Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Некоторые участки территории Тасмании невероятно плодородны – пахотный слой почвы там достигает 70 футов.

Еще   [X]

 0 

Мифы и легенды Китая (Вернер Эдвард)

В фундаментальном исследовании китайской мифологии рассказывается о происхождении китайцев, их языке, привычках, обрядах и особенностях этикета. О том, как древнейшие легенды, сказки и религиозные представления китайского народа были переосмыслены в духе идей даосизма, затем буддизма, а позже сплавились в причудливый многоцветный мир, испытавший глубокое влияние конфуцианства.

Год издания: 2007

Цена: 149.9 руб.



С книгой «Мифы и легенды Китая» также читают:

Предпросмотр книги «Мифы и легенды Китая»

Мифы и легенды Китая

   В фундаментальном исследовании китайской мифологии рассказывается о происхождении китайцев, их языке, привычках, обрядах и особенностях этикета. О том, как древнейшие легенды, сказки и религиозные представления китайского народа были переосмыслены в духе идей даосизма, затем буддизма, а позже сплавились в причудливый многоцветный мир, испытавший глубокое влияние конфуцианства.


Эдвард Вернер Мифы и легенды Китая

Глава 1
Китайцы как нация

Происхождение народа

   Не рассматривая теории, по которой китайцы являются автохтонным народом в Восточной Азии[1], и соответственно их цивилизацию как исконную культуру местного региона, остановимся на миграционной гипотезе.
   Исследования современных синологов указывают на два района, откуда могли прийти китайцы: Восточный Туркестан (точнее, долина Тарим) или горы Куньлунь (на этот регион указывают чаще).
   Другая теория основывается на более или менее длительном проживании китайцев в самом отдаленном поселении, находящемся на территории Китая на пути из Аккадии. Эта гипотеза соответствует недавно полученным сведениям о том, что хотанская цивилизация пришла из Пенджаба в III веке до н. э.
   Некоторые исследователи оспоривают аккадское происхождение на том основании, что первых китайских правителей отождествили с вавилонскими правителями, а китайских по-бзингов (кантонских бак-зингов) с бак-сингами, или племенами баков, но гипотеза вовсе не исключает и их аккадского происхождения.
   Очевидно, что в любом случае миграция в Китай происходила постепенно в направлении из Западной или Центральной Азии непосредственно к берегам Желтой реки. Возможно, китайцы следовали и на юго-запад через Бирму, а затем шли на северо-запад через ту территорию, которую сегодня называют Китаем.
   Заселение этих земель, таким образом, происходило с юго-запада на северо-восток или в северо-восточном направлении вдоль реки Янцзы и далее на север, а вовсе не с севера на юг, как обычно считали.

Возражения против теории южного происхождения

   Гипотеза основывается на том, что среди древних китайских идеограмм есть изображения тропических животных и растений, а также на том, что наиболее архаические языковые формы обнаружены на юге, что и китайская, и индокитайская группы языков являются тональными.
   Однако эти и подобные факты опровергаются предположением, что китайцы прибывали с севера или северо-запада постепенно, группа за группой, а те, кто приходил позже, оттесняли ранее прибывших к югу, так что самые древние и однородные племена китайцев обнаружились именно в указанных нами местах.
   Тогда получается, что тональные языки Индокитайского полуострова должны рассматриваться как языки первых миграционных групп. Что же касается идеограмм, то в них чаще встречаются животные и растения умеренной, а не тропической зоны.
   Но даже если бы удалось доказать, что именно эти животные и растения сегодня встречаются в основном в тропиках, это утверждение не может служить доказательством того, что китайцы пришли из тропиков, – ведь когда-то климат Северного Китая был намного мягче, чем теперь, и такие животные, как тигры и слоны, обитали в густых джунглях; позже они действительно стали встречаться только в южных широтах.

Продвижение народов с севера на юг

   Данные лингвистических исследований показывают, что в районах современных провинций Западная Ганьсу и Сычуань проживали люди, которые были этническими китайцами. Со временем они продвинулись на территорию современного Тибета и сейчас известны как тибетцы.
   На территории современной провинции Юньнань проживали представители народности шань, или лао (современные лаосцы); под угрозой вторжения монголов им пришлось переселиться на полуостров, расположенный на юге, и стать сиамцами. В Индокитае, не вступая в родственные связи с китайцами, проживали вьетнамцы, кхмеры, моны, кхази, колорены (часть их рассеялась по горам Центральной Индии) и другие племена, в доисторические времена населявшие Южный Китай. По мере продвижения к югу китайцы вытеснялись и шли в обратном направлении.

Появление китайцев

   Тогда, то есть примерно в 2500-х или в 3000 годах до н. э., прибывавшие племена отличались относительно более развитой культурой. Расположенные к востоку и западу от указанной территории земли были заселены местными племенами, с которыми китайцы вели непрерывные войны, как, впрочем, и с опасными животными, с густыми зарослями. Но китайцы все же смешивались с местным населением путем межэтнических браков и постепенно начинали устраивать постоянные поселения – очаги нарождающейся цивилизации.

Горы Куньлунь

   В китайской мифологии эти места считались обителью богов – родоначальников китайской нации. Следует заметить, что они вовсе не совпадают с реальным хребтом Куньлунь – грядой гор, отделяющих Тибет от китайского Туркестана, равно как с Гиндукушем. Сказанное давало основание соотнести горы Куньлунь с Вавилоном. Эта неопределенность стала поводом для обьединения центральноазиатской и восточноазиатской теорий происхождения китайцев.
   В одном из мифов рассказывается, что в горах Куньлунь обитал бог Нюй-ва (Нюй-гуа) – предположительно один из создателей людей, по другому мифу – и сами первопредки людей – Нюй и Куа. На первый взгляд данная точка зрения кажется весьма обнадеживающей. Однако на самом деле эта легенда имеет даосское происхождение.
   Достигающая высоты 4800 метров гора Куньлунь является центром мира. На ней находится источник бессмертия, и здесь берут начало четыре главных мировых реки. Этот сюжет представлен не только в китайской, но и в индуистской, а также и в шумерской мифологиях, поэтому сведения не представляются нам особо ценными.
   К сожалению, потребуется слишком много времени, чтобы подробно обсудить такие интересные проблемы, как происхождение китайцев и возникновение их цивилизации, или сходство Китая и Западной Азии в довавилонские времена и другие вопросы, но мы вынуждены ограничиться самыми общими рассуждениями.

Предварительные выводы

   Предки китайцев двигались к территории, которую занимает современный Китай, постоянно, в течение долгого времени. Вначале они расселились вокруг изгиба Желтой реки, а затем начали распространяться на северо-запад, на запад и на юг. Они завоевывали, поглощали или вытесняли с их земель коренных жителей, постепенно распространившись по территории, известной сегодня как Южный и Юго-Западный Китай.
   Местные народы пришли из Западной Азии в период неолита, то есть гораздо раньше, чем племена, прибывавшие примерно в XXV или XXVI веках до н. э. Ассимилировавшись среди китайцев, живших на юге, они оставили глубокий след в культуре Японии. Заметим, что они и сегодня отличаются от северных китайцев внешне, в языковом отношении, да и всем духовным и психологическим складом, материальной культурой и хозяйственным укладом.

Природные условия

   Китай находится в пределах умеренного, субтропического и тропического поясов. Юго-западная часть территории занята Тибетским нагорьем (средняя высота около 4500 м), обрамленным горными системами Гималаев, Каракорума, Куньлуня, Наньшаня и Сино-Тибетскими горами; на западе и северо-западе простираются равнины (Таримская, Джунгарская, Алашань) и горы Восточного Тянь-Шаня. Восточная часть страны ниже; на северо-востоке – Маньчжуро-Корейские горы, Большой и Малый Хинган, равнины в бассейне реки Сунгари; южнее – Лёссовое плато, Великая Китайская равнина; на юге – горы Наньлин, Юньнань-Гуйчжоуское нагорье.
   Климат на западе – континентальный, на востоке – преимущественно муссонный. Средние температуры января от минус 24 °С – на севере и в Тибетском нагорье до плюс 18 °С – на юге, и в июле на равнинах от плюс 20 до 28 °С. Годовое количество осадков от 2000—2500 миллиметров (на юге и востоке) до 50—100 миллиметров (на севере и западе). Осенью часты тайфуны. Западные районы – область внутреннего стока; на востоке разветвленная сеть рек, главные из них – Янцзы, Хуанхэ, Сунгари, Чжуцзян. Наиболее значительные озера: Кукунор, Дунтинху, Поянху. На западе находится пустыня Такла-Макан, на севере – часть пустыни Гоби. Лес занимает около 8 процентов площади.
   Вначале китайцы занимали относительно небольшой участок своей будущей страны. Это была продолговатой формы территория, расположенная между 34-м и 40-м градусами северной широты и 107-й и 114-й параллелями. Она располагалась вокруг излучины Желтой реки и занимала площадь примерно в 5 миллионов квадратных миль, постепенно вытягиваясь к морскому побережью на северо-востоке.
   Здесь проживало около миллиона человек, после вторжения чужестранцев население удвоилось. Именно эту территорию можно назвать тем местом, где зародился Китай. Первый, феодальный, период его существования длился примерно две тысячи лет, от XXIV до XIII века до н. э.
   В первые столетия монархического периода, продолжавшегося с 221 года до н. э. до 1912 года нашего времени, территория Китая расширилась на юг – в нее вошли все восемнадцать провинций, составившие образование, известное как Поднебесная, или Истинный Китай (не вошла часть территории, расположенная к востоку от Ганьсу, и большая часть Сычуани).
   Ко времени маньчжурского завоевания, в начале XVII века, Китай занимал всю территорию, расположенную между 18-м и 40-м градусами северной широты и 98-м и 112-м градусами восточной долготы (она состояла из восемнадцати провинций и называлась Срединным царством), куда входили и огромные удаленные территории Маньчжурии, Монголии, Или, Кукунора, Тибета и Кореи, а также Вьетнама и Бирмы, правители которых были китайскими вассалами. Территория Китая, таким образом, простиралась более чем на 13 миллионов квадратных километров, включая и 5 миллионов квадратных километров, занятых восемнадцатью провинциями.
   В целом земля оказалась гористой на западе и востоке, по мере же приближения к морю она становилась ровнее. Рельеф страны определялся тремя горными системами и огромными аллювиальными (наносными) плато, с почвами в северной, западной и южных частях. Всю территорию Китая пересекали три огромных и около тридцати больших рек с множеством притоков, достигавших самых отдаленных уголков.
   Что касается геологических особенностей, то большие аллювиальные почвы плато располагались над основаниями из гранита, красного песчаника или известняка. На севере плато состояло из лёсса – породы, возникшей в результате окаменения песка, приносимого ветрами с монгольского плато.
   Самые древние горы находились на севере, по мере продвижения к югу становились моложе, иногда отмечались следы вулканической активности. Они богаты полезными ископаемыми: здесь добывают уголь и железо, а также золото, серебро, медь, свинец, олово, жадеит.
   Конечно, климат столь обширной территории неоднороден. На севере зима долгая и суровая, лето жаркое и сухое, в июле и августе бывает короткий дождливый период. На юге лето продолжительное, жаркое и влажное, а зима короткая. Соответственно разнятся и температуры: от сорокаградусной жары на юге до почти таких же морозов в северной части страны.
   Самый низкий уровень осадков (40 миллиметров) на севере, на юге же он в пять раз выше, в других частях страны количество осадков также различно. На юге с июля по октябрь свирепствуют тайфуны.

Растительность, животный мир и сельское хозяйство

   Растительный мир Китая обилен и удивительно разнообразен. Основная сельскохозяйственная культура – рис, зона его выращивания охватывает северную половину страны. Большая территория его возделывания расположена к югу от реки Янцзы, к востоку от Дунтинху и великой реки Сицзян, в северной части провинции Гуандунь. Из других главных культур назовем пшеницу, ячмень, маис, просо, бобовые, ямс, сладкий и обычный картофель, томаты, баклажаны, кабачки, женьшень, бамбук, индиго, перец, табак, земляной орех, мак, дыню, хлопок.
   В 350 году в южных и центральных провинциях начали культивировать чай. Однако его плантации имеются и на дальнем севере, скажем в Шаньдуне – главном районе возделывания этой культуры в современном Китае.
   Выращивали там и разнообразные фрукты: финики, шелковицу, апельсины, лимоны, памело, хурму, гранаты, ананасы, фиги, кокосы, манго, бананы и другие фрукты, традиционные для стран Востока.
   Не менее богат и животный мир Китая: тигры, пантеры, леопарды, медведи, соболи, выдры, обезьяны, волк, 27 видов жвачных и множество грызунов. Носороги, слоны и тапиры и в наши дни обитают на территории провинции Юньнань. Встречалось также порядка 700 видов птиц и многочисленные разновидности рыб и насекомых. Среди домашних животных отметим верблюда и буйвола.

Общественное устройство

   В конце концов некитайским племенам не оставалось ничего другого, как осваивать малопригодные для проживания болотистые места, леса юга или труднодоступные горные районы. Для расчистки земель от леса требовалось затратить так много труда, что новые поселения нередко выглядели как островки среди чащи, подобно тому как жили анклавами и вытесненные сюда люди, окруженные доминировавшими вокруг них китайцами.
   В III веке до н. э. начинаются столкновения китайцев с северными кочевыми племенами, продолжавшиеся в течение многих веков. В первые шесть веков нашей эры происходило общение с Парфянским царством, Турцией, Месопотамией, Цейлоном, Индией и Индокитаем, в VIII веке – с арабским миром. Европа знакомилась с жизнью китайцев благодаря неутомимым христианским путешественникам.
   С X по XIII век север страны был занят киданями, а вскоре и вся империя на рубеже XIII—XIV веков в течение 88 лет находилась под властью монголов. На протяжении последующих четырех веков между ними сохранялись торговые и культурные связи.
   Постоянные дипломатические отношения с западными соседями установились после ряда войн, которые велись в XVIII—XIX веках. Вместе с тем китайские правители всегда воздерживались от каких-либо союзов, ибо были совершенно уверены в собственной непобедимости. С 1537 года в результате войн или договоренности иностранные державы получали контроль над китайскими территориями и организовывали там свои поселения. Под давлением западных стран и японцев Китай потерял ряд пограничных территорий и обширные владения на островах.
   Как аграрная страна, Китай постоянно ощущал потребность в единой национальной идее, которая смогла бы обьединить страну, поэтому любое вмешательство извне рассматривалось как трагедия и нарушение всеобщего спокойствия.

Антропологические особенности населения

   Волосы черные, прямые, жесткие, растительность на лице скудная, бороды редки. Кожа жителей южных районов темнее, чем у северян.
   Обьем и вес мозга несколько ниже среднего уровня. В эмоциональном плане китайцы спокойны, трудолюбивы, необычайно выносливы, обходительны и даже церемонны. Им свойственно высокое чувство долга, в то же время они могут быть как робки и боязливы, так и жестоки.
   До недавнего времени китайцы были относительно консервативны, склонны к стереотипности мышления, особой приверженности к традициям, порой лишены воображения, апатичны, подозрительны и суеверны.
   В результате смешения с другими расами свойства характера китайцев во многом изменились в процессе естественного физического и интеллектуального развития.

Семейные отношения

   Сохранившиеся до наших дней отдельные элементы брачной церемонии указывают, что первоначальная форма брака была заимствована, о том же свидетельствует и «Книга песен». Скорее всего, как устойчивая форма (в отличие от отношений, основанных на покупке рабынь) брак существовал уже в давние исторические времена. Хотя формально в Китае была узаконена его моногамная форма, фактически мужчина помимо жены мог иметь несколько наложниц, их число зависело только от его материальных возможностей. Чем выше был его социальный статус, тем больше наложниц и служанок имелось в доме. Во дворцах правителей и князей проживало до нескольких сотен женщин.
   В более ранние времена, да и на протяжении всей истории Китая, встречалась полиандрия (многомужество), которое, правда, не распространялось так же широко, как и многоженство.
   Обычно мужчина женился лет в двадцать, девушка выходила замуж в пятнадцать, безбрачие после тридцати для мужчин и для женщин за двадцать официально порицалось.
   В провинции Шаньдун жены обычно оказывались старше своих мужей. Браки заключались при содействии свахи, получавшей согласие родителей на обручение, мнение молодых в расчет не принимали. Официальной регистрации брака не существовало.
   После заключения договора родители с обеих сторон благословляли новобрачных. Иногда невеста приезжала в дом жениха, где совершались специальные обряды, чтобы получить покровительство семейных духов.
   После непродолжительного пребывания в доме жениха они приезжали в дом родителей невесты, где совершались аналогичные обряды. Брак не считался действительным, пока не происходил ответный визит.
   Женщина была практически бесправна в обществе, муж же становился полновластным хозяином и за измену мог даже убить жену. Разводы были обычным явлением, причем правым всегда считался муж, который мог отвергнуть жену просто за непослушание или даже за болтовню.
   Вдовец не выдерживал сроков траура и практически сразу же снова женился. Если же так поступала вдова, это могли расценить как нарушение верности умершему мужу. Нередко вдова наносила себе увечья или даже совершала самоубийство, избегая повторного брака, – тогда после смерти ей воздавали почести за этот поступок. Ведь женщина продолжала считаться замужем и на этом, и на том свете, поэтому повторный брак воспринимался как нарушение верности. Подобное не относилось к мужчине, который после повторного брака присоединял к своему клану еще одного члена семьи, не нарушая ничьих прав.

Брак в период монархии и во время республики

   Представлялось, что никто не заключал брака по принуждению, но холостяки и старые девы встречались редко. Наложницы подчинялись жене, которая считалась матерью как своих собственных, так и их детей. Однако это вовсе не означало ее главенства: от нее тоже требовалось безусловное послушание; она не могла владеть собственностью, и муж мог принудить ее к чему угодно вплоть до проституции.
   Последнее было широко распространено, хотя в брак вступали в достаточно раннем возрасте и мужчина мог иметь наложниц. Фактически же институт наложниц оказывался не чем иным, как узаконенной проституцией.
   После установления в 1912 году республики наблюдаются западные тенденции в семейных отношениях китайцев. Сущность семейного контракта осталась практически той же, самые заметные перемены ощущались в проведении брачной церемонии.
   Теперь она примерно поровну соединила прежние и новые традиции, например заключались брачные контракты, регулирующие имущественные права сторон при последующем разводе. Изменилось и поведение в семье, причем женское в большей мере, чем мужское. Национальная одежда невесты допускала ношение шляпки европейского фасона. Получив большую свободу, женщины стали выходить за пределы собственного дома, садиться за стол вместе с мужьями, посещать общественные мероприятия, начали одеваться и развлекаться по-европейски.
   Отметим одно из совершенно неожиданных последствий освобождения женщин, которое не предвидели и самые дальновидные социологи. Большинство из тех китайцев, которые не возражали против европеизации своего семейного уклада, появляясь вместе с женами в обществе, нередко обнаруживали, что уступают своим общительным и подвижным спутницам, а тем более европейским женщинам.
   Женщины из семей, неуклонно следующих заветам предков, выполняющие по-прежнему тяжелую домашнюю работу и совершенно бесправные, как и на протяжении всей истории страны, не могли соперничать с изящными, по-европейски образованными женами своих соседей, и только этих женщин мужья могли выводить в свет, не теряя собственного достоинства. Правда, добавим, что число браков китайских мужчин с европейскими женщинами в процентном отношении оказывалось незначительным.

Родители и дети

   Хотя при императоре Цяньлуне (1711—1799) было введено наказание за детоубийство, оно касалось только убийства детей для использования их тел в медицинских целях; таким образом, можно утверждать, что официально детоубийство практически не запрещалось.
   В тех случаях, когда жестокое обращение с детьми принимало слишком скандальный характер, местные чиновники выпускали указы, в которых подобные действия порицались.
   Совершив покупку или заключив контракт, мужчина мог удочерить или усыновить «приобретение» как члена своего рода со всеми соответствующими правами, независимо от происхождения; равными правами обладали сыновья всех жен и любовниц, независимо от старшинства. Незаконнорожденные получали половину наследованной доли. При жизни родителей или дедов поместья не делили.
   Глава семьи считался лишь пожизненным арендатором семейной собственности, наделенным определенными правами. Личные наклонности в расчет не принимались. Имело значение только почитание родителей. Обычно наследника устанавливали устным или письменным распоряжением.
   В случае отсутствия отца главным в семье мог стать любой мужчина из этого рода, но чаще всего младший брат. Опекун обладал всей полнотой власти и мог распоряжаться доходами с опекаемого им поместья, но не имел права отчуждать собственность.
   В истории есть множество примеров необычайной преданности детей родителям, иной раз она проявлялась в нанесении себе увечий или даже акте самоубийства – так поступали, когда это было условием исцеления родителей от неизлечимых болезней или для спасения их жизни.

Политическая история

   На протяжении первых двух тысяч лет письменной истории границы региона значительно изменились. Вместе с тем за неописанными и практически неустановленными границами юга располагались чжоу, или колонии, в основном населенные китайцами. На протяжении рассматриваемого нами периода они значительно расширили свои земли за счет захвата соседних территорий.
   В XIV веке до н. э. в Древнем Китае сложилось раннерабовладельческое государство Инь, завоеванное в XI веке до н. э. племенем чжоу. Чжоуское государство к VII веку до н. э. разделилось на ряд самостоятельных царств. В конце III века до н. э. в Китае возникла централизованная империя Цинь, которую сменила империя Хань (206 г. до н. э. – 220 г. н. э.). В III—VI веках н. э. Китай распался на ряд самостоятельных государств. В конце VI века страна была обьединена под властью династии Суй. В правление династии Тан (618—907) происходила длительная крестьянская война 874—901 годов. В XII веке Северный Китай покорили племена кочевников-чжурчженей, а в XIII веке Китай завоевали монголы, чье иго было свергнуто в 1368 году. В конце правления династии Мин (1368—1644) вспыхнула крестьянская война 1628—1645 годов. Для ее подавления на помощь были призваны маньчжуры; они подавили волнения и установили свое господство в Китае (их династия Цин правила в Китае с 1644-го по 1911 год).
   В середине XIX века против Китая началась агрессия европейских государств, в результате которой по договору Китаю навязали кабальные условия, и страна была поделена на сферы влияния США, Франции и Bеликобритании. Они помогли цинскому правительству подавить крестьянскую войну тайпинов (1850—1864 гг.). К началу XX века Китай стал полуколонией, в стране развернулось освободительное движение под руководством Сунь Ятсена.
   В 1911 году произошла народная революция, в результате которой была свергнута Цинская династия и образована Китайская Республика. В 1912 году Сунь Ятсен создал партию Гоминьдан, а в 1921 году основана Коммунистическая партия Китая. До 1927 года в Китае велась гражданская война между правителями провинций. В 1927—1928 годах территориальная целостность Китая была восстановлена. Председателем национального правительства в Нанкине стал Чан Кайши. В 1931 году Япония захватила Маньчжурию и создала на ее территории государство Маньчжоу-Го. В 1937 году Япония начала открытую войну за захват всего Китая. После капитуляции Японии в 1945 году в Китае вновь началась гражданская война. Вооруженные силы народно-освободительной армии Китая заняли весь материковый Китай и вынудили Чан Кайши бежать на Тайвань; 1 октября 1949 года была провозглашена Китайская Народная Республика во главе с Мао Цзэдуном.

Управление государством

   Все население делилось на четыре группы. К первой, ши, относились чиновники (позже и ученые), они делились на шен – чиновников (титулованная знать) и шен ши – мелкопоместное дворянство; во вторую группу, нун, входили земледельцы; в третью, кун, – ремесленники, мастеровые; в четвертую группу, шан, – торговцы.
   Вся территория страны была разделена на провинции, количество которых менялось от девяти в ранние времена до тридцати шести при первом императоре (221 г. до н. э.). Вначале они представляли собой отдельные государства, структура управления которыми повторяла центральное правительство Срединного царства (Чжунго). Происхождение этого самоназвания относится к периоду правления династии Чжоу (XI в. до н. э. – 221 г.).
   Местонахождение центрального правительства и соответственно столицы империи неоднократно менялось. Вначале столица находилась в Пиньяне (современная провинция Шаньси). В продолжение феодального периода столицу переносили одиннадцать раз, и наконец ею стал город Инь.
   Провинциальная администрация находилась в руках двенадцати губернаторов. Они возглавляли провинциальную знать. Гражданская и военная власть не разделялись. Родовая знать и крупные землевладельцы часто находились при дворе правителя, придворных нередко посылали управлять другими регионами в ранге князей.
   Император считался гарантом законодательной и административной властей. Каждый правитель обладал такими же правами в пределах своей провинции. Поступавшие в казну доходы складывались из поземельного и подушного налогов, которыми облагались земледельцы, а также десятины, которую платили ремесленники, купцы, рыбаки, лесорубы. Отдельные налоги брали с покоренных китайцами племен.
   На протяжении имперского периода структура и принципы работы административной системы менялись мало, некоторые изменения произошли только к концу монархического периода. Однако и в 1912 году продолжали верить в божественное происхождение императора, который обьединял в своем лице высшую гражданскую, законодательную, военную и духовную власть; сохранялось и то же деление нации на классы.
   Основные министерства находились в столице – Пекине. В большинстве своем они существовали и в феодальные времена. Всеми делами в провинциях управляла небольшая группа чиновников, куда входили губернатор, военный начальник, местный казначей, судья. Кроме того, существовала еще и должность наместника, которому подчинялись сразу две или три провинции. Он контролировал взимание пошлин, ведал вооруженными силами, сношениями с иностранными государствами.
   Вначале назначение на должность осуществлялось по наследству или путем выбора преемника. Позже ввели государственные экзамены для проверки профессиональной пригодности кандидатов. Обычно экзаменующийся принимал участие в публичных конкурсных письменных экзаменах на знание системы законодательства. Формирование порядка проведения экзаменов полностью завершилось к XVII веку и было отменено в 1903 году, когда официальные должности оказались открытыми для выпускников колледжей, организованных на современных принципах.
   В 1912 году, после свержения цинской монархии, Китай стал республикой с избираемым президентом и парламентом, состоящим из сената и палаты представителей. Различные правительственные департаменты были реорганизованы на западный лад, тогда учредили огромное число новых институтов управления. Однако общая конституция так и не была принята.

Законодательство

   За провинность или преступление наказывали весьма сурово: выжигали клеймо, отрубали нос, отсекали ноги до колен, некоторых кастрировали; за тяжкие преступления приговаривали и к смертной казни. Иногда наказывали всю семью, род и даже соседей приговоренного. Можно сказать, что карающий меч закона не знал пощады и ограничений.
   Однако, несмотря на жестокость наказаний, характерную для всех государств Древнего мира, китайцы создали превосходную законодательную систему. Эта деятельность началась с обновления «Уложения о наказаниях», принятого при правителе My в 950 году до н. э. Первый постоянный кодекс законов был опубликован в 650 году до н. э., а последний – в 1647 году н. э. под названием «Законы и установления Великой династии Цин».
   Крупнейшим законодательным памятником являются «Классические законы», составленные Ли Гуем, государственным деятелем, находившимся на службе первого правителя государства Вэй (IV в. до н. э.).
   Первоначально в нем устанавливались только два вида наказаний – смертная казнь и битье палками. Разновидностью первого была «мучительная смерть», или превращение в «человека-свинью», когда осужденному вырывали язык, а затем отрубали руки и ноги. Ее ввели примерно в 1000 году н. э. и запретили в 1905 году. К такому наказанию приговаривали изменников, женщин, убивших своих мужей, убийц целой семьи (не менее трех человек). Хотя законодательно самые жестокие формы наказаний запрещались, все же во многих местах их применяли до конца существования монархии. С древности до середины XIX века сохранялась и традиция кровной мести за убийство.
   Пытки обвиняемых начинались уже в судах. Чтобы получить признание, без которого никогда не выносили приговора, обвиняемых помещали в колодки, подвешивали за связанные пальцы рук и ног, заковывали в цепи или связывали в скрюченном состоянии. Замечу, что и после падения монархии, как и 4000 лет тому назад, истинное значение понятия «должное наказание» имело для китайца особый смысл.
   К концу маньчжурского владычества судебная система стала значительно реформироваться, чему способствовало и давление иностранных держав. В результате был принят новый уголовный кодекс. Примечательно, что и после провозглашения республики значительная часть населения по-прежнему поддерживала суровые законы, боясь, что их отмена приведет к нарушениям общественного спокойствия и утрате «китайской специфики». Новый же кодекс запрещал чрезмерно жестокие наказания и пытки, сохранив лишь обезглавливание, повешение или удушение.
   Внимательное прочтение показывает, что он был составлен по модели японских законов; и в то же время он представлял собой подражание западному уголовному кодексу, а потому совершенно не соотносился с условиями жизни в Китае. Республиканские власти достаточно быстро поняли, что его следует модернизировать, чтобы он стал удобным, точным законодательным инструментом, отвечающим китайской ментальности.
   Практическое же применение закона находилось в руках полицейских чиновников, которые трактовали его в соответствии со своими интересами. Даже оправданного Верховным судом могли удерживать в тюрьме, пока не оберут до нитки. Следует также заметить, что лежащее в основе уголовного кодекса представление о «справедливом суде», который подчиняется только закону, так и осталось несбыточной мечтой.

Местное управление

   Основной ячейкой местного самоуправления был уезд. Все распоряжения высших чиновников проводились в жизнь уездными начальниками, которые были полновластными правителями на местах. Его обязанности были достаточно многообразны: он отвечал за сбор налогов, исполнение императорских указов, ведал общественными работами, отправлением религиозных обрядов, был судьей первой инстанции по уголовным и гражданским делам, начальником тюрьмы и полиции.
   Низшей административной единицей считалась ли – община, которой руководил старшина – личжан. В нее входило не менее ста дворов. Община делилась на более мелкие – цзя, которые обьединяли по десять дворов; главой цзя был староста – цзячжан. На стене каждого дома вывешивалась табличка с именами всех взрослых мужчин. Каждые десять цзя составляли бао и подчинялись старшине. С XVII века н. э. существовала система круговой поруки – баоцзя. Каждый член семьи нес ответственность за всех остальных. В 1873 году одного человека приговорили к смерти за то, что он раскопал могилу члена императорской фамилии. К смерти была приговорена вся его семья из одиннадцати человек.

Устройство армии

   Правитель лично возглавлял войска, под его началом находилось шесть армий, управлявшихся шестью высшими представителями дворянства, – это была основа правительственной армии. В походы правитель брал с собой таблички с именами предков, а также богов своей земли и плодородия.
   Основной частью армии были колесницы, запряженные четырьмя лошадьми. На них размещались воины с копьями, метатели дротиков и лучники. Чтобы не мешать друг другу, лучники стояли на котурнах. Всего в армии насчитывалось около тысячи колесниц. Во время сражений колесницы располагались в центре, лучники слева, а копьеносцы на правом фланге. В качестве ударной силы применялись боевые слоны, на которых также размещались лучники. Для сигнализации использовались флажки и воздушные змеи, войска наступали под звуки гонгов, барабанов и свирелей. После победы командующий армией преподносил императору уши предводителя побежденных воинов.
   После установления абсолютной монархии армия стала регулярной. На военную службу забирали всех мужчин в возрасте от 23 до 56 лет, хотя в иные годы могли забирать и двадцатилетних. В случае необходимости, например при обьявлении войны или отражении внешней агрессии, мужчин призывали повторно.
   Военная служба длилась два года. Вначале новобранцы проходили обучение, после чего их направляли в гарнизоны, расквартированные по всему Китаю. Некоторые из них после обучения направлялись в отдаленные гарнизоны, располагавшиеся в крепостях, которые стояли вдоль всех границ империи. Там условия службы были наиболее тяжелыми. Мы не знаем, входила ли данная повинность в обязательную двухгодичную службу, или на границе служили наемные солдаты.
   В VI веке н. э. в Китае существовала огромная армия численностью порядка миллиона с четвертью, но она менялась в зависимости от обстоятельств. В 627 году н. э. в постоянных строевых частях было 900 тысяч человек в возрасте от 20 до 60 лет.
   Во времена монгольской династии (1280—1368) существовал и флот из 5 тысяч кораблей, управлявшихся 70 тысячами обученных воинов. Монголы полностью изменили тактику ведения войн и явно улучшили боевое мастерство китайцев.
   В 1614 году маньчжуры, захватившие Китай, учредили армию, состоявшую из «восьми знамен», в составе которой были подразделения монголов, маньчжуров и китайцев. Местное население организовало «армию Зеленого стандарта», разделенную на наземные и морские силы, заменив регулярные войска «мужественными», юнг – воинами, которых вносили в списки и призывали в зависимости от обстоятельств.
   После войны с Японией в 1894 году армия была реформирована по европейскому образцу; изменения касались обмундирования, вооружения, порядка ведения военных действий. Аналогично реформировался и флот, ставший более современным. К армии начали относиться с уважением, как и в других странах. В течение длительного времени солдат, как и священник, считался человеком не производящим полезной продукции, поэтому к нему относились неуважительно.

Профессиональные обьединения

   В феодальный период существовали профессии знахарей, музыкантов, поэтов, учителей, сочинителей молитв, архитекторов, писцов, художников, гадателей, организаторов церемоний, ораторов и много других. Все они так или иначе были связаны с религиозными культами, что и предопределяло их тесную взаимосвязь. И тогда автор исторического труда мог одновременно быть государственным деятелем, ученым и даже генералом. В одной личности совмещались таланты сочинителя и учителя, музыканта и поэта. Священники обычно несли функции знахаря. В то же время встречались и опытные лекари, но их было мало, а женщин-врачей не было совсем.
   Практиковали и ветеринары, лечившие домашних животных, были и музыканты, обычно принадлежавшие к беднейшим слоям населения. Наибольшим уважением пользовались грамотные люди, умевшие составлять деловые бумаги и владевшие искусством каллиграфии.

Образовательные учреждения

   Независимо от того, какую форму и направление принимало образование, оно было стандартным и составляло первую ступеньку для чиновника, поднимающегося по служебной лестнице. Обязательным для претендента было не только знание буддийского канона, но и сочинений Конфуция, Мэн-цзы, а также умение писать стихи и прозаические сочинения. Требовалось и владение искусством каллиграфии, ибо в тексте не должно было содержаться ни одного неправильно или небрежно написанного иероглифа.
   Обучение грамоте начинали с детских лет, одновременно формировались и литературные пристрастия. Обучение стоило недешево, поэтому нередко только один или два члена семьи могли получить полноценное образование. Как правило, они стремились занять определенный пост, чтобы улучшить положение своей семьи. В западных странах начальное обучение являлось всеобщим, и его мог получить любой.
   Путь к знаниям, как упоминалось выше, начинался в раннем возрасте, причем эта традиция сохранялась в течение многих столетий. Вначале ученики механически заучивали не только простенькие тексты, но и труды Конфуция, других классических авторов.
   Такое положение дел сохранялось вплоть до отмены в 1905 году старой конкурсной экзаменационной системы, она была заменена современной, введенной в школах, колледжах и университетах по всей стране. Новая система возрождает китайцев духовно, и ее результаты со временем станут очевидными для всего мирового сообщества.
   Основную массу населения составляли земледельцы, ремесленники и торговцы. В их среде профессиональные навыки от отцов и дедов передавались к сыновьям и внукам. Отступление от традиции считалось оскорблением своих предков. Старшие показывали, как надо работать, развивали у детей соответствующие навыки и природные умения.
   В Китае существовали и благотворительные учреждения: госпитали, богадельни, сиротские приюты; по всей стране развивались банковские обьединения, занимавшиеся страхованием и займом, туристические клубы, торговые сообщества, антиопиумные обьединения, погребальные конторы, а также множество других учреждений по модели западных организаций.

Преднамеренное уродование тела

   Их нанесение предписывалось обычаями и носило преднамеренный характер, а в некоторых случаях даже диктовалось законом. Традиционно осуществлялось изменение формы черепа у младенцев с помощью бинтов, чтобы сузить его к верхушке. Широко известно бинтование ног у девочек. Это вошло в обиход примерно в 934 году, хотя некоторые полагают, что гораздо раньше, около 583 года. Однако обычай получил всеобщее распространение не сразу, скорее всего, прошло не менее столетия, прежде чем бинтование ног стало традицией.
   Необычайно болезненная операция производилась в шести-семилетнем возрасте: девочкам подгибали к подошве все пальцы стопы, кроме большого, прижимая их бинтами. Каждую неделю бинты все туже затягивали.
   Постепенно подошва принимала дугообразную форму, напоминавшую цветок лотоса. Такая стопа почти не давала женщине передвигаться.
   Откуда пришел этот обычай, точно неизвестно. Предполагают, что в основе лежало стремление копировать маленькие ножки императорских наложниц. Ими особенно восторгался император Ли Хоучжу из династии Тан. У него была наложница Яо Нян, стопы ног которой напоминали лотосы.
   Кроме того, в 12—14 лет девочке стягивали грудь, поскольку считалось, что ее фигура должна «блистать гармонией прямых линий». Тонкая талия и маленькие ножки слыли признаками изящества.
   Ношение кос и бритье передней части головы было у мужчин символом рабской зависимости от маньчжуров. Эта традиция была введена в 1645 году, когда они покорили Китай. Отсутствие косы считалось нарушением императорского указа. Бинтование ног и ношение кос было отменено только в 1912 году, когда монархия пала и Китай стал республикой.

Погребальные обряды

   Китайцы верили в то, что смерть представляет собой всего лишь состояние приостановленной деятельности, когда душа покидает тело, но может вернуться туда даже спустя длительный срок, потому китайцы не торопились с погребением: кормили труп; поднявшись на крышу, громко взывали к душе, умоляя ее вернуться. Наконец убедившись в том, что душу не удается уговорить вернуться в тело, они помещали покойного в гроб и хоронили. При этом его обеспечивали всем необходимым для обычной жизни (едой, одеждой, женой, слугами). С точки зрения китайцев, жизнь умершего продолжалась и на том свете.
   Вынудив или убедив духа войти в поминальную табличку, которая использовалась во время обряда погребения, ее приносили обратно в дом, устанавливали в усыпальнице, в главном зале, рисовали иероглиф шу, означающий «господин», и поклонялись ей. Считалось, что это умилостивит дух умершего. Если подношения делались постоянно, то покинувший тело дух не вредил жившим в доме, которых он покинул.
   Расставание с покойным сопровождалось пронзительными криками, воплями, топаньем, битьем себя в грудь. В давние времена усопшему отдавались даже одежда, жилище и личные вещи. Родные же перемещались в укрытия из глины, постились или ели только неочищенный рис, спали на соломе. Все разговоры велись только о смерти и погребении; откладывалось исполнение официальных и общественных обязанностей, брачные обряды, не разрешалось заниматься музыкой и покидать пределы семейного клана.
   В длительный период монархии погребальные обряды становились все более изысканными и величественными. Хотя после учреждения республики обычаи соблюдаются уже не столь тщательно, все же в основных чертах они сохранились.
   Смерть члена семьи становилась весьма тяжким бременем для многих, и это было связано не только с отложенными брачными обрядами.
   Друзьям рассылали уведомления о прискорбном событии. После его получения в установленные дни адресат был обязан выслать подарки, деньги, рабов. Он должен был прибыть сам и присоединиться к стенаниям наемных плакальщиков, а также посещать молитвы, читаемые жрецами. Считалось, что погребальный обряд не будет завершен и повлечет зло для близких, если все церемонии не будут исполнены в нужное время или домашние пренебрегут отдельными ее элементами. Подобное относилось и к брачной церемонии.
   Если на Западе кладбища представляли собой упорядочение расположенные могилы, то в Китае кладбище принадлежало семье или клану. Обычно это были живописные места с аккуратно посаженными деревьями, между которыми располагались могильные холмы и таблички.
   Кладбища выглядели как деревеньки, а могилы как дома. Обычно на севере от могилы сооружали огромную мраморную черепаху, на спине которой размещали табличку с надписью, которую европеец посчитал бы надгробием.
   Погребения двух последних императорских династий Мин и Цин представляют собой величественные сооружения, протянувшиеся по огромной территории. Традиционно такого рода постройки располагались на склонах холмов и были повернуты к естественным или искусственным озерам или морям.
   В Египте сохранились погребальные сооружения множества правителей, но в Китае до наших дней уцелели только те, о которых шла речь выше. Обычно соперничавшие между собой династии уничтожали могилы предшественников. Несмотря на подобный вандализм, Китай располагает самым величественным ансамблем императорских гробниц.

Своеобразие общественных отношений

   Чиновничество различалось по форме головного убора, покрою одежды, эмблемам, оружию, табличкам для письма, числу слуг, количеству лошадей, высоте их домов. Как повседневная жизнь, так и деятельность чиновников регулировались до мелочей. Визиты, формы обращения, преподнесение подарков осуществлялись в строгом соответствии с определенными правилами, которые были известны всем и неукоснительно соблюдались всеми членами общества. Любой китайский ребенок заучивал эти правила, как трехстишия из книги «Аши цзин», и соблюдал их неукоснительно.
   Принятый в Китае этикет не просто отличался от западного, а был диаметрально противоположным, из-за чего постоянно возникало непонимание, эксцессы и, как следствие, отчуждение. В этой связи чаще всего вспоминают о порядке снятия шапки перед императором и характере поклонения предкам.
   Как правило, чужеземец не был осведомлен о традициях Китая. В частности, не принято снимать шляпу, входя в дом или в храм, обмениваться рукопожатиями со своим хозяином, выражать одобрение, хлопая в ладоши, – ведь в старом Китае хлопали в ладоши, чтобы отвести ша-ши – смертоносное влияние злых духов. Хлопать в ладоши, одобряя высказывание китайца, как это делают не осведомленные о национальных обычаях европейцы, нельзя, ибо это может быть расценено как оскорбление.
   Если бы эти тонкости знали и соблюдали наши дипломаты, возможно, им удалось бы избежать множества осложнений, а иногда и войн.

Привычки и обычаи

   Несколько раз в году китайцы устраивали праздники. Один из них – начало Нового года. По этому поводу устраивалось невероятное количество фейерверков, люди веселились в своих домах, выпивали и обьедались вкусной пищей. В течение нескольких дней ходили в гости к друзьям и близким. Считалось, что в канун праздника кухонный бог Туан Ниен спускался с Небес, чтобы узнать о прегрешениях людей и затем отчитаться перед Небесным Владыкой. Чтобы уста Туан Ниена были запечатаны и он не смог слишком много рассказать об увиденном на земле, его закармливали медом и другой липкой едой.
   На участках и в домах убирались, на входных дверях расклеивали новые бумажные изображения богов-хранителей, вывешивались полоски красной бумаги с иероглифами, содержащими пожелания счастья, богатства, удачи, долгой жизни. Их укрепляли на столах, покрытых красной скатертью. Повсюду стояли цветы и висели украшения: гирлянды, праздничные флаги.
   Деловая жизнь прекращалась, празднование продолжалось в течение первой половины первого лунного месяца.
   Каникулы заканчивались после трехдневного праздника Фонарей. Он родился в период Ханьской династии, две тысячи лет тому назад. Перед всеми зданиями зажигалось бесчисленное количество фонарей всех размеров, форм и цветов, кроме белого или оттенка неокрашенной материи, ибо эти цвета считались траурными.
   Примерно спустя 800 лет, то есть около 1200 лет тому назад, ввели новшества: вдоль улицы медленно двигались бумажные драконы длиной несколько сотен метров. Их несли на головах множество мужчин так, что виднелись только ноги, поэтому создавалось впечатление, что огромные змеи, извиваясь, медленно ползут по улице.
   Кроме праздников Четырех времен года, отмечавшихся в дни равноденствий и солнцестояний, справляли восемь других, четыре из которых были связаны с почитанием духов. Назовем Ранний праздник духов, происходивший в пятнадцатый день второго лунного месяца, и праздник Надгробий. Последний наступал примерно в третий день третьего лунного месяца, когда приводили в порядок могилы и делали специальные приношения мертвым. Средний праздник духов происходил в пятнадцатый день седьмого лунного месяца, и Поздний праздник духов – в пятнадцатый день десятого лунного месяца.
   Полагают, что праздник Дракона на лодках (в пятый день пятого лунного месяца) отмечали в память о поэте Цюй Юане, который бросился в реку, не выдержав дворцовых интриг и козней придворных. Основное содержание обрядов составляли просьбы о ниспослании обильных дождей для хорошего урожая.
   В названии отразился смысл праздника, он проходит в виде состязания на многовесельных лодках в форме драконов. Тогда же на дверях жилищ прикрепляют тексты заговоров, едят особую разновидность рисового пудинга и пьют хмельные напитки.
   На пятнадцатый день восьмого лунного месяца проводится праздник Середины лета, европейцы его называют День поминовения. Тогда женщины поклоняются Луне, в качестве еды предлагают пироги и фрукты. Верят, что в этот день открываются врата чистилища и выходят голодные духи, чтобы в течение месяца наслаждаться всем, что им подносят люди.
   На девятый день девятого лунного месяца проводился праздник Чун-Ян, когда любой мог подняться на высокое место, на гору или храмовую башню, чтобы запустить бумажного змея. Считалось, что подобным образом можно достичь долголетия. С этого дня отрывался сезон летающих змеев. В последующие несколько месяцев китайцы запускали в небо драконов, сороконожек, лягушек, бабочек и сотни других хитроумно сделанных существ, которыми управляли с помощью простейших механизмов, используя силу ветра. Они вращали глазами, издавали различные звуки, двигали лапами, крыльями, хвостами. Возникала полная иллюзия, что в небе находятся живые существа.
   Возникновение этого праздника, по легенде, связано с предупреждением, полученным ученым по имени Хуань Цзин от его наставника Фэй Цзянфана из Хэнаня, который жил во времена Ханьской империи. Однажды ученому во сне явился дух наставника и предрек, что вскоре случится наводнение. Поутру Хуань Цзин собрал своих домочадцев и вместе с ними перебрался на возвышенность. Действительно, вскоре произошло наводнение, и их селение было затоплено. Вернувшись, Хуань Цзин обнаружил, что все его домашние животные погибли. Он сразу принес обильные жертвы богам и всю последующую жизнь отмечал этот день как праздник.

Спорт и игры

   С тех же времен известны ходьба на ходулях, футбол, бросание дисков, соревнование в гребле, собачьи бега, петушиные бои, запуск змеев, равно как и танцующие и поющие марионетки, – так издревле отдыхали и веселились китайцы.
   Со временем большинство игр было забыто, поэтому придумали новые развлечения. Перед падением монархии, в период правления маньчжуров, оказалось, что популярным остался бадминтон. Упражнялись в поднятии бревен, нагруженных тяжелыми камнями; их длина была примерно 1,5 метра, и на каждом конце был груз в 30—40 килограммов.
   Упоминаются также запуск змей, бои перепелок, игра в крикет, выпускание птиц за брошенными в воздух семенами, прогулки по полям, игры в шахматы, маджонг или в кости. Заключали пари на выигрыш в крикет, на победу в боях перепелок. Многочисленны и разнообразны были детские игры: соревновались в силе, быстроте реакции, точности и ловкости.
   На помостах, построенных напротив храмов, выступали бродячие труппы. Фокусники, чревовещатели, акробаты, предсказатели будущего и рассказчики собирали толпы людей, веселили и развлекали их. Уже тогда существовали и стационарные театры, причем до недавнего времени женские роли исполняли мужчины. Известны шоу с показом через специальное отверстие обнаженных женщин.
   В Новое время в Китае сохранилось большинство игр на свежем воздухе. Отметим, что плохо привились развлечения с Запада, проводившиеся в помещении.

Частная жизнь

   В зажиточные дома обычно нанимали сторожей. Ели два раза в день. В трактирах или ресторанах давали обеды для друзей, они сопровождались музыкальными или театральными представлениями. Иногда они давались после трапезы.
   В описаниях европейцев о быте китайцев говорится, что почетное место находилось слева от главы семьи: сажая туда гостя, выражали особенную заботу о его безопасности. Оно традиционно располагалось против двери, чтобы гость мог увидеть входящего и соответственно отреагировать.
   В качестве домашних любимцев держали птиц и комнатных собачек породы чихуахуа. Такая маленькая желтая собака считалась надежным сторожем в доме и очищала жилище от мусора. В домах высшего и среднего класса часто можно было увидеть аквариумы с золотыми рыбками. Богатые люди обычно устраивали у себя сады с декоративными каменными горками, пруды, строили беседки, высаживали красивые кустарники и цветы.
   Бритьем головы или бороды, равно как чисткой ушей и массажем, занимались цирюльники. Мужчины не носили бакенбарды, а усы и бороды появлялись только после сорока, до этого времени волосы росли очень медленно. Редко встречались пожилые обладатели густой растительности на лице, как на Западе. И мужчины и женщины носили табакерки, курительные трубки и веера. Образованные члены общества отращивали длинные ногти. Женщины и девушки независимо от происхождения обильно пользовались косметикой.

Промышленность и хозяйство

   Женщины заботились о посадке тутовых деревьев и шелковичных червях, пряли, ткали, вышивали, чинили старую одежду, делали отверстия в иголках и точили их, клеили жестяную фольгу, изготавливали обувь, собирали и сортировали чайные листья.
   Постепенно развилась торговля, что обусловило специализацию отдельных районов: ловцы трески собрались в Шаньси, плотники в Иичжоу (Аньхой), производители фарфора в Яочжоу или в Ганьсу.
   Что же касается земли, то она достаточно быстро перешла в частные руки, и владелец начал распределять ее между своими родственниками или отдавать в аренду. Обычно земли организовывались по колодезной системе. Вокруг общественной девятины, возделываемой восьмью фермерскими семьями обычно в пользу государства, организовывались восемь частных наделов в виде квадратов.
   С начала до конца монархического периода правом наследования земли наделял только император. Вся остальная земля считалась казенной. Она в основном арендовалась богатыми кланами или семействами и не могла передаваться в порядке наследования и отчуждаться. Владелец ежегодно выплачивал с нее налог натурой в виде части урожая или деньгами.
   Чтобы освободиться от воинской повинности, можно было внести денежную компенсацию в виде прямого налога. Неизвестное вначале рабство существовало как особый институт на протяжении всего периода монархии.
   Количество производимой продукции зависело от интенсивности труда людей и животных, только в XX веке стали широко использовать машины. Распределение сельскохозяйственной продукции проводилось из многочисленных центров, продавали на ярмарках, в лавках и на рынках. Главные торговые пути по земле и по морю практически не изменились за прошедшие две тысячи лет.
   Китайские купцы торговали с Западной Азией, Грецией, Римом, Карфагеном, Аравией. Начиная с XVII века обмен шел по большей части с европейскими странами. Основным транспортным средством были лошади, повозки и лодки. Парусные суда с 1861 года постепенно заменялись пароходами.
   Обмен носил бартерный характер. В обмен на ткани, чай, фарфор и изделия ремесленников китайцы получали привозные европейские товары. В качестве платежного средства использовались слитки серебра разного веса, образцы менялись при правлении нового императора. В качестве разменной монеты до недавнего времени использовались медные деньги, другими платежными средствами становились также бумажные знаки и оставались слитки серебра.
   Одновременно с развитием торговли с другими странами в обиход вошли серебряные доллары и колониальные монеты. Различные на севере и юге меры веса и длины частично стали исчисляться в десятичной системе. Но в повседневной торговле внутри страны, в провинциях держались традиционной двенадцатеричной меры.

Ремесла

   Охота, рыболовство, кулинария, ткачество, крашение, изготовление ковров, металлургия, изготовление стекла, кирпича и бумаги, печать, переплетение книг находились практически на начальной стадии развития. Механические ремесла во многом были заимствованными и не отличались искусным исполнением. Но гончарное дело, резьба и лаковая техника находились на необычайно высокой ступени развития, производимые китайскими мастерами изделия превосходили все мировые аналоги и по качеству, и по красоте.

Сельское хозяйство и разведение скота

   Обычно на севере получали по два урожая в год, а на юге – по пять за два года. Земледельцы составляли не менее двух третьих всего трудоспособного населения. И хотя в большинстве случаев использовалась самая примитивная методика, невероятная плодородность почвы и огромное трудолюбие крестьян, наряду с продуманным использованием удобрений, позволяли прокормить огромное население страны.
   Главными возделываемыми зерновыми культурами являлись рис, пшеница, ячмень, гречиха, маис, гаолян, несколько разновидностей проса и овес. Кроме них выращивали бобовые, гороховые, масличные (кунжут, рапс) культуры, волокнистые растения (коноплю, китайскую крапиву, джут, хлопок), крахмалсодержащие корнеплоды (ямс, сладкий картофель), а также табак, индиго, чай, сахар, фрукты.
   Правда, выращивание фруктов носило стихийный характер, ибо научные методики не использовались. Не производилась замена растений, но делали прививки, обрезку, проводили селекцию, посредством которых добивались как усиленного развития, так и создания карликовых растений.
   Благодаря высокой культуре земледелия удавалось получать обильные урожаи овощей даже на небольших клочках земли. В XX веке возникла другая проблема: из-за низкой доходности небольшие хозяйства не могли позволить себе дорогую иностранную технику; кроме того, в большинстве случаев она оказывалась слишком громоздкой или сложной в эксплуатации.
   Не менее было развито скотоводство. Назовем основные виды животных: свиньи, ослы, лошади, мулы, коровы, овцы, козлы, буйволы, яки, домашняя птица, утки, гуси, голуби, а также тутовый шелкопряд и пчелы.
   Учрежденное недавно министерство сельского хозяйства и торговли стало преемником коллегии сельского хозяйства, производства и торговли; теперь оно приспосабливает западные методики к специфике Китая, поэтому можно ожидать хороших результатов.

Эстетическое чувство и мораль

   Бумага с написанными на ней иероглифами ценилась настолько высоко, что нельзя было бросить ее на землю или наступить на нее. Восхищались искусством театра, профессиональными рассказчиками. Для успеха любого предприятия совершали обряды в храмах.
   Однако до последнего времени улицы и общественные места не убирали, нормы поведения в обществе не соблюдались.
   В Китае традиционно глубоко почитали старших по возрасту и общественному положению, непоколебим был авторитет родителей. Признавалась возможность «лжи во благо», то есть она никак не порицалась и обман не преследовался. Не было редкостью воровство. Противозаконные поборы правителей считались обременительной, но неизбежной ношей.
   Мораль в обществе существовала, однако практиковались ранние браки и наложничество, известны были разврат, пьянство и коррупция. Женщин не считали полноценными существами, прав они были лишены, и относились к ним деспотически.
   Моральные принципы излагались в классических сочинениях, соответственно формировались и основы законодательной системы. Частым явлением были клановые разборки, сражения между родами, кровная месть могла длиться на протяжении жизни нескольких поколений, ибо ее исполнение считалось священным долгом. Приветствовались ритуальные самоубийства, которые часто совершались под влиянием несправедливого обвинения. Основываясь на буддийской догме о бессмертии души, многие стремились к телесному бессмертию. Достоинством мужчины считалась выдержка и умение скрывать свои чувства.
   Вместе с тем высоко ценилась честность и верность данному слову, особенно среди торговцев, что выразилось в поговорке: «Слово купца крепче камня». Однако подобные отношения были обязательными только между китайцами, тогда как обман иностранца грехом не считался.
   Многие курили опиум, пока его употребление не стало жестоко караться (в 1906—1916 гг.). Но, несмотря на запрет, опиум продолжали ввозить контрабандно, а подкупленные чиновники старались не замечать культивирования мака.
   Издревле нормой поведения считались вежливость и обходительность, причем иногда соблюдение этикета доходило до крайностей. Вежливость нередко маскировала истинные чувства. За велеречивыми комплиментами могла скрываться глубочайшая неприязнь друг к другу. Многие увлекались азартными играми, например маджонгом, порой при этом проигрывая огромные состояния.

Культовые организации

   Трудно даже приблизительно подсчитать, сколько всего богов почитал китайский народ. Не было ни одного ремесла, ни одной сферы жизни, где бы люди обходились без соответствующих покровителей. Когда в апреле 1908 года в Пекине вспыхнули многочисленные пожары, люди приписывали их духу огня, который спустился на землю. «Когда это зловещее божество вернется в свою обитель, пожары прекратятся», – говорили они.
   Основным был культ Неба. Император считался представителем Небесного Владыки на земле, поэтому только он мог совершать обряды поклонения Небесам. Его считали верховным жрецом, а знать, государственные деятели, гражданские и военные чиновники выступали в роли его помощников в зависимости от своего чина.
   Поклонение Небесам совершалось в храме Небес, который являлся одновременно дворцом, местом аудиенций и комнатой заседаний Совета. Там делали подношения Небесам, духам гор и рек, предкам и всем духам. Все эти культы отправляли также и в особых священных местах, и они имели свой порядок совершения обрядов и церемониал. Наряду с государственным культом Небес и Земли, совершались «великие», «средние» и «малые» подношения духам в виде животных, серебра, зерна, нефрита, а также сезонные приношения к алтарям; священнослужители одевались в одежды характерных для конкретного времени года цветов.
   Сторонники каждого из существовавших течений, даосизма и буддизма, имели свои храмы и монастыри. Жрецы и монахи служили в многочисленных деревенских и придорожных храмах, при усыпальницах предков. В священных местах поклонялись богам грома, дождя, ветра, плодородия, земледелия.
   Отношение к даосизму и буддизму менялось, верования то поощрялись, то разрешались, то преследовались, но иерархия духовенства и сама структура культа сохранились и в XX веке. Сегодня в Китае сосуществуют приверженцы нескольких религий.
   Главное место среди них занимает конфуцианство, которое много лет являлось государственной религией. Не менее распространен культ предков. Еще одна группа – приверженцы даосизма. Соблюдение разнообразных ежегодных праздников, таких как День всех душ, когда делаются подношения блуждающим и голодным духам, отражает теснейшую взаимосвязь трех религий (Сан Чао).
   Как верховный жрец, император нес личную ответственность за спокойствие и порядок в стране, он исповедовался перед Небесами и молился о том, чтобы на него пало наказание за все грехи, которые совершают его подданные. Выше уже говорилось, что, кроме своих обычных обязанностей, государственные деятели, знать и чиновники исполняли обязанности жрецов государственной религии.
   Даже в самых изысканных церемониях, совершавшихся по особым случаям в буддистских храмах, внешне не было ничего похожего на те или иные формы христианского культа, но в них легко увидеть сходство с торжественными мессами или «общей молитвой». Одновременно с поклонением Будде китайцы могли искать помощи у местного бога или обращаться к духам, чтобы избежать несчастья.
   После того как в 1912 году Китай стал республикой, государственный культ исчез, и религиозные обычаи стали соблюдаться не так строго, а во многих храмах стали работать школы.

Религиозные идеи

   Возникнув в Индии, буддизм основывался на вере в Будду, который обладал сверхчеловеческими возможностями. Он полагал, что из обожествленного человеческого существа душа переселяется в кого-нибудь или во что-нибудь: слона, птицу, растение, стену, веник или любой кусок неорганической материи.
   Эти представления соответствовали китайской ментальности, поэтому буддизм глубоко вошел в культуру, повлияв и на даосизм, и на древнейшие верования. Буддизм с его заботой о будущем был более понятен, чем конфуцианство. Проповедь сострадания и сохранения любой жизни оказалась насущной потребностью. Если бы вера в переселение душ отсутствовала, то существование людей было бы гораздо тяжелее.
   Если не считать поклонения предкам, религия кардинально не влияла на повседневную жизнь китайцев. Им несвойственно выражать любовь к Богу так же ярко, как в христианстве. Что же касается поклонения предкам, то оно постепенно уступает свои позиции агностицизму.

Древнейшие верования

   Практиковалось ношение охранительных амулетов. Для того чтобы отогнать злых духов, цветущие веточки персикового дерева развешивали над кроватями и дверными проемами. Дети и взрослые «запирали душу» с помощью замков, висящих на цепочках или шнурках, обвязываемых вокруг шеи. Верили, что старые бронзовые зеркала обладают волшебной силой: могут отогнать злых духов и даже исцелить от безумия.
   Дабы защититься от болезни, увечья, пожара или грабителей, носили фигурки из тыквы, клыки тигра или зубы носорога. Охранительные заговоры и благопожелания записывали на бумаге, ткани, листьях растений, а затем сжигали. Пепел насыпали в отвар и давали выпить больному или ребенку.
   Перед началом любого важного дела обращались к гадателям или предсказателям будущего. Гадали по растениям (обычно по тысячелистнику) или с помощью песка, и чаще всего для того, чтобы убедиться в успешности исполнения задуманного. Перед отправлением в путь гадали с помощью брошенной на запад монеты.
   Существовала система представлений, связанная с фэн-шуй – «искусством достижения гармонии живых и мертвых, чтобы они соответствовали местным потокам космического дыхания». Она восходит к культу поклонения предкам и оказала огромное влияние на китайскую философию и повседневную жизнь. Особое развитие фэн-шуй получило в учении Чжу Си и других философов династии Сун.

Наука и образование

   Астрономия, а точнее, астрология изучалась для того, чтобы составлять календари и определять сроки проведения сельскохозяйственных работ. От собранного урожая зависел дневной рацион. Обычно это были порции риса, фруктов и разных сортов мяса, необходимых для существования.
   В философии наблюдается два периода наивысшего расцвета: первый начинается с Лао-цзы и Конфуция в VI веке до н. э. и завершается «сожжением книг» первым правителем царства Цинь – Шихуан-ди – в 213 году до н. э.; второй начинается с Чжоу Цзы (1017—1073) и заканчивается Чжу Си (1130—1200).
   Императорская библиотека в 190 году до н. э. содержала 2705 книг по философии 137 авторов. Не приходится сомневаться, что подобное рвение в изучении ортодоксального учения определялось письменными указаниями государственных учреждений, – вот почему научное знание не развивалось.
   Заметим, что во время владычества маньчжуров, завершивших более чем четырехтысячелетнюю историю Китая, мы знаем лишь о нескольких действительно образованных людях, прославившихся своими трудами. Знаменитое «Описание двадцати четырех династий» считается одним из редчайших феноменов древности.
   Знания в области географии, математики, химии, ботаники и геологии ограничивались чисто практическими потребностями. Во всех этих областях знаний был накоплен огромный запас сведений, демонстрирующий поразительное свойство китайцев – умение наблюдать за окружающим миром, а затем аккумулировать и использовать этот опыт. Поэтому никак нельзя согласиться с некоторыми западными учеными, пренебрежительно отзывающимися о китайских ученых.
   Не менее поразительны для европейца достижения китайской медицины. Хотя китайские врачи, основываясь на тщательном наблюдении за человеческим телом, полагали, что разум располагается в желудке, душа – в печени, а мысли исходят из сердца, они накопили огромный опыт и создали своеобразную систему знаний о жизненно важных точках, воздействие на которые могло уменьшать страдания, снимать симптомы заболеваний. В настоящее время чжэньцзю-терапия и искусство иглоукалывания вошли в арсенал современной медицины.

Язык

   Первоначально полисиллабический, позже китайский язык усвоил моносиллабическую, изолирующую, нефлективную форму, при которой грамматические отношения передавались местоположением слов в предложении. Тоновое ударение, то есть произнесение одного и того же звука с разной высотой, также выполняет смыслоразличительную функцию. В многочисленных диалектах, существующих в разных частях страны, сохранились древнейшие языковые реликты. Все эти особенности привели к необходимости тщательнейшей артикуляции норм и к появлению омонимов, поскольку некоторые слова стали различаться только произношением. Для различения похожих иероглифов существуют специальные ключи, или так называемые фонетики, которые указывают на точное или приблизительное звучание знака. И в наши дни одна и та же фонема «ма» может обозначать восклицание, коноплю, лошадь или проклятие. Конкретное значение зависит от контекста и передается высотой произношения.
   Следовательно, язык сохранился в архаичном состоянии, в нем нет системы словоизменения, парадигм, аналогичных европейским склонениям или спряжениям. Порядок слов в предложении традиционен: подлежащее, глагол, прямое дополнение, косвенное дополнение. Род образуется с помощью тендерных частиц, число – префиксов, падеж – положением слова или соответствующим предлогом.
   Прилагательные предшествуют существительным, положение определяет степень сравнения, поэтому отсутствие пунктуации ведет к двусмысленности. Правда, в последних работах уже находим знаки препинания. Обучение начинается с заучивания многочисленных слов и оборотов, которые не встречаются в старой литературе или словарях. Японские заимствования еще больше засоряют китайский язык.
   Китайская иероглифика не нуждается в пространном описании; тот, кто не может понять ее смысла, насладится ею как изысканным узором, своеобразной гармонией линий, начертанных на бумаге или ткани. Иероглифы состоят из корня слова, ключей, или фонетиков. Их записывают вертикальными столбиками, располагая справа налево. В I веке н. э. был выработан современный стиль написания иероглифов (кайшу – «образцовое письмо»). Общее число знаков примерно 50 тысяч, в современном китайском языке используется 4—7 тысяч знаков.

Достижения китайцев

   Для отопления помещения в холодное время года использовали ганы, или «каменные кровати» (то есть своеобразные платформы, выстроенные из кирпичей), внутри которых разводили огонь. Похожую конструкцию использовали в древности в пещерах.
   Окна и ставни открывались вверх (в давние времена вместо них использовали циновки или занавеси, висевшие перед отверстиями в стенах пещерных жилищ).
   Замкнутое пространство двора образовывалось четырьмя зданиями, расположенными одно напротив другого, один или несколько дворов формировали общее пространство. Хозяйство было натуральным и полностью обеспечивало свои потребности в растительной и животной пище. Ели все, что могли собрать, поймать или вырастить; молоко в пищу не употребляли, пили чай. А до того, как его начали выращивать, пищу запивали вином.
   Одежду изготавливали из шкур и мехов, шили из хлопковых тканей, позже и из шелковых. При маньчжурах стали носить их одежду, характерную для кочевых народов. Вошли в обиход свободные брюки, сапоги с широкими носами, напоминавшими копыта, волосы, заплетенные в косы.
   Обычно косы заплетали из волос, которые росли на задней части головы, а спереди их выбривали. В отличие от египтян китайцы не носили париков. Почти всегда они одевались в длинные одежды и презирали европейцев за то, что те носили слишком короткие платья. Сегодня китайцы тоже носят костюмы западного образца.
   Китайцы строили огромные каналы, мосты, акведуки и даже соорудили самую огромную стену в мире – единственный рукотворный объект, который можно увидеть из космоса.
   У китайцев оказались самые протяженные и широкие дороги. В некоторых местах сохранились остатки древних путей, на месте которых теперь строят автомобильные или железные дороги.
   Для восхваления и верности вдов, не выходивших во второй раз замуж, жители Поднебесной в их честь строили специальные ворота. Отметим и созданные ими пагоды, арочные мосты невероятной красоты. Каждый город обязательно обносили высокой и прочной стеной, которая должна была защитить жителей от набегов и нападений.
   Китайцы известны постоянными усовершенствованиями разнообразных орудий труда и оружия, начиная с письменных принадлежностей и вееров до плугов, повозок и кораблей. Они изобрели «огненные копья» и «пламенных слонов», пришедших на смену лукам и дротикам, колесницы с шипами, стенобитные орудия и баллисты, ружья с фитильным замком, орудия со стволами длиной 4 метра, размещенные на треножнике, шлемы из железа с отверстиями для ушей и оплечьем.
   Китайцы также известны своими величайшими памятниками литературы, а также прекрасным фарфором. С точки зрения европейцев, китайские музыкальные произведения не отличаются особым изяществом, поскольку китайская музыка основана на совершенно ином мелодическом ряде. Очень своеобразна живопись. Разнообразна и по-своему выразительна скульптура, особенно произведения малых форм.

Глава 2
О китайской мифологии

Мифология и интеллектуальный прогресс

   Для того чтобы составить полное представление о жизни воображаемой, необходимо описать жизнь реальную, ибо у всех народов потусторонний мир является отражением мира реального. Именно поэтому мы начали с краткого описания жизни и культуры китайцев в монархическую эпоху. Заметим, что в некоторых странах бытует множество мифов, а в других их гораздо меньше. Почему это происходит? Почему одни народы рассказывают множество удивительных историй о своих богах, а другие практически не упоминают о них, хотя и есть что порассказать?
   Вспомним, например, великие мифы Греции и Скандинавии. Такого количества историй не найдем у других народов. Это можно объяснить различиями в складе ума, психологии людей и в большой степени в их воображении. На низших стадиях развития человека воображение у него бедное, на высших ступенях, напротив, фантазия становится богатой.

Китайский образ мышления

   Китайцы отнюдь не лишены воображения, однако их мифология так и не вошла в историю мировой культуры. Кроме того, нация развивалась изолированно, контакты с другими народами, которые вызвали бы активность в этом направлении, установились достаточно поздно. Вдобавок и традиционная система обучения предусматривала простое повторение старого, а не развитие знаний с целью получения новых. Сделанные китайцами изобретения за четыре тысячи лет могут быть перечислены с помощью пальцев одной руки.
   К тому же конфуцианство порицало интерес к сверхъестественному.
   Почти наверняка можно утверждать, что старания Конфуция привели к появлению развитой мифологии. Аналогичный эффект произвели и проповеди Вэнь Вана, мифического основателя династии Чжоу (1121– 255 гг. до н. э.), против пьянства (еще до того, как стал известен чай, который помог превратить китайцев в непьющую нацию).
   Конечно, были и другие причины, в частности поиск нравственной опоры. Известно, что периоды великих политических потрясений, когда человек начинал отстаивать свои права, сбрасывая оковы, приводили к небывалому взлету культуры. Вероятно, следует принимать во внимание и склонность людей рассказывать истории, а также необузданную силу веры, которая разрушает все каноны. Отчасти это состояние можно сравнить с чувством, которое побуждает человека к совершению великих преступлений. Он хочет оставить свой след, даже будучи уверенным, что за это его постигнет смерть от руки палача.

Влияние религии

   Добавим, что имперское сознание требовало создания единого государственного культа, понятного широким массам и принятого ими. Основой этого культа стал буддизм, который проповедовал духовное совершенствование и стоическое отношение к земным тяготам. С одной стороны, буддисты учили человека, как избегать дурного и шаг за шагом следовать по пути добра, а с другой – прививали слепую любовь к императору, как носителю высшего начала. Буддийское учение отличалось конкретностью, а предписания – простотой и действенностью, которой не хватало конфуцианству. Вместе с тем буддизм способствовал развитию воображения и формировал любовь народа к чудесам. Особенно ярко это проявилось в V и VI веках н. э., когда буддизм и даосизм, объединившись, способствовали ослаблению влияния «классического конфуцианства».

История и миф

   Полагают, что большое количество мифов уводит от реальности. Конечно, применительно к историческим хроникам трудно говорить об абсолютной точности, но стремление к правдивому воспроизведению фактов и событий неоспоримо. Иногда оно приводило к гибели историков, отказывавшихся включить в хронику ложные сведения по повелению императора (это произошло с историографами династии Ци в 547 году до н. э.). Это свидетельствует о том, что китайские историки четко осознавали важность своей миссии и ответственность перед потомками.

Китайская непреклонность

   «Как железо затачивает железо, так и ум человека оттачивает общество», – говорится в пословице. Сосредоточившись на своей внутренней жизни, китайцы выработали безразличное или снисходительное отношение к внешним воздействиям, выше всего ценя внутренний порядок, спокойствие и стабильность, подсознательно сопротивляясь крутым переменам. Данная особенность общественного и государственного устройства, отмеченная большинством ученых, не имеет ничего общего со стагнацией.

Предпосылки рождения мифов

   Считается, что мифы рождаются у народов, находящихся на начальной ступени своего развития. Почему так происходит? В период расцвета нации именно созидающее воображение делает ее могущественнее и сильнее. Но тогда в философских сочинениях мы встречаемся с описаниями мифов, их критикой, но не рождением.
   Итак, для возникновения мифов необходимы три условия. Прежде всего, особое мышление. Как говорилось выше, мифы, по существу, объясняют явления окружающего мира ненаучным путем. Если воображение разыграется чрезмерно, то возникнет сомнение в достоверности рассказанного, да и сам рассказчик может в этом усомниться. Проще говоря, миф бытует ровно до тех пор, пока человек верит в его истинность.
   Как, собственно, и религия, которая существует, только пока жива поддерживающая ее вера. Именно она сплачивает своих приверженцев, давая им внутреннюю опору и импульс следовать за наставником. Вера не может быть навязана, поскольку основана на чувстве.

Стимулы для выявления мифов

   Отметим также роль вымысла, контаминации или «общего мирового фонда мифов». Нередок, например, сюжет о мировом древе, который схож у многих народов, но конкретные особенности, детали превращают его в достояние народа, которое хранят и передают из поколения в поколение как главное сокровище. Мифы наполняются художественными, философскими и религиозными национальными чертами, приобретая особую значимость и очарование для каждого из членов общества.
   Между тем интерес к мифам наблюдается всегда, когда народ ищет внутреннюю опору для объединения перед лицом внешнего врага или находится на грани уничтожения. В этом случае мифы отражают стремления, надежды и чаяния людей. Пережитое со временем приводит к созданию необычайных поэтических творений. Скажем, основой для мифа о Данаидах стала жестокая и длительная борьба греков с египетскими фараонами. Именно эти обстоятельства и стимулировали воображение греков.
   Сказанное объясняет, почему огромное количество известнейших мифов было экранизировано именно в то время, когда на земле шли войны. Чувство сопричастности общенациональным событиям сплачивало и тех, кто участвовал в битвах, и тех, кто оставался дома.
   Содержанием мифов в большинстве случаев становились эпохальные события, а не реалии обычной мирной жизни. Исключительность изображаемого является важнейшей типологической особенностью мифов. Поскольку большинство мифов возникло в глубокой древности, их герои могут значительно отличаться от современных представителей своего народа. Вместе с тем в мифологических сюжетах и образах всегда угадываются реальные человеческие чувства и стремления.

Миф как выражение духовной организации

   Сохранение мифа в народной памяти объясняется сильными страстями и переживаниями героев. Сопричастность к ушедшим титанам – основная причина их бытования в устной традиции и передачи последующим поколениям. Только эти особенности могли привести к расширению содержания мифов и их совершенствованию. В конце концов они обретут свои характерные отличительные особенности, чем и привлекут всеобщее внимание, несмотря на то что в них отразятся сугубо национальные миросозерцания.
   Итак, отметим, что по мере развития человечества множится число мифов и легенд, меняется традиция повествования, оно четче организуется, иногда дополняется музыкальным сопровождением. Мифы становятся более конкретными и психологичными, одновременно отмечается и некоторая философичность. Так зарождается фольклор, в котором всегда отражается сознание нации.

Своеобразие китайского мифа

   Они были адекватны тому уровню, которого достигло общество, такими и следует воспринимать китайские мифы.
   В китайской культуре отсутствуют повествования типа европейских саг, считающихся мировыми шедеврами. «Тот, кто надеется найти европейские сюжеты в Тибете, будет разочарован», – писал один известный синолог. Вместе с тем нельзя согласиться с утверждением, что «китайский народ не склонен к мифотворчеству».
   Действительно, китайские мифы и легенды не отличаются яркостью воображения. Их сюжеты во многом основываются на священных текстах и поэтому схожи. В отличие от древнегреческой и египетской китайская мифология не получила отражения в изысканных скульптурах или огромных храмах.
   Надеемся, что данная книга поможет рассеять все предубеждения и заблуждения относительно характера национальных мифов.

Периоды расцвета мифотворчества

   Мы уже говорили о том, что в истории Китая были периоды обостренного интереса к мифологии. Прежде всего назовем период свержения династии Инь и установления великого дома Чжоу в 1122 году до н. э. Другой период связан с войной трех царств, произошедшей в III веке н. э., – время героики, воспетое в сотнях прозаических и стихотворных произведений. Главным памятником этой эпохи является роман Ло Гуанчжуна «Троецарствие». Вспомним также время утверждения буддизма, открывшего новый простой, рациональный, гармоничный мир, соответствующий миролюбивому сельскохозяйственному народу Китая.
   Если бы не было этих стимулов, то китайская культура не породила бы такого множества богов и героев, а соответственно не возникло бы и огромного количества мифов, которые их прославляют.
   При совершении того или иного поступка человеку свойственно вдохновляться примерами своих реальных или вымышленных предков. Конечно, сюжет обычно появляется гораздо позже, чем описываемые в них события, и не все они одинаково совершенны в художественном отношении, но очевидно постоянное стремление найти соответствующий стимул в жизни, в истории.
   Заметим, что даже в странах, где на почве мифологии появились прекрасные плоды, требовалось разбросать не один миллион семян, и лишь малая часть произведений древности сохранилась до нашего времени.
   Мифы – это рассказы не только о богах, которые создают мир и управляют судьбами. Рядом с ними существуют боги рангом ниже – незримые духи, населяющие землю, живущие в горах, растениях и животных, а также герои, схожие с обычными людьми. И часто именно последние оказывают более глубокое влияние на умы и сердца людей. Именно благодаря их воздействию, доброму или злому, значительному или небольшому, удалось изменить реальную жизнь Вселенной.

Источники китайской мифологии

   В любом языке существует множество образных обозначений разнообразных явлений и предметов окружающего мира, многие из них связаны с мифами и легендами.
   Скажем, глубокое устье реки называется «проход слепца», потому что часть скалы, если смотреть на нее с определенной точки, принимает очертания фигуры человека. Отсюда и ведет начало та удивительная история, в которой герой превращается в камень.
   Горный хребет, похожий на парящего орла, получил название Орлиного кряжа, а горы, очертаниями напоминающие спящего льва, – соответствующее название. Воображение людей наградило удивительными поэтическими именами большинство причудливых творений природы. В каждой местности можно услышать самые неожиданные легенды, но лишь небольшая их часть вошла в общенародную сокровищницу мифов.
   Только самые интересные и яркие сюжеты рассказчики бережно хранят и передают из уст в уста, и именно такие произведения со временем становятся частью общенациональной культуры. Очень много людей верит в их истинность, причем очевидно, что людей чаще всего привлекают не герои, а события, которые с ними связаны.
   Именно в мифах мы в большей степени ощущаем национальный колорит и «жизнь народной души». Однако кажется странным, что, одушевляя все – от камня до неба, китайцами не было создано такого же разнообразия мифов. Нам же прежде всего предстоит подробнее рассмотреть и проанализировать развитие китайской мифологии.

Ступени развития китайской мифологии

   Детальный анализ стадий развития китайской мифологии оставляем за пределами этой книги, ориентированной на массового читателя, поэтому просто выделим наиболее значимые моменты.
   В ранние времена отмечается «век магии», за которым последовал «героический век». Но до 800 года до н. э. число мифов было невелико, после 820 года до н. э. появилась первобытная мифология, имеющая много общего с творчеством других народов.
   В VIII веке до н. э. появляются космогонические мифы. Сто лет спустя, под влиянием даосизма, создателями которого были Лао-цзы (604 г. до н. э.) и Мэн-цзы, мифотворчество затухает. Но в эпоху воюющих государств (500—100 гг. до н. э.) социальное и эмоциональное напряжение способствовало созданию мифов.
   Комментатор Конфуция Цзо Цзымин часто использовал мифологию в своих исторических сочинениях. Одним из первых к ней обратился философ Ле-цзы. Он впервые упоминает историю западной царицы Си-ван-му. Именно с этого времени рассказчики начали соревноваться друг с другом в описании разнообразных чудес ее страны. Ле-цзы первым упомянул и об островах Бессмертных, находящихся в океане, о царствах карликов и великанов, о плодах бессмертия; писал и о том, как Нюй-ва (Нюй-гуа) починила Небо с помощью пяти разноцветных камней, об огромной черепахе, на которой держится Вселенная.

Периоды правления династий Тан и Сун

   Период Тан (618—907 гг. н. э.) стал временем возрождения искусств после длительного периода потрясений. Однако, несмотря на восстановление спокойствия в стране, интерес к мифологии не приобрел устойчивого характера. Это был период процветания материалистических представлений. Борьба рационализма против предрассудков или воображения прежде всего представляла собой борьбу конфуцианства с даосизмом. Тяжелая длань конфуцианства способствовала утверждению истинного рационализма, объявив фантазии бесплодными. Именно ученые периода Тан и Сун нанесли смертельный удар по китайской мифологии, прервав и традицию в развитии китайской философии, начиная с периода Ханьской династии (206 г. до н. э. – 221 г. н. э.). После эпохи Сун мифотворчество пресекается.

Мифы и сомнения

   И только тогда он может творить чудеса, которые удивляют мир. Но если он начнет искать рациональные объяснения, например, тому, отчего Илии понадобилось разделить воды своим одеянием, чтобы колесницы Израиля и его возниц могли пройти, не замочив ног, или для чего Бодхисатве требовалось встать на тростник, чтобы пересечь великую реку Янцзы, или зачем нужно было бесчисленным Бессмертным сидеть на своих излюбленных облаках и путешествовать в космосе, то здесь не место мифу – его творение окажется мертворожденным или уж точно не достигнет периода зрелости.
   Развитие философской мысли и утрата веры в сверхъестественное способствуют прогрессу цивилизации, но одновременно ведут к разрушению мифа, поэтического начала, в нем содержащегося. Условия жизни мифа – непосредственно, без критицизма, проникнуться его настроением, и тогда откроется вся красота.
   Таким образом, в китайской мифологии следует видеть множество конкретных историй, а не несколько огромных вершин, поэтому примем китайскую мифологию такой, какая она есть, отметим те чувства и мысли, которые в ней содержатся. И тогда нам откроется, что китайская мифология относится к высочайшим образцам человеческой культуры.

Мифы и легенды

   Если мифы посвящены вопросам происхождения мира и существующего порядка вещей, то легенды связаны с местными событиями, они носят более локальный и земной характер. Как и повсюду, в Китае низшие классы были менее образованны, чем верхушка общества, и в большей степени склонны к суевериям. Однако они не могли противостоять образованной части общества, которая отвергала или высмеивала фантастический мир легенд.
   Когда взгляд на мир стал более научным, в легенды продолжали верить крестьяне, жители разных областей Китая, продолжавшие их сочинять. В отличие от мифов бытование легенд оказалось более длительным.

Глава 3
Космогонические мифы

Творец Вселенной

   В некоторых мифах он показан как создатель Вселенной, предок Неба и Земли и всего того, что живет, двигается и производит себе подобных.
   Слово «пань» означает «блюдо» и «гу» – «тыква», указывая, что Пань-гу вначале возник из Хаоса, и устройство им бытия оказалось напрямую связанным с его происхождением. Это имя связано с легендой о том, что его вырастили в тыкве, хотя сами иероглифы указывают лишь на его древнее происхождение.
   На то же указывает и появление Пань-гу в образе собаки, и лишь позже он обрел человеческие черты, сохранив собачью голову. Его изображают как карлика, одетого в медвежью шкуру или с передником из листьев с двумя рогами на голове. Как демиург, в правой руке он держит молоток, в левой – стамеску – инструменты, символизирующие его созидательную миссию.
   На ряде изображений его можно увидеть в обществе четырех мифологических существ: единорога, феникса, черепахи и дракона, на некоторых он показан с солнцем в одной руке и луной в другой, символизирующими его деятельность как творца мира.
   Пань-гу трудился восемнадцать тысяч лет, за это время он создал солнце, луну и звезды, Небеса и Землю.
   Наконец завершив свои земные труды, он умер, продолжая жить в своих творениях. Его голова стала горами, дыхание преобразилось в ветер, реки и облака, голос в гром; плоть стала землей, конечности – четырьмя частями; кожа и волосы превратились в травы и деревья, зубы, кости и мозг стали металлами, скалами и драгоценными камнями, пот – дождем, ползавшие по его телу насекомые обернулись людьми; таким образом, он отдал всего себя тому, чтобы созданный им мир был богатым и прекрасным.
   Приведенный нами рассказ о Пань-гу и его творениях имеет даосское происхождение, это позднейшая адаптация даосского мифа. Его не следует путать с совершенно иной картиной мира – буддийской космогонией.

Солнце и луна

   Земной владыка послал чиновника, Земное Время, за светилами, чтобы они заняли свое место на небесах и одарили мир днем и ночью. Но те отказались выполнить распоряжение. Тогда Пань-гу, руководствуясь божественным указанием Будды, написал иероглиф «солнце» на своей левой руке и «луна» на правой, а затем отправился к Ханьскому морю.
   Вытянув вперед левую руку, Пань-гу позвал солнце, а затем, вытянув правую руку, обратился к луне. Одновременно он семь раз произнес заговор. Тогда светила поднялись вверх, и сутки разделились на день и ночь.
   В других историях рассказывается, что у Пань-гу были голова дракона и тело змеи, своим дыханием он вызывал ветер, открывая глаза, начинал день, а голосом производил гром.

Пань-гу и Имир

В начале времен
Не было в мире
Ни песка, ни моря,
Ни волн холодных,
Земли еще не было
И небосвода —
Бездна зияла,
Трава не росла.
[3]

   Попутно отметим сходство китайского создателя Вселенной и великана Имира, который выполнял те же функции в скандинавской мифологии. Хотя происхождение этих героев различно, но мотивы их смерти и последующего рождения мира из разных частей их тел совпадают. Можно сделать вывод, что совпадение описаний происхождения Вселенной в столь разных этносах объясняется тем, что все народы земли проходили одни и те же стадии развития.

Дальнейшая деятельность Пань-гу

   Полагают, что о демиурге Пань-гу гораздо подробнее рассказано в мифах, чем в устной традиции. Кроме того, сказители всегда воспринимали эту фигуру конкретно, а не как носителя абстрактной идеи. Некоторые авторы пытались представить его носителем высшей мудрости, но подобные представления оказывались совершенно недоступны широким массам. Стремясь эти идеи упростить, они описывали грандиозную картину мироздания.
   К времени появления письменных источников образ Пань-гу практически не сохранился в устной традиции. Более того, сложно даже утверждать, что существовала потребность в подобном персонаже, ибо спустя тысячу лет космогонические сюжеты ранних мифов не пользовались популярностью.
   В космогонических главах трудов Лао-цзы, Конфуция, Мо-цзы на первое место выступила абстрактная идея, а не конкретный герой. И сам Пань-гу, и его деятельность воспринимались как нечто чужеродное. Если миф заимствовали из вавилонской культуры, где существовали элементы космогонии или традиция мифологического нарратива, то он не сохранился в китайской культуре или был забыт.
   Что же касается загадочного Го Гуна, стремившегося найти эликсир жизни и для этого экспериментировавшего с киноварью, то вполне возможно, что он не был связан с Пань-гу. Мифологическому сознанию свойственна определенная ограниченность – достаточно лишь постановки проблемы или объяснения непонятного посредством чуда.
   В те времена китайская космогония состояла в основном из сложной для понимания внеличностной метафизики, которая в Китае сохранялась в неизменном состоянии девять столетий, предшествующих возникновению мифа о Пань-гу.

Нюй-ва, починившая Небо

   Всегда можно привести то или иное объяснение происхождения сущего, в котором говорится о роли конкретного создателя. Известен, например, миф (впервые его упоминает Лао-цзы, о котором пойдет речь ниже), в котором рассказывается о Нюй-ва (иногда ее называют Нюй-гуа). Полагают, что она была сестрой и предком Фу-си – легендарного императора, правившего примерно в 2953—2838 годах до н. э. Нюй-ва считается создательницей человека во времена, когда земля впервые возникла из Хаоса.
   Она, с «телом змеи и головой быка» (или человеческой головой и рогами быка, в соответствии с другими источниками), «вылепила из желтой глины человека».
   Сыма Цянь, автор «Исторических хроник» и трех других произведений, посвященных великим мифологическим правителям Фу-си, Шэнь Нун и Хуан-ди, созданных в VIII веке, так описывает ее: за Нюй-ва пришел Фу-си, у которого было прозвище Фэн. У Нюй-ва было тело змеи и голова человека, наделенная божественной мудростью.
   К концу правления среди ее придворных был князь Гун-гун, отвечавший за систему наказаний. Необузданный и тщеславный, он выступил против правительницы, направив воды, чтобы затопить леса. Известно, что Нюй-ва была хранительницей лесов.
   Гун-гун сражался с Чжу Жуном, рассказывают, что он был одним из министров Хуан-ди, а позже богом Огня, но победы не одержал. Тогда он ударил головой о «неполную» гору Бучжоушань и снес ее. Небесные столбы подломились, и края Земли загнулись. Чтобы починить Небо, Нюй-ва пришлось растопить камни пяти цветов, отрубить ноги у черепахи, чтобы выпрямить края Земли[4]. Собрав пепел от сожженных камышей, она остановила текущие воды и таким образом спасла Поднебесную (древнее название Китая) от затопления.
   В другом мифе Нюй был братом, а Ва – сестрой. Они описаны как первые человеческие существа. После сотворения мира они поселились у подножия горы Куньлунь. Там они молились, произнося: «Если ты, о Господь, послал нас в мир, чтобы мы стали мужем и женой, то подтверди это тем, что дым от наших приношений застынет в воздухе. Если это не так, пусть он развеется». Дым замер в воздухе.
   Хотя считалось (в ряде мифов), что Нюй-ва вылепила первого человека (или первое человеческое существо) из глины, следует заметить, что она была только предком Фу-си, до нее существовало множество правителей, о которых ничего не известно, поэтому Нюй-ва называют починившей, а не создавшей Небеса.
   В сотворении мира участвовали небесный глухой Дянь-лун и земной глухой Ди-я – помощники Вэнь-чана, бога литературы, книжности. В результате появились Небо и Земля, человек и все другие живые существа.
   Встречаются и другие краткие и незамысловатые космогонические рассказы. Даже если они и не являются позднейшими переделками древних мифов, то все-таки не получили широкого распространения по сравнению с приведенными выше сюжетами о происхождении Вселенной, связанными с образом Пань-гу. Благодаря изяществу и простоте миф смог сохраниться спустя много лет после его создания.

Древние дуалистические представления

   До 500 года до н. э. не сохранилось источников, позволявших судить о том, во что верили китайцы и что они думали о происхождении разных вещей. Маловероятно, чтобы не существовали теории или гипотезы, в которых делались предположения о происхождении людей и окружающего мира.
   Лишь по прошествии восемнадцати веков отдельные представления обобщили и записали. Можно сказать, что изыскания шли параллельно с формированием дуалистической концепции, которая постепенно сложилась в законченное целое.
   Более того, несомненно, что эта концепция возникла в давние времена, когда впервые появились верования в иную сущность человека, в дух или призрак умершего. Окончательно она сформировалась в эпоху Сун, когда китайская философия достигла своего расцвета.

«И цзин» («Книга перемен»)

   «Книгу перемен» воспринимают как первую классическую и священную книгу, содержащую судьбоносные идеи. Хотя нам неизвестно, когда она была создана, ее нельзя считать самым древним произведением.
   Авторство приписывают легендарному императору Фу Си (2953—2838 гг. до н. э.). В книге не представлена четкая космологическая теория, в ней описывается дуалистическая система со своей методикой объяснения миропорядка. По крайней мере, авторы попытались это сделать или зафиксировать постоянные перемены. На современном философском языке эти изменения называются «перераспределением материи и движения», полагают, что они происходят повсеместно.
   Содержащиеся в книге объяснения и описания использовались для предсказания будущего. Путем простого дополнения дуализм превратился в монизм, и в этот самый момент китайский народ обрел собственную космогоническую систему.

Пять первоэлементов

   По китайским представлениям, основой мира являются пять первоэлементов, или сил (у син): земля, вода, огонь, дерево, металл. Впервые о них упоминается в классической «Книге истории». Связь между ними может быть либо положительной, либо отрицательной в соответствии с формулой: вода порождает дерево, но уничтожает огонь; огонь порождает землю, но уничтожает металл; металл порождает воду, но уничтожает дерево; дерево порождает огонь, но уничтожает землю; земля порождает металл, но уничтожает воду. Эти первоэлементы обозначают не конкретные вещества, а силы, которые определяют всю человеческую жизнь.
   Соответственно выделяют пять видов злаков: просо, конопля, рис, пшеница, бобы; пять благ: долголетие, богатство, здоровье, добродетель, смерть; пять добродетелей: человеколюбие, справедливость, пристойность, знание обрядов, верность; пять составляющих организма: мускулы, мясо, кости, кожа, волосы; пять частей тела: сердце, печень, желудок, легкие, почки; пять вкусов: кислый, сладкий, горький, острый, соленый; пять металлов: золото, серебро, медь, свинец, железо. Все эти группы отражают представления о мире и о человеке, которые формировались в XI и XII веках.

Монизм

   По мере того как развивалось воображение у людей, философы задались вопросом: действительно ли все в мире создано благодаря взаимодействию двух главных космических сил ян и инь? Однако прошло много времени, прежде чем они смогли перейти от дуалистической концепции мира к монистической. Хотя тенденция к монистическому мышлению отмечается издавна, только во времена династии Сун, помимо ян и инь, появилось представление о дао – первопричине всего сущего, всеобщем законе Вселенной. Его представляли в виде круга, разделенного изогнутой линией на две части – черную (инь) и белую (ян). Они разделены так, что кажется, готовы перейти друг в друга. Белая точка на черной половине и черная точка на белой олицетворяют неизбежное взаимопроникновение двух сил.
   В обобщенном виде эта эволюция показана в виде схемы из 64 диаграмм гуа от тяйцзи через ян и инь, 4, 8, 16, 32 диаграммы соответственно. Концепция принадлежит Чжоу Дуньи, философу эпохи Сун (1017—1073 гг. н. э.), известному как Чжоу Цзы, и его ученику Чжу Си (1130—1200 гг. н. э.), известному как Чжу Цзы. Два этих выдающихся философа были еще и известными историками, а также толкователями сочинений Конфуция.
   Именно в это время достигло расцвета рационалистическое направление философии, соединившееся с классическим конфуцианством. Тому имеется объяснение. Прежде всего следует отметить доминирование конфуцианства, вобравшего в себя ряд даосских и буддийских представлений.
   Можно сказать, что философия эпохи Сун происходит не из «И цзин», а из приложения к нему и является скорее даосской, чем конфуцианской. И в легенде о Пань-гу дается скорее философское объяснение космического миропорядка. Наиболее плодотворные даосские и буддийские представления привели к сохранению конфуцианства, недоверие к чуду обусловило веру в естественную смерть.
   Именно тогда мистические заимствованные элементы уступили место тем, которые в оформленном виде и образовали ранний дуализм, позже трансформировав его в монизм. В нем отразились философские суждения от познаваемого до непознаваемого и закончились научным объяснением своего происхождения – не тех перемен, что происходили во Вселенной (об этом у них сложилась вполне определенная точка зрения), а о природе самой Вселенной.

Чжоу Цзы и его книга «Тай цзы ту Шо» – «Разъяснение плана великого передела»

   Благодаря его известной схеме космогенеза его трактат приобрел всеобщую известность. Чжоу Цзы показал, что само по себе Великое начало ничего не значит, но оно производит инь и ян, они – пять элементов и так далее, пока не образуются мужская и женские особи (дао), а также другие предметы и существа.

Монистическая философия Чжу Си

   Сочинения Чжу Си, и прежде всего трактат «Высший принцип (ли) и Первичная материя (чжи)», показывают, что его философия носила монистический характер. Вот один из примеров: «В пространстве между Небом и Землей существует и Высший принцип, и частицы. Высший принцип – путь, не имеющий телесной оболочки, а частицы – материал, из которого образуются предметы. Нет первичной материи, которая была бы освобождена от Высшего принципа, и нет высшего принципа отдельного от первичной материи».
   В то же время Высший принцип, как объясняет Чжу Си, предшествует форме, в то время как первичная материя следует за формой. Суть в том, что и нематериальный, и материальный принципы являются различными проявлениями одной и той же таинственной силы, из которой вытекают все явления.
   В настоящем издании не представляется возможным подробно изложить данную философскую концепцию.
   Нам важно лишь обозначить ее суть. Поэтому мы и проследили, как китайский дуализм становится монизмом и как в то время, когда утверждался последний, сохранялся первый. Именно монодуалистическая теория, соединившая самую древнюю и новейшую философию, которую мы находим в современном Китае, составляет основу, на которой базируются рассуждения о происхождении Вселенной и всего сущего.

Лао-цзы и его книга «Дао дэ цзин»

   Его дао, или «путь», является источником Неба и Земли, «праматерью всего сущего». Этот путь существовал до бога, и он является не чем иным, как метафорическим выражением происхождения всех предметов из первичного ничто, где все явления природы существовали «в безмолвии, тишине и покое».
   Следовательно, учение Лао-цзы следует признать в некотором роде монистическим, но вместе с тем и мистическим, даже пантеистическим. Тот путь, по которому можно пройти, не является Вечным путем, то имя, которое может быть ему дано, не является Вечным именем.
   Дао «путь» – недоступное познанию и невыразимое в словах – является источником Неба и Земли, в нем воплощено бытие и небытие и разрешаются все противоречия, оно становится «матерью всего сущего»:
Не путай прото-путь с проторенной дорогой,
Не пробуй прото-имя вслух произнести,
Земля и Небо созданы в безмолвье,
Все сущее вокруг не отделить от слова,
За гранью чувств – неведомая вечность,
Удел живых – конечность Бытия,
Две ипостаси целостного мира,
Два лика всеобъемлющей Вселенной.
Всю жизнь блуждая в бездорожье тайн,
Мы приближаемся к вратам в покои откровенья.
Неопределенный и, по своей сути, непознаваемый дао
Могу назвать Непостижимой мощью.
Мы говорим о чем-то сверхбольшом,
Что убегает в беспредельность.
[5]

   Неисчислимое – источник всех вещей и начал всего. Прервемся на этом месте. В общепринятом смысле системы создания мира нет. Непроходимый Путь не ведет никуда по пути космогонии.

Агностицизм Конфуция

   Конфуция (551—479 гг. до н. э.) не занимала проблема происхождения мира. Он не размышлял ни над происхождением сущего, ни над проблемой конца света. Конфуция не интересовало происхождение человека, он не заботился о его будущем. Он не занимался ни физикой, ни метафизикой, возможно полагая, что они находятся по другую сторону жизни, поскольку допускал наличие иных существ, которые оказывают определенное влияние на живых, одеваются в особые одежды и посещают священные церемонии. Однако, полагал он, нам не стоит беспокоиться о них, во всяком случае не более, чем о прочих сверхъестественных вещах, физических силах или чудовищах. Как мы можем служить существам, находящимся по ту сторону бытия, если не знаем, как служить людям? Мы ощущаем, что чувствует нечто невидимое и таинственное, но их суть и смысл настолько значительны, что человек не может их постигнуть.
   Самым надежным, хотя и не совсем разумным является агностический путь. Получается, что, предоставив неведомое самому себе, можно начать его изучение и постижение его таинственной сути, пытаясь понять уже известные явления, и на это направить наши усилия.
   Между монизмом Лао-цзы и позитивизмом Конфуция, с одной стороны, и даосским трансцендентализмом Чжуан-цзы (396—286 гг. до н. э.) – с другой находим несколько предположений в связи «с тайной существования». Коротко они могут быть обозначены как связь китайской созерцательной философии с монизмом.

Мо-цзы и его учение о сотворении мира

   Как пишет Мо-цзы, изначально было Небо (которое рассматривалось им как антропоморфное Высшее существо), «создавшее солнце, луну и множество звезд». Система внешне близка к христианским представлениям.
   Обличительные тенденции конфуцианства ярче всего раскрылись в творчестве Мэн-цзы (372—289 гг. до н. э.). Он первым переработал и развил идеи Конфуция, превратив их в идеологическую систему. Он был страстным обличителем своих противников и даже называл Мо-цзы и его сторонников «необузданными животными», намекая тем самым на их социальное происхождение.

Мэн-цзы и его учение о первооснове

   Мэн-цзы считал основой мироздания Небо, ибо создать мир усилиями людей невозможно. При этом он не рассматривал Небо как нечто антропоморфное, а соединял в одно целое сознание, природу и космос. Он не приписывал Небу космогоническую функцию, а лишь считал его носителем Высшей силы. По его мнению, все великие герои являлись «людьми Неба», должны были выполнять его волю и «возложенные на них великие обязанности». Следуя учению великого Конфуция, он предпочитал не затрагивать вопрос о происхождении Вселенной.

Учение Лао-цзы об абсолюте

Вначале была Великая Простота,
потом появилось Великое Начало,
затем появилась Великая Основа,
после чего появилась Великая Вещественность.
В Великой Простоте еще не было дыхания.
Великое Начало было началом дыхания,
Великая Основа была началом всех форм,
Великая Вещественность – начало всех вещей.

   Дыхание, форма и вещь еще не разделились, что и называется Хаосом. Всматривайся – и не увидишь, вслушивайся в него – и не услышишь. Название этому – «Простота».
   Простое не имеет ни формы, ни границ. Претерпев превращение, оно стало Единым, а из Единого – Семью, Семь же превратилось в Девять. На этом превращения исчерпываются и снова приходят к Единому. А это Единое есть начало превращений всех форм. Чистое и легкое поднялось вверх и образовало Небо, грязное и тяжелое опустилось вниз и образовало Землю, а дыхание, пронизавшее то и другое, породило человека. Вот так Небеса и Земля заключили в себе семя всего живого, и все сущее обрело жизнь».[7]
   Именно Отдельное Неопределенное, которое еще не возникло, способно породить Бесконечное. Вместе Отдельное и Неопределенное не подвластны определению.

Учение Чжуан-цзы

   Исходя из учения Лао-цзы о том, что Вселенная началась с Безымянного, он допускал существование более абсолютного и Безымянного, чем то состояние мира, что установил Лао-цзы.
   Он показал относительность всякого знания: «Чжуан Чжоу, видящий во сне, что он бабочка, не знает, что когда-то был человеком, который мечтал стать бабочкой. Когда он пробуждается, то не знает, что он уже не бабочка, а человек»; но «все связано всеобъемлющим единством дао», и только «странствующий в бесконечности мудрец обретает покой».
   И если это дао, о котором так много говорится китайскими философами, существовало до Великого Первичного или Великого Конечного (дай цзи), «то из него происходит таинственное существование Бога. Он-то и создает Небо, а затем и Землю».

Народные представления о дуалистической космогонии

   Продолжают высказываться и другие точки зрения, отрицающие, что Вселенная могла возникнуть тем или иным путем, и все же общая тенденция к ее признанию существует. Можно оспорить тот порядок, в котором я представлял теории. Ведь легенда о Пань-гу относится к IV веку н. э., а дуалистическое учение Чжу Си было известно в XI веке до н. э. Но именно эти теории доминируют в системе взглядов на космогонию.
   Используя одинаковую методику во всех главах, обнаруживаем ту же самую причину, которая ограничивала развитие мифологии, – китайская космогония немифологична. Тщательно и последовательно изучавшие материал историки подавляющее влияние конфуцианства, поддерживаемого учением Мэн-цзы, бесспорно объясняют интенсивным развитием рационализма. Именно это привело к быстрому формированию научного мышления, что, в свою очередь, тормозило воображение.
   Без соответствующих стимулов трудно изучать загадки Вселенной, поэтому спокойные, усердные ученые и философы, взыскующие истины, смогли победить мифологов.

Глава 4
Боги Китая

Рождение души

   Древний человек воспринимал наличие тела и его тени, предмета и его отражения в воде, сна и бодрствования, сознания и его потери (например, нахождение в обмороке) как подтверждение существования иной жизни, иного мира, параллельного обычной жизни. Там могла находиться и действовать «другая сущность».
   «Другая сущность», или душа, могла покидать тело на длительный или короткий промежуток времени во время сна, обморока или смерти, а затем возвращаться по своей воле или принудительно обратно, тогда тело оживало. Если душа не возвращалась, то наступала смерть. Следовательно, душа, которая не возвращалась, или люди, которых не сумели привести в чувство, могли вызывать несчастья и делали это либо сами, либо переселившись в другое тело (человека, животного или даже в неодушевленный предмет). Чтобы этого не произошло, их следовало умилостивлять. Из этих представлений постепенно сложился культ умерших и понятие о бессмертной душе.

Распространенные представления о другом мире

   Все эти персонажи образовывали весьма сложную иерархию. Ее структура напоминала пирамиду общественных отношений, существовавшую в Китае. Древний человек полагал, что потусторонний мир устроен точно так же, как окружающий его мир. Во главе находился владыка Царства тьмы, его окружал пышный двор, состоявший из гражданских, военных и духовных чиновников и подданных. В реальном мире они делились на ученых – чиновников и нетитулованное мелкопоместное дворянство – и земледельцев, ремесленников и торговцев. В Царстве тьмы им соответствовали духи различных рангов. Этот порядок, существовавший в Китае на протяжении нескольких тысячелетий, считался незыблемым и всеобщим.

Культ Шан-гу(Ян-гу)

   Умерший продолжал существовать в потустороннем мире, сохраняя свое положение. Так, император Ди становился там Шан-ди, владыкой Небес, обитавшим в небесном дворце. Естественно, что владыке Высшего мира поклонялся император, находившийся на более низкой ступени, то есть управлявший миром людей. Он стремился умилостивить своего небесного патрона, чтобы тот проявил благожелательность по отношению и к людям, и к обитателям потустороннего мира.
   Древний человек считал, что духи обитают где-то рядом, в любом предмете, невдалеке, поэтому и поклоняться им можно было повсюду. Но наряду с этим существовали особые места, где было возможно общение с духами. Так постепенно складывался сложный культ, основанный на том, что каждому духу или божеству воздавалось в зависимости от его положения. Кроме того, было обязательным поклонение и непосредственно Небесам как воплощению высшей власти. Причем основные обряды должен был совершать сам император как представитель Небесного Владыки, ведь земной властитель когда-нибудь сам отправится на Небеса и станет главным правителем в потустороннем мире.
   Культ императора сложился параллельно с культом Неба. Вначале ему поклонялись только члены императорского рода, воспринимавшие его как своего предка или как главу предков. Народ не мог поклоняться Небесному Владыке – это считалось такой же фамильярностью, как обращение непосредственно к императору, и могло означать некие необоснованные притязания, что каралось смертью.
   Получалось, что каждый – и император, и чиновники, и простолюдины – поклонялись своим предкам. Похожим образом и с теми же чувствами народ относился к земному императору, воспринимая его как отца нации. Поклоняясь императору, косвенно выражали свое почтение Небесному Владыке.
   Обозначим некоторые параллели. Когда правитель проезжал по улице к месту своей коронации в Вестминстерском аббатстве, то подданные приветствовали его, снимая шляпы, но не поклонялись ему как святому.
   В Китае император являлся объектом культа, основанного на исключительности его положения на земле. Являясь смертным, он в то же время был «живым богом». Именно поэтому существовал специальный порядок поклонения императору – тщательно разработанный церемониал, во многом напоминающий поклонение императора Небесному Владыке. Все сказанное означает, что культ императора был составной частью общего культа Неба. Оказывая знаки почтения императору, подданные поклонялись в его лице самому Небу.
   Официально жертвы мог приносить только император как главный земной жрец. Во время церемоний ему помогали члены его семьи или рода, а также те из государственных чиновников, которые были членами императорской семьи или клана.
   Простые подданные не принимали участия в этих государственных церемониях, которые совершались несколько раз в год в храмах, расположенных на территории дворцового комплекса. Они могли приносить жертвы лишь тем богам, которые соответствовали их социальному положению. Каким образом совершались эти обряды, мы покажем ниже.

Поклонение Небу

   Император совершал жертвоприношения у великого алтаря храма Небес в Пекине (вначале у алтаря, находившегося в пригороде столицы). Эти обряды считались частью официального государственного культа.
   Население относилось к обожествлению Небес точно так же, как и к культу предков. Наподобие современных верующих европейцев, китайцы могли отправиться для совершения обрядов в храмы, а могли и остаться дома, например во время празднования Нового года. Тогда они ставили подношения на домашний алтарь, зажигали благовонные палочки и окуривали все комнаты, двор, а затем входную дверь и ворота.
   В народе божество Неба называли Небесным старцем, а божество Земли – земной бабушкой. Небу молились как подателю тепла, холода и влаги, а Земле как рождающей злаки.

Смешение двух культов

   Только император мог приносить жертвы Небу и Земле от имени всего народа. Однако это вовсе не означало, что подданные Срединного государства не совершали жертвоприношений. На домашних алтарях тоже стояли таблички в честь Неба и Земли, перед которыми глава семьи приносил жертвы и преклонял колени. Необходимо добавить, что с течением времени, и прежде всего во времена династии Сун (960—1280 гг. н. э.), наблюдается очевидная путаница в культах, что сохраняется и до настоящего времени. В результате не всегда удается установить, какому божеству приносят свои скромные дары люди, куря благовония или возжигая свечи.
   Они обращались к Небу и Земле со своими личными просьбами, считавшимися слишком незначительными. Ведь император, проводивший официальную церемонию поклонения Небу, воспринимался рядовыми китайцами как сверхъестественное и недоступное для простых смертных существо. Недаром во время его проезда по дорогам все неприятное заслоняли специальными щитами, чтобы не оскорбить царственный взор. Да и простолюдинам запрещалось находиться на дороге во время прохождения пышной процессии в тех редких случаях, когда император выбирался за пределы города.
   Совершая жертвоприношения, император обращался непосредственно к Небесному Владыке Шан-ди или богам Земли, но никогда ничего не просил для себя. Приведем текст такого обращения по поводу засухи: «О царственное Небо! Если бы не чрезвычайные события в империи, я не осмелился бы обратиться к тебе с молитвой. Но в этом году необыкновенная засуха. Лето прошло, и не выпало ни капли дождя. Страдает не только земледелие – люди терпят страшные бедствия, даже звери и насекомые, травы и деревья почти перестают жить… Ждать дальше положительно невозможно… Бью челом, умоляю тебя, царственное Небо, поспеши с милостивым избавлением – скорым ниспосланием благодатного дождя, поспеши спасти жизнь народа и до некоторой степени искупить мою несправедливость к ним! О царственное Небо, снизойди! О царственное Небо, будь милостиво! Я невыразимо огорчен, смущен, испуган, о чем почтительно докладываю».
   Мы видим, что ни владыка Небес, ни сами Небеса (позже также персонифицированные) не являются верховным божеством в том значении, в котором оно используется в христианской религии, поэтому ошибочно утверждение большинства китайских авторов о тождественности отношения к высшему божеству. Здесь существуют явные отличия.
   Факт, что китайская религия была монотеистична, опровергается тем, что владыка Небес и само Небо не вошли в народный пантеон богов, хотя все другие боги там представлены. Ни Шан-ди, ни Тень не были божествами, аналогичными, например, Яхве у евреев, нет в Китае и соответствия Троице: Богу Отцу, Богу Сыну и Святому Духу.
   Поиском подобных аналогий занимались исключительно христианские миссионеры, полагавшие, что и в Китае должна была существовать вера в единого Бога. Соответственно многобожие объявлялось суеверием. Но в Китае не было монотеистической религии в европейском понимании. Отметим три периода, когда шло активное реформирование общегосударственного культа и пантеон пополнялся новыми богами, – в правление легендарного императора Сянь Юаня (2698—2598 гг. до н. э.), Цзян Цзы-я (в XII в. до н. э.) и при первом императоре династии Мин (в XIV в. н. э.).

Сходство потустороннего и земного миров

   Схожесть иного мира с земным, о которой мы говорили, прекрасно обоснована Дю Босе в его книге «Дракон, образ и демон»: «Мир духов является точной копией китайской империи, или, как говорилось выше, «Срединного государства». Это мир света, аналогичный вечно темной преисподней. У Китая восемнадцать (сегодня двадцать две) провинции, столько же и в преисподней. В каждой провинции находится восемь или девять префектур, или департаментов, каждая префектура, или департамент, обычно состоит из девяти районов. Точно так же и в преисподней имеется десять районов.
   В Сучжоу есть губернатор, провинциальный казначей, судья по уголовным делам, интендант области, префекты, или управляющие департаментами, а также три уездных начальника. В другом мире также имелись собственные губернаторы, каждому из которых был посвящен храм со своим культом.
   В городах, где устраивались рынки, существовали также надзиравшие за ними мандарины, они располагались ниже на служебной лестнице. Здесь же встречалось множество сборщиков налогов, учреждение по организации правительственных работ и другие формирования. В них работало порядка нескольких сотен тысяч чиновников, имевших различные чины.
   Подобная же иерархия сохранялась в загробном мире, ее возглавляли высшие боги, мелкие божества и духи выступали в функции чиновников, существовали и свои чины в подземной армии, которой командовали боги, а воинами были демоны.
   У всех государственных богов имелись помощники, спутники, стражи дверей, посыльные, лошади, кучера, детективы и палачи. Все они соответствовали китайским чиновникам того же ранга.
   Столь тщательно разработанная иерархия в загробном мире, точно копировавшая существовавшие в Китае обычаи и этикет, была необходима для обоснования незыблемости императорской власти. Каждому богу воздавались почести, точно соответствовавшие его положению, как и по отношению к его земному двойнику.
   Сходство также объясняет, почему иерархия существ, населявших потусторонний мир, охватывала не только культ. Как и земные чиновники, небесные боги и богини (которых было гораздо меньше) участвовали в приемах и аудиенциях, выполняли поручения вышестоящих. Они могли подниматься с униженного положения до придворных Жемчужного императора, который раздает награды по заслугам за справедливое служение.
   Соответственно и любой земной чиновник, начиная от мандарина, становился объектом поклонения. Китайские мандарины чередовались, обычно сменяясь каждые три года. Соответствующие перемены происходили и в подземном царстве.
   Образ в храме оставался одним и тем же, но имя духа, обозначенное на глиняной табличке, менялось, поэтому дух приобретал разные имена, даты рождения и места обитания. Священники знали о Великом духе Горы драконового тигра, но откуда простым людям было знать, что боги совсем не те сегодня, чем были вчера?»
   Полагали, что боги склонны к веселью, плотским развлечениям, греху; они могли подвергаться наказаниям, умирать и воскресать, или умирать и трансформироваться, или умирать окончательно без возможности воскрешения.

Три религии

   Кроме обычного поклонения предкам, столь отличного от государственного культа, население, в том числе и образованная его часть, исповедовало буддизм или даосизм, ставшие народными религиями.
   Эти религии хорошо уживались вместе. Постепенно буддийские божества появились в даосских храмах, а Бессмертные даосизма оказались рядом со статуями Будды. Каждый мог поклоняться тому богу, который был ему ближе.
   Наконец наступило время, когда всех богов объединили в одном храме и на один алтарь стали класть подношения основателям трех религиозных культов – Конфуцию, Будде и Лао-цзы. Эти религии даже стали рассматривать как составляющие единого целого и хотя имевшие свои особенности, но обладающие общим свойством: поклонением одному богу. Как сказал Фан Юйлу, «когда трое достигают высшей степени единения, они выглядят как единое целое». Известно множество народных картин с изображением триединого божества.

Супертриада

   Несмотря на присутствие многочисленных буддийских и даосских божеств, каждый завершался триадой богов (Тремя Драгоценными и Тремя Чистыми соответственно). Но у всех трех религий также имелась общая триада, составленная из основателей трех названных религий.
   Общая, или супертриада, состояла из Конфуция, Лао-цзы и Будды. Таков был официально установленный порядок, хотя он иногда менялся, если Будда размещался в центре (на почетном месте) как знак отличия для чужестранца или гостя из другой страны.

Поклонение живым

   Императоры, наместники императора, пользовавшиеся уважением чиновники или те, кого воспринимали как богов, имели свои алтари, храмы и памятные дощечки. Им поклонялись, как тем, кто уже «освободился от своего смертного образа». Самым простым выражением почитания существующих императоров и чиновников было поклонение их изображениям. Образ, продолжавший существовать после смерти, считался местом пребывания души, покинувшей тело, утраченное с окончанием земной жизни… Душу можно умиротворить или умилостивить почестями, подношениями: еды, питья, театральных представлений в ее честь; подношения продолжались и спустя много лет.

Конфуцианство

   Приведем высказывание все того же Дю Боса: «Ношение определенного имени предполагает образованность, знание иероглифов, этики и политической философии. Его носитель не обязательно религиозный человек, исполняющий некоторые религиозные обряды и знавший догматы религии.
   Обычно считали, что сторонник конфуцианства – это человек благородного происхождения и ученый, он мог поклоняться богам раз в год, хотя и считался верующим. В отличие от своих двух сестер у него не было служителей культа. После того как обряды неоднократно повторялись, они превращались в религию – с этим нельзя не согласиться. Оформившись в конкретное учреждение, классическое учение обзавелось своими писцами, школами, церквями, учителями, священниками и превратилось в теологию. Записанные иероглифами слова превратились в символы, стали священными».

Конфуций – это не бог

   Мне довелось присутствовать на одной дискуссии, которая состоялась по данному поводу в китайском парламенте в феврале 1917 года. Несмотря на целый ряд пространных, чрезвычайно доказательных и красноречивых выступлений, в основном ученых старой школы, участникам так и не удалось прийти к конкретным выводам.
   Однако продолжавшееся поклонение Конфуцию (кроме периодов «нового» и «молодого» Китая) распространилось так широко, что он может быть отнесен к великим богам Китая, не входящим, правда, в общий пантеон. На некоторых его изображениях показаны совершенные им чудеса. И все же Конфуция не признали богом, и у него нет соответствующего титула.
   И что удивительно, обнаруживаем, несмотря на вышесказанное, китайцы считают Конфуция не богом (шэнь), а демоном (гуй). Очевидно, что для прояснения ситуации необходимо дать пояснение.
   В классическом тексте «Книги обрядов» находим описание правил поклонения, в том числе и некоторым конкретным лицам. Так, император поклонялся Небесам и Земле, феодальные правители – горам и рекам, чиновники – очагу, образованные люди – своим предкам.
   Различие обусловливалось тем, что Небеса рассматривались как божество, а люди воспринимались как демоны; наверху находился бог, в нижнем ряду – злой дух или демон. Хотя гуй изначально и считался силой зла, китайцы обозначали этим словом как злых, так и добрых духов.
   В древние времена добродетельный человек, потерпевший от людей, после смерти удостаивался почестей и назывался богом. Те же, кому поклонялись ученики, назывался только духом или демоном.
   Поклонение Конфуцию императорами различных династий (не станем вдаваться в подробности) выразилось в жаловании ему высочайших титулов, среди них – «первый святой» и даже «совершеннейший, мудрейший, прозорливейший доблестный учитель» и «великий учитель нации».
   Его изображение или скульптуры заменили в 1307 году, во время правления императора Чэн Цзуна в период династии Юань, табличками с его именем, они сохранились и по сей день в храмах Конфуция.
   Согласно повелению императора, на табличках не писалось слово «шэн», если же все же оно встречалось, то размещалось (например, приверженцами даосизма) незаконно и без ведома властей там, где его учение было особенно популярно.
   Конфуция нельзя назвать богом, поскольку не сохранились свидетельства, доказывающие, что великий духовный учитель был когда-либо обожествлен или что издавалось специальное распоряжение, чтобы по отношению к нему применялся этот иероглиф.
   

notes

Примечания

1

2

3

4

5

6

7

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →