Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки.

Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ
ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙ
Стоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…    
Если ты уже один из нас, то вход тут.

 

 

Амнезия?   Я новичок 
Это факт...

Интересно

Водопад Анхель в Венесуэле в 17 раз выше Ниагарского.

Еще   [X]

 0 

Когда прошлое стучится в дверь (Соседина Екатерина)

Возвращаясь с работы, Лера случайно видит в кафе Глеба – мужчину, с которым когда-то хотела связать свою жизнь. Девушка проходит мимо, надеясь, что сможет избежать встречи с ним, но судьба всё решает по-своему. Былые отношения завязываются вновь, и кажется, что ничто не сможет им помешать. Но однажды Глеба арестовывают, обвиняя в убийстве нескольких девушек. Лера не верит в виновность мужчины и берётся за поиски настоящего убийцы, не подозревая, какой опасности подвергает свою жизнь.

Год издания: 0000

Цена: 92 руб.



С книгой «Когда прошлое стучится в дверь» также читают:

Предпросмотр книги «Когда прошлое стучится в дверь»

Когда прошлое стучится в дверь

   Возвращаясь с работы, Лера случайно видит в кафе Глеба – мужчину, с которым когда-то хотела связать свою жизнь. Девушка проходит мимо, надеясь, что сможет избежать встречи с ним, но судьба всё решает по-своему. Былые отношения завязываются вновь, и кажется, что ничто не сможет им помешать. Но однажды Глеба арестовывают, обвиняя в убийстве нескольких девушек. Лера не верит в виновность мужчины и берётся за поиски настоящего убийцы, не подозревая, какой опасности подвергает свою жизнь.


Когда прошлое стучится в дверь Екатерина Соседина

   © Екатерина Соседина, 2015
   © Екатерина Викторовна Соседина, дизайн обложки, 2015

   Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Глава 1

   Устало я скинула туфли и немного потрясла ступнями. Как же я ненавидела шпильки! Куда приятнее было бы засунуть ноги в кроссовки или хотя бы ботинки, но строгий дресс-код не давал мне право носить подобную обувь. Впрочем, и одежда подвергалась тщательному отбору.
   Я прошла в комнату, сняла надоевший костюм, небрежно повесила его на «плечики» и впихнула поглубже в шкаф. Меня ждали два выходных дня, и я не собиралась вспоминать о форме, подчеркивавшей мою принадлежность к добровольному рабству, вплоть до понедельника.
   Тяжело вздохнув, я быстро переоделась в домашнюю футболку и отправилась в ванную. Повернув кран с горячей водой, я просунула руки под медленно нагревавшуюся струю. Я смотрела на неё не мигая, мысли в голове лениво заменяли одна другую. А ведь я уже слышала такой шум воды. Только громче, сильнее, дольше.
   Мне было семнадцать, когда впервые я оказалась на море. Помню, как сильно напугал меня масштаб этого огромного, всепожирающего чудовища, способного за несколько минут смести с лица Земли целый город. Но тогда времени на страх у меня было немного, и он быстро прошёл, сменившись наивными радостью и счастьем.
   Тогда я была не одна. Со мной был Он. Высокий брюнет со всегда улыбающимися ярко-синими глазами, он был старше меня на год. Мы познакомились в колледже, и это было наше первое лето вместе. Тогда я была счастлива как никогда.
   В руки словно начали втыкать иглы, и я резко отдёрнула их. Я взглянула на ладони. Те были неестественно красного оттенка. Вздохнув, я выключила воду и направилась на кухню, надеясь чем-нибудь перекусить. Готовить совсем не хотелось.
   Сегодня, возвращаясь с работы, я встретила его снова. Хотя можно ли сказать – встретила? Как обычно, проходя возле кафе, которое располагалось неподалёку от офиса, я беглым взглядом пробежала по окнам. Я почти прошла мимо, когда меня словно пронзило – я резко остановилась и повернула голову. Да, за одним из столиков сидел он. Я не могла не узнать его. Он остался всё таким же, разве что волосы стали чуть длиннее. А напротив него сидела девушка.
   Мне не нужно было вглядываться, чтобы понять, что они – пара. Он держал её за руку и нежно улыбался – так же, как когда-то улыбался мне. Осознание этого заставило сердце болезненно сжаться, и, не позволяя себе смотреть дальше, а тем более вспоминать, я резко отвернулась и направилась в сторону дома.
   Микроволновка тихо пискнула. Я достала свой быстрый обед в виде размороженных овощей и, включив телевизор, принялась за ужин.
   На экране мелькали какие-то кадры, но я не вглядывалась ни в один из них. Перелистнув пару каналов, я остановилась на образовательном.
   – «Р» во французском языке сильно отличается от подобного русского звука, – заговорил диктор с экрана. – Мы имеем дело с увулярным согласным звуком, который в народе называют грассированным или попросту картавым…
   … – Ррррррр, – с особым усердием рычу я, пытаясь повторить звук, услышанный на записи. Глеб смеётся.
   – Ты рычишь как лев, а надо как француженка! Давай-ка ещё раз!
   Я делаю вторую попытку, и Глеб буквально покатывается от смеха. Мне немного обидно, но стоит взглянуть на его смеющееся лицо, и обида испаряется.
   Внезапно он перестаёт смеяться, подходит ко мне вплотную и тихо произносит:
   – Придётся мне побыть твоим учителем. Ты не представляешь, насколько сексуально звучит французский в исполнении девушки. Особенно, если девушка также красива, как ты.
   У меня перехватывает дыхание, когда его лицо вдруг приближается, и, не в силах держать глаза открытыми, я закрываю их, стараясь удержать в памяти томный взгляд синих, словно морские волны, глаз, смотрящих на меня с неудержимой страстью и любовью.
   …Я потрясла головой из стороны в сторону, отгоняя нежеланный морок.
   – Это было давно и неправда, – тихо произнесла я себе под нос и принялась мыть посуду.
   ***
   Утро встретило меня пасмурным тёмным небом, хмуро затянувшим всё пространство окон. Я поднялась с кровати и направилась в душ.
   Обычно мои выходные представляли собой череду монотонных действий вроде завтрак – телевизор – обед – телевизор – ужин – сон, но сегодня мне захотелось чего-то особенного.
   Быстро позавтракав, я натянула на себя джинсы, кофту, схватила зонт и стремительно покинула квартиру.
   Мне хотелось прогуляться, ни о чём при этом не думая, и первый час мне это удавалось. Люди сновали туда-сюда, будто день был вовсе не выходным, а вполне себе будничным. Изредка громыхало, но дождь не спешил начинаться.
   Парк, находившийся рядом с домом, где я и совершала свою прогулку, был небольшим, и я прошла его буквально за час. Мне показалось недостаточно такой прогулки, и я пошла на второй круг.
   В этот момент у меня зазвонил телефон. Нехотя я сняла трубку. Звонила начальница.
   – Это что за дела, Лер? – раздался из трубки недовольный голос.
   – В чём проблема, Елена Николаевна? – спросила я устало. Мне совсем не хотелось думать о работе.
   – Ты свой отчёт видела? Я молчу про оформление, но информация? Название партнёрской компании напечатано с ошибками, а в первых трёх предложениях перевод в принципе недостоверен. В понедельник уже сдавать. Так что давай, делай что хочешь, но в понедельник у меня на столе должен лежать исправленный вариант, – и в трубке раздались короткие гудки.
   Выходные были испорчены. Я понимала, что мне в любом случае придётся ехать в офис и исправлять всё на месте, так как именно этот перевод я не брала на дом, считая, что успешно его завершила.
   Как назло, погода резко испортилась. Разбушевался шквальный ветер, практически снося с ног. Через несколько секунд сверкнула молния, и с неба на землю обрушился сильный ливень.
   Проклиная весь мир, я достала зонт, но тот, как назло, решил заклинить и отказался раскрываться. В итоге, запыхавшись, я ворвалась в квартиру абсолютно мокрая и бесконечно злая. Однако переодевшись и расположившись в гостиной, я здраво рассудила, что день был достаточно отвратным, чтобы портить его ещё и внеплановой работой, а потому, достав с полки книгу, которую давно и безуспешно пыталась дочитать, я улеглась в тёплую кровать, укрылась толстым одеялом и принялась за чтение. Работой я решила заняться завтра.
   ***
   В офис я отправилась с самого утра. Погода была ясной, солнце ярко светило, ослепляя своими лучами. Заняв место за столом, я принялась исправлять работу.
   Ошибок было действительно немало, и я задавалась вопросом, как так получилось, что я допустила столько опечаток. И я не переставала удивляться тому, что Елена Николаевна продолжала держать меня в фирме, после таких-то косяков.
   Закончив работу к обеду, я ещё раз перепроверила результаты и, положив бумаги на стол начальнице, направилась домой.
   Уже пройдя мимо знакомого кафе, я почувствовала, как хорошее настроение резко улетучилось. Воспоминания, с таким усилием впихивавшиеся мною в самые дальние уголки сознания, вырвались и принялись снова мучать меня.
   Я вспоминала наше знакомство, общение, отношения, и упорно отказывалась думать о расставании. Мы не виделись уже несколько лет, и за это время я почти забыла всё, что стало значимой частью моего прошлого. Но теперь всё вернулось снова.
   … – Угадай, что это! – Глеб смотрит на меня, хитро улыбаясь. Его руки за спиной, и, даже очень постаравшись, я не могу разглядеть, что там.
   – Коробка конфет? – произношу я наугад.
   Глеб хмыкает.
   – Мелко мыслишь.
   Я задумываюсь. Это явно что-то небольшое. Но что? В голову лезут странные догадки, но ни одну из них я не осмеливаюсь озвучить. Три месяца отношений – слишком мало для предложения.
   – Ладно, – смирившись, произносит Глеб и протягивает мне конверт.
   Я нетерпеливо вскрываю его и достаю два билета.
   – Греция? – я смотрю на него с недоверием.
   – Ты же мечтала увидеть море. Я подумал и решил – почему бы и нет?
   С радостным криком я бросаюсь ему на шею и приникаю своими губами к его, пытаясь через поцелуй передать все свои радость и благодарность.
   – Надеюсь, ты не против общего домика, – произносит он, когда я, наконец, отрываюсь от него.
   – Конечно, не против! – отвечаю я радостно. Это лето будет лучшим – думаю я.
   …С тех пор я больше никогда не была на море. Сначала пропала возможность, а потом мы расстались, и вид моря стал для меня слишком болезненным. Каждый отпуск я старалась уехать как можно дальше из города, в самую глушь, и в течение месяца наслаждалась видами природы и страдала от собственного одинокого существования.
   Добравшись до дома, я с силой хлопнула входной дверью, тем самым как бы закрываясь от непрошеных воспоминаний. Если бы всё было так просто.

Глава 2

   Елена Николаевна была мной довольна, и это не могло не радовать. Вечером пятницы я возвращалась домой в приподнятом настроении, надеясь, что выходные пролетят незаметно, и я снова смогу приступить к работе.
   Я обогнула знакомое кафе, свернула в переулок и пошла дорогой, ведущей прямо к моему дому, когда сзади раздался голос, заставивший меня резко остановиться и застыть в ступоре:
   – Лера? Это ты? – голос Глеба звучал также звонко, как и много лет назад. Натянув на лицо самую вежливую из всех улыбок, я повернулась и ответила:
   – О, Глеб! Сколько лет, сколько зим! Да, это я.
   Глеб улыбался, и это заставило мои колени предательски задрожать. Я ненавидела себя за это, но ничего не могла с собой поделать.
   – А я смотрю – ты идёшь. Ещё думал, что ошибся. Оказалось, что нет, – Глеб подошёл ближе. – Как жизнь? С работы идёшь?
   – Да, – ответила я, всё также держа на лице искусственную улыбку, – вышла на выходные сегодня. Ты как?
   Вдалеке раздался грохот. Я подумала, что только этого не хватало – кажется, снова надвигалась гроза.
   – Может, зайдём в кафе? – он кивнул в сторону. – Пообщаемся.
   Я не знала, как отказать ему, а потому согласилась. Через минуту мы уже сидели в кафе.
   Глеб подошёл и поставил передо мной чашку с горячим шоколадом.
   – Помнится, ты его любила, – произнёс он, садясь напротив.
   Я ничего не ответила. Мне совсем не хотелось общаться с ним. Не хотелось пить горячий шоколад, который я ненавидела уже много лет. Хотелось запереться в своей квартире, выключить свет и забыть, что существует внешний мир. Вопреки своим желаниям, я ответила:
   – Многое меняется.
   Он понимающе кивнул.
   – Кем работаешь? – спросил он после короткого молчания.
   – Переводчиком, – произнесла я, пожалуй, чересчур жёстким голосом.
   Он тяжело вздохнул.
   – Слушай, я всё ещё корю себя, за то, что тогда произошло. Я поступил как подлец. Понимаю, сейчас бесполезно просить прощения, но всё же прости меня. И, – добавил он, – я рад, что в итоге ты достигла своей цели.
   Я смотрела на Глеба и не знала, что ответить. Это было глупо, но я никогда не ненавидела его за то предательство, которое он совершил в отношении меня. Я помнила только то, как была счастлива с ним, и это раздирало мою душу в клочья много лет подряд.
   … – У тебя всё ещё не готов проект? – я поражённо смотрю на Глеба. – Ты с ума сошёл? Завтра сдавать! Ты же помнишь, что нам говорили! Даже небольшая задержка неприемлема. Тебя же исключат!
   Глеб успокаивающе улыбается. Как будто я не готова, а не он.
   – Всё будет в порядке. Я что-нибудь придумаю. У тебя-то всё готово?
   – Естественно, – отвечаю я сердито, кивая в сторону стола. – Уже давно.
   – Слушай, – говорит он просяще, – может, приготовишь мне чаю? Я так устал сегодня!
   Я фыркаю и отправляюсь на кухню. Он не заслуживает чая, думаю я, но всё равно делаю так, как хочется ему.
   А на следующий день он приходит в колледж с моим проектом, который я безуспешно искала весь вечер и всю ночь.
   – Ты умная девочка, ещё найдёшь свой путь, а для меня этот колледж – последний шанс. Если меня сейчас отчислят – то придётся идти в армию. Это разлучит нас!
   – Забудь про нас, – выплёвываю я злобно. Мне обидно до слёз, хочется уничтожить его, но я не могу. Я слишком люблю его. Но не смогу видеть его день за днём, зная о том, что он сделал.
   – Всё кончено, – произношу я сквозь слёзы и ухожу. Он не останавливает меня, и это даже радует. По крайней мере, мне не придётся уговаривать себя уйти.
   На следующий год я восстанавливаюсь курсом ниже.
   … – Я не злюсь на тебя, – наконец, ответила я. – Твоё предательство помогло мне в карьере.
   Я заметила, что слово «предательство» ему неприятно, а потому почувствовала какое-то злобное удовлетворение.
   – Что ж, я рад это слышать.
   – А ты кем работаешь? – я решила перевести тему.
   – Обычный менеджер, – он улыбнулся, – каждый день – переговоры.
   – Французский не пригодился? – я не знала, что хотела услышать больше – положительный ответ или отрицательный. В конце концов, должно же было его предательство как-нибудь окупиться. Иначе ради чего я пострадала?
   – Пригодился, – ответил Глеб, и я всё же почувствовала разочарование. – Переговоры с французами. Хотят открыть у нас архитектурную компанию. Заняться строительством. Помогаю в этом деле. Ну, и веду переговоры с инвесторами. В общем, многоплановая работа.
   Я улыбнулась, но в душе всё клокотало. Ему всегда везло больше, чем мне, и раньше, конечно же, меня это радовало, но теперь ранило самолюбие. Я понимала, что это мелочно, но ничего не могла с собой поделать.
   – Кажется, я видела тебя в этом кафе недавно. Переговоры? – я прикусила язык. Всё-таки не удержалась! Теперь он решит, что мне интересна его личная жизнь. И поймёт, что я его видела.
   Глеб удивлённо поднял брови:
   – Видела? А я тебя и не заметил. Нет, в кафе я переговоров не проводил. У меня было свидание.
   – Вот как, – ответила я, и воцарилось неловкое молчание.
   – Но оно прошло не очень удачно, – как бы оправдываясь, произнёс Глеб.
   Я едва заметно улыбнулась:
   – Бывает. А сегодня что делал в наших краях?
   – А вот сегодня был на переговорах, – он перевёл взгляд на окно, глядя сквозь него на противоположное здание. – В здании напротив неплохой ресторан. Пока проходили переговоры, я случайно выглянул в окно и заметил тебя. Я быстро свернул встречу и поспешил, чтобы догнать тебя.
   – Зачем? – вырвалось у меня.
   Глеб на мгновение замешкался.
   – Чтобы узнать, как ты живёшь. Мы давно не виделись, – добавил он с задержкой.
   Я улыбнулась и отодвинула кружку с остывшим шоколадом.
   – Здорово, что мы встретились, но мне пора.
   Он понимающе кивнул.
   – Я провожу.
   Я отрицательно помотала головой.
   – Не стоит, – произнесла я. Нет, провожать меня я ему не позволю. – Я недалеко живу, да и светло пока. Нет нужды в проводнике.
   – Хорошо, – его голос прозвучал разочарованно. – Телефон тоже спрашивать нет смысла? Всё-таки злишься на меня.
   Он давил на жалость, и у него это прекрасно получалось. В итоге я дала ему номер своего телефона и быстро покинула кафе.
   Уже дома, скинув туфли и оказавшись в комнате, я задумалась о том, что произошло.
   Я сидела в кафе вместе с Глебом. Мы обсуждали нашу жизнь, и это было до безумия неловко и глупо. Но главное – я поняла, что если он позвонит, я не смогу ему отказать. И это было ужасно.

Глава 3

   – Я подумал, может, хочешь сходить в кино? Не похоже, что ты часто проводишь время вне дома, а в кинотеатре, что на площади, сегодня много премьер. С моей стороны это, конечно, наглость, но я собираюсь настаивать на том, чтобы ты согласилась.
   – Хорошо, – ответила я, – но мне потребуется минимум час, чтобы собраться.
   – Где ты живёшь? Имею в виду дом и улицу, – добавил он, – встречу тебя.
   – Лучше встретиться у кинотеатра, – оборвала я его. – Давай через полтора часа.
   – Как скажешь, – произнёс Глеб разочарованно. – Буду ждать.
   Сборы в кинотеатр могли стать для меня серьёзной причиной сойти с ума. Выбор одежды, макияж, причёска – я должна была выглядеть так, будто и не готовилась вовсе. И в то же время жуткое желание заставить его пожалеть о том, что упустил меня, не позволяло мне натянуть на себя драные джинсы и растянутую футболку. В итоге на мне оказались светлое ситцевое платье свободного кроя и белые босоножки на небольшом каблуке. Недолго покрутившись перед зеркалом, я решила не убирать волосы и оставила их свободно лежать на плечах. Прихватив сумочку, я выскочила из дома.
   Глеб стоял у кинотеатра и нетерпеливо оглядывался по сторонам. Я не опаздывала, поэтому, кажется, он просто волновался перед встречей.
   – Привет, – произнесла я с улыбкой, – идём?
   – Привет, – ответил он и протянул мне руку. Желание отказать было таким же сильным, как и согласиться, и в итоге второе желание победило. Я взяла его под руку, и мы направились в кинотеатр.
   Несмотря на мои возражения, он наотрез отказался взять у меня деньги за билет.
   – Обижаешь, – сказал он, и мы пошли в зал.
   Фильм был не особенно интересным, да и сидевший рядом Глеб своим присутствием не давал мне сосредоточиться.
   … – Прекрати! – шепчу я, смеясь и отталкивая Глеба, пока тот безуспешно пытается запустить руки мне под юбку. – Мы же в кинотеатре!
   – Как будто кто-то смотрит! – возражает он, и его губы начинают бродить по моей шее.
   Мне смешно и неловко, но мы не так часто выбираемся в кинотеатр, чтобы это было для меня чем-то обыденным. На экране происходит что-то интересное, и я не хочу потерять нить сюжета. Я отталкиваю Глеба и бросаю на него сердитый взгляд.
   – Смотри фильм! – приказываю я ему. Тот тяжело вздыхает и отворачивается.
   Проходит минута, и всё повторяется снова.
   …Фильм подошёл к концу, но я так и не уловила сути сюжета. Кажется, главные герои нашли друг друга и решили прожить вместе оставшиеся годы жизни. Банально.
   Мы вышли из кинотеатра, и Глеб, повернувшись ко мне, спросил:
   – Прогуляемся? Или ты снова занята?
   – Прогуляемся, – кивнула я, сделав вид, что не заметила упрёка.
   Мы шли вперёд, не особо выбирая путь. Кажется, каждый думал о своём, потому что никто не произносил ни слова.
   – Завтра снова на работу, – сказала я, наконец, чтобы нарушить надоевшую тишину.
   – Это точно, – Глеб тяжело вздохнул. – Надоело. В отпуск хочу. К морю, солнцу, песку.
   Я лишь пожала плечами.
   – Ты не хочешь?
   – Нет, – ответила я кратко.
   Глеб остановился и внимательно посмотрел на меня.
   – Лер, если ты не хочешь общаться со мной, то так и скажи. Я пойму. А если хочешь – то давай не будем играть в эти краткие ответы, как бы говорящие «ты совсем меня не знаешь». Да, я не знаю тебя. Но это совершенно не мешает мне желать узнать. Ты изменилась, и я хочу знать, как сильно и почему.
   – Прости, – ответила я виновато и опустила голову. – Ты прав. Постараюсь не быть такой скрытной.
   Он улыбнулся.
   – Вот и отлично.
   Мы гуляли почти до вечера. Просто бродили и молчали, изредка обмениваясь ничего не значащими фразами. Когда стало темнеть, я решила, что пора заканчивать это вымученное свидание.
   – Я провожу тебя, – произнёс Глеб в ответ на мои слова о том, что пора по домам, – и возражения не принимаются.
   Мы остановились возле моего подъезда, и я выдавила:
   – Спасибо за отлично проведённый день. До скорого! – я повернулась к домофону, собираясь открыть дверь и войти в подъезд.
   В этот момент его рука вдруг перехватила меня поперёк талии и потащила за собой. Мы остановились, и я обернулась.
   – Что ты делаешь? – спросила я. Мне было страшно. Страшно из-за того, что он перестал быть этаким вежливым мужчиной и решил нагло нарушить границы, которые я устанавливала с таким трепетом.
   – Я не отпущу тебя, – ответил он голосом, не терпящим возражений.
   У меня не было выбора. Так я убеждала себя, когда обвивала руки вокруг его талии и зарывалась лицом в воротник его рубашки, едва касаясь носом крепкой шеи.
   – Ты уже отпустил, – почти прошептала я.
   – Больше этого не повторится, – он сделал шаг назад и заглянул мне в глаза, – можешь мне верить.
   И я поверила.
   – Пойдём, – произнёс Глеб и потащил меня в сторону моего подъезда. Я не смогла ему отказать.

Глава 4

   – Встретимся вечером, хорошо? Во сколько ты заканчиваешь?
   – В шесть, – ответила я, всё ещё не веря в то, что происходило.
   – В полседьмого буду ждать тебя в нашем кафе. Не опаздывай! – и он ушёл.
   Весь день я провела как в бреду. Работа не спорилась, я мало реагировала на разговоры коллег и упрёки начальства. Из моей головы не выходили мысли об абсурдности сложившейся ситуации.
   Столько лет я тешила свою боль, столько лет пыталась забыть. Сотни раз представляла нашу встречу и то, как снова отвергаю его, чтобы больше не дать ему возможности предать меня. А в итоге всего день – и я опять не представляю своей жизни без него. Забыто предательство, забыто то, как легко он отказался от меня. Я ненавидела себя за эту слабость, но глубоко в душе я была счастлива из-за того, что всё так вышло.
   Кое-как досидев до конца дня, я направилась в кафе. Заказав крепкий кофе без сахара, я заняла место за свободным столиком и принялась ждать. Глеб опоздал почти на пятнадцать минут.
   – Прости, – быстро выговорил он и поцеловал меня в щёку, – возникли проблемы с французами.
   Он расположился напротив. Несколько минут мы молчали. Наконец, Глеб заговорил:
   – Как прошёл день?
   – Неплохо, – ответила я и едва заметно улыбнулась, – как твой?
   Он слегка пожал плечами:
   – Не очень хорошо. Эти переговоры сведут меня с ума.
   Я вздохнула и накрыла его руку, лежавшую на столе, своей:
   – Рано или поздно эти переговоры закончатся.
   Его рука дрогнула, и он сжал мою ладонь.
   – И начнутся другие. Это моя работа, я не жалуюсь.
   То, что произошло дальше, было настолько внезапно и стремительно, что я мало что успела понять. В кафе ворвались люди в полицейской форме и, найдя глазами Глеба, кинулись к нашему столу.
   – Стоять! – крикнул один из мужчин, прижав Глеба к столу. – Вы арестованы по подозрению в умышленном убийстве нескольких девушек. Вы имеете право хранить молчание.
   На руки ему нацепили наручники. Я видела, как Глеба уводили из кафе, и не знала, что мне делать.
   – Следуйте за нами, – произнёс один из полицейских, до этого стоявший в стороне. – Нам нужны ваши показания.
   – Мне нечего сказать, – ответила я тихим голосом. – Мы общаемся второй день.
   – Любые показания могут повлиять на следствие, – возразил полицейский. – Пожалуйста, проследуйте за нами.
   Я подчинилась.
   ***
   Передо мной лежали фотографии убитых девушек. При первом взгляде меня замутило, и пришлось резко отвести глаза, чтобы не потерять сознание. Зрелище было отвратительным. Тела были изуродованы, но лица почти не тронуты.
   Я сразу узнала одну из них. Именно её я видела в кафе с Глебом. Но я не могла поверить в то, что он мог убить их всех.
   – Над ними жестоко измывались, прежде чем убить, – произнёс следователь хладнокровно. – И у каждой из этих девушек была связь с подозреваемым. Их видели вместе в кафе, в кинотеатре, в парке. У нас есть свидетели. Поэтому всё, что требуется от вас, это рассказать – как давно вы знакомы с подозреваемым, с какой целью общаетесь, не замечали ли вы что-то подозрительное в его поведении.
   Я подняла глаза на следователя.
   – Мы вместе учились в колледже. После этого не виделись. Встретились пару раз, сходили в кинотеатр, затем в кафе. На этом всё.
   – И он ничего вам не рассказывал?
   – О предыдущих пассиях? – я криво ухмыльнулась. – Мне это было не особо интересно, знаете ли. Мы не виделись достаточно долго, и в итоге можем обсуждать только мелочи, вроде вопросов «Как дела?» и «Чем занимаешься по жизни?».
   – Понимаю, – следователь кивнул. – Надеюсь, вы тоже понимаете, что за сокрытие важной информации понесёте уголовную ответственность.
   – Я могу идти? – с холодом в голосе спросила я, вставая.
   Следователь только кивнул.
   ***
   Мне удалось выбить свидание только спустя неделю, и то лишь после того, как я подкупила охранников довольно крупной суммой.
   – Вот ты мне и передачи носишь, – хмыкнул Глеб, входя в комнату для встреч.
   – Я тебе ничего не принесла, – оборвала его я. – Кто тебя подставил?
   – Не веришь, что я их убил? – он смотрел на меня с удивлением.
   – А должна? Ты можешь только подставлять, но никак не тянешь на серийного убийцу. По крайней мере, я хочу так думать. Так есть какие-нибудь подозрения?
   – Думаю, это кто-то с работы, – произнёс Глеб после долгих раздумий. – Многие хотели заполучить этот архитектурный проект. Огромные деньги с него можно получить. Да я и получал, – он усмехнулся. – Кому-то, видимо, это не понравилось.
   – Как называется ваша компания?
   – «Le Futur Corp.»
   – А других врагов у тебя нет? – спросила я.
   – Какие враги? – Глеб посмотрел на меня с печалью. – Я кроме работы и не видел ничего. Работа – дом, и наоборот. Вот, в последние пару месяцев решил наладить личную жизнь. Находил в Интернете девушек, мы встречались, и они пропадали. Телефон недоступен, сами не перезванивают. Я решил, что дело во мне.
   – А дело в убийстве, – произнесла я задумчиво, – понятно. То есть тебе не казалось странным, что они пропадают?
   Он пожал плечами.
   – А что странного? Я знаю, что не идеален. Да и не было у меня никого после тебя. Так, однодневки. Отвык от серьёзных отношений. Поэтому не сильно удивлялся тому, что они вдруг исчезали.
   Я поражённо смотрела на него и не знала, что сказать. Всё это время я думала, что он не теряет времени даром, а он не был в серьёзных отношениях так же долго, как и я. Эта мысль грела душу.
   – Время, – раздался крик по другую сторону двери. Я поднялась и взглянула на Глеба.
   – Я постараюсь что-нибудь выяснить, а пока найми хорошего адвоката. Вряд ли у тебя проблемы с деньгами.
   – Зачем тебе это? – спросил он.
   Я ничего не ответила и вышла из комнаты.
   ***
   Елена Николаевна смотрела на меня с укором.
   – Разве плохо тебе было у нас?
   Я опустила глаза:
   – Обстоятельства. Мне нужно уйти.
   Женщина сердито вздохнула и подписала заявление.
   – Убирайся, – буркнула она, – удачи на новой работе.
   – Спасибо, – я кивнула и вышла из офиса.
   Вернувшись домой, я принялась искать информацию о той компании, в которой работал Глеб. Любыми способами мне необходимо было попасть туда на работу.
   Мне повезло, и у них как раз оказалась открыта вакансия менеджера со знанием французского языка. Видимо, решили найти замену Глебу.
   Я отправила резюме и принялась ждать. Мне позвонили уже на следующий день и пригласили на собеседование.
   Понимая, что я должна занять эту должность любыми способами, я уделила огромное внимание как внешности, так и документам. Я должна была произвести впечатление и показать, что никто не подойдёт на эту должность лучше меня.
   ***
   Моя будущая, как я надеялась, компания была огромной. Здание в несколько этажей, и, похоже, все они принадлежали одному владельцу – директору компании.
   Я поднялась на третий этаж, и проследовала к необходимому кабинету.
   – Подождите, пожалуйста, – сказала мне секретарша, когда я дошла до назначенного места.
   Через пару минут она вышла из кабинета и улыбнулась:
   – Можете войти.
   Оказавшись в кабинете, я опустилась на стул, который стоял прямо перед столом, по другую сторону которого сидел мужчина лет сорока. Он выглядел довольно презентабельно. Его волосы уже проредила седина.
   Собеседование длилось почти час. Я видела, что понравилась директору. Он оценил мои успехи, его впечатлило моё резюме. Немалый вес придал пятилетний опыт, приобретённый в одной фирме.
   – Почему вы решили сменить место работы? – спросил мужчина, представившийся Сергеем Витальевичем, уже в конце собеседования.
   – Я поняла, что готова к тому, чтобы расти дальше. Я приобрела все навыки, которые возможно было приобрести на старом месте, и теперь хочу двигаться вперёд.
   Мужчина удовлетворённо кивнул.
   – Хорошо. Думаю, вы нам подходите. Если вас устраивают наши условия, то предлагаю подписать контракт как можно скорее, чтобы в ближайшее время вы смогли приступить к работе.
   – Я готова приступить к работе немедленно, – произнесла я твёрдо, с уверенностью глядя прямо на мужчину. Первый этап был пройден.

Глава 5

   Дни шли один за другим, а мне едва хватало времени успеть провести переговоры, переводя обе стороны, оформить документы, договориться о следующих встречах. На большее времени уже не оставалось.
   В середине второй недели я начала привыкать к своему графику и уже смогла немного присмотреться к коллегам.
   Все здесь старались урвать кусок побольше. Несмотря на то, что я была переводчиком, так же, как и всем, мне приходилось бороться за проекты, переговоры, сделки. Каждый смотрел на другого волком, и я осознала, что врагом Глеба могла бы оказаться даже уборщица, если бы он случайно прошёл по только что помытому полу.
   Под конец второй недели мне удалось увести проект прямо из-под носа Луизы – дочери директора. Впрочем, это было не так уж и сложно. Она могла быть хоть дочерью президента, но ей не хватало цепкости. Девушка слабо боролась и почти сразу сдавалась.
   – Я предлагаю провести переговоры через неделю. За это время они успеют передумать несколько версий нашей задержки и к концу срока будут готовы на любые условия, – я смотрела в упор на Игоря, менеджера по проектам. Именно он проводил ежедневные собрания и распределял обязанности.
   – Ты уверена? Что, если их переманят конкуренты?
   Я хмыкнула:
   – Не переманят, гарантирую. Позволь мне вести этот проект и увидишь, что контракт будет нашим уже через неделю.
   Игорь лишь вздохнул и кивнул:
   – Забирай, – папка покатилась по столу в мою сторону. – И как ты планируешь разгребать всю свою работу?
   Я улыбнулась. Моей целью было осилить все эти бесконечные проекты, и в итоге подобраться к проекту с архитектурной компанией. Я так и не смогла выяснить, кто его ведёт.
   Луиза недовольно смотрела на папку, которую я взяла в руки. Что поделать, она не сделала даже попытки, чтобы заполучить проект.
   – Хорошо, на этом собрание окончено, – произнёс Игорь, и мы встали, чтобы разойтись.
   – Лер, задержись, – я развернулась и в упор посмотрела на него. Когда все ушли, Игорь заговорил:
   – Ты точно справишься? Необязательно брать на себя столько дел в первые же недели. Можешь спокойно осваиваться. Никто тебя не гонит.
   – Я не сахарная, не растаю. А каждый выполненный проект – бонус в мою копилку, ты же знаешь. Я не собираюсь упускать шанс.
   Тот вздохнул.
   – Смотри, как бы твоя активность не сыграла против тебя.
   Я внимательно посмотрела на него:
   – Что ты имеешь в виду? Уже были случаи таких игр?
   Он неопределённо повёл плечами.
   – Я тебя предупредил. Так что сбавь обороты. Не забывай, что у тебя есть конкуренты.
   – Хорошо, я поняла, – кивнув, я вышла из кабинета.
   Уже дома я достала блокнот из ящика стола и принялась записывать всю информацию, полученную за время работы.
   Несмотря на то, что Луиза могла бы оказаться в моём списке подозреваемых, я сомневалась в том, что она стала бы подставлять Глеба. Разве что у них были отношения, о которых я не могла знать. А значит, у меня возник вопрос, который придётся задать Глебу при встрече.
   Игорь тоже казался невиновным. Да, он явно знал больше, чем остальные, но это могло говорить лишь о его причастности, но вряд ли именно он решил устранить Глеба. Ему не было в этом никакой выгоды.
   Я тяжело вздохнула. Проводить расследование, будучи всего лишь переводчиком французского языка – не самая простая задача, которая когда-либо выпадала на мою долю. Тем более, глубоко в душе меня всё же посещали сомнения в невиновности Глеба. Прошло слишком много лет с тех пор, как я видела его в последний раз. Всё могло измениться, и он мог стать другим. И всё-таки его причастность к убийствам казалась мне чем-то фантастическим. Он мог быть подлым, но для этого не требовалось много изворотливости или хитрости, в отличие от многочисленных убийств.
   ***
   – Луиза – идиотка, – небрежно бросил Глеб.
   С огромным трудом мне удалось выбить встречу, но Глеб был не слишком-то разговорчив.
   – Значит, её можно отметать сразу же?
   Глеб кивнул.
   – Ей не хватит мозгов организовать такую подставу. Тем более убить столько девушек. Нет, это точно не она.
   Я тяжело вздохнула и перевела взгляд на стену за спиной Глеба.
   – Ты мне не помогаешь. Я в компании пару недель. Ты ведь не думаешь, что за такое время я смогу узнать всех настолько, чтобы понять, кому выгодно сместить тебя? Твой проект хранят в полной секретности. Я понятия не имею, кто ведёт его теперь. Что прикажешь делать?
   – Забей. У меня хороший адвокат, он справится сам, – ответил Глеб строгим голосом, – не вмешивайся во всё это. А то будешь рядом сидеть за пособничество.
   Я хмыкнула и ничего не ответила.
   – Присмотрись к другим менеджерам, – произнёс он в конце концов. – Олег и Женя вполне могли бы меня подставить.
   – А Игорю есть какой-нибудь интерес? – спросила я.
   – Вряд ли. Он всего лишь распределяет проекты. Так же, как и Сергей вряд ли стал бы марать руки из-за этой архитектурной компании. Он в любом случае получил бы свою выгоду.
   Я облегчённо выдохнула. Мне не хотелось связываться с директором, и то, что Глеб не подозревал его, облегчало мне работу. Но Глеб истолковал мой выдох по-своему:
   – Уже крутишь романы на работе? – его глаза хитро улыбались. Впрочем, лицо оставалось серьёзным.
   – Не мели чепухи! – я резко встала. – Я пытаюсь тебе помочь, но тебе, похоже, абсолютно наплевать. Мне пора! – с этими словами я постучала в запертую дверь. Стоило охраннику открыть её, и я пулей вылетела из помещения.
   … – Крутишь романы с преподами, вот они тебе и ставят зачёты, – ухмыляясь, выдаёт Глеб.
   Я смотрю на него с негодованием.
   – А может, всё-таки дело в том, что я учусь? Готовлюсь к лекциям, семинарам?
   – Понял, понял, – он поднимает руки, показывая, что сдаётся, – ты права, я бездельник и разгильдяй.
   – Вот именно! – я подхожу к нему ближе и обнимаю. – Но тебе всё равно катит, согласись? Я бьюсь над докладами, а твои оценки даются тебе фактически за просто так.
   Он пожимает плечами, поднимает руку и отводит прядь, упавшую мне на глаза.
   – С моей удачей тебе своя не нужна. Вытащу нас из любых передряг.
   Я улыбаюсь. Хочется верить, что в нашем совместном будущем всё будет именно так.
   ***
   Дни лениво протекали, сменяясь один за другим, но ничего не происходило. Я всё также была загружена переводами, переговорами, готовилась к новым проектам. Попытки выяснить, к кому перешёл проект Глеба, ни к чему не привели. В итоге я решила поинтересоваться напрямую у Игоря. За последнее время у нас сложились дружеские отношения, и я надеялась, что этого будет достаточно для подобного разговора.
   – Что делаешь после работы? – спросила я Игоря, когда закончилось собрание, и все покинули зал для конференций.
   Он кинул на меня удивлённый взгляд.
   – Есть предложения?
   – Есть, – я кивнула. – Хочу узнать кое о чём, но здесь, – я обвела взглядом кабинет, – небезопасно.
   Игорь посмотрел на меня с подозрением:
   – Ты понимаешь, о чём просишь? – его голос звучал немного агрессивно. – Собираешься говорить о делах компании, которые страшно обсуждать в ней самой? Думаешь, я пойду на это?
   Я посмотрела на него умоляюще и виновато улыбнулась:
   – Ну, пожалуйста! Это не так уж и серьёзно, но мне очень нужно знать!
   Он тяжело вздохнул и задумался. Через несколько долгих секунд Игорь, наконец, заговорил:
   – Ладно, так и быть. Подождёшь меня после работы. Я сегодня задерживаюсь – нужно представить отчёт начальству. Если дождёшься – посидим где-нибудь, обсудим твои вопросы.
   Я улыбнулась:
   – Спасибо, – и, не дожидаясь, пока Игорь передумает, быстро покинула помещение.

Глава 6

   – До свидания, – произнёс Игорь и пожал мужчинам руки.
   Сергей Витальевич посмотрел на меня с интересом и произнёс:
   – Удачного вам вечера! – с этими словами мужчины развернулись и последовали на автостоянку.
   Игорь подошёл ко мне.
   – Идём?
   – Да, конечно, – я улыбнулась, и мы направились в сторону ресторана, который находился недалеко от здания компании.
   – И так, я тебя слушаю, – серьёзным тоном начал Игорь, – выкладывай.
   Я отодвинула заказанную чашку зелёного чая подальше и посмотрела на коллегу в упор.
   – Кто ведёт проект архитектурной компании, которую собираются открывать французы?
   Игорь порывисто вздохнул и резко наклонился вперёд:
   – Я не буду спрашивать, как ты узнала про проект, но скажу тебе одно – забудь, что он вообще существует! По крайней мере, пока ты новичок.
   – Настолько серьёзный проект? – я смотрела на Игоря с удивлением.
   Тот откинулся назад и кивнул.
   – Ты не представляешь, какими суммами там ворочают. Переводы – это самое меньшее, на чём можно солидно заработать. Есть ещё помощь с нашим законодательством, налоговой, оформление дела, даже бизнес-план разрабатывается совместно с нашей компанией. Это крупный проект, который принесёт огромные доходы, если дело выгорит.
   Я бросила на Игоря непонимающий взгляд.
   – И такой проект доверили простому менеджеру?
   Тот посмотрел на меня, внимательно вглядываясь в моё лицо.
   – Ты – знакомая Глеба, верно? Или он тебя нанял, тоже вариант. Иначе ты бы не смогла это узнать.
   Я ничего не ответила.
   – В общем, слушай, – Игорь снова наклонился вперёд и заговорил тихим голосом, – проект вёл Глеб. Всё шло хорошо, но потом стало ясно, насколько огромные деньги можно выручить с этого сотрудничества. К нему пытались подключить ещё одного менеджера – Олега или Женю, давали выбор, но Глеб пожадничал и отказался от помощников. Уж не знаю, в чём дело. То ли его обидела сама мысль о том, что ему предлагают помощника, то ли, что более вероятно, он решил, что не хочет ни с кем делиться. Ты знаешь, что все сидят на процентах от сделок. Так вот, процент от этой сделки высок неимоверно, – Игорь хмыкнул. – Я бы тоже не захотел делиться таким проектом.
   – Кто сейчас ведёт проект? – я не собиралась снимать этот вопрос.
   – Олег и Женя. Вдвоём.
   – Значит, им было выгодно подставить Глеба, – пробормотала я себе под нос.
   – Лера, всей компании было выгодно его подставить. У меня нет доказательств, но я уверен, что Глеб приворовывал. Поэтому его готов посадить каждый. Это я, простой менеджер по проектам, никакого отношения не имею к сделкам. Сижу на окладе и подрабатываю на мелких переговорах. А они все сидят на процентах, и каждый хочет урвать кусок побольше. Женя с Олегом поняли, что необходимо делиться, и получили этот проект. А преступников ты не вычислишь, можешь даже не надеяться. Наверняка они все в одной связке. Может даже знают, кто именно виновник убийства. Но ты ничего не узнаешь, – Игорь замолчал и посмотрел на меня испытующим взглядом.
   Помолчав пару минут, он спросил:
   – Так кем ты ему всё-таки приходишься?
   – Учились в колледже вместе, – ответила я кратко, не собираясь вдаваться в подробности своей жизни.
   – Понятно, – он достал из внутреннего кармана пиджака пачку сигарет и бросил на меня вопросительный взгляд:
   – Ничего, если я закурю?
   – Кури, – кивнула я.
   Некоторое время мы сидели в тишине. Я думала о том, что всё-таки совсем не знала Глеба. Игорю не было смысла врать. Значит, Глеб воровал. Хотел перетянуть одеяло на себя. Ничего удивительного в том, что его решили подставить. Вопрос был в другом – почему именно так?
   Вдруг мне в голову пришла другая мысль. Тот, кто его подставил, должен был неустанно следить за ним. И, конечно же, должен был проследить за тем, чтобы его схватили. Я ахнула! Почему я не подумала об этом раньше? Получается, тот, кто подставил Глеба, знал про меня и знал, что я устроилась в их компанию. А значит, я практически привела себя в лапы убийцы. При этом не зная, кто же убивал этих девушек.
   – Осознала масштабы угрозы? – спросил Игорь, прервав молчание. На его лице можно было заметить лёгкую насмешку.
   – Осознала, – я опустила глаза и уставилась на свои руки, сцепленные в замок и лежавшие на столе.
   – Бросай это дело. Имею в виду твоё расследование или что это. И просто работай. Глебу всё равно не поможешь. Вряд ли ты сможешь найти хоть одну улику, я уж молчу про признание. Так что забудь и живи дальше, – Игорь бросил окурок в пепельницу и поднялся. – Пойдём.
   Я молча поднялась и последовала за ним.
   Я осознала, куда мы пошли, только когда мы оказались на стоянке напротив его автомобиля.
   – Садись, подвезу тебя, – произнёс Игорь, слабо улыбаясь.
   Я едва заметно кивнула, обошла машину и заняла место рядом с водительским.
   Игорь завёл автомобиль, и мы тронулись с места.
   – Показывай дорогу, – сказал он, – а то у меня в голове адреса сотрудников не хранятся.
   Я хмыкнула и ответила:
   – Я живу на Цветочной. В конце улицы.
   – Понял, – кивнул Игорь.
   Через пару минут молчания он произнёс:
   – Прости, я был немного агрессивен. Но в любом случае будь осторожна. Ты ввязалась в серьёзное дело.
   – Я уже поняла, да, – я едва заметно улыбнулась и отвернулась к окну, всем своим видом показывая, что разговаривать больше не намерена.
   – А Сергей Витальевич, похоже, решил, что у нас свидание, – продолжил Игорь. Хмыкнув, он добавил:
   – По крайней мере, никто не заподозрит тебя ни в чём. Если будет думать, что это свидание.
   Я повернулась и посмотрела на него в упор.
   – А кто был с ним? Двое мужчин.
   Игорь бросил на меня непонимающий взгляд и ответил:
   – Так это же как раз те, о ком мы говорили. Женя и Олег.
   Мои глаза удивлённо распахнулись:
   – Так это они? И что вы обсуждали?
   Автомобиль остановился, и я поняла, что мы доехали.
   – То, что мы обсуждали, тебя не касается. Без обид, – добавил он спустя секунду.
   Я понимающе кивнула.
   – Спасибо за помощь. И за то, что подбросил.
   – Могу и на работу подбрасывать. Сам живу неподалёку.
   Я ненадолго задумалась. Возможно, если ездить с Игорем на работу и домой, то смогу втереться ему в доверие, и тогда он станет меньше скрывать.
   – Хорошо, – я благодарно улыбнулась, – буду рада добираться на работу не пешком.
   Он хмыкнул:
   – Тогда давай, до завтра. Буду здесь в половину девятого.
   Я кивнула и вылезла из машины. Прежде чем захлопнуть дверь, я повернулась и снова произнесла:
   – Спасибо. До завтра!
   Он кивнул. Едва я отошла от автомобиля, как тот промчался мимо меня.

Глава 7

   Глеб лениво приподнимает веки и не сразу отвечает:
   – Вряд ли. Слишком жарко. Но в любом другом месте – конечно, могли бы. Всю жизнь и больше.
   Улыбаясь, я поднимаюсь и иду к морю. Песок мягко накрывает стопы, солнце печёт, словно сумасшедшее. Я жалею, что не прихватила шляпу.
   У самого моря картинка меняется, и к моим ногам вдруг выплывает тело. В нём я узнаю девушку, что сидела в кафе с Глебом, когда я заметила его в первый раз.
   Я резко открыла глаза и села. Счастливые воспоминания, прерванные ужасным кадром из реальности, заставили моё сердце биться быстрее. Вся покрывшись холодным потом, я пыталась восстановить дыхание.
   Тряхнув головой, отгоняя впечатления от кошмара, я всё же встала и направилась в душ.
   Вернувшись в комнату, я посмотрела на часы. До звонка будильника оставалось ещё полчаса. Понимая, что больше не смогу уснуть, я принялась медленно собираться.
   Игоря я дожидалась уже на улице. Воздух был морозным, небо затянуто тучами, но на улице было светло, и погода мне нравилась.
   Я пыталась не думать о том кошмарном сне, что мне пришлось увидеть, но он всё равно не шёл из головы. После разговора с Игорем я больше не могла думать об этом расследовании спокойно – я тоже оказалась в опасности. Чем ближе я буду к разгадке, тем выше шанс, что меня найдут в сточной канаве. Но я не смогла бы остановиться, даже если бы очень хотела. Расследование охватило меня полностью, и вряд ли я смогла бы спать спокойно, так и не узнав, кто начал всю эту историю.
   Напротив меня остановился автомобиль, и водитель нетерпеливо нажал на руль, заставляя машину издать мерзкий пищащий звук. Я хмыкнула и уселась вперёд.
   – Привет, – поприветствовала я Игоря, как только хлопнула дверью, и автомобиль начал движение.
   – С добрым утром, – ответил он. – Как спалось?
   – Лучше не спрашивай, – я перевела взгляд на дорогу. – Много у нас сегодня новых проектов?
   – Немало, – Игорь едва заметно кивнул, – но ты можешь не беспокоиться – я ни один из них тебе не доверю, пока ты не завершишь остальные.
   Я бросила на него сердитый взгляд и заговорила возмущённо:
   – В смысле не доверишь? Я же со всем справляюсь!
   – Справляешься, – Игорь кивнул, – но будешь слишком много на себя брать, попадёшь в чей-нибудь чёрный список. С твоим стремлением во что-нибудь вляпаться, я решил, что постараюсь оградить тебя хотя бы от части возможных проблем.
   Я тяжело вздохнула и пожала плечами.
   – Ладно, как скажешь. У меня, в общем-то, и так дел много. Вечером переговоры с французами по поводу интернет—магазина. Подозреваю, что понадобится юрист. В чём-то они там не разобрались, – я посмотрела на сидевшего рядом мужчину, – так что можешь меня сегодня не ждать. Если собирался, конечно.
   Игорь засмеялся и быстро взглянул на меня.
   – Вряд ли ты задержишься дольше, чем я вчера. Поэтому подожду. Я никуда не тороплюсь.
   Я улыбнулась и ничего не ответила.
   ***
   Если бы тот день был материальным, то он наверняка оказался бы резиной – тягучей, липкой и бесконечной. На переговорах действительно потребовался юрист, и перевод, изобиловавший разными терминами, сильно меня утомил.
   Поэтому я была безумно счастлива, когда увидела, что Игорь действительно меня дождался. Моя улыбка слегка померкла, когда я заметила мужчину, стоявшего рядом с ним.
   – Лера, знакомься, это Женя, – я протянула ему руку, и мы обменялись рукопожатиями.
   – Очень приятно, – заговорил Женя низким грудным голосом. На вид ему было чуть больше сорока, впрочем, лицо выглядело измождённым, а сам он довольно уставшим, что наверняка прибавляло ему пару лишних лет.
   – Мне тоже, – ответила я, выдавив из себя самую доброжелательную из улыбок.
   – Женя предложил съездить в бар, всё-таки пятница. Скоро подойдёт Олег. И, кажется, Сергей Витальевич тоже планировал с нами? – Игорь перевёл на Женю вопросительный взгляд.
   – Верно, – подтвердил тот и посмотрел на меня, – будем рады девушке в нашей компании.
   Игорь смотрел на меня испытующе, и внезапно я поняла, что он неслучайно решил подождать меня сегодня. Должно быть, хотел помочь мне познакомиться с главными подозреваемыми. Что ж, это не могло не радовать. Я улыбнулась и произнесла:
   – С радостью присоединюсь к вам. Если, конечно, остальные не станут возражать.
   – Ни в коем случае! – сзади послышался голос Сергея Витальевича, и через секунду он и Олег встали напротив нас.
   – Олег, – на меня, широко улыбаясь, смотрел мужчина лет тридцати. В отличие от Жени, он выглядел намного презентабельнее и вызывал большую приязнь, – можно Лёша.
   – Лера, – ответила я с улыбкой.
   После этого мы, наконец-то, погрузились в машину и направились в бар.
   ***
   С момента, как мы вошли в бар, заняли места за столом и заказали по первой кружке пива, прошло уже два часа. Мне досталось место между Игорем и Сергеем Витальевичем, и это мало радовало. Ни с тем, ни с другим я не могла поговорить без свидетелей.
   Пиво в очередной раз закончилось, и Лёша с Женей вызвались принести ещё.
   – Я очень доволен вашей работой, – заговорил Сергей Витальевич, как только мужчины ушли. Впрочем, Игорь продолжал сидеть рядом, но директора это, похоже, нисколько не беспокоило. – В такой короткий срок вы взяли на себя огромное количество проектов и вполне успешно их ведёте.
   Я благодарно улыбнулась:
   – Приятно слышать, что у вас нет претензий к моей работе. Я стараюсь брать больше, но работать как можно усерднее.
   Директор кивнул.
   – Это радует. И всё-таки я не могу не спросить – у вас тяжёлая финансовая ситуация? Недолго сорвать здоровье, если работать с вашим упорством.
   Сергей Витальевич взял со стола пачку сигарет, оставленную ещё Игорем, достал сигарету и закурил. Я заметила, что сигарету он держал в левой руке. Творческий человек, подумала я про себя и усмехнулась.
   – Жизнь коротка, – наконец, заговорила я. – Я предпочитаю работать здесь и сейчас. А потом буду пожинать плоды своего труда.
   – Главное, чтобы плодами труда не стало здоровье, – вмешался Игорь. Я посмотрела на него с укором.
   – Не станет. Я трезво оцениваю свои возможности и знаю, что прекрасно могу со всем справиться.
   – Что ж, это похвально, – кивнул Сергей Витальевич, – но я настоятельно советую позаботиться о себе и снизить активность. А то, не дай Бог, сгорите на работе.
   Он улыбался, и голос звучал вежливо, но почему-то я услышала в его словах угрозу. Мне это не понравилось. Однако я не собиралась лезть на рожон, а потому ответила:
   – Со следующей недели буду проявлять меньшую активность. Вы меня уговорили.
   Мы сидели до самой ночи, и, когда директор сказал, что пора расходиться, Игорь предложил пройтись. Я согласилась. Остальные же предпочли такси.
   Впрочем, когда мы с Игорем пошли в сторону наших домов, Сергей Витальевич в очередной раз многозначительно улыбнулся. Как только мы отошли достаточно далеко, я пробормотала:
   – Отвратительный человек!
   – Ты про директора? – Игорь посмотрел на меня. Его взгляд был рассеянным, и я поняла, что он изрядно пьян.
   – Про кого же ещё. Угрозы, этакие понимающие улыбочки… Гадость!
   Игорь усмехнулся.
   – Да ладно, будь проще. Тебе же с ним не дружить. Нормально посидели. Он тебе всё-таки указал на место. Как я и предсказывал, – его лицо вдруг стало серьёзным, – так что советую прислушаться и не выпячиваться. Любой из тех троих может оказаться тем, кого ты ищешь. И будь я на твоём месте – не хотел бы их найти.
   Я ничего не ответила. Конечно, он был прав, но я всё равно не собиралась сдаваться.
   Мы подошли к моему дому и остановились.
   – Живёшь в этом подъезде? – Игорь поднял голову и посмотрел на дом. – Неплохо. Ну, что ж. До понедельника?
   – Да, – я кивнула, – до понедельника!
   И я направилась домой, надеясь поудобней устроиться в кровати и обдумать всё, что произошло в последние дни.

Глава 8

   Как только охранник закрыл дверь, я посмотрела на Глеба и заговорила:
   – Сколько ты увёл из-под носа компании?
   Глеб усмехнулся и ответил:
   – Даже не буду спрашивать, откуда ты узнала об этом. Немного увёл. Только то, что можно было взять незаметно.
   Я бросила на него гневный взгляд.
   – Ты ведь понимаешь, что, возможно, это и стало причиной, по которой ты теперь здесь?
   Глеб наклонился ко мне ближе и произнёс:
   – Ты такая наивная, Лер. У меня был один из самых выгодных проектов, и я не собирался делиться. Всё дело только в этом. Воровство – это лишний повод для них позлиться.
   – Думаешь, это Женя или Лёша? – вырвалось у меня.
   Глеб в удивлении приподнял левую бровь.
   – Лёша? Ты действительно времени зря не теряешь. Боюсь подумать, какими способами ты добываешь информацию.
   Я смотрела на него и не понимала, кто сидел передо мной. Такого Глеба я не знала – язвительного, грубого.
   Кажется, Глеб разгадал мои мысли, потому что выражение его лица изменилось, и тихим голосом он выдавил:
   – Прости, Лер. Сам не знаю, что на меня нашло, – он сложил руки на столе и уронил на них голову. – Я так устал. И я уверен, что не смогу выбраться. Скоро суд, меня ждёт пожизненное, а адвокат не верит ни одному моему слову, – он поднял глаза и посмотрел на меня. – Вся надежда только на тебя. Но, если честно, то я был бы рад, если бы ты остановилась на том, что успела узнать, ушла из компании и вообще уехала из города. Меня уже не спасти, а ты подставляешься. Не хочу, чтобы ты пострадала.
   Я слабо улыбнулась:
   – Я не брошу тебя.
   Он внезапно поднялся и подошёл ко мне. Я встала и посмотрела ему в глаза:
   – Что-то случилось?
   – Определённо, – его голос был хриплым и прозвучал почти неслышно. Глеб обнял меня и быстро поцеловал.
   – Бросай это дело и уезжай, – прошептал он мне прямо в губы, – я не стою того, чтобы рисковать жизнью.
   – Мне лучше знать, чего ты стоишь, а чего нет, – с этими словами я оттолкнула его и подошла к двери. Перед уходом я повернулась и посмотрела на Глеба:
   – Я сильно изменилась с тех пор, как мы встречались. Теперь я не сдаюсь так легко, как раньше. И ты не сможешь отговорить меня, даже если очень сильно постараешься.
   ***
   … – Я против того, чтобы ты шла в этот поход! – Глеб почти кричит. – Две девушки на группу! Я не позволю тебе так рисковать.
   Я недоумевающе смотрю на него и не понимаю, почему он так злится. Я уверена в каждом однокурснике и готова поручиться за любого из них. Но Глеб против.
   – Я же сказала, пойдём с нами!
   Глеб фыркает и отвечает раздражённо:
   – Я говорил, что мне нужно съездить к родителям. И даже предлагал присоединиться, – он подходит ко мне, наклоняется и шепчет на ухо: – Пойдёшь в поход – и между нами всё будет кончено. Если ты готова провести ночь в обществе едва знакомых парней – твоё право, но я не собираюсь сидеть здесь и надеяться, что твой поход пройдёт хорошо, и ничего не случится.
   Я обнимаю его и прижимаюсь всем телом.
   – Ты такой же упёртый, как мои родители, – шепчу я ему в шею, – так и быть. Я не пойду.
   – Вот и умница, – он нежно гладит меня по голове и обнимает в ответ.
   ***
   Я долго лежала, ворочаясь с боку на бок. Мысли о деле не давали уснуть. Каждый, с кем я была знакома, настаивал на том, чтобы я сбавила обороты. Директор угрожал, Игорь предупреждал, Глеб же почти умолял. И моё упрямство поражало меня саму. Я не понимала, для чего делала всё это. Хотя, к чему скрывать, мне нужен был Глеб. Он был нужен мне на воле, рядом со мной, а не там, за решёткой. Он был нужен, чтобы вместе пережить воспоминания прошлого и создать новые. По возможности. Я не хотела об этом думать, но мысль о вероятности не создавать ничего также сидела в моей голове.
   Я не выспалась, и утром бродила по квартире словно сомнамбула, медленно собираясь на работу. В итоге я спустилась на пару минут позже, и Игорь встретил меня с недовольным лицом.
   – Как прошли выходные? – поинтересовалась я, не желая выслушивать упрёки об опоздании.
   – Отлично, – на удивление спокойным голосом ответил Игорь, – встретились с друзьями, отдохнули, сгоняли на турбазу. То, что нужно, для выходных. Ты как отдохнула?
   – Книга, тюрьма, книга, – я усмехнулась, увидев, как вытянулось лицо Игоря.
   – Посещаешь его в тюрьме? Пускают?
   – Ну, да, – я пожала плечами, – с моими доходами меня в большинство заведений могут пустить. А тут какая-то тюрьма.
   Игорь хмыкнул.
   – Как, должно быть, крепко вы дружили в колледже, если спустя столько лет ты помогаешь ему выпутаться из истории, в которую он вляпался исключительно по своей глупости и жадности.
   – Очень крепко, – ответила я, ухмыляясь, – хоть это и не твоё дело.
   – Проблемы Глеба – тоже не твоё дело, но ты упрямо пытаешься их решить, – Игорь пожал плечами, – так что уподоблюсь тебе и буду лезть, куда не просят.
   – Хорошо, – согласилась я, – будем взаимно навязчивы и бестактны.
   Игорь усмехнулся, но ничего не сказал.
   ***
   В середине рабочего дня ко мне подошёл Женя:
   – Ты идёшь на обед или планируешь остаться в офисе?
   Я пожала плечами:
   – Есть предложения?
   Женя улыбнулся:
   – Предлагаю пообедать вместе. Пообщаемся.
   Я не могла отказаться от общения с одним из подозреваемых, а потому сразу же согласилась.
   Мы спустились в кафе, находившееся на первом этаже здания, и заняли столик в самом углу помещения напротив окна.
   – Что будешь? – поинтересовался Женя. – Я принесу.
   – Не откажусь от кофе без сахара и пирожного на твой вкус, – ответила я с улыбкой.
   Женя вернулся через пару минут, держа в руках две кружки с кофе и два совершенно идентичных шоколадных пирожных.
   – Благодарю, – я взяла кружку, сделала глоток и зачем-то произнесла, – обожаю кофе.
   – Да, я тоже, – мой собеседник кивнул, – особенно горький. То, что нужно для того, чтобы разбавить тяжёлый рабочий день.
   – Всё так плохо? – я посмотрела на него, пытаясь вложить в голос и взгляд как можно больше беспокойства.
   – Не то чтобы плохо, – Женя пожал плечами, – но и ничего хорошего. С недавних пор у меня прибавилось работы. Сначала я радовался, мол, новая работа, отличная прибыль. А теперь жалею.
   – А что за работа? Или это тайна?
   – Тайна? – Женя засмеялся. – Нет, никакой тайны. Проект по открытию французской архитектурной компании у нас в стране. Раньше другой сотрудник занимался всем этим, но по неудачному стечению обстоятельств он ушёл, и работу поделили между мной и Олегом.
   – Всё так сложно? – я внимательно разглядывала Женю. Нет, он не мог оказаться предателем. Слишком бесхитростен.
   – Как сказать, – мужчина тяжело вздохнул, – много нюансов, которые знал только предыдущий менеджер. Нам практически приходится заново выстраивать отношения с партнёрами. Ещё Сергей настаивает, чтобы мы подключили Луизу, – на этом месте Женя криво усмехнулся, – она имя француза от названия компании не отличит, какие ей дела. Я пытался поговорить с Сергеем, но тому ведь наплевать.
   Я понимающе закивала головой:
   – Да, нелегко вам. Но ты держись, – я улыбнулась и поднялась, – рано или поздно станет чуть легче.
   – Очень на это надеюсь, – также с улыбкой ответил Женя.
   Быстро пообедав и обсудив уже мелочные дела, мы вернулись в офис.

Глава 9

   – Ты с ума сошёл! Отпусти немедленно! – я смеюсь, но в душе мне страшно. – Ты ведь только оправился от аварии!
   Глеб хмыкает и отпускает меня.
   – Ты ведёшь себя как наседка. Если бы всё было плохо, то меня не выпустили бы из больницы, ты ведь знаешь.
   Я отрицательно качаю головой.
   – Тебе сказали не поднимать тяжестей и вообще быть аккуратней с рукой. Я не думаю, что ты сильно обрадуешься, если доломаешь её. Врачи сказали беречь – и я прослежу, чтобы ты следовал указаниям.
   Глеб подходит к дивану и садится. Я сажусь рядом.
   – Я рад, что ты так беспокоишься обо мне, но не нужно. Я хотел бы забыть об этой аварии как о страшном сне, а своим беспокойством ты снова и снова заставляешь меня вернуться в тот день.
   Я утешающе обнимаю его за плечи. Я понимаю, почему он не хочет вспоминать эту историю – его друг погиб в той автокатастрофе. А Глеб выжил, и это его коробит. Но, несмотря на весь ужас произошедшего, я не могу позволить ему расслабиться и забыть про своё здоровье.
   – Я знаю, что это было ужасно, – наконец, говорю я, – и я постараюсь меньше напоминать тебе о том дне. Но о твоём здоровье всё равно буду беспокоиться. Ты мне нужен в целости и сохранности, – я заглядываю ему в глаза, – иначе кто будет выносить меня из ЗАГСа?
   Он хмыкает, и я понимаю, что прощена.
   ***
   Очередной рабочий день, а я, вместо того, чтобы думать о работе, вспоминала о прошлом. Интересно, в порядке ли его рука? Я на мгновение прикрыла глаза и приказала себе перестать думать о прошлом и вернуться к настоящему.
   – Сложный отчёт? – в кабинет заглянул Игорь.
   Я сжала виски пальцами и кивнула в сторону стула, стоявшего рядом:
   – Проходи, присаживайся.
   Игорь прикрыл дверь и занял место рядом.
   – Да, сложный, – ответила я на вопрос, – хотя не столько сам отчёт, сколько попытки заставить себя работать над ним.
   Игорь хмыкнул и произнёс:
   – Тогда забей на него. На время. Отдохни. Успеешь сосредоточиться позже. У тебя теперь всё равно меньше работы, – добавил он.
   Я бросила на него сердитый взгляд:
   – Вот именно! Работы стало меньше, а вот количество отчётов почему-то увеличилось. Может, ты знаешь таинственное объяснение, почему вдруг так получилось?
   Игорь улыбнулся и ответил безмятежным голосом:
   – Потому что мало сделать тебя менее деятельной. Надо загрузить тебя всякими мелочами, чтобы точно не мешалась.
   Я отложила бумаги и повернулась к нему.
   – Ладно, у меня есть поводы для безделья. А у тебя?
   – А у меня работа простая – раздать вам задание и ходить по офису, словно привидение, следя за тем, чтобы задания исполнялись. Кстати, – Игорь уставился на меня, и мне стало не по себе, – не хочешь с нами на турбазу в эти выходные?
   – С вами – это с кем? – спросила я.
   – Я и мои друзья, – и, немного подумав, он добавил, – в принципе, можно и на корпоратив. Давно их не было, а лето уже скоро закончится.
   Игорь резко поднялся и направился к выходу:
   – Спасибо за идею. Нужно обмозговать это. До вечера!
   Я со вздохом придвинула к себе бумаги и продолжила писать отчёт.
   Уже вечером по дороге домой Игорь заговорил о турбазе.
   – Сергею понравилась идея. Так что готовься познакомиться со всем нашим коллективом. В следующие выходные поедем на природу.
   – Это хорошо, – произнесла я задумчиво, – лишние знакомства никогда не помешают.
   – Когда ты собираешься к Глебу? – вдруг спросил Игорь.
   Я непонимающе посмотрела на него:
   – А что? Хочешь присоединиться?
   К моему удивлению, тот кивнул:
   – Да. У меня есть к нему пара вопросов. И вообще… – Игорь ненадолго замолчал, но затем продолжил: – Мы неплохо общались. Хотя и не обсуждали дела. Может быть, он расскажет мне то, что утаивает от тебя. А, судя по всему, утаивает он немало, не так ли?
   Игорь был прав. Глеб утаил от меня и то, что воровал, и отношения с коллегами, не сразу назвал подозреваемых, а теперь и вовсе, должно быть, перестанет мне что-либо рассказывать, надеясь, что это меня остановит, и я оставлю и это дело, и компанию.
   – Я посещаю Глеба рано утром. Так проще попасть к нему и выше шанс не попасться.
   – Понял. Во сколько заехать за тобой?
   – К семи тебе лучше быть на месте.
   – Хорошо, – автомобиль остановился, и Игорь повернулся ко мне: – В таком случае, в воскресенье ровно в семь я буду ждать тебя здесь.
   – Главное, не забудь меня завтра забрать, – я улыбнулась. – Не хочу добираться пешком.
   Игорь засмеялся и кивнул:
   – Постараюсь не забыть. До завтра!
   Я выбралась на улицу и направилась к подъезду. Уже открывая дверь, я обернулась и увидела, что машина Игоря всё ещё не уехала. Помахав мужчине на прощание, я зашла в подъезд.
   ***
   – Лера, подождите! – я направлялась к Игорю, чтобы передать ему готовые документы, когда меня окликнул знакомый голос. Я обернулась.
   – Сергей Витальевич, здравствуйте!
   – Лера, как только закончите с отчётами, зайдите ко мне. Хочу обсудить с вами один проект.
   Я кивнула:
   – Хорошо, я зайду минут через пятнадцать.
   – Буду ждать, – улыбаясь, ответил директор.
   Открыв дверь, я зашла в кабинет Игоря, ничего не говоря дошла до стола и опустила на него кипу папок.
   – Уже закончила? – остановил меня удивлённый голос Игоря. Я уже собиралась покинуть кабинет, но пришлось задержаться.
   Повернувшись, я слабо улыбнулась и сказала:
   – Да, закончила. Мелочь всякая, ничего сложного.
   – Это хорошо, – он улыбнулся. – Торопишься куда-то?
   – Меня Сергей Витальевич пригласил на обсуждение какого-то дела, – ответила я, немного помедлив. Лицо Игоря приняло серьёзное выражение.
   – Не ляпни чего-нибудь лишнего. Больше слушай.
   Я бросила на него гневный взгляд:
   – Я не настолько глупа, и прекрасно знаю, о чём говорить можно, а о чём не стоит.
   – Прости, – Игорь виновато посмотрел на меня, – я беспокоюсь о тебе, вот и всё. В следующий раз попытаюсь держать беспокойство при себе.
   Я вздохнула и ответила:
   – Всё в порядке. Можешь беспокоиться, сколько хочешь. Мы же договорились быть бестактными и навязчивыми, – я взялась за дверную ручку. – Ладно, я пойду. Невежливо заставлять директора ждать.
   Игорь кивнул.
   Я покинула его кабинет и сразу направилась к Сергею Витальевичу. Секретарши не оказалось на месте, поэтому я взяла на себя смелость постучать в дверь, и, дождавшись «Войдите!», зайти внутрь.
   – Лера, проходите, садитесь! – добродушно улыбаясь, проговорил Сергей Витальевич.
   Я заняла уже знакомое со времён собеседования место и уставилась на директора. Мне было интересно, зачем же он позвал меня, но я не хотела показаться навязчивой и слишком любопытной.
   – У меня есть к вам серьёзное предложение, – начал мужчина, – предложение о сделке, которая принесёт вам немалые деньги. Однако вам придётся отказаться от остальных проектов.
   – И что это за сделка? – я внимательно посмотрела на директора. Предчувствие мне подсказывало, что в любом случае необходимо будет соглашаться. Даже если предложение окажется абсолютно невыгодным.
   – На данный момент мы ведём крайне серьёзный и многогранный проект, – Сергей Витальевич смотрел на меня, не отрывая взгляда. – Я уже подключил к нему Евгения и Олега, но они едва справляются, поэтому я решил предложить вам присоединиться. Суть проекта в том, чтобы помочь французской стороне полностью организовать бизнес – открытие архитектурной компании. Вы – хороший переводчик, и я решил, что вы не откажетесь помочь в этом деле.
   – Ни Евгений, ни Олег не знают французского? – я не могла в это поверить.
   – Знают, – директор тяжело вздохнул, – но их знаний недостаточно для подобного уровня переговоров. Поэтому я хочу подключить к этому делу вас. Если вы не возражаете, то я хотел бы, чтобы вы приступили к делу завтра же.
   Внезапный стук заставил нас обоих повернуть головы в сторону окна. Что-то ударилось о стекло, но мы не успели заметить, что. Погода бушевала. Ещё немного понаблюдав за улицей и послушав завывание ветра, я, наконец, повернула голову и произнесла:
   – Я согласна присоединиться к этому проекту.
   Сергей Витальевич улыбнулся и протянул мне толстенную папку:
   – Здесь все материалы, которые вам могут понадобиться – уже проведённые переговоры и переводы, заключённые договоры и сделки. На данном этапе мне требуется человек, умеющий договориться на тех условиях, которые выгодны нашей компании. Я уверен, что вы справитесь. Ознакомьтесь с материалами, и уже завтра вас будут ждать первые переговоры.
   Я кивнула и спросила:
   – Я могу идти?
   – Да, конечно, – с этими словами директор протянул мне руку. Я ответила на рукопожатие.
   – Я надеюсь, что ваш энтузиазм в работе поможет нам достичь требуемых результатов.
   ***
   После работы мы с Игорем решили посидеть в уже знакомом ресторане. Мне не хотелось готовить, вернувшись домой, а потому я с удовольствием наслаждалась полноценным ужином.
   – Что тебе предложил Сергей? – не сдержал своего любопытства Игорь.
   – Присоединиться к проекту, который вёл Глеб, – я криво ухмыльнулась, – либо он не доверяет Жене и Лёше, и я буду кем-то вроде наблюдателя, либо он не доверяет мне и хочет полностью контролировать мои действия. В любом случае меня это устраивает.
   – Ещё бы, – Игорь усмехнулся, – подобраться так близко к проекту и при этом не раскрыть себя. Тебе повезло. Если будешь вести прозрачную работу, то, возможно, даже не пострадаешь.
   Я пожала плечами.
   – Я хочу найти доказательства невиновности Глеба. И найти преступников. Меня мало волнует, пострадаю ли я.
   – Он настолько важен для тебя?
   Я взглянула на Игоря и, чуть помедлив, ответила:
   – Есть дело, которое мне нужно завершить. Без его помощи мне не справиться. Так что да, он важен.
   Игорь ничего не сказал.
   – Ты уверен, что собираешься вместе со мной в тюрьму в воскресенье? – мне действительно не давал покоя этот вопрос. Зачем Игорю понадобилось увидеть Глеба?
   – Да, – кивнул мужчина, – у меня есть к нему пара вопросов. И имеется пара ответов для него лично, – на этих словах он едва заметно улыбнулся, – но что за ответы – пока секрет, можешь даже не спрашивать.
   – Судя по твоей улыбке, ответы хорошие, – произнесла я, внимательно смотря на Игоря. Мне хотелось верить, что у него они действительно имеются.
   – Зависит от его честности, – хмыкнул тот.
   Поужинав, Игорь, как обычно, подвёз меня до дома, и мы попрощались.

Глава 10

   Первую половину следующего дня я провела в своём офисе, изучая материалы порученного мне проекта. Мне предстояло быть не просто переводчиком, но и переговорщиком. В бумагах чётко были обозначены суммы, которые мы должны были получить, и суммы, на которые мы могли бы подвинуться. Читая документы, я поняла, что таким образом директор будет контролировать нас троих. Должно быть, он подозревал, что Лёша и Женя работают в связке, а я должна была стать сторонним наблюдателем, но я не была настолько наивна, чтобы думать, что ко мне доверие выше, чем к людям, которые работали в компании уже много лет.
   Переговоры начались после полудня и затянулись до позднего вечера. Я уже и не надеялась на то, что Игорь меня дождётся, но, выйдя из здания на улицу после окончания переговоров, я застала его стоявшим у входа с сигаретой в зубах.
   – Я думала, ты уже уехал, – заговорила я, улыбаясь.
   Игорь хмыкнул.
   – Я собирался. Но потом решил дождаться. Хочу уточнить наши планы на воскресенье, – добавил он.
   – Всё остаётся в силе, – ответила я, – в семь утра выезжаем.
   Игорь кивнул.
   – Хорошо. Поехали?
   ***
   Воскресное утро было непривычно хмурым. Последние дни погода редко бывала пасмурной, а потому я отвыкла от тёмного неба и холодного воздуха.
   Оказавшись на улице, я поёжилась. Игорь ещё не подъехал, а потому мне пришлось ждать его, дрожа от пронзительного ветра.
   Когда я уже подумала, что стоит зайти в подъезд и подождать там, наконец, подъехал автомобиль.
   – Прости за задержку, – произнёс Игорь вместо приветствия. – Я готовил кое-какие документы.
   – Собираешься выводить Глеба на чистую воду? – я смотрела на него с недоверием. Идея совместного посещения уже не казалась мне такой уж хорошей. В конце концов, у меня всё ещё не было доказательств невиновности Игоря.
   – Нет, – мужчина покачал головой. – Тем более с ним и так всё ясно. Без разоблачений.
   Я пожала плечами и отвернулась.
   Улицы были пустынны. Лишь изредка можно было заметить человека с собакой или одинокий автомобиль, вроде нашего. Довольно быстро мы добрались до места назначения.
   Увидев нас, Глеб сильно удивился, но быстро взял себя в руки.
   – Вот уж кого не ожидал увидеть, – он протянул Игорю руку, – рад встрече. Сопровождаешь? – Глеб кивнул в мою сторону.
   Игорь ухмыльнулся. Он не торопился с ответом. На несколько секунд воцарилось молчание.
   – Нет, я здесь по своим личным причинам.
   – Даже так? – Глеб в удивлении приподнял бровь, – Я заинтригован.
   Мы заняли места за столом, стоявшим посередине помещения. Игорь и я сели рядом, Глеб же оказался напротив.
   – Сколько ты увёл у компании? – Игорь смотрел на Глеба в упор. Его голос прозвучал довольно жёстко. Пожалуй, я слышала такой тон в его исполнении впервые.
   – А у тебя нет данных? – Глеб криво усмехнулся.
   – Интересно твоё мнение. Советую быть честным. От этого зависит твоё заключение.
   Я ошеломлённо уставилась на Игоря. Он мог повлиять на заключение Глеба, но ничего мне не сказал?
   – Берёшь цифры, на которые заключены договоры, и отнимаешь половину. Именно столько я и присвоил себе. Считаю, что вполне заслуженно, потому что официально я имел с этих договоров не более десяти процентов, – голос Глеба звучал уверенно.
   – Понял, – Игорь кивнул. Он наклонился и поднял с пола сумку, которую положил туда, когда мы занимали места за столом. Через мгновение в его руках оказалась внушительного вида папка.
   Я видела, как в неверии расширились глаза Глеба.
   – Это то, о чём я думаю? – спросил он, не отрывая взгляда от папки.
   Игорь хмыкнул, достал один из листков и передал его Глебу.
   – Откуда это у тебя? – спросил тот, когда спустя несколько долгих минут, наконец, оторвал взгляд от бумаги.
   – Ты не поверишь, но те, кто тебя подставили, решили, видимо, что я-то точно не стану рыться в своей мусорной корзине. Скажу сразу – кто закинул их в мою корзину, я не имею понятия. В тот день в моём кабинете побывала вся компания. Так что связывайся с адвокатом и требуй подписку о невыезде или что там можно потребовать, чтобы дожидаться суда на свободе.
   – Что в этих бумагах? – не выдержала я.
   Глеб посмотрел на меня и улыбнулся:
   – Моё алиби, Лер. В те дни, когда совершались убийства, у меня были встречи. Но почему-то никто не смог найти никаких данных о них. Было решено, что алиби у меня нет. А теперь, – он приподнял лист бумаги и протянул его мне, – теперь, думаю, меня действительно освободят. Я не смог бы убить их, находясь в противоположных от мест совершения убийств концах города.
   Я взглянула на листок. Действительно, на нём была прописана информация об одной из встреч, включая подпись директора, подтверждавшая, что именно он дал указание направить Глеба на эту встречу.
   Игорь опустил все папки на стол и подтолкнул их к Глебу. Тот вцепился в них мёртвой хваткой и едва заметно кивнул.
   – Передашь адвокату. Или лучше нам сделать это?
   Глеб отрицательно покачал головой.
   – Сам передам. Не отберут. Спасибо, – он протянул Игорю руку, и тот сразу же пожал её.
   Глеб перевёл взгляд на меня:
   – Как работа? Ни во что не вляпалась?
   Игорь фыркнул. Я бросила на него гневный взгляд.
   – Лера вляпалась в твой проект, – ответил Игорь, не сводя с меня насмешливого взгляда. – Теперь то ли она шпионит за Женей с Олегом, то ли они за ней, кто знает. Как раз вчера были первые переговоры.
   – И как? Заключили сделку? – Глеб напряжённо смотрел на меня.
   – Заключили, – я кивнула, – навязали им наших юристов и помощь в оформлении документов по налогам.
   – Кстати, – вставил Игорь, – а почему так долго заключали эти договоры? Ведь ты же не один день занимался этим проектом, – он взглянул на Глеба.
   – Мы слишком долго уламывали их на наши условия. Подписали пару ничего не значащих контрактов на наших переводчиков и помощь в поиске аренды. Получили деньги, из которых я как раз увёл немного. А потом они решили предложить нам своего переводчика. В общем, контракты менялись огромное количество раз, каждый договор был предварительным, и по каждому французская сторона выплачивала неустойки. Когда мы заключили один из последних договоров, я понадеялся, что они не решатся снова менять условия. А они поменяли. Так я, видимо, и попался. Так что, – он бросил на меня серьёзный взгляд, – даже не рассчитывай, что на этом всё закончится. Уже давно бы послать этих горе-предпринимателей, но договор на сотрудничество с ними действует вплоть до полного удовлетворения их требований.
   Я вздохнула. В любом случае у меня не было выбора. Отказаться от проекта я не могла. Внезапно у меня в голове возник вопрос, и я повернулась к Игорю:
   – Ты ведь понимаешь, что подставляешь себя этими бумагами? – и почему эта мысль пришла мне в голову только теперь?
   – Конечно, – он мягко улыбнулся, – поэтому я ничего тебе и не говорил. Кто знает, вдруг ты отказалась бы от подобных жертв во имя справедливости. Похоже, ты принимаешь жертвы, только если идёшь на них сама.
   Я ничего не ответила. Тот, кто выкинул эти бумаги в корзину Игоря, знал, что делал, и, конечно же, как только Глеба освободят, этот человек наверняка сразу поймёт, что к чему, и Игорь попадёт под удар.
   – Почему они не стали судить тебя за кражу? – я рассеянно взглянула на Глеба.
   – А кто их знает, – тот пожал плечами. – Думаю, у них как минимум не найдётся доказательств, подтверждающих то, что я увёл часть денег у них из-под носа. Все договоры юридически достоверны, но не факт, что в итоге до налоговой доходят именно эти, а не другие данные. Судить меня – значит, предоставить реальные цифры. Думаю, именно это стало проблемой.
   – Значит, директор точно в этом замешан, – произнесла я задумчиво. – Уклонение от налогов в его интересах.
   Глеб пожал плечами.
   – Необязательно. Может быть, он проводит все эти операции через подставное лицо. И обращаться в суд – значит, навредить именно этому лицу. Вряд ли директору есть дело до этого человека. А вот сам человек мог узнать о том, что меня собираются засудить за кражу, и понял, что тогда сядет рядом. И решил подставить меня другим способом. И директор доволен – всё-таки отстранил от дел, посадил, если, конечно, он вообще был в курсе того, что я умудрился провернуть, и подставное лицо счастливо – можно продолжать передавать нелегальные данные, не опасаясь, что поймают.
   Я тяжело вздохнула и ничего не ответила. Меня радовало, что нашлись доказательства непричастности Глеба к убийствам, однако я не была уверена в том, что, выйдя на свободу, он будет в безопасности. Тот, кто подставил его один раз, сможет сделать это снова. А убийцу вряд ли вычислят.
   В дверь постучали, и мы резко повернули головы на стук.
   – Что ж, вам пора, – заговорил Глеб и снова протянул руку Игорю, – спасибо. Если повезёт, то скоро окажусь на свободе.
   Я посмотрела на него и строгим голосом произнесла:
   – Когда станет известна дата освобождения, сразу сообщи мне. Тебе нельзя возвращаться к себе. Тот, кто подставил тебя, узнав, что ты свободен, наверняка захочет снова засадить тебя за решётку. И это в лучшем случае.
   Глеб усмехнулся:
   – Не нужно так обо мне беспокоиться. Но так уж и быть, – добавил он смиренно, заметив мой гневный взгляд, – сообщу тебе о дате, как только узнаю.
   В помещение вошёл охранник и приказал нам расходиться. Впервые я увидела, как Глеба уводят по длинному тёмному коридору, и у меня мелькнула мысль, что ему, должно быть, приходилось нелегко. Но теперь благодаря Игорю его должны были освободить, и беспокойство об условиях, в которых содержали Глеба, спустя некоторое время покинуло меня.
   Мы подъехали к моему дому, и Игорь заговорил:
   – Постарайся завтра сделать вид, будто ничего не произошло.
   Я бросила на него непонимающий взгляд:
   – В смысле?
   – Никто не должен узнать, что с моей лёгкой подачи у Глеба появились доказательства его невиновности. По крайней мере, узнать это раньше, чем это в принципе возможно. Так что веди себя, как обычно.
   Я пожала плечами.
   – Я всегда веду себя обычно, – наконец, произнесла я. – Мне пора. Увидимся! – с этими словами я легко коснулась его плеча, пытаясь тем самым выразить ему всю ту благодарность, которую испытывала, и быстро покинула автомобиль.

Глава 11

   Игорь был прав, и мне действительно было довольно сложно вести себя, как раньше, запрещая себе заглянуть к нему лишний раз, пригласить на обед и выразить свою благодарность любым из способов, которые возникали в моей голове каждую секунду.
   После обеда меня вызвал к себе Сергей Витальевич и поблагодарил за помощь в подписании контракта. Он вложил мне в руки довольно пухлый конверт и добавил, что все последующие сделки, которые принесут подобного рода успех, будут вознаграждаться не менее солидно.
   – Спасибо. Я работаю во благо компании, а не только ради денег, и, возможно, поэтому сделка прошла успешно, – произнесла я, улыбаясь. – Буду стараться ещё больше.
   Директор, улыбнувшись в ответ, кивнул и позволил мне покинуть кабинет.
   Вечером за полчаса до конца рабочего дня раздался стук, и ко мне в офис заглянул Женя.
   – Могу войти?
   Я кивнула:
   – Конечно, проходи.
   Он занял место напротив меня и некоторое время молчал.
   – Что-то случилось? – я подняла глаза на мужчину и уставилась на него с любопытством. Что привело его ко мне?
   Женя собрался и ответил:
   – Как ты заключила сделку? В смысле, мы присутствовали там и всё видели, и всё-таки? Мы бились над этой частью несколько месяцев. Ещё предыдущий менеджер так и не смог договориться о том, чтобы доверить сферу налогов нашему специалисту.
   Я пожала плечами и едва заметно улыбнулась.
   – Может быть, им надоело беседовать с мужчинами, и они решили поддаться на уговоры женщины? Кто знает. Я говорила лишь то, что ожидал от меня Сергей Витальевич. Я не слишком разбираюсь в делах по этому проекту, поэтому старалась не отходить от того, что мне было приказано.
   Женя смотрел на меня задумчиво.
   – А ведь ты можешь быть права. Возможно, они не доверяли нам, но пришла красивая девушка – и они повелись, – мужчина хмыкнул и поднялся. – Ладно, ты меня успокоила. Если честно, я уж думал, что Сергей дал тебе какие-то особые указания или сообщил какую-то неведомую информацию, благодаря которой ты смогла заставить их подписать этот контракт. Ладно, в таком случае я пойду, – он взглянул на часы, висевшие на противоположной от двери стене, – тем более, рабочий день скоро заканчивается.
   С этими словами он покинул кабинет.
   Уже позже, сидя в машине, я рассказала Игорю о странном визите.
   – Варианта, как обычно, два – либо он действительно поражён, как у тебя всё получилось, и хочет узнать, в чём секрет, либо он пытается выяснить, не провернула ли ты чего у них под носом. Зная Женю, я бы всё же склонялся к первому варианту.
   – Ты прав, – согласилась я с ним, – я тоже не могу представить Женю в образе этакого заговорщика.
   

комментариев нет  

Отпишись
Ваш лимит — 2000 букв

Включите отображение картинок в браузере  →