Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Луна является очень сухой, она в миллион раз суше, чем всеми известная пустыня Гоби.

Еще   [X]

 0 

Как победить стресс. Профилактика и методы лечения (Александрова Екатерина)

Как бороться с такими заболеваниями, как стресс и невроз? Советы опытного врача Е.А. Александровой помогут вам определять факторы, вызывающие это заболевание, и, самое главное, повысить свою нервно-психическую устойчивость.

Год издания: 2005

Цена: 19.99 руб.



С книгой «Как победить стресс. Профилактика и методы лечения» также читают:

Предпросмотр книги «Как победить стресс. Профилактика и методы лечения»

Как победить стресс. Профилактика и методы лечения

   Как бороться с такими заболеваниями, как стресс и невроз? Советы опытного врача Е.А. Александровой помогут вам определять факторы, вызывающие это заболевание, и, самое главное, повысить свою нервно-психическую устойчивость.


Екатерина Александровна Александрова Как победить стресс. Профилактика и методы лечения

Введение

   Модно принимать витамины с условными названиями «стресс-формула», «антистресс».
   Модно пользоваться косметикой с названием «антистресс».
   Модно заниматься фитнесом, шопингом, аутотренингом, посещать семинары, пить лекарства.
   Почему мы это делаем?
   Потому что… посоветовали родственники, друзья, знакомые, коллеги, врач, наконец.
   Зачем мы это делаем?
   «Чтобы избавиться от стресса»
   А от чего мы хотим избавиться?
   В латинском и некоторых европейских языках «стресс» дословно переводится как «напряжение».
   Для чего нужен стресс?
   Для спасения жизни.
   Все знают случаи, когда люди поднимали огромные тяжести, в течение долей секунды ликвидировали аварии, грозящие смертью, взбирались на гору или перепрыгивали пропасть – все для того, чтобы спасти себя и своих близких. А разве вам не приходилось «каким-то чудом» избежать аварии, не обжечься кипятком, подхватить падающего ребенка. Все эти «чудеса» сотворил стресс. Под действием сильного раздражителя в кровь поступил адреналин. Ваше сердце стало биться быстрее, поднялось давление, мозг стал лучше снабжаться кислородом, повысилась быстрота и четкость мышления, мышцы напряглись в ожидании команды – и, как результат – мгновенная реакция.
   Однако что будет, если организм постоянно находится «в боевой готовности»? Ничего хорошего. Если все время сжимать пружину – она лопнет. Значит, надо знать, как возникает стресс и как его ликвидировать.

Общие сведения о стрессе, история изучения

   Всемирная Организация Здравоохранения называет профессиональный стресс «болезнью двадцать первого века», потому что этот вид стресса встречается в любой профессии мира и принял размеры глобальной эпидемии. Такой ужасающий рост профессионального стресса спровоцирован разными факторами, не последним из которых является технический прогресс. Сильным стрессовым агентом для современного человека является то, что он всегда «на связи» – сотовые телефоны, факсы, автоответчики, переносные компьютеры, электронная почта, голосовая почта, обычная почта, пейджеры.
   Несмотря на научно-технический прогресс, реакция на стресс современного человека ничем не отличается от таковой у нашего предка, жившего в пещерах – это реакция борьбы или бегства.
   История изучения психологии стресса ведет свое начало примерно от 1900 года, хотя сами признаки этого заболевания врачи отмечали, начиная с древности. Особенно часты стали подобные записи в XVIII веке, а в XIX, когда активно начал развиваться капитализм, медики обнаружили у рабочих повсеместное распространение сходных болезненных состояний. Повышенная утомляемость, слабость, раздражительность, непереносимость шума, расстройство сна – все это было следствием невыносимых условий труда и нечеловеческой эксплуатации.
   В самом начале XX века Ганс Селье – физиолог, в деталях изучил все симптомы, связанные с реакцией борьбы или бегства, то есть того, из-за чего первоначально и возникал стресс у первобытного человека. Подвергнув крыс воздействию стрессоров – факторов, способных возбудить стрессовую реакцию, он определил специфические изменения, происходящие на физиологическом уровне. Он сделал вывод о том, что независимо от источника стресса организм всегда реагирует одинаково. Результаты исследований Ганса Селье были впервые опубликованы в его ставшей классической книге «Стресс в нашей жизни». Селье разбил стрессовую реакцию организма на три стадии и создал концепцию адаптационного синдрома.
   Последователь Ганса Селье – А.Т.У. Симеоне, который описал эволюцию психосоматических заболеваний в своей классической работе «Самонадеянный мозг человека», утверждает, что человеческий мозг (в частности, большие полушария) не смог развиться до такой степени, чтобы справляться со стрессами XX века в нужном ритме. Например, когда самооценка человека находится под угрозой, мозг программирует его на реакцию борьбы или бегства. Если угроза самооценке исходит из страха публичного выступления, то ни борьба, ни бегство не будут адекватной реакцией на ситуацию. Постепенно организм человека выработал реакцию, которая крайне вредна для него самого. Стрессовый продукт подрывает организм, в результате возникает психосоматическое заболевание.
   В дальнейшем исследователи также изучали влияние стресса на процессы, происходящие в организме. С тех пор стало понятнее, какие болезни связаны со стрессом и как избежать воздействия патогенных условий.
   Стюарт Вулф первым понял, что стресс влияет на функцию пищеварения; Лоуренс Ле Шан изучал влияние стресса на развитие раковых заболеваний; Джордж Энджел прояснил взаимосвязь стресса и язвенного колита; Мейер Фридман и Рэй Розенман установили связь между переживанием стресса и ишемической болезнью сердца; а Вулф и Вулфф занимались изучением стресса и головных болей.
   Другие же разрабатывали различные способы лечения людей, чьи заболевания возникли на почве стресса. Например, Карл Симонтон, утверждавший, что заболеванию раком подвержены люди определенного склада личности, добавил один компонент к существовавшей тогда стандартной процедуре психотерапии. Он заключался в визуализации успешного исхода операции по удалению злокачественной опухоли. Для некоторых людей, страдавших головными болями, Бадзинский с успехом применял метод биологической обратной связи. Герберт Бенсон, кардиолог, изначально заинтересовался стрессом, изучая трансцендентальную медитацию (ТМ) вместе с Робертом Китом Уолласом. После Бенсон разработал технику релаксации, сходную с ТМ, и успешно использовал ее для лечения людей с повышенным давлением.
   Очень подробно изучались и техники релаксации (расслабления). Помимо релаксационной реакции Бен-сона появились такие методы, как аутогенная тренировка и прогрессивная релаксация. Приблизительно в 1900 году физиолог Оскар Фогт заметил, что люди способны загипнотизировать сами себя. Немецкий психиатр Иоханнес Шульц на основе этой теории разработал упражнения, в процессе выполнения которых нужно было почувствовать тяжесть и тепло в конечностях – один из способов релаксации. Описанный метод релаксации посредством самогипноза, известный сейчас как аутогенная тренировка, был разработан учеником Шульца Вольфгангом Люте.
   Существует еще одна эффективная и хорошо изученная техника релаксации, при которой человек поочередно напрягает и расслабляет мышцы, чтобы научиться распознавать мышечное напряжение и расслабляться по желанию. Эта техника – прогрессивная релаксация – была разработана доктором Эдмундом Якобсоном, когда он заметил, что мышцы его прикованных к постели пациентов все равно напряжены, хотя сами пациенты выглядят вполне безмятежно. Их мышечное напряжение (зажим), по мнению Якобсона, было результатом нервных импульсов, посылаемых в мышцы, что прекращается по выздоровлении. Прогрессивную релаксацию иногда называют нейро-мышечной релаксацией. Эта процедура включает в себя определенную последовательность упражнений, которые помогают людям снизить степень ненужного мышечного напряжения.
   В результате возникла целая область знаний об изменениях в жизни, к которым мы вынуждены приспосабливаться, и об их влиянии на нашу жизнь. Томас Холм и Ричард Раз заметили, что чем значительнее перемены в жизни человека, тем выше вероятность его заболевания. Основываясь на этих заключениях, ученые продолжили свои исследования. Например, Лазарус, Де Лонгис и их коллеги обнаружили, что ежедневные неприятности приносят гораздо больше вреда здоровью, чем глобальные жизненные перемены.
   Общепринятая классификация психологического стресса включает следующие его виды:
   – внутриличностный (нереализованные притязания, потребности, бесцельность существования);
   – межличностный (трудность общения с окружающими, наличие конфликтов или угрозы их возникновения);
   – личностный (несоответствие социальной роли);
   – семейный;
   – профессиональный (стресс бизнесменов, менеджеров, «белых воротничков»).

Стресс и факторы, его вызывающие

   Отнюдь нет. Почему тогда мы можем получить «срыв» из-за празднования дня рождения, свадьбы, родов или просто встречи Нового Года? Да, чаще всего стресс действительно возникает под действием факторов со знаком «минус». Но нервное и физическое напряжение вызывают любые чрезмерные, необычные раздражители. Плюс или минус – для организма почти безразлично. Стресс – реакция универсальная. Главное для организма – когда раздражителей много и действуют они беспрерывно, не давая человеку ни минуты передышки. В медицине о стрессе говорят в тех случаях, когда события, происходящие в жизни человека, подавляют его способность справляться с ситуацией.
   Повышение по службе и кража кошелька. Опоздание на поезд и первое свидание. Резкий ответ в автобусе и выигрыш в лотерею. От всего этого не надо бежать, прыгая через барьеры. Но адреналин уже пошел в кровь. А потом еще порция, и еще, и еще… А что дальше? Истощение. Вначале снижение внимания, «памяти» – обычно это рассеянность. Раздражительность из-за неудовлетворенности собой и окружающими. Нарушения сна, затруднение засыпания, ночные кошмары. Потом апатия. Нежелание что-либо делать. Депрессия. Ранние пробуждения. Самокопание.
   При стрессе человек становится беспокойным, раздражительным, усталым, постоянно находится в напряжении. Ему все время хочется спать, или он не способен спать вообще. У него появляется ненасытный аппетит, и он набирает вес, или пища совсем не привлекает, и он худеет. У него могут развиться даже соматические симптомы, например головная боль, боли в суставах и мышцах, ухудшение зрения, высыпания на коже, гастрит, язва или другие расстройства пищеварительной системы.
   Каким бы ни был стресс, хорошим или плохим, эмоциональным или физическим (или тем и другим одновременно), воздействие его на организм имеет общие черты. Особенно от стресса страдает иммунная система. В стрессовом состоянии люди чаще оказываются жертвами инфекции, поскольку продукция иммунных клеток заметно падает в период физического или психического стресса.
   Итак. В ответ на раздражение произошла активация нервной системы. Вначале возбуждается кора головного мозга. Цель – мгновенное осмысление произошедшего. Затем импульс идет к подкорке – древней системе, регулирующей эмоции. От подкорки – к центру связи нервной и эндокринной системы – гипоталамусу. Потом наступает черед гипофиза – «центральной» эндокринной железы организма. От него сигнал в виде выброса особых химических веществ идет к щитовидной железе и надпочечникам. Выделяются так называемые «гормоны стресса». Именно их действие приводит к мобилизации ресурсов организма.
   Что же при этом происходит? Восстановительные процессы, рост клеток прекращаются. Все силы направлены на предотвращение угрозы.
   В ответ на стресс у здорового человека всегда возникает состояние тревоги и смятения. Это состояние является автоматической подготовкой к активному действию: атакующему или защитному Эта подготовка осуществляется в организме всегда, даже тогда, когда никакого физического действия не потребуется. Импульс автоматической реакции может быть потенциально небезопасен и приводит организм в состояние высшей готовности. Вне зависимости от того, серьезна опасность (угроза жизни, физическое насилие) или не очень (словесное оскорбление), в организме возникает тревога и в ответ на нее – готовность противостоять.
   Подобное происходит и тогда, когда реальной опасности нет. Вы просто беспокоитесь, волнуетесь, хотите, чтобы все было идеально. Однако длительное волнение, даже положительное, приводит к одному результату – истощению.
   Истощение может стать причиной пассивности – состояния беспомощности, безнадежности, депрессии, апатии. Апатия является последней попыткой вашего организма спасти вас от обострений, так называемых психосоматических заболеваний или состояний, связанных со снижением иммунитета. Если же вы игнорируете и этот сигнал, продолжая загонять себя в угол, – приходит черед болезней.

Кто и почему страдает от стрессов

   Каждому человеку полезно понять, подвержен ли он стрессу. На каком уровне находятся его адаптационные (приспособительные) возможности. Как приспособиться к ежесекундным стрессовым ситуациям.
   Попытаемся разобраться и ответить на эти вопросы.
   Подвержены ли вы стрессу?
   Естественно. Стресс – реакция здорового, нормального организма. И вполне нормально, что под действием нагрузок вы его испытываете.
   При этом ошибочно мнение о том, что «сильные люди» от стресса не страдают. Чтобы у современного человека возник стресс, достаточно того, чтобы вам нужно было выполнить ответственное дело в ограниченный отрезок времени.
   Причем чем более серьезно дело и чем более вы ответственный человек, тем больше вероятность возникновения стрессовой реакции.
   Как же реагируют на стресс люди разного типа и темперамента?
   Самые «трудные» – это так называемые вечные должники. Их жизненная установка сводится к трем главным заповедям.
   1. Я должен все делать очень хорошо и получать одобрение важных для меня людей, а иначе я ни на что не гожусь и ничего не стою.
   2. Вы должны ко мне относиться внимательно и справедливо, вы не должны меня огорчать и разочаровывать, а иначе вы нехороший человек.
   3. Мне должны быть предоставлены те условия, которых я достоин, я должен быть застрахован от неприятностей и крупных разочарований, а иначе существование становится невыносимым и я не могу быть счастливым.
   С такими жизненными установками «вечные должники» постоянно пребывают в состоянии стресса.
   Обычно такие «должники» к 35–40 годам становятся пациентами кардиологов и гастроэнтерологов, те назначают им кучу всяких исследований и лекарств. Лекарства и обследования не помогают, отнимают массу времени и сил, которые могли бы быть потрачены на работу, семью и отдых. «Должник» впадает в отчаяние. И… попадает в больницу. А всего-то нужно – заменить эти три заповеди на менее категоричные, и болячки, вызванные хроническим стрессом, начнут проходить. А «должник» обретет радость жизни. Чтобы избавить себя от комплекса «должника» или «вечного отличника», есть смысл ответить на три простых вопроса.
   Вопрос первый – кто в вашей жизни «самый главный человек» и как сделать его счастливым?
   Что вы хотите получить от жизни?
   Какую цену вы готовы заплатить за это?
   Да, еще, если вы попали в сложную ситуацию, вспомните, были ли в вашей жизни подобные случаи? Были? И все прошло? Значит, и это пройдет… Лучшая болезнь для вас – «здоровый пофигизм». Научитесь говорить «нет», и все у вас получится. Начинать говорить «нет» следует примерно так: «Я понимаю… или, мне бы очень хотелось… или, прекрасное предложение, но…». Начните прямо сейчас – результат появится уже через неделю.
   Как же реагируют на стресс прочие граждане?
   Всех нас по характеру реакции на стресс можно разделить на три группы. Первая группа – с пассивной реакцией: замереть, зарыть голову в песок и ничего не предпринимать. Иногда это действительно спасает. Но у многих такая «страусиная» жизненная позиция становится правилом, человек со временем научается избегать стрессов, но дается это ему дорогой ценой: без борьбы и волнений личность незаметно деградирует. Сужается круг общения, уменьшаются интересы. Конечно, ни о каком карьерном росте речи не идет. Об улучшении материального благосостояния – тоже. Самое неприятное для «страусов» то, что подобное поведение камнем ложится на плечи их «страусят». Из детей «страусов» чаще всего вырастают либо полные неудачники, либо циники-карьеристы («стервы» и «стервецы»). А душевного спокойствия «человек несостоявшийся» все равно не получит. Если не изменит своего отношения к себе и окружающему миру.
   Вторая группа – с активно-негативной реакцией на стресс. Этот разрушительный негатив может быть обращен как на окружающих – вспышки гнева, скандалы, «битье морды» и посуды, так и на самого себя – наркотики, попытки суицида. Конечно, гневно-скандальный вариант несколько предпочтительнее для здоровья…
   Но самая правильная реакция – активно-позитивная. В ближайшие после стресса дни таких людей хватает на плавание в бассейне и на релаксацию, они успевают поговорить по душам с друзьями и помедитировать в полной тишине и одиночестве. Когда ситуация требует, развивают энергичнейшую деятельность, а когда деятельность бесполезна, умеют сказать себе: «Хватит, об этом я подумаю завтра». Вот с кого надо брать пример.

«Накопление стресса»

   Существуют профессии, для которых стресс неизбежен. К сожалению, в наше время стрессогенных профессий намного больше, чем «спокойных». Если ваша профессия предполагает ответственность за что-либо – стресс у вас есть. «Накопление стресса» имеет еще одно определение – синдром профессионального выгорания.
   Профессиональное выгорание возникает в результате внутреннего накапливания отрицательных эмоций без «разрядки» или «освобождения» от них. Профессиональное выгорание ведет к истощению эмоционально-энергетических и личностных ресурсов человека.
   В последние годы в России, так же как и в развитых странах, все чаще говорят не только о профессиональном стрессе, но и о синдроме профессионального сгорания или выгорания работников (далее будет применяться термин «профессиональное выгорание»).
   Профессиональное выгорание – это синдром, развивающийся на фоне хронического стресса и ведущий к истощению эмоционально-энергетических и личностных ресурсов работающего человека. Профессиональное выгорание возникает в результате внутреннего накапливания отрицательных эмоций без соответствующей «разрядки» или «освобождения» от них. По существу, профессиональное выгорание – это дистресс, или третья стадия общего адаптационного синдрома – стадия истощения (по Г. Селье).
   В 1981 г. Э. Морроу предложил яркий эмоциональный образ, отражающий, по его мнению, внутреннее состояние работника, испытывающего дистресс профессионального выгорания: «Запах горящей психологической проводки».
   Какие работники составляют группу риска в том случае, когда мы говорим о профессиональном выгорании? При ответе на этот вопрос можно выделить следующие закономерности.
   Во-первых, профессиональному выгоранию больше подвержены сотрудники, которые по роду службы вынуждены много и интенсивно общаться с различными людьми, знакомыми и незнакомыми. Прежде всего, это руководители, менеджеры по продажам, медицинские и социальные работники, консультанты, преподаватели, милиционеры и т. п. Причем особенно быстро «выгорают» сотрудники, имеющие интро-вертированный характер, то есть такие, которым легче работать в одиночестве, чем со многими людьми. В этом случае их индивидуально-психологические особенности не согласуются с профессиональными требованиями коммуникативных профессий. Они не имеют избытка жизненной энергии, характеризуются скромностью и застенчивостью, склонны к замкнутости и концентрации на предмете профессиональной деятельности. Именно они способны накапливать эмоциональный дискомфорт без «сбрасывания» отрицательных переживаний во внешнюю среду.
   Во-вторых, синдрому профессионального выгорания больше подвержены люди, испытывающие постоянный внутриличностный конфликт в связи с работой. Чаще всего как в России, так и за рубежом это – женщины, переживающие внутреннее противоречие между работой и семьей, а также прессинг в связи с необходимостью постоянно доказывать свои профессиональные возможности в условиях жесткой конкуренции с мужчинами.
   В-третьих, профессиональному выгоранию больше подвержены работники, профессиональная деятельность которых проходит в условиях острой нестабильности и хронического страха потери рабочего места. В России к этой группе относятся прежде всего люди старше 45 лет, для которых вероятность нахождения нового рабочего места в случае неудовлетворительных условий труда на старой работе резко снижается по причине возраста. Кроме того, в этой группе находятся работники, занимающие на рынке труда позицию внешних консультантов, вынужденных самостоятельно искать себе работу.
   В-четвертых, на фоне постоянного стресса синдром выгорания проявляется в тех условиях, когда человек попадает в новую, непривычную обстановку, в которой он должен проявить высокую эффективность. Например, после лояльных условий обучения в высшем учебном заведении на дневном отделении молодой специалист начинает выполнять работу, связанную с высокой ответственностью, и остро чувствует свою некомпетентность. В этом случае симптомы профессионального выгорания могут проявиться уже после шести месяцев работы.
   В-пятых, синдрому выгорания больше подвержены жители мегаполисов, которые живут в условиях навязанного общения и взаимодействия с большим количеством незнакомых людей в общественных местах.
   Меньшая вероятность получить синдром профессионального выгорания у работников, которые имеют хорошее здоровье и сознательно, целенаправленно заботятся о своем физическом состоянии (они постоянно занимаются спортом и поддерживают здоровый образ жизни). Это люди, имеющие высокую самооценку и уверенность в себе, своих способностях и возможностях.
   Необходимо также подчеркнуть, что профессиональное выгорание меньше касается людей, имеющих опыт успешного преодоления профессионального стресса и способных конструктивно меняться в напряженных условиях.
   Если говорить о характере этих людей, то необходимо выделить такие индивидуально-психологические особенности, как: высокая подвижность, открытость, общительность, самостоятельность и стремление опираться на собственные силы.
   Наконец, важной отличительной чертой людей, устойчивых к профессиональному выгоранию, является их способность формировать и поддерживать в себе позитивные, оптимистичные установки и ценности как в отношении самих себя, так и других людей и жизни вообще.

Симптомы профессионального выгорания

   К психофизическим симптомам профессионального выгорания относятся:
   – чувство постоянной, непроходящей усталости не только по вечерам, но и по утрам, сразу после сна (симптом хронической усталости);
   – ощущение эмоционального и физического истощения;
   – снижение восприимчивости и реактивности на изменения внешней среды (отсутствие реакции любопытства на фактор новизны или реакции страха на опасную ситуацию);
   – общая астенизация (слабость, снижение активности и энергии, ухудшение биохимии крови и гормональных показателей);
   – частые беспричинные головные боли; постоянные расстройства желудочно-кишечного тракта;
   – резкая потеря или резкое увеличение веса;
   – полная или частичная бессонница (быстрое засыпание и отсутствие сна ранним утром, начиная с 4 часов утра или, наоборот, неспособность заснуть вечером до 2–3 часов ночи и тяжелое пробуждение утром, когда нужно вставать на работу);
   – постоянное заторможенное, сонливое состояние и желание спать в течение всего дня;
   – одышка или нарушения дыхания при физической или эмоциональной нагрузке;
   – заметное снижение внешней и внутренней сенсорной чувствительности: ухудшение зрения, слуха, обоняния и осязания, потеря внутренних, телесных ощущений;
   – возможно, профессиональное выгорание является одной из причин снижения продолжительности жизни в России, особенно у мужчин.
   Так, среди всех умерших мужчин в России в последние 5 лет мужчины работоспособного возраста от 15 до 59 лет составляют более 80 %. Правда, в 1965 г. смертность мужчин работоспособного возраста в СССР была еще более высокой – 98 %. И если раньше врачи называли такие причины высокой смертности среди мужчин, как несчастные случаи, отравления и насильственные смерти, то в последние годы они говорят именно о стрессе и выгорании как о ведущих факторах.
   К социально-психологическим симптомам профессионального выгорания относятся:
   – безразличие, скука, пассивность и депрессия (пониженный эмоциональный тонус, чувство подавленности);
   – повышенная раздражительность на незначительные, мелкие события;
   – частые нервные «срывы» (вспышки немотивированного гнева или отказы от общения, «уход в себя»);
   – постоянное переживание негативных эмоций, для которых во внешней ситуации причин нет (чувство вины, обиды, подозрительности, стыда, скованности);
   – чувство неосознанного беспокойства и повышенной тревожности (ощущение, что «что-то не так, как надо»);
   – чувство гиперответственности и постоянное чувство страха, что «не получится» или «не справлюсь»;
   – общая негативная установка на жизненные и профессиональные перспективы (по типу «Как ни старайся, все равно ничего не получится»).
   К поведенческим симптомам профессионального выгорания относятся:
   – ощущение, что работа становится все тяжелее и тяжелее, а выполнять ее – все труднее и труднее;
   – сотрудник заметно меняет свой рабочий режим (рано приходит на работу и поздно уходит либо, наоборот, поздно приходит на работу и рано уходит);
   – вне зависимости от объективной необходимости работник постоянно берет работу домой, но дома ее не делает;
   – руководитель отказывается от принятия решений, формулируя различные причины для объяснений себе и другим;
   – чувство бесполезности, неверие в улучшения, снижение энтузиазма по отношению к работе, безразличие к результатам;
   – невыполнение важных, приоритетных задач и «застревание» на мелких деталях, не соответствующая служебным требованиям трата большей части рабочего времени на мало осознаваемое или не осознаваемое выполнение автоматических и элементарных действий;
   – дистанцированность от сотрудников и клиентов, повышение неадекватной критичности;
   – злоупотребление алкоголем, резкое возрастание выкуренных за день сигарет, применение наркотических средств.
   Замечено, что симптоматика профессионального выгорания может быть «инфекционной» и проявляться не только у отдельных работников. Нередко встречается профессиональное выгорание организаций, которое проявляется в том, что у подавляющего большинства сотрудников присутствует внутреннее физическое или эмоциональное состояние с одними и теми же симптомами, а также одни и те же формы поведения. В таких случаях заметно «стираются» индивидуальные различия между работниками, они становятся неестественно похожими и одинаковыми, как бы «на одно лицо». Люди становятся пессимистами, у них нет веры в позитивные изменения на работе и возможность что-то изменить собственными усилиями.
   Причинами профессионального выгорания организации выступают постоянные противоречия в стратегическом и тактическом руководстве; чрезмерные, невыполнимые требования к работникам; передача ответственности сотрудникам, не имеющим полномочий; отсутствие объективных критериев для оценки результатов труда; неэффективная система мотивирования и стимулирования персонала.
   Симптомы профессионального выгорания организаций: неадекватно повышенная текучесть кадров (от 100 % и более в год, т. е. в течение года увольняются практически все сотрудники, а некоторые работают меньше года); сниженная мотивация к труду, слишком частые «перекуры» и «чайные» перерывы (более 30 %) от общего объема рабочего времени); профессиональная зависимость персонала от руководителей, которая проявляется либо в повышенном и неадекватном критическом отношении к управлению, либо в чувстве беспомощности без активной помощи со стороны руководства; слишком высокая конфликтность персонала и тяжелая атмосфера в компании. Как для отдельного работника, так и для организации состояние профессионального выгорания может быть неосознанным или неправильно понятым и оцененным. Собственное неблагополучное состояние как человеку, так и организации трудно, практически невозможно увидеть со стороны, поэтому отсутствуют условия для того, чтобы вовремя начать коррекционные и восстанавливающие мероприятия.

Как проявляются симптомы хронического стресса

   Частично о них уже говорилось. Это либо реакции раздражения – агрессивность, раздражительность, злость; либо реакции истощения – апатия, депрессия, пассивность. К сожалению, это не все.
   К нервно-психическим расстройствам относятся более серьезные симптомы, нарушающие работоспособность. Например, панические атаки – внезапный беспричинный интенсивный страх. Часто сопровождается страхом сойти с ума, страхом смерти, тахикардией, затруднением дыхания и головокружением. Или социальная фобия – выраженный страх оказаться в центре внимания или страх повести себя так, что это вызовет смущение или унижение. Другие фобии: страх животных, птиц, насекомых, темноты, замкнутых пространств, стоматологов, высоты, грома, полета и др.
   Бывает и генерализованное тревожное расстройство: постоянные выраженные чувства напряженности, беспокойства и предстоящих неприятностей в повседневных событиях и проблемах в течение нескольких месяцев. Частые симптомы – чрезмерное напряжение мышц, раздражительность, проблемы со сном и хроническая усталость.
   Другие тревожные расстройства: расстройство адаптации, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), обсессивно-компульсивное расстройство, другие тревожные расстройства.
   Довольно частые последствия чрезмерного стресса: дистония, нарушения сна (бессонница, поверхностный сон, кошмары, сонливость днём), нейроциркуляторная дистония, вегето-сосудистая дистония, соматоформная вегетативная дисфункция.
   Сюда же тесно примыкают нарушения полового влечения, предменструальный синдром у женщин и расстройства потенции у мужчин.

Сон, стресс, адаптация

   При изучении устойчивости человека к стрессу было выявлено, что различные виды повседневного, эмоционального стресса служат одним из основных факторов, нарушающих естественный сон. С другой стороны, нарушения сна весьма важны для индивидуальной устойчивости к эмоциональному стрессу. Специальная общественная комиссия «Сон, катастрофы и социальная политика», созданная в США в 1988 г., пришла к выводу, что стресс и связанные с ним хронические нарушения сна – бодрствования, свойственные урбанизированному человечеству, – одна из главных причин различных инцидентов и катастроф, в том числе Чернобыльской аварии. Характер производственной деятельности современного человека диктует необходимость строгого соблюдения гигиены сна, в то время как его образ жизни плохо согласуется с этими требованиями. Таким образом, давайте попытаемся разобраться, о взаимосвязи стресса и сна.
   Естественный сон включает в себя, по сути, два состояния – медленный (медленноволновый, ортодоксальный) и быстрый (парадоксальный) сон, столь же принципиально отличные друг от друга, сколь и от бодрствования. Наличие двух фаз «внутри» естественного сна, открытое 40–45 лет назад американскими психологами Н. Клейтманом, Ю. Азеринским и В. Дементом, а также французским нейрофизиологом М. Жуве, и поныне остается одним из самых загадочных и интригующих в современной психофизиологии. Действительно, во время сна, когда все органы чувств «выключены», периодически возникает чрезвычайно высокая активность головного мозга и других систем организма, за исключением мышечной, которая, напротив, полностью подавлена. Именно в это время, в период парадоксальной фазы, человек видит сновидения. Парадоксальный сон обнаружен у всех исследованных теплокровных животных – млекопитающих и птиц. Несмотря на громадное количество работ, посвященных изучению обеих фаз сна, вопрос «для чего нужен сон?» и поныне остается риторическим. Однако имеются некоторые данные, свидетельствующие о наличии особо тесных взаимоотношений между механизмами сна и эмоционального стресса. Российский ученый В.М. Ковальзон со своими сотрудниками провел обширное исследование на белых крысах, которых подвергали разнообразным экспериментам. Одних животных на четверо суток помещали на маленькие островки, окруженные водой. Такая методика уже давно применяется на подопытных животных для искусственного лишения сна, особенно парадоксального: когда мышцы расслабляются, животные падают в воду. Других крыс погружали на один час в холодную воду или помещали в тесные банки. Наконец, две группы крыс лишали парадоксального сна, используя разработанный учеными прием. Животных, находящихся в комфортных условиях с изобилием воды и пищи, при появлении на регистрирующих приборах признаков парадоксального сна будили, раздражая «центр бодрствования» слабым электрическим током. Поскольку раздражение поступало в глубину головного мозга, минуя органы чувств, животное не ощущало его как навязанное и потому не испытывало отрицательных эмоций и других побочных последствий, неизбежных, если бы их будили, скажем, шумом или прикосновением.
   Эмоциональность крыс до и после воздействия оценивали с помощью специальных тестов. Сразу после испытания определяли массу двух гормональных желез – надпочечников и тимуса (вилочковой железы, основного органа иммунной системы), которые четко реагируют на стресс: поскольку надпочечники начинают производить больше гормонов, они увеличиваются в размере, а тимус, наоборот, уменьшается. Кроме того, классический признак стресса – появление язв желудка, поэтому у подопытных крыс под микроскопом изучали состояние его слизистой оболочки.
   Что же обнаружилось? Крысы вообще весьма устойчивы к различным сильным воздействиям. Однако четырехсуточное пребывание на островках вызывало у них сильнейший стресс: животные выглядели измученными и больными, резко теряли в весе, шерсть взъерошивалась; значительно увеличивались надпочечники, а тимус уменьшался, появлялись язвы желудка. Когда же животных снимали с «островка опасности», поисковая активность резко повышалась и снижался уровень страха. Крысы же, испытавшие только стрессорное воздействие, поведение не меняли, хотя увеличение надпочечников и уменьшение тимуса у них были такими же.
   Точно так же вели себя и крысы, лишенные парадоксального сна методом пробуждений. Таким образом, ни стресс в отдельности, ни лишение парадоксального сна не влияли на эмоциональность животных, а лишь их сочетание, возникавшее при пребывании подопытных животных на островках. Однако наиболее интересным фактом, обнаруженным в этом исследовании, оказалось небольшое, но статистически достоверное уменьшение веса надпочечников и тенденция к увеличению веса тимуса у крыс, лишенных парадоксального сна методом пробуждений, т. е. некий антистрессорный сдвиг в организме! Иными словами, при отсутствии парадоксальной фазы сна подавлялась система стресса.
   В то время ученые не могли найти физиологического объяснения этому факту, поскольку не были известны вещества в организме, способные подавить гормональную ось стресса: гипоталамус – гипофиз– кора надпочечников. Гипоталамус – небольшое образование на нижней поверхности головного мозга – выделяет пептидный гормон кортиколиберин. Регуляторные пептиды – это сравнительно недавно открытые фрагменты белков, продукты их прицельного расщепления, эволюционно древние передатчики; они широко распространены в организме и играют важную роль в целом ряде физиологических процессов. Пептиды мозга, нейропептиды, в целом живут в организме дольше, чем «классические» нейропередатчики (аденозин, ацетилхолин, g-аминомасляная кислота, гистамин, глутаминовая кислота, дофамин, норадреналин, серотонин), менее специфичны по отношению к белкам-рецепторам, с которыми они связываются; они переносятся током ликвора (спинномозговой жидкости) и проходят по межклеточной жидкости, влияя на более обширные области в мозге, иногда довольно удаленные от места выброса. Итак, нейропептид кортиколиберин, действуя на переднюю часть гипофиза (нижнего придатка мозга), вызывает секрецию другого пептидного гормона – кортикотропина. Тот, в свою очередь, стимулирует кору надпочечников, вырабатывающую гормоны иной химической природы – кортикостероиды, оказывающие мощное влияние на все органы и ткани, включая и головной мозг. Под воздействием кортикостероидов в организме развивается стресс-реакция: усиливаются обменные процессы, подавляются иммунные и воспалительные реакции, меняется концентрация нейропередатчиков в различных отделах мозга, повышается секреция и кислотность желудочного сока и др. Легко проникая в головной мозг, стероидные гормоны тормозят выработку кортиколиберина, и стрессорная реакция затухает как бы сама собой, по принципу отрицательной обратной связи.
   Более 20 лет назад группа швейцарских специалистов получила соединение, которое способно блокировать стресс-реакцию независимо от проникающих извне кортикостероидов. Из пропущенной через искусственную почку венозной крови четырнадцати кроликов, которые предварительно прошли сеанс электросна (электросон – раздражение слабым электрическим током определенных точек в глубине мозга, «центров сна», открытых в 40-е годы лауреатом Нобелевской премии швейцарским физиологом В. Гессом), исследователям удалось выделить 0,3 мг вещества. Им оказался небольшой, ранее неизвестный пептид, способный, по мнению первооткрывателей, увеличивать наиболее глубокую стадию медленного сна. Вещество назвали дельта-сон индуцирующим пептидом, ДСИП (Delta Sleep-Inducting Peptide, DSIP). Образование и выделение этого пептида в нейросекреторных ядрах гипоталамуса тесно связаны с серотонином, одним из важнейших веществ-передатчиков в головном мозге и, возможно, находится под его контролем. Серотонин играет особую роль в формировании депрессии, что впервые обнаружил отечественный психофармаколог И.П. Лапин. Известно, что для этого заболевания характерны, с одной стороны, определенные нарушения сна, а с другой – повышенный уровень кортикостероидов в организме, т. е. как бы состояние постоянного эмоционального стресса. Есть и другие примеры из клиники, которые, как и приводимые здесь экспериментальные факты, указывают на связь эмоционального стресса и сна.
   В лаборатории М. Жуве было показано, что в состоянии эмоционального напряжения в головном мозге активируются нейроны, выделяющие серотонин; он, в свою очередь, способствует образованию некоторых пептидов в гипоталамусе, в том числе и физиологически активных фрагментов кортикотропина, вышеупомянутого ДСИП и др. Все эти вещества обладают снотворным действием, однако в реальном эксперименте существенный рост продолжительности сна не наблюдается. Возникает предположение, что какой-то механизм поддерживает состояние относительного равновесия в системе бодрствование – сон. Не связан ли он с выбросом кортикостероидов? Для проверки этой гипотезы исследователи провели в лаборатории М. Жуве в Лионе серию опытов на крысах с удаленными надпочечниками. Животных после кратковременного эмоционального стресса (крыс сажали на 1 час в тесные пеналы, чего они очень не любят) возвращали в «родные» клетки и в течение 12 часов регистрировали сон.
   Оказалось, что у крыс без надпочечников стресс, действительно, значительно увеличивал продолжительность последующего сна, особенно медленной фазы. Однако если перед стрессорным воздействием животным вводили гормон коры надпочечников, т. е. как бы делали их вновь нормальными на несколько часов, то продолжительность сна не изменялась. Следовательно, исходная гипотеза подтвердилась: между эмоциональным стрессом и сном действительно существует отрицательная обратная связь, включающая в себя в качестве промежуточного звена кортикостероиды. У крыс с удаленными надпочечниками такая связь разорвана и мозговая система стресса оказывается расторможенной.
   Таким образом, подавление сна приводит к подавлению стресса, а растормаживание системы стресса вызывает растормаживание системы сна. И это взаимодействие происходит, видимо, при участии серотонина и некоторых нейропептидов, таких как фрагменты кортикотропина и ДСИП.
   Оказалось, что, при модификации молекулы ДСИПа, можно как увеличить, так и уменьшить продолжительность сна у животных. Например, одни пептиды влияют в большей степени на медленный сон, другие – на парадоксальный, а третьи – на обе фазы. У одних максимум эффекта приходится на период, непосредственно следующий за введением препарата, а у других этот пик запаздывает на несколько часов. Разнообразие эффектов оказалось настолько велико, что создалось поразительное впечатление о возможности управления сном при изменении структуры од-ной-единственной исходной молекулы!
   Известно, однако, что этот пептид играет важную роль в эндокринной регуляции организма, подавляя выброс гормонов стресса и стимулируя гормоны роста. Поскольку и те, и другие участвуют в регуляции сна, можно предположить, что ДСИП действует на сон не столько напрямую, сколько косвенно, через гормональные системы, с которыми он связан. ДСИП – первый представитель не известного ранее класса регуляторов «высокого уровня», координирующий деятельность различных систем организма.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →