивое новое платье.
   Затем купец поинтересовался мнением младшей дочери, которая была еще ребенком. Девочка пошла к матери посоветоваться.
   – Что мне попросить у отца привезти по его возвращении?
   Мать не замедлила с ответом:
   – Попроси гроздь жемчуга.
   Дочь вернулась к отцу и сказала:
   – Хочу гроздь жемчуга.
   Купец пообещал дочерям выполнить их пожелания и отбыл в дальнюю страну. Совершив торговые сделки, он пошел в торговый центр и купил там два отреза шелка для двух старших дочерей, а про просьбу младшей дочери забыл. Затем отправился в гавань и сел на корабль. Капитан корабля подошел к нему и поинтересовался:
   – Вы совершили все ваши сделки? Ничего не забыли? Мой корабль не сможет отчалить, если хоть один человек на борту не завершил свои дела.
   – Я забыл выполнить мое обещание младшей дочери привезти для нее подарок! – спохватился купец.
   – Тогда возвращайтесь на берег и купите подарок, иначе корабль не двинется с места в этой гавани, – сказал капитан.
   Купец сошел на берег, отправился в торговые ряды ювелиров и одному из них сказал:
   – Хочу купить гроздь жемчуга.
   Ювелир ответил:
   – Гроздь Жемчуга – это имя сына султана джиннов.
   Тогда купец поинтересовался:
   – Где найти Гроздь Жемчуга?
   Ему разъяснили, где находится дворец султана.
   Купец пришел в указанное место, подошел к двери и постучал.
   За дверью спросили:
   – Кто там?
   – Я, – ответил он.
   – Что тебе надо? – снова прозвучал голос за дверью.
   – Я ищу Гроздь Жемчуга.
   Дверь открылась, и перед купцом появился прекрасный юноша, который сказал:
   – Это меня зовут Гроздь Жемчуга. Что тебе от меня нужно?
   Купец объяснил:
   – У меня три дочери. Когда я уезжал сюда, то обещал каждой привезти подарок. Старшим двум дочерям – новые платья, а младшей – гроздь жемчуга.
   – Возьми этот ларец, – предложил юноша. – В нем три волоска. Дай их твоей дочери и предложи ей сесть в одиночестве в пустой комнате рядом с непокрытым порогом. Эту комнату для нее должен построить ты. Когда она уединится, пусть потрет три волоска друг о друга. Что бы ей ни показалось после этого, она не должна выдать свой страх ни словом, ни криком, должна только трижды произнести: «Машалла!»[12]
   Купец взял ларец, простился с юношей и вернулся в гавань. Корабль вышел в море и вовремя прибыл на родину купца.
   Когда он вернулся домой, дочери встретили и обняли отца. Старшая дочь спросила:
   – Где мое новое платье?
   Купец открыл сундук и передал ей готовое, вышитое узорами платье. В ответ на такой же вопрос средней дочери передал и ей ее готовое, вышитое узорами платье. Затем поинтересовалась младшая дочь:
   – Где моя гроздь жемчуга?
   Купец ответил:
   – Дочь, я забыл о твоей просьбе, поэтому ничего не привез тебе.
   Однако ночью, в постели, он сказал супруге:
   – Жена, не знаю что делать, ты должна посоветовать мне. Гроздь Жемчуга – имя сына султана джиннов. – И он рассказал ей обо всем, что случилось, добавив: – Что скажешь, жена? Следует ли нам строить помещение, чтобы в нем уединилась дочь, как рекомендовал сын султана джиннов, или не стоит?
   Жена ответила:
   – Построй такое помещение, и ты увидишь, что это принесет нам богатство.
   На следующий день купец позвал строителей. Они построили новую комнату, в которую ничего не поставили. Порог тоже оставили непокрытым, как указывал Гроздь Жемчуга. Когда строительство закончилось, младшую дочь выкупали, одели и украсили. Отец с матерью повели ее в комнату и приказали ей находиться там. Девушке дали ларец с тремя волосками. Отец велел ей потереть волоски друг о друга и сопровождать то, что она увидит, троекратным восклицанием: «Машалла!»
   Затем родители заперли дверь комнаты и оставили младшую дочь в одиночестве. Как было сказано, она потерла волоски друг о друга. И через некоторое время, взглянув на порог, увидела, что он превратился в озеро, по которому плывет хрустальный корабль. Корабль приблизился, и на его борту показался юноша. Хвала Аллаху, создавшему его, потому что был этот юноша прекраснейшим из прекрасных.
   Младшая дочь была очарована, но не вымолвила ни слова, кроме троекратного «Машалла!», как и велел отец. Юноша подошел к ней и поцеловал. Она его полюбила, а он – ее. Они провели время до утра в счастье и удовольствии. Затем юноша сказал любимой:
   – Если что-то нас разлучит и я не смогу прийти сюда, отправься искать меня, но ты должна будешь надеть железные туфли и держать в руке железный посох. – Затем он велел ей никому не говорить о том, что случилось этой ночью, и отбыл на борту хрустального корабля. На месте озера вновь водворился порог, как было прежде.
   Следующая ночь прошла так же, как и предыдущая. До зари девушка проводила время с Гроздью Жемчуга в счастье и удовольствии. Так продолжалось много ночей.
   Старшая сестра догадалась о том, что происходит, и стала завидовать счастью младшей. Однажды, когда ее сестры отправились с матерью в баню, старшая сестра отказалась идти с ними.
   – Сегодня я не хочу купаться, – заявила она, – и просто подожду вас дома.
   Как только все ушли, старшая сестра нашла одежду младшей сестры и похитила из ее кармана ключ от комнаты уединения. Затем вошла в нее, закрылась там и села на месте младшей сестры. Вскоре заметила и ларец. Открыв его, она обнаружила три волоска. Старшая сестра вынула их и потерла друг о друга. Как только это сделала, порог превратился в озеро, на котором появился хрустальный корабль с сыном султана джиннов на борту. Девушка так поразилась, что громко закричала. В результате корабль разлетелся на осколки, вонзившиеся в тело юноши. Затем он и озеро исчезли, и все приняло обыденный вид.
   Старшая сестра испугалась, выбежала из комнаты и заперла дверь. Когда все вернулись из бани, она тихонько вновь положила ключ в карман платья младшей сестры. А о том, что случилось, не обмолвилась ни словом.
   Вечером младшая сестра вновь вошла в комнату, потерла три волоска друг о друга, но это ничего не дало. Хотя она прождала всю ночь, никто не появился, комната оставалась темной и пустой.
   Младшая сестра стала плакать и причитать:
   – О, горе! Это козни моей сестры!
   На следующее утро она пошла к отцу и сказала ему, что ей нужны железные туфли и железный посох в руку.
   Она долго шла через пустыни и горные долины. Прошло много дней, прежде чем девушка пришла в один город, на окраине которого росло большое дерево. Из-за долгой ходьбы у девушки болели ноги, по ее телу разлилась усталость. Она села под дерево отдохнуть и закрыла глаза.
   На сучьях дерева сидели два голубя. И вот один голубь начал ворковать другому, а младшая сестра слышала такие слова:
   – Вур-вур-вур, сестрица, сиди, где сидишь! Если эта девушка спит, ее судьба решена. Если она бодрствует – ее судьба спасена.
   Второй голубь отвечал:
   – Вур-вур-вур, сестрица, сиди, где сидишь! К этой девушке приходил сын султана джиннов, но однажды, когда она мылась в бане, ее сестра украла ключ от комнаты уединения и потерла друг о друга три волоска. Когда юноша появился, она закричала. Корабль разлетелся на осколки хрусталя, которые впились в тело юноши. Когда эта девушка попыталась в свою очередь потереть волоски, никто к ней не явился. Она села и заплакала. Теперь вот ищет его!
   Первый голубь продолжил:
   – Теперь этот юноша при смерти, а его отец повсюду ищет лекарство, способное его вылечить. Если бы эта девушка нас слышала, она бы нас поймала, убила, взяла с собой нашу кровь и перья, а также несколько листьев этого дерева. Со всем этим она пошла бы во дворец султана джиннов. И кричала бы по дороге «Вот целитель!
   Вот врач!» до тех пор, пока ее не впустили бы во дворец. Войдя, она велела бы отнести больного юношу в баню и там измазала бы его тело нашей кровью и перьями. Тогда все хрустальные осколки вышли бы из него. После этого она обтерла бы его тело листьями дерева, и юноша получил бы исцеление.
   Как только голуби прекратили воркование и успокоились, девушка быстро поднялась, схватила их, свернула им шеи, сцедила их кровь в чашку, а перья завернула в платок. Затем сорвала несколько листьев с дерева и направилась в город, причитая: «Вот целитель! Вот врач!», пока не подошла к двери дворца, в котором жил султан джиннов.
   Услышав голос девушки, султан джиннов приказал слугам привести ее к нему.
   – Ты кто? – спросил он девушку.
   Она сказала:
   – Я – целитель. Если вы велите отнести вашего сына в хаммам[13] и оставить его там со мной, я его полностью вылечу.
   – Сделайте это, – приказал султан джиннов.
   Девушку привели в баню, затем принесли к ней юношу, который лежал как мертвый. Она велела слугам султана оставить ее в бане наедине с юношей. Затем его раздела, погрузила перья голубей в кровь и измазала этим месивом тело сына султана. После этого осколки хрусталя выпали из него. Потом девушка обтерла кожу юноши листьями дерева. Его раны затянулись, и тело исцелилось. Он открыл глаза и встал совершенно здоровым.
   Взглянув на девушку, сын султана не узнал ее в мужской одежде, но попросил:
   – Разденься, мы искупаемся вместе!
   Тогда младшая сестра призналась:
   – Я – та, к которой ты сошел с борта хрустального корабля. Когда ты больше не появился, я пошла искать тебя!
   Юноша нежно обнял ее и привел к отцу, султану джиннов, который, выслушав рассказ сына, произнес:
   – Дочь человека! Если бы ты не исцелила сына, то заплатила бы за это жизнью, но поскольку ты спасла его, то выйдешь за него замуж. Ты будешь жить вместе с нами в стране джиннов.
   Затем он устроил свадьбу, которая продолжалась три дня и три ночи. Юноша и девушка поженились и находились всю жизнь в стране джиннов.

Старая чета и их коза

   Однажды дами[14], которая жила рядом в пустыне, истосковалась по крови и сказала про себя: «Съем либо старика, либо старуху». Затем пошла в дом, постучала в камышовую дверь и проговорила:
   – О, камышовая дверь! Я сломаю тебя! Съем старушку или старичка!
   В это время старуха была в доме одна. Когда она услышала эти слова, то сильно испугалась. Коза же, услышав их, пригрозила дами:
   – Забодаю тебя рогами, искусаю тебя зубами!
   Дами испугалась угрозы козы и убежала обратно в пустыню.
   Но она все еще была голодна, поэтому на следующий день снова пришла к дому и постучала в дверь. Старуха была одна и спросила:
   – Кто там?
   Дами отозвалась:
   – О, камышовая дверь! Я сломаю тебя! Съем старушку или старичка!
   Тут вмешалась коза:
   – Забодаю тебя рогами и искусаю тебя зубами!
   Дами испугалась и убежала.
   Когда дами шла по дороге, кого еще она могла встретить, кроме старика? Дами пожаловалась ему:
   – Каждый день я прихожу к твоему дому, чтобы передать еду из дворца султана, но твоя коза не пускает меня!
   Старик пришел домой и сказал старухе:
   – В чем дело? Дами приносит нам каждый день еду из дворца султана, а наша коза не пускает ее в дом! Я убью козу!
   Старуха запричитала:
   – О, муженек, способен ли ты понять? Коза стоит перед дверьми, потому что дами хочет съесть нас! Не убивай козу!
   На следующий день произошло все то же самое. Пришла дами, а коза не пустила ее в дом. Дами пожаловалась старику. А когда пожаловалась ему и в третий раз, старик взял нож и приготовился зарезать козу. Старуха закричала:
   – О, муженек! Не верь дами! Она хочет нас съесть! Она жаждет нашей крови! Не убивай козу!
   Но старик подошел к козе и перерезал ей горло.
   – Что ты наделал! – заплакала и запричитала старуха.
   Тем не менее, поскольку козы уже не было в живых, старуха приготовила из ее головы и требухи пачу[15], а остальное мясо засолила.
   На следующий день опять пришла дами и крикнула:
   – О, камышовая дверь! Я сломаю тебя! Съем старушку или старичка!
   А из кадки с соленым мясом прозвучал голос:
   – Забодаю тебя рогами и искусаю тебя зубами!
   Дами испугалась и убежала.
   Ночью старик съел оставшееся мясо. На следующий день дами пришла до его ухода и крикнула:
   – О, камышовая дверь! Я сломаю тебя! Съем старушку или старичка!
   На этот раз угроз не последовало. Только старуха в глубине дома произнесла:
   – Теперь ты слышишь своими ушами? Дами хочет нас съесть!
   Старик побежал и спрятался в глиняной печке. Старуха укрылась, завернувшись в ковер.
   Дами снова прокричала у двери, но ответа не последовало. Тогда она ударила в дверь головой, та и открылась. Дами вошла и побродила по хошу.[16]
   Старик от страха вскрикнул в печи.
   Дами забеспокоилась:
   – Кто произвел этот шум? Стена? Дверь? Дом? – и стала искать. Подошла к печи. Заглянула в нее и увидела там старика, обрадовалась: – Так вот кто произвел этот шум! Старик! Как бы мне тебя прикончить?
   Старик уточнил:
   – Из-за того, что я не внял предостережениям жены, когда она просила меня не убивать козу, теперь ты собираешься съесть меня!
   Дами вытащила его из печи, разорвала на две половины, съела их обе и вернулась в свое логово в пустыне.
   Старуха же пригласила нескольких подруг жить в ее доме, к которому дами больше никогда не приходила.

Шамшум аль-Джаббар

   Жил однажды очень сильный мужчина по имени Шамшум Могучий. Он женился на дочери торговца, которая была удивительно красива. Шамшум очень любил ее, и она родила ему сына. Но вот верностью дочь торговца не отличалась и потому завела из дивов[17] сорок любовников. Каждый день они навещали ее и уносили в свой дом в пустыне, где она играла с ними в шахматы. Наконец, ее сын, выросший взрослым парнем, сказал отцу:
   – Когда тебя нет, мама уходит из дома.
   Тогда Шамшум проследил за своей женой. Добрался до дома сорока дивов и напал на них. Силач избил их, разбросал по сторонам, а затем увел свою жену домой. Но на следующий день она снова ушла к ним. И пришлось Шамшуму возвращать ее, бить и колотить дивов. Он был таким сильным, что дивы не могли с ним справиться.
   Наконец дивы не выдержали и потребовали, чтобы женщина спросила у мужа, откуда он берет такую силу, благодаря которой всегда побеждает.
   Ночью женщина приподнялась в постели и спросила мужа, лежавшего рядом:
   – Откуда ты берешь свою силу? Как становишься сильным?
   Он ответил вопросом на вопрос:
   – Почему ты интересуешься этим? Кому на пользу послужит твое знание этого?
   – Это знание нужно только мне, – слукавила она.
   Тогда он пояснил:
   – Моя сила исходит от птиц.
   Узнав об этом, дивы поубивали всех птиц. На земле не осталось ни одной птицы.
   Но, несмотря на это, все продолжалось, как и прежде. Ежедневно силач бил и колотил дивов в их собственном доме.
   Поэтому они упрекнули женщину:
   – Неправда! Его сила проистекает не от птиц! Он продолжает бить и унижать нас. Выясни источник его силы.
   Ночью она снова попыталась добиться от мужа искреннего ответа, откуда он берет свои силы.
   – Моя сила – от метлы, – сообщил он.
   Тогда дивы собрали все метлы и сожгли их на костре. На земле не осталось ни одной метлы.
   Но и это оказалось пустой, бесполезной затеей! Сил у Шамшума не убавилось. Когда женщина в очередной раз пошла в дом дивов играть в шахматы, он, как и прежде, пришел следом за ней, побил, поколотил и разбросал дивов.
   Ночью жена сказала мужу:
   – На самом деле ты обманывал меня! Откуда твоя сила? Скажи мне правду!
   Он подумал про себя: «Это женщина. Разве она может мне навредить?» Взял и признался:
   – Моя сила – в волосах.
   – Когда он уснет, остриги его волосы, – велели ей дивы.
   Следующей ночью женщина так и сделала.
   И когда утром ее муж проснулся, он почувствовал себя больным, лишенным сил даже для ходьбы. После этого пришли сорок дивов, схватили Шамшума Могучего, связали его цепями, посадили в мешок, доходивший до подмышек, и отнесли в пустыню. Там они вырыли яму и поместили его в нее по грудь. Потом придавили его грудь тяжелой мраморной плитой, чтобы он не выбрался, да так и оставили.
   Но сын Шамшума приходил к нему каждый день, пока мать развлекалась с сорока дивами. Он садился рядом с отцом, спрашивал, как тот себя чувствует, давал ему поесть. Сорок дней Шамшум Могучий оставался в заточении, и каждый день его волосы немного отрастали. А с ростом волос крепла и его сила. На сороковой день Шамшум сказал сыну:
   – Сынок, помоги мне. Объединив наши усилия, мы сможем сбросить эту плиту.
   – Конечно, я помогу тебе, – ответил мальчик.
   Они напрягли все силы и наконец столкнули тяжелый камень с груди отца.
   Затем Шамшум попросил сына:
   – Сходи в дом и принеси мой меч, который подвешен к потолку. Неси его осторожно, не обнажай, потому что он очень острый и опасный. Держи меч за рукоятку и неси сюда.
   Сын ушел и, как велел отец, приставил к столу лестницу, снял меч с потолка. Потом со всеми предосторожностями отнес его отцу. Тот взял меч, разрезал им мешок, в котором находился, и срезал сковавшие его цепи. Потом объявил:
   – Сейчас я пойду и убью твою ведьму-мать.
   Он пошел в замок дивов и встал за дверью.
   Каждому диву, который проходил мимо двери, силач срезал голову. Голову жены тоже срезал. У сорокового же дива оказалось две головы. Когда Шамшум срезал одну из них, див убежал с другой головой. Ему удалось выжить. Этот див, владевший двумя головами, как вы вскоре узнаете, полюбил дочь халифа.
   Шамшум же с сыном отправились в пустыню и шли по ней до тех пор, пока однажды не вышли к морю. В этом море был остров. Здесь же, на побережье, жил большой змей, обвивший собою дерево. Змей висел над орлятами, сидевшими в гнезде, которое свила на дереве орлица. Каждый год, когда из яиц вылуплялись орлята, змей поедал их. Когда Шамшум увидел змея, то убил его своим мечом.
   Потом прилетела орлица и спросила:
   – Сын человеческий! Не ты ли каждый год истребляешь мое потомство?
   – Мама, – запищали орлята, – сын человеческий не сделал нам ничего плохого, он спас нас от змея. Видишь, змей мертвый!
   Орлица увидела мертвого змея под деревом, обрадовалась и предложила Шамшуму:
   – Сын человеческий, теперь проси чего хочешь за то, что ты спас моих детей от смерти.
   – Мне ничего не надо, – ответил силач, – только перенеси нас с сыном на тот остров.
   – Так тому и быть, – согласилась орлица и раскрыла два крыла. – Ты взбирайся на одно крыло, а твой сын – на другое.
   Орлица перенесла их через море и высадила на острове.
   Отец с сыном поселились на острове. Шамшум был образован, умел декламировать священные тексты. Он передавал сыну знания и учил его декламации. Но на острове было мало еды и питья. Мальчик постоянно голодал, испытывал жажду. В конце концов он заболел и умер.
   Шамшум похоронил сына и установил на его могиле надгробие. Потом сел рядом с надгробием, размышляя и произнося заклинания. Так он провел на острове семь лет, в заклинаниях и размышлениях.
   «Однажды я лягу здесь в землю рядом с сыном!» – думал он про себя.
   Между тем див, спасший свою жизнь, когда Шамшум срезал головы его братьям, стал любовником дочери халифа. Когда он рассказал ей о Шамшуме Могучем, она пожелала увидеть силача и спросила:
   – А где теперь находится Шамшум Могучий?
   – Не знаю, где он прячется, – ответил див.
   Дочь халифа послала за магами, чародейками и мудрыми женщинами. Они помедитировали, пошептали заклинания и, наконец, сообщили принцессе:
   – Его можно найти, но он очень далеко.
   Старая опытная колдунья гадала по песку.[18]
   Она много суетилась, все считывала и считывала. Потом объявила:
   – Он на острове, в море.
   – Ведите меня к нему. Я хочу его видеть, – пожелала принцесса.
   Колдунья была весьма сведущей в ворожбе.
   – Хорошо, – согласилась она, – Я перенесу тебя на остров и оставлю там. Так и быть. – Она еще поворожила, и перед ней появились дочери джиннов. – Возьмите эту любовницу дива и доставьте ее на остров, что лежит за семью морями, – приказала им колдунья, поскольку была повелительницей джиннов и те должны были выполнять все, что она прикажет.
   Затем колдунья велела принцессе:
   – Закрой глаза! – а дочерям джиннов приказала, чтобы они подхватили девушку и доставили на остров.
   Те так и сделали: полетели с принцессой к острову, лежащему за семью морями.
   Еще паря в воздухе дочь халифа увидела Шамшума, читающего открытую книгу рядом с надгробием сына. Силач стал стариком. Она спустилась к нему.
   Шамшум открыл глаза, увидел девушку, сидящую по другую сторону надгробия, и спросил ее:
   – Ты человек или фея?
   – Я женщина из людей, – ответила она.
   – Зачем ты пришла сюда?
   – Хочу узнать твою историю и про все, что случилось с тобой!
   – Зачем тебе знать мою историю?
   – Хочу знать, почему ты здесь, поскольку я тоже оказалась на этом острове.
   – Я расскажу тебе мою историю, но при одном условии, – отозвался Шамшум. – Когда ты выслушаешь ее, то убьешь меня и похоронишь рядом с сыном.
   – Хорошо, пусть будет так.
   Тогда Шамшум поведал ей всю свою историю, которую вы слышали и знаете от начала до конца. Закончив рассказ, потребовал:
   – А теперь, как я и говорил, возьми меч, который лежит на могиле сына, отруби мне голову и похорони меня рядом с ним.
   – Нет, – не согласилась дочь халифа. – Как можно рубить твою голову! Никак нельзя!
   Он же стал умолять ее сделать это, вкладывал меч в ее руки. Тогда она взяла меч и отрубила ему голову.
   Дочь халифа вырыла могилу там, где Шамшум мог лежать рядом с сыном, и похоронила его. Здесь и кончается история о силаче Шамшуме. Я слышала ее еще от моей бабушки. Вот все, что я знаю о ней.

Хусейн ан Ним-Ним

   Когда Хусейн с товарищами удалился от Текрита на некоторое расстояние, задул южный ветер, по реке пошли волны. Из-за невозможности продолжать плавание плотовщики вытащили плот на берег и сели перекусить. Пока они ели, из воды вышла силува[20] и схватила Хусейна ан Ним-Нима, в то время как его товарищи бросились к плоту и сумели спастись бегством.
   Найдя в Хусейне приятного партнера, силува не стала его есть. Она унесла мужчину в свое логово на берегу, где добивалась физической близости с ним тем, что лизала его ноги до тех пор, пока они не истончились и не стали похожи на фитильки свечей. Три дня и три ночи Хусейн занимался с ней любовью, а утром четвертого дня силува заявила:
   – У нас нет еды – мне нужно пойти на рынок, чтобы купить хлеб, рис и мясо.
   – Иди, я подожду тебя здесь, – ответил Хусейн ан Ним-Ним.
   Силува ушла, а он сел на берегу реки в одиночестве. Просидев недолго, увидел в отдалении плот с тремя своими товарищами, которые вернулись на его поиски.
   – Силува здесь? – спросили плотовщики, приблизившись. – Нам не следует выходить на берег!
   – Не бойтесь, – успокоил их Хусейн, – она ушла на рынок! – Затем он подошел к ним, его ноги дрожали и подгибались от слабости.
   Товарищи помогли ему взобраться на плот и отчалили от берега.
   Но прежде чем плот уплыл далеко, силува вернулась и, обнаружив, что Хусейн исчез, пошла к реке и увидела плот. Она забежала вперед к месту, мимо которого должен был проходить плот, и крикнула своему любовнику:
   – Ты всего лишь играл в любовь, но я не стану рушить то, что любила. Хочешь бросить меня, бросай!
   – Тосковать по дому в природе человека, – ответил ей Хусейн ан Ним-Ним.
   – Я сделаю тебе подарок, чтобы ты меня помнил, – объявила силува и плюнула. Плевок, подхваченный ветром, достиг Хусейна. – Это и есть мой подарок, – пояснила силува. – Ты и твои потомки приобретете способность лечить болезни глаз плевками в них.

   Существует и другой вариант предания с того эпизода, когда силува уносит Хусейна ан Ним-Нима в свою пещеру и лижет его ноги. Согласно этой версии, он остается с силувой на много лет.
   Через девять месяцев силува родила от Хусейна дочь. Затем она снова забеременела, нашла повивальную бабку и попросила ее:
   – Прими у меня роды. В прошлый раз я родила дочь, теперь хочу сына. Если не будет сына, я прикончу тебя.
   Повитуха пошла с ней, но, перед тем как покинуть логово силувы, уронила свечу за корсаж ее платья. Когда силуву обожгла боль, она родила. Однако это оказалась девочка. Повитуха побоялась сообщить силуве правду, поэтому вставила ребенку свечу между бедрами и, держа его на весу, объявила силуве:
   – Ты родила сына.
   Силува обрадовалась и подарила повитухе кусочки красного лука и белого чеснока. Старуха вернулась домой и, раздосадованная столь ничтожным вознаграждением, швырнула кусочки лука и чеснока за дверь со словами:
   – Что за дрянь!
   Однако на следующее утро, когда выглянула за дверь, она увидела, что лук превратился в золото, а чеснок – в серебро.
   Между тем силува обнаружила, что повитуха обманула ее. Той же ночью она пришла к дому повитухи и стала стучать в дверь, называя хозяйку по имени:
   – Мать Баджи!
   Повитуха затряслась от страха, стараясь не выдать своего присутствия ни звуком, ни шорохом. Так происходило каждую ночь, пока силува снова не забеременела. На этот раз она родила мальчика. После этого у нее родился еще один мальчик.
   Но наступил день, когда силува устала от своего любовника-мужчины. Взобравшись на плот, она поплыла вниз по течению, в то время как ее муж стоял на берегу и умолял ее вернуться. Видя, что силува не внемлет его мольбам, супруг схватил их детей и разорвал их одного за другим надвое, бросая ей в реку одну половину, а другую оставляя на берегу.
   Силува же плюнула и объявила:
   – Я наделяю тебя и твое потомство способностью лечить болезни глаз.
   Такова версия этой истории в Мосуле. В Багдаде же – другая версия, та, что я привела раньше, в которой Хусейн исчезает. Третья версия любопытна тем, что силува является в лесу, а не в реке.
   Где-то на берегу Тигра у Текрита рос лес, в котором обитала силува. Лес был известен как лес силувы. Когда силува схватила Хусейна ан Ним-Нима, которого полюбила, она увела его в лес и там жила с ним. Чтобы сохранить его пленником, она облизывала его ноги до тех пор, пока они не ослабели до такой степени, что не могли его поддерживать.
   Их первым ребенком стал мальчик: они дали ему имя Дабиб аль-Лайл, Крадущийся Ночью. У силувы была сестра, которая жила на противоположном берегу реки. Эта сестра имела пятеро детей, которых звали Сайда, Сумайда, Самад аль-Бахр, Макка и Мадина.
   Однажды ночью Дабиб аль-Лайл заболел. Силува громким голосом попросила через реку у своей сестры на другом берегу лекарство для излечения больного.
   – Сестра, сестра, есть ли у тебя лекарство от боли? У Дабиба аль Лайла болит сердце всю ночь.
   В ответ сестра сказала, клянясь всеми пятью своими детьми, что у нее нет даже щепотки снадобья для Дабиба:
   – Клянусь жизнью Сайды, и Сумайды, и Самада аль-Бахра, и Макки, и Мадины, у меня нет даже щепотки его!

Черная тараканиха, пожелавшая выйти замуж

   В итоге она собралась и пошла на рынок. Там купила румян, пудры, сурьмы, вернулась домой и подрумянила щеки, попудрила лицо, подвела брови, накрасила губы и подсурьмила глаза.
   Затем тараканиха встала у дверей своего дома. Мимо проходил разносчик сладостей с подносом на голове, который сказал:
   – Таракан, таракан молчаливый, почему ты стоишь у этой маленькой двери?
   Черная тараканиха пояснила:
   – Хочу муженька!
   Продавец сладостей предложил:
   – Я женюсь на тебе!
   Тараканиха спросила:
   – Когда ты женишься на мне, чем будешь бить меня?
   Продавец сладостей ответил:
   – Я буду бить тебя вот этим моим подносом для сладостей. Крепко!
   Тараканиха закричала:
   – Пошел вон, вон, вон! Тараканиха обойдется без тебя! Пусть мул лягнет твою мать! Ведь я чисто-белая, а мои щеки румяны! Поди прочь!
   Следующим шел продавец редиски и кричал:
   – Редиска! Редиска! – а увидев у двери черную тараканиху, спросил: – Таракан, таракан молчаливый, почему ты стоишь у этой маленькой двери?
   Тараканиха ответила:
   – Хочу муженька!
   Продавец редиски предложил:
   – Я возьму тебя в жены!
   Тараканиха спросила:
   – Когда ты женишься на мне, чем будешь меня бить?
   Он ответил:
   – Клубнем редиски, крепко!
   Тараканиха закричала:
   – Уходи прочь, прочь! Я не потерплю битья даже шелухой лука!
   Затем мимо проходил торговец луком, выкрикивая:
   – Семенной лук! Семенной лук! – Увидев тараканиху, сидящую у двери, спросил: – Таракан, таракан молчаливый, почему ты стоишь у этой маленькой двери?
   Тараканиха ответила:
   – Хочу муженька.
   Продавец лука предложил:
   – Я возьму тебя в жены!
   Тараканиха спросила:
   – А когда женишься, чем будешь меня бить?
   Продавец лука ответил:
   – Луком – и сильно!
   Тараканиха возмутилась:
   – Иди прочь, прочь. Я не потерплю, чтобы меня били даже шелухой лука!
   Далее мимо шел продавец солений, держа на голове тазик с солеными огурцами. Он глянул вниз, увидел у двери тараканиху и спросил:
   – Таракан, таракан молчаливый, почему ты стоишь у этой маленькой двери?
   Тараканиха ответила:
   – Хочу муженька!
   Продавец солений предложил:
   – Я тебя возьму в жены!
   Тараканиха спросила:
   – Когда женишься на мне, чем меня будешь бить?
   – Этим тазиком – и сильно!
   Тараканиха возмутилась:
   – Уходи прочь, прочь! Тараканихе ты не нужен сегодня! Скажу, что тебе не будет удачи! Я набелена, как утренняя заря, а мои щеки румяны, как розы в мае! Прочь, прочь!
   Торговец ушел, а вслед за ним явился большой крысиный самец. Он сказал:
   – Таракан, таракан молчаливый, почему ты стоишь у этой маленькой двери?
   Тараканиха ответила:
   – Хочу муженька!
   Он предложил:
   – Я возьму тебя в жены!
   Она спросила:
   – Когда женишься, чем меня будешь бить?
   – Буду бить своим хвостом – сильно!
   Тараканиха возмутилась:
   – Уходи прочь, прочь! Тараканихе ты не нужен сегодня! Скажу, что тебе не будет удачи! Я набелена, как утренняя заря, а мои щеки румяны, как розы в мае! Прочь, прочь!
   Он ушел, а за ним пришел крохотный мышонок и сказал тоненьким голоском:
   – Таракан, таракан молчаливый, почему ты стоишь у этой маленькой двери?
   Тараканиха ответила:
   – Хочу муженька.
   Мышонок предложил:
   – Я возьму тебя в жены!
   Тараканиха спросила:
   – Когда женишься, чем меня будешь бить?
   – Буду бить тебя моим хвостиком – ле-гонь-ко!
   – Вай, – обрадовалась тараканиха, – этот пусть берет меня в жены!
   Сыграли свадьбу, которая продолжалась семь дней и семь ночей. Когда свадьба кончилась, тараканиха сказала мужу:
   – О, муженек, я беременна, хочу, чтобы ты принес мне меда.
   – Где я найду тебе мед? – спросил мышонок.
   – У султана есть бочки, полные меда, – пояснила она.
   – Ладно, дай мне чашку, чтобы я принес тебе меда! – согласился он.
   Она дала ему чашку, и мышонок побежал во дворец султана набрать из бочки меда. Когда же прибыл во дворец, нашел бочку и открыл ее, то упал внутрь и погиб.
   Тараканиха же высматривала мышонка на улице, ждала, звала и, наконец, пошла на его поиски. Придя во дворец султана, она увидела, что он лежит мертвый у входа в луже меда. Слуги султана, обнаружив в бочке с медом дохлую мышь, вылили весь мед на улицу.
Свечной завод тебя пощадил
И лавка зеленщика,
Но ты стремился дальше
И угодил в бочку.

Продавец колючек

   – Не думаю, что сейчас смогу собрать достаточно колючек.
   В ответ жена его пристыдила:
   – А что дети будут есть? Тебе не стыдно! Что будут есть дети?
   – Ладно, выйду и посмотрю, что можно собрать, – решил продавец колючек.
   Он вышел в дождь и грязь с топором на плече, но не нашел ни одной колючки, которую можно было бы срубить, ни одной, которая заслуживала внимания. Поэтому пошел в Багдад и стал искать съестное среди отбросов, которые швыряли на улицу продавцы овощей и фруктов. При этом он говорил:
   – Может, я найду какие-нибудь мятые листья и баклажан. Жена их помоет и что-нибудь приготовит (Аллах милостив!), и моим детям будет чем пообедать! – Так он подбирал в разных местах выброшенные листья и овощи. Среди них нашлась маленькая усохшая тыква, которую он тоже подобрал со словами: – Если мы посадим ее, то, может, она прорастет.
   Он принес домой все, что нашел. Жена сварила немного супа, который они поели. Усохшую же тыкву продавец колючек положил на полку у себя в комнате. В полночь он проснулся, услышав что кто-то его зовет:
   – О, отец! О, отец!
   – Где тот, кто зовет меня отцом? Чего ты хочешь?
   Оказалось, что голос доносится с полки, на которую он положил тыкву. И этот голос спросил:
   – Ты отведешь меня к дочери султана на помолвку?
   Продавец колючек рассмеялся:
   – Как я отведу тебя во дворец султана? Я всего лишь бедный продавец колючек. Каким образом такие, как я, могут появиться в его дворце? И вообще, как я смогу обручить тебя с дочерью султана?
   Тыква сказала:
   – Подставь подол!
   Он подставил подол, и… дзинь, дзинь, дзинь! – в подол насыпались сто золотых монет. Увидев их, бедняк от радости чуть не потерял рассудок. На следующее утро он встал рано и пошел на рынок. Купил хлеба, пшеницы, риса, мяса, цыплят, овощей, одежду для детей. Бедняк и его семья радовались безмерно. А в полночь, когда все уснули, его опять разбудил голос с полки:
   – О, отец! О, отец!
   Бедняк ответил:
   – Где тот, кто зовет меня отцом? Чего ты хочешь?
   Тыква же спросила:
   – Ты ходил во дворец просить для меня руки дочери султана?
   – Как я, бедный продавец колючек, пойду к султану просить руки его дочери? Я ходил на рынок, купил для детей еду и одежду.
   – Подставь подол, – велела тыква. И… дзинь, дзинь, дзинь! – в подол упали двести золотых монет.
   – Иди на рынок, – посоветовала тыква, – купи себе коня, самую лучшую, что ни есть, одежду, черного слугу и ступай во дворец султана, чтобы договориться о моей помолвке с его дочерью.
   На следующий день торговец колючками купил все, что велела ему тыква, а также прекрасную мебель, красивые ковры. Он приказал благоустроить и украсить свой дом. Затем отправился верхом на коне во дворец султана и попытался въехать во внутренний дворик дворца, но стражник у ворот преградил ему путь:
   – Никому не позволено сюда въезжать, здесь дворец султана.
   – Да, отец, – ответил продавец колючек, – я знаю это. Но у меня есть дело к султану. Я должен переговорить о нем с ним.
   – Тебе нельзя сюда въезжать, – повторил стражник.
   Продавец колючек вернулся домой. Ночью же его опять разбудил голос тыквы:
   – О, отец! О, отец!
   Бедняк отозвался:
   – Где тот, кто зовет меня отцом? Чего ты хочешь?
   – Ты обручил меня с дочерью султана? – спросила тыква.
   – Сынок, – ответил продавец колючек, – я сходил на рынок и купил все, что ты велел. Я отправился на коне во дворец в сопровождении черного слуги, шедшего за мной, но когда попросил впустить меня во дворец, мне отказали.
   – Подставь подол, – предложила тыква. И… дзинь, дзинь, дзинь! – в подол упали триста золотых монет. —
   Завтра, – продолжила тыква, – иди в город. Когда придешь во дворец султана, оттолкни в сторону стражника и поднимись вверх по лестнице. Ты увидишь диван[22] султана, два стула: один – серебряный, другой – золотой. Тот, кто приходит с прошением, садится на серебряный стул, кто просит руки принцессы – на золотой. Поэтому садись на золотой стул и смело говори.
   На следующий день продавец колючек облачился в лучшую одежду, сел на коня и поехал во дворец султана в сопровождении черного слуги, идущего сзади. Он не стал ждать у ворот дворца, а сразу, без всяких слов, въехал во дворик, поднялся наверх по лестнице в диван и сел на золотой стул.
   Султан находился в диване вместе с придворными и министрами, взглянул на него, приоткрыв глаза, и подумал про себя: «Кто этот человек, который добивается руки моей дочери?» И обратился к продавцу колючек со словами:
   – В чем состоит твоя просьба? Говори!
   Продавец колючек ответил:
   – Я хочу, чтобы ваша дочь обручилась с моим сыном.
   Султан в гневе обратился к своему визирю:
   – Кто он такой, чтобы жениться на моей дочери?
   Я отрублю ему голову!
   – Правителю не подобает так вести себя, – напомнил визирь. – Вам не следует отвечать этому человеку на его просьбу таким образом. Лучше поставьте ему невыполнимые условия, скажите, что, если он их выполнит, его сын женится на вашей дочери, если же нет, то ему отрубят голову. Так вы с достоинством выйдете из этой ситуации.
   – Хорошо, – согласился султан. Затем сказал продавцу колючек: – Если в течение трех дней ты построишь замок, который будет простираться от твоего дома до моего дворца, если каждый кирпич замка, галереи и галерейных постов будет из золота и алмазов, если спальные ложи будут из золота, россыпей жемчуга и изумрудов, а ковры – украшены драгоценными камнями, то твой сын сможет взять в жены мою дочь. Но если ты не выполнишь эти условия, я обезглавлю тебя.
   – Хорошо, – отозвался продавец колючек. Затем повернулся, вышел из дворца и вернулся домой. Он был удручен, ни жив ни мертв. Дома он сел и заплакал.
   – Что с тобой? – забеспокоилась жена.
   Супруг сообщил ей, что должен умереть из-за султана, и рассказал о том, что произошло во дворце.
   – Надо ли так сокрушаться? – постаралась успокоить его жена. – Аллах милостив. Почему бы не спросить твоего сына, ту тыкву на полке, может, она поможет? Попроси у нее ночью помощи.
   После ужина они отправились спать, но торговец колючками не мог уснуть, он был слишком встревожен, чтобы сомкнуть глаза. А в полночь вновь услышал голос тыквы:
   – О, отец! О, отец!
   Бедняк ответил:
   – Где тот, кто зовет меня отцом? Чего ты хочешь?
   Тыква же спросила:
   – Ты ходил во дворец обручить меня с принцессой?
   – Ходил, сынок, – ответил продавец колючек. – И это принесло несчастье! Такая беда! С этого времени я не сплю и не ем! Я думаю только о том, что меня ждет!
   Сын джинна, живший в тыкве, рассмеялся:
   – Ха-ха-ха!
   – Как ты можешь смеяться, – обиделся продавец колючек, – когда меня обрекли на смерть?
   Голос в тыкве расхохотался еще больше, а затем проговорил:
   – Выполнение требования султана ничего не стоит, ровным счетом ничего. Это легче легкого! Подставь подол! – и в подол продавца колючек упали четыреста золотых монет. А голос тыквы продолжал: – Не тревожься больше, не думай об условиях султана, они – пустяк! Безделица!
   Продавец колючек взял деньги и пошел спать. На следующее утро, поднявшись с постели, он сразу же пошел взглянуть, построен ли замок. Однако все выглядело как прежде. Его снова начали терзать страх и бессонница. Ночью джин из тыквы дал ему пятьсот золотых монет и опять посоветовал ничего не бояться. Только и на следующее утро все еще не было видно ни одного камня на месте, где должен был быть сооружен замок. На третью ночь продавец колючек нервничал и плакал, а голос из тыквы, дав ему шестьсот золотых монет, советовал спать и ничего не бояться. Проснулся продавец колючек от золотого сияния в его комнате. Он вышел на улицу и опешил: замок из чистого золота распростерся от его дома до дворца султана!
   Султан тоже проснулся и, увидев сияние, подумал: «Откуда идет этот яркий свет?» Затем вышел из своих покоев, чтобы выяснить это. Обнаружив замок, убедился, что он построен так, как было велено, только еще краше и ярче. Тогда султан послал за продавцом колючек и сказал ему:
   – Пусть будет так, как ты хочешь, сегодня мы устроим помолвку, – и приказал привести муллу составить брачный договор.
   Звучала музыка и били барабаны, царила праздничная обстановка, собрались гости. Все стали готовиться к свадьбе.
   Ночью, когда заговорил голос тыквы, продавец колючек сообщил ему, что помолвка состоялась. Тогда голос тыквы сказал:
   – Передай султану, что жених предстанет перед невестой в четверг. Я явлюсь к ней в четверг, но не покажусь до тех пор, пока не уйдут все гости. Невеста должна сидеть в своих покоях при открытых дверях.
   В четверг приготовились к встрече жениха: пригласили гостей, музыкантов, устроили праздничную трапезу.
   Повсюду царило веселье. Когда все ушли, наряженная и украшенная невеста села в своих покоях на кушетку. И стала ждать суженого. Ровно в двенадцать часов в дверь влетела маленькая птичка – фьюить! – и села на ложе невесты. Птичка держала в когтях прутик. Потом она ударила прутиком по полу, сбросила свое оперение и стала увеличиваться в размерах. И вскоре перед невестой предстал молодой человек столь прекрасный, что его красота осветила бы небо даже в отсутствие месяца. Юноша снова ударил прутиком по полу, и в нем образовался большой бассейн. Из воды вышли сорок прекрасных девушек. Одна из них несла полотенце с золотой вышивкой[23]. Другая девушка несла люфу[24]. Третья – золотой тазик. Четвертая – золотой гребень. Пятая – мыльный грунт, смешанный с лепестками роз для мытья головы. Шестая – перчатку для массажа. Остальные несли пемзу, чашу с драгоценными камнями, отданными купающимися на хранение содержателю бани, белье для купания. Каждая девушка несла отдельный предмет. Затем они сняли с жениха одежду, искупали его, вымыли ему волосы. Потом умастили его благовониями, надели на него нижнее белье, уложили его в постель рядом с невестой и стали издавать радостные возгласы. Через некоторое время юноша опять ударил прутиком в пол, и девушки погрузились в воду. Бассейн исчез, пол сомкнулся. Новобрачные остались вдвоем. Он приласкал ее, она – его. Ночь прошла в любви и сладострастии, а когда подошла к концу, сын джинна сказал невесте:
   – Я налагаю на тебя обет никому не говорить обо мне. Не рассказывай о моей красоте, не характеризуй меня, не сообщай, что я явился в обличье птицы, не произноси обо мне ни слова, иначе я исчезну, и ты больше никогда меня не увидишь.
   – Хорошо, – согласилась она.
   После жених снова облачился в птичье оперение и улетел.
   На следующий день наступил праздник Встречи с новобрачной. Пришли подруги и родственники невесты, а также продавец колючек с детьми. Играла музыка. Невесту спросили:
   – Как выглядит жених? Он красив, похож на того или этого?
   На все вопросы она отвечала одинаково:
   – Хвала Аллаху!
   Два года каждую ночь жених являлся к ней. Молодые наслаждались друг другом. Принцесса была счастлива. Но однажды она сказала служанке:
   – Хочу сходить в баню, что находится в торговом центре города.
   – Дочь моя, зачем идти в торговый центр? – возразила служанка. – Баня есть и здесь, она гораздо лучше, чем в торговом центре.
   – Но сегодня я желаю выйти из дворца и искупаться в общественной бане, – настаивала принцесса.
   Когда служанки поняли, что она не уступит, они взяли золотые тазик и чашу, шитое золотом банное белье, золотые туфли, банные принадлежности и пошли вместе с принцессой в общественную баню при торговом центре. Там все женщины узнали принцессу и приветствовали ее, она же села отдельно от них во всем своем величии. Тогда женщины стали с неприязнью перешептываться:
   – И зачем так важничать? Ведь все знают, что ее муж всего лишь воробей!
   Принцесса услышала эти слова, возмутилась и, не в силах сдержаться, крикнула:
   – Мой муж такой же мужчина, как и другие. Он не воробей!
   Как только она это сказала, через отверстие в крыше в баню влетел воробей, сел на ее колено и проворковал:
   – Разве я не велел тебе молчать обо всем, что касается меня? Теперь ты больше никогда меня не увидишь! – Он схватил в клюв ее золотой гребень, браслет и вылетел из помещения.
   Как же плакала, стенала и сетовала принцесса на свою несдержанность! Слезы беспрерывно текли по ее щекам, глаза полыхали огнем. В замок пришла супруга продавца колючек и сказала:
   – Милая доченька, не плачь, Аллах милостив, может, твой муж еще вернется! – но не могла утешить принцессу.
   Принцесса плакала так, словно ее муж умер. Целый год она все время плакала. Про себя думала: «Я должна что-то предпринять, иного выхода нет!» Наконец, вызвала мастера по строительству и приказала:
   – Построй мне баню за пятнадцать дней.
   – Сделаю, – согласился тот.
   Мастер собрал строителей, и за пятнадцать дней они построили прекрасную баню. А когда строительство закончилось, принцесса написала на двери бани: «Кто хочет здесь помыться даром, должен рассказать историю».
   Про себя она подумала: «Если каждый, кто сюда придет, будет рассказывать историю, я что-нибудь да узнаю о моем муже».
   Сама принцесса расположилась на мягкой лежанке у двери бани. Она стала привратницей бани и сторожила драгоценности тех, кто приходил мыться. Люди платили ей своими рассказами.
   Однажды к бане подошла неопрятная старуха и сказала:
   – Высокочтимая принцесса! Я хочу вымыться, у меня очень грязная голова.
   Принцесса ответила:
   – Ты сможешь помыться даром, если расскажешь историю.
   У старухи на данный момент не было никакой истории, и она проговорила:
   – Огромное спасибо, сиятельная принцесса! Сейчас я пойду постираю в реке мою одежду, поскольку она очень грязная. Потом куплю небольшой кусочек мыла, а завтра опять приду сюда, чтобы помыть голову.
   Старуха вернулась домой. Однако ночью, когда месяц вышел из облаков и осветил старуху, она проснулась и отправилась на берег реки. Там села и стала стирать свою одежду. Потом положила одежду на землю, села рядом и стала ждать, когда она высохнет. Сидя так, старуха увидела, как из реки вылез петух с двумя мехами для воды. Выйдя на берег, он наполнил мехи водой и опять нырнул в реку. Старуха удивилась и решила: «Если петух появится снова, я схвачу его за хвост». Таки сделала. Через некоторое время петух опять появился, стал наполнять мехи водой, а когда закончил, старуха схватила его за хвост. Петух нырнул в реку и увлек за собой старуху.
   Под водой они приплыли к замку – первому по великолепию, второму такому не быть!
   Перед замком располагался бассейн с водой, рядом с бассейном стоял длинный стол, а на нем – сорок тарелок, сорок ложек и сорок вилок, сорок ножей и сорок кубков.
   Старуха обрадовалась: «Вот прекрасный рассказ для дочери султана! Аллах послал мне это приключение, чтобы я поведала о нем принцессе! Клянусь смолой и адом! Хочу увидеть все, что должно здесь произойти!» Она вошла в замок и пошла на кухню. Там на огне очага кипели, жарились, тушились и шипели разные кушанья. В помещении не было ни души. Блюда кем-то доставлялись к столу, но старуха не видела, чтобы кто-то их носил, они двигались по воздуху.
   Старуха протянула руку, чтобы съесть кусочек, но в этот миг кто-то ударил ее по руке и воскликнул:
   – Убери руку, мой хозяин не любит и не желает тебя!
   Старуха убрала руку. Затем подумала: «Спрячусь-ка я под диваном, чтобы узнать, кто придет для участия в этом пиршестве». Она залезла под диван и затаилась там.
   Как только старуха спряталась, прилетели сорок голубей, а из бассейна к ним вышли сорок красных девиц. У каждой из них в руках было либо полотенце, либо простыня, либо мыло, либо перчатки для массажа. В общем, все необходимое для купания. Затем голуби сбросили свое оперение и стали прекрасными юношами. Юноши спустились в бассейн, а когда вымылись, обсохли и оделись, сели за стол есть. Пища попадала им в рот без рук! Они поели, ополоснули руки и рты, поднялись и пошли в замок. Каждый юноша отправился в свою комнату, потому что замок состоял из сорока комнат.
   «Я должна взглянуть, что делается в этих комнатах», – решила старуха и последовала за юношами вверх по лестнице. Заглянула в одну комнату и увидела, что там один из юношей читает книгу. Заглянула в другую – там юноша спал. Третий юноша читал газету. В остальных комнатах юноши тоже либо что-то делали, либо просто спали. Когда же она заглянула в сороковую по счету комнату, то увидела там сидящего юношу, на коленях которого лежали браслеты и золотой гребень. Молодой человек вздыхал, плакал и причитал сквозь слезы:
   – О, дом, о, дом! Я тоскую по женщине, носившей эти ножные и ручные браслеты.
   Слезы текли по его щекам и падали вниз.
   «Несомненно, это муж содержательницы бани!» – подумала старуха. Затем ее охватил страх из-за сомнений в возможности выбраться на поверхность реки. Она поспешила к месту, где оставила петуха. Тот оказался на месте. Старуха дернула петуха за хвост – и фр-р-р-р! Он стал двигаться вверх и вскоре вынес ее на берег реки.
   Наверху уже рассвело. Старуха подобрала свою одежду и подумала: «Надо же, какую замечательную историю я расскажу дочери султана!» Затем она потратила несколько грошей на мыло, подхватила связку чистого белья и отправилась в баню.
   – Добро пожаловать, мать, добро пожаловать, – приветствовала ее дочь султана. – Добро пожаловать, бабушка добрых предзнаменований!
   – Дочь моя, – произнесла старуха, – я собираюсь рассказать тебе замечательную историю!
   – Прекрасно, бабушка.
   – Прошлой ночью я пошла на реку, чтобы постирать одежду, – начала рассказ старуха, – и увидела, как из воды явился петух с двумя мехами. Я схватила его за хвост и нырнула вместе с ним под воду. Там я увидела прекрасный замок и бассейн рядом с ним… Подумай только, какая удивительная история!
   Дочь султана поцеловала ее руку и попросила:
   – Продолжай.
   – Рядом с бассейном стоял стол, – продолжила старуха, – на столе сорок приборов. И вот прилетели сорок голубей. Они сбросили свое оперение и вошли в бассейн.
   – Это действительно замечательная история! – воскликнула дочь султана и с радостью на лице расцеловала колени старухи.
   Старуха поведала ей обо всем, что было. Когда же закончила, принцесса ее обняла и приказала служанкам:
   – Хорошо выкупайте эту старушку и оденьте ее в новую одежду.
   Те выполнили приказание и снова привели старуху к дочери султана.
   Принцесса заявила:
   – Я не расстанусь с тобой, бабушка. Ты должна пойти со мной во дворец, а ночью отвести меня к молодому человеку, владеющему моими браслетами. За это я озолочу тебя, да благоволит мне Аллах.
   – Положись на мою голову, на мои глаза, – отозвалась старуха. – Я отведу тебя!
   Вечером, когда стало темно, старуха отвела принцессу на берег реки, и они стали ждать. В полночь явился петух, и старуха шепнула девушке:
   – Когда я схвачу его за хвост, держись за мое платье!
   И вот, когда петух наполнил мехи, старуха схватила его за хвост, дочь султана ухватилась за подол платья старухи, и все вместе – бултых-х-х! – они ушли под воду и опустились на дно реки, рядом с бассейном и замком. Как и прошлой ночью, там стоял длинный стол. Старуха и дочь султана пошли на кухню и увидели там, как жарится, тушится и кипит еда, которая подается на стол.
   Принцесса протянула руку к одному из блюд, и голос воскликнул:
   – Тяни свою руку, тяни! Мой хозяин любит тебя и желает тебя!
   Дочь султана протянула руку, взяла с блюда кусочек пищи и съела его.
   – Мы должны спрятаться под диваном, – напомнила старуха.
   И все, что случилось прошлой ночью, произошло на этот раз. Увидев мужа, принцесса едва могла сдержаться.
   – Это он, он, – шепнула она старухе.
   Поев, сорок сыновей джиннов ополоснули руки, рты и пошли вверх по лестнице замка, каждый в свои покои. Старуха и дочь султана последовали за ними, заглядывая в каждую комнату. Один молодой человек что-то изучал, другой читал, третий спал, четвертый пел… Так они дошли до сороковой комнаты. Там сидел и плакал муж принцессы, держа на коленях браслеты и золотой гребень. Он причитал:
   – О, дом, о, дом! Я тоскую по женщине, носившей ножные и ручные браслеты.
   Старуха приблизилась к нему, наклонилась через его плечо и спросила:
   – Хочешь, я приведу ее?!
   – Ты человеческое существо, – ответил молодой человек. – Как ты посмела войти в этот дом?
   – Меня привел сюда Аллах, – пояснила старуха. – Со мной твоя жена.
   – Где моя жена? – встрепенулся он.
   – Я здесь, – шагнула к нему принцесса.
   Молодой человек встал и обнял свою супругу.
   Затем он сказал ей:
   – Ты должна уйти, боюсь, мои братья и сестры убьют вас за то, что вы узнали наши тайны. Уходи быстрее, я вернусь к тебе в человеческом обличье и никогда больше не расстанусь с тобой.
   Принцесса и старуха спустились вниз, и когда увидели петуха с мехами, то схватили его за хвост, и были доставлены на берег реки.
   На следующую ночь в дверь комнаты принцессы постучали. Открыв дверь, она увидела своего мужа в обличье мужчины, хотя он был сыном султана джиннов. Он навсегда остался с ней в таком обличье.

Слепой султан

День из дней,
Час времени!
Аллах может сделать
Султана победителем!

   – Почему ты не женишь нас?
   Двоим сыновьям постарше султан велел:
   – Возьмите лук и стрелы, пойдите на крышу и натяните тетивы.
   Двое сыновей от арабской женщины вышли на крышу и натянули тетивы своих луков. Стрела самого старшего сына упала на крышу дома градоначальника. К нему послали людей просить руки его дочери. Совершили обряд обручения, старший сын женился на дочери градоначальника, и она вошла к нему во дворец. Стрела второго сына упала в расположении дома визиря. К визирю послали людей просить руки его дочери. Совершили обряд обручения и назначили день ее переезда в дом мужа. Третий же сын от абиссинки оставил дом отца и ушел в пустыню.
   Он долго шел, ступая открыто и хоронясь в земле, пока не встретил льва. Лев позвал:
   – Подойди ко мне, сын человеческий, не бойся! Я не причиню тебе вреда. Подойди и помоги мне. – У льва была рана на лапе, он протянул ее к молодому человеку и сказал: – Не бойся, я не трону тебя. Только помоги мне вылечить лапу, и я одарю тебя. Аллах меня вознаградит.
   Юноша наклонился и взял в руку лапу льва. В ней оказалась заноза в виде колючки. Юноша вытащил занозу, нагноение прекратилось, и боль ушла. Лев сказал юноше:
   – Вырви три волоска из моей гривы. В случае нужды потри их друг о друга. – После этих слов царь зверей убежал в пустыню.
   Юноша взял три волоска и потер их друг о друга. Сейчас же перед ним возникли три раба и сказали:
   – Проси что хочешь.
   Юноша пожелал:
   – Хочу кобылу, способную летать. – И перед ним немедленно предстала великолепная кобыла.
   Еще он попросил попону для нее, а для себя – одежду. И кобыла тут же была покрыта попоной, а юноша – одет в роскошное облачение. Он взобрался на кобылу, поблагодарил рабов и полетел по воздуху, пока не достиг города Багдада. Перед стенами города встретил пастуха и попросил его продать овцу. Пастух продал овцу, юноша зарезал ее, а шкуру с брюха животного надел себе на голову. Чтобы казаться лысым, шкуру обвязал кишками.
   В таком виде юноша вошел в Багдад и пришел в сад при дворце султана. Подойдя к садовнику, он поинтересовался, не мог бы тот найти для него работу. Так как юноша не просил оплаты, садовник позволил ему остаться и работать в саду. Юноша поселился в жилище садовника. Окна дворца султана выходили в сад. Однажды самая молодая из принцесс, выглянув в окно, увидела красивого юношу в великолепном облачении на прекрасной кобыле, потому что молодой человек, заметив ее, потер друг о друга три волоска и явился во всем своем великолепии. Юноша привлек внимание принцессы, она полюбила его с первого взгляда.
Слава Творцу,
Тот, кто творит, превосходит свои творения
в совершенстве.

   У султана было три дочери, все еще незамужние. Однажды они выглянули из окна и сказали садовнику, стоявшему внизу:
   – Садовник! Окажи нам добрую услугу, поговори с падишахом от нашего имени. Пришло время нам выходить замуж. Ты должен пойти к падишаху и сказать, что мы уже достигли брачного возраста.
   – Я ведь только садовник, – ответил он. – Мне неловко говорить с самим падишахом. Но я передам ему ваши пожелания.
   Он выбрал три дыни: одну – перезрелую, другую – близкую к тому, чтобы стать перезрелой, и третью – в идеальном состоянии. Поместил эти три дыни в корзину и отослал ее падишаху. Когда падишах узнал, что садовник прислал ему дыни, он снял салфетку, покрывавшую дыни, и заглянул в корзину. Первая дыня была перезрелой, вторая – близкой к этому, а третья – пригодной для потребления. Падишах рассердился и воскликнул:
   – Почему садовник прислал из моего сада именно эти дыни?! – и приказал обезглавить садовника.
   Но вмешался визирь, находившийся рядом:
   – Ваше величество, отмените ваш приказ! Если садовник прислал такие дыни, то это посылка со значением. У вашего величества три дочери на выданье, их положение напоминает состояние этих трех дынь. Они достигли брачного возраста, следует поискать для них мужей. Вот значение посылки этих дынь, значение, которое садовник не осмелился выразить словами.
   Султан успокоился и немедленно послал за дочерьми. Он дал каждой из них по яблоку и велел бросать их в мужчин, которых они сделают своими избранниками. Первой должна была выбирать старшая дочь. Она села у окна, и все молодые люди брачного возраста должны были, по приказу султана, пройти под окном, чтобы она имела возможность сделать выбор. Собралась толпа, и мужчины города пошли перед ней: принцы, сановники, богатеи, министры, торговцы. Она бросила яблоко в сына градоначальника, и публика захлопала в ладоши. Немедленно организовали помолвку и, прежде чем истек семидневный срок, сыграли свадьбу.
   На следующей неделе у окна села другая сестра. С ней произошло то же самое: под ее окном прошли высокопоставленные чиновники, паши, министры. Она бросила яблоко в сына визиря, и люди вокруг захлопали в ладоши. Состоялась помолвка, и, прежде чем истек семидневный срок, сыграли свадьбу.
   Затем настала очередь младшей сестры. Она тоже села у окна. Перед ней прошли вали, паша, визирь, сановник, чиновник, богатей, купец, и девушка не бросила яблоко ни в одного из них. Смотр женихов продолжился на второй и третий день. Но младшая дочь так и не бросила яблоко. Ее фрейлины удивились:
   – Мимо вас прошли все мужчины Багдада. Сделайте выбор из них, других больше нет!
   – Никогда! – ответила она. – Я не брошу яблоко ни в одного из них. Еще не все мужчины прошли. Я не видела среди них помощника садовника.
   Ей возразили:
   – Помощник садовника грязный, лысый, хромой, нищий парень, который работает без оплаты.
   – И все-таки приведите его, – потребовала она.
   Юношу привели, и принцесса спросила:
   – Почему ты не вышел на улицу и не прошел под моим окном? Я выбираю тебя, и никого другого! – Сказав это, она бросила в него яблоко.
   Когда султан узнал о выборе своей младшей дочери, то очень рассердился:
   – Почему она отвергала всех богатых мужчин и выбрала хромого лысого парня? Отправьте их обоих на конюшню!
   Приказ султана был выполнен, младшую принцессу и помощника садовника поместили в конюшню.
   Вскоре после этого разразилась война. Когда вести о военных действиях дошли до султана, он выступил против неприятеля во главе своих войск. Молодой человек, услышав об этом, вышел из города, потер друг о друга три волоска. Получив от трех рабов коня, сбрую и роскошную одежду, он поехал по пустыне и ехал до тех пор, пока не добрался до того места, где султан и его армия сражались с врагами. Помощник садовника проявил в бою необычайную отвагу: там, где воины султана уничтожали тысячу врагов, молодой человек один уничтожал две тысячи. Султан заинтересовался, кто этот воин, но никто, по незнанию, не мог ему ответить. По окончании битвы султан приказал привести к нему воина и, пораженный его храбростью, поблагодарил его. Увидев на руке воина рану, султан оторвал от своей расшитой узорами шали, которой обвязывал стан, лоскут и собственноручно перевязал ее. При этом он сказал со вздохом:
   – Почему ты не мой зять?
   Султан хотел оказать молодому человеку большие почести, но тот удалился: потер три волоска друг о друга, сел на кобылу и улетел в Багдад. Там вытащил шкуру овцы, натянул на голову и перевязал ее кишками.
   Вернувшись в Багдад, султан стал наводить справки о том храбреце, который так неожиданно исчез из военного лагеря. Султан говорил придворным:
   – Вместе с нами сражался верхом на коне юноша. Он был прекрасен, как месяц на четырнадцатую ночь, и храбр, как лев! Двумя своими руками он убил две тысячи врагов! Кто он, откуда пришел и как мне его найти? – Горе султана из-за исчезновения юноши было столь велико, что он плакал и плакал, пока не потерял зрение.
   Во дворец стали вызывать врачей, которые пытались вылечить султана, но не могли. Наконец, пришел старый, мудрый врач, который сказал:
   – Султан, я знаю одно целебное средство! Если вашему величеству смогут добыть молоко львицы и привезти его на спине львенка, то, смочив этим молоком глаза, милостью Аллаха, зрение вернется вашему величеству.
   Услышав это, вызвался муж старшей дочери, сын градоначальника:
   – Я пойду за молоком львицы и доставлю его, – сказал он султану.
   – Не ходи, сынок, – стал отговаривать его тот. – Это опасно. Боюсь, что ты погибнешь.
   Но юноша настаивал, и султан в конце концов согласился его отпустить. Перед уходом юноша спустился в подвал, набрал мешочек золота, а затем зашел в конюшню и выбрал коня. Отправившись в путь, он ехал по пустыне до тех пор, пока не доехал до места, где сходились три дороги. Там сидел дряхлый старик, который прял нити дня и ночи.
   – Да хранит тебя Аллах! – приветствовал юноша. – Скажи, как называются эти дороги и куда они ведут.
   Старик ответил:
   – Эта дорога «Пойдешь – не вернешься», две другие дороги называются «Пойдешь – вернешься».
   – Я выберу дорогу «Пойдешь – вернешься», – решил юноша.
   Он шел и шел, пока не пришел в один город. Там остановился в кофейне. Привязал лошадь рядом с ней и сел отдохнуть. В этой кофейне к нему подошел один человек и почтительно обратился со словами:
   – Да будет мир тебе! Приветствую тебя, здравствуй. – Далее он сказал: – Не окажешь ли ты мне честь посетить мой дом? Все чужеземцы, приходящие сюда, останавливаются в моем доме. Я развлекаю их три дня и три ночи.
   Юноша поблагодарил его за приглашение. Человек привел его в свой дом, где они ели, пили, развлекались три дня и три ночи. На третью ночь хозяин спросил гостя:
   – Не играешь ли ты в шахматы?
   – Да.
   – Слава Аллаху! – воскликнул незнакомец.
   Они сели играть в шахматы на деньги. Хозяин выиграл первую партию, и сын градоначальника отсыпал ему золота из мешочка. Затем хозяин выиграл еще одну партию, и юноша опять отсыпал ему золота. Так продолжалось до тех пор, пока в мешочке ничего не осталось. Затем сын градоначальника поставил на кон коня, потом – свою одежду, за исключением рубашки и штанов, и хозяин дома все выиграл. А обыграв гостя до конца, поднялся и грубо выпроводил его.
   Юноша отправился на рынок и поинтересовался у продавца пачи, не требуется ли ему слуга. Тот сказал, что ему нужен слуга-помощник, но он может предложить в качестве оплаты лишь немного еды. Юноша был рад и этому.
   Прошел год. Во дворце слепого султана ничего не знали о муже старшей дочери, сыне градоначальника. Тогда к султану пришел муж второй дочери, сын визиря, и сказал:
   – Уже двенадцать месяцев, как у нас нет никаких сведений о моем брате, а ваше величество все еще не восстановили зрение. Позвольте мне поискать львиного молока, а также моего двоюродного брата.
   – Не ходи, – запротестовал султан. – Должно быть, твой брат погиб. Если ты отправишься в это опасное путешествие, то тоже погибнешь. Не ходи, сынок, если ты погибнешь, обе мои дочери станут вдовами. Останься!
   – Никогда! Я пойду! – настоял на своем сын визиря.
   Он послал слугу в подвал и обзавелся мешочком золота, а в конюшне выбрал коня. Затем отправился в путь. Шел он по той же дороге, что и сын градоначальника. Через некоторое время юноша встретил дряхлого старика, который сидел в месте пересечения трех дорог, и попросил:
   – Укажи мне путь. Что это за дороги и куда они ведут?
   Старик ответил:
   – Первая дорога называется «Пойдешь – не вернешься», а две другие – «Пойдешь – вернешься».
   Как и двоюродный брат, юноша выбрал одну из последних дорог. В конце концов он пришел в город и остановился отдохнуть в кофейне. Там его встретил незнакомец:
   – Здравствуй! Не соблаговолишь ли ты посетить мой дом? Я всегда развлекаю чужеземцев, которые приходят в город, три дня и три ночи.
   Молодой человек пошел к нему домой. Они ели и пили, забавлялись и проводили время в удовольствии, пока не наступила третья ночь. Тогда хозяин дома спросил:
   – Ты играешь в шахматы?
   – Да, – ответил юноша.
   Прошел еще один год. Младшая дочь султана сказала мужу:
   – Ты ходил биться за моего отца во время войны. А сейчас верни мужей моих сестер и избавь отца от слепоты.
   Молодой человек попросил сообщить султану, что пойдет на поиски пропавших юношей и львиного молока. Когда его слова передали султану, тот сильно разгневался:
   – Я не стану терпеть этого никчемного субъекта возле себя. Не желаю даже слышать его голоса. Не упоминайте при мне его имени.
   Молодой же человек простился с женой и пошел по пустыне. Он снял клочок овечьей шкуры с головы и потер три львиных волоска. Мгновенно явились три джинна и сказали:
   – Проси что хочешь. Чего желаешь?
   Он попросил коня, летающего по воздуху. Явился конь. Молодой человек сел верхом и скакал до тех пор, пока не достиг пересечения дорог, где сидел дряхлый старик и плел нити дня и ночи. Молодой человек подъехал к старику, вежливо поинтересовался состоянием его здоровья и членов его семьи. Добавил, что сожалеет о том, что старику приходится сидеть здесь день и ночь, а также присовокупил другие приятные слова. А после такого вежливого вступления произнес:
   – Хочу спросить, отец, как называются эти дороги и куда они ведут.
   – Сынок, первая дорога называется «Пойдешь – не вернешься», две другие же – «Пойдешь – вернешься».
   – Отец, я пойду первой дорогой, – решил молодой человек.
   – Сынок, не ходи этой дорогой! – воскликнул старик. – Здесь уже проходили двое юношей. Оба воспользовались двумя другими дорогами, легкими и прямыми, и все-таки не вернулись. Если ты выберешь опасную дорогу «Пойдешь – не вернешься», то можешь погибнуть. Ты образован и вежлив, мне будет горько, если тебя настигнет беда.
   – Тем не менее я выбираю дорогу «Пойдешь – не вернешься», – заявил молодой человек.
   – Поскольку ты настаиваешь в выборе этой опасной дороги, скажи, зачем ты рискуешь жизнью?
   Молодой человек рассказал ему обо всем, что случилось, с самого начала.
   – Сынок, ты добр сердцем, сладкоречив и умен, – похвалил его старик, – поэтому я научу тебя, что нужно делать. Когда ты пойдешь по этой дороге, то подвергнешься нападениям со всех сторон, тебя будут бить и забрасывать камнями. Но ты не сворачивай с пути, иначе погибнешь. Иди прямо, не глядя налево или направо, и наконец ты придешь к большому замку, окруженному стеной с семью воротами, каждые из которых охраняются дивом. Дивы свирепы и съедят тебя, если ты попытаешься войти. Но я дам тебе семь волосков из моей бороды. Тебе следует делать из них арканы, чтобы извлекать из пасти каждого дива жвачку[26]. Как только из пасти дива извлекается жвачка, он засыпает и становится безвредным. Когда заснут все семь дивов, ты сможешь войти во внутренний двор замка, в котором обнаружишь львиц в большом количестве. Они не причинят тебе вреда, поскольку они не едят детей Адама. Лишь самцы не гнушаются этим. Убей одну из львиц, сдери с нее шкуру, сцеди молоко у другой, затем погрузи шкуру с молоком на спину львенка и возвращайся дорогой, по которой пришел. Старайся не глядеть направо и налево, не обращай внимания на то, что тебя бьют и забрасывают камнями.
   Затем старик вырвал из бороды семь волосков и передал их молодому человеку, который отправился дорогой «Пойдешь – не вернешься».
   Все происходило так, как предсказывал старик: молодому человеку наносили удары, его сбивали с ног, толкали и трясли, но он не реагировал на это, не смотрел направо и налево. Он шел прямо вперед, пока не вышел к большому замку, который окружала высокая стена с семью воротами. Путник подошел к первым воротам, рядом с которыми сидел див, жующий жвачку. Добрый молодец сделал петлю из одного волоска бороды старца, потихоньку подобрался и, бросив петлю прямо в пасть дива, извлек из нее жвачку. Див мгновенно заснул.
   – Я разделался с одним дивом, – сказал молодец, – теперь пойду ко вторым воротам. – Он осторожно подобрался ко вторым воротам и извлек из пасти второго дива жвачку петлей волоска. Второй див тоже заснул.
   – Хвала Аллаху, и с этим дивом покончено! – сказал молодец.
   Потом проделал то же самое с третьим, четвертым и другими дивами, пока все они не заснули. Тогда он спокойно вошел во внутренний дворик замка, где в большой клетке содержалось много львиц со львятами. Молодец открыл клетку, заколол мечом одну из львиц, содрал с нее шкуру. В эту шкуру он сцедил молоко другой львицы. Потом водрузил шкуру с молоком на спину львенка и погнал его перед собой из замка, словно ослика. Молодец возвращался той же дорогой, какой пришел. На этот раз его били сильнее, чем прежде, камни летели в него с правой и левой сторон, но он не поворачивал голову, упорно шел вперед, пока не достиг места пересечения дорог, где сидел старец. Тот, увидев молодого человека, обрадовался:
   – Здравствуй, сынок! Я боялся, что больше не увижу тебя, но теперь вижу, что ты также мудр, как и отважен. Ты заслуживаешь самой большой награды.
   Молодец поблагодарил старца и сказал:
   – Отец, я пришел не только за молоком львицы, но и за своими двоими братьями. Скажи мне, пожалуйста, какой дорогой они ушли.
   Старец указал дорогу.
   Молодец отправился в путь по одной из дорог «Пойдешь – вернешься» и через некоторое время достиг города, где остановился в кофейне у ворот. Не успел он это сделать, как к нему подошел незнакомец и сказал:
   – Мир тебе! Да снизойдет на тебя благословение! Добро пожаловать! Окажи мне честь посещением моего дома. Я всегда развлекаю три дня и три ночи всех чужеземцев, приходящих сюда.
   Молодой человек поблагодарил мужчину и пошел с ним в его дом, где его приняли с уважением. Там он ел и пил три дня и три ночи. Но на третью ночь хозяин спросил:
   – Ты играешь в шахматы?
   – Да, – ответил гость.
   – Отлично! – воскликнул хозяин.
   Они стали играть, и хозяин проиграл. Снова сели играть и играли до тех пор, пока хозяин не проиграл все свои деньги и дом. Тогда он заявил:
   – Теперь я поставлю на кон мою душу.
   Они снова сели играть, и хозяин опять проиграл. Молодой человек извлек свой меч и приготовился завладеть душой проигравшего партнера, но тот схватил его за руку и взмолился:
   – Не убивай меня! Я не мужчина, а женщина!
   – Раз ты женщина, я не стану тебя убивать, – согласился молодец. – Но тебе не следовало играть со мной в шахматы. Я не играю в шахматы с женщинами. Скажи, где мои братья?
   – Ко мне приходили двое юношей и играли со мной в шахматы, – ответила она. – Их сумки для денег висят в комнате, а кони стоят в конюшне. Но эти юноши ушли. Я не знаю, что с ними стало.
   – Пойду их искать, – объявил молодец.
   Он выгнал женщину из ее дома, а сам направился на рынок. Спустя некоторое время пришел в лавку торговца пачой. Там находился сын градоначальника. Грязный, в разорванной и засаленной одежде, подавленный, он продавал пачу покупателям. Молодой человек знал его, но тот, видевший помощника садовника только с овечьей шкурой на голове, не узнал родственника. Молодец вынул из кармана меджидие[27], пошел к пачачи и попросил его:
   – Пошли ко мне домой твоего помощника с блюдом пачи.
   Торговец пачой, получив деньги, ответил:
   – Премного благодарен.
   Молодой человек отправился домой в сопровождении сына градоначальника, плетущегося позади. Когда они вошли в дом, молодец велел кузену подняться за ним по лестнице на второй этаж и потребовал:
   – Положи пачу на стол. – А когда тот выполнил приказание, спросил: – Сколько времени ты работал у пачачи?
   – Два года.
   – Сколько он тебе платил?
   – Я работал за еду, – пояснил сын градоначальника.
   – Садись и покушай со мной пачу, – пригласил его молодец.
   – Я всего лишь помощник пачачи, какое я имею право есть вместе с вашим благородием?
   – Не смущайся, садись, поешь со мной, – повторил приглашение молодец, – без тебя я не буду есть.
   Они вместе поели, а когда закончили, молодой человек предложил:
   – Отнеси пустое блюдо пачачи, бросай на него работать и переходи ко мне на содержание.
   Сын градоначальника вернул блюдо пачачи со словами:
   – Я расстаюсь с вами и перехожу на службу эфенди, который покупал пачу.
   Когда он вернулся в дом своего благодетеля, молодой человек снабдил его чистой одеждой и послал в баню помыться. Вечер они провели в забавах и развлечениях.
   На следующий день сын абиссинки объявил:
   – Пойду искать другого пропавшего юношу.
   Он снова пошел на рынок, искал здесь и там, наконец увидел другого двоюродного брата, раздувающего жаровню, на которой жарились кусочки мяса на вертелах. Молодой человек подошел к кебабчи, дал ему денег и попросил:
   – Приготовь для меня блюдо кебаба и пошли с ним в мой дом твоего помощника.
   – Благодарю, – отозвался кебабчи, принимая деньги.
   Сын визиря последовал за покупателем. Когда они поднимались по лестнице на второй этаж дома, сын абиссинки сказал:
   – Давайте разделим трапезу.
   Сын градоначальника ожидал их.
   Юноши отказывались:
   – Никогда не позволим себе! Нам нельзя!
   Однако сын абиссинки настоял, и они поели вместе. Ни один из его гостей не догадывался о том, кем он приходится им. По окончании трапезы молодой человек велел сыну визиря отнести блюдо кебабчи и распрощаться с ним. Тот согласился. Он вернулся в лавку и сказал кебабчи:
   – Хочу расстаться с вами и перейти на службу к эфенди, который купил кебаб.
   Когда сын визиря вернулся с рынка, он тоже был отправлен в баню и обеспечен новой чистой одеждой. После этого юноши провели в этом доме трое суток, сообща пируя и забавляясь. На третий вечер молодой человек попросил юношей:
   – Хочу выслушать вас, расскажите, кто вы, откуда пришли.
   – Мы из Багдада, – начали гости, – султан, наш тесть, ослеп. Он нуждается в молоке львицы для излечения от слепоты. – И рассказали о своих злоключениях в чужом городе, о том, как они проиграли все, что имели.
   Тогда хозяин дома сказал:
   – Я дам вам молоко львицы, и вы вернетесь в Багдад. Отправляйтесь первыми, а я последую с молоком за вами и передам вам его.
   На следующий день оба зятя султана отправились в путь пешком, а молодой человек – верхом на летающем коне. Он быстро добрался до места пересечения дорог, в то время как пешим путешественникам оставалось идти к этому месту еще двадцать дней. У пересечения дорог сидел старец, а рядом с ним – львенок. Сын абиссинки поблагодарил старца, попрощался с ним и поехал верхом на коне, подгоняя перед собой львенка. Проехав некоторое расстояние, он потер три волоска друг о друга, и перед ним явились три джинна со словами:
   

notes

Примечания

1

   Книга предназначается не только для широкого читателя, но и ученых-востоковедов, знатоков арабского языка. Чтобы передать особенности иракского диалекта этого языка, автор, естественно, пользуется транслитерацией. В переводе книги на русский язык сохраняются фрагменты текста на иракском диалекте в принятой автором транслитерации. Некоторые слова (например, обозначающие мифические существа) передаются в русской кальке. (Здесь и далее примеч. пер.)

2

   Трудно найти адекватный перевод для этого рефрена, буквальный перевод почти лишен смысла. Местное название для устных сказаний – «Кап та кап сказки», и этот рефрен может происходить из классического источника. Турецкие и армянские предания иногда открываются присказкой «Было это или не было» (о царе, герое и т. д.), часто так же, как начинаем мы рассказ: «Однажды…» Думаю, у такого рефрена двоякая цель: во-первых, дать понять, что история сказочного свойства, и, во-вторых, защититься именем Аллаха от дурных влияний, которые могут возникать в ходе повествования, особенно когда речь идет о джиннах.

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

   Речь идет о плоте, который поддерживается снизу надутыми кожаными мехами. На эти плоты погружаются в больших количествах дрова, зерно и т. д. Когда плот достигает пункта назначения, производится его разгрузка. Плот демонтируется, бревна продаются. Кожаные мехи сдуваются сплавщиками и упаковываются в мешки. Затем мешки возвращаются по суше в исходный пункт сплава плотов. Изготовление плотов и пользование ими является основным занятием уроженцев Текрита. Возможно, история родилась в Текрите.

20

21

22

23

24

25

26

27

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →